Сборник слов и проповедей о нашем отношении к храмам

Скачать Сборник слов и проповедей о нашем отношении к храмам в формате docx

1. На освящение придела святой великомученицы Екатерины (Об устроении в себе каждым духовного храма по образцу видимого)

2. На освящение храма в честь мученика Максимилиана (О благотворности для детей часто бывать в храмах и молиться)

3. На освящение храма (О значении храма для жизни христиан)

4. На освящение храма (Храм – воспитатель духовной жизни)

5. На освящение храма (Храм – училище, питомник, врачебница, странноприемница)

6. На освящение Предтеченского теплого храма (Как в храме обучаться истинной молитве)

7. На устроение храма (Как и чем почерпать духовные блага в храме и потом плод от них иметь)

8. На освящение теплого придела во имя Благовещения Пресвятой Богородицы (Как возлюбить хождение в храм и возжелать самих себя устроить в храм духовен)

9. В неделю 2-ую Великого поста, по случаю шума в храме в неделю торжества Православия (О благоговеинстве в храме)

10. На освящение Крестовоздвиженского храма (О созидании духовной жизни в храме, с соответственными уроками)

11. На освящение храма (О приближении к детям Господа и Божией Матери чрез храм, и как им вследствие того относиться к храму)

12. Молитва в конце молебна в день открытия училища (Благослови, Господи, детовоспиталище сие!)

13. На освящение Крестового Христорождественского храма (О построении внутреннего в себе храма с напоминанием, что это не делает, однако ж, излишними храмы внешние)

14. На освящение придела в честь Иверской иконы Божией матери (Отображение в душе устройства скинии, в чаянии сподобиться обетования, данного скинии)

 

1. На освящение придела святой великомученицы Екатерины (Об устроении в себе каждым духовного храма по образцу видимого)

Наконец благоволил Господь, чтобы в наши дни было приведено к окончанию давно начатое и столько желанное дело зда­ния сего священного храма. Благодарение Гос­поду! Храм есть великое дело, кем бы и где бы он ни был устроен. В нем проповедуется слово Божие, совершаются Таинства и возгревается дух молитвенный. Он есть хранилище всех Боже­ственных даров ко спасению — возрождению, очищению, благодатствованию, духовному пи­танию — с приставниками и раздаятелями их. Приходи всякий и черпай черпалом веры из сей сокровищницы! Но не забудем, братие, что, по­свящая Господу храмы, мы налагаем на себя или возобновляем наши обязательства в отношении к Церкви Божией.

Святой первомученик Стефан в своем к на­роду поучении говорил: «Соломон создал Богу Храм, но Вышний не в рукотворенных храмах живет, — не потому, чтобы рукотворенный храм был не нужен и ничего не значил, но потому, что на созидании его одного не должно успокаивать­ся, а надобно приложить к нему еще и другое здание — духовное, из умов и сердец сложен­ное. И это так необходимо, что коль скоро нет сего последнего, то и первое теряет свою цену».

И вот чего, после посвящения Господу храма сего, ожидает Он от нас, именно, чтобы все пред­ставили из себя Церковь Святую, которую лю­бит Господь и о членах которой сказал Он: «все­люся в них, и похожду, и буду им Бог, и тии будут Мне людие» (2Кор.6,16). Сколько вожделенна сия близость Божия, столько желательно, чтоб было так в нас. И кто откажется от готовности всячески содей­ствовать тому? Если же так, то должно прило­жить к сему желанию и самое дело. Каждый из нас есть то же в Церкви, что каждый отдельный камень в здании храма. Как здесь каждый ка­мень обделывается применительно ко всему зда­нию и тому месту, к какому предназначается, так и нам надобно быть образованными но духу Церкви, чтобы представить из себя «камение жи­во, благопотребное» к устроению храма Церк­ви (1Пет.2,5), — с тем замечательным различием, что ка­мень только приноровляется к зданию, а сам он не изображает его в себе; нам же надобно так образовать себя, чтобы представить в себе всю Святую Церковь. Посему заповедуют Апосто­лы: «сами яко камение живо зиждитеся в храм духовен… возносити жертвы духовны, благоприятны Богови Иисус Христом» (1Пет.2,5); созидайтесь «в жи­лище Божие, Духом» растите «в церковь святую о Господе» (Еф.2.21-22), то есть каждый должен устроить из себя малую духовную церковь по образу Великой Все­ленской Церкви. Обяжем же себя к сооруже­нию в себе духовного храма. Расчистим место для здания истинным покаянием, углубим основание крепкою верою и твердою решимостию жить по вере и затем, оживлясь притоком благо­дати чрез Святые Таинства, будем с терпением возводить здание, полагая, как камень на камень, добродетель на добродетель, связуя их любовию и уравнивая рассуждением и руководством пастырей; прикроем все, как кровлею, глубоким смирением и возглавим преданностию в волю Божию, которою, как на кресте, распинается са­моличное устроение дел и путей жизни; огра­дим потом все непоколебимою верностию всем уставам и предписаниям Святой Божией Церк­ви, за которыми, как за крепкою оградою, ук­роемся от всех бурь и волнений, воздвигаемых духом века, суемудрием и страстями; наконец, вошедши внутрь вниманием и трезвением, ук­расим сей храм сердца благими помышлениями, осветим невозмутимым созерцанием Бога Везде­сущего и облагоухаем фимиамом непрестанной молитвы, в болезненном припадании к Богу Спасителю нашему.

Сделаем так, и каждый из нас будет живой храм Господу и вместе «камение живо», благопотребное в здании живого храма Церкви. Как, камень к камню прилагая, устроили храм сей, так все мы, един ко единому прилагаясь и все единым духом исполняясь, составим из себя Еди­ную Святую Церковь, не имеющую скверны или порока, «составляемую и счиневаемую приличие… по действу в мере единой коеяждо части» (Еф.4,16).

Конечно, это есть только совершенство, кото­рого желать и к которому стремиться должно; на деле же всегда будут немощные и своенрав­ные. Притчи Спасителя о плевелах, всеянных врагом посреди пшеницы, и о неводе, извлекшем множество всякого рода рыб, и годных, и не годных (Мф.13,24-30,47-48), сильны успокоить жаркую ревность, требующую совершенной во всем и во всех чистоты, указывая в смешении добрых и злых между христианами некоторое преднамерение Божие. Этим, однако ж, нельзя оправдывать нашей поблажки и равнодушия к распространя­ющемуся злонравию и суемудрию; никак нельзя терпеть или допускать, сколько это от нас зави­сит, чтоб суемудрые и злые размножались, со­ставляли общины, имели голос, потому что они терпимы только по снисхождению к немощам — как исключение, а не как закон. Иначе мы обли­чим свое нерадение и холодность к общему дол­гу и благу и попустим умножаться злу, которое, разливаясь более и более, может угрожать опасностию всей Церкви, а с ней и всему государ­ству. Какое укорное противоречие будет в де­лах наших, если мы будем вещественные храмы строить, а между тем малодушно попускать рас­страиваться Истинной Церкви? Что пользы стро­ить храм, чтоб в нем проповедовалось слово Божие, а между тем позволять свободно распро­страняться учениям, противным слову Божию; здесь слышать изложение святых правил жиз­ни, а вне охотно вводить и принимать обычаи, оскорбительные для христианского сердца; зда­ние украшать великолепно, а себя отчуждать от Церкви и охлаждать к уставам ее? «Что Ми множество жертв ваших» (Ис.1.11), — укорно говорит Господь иудеям. Не скажет ли и нам Господь: «Что Мне в ваших пышных зданиях, когда вы разоряе­те Церковь Мою, которую «стяжал Я Моею Кровию» (Деян.20,28)? Красны были — первый Храм, воз­двигнутый Соломоном, и второй, воссозданный Зоровавелем и обновленный Иродом. И однако ж, и первый не пощажен, и от второго камень на камени не остался по грозному суду Божию. Зда­ние ли было виновно? Нет. Но то, что народ уклонен был от истинного пути и неверием (паче же восстанием на Господа и Христа Его), пороч­ною жизнию и отчуждением от освятительных уставов расстроил в себе Истинную Церковь, Бо­гом чрез Моисея образованную. Не стало у на­рода Истинной Церкви, ненужным сделался и внешний символ ее. Но, братие, более Моисея зде… Не думайте, что для нас у Господа другой закон, или что Он может почему-нибудь поблажать, или что мы, действуя не по воле Его, менее оскорбляем Его, нежели иудеи или другой на­род… Нет. «Аще кто Божий храм растлит, растлит сего Бог» (1Кор.3.17). Это суд на всех! Не будем опус­кать из памяти сего неложного глагола Божия.

Пусть никто не оговаривается: «Что я, как частный человек, могу сделать?» Ничего особен­ного не требуется. Будь только всякий истин­ным сыном Церкви, образуй себя по духу ее — и ничто противное сему духу не водворится среди нас. Если каждый отдельно не согласится слушать какое-нибудь превратное учение, как оно распространится? Если каждый отвергнет злой обычай, как он найдет себе место в обществе на­шем? Если каждый неуклонно будет ходить по уставам Церкви, они будут владычествовать и во всех. Если б было так, тогда конец всем но­вым учениям, обычаям и нарушениям уставов Церкви, тогда, если и явится кто противного ду­ха, будет извержен вон, как мертвый член. Отче­го зло распространяется? Оттого, что мы сами равнодушно смотрим на него и охотно поддаем­ся ему. Печатается неистинное — мы читаем и не оговариваем; вводится недобрый обычай — и мы не только не противимся тому, но охотно и сами увлекаемся им. А тем и другим еще раз­дражаем охоту писать неистинное, еще вводить недоброе — и зло растет. Не будь сочувствия и содействия с нашей стороны — всякое зло рас­сеется и исчезнет само собою. В добром и один много значит, Богу поспешествующу. К тому же: кто когда оставляется один? Если зло, к которо­му не благоволит Господь, делается сильным общинностию, чего нельзя ожидать от общения в добре, которое всегда благословляет Бог?

Помолимся же, братие, «да Бог Господа нашего Иисуса Христа, Отец славы, даст нам Духа пре­мудрости и откровения, в познание Его» (Еф.1.17), «да не бываем ктому младенцы, влающеся и скитающеся всяким ветром учения, во лжи человечестей, в коварстве козней льщения: истинствующе же в любви, да возрастим в Него всяческая, Иже есть глава Христос, из Негоже все тело составляемо и счиневаемо приличие, всяцем осязанием подаяния, по действу в мере единыя коеяждо части, возращение тела творит в создание самаго себе любовию» (Еф.4,14-16). Аминь.

В г. Санкт-Петербурге, в кафедральном Исаакиевском соборе

2. На освящение храма в честь мученика Максимилиана (О благотворности для детей часто бывать в храмах и молиться)

 Пишется в Третьей книге Царств: «и сотвори Соломон праздник в той день и весь Израиль с ним» (3Цар.8,65). Это было в день освящения построенного им Храма! В подоб­ных обстоятельствах находимся ныне и мы. И у нас храм окончен и совершен ныне освящени­ем,— храм, конечно, не столько великолепный совне, как Соломонов, но большею исполнен­ный благодатию внутри. Законно потому тво­рим ныне праздник духовный и мы, благодар­ные принося песни Господу — Совершителю сего дела.

Празднуйте же, во-первых, вы, строители хра­ма сего, и ради благополучного окончания тру­да вашего, и ради того, что сей дар ваш не от­вергнут Щедродавцем Богом, но принят в Его благоволение, засвидетельствованное нынешним Его благодатным приходом сюда.

 Да празднуют и учредители сего заведения, и попечители о нем, потому что ныне только по­лучило оно окончательное свое образование и стало делом совершенным. Доныне оно было как бы без крова — ныне оно окровлено особенным благодатным покровом. Доныне здесь был при­ют только для тела — отныне есть уже приют для души в храме сем.

 Празднуйте и вы — дети, или больше всех вы, потому что и заведение, и храм — для вас. Празднуйте, радуясь, что милосердый Гос­подь — единый Покровитель, Попечитель и Приютитель сирых,— даровав вам других отцов в сих попечителях ваших,— ныне Сам благово­лил приблизиться к вам так осязательно и так близко.

 «Благословите ныне Господа и вси раби Господни, стоящий в сем храме Господнем — во дво­ре сего дому Божия!» (Пс.133,1).

Но и только ли? Все это, кажется, уже и сде­лано. Нет ли же еще чего недоконченного? Есть, и очень важное. Именно: надобно учредить в сем заведении такой порядок жизни, чтоб при нем наивернее достигалась цель и назначение сего храма. Храм назначен для детей. Надобно же сделать, чтобы дети бывали в нем сколько можно чаще.

 Послушайте же, дети! К вам слово мое! Вы видели, как здесь простерта была завеса, слыша­ли слова совне: «возмите врата, князи, ваша… и внидет Царь славы». Внимали вопросу: «Кто есть сей Царь славы» — и ответу: «Господь сил,—Той есть Царь славы» (Пс.23,9-10). Видели затем, как завеса разверзлась «и вниде Царь славы — Господь» (Пс.23,9). Здесь Он теперь пребывает с нами и навсегда пребу­дет с вами и со всеми приходящими сюда. Ибо Сам сказал: «будут очи Мои ту и сердце Мое во вся дни» (3Цар.9,3). Чаще же приходите сюда, дети, ко Гос­поду, как к Отцу вашему! Имеющие родителей дети утро и вечер являются к ним и принимают от них привет любви и благословение благожеланий. У вас или совсем нет, или нет с вами здесь ваших отцов и матерей… Сюда приходите к Господу — Единому Истинному Отцу ваше­му, — здесь утро и вечер творите Ему детское поклонение, в любви, и от Него приимете благо­словение и Отеческое объятие. Это не уподоб­ление, а самое дело. Охотно Господь допускал к Себе детей во время земной Своей жизни, за­прещал мешать им приходить к Себе, и, когда обступали Его дети, Он благословлял их всех, возлагал руки Свои на них, а иных сверх того брал на руки к Себе. Но что тогда делал Он видимо, то теперь делает невидимо: тогда при­касался к телу, а теперь прикасается к душе. Се, отныне Он присущ с вами в храме сем — Он «Тойже во веки..» (Евр.13,8). Приступите же к Нему с дет­скою простотою! Он и вас благословит, и вас обнимет дланями Своими — невидимо, хотя тем не менее действительно. И вот замечайте, ког­да, присутствуя здесь и молясь, вы ощутите осо­бую тишину и мир в себе, — ведайте, что это — Господь приближается к вам. Усугубьте тогда молитву вашу и внимайте себе. Вот зачинается в душе легкое движение теплоты, вот теплота растет все более и более, и в сердце, наконец, возгорается огнь. Ведайте, что это — Господь в объятия Свои заключил душу вашу, лелеет ее и благословляет… И душа не знает себя от радос­ти и веселия!

Вот за этим и приходите сюда чаще, ибо с блаженством от обыманий Господних ничто на земле сравниться не может. Приходите же. Гос­подь готов принять вас; прострите и вы к Нему руки душевные — любовь, молитву, благоговей­ное желание Господа… Не смотрите на то, что вы малы. Господь есть Бог и вас, малых, как и больших. Подражайте в сем Матери Божией. Ей было только три или четыре года, как родители Ее, богоотцы Иоаким и Анна, приве­ли Ее в Храм Господень и посвятили Господу. И там, при Храме, Она прожила потом неисход­но до времени обручения Своего Иосифу, пре­бывая преимущественно в церкви Божией, в мо­литве и в углублении в слово Божие. И видите, чего сподобилась? Быть Материю Господа… Прибегайте же и вы чаще в храм сей, и терпели­вее пребывайте в молитвах ваших, — и вы спо­добитесь — не того, конечно, чего сподобилась Матерь Божия,— но много подобного тому. От Нее ипостасно воплотился Господь, — а в вас невидимо вселился Он благодатию Своею и на­всегда пребудет в вас, как сказал: «вселюся в них и похожду» (2Кор.6,16). Видите, какое великое обетование! Тогда вы сами сделаетесь храмами Богу и буде­те всегда носить Его в сердце своем. Возжелай­те же сего! Матерь Божия, — Сама всю юность Свою проведшая в Храме, — будет вам в том Помощницею. Приходите к Ней сюда. Как Ма­терь верующих, Она будет встречать вас здесь всякий раз, как вы притечете сюда для излияния молитв ваших пред Господом.

Но что же это я все к детям обращаюсь? Дети идут туда, куда их ведут, — и так идут, как их ведут… Все лежит на вас, детоводители. При­мите же на свой труд обязательное для детей и дайте им возможность выполнять то свойствен­ным им образом. Помните слово Господа к тем, кои почему-то не допускали к Нему детей… «Оставите детей приходити ко Мне, и не браните им: таковых бо есть Царствие Божие» (Мк.10,14). Ве­рите ли, что потребность благочестия жива и сильна у детей, хотя не осмыслена и не введена в формы? Не заглушайте же сего ростка духов­ной, спасительной жизни допущением или уч­реждением для детей такого порядка жизни и занятий, который бы отдалял их от Церкви и отчуждал от нее. Если допустите это, вы будете убивать душу прежде, чем она достигнет возрас­та, в котором сама может не бояться за себя и не страшиться «убивающих тело» (Мф.10,28).

Веруете, что с сего дня Господь здесь — осо­бенным Своим благодатным присутствием, знае­те, как Он желает, чтоб дети были приводимы к Нему невозбранно… Приводите же их сюда,— приводите во всякий свободный час. Я не могу представить ни одной основательной мысли, ко­торою можно б было оправдать отказ в этом детям. Те, кои в то время хотели было не допус­кать детей к Господу, могли представить в свое извинение опасение обеспокоить Господа или лишить других утешения слышать слово Его… Что вы скажете в свое оправдание?! Уж не то ли, как часто слышится, что высота действий веры выше понятий дитяти?! Но кто не знает, что та­инства веры приемлются сердцем? Если есть сердце у детей, то есть вместилище веры. Да, есть, — и еще какое! Такое, которое нам самим ставится в образец. «Аще не… будете яко дети, не внидете в Царствие Божие» (Мф.18,3). Прибавьте к се­му, что атмосфера храма, в котором вместе со всеми его священнодействиями осимволена вся вера наша,— атмосфера сия чиста, Небесна, Божественна! Кто же способен дышать и ожив­ляться сим воздухом? Мы ли, избитые падения­ми, израненные страстями, омраченные суетою, или эти невинные души?! «Не браните же им приходить» сюда. Они здесь — в настоящей своей среде. С другой стороны, как всякая другая жизнь возбуждается, развивается и зреет неви­димо, сокровенно, неуловимо для наблюдения, так и жизнь духовная зарождается и спеет тайными путями — глубже нашего сознания. Так в семе­ни, брошенном в недра матери-земли, спит рос­ток. Скажите, как возбуждается он к жизни? Укажите этих сокровенных возбудителей и пу­ти, какими проникают они к сердцу семени? Тут участвуют и солнце со своею теплотою, и земля с влажностию; но главные ли они здесь деятели, или только проводники других деятелей, ник­то сего определительно сказать не может. Вот и мы дышим и дыханием (в связи с другими условиями) поддерживаем в себе огнь жизни. Кажется, тут ничего особенного нет, кроме меха­нического движения груди,— входа и выхода воздуха… Но между тем под сим видимым со­вершается невидимо для нас втечение высших живительных стихий из атмосферы, которые, проходя к исходищам жизни нашей, освежают, питают и усиливают ее. Такими же невидимы­ми наитиями возбуждается, развивается и зреет в нас жизнь духовная. «Не приходит Царствие Божие с усмотрением» (Лк.17,20),— говорит Господь. Не­ведомо как: то объем лет душу веяние любви Божией, то освежает ее дыхание благоговейного страха Божия, как дыхание утренней прохла­ды, то оживляет движение теплоты сердечной, — но при сих только действиях и живем мы ду­хом. Напрасно потому и в сем отношении хотят ограничить все ведением. Нет… Для образова­ния и укрепления жизни духовной — одно ус­ловие: держать ее непрестанно под влиянием действий, в которых сокрыты Божественные силы, чтоб пользоваться их притечением и наитием… Где же все это? Здесь — в храме… «Не браните же детям приходить» сюда…

Понимание святой веры и действий ее долж­но прийти после, как цвет по образовании ство­ла, чтоб принести потом зрелый плод сознатель­ного благочестия. Ясные понятия о предметах веры благотворны, когда, по образовании своем в душе, они найдут на деле готовую уже жизнь благочестную, ибо тогда они освещают ее созна­нием и тем еще более делают ее прочною и не­сокрушимою. Но что в сих понятиях, когда они застанут образовавшуюся уже и окрепшую в привычках жизнь, совсем им противоположную? Это будет пустоцвет, не могущий дать плода. Когда понятия в разладе с чувствами, их встре­чают недоверием, колеблют сомнениями и из­гоняют отрицанием. Этого ли хотите от трудов ваших? То есть хотите ли наперед уже разорять то, что созидать только преднамереваетесь?

Боятся, обыкновенно, утраты времени. Нередко слышится: «Много у нас положено, или предположено, занятий, и нет свободных часов для того, чтоб ходить в церковь». Не лучше ли сказать, что недостает не времени, а охоты и расположения?.. Будто порядок занятий не в наших руках, — и будто в самом деле где-ни­будь на свете есть люди так занятые, что не только часов, даже минут не имеют свободных? Да и кто требует много времени?.. Не нужно. Определите несколько минут утром и несколь­ко вечером для внятной молитвы с пением — и довольно. Но не считайте сего тратою времени. Напротив, будьте уверены, что этою жертвою малого времени вы успорите труд, и, следователь­но, много сбережете времени. Ибо что более все­го нужно для успеха в каком бы то ни было обучении? Мирный дух и внимание. Где же взять их? Здесь — у престола Божия. Они нисходят свыше от Бога мира. Пусть здесь утешатся чув­ства, умиротворятся мысли и освежатся души детей… И они несравненно больше успеют в тот день, нежели когда не побывают здесь. А благо­словение Божие разве не нужно для детей? Приидите же с ними сюда и возьмите его здесь у Господа. Оно расширит их души и сердца и сде­лает их многовместительным сосудом для вся­кого обучения. Не подражайте тем, которые все хотят сделать сами, ни в чем не доверяя и ни­чего не вверяя Господу. Ибо вековыми опыта­ми уже дознано, что они всуе бдят и всуе труждаются (Пс.126,1).

Вот что нужно для окончательного совершен­ства сего заведения и вот чем надобно завер­шить вам свои о нем труды и попечения! Надоб­но завести здесь такой порядок, чтоб дети каждый день бывали в храме и благоговейно припадали здесь к Господу, хвалу Ему воспевая и молитвы Ему воссылая своими детскими устами. Это же нужно и для полноты нынешнего торжества. Храм сей отныне посвящен святому мученику Максимилиану, одному из семи отроков, иже во Ефесе (августа 4-го). Отрок — мученик, без со­мнения, потому что с детства воспитал и укре­пил в себе дух благочестия, превитая в храмах Бога Истинного. Будет ли ему приятно, если он всегда почти будет видеть храм свой пустым, а соседние жилья полными? А Архистратиг Ми­хаил, — сей служитель Божией славы, страж, за­щитник и забрало Божией чести, которому ны­нешний посвящается день,— будет ли доволен, заметив в нас равнодушие к обучению детей воз­давать честь и славу Единому Богу в сем хра­ме?! Помолимся же, братие, ко Господу, чтоб, на­чавши в вас сие доброе дело — приют, — Он же и совершил е в похвалу вам за него в День Хрис­тов! Аминь.

8 ноября 1859 года. В г. Тамбове, в Мариинском приюте

3. На освящение храма (О значении храма для жизни христиан)

 Если бы собрать воедино души всех, здесь находящихся, и всех обвесть одним взо­ром, то, при всем разнообразии лиц и состояний, при всем различии помышлений и расположений, нельзя бы не увидеть одного об­щего всем и во всем отпечатлевающегося чув­ства радости и духовного веселия о сооружении храма, и такого храма. В этом с нашей стороны должная дань благочестивому усердию и тер­пеливому труду храмосоздательницы (Ее превосходительства Веры Николаевны Воейковой), — дань свободного духа, невольно, однако ж, исторгае­мая. И действительно, зная, что значат храмы Божий в христианском житии, нельзя не испол­няться особенным удовольствием, когда видишь их воздвигаемыми попечительною о своем спа­сении и о спасении других любовию; нельзя не изъявить благодарения Господу, вложившему мысль и помогшему; нельзя остаться непризна­тельными и к тем, кои вняли внушению и не ща­дили труда и достояния в исполнении. Такими чувствами да венчается нынешнее наше торже­ство и наше в нем участие!

Но, братие, этим одним ограничиваться нам не должно. Покой утешения собственно прили­чен только жертве любви. Чтоб и нам, не прино­сившим здесь такой жертвы, достойно внити в тот же покой, приложим и со своей стороны ино­го рода жертву — жертву готовой покорности воле Божией, какая открывается в сооружении храмов среди христиан и для христиан, потому что с сим сопряжены известные, налагаемые на нас обязательства, которые возобновлять в сове­сти должны мы всякий раз, как участвуем в по­добном нынешнему торжестве или совершаем воспоминательное о нем празднество.

Хочу напомнить вам о сих обязательствах. Не думаю, чтоб для вас нужно было простран­ное о том слово, когда вы и сами являете себя столь усердными к храму. Потому ограничусь кратким указанием значения для нас храмов и того, к чему сие значение обязывает нас.

Что значит для нас храм? Храм для нас есть то же, что сердце для тела. Это прообразовала еще древняя скиния, которая всегда находилась внутри народа, — в пути ли были израильтяне или стояли станом. Там и здесь колена израиль­тян всегда располагались вокруг скинии так, что она, точно, составляла средоточие, или сердце, народа. Зачем такова скиния — сень грядущих благ? Затем, чтоб научить нас таковыми иметь храмы, в коих истиною действуется то, на что скиния только указывала. Утвердим же внима­ние свое на сей мысли и пойдем вслед нее.

В сердце живо отражается всякое движение, состояние и действие нашего тела. Бодренность и дремота, крепость сил и слабость, здоровье и болезнь, льгота и тягота и прочее — все вообще отражается в сердце и вызывает с нашей сторо­ны соответственные тому действия. Не то же ли самое есть между нами и храм? Всякая наша нужда духовная не отзывается ли в храме и не вызывает ли из него соответственных действий? Смотрите: печален кто — идет в храм петь параклисис Богородице; радость получил идет туда же воспеть благодарное молебствие; дом надо строить — из храма берется благослове­ние; колодезь вырыть — то же; дождя нужно храм ходит по полям, чтоб привлечь дождь с неба; болезнь постигла — Церковь приходит ходатайствовать о выздоровлении; родилось ди­тя — оно возрождается к новой жизни в храме; согрешит кто — очищается от скверны в храме; новая семья зачинается — она сочетавается в храме; в путь собирается кто — напутствуется молитвами в храме; умер кто — тело его прово­жается на покой в недра земли из храма, а о душе его возносится ходатайственная молитва в храме и прочее и прочее. Вообще нет ни одного значительного дела, которое бы совершалось, как следует по-христиански, помимо храма или без соприкосновения с ним. Как нитями какими при­креплены мы к храму. К нему привлекаемся вся­кий раз, как зачинаем что новое, и из него уже исходим на дело свое. Так осязательно верно, что храм есть истинное средоточие, или сердце, нашей христианской жизни.

Так это есть, таковыми и должно нам всегда в сердце своем признавать свои храмы и соот­ветственно тому держать себя или действовать в отношении к ним. Нечего бы и говорить об этом, когда все — прямые христиане и сами со­бою всегда так действуют; но не все христиане суть прямые христиане. У кого есть в сем отно­шении какие уклонения, тому нынешнее наше церковное торжество напоминает, что как без сердца нельзя жить телу, так нельзя христиани­ну жить по-христиански без храма и всего, что совершается в нем.

Целость сердца в теле есть условие в жизни. Поразите сердце, и — тотчас смерть. Не должно ли то же сказать и о храме? Да! Не поражайте храма суемудрием и своеволием, иначе умрете духом. Здесь разумеется не вещество храма. Вещественный состав его нередко стареет, сго­рает, разрушается, а принадлежащие храму, не­смотря на то, все еще остаются живыми духом. Но вознеситесь немного повыше сих веществен­ных сводов или проникните немного глубже сего вещественного состава храма — и увидите, что оно так есть. Хотя того, что в храме, — не стареющегося и не умирающего, поразить насмерть никак нельзя, но, кто касается того острием суе­мудрия или своевольного уклонения куда-либо, тот сам себя поражает и сам себе самочинием при­чиняет смерть. Посмотрите на тех, кои чужда­ются храмов, и разоблачите их внутреннее на­строение! Отчего это холодом веет от них, как от могилы? Оттого, что жизнь их духовная или сокращена, или совсем погашена отсечением себя от храмов и всего чина их. Тут разумеются не одни молокане и раскольники, но и — еще па­че — люди-суемудренники, которые, под пред­логом какой-то очищенности понятий, высятся над сими, непростыми впрочем, зданиями и всем, что в них. Да не будет таковых между нами! Правда, утешительно быть уверенным, что не в частных случаях сила, но в духе и настроении: но ко всем ли идет такая оговорка? Утешитель­но и то, что, пока стоят храмы, есть надежда ура­зумения смысла их и обращения к ним неразумеющих и нехотящих разуметь; но все же, пока сие сбудется, последние стоят на стороне гибну­щих. А об этом как не жалеть? Скажет кто: «Разве они не живут?» Живут, но как живут? Что за жизнь у того, кто не принимает живи­тельных стихий оттуда, где исходища жизни?

Из сердца исходят и действием его расходят­ся по телу живительные стихии в крови. К серд­цу приходит кровь, неспособная поддерживать жизнь, отжившая; а из сердца исходит уже жи­вая кровь и разносит оживление по всему телу. То же делает с нами и храм. В житейском быту, в продолжение дней рабочих, собираем мы, по невниманию к себе, недобрые мысли, чувства и расположения, кои, подобно крови отжившей, тяготят и мертвят душу. Побывавши же в хра­ме в воскресенье или в праздник,— побывавши как следует, — выходим оттуда совершенно но­выми, как бы освеженными. Другие уже после того бывают мысли в голове, другие чувства и расположения в сердце. Все в душе переделы­вается тем, что действуется, читается, поется и внушается в храме. Для внимательного здесь какое богатство святых помышлений в слове! Сколько примеров святости в изображениях! Сколько разительных напоминаний в действиях! Принимая все сие вседушно, он освежает тем свое внутреннее, как освежается вышедший на све­жий воздух после целонощной духоты, и облег­чается там, как облегчается восходящий все выше и выше от земли. Вот отчего святой пророк Да­вид ублажал живущих в доме Божием и сам особенную чувствовал радость и веселие, когда говорили ему: «в дом Господень пойдем» (Пс.121,1). Надоб­но, однако ж, знать, что сие оживление и обнов­ление в храме не достаются даром. Надо быть особенно настроенным к тому: надо расположить себя к пребыванию в храме со страхом, ко вни­манию и собранности, к принятию отверстым верою сердцем всех готовых здесь Небесных влияний. У кого нет таких расположений, тот и в храме — как не в храме, потому ничего не получит там, что мог бы получить, если б пребы­вал в нем как следует.

Довольно, думаю, и этих черт сходства хра­ма и сердца! Так ли расположены к храму все мы, присущие здесь,— об этом пусть каждо­му скажет собственная его совесть. Со своей стороны — напомню только, что нынешний день освящения храма обязывает нас вникнуть в свои отношения ко храму, поверить их и попра­вить, если что вкралось неисправное. Не пре­небрегайте сими обязанностями и не считайте их малозначительными. Храм — символ хрис­тианства и место благодатных средств Божиих. Кто отчуждается от храма, тот стал вне прито­ков благодати и состоит в опасности засохнуть. Блаженны, напротив, преданные храму и всему, что в храме! Они скоро уподобляются древу, на­сажденному при исходищах вод, всегда обиль­ные приносящему плоды.

Вот что судил я сказать вам ныне, — кому в урок, кому в напоминание, кому в утверждение в правилах, в которых и сами они пребывают уже неуклонно по доброму расположению серд­ца и свободному избранию духа, ограждаясь от колебаний и возникающих недоумений своими опытами благих от того последствий.

В заключение же снова приглашаю всех вас воздать благодарение Господу о совершении сего храма! Да благословит Его всещедрая благостыня и потрудившихся в созидании его и благо­словение сие да пребудет в роде их из поколе­ния в поколение! Аминь.

7 сентября 1860 года. В с. Ольшанке Борисоглебского уезда

4. На освящение храма (Храм – воспитатель духовной жизни)

 Два у вас торжества: одно общее со все­ми нами — воспоминание преславного Преображения Господня, другое — ваше особенное — это освящение храма вашего. И не знать, на чем остановить внимание — на Преоб­ражении ли Господа, преобразившего в Себе наше естество, или на построении церкви, воздвигшем сей дом Богу нашему! И то велико, как дело особен­ного к нам Божия благоволения, и последнее не малозначительно, как дело особенного челове­ческого благочестия и благотворения. И верно, ваша мысль не хочет отстать ни от того, ни от другого, чтоб вполне насладиться созерцаемыми в них красотами духовными. А я скажу вам, что и нужды нет разъединять их, а напротив, есть не только удобство, но и особенное побуждение со­зерцать их одно в другом или совместно созер­цать в одном деле нашего спасения. То, для чего в Преображении так изменено естество наше, ука­зывает цель, а то, что содержится и действуется в храме, представляет средство к сей цели. Ус­вой силу храма, и достигнешь славы Преображе­ния, — спразднуешь таким образом два празд­ника — и обновления храма, и Преображения Господня. Я поясню вам, как это и почему.

Господь и Спаситель наш, всегда «пребываю­щий во свете неприступном» (1Тим.6,16), яко Бог, благо­волил сокрыть славу Свою под кровом челове­ческого естества для того, чтоб, восстановив и освятив его в Себе, сообщить потом сие восста­новление и освящение всем, имеющим уверовать в Него. Спасительное сие действие совершилось в Нем незримо для ока чувственного и недосязаемо для ока умственного, — Ему Единому ве­домо как. Но как верующим было нужно и по­учительно было — осязательно видеть, какого плода ожидать можно от последования Его уче­нию, то Он благоволил очевидно и торжествен­но явить славу человечества Своего в Преобра­жении, говоря чрез него как бы так: «Вот что с вами будет, если пребудете верны заповедям Моим! Преобразится естество каждого из вас сначала невидимо и для вас, и для других, а по­том для всех видимо и осязаемо. Смотрите, не колеблитесь недоумениями и безвестностию и не бойтесь ни трудов, ни препятствий. Мужайтесь и да крепится сердце ваше!..»

Такой смысл Преображения Господня, может быть, и не был бы замечен, если бы потом святые Апостолы не истолковали, что и на всех нас, ве­рующих, лежит долг, ведая сие, «в тот же образ преображаться от славы в славу, якоже от Господня Духа» (2Кор.3,18). Но далее,— если бы святые Апос­толы, дав такое толкование о Преображении, не указали способов, как достигнуть внушаемого ими, знание о том более смущало бы нас, нежели утешало. Но вот, по Вознесении Господа, обле­ченные силою свыше, нашедшу на них Святому Духу, прошли они с проповедию всю вселенную, и, от всех языков собрав Церковь, ей вверили все спасительные силы, яже к животу и благочес­тию, и в ней учредили оживительные чины службы и правила жития и действования. Теперь ведо­мо, что всякий, вступающий в Церковь и с верою приемлющий все содержимое ею и все то сер­дечно исполняющий, приемлет в себя начало обновления и преображения своего падшего и омраченного естества и далее, — пребывая вер­ным всему богоучрежденному порядку нашего восстановления, восходит от силы в силу, «в меру возраста исполнения Христова» (Еф.4,13), которое может открыться в нем и здесь, если благоволит Бог, но несомненно явится в последнее время, его ли только или и всех.

Сей богоучрежденный чин, силою коего пре­ображается естество наше, хранится в Церкви и действуется в храмах Божиих. Семя ему пола­гается в Святом Крещении, где человек умирает для жизни плотской и оживает для жизни ду­ховной. Семя сие, конечно, и оставалось бы семе­нем, если бы не встречало вокруг себя всего по­требного к питанию сокрытого в нем ростка и укреплению зачавшейся новой жизни. Но в Цер­кви Божией все предусмотрено и приготовлено. Нужен свет для семени духовной жизни — он готов в проповеди слова Божия, которое слы­шится в храмах, — и само, как есть, и в виде поучений и песнопений. Нужна влага — она есть обильна в Божественных Таинствах, сих прото­ках благодати. Нужен благорастворенный воз­дух — он есть во всем благолепном чине молитвословий и священнодействий церковных. Во время роста, далее, нужно руководство, чтоб отсекать ненужное и давать должное направле­ние и стволу, и отросткам,— оно есть в богодарованном пастырстве, — и опытном старчестве, и учительстве. Нужен покров для защиты от вредных влияний и разрушительных движений внешних — он есть в непременном пребывании в Церкви Самого Господа, — по обетованию Его, в охранительных Силах Небесных, посылаемых в служение хотящим спастися, и во всех святых Божиих, паче же в Пречистой Владычице Бого­родице, скорой всегда нашей Помощнице, покро­вом Своим обнимающей весь христианский мир.

Кто верен бывает сему богоучрежденному порядку восстановления нашего, тот, приемля в обилии живоносные стихии духовные, посто­янно изменяется в духе на лучшее. Повреж­денное и растленное в нем одно за другим отпа­дает, а здравое и жизненное растет и крепнет, в соответственной мере,— и это не в одном чем, а во всех частях нашего состава — духовно-чув­ственного. Сила ревности и напряжение труда скоро являют христианина во всем совершен­ным и на всякое дело благое уготованным, со светлым взором ума и очищенными о всем понятиями, с чистыми сердцами, исполненными всякой доброты, и возможным на земле бесстра­стием и отрешением от всего, с этою полнотою внутренней жизни, которая преизливается и на все окружающее, способное и готовое прини­мать притоки ее. Примеры сему всегда бывали и есть, как всем вам, конечно, ведомо по собст­венному опыту.

Так преобразуется падшее естество наше в Святой Божией Церкви. Место, где преимущест­венно действуют Божественные силы, и попри­ще, где особенно раскрывается и зреет наша ду­ховная жизнь, — есть храм Божий. Здесь слово Божие, здесь Таинства, здесь все священнодей­ствия, здесь место, в которое вступая человек начинает дышать как бы Небесным воздухом. Храм есть совмещение всего живоносного, Богом определенного к преобразованию нашего есте­ства. Когда устрояется храм,— это то же, что открывается обильный источник в бесплодной пустыне, или что устрояется всецелебная врачебница в месте, зараженном всякого рода не­дугами, или что заводить рассадник, куда со­бираются всякого рода ростки духовные и где совмещено все благопотребное к возращению их. Почему дело сие, как дело столько благо­творное, всегда сопровождается благодарностию, честию и славою. И точно, нельзя не быть бла­годарными к тем, кои озабочиваются созидани­ем храмов. Но можно всегда от лица их сказать с уверенностию, что не будет сказано ничего про­тивного их собственным чувствам, можно всегда сказать, что лучшая для них награда и слава будет, когда те, для коих создаются храмы, будут пользоваться ими по тому назначению храмов, которое указано им свыше. Беру эту мысль и у создателя храма сего и, подкрепив ее моим пас­тырским словом, обращаю ее в урок, — и тем, на коих лежит долг совершать здесь Божествен­ные священнодействия, и тем, кои должны освя­щаться ими. Тут не нужно много слов. Первые знают, как исполнять чины церковных священнодействий, и последним, верно, не безызвестно, как себя держать при совершении их, чтоб обра­щать их в свое духовное созидание. Остается прибавить: так и делайте, как знаете, одни дру­гих подкрепляя усердием, благоговением и стра­хом Божиим,— для того, чтоб, усвояя себе вос­становительные силы, действующие здесь, все вы один за другим отлагали ветхое безобразие и облекались в новое благообразие, преобразуясь по образу создавшего и спасшего нас Господа, и чтоб потом, в День общего воздаяния, всем явить­ся в обетованной верным славе — и храмоздате­лю, и тем, для коих храм, — прибавлю — и освя­тителям его, и всем принимающим участие в сем радостном и утешительном событии. Аминь.

6 августа 1861 года. В с. Савватме Елатомского уезда

5. На освящение храма (Храм – училище, питомник, врачебница, странноприемница)

 Вот и еще устроен и освящением совер­шен храм для вас, жители веси сей! Благодарение Господу, подвигшему на свя­тое дело сие и способствовавшему дойти ему до окончания!

Благодарение и восприявшим благое о том намерение и не пощадившим труда привести его в исполнение!

Нельзя не радоваться сему и сторонним, тем паче вам. Ибо из всех благодеяний, какими бла­годетельствует человек человеку, храмоздание есть самое большое и многообъятное. Благоде­тельно устроение училищ, благодетельно учреж­дение больниц, благодетельно созидание приютов и других мест упокоения нуждающимся и страж­дущим. Но созидание храма благодетельнее всех их, потому что храм один совмещает в себе всё, что имеет каждое из тех учреждений, и, следо­вательно, один заменяет их все.

Храм Божий есть училище, — именно учили­ще Божественной премудрости. Здесь все учит: истины Божий предлагаются здесь в чтении слова Божия, в песнях церковных и в поучениях; ис­тины Божий составляют содержание всех свя­щеннодействий, совершающихся здесь; истины Божий выражаются самым устроением и распо­ложением всех частей храма, — так что доволь­но иметь очи и слух, чтобы принимать в себя преподаваемую здесь премудрость, единую ис­тинную. Внимательный найдет здесь решение всех вопросов, какие занимают ум человеческий, и обогатится самым утешительным познанием — о Боге, мире и человеке, — о том, как Бог, Еди­ный по Существу и Троичный в Лицах, всесовершенный в Себе, все совершает словом, все держит в деснице Своей и устрояет благо вся­кой твари; как мы были созданы для блаженст­ва, но преступлением заповеди потеряли рай и праведно осуждены бедствовать на земле; как милосердый Бог сжалился над нами и послал на спасение наше Единородного Сына Своего, Который, пришедши на землю и после крест­ной смерти воскресши и вознесшись на Небеса, открыл нам вход в вечные обители; ниспослав же Духа Всесвятаго — Утешителя, устроил Им чрез Апостолов Церковь Святую, коей вверил все спасительные силы, так что вступающий в нее и пребывающий верным всем ее законам действительно становится наследником Царствия Божия, освящаясь и усовершаясь в ней. Какое утешительное учение! И какое училище челове­ческое когда-либо доходило до таких истин — высоких, непреложных… чуждых всякой при­меси лжи и суемудрия.

Храм Божий есть питомник и вместе врачебница, врачующая и восстановляющая наши ду­ховные силы. По рождении во грехах, возро­дившись чрез Святое Крещение в храме к новой жизни, мы должны далее возрастать и укреплять­ся в новой сей жизни. Тот же храм принимает нас, как новонасаждение, и совершает сие ра­щение и воспитание наше в себе, при свете ис­тин, здесь проповедуемых, под действием Боже­ственных сил, здесь подаемых, и по указанию надежного руководства, здесь сообщаемого. Бла­женны души, пребывающие верными сему бого-учрежденному порядку и терпеливо приемлю­щие рост в сем богодарованном питомнике. Но вот пробуждается самолюбие, возникают страс­ти и увлекают человека. Там и здесь видятся падения кого в неверие, кого в грех, кого в поро­ки и недобрые привычки. Это больные духов­но. Куда обратиться им? Господь провидел нуж­ды их и в храме же совместил врачевательные средства, как совместил и средства воспитатель­ные. Только возникни от диавольской сети, при­ди сюда, покорись тому, что здесь предлагается, и получишь исцеление. Пост, говение, Исповедь и Святое причащение — вот курс здешнего вра­чевания! Проходившие его знают, сколько все сие целительно.

Храм есть странноприемница и даже самое Небо. Мы — странники и пришельцы на земле. Отечество наше — на Небе. Взыскуя сего Оте­чества, мы не должны родниться ни с чем зем­ным, но, подобно странникам, спокойно прохо­дить все приятные места, встречаемые на пути, одно имея в мысли — скорее увидеть родину свою. Кто не знает, как трудно поддерживать в себе подобное настроение! Поминутно теснятся в душу нашу ненебесные предметы, занимают внимание, увлекают сердце и заставляют за­быть, — что нам не вечно быть на земле. Ревни­тель вступает в борьбу, не прекращая притом и шествия своего. Непрестанная борьба и шествие безостановочное истощают силы путника и утом­ляют. Куда обратиться и где найти отдых и под­крепление? Иди в храмы Божий. Для стран­ников Небесных по всей земле рассеяны сии пристанища духовные. Вступая в них, христиа­нин и отдыхает, находя отишие в отрешении от всего, навеваемом устройством храма, и подкреп­ляется, напитываясь благодатными средствами, сообщаемыми здесь, и возгревает в себе ослабев­шее сочувствие со своею родиною Небесною, ко­торой образы повсюду здесь представляются очам его. Ибо храм есть тень Неба, если смотреть на состав его, на действия, совершающиеся в нем, и на изображения, наполняющие его. Можно ска­зать, что он есть самое Небо на земле, — в кото­рое благоволит вселяться Господь, а с Ним и святые Ангелы, наши присные Хранители. Объя­тия Отца Небесного отверсты всякому, приходя­щему сюда и благоговейно пребывающему здесь; а ради сего всякий благонастроенный встречает здесь благотворное общение Ангелов и святых. Побывать в храме то же, что в видении побы­вать на родине Небесной. А это как оживительно! Как странник, встретив родственный привет, оживает в охлажденных всюду встречаемою чуждостию чувствах своих, так оживает христианин, восприяв веяние родственной Небесной теплоты в храме Божием, и воодушевляется живейшим усердием к продолжению течения своего!

Не распространяюсь более в изображении благотворности для нас храмов. Больше или меньше все сие знаете вы, может быть, и по собст­венному опыту. Но вот что приложу еще! Тру­дившийся в созидании храма сего затем ли предпринял и совершил дело сие, чтоб только возбудить в вас праздное удивление и похвалу? Нет, он хотел, чтоб здесь славилось имя Божие и самым делом созидалось спасение всех вас, как ему близких. Не упускайте же никогда случая воспользоваться благами, туне предлагаемыми вам в нем, как и во всяком другом храме. Храм есть училище: приходите же и учитесь, благого­вейно внимая всему здесь поемому, читаемому и проповедуемому. Храм есть питомник и врачебница. Приходите же и питайтесь здесь Хлебом Небесным и врачуйтесь Небесным врачевством. Храм есть странноприемница. Укрывайтесь же сюда и повергайтесь в объятия Отчи в молит­венных воздыханиях, под веянием и покровом братий наших Небесных — Ангелов и святых. Чем усерднее будете притекать сюда, — тем обильнее будете приобщаться благ сих,— тем светлее будете зреть истину Божию, чтоб отра­жать всякую ложь и заблуждение, — тем креп­че день ото дня будете становиться в благих расположениях сердца вашего и решительнее отвергать всякое искушение и внутреннее, и внешнее, — тем теплее будете любить Небесное Отечество ваше, погашая всякое неправое при­страстие к земле и земному,— словом, тем бу­дете чище, совершеннее и готовее к тому, чтоб вступить беспрепятственно в вечные обители на Небе — нерукотворенный и неразрушающийся Храм Небесного Отца нашего. Буди же сие так всем вам, братие. Аминь.

26 августа 1861 года. В с. Рыбном Моршанского уезда, в имении Аркадия Алексеевича Колибова

6. На освящение Предтеченского теплого храма (Как в храме обучаться истинной молитве)

 Благодарение Господу, благоволившему совершиться обновлению храма сего! Приемлем сие благо от руки Его как особенную милость и как знак особенного Его о нас попечения. Слава Тебе, Господи! Приношу благодарность и всем благотворителям обители нашей, что, Господу подвигшу сердца ваши, вы вняли охотно Его внушению и не отказались помочь нам. Благое дело соделали вы. В храме врачуются наши духовные немощи; в храме пре­подается самая нужная наука о спасении души; в храме отдыхают и подкрепляются чувствую­щие себя странниками и пришельцами в мире сем; в храме омываются совести наши; в храме воспитываются способные быть на служении в дому Царя Небесного; храм доставляет внутрен­ний покой духу нашему, приготовляя его здесь к упокоению вечному. Так, благое очень дело соделали вы. Говорю сие не затем, чтоб возбу­дить в вас какое-нибудь мечтание о себе, но за­тем, чтоб не колебалось усердие ваше, когда ус­лышите кривые толки, будто напрасно брошены деньги, лучше бы сделать то и то. Ведайте, что из всех способов, коими временное достояние пред­посылается в вечные сокровищницы, чтобы быть там воспринятым сторицею, храмоукрашение и храмосоздательство есть самый лучший. Да не оскудевают убо руки ваши и достояние ваше.

Воздав таким образом должное благодетелям нашим, обратимся теперь к себе самим, братие, и послушаем, како к нам глас исходит от хра­ма сего. Храм есть дом молитвы. Слово от хра­ма — урок о молитве. Празднуя ныне обновле­ние храма, мы тем самым изъявляем — и то, что сознаем молитвенное значение храма,— и то, что принимаем обязательство молиться в нем как следует. Поставим же себя в сей строй и будем держаться его неотступно.

Не думаю, чтоб нужно было кому-либо из вас объяснять высокое значение молитвы. Кто не знает, что она есть отзвук всех религиозных чувств, движущихся в сердце, равно как и сама, пришедши в силу, воздействует обратно на сер­дце и оживляет в нем религиозные чувства. Вот почему на всех путях благочестной жизни мы встречаем молитву как выражение благочестия и как спомощницу его. Молитва истинная есть жизнь благочестия. Где нет молитвы, там нет благочестия. Поприще же, где преимущественно раскрывается и приходит в силу дух молитвен­ный, есть храм. Поймите же значение молитвы в храме и озаботьте себя попечением — совершать ее здесь как следует. Не одно хождение в храм есть уже все дело молитвы, а и пребывание в нем достодолжное, и моление благочестивое. Скажу вам коротко, как хождение в храм и пре­бывание в нем может быть исполнением нашего молитвенного долга. Вот что для этого нужно!

 Первое. Входя в храм, помяни, что входишь в дом Божий, потому войди тихо, скромно, не воз­мущая ничьего молитвенного покоя, пройди на свое место и установись на нем в благоговейном положении, обращая очи или только к святы­ням, или долу и горе, и клади поклоны — боль­шие и малые, соответственно движению сердца своего, не обращая внимания на то, как и что делают другие вокруг тебя. Это внешний поря­док, — такой однако ж, без соблюдения которого трудно поверить, чтоб кто установился в молит­ве как следует.

 Но и исправность в сем не обнимает всего дела молитвы.

 Второе. Надо приложить к сему духовный труд, именно — сосредоточиться внутрь себя. Оставь все заботы и все житейские помышле­ния за порогом храма и войди в него с душою свободною. Соберись затем вниманием своим вокруг сердца, — око ума своего обрати к Еди­ному Господу, Который везде есть и зрит сердце твое, и начинай потом сокрушенно взывать к Нему, с внутренним самоуничиженным припа­данием к невидимым стопам Его. С первой ми­нуты вступления в храм поспеши устроиться так. В помощь себе при сем — к отрешенному от всего вниманию к Господу и к делу молитвы — присоедини поклоны — большие и малые, — уча­щая их и разминая ими душу свою, пока согре­ется, пока начнет теплиться молитвенная свеча в сердце. Заметь, что теплота есть фундамент молитвы. Его и потрудись положить в душе твоей в самом начале вступления твоего в храм. Это есть звено — в цепи молитвенных действий — самое нужное.

 Третье. Установившись так в самом нача­ле, — внешно и внутренно, продолжай потом и во все время службы сохранять то же настрое­ние. Знай, что внешнее от внутреннего. На сие последнее потому и обрати всю свою заботу. Ум — неохотник долго стоять на одном и поми­нутно порывается на разномыслие и развлече­ние. Как пойманная птица рвется из рук, так рвется мысль из объятий внимания, чтоб парить в мечтательностях. Как же быть? Известно вся­кому по опыту, что, когда есть на сердце тепло­та, хотя легкая, внимание всегда витает окрест сердца и ум пребывает нерасхищенным. Все де­ло, значит, в поддержании сердечной теплоты. А для сего вот что делай! Возгревши, как сказа­но, с прихода в церковь теплоту в сердце, вни­май далее тому, что читается, поется и действуется в храме; уразумевай смысл того и прилагай его к сердцу, и это от начала службы до конца. Как в кремне скрыта сила огня, так во всем, со­вершаемом в храме, сокрыта сила огня духов­ного. Ударь в то огнивом ума — и издастся ис­кра духовная, которая, падши на сердце, будет сообщать ему теплоту и поддерживать в нем го­рение. Как в печи в начале возжженный огонь поддерживается подкладкою новых дров, так, влагая в сердце одно за другим Божественные возбудительные помышления соответственно хо­ду службы, мы во все продолжение ее поддер­жим в себе теплоту не только не угасающею, но и еще постоянно возвышающеюся.

 Четвертое. Следствием сего будет то, что мы во все время пребывания в храме будем как в раю сладости, — переходя от одного сладост­ного ощущения к другому. Кто так пребывает в храме, для того никогда не бывает долгих служб… Для него они очень скоро проходят, как бы ни были продолжительны. Забота у него не о том, как бы дождаться конца, а чтоб не скоро был конец, потому что ему хорошо так быть, как есть. Блаженные души! Запасшись таким молитвенным духом в храме, они переносят его с собою в дома, вносят во все свои отношения се­мейные, житейские, служебные и во все порядки жизни и все освещают молитвою. Посудите,— если б все мы так пребывали в храмах и такими выходили из храмов, то весь град наш был бы преисполнен духом молитвенным, ублажительным и охранительным. А если б, подобно нам, так же действовали и все другие грады и веси, то и все отечество наше было бы исполнено тем же духом и подобилось станам израильтян, которых осенял столп облачный, хранивший их и руково­дивший в пути в безопасный и вседовольный Ханаан (Исх.33,9-10).

Видите, какое благо! А между тем много ли требуется труда, чтоб получить его? Потихонь­ку войти в церковь и стать спокойно на свое место; собрать затем внимание свое и возгреть теплоту сердца; внимать потом всему читаемо­му, поемому и действуемому в храме и поддер­живать тем горение духа. Так просто, немного­сложно и нетрудно!

Не подумал бы кто: «Стоило говорить об этом!» Точно, не стоило бы говорить, если б все помнили сии простые правила. Но как не все помнят, то нельзя не напомнить. Ибо как они ни просты, но без них молитва не молитва, без молитвы же, что без дыхания, — смерть. Когда кто, как вихрь, вносится в храм, с шумом прохо­дит до места, тревожа всех, и на месте вертится или переходит туда и сюда, крестится не знать как и заводит разговоры на соблазн и смущение всем, как не напомнить такому: «Брат, ты в хра­ме молитвы». Где молятся, там нельзя так себя держать. Подозревая затем и в смирно моля­щихся расхищение ума и пустые мечты о быв­шем и имеющем быть, вместо внимания к месту, где стоят, и к тому, что совершается в нем, как не напомнить им: «Возвратите ум свой в недро свое и внимайте». Правила эти то же, что азы. И азы просты, но, не зная их, нельзя складать, а без складов читать. Молитва имеет много степе­ней. Я указал вам первую. Вступите на нее преж­де, чтоб потом перейти на вторую, и со второй на третью и так далее. Ведайте, что не иначе как, если начнет кто молитвенный труд по указан­ным правилам, начнет расти молитва его и, про­ходя от силы в силу, достигнет и высших степе­ней. Даруй вам, Господи, благодать сию. Аминь.

 11 февраля 1862 года. В г. Тамбове, в Казанском монастыре

7. На устроение храма (Как и чем почерпать духовные блага в храме и потом плод от них иметь)

 Слава Тебе, Боже наш, слава Тебе! Слава тебе, вложившему благое намерение создать храм сей! Слава Тебе, поддерживающему немощь человеческую в трудах храмостроительства! Слава Тебе, совершившему дело сие! И благословение Твое и Дух Твой да пребудут навсегда на месте сем, отныне святом.

  Благодать и мир и вам, храмостроители, принесшие такую угодную Господу жертву и совершившие такое благое дело любви к братиям вашим о Христе! Устроение храма есть великое благодеяние и можно ли найти равное ему! Селение без храма то же, что дом без хозяина, что тело без души, что местность сухая, не имеющая рек и источников! Но отныне у вас храм, и Господь среди вас – не общими только промыслительными действиями, но и особенным благодатным присещением, подобно как некогда посредством скинии вселялся и ходил Он среди Израиля. Господь среди вас, а с Господом — все чины ангельские и весь сонм святых Божиих в ближайшее здесь входят с вами общение, гото­вые, по мановению Божию, совершить всякое для вас благо и всякую вам оказать помощь! Отны­не Дух Божий, все исполняющий,— новые об­разует здесь Себе уста для того, чтобы вдыхать во всех способных воодуховляться дыхание Бо­жественной благодатной жизни! Отныне устрояется здесь приснотекущий источник дарований духовных для всех жаждущих и ищущих утоления жажды! Таково благо! И да ниспослет вам за то Господь всякое благословение и да ис­полнит всякое благое желание сердца вашего.

 «Жаждущие, идите на воды!» (Ис.55,1) Это слово к вам, селяне, среди которых и для которых устроен храм! Храм точно есть источник благодатей… Но как не источник к вам, а вы к источнику иде­те, чтоб почерпнуть обыкновенную воду, — так приходите и сюда, чтоб черпать благодатную во­ду от источников спасения. Приходите всякий раз, как будете иметь возможность, — и припа­сите добрые сосуды, способные благодатную во­ду и принять, и удержать, — приносите сердце, жаждущее спасения и благодатной помощи,— это вместилище сосуда, приносите простоту ве­ры — эту рукоять и руку черплющую, прино­сите теплую молитву — это отверстие уст сосу­да — широкое, соответственно степени жажды благодати, и удобоприятельное, соответственно простоте веры! Всякий раз, вступая благого­вейно в храм сей, — в простоте веры изливайте здесь души свои пред Господом и благовременно приимите всякую потребную вам помощь от Него, как обетовал Он,- что очи Его здесь, чтоб видеть приходящих, и уши, чтоб внимать молитвам их (3Цар.9,3; 2Цар.7,15).

 И не это одно вам надо делать! Храм среди вас не затем только, чтоб вы входили в него, но чтоб и он входил в вас и во все порядки жизни вашей духом своим. Что получаете в храме, то вводите в жизнь свою, или будьте и вне храма так же благонастроенны, как благонастроенными бываете вы в храме. Здесь вы слышите и даже осязаете истину Божию; храните же и свидетель­ствуйте сию истину всюду и пред всеми; «слово же гнило да не исходит из уст ваших» (Еф.4,29) — ни ложь, ни клевета, ни свары. Здесь будете оживляться вы и воодушевляться к доброделанию запове­дями и примерами святых; с сим воодушевлением исходите потом отсюда «и на дело свое, и на делание свое» (Пс.103,23), всяк в своем кругу. Здесь все вы, собираясь воедино, «едиными устами» будете «хвалить Господа” (Рим.15,6); то же единодушие, единомыс­лие, единоречие и братский мир вносите отсюда и в домы ваши, и в сожительство ваше. Здесь все будете предстоять вы Богу и молиться; тот же дух молитвы да не отходит от вас и во всех путях ваших, и при всех трудах ваших, и денно, и нощно; чтоб таким образом, в Боге пребывая умом и сердцем и между собою сочетаваясь любовию и миром, составили вы из себя единое те­ло — единый храм духовный — и Бог мира и любви пребывал с вами!

 В сих мыслях и мы, сторонние вам по месту, но не по духу, — сорадуемся вам и братски при­ветствуем вас с великою милостию Божиею, яв­ленною вам в храме сем,— и, пригласив вас пользоваться храмом достойно храма, — снова приглашаем ко Господу вознестись благодарным сердцем и от Него вместе с сим просить благо­словения и милости храмоздателям, — да благо-успешно приведут они к концу и прочие свои благие преднамерения. Аминь.

 18 сентября 1862 года. В имении Ждановых Козловского уезда

8. На освящение теплого придела во имя Благовещения Пресвятой Богородицы (Как возлюбить хождение в храм и возжелать самих себя устроить в храм духовен)

 После трудов освящения храма и по совершении в нем первого священнодействия предложу вам и краткое наставление. Прошу послушать.

 Прежде всего воздадим благодарение Господу – начинателю и Совершителю всякого благого дела. Это Он возбудил в вас ревность приступить к восстановлению падшего дома молитвы и дал силы довести до окончания начатое и преодолеть все сопряженные с тем затруднения и препятствия. Без Него мы не можем «творити нечего» (Ин.5.30). Исповедуйте сию истину и прославьте Господа. Мы, со своей стороны, будем хвалить ваше усердие и труд; вы же не останавливайтесь на сем, а все отнесите к Госпо­ду, без Которого «всуе трудятся все зиждущии» (Пс.126,1), чтоб иначе присвоением себе не принадлежаще­го не лишить вам себя достойного воздаяния за подъятые труды.

 Довольно вы потрудились и потратились. Господь не презрит сего труда любви вашей к Нему и к меньшим братьям вашим. Но не поду­майте, что тем всё уже вы и покончили в отно­шении к храму, сложили с плеч заботу и ничем уже не должны ему. Нет. Ныне положено толь­ко начало ваших христианских отношений к нему. Конченное дело храмоздания есть только приготовление. Отныне же начнется настоящее дело, и именно — надлежащее пользование со­зданным храмом.

 Кто построил дом, входит в него и живет в нем. Кто сшил одежду, надевает ее и носит в нужное время. Так и здесь: устроили вы храм — пользуйтесь же им во славу Божию, во спасе­ние свое и других. Спешите сюда всякий раз, как услышите зов, не только в праздники и в дни воскресные, но и во всякое время, когда име­ете возможность. Мир — чужая нам страна; дом наш на Небе, преддверие же того дома — храм земной. Спешите же сюда, как спешат из чу­жой стороны под кров родителей. Здесь будете сретать вы всякий раз объятия Отца. Как дети спешат на зов любимой матери, желая насла­диться ласками ее, так спешите и вы в храм. Здесь мать наша — Церковь любовно будет обымать вас и обильно питать вас всякими духов­ными сладостями.

 И, приспевши сюда, так здесь обращайтесь, как обращаются добрые дети пред отцом и ма­терью — любовно, благоговейно, внимательно, послушно. Скромно вошедши, стань каждый на свое место, никому не мешая, — и, очи к святы­ням обращая, ум же горе’ устремляя, творите благоговейное поклонение Вездесущему, в хра­ме же особою благодатию присущему, Богу, из­ливая пред Ним в теплой молитве душу свою. Начав так, понудьте себя в том же расположении продержаться до конца богослужения, храня мысль нерассеянною и душу свободною от за­бот житейских, кои потрудитесь оставлять за по­рогом храма. Не смущенный помыслами и забо­тами, ум вниманием глубоко войдет в читаемое, поемое и действуемое и, обильным светом осве­щаясь, духовною теплотою и веселием исполнит сердце ваше, полагая в нем в то же время семена благих дел и начинаний, кои принесут и плод во время свое. Се, духовные уста, коими прилипает душа к сосцам матери-Церкви и питается от нее сладостною, Небесною пищею, составляющею ос­нову для вечного пребывания нашего.

 Даруй им, Господи, хоть только одну службу так пробыть во храме! Если пробудете так, сла­дость такого пребывания останется неизглади­мою в душе вашей и будет вас тянуть в храм Божий, как иного тянут в общество чаемое весе­лие и приятельская беседа. Чем чаще вы так будете в храме, тем более будет хотеться вам пребывать в нем. Чем неопустительнее будете вы удовлетворять сему желанию, тем ближе по­дойдете к потребности неисходно почти пре­бывать здесь. А когда сего достигнете, то у вас будет то же, что у Апостола, который «желанием желал разрешиться и со Христом быти» (Флп.1,23). Для вас тогда сей храм молитвы будет воистину пред­дверием храма Небесного.

 Не вдруг, однако же, сие дается и не без осо­бых предосторожностей достигается. Точно, пер­вое дело чтущих храм есть приметаться в нем, как в дому Божием (Пс.83,11), — и сие приметание многоплодно и спасительно. Но избави вас Господи останавливаться на одном внешнем приметаний. Нет. Надо так приметаться, чтоб и самим «со­зидаться в жилище Божие Духом, или возрастать в Церковь Святую о Господе» (Еф.2,21-22). Ходя в цер­ковь, надобно отображать ее в себе. Это будет, когда знаменование, выражаемое ею внешно, мы возымеем в себе, в живых чувствах и располо­жениях. Тогда святилищем станет дух, жертвен­ником — сердце, священником — ум. Вниматель­но и трезвенно пребывающий здесь навыкает непрестанно на алтаре сердца умом приносить Богу жертвы духовные: жертву хвалы — в со­зерцании славы Божией и великих дел Его; жер­тву всесожжения — в совершенной богопре-данности; жертву очищения — в сокрушении и умилении; жертву тука — в чувстве любви, теп­лой и всех питающей; фимиам — в непрестан­ном возношении ума и сердца к Богу и прочее. Так устрояющиеся внутренно Бога привлекают, Который, яко «призираяй на Авельские жертвы» (Быт.4.4), исполняет в отношении к ним обетование Свое: «вселюся в них, и похожду, и буду им Бог» (2Кор.6,16). Вот и церковь Бога Жива, или жилище Божие, сози­даемое в Духе! Где же жилище Божие, там и Небо; а кто Небо в себе вмещает духовно, тот несомненно вступит и в истинное Небо, как в верное наследие свое. Жительство наше, по Апо­столу, на Небесах есть, к коему готовимся Неба достойным пребыванием в земных, Небеси по­добных, жилищах Божиих. Таково назначение храма! Дать желающим возможность, приметаясь в храмы, самим стать храмом Богу, и таким образом готовыми явиться ко вступлению в Божие жилище на Небесах! Это и остается вам теперь сделать после трудов храмоздания. Да благословит вас Господь успеть и в сем после­днем, как благословил успеть в первом. Аминь.

 17 ноября 1863 года. В г. Владимире, в Вознесенской церкви

9. В неделю 2-ую Великого поста, по случаю шума в храме в неделю торжества Православия (О благоговеинстве в храме)

 Шум, бывший здесь прошлое воскресенье, подает мне повод напомнить вам о благоговейном стоянии в храме Божием. Не того ради хочу сказать об этом слово-дру­гое, чтоб обличить кого, потому что из тех, кто виноват, может быть, никого нет ныне здесь с нами, — а если и есть кто, давно, верно, осудил сам себя и обличил; но того ради, чтоб не пропу­стить этого случая без замечания и не навесть кого-либо на мысль, что это ничего.

 Как ничего?! Положите, что вошел бы сюда тогда какой-нибудь невер, или раскольник, или лютеранин и католик. Что подумал бы он об нас?! «И так это-то православные, — сказал бы он в себе. — Так это-то Церковь Православная! Собрались они сюда все — большие и малые, и светские, и духовные, — Православие свое торжествуют, а какой тут беспорядок! Что же это у них за вера?» Подумав так, соблазнился бы — и после уж не говори ему о святой вере нашей православной. И выходит, что в день Тор­жества Православия мы посрамили Правосла­вие и мать свою — Святую Церковь Православ­ную. И оправдаться нечем.

 Что нас было много, это не оправдание. Ведь это, когда на рынке много собирается народу, неизбежно быть шуму и говору. А в церкви — чем больше людей, тем невозмутимее должна быть тишина и глубже молчание! Господь ска­зал: «где два и три собрани во имя Мое, там и Я посреде» (Мф.18,20). Не тем ли паче Он посреде, когда со­бираются не два и три, а сотни и тысячи? Гос­подь же есть Бог мира и тишины. Опять — у каждого из нас есть Ангел Хранитель, Ангел мирный и тихий. Здесь была тысяча Ангелов таких. Какой глубокой тишине следовало бы быть здесь под осенением их, в присутствии Самого Господа?! Так Тайнозритель видит на Небе тьмы Бесплотных и двенадцать раз двенадцать тысяч святых, а слышит что? «И бысть»,— говорит,— «тишина велия» (Мф.8,26).

 Так и у нас здесь следовало бы быть великой тишине, если б мы внимали себе и тому, зачем собираемся сюда. Как не стало такого внимания, то мысли рассеялись и мы забыли — и себя, и место — и начали безобразничать. Ангелы от­ступили от нас, и Господь отвратил лице Свое, а от этого еще хуже стало у нас.

 Не говорите: «Соблазн большой — как усто­ять?» Зачем сюда зайти соблазну?! Тут ему не место. Он и не зашел бы, если б мы сами не занесли его. Если ж сами занесли, на чей со­блазн слагать вину, как на нечто чуждое нас, не­зависимое от нас и враждебное нам? Пусть даже был сторонний соблазн: тут-то и следовало по­казать свою твердость. Что за добродетель, если мало-мало препятствие и искушение, мы подда­емся и отступаем? Когда один кто и молчит — какая тут добродетель? А когда тысячи собе­рутся, и так тихо, как бы тут был один или будто никого нет,— вот истинная добродетель! Уже­ли ж у нас дух благочестия так подвижен, что от малого стороннего приражения приходит в смя­тение, сам возмущается и все вокруг возмущает, подобно воздуху, который легко колеблется и колеблет все, что в нем? Если так, то невелика похвала наша.

 Если невелика похвала, то надо озаботиться увеличить ее, то есть надобно так утвердить свой дух в благоговеинстве, когда бываем в храмах Божиих, чтоб его ничто не могло колебать и воз­мущать, чтоб он был, как камень среди моря, — в который волны бьют, а он стоит, или как какое твердое здание, вокруг которого в бурю ветренную воздух в смятении, а оно стоит неподвиж­но. Стяжевается такая добродетель неленостным упражнением в ней; упражнение же сие уместно только в храме. Благоговеинству в храмах можно научиться только благоговейным в них стояни­ем. Ходи чаще в храм и всякий раз напрягайся хранить в нем благоговение. Этим приобретешь навык благоговейного стояния и стяжешь дух благоговеинства, который потом пребудет в те­бе и вне храма и всю жизнь преобразует. Вот этому и положи отселе научаться, кто еще не научился.

 Не думайте, что хранить благоговение есть дело трудное и тяжелое. Нисколько. Благогове­ние, когда придет, само себя оберегает и облегчает, и облегчает собою самое стояние в храме. Когда дух в благоговении, то в храме он на своем месте и в своем чине и ему сладостно пребывать в нем. Отчего иной самую долгую службу простоит и, когда кончится она, жалеет, что скоро кончилась? Ему бы не хотелось выхо­дить из церкви; он нашел тут рай сладости — с той минуты, как вступил в благоговейное состо­яние. Видите, какое благо в наших руках, как оно к нам близко, будто само просится к нам.

 В наших руках, — лбо дух благоговения тот­час осенит нас, как только мы понудим себя пред-расположиться к нему. Себя надо взять в руки и добре править собою всякий раз, когда вступа­ем в храм.

 Начать сие самоуправление надо с упорядо­чения мыслей. Вступая в храм, все помышления отстрани, упраздни ум и сосредоточь внимание в себе. Это первое. Затем надобно прогнать вся­кую заботу житейскую и сердце свое отвлечь от всякого пленения и пристрастия, — сделать, чтоб оно ничем не было в эту пору связано и ни к чему не привязано. Заметьте, что эти три: рассе­яние, забота и пленение — суть враги, разруши­тели благоговейного молитвенного настроения. Пока они есть, не ждите молитвы. Потому их прежде всего и надо прогнать или непрестанно прогонять, потому что они поминутно будут на­падать, как докучливые насекомые. Еще с утра дома начните борьбу с ними, которую усугуб­ляйте, входя в церковь, и во все время стояния в ней не давайте себе послабления. Как тут быть с собою, само дело научит,— только поусерд­ствуйте и потрудитесь.

 Отрешив таким образом свой ум, душу и сер­дце и содержа себя в сем отрешении,— утвер­дите вы себя в том удостоверении, что вы стои­те пред лицем Господа, Который видит вас и все, что в вас. Это господственное в молитве действие — стать вниманием в сердце и созер­цать Господа — безвидно, однако ж, и бесфор­менно, иначе — пребывать в памяти Божией, или в присутствии Божием. У становясь так, припа­дай затем всякий к стопам Господа в сердце сво­ем и изливай пред Ним душу свою… Сознай и восчувствуй нужды свои и изъявляй их Всеви­дящему и Всеблагому Господу с детскою про­стотою и верою. В сем — сердце молитвенного к Богу обращения! Слабо или глухо вопиют к Господу, потому что не чувствуют тесноты. Кто чувствует сию тесноту, тот бывает докучлив в молитве, и Господь любит сию докучливость. Она поддерживает постоянство в молитве, а постоян­ство в молитве возгревает сердечную теплоту — этот плод молитвы и вместе неистощимый ее ис­точник. Теплотою сей меряйте все — и благонастроение к молитве, и успех ее. Ее и добивай­тесь. Радостно сретайте первые ее проявления и усугубляйте труд — к хранению и увеличению ее. Теплота сия и мысли сосредоточит сильнее, и припадание к Богу заставит производить не­удержимое, и весь труд молитвенный усладит, уве­личит и укрепит. Так собрав внимание, стань в сердце пред лицем Господа и припадай пред Ним, изъясняя нужды свои, пока согреется сердце; а согреется — еще более припадай и так далее.

 Сие должно происходить внутри — в душе. Но в то же время и тело надо держать в соответственном положении. Стань на свое место и стой не распуская членов. Не вертись туда и сюда и не блуждай очами, держи их на святых иконах или на священнодействиях, клади покло­ны подвижения духа твоего, одного остерегаясь, чтоб не смутить как-нибудь других молящихся с тобою.

 Просты эти правила, а без соблюдения их внимания не поддержишь, бодренности не сохра­нишь и сердца не согреешь. Хоть это составляет только внешнюю, назовем так, обстановку молит­вы, но с нее надо начать и вместе с нею и душу свою направлять, как следует.

 Так благонастроив душу и тело свое поста­вив в чин, внимай тому, что читается, поется и действуется. В сем пища молитвенного духа. Внушаемое словом и действием прилагай к себе и соответственные тому возбуждай чувства и расположения. Слово само понятно, а что долж­но помышлять при том или другом действии, это надо наперед узнать и здесь только воспоми­нать. Все имеет свой смысл и есть символ или образ духовного. Всему внимайте от начала до конца, паче же в то время, когда совершает­ся Таинственная Жертва наша. Литургия не молитва только есть, но и Жертва; и вы не зри­телями только быть призываетесь сюда, но и уча­стниками в Жертве. Жертва сия есть умилос­тивление о грехах наших. Смешайте с нею и свою слезу покаяния и сокрушения. Она возне­сет ее к Престолу благодати и низведет вам все­прощение. Наша «жертва Богу — дух сокрушен. Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс.50,19). Не забудьте наипаче возгревать сии чувства вся­кий раз, как слышите: «Тебе поем… и молим Ти ся, Боже наш».

 Если сохраним все прописанное, то несо­мненно возгреем в себе дух благоговеинства. Ког­да же придет сей дух, тогда он сам еще внятнее и подробнее научит нас, как бывать в храмах Божиих так, чтоб он не отходил от нас. Благого­вейный молитвенный дух Господь подает, но не даром, а труда ради нашего. Потрудимся в иска­нии его, и Господь, видя труд наш, подаст нам искомое, ибо Сам сказал: «ищите, и обрящете» (Мф.7,7; Лк.11,9). Но и трудиться надо с применением труда к цели, или с выполнением нужных условных располо­жений и действий,- и притом всех и в долж­ном порядке. Отчего иной целый век трудится в молитве и все не имеет молитвы? Оттого, что не все делает, что нужно для стяжания молитвы. Этим показывает он, что не имеет брежения о молитве; а «творяй дело Божие с небрежением» (Иер.48,10) благословения не получит. Без благословения сего успеха быть не может и не выходит ничего из всего труда, которым трудится неразумный труженик.

 Сие ведая, братие, приметайтесь к дому Божию и, приметаясь, научайтесь, как в нем пре­бывать подобает. Для воспитания в нас духа благочестия только и средств осталось, что посе­щение храмов. Если и это время будет у нас проходить без пользы, чем поддерживаться бу­дет жизнь наша духовная и какого проку тогда ожидать от нас? Аминь.

 15 марта 1864 года. В г. Владимире, в соборе

10. На освящение Крестовоздвиженского храма (О созидании духовной жизни в храме, с соответственными уроками)

 Давно слыша о вас, желанием желал я ви­деть вас, православные христиане. Ныне радуюсь, видением поверив слух и удостоверясь в вере вашей искренней и благочес­тии нелицемерном. Молю Господа, да сохранит Он в вас тот же дух, утверждая и возращая его паче и паче.

Господь благословляет вас благосостоянием и довольством. Сколько вижу, — избытки свои, кроме других добрых дел, вы преимущественно употребляете на сооружение и украшение хра­мов, чему служит свидетельством и сей, освящен­ный ныне, благолепный храм. Так действуя, вы добре творите. Сооружение и украшение хра­мов не есть дело простое. Оно очень многозна­чительно и благодетельно паче всех других бла­годетельных учреждений и зданий, имеющих целию благо человека.

 Благодетельно устроение училищ, больниц, воспитательных домов, мест общения взаимного и прочего. Устроение храма благодетельнее паче всех их, ибо храм есть и училище, и больница, и воспитательный дом, и место общения духовно­го. Коротко поясню вам сие, пользуясь нынеш­ним торжеством,— и выведу отсюда один-дру­гой для вас урок.

 Храм есть училище, и училище Небесной муд­рости. Мудрость сия преподается здесь в чтении Божественных и отеческих писаний, в содержа­нии и чине всякого служения, даже в форме и устройстве самого храма; преподается всякому независтно (поровну, обильно): и малому, и большому, и богато­му, и бедному, и ученому, и неученому — для всякого в доступном для него образе и виде; пре­подается так внятно и впечатлительно, что вни­мательный без других способов обучения, посред­ством усвоения одного того, что преподается в церкви, становится крепким в разуме и ведаю­щим полно такие истины, кои нередко недоступ­ны ведению усидчивых тружеников знания. Ка­кое из человеческих училищ обладает такими свойствами?!

 Храм есть врачебница, действительно вра­чующая наш дух немощный. Смущают кого помыслы — приходит в храм, и один вид его отрезвляет расслабляющуюся душу. Одолевает кого страсть — приходит в храм и то словом, то священнодействием, то изображениями святых, подвизавшихся против всякого рода страстей, вразумляется, воодушевляется ревностию и отревает страсть. Тяготят кого скорби — прихо­дит в храм и, изливая здесь пред Господом душу свою, от Него приемлет утешение, исполняется мужеством и благонадежно переносит всякое го­ре. Пал кто и заболел неправдою и грехами — приходит в храм и здесь и в раскаяние приво­дится, если нераскаянным был, и разрешение и умиротворение совести получает, пришедши в себя и раскаявшись. Так всякая немощь душев­ная — здесь указуется и врачуется.

 Храм есть воспитательный дом, или питалище духовное. В храме Божием совершаются все Таинства, из коих каждое преподает нам свою особую благодать. Благодать же есть сила Божия, питающая, укрепляющая и возращающая дух. Без благодати мы ничего не можем сделать, и всякая сторона нашего естества имеет нужду в особом даре благодати, чтоб действовать по на­мерению Божию. Сии особые дары необходимы для той или другой силы или стороны и сооб­щаются особым соответственным Таинством… Крещение возрождает, Миропомазание укреп­ляет и украшает дарами новорожденный дух. Покаяние омывает, Тело и Кровь Христа питают, и всякое Таинство свое духовное действие в нас совершает. Как храм есть место, назначен­ное для совершения сих Таинств, то он воистину есть питомник духа нашего и благодатной в нас жизни.

 Храм Божий есть место взаимного обще­ния — Небесных и земных. Рождаемся мы на земле для Неба. Отжившие век свой переходят отселе в иной век и, там пребывая, или требуют нашей помощи, или сами способными соделыва-ются помогать нам. То и другое предполагает, что должно быть особое на земле место для об­щения нас, земных, с Небесными. Место сие и есть храм. Здесь поминаем мы отцов и братии и здесь же призываем святых, прославленных, по­мощников наших. Святые здесь к нам нисходят, как это неоднократный опыт очевидно доказал, и действие молитв наших, совершаемых здесь, к отцам и братиям нашим доходит, и все мы тай­но,— духовно,— но тем не менее действитель­но, сообщаясь здесь,— в храме,— составляем единое общество, стройно сочетаваемое, на кото­рое милостиво призирает и коим благостно уве­селяется Отец наш Небесный со всеми Небе­сными Силами.

 Так велико значение храма! Так благодетель­но устроение его! Воодушевляйтесь, храмозда­тели! Тут будут просвещаться духовною мудростию, врачеваться в духовных немощах, питаться благодатию и общиться с Небом. Действия сии будут совершаться в других; но плоды их и воз­даяния за них будут отражаться и на вас и тем умножать цену труда вашего. Сознайте благо­детельность сию и вы, имеющие пользоваться сим храмом,— и воздайте трудившимся в со­здании его благодарностию и молитвою за на­чавших, продолжавших и доведших до конца святое дело сие.

 Те же и другие, поймите, однако ж.

 Первое. Что храм не для себя самого соору­жен, а для вас; не для того, чтоб стоять и красо­ваться, а чтоб вас в себе всегда иметь; не для того, чтоб быть свидетелем вашего благочестия прошедшего, а быть возбудителем, питателем и хранителем вашего благочестия непрестающего. Если храм пуст, когда бы следовало ему быть пол ну, то всуе трудились созидавшие его (Пс.126,1; ср.:Иер.51,58; Гал.4.11). Не забывайте же бывать в храме сем всякое вос­кресенье и праздники, а кто может — и во вся­кий другой свободный день.

 Второе. Если храм Божий назначается для духовного просвещения, врачевания, питания и духовного общения, то старайтесь так посещать храмы, чтоб действительно в них просвещаться духовною мудростию, врачевать свои немощи душевные, питать жаждущий дух свой Небесною благодатию и восходить до ощутительного об­щения со святыми и всеми отшедшими. Для сего внимайте всему здесь читаемому, поемому и действуемому и ревностно исполняйте все чины и порядки, к каким призываетесь вы в храме и чрез храм, — разумею — всякого рода молитвования церковные, святые посты, говение и особенно Исповедь и Причащение. Исполняйте все сие неопустительно, и не внешно только, но сердцем и умом, с верою и благоговением. Действуя так, вы действительно всегда будете являться про­свещенны, здравы духом, насыщенны и небошественны.

 Третье. Храм создан или храм посещен — не думайте, что тем уже все и исполнено. В храм приходят, чтоб получить силы; силы получают­ся, чтоб действовать ими; действовать же надоб­но по заповедям. Так в связи с храмозданием и храмопосещением должно состоять ревностное исполнение заповедей. Не об одном том ревнуй­те, чтоб исполнить все церковное, но и о том, чтоб являться исполненными всякой добродетели и за порогом храма, — быть кроткими, миролюби­выми, непересудливыми, трезвыми, трудолюби­выми, взаимоуслужливыми, целомудренными, уступчивыми, терпеливыми, смиренными — сло­вом, украшенными всякою добродетелию.

 Сие вкратце указываю вам в изъяснение ва­ших отношений к храму с их следствиями. Но начните учащать в храм, и самым делом научи­тесь, какими вам подобает быть в отношении к нему и какими исходить из него. И много дру­гого откроется вам тогда, может быть и такого, чего никакое слово описать и обнять не может. Храм — Небо земное. Кто восприемлет силу храма, становится общником всего Небесного. Святые Божий где воспитывались? Преимуще­ственно в храмах. Как скорбно видеть и знать, что иной целый век ходит в храм и не вкушает плодов хождения в храм.

 Сему внимая, братие, мудрствуйте в себе и позаботьтесь держать себя в отношении к хра­му так, чтоб на себе перенесть вполне все его значение.

 Прибавлю, что от сего будет плод не вам од­ним, но и храмоздателям, как отшедшим, так и живым. Господь да поможет вам сотворить сие. Аминь.

 3 июля 1864 года. В с. Иванове Шуйского уезда

11. На освящение храма (О приближении к детям Господа и Божией Матери чрез храм, и как им вследствие того относиться к храму)

 Вот, дети, освящена для вас и церковь, ко­торая отныне стала святою. Внизу бу­дете вы учиться, а сюда будут приводить вас — молиться Богу. Смотрите, всякий раз, как приходить будете сюда, держите себя здесь так, как требует святость места.

 Знаете ли, что сделалось с местом сим, когда его освятили?! Отныне это дом Божий, и Гос­подь стал обитать здесь особенным Своим бла­говолением. Господь везде есть; но о храмах освященных Он Сам сказал: «Будут очи Мои ту и уши, чтоб внимать молитвам рабов Мо­их» (3Цар.9,3;2Пар.7,15) — чего не сказал ни о каком другом мес­те. Сие и помните, приходя сюда,— помните, что Господь видит вас и готов услышать, о чем будете просить Его. Помня, что Он видит вас, остерегайтесь сделать какое-либо неприличное движение телом или на душе держать какие-либо пустые мысли и недобрые чувства. Помня же, что Он готов услышать вас, просите у Него, что вам нужно, как бы вы просили то у родного отца своего, с теплою к Нему любовию и упова­нием. Господь всех любит, а детей больше всех любит, и всем Он помогает, а детям больше всех готов помогать. Когда еще был Он на земле, в одном месте матери стали приносить к Нему де­тей, чтоб Он благословил их. Господь благослов­лял их, возлагал на них руки и на руки брал к Себе. Другие, думая, что это беспокоит Господа, не хотели допускать до Него более детей. Но Гос­подь не велел им это делать, говоря: «не мешайте детям приходить ко Мне» (Мф.19,14). Видите, как Он ми­лостив к детям. Но как тогда, так и теперь все Он Тот же. И теперь Он так же любит детей, как и тогда. И вас любит. И когда вы будете приходить сюда, Он верно будет приближаться к вам, хотя невидимо, но действительно. И если вы будете держать себя как следует и душевно, и телесно, верно благословит вас, и руки Свои воз­ложит на вас и обымет вас, и душе вашей даст почувствовать это Свое приближение и прикос­новение. Вот почему и говорю вам: приходите сюда охотно и радостно и к Господу обращайтесь любовно и благонадежно, как к родному отцу.

 Еще вот что вам скажу: престольный у вас праздник будет — Введение во храм Пресвятой Богородицы. Божией Матери посвящаем мы храм сей и Ее покрову и заступлению поручаем вместе с храмом и училище, и вас. Помните и это, и к Матери Божией прибегайте, как дети, с любовию, и просите Ее помогать вам во всем. Посмотрите, что пишется на иконе Введения: Божия Матерь восходит по ступеням, а по бо­кам стоят маленькие девочки со свечами. Это они провожали Ее до Храма. Божия Матерь тог­да вошла во Храм. По Успении же Своем Она взошла на Небо, и там у Престола Божия мо­лится о всех верующих, и оттоле нисходит на землю и ходит по всем храмам, которые Ей по­священы, и по всем людям, которые Ее призы­вают. И сюда Она будет приходить. Храм Ей посвящен. Господь ради сего посвящения бла­говолил, чтоб Она ныне вошла сюда и потом всегда приходила. Нынешнее освящение сего храма есть тоже введение Божией Матери в храм сей Господним мановением. Помните сие, дети, и когда будете восходить сюда по лестнице, ду­майте, что вы будто Божию Матерь сопровожда­ете во храм сей и что Она идет впереди вас и тут будет с вами. Ведь так это и есть на самом деле. Где бы ни была Божия Матерь, как только призовешь Ее усердно, Она тотчас придет. Ей нетрудно переноситься с места на место, ибо Она духовна. Так вот, когда приходите сюда, — мо­литесь к Божией Матери так, как бы вы просили о чем живую родную мать свою,— и Она услы­шит вас и поможет вам.

 Видите теперь, что Господь здесь и видит вас и готов слышать ваши молитвы, — и Матерь Божия будет приходить сюда, чтоб помогать вам и умолять за вас Господа. Спешите же сюда охотно, стойте здесь благоговейно и молитесь с надеждою, что услышаны будете. Всякую свою нужду откровенно сказывайте и просите о ней. Будете вы учиться и не скоро выучивать урок, — память слаба, приходите сюда и скажите о сей нужде своей Господу и Матери Божией, молясь так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, да­руй мне память, чтоб мне поскорее выучивать урок. Матерь Божия, помоги мне поскорее вы­учивать урок и помолись о мне, чтоб Господь дал мне крепкую память». Также, если не скоро будете перенимать какое-либо рукоделие и мас­терство, — молитесь так: «Господи Иисусе Хрис­те, Сыне Божий, даруй мне уменье к такому-то рукоделию! Божия Матерь, помоги мне перенять такое-то мастерство!» Или нрав у какой-нибудь из вас будет не совсем хороший: лениться будет, или часто серчать, или обижать, или гордиться пред другими, или завидовать в чем, или осо­биться от других, не будет иметь любви и об­щительности, — все это очень нехорошо, и если будет у какой, непременно должно быть исправ­лено, — вот и молитесь, приходя сюда: «Госпо­ди Иисусе Христе, Сыне Божий, Матерь Божия, избавьте меня от лености, от серчания, от спеси и гордости, от завидования, от задорности, от из­лишней резвости и дайте мне кротость, послу­шание, любовь ко всем, чтобы мы жили, как род­ные сестры, под начальницею — как родною матерью». Так и о всем другом молитесь: о здо­ровье, о сохранении вашего училища, о родите­лях и родных, начальнице, наставниках и всех попечителях ваших. Такою молитвою вы буде­те радовать Господа и Матерь Божию, и Они скоро услышат молитву вашу и моление ваше исполнят.

 Поняли ль вы, что я говорил вам? Повторю еще, что у вас храм освящен и чрез это Господь и Божия Матерь близки теперь стали к вам — с вами стали жить, как в одном доме. Какая ра­дость! Не забывайте же этого никогда. Будете жить вы там, нанизу, а сюда приходить только по временам. Но и там находясь, не выпускайте из головы, что у вас над головою храм, — в коем Господь и Матерь Божия, и так живите и так себя держите, чтоб не беспокоить Их, а радость и утешение Им собою доставить — своим благо­нравием, добрым учением и любовию ко всем порядкам. Если там, нанизу, что нехорошо сде­лаете или подумаете, Господь все то видит и Матерь Божия узнает: с какими же глазами вы сюда потом придете молиться?! Так уже смот­рите остерегайтесь — и только одно хорошее и делайте, и думайте. Начальница и надзиратель­ницы — видят только, что вы телом делаете, и не дадут вам сделать что-либо нехорошее. А Гос­подь видит, что у вас на душе есть, что думаете и какие у вас есть чувства. Так телом держа се­бя исправно пред начальницею,— душою сво­ею, своими мыслями и чувствами старайтесь быть исправными пред Господом, чтоб вам не стыдно было приходить сюда и являться пред лице Божие.

Помните же это и чрез такие помышления навыкайте жить всегда в страхе Божием и благоговеинстве. Больше же всего навыкайте мо­литве. Если навыкнете хорошо молиться, то мо­литва будет привлекать вам всякое добро не только пока вы здесь, — но во всю жизнь вашу. Аминь.

 11 февраля 1865 года. В г. Владимире, в училище девиц духовного звания

12. Молитва в конце молебна в день открытия училища (Благослови, Господи, детовоспиталище сие!)

 Господи Иисусе Христе, Боже наш, Сам благоволивший преуспевать возрастом и разумом и благодатию у Бога и людей и во время Твоего на земле служения спасению нашему повелевший невозбранно приступать к Тебе малым детям,— благослови детовоспиталище сие, во славу имени Твоего устроенное, и утверди его в роды и роды, умудри тех, коим вверяется воспитание, разверзи умы воспитыва­емых к принятию спасительных учений и серд­ца их благонравием у краси. Ангелов Твоих Хра­нителей поели, да вселяют в сердца их всякое благопомышление и благорасположение, от вся­кого же вредного приражения, могущего ук­рыться от ока назирающих, охраняют и ограж­дают во дни и в нощи,— да тако, и видимо, и невидимо питаемы и руководствуемы, безвредно возрастут и плод доброго жития и благих дел христианских принесут пресвятому имени Тво­ему. Матерь Божия Пречистая! Тебе ведом путь спасительного воспитания, Тобою пройденный; Тебе ведом труд воспитания, Тобою понесенный! Помоги нам, молимся Тебе! В объятиях Своих носившая Христа Господа, обыми детища сии невидимыми объятиями Твоими и всем нам ми­лостива буди! Тебе посвятили мы храм сей. Тебе дерзаем вверить и училище наше. Приими его под милостивый Материнский покров Свой! По­сещай, вразумляй, охраняй, предотвращай, — да Твоею помощию благоуспешно и богоугодно со­вершается здесь всегда святое дело христиан­ского воспитания детищ, предназначаемых в по­мощницы делателям в вертограде Святой Церкви Сына Твоего, Господа нашего Иисуса Христа, — Емуже со Отцем и Святым Духом честь и слава во веки веков. Аминь.

 11 февраля 1865 года. В г. Владимире, в училище девиц духовного звания

13. На освящение Крестового Христорождественского храма (О построении внутреннего в себе храма с напоминанием, что это не делает, однако ж, излишними храмы внешние)

 Благодарение Господу, вложившему в нас желание и подавшему нам способы об­новить храм сей. Ведомо вам, сколько нужен был такой храм, ведомо также и то, как свыше сил наших было удовлетворить сей нуж­де. И вот, однако ж, все уровнял Господь: дело спелось и так скоро пришло к концу, к общему всех нас утешению. Слава Тебе, Господи, благодеющему нам не по достоинству нашему.

 Когда только началось храмоздание сие, по­мню, был ход с Боголюбскою иконою Божией Матери. Проходя мимо, я мысленно поручал Владычице Богородице начатый труд и молил Ее, скорую всем и во всем Помощницу, благо-поспешить нам душеспасительно совершить его во славу рождшегося от Нее Господа и Ее Са­мой. Веруем, что эта незаслуженная благопоспешность устроения храма сего есть плод Ее Материнского о нас попечения, и понуждаемся благодарение принести и Ей, Пречистей Вла­дычице Богородице, — несмотря на худобу на­шу — не лишившей нас Своей помощи.

Не могу умолчать и об избранных оруди­ях Божией к нам милости — наших благодете­лях. Благодарю всех, кои помогали нам до­стоянием, трудом и советом. Господь да воздаст вам вместо земных — Небесная, вместо вре­менных — вечная и да благословит Он вас во всех собственных ваших трудах и начинани­ях. В каждое богослужение будет возноситься здесь усердная о всех к Богу молитва, которая, верим, веры ради вашей, не будет бесплодна для вас.

С такими чувствами принимаем мы храм сей, как дар Божий. Но самый храм не для нас од­них. Он есть ваше паче достояние, чем наше. Почему благодарим, видя в нем себе дар, пользо­вание же им не можем не простирать на всех вас, а вследствие того не можем не пригласить вас воспользоваться им достойно дара и Дарователя. Полагаю, что вы все не иначе и распола­гаетесь, и не к этому только, но и ко всякому другому храму. Не считаю, однако ж, излишним восстановить вашу о том память и разогреть рачение (усердие).

Вышний не в рукотворенных храмах живет. Сам, однако, узаконил устроять для Себя храмы рукотворенные и обетовал, что будут очи Его в них, чтобы видеть молящихся, и уши, чтоб вни­мать молитвам их (3Цар.9,3; 2Пар.7.15). И это, конечно, не того ради, чтоб неистинным оказалось, что Он не в руко­творенных храмах живет; но того ради, чтоб ука­зать, что если Он и являет в них особое Свое присутствие, то не ради их самих, а ради тех, в коих чает чрез них устроить Себе храмы нерукотворенные. Храмы устрояются, чтобы чрез них и в них научить нас самих созидаться в жилище Божие Духом, «в храм духовен, святительство свято, возносити жертвы духовны, благоприят­ны Богови Иисус Христом» (1Пет.2.5). К этому направлен и самый образ устроения храмов, и все, что по­том в них совершается. И внимательному чтителю и посетителю храмов нетрудно исполнить на себе и в себе их значение, преложив видимое на невидимое, вещественное на духовное, внеш­нее на внутреннее.

Здесь, в видимом храме, есть тело храма, или вместилище, и в невидимом внутрь нас храме надо так устроить. Здесь есть престол — и там надо его воздвигнуть. Здесь есть Жертвы — и там следует совершать их. Здесь есть соверши­тель их — и там надо ему быть. Вообще, что есть здесь, тому надо отобразиться внутри; и вот это есть преимущественный долг и устроите­лей, и чтителей и посетителей храмов.

Тело внутреннего храма духовного есть со­вокупность христианских истин или догматов. Как шатер простер над нами Господь види­мое небо, и мы все и все твари земные объяты им, как пространным вместилищем. Подобное нечто устрояется и в духе того, кто, истину за истиною усвояя, взойдет наконец в полное зре­ние всего о нас Божественного Смотрения. Бу­дет он зреть Бога, в Троице ноклоняемого, все сотворившего, и о всем промышляющего, и нас в Господе Иисусе Христе спасающего благодатию Святаго Духа для блаженства вечного в Царствии Его нескончаемом, по кончине ми­ра сего и всерадостном обновлении всей твари. И будет: над ним — Триипостасный Бог, сюду и сюду — промыслительные и искупительные Божественные учреждения, позади — горькое состояние нас, падших, впереди — блажен­ная будущность, в настоящем — труд в самоис­правлении для открытия себе входа в райские обители. Войди во все сие размышлением, глу­боким исследованием и убеждением, и в духе твоем, как сие необъятное небо, распрострет­ся созерцание Бога и вещей Божественных и образует в нем постоянное для Невместимого вместилище.

Кто сделает это, будет иметь храм в себе, со всем его украшением и принадлежностя­ми. Войди теперь в него и священнодействуй. Но для сего нужно стяжать святое святительство и престол водрузить, потом заготовить жер­твы духовные и начать приносить их. Святое святительство стяжешь, когда, пожершись сам Богови, приимешь в Божественных Таинст­вах благодатное озарение, укрепление и освя­щение.

Святой престол водрузишь в самой глуби­не или средине сердца, когда возбудишь и ук­репишь нераскаянную готовность себя самого и все дела свои посвящать Господу и усердное рвение помышлять и делать одно Ему угодное, всего же Ему неугодного избегать не щадя жи­вота. Жертвы заготовишь, когда стяжешь та­кую чувствительность и подвижность сердца на Божественное, что при всяком сознании твоих отношений к Богу будут сами собою свободно исторгаться из него святые чувства, стремления и расположения.

После сего дерзновенно приступи и на сем престоле №возноси сии жертвы духовные, благо­приятные Богу, Иисус Христом» (1Пет.2.5). Судя по то­му, как и каким предстанешь ты пред лице Божие, сердце твое даст соответственное движение, которое, как дым из кадильницы, взыдет на Небо жертвою благоприятною. Это будет то жертва хвалы, когда ум погрузится в благоговейное со­зерцание беспредельного величия и совершенств Божиих, — то жертва благодарения, когда серд­це исполнится ощущением неисчетных благоде­яний тебе Божиих, — то жертва правды и мило­сти, когда воля устремит желания твои по всей широте Божиих заповедей,— то неуничижимая Богом жертва сокрушения и смирения сердеч­ного, когда совесть пред Божиею правдою нач­нет обличать твои недостоинства и падения,— то жертва самоотвержения и самоозлобления, когда ревность к Богу потребует от тебя всесто­ронней чистоты и предначертанного тебе совер­шенства, — то жертва всесожжения, когда, и душу, и тело Богу предавши, будешь ты,— как кто-нибудь иным опоясанный и не по хотению свое­му ведомый, — и хотети, и деяти только о благо­волении Божием.

Вот вам храм нерукотворенный со всеми при­надлежностями его, и с престолом, и с священ­никами, и с жертвами. Устройтесь так и приимите обетование Божие, что храм сей ваш никогда уже не будет пуст. Ибо тогда к вам бу­дет относиться слово Господа: «к нему прийдем, и обитель у него сотворим» (Ин.14,23).

И такой-то храм желателен и любезен Богу. Полагаю, что вы знаете меру, до какой надо про­стирать ревность свою о духовности. Боюсь, од­нако же, не пришел бы кто от слов моих к мысли, что если существо дела в сих храмах нерукотворенных, то рукотворенные храмы составляют излишек, ненужный и стеснительный. Скажу из опасения сего про случай: начните только сози­даться в жилище Божие Духом, и сами тотчас увидите, что без внешних храмов никакого не будете иметь успеха в созидании внутренних. Нужно будет ведение истины, а она здесь про­поведуется; нужна будет благодать Божия, а она здесь получается в Таинствах; нужно будет опыт­ное руководство, а оно преподается служителя­ми видимых алтарей. Да и самая мысль о сози­дании в себе жилища Богу здесь западает на сердце, — здесь потом зреет и крепость получа­ет — прийти к исполнению. В христианстве все постигается опытом. Самое дело уравнивает все неровности и умиряет кажущиеся противоречия. В слове же мы говорим о духовном из опасения, не остановился бы кто на одном вещественном; а потом от духовного опять обращаемся к вещественному из другого опасения, не возмечтал бы кто одухотвориться без всяких видимых посо­бий. Как плоть носящих, плотски руководит нас Бог к духовному. Господь может посещать души и невидимо; благоволил, однако, воплотиться и видимо с человеки пожити. Может Он прямо ду­ше сообщать сокровенные внушения Свои; бла­говолил, однако ж, в слово человеческое облечь и письменам человеческому предать Свои Боже­ственные истины. Может Он без посредств дей­ствовать на сердце; благоволил, однако ж, уч­редить видимые Таинства для сообщения Своей невидимой благодати. Кто сколько-нибудь зна­ет устройство естества человеческого, — поймет, как целесообразны и для совершенства нашего необходимы такие порядки Божественного о нас Смотрения. Как тело наше живет, принимая совне стихии и перерабатывая их в себе, — как душа наша принимает совне опыты — свои и чужие — и, усвояя их себе размышлением и деятельностию, является многосведущею и многоумеющею, — так для развития и усовершен­ствования жизни духовной благоприятное пред­ставляют поприще видимые храмы со всем в них бывающим,— где дух человека, принимая Божественные стихии, восходит от силы в си­лу — по образу Создавшего его.

Так, братие, приглашаем вас созидаться в жилище Божие Духом; но как все Божествен­ные силы, потребные к тому, положены в хра­мах Божиих, то не можем не пригласить вас — участвовать в них, подражая пророку Давиду, который, сколько ни был духовен, говорил, одна­ко ж, о себе: «едино просих от Господа, то взыщу: еже жити ми в дому Господни, вся дни живота моего, зрети ми красоту Господню и посещати храм святый Его» (Пс.26,4). Но и это опять того ради, «да даст вам» Господь «силою утвердитися Духом Его во внутреннем человеце, вселитися Христу верою в сердца ваша» (Еф.3,17). Аминь.

2 февраля 1866 года. В г. Владимире, при архиерейском доме

14. На освящение придела в честь Иверской иконы Божией матери (Отображение в душе устройства скинии, в чаянии сподобиться обетования, данного скинии)

 Ныне завершаем мы освящение храма на­шего. Отныне он является во всех час­тях совершенным, к радости духовной всем соучастникам нашего торжества. Хочу воз­дать за труды молитвы благожеланием апос­тольским: «Бог мира да освятит вас всесовершенних (во всем): и всесовершен ваш дух и душа и тело непорочно в пришествие Господа нашего Иисуса Христа да сохранится» (1Сол.5,23). Не подумайте, однако ж, что я прицепляюсь только к слову; нет,— к этому располагает меня соответствие наших храмов со скиниею ветхозаветною, уст­роенною по образцу, Богом начертанному, и со­ответствие устройства скинии с устройством ес­тества нашего. Скиния была дом Божий. И мы определены быть жилищем Богу. Бог, начертывая план для скинии, так определил устро­ить ее, что в сем устройстве отобразил и то, как надлежит нам настроиться во всех частях ес­тества своего, чтоб стать жилищем Бога. Три части имела скиния, а потом Храм, Соломоном устроенный, — двор, святое и святое святых. Три части имеет и естество наше — тело, душу и дух. Если мы сии части естества своего на­строим так, чтобы они соответствовали значе­нию тех частей скинии, то и мы сами в себе ста­нем скиниею Богу, в которую Он поселится и в которой 6лаговолительно поживет. Коротко укажу вам, что именно вследствие сего должно быть в нас.

 Внешнюю часть скинии составлял двор. Внешнюю часть нашу составляет тело. Двор имел особые места для закалания жертв, бассейн для омовения их, жертвенник для принесения жертв — словом, он совмещал все потребности для жертвоприношения Богу. И наше естество есть совокупность потребностей, кои сами до себе направлены к поддержанию жизни; но как жизнь сия должна быть вся посвящена Богу, то самое удовлетворение потребностей телесных может быть так устроено, что сим будет постоянно со­вершаться приятное Богу жертвоприношение. Почему святой Апостол заповедует: «представите телеса ваша жертву живу, святу, благоугодну Богови» (Рим.12.1). Как жертва требует смерти, то в другом месте он приближает к нашему понятию сие жерт­воприношение тела нашего так: «умертвите уды ваша, яже на земли» (Кол.3,5). Этим одним словом Апос­тол высказал следующее: «Бери всякий член и умерщвляй — и будешь жертву Богу прино­сить». Возьми зрение и слух — и умертви уеди­нением; возьми язык — и умертви его молчани­ем; возьми вкус — и умертви его воздержанием, а то сухоядением и горькоядением; возьми по­требность сна — и умертви ее бдением; возьми потребность покоя и отдыха — и умертви ее трудом. Так, труд, бдение, пост, молчание, уедине­ние, чистота и прочее — вот жертвы, Богу на дворе плоти нашей приносимые. Кто сделает так, тот тело свое поставит в соответствие с двором скинии, по Божию начертанию устроенной, и чрез то сохранит его непорочным в Пришествие Гос­подне, ибо те, кои «распинают плоть» свою «со страстьми и похотьми, Христовы суть» (Гал.5,24).

 Вторую часть скинии составляло святое, в котором был семисвечный светильник, стол с хле­бами предложения и фимиамник (Евр.9,2). Вторую часть нашего естества составляет душа. Хочешь по­ставить душу в соответствие с тою частию ски­нии, которая именовалась святое, сделай так, чтоб душа со своими способностями похожа была то на семисвечный светильник, то на стол с хлеба­ми предложения, то на фимиамник.

Светильнику соответствуют в душе те спо­собности, кои занимаются познанием истины, и их точно семь: воображение, память, понимание, суждение, исследование, наведение, созерцание и обозрение. Сделай так, чтобы все сии силы своим содержанием и образом действий походили на лампадки, кои не стыдно поставить в алтаре,— и образуешь в себе семисвечный светильник. Во­ображай только святое, чистое, Небесное; память наполни словом Божиим, деяниями Господа и святых; понимай всегда, как Господь заповедал, Апостолы предали и святые отцы научили; в суждениях не преступай положенных пределов; в исследованиях — высших себя не ищи и что не по силам, не истязуй; в наведениях не позво­ляй ничего противного Божественному Откро­вению; в созерцаниях на все смотри оком Свя­той Божией Церкви. Настройся так и возжжешь в душе семисвечный светильник.

Что стол с хлебами предложения во святом, то деятельная сторона души — воля со своими разнообразными желаниями, расположениями и делами. Чтоб она вполне соответствовала хлебам предложения, надобно, чтоб она преисполнена была добродетелей и святых расположений, како­вы в отношении к Богу — суть: ревность о Богоугождении и славе Божией, исповедничество, по­корность воле Божией и терпение; в отношении к ближним: уважение, благотворение, честность, миролюбие; в отношении к себе: воздержание, бережливость, смирение, трудолюбие. Настройся так, и будет у тебя стол с двенадцатью хлеба­ми — двенадцатью расположениями, соответ­ственно двенадцати направлениям движений во­ли, — сим порождениям, или коленам ее деяний.

Фимиамнику соответствует в душе сердце со своими чувствами. Чтоб оно вполне походило на фимиамник скинии, надо, чтоб оно исполнено было — всё — нравственно-религиозными чув­ствами, коим нет числа; именно: чувствами стра­ха Божия, благоговения, благодарения, радости о Духе Святе, сокрушения, сострадания и сорадования, самоуничижения, отрешения от всего и прочими. Настройся так, и будешь иметь фими­амник в сердце, на коем утром и вечером, при совершении молитвы или и во всякое время, от мыслей благих или дел богоугодных будет воз­жигаться святое чувство и восходить к Богу, как благоуханное курение.

Когда успеешь так упорядочить душу с умом, волею и сердцем, устроишь в себе святое по пла­ну, начертанному Господом, будешь прослав­лять Бога в душе своей, как заповедал Апостол (1Кор.6,20), будешь стяжевать ее или спасать, как указал Гос­подь, — и совершенною сохранишь ко Прише­ствию Господню.

 Третью часть скинии составляет святое свя­тых. Третью часть естества нашего составляет дух. Хочешь, чтоб дух твой в тебе был то же, что святое святых в скинии, — образуй его по значе­нию вещей, находившихся во святом святых, и получишь желаемое. Святое святых содержало в себе златую кадильницу и ковчег завета, в ко­ем хранились: стамна (золотой сосуд) с манною, «жезл Ааронов прозябший» и скрижали завета; поверх ковчега Херувимы славы осеняли очистилище и сообра­зовывали место, в коем Бог изрекал Свои опре­деления (Евр.9,3-5). Что, думаете, должно соответствовать им в духе нашем? Прежде всего вера, надежда и любовь; вера, с Неба низводящая и в сердце на­печатлевающая успокоительные, мир и отраду разливающие, истины; надежда, безотрадную зем­лю — юдоль плача — расцвечивающая чаянием и предсказанием нескончаемых благ на Небе; любовь, совмещающая в себе единой исполнение всего закона и составляющая в нас богоначертанную скрижаль. Преобразуясь в них своим сознанием и свободою, дух сосредоточивается в молитве, возносится горе, как дым от златой ка­дильницы, и оттоле привлекает Божественное осенение, в коем Бог печатлеет Свои руководительные богопреданному духу внушения или из­рекает ему Свои определения. Возбуди все сие в духе твоем и возведи к совершенству, и будет твой дух — святое святых естества твоего.

Вот как все части естества своего поставим мы в соответствие с частями скинии и духовное значение их отобразим в себе! Когда достигнем сего, тогда и на нас Господь будет смотреть, как на скинии, и то, что обетовал скинии, перенесет на нас, — избравши нас в жилище Себе. Тогда и о каждом из нас можно будет сказать: «се, скиния Божия с человеки» (Апок.21,3)

Припомнив все, что говорил я теперь, иной может подумать: «Вот, одни имена». Точно, одни имена, но не пустые слова. Я намеренно хотел пересказать вам все сии имена, чтоб под один обзор подвесть весь сонм обязательных для нас добродетелей.

Человек есть великое творение и действитель­но бывает таковым, но только тогда, как являет­ся совершенным во всех своих частях. Есть свои совершенства у тела, свои совершенства в душе, свои — в духе. Совершенства сии суть доброде­тели, и именно добродетели телесные, душевные и духовные, как указано пред сим. Если поста­вить их все в ряд, то они составят лествицу, одним концом утверждающуюся на земле, а дру­гим упирающуюся в небо. Это будет подобие лествицы Иакова, о коей сказано, что «Господь утверждашеся на ней» (Быт.28,13). Так утверждается или покоится Господь и на том лице, которое полно всех добродетелей, которое всякую свою силу и способность украшает свойственною им добродетелию. Вот почему когда святой Апостол го­ворил о всесовершенстве тела, души и духа (1Сол.5,23), то вместе помянул и о том, что, в ком бывает сие, того освящает Бог мира Своим присещением или в нем освятительно почивает Бог.

Сию-то полноту совершенств, или, паче, сей-то покой Бога в нас, или наше упокоение в Боге и поставим целию ревнования на память об ос­вящении храма сего, в котором отныне милости­во благоволит Господь являть особое Свое при­сутствие и Свое благоволительное приближение к нам — все для того, чтоб и нас возвесть в ближайшее с Собою общение. Да будет убо со всеми нами благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святаго Духа. Аминь.

3 февраля 1866 года. В г. Владимире, в Крестовом храме архиерейского дома