Руно орошенное. Димитрий Ростовский

Здесь можно скачать Руно орошенное в формате docx

Предисловие
1. Роса любви (Ее Пречистая Дева вышеестественными слезами от иконы Своей чудесно явила)
2. Роса защиты («Радуйся, варварского избавляющая служения» (Акафист Пресв. Богородице, икос 5))
3. Роса утешения странников («Утешения не имамы, разве Тебе, Владычице миру» (Тропарь на молебне))
4. Роса исцеления («Был ногами хромому» (Иов. 29, 15))
5. Роса устрашения врагов («Радуйся, яко гром враги устрашающая!» (Акафист, икос 11))
6. Роса озарения смыслов («Радуйся, верных озаряющая смыслы!» (Акафист, икос 2))
7. Роса избавления от слез («Как утешает кого-либо мать его, так утешу Я вас» (Ис.66, 13))
Нравоучение
8. Роса узорешительства («Разрешила еси союз человеческий древняго осуждения, тем молю Тя Богородительнице,разреши всяк союз злобный сердца моего, связавши мя, Пресвятая, Божественною любовию Зиждителя» (Октоих, глас 2-й, на повечерии, песнь 8))
9. Роса силы, мучающей невидимых мучителей… («Радуйся, невидимых врагов мучение!» (Акафист, икос 4))
10. Роса прогнания лукавых духов («Радуйся, мучителя безчеловечнаго изметающая от начальства!» (Акафист, икос 5))
11. Роса исправления человеков («Ты верным спасительница, Богородице, и слепым наставница, и падающим исправление» (Дамаскин, в Октоихе))
12. Роса ниспадения бесов («Радуйся, Еюже низпадают врази!» (Акафист, икос 12))
13. Роса прозрения слепых («Был глазами слепому»  (Иов. 29, 15))
14. Роса скорбящим радости («Тобою дается радость, Богородице, вопиющим Ти: Благословенна Ты в женах, Пренепорочная Владычице» (Часы на Пасху))
15. Роса посещения больных («Едина болящим посещение, едина падшим исправление, Владычице, едина к Богу руководница и вход» (Октоих, глас 1-й))
16. Роса покрова и заступничества немощных... («Так как он на Меня уповал, то Я избавлю его, покрою его, ибо он познал имя Мое» (Пс. 90, 14))
17. Роса благодеяния («Благодеяния богатство всем источи: вся бо можеши, яко сильного в крепости Христа рождшая» (Канон молебный, песнь 3)
18. Роса милостивого призрения («Пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им» (Лк. 18, 16))
19. Роса материнства сиротам («Та Мати всем живущим» (Быт. 3, 20))
20. Роса надежды потерявшим надежду (Надежде ненадежным, Помощнице немощным, и Ходатаице всем грешным: Ты мя покрый и заступи от всех бед и нужд душевных и телесных (В Поклонении))
21. Роса благоутробия («Росу Твоего благоутробия подаждь ми, Преиепорочная, Чистая, греховным зноем тающему, печаль Сама устужающи ми и радость Божественную подающи» (В четверг на Повечерии, песнь 3))
22. Роса милосердия ( «Бодрою Си молитвою и неисчетною простынею ущедри нас, и подаждь душам нашим МИЛОСЕРДИЕ Свое, в веки источающи» (В Повечернице великой))
23. Роса пристанища обуреваемым («Пристанище нам буди влающимся, и отишие в пучине скорбей» (Акафист, песнь 6))
24. Роса воскресения («Радуйся, воскресения образ облистающая» (Акафист, икос 7))
МОЛИТВА



ПРЕДИСЛОВИЕ

Ясне в Боге Преосвященному, его Милости Господину Отцу Лазарю Барановичу, милостью Божией Православному Архиепископу Черниговскому, Новгородскому и всего Севера, Администратору Митрополии Киевской, Пану Пастырю, Отцу и Благодетелю мира, здравия, спасения и долгоденствия от десницы Наивысшего Архиерея автор от всей души желает.

Овча я паствы Вашей, Преосвященный Пастырь мой, несу руно Вашему святительст­ву. Ибо какой дар овча приносить может, как не руно? И кому руно приноситься должно, как не пастырю?

Руно же приношу двойственное: Пречис­тую и Преблагословенную Деву Марию и мое малое послушание, — и оно, и Та руном воис­тину являются. Пречистую Деву Церковь в Акафисте руном называет: «Радуйся, Руно орошенное, еже Гедеон, Дево, прежде виде» (Из акафиста Божией Матери). Послушание же святой Амвросий руном име­нует, когда о послушании Марии говорит: «Мария уподобилась руну, — благосклонна к послушанию была». И то и другое овча убогая Пастырю своему прилежно приносит.

Подобает Вашему святительству Руно, Пречистая Дева Мария, ибо во время пастыр­ства Вашего это Руно, икона чудотворная, слезами орошалось.

Здесь да позволено мне будет вторым Ге­деоном назвать Преосвященство Ваше, ибо как тот видел своими очами росу на руне в древности, так Ваше преосвященство зрит при престоле своем икону Владычицы нашей, чудесно росою слезною окропленную. И Руно это златое много драгоценнее руна Иасонова, что вынес он из Колхиды в Фессалию.

Золотое Руно — Пречистая Дева, от земли к небесам принесенная, «одетая золотою бах­ромою, преукрашенная» (см. Пс. 44, 14). Золо­тым Руном является и икона Ее, прекрасны­ми убранствами позолоченная, — когда Ваше святительство все имение свое под ноги Пре­чистой Девы положил для украшения Ее ико­ны. К сему же и златыми словесами своими немало это Руно позолотил, послужив на по­хвалу пресвятого имени Девы Марии.

Подобает Вашему святительству и мое убогое руно — послушание: по послушанию, как и повелел мне, на честь и славу Честней­шей Херувим и Славнейшей Серафим, сию малую книжку по силе моей я написал.

Прими же, Преосвященный Пастырь мой, это хотя и малое, однако же дорогое, ибо о Дражайшей Госпоже нашей составленное Ру­но. Прими в честные свои руки и простри их своему овчате к благословению.

Руно Орошенное даст тебе в небе корону (Ответное (на посвящение) благословение в стихах архи­епископа Лазаря Барановича иеромонаху Димитрию (в ориги­нале — на старопольском языке). В нем пастырь вдохновенно пророчит своему подопечному венец святости)

Наша Панна — Овечка, а Руно — Ее тело,
Сына Божья навечно оно одело.
То Руно и тебя самого покрыло, как Бога:
Дорога столь бывает работа у Бога.
На Руно то упала с неба Божья роса,
И твое пусть Руно оросят небеса.
Взошла Мария в небо не без Ее Руна,
Его же оросившего — тебя — возьмет Она.
Перо Святого Духа писало то Руно,
Роса Святого Духа излита на него:
«Излию от Духа Моего на всякую плоть» (Лк.6,45).
От избытка бо сердца глаголют уста его:
То, что было на сердце, на Руно ты излил,
В той работе сам Дух Святой дал тебе сил.
Невесты Его руно ты прославил,
Своего разуменья тебе Дух прибавил.
Прекрасное Руно ты писаньем оросил,
От Богородицы получишь все, что бы ни просил.
Поведает Панна Сама тебе Божью любовь и мою,
Идущему в небо — сугубую ласку сию.
О тебе, любезнейшем овчати,
вечно пасущего тебя Пастыря молю.

Лазарь Баранович, архиепископ Черниговский, Нов­городский и всего Севера, собст­венною рукою

К читателю

Описание чудес Пречистой и Преблагословенной Девы Марии от Ее чудотворного образа, что в Ильинском монастыре, снова издается, благочестивый читатель, с исправ­лением нравоучений и приложением кратких духовных бесед.

Прилагаются здесь и примеры из житий святых на твою пользу.

Ты же, любимиче, читая или слушая эту книжку, о чудесах Бога и Богородицу благода­ри, беседам внимай, нравоучений не отвер­гай, примерами пользуйся.

Трудившегося же послушанием в деле этом — прости, если в чем ошибся, или нес­кладно написал, ибо невежда я, прост и нена­учен. И то составил не от себя, но где что чи­тал, и, как пчела, от различных зелий мед в один сот собрал. Да и кто что имеет, чего бы не взял? Но Бог, давший людям в пустыне мед из камня и елей из твердой скалы, источивший Самсону воду из челюсти осла, силен и из простых бесед источить тебе мед, и елей, и ду­ховные утехи, и извести, как из челюсти осли­ной, живую воду душевной пользы, ибо не­когда и бессловесная ослица мудрого Пророка увещевать могла.

Так уж и ты, внимательный читатель, не презри простых нравоучительных бесед, на­писанных не ради какого тщетного намере­ния, но во славу Бога, в похвалу Богородицы, и в приобретение людских душ.

ИжЕ в Руне инОгда прообразованна, Мати сОтворшаго НАс всеХ зде написанна. Душею И МыслИю Ту книжку пРИИмете, САми ей Внимающе И другим проЧтете.

Предисловие к книжке

Руном орошенным именую я здесь и Пре­святую Богородицу, и чудотворный Ее образ, и эту малую книжку, по таковым благословным причинам.

Пресвятая Богородица есть Руно орошен­ное по причине Христова воплощения, Ее чи­стоты, милости Ее к нам.

Христова ради воплощения, ибо «как дождь сошел»  с Небес «на руно»  (Пс. 71, 6), так Христос воплотился от Девы. Не повреждается руно от росы, сходящей на него, не повредилось и девство от Христа, вселившегося в Нее. «Из безсеменыя прозяб утробы, и сохранив Ю, якоже бе, нетленну» (Акафист Пресвятой Богородице, икос 7).

Чистоты ради, ибо, как руно от овечьей пло­ти отнято и отделено бывает, так Пресвятая Де­ва от всех плотских желаний отделилась и ста­ла сокровищем чистоты. Оставаясь во плоти, Она превзошла чистотою бесплотных Ангелов.

Руно Она и по причине Ее к нам милости, ибо как риза, истканная из руна, и одевает, и согревает человека, так и Пресвятая Богоро­дица, покрывая нашу душевную наготу, греет духовно. Чтобы сбылись на Ней слова Приточника: «Все у»  Нее «одеты»  (Притч. 31, 21), — одеяния двойные сотворила Она. Ибо от Ее утробы исткалась плоть Христова, ставшая нам нетленным облачением: «Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись»  (Гал. 3, 27), теплотою веры и любви нас согревающего.

Одевает нас Пресвятая Дева милостью Своей, когда покрывает честным Своим омо­фором, и согревает нас, когда тепло о нас мо­лится Молитвенница теплая.

Но Руно то орошенное, хоть и теплое, од­нако холодную росу на себе носит. Для чего? Чтобы не только согреть оледеневших, но и охладить горящих пламенем похоти. О, сколь многих к Ней прибегших грешников охлади­ла, претворив пламень их страстей в росу бес­страстия! Потому читает Церковь в Акафисте: «Радуйся, пламене страстей изменяющая» (Акафист Пресвятой Богородице, икос 5). И святой Герман, Патриарх Царьградский, в по­хвале Ей говорит: «О, Госпожа моя, единое по Бозе утешение мое, единое пламени во мне живущего Божественное орошение, сердцу моему иссохшему капля, Божественно исте­кающая».

Руном орошенным зову и чудотворную икону Пресвятой Богородицы. Руном назы­ваю ради имени Девы Марии, в руне Гедеоновом прообразом явившейся, орошенным же называю из-за двух причин: потому что пла­кала, слезы как росу роняя, и потому что ис­точает благодать и силу, недуги исцеляющую. Ибо чудодейственная сила каплей росы или дождя еще от святого Златоуста зовется. Он слова Давида: «Сойдет, как дождь на руно и как капля, каплющая на землю»  (Пс. 71, 6),— объяс­няет следующим образом: «Капли те — силы, которыми Господь наш наполнил землю, кап­ля прокаженного очистила, сына сотника умирающего исцелила, расслабленного увра­чевала, небеса просветила, мертвых воскре­сила». И у святого пророка Исайи читаем: «Ро­са Твоя — роса растений, и земля извергнет мертвецов»  (Ис. 26, 19).

Поэтому, читатель, и я чудодейственные силы от образа Пресвятой Девы решил на­звать росой благодати, ибо если Христовы, то и Богородичные силы — это «капли, каплющие на землю»  (Пс. 71,6).

Руном орошенным именую и эту малую книжицу. Руном — ради Пресвятой Богоро­дицы, ибо Ее преблагословенное имя эта книжица в себе содержит и на похвалу Ей на­писана. Орошенным же — из-за малых бесед и нравоучений, в которых слова Господни, а они уподобляются росе и дождю.

Так Он Сам через пророка Исайю говорит: «Как дождь и снег нисходит с неба и туда не воз­вращается, но напояет землю и делает ее спо­собною рождать и произращатъ, чтобы она да­вала семя тому, кто сеет, и хлеб тому, кто ест, — так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, — оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно»  (Ис. 55, 10-11).

И Моисей во Втором завете такую состав­ляет песнь: «Внимай, небо, я буду говорить; и слу­шай, земля, слова уст моих. Польется как дождь учение мое, как роса речь моя»  (Втор. 32, 1—2).

По этим причинам Пресвятая Богороди­ца, чудотворный Ее образ, и эта книжка Ру­ном Орошенным именуются.

РУНА ОРОШЕННОГО ПРЕЧИСТОЙ ДЕВЫ МАРИИ чудодейственная роса благодати, от чудотворного Ее образа истекающая

ОТ ТЕБЯ РОСА УПАЛА


  1. РОСА ЛЮБВИ

Ее Пречистая Дева вышеестественными слезами от иконы Своей чудесно явила.

«Не плакал ли я о том, кто был в горе? не скорбела ли душа моя о бедных?» (Иов. 30, 25)

Чудо 1

В Царство пресветлого Государя Царя и Великого Князя Алексия Михайловича, Всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, при содержащем престол архиерейства в Чернигове, преосвященном госпо­дине отце Лазаре Барановиче, православном архиепископе Черниговском, Новгородском и всего Севера, в 1662 год от Рождества Христо­ва, в апреле месяце, в Ильинском монастыре, при игумене Зосиме, от 16-го дня до 24-го, плакал в церкви образ Пречистой и Преблагословенной Девы Марии. На это чудо все люди города Чернигова с великим ужасом взирали.

Беседа

Когда было орошено руно Гедеоново, то этим предзнаменовалась Божия любовь к лю­дям, ради которой Отчее Слово воплотилось от Девы: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного» (Ин. 3, 16).

А когда икона Пресвятой Девы слезами себя орошала, какое в том виделось знаме­ние? Не что иное, как знамение любви Ее к нам. А что слезы те служат ясным проявлени­ем любви — вот, тотчас раскрою тебе истину.

Плакал Иисус над Лазарем, видят иудеи слезы Его и что говорят? О любви Его к Лаза­рю повествуют: «Иисус прослезился, тогда иудеи говорили: смотри, как Он любил его» (Ин. 11, 36). Также и друзья Иова, увидев своего люби­мого друга в струпьях от головы и до ног, «воз­высили голос свой и зарыдали» (Иов. 2, 12).

Отсюда познай и причину слез Пречистой Девы: плачет над нами, ибо любит нас и, видя нас согнивших струпьями беззаконий и лежа­щих во гробе злого обычая и совсем уже умер­ших душой, — соболезнует нам и сострадает, проливая слезы, как Иисус над Лазарем и как трое друзей над Иовом.

Ибо воистину, злыми делами мы уподоб­ляемся гниющему Иову и мертвому Лазарю: Иов — на гноище, Лазарь во гробе лежал, мы же — во грехах! Каждому из нас вопиет нужда: «Весь одержим страстями безмерными и на ложе зол низлежу!» Лежим и не встаем, как сказал о нас св. Давид: «Пали все делающие без­законие, были изринуты и не могут встать» (Пс. 35, 13). И мы даже не печемся о нашем вставании, по писанному: «когда впадет нечес­тивый во глубину зол,— нерадит» (Притч. 18,3).

Иов еле жив, а Лазарь уже и мертв был. И мы, когда по немощи нашей согрешаем, но желаем покаяться, тогда еще еле живы, едва ощущаем себя. Когда же в греховный обычай придем, тогда уже мертвы душой, потому что не можем быть живыми без благодати Божией, отнятой от души из-за греха.

Как жизнь тела — душа, так жизнь души — Бог, и как тело без души мертво, так душа без Бога. Потому сказал блаженный Августин: «Многие имеют мертвые души в живом теле». И святой Феофилакт со святейшим Златоустым так говорит о богатом: «Еще в живом погребе­на в нем душа его, и носит плоть, будто гроб».

И не удивительно, что Дева плачет над на­ми, как над еле живыми или вовсе уже умер­шими. Матерь Жизни не хочет видеть нас мертвыми, но — живыми. «Я», — говорит, — «не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обра­тился от пути своего и жив был» (Иез. 33, 11).

И вдовица в городе, называемом Наин, оплакивала своего умершего сына, и не были напрасны ее слезы: увидев ее, Господь сжа­лился над ней.

Не всуе проливаются и теплые слезы Ма­рии, ради Ее слез Господь милосердствует о христианском народе, оставляет беззакония Своих людей, покрывает все их грехи, укро­щает весь Свой гнев, возвращается от гнева ярости Своей, воскрешает нас, уже умерших, подаянием Своей благодати и отдает нас Ма­тери Своей в защиту.

О, сила слез Марииных!

Нравоучение

Образ Пречистой Девы плачет, — почему? Чтобы ты, человек, образ Божий, привык не смеяться. Горе смеющимся! Мир этот — юдоль плача, как в нем смеяться? «Смех ваш да обра­тится в плач, и радость — в печаль..». (Иак. 4, 9).

Здесь поплачь, да там возрадуешься, и ра­дости твоей никто не отнимет у тебя.

Поплачь о грехах твоих, — и очистишься, потому что, по свидетельству прпмч. Петра Дамаскина, очищения без плача не бывает. Не можешь черного лоскута убелить без воды. Так и грехов не омыть без теплых слез. Слезы же и эфиопа убелят.

Эфиопское лицо было у жены грешницы, ибо пишется о грешных у пророка Иеремии: «Темнее всего черного лицо их» (Плач. 4, 8).

Но смотри, как слезами убедилась она бе­лее снега, плакала у ног Христовых и услыша­ла: «Прощаются грехи ее многие» (Лк. 7, 47).

Ничто так не приятно Богу, как слеза каю­щегося. Хорош пост, но иногда… «Таков ли тот пост, который Я избрал?» — говорит Господь (Ис. 58, 5). Хороша молитва, но иногда и та не без изъяна: «Молитва его да будет в грех» (Пс. 108, 7). Хороша и милостыня, но и на нее нет твер­дого упования: «И если я раздам все имение мое, нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13, 3).

Одна лишь слеза сокрушенная пред Богом непорочна: «Сердца сокрушенного и смиренного Бог не уничижит» (Пс. 50, 19).

Кто не знает Иосию, Иерусалимского ца­ря? Память его воистину достойна похвалы: идолов сокрушил, алтари их разорил, жерт­венники на высотах низверг, жрецов заколол, и кости их по воздуху разметал, — таковую ревность Богу показал. И потом плакал о лю­дях, прогневивших идолослужением Бога. Тогда лишь было ему слово: «Ты разодрал одеж­ды свои, и плакал предо Мною, и Я услышал те­бя» (4 Цар. 22, 19)… Смотри, опустив, и словно забыв все его добрые дела, только слезы его поминает и ради них услышал его, так они приятны Ему! Рассуждая об этом, святой Феодорит сказал: «Столь полезны сокрушение и слезы стяжавшим их!»

Рачительница Христова в Песни Песней, изображая все уды Любимого, и, уподобляя Его голову золоту, ланиты — чашам с арома­тами, уста — лилиям, источающим смирну, об очах говорит: «Глаза его — как голуби при пото­ках вод» (Песн. 5, 12).

Не без тайны Его очи уподобляет голуби­ным очам, ибо о палестинских голубях гово­рят, что они любят над водами жить, и пото­ками водными свои очи услаждать. И если очи Христовы подобны голубиным, знай, что и Он любит потоками водными увеселять очи Свои, — теми потоками, о которых поминает Давид: «Источники вод извели очи мои, ибо я не сохранил закона Твоего» (Пс. 118, 136).

На слезы истинно кающихся хочет Хрис­тос смотреть всегда, не всуе пророк сказал: «Ты положил слезы мои пред Собою» (Пс. 55, 9).

Кто рад смотреть на золото, кто на красоту лица, кто на сладостную пищу и питие, а Хри­стос — на слезы людей, плачущих о грехах. «Бы­вает радость у Ангелов Божиих и об одном греш­нике кающемся» (Лк. 15, 10). Тем более радость бывает у Творца, Который ради грешников не­беса приклонил, сошел на землю и пострадал: «Христос, когда еще мы были немощны, в опреде­ленное время умер за нечестивых» (Рим. 5, 6).

Потому будем плакать о содеянном зле, да и Господа, смотрящего на нас, возвеселим, и скверну грехов омоем, и радости вечной по­сле плача сподобимся.

Таково превращение слез: «Блаженны пла­чущие, ибо они утешатся» (Мф. 5, 4).

Прилог (прибавление)

«С дождя семена растут, с росы цвет Маргарита»,

«С плача — радость: здесь плачущим та в небе сокрыта».

Близ Лавры святого Саввы великий ста­рец Анфим, родом из Вифании, имел свою келию на другом берегу потока, бегущего под Лаврой к востоку. В ней он не выходя пробыл тридцать лет, в молитвах и многих слезах. Пе­ред кончиной же своей преподобный впал в недуг, и лежал на одре болезни.

Увидел его Отец Савва, так состарившего­ся и лежащего в немощи, и захотел взять в мо­настырь, дабы послужила ему братия. Но он молил, чтобы скончаться ему там, где вначале поселился. И оставлен был больной в своей келий.

В одну из ночей встал Отец Савва прежде утреннего пения на молитву, услышав некие голоса предивного пения. Подумал, что в церкви уже поют утреню, и удивился в себе: как пономарь не пришел по обычаю благосло­виться, и без его благословения поют утреню?

Тотчас отправившись в церковь, нашел он двери затворенными и возвратился, недоуме­вая: что значат слышанные голоса?

И вновь услышал те же голоса, которые пели со всякою сладостью. Пелось же следующее: «Яко пройду в место селения дивна, даже до дому Божия в гласе радования и исповедания шума празднующих» (Пс. 41, 5).

Когда он понял, откуда исходят дивные голоса, — с той стороны, где была келия бла­женного Анфима, — тогда догадался о его преставлении.

Тотчас разбудил он братию и, взяв некото­рых, пошел с кадилом и свечами к келий стар­ца, откуда еще слышалось пение Ангелов, восходящих на небеса с душой преподобного, и разливался небесный свет с неизреченным благоуханием.

Войдя внутрь, обрели они мертвое тело святого, еще теплое. Душа же его отошла с ан­гельским пением ко Господу.

Благоговейно дав последнее целование и, сотворив должное пение, честные его мощи братия предала гробу.

Так старцу труды — в покой, а слезы в ра­дость превратились.

 2. РОСА ЗАЩИТЫ

«Радуйся, варварского избавляющая служения» (Акафист Пресв. Богородице, икос 5).

 Чудо 2

В том же 1662 году, в котором плакала Бо­городичная икона, сарацины (мусульмане), попущением Божиим за наши грехи, тихо подкравшись, полонили окрест Чернигова множество селе­ний. Иноки того Ильинского монастыря, не зная о варварском нашествии, сидели в своей обители, и в одну из ночей им было возвеще­но о татарах. Тогда все они вошли в церковь и скрылись в пещере преподобного отца наше­го Антония.

В полуночи же напали татары на монас­тырь и, ворвавшись в церковь, где стояла чудо­творная икона Пресвятой Богородицы, укра­шенная по обычаю серебряными табличками, безбожные сотворили много пакости: все иконы со своих мест повергли на землю, за­брали всю церковную утварь…

Иконы же Богородичной, стоящей на на-местном месте, и серебряных табличек на ней не коснулись. Знать, как некогда за пророка Елисея, так и здесь поганых поразил Господь Бог слепотой, чтобы, будучи слепыми душев­ными очами, и телесными не взглянули на икону Матери Божией, на которую взирая, видим мы истинную Богородицу.

Воспретила им сила Божия: да не коснут­ся недостойными руками Киота Мысленного.

И неверные не только не тронули икону, но и войти в пещеру к скрывавшимся там ино­кам не смогли, хоть и неоднократно покуша­лись, с возожженной лучиной и обнаженными мечами, однако, будто кем-то отбрасываемые, возвращались изгнанные. Это сила Пречистой Девы, защищающая иноков, возбранила са­рацинам вход в пещеру.

 Беседа 2

«Много наказаний грешному», — грозит Псал­мопевец (Пс. 31, 10). Не только в нынешнем, но и в будущем веке грешник подлежит бес­численным наказаниям, ибо не бывает грех без наказания. От начала грехи казнены бы­ли: Адамов изгнанием, Евин печалями, грехи исполинов потопом, содомлян огнем, егип­тян многими смертями, грех израильтян раб­ским трудом наказан.

Согрешаем и мы, и сколь много казни на себя навлекаем: междоусобные брани, смер­тоносные раны, нашествия иноплеменни­ков… И что сотворим, грешные? Примем до­брый совет пророка Исайи: «Укройтесь на мгновение, доколе не пройдет гнев»Господень (Ис. 26, 20).

Но где можем скрыться от находящих на нас многих наказаний? Под тем кровом, под которым скрывался Давид: «Сокрыл меня в ски­нии Своей в день бедствий моих, сохранил меня в тайном месте скинии Своей» (Пс. 26, 5). И где этот добрый покров обретем? У Пречистой и Преблагословенной Девы Марии. В этом-то покрове Давид скрылся, когда, будучи гоним Авессаломом, «пошел на гору Елеонскую» (2 Цар. 15, 30), которая явилась прообразом Премилосердной Госпожи нашей.

И если только тень Марии могла в день бедствий скрыть Давида, то тем более Она Са­ма, если к Ней прибегнем, скроет нас в крове Своем. Так говорит о Себе устами Святого Духа у Иисуса Сираха: «Я подобно облаку по­крыла землю» (Сир. 24, 3).

Но, о дражайшая Госпожа! Почему столь худой вещи, мгле, уподобляешь Себя? Нет ли Тебе солнца, луны и звезд в именование? Мгла же что за красоту имеет, что ею зваться не гнушаешься?

Когда мгла над землей умножится и по­кроет ее, тогда все звери от ловцов целы: ни­кто их поймать не может. Не здесь ли тайна, отчего Дева мглою нареклась? От ловящих прячет нас, ибо мы, грешные, из-за бесчело­вечия нашего — как скоты, как звери, по Златоустову рассуждению: «Чреву угождаем, как медведи; плоть утолщаем, как мулы; памятозлобствуем, как верблюды; похищаем, как волки; гневаемся, как змеи; жалим, как скор­пионы; хитрим, как лисицы; яд злобы носим, как ехидны». Таковых-то зверей настигают различные ловцы, постигает праведный гнев Божий, отмщая все наши злые начинания: «Бог отмщений, Господь, Бог отмщений явился» (Пс. 93, 1).

Постигают нас и беззакония наши, впол­не можем жаловаться: «Постигли меня без­закония мои, так что я не мог смотреть» (Пс. 39, 13).

Постигает враг невидимый: «Он стал, как медведь в засаде, как лев в потаенном месте» (Плач. 3, 10).

Постигает нас и враг видимый. Сказал враг: «Погонюсь, настигну, обнажу меч мой и ис­требит их рука моя» (Исх. 15, 9).

Но дерзаем! Имеем Мысленную Мглу, по­крывающую нас, Пресвятую Деву Марию. На Нее уповаем, под кровом Ее «и волос с головы нашей не пропадет» (Лк. 21, 18).

О, Пречистая Дева, на Тебя надеемся и То­бою хвалимся, да не постыдимся, рабы Твои!

Нравоучение 2

Пророк Божий Моисей, грозя людям, ес­ли бы не сохранили завета Божия, страшны­ми карами, среди многих язв за большую по­лагает нашествие иноплеменников: «Если же не будешь слушать гласа Господа Бога твоего и не будешь стараться исполнять все заповеди Его и постановления Его,— пошлет на тебя Господь народ издалека, от края земли: как орел налетит народ, которого языка ты не разуме­ешь, народ наглый, который не уважит старца и не пощадит юноши» (Втор. 28, 15, 49—50).

Разительно это пророчество на нас сбыва­ется, когда карой многочисленных нашест­вий иноплеменников, грехов ради наших, казнит нас Господь каждое мгновение, «в ко­торое мы видели злое» (Пс. 89, 15). За то, что «не сохраняем завета Божия и не хотим ходить в законе Его» (Пс. 77, 10), «посылает на нас Гос­подь народ издалека» (Втор. 28, 49), как уст­ремление орлиное. «Преследовавшие нас были быстрее орлов небесных; гонялись за нами по горам, ставили засаду для нас в пустыне» (Плач. 4, 19)…

За то, что не пленяем свой разум в послу­шание Христово, предает нас Господь в плен, как говорит Давид: «Отдал в плен крепость их и красоту их в руки врагов» (Пс. 77, 61). Предал их в руки врагам, и обладали ими ненавидя­щие их, и досаждали им враги их…

За то, что не Богу добродетелями, а себе плотоугодием служим и греху работаем, пре­дает нас на службу и тяжкую работу врагам наших, о которой предрекал Моисей: «За то, что ты не служил Господу Богу твоему с весе­лием и радостью сердца, при изобилии всего, бу­дешь служить врагу твоему, которого пошлет на тебя Господь [Бог твой], в голоде, и жажде, и наготе и во всяком недостатке; он возложит на шею твою железное ярмо, так что измучит тебя» (Втор. 28, 47-48).

Обратимся же к покаянию, уцеломудримся, наказанные, пойдем следом тех людей, ко­торые, «когда Он» (Господь) «умерщвлял их, они искали Его и скоро обращались к Богу, и вспоми­нали, что Бог помощник им и Бог Всевышний избавитель их» (Пс. 77, 34—35).

Если обратимся к Богу, то и Бог к нам об­ратится, и защитит от варварского пленения, и избавит от Своего праведного наказания, и помилует нас. Если же не обратимся… Блю­дем, как бы не постигло нас сказанное у про­рока Исайи: «Если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас» (Ис. 1, 20), ибо это говорят уста Господни.

Прилог 2

«В час зол блаженну мужу случилося умрети:

Обычне древу сыру при сухом горети».

От лавры святого Саввы в пятнадцати по­прищах была другая лавра, называемая Хузива. При ней жил некий отшельник Иоанн со своим учеником. Ученик же его, видя каждый день в Иерусалиме от персов мятеж и скорбь, грозившие запустением, молил своего отца, говоря: «Верую, отче, то, что хочет Бог сотво­рить, не скроет от тебя. Скажи и мне, молю тебя, будет ли запустение граду сему?»

Но старец отвечал ему: «Не принуждай меня, чадо, кто я такой? И откуда могу это знать? Человек грешный я».

Но ученик не отступал от него со своим прошением, чтобы сказал, чему быть должно, ибо знал о его прозорливости. Тогда старец, прослезившись, сказал: «Поведаю тебе, чадо, что открыл мне Бог прежде сих пяти дней. Молясь, увидел я себя восхищенным на свя­тое Лобное место, и народ с клиром взываю­щий: Господи, помилуй! Воззрев же, увидел я Господа нашего, пригвожденного на Кресте, и Пресвятую Богородицу, молящуюся о лю­дях. Он же отвращал лицо Свое от народа, го­воря: «Не послушаю их, поскольку оскверни­ли Церковь Мою». Потом люди перешли в церковь святого Константина и там продол­жали взывать: Господи, помилуй! Последовал и я в церковь с клиром и народом. Когда же пошел поклониться туда, где обретено было древо Честного Креста, увидел некий смрад­ный поток, текущий из церкви. Стояли там два светолепных старца, и я обратился к ним: «Не должно ли бояться Бога, не заботясь об этом потоке? Помолиться не можем от смра­да. Откуда злосмрадие это исходит?» И те старцы сказали мне: «От беззакония людей этого города». Тогда я обратился к ним: «Не можете ли очистить это, чтобы мы помоли­лись Господу?» Но они отвечали мне: «Верь, авва, только огнем очистится то, что видишь».

Рассказав это, старец заплакал и обратил­ся к своему ученику: «Говорю тебе, чадо, по­веление пришло от Бога: да отсечена будет глава моя. Много молился я, дабы не попус­тил этого, но поведал Господь, что сбудется сказанное».

И когда говорили и скорбели так отшель­ники, вдруг напали на них варвары. Ученик бежал, а старцу они отсекли голову и ушли.

Вернувшись, ученик нашел своего отца усеченным, пал на тело его, горько плакал, а затем положил его во гробах отеческих. Так, вместе с плевелами исторгнута была и пше­ница.

3. РОСА УТЕШЕНИЯ СТРАННИКОВ

«Утешения не имамы, разве Тебе, Владычице миру» (Тропарь на молебне).

Чудо 3 в 1667 году

Некая женщина из Мозирского уезда, по имени Вера, целый год была парализована. Будучи немой, имела она и иссохшую руку. Дойдя до Ильинского монастыря, в субботу, в канун Сошествия Святого Духа, во время пе­ния Акафиста пред чудотворной иконой Пресвятой Богородицы, та женщина получи­ла исцеление. Вначале сухой и неподвижной рукой начала двигать, показывая всем, про­стерла руку свою — и та сделалась целой, как другая. Затем, во время литургии, на «Достой­но есть», немым языком она заговорила — и закричала, благодаря Преблагословенную Де­ву за внезапное исцеление.

Беседа

Окружаемая печалями от нищеты, вдов­ства и бесчадия, Ноеминь говорила: «Не на­зывайте меня Ноеминью» (то есть красивой), «а называйте меня Марою» (то есть горькой), «потому что Вседержитель послал мне великую горесть» (Руфь. 1, 20). Впрочем, в стольких пе­чалях имела она немалую отраду от Руфи, снохи своей, которая не оставила ее, но при­вязалась к ней таковою любовью: «Куда ты пойдешь, туда и я пойду, и где ты жить будешь, там и я буду жить; народ твой будет моим народом, и твой Бог — моим Богом; и где ты умрешь, там и я умру и погребена буду; смерть одна разлучит меня с тобою» (Руфь. 1, 16-17).

Не меньшие и нас окружают печали, сна­ружи и внутри. На внешнего человека нахо­дят болезни: то расслабление тела, то немота языка, то усыхание рук — как на ту женщину. Внутренний же человек расслабляется греха­ми: он нем и безъязычен, когда не хочет испо­ведовать беззакония свои, и, как отсохшую руку, имеет волю, не желающую благого на­мерения приводить в исполнение.

Но во всех этих бедах есть у нас великая отрада — Пресвятая Богородица, если имеем к Ней веру несомненную, надежду дерзновен­ную и союз любви.

Ноеминь, лишенную мужа и детей, кто смог бы утешить в горькой печали? Руфь смогла.

Но что в Руфи было утешительного, спо­собного к освобождению от печали, когда она была такой же нищей, сирой, и вдовицей? То, что она стала прообразом Марии, Матери Христовой, ибо и она была одной из прамате­рей Его: «Вооз родил Овида от Руфи; Овид родил Иессея; Иессей родил Давида царя» (Мф. 1, 5—6), который был праотцем Христа по плоти. Это и утешало Ноеминь в печали. Ибо, когда она видела Руфь, радовалось сердце ее, тайно из-вещаясь, что от ее плода произрастет радость всей вселенной — Иисус, Сын Марии.

И если только тень Марии могла претво­рить печали в радость, то тем более Сама Ма­рия, Мать всякого утешения, утешит нас во всякой нашей скорби, внутреннего и внешне­го человека уврачует! Только прибегнем к Ней верою и привяжемся такой же любовью, как Руфь к Ноемини, — да неразлучны будем с Нею во все дни жизни нашей.

О, Госпожа, будь с нами во все дни до скончания века!

Нравоучение 3

Если благодатью Богородичной исцели­лась женщина, по имени Вера, чаю, что (по имени самому своему) и саму веру несомнен­ную имела. Ибо невозможно кому-либо исце­ление или дарование какое от Бога без веры получить. Врач душ и телес, Сын Божий, «ис­целяя всякую болезнь и всякую немощь в людях», веры всюду требовал, и по вере подавал изле­чение (Мф. 4, 23; 9, 29). Так в Капернауме по вере сотника исцелил Он слугу его: «Иди, и, как ты веровал, да будет тебе. И выздоровел слуга его в тот час» (Мф. 8, 13). Так и кровото­чивой: «Дерзай, дщерь! вера твоя спасла тебя», — и спасена была с того часа (Мф. 9, 22). Так же двум слепцам: «По вере вашей да будет вам. И открылись глаза их» (Мф. 9, 29-30). Также хананеянке: «О, женщина! велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему» (Мф. 15, 28). И многих иных по вере их спас.

О, сколь сильна к получению прошения вера в молитве!

Удивляется святой Киприан, вспоминая разбойника на кресте: как такой грешник, всю жизнь свою в убийствах и прочих безза­кониях проживший, при кончине своей крат­кою молитвою рай себе отверз, и спрашивает Господа: «Что даровал, Господи, Стефану, большее разбойника сего? Что большее при­нял возлюбленный ученик Твой, который возлежал на перси Твоей на вечери? Чем бо­лее упокоены Павловы поты? Чем столь мно­гих Святых многообразные муки, раны и смерти вознаградились? В один час тому раз­бойнику воздалась та мзда, какую они столь­кими трудами и скорбями получили».

Но не дивись, святой Киприан! Я тебе слова твоего небесного сожителя в ответ при­веду, святого Амвросия, который говорит те­бе, как верой великой, хоть и в малой молит­ве, райскую себе разбойник дверь отверз. Ибо когда Господь наш во время Своего вольного страдания был всеми оставлен, когда и обе­щавшим с Ним умереть Петром отвержен был, тогда лишь один разбойник веровал Ему и, исповедуя Его, Господом Царствующим нарек: «Помяни меня, Господи, когда приидешъ в Царствие Твое!» (Лк. 23, 42).

Здесь можно было видеть великую веру разбойника: когда у всех вера оскудела, когда все веровавшие соблазнились о Христе, он не соблазнился, но с верою Ему помолился, за что и услышал: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23, 43). Так говорит святой Амвросий: «В тот час, когда рай при­нял Христа, — принял и разбойника».

Но такую славу разбойнику подала сама вера, о чем рассуждая, некто обращается к не­му: «Непобедимый мученик! От всецелого мирского неплодия в тебе первородное веры Христос принял; ты — Петр на кресте, Петр же во дворе Каиафове разбойником стал».

Слышим ли, что вера может? Так будем стяжать и мы ее себе в молитве нашей, чтобы смогли получить просимое.

Сам Господь наш учит нас: «Все, чего ни бу­дете просить в молитве, верьте, что получи­те,— и будет вам» (Мк. 11, 24). И Иаков свя­той наставляет: «Если же у кого из вас недоста­ет мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, — и дастся ему. Но да просит с верою, нимало не сомневаясь, потому что сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой. Да не думает такой человек получить что-нибудь от Господа» (Иак. 1, 5-7).

Как такую веру обретем в молитве, что все, чего ни попросим, получим? Послушаем святого Каллиста: «Рождается вера от дерз­новения к Богу. Дерзновение же бывает тог­да, когда кто благоугодит Богу. Но много трудов требуется, чтобы благоугождением Богу стяжал кто к Нему таковое дерзновение, дабы мог крепко веровать, чего все, что ни по­просит, — получит». «Просите», — говорит Гос­подь, — «и дано будет вам» (Мф. 7, 7). И святой Иоанн: «Если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу и, чего ни попро­сим, получим от Него, потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное пред Ним» (1 Ин. 3, 21-22).

Прилог

«Сим была гора в реку вверженна,

В ком с делами вера сопряжений».

В Александрии Египетской был золотых дел мастер, знатный и искусный в своем деле, и некая женщина, уязвляясь к нему любовью, ибо он был очень красив, влекла его любодейными словами к беззаконию.

Смущался и он помыслами о ней, однако, будучи целомудренным и боящимся Бога, спросил ее: «Что видишь во мне такого, что подвигает тебя к любодеянию?» Она же отве­чала: «Красоту очей твоих».

Услышав это, золотых дел мастер ударил себя в правый глаз орудием, что в руках дер­жал, и проткнул его со словами: «Так говорил Господь Бог мой: «Если правый глаз твой со­блазняет тебя», пронзи его, ибо лучше тебе с одним глазом войти в Царство Небесное, не­жели имеющему оба глаза «быть ввергнутым в геенну» огненную» (Мф. 5, 29).

Увидев содеянное им, та женщина со страхом отбежала и пошла в свой дом, его ра­ною избежав греха.

Был же в то время мучитель лютый, он владел Александрией, а всем Египтом, попу­щением Божиим, обладали сарацины, всячес­ки томившие христиан. И умыслил мучитель таковое ухищрение. Позвав епископа, гово­рит ему: «Слышали, что ваш Христос запове­дал вам таковую веру иметь, чтобы горы пере­ставляли словом. Вот стоит гора всеми види­мая у града сего, Адар называемая. Ныне же, если Христос, Которому служите, есть Бог и вера, которой держитесь, лучшая, как считае­те, — выйдите к горе той Адар и скажите сло­во Господа Бога вашего, и если, послушав вас, ввергнется гора в реку Нил, к славе послужи­те Христу вашему, к тому же и мы уверуем. Ес­ли же нет, то все христианское богатство будет взято в цареву ризницу».

Тогда епископ отвечал: «Слово, которое ты сказал, весьма превосходит нашу не­мощь. Однако не ради нас, ибо все мы недостойны такового дела, но ради хулы твоей, что на Господа нашего Иисуса Христа гово­ришь, да будет так. Дай нам восемь дней, мы помолимся Богу, и веруем, что молитв рабов Своих Он не презрит, ибо пишется: «Желание боящихся Его исполнит, и молитву их услы­шит, и спасет их», ибо они уповали на Него (Пс. 144, 19)».

Услышав это, беззаконный варвар посме­ялся: «Думал я, что вы мольбу покажете и часть от имений ваших отдадите в мою казну, вы же на дело сие дерзаете, невозможное и для Бахмета нашего». И отпустил их с гневом, записав срок, о котором просили.

Епископ же собрал всех христиан в городе и его окрестностях, до трех тысяч мужей, не считая женщин и детей, и возвестил им зло-хитрое повеление правителя, хотящего не только имущества, но и жизни лишить народ христианский. И сказал им про гору, веля всем скорбеть и молиться, сотворив всенощ­ное стояние пред Богом.

Приступила тогда та женщина к епископу и открыла то свое преступное намерение и твердую веру ко Христу златокузнеца: как не прельстился ее любодейными и льстивы­ми словами, как не пощадил себя, прон­зив око свое.

Услышав это, епископ удивился и, не най­дя кузнеца в соборе, послал за ним в дом. Ког­да же тот пришел, сказал ему владыка: «Брат, искушение пришло от ненавидящих нас». И все по порядку рассказал ему. Отвечал кузнец: «Владыка, мы должны молиться, ибо «челове­кам это невозможно, Богу же все возможно» (Мф. 19, 26; Мк. 10, 27; Лк. 18, 27)».

В третий день все вышли к горе Адар и обошли ее троекратно с крестами. И когда встали все напротив горы, призвал епископ кузнеца и сказал ему: «О, чадо, ныне подоба­ет тебе показать дело веры своей, да посра­мится мучитель, хвалящийся идолами сво­ими, и утвердятся столпы Церкви Христовой, и прекратится плач христианский».

Тогда поклонился златокузнец епископу, приступил к горе и помолился: «Господи Ии­сусе Христе, Боже наш, послушай молитвы рабов Своих и не дай в расхищение стада Сво­его врагам Твоим! Да не порадуются ненави­дящие нас, говоря: где есть Бог ваш? Ты Бог наш, заповедавший апостолам: «Если будете иметь веру с зерно горчичное», без сомнения «скажите горе сей: встань и вверзись в море», — и будет вам (Мф. 17, 20). И ныне «не нам, Гос­поди, не нам, а имени Твоему святому дай славу» (Пс. 113,9)».

И едва сказал это, сотряслось то место, и гора сдвинулась, и пали ниц все люди, и был страшный вопль в городе. Сокрушались па­латы и падали стены. И вышли варвары, и увидели жуткое чудо: как гора шла с места своего в реку Нил. И все, павши, стали мо­лить христиан, чтобы остановили шествие горы, дабы в городе все прочее не разруши­лось.

И отвечал епископ, и сказал: «Нет, братия, это дело не нашего, но вашего хотения, пото­му что вы хулили Бога Живаго и отяготили нас прещением вашим. И в смирении нашем помянул нас Господь. И что сотворим теперь, если пошлет гнев Свой и не только город ра­зорит, но и всех вас умертвит?»

Тогда обещали все креститься, и когда го­ра уже подступила к самой реке Нил, епископ помолился Богу, и прекратилось трясение земли. И многие варвары уверовали во Свя­тую Троицу и крестились. Нечестивые же на­писали ему клятву: отныне и до века не пако­стить христианам.

Сие же написано было в подтверждение, что верующему все от Бога прошения пода­ются. О, сила веры целомудренных!

4. РОСА ИСЦЕЛЕНИЯ

«Был ногами хромому» (Иов. 29, 15).

Чудо 4 в 1671 году

Некто из благородных, по фамилии Пенский, из брагинских окрестностей, имел жену Анну. Несколько лет она сильно болела нога­ми, нужно было ее носить, не могла сама ступить ни шагу. Изнемогли уже и врачи, лечив­шие неизлечимую болезнь.

Прослышал тот человек о чудотворном образе Пресвятой Богородицы, что в Ильин­ском монастыре, и привез туда свою жену. Внесли ее в церковь, и здесь, тепло со слезами помолясь, она получила скорое исцеление: в тот же час стала на ноги.

Как у иерусалимского хромца, описанно­го в Деяниях (Деян. 3, 3), так и у этой жены утвердились ступни и голени, и вскочила она, хваля Бога и Богородицу. И исполнились все великого удивления от чуда, приключившего­ся с ней.

Беседа

Спросим у иерусалимского хромца, кото­рого носили: где обрел ноги? Скажет: «При две­рях храма, называемых Красными» (Деян. 3,3). Блажен ты, хромец, ибо доброе избрал себе место, двери церковные Красные, при них и исправились твои ноги. Но блаженнейшие — держащиеся Пречистой Девы и при Ней из­бравшие себе место, ибо Она — Дверь много прекраснейшая, Церковь и Врата! При них не только телесных (как у той Анны), но и ду­шевных ног хромота врачуется.

Хрома была душевными ногами египет­ская грешница, столь хрома, что церковного порога не могла переступить: «Когда,— гово­рила, — убогие мои ноги порога коснулись, церковь всех принимала и не возбраняла ни­кому, меня же, окаянную, не приняла: будто множество воинов поставлены были вход за­творять, так мне сила Божия возбраняла» (см. Житие Марии Египетской). Смотри же, как у Богородичного образа утвердились ее ноги: не только вошла в церковь поклониться Честному Древу, но и в пустыню побежала, по водам и по воздуху пошла. Так Врата эти мыс­ленные сильны к уврачеванию ног, и теле­сных, говорю, и душевных.

У врат обычно убогие милостыню просят, а где кто лучшую милостыню получит, как не у Пресвятой Девы? Смущали меня слова: «Во­рота сии будут затворены, не отворятся» (Иез. 44, 2). Боялся, как бы не отойти пустым, неуслышанным и посрамленным, когда при­бегну к ним и постучу. Ибо как через затво­ренные и никогда не открывающиеся двери могут что-либо получить руки мои? Но когда услышал поющего: «Никтоже притекаяй к Те­бе посрамлен от Тебе исходит, Пресвятая Бо­городице, но просит благодати и приемлет дар» (Параклис Богородице), — получил упо­вание и дерзаю, хоть и недостоин, прибегать к Тебе, о Небесные Врата!

Затворена Ты к выпытыванию: «Како и Дева пребываеши, и родити возмогла еси?» (Акафист, икос 9). Нет входящего этими дверьми: «Радуйся, Свет неизреченно родив­шая; радуйся, еже како, ни единаго же научившая» (Акафист, икос 2). Но не затворена Ты к подаянию милостыни, всем открыта; каждый, хотящий Твоего милосердия, этими дверьми «и войдет, и выйдет, и пажить найдет» (Ин. 10, 9).

Проходил я через врата вельмож мира сего и многие видел преграды. Стоят там стражи у ворот, которые или удерживают, или выпыты­вают, зачем идешь и откуда, или совсем не пу­скают, или одних пустят, других же прогонят. Видел и различные гербовые печати: на неко­торых из них врата изображены, затворенные или открытые, но не входные, ибо стоят возле них то звери, то воины с обнаженным оружи­ем, — кто в них сможет войти?

Когда же прихожу к Твоим вратам, о Ца­рица Всесильная, ничего такого не нахожу: не оттолкнут меня стражи, не устрашат меня зве­ри, не прогонят меня воины, никто не спро­сит, зачем иду. Но невозбранно вхожу, и пред­стою пред Тобой, и беседую с Тобой, — хоть и недостоин. Ты же меня видишь, слушаешь, милуешь и подаешь к полезному прошению.

Из дверей многих вельмож часто видел я выходящих и плачущих — неуслышанных, непомилованных, еще более оскорбленных. Из дверей же Твоих кто когда оскорбленным вышел? Только подойдет к Твоим дверям, тот­час плач забывает. Ибо не терпишь, о Матерь, видеть чад Своих оскорбленными и безутеш­ными.

Нравоучение 4

Все уклоняющиеся от пути правого, не хранящие завета Господнего — хромы. «Укло­нились от стезей своих», — говорит псалмопе­вец (Пс. 17, 46). Хромы же бывают двояко: на одну ногу и на обе ноги.

На одну ногу хромы те, кто то прямо ста­нет, то к земле приклонится. Так, они то к до­бродетели обращаются, то к злобе возвраща­ются; то встают, то опять падают и как бы двумя путями шествуют. О таких говорит Си­рах: «Горе грешнику, ходящему по двум стезям» (Сир. 2, 12).

На обе же ноги хромают те, кто, однажды упав, не хотят вставать, но, увязнув в болоти­стой глубине и отчаявшись в своем спасении, как без ног по земле, суете сует, ползают: пре­вратилась в персть душа их, прилепилась к земле утроба их. Или носимы бывают как бы неким насильственным греховным обычаем не туда, куда бы они хотели, но куда грехов­ная страсть их неволит: что хотят, не делают, а что не хотят, то делают,— не они, но живущий в них грех (см. Рим. 7, 19-20).

К таковым хромцам взывает пророк Илия: «Долго ли вам хромать на оба колена?» (3 Цар. 18, 21). Таковым, дабы их ноги стали на пра­воту, нужно неотступно держаться церковных дверей покаяния. Ибо как дверьми в храм вступают, так же святым покаянием в обще­ние церковное, в исправление жизни, в полу­чение милости Божией и в прощение грехов и в небесные обители входят. Этими дверьми вошли разбойник, мытарь, блудница и блуд­ный сын.

Подвигнемся и мы войти сквозь тесные врата покаянных трудов, пока имеем время, ибо многие потом захотят войти и не смогут. Ныне же в эти двери постучимся, взывая: «Покаяния двери отверзи ми, Жизнодавче!» (Стихира великопостная). Ныне послушаем учащего нас апостола: «Укрепите опустившие­ся руки и ослабевшие колени и ходите прямо но­гами вашими, дабы хромающее не совратилось, а лучше исправилось» (Евр. 12, 12—13).

Прилог

«Грешница, омывшая болящего нози,

Слышит свыше: прощены твои греси мнози»,

 Некая именитая женщина, после смерти своего мужа собрав в свои помыслы все грехи и помянув смертный час и страшный суд, по­шла к блаженному Неофиту и, поклонившись ему, сказала: «Верою пришла я к твоей святы­не, честный отче, исповедать все грехи мои». Тот же не хотел ее слушать: «Невозможно мне, чадо, женским внимать деяниям».

Но она не отступала: «Отче святой, Гос­подь Иисус Христос, истинный Бог наш, в наш облекшийся образ, не отринул пришед­шую к Нему блудницу, со слезами лобызаю­щую честные ноги Его и исповедующую Ему свои грехи, а ты отгоняешь меня, хотящую покаяться и исповедаться». Услышав это, старец сказал ей: «Если так говоришь мне, чадо, и верою пришла к моему недостоинст­ву, пойдем в церковь и говори с сокрушен­ным сердцем Человеколюбцу милостивому Богу деяния свои. Послушаю и я, худой ста­рец, оные».

Придя вместе со старцем в церковь, по­молившись и поклонившись ему, стала жен­щина в молчании. Старец же понуждал ее, говоря: «Что это значит, чадо? С раннего ут­ра просила ты мое смирение принять тебя, а теперь не говоришь ни слова?» Она же отве­чала: «Не дерзну изречь, честный отче, ибо мучает меня неподобная мысль». Старец тогда говорит: «Напиши, да прочту хартию ту пред Господом Богом, прощающим по многой Его милости согрешения наши». От­вечала жена: «И того не могу сделать по при­чине премногих моих беззаконий». Тогда старец сказал: «Если и этого не можешь сде­лать, вот что сделаю: буду вспоминать тебе грехи, какие в житии человеческом соделываются, по одному: то ли сотворила ты или что другое?»

Выслушав перечисленное старцем, жен­щина говорит ему: «Божией ради благодати и святых твоих молитв, ничего такого не сотво­рила, но иные мои согрешения». «Если же иные, — ответил он, — то не сердцеведец я, не знаю тайн человеческих». Она же сказала: «Молись обо мне», — и ушла.

Идя же по улице, видит она некоего чер­неца — старого, парализованного, лежащего на земле, брошенного всеми, — и говорит ему: «Хочешь ли, возьму тебя в дом мой, бу­ду тебя покоить, а ты умолишь Бога о моем недостоинстве?» Он отвечал: «Да, хочу, гос­пожа, дабы ты сотворила милость на мне окаянном».

И она, пойдя в свой дом, приготовила по­стель, послала купить иноческие ризы и по­велела рабам нести расслабленного монаха в баню, омыть его, облечь в новые одежды, принести и положить на уготованную ему постель. Все это было исполнено, и она на­чала служить ему, помазывая и врачуя его струпья.

Шло время, приспел Великий четверг, спасительные Страсти. Говорит та женщина старцу: «Хочу сотворить тебе нечто, отче, но потерпи и не говори ничего».— «Как велишь, госпожа моя, так и сотворю».

Наступил час Божественной службы. Ие­рей служил в церкви ее дома Божественную литургию, и когда начал читать Евангелие: «Ко­гда же Иисус был в Вифании, в доме Симона про­каженного, приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возлива­ла Ему возлежащему на голову» (Мф. 26, 6—7),— взяла та женщина сосуд мира, приступила к черноризцу и, возливая миро на его ноги, ло­бызала их, обливала слезами и отирала свои­ми волосами, исповедуя свои грехи. И едва она это совершила, началось страшное земле­трясение, но не во всем городе, а только в ее доме. После землетрясения же был глас: «Ос­тавляются тебе грехи твои».

С пришедшим тем Божественным гласом восстал черноризец здоровым, не имея боль­ше ни единого струпа, ни единой язвы на те­ле, и прославил он Господа нашего Иисуса Христа, творящего великие и страшные чуде­са. А блаженная женщина, приняв прощение своих грехов от неисследимого и неизречен­ного милосердия Божия и прочие годы своей жизни прожив в покаянии, преставилась к Богу, оставив пример всем хотящим прийти к покаянию.

5. РОСА УСТРАШЕНИЯ ВРАГОВ

«Радуйся, яко гром враги устрашающая!» (Акафист, икос 11).

Чудо 5 в 1672 году, месяц апрель

Некая инокиня Александра, из монастыря святой великомученицы Параскевы в Черни­гове, долгое время терпела бесовское наваж­дение: являлись ей множество раз страшные образы, устремлявшиеся на нее, хотящие по­хитить ее, возбранявшие ей молиться. Все это терпела она с немалым страхом, ужасом и бо­язнью, иногда и кричала от страха, и плакала, так что и находящиеся при ней ужасались и трепетали. Наконец, когда она от стольких страхований уже совсем изнемогла и лишь ча­яла смерти, то была приведена инокинями в Ильинский монастырь, к чудотворной иконе Пресвятой Богородицы, на субботний Ака­фист. Здесь благодатью Заступницы нашей все мечтания, привидения и страхи оставили ее, и возвратилась она, имея помощь Богоро­дичную против всей силы вражьей, которая более уже не могла причинить ей таковых страданий.

Беседа

Брань — жизнь наша, и эта брань «против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы под­небесной» (Еф. 6,12). Победа же над ними есть вещь весьма добрая, но нелегкая. Добрая — потому что приносит венец, а нелегкая — по­тому что злоба супостата нашего велика, сила его крепка, а естество наше страстно и сила наша немощна.

Но не бойся, человек, не отчаивайся, ибо имеешь помощницей Пресвятую Деву, Воеводу Возбранную, Ей же мы и «благодарственная восписуем». Ее в помощь призови, ибо говорит: «Призови Меня в день скорби твоей, и избав­лю тебя, и ты прославишь Меня» (Пс. 49, 15). С Нею помогающей увидишь ты врага побеж­денным. В утверждение этой истины скажу нечто из Писания: «Шея твоя — как столп Да­видов, тысяча щитов висит на нем — все щиты сильных» (Песн. 4, 4).

Что означает тот столп, как не крепость Девы во спасение наше, столп крепости от врага? Что те щиты, как не защита? Что те стрелы, как не победа над врагами? Когда враг на нас нападает, Она щитами нас засло­няет. Когда мы против врага воюем, Она нам стрел крепких добавляет. Когда ослабеваем, Она, как столп, нас подпирает, чтобы не упа­ли. Таковую Воеводу имея в брани, кто врагов убоится? Горе тем, кто без Нее хочет сойтись с супостатом. Но Ты, Владычица, воинам Своим, верно Тебе служащим, не попускаешь одним остаться в брани, всегда Ты с ними, подвиг их блюдешь и им помогаешь.

Уверяюсь в этом, взирая на Твое знаме­ние, на небесах явленное, солнцем облечен­ное, которое тогда явилось, когда всей твари разорение было показано, как пишется: «Про­изошли молнии и голоса, и громы и землетрясе­ние и великий град» (Откр. 11, 19), и вот, «явилось на небе великое знамение: жена, облеченная в солнце» (Откр. 12, 1).

Кто не знает, что та явленная Жена пред­знаменовала Пресвятую Деву, в чем есть мно­гое согласие церковных учителей. И смотри: почему та Жена не явилась прежде блиста­ний, громов, гласов, землетрясений и града, когда еще все стихии были в покое, но в само то страшное смятение небес и земли? Потому, чтобы показать, что Пресвятая Дева с нами в самой лютой брани, в самый злой час, когда с супостатом нашим боремся, когда на нас на­падает враг — то блистанием «похоти очей», то гласом «гордости житейской» (1 Ин. 2, 16), то градом внезапных страстей и бесчисленных наветов, то громом страхов, то потрясением отчаяния.

Тогда Она, словно солнце, восходит в по­мощь, чтобы, если кто побеждается, того ут­вердить; если кто уязвляется, того исцелить. Если кто упадет, того воздвигнет. Если кто уже и умер душой, в брани люто побежден­ный, но в помощи Ее не отчаялся, — того вос­кресит и снова к подвигу вооружит. Если же кто крепко подвизается, тому будет помогать в брани и за подвиг награду уготовит.

Во все же то бранное время, — чтобы ночь темной области не покрыла борющихся, — является «облеченною в солнце», просвещая тьму нашу. Так Возбранная Победительница всегда со Своими на брани. И кто не встанет против греха, имея готовую помощь — Пресвятую Деву?

О, Всесильная! «Обитель Твою сохраняй, в Тебе бо сия верно и’иночествует, в Тебе и ут­верждается, и Тобою побеждающи, вышша есть всякаго искушения: и пленяет враги, и проходит послушание» (Андрей Критский, Великий канон, песнь 9).

Нравоучение 5

«Отвне — нападения, внутри — страхи»,— говорит апостол (2 Кор. 7, 5). А в бранях и страхах люди обычно быстро берутся за ору­жие. Мы же какое оружие взыщем для изгна­ния самих страхов? То, что нам святой Иоанн Лествичник велит, — имя Иисусово: «Всегда именем Иисусовым бей ратников, крепче это­го оружия не найдешь ни на небе, ни на зем­ле» (Лествица, Слово 15, о чистоте). Но при­мите и мой совет: другое всесильное имя как другое оружие во вторую руку возьмите — имя Марии, Матери Иисусовой, крепче и этого оружия не найдете. Если нападает на нас враг с двух сторон, с правой и с левой, то и мы про­тив него идем с двумя оружиями — с именем Иисусовым и Марииным, чтобы победить од­ним правых, другим левых ратников.

Сколь же крепко то оружие — имя Ма­рии? Слушай, что в Акафисте читается: «Вси противнии дуси страхом одержими трепещут, боящеся имене святаго Твоего».

Да позволено мне будет именовать Госпо­жу мою оружием, которым Давид победил Голиафа, то есть «пращею» (1 Цар. 17,’39-51). Ибо как из пращи вылетевший камень убил иноплеменника, так и от Нее исшедший Христос, Который есть Камень краеугольный, убил упавшего на Него. Ибо «тот, кто упадет на этот камень, сокрушится, а на кого он упа­дет, того раздавит» (Мф. 21, 44).

Когда Давид взял в руки пращу, он выбрал себе к ней пять добрых камней из потока. В имени же Богородичном различаю пять букв: М А Р И А. Это пять камней, убивающих ад­ского филистимлянина: Магнит, Адамант, Ру­бин, Иакинф, Аметист. Каждый из них своим свойством изображает некую добродетель Марии. Магнит, влекущий к себе железо,— это смирение Марии, привлекшее Бога на землю, ибо со словами Ее смиренными: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк. 1, 38),— сошел Бог с небес и воплотился от Нее. Твердый Адамант являет мужество Марии. Червленый Рубин — целомудрие. Иа­кинф небесного цвета показывает Ее богомыслие. Огневидный Аметист — пылающую любовь.

Этими пятью мысленными каменьями хотя и всех Голиафов адских побивают, но наиболее — пять больших из них. Магнит смирения убивает беса гордости. Адамант мужества уязвляет беса страха, ослабляющего в подвиге. Рубин целомудрия — беса бес­стыдства и нечистоты. Иакинф богомыслия поражает беса земного пристрастия. Аметист любви — беса ненависти. И неудивительно, что этого пресвятого имени боятся и трепе­щут бесы.

Еще в ветхом завете было пять вещей, на­чинающихся с пяти букв имени Марии, зна­менующих силу его: Море чермное, Ареда ис­точник, Руно Гедеоново, Иордан река и Ара­рат гора. Море потопило фараона, при Ареде источнике Мадиам был поражен до конца. На Руне Гедеон принял знамение победы. При Иордане цари Аморейские были завоеваны Иисусом Навином. Арарат гора стала приста­нищем ковчегу.

Все это послужило прообразом Девы Ма­рии, Которая и фараона мысленного потопи­ла, и мадиамов, и амореев адских поразила, и, как руно росу, Слово в утробу приняла. И пристанище небурное Она для всех, из потока страстей к Ней плывущих. Потому, всякий верный, именем Ее пресвятым — Мария — как пращей, пять камней содержащей, воору­жайся и побеждай своих врагов!

Прилог

«Аще и средь смертной сени кто себя обрящет,—

Да призовет Марию,— зло его не срящет».

5 От видимых врагов Византия, в царство­вание Ираклия и патриаршество Сергия, призыванием Девы Марии спаслась и видела кагана (титул главы государства), как второго фараона, потопляемого с многочисленным воинством в пенящемся море. От невидимых же врагов спасается каж­дый, кто призывает в помощь всемирную По­мощницу. Некто истинно нам поведал, как в ужасном видении отогнал от себя страшных скачущих эфиопов; только эти два произнес имени — Иисус и Мария.

Иаков де Вораине пишет о некоем благо­родном богатом человеке, который обнищал и впал в великую печаль, сетуя о погублен­ном богатстве. Явился ему дьявол в образе воина на черном коне и стал спрашивать о причине таковой печали, а узнав, повелел не скорбеть: «Я, сказал, обогащу тебя и сделаю знатным, одно только мне обещай». Тот с клятвой обещал ему сотворить то, что потре­бует. Тогда указал ему дьявол место: «Здесь, — говорит, — копай и найдешь множество золо­та, серебра и дорогих каменьев, но за это приведешь мне сюда жену твою». И, копая, нашел тот человек сокровище, спрятанное много лет назад.

Постепенно извлекая его, он сильно обо­гатился: купил много сел, рабов и рабынь, па­латы, — и прославился более иных вельмож. Но вот пришло ему время привести свою же­ну, обещанную бесу, туда, где были обретены сокровища, и сказал он ей ночью: «Пойдем на то место, недалеко отсюда: там у нас есть кое-что». Не сказал ей ничего окаянный о догово­ре с демоном. Она же, трепеща и страшась, не хотела идти, однако и нехотя повиновалась мужу. Была она благочестива и каждый день воссылала мольбы к Пресвятой Богородице.

Случилось им проходить мимо церкви, стоящей неподалеку, и жена стала молить своего мужа подождать ее немного. «Я,— го­ворит, — пойду и совершу обычное свое правильце ко Пресвятой Богородице перед цер­ковью и скоро возвращусь». Муж отпустил ее, и пошла она к дверям церковным, поверглась с плачем, прилежно молясь, поручая себя своей Покровительнице.

О, преславные чудеса и милосердие Бого­родицы! Как не оставляет в последней беде сущих, тех, кто усердно к Ней прибегает!.. На­вела на нее сон, как в древнем раю Бог на Адама, и, лежа ниц на земле, в молитве усну­ла та крепко. Владычица же наша вместо нее пошла к тому человеку, ожидавшему жену свою на дороге, и последовала за ним.

Когда же дошли они до назначенного ме­ста, видят: князь тьмы спешит уже, веселясь, к ним навстречу, но, будучи совсем близко, он вдруг затрепетал и возопил: «О, клятвопрес­тупник! Погубил меня! Я говорил тебе приве­сти жену, дабы отомстить ей пакости ее мно­гие, а ты привел Матерь Владычицу, чтобы мучила меня!» Все это с воплем крича, опален он был силой Богородичной, как огнем, и низринут в адову пропасть. Владычица же на­ша стала невидима.

От великого страха, видя и слыша это, че­ловек тот упал на землю, как мертвый,— словно не осталось в нем духа от ужасного ви­дения,— и долго лежал. Едва же придя в себя, он поднялся и, дрожа, пошел по дороге к сво­ему дому, недоумевая о жене: где она? Прохо­дя мимо церкви, свернул к ней, чтобы помо­литься о своем грехе, и там нашел жену свою спящей у церковных дверей. Разбудив, пове­дал ей обо всем подробно. Она же, слушая, изнемогала духом от боязни.

Помолившись, оба с плачем возвратились в дом. Исповедав свои грехи, оставив все бо­гатство бесовское, прочее время они прожили богоугодно, благодаря Заступницу свою Пре­святую Деву, что их от такой погибели спасла Своей милостью.

Смотри, как хранит Владычица прибегаю­щих под Ее покров!

6. РОСА ОЗАРЕНИЯ СМЫСЛОВ

«Радуйся, верных озаряющая смыслы!» (Акафист, икос 2).

Чудо 6 в 1672 году

Один человек, по имени Лаврентий, чер­ниговский житель, исступил из ума и, как это в обычае у таковых, бегал ночью по городу и по полю. Однажды он хотел утопиться в реке, но был схвачен и приведен к чудотворной иконе в Ильинский монастырь, где, когда тво­рилась о нем иноческая молитва, благодать Богородичная дала ему ум, смысл и разум.

Так, будучи здоровым и в рассудке, он воз­вратился в дом, хваля Матерь Божию, вразу­мившую его.

Беседа

Стекайтесь сюда, все обделенные умом, бе­зумные и невежды. Со мною сюда придите, — вот, мы имеем наставницу премудрости и по­дательницу смысла, Пресвятую Деву. Она нас научит, Она вразумит, Она наставит нас во всем. Знаете, что всякий неразумный книгою просвещается, ненаученный научается прему­дрым, невежда наставляется руководителем. Пречистая Дева есть и Книга, и Премудрость, и Предводитель.

Книга Она, по сказанному Дамаскиным: «Книга новая, в Ней же неизреченным обра­зом Бог Слово нерукотворно вписался». И святой Андрей Критский говорит: «Книга во­истину Живого Слова Отчего, тайно вписан­ного животворной тростью Духа». Эта Книга превосходит разум премудрых, а любомудрых и хитрословесных делает немудрыми и бес­словесными, хотящих же у Нее научиться — из глубины неведения извлекает.

Любомудрствовал и хитрословил прокля­тый Нестор, уча Богородицу называть Христородицей, — он, мнив себя премудрым, обе­зумился. Прост был святой певец Роман, он, наученный Богородицей, написал тысячи кондаков после явления ему во сне Пресвя­той Владычицы нашей, когда, подав книж­ный свиток, повелела ему съесть его. И он от­верз уста свои, проглотил хартию и исполнил­ся премудрости.

Этой Книги взыщи всякий хотящий учиться! Взыщи Ее, невежда, да научишься ра­зуму духовному, ибо Она «наставляет к разуму Божественному вся, зарею ум просвещаю­щая» (Акафист, икос 11). Взыщи Ее, гордый, да научишься глубине смирения, «неудобозримаго и ангельскима очима» (Акафист, икос 1). Взыщи Ее, нечистый, да найдешь сокровище чистоты.

Гневливый с завистливым, взяв с собой сластолюбивого, взыщите Ее все, да научитесь любви и нищете духовной. Чревобесный и ле­нивый, поищите Марию, да воздержанию и бодрости научитесь. Дева Мария есть «прему­дрости Божия приятелище» (Акафист, икос 9).

Ненаученные! Научайтесь Ею! Той, Ко­торая с высоким проповеданием говорит: «Кто неразумен, обратись сюда!» И требующим ума говорит: «Идите, ешьте хлеб мой и пейте вино, Мною растворенное; оставьте неразумие» (Притч. 9, 4-6).

Дивился некто, слыша о вине, к которому зовут безумного, чтобы премудрым стал, — разве дает вино премудрость? Скорее обезумивает и премудрого. Не без причины апос­тол велит не упиваться вином (Еф. 5, 18). И если даже мудрый погубляет разум свой ви­ном, почему безумный к нему призывается? Чтобы безумнейшим стать?

Но велено ему не удивляться. Одно вино — то, что ум погубляет, а другое — Марии, Которая сохраняла в себе сокровище Божией премудрости. О Ее вине пророк говорит, что не безумием, но целомудрием оно напаивает: «Вино»,— говорит,— «родящее девы» (Зах. 9, 17). И какие девы? Не безумные, но мудрые, кото­рые «вместе со светильниками своими взяли масло в сосудах своих» (Мф. 25, 4). Этим-то ви­ном и безумные некогда упремудрились. Не сомневайся же и ты, любимиче, о вине Ее, но приди и испей от Нее премудрость с про­чими.

5 Пил от Нее Дамаскин, почерпнув усечен­ною рукою, и сколь упремудрился? Стал как источник, источающий потоки премудрых песней. Слушай, что его старцу сказала в ви­дении Богородица: «Не заграждай источника Моего!» Так уж и ты не лиши себя такового пития. Дева Богородица — это Предводитель. Невежи, наставляйтесь от Нее!

Наставлял некогда Гедеон триста воинов израилевых к битве с Мадиамом, и странное было у них приготовление к битве: вместо ме­ча и копий свечи в руках держали, и этим про­гнан был супостат (Суд. 7, 20). Мадиам ад­ский борет меня, и как прогоню его, не ведаю. Наставь меня Ты, Богородица, ибо Ты свеча, Свет принявшая, Которой прогоняется тьма темных полков.

Блажен и премудр держащий Свечу сию вместо крепкого оружия, безумен — не стя­жавший Ее. Пять оных дев за угасшие све­тильники заслужили себе имя безумных, дер­жавшие же не угасшие свечи — мудрыми наименовались (Мф. 25, 3-4).

Имеющий Тебя светом, о Владычица! во­истину мудр: ходящий во свете Твоем не спо­тыкается. Не имеющий же Тебя — глупец и невежда, таковой во тьме ходит, а кто ходит во тьме, спотыкается (Ин. 11, 9—10).

Повелел Господь Моисею в Исходе, чтобы светильник во храме свидения никогда не угасал, но «чтобы горел светильник во всякое время» (Исх. 27, 20). Это прообразом явилось Наставницы нашей Пресветлой, о Которой Приточник предвозвещал: «Светильник Ее не гаснет и ночью» (Притч. 31, 18).

Свет Ее всегда ум озаряет, всегда тьму просвещает, всегда к разуму наставляет всех верных. О, Всесветлый Свет, просвети све­тильник мой! Госпожа Богородица, просвети омраченную душу мою!

Нравоучение 6

Всякий нераскаянный грешник безумен, не имеет разума.

Ум или разум в человеке — это одна свет­лая свеча, разгоняющая темноту неведения, и показывающая, что есть доброе, а что злое, и всегда на светлый путь заповедей Божиих на­ставляющая. Когда же человек, не послушав доброго, внутри просвещающего его разума, уклонится по злой воле своей, ибо «прилежит человеку помышление на зло от юности его» (Быт. 8, 21), и пойдет по своим похотям, творя неподобное (хоть и знает, по свидетельству ра­зума своего, что смертно согрешать — это зло, за него казнен он должен быть вечно, но не­брежет о том и нерадеет о грехе своем), тогда исступает из ума человек, губит разум и, как. безумный, блуждает в темноте буйства своего.

О таковых говорит псалмопевец: «Не по­знали, не уразумели, во тьме ходят» (Пс. 81, 5). И святой Каллист: «Воистину, не имеют свет­лости Божественного разума в злобе и бесчи­нии живущие, ибо как солнечные лучи за­крываются темными облаками, так ум наш, в душе, как в полудни, ясно светящий, потемняется буйством, а буйство какое большее, чем грех?» Так и Златоустый говорит: «Ниче­го нет злее греха».

Творит безумными он и прежде великих разумом. Премудр был Соломон, но сколь обезумился, служа греху? И иных немало пре­мудрых погибло из-за грехов. Молить при­лежно подобает Господа, дабы, отогнав от нас буйство греховное, просветил наш ум светом разума святого Евангелия.

Господи, «вразуми меня, и я буду поучаться в законе Твоем и хранить его всем сердцем моим» (Пс. 118, 34). Благости, наказанию и разуму научи меня.

Прилог

«Ветр свечу угашает, грех разум губит,

Отвергается Христа тот, кто злато любит».

В персидских краях жил иерей по имени Павел, преуспевающий в благочестии и мно­гих добродетелях. И имел он единственное лишение ума — от сребролюбия. Что и погу­било его. Как? Послушай.

Было тогда великое гонение на христиан. И, боясь принуждения к идолослужению, бе­жал тот иерей в горную пустыню, захватив с собой золото, которого много имел. Тогда же и некие девы, пять инокинь из разоренного мучителями монастыря, скрывались в горах. Обретя там Павла, поселились близ него те девы, сияющие добродетелями и исполнен­ные благоуханием Святого Духа. Вправду сказать, подобны они были оным мудрым де­вам, которых Божественное Евангелие поминает, — так же украшены постническим жи­тием.

И жили они близ Павла, пели и служили с ним, творили день и ночь Божественные заповеди. Но ненавидящий добро дьявол, не терпя таковой их жизни и подвига, в кото­ром они преуспевали, слушай что замыслил. Вошел в некоего человека, знавшего, где они скрываются, и тот явился к князю пер­сидского царя и говорит ему: «Есть один христианин пресвитер, имеющий много зо­лота, с ним пять инокинь скрываются. Если хочешь взять его золото, представь его суду вместе с постницами и, если не захотят от веры своей отречься, усечешь их и возьмешь богатство».

Князь, все это выслушав, тотчас послал взять пресвитера с инокинями и золотом и представил их пред судом. Тогда дьявол во­шел в сердце пресвитера, и он сказал князю: «Почему забираешь мое достояние, ведь я те­бя ничем не обидел?» Тот же отвечал: «Пото­му что ты христианин и не хранишь царевы заповеди». Павел ему: «Что мне повелеваешь делать?» Князь: «Если поклонишься солнцу, бери свое золото и иди куда хочешь». И ока­янный, при виде своего золота, поклонился солнцу, и ел от идоложертвенных, и пил кровь их.

Видя, что не получил желаемого, князь прибавил: «Если сделаешь так, что постницы поклонятся солнцу и возьмут себе мужей, то бери свое золото и иди куда хочешь».

Павел пошел к постницам и сказал: «Князь взял мое имущество, повелевает и вам исполнить распоряжение царево. И вот, я по­клонился солнцу и ел идоложертвенное, вы тоже сотворите сие». Но они, оплевав его ли­цо, единодушно сказали: «О, окаянный, не хватает тебе своей погибели, и нам того же желаешь! Ты сегодня — второй Иуда, ибо как он ради золота продал Учителя и Владыку на смерть и, взяв золото, пошел удавиться, так и ты — другой Иуда нравом оказался, ради зо­лота погубил свою душу, потому что глубоко в ум принял слова того богатого, говорящего душе своей: «Душа! много добра лежит у тебя: ешь, пей, веселись». Оттого и услышал: «Безум­ный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя» (Лк. 12, 19-20). Говорим же тебе, как перед Богом: сбудется на тебе сказанное и об Иуде, и о богатом». И снова плевали в лицо ему, как отступнику.

Тогда повелением князя биты были святые девы нещадно много часов жезлами. Но они повторяли: «Мы Господу нашему Иисусу Хри­сту поклоняемся, повелению цареву не пови­нуемся, и что хочешь делать — делай». Князь всячески прельщать их пытался, как наследо­вать золото Павла, но они не повиновались, и повелел он тогда Павлу своей рукой отсечь им головы. Думал, что тот не захочет, и сокровища ему достанутся. Он же, окаянный, услы­шав это и вновь оглянувшись на свое золото, говорит: «Что велишь, сотворю». И, взяв меч, подошел к ним.

Святые девы, увидев его, поразились: «О, окаянный, пастырем был нам еще вчера, ны­не пришел, словно волк, уничтожить нас! Это ли учение твое, которым наставлял нас все дни, чтобы за Христа умереть? Сам же ни­сколько не захотел пострадать за Него, без нужды отвергся от Него. Неужели из нечис­той твоей руки святое Тело и Кровь принима­ли? Знай, ныне меч в руке твоей житию веч­ному нам ходатай. Мы уходим к Учителю на­шему Христу, ты же, как предрекали, с золо­том и душу свою погубишь скоро, и удавлен будешь, и с Иудой сыном геенны станешь». Это и иное сказав ему, инокини сотворили молитву. И усечены были их головы рукой Павла.

Тогда сказал ему князь: «Знай, Павел, что ни в одном из христиан не обретал я такого исполнителя воли царевой, как в тебе. Потому не могу отпустить тебя, ибо, как узнает царь о тебе от меня, великой чести захочет тебя спо­добить. Ныне возвеселись с нами, завтра же скажем царю про тебя». Окаянный ответил: «Будь, как сказал».

И в ту же ночь князь послал своих рабов удавить Павла, а утром, будто придя посетить его и найдя его висящим, осудил, как само­убийцу, и повелел выбросить вон из города труп его, псам на съедение, золото же взял себе.

Так свершилось пророчество святых дев над Павлом, сугубую смерть принявшим, как и учитель его Иуда…

О, как единственный смертный грех во многое безумие вверг окаянного! Тем более многие грехи и мудрейшего могут ослепить и погубить.

7. РОСА ИЗБАВЛЕНИЯ ОТ СЛЕЗ

«Как утешает кого-либо мать его,  так утешу Я вас» (Ис. 66, 13).

Чудо!

В черниговском замке жил капитан вой­ска его Царского величества Андрей Рачкевич с женой своей, римской веры.

Его дочь, в пеленах от тягчайшей болезни была, немая и слепая, очи струпьями покры­лись и гноем затекли… Ее-то, уже к смерти приблизившуюся, отец с матерью, плача, принесли с верою в Ильинский монастырь и положили пред чудотворной иконой Пресвя­той Богородицы, тепло молясь об исцелении своей дочери.

В то время читался по обычаю соборно Акафист Божией Матери, была суббота. И вот, при чтении его, оная отроковица, пеленами повитая, начала издавать жалобный голос и, высвободив руки из пелен, стала протирать очи.

Родители возрадовались и, подняв от зем­ли свою дочь, обнаружили, что чешуя струпьев от очей отпала, а само дитя всем телом стало здорово. Увидев это, все приключившиеся здесь воздали славу Богу и Богородице.

Беседа

Пророчествовал Исаия: «Угоры сей испиют радость, испиют вино» (Ис. 25, 6). Не вопро­шаю тебя, пророк, у какой это горы «испиют радость, испиют вино», когда в горе Болдинской таковое питие вижу. Питие же, о кото­ром говорю, — благодать Пресвятой Девы, от иконы Ее чудесно истекающая. Это наша ра­дость, это наше вино, которое всяк пьет, при­текающий несомненно.

Притекает сюда печальный и пьет ра­дость, притекает сетующий и пьет утешение, притекает болящий и пьет здравие, притекает немощный и пьет силу, притекает грешный и пьет спасение. Притекает праведный и пьет надежду, притекает беззаконный и пьет цело­мудрие, притекает безнадежный и пьет упова­ние, притекает невежда и пьет разум.

Все притекающие пьют от обилия благо­дати Ее поток сладости духовной. Она — река Божия, наполненная дарами, от Ее полноты и мы примем.

Давид повествует, что «вино веселит сердце человека»  (Пс. 103, 15). Но какое вино так весе­лит сердце, как Ты, о Мария, Лоза истинного Винограда! Ты — «чаше, черплющая радость» (Акафист, икос 11). Чаша же добрая, утрясен­ная и преизобильная.

Праведных целой чашей радости напаива­ешь, грешных же — теми каплями, что от пол­ноты чаши изливаются. Но нас хоть этими каплями напои, жаждущих, ибо если» и псы под столом едят крохи у детей»  (Мк. 7, 28), те же псы пьют и от капель, проливающихся из ча­ши милости Твоей, — и довольно им. Сильна ведь и единая капля Твоей благодати увесе­лить сердце, как и целая чаша.

Святой Иоанн пишет, что «положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской»  (Ин. 2, 11), претворив воду в вино, и явил славу Свою. Да будет мне позволено сказать, что начало чудес Своих Господь мой сотворил в Пречистой Де­ве Марии. Так Ей читает Церковь, восхваляя: «Радуйся, чудес Христовых начало!» (Ака­фист, икос 2). Здесь всех знамений и чудес ос­нование: «Радуйся, велений Его главизно!» (Акафист, икос 2). Здесь явил славу Свою Гос­подь, в утробу Славнейшей без сравнения Се­рафим вселился и сотворил начало спасению нашему и явление вечной тайны.

Там — лучшее Свое вино поставил на ко­нец брачного пира, когда многие могли уже быть пьяны. Здесь же Вино сие мысленное, Матерь Свою Пречистую, поставляет в начало жажды нашей, когда жаждем спасения, когда жаждем помощи в бедах, когда жаждем утехи в скорбях, — нам жаждущим Ее подает, так жаждущим, как жаждет «лань, стремящаяся к источникам вод»  (Пс. 41,2). Вино брачное на время увеселило друзей жениховых, это же Вино увеселяет навеки. Если там из воды вино составилось, то здесь все воды скорбей, печа­лей и недугов наших претворяются в вино ра­дости, веселия и здравия.

О Пречистая! «Исполни веселия сердце мое, Твою нетленную дающи радость, веселия рождши Виновнаго!» (Канон, песнь 5).

Нравоучение 7

Есть две слепоты — телесная и душевная, но вторая горше первой.

Хотя телесная слепота всем и кажется злой потому, что вместе со светом все утехи отнимает, как сказал Товит: « Какая мне ра­дость будет, если во тьме сижу и света небес­ного не вижу» (Тов. 10), однако временна она, как и жизнь человеческая. Скончается жизнь, по скончании же начнет человек видеть «свет немерцающий» (3 Езд. 2, 35).

Нет зла в той телесной слепоте, ибо она приносит пользу душе и помогает спасению: отнятым зрением отнимается повод ко греху, — никогда сердце не вожделеет, если око не покажет, а когда что дойдет через око до серд­ца, то не скоро выйдет из него.

Потому говорит святой Григорий: «Образ, через очи вошедший и привязавшийся к серд­цу, даже по великой надобности руками не оторвешь».

И древний римский мудролюбец Сенека, утешая некоего слепца, говорит, что слепота — это отчасти невинность, а глаза — предводите­ли грехов. «Плачешь, — говорит, — что погу­бил свои очи, — о, сколь многим вожделени­ям путь к тебе пресечен, сколь многих вещей видеть не будешь, которых бы тебе видеть не подобало! Или не знаешь, что слепота — это отчасти невинность? Очи кому нечистоту по­казывают, кому дома, кому имения и все многообразное зло, — воистину, они вожди грехов».

Если же глаза так вредят душе, то слепота, отъемлющая причину вреда, не неполезна, но даже спасительна.

А душевная слепота… О, сколь зла и душевредна! Она отнимает то, в чем вся ра­дость, все блаженное наслаждение угодников Божиих, в чем все труды покой имеют, все подвиги венцы носят, все добродетели похва­лу и мзду принимают, — это видение лица Господня, ибо оно конец и пристанище всего скорбного пути, по которому кто-либо шест­вует ни за чем иным, но только чтобы уви­деть лицо Господне. «Когда приду и явлюсь ли­цу Божию ? Насыщусь, когда явится мне слава Твоя» (Пс. 41, 3; 16, 15).

Всего того лишает нас душевная слепота. Нечестивые не увидят славы Твоей, Христе Боже (см. Ис. 26, 10), что само по себе горше всякого зла. Ибо как видеть лицо Господне блаженнее всех небесных блаженств, так и не видеть Его — лютее всех адовых мучений. Так рассуждает святой Златоуст: «Если бы кто увидел тысячу геенн, и тот сказал бы, что ни­чего нет лютее, чем быть изгнанным от бла­женной славы, и оказаться возненавиденным Христом, и услышать от Него: «Не знаю вас» (Мф. 25, 12)».

Душевная слепота — это не познание се­бя, не предвидение грядущих бед: смерти, су­да, геенны, — и все смертные грехи и страсти, когда к ним кто привыкнет и не хочет прийти в чувство. О таковой душевной слепоте Пре­мудрость говорит: «Злоба их ослепила их, и они не познали тайн Божиих, не ожидали воздаяния за святость» (Прем. 2,21—22). И пророк Дани­ил: «Извратили ум свой и уклонили глаза свои, чтобы не смотреть на небо» (Дан. 13, 9). И псаломник: «Глаза свои устремили, чтобы ринуть на землю» (Пс. 16, 11).

Так ослепленным не являет Господь лица Своего, ибо говорит у Иеремии: «Спиною, а не лицем обращусь к ним» (Иер. 18, 17). Не велят врачи здоровому всматриваться в больного или ослепленного, чтобы не повредились и зеницы здоровых. И небесный Врач от ослеп­ления нашего лицо Свое со светлыми очами Своими отвращает: «Сокрою», — говорит, — «ли­це Мое [от них] в тот день за все беззакония их, которые они сделают» (Втор. 31, 18).

Когда же Господь отвращает от нас лицо Свое, тогда все беды нас постигают, что Он Сам нам изъявляет: «Возгорится гнев Мой на них в тот день, и Я оставлю их и сокрою лице Мое от них, и он» (народ Израильский) «ис­треблен будет, и постигнут их многие бедст­вия и скорби» (Втор. 31, 17). Потому и Давид сетует: «Ты же отвратил лицо Твое, и я смущен был; когда Ты отвернешь лицо — смятутся» (Пс. 29, 8; 103, 29).

Воспрянем же и ко благому Врачу, про­свещающему всякого человека, со слепотою нашей душевною притечем, молясь: «Душев­ными очами ослеплен, к Тебе, Христе, при­хожу, как слепой от рождения. «Не отвергни меня от лица Твоего. Не отврати лица Твоего от отрока Твоего, ибо скорблю. Тебе сказало сердце мое: Господа взыщу. Тебя искало лицо мое —лица Твоего, Господи, взыщу»« (Пс. 50, 13; 68, 18; 26, 8).

Прилог

«Ослепленный душою ослеп и телесне.

Гробный вор окрался, прибыв себе очей болезни».

Поведал нам авва Иоанн следующее: Однажды, войдя с отцом Софронием в притвор великой Александрийской церкви и никого не найдя тай, кроме трех сидящих слепцов, мы тихонько подошли к ним и сели молча. Слепцы же, не предполагая посторон­него присутствия, беседовали между собой. И сказал один другому: «По правде, брат, скажи, как ты ослеп?» Тот отвечал: «Еще в юности, когда я был корабельщиком и мы плыли из Африки, во время бури я ослеп из-за бельма на моих глазах». И сказал другому слепцу: «А ты как ослеп?» Тот отвечал: «Гутником (печником) я был и от ярости огненной ослеп». И спросили они третьего: «Ты как ослеп?» Он же отвечал: «Ис­тину скажу вам, братия: когда был юн, ничего не хотел делать я руками своими и, не имея чем питаться, крал. Однажды, сотворив уже много зла, стоял я на торжище и увидел, что несут мертвеца на погребение, одетого в бога­тые ризы. Последовал и я за ними, чтобы по­смотреть где его погребут. Они принесли его в церковь святого Иоанна и положили там. Придя ночью, я совлек с него ризы, что были на нем, оставив лишь хитон, и хотел уже уходить, как злой дух стал внушать мне: «Возьми и хитон, он очень хорош». Окаянный, я воз­вратился, собираясь снять хитон и оставить нагое тело. Вдруг мертвый, восстав, сел предо мною и протянул ко мне руки; перстами сво­ими он изодрал мне лицо и изъял оба глаза. Тогда, окаянный, оставил я все со многой скорбью и едва убежал от гроба. Вот, братия мои, я рассказал вам, как ослеп». Как только мы это услышали, взял меня отец Софроний и мы ушли. И сказал мне отец: «Воистину, от­че Иоанне, много пользы мы сегодня получи­ли». Написано же это ради пользы слыша­щих: да увидят все, что творящий злое не ута­ится от Бога.

8. РОСА УЗОРЕШИТЕЛЬСТВА

«Разрешила еси союз человеческий древняго осуждения, тем молю Тя Богородительнице,разреши всяк союз злобный сердца моего, связавши мя, Пресвятая, Божественною любовию Зиждителя» (Октоих, глас 2-й, на повечерии, песнь 8)

Чудо 8

Близ Чернигова есть селение, называемое Холявин. Из этого селения бесноватый чело­век, по имени Ермола, был приведен к чудо­творной иконе Пресвятой Богородицы в Ильинский монастырь, где, в день Святого Духа, после литургии, он, по причине быв­шей в нем очень большой силы бесовской привязанный на паперти церковной, — раз­решен был силой Богородичной от связыва­ния и опутывания бесовского.

Беседа

Кто-либо, в узах находящийся, хочешь раз­решиться и свободным стать? Внемли: Мария разрешает узы, Она дает свободу.

Привязал некогда Олоферн Ахиора к де­реву с руками и ногами, и кто его отрешил? — Град Вефулия. Сыновья Израилевы, выйдя из Вефулии, пришли к нему и, развязав его, при­вели в Вефулию (Иудифь. 6). Вефулия — это образ Богородицы. Как град тот не был одо­лен врагами, так Богородицу не одолевают ху­лящие Ее. И как из Вефулии женская рука усекла главу Олоферна, так Богородица обез­главила князя тьмы. И как жители Вефулии Ахиора от древа отрешают, так молитвы Бого­родичные освобождают всякого, связанного адским Олоферном.

Благо тебе, Ахиор, хоть и связан ты был, однако — близ Вефулии, прообразующей Ма­терь Иисусову: одной лишь тенью Ее принял ты отрешение. Благо и нам, приближающим­ся к Самой Богородице: Ею чаем избавиться от уз наших.

Не одного из нас враг наш невидимый вяжет: то недугом каким, то страстями. Вя­жет недугом, как того Ермолая; и в Еванге­лии читается о некоей жене, связанной сата­ной немало лет: «Сию же дочь Авраамову, ко­торую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих?» (Лк. 13, 16).

Вяжет нас враг страстями, распростерши на весь мир свои сети, от земли даже до неба, как видел то святой Антоний, и теми ловит нас, как птицу. Святой Амвросий говорит: «Как птица, так и душа наша различным об­разом ловится: петля нам в золоте, сеть — в серебре, цепи — в имениях, узы — в любодея­нии. Когда золото собираем — улавливаемся, когда серебра ищем — улавливаемся, когда имения наследуем — сковываемся, когда кого красота женская прельщает — и того узами связывает». Потому плачет Иеремия: «Всячес­ки усиливались уловить меня, как птичку, вра­ги мои, без всякой причины» (Плач. 3, 52).

В таковых узах что сотворим? Возопием к Богородице, Ею, как Ахиор Вефулиею, будем освобождены. Вефулия переводится как Дева. А какая дева так сильна разрешать узы, как Дева Мария? Она имеет власть вязать и ре­шить. Но кого Она вяжет? Кого решит? Вяза­ла Сына Божия на земле пеленами, вяжет и на небе молитвами, чтобы, как связан был на земле, так связан был и на небе. И так Его на небесах молитвами вяжет, что и руки Ему не поднять, чтобы ударить карой грешника.

И если бы Она Его не связывала материн­скими мольбами, уже в ад вселилась бы душа наша. «Аще бо не бы Ты предстояла молящися за ны, кто бы нас избавил от толиких бед? Кто бы нас сохранил доныне свободны?» (Тропарь канона).

Кого же Та Узорешительница разрешает? Нас, связанных грехами. Так к Ней и молимся: «Разреши мглу прегрешений моих, Богоневесто» (Тропарь канона, песнь 5), ибо, будучи Матерью свободы, не терпит видеть связан­ным род человеческий.

Связаны мы были клятвой первородной, которую навела праматерь Ева, — ее разреши­ла Дева Богородица: «Радуйся, Еюже клятва исчезнет. Радуйся, падшаго Адама воззвание» (Акафист, икос 1).

Связаны были неплодием родители Ее, Иоаким и Анна, — и эти узы Она разрешила: «Днесь безчадия узы разрешаются, Иоакима и Анны услыша Бог, паче надежды родити тем яве обещавает Богоотроковицу» (Тро­парь, Декабря 9).

И мы, как смоковница неплодная, не рождаем плодов добродетели, ибо связаны узами грехолюбия. Взыщем же прилежно от Узорешительницы разрешения, получив Ее молитвами освобождение, принесем духовный плод: «Любовь, радость, мир, долготерпе­ние, благость, милосердие, веру, кротость, воз­держание» (Гал. 5, 22—23).

О, Мысленная Вефулия! Разреши меня, связанного пленицами грехов, да достойные сотворю плоды покаяния.

Нравоучение 8

Не только своими хитросплетенными веревками, но и нашими собственными враг нас связывает. Когда мы, возлюбив какую страсть, сами ее держимся, о ней любезно по­мышляя и ту мысль в сердце сладостно удер­живая, не только желая исполнить делом, но и выискивая на то благополучного времени и сами себе подавая повод ко греху. Потому го­ворит приточник: «Узами грехов своих каждый содержится» (Притч. 5, 22).

Некий юноша просил старца молиться о нем, дабы облегчились его страсти, ибо «зело (сильно) меня, — говорил, — мучают, не могу терпеть». Молился святой немалое время, с постом и бдением. Вновь приходит юноша, говоря, что нимало не имеет послабления от навета вра­жьего.

Удивился преподобный: как же не имеют успеха молитвы его? И приложил пост к по­сту, бдение к бдению, труды к трудам, моля Господа, дабы отогнал искусителя. Тогда явился ему бес и говорит: «Что труждаешься, старец, о том юном? Я, когда ты начал о нем молиться, отступил от него, но он сам себе бес: ест и пьет без времени, и спит довольно, упокоевая свое тело, живя в праздности и лю­безно принимая скверные мысли, удерживая их и в них услаждаясь, — и это в нем возбуждает страсти, зачинает беззаконие и рождает грех».

Смотри, как отец лжи говорит истину. Правда ведь, от нас самих, от нашего произво­ления часто делаются беззакония, по сказан­ному: «О том, что они делают тайно, стыдно и говорить» (Еф. 5, 12). Сами мы вольною волею многажды бываем виновны в нашей погибели.

Возненавидим же грехи наши, отсечем страсти наши, не станем принимать скверных мыслей, не будем удерживать их в сердце на­шем. В пище и питии будем воздержаны, во сне бодры, в деле неленивы — так разрешим пленицы грехов наших, «расторгнем узы их и свергнем с себя иго их» (Пс. 2, 3).

И внемлем апостолу, советующему: «Да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его; и не преда­вайте членов ваших греху в орудия неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мерт­вых, и члены ваши Богу в орудия праведности. Грех не должен над вами господствовать. Как предавали вы члены ваши в рабы нечистоте и беззаконию на дела беззаконные, так ныне представьте члены ваши в рабы праведности на дела святые» (Рим. 6, 12—14, 19).

Прилог

«Аще и связан был, но непобедися

Воин Христов, от жены скверной невредися».

Святой Иероним, записывая житие пре­подобного Павла Фивейского, вначале вспо­минает некоего египетского юношу, — его в Прологе называют Философом, а Дрикселий именует Никитой. Он в царство Декия за Христа страдал.

Не мог его лестными словами от Христа отвратить мучитель и задумал хитростью рас­тлить его девство. В прекрасном вертограде (саде), посреди цветов благоуханных и источников звенящих, посреди деревьев, шумящих тихим ветром, и поющих птиц, повелел он уготовить одр, порфирой и виссоном устланный. На нем святого юношу положили лицом к небу, при­вязав руки и ноги мягкими шелковыми плата­ми, так что не мог он двинуться. Сотворив это, все ушли, оставив лежащего.

Тогда пришла из сада жена юная с пресветлым лицом. Увидев ее, юноша смежил очи, она же начала благими словами прель­щать его, склоняя к любодеянию. Не получая ответа, дерзнула она лобызать его, искушая осязанием вызывать в юном теле огонь похотный. Не зная, что сотворить, ибо не мог ни от себя ее отринуть, ни лица от скверного лобза­ния отвратить, ни ушей от неподобных ее слов заградить, ни даже увернуться от рук ее, как некогда целомудренный Иосиф в Египте от Пентефрии, — смотри, что творит мужест­венный страдалец: крепко стиснув зубами свой язык, он отсекает его и выплевывает в лицо блуднице. Сильная боль и излияние крови угасили его пламень, женщина же, уви­дав невиданное и даже неслыханное когда-либо, убежала в ужасе. И поняв, что ничем не может одолеть неодолимого воина Христова, мучитель отсек главу его мечом…

О, сколь непостижимый образ хранения чистоты и целомудрия!

9. РОСА СИЛЫ, МУЧАЮЩЕЙ НЕВИДИМЫХ МУЧИТЕЛЕЙ

«Радуйся, невидимых врагов мучение!» (Акафист, икос 4).

Чудо 9

Из полесских краев пришел к Ильинско­му монастырю некий человек, по имени Ми­хаил. Он страдал от нечистого духа, но вскоре здесь, силою благодати Богородичной, от об­раза Ее истекающей, избавлен был от той бо­лезни, за что благодаря свою благодетельни­цу, Пресвятую Богородицу, трудился в монас­тырском послушании немалое время.

Беседа

Много было мучителей, изобретавших для человека различные муки. Кто мечи, кто огни, кто разожженные волы и сковороды, кто ки­пящую смолу и елей, кто в водах потопление. Как говорили святые мученики: «Пройти мы сквозь огонь и воду» (Пс. 65, 12). Но ни один му­читель так не лют, как дьявол, ни одна лютей­шая мука не лютее муки от духа лукавого, ко­торый многократно ввергает человека в огонь и в воду, чтобы погубить его. Немалые и в аду обещаны мучительства: «огонь неугасимый, скрежет зубов, червь неусыпающий» и прочие (Мф. 8, 12; 13, 50; Лк. 13, 28; Мк. 9, 45-46). Но и они несравнимы с демонами, ибо гово­рится, что только вид их страшнее всякой муки.

Этих страшных и прелютых мучителей кто может замучить и кто может избавить от их мук? Может Пресвятая Дева Мария.

Ярился Авимелех на братьев — и убил их, на Сихем — и запалил его, на Фивис — и оса­дил его. И кто его яростного прещения не ис­пугался? Все убежали и скрылись, все взошли на столпы и защищались (Суд. 9). Однако не испугалась некая женщина, не испугалась — и прещение его укротила, и ярость прекрати­ла, бросив обломок жернова на голову Авимелеху и проломив ему череп (см. Суд. 9, 53).

То был прообраз Благословенной в женах, Которая камнем, Христом, поразила голову адского Авимелеха, убивающего нас, ибо он «человекоубийца от начала» (Ин. 8, 44), — и запаляющего нас огнем страстей: «От юности моея враг мя искушает и страстьми палит мя» (Антифон 1-й 8-го гласа); осаждающего нас своим ловлением; сеть расставляющего под ногами нашими: «На пути поставили мне за­падни» (Пс.139,6).

Тенью проходит здесь и Иаиль, колом про­бившая голову Сисаре, не говоря о Иудифи, обезглавившей вождя воинов ассирийских, — обе они были таинственным изображением Девы Марии, стершей главу мучителя.

Кто бесам язва? Мария бесам язва: «Ра­дуйся, бесов многоплачевное поражение!» (Акафист, икос 2).

Кто духов лукавых смущает? Она, Духом Святым осененная, духов лукавых мучает, так что вопиют к Сыну Ее: «Пришел Ты сюда преж­де времени мучить нас» (Мф. 8, 29).

Прибегнем же к Ней все, боящиеся бесов­ского мучительства, воззовем: О, Всепетая! Избавь нас от грядущего мучения!

Нравоучение

Обо всяком, в нечистоте препровождаю­щем дни свои, можно сказать, что страдает он от нечистого духа, ибо где так нечистый дух жить любит, как не в удах блудничных?

Советовал некогда Ангел Рафаил Товии взять себе в жены Сарру. Отвечал ему Товия, говоря: «Я слышал, что эту девицу отдавали семи мужам, но все они погибли», но слышал и то, что демон убил их (Тов. 6, 14). Отвечал ему Ангел: Послушай меня, я скажу тебе, над кем демон имеет власть: над теми, которые же­нятся так, что отгоняют Бога от себя и от ума своего, которые в блуде своем усердствуют, подобно коню и мулу, — над такими демон имеет власть (Тов. 6).

Но почему говоришь, о Ангел, что только над теми имеет власть дьявол? Не имеет ли он власти и над иными грешниками: над гор­дыми, над завистливыми, над гневливыми, над обжорами, над пьяницами и прочими? Имеет воистину, ибо пишется у апостола: «Кто делает грех, тот от диавола» (1 Ин. 3, 8). Однако более иных власть свою в блудниках распростирает, ибо они свойственные ему жилища.

Изгонял некогда Господь бесов из бесно­ватого, их в нем был легион. И вот, молят Его, чтобы повелел им идти не в бездну, но в свиней, пасущихся у воды. И повелел им Господь. Они же, выйдя из бесноватого, во­шли в свиней, как в свой собственный дом (Мф. 8, 30—32).

Два обстоятельства рассматривают здесь два западных учителя, Августин и Петр Хризолог. Первое: почему бесы, будучи горды, не просят войти в каких-либо великих и славных зверей — во львов, рысей, слонов, оленей и прочих, но в нечистых свиней? Второе: поче­му Господь не запретил им, но скоро повелел, хотя вначале ни единого их прошения слу­шать не хотел? Просили, «чтобы камни сдела­лись хлебами», чтобы бросился вниз с крыла храма (Мф. 4, 3, 5—6), — Он же их никак не послушал, а в свиней войти попускает…

И отвечают на это: всякая вещь подобных себе ищет. Бесы по сути своей нечисты. Так Господь называет беса, изгоняя его: «Выйди, дух нечистый, из сего человека» (Мк. 5, 8). Не­чисты же и свиньи, ибо в болоте валяются; и есть их мясо, как нечистых, не повелевалось в Ветхом Завете. Потому бесы в свиней, не­чистые в нечистых, войти просят: подобные подобных любят. Так и Хризолог говорит: «Смотри, где бес хочет жить — в нечистых и мерзких животных, ибо он нечистоту любит». На второе отвечает блаженный Августин: «Потому повелел Христос войти бесам в оных свиней, чтобы показать, что они в тех живут, которые в мерзостях, как свиньи в бо­лоте, валяются».

И кто же они, что, как свиньи, в болоте мерзостей живут? Воистину, это те, которые служат телесной нечистоте. Так повествует святой Златоуст: «И какого зла не сделает плотская сласть? Из человека свинью тво­рит». И в таковом, добавляет учитель, как в доме своем, дьявол пребывает, таковой, гово­рит, человек ничем не отличается от беснова­того: так же бесстыден, так же яростен, так же злобен, как бесноватый.

Где нечистота, там и бес.

Повесть читал я у Проспера, о некой деве из Аравии, что жила в Карфагене и носила иноческие одежды. Ей случилось видеть об­раз языческой богини Венеры, очень бес­стыдно изображенный, и отсюда приняла она скверную мысль в сердце. А так как в ней дол­го услаждалась, распаляясь похотью и соизво­ляя мыслью, то и стала бесу жилищем: вошел в нее дух нечистый и мучил ее. Смотри: замы­шленная лишь нечистота уже становится вер­тепом разбойнику дьяволу! Что же скажем об исполненной делом?..

Убоимся, братия, слыша это. Будем хра­ниться от нечистоты, да не пострадаем от нее! «Очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием» (2 Кор. 7,1). Поревнуем тем, которые до смерти пострада­ли ради целомудрия.

Прилог

«Умереть, нежели жить изволила,— да чиста.

Будет дева Жениха небесного Христа»

Отроковица некая, христианка, была по­хищена персами. И отвели ее к их князю, ибо была прекрасна. В сердце же своем она вос­сылала непрестанную молитву со слезами Владыке Христу, дабы сохранил ее неосквер­ненной от нечестивого князя. И услышал ее Бог, ибо подал такой умысел.

Когда нечестивый князь, увидев ее, уязвился красотой и захотел быть с ней, она, будучи вразумлена, сказала ему: «Вижу, гос­подин мой, что с этого дня я буду твоей женой и госпожой над всеми твоими имениями. Но, любя тебя, молю: оставь меня в эту ночь, а за­втра скажу тебе чудную вещь».

Князь же спросил: «Что за вещь?» Она от­вечала: «Зелье знаю некое, и если покажу тебе, то не испугаешься ни рати, ни меча, ни стре­лы, ни иного оружия, повреждающего тело». Но он сказал: «Завтра скажешь мне то, ныне же будь со мною». Она отвечала: «Невозмож­но этому зелью быть раскрытым женой рас­тленной, только небрачной девицей. Потому что если не так, то оно будет недейственно». Услышав это, князь отпустил ее в ту ночь.

На следующий день говорит ей: «Иди и скажи мне зелье оное». Блаженная же отроко­вица, идя с ним наедине по саду, сорвала не­кую травку, что нашла здесь, и говорит: «Вот оно». Он же ей: «И как узнаю, истинно ли, что ты говоришь?» Тогда она взяла травку, пома­зала ею шею свою и сказала: «Возьми острый меч, замахнись крепко, обеими руками, и ударь, как только можешь, — увидишь, что нисколько не коснется меня меч твой».

Поверив ее словам, он занес меч над голо­вой святой девицы, замахнулся и ударил — и отсек ее голову. Лишь после того уразумев, что поруган был ею, начал скрежетать зубами своими на нее, но в чем преуспел?..

Мудрая дева отошла нескверной к Жениху своему, оставив предивный образ хотящим сохранить чистоту.

О, окаянство нечистоты нашей! Мы и ма­лой страсти не хотим претерпеть доблестно, а эта — смертью сохранила девство свое не­тленным.

10. РОСА ПРОГНАНИЯ ЛУКАВЫХ ДУХОВ

«Радуйся, мучителя безчеловечнаго изметающая от начальства!» (Акафист, икос 5)

Чудо 10

Из литовской страны, из окрестностей го­рода Минска, человек по имени Демьян, имев­ший духа лукавого, мучавшего его, прослышав о чудотворной иконе Пресвятой Богородицы в Ильинском монастыре и о бывающих при ней скорых исцелениях, отправился в путь, неся с собой беду свою, злого мучителя.

Когда он был уже близко, напротив церкви Пресвятой Богородицы Елецкой, стоящей между Черниговом и Ильинским монастырем (тогда еще та Елецкая церковь была пуста и не было никого при ней живущего), начал его бес люто мучить, по земле валять, так что тот испу­скал пену.

Случилось тем же путем из города в монас­тырь идти инокам. Увидав такие его мучения, они сжалились и, подняв, повели к иконе Пресвятой Богородицы в Ильинский монас­тырь. И как только ввели его в церковь, в тот же час вышел из него лукавый дух. Стал он здоров благодатью Богородичной и многое время послужил в том монастыре.

Беседа

«Не знаете, какого вы духа», — сказано не­когда ученикам Христовым (Лк. 9, 55). Если бы кто захотел присмотреться к различным духам различных людей нынешних времен, — духу гордыни, духу неправды, духу лукавства, духу вражды, духу рвения, духу ярости, духу ненависти, — что бы он сказал? Только это: «Не знаете, какого вы духа».

Ибо каждый своим духом дышит, а не как прежде, когда все единым духом дышали, жи­вя в любви, единодушные и единомыслящие. Ныне же — «друг друга раздражающие, друг дру­гу завидующие», — многодушные (Гал. 5, 26).

О душе своей так иной небрежет, будто не одну, а многие имеет души и, погубив од­ну, про запас другую держит, и десятую. До­стоин таковой называться бездушным, ибо не хранит души своей для жизни вечной, имеет в сердце своем много духов злобы, да­бы сбыться слову Давидову: «Говорило неправ­ду сердце его, он собирал беззаконие в себе» (Пс. 40, 7).

Но кто от нас отгонит беззаконных духов? Та, на Которую Дух Святой сошел и Которую сила Вышнего осенила, — если только мы к Ней прибегнем с сокрушенным и смиренным духом.

Мучил некогда бес Саула: Дух Господень отступил, и давил его дух лукавый. Что тогда делают слуги его? Ищут Давида с гуслями. И вот, когда дух нечистый был в Сауле, «то Да­вид, взяв гусли, играл, — и отраднее и лучше становилось Саулу, и дух злой отступал от не­го» (1 Цар. 16, 23). Откуда у тех гуслей такая си­ла, что смогли они одним движением струн отогнать от человека духа лукавого, которого едва ли кто прилежной молитвой, великим постом и несомненной верой изгнать может?

Следовательно, предзнаменовали они Бо­городицу Деву, ибо так Ей Церковь читает: «Радуйся, богоотца Давида цевнице Богодохновенная» (Акафист Успению Богородицы, икос 5). Потому и прогоняли гусли духа лука­вого, что в них было изображение Матери Господней, а Ее молитвы, как струны: когда возгласят пред Богом, сразу все духи лукавые отбегают, будто прах, взметаемый ветром.

К Ней воззовем в мольбе, дабы прогнала врага от нас, дабы умолила Бога «дух правый обновить во внутренности нашей» (Пс. 50, 12).

Молитвенница теплая! Не переставай мо­литься о рабах Твоих!

Нравоучение

Не только пред Саулом, но и пред Богом пел Давид с гуслями, ибо говорит: «Воспою Те­бе на гуслях, Святый Израилев» (Пс. 70, 22). Пел пред Саулом, чтобы отогнать злого духа. Пел пред Богом, чтобы привлечь благого Духа. «Ус­та мои», — говорит, — «я открыл и привлек в се­бя Дух. Дух Твой благий поведет меня в землю правды» (Пс. 118, 131; 142, 10).

Но в какие гусли пел Давид пред Богом? Думаю, что не в вещественные, но в духов­ные, то есть в Божий установления, сохраняя их: «Буду хранить уставы Твои, не оставляй ме­ня совершенно» (Пс. 118, 8).

Божии заповеди и вправду гуслями назы­ваться могут, ибо как в гуслях: если хотя бы одна струна не будет настроена, все гусли несогласную издадут песнь,— так и в запо­ведях Божиих: если хоть одна не будет ис­полнена, все ни во что вменятся. «Кто согре­шит в одном чем-нибудь», — говорит апостол Иаков, — «тот становится виновным во всем» (Иак. 2, 10).

И мы, когда хотим отогнать от себя злоб­ных духов и привлечь благого Духа, примем гусли — Божий заповеди,— и сохраним их все. Если же не все сохраним, то не будет при­ятна песнь наша Богу. Давид говорит, что «бла­го — исповедать Господа и петь имени Его на десятострунной псалтири, с пением, на гуслях» (Пс.91,2, 4).

Под десятострунной псалтирью учителя понимают десять Божиих заповедей. Когда кто-либо во все эти струны воспоет, то есть когда исполнит все заповеди, то его исповеда­ние — благо.

Вспоминает Господь в Евангелии женщи­ну, потерявшую из десяти одну драхму, — как с прилежанием ее ищет: возжигает светиль­ник и выметает храмину, «и ищет тщательно, пока не найдет, а найдя, созывает подруг и со­седок и говорит им: порадуйтесь со мною: я на­шла потерянную драхму» (Лк. 15, 8—9).

И что же это значит, что радуется так об обретении десятой драхмы? Не без труда, ду­маю, приобрела и первую, и вторую, и третью драхму, и прочие, но ни об одной так не раду­ется. Только когда обрела потерянную, тогда созывает подруг и соседей сорадоваться ей.

Святой Григорий учит, что десятая драхма знаменует десятую Божию заповедь.

Не радовалась еще женщина, обретя пер­вую, и вторую, и третью драхму, но возрадо­валась о десятой, показывая тем, что не име­ет чему радоваться человек, сохранив одну заповедь Господню, или другую, но тогда лишь поистине возрадуется он, когда и деся­тую совершит, когда все повеления Господни делом исполнит.

«Тогда», — говорит Давид, — «я не постыдил­ся бы, взирая на все заповеди Твои» (Пс. 118, 6).

За преступление же и малой заповеди каз­нит Бог не только злого, но и доброго, если не в будущем, то в нынешнем веке, ибо у Него как малая добродетель без воздаяния, так и ма­лое прегрешение без наказания не бывает. Пра­веден Судия и каждому воздает по делам его.

Прилог

«Грешному за малу правду добре зде воздано.

Праведного малый грех смертью покарано».

Поведал святой Афанасий о некоем отце, добродетельном отшельнике, сияющем зна­мениями и чудесами. Ученик этого отца, нуж­ды ради, послан был в город, где жил некто — богатый, злой и немилостивый, не боящийся Бога. Когда ученик вошел в город, видит он: умер богатый и провожают его ко гробу со свечами и фимиамом, пресвитеры и диаконы и множество народа поет «Со святыми упо­кой, Христе, душу раба Своего…» Подивился ученик, с какой великой честью погребают его, будто святого.

Сотворив повеленное дело, отправился ученик обратно в пустыню. Когда же он при­близился к келий старца, нашел святого и че­стного отца своего пред дверьми келий, зверем изъеденного.

И начал горько плакать и рыдать по стар­цу, падая на останки его и убиваясь. В горес­ти душа его взывала к Богу: «Господи, как же тот злой богач умер и был погребен со славой и честью, а этот духовный старец, столько лет в постнических трудах, молитвах и слезах препроводивший, горькой и бесчестной смертью скончался, изъеденный зверем? Всуе труд наш пустынный, всуе теснота жи­тия нашего, всуе отречение наше, если мир­ские люди, вольно и во всякой утехе живу­щие, лучшей кончины сподобляются, чем мы, бедные!»

Пока он так плакал, предстал ему Ангел Господень и говорит: «Что жалеешь ты о стар­це и плачешь по своему учителю? Богач во всей своей злой жизни имел одно лишь малое доброе дело и за него принял мзду на земле — честное погребение, но там, окончательно осужденный, идет в геенну. Твой же отец и учитель честный, всякими добродетелями ук­рашен, во всем житии своем угодил Богу, но имел, как человек, малое некое прегрешение. За то и попустил ему Бог лютой смертью от зверя скончаться, казня его здесь, — да, весь­ма очищенный, идет от жизни этой, чтобы предстать престолу Господню со святыми му­чениками в великой чести и славе, как муче­ник и мужественный страдалец».

Сказав это, Ангел сделался невидим. Уче­ник же утешился, приняв извещение о стар­це, что предстоит он престолу Господню, и, схоронив честные его мощи, пожил на том месте много лет во всякой добродетели, до блаженной своей кончины.

«Праведен Господь, и нет неправды в Нем, судьбы же Его — бездна великая» (Пс. 91,16; 35,7).

11. РОСА ИСПРАВЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕКОВ

«Ты верным спасительница, Богородице, и слепым наставница, и падающим исправление» (Дамаскин, в Октоихе).

Чудо 11

У Василия Болдаковского, черниговского жителя, был слуга по имени Клим. Ему попу­стил Бог быть мучимым бесом, думаю, ради его исправления, ибо Он все на пользу нашу строит, наказывая нас различными казнями, как чадолюбивый отец, дабы мы уцеломудрились.

Этого Клима бесноватого, приведя в мо­настырь, привязали к столпу в пещере препо­добного Антония, находящейся тут же, при церкви. Там некогда жил сам преподобный, о чем повествуется в Печерском патерике.

Враг побуждал Изяслава гневом своим из­гнать преподобного Антония из пределов Ки­евских, чего и добился на некоторое время. Черниговский князь Святослав, будучи изве­щен, что брат его Изяслав гневается на препо­добного, прислал за святым ночью и взял его в Чернигов. Тот же возлюбил место близ города, в горе Болдине, и, выкопав себе пещеру, жил в ней. После здесь был создан монастырь.

В той самой пещере привязанный Клим освободился от беса чудесной благодатью, из­литой свыше на это место молитвами Девы Богородицы и преподобного Антония.

Беседа

Всякий, хотящий исправить свою злую жизнь, пусть взывает с Давидом: «О, если бы направлялись пути мои к сохранению заповедей Твоих!» (Пс. 118, 5). Но кто их направит? «Госпо­дом стопы человека направляются, без Него не можем делать ничего» (Пс. 36, 23; Ин 15, 5).

А чтобы исправил Господь стопы наши, помол им Богородицу ходатайствовать о нас, ибо Она молитвами Своими многим от Бога испрашивает исправление.

О благоразумном разбойнике гадают: чем спасение получил? Некоторые считают — ве­рою, как мы выше, в третьем нравоучении, говорили. Другие — покаянием, как Дамас­кин пишет: «Разбойничье покаяние рай от­верзло». Иные причину его спасения припи­сывают сокрушенному в молитве сердцу, — что с совершенным о грехах сокрушением по­молился он: «Помяни меня, Господи. Сердца», — сказал, — «сокрушенного и смиренного Бог не уничижит» (Пс. 50, 19). Некоторые говорят, что причиной его спасения было исповеда­ние, что исповедался, сказав: «Достойное по делам нашим приняли» (Лк. 23, 41), — и за это исповедание спасся. Исповедал беззакония свои Господу, и Он «простил нечестие сердца»его (Пс. 31,5).

Однако я спрашиваю: откуда пришло раз­бойнику столь скорое исправление, что и уве­ровал он, и покаялся, и сердцем сокрушен­ным помолился, и исповедался? Почему того исправления не было в нем, когда на смерть осуждался, когда за Христом на распятие сле­довал, когда ко кресту пригвождался? Но лишь когда, будучи со крестом от земли воз­несен, стал по одну сторону Креста Христова?

Нахожу ответ у неких мудрецов, говоря­щих, что между Крестом Христовым и крес­том разбойническим стояла в то время Ма­терь Иисусова, Пресвятая Дева Мария. Вот причина внезапного изменения и исправле­ния разбойника — Матерь Божия! Она-то, стоя между Господом и разбойником, тайно исходатайствовала у Бога действенную к ис­правлению грешника благодать. Когда стоя­ла Матерь при Кресте, тогда ко Христу обра­тился разбойник, который не обращался прежде, пока не стала между ними Мария!

И что удивительного в том, что Ею ис­правляются люди в новой благодати, когда и в ветхом завете, еще тенью и предсказанием, то уже было. Развращающегося Израиля Бог хо­тел исправить и дал ему закон на скрижалях. Почему же не на хартии, не на коже, но на скрижалях каменных изволил Бог написать Свои веления? Для того чтобы прикровенно изобразить Деву Марию и показать, что Ею хочет спасти и исправить мир. Как поется в догматике: «И спасе Богородицею мир Хрис­тос, имеяй велию милость». Ибо скрижали знаменовали Матерь Божию, на Которой Сам Законодавец написаться изволил. Потому и именует Ее Церковь: «Закона новаго Ковчег нарицаем Тя и Богоначертанную Скрижаль, в Ней же Слово написася Божие» (Минея, ию­ня 20 дня). Так же и святой Ефрем Ее называ­ет: «Скрижаль, вписанный закон человекам приносящая».

И Сия-то Новая Скрижаль Израилю ис­правление в ветхих скрижалях прикровенно приносила, ныне же, в новой благодати, са­мим делом исправляет падших, когда от стра­стей освобождает, от заблуждения отвращает, от грехов молитвами очищает, от бед избав­ляет, от бесовских наветов защищает, и тех, которые отчаялись в своем спасении, на сте­зю спасенния наставляет и на благо надею­щимися творит.

Что и говорит святой Дамаскин: «Рождши Бога и Спаса всяческих, Марие, стала Ты от­чаянным исправление, грешникам обновле­ние и ненадежным надежда».

Нравоучение

Желая исправить человека, Господь наво­дит на него многие казни. И среди прочих не меньшая, когда попустит кому мучимым быть дьяволом, как тому бесноватому Климу.

Следует же знать, что дьявол над челове­ком не имеет никакой власти, пока не дано будет свыше. Лишь когда повелит ему Бог, тогда власть принимает и мучает. Об Иове пишется, что он Господом был предан дья­волу на страдание: «Сказал Господь сатане: вот, он в руке твоей, только душу его сбереги» (Иов. 2, 6).

Предает же Господь человека на такое му­чение по двум причинам: или искушая, как праведного Иова, дабы больший венец за тер­пение принял, или казня за грехи и приводя к исправлению.

Так наказан был тот, кого апостол поми­нает: «Предать» такового «сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен» (1 Кор. 5, 5). Ибо кто наказан телесно, тот исправление и здо­ровье души принимает.

Это на опыте познал апостол Павел, ибо говорит: «Когда я немощен, тогда силен» (2 Кор. 12, 10).

Потому и у святого Иоанна Лествичника описанные темничники молили Бога, чтобы попустил дьяволу мучить их телеса, даже бес­новатыми быть молили, желая этим мучением своей плоти прийти в исправление и спасение своей души.

«Господи! Вразумление Твое научало меня. Не в ярости Твоей обличай меня и не во гневе Твоем наказывай меня» (Пс. 17, 36; 6, 2).

Прилог

«Хотя вечной избежати раны,

Знай, что милость — временне быть каранным».

Брат сидел в Манаидском монастыре, и вот какой была его всегдашняя молитва: «Господи, не боюсь Тебя, но пошли на меня или злой недуг, или напасть, или болезнь, да придет в страх окаянная душа моя». Так при­лежно моля Бога, он говорил: «Знаю, что не­возможно отпустить мне грех, много согре­шил пред Тобой, Владыка, много и зло. Но если возможно, щедрот Твоих ради, изыми меня от греха. Если же невозможно, то пому­чай меня здесь, а там ослабь муки мои хоть отчасти, только начни отселе казнить меня не яростью Твоей, Владыка, но человеколю­бием».

Так пребыл он целый год, в сокрушении сердца молясь Богу, со многим постом и сми­рением. Мысль же имел в себе: что значит слово, сказанное Господом: «Блаженны плачу­щие, ибо они утешатся» (Мф. 5,4)? И однажды, когда сидел он на земле, и плакал по обыкно­вению, и от печали задремал, явился ему Хри­стос с лицом смиренным и проговорил тихим голосом: «Что с тобой, человек, и что так сильно плачешь?» Тот говорит: «Я пал, Господи». И сказал ему Явившийся: «Восстань». Лежащий же отвечал: «Не могу, если не про­тянешь мне руки». И протянул Господь ему руку, и поднял его. И опять тихо говорит ему Явившийся: «Что плачешь, человек, и что скорбишь?» Отвечал брат: «Разве не хочешь, Господи, чтобы я плакал и скорбел, столь много Тебя оскорбив?»

Тогда простер Явившийся длань Свою и положил ее на сердце брату, и помазал его, и сказал ему: «Не сокрушайся, поможет тебе Бог. Так как ты сам себя оскорбил, то Я не ос­корблю тебя. Тебя ради Кровь Свою отдал, тем более дам и человеколюбие Свое всякой кающейся душе». И, придя в себя от видения, брат обрел сердце свое всякой радости испол­ненным и извещение принял, что сотворил ему Бог милость, и пожил прочие годы во многом смирении, хваля Бога, и в том испо­ведании к Нему отошел.

12. РОСА НИСПАДЕНИЯ БЕСОВ

«Радуйся, Еюже низпадают врази!» (Акафист, икос 12).

Чудо 12 в 1674 году

В Лазареву субботу некто по имени Пархом был приведен из Чернигова к чудотворной иконе Пресвятой Богородицы. В том Пархоме столь крепка была сила бесовская, что ед­ва удержать и привести его смогли четыре че­ловека: вырывался он из их рук со страшным криком. Но недолго таковой силой своей хва­лился гордый дух, вскоре в изнеможении упал и прогнан был силой Богородичной. Человек же освободился от горького мучителя, благо­даря свою Спасительницу.

Беседа

Восстает на нас враг всеми своими сила­ми, двигает все легионы, обступает всеми коварствами. Охватила нас последняя без­дна, окружили нас псы, скопище лукавых обступило нас. И что сотворим? Сами одо­леть их не сможем, Господь нам в помощь нужен. В подобной брани некто с Ним по­бедил, потому и говорит: «Аще не Господь был бы в нас, ни един же противу нас возмогл бы вражией брани одолети» (Дамас­кин, в Октоихе).

Но мы сильно Господа прогневили, откуда помощь возьмем? Сотворим совет, соберем полк молитвенников, которые смогут Господа о нас умолить и полки вражьи побороть. При­зовем Ангелов, соберем пророков и апостолов, мучеников и девственников, преподобных и праведных и всех святых, да ополчатся они ок­рест нас!

Однако всем этим воинам нужны воево­ды. Кто видел полк, без вождя воюющий? Не подобает воинству быть без начальствующе­го. Но кто среди таковых воинских соборов достоин быть вождем? Только Пресвятая Де­ва Мария! Ее умолим, дабы посреди полка молитвенников наших изволила Воеводою быть.

Она достойна начальствовать над всеми, Ангелов Высшая, пророков Честнейшая, апо­столов Большая, мучеников и девственников Достойнейшая, преподобных и праведных и всех святых Святейшая! Она да предварит полк, и падут все враги наши.

В ветхом завете на бранях носили пред полком ковчег завета Господня — и падали су­постаты побежденными. Так пишется в Чис­лах: «Ковчег завета Божия шел пред ними. Когда поднимался ковчег в путь, Моисей говорил: вос­стань, Господи, и рассыплются враги Твои, и побегут от лица Твоего ненавидящие Тебя!»  (Числ. 10, 33, 35).

Мы имеем Ковчег нового завета — Пре­святую Деву — и Ей читаем: «Радуйся, ковчеже, позлащенный Духом!» (Акафист, икос 12).

Ее вперед пропуская, побежденными уви­дим супостатов наших. Ею воздвигнутся по­беды. Она и Бога к нам милостивым сотворит, и супротив гонящих нас встанет — только воззовем к Ней: «О, пресветлый облаче, Мати Божия, нас побеждающих победи!» (Параклис Богородице).

Нравоучение

Горе нерадению нашему! Мы ленивы, враг же наш бодр и замышляет поглотить нас. Мы едим и пьем, а враг зубами своими на нас скрежещет. Мы празднословим, а враг плетет на нас свои сети.

Взывает апостол: «Трезвитесь, бодрствуй­те, потому что противник ваш диавол хо­дит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить»  (1 Петр. 5, 8).

И трезвиться, и бодрствовать нужно, что­бы не поглотил нас дьявол. Если ленивы мы, то уже поглотил нас враг. Если трезвимся, бодрствуя, то сражается против нас, погло­тить желая, но не может, ибо Бог помогает.

Некто из пустынных отцов стал на молит­ву в полуночи и вот слышит глас трубы, как на брань. Говорит в себе: откуда в пустыне во­ины и брань? Тогда явился ему бес и сказал: «То и есть брань, когда на молитве стоишь. Ляг и спи, и не будем бороться с тобой. Мы лишь с теми боремся, которые вооружаются на нас бодрой молитвой, с ленивыми не бо­ремся».

Слышишь, что говорит злокозненная си­ла: «С ленивыми не боремся». Почему? Лени­вый уже побежден, пал и лежит, врагом попи­раемый…

Будем же трезвиться и бодрствовать!

Прилог

«Дерзай, храбрый воин, не падешь язвенный,

Аще только будеши бодрый и трезвенный».

Авва Моисей некогда принял брань от ду­ха нечистого и, не вынося навета вражьего, пошел к авве Исидору и поведал ему дело. Блаженный Исидор утешал его, советуя храб­ро потерпеть, укрепляя его от Божественных Писаний и провещаний отеческих, веля воз­вратиться в келию свою и подвизаться на страсти. Тот же не хотел, ибо умножилась в нем бесовская брань.

Тогда святой Исидор взял его наверх ке­лий и говорит: «Смотри на запад и видь». Смотрит Моисей и видит несчетное множест­во бесов, как бы приготовляющихся на брань. Снова обращается к нему Исидор: «Смотри на восток и видь». И когда посмотрел Мои­сей на восток, увидел много больший полк светоносных Ангелов, также готовых на брань.

И говорит ему авва Исидор: «Те, которых видел ты на западе, против святых Божиих воюют, а те, которых на востоке видел, посы­лаемы от Господа на помощь мужественным подвижникам. Видишь, тех, что с нами, больше».

Все это увидев и услышав, авва Моисей укрепился и возвратился в свою келию, славя силу Господа нашего Иисуса Христа.

13. РОСА ПРОЗРЕНИЯ СЛЕПЫХ

«Был глазами слепому»  (Иов. 29, 15).

Чудо 13

Отроковица Мария, дочь Леонтия Полуботка, болела оспой и от многих струпьев по­теряла зрение. Скорбные родители привезли ее из города Батурина в Ильинский монас­тырь к чудотворной иконе Пресвятой Богоро­дицы. Во время субботнего Акафиста, при чтении «Нескверная, Неблазная…», та Мария благодатью Богородичною прозрела. На чудо это все люди взирали и радовались о всех славных чудесах, бываемых от Преблагословенной Девы Марии.

Беседа

Не так Иов, как Мария является глазами для слепых. Ибо не только ослепленных теле­сными очами, но и душевно слепотствующих руководствует. Внимай истинно: Дух Святой в Песнях утренней Звездой называет Ее: «Кто Эта, блистающая, как заря?»  (Песн. 6, 10). И почему Пречистую Деву «зарей»  наименовал? Для того чтобы показала Она слепым прозре­ние, тьмы отгнание, ночи просвещение. Ибо ночь темную, которая как бы ослепляет всех, заключая очи сном глубоким человеку и ско­ту, зверю и птице, кто отгоняет и просвещает? Звезда утренняя. Она, воссияв, день приво­дит, от сна будит, очи всякому открывает, что­бы выходил «на дело свое и на работу свою до ве­чера»  (Пс. 103, 23).

Ночь мысленную, говорю, незнание Бога, ослепившее едва ли не весь мир, кто отогнал, дабы воссиял день познания? Пречистая Де­ва, Которой Церковь читает: «Радуйся, заре таинственнаго дне!» (Акафист, икос 5). И еще: «Тобою Сына Божия познахом». Умеет Она и невежд к познанию истины наставлять. Она святого Григория Нисского научила Право­славию: когда распространилась ересь Павла Самосатского, был в недоумении святой Гри­горий и молился Богородице. Она явилась ему, научила и утвердила его в истинной пра­вославной кафолической вере.

Привела некогда звезда волхвов ко Хрис­ту, родившемуся в Вифлееме. «Видели», — гово­рили они, — «звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему»  (Мф. 2, 2).

Почему не Ангел, не иное какое творение привело их, но звезда? Еще и восточная, не западная? Думаю, то было о Госпоже моей предсказание, Она воистину Звезда лучезар­ная. Восточная же, ибо не знает запада, все­гда живет во свете неприступном. «Утро свет­лейшее, радуйся, едина!» (Акафист, 3-я песнь канона).

Эта Звезда ведет нас ко Христу, когда отво­дит от скверных дел, когда пламя страстей из­меняет, когда целомудрию учит и на спаси­тельную наставляет стезю. Этой Звездой учим­ся кланяться Солнцу правды: «Радуйся, Еюже покланяемся Творцу!» (Акафист, икос 1).

Так нас просвещает, так очи душевные к познанию Бога отверзает, так тьму мрачную отгоняет, что воспеваем: «Радуйся, тму разру­шившая и мрачныя бесы отнюдь отгнавшая!» (Акафист, 3-я песнь канона). О Ней-то, ду­маю, говорит слово Божие у пророка Исайи: «Поставлю Тебя в завет для народа, во свет для язычников, чтобы открыть глаза слепых, что­бы узников вывести из заключения и сидящих во тьме — из темницы»  (Ис. 42, 6—7).

«О, Пресвятая Дево, света Твоего зарями просвети мя, мрак неведения отгоняющи» (Канон молебный Богородице, песнь 9).

Нравоучение

Говорили некогда фарисеи: «Неужели и мы слепы?»  И сказал им Иисус: «Если бы вы были слепы, то не имели бы на себе греха; но как вы говорите, что видите, то грех остается на вас»  (Ин. 9, 40—41). Нет окаяннее этой слепоты: очи иметь и не видеть, знать, что есть «воля Бо­жия, благая, угодная и совершенная»  (Рим. 12, 2), и не творить ее. Ибо если «много наказаний»  и всякому «грешному»  (Пс. 31, 10), то тем более знающему и не творящему. «Раб, который знал волю господина своего, и не был готов, и не де­лал по воле его, бит будет много»  (Лк. 12, 47).

Видим — и слепы, ибо в разуме, по собст­венной воле согрешаем, а грех — это слепота души, как говорит пророк Софония: «Будут ходить, как слепые, потому что они согрешили против Господа»  (Соф. 1, 17).

Объяла Египет в древности тьма великая на три дня, так что никто не вставал с одра своего и никто брата своего не мог увидеть (Исх. 10, 23).

Так и нераскаянного грешника, как бы в три дня, в три времени слепота и потемнение души объемлют: во время его временной жиз­ни, когда он не может видеть света заповедей Господних от умножившихся беззаконий: «По­стигли меня», — говорит, — «беззакония мои, так что я не мог смотреть»  (Пс. 39, 13); во время смерти, когда темные духи его обступят и не обрести ему помощи, по сбывающемуся слову псалма: «Смерть грешников люта» (Пс.33, 22); и во время вечности бесконечной, когда даже до века не увидит он света Христова: «Нечестивии не узрят славы Твоея, Христе Боже» (Октоих, гл. 4, ирмос 5-й песни).

Отверзи ныне очи свои, грешник! Да по­знаешь окаянное устроение свое. И не преты­кайся от одного греха к другому, как слепец. «Заповедь Господня светла: просвещает очи»  (Пс. 18, 9), — ее соблюди и прозришь Бога! Его и моли, говоря: «Пошли свет Твой и истину Твою: они наставят меня и введут меня в гору святую Твою и в селения Твои» (Пс. 42, 3).

Прилог

«Хощешь ли душевными очами зрети ясно,

Помрачения греховного блюдися опасно».

Святой Павел Препростой, в монастыре своем при церкви стоя, смотрел, кто с какой мыслью в церковь входит, ибо имел он духа прозорливого и видел помышления человече­ские. Была же вечерня, и все входили в цер­ковь со светлыми лицами, с душой просве­щенной, и с каждым Ангел-хранитель, раду­ясь, входил.

Вдруг видит он одного брата, идущего в церковь,— лицом черного, душой помрачен­ного, окружаемого бесами, влекущими его каждый к себе. Святой же Ангел-хранитель издалека следует за ним, унылый и плачущий.

Увидав это, святой заскорбел и зарыдал о погибшем брате, не вошел и в церковь от горькой печали, но снаружи сидел и плакал. Когда же окончилась служба, выходили бра­тия такими же, как и входили, сияющие све­том Божественным. Видит Павел и того, что сначала темен был, и вот лицо его — словно ангельское, и благодать Святого Духа окрест его осеняет, и Ангел-хранитель, радуясь, под­держивает руку его, бесы же вдалеке рыдают и никак приблизиться» не могут. Увидев столь скорую победу, блаженный обрадовался, удер­жал брата и, пред всеми виденное» поведав, спросил его о причине внезапной перемены. Тот же, будучи обличен Божиим откровени­ем, исповедал о себе пред всеми:

— Я,— сказал,— очень грешен, в нечисто­те провел многие годы, даже до этого дня. Войдя же ныне во святую церковь, слышу святого пророка Исайю читаемого, особенно же Бога, через него говорящего: «Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; научитесь делать добро. И если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю»  (Ис. 1, 16-18). Услышав это, умилился я ду­шой, отверзлись очи духовные, познал я ока­янство мое и пагубу и, очнувшись, воззвал в помысле моем к Богу: «Ты Бог, пришедший в мир грешников спасти, как и мне ныне про­роком Своим провещал. Сие во мне, греш­ном, соверши делом, ибо вот отселе обещаю не творить никакого зла, отвергаюсь от вся­кого беззакония и служу Тебе чистой совес­тью, Владыка. Только Ты прими меня, каю­щегося, и не отринь припадающего». С этими обещаниями вышел я из церкви, положив в сердце моем не грешить пред Богом.

И все слышавшие прославили Бога, при­нимающего всякого, прибегающего к Нему с покаянием. Так тот брат избавился от душев­ной слепоты, положив твердое основание по­каянию.

14. РОСА СКОРБЯЩИМ РАДОСТИ

«Тобою дается радость, Богородице, вопиющим Ти: Благословенна Ты в женах, Пренепорочная Владычице» (Часы на Пасху).

Чудо 14

Дочь черниговского бурмистра Павла Клевца, Татьяна, шести лет от роду, от некое­го случая ослепла правым глазом. Какая от этого скорбь приключилась родителям, не нужно и говорить, ибо кто не знает, что когда болеют чада телом, равно с ними родители болеют сердцем.

Соседи советовали матери вести болящую к чудотворной Богородичной иконе, где все болезни принимают скорое врачевание. При­няв благой совет, мать дважды с верою при­водила дочь свою на субботний Акафист: в первый раз глаз начал смотреть, во второй — бельмо совсем пропало.

И благодарили Деву Богородицу радую­щиеся родители с дочерью, получившей яс­ное и здоровое зрение.

Беседа

В мире этом отвратилась от утешения ду­ша моя, ибо всякая радость мира — печаль. Нет здесь радости, что не растворяется печа­лью, нет утехи, что не сопрягается со скорбью, нет веселья, за которым не следует сетование, нет смеха, после которого не грядет плач с воздыханием.

Где же взыщу истинной, неизменной и не­отъемлемой радости? Говорят, что в раю нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания: всегда «глас радости и спасения в селениях праведных» (Пс. 117, 15). Но я нечист и скверен, как туда вселюсь, «куда не войдет ничто нечистое» (Откр. 21, 27)? Оттуда подобные мне грешни­ки изгоняются со стыдом. «Вне — псы и чародеи, и любодеи, и убийцы, и идолослужители, и все любящие и делающие неправду» (Откр. 22, 15).

Куда же пойду, грешный, дабы утешение обрести скорбной душе моей? Пойду к Пре­святой Богородице: Она — рай словесный, всякой утехой и радостью изобилующий, к нему не только святым, но и грешным сво­бодный вход не возбранен. В этом раю, гово­рю, в Марии, обрету утешение, лишь с верою воскликну к Ней с поющими: «Подаждь уте­шение рабом Своим, Всенепорочная, утоля-ющи лютая на ны востания, от всякия скорби нас изменяющи» (Богородичен на малом ос­вящении воды, гл. 1).

Рай утешает только тех, кто из печали в радостную жизнь перешел. Мария же и в юдо­ли плачевной находящихся, и плачущих над бедой своей утешает. «О, Раю краснейший, утешения Твоя да возвеселят душу мою» (Служба в неделю сыропустную).

Нравоучение

Все в рай войти хотим, но грехи нам воз­браняют. И что сотворим? Мой совет — при­бегнуть к Пресвятой Деве Богородице. Она — дверь райская, всем вход отверзающая, так Ей Церковь читает: «Радуйся, райских дверей отверзение» (Акафист, икос 4).

Невозможно кому-либо иначе войти в рай, если не Богородицею. Слышите, что о Ней говорит блаженный Герман, патриарх Царьградский: «Никто не познал Бога, как только Тобою, о Пречистая! Никто не примет спасения, как только Тобою, о Богородица! Никто не избудет своей беды, как только То­бою, о Богоматерь! Никто не искуплен, как только Тобою, о Матерь Божия!»

И Григорий Никомидийский подобно то­му говорит: «Тобою рай воистину приняли, Тобою род людской от изгнания к своему воз­вратился отечеству, Тобою отъемлется пла­менное оружие, стерегущее врата Эдемские, Тобою веселия и радости врата затворенные откроются, Тобою надеемся войти в небесное царство, Тебя имеем помощницей нашего спасения!»

Будем же неотступно держаться этих рай­ских врат — Пречистой Девы — и войдем с Нею в сам рай, оставив все печали и болезни.

Прилог

«Кого любит Мати благая,

Сему готово место среди рая».

При церкви святого Маврикия в Колионии некая инокиня, свято пожившая и вели­кое усердие имевшая в молитвах к Владычице нашей, приблизилась к концу жизни и болела к смерти. Когда подошло время преставления и сестры обступили одр, просветлело лицо ее и с улыбкой проговорила она тихим голосом: «Вот пришла сладчайшая Госпожа моя Ма­рия». Сказав так, предала дух в руки пришед­шей Госпожи, Которую во все житие свое лю­била. И кто усомнится, что этой рабе Своей Дева Мария райскую дверь открыла и ввела ее в радость вечную?

15. РОСА ПОСЕЩЕНИЯ БОЛЬНЫХ

«Едина болящим посещение, едина падшим исправление, Владычице, едина к Богу руководница и вход» (Октоих, глас 1-й).

Чудо 15

Некая женщина Анна из города Брагина два года сильно мучилась болезнью, называе­мою «гостец» (ревматизм). Она приняла исцеление благодатью Богородичною от чудотворной Ее ико­ны, что сама и исповедала преосвященному пастырю такими словами: «Я, убогая Анна Розсудовская, будучи от Наивысшего Влады­ки хворобою наказана аж до двух лет, добра­лась до чудотворного образа Пренаисвятейшей Девы, который есть у святого Илии, и, за милостью Бога Всемогущего, начала прихо­дить в начальное здравие».

Беседа

Болезни наши, телесные и душевные, кто сосчитает? Уврачевать их кто может? «Объяли нас болезни смертные, и потоки беззакония смутили нас» (Пс. 17, 5).

Этих болезней и такие премудрые врачи, как Асклепий, Гиппократ и Гален, уврачевать не могли, от кого же исцеления поищем? Ко­нечно, скажете, от Бога. Но «не имамы дерз­новения к Нему за премногия грехи наша» (Богородичен на 6-м часе). А если так, то по­ищем исцеления от Матери Его Преблагословенной, потому что много может молитва Ма­теринская хорошего, ибо Она — Целебница всему миру.

Есть естественная у людей привычка: ког­да случится у кого рана на теле или когда го­лова заболит или желудок — туда сейчас же прикладывает он руку и будто некое ослабле­ние болезни получает. Потому и говорится: где болит, там рука. «Но небезызвестно, что «Ручкою» Врачебница наша именуется: «Ра­дуйся, Ручко златая!» К Ней-то и взывает Дамаскин: «Лютыми напастьми томим, от вра­гов стужаем, окаянный, плачем приглашаю: свыше мне простри, Пребогатая, руку Твою» (Октоих, гл. 1, в субботу на повечерии, 1-я песнь канона).

Когда нас окружают лютые недуги и бо­лезненные страсти, эту Руку, говорю, Пресвя­тую Деву, приложим, и даже сами к Ней при­ложимся, вручая Ей во всесильные руки душу и тело. Говорили древние египтяне Иосифу: «Здравие наше в руке твоей, только да призрит на нас господин наш» (Быт. 47, 25). О, Целебница благосердая! Воистину в Твоей руке наше здоровье! Ты — тела нашего врачевание, Ты — души нашей спасение.

Ты немощью низлежащих исцеляешь, к Твоему врачевству притекаем, — только при­зри на нас милостивым Своим оком. «От горняго возшествия нашу назирай худость»! (Акафист Успению, песнь 8)

Нравоучение

Всякий врач, хотящий вылечить телесную болезнь, ищет ее причину: от еды ли, от пи­тья, или от какого случая пришла. Но учителя церковные говорят, что во всякой болезни по­винен грех. Так, святой Макарий Египетский утверждает: «Расслаблен ли кто, или какой частью тела калека, или лихорадкой, или иной какой немощью страдает, — все это от греха находит, он всего зла корень». Святой же Каллист пишет: «От начала мира из-за гре­ха немощь вошла в Каиново тело, после бра­тоубийства расслабленным стал и ходил по земле, вздыхая и трясясь». И святой Иероним: «Сколько грехов, столько болезней имеем».

Хотим ли от телесных болезней избавить­ся? Прежде всего их причину, грех, вылечим покаянием. Ибо и Христос Господь, добрый Врач, желая уврачевать расслабленного те­лом, вначале расслабление души его, то есть грехи, лечит, говоря: «Чадо! прощаются тебе грехи твои». И потом уже: «Встань, возьми по­стель твою и иди в дом твой» (Мф. 9, 2, 6).

Прилог

«Болящий кается в грехах своих, и, истинне,

Подается ему здравие вдвойне».

 Муж некий, из именитых в Царьграде, имел великую веру к святому Христову иерар­ху Иоанну Златоустому. Однажды он впал в тяжкую и неисцелимую болезнь. Врачи уже не могли его лечить и отчаялись, тогда он по­велел нести себя в церковь, где честная рака Златоустова стояла. Здесь, молясь со слезами, принял он в ум свой содеянные грехи и зары­дал о них: «Увы мне, грешному и нераскаян­ному! Как пойду в путь невозвратный? Как претерплю трепет страшного суда? Как веч­ные и нестерпимые понесу муки?»

Когда же все вышли из церкви, велел и рабам своим удалиться, оставив закрытым его одного. Наедине, посмотрев наверх свя­того храма, увидел образ Господа нашего Ии­суса Христа и начал говорить к Нему так: «Если Твоего образа, Владыка, руками чело­веческими сотворенного, боюсь, как же Те­бя, страшного Судию, я, окаянный, увижу, когда придешь судить всех? Согрешил, Гос­поди, прости меня, не сохранившего Твои повеления!» И начал исповедывать перед святым образом свои согрешения, сделанные от юности.

После исповедания же добавил: «И иное лютое сотворил согрешение, Владыка, но не смею изречь, Человеколюбче, не смею, Ми­лостивый».

В это время раздался голос от того святого образа: «Говори, не стыдись и этого испове­дать, человек!» Сказав все, опять услышал он голос: «Оставляются тебе грехи твои». И как только этот страшный глас пришел, поднялся он здоровым. Тогда, пав ниц, стал он во весь голос воссылать благодарения Человеколюб­цу Богу, «не хотящему смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был» (Иез. 33, 11).

Поклонившись гробу святого Златоустого, направился исцеленный, радуясь, в дом свой. Пожив же в целомудрии прочие годы жизни своей, отошел ко Господу.

Вот видите, как принял человек телесное здравие уврачеванием своих грехов.

16. РОСА ПОКРОВА И ЗАСТУПНИЧЕСТВА НЕМОЩНЫХ

«Так как он на Меня уповал, то Я избавлю его, покрою его, ибо он познал имя Мое» (Пс. 90, 14).

Чудо 16

Селение есть близ Чернигова, называемое Смолин. Из того селения некий бесноватый человек по имени Стефан, крепко связанный силой бывшего в нем беса, привезен был в Ильинский монастырь ко Пресвятой Богоро­дице. Она же так покрыла его Своим заступ­ничеством, что он сразу освободился от му­чившего его беса и здоровым возвратился в свой дом, прославляя свою Покровительницу и Заступницу.

Беседа

Без Богородичного покрова и заступниче­ства «кто доволен цел сохранен быти от врага, купно же и человекоубийцы» (Антифон, гл. 6).

Гнал некогда фараон Израиля и, если бы Господь не простер в покров ему облако, за­живо поглотил бы его: «Столп облачный стал позади их, посреди полка Египетского и посреди полка сынов Израилевых» (Исх. 14, 20). Гонят и нас враги наши видимые и невидимые, и, ес­ли бы не подал нам Вышний в защиту Матерь Свою, Деву Богородицу, давно уже погибли бы мы за беззакония наши. Но Она покрыва­ет нас, как кокош (курица) птенцов своих, ибо Она — «Покров миру, ширший облака» (Акафист, икос 6).

Бежавшему от гнева Иезавели Илии было слово Господне: «Пойди отсюда и обратись на восток и скройся у потока Хорафа, что против Иордана» (3 Цар. 17, 3). Почему не иное место ему указывается для укрытия, но «против Иор­дана»? Иордан, по Иеронимову свидетельству, знаменовал Деву Марию. Как сквозь Иордан кивот Божий прошел посуху, так утробу Деви­ческую прошло Слово Отчее Единородное без тления. И не здесь ли тайна, почему пророк «против Иордана» кроется от гонящей его силы? Потому что Иордан — это тень Марии.

И ныне, когда кто-либо, гонимый врагом, скроется пред лицом того мысленного Иорда­на, говорю, Пречистой Девы, невозможно бу­дет никакому злу настигнуть его, ибо смотрит на него лицо Марии.

О, сколь блажен всегда скрывающийся под кровом Твоим, Заступница! Ибо «не при­ступит к нему зло, и язва не приблизится к жи­лищу его» (Пс. 90, 10).

Нравоучение

Слава Богу и по Бозе Богородице, избав­ляющей людей от мучительства бесовского! Но берегись, человек, да «не будет последнее хуже первого», ибо возвращается дьявол, «взяв с собою семь иных духов, злейших себя» (Мф. 12, 45), то есть семь грехов смертных: духа гордо­сти, духа сребролюбия, духа нечистоты, духа зависти, духа чревобесия, духа гнева, духа ле­ности,— которые не покаявшегося человека злее беса мучают и не временно, но навечно ввергнут его в огонь неугасаемый. А чтобы не вошли они в тебя, пусть будет «безводное мес­то», где бы не обрел вместилища себе лютый дух, ибо «ходит он по безводным местам, ища покоя, и не находит» (Мф. 12, 43).

Что такое «безводное место»? Святой Григо­рий понимает здесь сердца праведных, кото­рые умерщвлением плоти страсти плотские иссушают. Не обретает в них дьявол покоя, ибо свободны они от злых дел, что болотом именуются у святых Афанасия и Феодорита, толкующих псаломские слова «погряз в глубо­кой тине» (Пс. 68, 3), то есть в делах злых, ибо как свинья в грязи тинной валяться хочет, так и дьявол болота грехов наших желает. Но что­бы не обрел проклятый в нас места, требуется иссушить греховное болото умерщвлением и особенно страхом и любовью Божией; проти­виться ему должны, дабы убежал от нас.

Как же противиться? Послушаем Златоустого: «Как поборемся с тьмой? Светом будем. Как поборемся с духами злобы? Благими бу­дем. Ибо благому противится злоба, а свет от­гоняет тьму».

Прилог

«Аще помыслу скверну кто внемлет

Во сердце своем,— сей беса приемлет».

Отец Макарий жил в глубокой пустыне один, а недалеко от него, в долине, много бра­тии пребывало. В один день видит он дьявола в образе человеческом, как проходит тот ми­мо его келий, одетый в косматую одежду, на каждой же косме висит тыквица. Говорит ему старец: «Куда идешь?» Отвечает дьявол: «Иду посетить братию». Старец же говорит: «Что же это за тыквицы ты несешь?» Отвечает бес: «Вкушение несу братии». Старец же ему: «И все ли они для вкушения?» Тот отвечает: «Да, если кому не будет приятно одно, подаю ему другое, и третье, и все по ряду, пока не усла­дится хотя бы единым».

Сказав это, дьявол отошел. Старец же ос­тался у дороги, стеречь, пока тот возвратится, и, увидев его на обратном пути, снова стал спрашивать: «Хорошо ли сходил?» Он же от­вечал: «Где там хорошо. Плохо». И вопроша­ет старец: «Почему?» Тот ему в ответ: «Вся братия как звери дикие были со мной, ни один не послушал меня». И говорит ему старец: «Неужели ни одного у тебя нет там по­слушного тебе?» Он же ему: «Да только один и есть, как увидит меня, вертится, как порплица (железная поперечина)». Тогда спрашивает отец: «И как же имя ему?» И слышит: «Феопемпт ему имя».

Сказав это, дьявол отошел. Старец же, встав, отправился к братии, и они, заслышав его приход, вышли на встречу ему с пальмо­выми ветвями, и каждый готовил келию свою, надеясь, что старец захочет к нему войти. Но старец спросил: «Кто у вас зовется Феопемптом?» И, найдя его, вошел к нему в келию. Феопемпт же принял его с радостью, и начал старец говорить к нему: «Как, брат, живешь?» Он же в ответ: «Молитвами твои­ми, отче, хорошо». Говорит старец: «Не сму­щают ли тебя какие помыслы злые?» — «Нет, подлинно все хорошо», — ибо стыдился Фе­опемпт открыть страсти свои. Старец между тем продолжал: «А я, сколько лет в посте, и почитаем всеми, и в преклонных летах, а вот мешает мне дух нечистый».

Умилился тогда Феопемпт и говорит: «Поверь, отче, и мне мешает». И исповедался ему Феопемпт. Старец тогда спросил: «Как постишься?» Он же сказал: «До часа девято­го». — «Постись до вечера и учи наизусть от Евангелия и от иных Писаний, а когда при­дет к тебе помысл нечистый, то не внимай ему. Никогда не держи ум долу, но всегда вверх направляй, и Господь поможет тебе». И, утвердив брата, старец отошел в свою пус­тыню.

Спустя время вновь видит беса того гряду­щего и говорит ему: «Куда идешь?» Отвечает тот: «Посетить братию иду». И тут же вскоре возвратился. Спросил его святой: «Как бра­тия?» — «Ужасно». Говорит святой: «Поче­му?» Отвечает бес: «Потому что все рассвире­певшие были и, мало того, вооружились на меня. Даже тот, что был у меня любимцем, и тот не слушает меня, развратился, не знаю от­куда, никак не желает слушать меня, но сви­репее всех стал». Сказав это, бес отошел от святого и клялся не ходить к братии до следу­ющего лета. Старец же, войдя в свою келию, возблагодарил Господа.

17. РОСА БЛАГОДЕЯНИЯ

«Благодеяния богатство всем источи: вся бо можеши, яко сильного в крепости Христа рождшая» (Канон молебный, песнь 3).

Чудо 17

Павла Домонтовича, черниговского обы­вателя, лежащего на одре болезни, чуть жи­вого привезли в Ильинский монастырь с пят­ницы на субботу первой седмицы Великого поста. Здесь, когда принесли о нем прилежную молитву Богу и Богородице тамошние иноки, скоро встал он здоровым. Таково це­лящее недуги благодеяние Богородичное, ибо молитвы к Сыну Своему и Богу нашему о нас творит.

Беседа

Кто когда под небом обретет благодетеля по Бозе большего Владычицы нашей? Благо­го Царя благая Матерь не престает благоде­тельствовать роду человеческому. И не всуе Церковь Источником Ее присно текущим именует. Ибо, как источник, непрестанно, а не только когда приходят почерпнуть, исто­чает воды, так и Дева Чистая, не оскудевая, благодетельствует всем, добрым и злым, пра­ведным и грешным, прибегающим к Ней и отвращающимся от Нее.

Так, Иакова жидовина, о котором «Небо Новое» повествует, его, в руки разбойников впавшего, израненного и связанного, Дева Богородица освободила и исцелила, хоть и не притекал к Ней, но отвращался от Нее.

Помяну здесь древнего Иакова. Он, за­снув в пути, видел во сне лестницу от земли к небесам, и по ней Ангелы Божий восходили и нисходили.

Почему те Ангелы ни на мгновение не имеют покоя, но беспрестанно восходят и нисходят? Та лестница была образом Богоро­дичным, так поется: «Радуйся, Мосте, к небесем преводяй, и Лествице высокая, Юже Иаков виде» (Стихира на «Господи воззвах»). Потому и не имеют покоя на ней Ангелы, что Богородица велит им не переставая благоде­тельствовать нам: восходя — приносят к Богу молитвы наши, а нисходя — несут нам от Бо­га милость и дарования.

Исайя, пророчествуя о Деве Богородице, облаком Ее нарек: «Вот, Господь восседит на облаке легком» (Ис. 19, 1). Почему так именует Ее? Внимай причине: никогда не найдешь времени, в которое бы не увидел облака на небе, хоть днем, хоть ночью. Очи твои тебе в свидетельство представляю, они тебе всегда покажут облако в высоте, и не напрасно это, ибо или дождевые воды носит оно в себе, или от горячих солнечных лучей осеняет и про­хлаждает, или, если воздух светел, украшает и увеселяет зрение. Вот тайна, почему Облаком Благодетельницу нашу пророк называет, ибо не прекращает Она благодеяний ни на малое время, но всегда или дождь благодати Божией нам носит, исцеляя страсти и врачуя бо­лезни душ и телес наших, или от горячего праведного гнева, на нас надвигающегося, осеняет и прохлаждает Своим заступничест­вом, или, украшая мысль нашу, духовно уве­селяет сердца.

И кто Твои благодеяния счесть может, о, Всемилостивая?!

Нравоучение

Всякое благодеяние требует благодарения, и нам, принявшим неизреченные блага от Божией Матери, нельзя быть неблагодарными. Благодарны будьте, ибо кто в чем неблагода­рен, тот того и недостоин. Но что принесем или что воздадим Деве Богородице за все, что сотворила нам благое? Золото, или серебро, или каменья драгоценные?.. Этого Она, Госпо­жа наша, этих благ наших, не требует, ибо ни­что на земле не достойно Ее. Отдадим Ей себя, и довольна будет, ибо нас, а не нашего требует Она, говоря вместе с Богом в Писании: «Сын Мой! отдай сердце твое Мне» (Притч. 23, 26).

Как отдадим Ей себя? Не иначе как «очис­тив себя от всякой скверны плоти и духа» (2Кор. 7, 1). Ибо если и земные господа скверного дара не принимают, сколь же чистый дар Гос­поже Пренебесной подобает? А нечистый как будет приятен Ей, Пречистой?

Вот чем будем приятны Ей, Владычице нашей: очистившись от скверн наших, отда­дим Ей душу и тело, ум и сердце, чтобы слу­жить Ей в преподобии и правде во все дни жизни нашей.

Прилог

«Нечистый хвалил чистую, но та не приняла,

Ибо от уст нечистых не красна похвала».

Некто, очень грешный и нечисто живу­щий, не переставал Владычицу нашу привет­ствовать ангельским целованием: «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою» (Лк. 1, 28). И слу­чилось ему некогда в глубокой пустыне заблу­диться, где он так изнемог от голода, что отча­ялся остаться в живых. Явилась тогда ему Пресвятая Дева со множеством прекрасных девиц, несущих сладкие снеди на грязных блюдах, и повелела: «Ешь». Он же отвернулся со словами: «Хоть и добрые снеди, но, из-за великой скверны блюд, не могу их есть».

Тогда сказала ему Дева: «Так и Я не могу принять похвалы, что мне воссылаешь: хоть и хороши, но от скверных уст и сердца нечисто­го исходят, потому неприятны мне. Иди, очи­стись от нечистоты твоей, и тогда отверзешь уста на похвалу, и насытишься небесной пи­щи». Сказав это, стала невидимой. Он же оч­нулся близ дома своего и с той поры исправил себя покаянием.

18. РОСА МИЛОСТИВОГО ПРИЗРЕНИЯ

«Пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им» (Лк. 18, 16).

Чудо 18 в 1676 году

Пятилетний Феодор, сын черниговского обывателя Костантия, немалое время был объят тяжкой лихорадкой. Когда различные врачевания ничем не помогли, а немощь, бо­лее умножившись, почти уморила его, скорб­ные родители поручили болящего доброй Врачевательнице, Пресвятой Деве, Которую во время Акафиста перед чудотворной Ее иконой со слезами молили об исцелении сы­на своего. Что и получили, ибо вскоре их чадо обрело первоначальное здоровье.

Беседа

«Смотрите, не презирайте ни одного из ма­лых сих», — говорит Господь (Мф. 18, 10).

Не презрела Матерь Господня малого того Феодора, но подала ему скорое здравие, ибо кого Та милостивая Посетительница презира­ет? Никого. Но, напротив, на всех благосердным Своим оком призирает.

Милостиво взирает Она на старых: «Жезл старости — Мати Бога Вышняго» (Канон Одигитрии). На молодых: «Радуйся, добрая младопитательнице девам» (Акафист, икос 10). На праведных: «Радуйся, всех праведных Бо­жественное удобрение!» (Канон, песнь 9).

Призирает и на грешных, молитвы их принимая. На весь мир призирает: «Радуйся, всего мира очищение!» (Акафист, икос 3). Не напрасно надела Она на Себя солнечную одежду, ибо как «солнце восходит над злыми и добрыми», так Пресвятая Дева, «облеченная в солнце» (Мф. 5, 45; Откр. 12, 1), не только доб­рых, но и злых объемлет попечительным Своим взором.

Хочет Ирод убить рожденного в Вифлее­ме Царя — Мать с Отроком бежит в Египет (Мф. 2, 13—15). Почему? Или не может ук­рыться от Ирода Покрывающая и Хранящая вселенную? Может. Но да воззрит Дева Бого­родица на злых египтян и милостью Своей исправит их и добрыми сотворит, сокрушив их идолов! Потому отправляется Она в еги­петский путь. Ныне, о Матерь Царя Небес­ного…

«Вем, почто с Сыном Си в Египет грядеши:

Да все Египетские идолы сотреши.

Египет ми есть сердце, а идолы — страсти,

Зде призревши, повели идолам ниспасти».

Солнце, в высоте сияя, и глубочайшие ни­зины светом своим освещает, отчего говорит Давид: «Никто не укроется от теплоты его» (Пс. 18,7).

Дева Мария, хоть и превыше всех небес предстоит Богу, однако и находящихся в ни­жайших юдолях видит и о них промышляет. И нет никого, кто бы жив был не Ее промышлением и молитвами.

Так к Ней блаженный Августин вещает: «Ты одна в небесах попечение о нас имеешь и, спасение нам строя, от бед избавляешь».

О, Всеблагая! Не презри и меня, грешно­го, но призри на меня и помилуй меня!

Нравоучение

Если хотим, чтобы Матерь Божия с Сы­ном Своим и Богом никогда не отвратила от нас светлых и милосердных очей Своих, бу­дем всегда малыми детьми, но не умом, а зло­бою. То есть незлобивыми будем, а незлоби­вые прилепляются Господу. Незлобие же рож­дается от смирения: кто смирит себя истинно, тот до конца незлобив.

Какая еще добродетель так, как смирение, привлечет к себе милостивые очи Господни? «На кого призрю», — говорит Господь, — «на сми­ренного» (Ис. 66, 2). И Сама Владычица наша этой добродетелью очи Вышнего на Себя об­ратила. Призрел на смирение Рабы Своей. Этой добродетелью и мы сотворимся малы­ми, — да угодны будем очам Божиим.

Требуется же знать, что есть три степени совершенного смирения:

«Первая степень». Покоряться старейшим и не превозноситься над равными.

«Вторая степень». Покоряться равным и не превозноситься над меньшими.

«Третья степень». Покоряться и меньшим себя и ни во что вменять себя, как одного из скотов, недостойного пребывания с челове­ком.

А кто себя так умалит, тот великим пред очами Господа своего будет и увидит славу Его. Так говорит пресвитер Исаак: «Ни во что вмени себя самого и узришь в тебе самом сла­ву Божию, ибо где рождается смирение, там слава Божия воссиявает».

Прилог

«Паче иных добрых дел спасет человека

Смирение,— его бес не любит от века».

Отцу Макарию явился некогда бес и ска­зал: «Много беды от тебя терплю, Макарий, и не могу тебя одолеть, а ведь все, что ты тво­ришь, творю и я: постишься ты — не ем и я никогда; бодрствуешь ты — я никогда не сплю; ты чист — и я не ведаю смешения с женщиной; отвергся ты имений — и я ничего в мире этом не имею и не ищу богатств. Одно лишь есть в тебе, чем меня побеждаешь».

Спросил его Макарий: «И что это такое?» Отвечал бес: «Смирение твое, которого я иметь не могу; оно меня и побеждает. Потому ничего не могу тебе сотворить».

19. РОСА МАТЕРИНСТВА СИРОТАМ

«Та Мати всем живущим» (Быт. 3, 20).

Чудо 19

Из града Седнева, находящегося близ Чернигова, Кирилло Давидович, тамошний житель, прислал к Пресвятой Богородице в Ильинский монастырь сиротку, родом из Полтавы, по имени Татьяна. Ее мучил дух не­чистый, такой, о котором пишется в Еванге­лии: «Где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зуба­ми своими, и цепенеет» (Мк. 9, 18). Эту Татья­ну, как только ввели в церковь, тотчас сотряс дух тот, и пала на землю, истекая пеной, по­ка, сильно сотрясаясь, не вышел из нее нечи­стый.

Беседа

Придите сюда, все сироты, не имеющие ни отца, ни матери, ни друзей, здесь собери­тесь! Вот вам Матерь, Пречистая и Благосло­венная Дева, много лучшая родившей вас.

Сказал некогда Создатель: «Если бы и мать забыла дитя свое, то Я не забуду тебя» (Ис. 49, 15). О, сколь велико благоутробие Божие! Но Пресвятая Дева так же может сказать, ибо уподобилась в благоутробии благому Богу.

Смотри, как Она сироту Татьяну материн­ски помиловала, лютого мучителя отогнала от нее и здоровье ей подала. И кто не сможет возложить надежды на благоутробие Ее, видя Ее, столь милостивую и чадолюбивую?

Слышали ли о неясыти, растерзывающей свою утробу ради птенцов? То же видите в Го­лубице райской, Пречистой Богородице. По­щажена ли утроба Ее возлюбленная, говорю, Сын сладчайший? Не растерзан ли люто стра­даниями?

«Расхищали Его все проходящие дорогою» (Пс. 88,42), так ради нас был Сын Девический замучен, чтобы нам от смерти избавиться.

И кто здесь Ту Деву не наречет Матерью себе, видя Единородного Сына Ее растерзан­ного, чтобы мы усыновление получили, что­бы нам «дать власть быть чадами Божиими» (Ин. 1, 12).

Кто не читал об орле, очень преданном сво­им чадам? «Орел вызывает гнездо свое, носится над птенцами своими» (Втор. 32, 11). Но Мате­ри нашей Преблагословенной даны были «два крыла большого орла», уповаем, что Она покро­ет нас «под кровом крыльев Своих» (Откр. 12, 14; Пс. 60, 5).

Извещаемся о покровительстве Ее святым Андреем юродивым. Он видел Ее во Влахернской церкви, людей покрывающую, — такое имеет о чадах Своих прилежное попечение. Не забудь же и меня, хоть и негодного, о Ма­терь всепетая!

Нравоучение

Добра к нам Матерь Пресвятая Богоро­дица, значит, нужно, чтобы и мы были Ей не злыми сыновьями. Не не ведаем, какого че­ловека Господь Матери своей Преблагосло­венной под Крестом усыновляет на Голгофе: «Иисус, увидев Матерь и ученика тут стоящего, которого любил, говорит Матери Своей: Жено! се, сын Твой. Потом говорит ученику: се, Ма­терь твоя!» (Ин. 19, 26—27). Девственника — Деве, чистого — Пречистой, любимого уче­ника — любимой Родительнице дает за Сына.

Запомни, хотящий быть сыном Богоро­дичным, эти три условия: чистота, ученичест­во и стояние под Крестом.

Не может иначе кто достойным наименоваться сыном Ее, если не постарается быть чистым, если не станет учеником Христовым, если не встанет под Крестом. И да будем лю­бимы, хотя и недостойные сыны Матери на­шей Премилосердной.

Попечемся о грехах наших (по силе нашей очистить их) и, отложив всякую скверну, це­ломудренно поживем. Для этого учениками Божиими сотворимся, покоряясь заповедям Господним и храня их, «потому что не слуша­тели, но исполнители закона оправданы будут» (Рим. 2, 13).

Станем же и под Крестом, ибо не в ином каком месте святой Богослов Марии усынов­лен был. А под Крестом как стоять? Всегда иметь пред умными очами своими Распятого Господа: «Я рассудил», — сказал апостол, — «быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1 Кор. 2, 2).

Сораспинаться же Господу своему надле­жит состраданием и умерщвлением своих похотей, и с ними привычных греховных страстей. Этим запечатлеем сыновство на­ше. И возлюбит нас Благая мира всего Ма­терь, если умрем для греха и оживем для Бо­га, если духовное мученичество понесем, ес­ли изволением сотворимся мучениками (см. Рим. 6, 10-11).

Ибо тот не сын Марии, кто не мученик. Естественный Ее Сын Иисус Христос умер за нас. Приобщенный Ее сын Иоанн умер за Христа.

Так и мы, если сыновьями Ее являемся, добровольно пострадаем и умрем за Сына Бо­жия, хоть и без крови. Добровольное же бес­кровное мученичество за Христа так описать можно:

Идол — грех.

Идольское капище — грехолюбивое серд­це.

Идолопоклонник — служащий греховным страстям.

Идолопоклонение — страстолюбие. Мученический подвиг — сопротивление греху.

Мучитель — злой обычай греховный, или налог на грех.

Слуги мучителей — помыслы скверные, ко греху влекущие.

Многоразличное мучение — с помыслами скверными борьба.

Отвержение Христа — соизволение на грех.

Жертва идолу — исполнение замышлен­ного греха делом.

Сопротивляющийся всему этому ради любви Христовой — без крови мученик и му­жественный подвижник.

Такового мученика… о, сколь Пречистая Матерь любит и на место Сына Своего ста­вит!

Прилог

«Мученик изволением, аще и без крови,

Яко сын прият Девою в вечные кровы».

В Бононии некая девица, в затворе служа Богу, однажды ночью, увидев свет, через щель входящий в ее келию, ужаснулась, подумав, что уже день и что она не совершила обычных ночных молитв.

Открыв оконце, видит она Пресвятую Богородицу, как солнце сияющую, стоящую при гробе некоего юноши, вчера погребен­ного, а на могиле сидит голубица, белее сне­га, ее Пречистая принимает в простертые Свои руки.

Видя это, девица, хоть и страхом великим объята была, но дерзнула спросить: «Кто же ты, Госпожа моя?» И Она ответила: «Я Мать Христова, пришла сюда взять душу этого юноши: он изволением был мученик». И, ска­зав это, исчезла.

Видите, кто сыновства Марииного досто­ин? Подражайте же таковому.

20. РОСА НАДЕЖДЫ ПОТЕРЯВШИМ НАДЕЖДУ

Надежде ненадежным, Помощнице немощным, и Ходатаице всем грешным: Ты мя покрый и заступи от всех бед и нужд душевных и телесных (В Поклонении).

Чудо 20 в 1676 году, 26 августа

Есть город в Черниговских пределах, на­зываемый Сосница. Оттуда пришла в Ильин­ский монастырь некая женщина Агафья и принесла на образ Пресвятой Богородицы монисто1 коралловое с семью серебряными крестиками и две серебряные таблички. О се­бе по совести она исповедала:

Я, говорит, двенадцать недель лежала. В этой моей болезни сотворилась на моей шее великая и неизлечимая язва. От нее несказан­ную терпела я боль и уже отчаялась в жизни моей, как и бывшие при мне не надеялись уже живой меня видеть, ждали часа смертного. Но однажды некие соседи, что бывали здесь на поклонении и слышали о чудесах, сказали мне: «Обещайся помолиться чудотворному образу Пресвятой Богородицы в Чернигове, у святого Илии, и веруй, что здорова будешь». Тогда я в уме, ибо устами не могла уже гово­рить, тотчас усердно призвала в помощь Пре­святую Деву, дав обет идти пешком и покло­ниться святому образу, о котором слышу. И не замедлила скорая Помощница: услышала и помиловала. В тот же час приняла я послабле­ние болезни и вскоре совсем поправилась. И вот — обещание свое исполняю.

Беседа

Кто только телом, я же и душой болен, и давно бы отчаялся в своем здоровье, если б не имел на Тебя надежду, Богородица Ты никого, уповающего на Тебя, не посрамляешь.

Многие во многом надежды свои полага­ют: немощные во врачах, здоровые в крепости силы своей, богатые в сокровищах своих, ра­бы в господах своих, господа в благополучии своем. Но, о люди! Здесь, со мною, измените надежды свои!

Врачи да исцелятся сами (см. Лк. 4, 23), здоровые да узрят крепость свою в гробах, бо­гатые да плачут о лютых скорбях, грядущих на них (см. Иак. 5, 1); рабы да узнают благодать господ своих, ездящую на пестром коне1; гос­пода да узрят, сколь быстрым колесом бежит их благополучие. Вы же здесь, в Непостыдной Заступнице, положите надежду, и всего, чего требуете, не лишитесь!

Больные, требуете ли здоровья? Надейтесь на Деву Богородицу, ибо Она «из нездравия во здравие претворяет» (Канон молебный Бого­родице).

Здоровые, требуете крепости и силы? Об­ретете их в Родившей «Господа крепкого и силь­ного, Господа сильного в брани» (Пс. 23, 8).

Богатств ли вам нужно? Где лучше обога­титесь, как не при Той, Которая носит на ру­ках Своих Имеющего»в левой руке» Своей «бо­гатство и славу» (Притч. 3, 16)?

Рабы и господа, надейтесь на Госпожу, ска­завшую о Себе: «Се, Раба Господня» (Лк. 1, 38). Она вас научит служить Господу и господст­вовать над страстями. И всяк безнадежный, особенно же отчаявшийся в спасении своем грешник, возложи надежду на Ту, Которая есть единое прибежище грешникам, безна­дежным надежда, побеждаемым помощь, го­товое заступничество к Ней прибегающим. На Нее надеясь, не погибнешь, ибо кто, на­дежду на Нее возложивший, погиб?

О, Добрая Надежда моя, «надежда моя от сосцов матери моей! К Тебе привержен я от рож­дения, от чрева матери моей» (Пс. 21, 10—11). Ты моя Покровительница! Не оставь меня и не отступи от меня!

Нравоучение

Внемлем, возлюбленные, причине, ради которой упомянутая Агафья пришла из своего города усердно помолиться Пресвятой Бо­городице, как болела и выздоровела благода­тью Богородичной.

Смотрите, как обо всех Промышляющий все на пользу строит: неоднократно наводит на нас различные болезни, чтобы уцеломудрились, чтобы отстали от грехов, чтобы при­текли к Богу с покаянием. А что так и есть, послушаем Святых Отцов.

Святой Каллист говорит: «Благой и жела­ющий всем спасения Бог часто попускает лю­дям впадать в болезни, дабы очистились от грехов грехами одержимые, ибо так голосом Божественного пророка Иеремии говорит: «Болезнями и ранами казнен будешь, Иерусалим»«.

И Григорий Назианзин вещает: «Воисти­ну, болезнями телесными душа к Богу при­ближается».

И другой Григорий, папа Римский, гово­рит, что «Бог, человека уязвляя, здоровье по­дает, и когда избранных Своих извне казнит, хочет, чтобы внутри живы были. Умерщвляет, чтобы оживить; бьет, чтобы исцелить».

И Исидор: «Болезнь телу — это здоровье душе: болезнь тело уязвляет, мысли же ле­чит. Болезнь силу вожделений плотских пре­секает».

Итак, когда приключается нам болеть те­лом, от этого познаем благостыню Божию, ибо тем ведет нас к покаянию. И не отчаива­ясь, но надеясь на милость Его благоутробия, исправим свою жизнь, имея Пособницей в том Пресвятую Деву.

Прилог

«Тот, кто зол был прежде, ныне добрый зело.

Грешник в чувствие приходит, егда болит тело».

 Святой Иоанн Милостивый поведал о не­коем мытнике Петре, очень немилостивом. Так ненавидел он убогих, что однажды, не имея чем ударить и отогнать от себя просяще­го нищего, бросил в лицо его попавшим под руку хлебом.

Спустя некоторое время попустил ему Господь впасть в сильный недуг, так что раз­болелся до смерти. И нашел на него ужас: ви­дит себя восхищенным на суд, где бесы все грехи его, от юности содеянные, на весы по­ложили. Ангелы же никакой в нем не обрели добродетели, чтобы положить против грехов, только тот хлеб, которым попал нищему в ли­цо. И его-то, вменив в милостыню, положили на весы, и стали весы вровень. Тогда сказали ему Ангелы: «Петр, пойди, добавь еще к хлебу тому, да перетянет твоя сторона».

Придя в себя, Петр мало-помалу выздо­ровел, да так уцеломудрился, что все имуще­ство свое раздал нищим, затем же и сам себя предал в работу Христа ради, а цену, за себя взятую, убогим раздал. Сподобился и дара от Бога, такого, что немого и глухого исцелил словом.

Зрите Промысл Божий: как, наказав бо­лезнью телесной, в такое целомудрие его привел.

21. РОСА БЛАГОУТРОБИЯ

«Росу Твоего благоутробия подаждь ми, Преиепорочная, Чистая, греховным зноем тающему, печаль Сама устужающи ми и радость Божественную подающи» (В четверг на Повечерии, песнь 3).

Чудо 21 в 1676 году, 16 сентября

Близ монастыря святого пророка Илии живут некоторые его прихожане. Среди них одна женщина по имени Марина. В 1676 году, на неделе Фоминой, впала она в такой недуг, в котором пребывала та, о которой Евангелие поминает: «она была скорчена и совсем не могла выпрямиться» (Лк. 13, 11). Мать этой Марины, Анна, с великим плачем припадала ко свято­му образу Пречистой Богородицы, прося ми­лости у Нее, чтобы подала исцеление скрю­ченной ее дочери, тяжко болеющей, что, хоть и нескоро, но однако сполна получила. Под Надежду того же года, по Воздвижении Честнаго Креста, ее Марина отпущена была неду­гом своим, и тотчас выпрямилась, и просла­вили все Бога и Богородицу.

Беседа

Не ведает неблагоутробия Та, утроба Ко­торой родила нам Благого Бога. Апостол, благоутробием движимый, говорил ученикам своим: «Вам не тесно в нас» (2 Кор. 6, 12). Но у кого из святых ко вмещению всех простран­нейшее, чем у Марии, благоутробие обрес­тись может? Вмещается сюда целомудрен­ный, и грешному здесь нетесно. Тут имеет ка­ющийся свое место, и отчаявшемуся с непо­каянным, как к Ноеву ковчегу, не только чис­тым, но и нечистым животным, — прибежи­ще не возбранено.

В Ее благоутробии болеющие душой и те­лом как в больнице, более того говорю — во врачебнице — почивают и исцеляются всяче­ски. Здесь слепые прозревают, глухие слышат, хромые ходят, прокаженные очищаются, не­дуги отгоняются, мертвые воскресают, и кто чего ни востребует, все получает в благостыне Той, Которая через стог пшеницы в Песнях изображается: «Чрево Твое — ворох пшеницы» (Песн. 7, 3).

Пшеница среди всех других злаков до­стойнейшая и нужнейшая. Благость же Мариина — большая всех человек и каждому из верных потребная. Не счесть зерен пшенич­ных в стоге, так и богатство благости Ее неис­числимо.

Пшеница, питая человека, поддерживает его временную жизнь, и наша Преизбранная мысленная Пшеница, Пречистая Дева, насы­щая нас Хлебом жизни, столь нашу жизнь хранит, что Ею живем, Ею содержимы.

Не затвори и мне благоутробия Твоего, Пречистая!

Нравоучение

Желая испросить исцеления скорченной своей дочери, мать с великим плачем припала к Богу и Богородице и слезами открыла дверь благоутробия. Ибо нелегко кому открыть чье-либо благоутробие без этих ключей, без слез, говорю, которыми и рай отворишь.

Пишет Богослов, что в раю врата созданы из бисера, то есть жемчуга: «Каждые ворота были из одной жемчужины» (Откр. 21, 21). Би­сер же, или перл, у Пиерия (Яков Пиерий — профессор философии в Руане, его трактат о природе вещей был издан в середине XVII в.) изображает слезу. В согласии с ним и Свида (Свида — византийский лексикограф X в., ему принадле­жит энциклопедический словарь, один из самых крупных па­мятников византийской учености, впервые изданный в Мила­не в 1499 г.)  говорит, что, когда в сонном видении видит кто жемчуг, это плач знаменует. С тем согласен, как видится, и свя­той Златоустый: «Очи Давидовы дождем слез­ным украшены были, как Маргаритами», то есть перлами.

Подивился я: если жемчужины — это образ слез и знак плача, то почему врата жемчужные там, где уже ничего слезного не видится, ничего плачевного не слышится, но все неизре­ченной радости исполнено? Рассмотрев же, познал: чтобы хотящие в райскую радость войти не иными старались входить в нее вра­тами, а только слезами. Видишь в раю врата из жемчуга? Жемчуг же слезу изображает. По­тому знай, что слезою входить тебе в рай по­добает, и нет иного входа, кроме жемчуга слезного.

Но какой пай для человека лучше, как не Божие и Богородичное благоутробие, в кото­ром и само Небо содержится? Ибо все благоутробием Бога и мольбами Божией Матери, более нежели по своему достоинству, Небо наследуют, ибо </>нынешние временные страда­ния ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8, 18). Однако и к этому раю, к Божиему, говорю, благоутробию, не иные врата ведут, как только бисер слезный.

«Приди, поклонись и припади Ему, и восплачь пред Господом, сотворившим тебя» (Пс. 94, 6), и тотчас посреди благоутробия Его обре­тешься. Извещение об этом есть в словах Ие-ронимовых, которыми ту жемчужину слез­ную хваля, говорит: «О, слеза смиренная! Твоя есть сила, твое есть царство, ты не тре­пещешь суда, ибо заграждаешь молчанием уста врагов, клевещущих на тебя, и нет воз­браняющего тебе вход к Богу. Если же сама к Нему войдешь, не пустой возвратишься от Него, ибо что более? Побеждаешь Непобеди­мого, связываешь Всемогущего, приклоня­ешь к благоутробию Сына Девы, отверзаешь Небо, прогоняешь дьявола».

Смотри, как сильна слеза! Ею, как жем­чужной дверью, в рай входи, в благоутробие Божие.

Прилог

«Земного ублажают дары приношенны,

А Бога — слезы сокрушенны».

Некто, после многих грехов придя в чувст­во, стал монахом и все время безутешно пла­кал о грехах своих, поминая день Судный. В этом сокрушении сердца прожил он много лет. Восхотел же Господь утешить плачущего и показать, как любит и принимает слезы каю­щегося человека. Явился ему в видении, обла­ченный в иерейское одеяние, неся и показы­вая потир, полный слез. Увидевший Его монах со слезами пал Ему в ноги, с ненасытной лю­бовью их лобызая, и спросил: «Что это, во свя­том потире носимое?» Ответил ему Явивший­ся: «То слезы грешницы, плакавшей у ног Мо­их в доме Симона прокаженного, их Я доныне сохранил, ибо мне они приятны». Когда же окончилось видение, пришел в себя монах и почувствовал, что сердце его исполнено неиз­реченной радости и сладости. Подивился он великому благоутробию Господа своего и по­служил Ему в теплоте духа до конца дней.

Смотри, как слезы человека в рай благоут-робия Божия вселяют!

22. РОСА МИЛОСЕРДИЯ

«Бодрою Си молитвою и неисчетною простынею ущедри нас, и подаждь душам нашим МИЛОСЕРДИЕ Свое, в веки источающи» (В Повечернице великой).

Чудо 22 в 1676 году

Пред вратами Ильинского монастыря ле­жал нищий по имени Стефан, очень больной. Ноги его были изранены страшными струпь­ями, так что он совсем не мог ходить.

Целое лето лежа и испрашивая милосты­ню у входящих, достиг он предела болезни, желая лучше умереть, чем жить в такой горе­сти. Тогда начал прилежно молить Пресвя­тую Богородицу умилосердиться над ним, обещаясь трудиться в той обители до кончи­ны жизни, если бы подала ему исцеление и силу.

И был подобен он Лазарю гнойному, лежа пред вратами монастырскими и желая крупи­цы благодати от богатой в милости, благоподатливой Неба и земли Царицы, — чего и не лишился. Он, не надеющийся уже здоровье получить, исцеление принял и обновленную в себе почувствовал крепость, который и по­работал в обители, величая Целебницу свою Милосердную.

Беседа

Ни на небе, ни на земле не обретешь большего по Бозе милосердия, чем Богоро­дичное.

Милосердны на небесах Ангелы, ибо предстательствуют о нас и ополчаются окрест нас, но и из них одного видел Давид, безжа­лостно убивающего людей (см. 2 Цар. 24, 17). Многие люди и на земле бывают милосерд­ны, но не так, как Дева Богородица, Ее же милосердие подобно Божию: оба бездною называются.

О Божием милосердии Дамаскин гово­рит: «В бездне греховней содержим, неизследную милосердия Твоего призываю бездну» (Октоих, гл. 2, песнь 6). О Богородичном он же говорит: «Милосердия Твоего бездну призывающу ми, подаждь, Благосердаго Рождшая» (Канон молебный Богородице, песнь 4).

Эту бездну кто измерить может? О, непо­стижимая глубина милости к роду людскому! Мир, как госпиталь, полон калек. Их больше, нежели лежавших в пяти притворах при купе­ли Овчей. И кто их врачует? Ты, Премилости-вая Царица!

В Овчей купели единожды в год бываю­щего возмущения воды чаяли, и то один лишь больной исцелялся. В Тебе же, Богородица, всегда кипят воды милосердия, не единого в год, но бесчисленных калек врачующие.

И сочтет ли кто от милосердия Твоего бы­вающие исцеления, не только здесь, в Ильин­ском монастыре от чудотворной Твоей ико­ны, но и в иных местах: в святой Печерской Лавре, в Новом Дворе, в Купятицах, в монас­тырях различных стран и городов, особенно же в преславном богоспасаемом царствую­щем граде великой России, где несчетными чудотворениями прославились иконы изоб­ражения Твоего: Казанская, Владимирская, Смоленская и прочие, без числа. От них да соберут исцеленных калек, да исчислят уте­шенных от печалей, да совокупят принявших пластырь на душевные язвы! Но кто способен сотворить это?!

«Скорее в весне цветы, в лете сочтем класы,

В осени плоды, в зиме снези, в главе власы,

Скорее капли можем измерити в море.

И скорее вси звезды иссчитати горе,

Нежели исчитаем Мариины чуда».

Был милосерден Веспасиан к египтя­нам, говоря: «Почерпните от меня, египтя­не, как от вашего Нила», то есть: «Как река Нил, от которой вы все черпаете, подает вам неоскудевающие воды, так и моя благость неоскудна».

Но ложно он себя со своим благосердием реке уподоблял, он, могущий в малые горсти вместиться… Сравнение то применить подо­бает к Реке Божией, Деве Марии, ибо Она вод благодати наполнилась. Не только Египет, но всю Вселенную, восток и запад, полдень и полночь напаивает неисчерпаемыми потока­ми Своего милосердия. Спроси любого вер­ного: не причастился ли Ее милосердия? Каждый скажет: нет для меня ничего выше ни на земле, ни на небе, чем Она, по Господе мо­ем Иисусе Христе. «Не имамы бо иныя помо­щи, ни инаго предстательства, ни утешения» (молитва на Акафисте), разве Богородицы. Думаю, лишь тот о Ее милосердии молчать будет, кто помнит, как пустым и не услышан­ным отошел от Нее. Но кто не услышан, кто не помилован, кто не одарен? Только тот, кто никогда не прибегал к Ней, хотя Она благой является и не ищущим Ее…

Явись и мне милосердной, о Преблагая!

Нравоучение

Причастившийся Божиего и Богородич­ного милосердия, исцеленный пред вратами монастырскими, Стефан воздавал за это, прилежно работая в той обители. Мы же, грешные, каждый час милосердием Вышнего покрываемые, не хотим Ему верно служить, но служим миру и его суетам, телу и его похотям и прелестям бесовским больше, нежели Господу.

Горе нам, ибо избираем худшее вместо лучшего, страстям нашим вместо Бога слу­жим. Горе, ибо какое вожделение повлечет че­ловека, к какой вещи сердце его привяжется, то ему и есть господь и бог. Так святой Иероним объясняет: «Кому бог есть чрево, у того — новый бог. Сколько каких грехов имеем, столько новых богов: разгневался — гнев мне бог, воззрел на жену с вожделением — вожде­ление мне бог. И все, чего вожделеем, то нам есть бог».

Послужим же Единому Вышнему Богу, не слушая, не служа суетным господам, ибо не можем двум господам служить — одного воз­любим, а другого возненавидим, или об од­ном позаботимся, о другом же вознерадим. «Не можем служить Богу и маммоне» (Мф. 6, 24).

Святой Григорий говорит: «Никто не мо­жет в одном и том же деле Всесильному Богу служить и врагам Его угождать, потому что не хочет тот другом быть Богу, кто врагу Его угождает».

И в «Диоптре»: «Не попустил Бог Себе и Дагону один и тот же алтарь подавать, и это­го никогда не сподобились филистимляне, хотя и всеми силами старались (см. 1 Цар. 5). Не хочет Бог, чтобы было место греху там, где Лицо Его Божественное обретается, не терпит вместе Себе и миру иметь поклонни­ков».

Прилог

«Свету, телу и бесу работают мнози.

Ни во что же то вменит хотящий жить в Бозе».

Святой Иоасаф, царевич индийский, что­бы не служить миру, оставил свое земное цар­ство. Чтобы не служить телу, отказался от любви прекрасной девицы. Чтобы не служить прелестям бесовским, идолов попрал. Нако­нец, все вменил как сор, чтоб Христа обрести и Ему послужить в преподобии и правде до кончины своей в пустыне.

23. РОСА ПРИСТАНИЩА ОБУРЕВАЕМЫМ

«Пристанище нам буди влающимся, и отишие в пучине скорбей» (Акафист, песнь 6).

Чудо 23 в 1676 году, 14 августа

Некий простолюдин в Чернигове, по име­ни Фома, по попущению Божию за грехи, так наваждением бесовским обезумился, что хо­тел сам себя погубить. Однажды он прыгнул в колодец и сел на самом дне, пытаясь утопить­ся в воде. Увидев это, приключившиеся здесь люди силой извлекли его оттуда за волосы, отрывая их клочьями. Он же вырвался из их рук и снова побежал к воде топиться. Охраня­емый, несколько дней и ночей не мог он сна вкусить нимало, устрашаемый бесовскими мечтаниями и привидениями.

Этот Фома, когда был приведен в Ильин­ский монастырь к чудотворному образу Пре­святой Богородицы, тотчас исцелился: смысл, разум, здравие и крепость принял.

Беседа

Как в море, обуреваемый, человек тонул в своей немощи, и совсем бы он погрузился, как свинец, в воду великую, если бы не достиг пристанища небурного — Пресвятой Девы…

Некто, избежав волнения и бури, хвалит­ся: «Прибыл к одному месту, называемому Хоро­шие Пристани» (Деян. 27, 8). Но где пристани­ще, лучшее Марии? Она, если только кто к Ней пристанет, от всякого потопления целым и невредимым его сохранит.

Шествовал некогда Израиль сквозь Чермное море сухими ногами, и что его сохранило от водного потопления (см. Исх. 14)? Хочешь, думаю, сказать, что жезл Моисеев, разделив­ший начертанием креста воды? Но не без Бо­городицы, ибо Ее там предвозвещался образ. Слышишь, что сладкоголосая ласточка цер­ковная, святой Дамаскин, о том воспевает: «В Чермнем море браку Неискусимыя Невесты образ написася древле» (Догматик, глас 5). И это хранило Израиль от волн морских, пото­пивших фараона. Хотели, думаю, воды и жи­довского рода не пощадить, как тех, которые хотели в будущем неблагодарными и ропот­ными отступниками от Бога стать, врагами Его, наконец же, и убийцами Сына Божия, но, увидев в них предзнаменование Марии, испугались волны морские: «Море увидело и побежало» (Пс. 113, 3).

Видишь, как еще в Ветхом Завете Мария, одним прообразом Своим, уже тихим При­станищем была? Внемлем же и невреждению Ионы: как в глубине морской да в утробе вод­ного зверя, посреди такого смрада и тесноты, не умер три дня и нисколько не повредился там, где человек не может и полчаса живым оставаться? Что там его хранило целым? Только та же Преблагословенная Дева Ма­рия, Ее и в том открылось предзнаменование. Так говорит Церковь: «Во утробе Ионы мла­денца невреди морский зверь, яковаго же прият; в Девицу убо вселися Слово и плоть прием, пройде сохранив Неистленну» (Канон на Рождество Христово, песнь 6, ирмос). Это и хранило Иону три дня живым и невреди­мым, потому что хотело Слово от Девы Не­тленно воплотиться. Образом этого нетления и был Иона в ките.

О, сколь доброе пристанище — Пречистая Дева! Как Своих и со дна морского живыми и целыми выводит!

Кто без Нее, тот в лужице воды утонет, а держащийся Ее, если и посреди моря будет, стопы ног не замочит.

Храни и меня, о Мария! «Да не потопит ме­ня волнение водное, да не поглотит меня пучина» (Пс. 68, 16).

Нравоучение

Погружаемся и мы в воды глубокие, ибо мир этот окаянный есть море, так его многие называли.

Святой Амвросий: «Какое море так не­предсказуемо, как мир, столь неверный, столь мятежный, столь пугающий пропастями, столь волнующийся ветрами нечистых духов!»

Святой Златоуст: «Различными грехами и многообразными искушениями, как некими волнами, обуревается мир этот, о нем читаем: «Это море великое и пространное» (Пс. 103, 25)».

Кассиодор: «Морю, вправду, уподоблен мир: ложью горек, волнами бесовскими тря­сется, ветрами прегрешений смущается».

И святой Дамаскин сетует: «Приидох во глубины морския (то есть в мирские страсти), и потопила мя есть буря многих ми прегреше­ний» (Октоих, гл. 4, песнь 6, ирмос).

Воистину мир — это второе море. Как в пучине морской, так и в мире, — многообраз­ные пагубы, погружения, лишения надежд, беды. Как сказал апостол: «Весь мир лежит во зле» (1 Ин. 5, 19).

Жизнь в нем более наполнена смертью горькой, нежели жизнью. Его блаженный Ав­густин описывает так: «Разве мы жизнь эту, которую в мире видим, назвать можем жиз­нью? Ее ветры вздымают, болезни истончают, горячки иссушают, воздухи немощами испол­няют, брашна отягощают, посты смиряют, глумления соблазняют, скорби истаивают, попечения сокрушают, беды гнетут, богатства утолщают, нищета на землю повергает, моло­дость возносит, старость преклоняет, болезни и злые случаи мучают — после столького же многого зла смерть наконец наступает».

Находясь в таком злом море мира сего, посреди стольких бед, скорбей и напастей, почему не ищем пристанища? Почему суеты еще держимся? Почему ненасытно пьем со­леную воду пристрастия? Почему погибель нашу любим? Не слышим ли святого Григо­рия Назианзина, проповедующего: «Вот мир, который любим, убегает, уже сам в себе усох, в сердцах же наших еще процветает! Всюду смерть, всюду плач, всюду погибель. Отовсю­ду бьют нас, однако мы, ослепленные похо­тью плоти, те самые горести его любим. Бегу­щего гоним, на падающего устремляемся, не имея же сил подпереть падающего, сами с ним падаем».

Вняв этим словам и очами своими истину их в мире увидев, отвергнем всякую печаль житейскую и ко пристанищу небесному, к Богу и Божией Матери, скоро и усердно при­течем, восклицая: «Ты мене окорми ко при­станищу Твоему, благим виновная, верным утверждение, едина Всепетая!» (Параклис Бо­гоматери, песнь 3).

Прилог

«Миролюбцам, яко в море, — отвсюду бед много,

Добру пристань обретает, кто взыскал Бога».

В царствование Иустиниана была некая женщина из благородных, первая патриция в палате царевой, именем Анастасия: вдова, всеми и самим Царем почитаемая за разум и целомудренную жизнь. Но добродетель все­гда имеет ненавистников: царица Феодора, видя ее царем почитаемую и хвалимую, раз­гневалась и от ненависти замыслила злое. Уз­нав об этом и рассмотрев мятежную суету, праздную, и даже пагубную, честь миролюб­цев — Анастасия — оставила все. Втайне на­няла корабль, взяв только малую часть своего имения, и бежала. Достигнув Александрии, поселилась там и создала монастырь, доселе именуемый Патрициин. Когда же умерла Ца­рица Феодора, послал Царь разыскать Анас­тасию, желая сделать ее Царицей ради ее пре­мудрости, красоты и целомудрия, ибо всеми дарами была она от Бога одарена. Узнав об этом, блаженная предалась дальнейшему бегу, ничего не взяв с собою, будто одна из нищих.

И пришла она ночью в скит к преподоб­ному отцу Даниилу, ему все о себе подробно поведала и, плача, упала его к ногам, умоляя дать ей келию где-нибудь вне скита, в пустыне, и утаить ее, чтобы никто не узнал о ней до са­мой ее кончины. Преподобный же отец Дани­ил, дивясь теплоте духа в ней и рачению Бо­жественному, облек ее в иноческий образ мужским одеянием и переименовал, назвав ее Анастасием-скопцом, дал ей пещеру в восем­надцати поприщах от скита.

В той пещере преподобная, избавившись от многобурного мирского моря, презрев всю царскую славу и честь, и богатства, как к при­станищу тихому, к единому Богу пристав, прожила двадцать восемь лет в трудах и по­двигах, которые кто счесть может? Один лишь Всевидец. И никто не знал, что женщи­на она, но евнухом назвалась.

Каждую же неделю отец Даниил говорил своему ученику: «Возьми, чадо, немного хле­ба и воды и неси к отцу Анастасию-скопцу в пустыню, ничего ему не говори, только, по­стучав с молитвою и положив при дверях при­ношение, тотчас отходи молча». Это ученик творил много лет, но, придя однажды, нашел у дверей дощечку с надписью: «Приди, отче, скоро и возьми все, что нужно». Ученик при­нес дощечку отцу, он же, прочитав, заплакал и сказал: «Горе нашей внутренней пустыне, ка­кого столпа потеряли сегодня!»

Взяв Божественнее Тайны, вместе с уче­ником пошел он спешно и, открыв пещеру, нашел преподобную, как огнем объятую. И поверг себя отец ниц, и, плакав много, сказал: «Блажен ты, отче Анастасий, ибо о часе сем пекся, презрев царство земное и славу челове­ческую». И ответил ему мнимый Анастасий: «Блажен ты, новый Авраам и странноприимник Христов». Сказал отец Даниил: «Сотвори молитву, отче Анастасий». И ответил Анаста­сий: «Более я прошу молитв твоих в час сей». И сказал отец: «Если бы я предварил сей час, то помолился бы о тебе».

Тогда Анастасий немного приподнялся от одра своего, обнял голову Святого Отца, ло­бызая, и сказал: «Бог, наставивший меня и приведший в это место, Тот да совершит ста­рость твою, как Авраама». Старец же взял уче­ника своего и поверг его к ногам Анастасия со словами: «Благослови, отче, чадо свое!» — «Бог, чадо, предстоящий предо мною, чтобы разлучить меня от тела моего, ведающий, сколько стоп сотворил ты к келий сей, Тот да упокоит тебя со святыми Своими; как упоко­ил дух Илии на Елисее, так да наречется имя Отцов твоих на тебе». Потом обратился мни­мый Анастасий к отцу: «Не совлекайте с меня риз, но как есть, так и погребите меня, пусть не узнает никто обо мне».

Затем святая причастилась Божественных Тайн, обливаясь теплыми слезами, сказав: «Ныне отпущаеши мя». И добавила: «Молитесь о мне». Сказав, возлегла на одр, посмот­рела на восток и, обратившись направо от се­бя, изрекла: «Добре, пришли, идем». И стало лицо ее как огонь, и сотворила крестное зна­мение на устах, говоря: «Боже сил, в руки Твои предаю дух мой», и предала душу свою Богу.

Много рыдали отец с учеником над мо­щами, ископали гроб перед келией и, взяв с себя верхнюю ризу, отец повелел ученику об­лечь в нее тело честное, поверх риз, в кото­рых была. Но когда одевал брат святые мощи, заметил женские сосцы, как два листа иссох­шие, и узнал, что женщина была естеством. И сказал отцу: «Авва, отец Анастасий жен­щиной был».

Увидев, что не утаилось это от ученика, отец поведал ему о преподобной Анастасии: как убежавшую от мятежного мира облек мужским одеянием, как Анастасием переиме­новал, скопцом нарек, чтобы утаилась от ищущих, ибо многих послов посылал Царь на ее розыск. И не только Царь, но и патриарх Александрийский. И так, целуя честные мо­щи, погребли их пустынники, хваля Бога, дивного во Святых Своих.

Смотри, как та преподобная, избежав мирского моря, к доброму притекла приста­нищу.

24. РОСА ВОСКРЕСЕНИЯ

«Радуйся, воскресения образ облистающая» (Акафист, икос 7).

Чудо 24 в 1679 году, 21 апреля

В селе Яриловичи человек по имени Ермола имел сына Тимофея. В понедельник Светлой седмицы Воскресения Христова этот Тимофей, малый отрок двенадцати лет, вне­запно умер, не имея никакой причины к смерти, ибо был здоров, ни на что не жало­вался, но с прочими сверстниками вечером играл, а с утра до полудня лежал уже мертв… Безутешно плакали о нем родители.

Случилось в то время быть там отцу Вар­фоломею, иеромонаху Ильинской обители, и он посоветовал: о мертвом своем сыне пусть с верою умоляют Пресвятую Богородицу, что­бы воскресила его, и пускай сотворят обет воздать поклонение Ее чудотворной иконе в Ильинском монастыре.

И родители, приняв благой совет, возры­дали к Богородице, с добрыми обетами вру­чая Ей сына своего и о возвращении духа его молясь.

Слава дивной и скорой помощи Богоро­дичной: внезапно воскрес отрок и заговорил, и встал здоровым перед всеми видевшими и ужасавшимися этим преславным чудом, и ско­ро отец повел сына в Ильинский монастырь поклониться великой Благодетельнице своей пред чудотворной Ее иконой.

Беседа

Всякие болезни исцеляются, но смерть — никогда. Нет врача, ни врачевания, которое бы могло воскресить умершего:

«Врачевания против смерти яда

Не обрящешь и средь вертограда».

Но послушайте меня, я вам покажу Врачебнипу, могущую и мертвых целить и вос­крешать. Пресвятая Дева, Жизни Матерь, Которую гроб и смерть не удержали, Та от гроба и смерти умеет восставлять.

Некогда внезапно смерть похитила отро­ка, сына сумантянки, и она тотчас отправи­лась к человеку Божию на гору Кармил, ибо тогда пророк Елисей в Кармиле был.

Смотри, какие судьбы дивные: почему пророк, будучи воскресителем умершего от­рока, медлил? Тайна, думаю, такова: чтобы мать, ради воскресения своего сына идущая к пророку, пришла к горе Кармил, прознаменовавшей Деву Богородицу. О Ней и говорит Дух Святой: «Голова твоя на тебе, как Кармил» (Песн. 7, 5). Кто к Ней притечет, тот «получит умерших своих воскресшими» (Евр. 11, 35). К то­му же, чтобы и пророк, грядущий воскресить умершего, воспринял на это чудесную силу от Богородичного прознаменования в Кармиле.

Воскрешая сына вдовицы в городе Наин, Господь «прикоснулся к одру», и прикосновением Его смерть была изгнана (Лк. 7, 14). Также и различные болезни прикосновением Его це­лятся: «Потому что от Него исходила сила и ис­целяла всех» (Лк. 6, 19).

Удивляюсь я животворной силе в Пречис­той Плоти Христовой: где прикасается, там не только больных исцеляет, но и мертвых воскрешает. Однако спрашиваю: откуда эта Плоть Христова? Не от Девической ли утробы произошла? Да, от нее Плоть Христова исткалась, и потому уже ясно видна в Деве Марии животворная сила, оживляющая мертвых. От Нее взятою плотью Христос к кому прикасал­ся, того воскрешал и целил. Не всуе «одна жен­щина, возвысив голос из народа, сказала Ему» (Христу): «Блаженно чрево, носившее Тебя, и со­сцы, Тебя питавшие!» (Лк. 11,27).

Воскреси же и меня, умершего грехами, о Матерь Жизни!

Нравоучение

Я, грешный, будучи жив телом, мертв ду­шой. Подобных мне грешников с собой зову: грядем к мысленному Кармилу, «к горе Божией, горе тучной, горе усыренной, на которой благоволил Бог жить» (Пс. 67, 16—17), — к Пре­чистой и Преблагословенной Деве Марии, чтобы воскресение спасенное получить, что­бы «отложить образ жизни ветхого человека», в страстном греховном обычае лежащего, «и облечься в нового», покаянием восстающего (Еф. 4, 22). Сия Подательница жизни, лишь только узрит нас, к Ней притекающих, тотчас оживит, возводя на путь покаяния, ибо сами очи Ее образом воскресения блистают, — призрит на нас и помилует нас.

Есть одна птица, странным образом, не как все птицы, птенцов выводящая: очами, прилежным на них смотрением. Некая есте­ственная сила в очах той птицы плод и зачи­нает, и оживляет, и изводит.

А что разумеешь об очах Пренебесной Мысленной Птицы, Девы Марии? Не имеют ли силы животворной? Да, имеют! Ибо на ко­го из грешных взглянет, того сотворит ис­правлением зачаться, ожить покаянием, вый­ти на путь добродетелей. Не всуе в Песнях не­кто к Ней взывает: «Уклони очи твои от меня, потому что они волнуют меня» (Песн. 6,5). Как бы говорит: очи Твои, призрев на меня, сотво­рили меня птенцом, ибо дали мне крылья к полету Богомысленному.

На кого призрит Мария, тот, хотя бы и по земле ползал, только о земном помышляя, — исправится, окрылится и взлетит высоко Богомыслием.

Многих учителей читал я размышления, что, когда Господь и Матерь Его телесно пре­бывали на земле, Оба немало грешников об­ратили к покаянию одним лишь взиранием на них. Так и когда Господь воззрел на Петра, тотчас помянул Петр слово Господне, «и вышел вон, плача горько» (Лк. 22, 61).

Господу нашему единый покой — воскре­шать души умерших грехами, то есть обра­щать грешников от их заблуждений на стезю спасения. Знаем это от святого Амвросия, ко­торый, рассуждая о словах в Бытии: «Почил Бог в день седьмый» (Быт. 2, 2), говорит так: «Сотво­рил Бог небо, но не написано, что почил по сотворении неба. Сотворил землю — и тогда не почил. Сотворил солнце, луну и звезды — и не тогда, читаю, почил Бог. Но когда сотво­рил человека, тогда почил, имея кому отпус­кать грехи».

Внимай словам святого: «Тогда почил, когда имел кому отпускать грехи». Видишь покой Господень? Видишь благоутробие Его? Видишь неизреченную и всего мира грехами не одоленную благость и незлобие Его? По­кой имеет, свободу и веселие — прощать пре­грешения наши. И для Матери Божией в том же есть покой: видеть прощение прегрешений наших, молиться о нас, воскрешать нас от грехов смертных подаянием нам Своей благо­дати к исправлению жизни. Известно нам об этом Ее покое из слов, что Премудрость Бо­жия в лицо Ее говорит: «Между всеми я искала успокоения» (Сир. 24, 7), как бы говоря: «Всем желала бы быть спасенными, ни единому — мертвым душой, но всем жить добродетельно. В покаянии всех радости ищу, во всех сердцах находиться хочу».

5 О, благость милосердия и человеколюбия Богородичного! И мы да не отступим от Нее, но при Ней почивать будем с усердием всегда — да и наша душа, умершая грехами, воскрес­нет, и Ее дух в нас находится, когда мы, укло­нившись от зла, начнем творить благо.

Прилог

«Кающегося Бог готов прощати,

Но на се Его умоляет Мати».

Некий многогрешный человек имел по­вседневный обычай — к Пресвятой Богоро­дице молиться, повторяя часто слова ангель­ского приветствия: «Радуйся, Благодатная!» Од­нажды, собираясь на скверное беззаконие, он обратился к образу, чтобы сначала совершить обычное к Ней моление, а потом идти на за­мышленное злое дело. Когда же стал он мо­литься, напал на него страх и ужас: видит об­раз движущимся и живую Богородицу с Сы­ном своим. Смотрит, открылись язвы Мла­денца на руках и ногах, и в боку, и течет из них кровь потоками, как на Кресте.

При виде этого он упал от страха и закри­чал: «О, Госпожа, кто это сотворил?» Отвеча­ла Богородица: «Ты и прочие грешники снова распинаете Сына Моего, как иудеи». Тогда грешник зарыдал, говоря: «Помилуй меня, о Матерь Милосердия!» Она же отвечала ему: «Матерью Милосердия Меня называете, а сами скорбью наполняете Меня делами своими».

И сказал грешник: «Нет, Владычица, да не преодолеет злоба моя неизреченной благости и милосердия Твоего, Ты одна всем грешни­кам надежда и прибежище. Приклонись на милость, благая Матерь! Умоли о мне Сына Твоего и Творца моего!»

Тогда Преблагословенная Матерь начала молить Сына: «Благоутробный Сын Мой, ра­ди любви Моей помилуй этого грешника». Но Сын отвечал: «Не прогневайся, Матерь Моя, что не послушаю Тебя. И Я молил Отца, чтобы миновала Меня чаша страданий, — и не послушал Меня». Тогда сказала Мать: «Сын Мой! Помяни вскормившую Тебя и прости его». Отвечал Сын: «И во второй раз молил Отца о чаше, и не послушал Меня» (см. Мф. 26, 39, 42).

Снова просила Мать: «Помяни болезни Мои, которые с Тобою претерпела, когда Ты на Кресте телом, Я же — под Крестом утро­бою уязвлялась, ибо проходило оружие сквозь душу Мою» (см. Лк. 2, 35). Отвечал Сын: «И в третий раз молился Отцу, да мимо несет чашу, но не благоволил послушать».

Тогда Мать посадила Сына и хотела к Его ногам припасть, но Сын возопил: «Что хочешь сотворить, о Матерь?» — «Буду, — говорит, — лежать у ног Твоих с этим грешником, доколе не простишь ему грехи».

Тогда сказал Сын: «Закон повелевает, что­бы Сын чтил Мать, правда же хочет, чтобы Законодавец Сам был исполнителем закона. Я Сын Твой, Ты же Мать Моя, и Я должен Тебя чтить, слушая Твои моления. Да будет, как хо­чешь: ныне прощаются грехи ему Тебя ради. В знамение же прощения пусть лобызает язвы Мои».

Встав, грешник с благоговением коснулся устами Пречистых язв Его и пришел в себя. Когда исчезло видение, почувствовал он сердце свое исполненным трепетом и радос­тью, начал еще сильнее плакать и рыдать, припадая к образу Владычицы, благодаря и моля, чтобы всегда ему быть помилованным, как видел в ужасном видении благость Гос­подню, грехи прощающую. И с тех пор испра­вил он свою жизнь.

Смотри, каково прилежание Ходатаицы нашей о прощении согрешений наших!

Слава милосердию Ее, слава неизреченно­му благоутробию Ее, слава богатству щедрот Ее, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

МОЛИТВА

«Слава Тебе, Мати Божия, верных прибе­жище и Избавление в лютых содержимым, душе моей божественное Утешение. Всеокаянную душу мою, Богоблагодатная, и уязвленную стрелянии ратника поручаю всесильному предстательству Твоему, юже соблюдай, и покрывай, и спасай от бесовских козней невредиму, да зову Ти: Ра­дуйся, Невесто Неневестная».

Конец книжки, но не чудес Пресвятой Богородицы, ибо кто их сосчитать может? Их множество. Здесь же только двадцать четыре, по числу часов дня с ночью, положил я не без причины. Случилось мне читать в книге Пет­ра Дамиана такую вещь. Некий клирик Нивирнинской Церкви тяжко болел смертной болезнью. И был у него обычай каждый час, когда били часы, воздавать хвалу Пресвятой Богородице ангельским приветствием: «Радуй­ся, Благодатная!» — прилагая к тому некую к Ней молитву и творя это днем и ночью. Если же засыпал когда, то с боем часов пробуждал­ся и совершал обычное моление. И столько Владычицу нашу почитал таким правильцем, сколько часов во дни и в ночи миновало.

И вот когда лежал он на одре болезни и го­товился к смерти, является ему вдруг Пресвятая Владычица наша Богородица и, чуть при­открыв девический Свой сосок и стиснув его, окропляет млеком уста болящего и становит­ся невидима. От сего случившегося вскочил больной, быстро облекся в клирические свои ризы и побежал в церковь. Войдя в хор, он стал на своем месте посреди поющих клири­ков, изумляющихся и трепещущих от внезап­ной перемены в нем и негаданного выздоров­ления — ведь никто уже не чаял видеть его живым. Когда же спросили о причине его здравия, тогда открыл он пред всеми, про­славляя Целебницу свою Премилостивую, как покропила Она уста его — следы того мле­ка еще оставались на его устах… О, преславное чудо!

Ведь могла Премилосердная Целебница иным каким образом исцелить раба Своего, словом или прикосновением, однако этот странный способ врачевания явила: те уста Девическим покропила млеком, что каждый час Девицу Пречистую восхваляли, здесь еще, на земле, мзду воздавая им. Чтобы все, видя и слыша, возблагодарили едиными устами и единым сердцем препрославленную Деву Бо­городицу. Это прочтя, дивился я такой благо­сти Богородичной и подвигу усердному оного клирика, но, будучи ленив и уныл, не смог последовать его добродетели. Приняв же по­веление от преосвященного пастыря моего постараться с помощью Божией и Богородичной, описать чудеса, бывшие от чудотворного образа в Ильинском монастыре, замыслил я, хотя бы немного подражая тому блаженному клирику, описать двадцать четыре чуда с бесе­дами и нравоучениями на похвалу и славу Де­ве Богородице, по числу часов, которые день с ночью в себе заключают. Пусть не только молитвами, но и чтением каждый час про­славляется преблагословенное имя Девы Ма­рии отныне и до века.

КРАТКОЕ СЧИСЛЕНИЕ ИСЦЕЛИВШИХСЯ от различных болезней у чудотворного образа Пресвятой Богородицы в Ильинском монастыре

«От слепоты и болезней глаз исцелившиеся»:

Андрея Рачкевича, в замке Чернигбвском капитана, дочка младшая, с пелен слепая на оба глаза, прозрела. Леонтия Полуботка дочка Мария от бо­лезни слепа была, прозрела. Павла Клевца, черниговского мещанина, дочка Татьяна, на правый глаз слепая, про­зрела. Тарасий Петрович Забеленко, больной глазами, выздоровел. Петр Макарович из Стародуба, слепой, прозрел одним глазом.

«От хромоты исцелившиеся»:

 Анна Пенская с Брагинщины. Стефан Бондарь из Коропа. Вас иль Ларченко из села Бобровицы.

«От радикулита исцелившиеся:»

Екатерина, жена Петра Ворошилы. Анна Розсудовская с Брагинщины. Татьяна, дочка Андрея, священника Борзенского.

«От паралича:»

Жена Вера из мозырского повета.

«От бесовского мучения избавленные:»

Ермола из села Холявина. Девица одна из села Мокишина. Другая — из села Жоввинки. Михайло с Полесья. Демьян из Минска. Клим, челядник Василия Болдаковского. Пархом из Чернигова. Стефан из села Смолина. Стефан Скрипка, черниговский. Татьяна, сирота из Седнева, служанка Ки­рилла Давидовича. Детина малый, Ивана Любартовского, мужского пола, именем Прокопий. Ермола Кириллович из села Сядич. Симон Карпович из Чернигова. Стефан Сердюк, полку Герасимова. Иван Павлович, москаль, барабанщик сот­ни Гавриловой, Башов.

«От заворота головы, от мечтаний, стра­хов бесовских избавление получившие»:

Кондрат, швец черниговский. Александра, черница монастыря святой Пятницы. Анна, послушница того же монастыря. Лаврен Опанасенко, швец черниговский. Петро Дробязка, швец черниговский. Антоний, иеромонах Ильинского монас­тыря. Данило из села Чорторыйски. Василь Онищенко, мещанин чернигов­ский. Фома Иванович из Чернигова. Никифор Дуброза, мещанин чернигов­ский. Иов Копачик из Чернигова. Станислав Можутевич, слуга его милости пана полковника черниговского. Адам, атаман гармаский, полку чернигов­ского. Александр, цилюрик черниговский.

«От различных обложных хвороб и болезней исцелившиеся:»

Марина, жена Павла Клевца, мещанина черниговского. Павел Домонтович. Иеромонах Иоасаф, казначей того же мо­настыря. Лукаш Заборовский. Костантия, обывателя черниговского сы­нок, именем Феодор. Ранна, жена Станислава, обывателя чер­ниговского. Агафья Уласовая из Сосницы. Марина, жена Андрея, подданного монас­тырского. Анастасия, попадья в селе Коровницах под Ромном. Анастасия, жена Андрея Скозелца. Филип Облайкевич, мещанин Слуцкий. Лаврентий Гавловский, иеромонах монас­тыря Братского Киевского. Феодор Иванович Головленков, стольник Царского Величества, бывший воевода чер­ниговский, от хворобы желтой исцелился. Иван Иванович Касперов, поручик полку Сладацкого, от такой же хворобы получил ис­целение. Иоанн Андреевич от града Сосницы. Наконец, в селе Яриловичах мертвый от­рок воскрес.

О всех же них слава Богу и Богородице!