Примеры записывания добрых мыслей, приходящих во время богомыслия и молитвы, числом 162. Феофан Затворник

Писал я вам не раз, чтоб вы записывали в особую тетрадь мысли, приходящие во время молитвы или и кроме ее, — такие мысли, которые, пришедши, не скоро отходят, а долго занимают ум и сердце и своим образом благоустрояют душу. Чтоб побудить вас к усердному в сем роде занятию и дать образец, посылаю вам тетрадь, в которую один человек записывал иногда подоб­ные мысли. Посмотрите, как это делается,— и себе также делайте.

1) Сердце — губка, полная разных жидкостей. Пожми — и потечет. Нажим сердца — впечатле­ния и обстоятельства текущей жизни, которые вызывают из сердца то доброе, то худое, судя по тому, что содержит та часть его, на которую сде­лан нажим. Внимай. Это может привесть к хорошему познанию себя.

2) Бывает, что иной куда ни ткнется, все его чуждаются. Это образ встревоженной совести, которая к Богу ли обратится, видит Его отвра­щающим лице; к Ангелам ли и святым, — и те смотреть на него не хотят; к людям ли, вместе живущим,— и те кажутся презрительно относя­щимися; к себе ли, — ив себе не видит ничего, на чем бы можно было с утешением остановиться.— И это здесь еще. Что же будет там?! Почаще держи это в мысли.

3) Испытывал ли ты обманутую надежду? Увы, как она поразительна! — Ее испытали девы юродивые. Чаяли встретить Жениха, — и не уда­лось. И это бы не так еще тяжело. Можно б было утешаться надеждою еще как-либо увидеть Его. Но то беда, что Сам Жених отверг их од­нажды навсегда. — Девы эти не были порочны; но чего-то очень нужного недоставало в них.— Чего же? — Об этом стоит подумать теперь, и заранее восполнить недостающее, чтоб нам и себе не испытать такой же участи.

4) В школах на экзаменах бывает иногда, что об ином все думают, что он знает предмет; а когда вызовут, — ни слова, — и получает нуль. Смотри, как бы и тебе не пострадать того же, когда позовут на экзамен туда, откуда нет воз­врата. Здесь еще дело поправимо, а там уж нель­зя будет его поправить.

5) Грозит ли беда отвержения? — Да. Ибо вот сатана отвержен же. — И тебе не на чем ос­новать привилегию неотвержения, когда обреме­нен грехами. Как же быть? Надо исправиться, и вопиять о помиловании с безотступством, как вдовица к судии.

6) По грехам, ты — головня обгорелая; труп раздувшийся, посиневший и преисполненный смрада; тьма тьмущая, в коей и зги не видно.

7) Господь на кресте. Стань пред Ним мыс­ленно — и подумай, каким взором сретил бы тебя Господь со креста? Побудь подолее в этом поло­жении, и совесть твоя внятно скажет тебе о сем.

8) Об древнем Израиле сказано: Уты, утолсте, расшире, и забы Бога (Втор. 32, 15). То же идет и к чадам нового Израиля,— когда они, удовольствовавшись тем, что имеют, предаются беспечности и нерадению об угождении Богу. Сыты и почивают.

9) На чем опираешься надеждою, то и бог для тебя. Если — на имении, то имение тебе — бог; если на власти,— власть твой бог; если на дру­гом чем,— то другое есть тебе бог. Когда истин­ный Бог восхощет обратить кого к Себе, то прежде разрушает ложных богов, чтоб, испытав их ненадежность, ты — скорее и искреннее обра­тился к Нему.

10) В житейском быту бывает так, что иного слугу, провинившегося и прогнанного, опять хо­зяева принимают, когда сознается в вине и пообе­щает быть исправным. Принимают, если и во второй раз провинится, склоняясь на его умоления и обещания. Принимают и в третий, и в четвертый раз… и столько, насколько достанет терпения и снисхождения. Но если слуга все попадается в тех же неисправностях, они наконец говорят ему: ступай и вперед уж не приходи; и затем, сколько бы он ни умолял их, не слушают его, говоря: уж мы изверились в тебе.— Невоз­можно ли тому же случиться и с грешником, который многократно возвращался на те же грехи, и все еще не перестает возвращаться? — Пусть подумает об этом виновный в таких паде­ниях.

11) Бывает, что иному поручают управление имением. А он верхогляд; все планы строит, делает и переделывает, не соображаясь с нужда­ми и потребностями хозяйства, а по своим фан­тазиям, — хлопочет много, а толку нет, и имение скоро расстраивается. То же случается и в нрав­ственном порядке, когда кто страдает парением ума: и не худ он, и делает дела, а толку нет: все не к цели, а так сплеча, на ветер.

12) Куда пробрался неимевший-то одеяния брачна?! Уж и за стол сел. А конец каков?! — Связавше ему руце и нозе… вверзите во тьму кромешнюю (Мф. 22, 13). О сем почаще надо по­думывать тем, кои мнятся быти что.

13) Иное изделие ходит по рукам, и все хва­лят. Но знаток дела, только взглянет, как видит фальшь,— по ошибке ли допущена она, или по неумению, или намеренно. То же бывает и в нравственном отношении: иные дела сходят за очень добрые и похвальные, иные лица слывут за святых. Но знаток сразу и дело разберет, и лицо распознает с нескольких слов.

14) Помяни, откуду ниспал ecu,— слышится в совести того, кто взялся за дело спасения, как должно, — и преуспел в нем несколько; но потом рассеялся и возвратился на прежние дела, или еще худшие.— Как это горько?!

15) Когда возвратившийся на путь покаяния начнет трудиться над собою; тогда, видя, как все у него будто из рук валится, по причине крайне­го расстройства сил и упорства дурных привы­чек, невольно взывает: «Имиже веси судьбами, спаси мя Господи».

16) Что есть дух под властию души и тела,— и что есть душа и тело под властию духа? — Об этом пусть всяк рассудит по себе. Восход из об­ласти плотской к духу представляют — святая Пелагия, святая Мария Египетская, святая Таисия, святой Моисей Мурин, святой Давид и по­добные.

17) Дело крайней важности творится в мире, человечестве и каждом человеке, под действием воплощенного домостроительства в Господе Иисусе Христе. В движение событий в сем направлении введены и мы всеправящею десни­цею Божиею. Потому нельзя шутить не только жизнию вообще, но и всяким делом, помня, куда оно должно быть направляемо. И времени ни одной минуты не должны тратить попусту. В ра­стении, например, и в теле животном ни один момент не проходит так, чтоб там не соверши­лось, и вообще и в частности в каждой частичке, что требуется для жизни. Но там творится это бессознательно и непроизвольно; а разумная тварь должна то же самое делать в нравственно-религиозном порядке самодеятельно, сознательно и самоначинательно.

18) Человек деловой душевно — ученый, прак­тикующий по какой-либо части, художник — все божеское приносит в жертву делам своим, всегда отодвигая его на задний план, именно — молитву, богомыслие, дела благочестия; и упованием сво­им опирается он на своих делах и силах.

19) Грешащему,— поелику всякий грех уже осужден, — следовало бы так себя чувствовать, как чувствует осужденник, о котором смерт­ный приговор уже произнесен,— и остается толь­ко несколько минут до исполнения его. Вот-вот отворится дверь, и войдут исполнители казни.

20) Действу благодати Святого Духа предше­ствует прощение грехов с очищением сердца от страстей, — прощению и очищению предшествует возненавидение всего греховного, — а сему воз-ненавидению — чувство осужденности и отвер­жения Божия. Это последнее приходит, когда пробудится совесть под действием страха Божия и начнет перебирать все срамоты и неправости жизни. Главное — пробуждение страха Божия и совести. Это стихии нашего духа. Оживают они действием благодати предваряющей.

21) Патриарх Иаков за Лию работал семь лет, и за Рахиль семь лет. Лия — образ деятельной жизни (деяния), а Рахиль — созерцательной (ра­зума). То и другое, выходит, достается трудом,— то есть и деяние, и разум.

22) Человек, которому оказывают невнимание и холодность, негодует и раздражается.Что же Бог, везде сый?! — А мы ведь не можем похва­литься всегдашним к Нему вниманием и теплым сердечным отношением.

23) Кто на месте, у того установившаяся жизнь течет спокойно. Но случись потерять ему свое место,— и пошла во всем неурядица. Есть свое место и в духовной жизни. Кто держится на нем, у того все спокойно внутри; а кто сдвигается с него, у того тотчас начинается внутри неуряди­ца, страшнейшая и пагубнейшая всякой внешней неурядицы.

24) Кто держит себя как должно, тот трудит­ся, себя не жалея, себе внимает и возгревает в сердце религиозные чувства. Как только начнет он оттягивать от трудов по богоугождению, тот­час за сим следует блуждание мыслей и охлаж­дение сердца. Если не остановится, то быстро ниспадет в нерадение и беспечность, нечувствие и рассеянность. Это паралич душевный,— или по­гружение души в смерть.

25) Бывают и внутренние наказания от Бога. Это отъятие духовных чувств. Случается так, когда сердце вкусит что-либо страстное, имевши возможность избежать сего. Тогда оно становит­ся неспособным к приятию духовных чувств, — и будет таким, пока не испарится всякий след страстного приражения.

26) Есть помысл — миродержитель. Забыв себя, душа начинает все в мире передвигать и перестраивать по-своему,— и вещи, и лица, и события. Враг посаждает ее на кресло, и строит из нее обезьяну мироправительства. Бывает ли что смешнее этого уродства?!

27) Во время молитвы враг обычнее всего приводит на ум какие-либо дела, будто крайне нужные, а потом и от этих дел отводит и заво­дит незнать куда. Надобно поселить в сердце убеждение и решение, — Бога предпочитать все­му, по крайней мере во время молитвы. Ему и все время должно принадлежать. Но будем Ему нераздельно посвящать хоть это недолгое время молитвы. Этого, однако ж, мало. Надо добиться того, чтоб непрестанно ходить пред Богом, со страхом и благоговеинством. Ибо Он везде есть и во всем Своем величии.

28) Помазание дверей кровию пасхального агнца было символом для нас. Что же оно озна­чает? Означает таинственное помазание душ наших кровию Господа Спасителя во святом крещении. Надо молиться, чтобы кровь сия про­никла всюду в нас, и все собою запечатлела, и в духе, и в душе, и в теле. И будет она безмолвною ходатайцею за нас на суде, имеющем решить на жизнь или смерть — вечные.

29) Молитва бывает умовая или мысленная, и бывает молитва сердечная, молитва чувства. Пер­вая одна никогда не бывает чистою и невозмути­мою. Только чувство может сообщить молитве сии качества, когда сердце исполнено бывает ка­ким-либо религиозным чувством. Это Бог дает; но и самим надо стараться вводить сердце в такие чувства, особенно пред молитвою. Молитва подо­греет сие чувство,— и сама может пройти ис­правно.

30) В производстве покаяния скорбное жаление, что грехами оскорбляем Бога, дает более проч­ное решение не грешить, нежели как сожаление, что грехами себя губим, хоть и это уместно при рас­каянии и обращении.

31) Кто не испытывает действ благодати Свя­того Духа в сердце, того спасение под сомнени­ем. Ибо такое состояние может зависеть и от того, что совсем ничего нет в душе. Но обычно Дух Святой не скоро показывает въявь действия Своей благодати,— из опасения, как бы человек сам с глаз не съел это добро.

32) Разрешение от грехов два — таинствен­ное и бытевое (как бы физическое). В первом разрешается совесть,— и человек радостно чув­ствует себя разрешенным от всякого осуждения за грехи; во втором разрешается естество от всех вяжущих его страстей. К сему последнему ведут подвиги самоумерщвления и труды добродела-ния и молитв. И это эпитимия,— Божия (фи­зическая), хотя бы священник и не налагал церковной; но если наложит ее, то с нею ско­рее кончается и Божия эпитимия. К этому же разрешению способствуют дойти усопшим мо­литвы о них Церкви, и благотворения — за них.

33) Упразднитеся и разумейте, яко Аз есмь Бог (Пс. 45, 11). Упраздниться значит изгнать из души все такое, что могло бы заслонить собою лице Бога, зримого умом с соответственными тому чувствами,— что отклоняет внимание и чув­ство от Бога. Но как упраздниться сим образом при делах? — Расположись исполнять их, как поручения Божии, а не как свои начинания, или что-либо совне навязываемое.

34) Враг непрестанно около нас хлопочет. Первое его дело — занять чем-либо второстепен­ным, хоть не худым, и отвлечь от главного — единого на потребу. Когда успеет в этом, тогда начинает подбрасывать и дурное, и мало-помалу доводит до мыслей и чувств дурных…

35) Вообрази царя в его приемной. Нашло много лиц разного рода с целию просить — кто о чем. Но вместо того чтоб обратиться к царю с прошениями, иные из них в окно смотрят, другие сор собирают, те любуются на украшения залы, эти ссорятся. Шум. На царя никто почти и не смотрит. Таковы бывают и наши церковные со­брания и домашние молитвы. А все жалуемся, что не услышаны молитвы?!

36) Бог строит Свой град духовный на небе. Материалы заготовляются здесь, на земле, в Церк­ви Божией, из душ человеческих. Годность их оказывается по смерти. Гожие помещаются в здание в соответственном месте; негожие броса­емы бывают в свое место.

37) Как Бога представлять? На небе, в себе или еще как? — Никак. Приобрести навык сто­ять в убеждении, что Бог везде есть и, следова­тельно, в тебе, и видит все твои сокровенности, и в сем убеждении держи себя благоговейно пред невидимым Богом, без всяких Его воображений. Но молись, чтоб Бог Сам научил тебя сему.

38) Внутреннего человека Бог созидает. Но Бог начинает действовать внутри, когда человек сознает себя совершенно ничем по всем частям, и предаст себя всецело в руки Божий, вседетель-ству Божию.

39) Все в Господе Спасителе. Он умилостив­ляет Отца и Духа Святого посылает. Совершив домостроительство спасения, Он стал Владыкою нашим, — и мы Его рабы, купленные кровию Его. Чувствуешь ли ты это?

40) Когда слышишь, что про иного говорят: сыт, развалился и дрыхнет, — не забудь подумать, что это образ твоей беспечности от самодоволь­ства.

41) Молитва бывает то так, как говорят: при­вязался, за уши не оттянешь. А то так: за повод тяни, не притянешь.

42) Слышишь, что об ином говорят: зазнался. Смотри, не сказали б так Ангелы Божий о тебе, судя по тому, как ты себя держишь в отношении к Богу в молитве. Не стал ли ты иметь Его запанибрата?

Царь земный, как ни будь милостив и снисхо­дителен, не может сносить запанибратства, и заз­нающимся пресекает доступ к себе. А Царь Небесный, думаешь, будет поблажничать?

43) Покой плоти губит все доброе, трудом до­бытое. Это похоже на то, как если б хозяин сам своими руками обламывал прекрасное дерево, возращенное с большим старанием.

44) Сердце — яма змей. Змеи — страсти. Их бездна: плотоугодие — есть, пить, спать вдоволь; ничегонеделание, леность; любоимание, любове-щие, скупость, корыстность, опора на имении; самость, гордость, тщеславие, человекоугодие, за-знавательность; гнев, ненависть, зависть, злорад­ство; многозаботливость, рассеяние и проч. и проч. Как быть? Какая высунется, бей по голове. Молот — безжалостность к себе.

45) Некто из старцев написал: я похож на коня, который пасется без хозяина; кто ни взду­мает, садится и ездит; лишь только слезет один, наездившись, как садится другой и то же дела­ет, — и так далее. Это говорил он о блуждании туда и сюда помыслами. Посредством их враг ездит на нас. Надо прибавить, что то же делает он и посредством многоделия и многозаботливо-сти в парительной зазнавательности.

46) Покаявшийся сначала грехи только свои видит; но когда внутреннее нестроение несколь­ко уляжется, начинает видеть под грехами стра­сти, облежащие душу. Прежде вопиял: «Боже милостив буди мне грешному»; а тут, кроме того, прибавляет: «Боже очисти мя грешного», или: «Исцели душу мою».

47) Благовещению и воплощению соответству­ет в нас начало взыскания спасения и приятие благодати, полагающей семя новой жизни; а рож­деству соответствует образование внутреннего нового человека.

48) Воистину сидим во тьме; и это не тогда только, когда нерадиво живем, но и когда начи­наем радеть о спасении. Заметить это и по­чувствовать дает жизнь; а додуматься до сего

нельзя.

49) Слышишь, как про иного говорят: куда затесался? Это очень прилично повторять себе, когда набредут помыслы высокоумия.

50) Сначала покаянные чувства бывают более из самосохранения,— что погиб; потом они пе­реходят в скорбь по причине оскорбления Бога. Это, надо полагать, пойдет уже на всю жизнь.

51) Дела — долг неотложный. Их не следует уничижать: они ценны. Но основывать на них спасение нельзя. Это не их дело, а дело благода­ти Божией, и как спасающей милости, и как силы во спасение.

52) Что — дом нежилой? — Пусто, затхло, бесприютно. Такова душа не кающаяся и страха Божия не имеющая.

53) Бог, создавши мир, благоустрояет его и ведет к последней цели. Всякая тварь — орудие. Но несвободные твари суть покорные орудия; а свободные — упорничают. Они и замедляют при­ведение мира к цели. Так как без их исправно­сти цель сия достигнута быть не может; то те­перь все благопопечение Божие обращено на то, чтоб поставлять и держать на должном пути ра­зумные твари. В основе сего попечения лежит воплощенное домостроительство. — И сие есть, что сказал Господь: Отец Мой доселе делает, и Аз делаю (Ин. 5, 17).

54) Душу некающуюся враг делает помойною ямою, в которую он бросает всякую дрянь.

55) Видал, как иногда окружит человека стая псов? Бедный только повертывается, отбиваясь чем попало. Но подбежит к нему кто посиль­ней,— и стая разбегается. То же случается с покаявшимся и идущим путем самоисправления. Враг иногда возбуждает в нем стаю страстей, которые, как с цепи сорвавшиеся псы, то та, то другая, начинают рвать его. И только помощь свыше рассеявает сию стаю.

56) Если замечаешь следы страстных движе­ний, дел же по ним не имеешь; то не мечтай много о себе. Нет дел, может быть, потому только, что случаев к ним нет. Явись случаи, и ты ока­жешься чувственнее турка, злее башибузука, ко­рыстнее жида.

57) Сначала труды покаяния, как ни будь сильны, кажутся ничем; но потом, когда совесть насытится, они могут показаться за нечто. Не на­до допускать до этого.

58) Отпущение грехов таинственное бывает тотчас по исповеди, в момент разрешения свя­щеннического; а — отпущение следов их из есте­ства совершается по трудах покаяния. Умершие, не достигшие сего в жизни, доходят до сего там — молитвами Святой Церкви.

59) Снизу к сердцу подходящий и покушаю­щийся все его захватить дух туги и томления — не доброго есть свойства. Отревать его надо. Эта туга неопределенна; доброе же скорбение всегда имеет определенно предметом грехи свои и свое не достоинство.

60) Бывает, что внешно служба идет исправно, а по-внутреннему она очень неисправна. Бывает и служащий, который внешно состоит в поряд­ке, а внутренно есть, как расстриженный.

61) Духовную жизнь, кажется, лучше бы назы­вать внутреннею. Это и понятнее, и объятнее, и точнее.

62) Не грех только плотской, но всякое уго-дие плоти, в пище, питии, сне, покое, положении, или пресекает духовные движения, или умаляет силу их напряжения.

63) С заботою не приходи к молитве; иначе молитвование твое не будет молитва. Умение от­резывать заботу вымоли всякий сам себе. Ею враг бросает туда и сюда души, как пшеницу в решете.

64) Без заботы душа — как на молитву, так к Господу. А с нею — и молитва ею полна, и по молитве все она.

65) Чуждоприсвоение духовное (себе припи­сывание успехов) является в разных видах, и бы­вает причиною научительного отступления бла­годати. Отсюда окаменение, забвение, омрачение, потеря энергии. Средство против него — все как от руки Божией принимать, с благодарностию, как дар, и жить всегда в предании себя Богу, всего чая свыше.

66) Добрые мысли, внезапно посещающие и проходящие душу, бывают от Господа или от Ангела Хранителя. Они упорядочивают все внут­ри, освещают как внутреннее, так и внешнее, и поставляют в обрадованное состояние. Вражьи же помыслы и не худые производят смятение и омрачение, сопровождаясь самодовольством, а ху­дые приносят с собою всегда бурю страстных движений, более или менее сильных и разруши­тельных.

67) Во внутренней жизни — свои уставы и законы, свои исправности и неисправности, свои награды и наказания, кои не соображаются со внешними, а идут своим чередом. Вне одно по­ложение, а внутри другое.

68) По покаянии и трудах очищения, совесть по временам перебирает все нагрешенное в жиз­ни, — и судит. Се суд прежде оного. Это очень смирительно. — К этому и враг иногда подделы­вается; только он приводит на память одни дела, по человеческому суду не добрые, дела неразу­мия и оплошности, тех же, коими оскорблен Бог, он не касается. Суд совестный,— можно сказать, благодатный, оживляет раскаяние и сокрушение уповательное, отрадою помилования растворяе­мое; а этот, вражий, наводит безотрадную и тя­желую тугу.

69) От чего душа бывает пуста? От того, что вышел Посетитель душ, по какой-либо ее вине и для какого-либо научения. Может быть, бывает и естественная пауза,— отдых всех сил, которые, как тварные, не могут держать себя в постоянном напряжении без истощания и отдыха.

70) Стадии уклонения от единого на потре­бу,— или ниспадения из духа: 1) увлечение ка­ким-либо делом,— изучением чего-либо, руко­делием или художничеством каким, каким-либо предприятием; 2) вследствие того — льгота в тру­дах по делу спасения,— в молитвах, в бдении, посте, уединении и проч.; 3) от этого внимание к себе слабеет, и внутренний строй разоряется,— что дает врагу доступ сеять недобрые мысли и возбуждать страстные движения; 4) от этого не далеко склонение на страсть,— и грех.

71) Надо совмещать в себе чувство погибаю­щего и спасаемого. Тут только истина.

72) Два способа очищения сердца — деяние и созерцание. Они начинаются вместе, в истинно шествующем, и идут рука об руку; но вначале деяние идет впереди, а потом опереживает его созерцание, под конец же и совсем поглощает его.

73) В период очищения, напраслины и беды Бог не только попускает, но и наводит, как действенные средства очищения. Последние осо­бенно плодотворны; потому что вслед за ними посылается в душу и особая сила к перенесению их. Искушаемый может, однако ж, погрешить и в этом, как и в первом случае. — Зри.

74) Что неправо в нас есть и бывает, это ука­зывают сначала заповеди и требования совести, потом мирное устроение сердца, а наконец око Божие в сердце.

75) В созидании спасения фундамент поболь­ше углуби. Фундамент сей есть такое чувство не­отходное: слеп, наг, прокажен, расслаблен.

76) Встречи с людьми устрояет Бог для того, чтоб мы передавали друг другу сущее в нас от Бога добро, и взаимно друг друга богатили. Враг же подстревает и всячески хлопочет, как бы эти встречи сделать не бесполезными только, но и вредными. Внемли!

77) Враг, искушая, применяется к характерам людей: с умовыми поступает так, с деловыми иначе, с сердечными еще иначе. И не всегда зло внушает; но довольствуется, если успеет занять внимание пустяками. Ему — лишь бы отвлечь от главного, единого на потребу, и время сгубить. Все — его выгода.

78) Внутри строй помышлений о главном раз­нится по временам; но существо дела должно оставаться неизменным, именно: грешен я и до­стоин осуждения и казни; но не отчаяваюсь в спасении ради крестной смерти Господа Спа­сителя.

79) Взявшись за труды покаянные и не видя успеха, не робей. Все ищи и ищи, — опираясь надеждою на обетования Божий. Ты только что отстал от одного берега, другой же совсем еще не виден. Работай сильнее веслами (средствами покаянными, подвижническими),— и берег пока­жется. Тогда уже веселей тебе будет работать. Стоит тебе только сподобиться хоть единой оче­видной помощи,— и это будет узрением другого берега. Тогда уже беспокойству за успех дела места не будет,— разве только разленишься. Но в этом кто, кроме тебя, виноват будет?

80) Устрой у входа сердца шлагбаум и при­ставь к нему строгую стражу. Всякого подходя­щего,— помысл, чувства, желание,— спрашивай: свой или чужой. Чужих гони без жалости — и будь неумолим.

81) Душевный человек делает,— ибо приятно, полезно, необходимо; а духовный,— потому что долг, добродетель, Богу угодно. И в духовной жизни есть приятное, полезное и необходимое душевного ранга; но они здесь подчинены зако­нам духа жизни о Христе Иисусе.

82) Внешняя исправность без внутреннего са­моисправления есть то же, что раны залечены, а худосочие, от коего раны, оставлено; или что дом гнилой, заштукатуренный и раскрашенный.

83) Бог Отец, по благоволению Своему, при­зывает нас грешных к Сыну Своему единородно­му благодатию Духа Святого. Внявшего призва­нию Сын Божий омывает кровию Своею, а Дух Святой перерождает, облекая во Христа. Тогда Отец принимает его в действенное и живое бла­говоление Свое, в объятия Свои.

84) Святая Церковь на земле то же, что кир­пичный завод. Храм Богу, окончательный, стро­ится на небе, а кирпичи и прочее готовится на земле, в Святой Церкви. Глину мнут, бьют, жгут, — молчит, и делается кирпичом, гожим для здания. Уподобляйся и ты сему в духовной жизни твоей,—и явишься гожим для храма Божия небесного.

85) Когда сжать мех, наполненный водою, вода начнет бить из него фонтаном вверх, лишь най­дет или прорвет отверстие. Стесняй и ты себя во время молитвы страхом суда, и вопль из сердца, как фонтан, устремится горе, взывая о поми­ловании.

86) В мире Бог строит Свое дело. И все силы небесные внимают. Внимай и ты. Все — сред­ства. Цель единому Богу ведома. Все преходя­ще,— един Бог есть сый существенно. Пребывай с Ним. Он везде есть существом Своим, а не ведением только. Зри, — чтоб не быть осуждену, подобно кривляющимся и бесчинствующим пред лицом царя.

87) Как за младенцев крещаемых обязуются восприемники, заменяя младенцев в том, чего исполнить не могут они сами собою; так относи­тельно отшедших, кои перешли в другую жизнь с действенным началом истинной жизни, не дове­денной до конца,— то, чего они сами не могут исполнить для сего, исполняет для них общество верующих, пока очистятся и дозреют. После того они воздают верующим своею о них молитвою. Се круговращение жизненных сил о Христе Иисусе, Господе нашем.

88) Во внутренняя за завесу никто делом не входит; только Господь Спаситель вошел так. Все же христиане входят, которые входят, мыс­ленно, или чувством, или созерцанием. Это есть состояние, а не движение. Оно плод всего строя. Завеса эта есть то, что Господь невидим: положи тьму за кров свой.

89) Некто сказал: думается, что в большие праздники: Светлое Христово Воскресение, Рож­дество Христово, Сошествие Святого Духа и дру­гие, равно как в дни воскресные и дни помино­вений, отшедшим до времени очищения, дается свобода бывать, где жили прежде, особенно у тех, кои молятся о них, и во сне являть им свое состояние в усугубление молитв или утешение.

90) Бога зреть в сердце, не умаляя Его вели­чия,— как? — Держа мысль, что Он есть сокро­веннейший, и не облекая Его присутствия ни в какую форму.

91) Милосердый Бог хощет, чтоб твари Его разумные жили в радости: одни, наслаждаясь присущим благобытием, другие, у которых благо-бытие расстроилось, утешаясь уверенностию, что сие есть, в отношении к ним, незаменимое сред­ство к установлению их благобытия,— и здесь, но паче там. Не покоряясь благодушно тому, что присудил Бог, можно отнять спасительное дей­ствие у сложившихся обстоятельств, невознагра­димо повредить себе.

92) Предшественники искушения, или возбуж­дения страсти суть частые о том помыслы и да­вание себе льгот и утешений плоти. Надо отрез­вляться.

93) Иное дело рассуждать о предметах веры, а иное веровать. В последнем знательно ничего не прибавляется, но бывает строй сердца другой, и другой вкус в знаемом.

94) Бывает и так, что хоть дел худых нет, но состояние сердца худо. Бог отвергает такого, хо­тя на вид он и не худ. Присмотрись, не к этому ли роду людей принадлежишь и ты.

95) Бог устрояет спасение каждого так: кто гож, того Он влечет к Сыну; Сын грядущего приемлет; принятого преобразует благодать Свя­того Духа. Это первый период, приготовитель­ный. Он длится с призвания до того момента, когда изречется в сердце: Бог есть действуяй вся во всех, и родится полное предание себя вседей-ствию Божию. Отсюда начинается Божеское в человеке действование чрез человеческие, одна­ко ж, силы, или богочеловечное. Се — второй период. Третий период — покой в Боге, которому настоящее место там, но начало ему полагается здесь. Большая часть людей — в первом пе­риоде; часть некая — во втором; третьего здесь достигают редкие, а там все, своим, однако ж, чином. Это и есть блаженство вечное.

96) Никто не знает Бога —Отца, токмо Бог — Сын и Бог —Дух Святой; и Сына никто не знает, токмо Отец и Дух Святой; и Духа Святого никто не знает, токмо Отец и Сын. От сего взаимове­дения,— и взаимноволение, и взаимнодействова-ние, кои, сходясь во едином, дают единоведение, единоволие и единодействие. Как все Лица еди­но суть, то все суть во всем. Ни одно Лице ни в чем не бывает едино, исключая рождения и исхождения. Но и в отношении к сим последним подобает говорить: Отец, рождая Сына, ни в чем неотособляет Его от Себя и Духа; и Духа Свя­того изводит, ни в чем неотособляя его ни от Себя, ни от Сына. Сын, рождаясь, неотособляется от Отца и Духа; и Дух исходя неотособляется ни от Отца, ни от Сына. Отец рождает Сына и Духа Святого изводит без воспервенствования и воз-болыденствования над Ним. Равно Сын рожда­ется от Отца, и Дух Святой исходит от Отца, не делаясь чрез то после-сущими, а пребывая со­сущими Ему, и не становясь меньшими Его, но пребывая равными Ему во всем.

97) Лица Пресвятой Троицы, зная Себя вза­имно и единясь в сем знании, знают, что каждое из них имеет то же, а не таковое же, существо, которое имеют и другие. Отец, рождая Сына и изводя Духа, знает, что существо и у Них то же, что у Него, непереходно. Сын рождаемый знает, что существо Его то же, что у Отца и Духа. Дух исходящий знает, что существо Его то же, что у Отца и Сына. Таким образом у Них пребывает единосознание единства существа, или сознание, что при троичности Лиц Они суть Един Бог.

98) Искушения необходимы по настоящему нашему положению. Находимся в плену. Как вырвавшийся из крепости вражеской много еще должен потерпеть, пока доберется до границы своего отечества, так и здесь.

99) Знания предметов веры бывают трех ро­дов: рассудочное, или научное; опытное, обра­зующееся под трудами по очищению сердца; и живое, даемое непосредственно вступившим в область света. Это последнее есть настоящее со­зерцание, которого начатки проявляются и на второй степени.

100) Постижение или узревание духовных вещей бывает в молитве. Но читательная молит­ва не дает сего; дает своя, или краткословная, с богомыслием соединяемая.

101) Как орган заведут,— и он играет уже заведенную песню сам, так враг заведет мечтание в душе, и отходит, наблюдая. Мечтание уже само тянется и тянется. Когда кончится мечтание, враг подбегает и ухитряется завесть другое мечта­ние, — и опять отбегает и смотрит. Когда кончит­ся это мечтание, подбегает и заводит третье, и так далее. Если отобьют его, решительно отсекая всякое мечтание; он не спесив, — отстраняется немного, и все смотрит, как бы опять с другой какой стороны завесть свое мечтание. И не отхо­дит, пока не успеет в сем. В этом все его занятие. Когда в мечтании появится движение страсти, он подбегает и действует, чтоб увлечь и вымануть сочувствие или даже согласие, — полное или не­полное. Если успеет в этом, учит далее, как при-весть задуманное в дело.— И момента нет, чтоб он спустил с глаз душу и пресек свои против нее злоумышления.

102) Берущие крепость сперва обстреливают ее, потом делают приступ. То же и в духовной брани. Враг сначала стрелы помыслов пускает; потом, когда видит, что они слабо уже отражают­ся — слюбились,— делает сильный натиск чрез возбуждение страсти. Если в первом периоде душа держала себя как должно, то и во втором устоит мужественно.

103) Враг увлекает сластию греха. И Господь, отвлекая от греха, дает кающемуся и искренно обращающемуся на добрый путь ощутить сла­дость жизни в мире с Ним и совестию. Сладость сия чище, светлее и миротворнее сласти греха, всегда мутной и тревожной. Почему испытавший сладость Господню имеет в сем сильное орудие противостоять влечению сласти греха вражьей.

104) Когда заметишь порыв сделать что по­скорей-поскорей; знай, что это от врага на вред или посмеяние тебе, как бы светлым то ни каза­лось.

105) Дух Христов — полное самоотвержение и готовность жертвовать собою во славу Божию и благо ближних. Он отражается во всем есте­стве человека. Бесы, как учуют его,— так и бе-жат — дальше и дальше.

106) Враг непрестанно покушается осквер­нять сердце своими нечистотами,—и успевает набросать в него вороха помыслов, и нередко чувств греховных. Это бывает с спящим чело­веком, когда внимания не бывает. Проснувшись и заметив это, надо тотчас все очистить, чтоб и следа того не оставалось. Чем? Именем Господа Иисуса, Емуже лопата в руце Его (Мф. 3, 12). Рукоять к сей лопате — сокрушенное раскаяние и решимость вперед не просыпать вражьих коз­ней невниманием. Рука, коею берется сия лопа­та,— вера с упованием, что Господь не оставит. Двигатель труда — ревность. Его поддержка и основа — несаможаление. Сходи, вооружившись всем сим, в сердце и чисть там все, — и не бросай работы, пока не останется ни одной соринки вражией.

107) Враг соблазняет только до сосложения, а там оставляет человека, и он доводит то до конца уже сам: так что дело делается им одним,— и он является кругом виноватым; враг же — в сторо­не. Дивно сие!

108) Когда враг видит, что кто-либо положил отказаться от рабства ему и вступить на путь добра; то прямо не поперечит сему, а спешит разбить твердость решения сторонним путем, именно: внушает такому человеку сделать какое-либо дело, из обычных его занятий, представив его неотложно нужным и заняв им все внимание. Когда внимание увлечется в дело и все его производство, тогда он успевает забрасывать мыс­ли в поблажку тому, чем держим был человек в его рабстве. И бывает, что не успеет он кончить дело, как доброе намерение его расшатывается,— и опять пошло все по-старому.

109) Всякий человек обыкновенно действует сам собою, — задумывает, обдумывает и приводит в исполнение с помощию Божиею. — Но по вре­менам всякий же бывает орудием действия выш­них сил, от коих чрез него требуемое благо пере­ходит или передается в окружающих его. Свиде­тельствуется и сопровождается сие состоянием воодушевления на говорение, или на сделание чего,— когда говорит и действует человек не в силу соображений личных, а по неудержимому чувству и влечению. Внушаемое при сем сам он может и не удержать в себе. В таком случае он бывает одним лишь проводником, как жолоб — проводником воды. Но может и усвоить то. В таком случае совершается им двоякое благо.

110) И в вере и в жизни надо установить еди­ничное убеждение: в вере,— что Бог сходил на землю и устроил нам спасение; в жизни,— что ты куплен, почему должен работать беа устали, в надежде внити в покой, и здесь еще, а не только там. Корень жизни, — ревность по Богу, в пре­данности Его покрову, руководству и вседей-ствию.

111) Всякий человек двойствен,—и добр и недобр. У иного доброе преобладает, а у иного — недоброе. Но и у первого не молчит недоброе, а при всяком начинании добром предлагает себя вниманию, или прямо или косвенно; и у второго не молчит доброе, а всегда напоминает о себе, при всяком недобром начинании. Думается иногда, что недоброе в нас есть некое лицо злое, привив­шееся к естеству нашему, доброму по творе­нию,— зорко за всем в нас смотрящее и непре­станно подстревающее с своими предложениями.

112) Бодренность — непрестанное напряже­ние энергии внутренней, держащее душу и тело в струнку, подсекается позывом покоя или почи-тия на чем-либо тварном, с услаждением им и удовлетворенностию, помимо Бога и Божеского. Предметов на это — бездна, все, что есть, кроме Бога и Божеских вещей. Внимание пусть узрева-ет это и отбивает.

113) На молитве в самом начале недоброе на­ше всегда предлагает какое-либо дело, будто нужное, чтоб озаботить им. Если не остережется начинающий молиться, то уходит помыслом в предложенное дело, а о Боге и молитве забыва­ет, — кивает поклоны, как кукла. Чтоб избежать этого, надобно пред молитвою твердым помыс­лом все отбросить и приступить к молитве голою душою, чтоб она, совершая молитву, одну ее и имела в заботе.

114) Без дел и занятий нам быть нельзя. Бог дал нам деятельные силы, которые и требуют упражнения. У всякого потому есть свои дела и занятия. Они требуют внимания; но с другой стороны, нравственное преспеяние, важнейшее всего другого,— требует, чтоб внимание всегда было в Боге. Как согласить то и другое? Надо все дела и занятия делать, как дела Божий, Бо­гом на нас наложенные, и посвящать их Богу. Тогда, делая их, не будем упускать из внимания Бога; ибо при сем неизбежна забота, как бы все делаемое сделать благоугодно Богу.

115) Чтоб дела и занятия не поглощали всего внимания, надобно делать их без увлечения, не пристращаясь к ним. Навык на это надо приоб-ресть, — постоянно напрягаясь и располагая себя, делать дела свои, не потому, что к тому или другому душа лежит, а по сознанию долга. Оп­ределение же должного и побуждение к нему надо взять из области Божеской. Тогда занятие делами будет и усердно, и отрешенно — отрешен-ностию не в пустоту, а прямо к Богу. Тогда и приступая к молитве, ничего не будет стоить вы­бросить их из внимания. Да они и сами собою будут выпадать из него, как только руки от них приняты. Все же сие от навыка быть неотходно в присутствии Божием и с благоговейным чув­ством.

116) Премудрый сказал: Начало премудрости страх Божий. И некто из старцев говаривал: приобрети благоговейный к Богу помысл,— и тогда все будет у тебя в порядке, и внутри и вне. Шаловливые школьники обыкновенно поднима­ют шум и гам, пока не придет учитель; но как только показался он,— они все по местам, и тихо. То же бывает внутри от благоговейного помысла.

117) Благоговейный помысл Бог дает и при­вивает, но не ударом, а ищущему и трудящемуся над этим. Лучший способ искания есть преут-руждение себя в молитве и в церкви, и дома. Труди себя в сем без саможаления, а с желанием озлоблять себя за бывающие самоугодия. Ум же всегда держи в памяти Божией, или всегда ходи в присутствии Божием. — Но все такие труды — подготовка. Настоящий помысл благоговейный благодать Божия прививает, или освобождает из уз. Ибо он естествен духу, но связан пришлою поврежденностию.

118) Когда ревность в силе, враг спокойно сидит в своей засаде, в телесном органе страсти, подстерегает, выжидая удобного времени для нападения. Как только внутри допустится некая льготность и желание послабления, он тотчас вылазит и начинает или подбрасывать помысл, или возбуждать движение телесное. Если это не будет с неприязнию отброшено, а напротив, отзо­вется некиим сочувствием; то вслед за сим он усиливает свои нападения, спеша разжечь страсть и вызвать сосложение, которое есть преддверие дела, если не будет изглаждено. Как важно по­тому поражать врага во главу,— то есть в пер­вую его застрельческую мысль или движение! — Чтоб не испугать, враг иногда, после однократно­го или двукратного вызова сочувствия, отступает, чтоб породить беспечность в боримом и внезапно опять поразить его с сильнейшим натиском.— Держащему себя в бодренности и напряженной готовности противостать нападениям — это не страшно.

119) Кончив молитву, не думай, что и вольно, но всегда будь, как будто стоишь на литур­гии,—да будет всегда бодр ум и целомудр помысл.

120) Господа Спасителя не разделяй в мысли на Бога и Человека, но нераздельно созерцай Его, яко Бога воплощенна, — поклоняйся Ему яко Богу и уповай на Него.

121) Почитие на чем-либо кроме Бога, чув­ство права на льготы, покой плоти, распущение членов — суть опасные помыслы и действия, ху­доба которых, однако ж, редко сознается.

122) Надо веровать, что Господь в нас есть: ибо в крещении облекаемся в Него, в причаще­нии приемлем Его. При недостатке такой веры молись: «Господи, приложи мне веру»,— и при­ложит.— И о всех пунктах нашего исповедания, относительно коих сознаешь слабость веры,—также молись: «Приложи мне, Господи, веру». И не переставай, пока не приложит.

123) Созерцание Бога сокровеннейшим, как именует Его святой Ефрем Сирианин, в той мысли, что Он сокровен есть для всех тварей,— для Ангелов и святых,— есть высшее созерцание Бога и чистейшее. Оно есть прямое руководство к тому, чтобы при помышлении о Боге не иметь воображений Его, а веровать лишь, что Он внутрь есть, как и везде.

124) В движении к Богу шествие начинается мысленным деланием; из него, при настоящем действовании, рождаются чувства духовные; из них переходят к духовному созерцанию. Все сие идет не по системе какой. Бог ведет предавшего себя Ему, как Ему то угодно. Ты только делай свое: делай дела долга — по семейству, граждан­ству, по церкви, дела благотворения, подвижниче­ства и молитвований, все как от Бога и для Бога. И Бог, везде сый и вся исполняли, проведет тебя к Себе означенным путем.

125) Христиане приносят Богу жертву,— Бо­жественную, по Божескому учреждению. Никто и не домыслился бы до такой жертвы,— и ес­ли б домыс лился каким-либо чудом, не дерзнул бы приступить к совершению ее. Но Господь Сам и учредил ее,— и заповедь дал: Сие творите,— и действует в жертвоприношении Он же Сам, чрез посвященные лица. Наше же что? Дух сокру­шен, сердце сокрушенно и смиренно, с твердою решимостию не оскорблять великого Благодете­ля, и все творить прочее во славу Его.

126) Как достигнуть состояния неотходно сто­ять пред Богом? — Начинай хождением пред Ним с соответственными чувствами. Отсюда при­дет страх Божий, который и доведет тебя до искомой цели. Это настоящий способ,—духов­ный к духовному состоянию. А механический, что у Григория Синаита, есть только подспорье и один не ведет к цели. Но с мысленными приема­ми необходимо соединять и деятельные: совесть блюсти чистою, плоть утончать, в молитвах пре­бывать,— все в духе сокрушения и смирения с благоговеинством.

127) Блюди. Враг всячески покушается не допустить дойти до сего блага, — все хлопоты его на это направлены. Первый его прием есть — подсовывать какие-либо дела, и привязать к де­ланию их. Пусть они нехуды; но худо то, что, заняв мысль и чувство, отклоняют от главного, заставляя или отодвигать его на второй план, или совсем позабывать его на время. То и другое крайне опасно, особенно последнее. Второй при­ем его есть — навесть на то, чтоб дать покой пло­ти, допустить льготу в пище, сне, отдыхе, разре­шить себе вольнодвижения и свободу во впечат­лениях на чувства. Все это будто мелочь, но крайне разорительно. Смотри в оба.

128) Со всяким напряжением потрудись дой­ти до того, чтобы дело содевания твоего спасения сознательно относимо было к Богу, в Троице покланяемому, нераздельно, в едином акте сочетавая благоволение Бога Отца, окропление кро-вию Бога Сына и освящение от Бога Духа Святого. По благоволению Отца благодать Духа с Господом единит в едино дух, душу и тело.— И се спасение!

129) Человечество сочетано с Триипостасным Богом Единым чрез второе Лице Пресвятой Трои­цы. Ибо Сын Божий, воплотившись, не стал вне Триипостасного единства, а пребыл в нем. Он воплотился, как поет Святая Церковь, неоставль недра Отча. Поелику Он в Свое Лице восприял человечество; то вместе с сим оно сочеталось и с Триипостасным единством, в коем Он пребывает выну (всегда, непрестанно. — Ред.). Затем и вся­кий верующий, делаясь, по Таинствам христиан­ским, едино с Господом, также сочетавается и с Триипостасным единством.

130) Милостивый Господь да даст нам дойти до узрения глубины оснований к страданиям Господа Спасителя. От века предопределено сие. Следовательно, входило в план мироздания и ми-ронаправления к последней его цели. Непости­жимо, как сие есть; но несомненно так есть.

131) Страдания Господа представляют лестви-цу, по коей Он сходил все ниже и ниже, не только до крайнего уничижения и истощения, но даже до воззвания к Богу Отцу: Векую Мя ecu оставил?! Так глубоко падение наше! — О когда бы дал нам Господь постигнуть и ощутить весь ужас греха! — Какая потребовалась жертва?! — И милосердый Бог Триипостасный не отступил пред нею. О бездна человеколюбия!

132) Молиться надлежит, чтобы Бог даровал нам созерцать Спасителя, яко Сына Божия воп­лощенного, и в сем вочеловечении пребывающего Богом, созерцая в то же время Его нераздельна суща и в Троице единосущной.

133) Таинство Тела и Крови есть вечеря люб­ви для верных; но прежде оно есть жертва. Во всем свете люди приносят Богу жертвы. Истин­ная жертва есть одна наша,— бесценная,— Тело и Кровь Христа Господа. Она непрерывно стоит в Церкви, соединяя небо и землю. О сем помнить подобает христианам. Ибо все повсюду верую­щие — одна Церковь. Почему даемое в одной частной Церкви не чуждо есть и всех частных Церквей, следовательно, и всех христиан.

134) Жертва бескровная Господом Иисусом Христом приносится, яко Главою Церкви, со все­ми христианами, и живыми и умершими. Вели­кая литургия такого есть смысла, где бы она ни была совершаема. Жертва бескровная силу име­ет потому, что совершителем ее Господом объеди­няется с Его крестного кровною жертвою. Таким образом, все частные жертвы, сочетаваясь с еди­ною жертвою крестною, делают, что она чрез них ходатайственно восходит от всех и ходатайством своим покрывает их.

135) Господь Иисус Христос, яко Глава Церк­ви, собирает молитвы всех, и имеет их в Своем лице ходатайственно представленными Богу Триипостасному, Коим и решается, чему быть, и ре­шенное действуется единым триипостасным дей­ствием.

136) С утра, как проснешься, приведи на мысль, что опять вступаешь в хор творений Божиих, Бога славящих и воле Его покорных, в природе и на небе в чинах Ангелов и святых,— и позаботься не отставать от них ни в славосло­вии, ни в покорности воле Божией. Держи сие в сознании.

137) Все небесное в привеликом свете. Триипостасное, трисиянное Божество сокровенно по неприступности Божественного света, который только умно созерцается. Но Бог —Слово вопло­щенное, хотя сияет светом такого сильного на­пряжения, до которого только может простирать­ся тварный свет, однако ж таким, который приступен и созданным очам, и восприемлется или вмещается, по мере совершенства взирающей на Него твари. Окрест Его небесные бесплотные силы. Владычица Богородица ближе. Далее Апостолы и пророки, богопросвещенные еще на земле. За ними второстепенные прииматели Бо­жественного откровения воли Божией. Потом все святые в разных степенях — святители, муче­ники, преподобные, праведные всех родов жизни. Все залиты светом, исходящим от лица Господа Спасителя,— выше всякого описания.— Ниже их — покаявшиеся, но не успевшие очиститься и идущие к очищению действием в покаянии при­нятой благодати и молитв Церкви земной и небесной, святых совершенных, прославленных на небе. Тут свет, по мере очищения, начиная с — чуть брежжется, до сопредельностей с полным светом святых.

138) Молись так: «Господи, Боже Отче Все­держителю, отеческим Твоим благоутробием обы-ми и меня Господи, Боже Сыне Искупителю, Божественною Твоею кровию окропи и меня. Господи, Боже Душе Святый Оживотворителю, Божественною Твоею благодатию оживотвори и мою, умерщвленную грехами, душу. Троице Свя­тая, Единосущная и нераздельная, Боже Единый, везде сущий, все содержащий и все видящий, милостивым оком призри на меня многогрешно­го и имиже веси судьбами устрой мне спасение, имени ради Твоего».

139) Когда сердце ощутит объятия Божий, тогда сладость, отсюда исходящая, дает челове­ку забыть все сущее. Если сумеет он сохранить сие, то отселе жизнь его начнет тещи так, что быть умом в сердце пред Богом будет у него единым на потребу, все же прочее — по­бочным.

140) Верующий, ревнующий содевать свое спа­сение, вступил на верный путь ко спасению, но он — еще не в доме спасенных. Надо ему тещи, трудиться, бороться, со страхом и опасением, аще достигнет.

141) Молитва Богом заповедана, чтоб бла­гость Его имела пред лицем правды Его основа­ние к помилованию. Ибо не праведно оставлять без внимания молитву уповающих.

142) Без дела не должно быть ни минуты. Но есть дела, телом видимо совершаемые, и есть дела — мысленные, невидимые. И такие суть на­стоящие дела. Первое из них есть память Божия неотходная с умносердечною молитвою. Этого никто не видит; однако ж лица, так настроенные, находятся в непрестанном напряженном дела­нии. Это же есть и единое на потребу. Коль ско­ро оно есть, не заботься о других делах.

143) Бог на блаженство создал твари,— и утешается ими.— Как же скорби? Скорби, стра­дания, беды — путь к блаженству. Утешается Господь и скорбящими, потому что они идут прямо к блаженству. Блаженство — чрез скорби и страдания: таков закон. Бог и благоволит, да страждем. И помогает страждущим — не изба­виться, а претерпеть. Избавление от страданий есть исключение из общего закона.

144) Благодари Бога первее за то, что, беспре­дельно велик сый, тебе ничтожнейшему позволя­ет отверзать уста свои и беседовать к Нему в молитве. Ибо сие молитвенное к Богу обращение и взывание есть условие получения милостей Божиих, хотя Бог и без того знает, что кому нужно. Моление есть отверстие уст к принятию благ от Господа, но благ, какие даровать тебе Он благоволит, а не какие ты пожелаешь. От того не все просимое получается. И не проси так: подай неотложно. Но говори: буди воля Твоя. Помо­жешь,— слава Тебе; и не поможешь,— слава Тебе. Даруй только терпение. Моление твое да будет простертием рук к принятию дара, какой и когда благоугодно будет Господу подать тебе.

145) Не выпускай из мысли, что вот-вот ко­нец,— и суд. Каждую минуту жди, что крикнут: такой-то выходи, — как на экзаменах. И с этим припоминай, как явишься, и что принесешь в оправдание? — Как нечего, то и взывай: «Госпо­ди помилуй! Боже милостив буди мне грешному! Сына Твоего ради, за нас распеныпегося, прости все и покрой все грехи мои».

146) Ходи в присутствии Божием, но без ума­ления чувства величия Божия. Беспредельно ве­ликого зри умом Бога, зрящего внутрь сердца твоего и все там видящего.

147) Церковь — живое тело, живо сочетанное с Главою своею — Господом Спасителем. Всяко­му верующему надлежит восходить к чувству живого союза со всеми верующими и с Главою (у истинных христиан естественно сие быва­ет),— и в сем чувстве возноситься в молитве к Господу, а чрез Него и к Пресвятой Троице. По­яснение сему найдешь в каждом члене тела нашего. Если б дать ему сознание, он тотчас сознал бы, что и со всеми прочими членами, начиная с ближайших, соединен, и с головою,— а чрез них и со всем сущим.

148) Возуповавшему на Господа надо чув­ствовать себя так, как чувствует себя находящий­ся в неприступной крепости,— безопасным от всех врагов,— или так, как чувствует себя при­нятый под покров могущественным царем и им защищаемый.

149) Не выпускай из мысли надежд и обето­вании христианских, и определенных для этой жизни, и отложенных на будущую. Это вседей-ственно будет оживлять и поддерживать энергию нравственных сил твоих. Трудись положенным образом, трудись неутомимо в молитвах, пощени-ях, благотворениях, сколько сил есть. Если бу­дешь так действовать, скоро придет покой сове­сти; затем начнется умиротворение сердца, в знамение того, что страсти стали замирать: ибо от них все тревоги сердца. Когда сердце совсем умиротворится, это будет значить, что страсти замерли. Тогда жди присещения Божия: благо­дать воссияет,— и ты осязательно ощутишь при­сутствие в себе Триипостасного Бога, по обетова­нию Господа Спасителя. Это преддверие рая.— Таковы обетования для сей жизни. И они точно исполняются во всех безжалостных к себе рев­нителях о спасении. Что же на том свете бу­дет, того и вообразить мы не в состоянии. — Так вот: как только придет позыв польготничать и полениться, скорее воспоминай сии обетования и победишь разленение. Ибо при этом должен будешь подумать и о том, что, чем неопуститель-нее и неотложнее будешь делать все, тем скорее получишь искомое. А если будешь приленивать-ся, то может случиться, что и совсем ничего не получишь. Ибо даемая себе льгота после трудов вменится в награду за них,— и дать тебе что-либо не за что.

150) От принятия Таинств всегда получается благодать,— и бывает в нас; но не всегда тотчас и внедряется. Кто как следует подготовился, у того внедряется, а кто не подготовился, у того не внедряется, хотя бывает внутрь. Тут то же быва­ет, что в печи, когда разжигают огонь. Дрова накладены, вложена и поджожка. Но пока огонь не займется в дровах, дотоле они и поджожки — друг подле друга; а когда займутся, тогда огонь поджожки переходит в дрова, и продолжает за­нимать их полено за поленом, пока не займет всех. Мы — сырые дрова. Как поджожка не зажжет сырых дров, пока не обсушит место ог­ню; так благодать, принятая нами — сырыми от грехов и страстей,— сначала обсушает некую часть нас (если этого прежде не сделано), чтобы внедриться, и когда обсушит, внедряется. Внед­рившись же, продолжает иссушать часть за ча-стию нашего естества от сырости страстей,— и внедряться в них, пока всего не обымет и не исполнит собою. Первое внедрение благодати свидетельствуется некиим огнем в сердце. Это и есть начало благодатного очищения и передела­ния всего внутреннего. Оно привлекает наиболь­шие труды и среди их совершает свое дело. Конец сего — проявление благодатных даров; но и это не конец востечения по степеням совершен­ства. И Апостол Павел говорил: Гоню. Иные это первое действо благодати (огонек в сердце) по­читают конечным,— и руки опускают. От сего действо то увядает и угасает; а они остаются жи­вущими лишь памятию о нем,— мнящими, одна­ко ж, что оно в них в настоящем виде.

151) Бог хочет, чтоб мы докучали Ему в мо­литвах,— не ради Его: Он все знает, а ради нас самих, чтоб мы всегда были готовы принять ми­лость от Него, когда ни благоугодно будет Ему даровать нам ее. Молитва есть простертие рук к Богу, для принятия Его милости. Кто всегда молится, у того всегда руки простерты; и когда ни возблаговолит Господь даровать ему милость, он всегда готов принять ее. Представь себе благодетельного человека, который не в опреде­ленный час раздает сам милостыню, имея обычай влагать ее в руки, когда они простерты, и мино­вать того, кто, засмотревшись по сторонам, не простирает рук. Таким образом из пришедших имеющие простертыми руки всегда получают, а не имеющие — не получают. После хоть не про­си. Так и Бог, когда раздавать будет Свои ми­лости, не сказывает, а говорит только: имейте всегда простертыми ко Мне руки в молитве, чтоб, когда ни рассужу давать милости, вы были гото­вы принять. Таким образом кто всегда молится, тот никогда не пропустит милости; а кто — не всегда, того, не дивно, что и минует милость.

152) Осязательное показание падения нашего есть тяжелость души на подъем горе,— к Богу и небесному. Сколько требуется для этого внима­ния и напряжения сил?! И все же душа парит долу, как туман стелющийся по земле, и несво­бодно горе возлетает.

153) Веруя в силу Пречистых Тайн, что се есть воистину Тело и Кровь Господа, нельзя не веровать, что тут предстоят и Ангелы, всякий раз, как совершается Таинство сие.

154) Как в притче квас, вложенный в муку, непрерывно действует, производя вскисание ее, пока не доведет всей массы ее до полного вскис -нутия: так восстановительные силы, положенные, чрез воплощенное домостроительство, не в чело­вечество только, но и во всю тварь, действуют и производят свое дело. Как и что делается в об­щей области бытия, для нас незримо; но что делается в Церкви и особенно в каждом верую­щем, сие видимо. Господь Спаситель, благодать Святого Духа, Ангелы Хранители, святые Божий, и все устроение Святой Церкви воссозидают и благоустрояют души и чрез сие полнят Царст­вие Божие. И будет так идти, пока исполнится все предопределенное.— Слава беспредельному человеколюбию, и нас введшему в сие течение спасительного возустроения всяческих, с обетова­нием ввести и в совершенное Его Царство, если явим себя того достойными.

155) Когда глубоко бывает возмущена душа движениями какой-либо страсти; тогда она теря­ет надолго мирное устроение, делается неустой­чивою, шаткою и к молитве негожею. Оставляет ее Господь,— и она влается. Покаяние и напря­жение к собранности подготовляют, а святое причащение совершенно восстановляет должный строй души.

156) Бог, создав мир, дал всему течение, сооб­разное с целию мира, Ему единому ведомой. Силы мировые по положенным в них законам непрерывно действуют сами, поддерживаемые вседержительною десницею Божиею, только в бытии своем. Но Бог вездесущий и все содержа­щий нередко входит в течение вещей, сим обра­зом идущее, особенным воздействием, там или здесь, не по ошибочности направления действую­щих физических сил, но по особым Своим пла­нам, выполнение которых не могло быть вверено физическим силам ни по частям, ни в их сово­купном действовании. Это особенно видится не­обходимым по причине свободы разумных тва­рей, по коей они могут уклоняться от направ­ления, волею Божиею им определенного в об­щем плане бытия. Так как такое уклонение расстраивает общее течение к цели по плану миробытия; то необходимо возвращать их к должному направлению, чтоб общая цель была достигнута. Это и совершается особенными не­посредственными воздействиями Божиими, поми­мо естественных сил. Центральное воздействие сего рода есть воплощенное домостроительство, около которого вращаются и все другие.

157) Есть умовая жизнь; и вера умовая, по умовым основаниям; и молитва умовая, в ум­ственных представлениях движущаяся; и дея­тельность умовая по определениям ума. — И это жизнь, но не настоящая. Сердца тут нет,— и ему оставляется возможность настраиваться своим образом независимо от умствований. Шевелится и оно под впечатлениями от умовых представле­ний, но поверхностно, подобно тому, как поверх­ность вод шероховатится от легкого дыхания ветра. Как такого рода действие не проходит в глубь сердца; то его образование и строй идут своим чередом,— может быть, совсем не отве­чающим умовым построениям.

158) Благодатные дары Божие разны,— и разные дары бывают разных степеней. Так и в естественном порядке: кто к живописи, кто к музыке, кто к ваянию, кто к другому чему явля­ется наиболее способным; и в каждом роде способности сии в разных обнаруживаются сте­пенях. Сколько, например, видим способных к живописи; но иной посредствен, другой очень хо­рош, третий превосходен. И все они, не исключая и последних, бывают еще только подражателями. Выше их — оригиналы. Так и в духовной жиз­ни. Молитва, например, есть дар; но молитвенни­ки являются стоящими на разных степенях мо­литвы. Так бывает и в деле веры, и в трудах благотворительности, и в подвигах самоотверже­ния, и во всем. Надо полагать, что это зависит от самого человека. Бог же щедр и готов ущедрять всех без различия, сколько кто вмещает, или сколько кто велику успевает образовать в себе вместимость. — Тут, однако ж, — тайны Божия по­мышления о всех и о каждом. Ибо все от Бога и природное, а не одно благодатное.

159) Отец Мой доселе делает и Аз делаю, ска­зал Господь,— конечно и Дух Святой делает нераздельно с Ними.— Что делают? Ведут мир к последнему его назначению, Единому Триипо-стасному Богу ведомому. Как? Посредством дел, назначенных каждой твари. Твари вызываются к бытию, чтоб каждая в своем месте и в свое время сделала свое определенное дело. Деланием каж­дою тварию своего дела мир движется к своему назначению. Подобие сему оркестр духовой му­зыки. Разумным тварям надлежит сие сознать, — и всеусердно делать, что кому подобает в своем ему кругу.

160) Последним концом движения мира мож­но признать одухотворение его, в разумных тва­рях нравственным порядком, а в прочих — иным некаким. Повод так думать подает святой Павел, говоря, что тело наше, в будущем веке, будет не только нетленно, но некако душевно и даже духовно. Как оно и тогда не будет отособлено от всего концерта бытия, но будет состоять в суще­ственной со всем связи; то надобно заключить, что все будет соображено с ним, то есть не онетленено только, но и одухотворено.— Сие оду­хотворение мы видим содевающимся в разумных тварях, в силу воплощенного домостроительства. Но надо полагать, что оно, в силу того же домостроительства, содевается также и в мире ве­щественном,— только невидимо,— полагать надо так, по беспредельной великости воплощенного домостроительства. Но в конце мира сие невиди­мое явится видимо,— и все будет одухотворено. Не это ли значит: Будет небо ново и земля нова. Этот их вид, что теперь, и состарится и исчезнет.

161) Поелику первое Божие о человеке опре­деление есть, чтоб он был в живом союзе с Богом, а союз сей выражается, когда кто умом и сердцем живет в Боге: то коль скоро кто стремится к такой жизни и тем паче делается причастным ее в какой-либо мере, о том надо говорить, что он исполняет задачу жизни, для которой введен в течение бытия.— Да сознает сие трудящийся в сем роде жизни, и да не смущается, что не делает явно каких-либо дел, особенно важных. Это одно совмещает все дела.

162) Триипостасный Бог ведет мир к послед­нему назначению. Как неотложное условие законченности миробытия есть спасение людей, то все попечение Божие на это теперь и устрем­лено. Только и заботы у Него, чтоб грешных обращать, и обращенных очищать и одухотво­рять. Для сего все воплощенное домостроитель­ство, для сего Ангелы и святые. Все силы направ­лены на это, — и все непрерывно действуют в сем роде по Божию мановению.— А все — не все спасаются. — Оттого, что Бог никого не неволит. Болящих же какой процент бывает, всякий может судить по процентам, в каких являются совер­шенные во всех родах.