Сборник слов на день рождества св. Иоанна Предтечи


1. Синаксарь на Рождество святого Иоанна Предтечи и Крестителя Господня. 24 июня по ст.ст. (7 июля по н.ст.)

2. Иоанн Златоуст. Слово св. на Рождество святого пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна (т.10, ч.2)

3. Григорий Дьяченко
*** Полный годичный круг кратких поучений. 24-ый день. День рождества св. Иоанна Предтечи (Добрые и благочестивые дети суть плод усердных молитв родителей)
*** В чем мы можем подражать св. Иоанну Предтече? Поучение 2-е. Рождество св. Иоанна Предтечи 24 июня.
*** Праздничный отдых христианина. Июнь месяц. 24-й день. Рождение св. пророка, Предтечи и Крестителя Господня, Иоанна

4. Дмитрий (Муретов) Арх. Херсонский. т.2.6. Слова и Беседы на дни Святых
*** 39. Слово в день рождества св. Иоанна Предтечи
*** 40. Слово в день усекновения главы св. Иоанна Предтечи («Господи, что яко путь нечестивых спеется, угобзишася вси делающие беззаконие?»)
*** 41. Слово в день честного и славного Крестителя Господня Иоанна.

5. Иннокентий Херсонский.
*** Чтение Евангельских сказаний. Гл. 6. Рождество Иоанна Предтечи и его отрочество.
*** Слова и беседы на дни святых. Слово в день Рождества Иоанна Предтечи.

6. Лука Крымский (Войно-Ясенецкий). Проповеди
*** Слово в день рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. (т.2)
*** Слово в день рождества Иоанна Предтечи. (т.3)

 

1. Синаксарь на Рождество святого Иоанна Предтечи и Крестителя Господня. 24 июня по ст.ст. (7 июля по н.ст.)

Когда Незаходимое Солнце правды — Спаситель наш восхотел воссиять миру и уже преклонил небеса и вселился в чистейшую девическую утробу, в это самое время должно было совершиться от неплодной рождение денницы Его — святого Иоанна Предтечи: ему, как провозвестнику, надлежало предшествовать явлению Господа, проповедуя и говоря: «идет за мною Сильнейший меня» (Мрк.1:7).

И вот, когда исполнилось святой Елизавете время родить, она родила сына в старости своей, от заматоревшей утробы, как в древнейшие времена родила Сарра Исаака. Так одно чудо предваряет другое: прежде чем Дева рождает Христа, заматоревшая во днях своих рождает Предтечу Христова, чтобы видевшие сверхъестественное рождение от состарившейся, поверили и преестественному рождению от небрачной девицы и сказали себе: «всемогущая Десница Божия, разрешившая неплодство старицы, сильна и нетленную Деву соделать чистою Матерью». Потому-то чудесному рождению Спасителя мира предшествует чудесное рождение Предтечи. Этому надлежало быть для того, чтобы одним чудом приготовить мир к восприятию другого чуда: увидев матерь, заматорелую во днях своих, люди становились более способными к лицезрению Приснодевы, родившей Сына; сделавшись свидетелями дивного рождения от престарелой Елисаветы, они приуготовлялись к вести о «странном» рождении Христа от Девы. Ибо в том и другом событии, по воле Всемогущего Бога, Коему повинуется всякое естество, «чин рождения препобедил естества уставы» (Выражение взято из богородичного догматика).

Когда Елисавета родила Предтечу Христова, то все ее сродники, соседи и знакомые, услышав об этом рождении, радовались вместе с нею, потому что Господь соделал ей великую милость — отнял у нее «поношение бесчадства». Так исполнились слова благовестника Божия архангела Гавриила, который говорил Захарии: «жена твоя Елисавета родит тебе сына, и многие о рождении его возрадуются» (Лк.1:13-14). Тогда радовались как сродники Захарии, так и те, кто исполнен был пламенного ожидания Мессии Избавителя. Ибо хотя они и не знали о совершившейся уже тайне воплощения Сына Божия, однако дух их, окрыляемый под воздействием Духа Святого, — самым событием рождения Предтечи таинственно подвигнуть был на радость, и они увидели в этом событии как бы некоторое уверение в том, что дождутся чаемого Мессии.

В 8 день по рождении Предтечи пришли священники и родственники Захарии в дом его для участия в обряде обрезания младенца; при этом они хотели назвать его именем отца — Захариею. Но мать младенца не соглашалась на то; имея мужа-пророка и родивши пророка-сына, святая Елисавета была и сама исполнена пророческого дара и по пророческому предведению настаивала, чтобы ее сына нарекли тем именем, которым повелел наречь его ангел: от своего мужа она не могла слышать об этом, — ибо Захария возвратился их храма в дом свой, имея как бы связанный язык, и не мог рассказать своей супруге, что он видел ангела, который благовестил ему о зачатии сына и повелел при этом наречь ему имя Иоанн. Итак, наставляемая Духом Святым, святая матерь называет младенца Иоанном — пророчески, как она и прежде пророчески познала пришествие к ней Матери Божией, когда говорила: «И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» (Лк.1:43).

Тогда священники и родственники стали знаками вопрошать Захарию, как бы он хотел назвать младенца. Тот испросил дощечку и на ней написал: «Иоанн имя ему» (Лк.1:63). И тотчас же отверзлись уста Захарии и язык его разрешился от уз немоты, и он стал говорить, прославляя Бога. Все дивились столь многим чудесам, которых свидетелями они были, — изумлялись и тому, что состарившаяся родила младенца, и тому, что немотствовавший отец мыслил о имени сына одинаково с матерью, и тому, что немой, по написании имени, стал говорить и написанное рукой произнес языком, — как будто имя Иоанна было ключом для уст отца, которые, после написания Захариею этого имени, отверзлись для прославления Бога. Слушая речи Захарии, все дивились и ужасались еще более и поведали о всём виденном и слышанном во всей горней стране иудейской, то есть в пределах священного города Хеврона, в котором был дом Захарии.

Город этот с его пределами, еще во дни Иисуса Навина, отделен был священническому племени Аарона. От Иерусалима он отстоял на расстоянии 8-ми часов пути и был расположен немного дальше Вифлеема на возвышенном месте. «Горним градом» он назывался из-за высоких гор, на которых он был расположен; при этом пределы его носили название «горней страны», как о том написано в Евангельском повествовании о путешествии Пресвятой Богородицы к ее родственнице Елисавете: «Встав же Мария во дни сии (из Назарета Галилейского), с поспешностью пошла в нагорную страну, в город Иудин, т.е. в Хеврон, и вошла в дом Захарии, и приветствовала Елисавету» (Лк.1:39-40).

Таким образом, здесь-то в Хевроне, в горнем граде колена Иудова, посреди нагорной страны, и происходили все те изумительные и чудесные события, о которых было говорено выше. И все слышавшие об эти событиях много дивились и с недоумением думали: «что будет младенец сей?» (Лк.1:66).

И рука Господня была с новорожденным отроком, умножающая в нем действие благодати Божией и соблюдающая его от меча Ирода. Ибо о чудесном рождении Иоанна дошел слух и до Ирода, и он много дивился ему, говоря в себе «что будет младенец сей!» Когда же родился Господь наш Иисус Христос в Вифлееме иудейском и с востока пришли волхвы3 и расспрашивали о новорожденном Царе иудейском, тогда Ирод, послав в Вифлеем воинов, с повелением избить там всех дутей мужского пола, — вспомнил и о Иоанне, сыне Захарии, о котором он слышал много чудесного, и стал размышлять: «не он ли будущий царь иудейский». Поэтому, терзаясь злобою, он задумал убить и его, и с этою целью нарочито послал убийц в Хеврон, в дом Захарии. Однако посланные не нашли святого Иоанна.

Когда начались в Вифлееме безбожные убийства детей, то глас и вопль, бывший в Вифлееме, дошел и до Хеврона, отстоявшего от города Давидова в недалеком расстоянии; при этом здесь узнали и о причине бывшего в Вифлееме плача. Святая Елисавета, взяв отрока Иоанна, тотчас же поспешно отправилась в высочайшие горы пустыни ( в это время святой Захария находился в Иерусалиме, исполняя прилучившуюся чреду служения своего). Сокрывшись в горах, святая Елисавета со слезами молилась Богу, прося Его защитить ее с отроком. И когда, с высоты гор, она увидела приближающихся воинов, то возопила, обратившись к каменной скале: «Гора Божия! приими матерь с чадом!» И тотчас расступилась гора, приняла Елисавету с отроком Иоанном внутрь и, таким образом, скрыла их от настигавших убийц. Так воины, не найдя искомого, возвратились к пославшему их с пустыми руками. Тогда Ирод послал в храм к Захарии оруженосца своего сказать ему «отдай мне сына твоего». Святой Захария ответил: « Я служу теперь Господу Богу Израилеву, а где в настоящее время сын мой, — того не знаю». Ирод сильно разгневался и снова послал к Захарии оруженосца сказать ему, что если он не выдаст сына, то умрет сам. И пришли к нему воины, свирепые, как звери, готовые совершить повеление беззаконного царя, и с яростью говорили священнику Божию: «Где ты скрыл своего сына? Выдай нам его, ибо царь приказал нам тотчас же убить тебя, если ты не выдашь нам сына своего». Захария на это мужественно ответил: «Вы убьете тело мое, Господь же примет мою душу». И тотчас убийцы, исполняя беззаконное повеление, устремились с яростью на святого и убили его между церковью и алтарем (Мф.23:35). Пролитая кровь его впитавшись осталась на мраморе и сделалась как камень, во свидетельство преступления Ирода и его вечного осуждения.

Между тем Елисавета, сокрытая Богом вместе с Иоанном, пребывала в расступившейся горе. В ней, по Божьему повелению, образовалась для них пещера; вблизи нее явился источник и выросла финиковая пальма, полная плодов. Всякий раз, как наступало время принятия пищи, дерево преклонялось, — когда же они насыщались плодами, снова выпрямлялось.

По прошествии 40 дней послей убиения Захарии, святая Елисавета преставилась в упомянутой пещере. С того времени святой Иоанн питаем был ангелом до своего совершеннолетия, хранимый до дня явления своего Израильскому народу. Так хранила и покрывала рука Божия святого Иоанна, да предъидет он пред лицом Господним, духом и силою Илииною, и уготовит путь Ему, грядущему спасти род человеческий. За всё сие да славится Христос, Бог и Спас наш, со Отцам и Святым Духом во веки. Аминь. 

2. Иоанн Златоуст. Слово св. на Рождество святого пророка, предтечи и крестителя Господня Иоанна (т.10, ч.2)

Благовременен день праздника и всеобщей радости, в который мне пришли на мысль служение Гавриила и священство Захарии, и я думаю об осужденном на немоту за неверие. Вы слышали евангелиста Луку, повествовавшего, как праведный Захария, когда по «по жребию, как обыкновенно было у священников, досталось ему войти в храм Господень для каждения, вошел в храм Божий, а все множество народа молилось вне во время каждения. И вот ангел Господень явился ему, стоя по правую сторону жертвенника кадильного. Захария, увидев его, смутился, и страх напал на него. Ангел же сказал ему: не бойся, Захария, ибо услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн» (Лк.9-13).

О, странное и таинственное чудо! Справедливо Захария возразил ангелу. Он требовал одного утешения, и получил другое; молился за народ, и назван был отцом сына: искал прощения грехов, и получил обещание разрешения бесплодной утробы. Захария более желал исцеления душ согрешивших, чем беременности Елизаветы. Справедливо Захария смутился и устрашился и как только увидел ангела, сказал в душе своей: странен приход этого человека, странно его обещание! Кто сей, что смело вступает в священный храм? Кто сей, что стоит справа алтаря кадильного? Кто сей, что блестит образом чуждого вида? Кто сей? Я не видел человека с крыльями, ни птицы в образе человека; кто же это, что наполняет мою душу страхом? Кто се — светоносец по устам, говорящий великое, при закрытых устах? Кто этот — наблюдатель за моею чредою? Кто он, что препятствует моему ходатайству? Народ, вне молящийся, ожидает меня с ответом от Царя небесного, а этот задерживает меня внутри; чрез меня они приносили моления к Царю, прося прощения в грехах; об этом я молюсь, чтобы исполнить желание народа, чтобы показать действие своей чреды; итак, перестань, кто бы ты ни был, устрашающий меня! Если ты ангел, посланный Богом, то содействуй в моем деле, сострадай вне плачущим, сокрушайся с сокрушающимися. Что за выгода для народа, если у меня будет сын? Что за польза, если Елизавета станет кормить грудью дитя? Что за выгода, если я оставлю наследника? Отойди, устрашитель мой, кто бы ты ни был, отойди от меня! Мы стары; миновало время зачатия; погасла страсть брака; время охладило жар; мы оба мертвы для смешения; юность не цвела, — как старость произрастит?

Так думал Захария. Ангел же говорит ему, как ты сейчас слышал: не бойся, Захария, не смущайся помыслами; я ангел света, а не тьмы; я Гавриил, один из начальников у Царя небесного; исполняю повеление, — не по своей власти приказываю; я послан объявить тебе, а не сделать над тобою насилие; облечен я видом, , а не в обнаженном существе являюсь пред тобою; пославший меня щадит твою жизнь; не бойся, я послан благовестить тебе, а не изумлять тебя; ты превзойдешь старость, и седое бесчадство и бесплодную утробу; и кто рождает по желанию? Это дар Божий, не изобретение человеческое; разве ты не слышал слов Господа: Я есмь творец человека, «и образовавший дух человека внутри него» (Зах.12:1). Не веришь, Захария? А как был создан Адам, как Ева была сотворена, как Исаак был рожден? Авраам в послушании не ошибся; а ты, иерей, не веришь! Неужели бессильно у Бога всякое слово, Захария? По своей старости ты возражаешь, старец, — телесное омертвение полагаешь сильнее Бога. Если бы ты не видел примера Авраамова, то основательно сомневался бы; ссылаешься на помощь природы, и не веришь настоящему божественному обещанию, но сомневаешься и споришь? О малом ты просишь, и много получаешь. Ты молишься только об иудейском народе, а я благовествую тебе о том, кто все племена приготовит к спасению.

Захария, услышав это, и, немного отвратив свой взор, в ответ говорил Ангелу: что ты говоришь, Ангел? Родит жена моя? Что же — об этом я молился, или совершаю каждение в свою чреду ради того, чтобы пред народом высказать свою плодородность? Я прошу о прещении грехов, и ужели сверх этого пожелаю разрешения неплодства? Желаю для народа облегчения, неужели для Елизаветы обременения? Я призываю израненные души к уврачеванию, и неужели, чтобы иссохшие сосцы стали млекоточными? Что ты говоришь, Ангел? Жена моя родит? И что за выгода в этом для вне молящихся? Ужели, услышав, не побьют меня камнями, со словами, что я становлюсь главным иереем не за них и не для общеполезного спасения, но только за себя, что не благословение, а сына я принял? Я теперь уже не думаю о деторождении; отойди! Я этого уже не желаю; о чем я молился, того не получил; и теперь ты мне объясняешь одно вместо другого; неужели же от времени не прекратилась старость? Мы не можем ходить без посоха, и как теперь нам повелевают начать свое деторождение? Старость отвергает природу; это дело вне веры; в гроб мы глядим, и будем нанимать кормилицу? Нет, я теперь уже нисколько не думаю о деторождении, я ищу спасения народа и счастья племени, пленения врагов и благоденствия города, а не детского плача, пеленок и кормления; я нисколько не думаю об этом. Как я окажусь отцом природного сына? Старость отталкивает от себя веру; вне природы это дело; я иду с посохом, как с конем, и ты побуждаешь меня к брачному делу, когда всё тело моё стало гробом? Чем мне убедиться в этом, скажи мне, великий Гавриил? Скажи, чем мне убедиться в этом? Вот мои члены трясутся, вот по старости мы оба в землю смотрим. Если бы один был молод, а другой состарился, была бы некоторая надежда на сказанное; теперь тело нас обоих дряхло; ничего другого мы не ожидаем, кроме серпа смерти, как зрелые колосья во время жатвы; если ты во всём истинен, что говоришь, владыка Гавриил, то дай наперед какое бы то ни было знамение, вручи мне залог обещанного чуда. Чем мне убедиться в этом? Аарон не поверил бы, если бы не расцвел жезл; Моисей не был бы удостоверен, если бы его рука не побелела; Гедеон не понял бы, если бы не было росы на руне; Езекия не признал бы, если бы солнце но отступило назад; чем мне убедиться в этом? Ты дай знамение, и я буду рад, как юноша; дай знамение, чтобы Елизавета не посмеялась легкомысленно, как Сарра; чем убедиться в этом, вестник Архангел? Откуда для меня очевидны твои слова ко мне? Если я являюсь вторым Авраамом, если будет и для меня свойственное Аврааму, то войди в мой дом, и я омою твои ноги, после совершенного путешествия, и предложу тебе трапезу, исполненную тайны; Елизавета замесит три саты муки, предизображая церковь; спрашивай тельца, чтобы тебе одарить сыном. Чем мне убедиться в этом, о то, приносящий нам на землю прекрасное благовестие свыше? Зачем, Ангел, преднарекаешь мне имя сына, и исчисляешь добродетели еще не существующего? Покажи мне то, что свыше природы, чтобы мне поверить тому, что против природы. Если небо станет шатром, и я обновлюсь; если море изменится, и жена моя Елизавета станет матерью; если солнце будет задержано, и иссохшие сосцы источат молоко; если луна низвергнется, и иссохшая утроба увлажнится. Чем мне убедиться в этом, «по чему я узнаю это? ибо я стар, и жена моя в летах преклонных» (Лк.1:18).

Ангел тогда сказал Захарии: ты требуешь от Бога ручательства. Считаешь немощь сильнее Владычнего обещания? Не боишься наперед расспрашивать приносящего тебе благовестие? Чем мне убедиться в этом, — говоришь ты. Разве тебя посылают в Египет, чтобы устрашить фараона? Чем мне убедиться в этом, — говоришь, Захария. Разве ничего сверхъестественного Бог не делает? Ты спрашиваешь последовательности у природы, и не видишь изумительного дела Божества. Скажи мне, Захария, на чем укреплены столпы земли? Чем поддерживается свод неба? Где изобретаются вместилища облаков? Где образуются капли дождя? Где создаются хлопья снега? Кто руководит течением солнца? Кто полагает предел умалениям луны? Кто исчислит множество звезд? Море во время бури как удерживается песком? Как смешиваются теплые потоки? Как создается мрак тумана? Как образуется человек во утробе? И как женский пол оказывается слабее мужеского? Чем мне убедиться в этом, — говоришь, Захария. Ты ищешь последовательности природы, где дело Божие? Не веришь, что может родить бесплодная? Что же — если услышишь, что Дева сверх ожидания рождает? И может ли быть прежнее неверие верою? И за то теперь наказывается неверие в виду бесплодности, чтобы ты не усомнился в чуде в виду Девы: «ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить» (Лк.1:20). О, человеколюбивое наказание, производящее скорее исправление! Ангел вразумляет поколебавшийся голос, обуздывает дерзкий язык: «он объяснялся с ними знаками, и оставался нем». Хорошо у Евангелиста записано и это — оставался; молчание ожидает рождаемого голоса, Захария — Иоанна, старец — сына, иерей — пророка. Этим ангел говорит: так как ты, как неверующий, ищешь знамения от Бога, то прими биченосное знамение в собственном своем теле: «будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется». Где орудие противоречия, там и мщение; где необдуманная смелость, там и воспитательная вожжа; где была дерзость, на том и наказание. Бог желал, Захария, чтобы ты сделался проповедником такого чуда: рождается начальник воинства Царя небесного и предуготовитель освобождения мира от грехов. Так как ты сделал для себя немощь тела сильнее Владычнего обещания, то за это «будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим, которые сбудутся в свое время». Видишь ли, что без веры ничто из должного не совершается.

Только что услышал Захария эти слова, тотчас вышел из храма, с молчанием, наградою за неверие. О, чудо! Он вошел для освобождения других, и сам вышел осужденным; принося богослужебное каждение, вынес знак изгнания. Народ ждал услышать что-нибудь благое от него, а он выражал знаками: «никто пусть меня не спрашивает; я устрашаюсь Владычнего негодования». О, изумительные дела! Захария обуздывается, и Елизавета благоденствует; язык немотствует, и утроба беременеет; болезнь утробы переселяется на язык; речь обуздывается, и рождаемое освобождается; Захария молчит, и Иоанн играет.

Лишь только бесплодная увидела Деву, утренняя звезда заметила солнце, и сильно взыграл Иоанн в материнской утробе, обвиняя медлительность природы: я, говорит, проповедник Владыки, и зачем связан узами, подобно сорабам своим? Предварю время рождения, не буду ждать родов, чтобы не потерять своего течения, чтобы Владыка не опередил заключенного раба, чтобы последовательность природы не сделалась нарушением порядка; я узнал Присутствующего, и не переношу молчания; я узнал Предпославшего меня в путь пред лицом Своим, чтобы приготовить путь Его пред Ним; я поколеблю узы природы, потому что спешу проповедовать. О, изумительные дела и чудеса! О чем не ведали на небесах ангелы, узнал Иоанн, во утробе носимый, и говорил матери своей. Для Престолов Он был не заметен, и, носимого во утробе приходящий Бог не опередил; от Господств Он скрыл тайну домостроительства, но открыл ее носимому во чреве; и с каким благовестием пришел Архангел к Богородице, это внушил внутри играющий младенец. Пришедший Освободитель нашего рода, будучи во чреве, прибыл к своему другу, Иоанну; и видно было, что Создатель приветствует создание, что Царь пребывает в шатре воина, что Владыка входит в дом раба. Иоанн, увидев из утробы находящегося во утробе, старался превзойти границы природы, говоря: я не знаю ограниченного природою Господа, и не буду ждать времени рождения; мне не нужны для рождения девять утробных месяцев; не нуждаюсь в этом теперешнем заключении; и почему не выйти из уз, удерживающих меня? Я выйду, кратко объявлю значение дивного дела; я печать божественного пришествия; я утроба воплотившегося Бога Слова; вострублю, и отцовский язык сделаю красноречивым; вострублю, и материнскую омертвелую утробу оживлю. Выйду, предтеку с проповедью, возглашу всем присутствующим: «вот Агнец Божий, Который берет [на Себя] грех мира» (Иоан.1:29). Таково играние Иоанна, или лучше, слова.

«Елисавете же настало время родить, и она родила сына. И услышали соседи и родственники ее, …и радовались с нею» (Лк.1:57-58). Ибо чудом было то, что в старости и с заматоревшею утробою родила Елизавета; это зависело не только от плотского отца, но и от Бога Слова. Об этом свидетельствует сам Архангел Гавриил, сказавший Захарии: вот «жена твоя Елисавета родит тебе сына, и наречешь ему имя: Иоанн; и будет …и Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей; и многих из сынов Израилевых обратит к Господу Богу их; и предъидет пред Ним в духе и силе Илии» (Лк.1:13,15-17).

О, рождение сына иной, изумительной природы! Оно было изумительно и неестественно, так как обычно тот, кто рождает, при содействии страсти рождает, — и та, которая рождает, в болезнях рождает. В чем же скорбь Елизаветы, когда присутствует Святой Дух, а не неопытная восприемница, когда это дело благодати, а не тягость природы? Слушай! Этот труд был ничтожным в сравнении с радостью. — Не после своего рождения Иоанн получил благодать, но из материнской утробы одевшись освящением, стал дивным предводителем, как сказал Ангел: «Духа Святаго исполнится еще от чрева матери своей… и предъидет пред Ним в духе и силе Илии» (Лк.1:15,17). Кто кому будет предшествовать? Иоанн Владыке Христу; поэтому он называется Предтечею, как можно слышать из слов самого Иоанна о Спасителе: «за мною идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня» (Иоан.1:30). За мною — по времени; прежде меня — по престолу.

Почему Гавриил сказал, что Иоанн предшествует Царю Христу в духе и силе Илии Фесвитянина? Слушай внимательно! Илия значит — Бог. Так как Иоанн имел в самом себе Бога, — он исполнился Духа Святого еще от чрева матери своей, а Бог есть Дух, — то о нем говорил Господь чрез пророка за много времени раньше: «Вот, Я посылаю Ангела Моего, и он приготовит путь предо Мною» (Мал.3:1, ср. Мрк.1:2) и многих обратит от заблуждения к истине; ради этого Иоанн предшествует Господу в духе и силе Илии, так как у Иоанна много было сходства с Илиею.

Конечно, сын рождается, и речь возвращается к отцу. Захария, когда его спрашивали, как бы он желал назвать дитя, — потребовал дощечку и написал: Иоанн имя ему. Не поверивший словам Ангела теперь вынужден писать о явлении, проповедовать письмом; тогда по слуху не принявший сказанного теперь законодательствует рукою, пишет о бывшем. И, дав имя ему, получил речь: отсюда «все удивились. И тотчас разрешились уста его и язык его, и он стал говорить, благословляя Бога» (Лк.1:63-64).

О изумительное и странное чудо! Пишется имя сына, и немые уста отца открываются; Иоанном называется, и язык называющего устрояется. Видишь ли, как он не погрешил, и мы не погрешили, сказав приличное объяснение? Вот имя самого праведного открывает немые уста, и побуждает неподвижный язык. Так вопиющий Иоанн обнаруживается, что даже самое его имя вызывает голос: я «глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему» (Мф.3:3). О, чудо! Слово пребывает, и голос предвозвещает; Владыка идет, и раб предпосылается. Итак, возрадуемся и возвеселимся, что Елизавета родила и Захария возговорил; что неплодная произвела, и старец воскликнул; что восковая дощечка была спрошена, и язык иерейский разрешился и голос возвратился; что Предтеча явился и весь мир возрадовался.

Здесь следовало бы закончить слово, но Захария не позволяет восклицаниям: «благословен Господь Бог Израилев, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему» (Лк.1:68). Изумительные дела! Что говорит Захария? После своего исцеления от немоты Захария первый раз воскликнул: Благословен Господь. Что это значит? Захария был мертвым, и воскрес. Он не был мертвым по природе, но перенес подобие смерти. Он удерживался молчанием, как гробом, и как пеленами, был связан узами языка; он возвратился к жизни, не дыша священством, и принес оплакивание, горесть народа. Когда упраздняется иерей, скорбят все, за кого он ходатайствовал. После этого образного воскресения Захария первый раз воскликнул «благословен Господь Бог израилев». О, Захария! Если бы ты не увидел духовного колоса, не узнал духовного земледельца, не получил дара, то не благословил бы дателя. Но Захария восхвалил Бога пророческою песнею, достойною дара. Воскликнем и мы: благословен Господь Бог христианский, что посетил народ Свой и сотворил избавление ему. Ему слава и держава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь. 

3. Григорий Дьяченко.

1. Полный годичный круг кратких поучений. 24-ый день. День рождества св. Иоанна Предтечи (Добрые и благочестивые дети суть плод усердных молитв родителей)

I. День рождения великого Предтечи Господня весьма замечателен по одному тому, что самое рождество его было необыкновенное и чудесное, что оно было плодом усердных, целожизненных молитв его родителей, наградой их веры и упования, их праведности и благочестия, их терпения и преданности воле Божией.

Праведны и благочестивы были св. родители Предтечи Господня. Но эти великие праведники подвергаются такому искушению, несчастнее которого не почиталось в ветхозаветной Церкви никакого бедствия. Не бе има чада от начала супружеской жизни их до самой старости, а это считалось в то время явным знаком неблаговоления Божия и как бы отвержения от Бога. Можно себе представить, братие, как пламенны были молитвы благочестивых супругов, которые, при всем усердии к закону Божию, при всем старании ходити во всех Заповедех и оправданиих Господних безпорочно, видели себя лишенными благословения Божия; но все эти молитвы оставались, по-видимому, неуслышанными. Но на небе слышаны были все их молитвы, исчислены были все их воздыхания и слезы; там уготовлялось им такое воздаяние, которым с преизбытком восполнилось их долговременное лишение. Им в самой старости их, когда они и сами перестали уже надеяться, даруется такой сын, болий которого не воста в рожденных женами, которого рождение было предметом всеобщей радости, которого жизнь служила удивлением св. ангелов, предметом благоговения целого народа израильского, который послан был Богом уготовить путь грядущему Искупителю мира. Праведное воздаяние за долговременное, целожизненное терпение и упование!

II. Не то же ли надобно сказать, братия, и обо всех детях молитв родительских, которые бывают плодом не столько естественного чадородия, сколько силы Божией, совершающейся в самых немощах человеческих, – плодом благодати Духа Божия, обитающей в сердцах благочестивых и благоговейных родителей? Испрошеные у Господа горячими молитвами родителей, освященные в самом зачатии благословением Божиим, вдохновленные духом веры и упования на Господа еще от чрева благоговейных матерей своих, возрастающие под животворным наитием живых примеров благочестия в лице своих родителей, они бывают истинно великими по вере и благочестию, радостью и утешением не одних родителей, а и всех окружающих их, украшением общества и самой Церкви Божией.

а) Исаак – сын молитвы. Дитя кроткое, нежное, покорное, от юности преданное Богу до готовности быть принесенным Ему в жертву, – муж благоговейный, мирный, преданный в волю Божию, – старец прозорливый, благоговеющий пред судьбами Божиими в открытой ему судьбе чад своих. За то и сказано было великому отцу его: во Исааке наречется тебе семя.

б) Самуил – сын молитвы. От юности служитель Божий, возросший при Скинии свидения, пред лицом Бога Израилева, образец отроческих и юношеских добродетелей; в летах мужества и старости великий пророк Божий, судия и вождь народа израильского, пестун царей, помазавший их на царство. Сам Господь утешал его, как друга и таинника судеб Своих, в великой и святой скорби его о преступившем волю Божию недостойном царе Сауле.

в) Св. Иоанн Предтеча – сын молитвы. От младенчества пустынник, великий проповедник покаяния и приближения Царства Божия, во плоти ангел и пророков основание, Предтеча и Креститель Самого Господа Иисуса Христа. Болий его не воста в рожденных женами, как засвидетельствовал о нем Сам Господь.

г) Сама пресвятая Матерь Божия пречистая и преблагословенная Дева Мария, соделавшаяся кивотом Божества, вместилищем Невместимого, Матерью Сына Божия, честнейшей херувимов и славнейшей серафимов, эта отрасль райского дерева жизни, это украшение мира ангельского, – была дочерью горячайших, целожизненных молитв святых своих родителей.

д) Нужно ли упоминать о других примерах величия и славы сынов и дщерей молитв родительских? Нужно ли исчислять имена знаменитых святителей, великих подвижников, дивных исповедников и мучеников, которые были плодом благословения Божия, ради благочестия и денно-нощных молитв их родителей. Этот плод небесного благословения всегда цветет между людьми небесной красотой души и сердца. И кто знает, сколько чад не похоти плотской, но молитвы родительской живет между ними, отличаясь качествами ума и сердца, не от мира и плоти занятыми?

III. Все это представляет великий урок для супругов, особенно бесчадных, или несчастных и в самом многочадии. Звание родителей высоко и священно: оно исходит от единого Отца всяческих, из Него же всяко отечество на небеси и на земли именуется. С благоговейным вниманием должно помышлять супругам об их будущем состоянии родителей; с теплотой преданного Богу сердца им должно просить Господа, чтобы Он освятил плод чрева их Своим небесным благословением. Добрые дети – их слава и похвала между человеками, их высокая заслуга пред Господом; недобрые дети – их бесчестие пред людьми, их тяжкая вина пред Богом. Но это первее всего зависит от них самих. Род правых благословится, – говорит слово Божие. Потому, от их благочестия и молитвы зависит их утешение в жизни в чадах добрых и благочестивых, от невнимания и легкомыслия – жестокое наказание в чадах злых и развращенных. Потому и прежде рождения, и в рождении, и по рождении чад им должно молиться и молиться о чадах своих. Аминь. (Составлено по проповедям Димитрия, архиепископа Херсонского, т. II).

2. В чем мы можем подражать св. Иоанну Предтече? Поучение 2-е. Рождество св. Иоанна Предтечи 24 июня

I. Как преславен в Церкви нашей празднуемый ныне пророк Божий, Предтеча и Креститель Господень Иоанн, – это видно из многократных празднований в честь его, в продолжение года, – и еще больше из слов Самого Иисуса Христа, свидетельствовавшего некогда об Иоанне Предтече: аминь, глаголю вам, не воста в рожденных женами болий Иоанна Крестителя (Мф. 11, 11).

После этого, нам грешно было бы не знать жизни такого святого мужа, такого великого пророка Божия.

1900 лет тому назад, в св. земле, в двух часах пути от св. града Иерусалима, в горном городе Хевроне, жили благочестивые родители св. Иоанна Предтечи – Захария, священник иерусалимского храма, и Елисавета, жена его. Оба они были праведны пред Богом, поступая во всем по Заповедям и уставам Господним беспорочно. У них не было детей, ибо Елизавета была неплодна, и оба были уже в летах преклонных (Лк. 1, 5–26). Однажды Захария, в порядке своей чреды, по жребию, служил пред Богом и, как следовало священникам, взошел в храм Господень для воскурения фимиама; а все множество народа молилось вне в это время. Тогда явился ему ангел Господень, стоя по правую сторону жертвенника кадильного. Захария, увидев его, смутился, и напал на него страх. Ангел же сказал ему: «Не бойся, Захария; ибо услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавета родит тебе сына и наречешь ему имя: Иоанн. И будет тебе радость и веселие, и многие о рождении его возрадуются. И многих от сынов израилевых обратит он к Господу Богу их». И сказал Захария ангелу: «Почему я узнаю это? Ибо я стар, и жена моя в преклонных летах». Ангел сказал ему в ответ: «Я Гавриил, предстоящий пред Богом, и послан благовестить тебе сие. И вот ты будешь нем до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим, которые исполнятся в свое время». Между тем, народ ожидал Захарию и дивился, что он медлит в храме. Он же, вышедши, не мог говорить к ним; и они поняли, что он видел видение в храме; и Захария объяснялся с ними знаками и оставался нем. А когда окончились дни службы его, возвратился в дом свой. После этих дней зачала Елисавета, жена его, и таилась пять месяцев и говорила: «Так сотворил мне Господь во дни Свои, в которые призрел на меня, чтобы снять с меня поношение между людьми» (Лк. 1, 5–26). И вот, Елисавете настало время родить, – и она родила сына. И услышали соседи и родственники ее, что возвеличил Господь милость Свою над ней, и радовались с ней. В восьмой день пришли обрезать младенца и хотели назвать его, по имени отца его, Захарией; но на это мать младенца сказала: «Нет, нужно назвать его Иоанном». И сказали ей: «Нет никого в родстве твоем, кто бы назывался этим именем». И спрашивали знаками у отца его, как бы он хотел назвать его. Захария потребовал дощечку и написал: Иоанн имя ему (Иоанн значит благодать Господня). И все удивились. И тотчас разрешились уста Захарии и язык его; и он стал говорить, благословляя Бога. И был страх на всех, живущих в окрестности, и рассказывали о всем этом по всей нагорной стране иудейской. Все слышавшие положили это на сердце своем и говорили: что будет младенец сей? И рука Господня была с ним. (Лк. 1, 56–57). И Захария, отец его, исполнился Святаго Духа и пророчествовал о благодатных временах Мессии и вслед затем изрек пророческое слово и о своем сыне: «И ты, младенец, наречешься пророком Всевышнего; ибо предъидешь пред лицом Господа приготовить путь Ему, дать уразуметь народу его спасение в прощении грехов, по благоутробному милосердию Бога нашего». Младенец же возрастал и укреплялся духом, и был в пустыне до дня явления своего Израилю (Лк. 1, 76–80). В 15-й же год владычества Тиверия кесаря был глагол Божий к Иоанну, сыну Захариину, в пустыне. И он пошел по всей окрестности иорданской проповедовать крещение покаяния во оставление грехов (Лк. 3, 2–3). И приходили к нему – вся иудейская страна и иерусалимляне, и крестились от него все в реке Иордане, исповедуя грехи свои. Иоанн же носил одежду из верблюжьего волоса и кожаный пояс на чреслах своих, а питался акридами и диким медом. В те дни пришел Иисус из Назарета галилейского и крестился от Иоанна в Иордане. После того, Иоанн торжественно проповедовал всем о Христе, что Он – Агнец Божий, вземляй грехи мира, – что верующий в Сына имеет жизнь вечную, а неверующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем (Ин. 3, 36).

Как же окончил жизнь свою этот великий пророк Божий, Предтеча Господень и проповедник покаяния?

Ирод, правитель Иудеи, взял Иоанна, связал его и посадил в темницу за то, что Иоанн обличал Ирода за преступную связь его с женою своего брата – Иродиадой. Иоанн говорил Ироду: «Не должно тебе иметь жену Филиппа, брата своего». Ирод за то хотел убить Иоанна, но боялся народа, потому что Иоанна почитали за пророка. В день же рождения Иродова, плясала дочь Иродиадина пред собранием и угодила Ироду. Поэтому он с клятвой обещал ей дать, чего ни попросит. Она же, по наущению матери своей, сказала: «Дай мне сейчас же на блюде голову Иоанна Крестителя». Царь опечалился, но, по причине клятвы и пировавших с ним, велел дать ей. И послал в темницу отсечь Иоанну голову. И принесли голову его на блюде и подали девице, а она отнесла к матери своей (Мф. 14, 3–12).

Вот, друзья мои, что повествуется в св. Евангелии о жизни св. Иоанна Крестителя.

II. В настоящий раз остановите ваше внимание на некоторых чертах жизни св. Иоанна Крестителя, подражание которым может быть самой лучшей похвалой с нашей стороны св. Иоанну Крестителю.

а) Посмотрите, где приготовляется св. Иоанн Предтеча к своему высокому служению? В пустыне! И бе, – сказано, – в пустыне до дне явления своего Израилю. Когда Ирод дал бесчеловечное приказание умерщвлять всех младенцев мужеского пола в Вифлееме и его окрестностях, тогда праведная Елисавета удалилась вместе с своим благодатным сыном в пустыню; а св. Захария, еще прежде ее кончины, был убит между жертвенником и алтарем. Таким образом, св. Иоанн остался один, под кровом Бога, и здесь возрастал и укреплялся, пока не раздался грозный голос его в пустыне: «Покайтеся».

От нас, братия, никто не требует, чтобы мы непременно прервали связь с миром. Но что нам мешает удалиться, например, шумных и суетных собраний, где забывают о Боге и предаются только объядению и пьянству, осуждению и злословию? Христианин! Внимательно всматривайся в свои сношения с другими, и если заметишь, что эти сношения не что иное, как сеть паука, коварно уловляющего свою жертву, то не медли разорвать такие связи, удались от сообщества с порочными людьми, – это твоя обязанность, от исполнения которой зависит благо души твоей, истинное счастье твоей жизни, и временной, и вечной. С безумным тогда не множи словес, и к неразумному не ходи. Уклонися от него, и обрящеши покой, скажу словами Премудрого (Иис. Сир. 22, 12–14). Тлят бо обычаи благи беседы злы (1 Кор. 15, 33). Поэтому беги, далеко беги от места таких собраний, где ты можешь совсем заглушить голос своей совести по причине греховных влечений.

б) Живя в пустыне, св. Иоанн вкушал только акриды и мед дикий, – хранил, следовательно, самый строгий и продолжительный пост; одежда его была из верблюжьего волоса, и ременный пояс на чреслах. А мы, христиане, неужели не можем хранить твердо, по крайней мере, те посты, которые временами налагаются на нас Св. Церковью? От нас не станут требовать и того, чтобы, подражая св. Крестителю Господню, мы непременно употребляли тот род пищи, которым он удовлетворял свой голод. Хорошо сделаем, если будем есть и пить не для удовлетворения изнеженной плоти нашей, а для приобретения и поддержания сил, необходимых в трудовой жизни нашей. Также и относительно одежды. Вы помните об одежде Крестителя и поучайтесь тому, чтобы чрез меру об ней не заботиться. Одежда наша назначается для прикрытия нашего стыда и безобразия, а не для того, чтобы ею обращать на себя внимание и употреблять на нее излишние попечения. Одеждой ведь нельзя заслужить славы, любви и уважения. Предтеча ходил в верблюжьей одежде, опоясанной кожаным поясом, а между тем, был в большом уважении и почтении. Он и в рубище был велик пред Богом, ангелами и людьми.

в) Проповедь св. Иоанна Предтечи, как известно, имела предметом своим покаяние. Призывая всех к покаянию, св. Иоанн, ревнуя о славе Божией и о благе людей, сильно обличал современные ему пороки, требуя непременного со стороны всех исправления своей жизни, чтобы сделаться готовыми к принятию Искупителя. Коснеющим во грехах он грозил гневом Божиим за ослушание. Ничто не страшило грозного обличителя нравов на пути достижения своих целей; он говорил слова обличения даже книжникам и фарисеям, которые, как почивающие на законе, пользовались великой славой в народе. Усердие его в этом деле было так велико, что не могло быть ничем ослаблено, и только одна мученическая смерть могла заградить уста его.

Обличители нравов современного человечества не пользуются и ныне, слушатели, должной любовью и уважением. Да и естественно: «Правда всем глаза колет». Тем не менее, всем нам с христианской мудростью и благоразумием, в духе христианской любви, следует при всяком удобном случае обличать дела темные. Привести или приблизить человека ко Христу, к вере в Него, к любви и преданности Ему, обратить чью-либо душу к Тому, Кто ищет нас, зовет, любит нас, Кто есть жизнь и радость наша, – это величайшая заслуга пред Богом. Кто сотворит и научит, – говорит Господь, – тот великим назовется в Царствии Небесном. Кто обратит грешника от ложного пути его, тот спасет душу от смерти и покроет множество грехов, – говорит апостол (Иак. 5, 20). Спасение ближних должно быть выше всякой любви человеческой.

III. Будем молиться св. Иоанну Крестителю, чтобы он отвратил от нас бездны зол, нами самими на себя навлекаемых, и помог бы с пользой для своего душевного спасения провести нам земную жизнь и достигнуть блаженных обителей, где он со Христом пребывает во веки. Аминь. (Извлечено в сокращении и с дополнением из проповедей, приложенных к «Руководству для сельских пастырей» за 1882 г., июнь).

3. Праздничный отдых христианина. Июнь месяц. 24-й день. Рождение св. пророка, предтечи и крестителя Господня, Иоанна

Еванг. от Лук. зач. 2-е, гл. I, 5–25; 57–68, 76 и 80 ст.

1. Чему научает нас жизнь и проповедь св. Иоанна Крестителя?

Когда Сыну Божию надлежало явиться и проповедать евангелие царствия Божия, то наперед пред Ним послан был от Бога св. Иоанн, как денница пред восходящим солнцем, по слову Божию чрез пророка: се Аз посылаю ангела Моего пред лицем Твоим, иже уготовит путь Твой пред Тобою (Мал.3:1; Мф.11:10), каковое слово Сам Сын Божий приводит о Предтече Своем и приписывает ему. Этот великий Предтеча родился от престарелых и неплодных родителей, Захарии и Елисаветы, и родился по обещанию Божию (Лк.1:13). Потом Сама Истина, Сын Божий, свидетельствовал о нем, что он лишше пророка и что не воста в рожденных женами болий Иоанна Крестителя (Мф.11:9–11). И у самих иудеев он был в великом почтении за свою святость, так что они ожидали и помышляли в сердцах своих: еда той есть Христос (Лк.3:15)? Он жил в пустыне, как ангел Божий, удаленный от общества и молвы человеческой, питался самою простою пищею и одевался в простую одежду, как проповедник покаяния, которое он проповедовал и словом, и житием своим. Этот великий муж пред самым явлением Христовым, по повелению Божию, вышел из пустыни, пришел в страну Иорданскую и проповедовал приходящим к нему людям, говоря: покайтеся, приближибося царствие небесное (Мф.3:2). Грядет креплий мене, Ему же несмь достоин отрешити ремень сапогу Его; Той вы крестит Духом Святым и огнем и т. д. (Лк.3:16). Это он говорил людям о Христе Спасителе нашем. Прочая его святая проповедь записана в евангелии.

Обрати внимание, христианин, здесь, как велик Тот, о Котором говорил Предтеча людям: грядет в след мене; сам был, как ангел бесплотный и от всех высокопочитаемый, но считал себя пред Ним весьма малым, так что признал себя недостойным оказать Ему даже последнее рабское служение, т. е., развязать ремень сапог, ибо он сознавал себя тварью, а Его Творцом, хотя Тот и носил человеческий образ.

Святая проповедь Иоанна Предтечи имела ту цель, чтобы люди очистили себя покаянием и приготовились к принятию Мессии, явившегося уже на земле и столь великого, что он и служить Ему даже недостоин: Ему же несмь достоин отрешити ремень сапогу Его. Когда царь земной приближается к какому-либо городу, жители которого долго ждали царя, то прежде приходит в тот город вестник и говорит гражданам: «вот, царь уже идет к вам, приготовьтесь встретить его и принять с подобающею честью»; также точно, когда Царь небесный, Иисус Христос, проповеданный пророками и ожидаемый миром, явился на земле, и пришло Ему время явиться миру и дать познать Себя, св. Иоанн Предтеча, пророков всех печать, как вестник благоприятный, предшел пред Ним и возвестил ожидающим Его людям: «вот, пришел уже ожидаемый вами Мессия, проповеданный законом и пророками; приготовьтесь же принять Его, как должно: уготовайте путь Господень, правы творите стези Его (Мф.3:3).

Видишь из этого, что, кто хочет принять Христа в свое сердце, тому надобно очистить себя истинным покаянием, познать из закона грехи свои и очистить их покаянием, сожалением и сокрушением сердца, а главное – просить очищения их у Бога, – и тогда придет к нему Христос Сын Божий с Своим евангелием и подаст ему утешение не мирское, но такое, какого мир не может принять.

Видишь, наконец, как угодники Божии смиряются пред Богом. Иоанн признает себя недостойным развязать ремень сапог у Христа Бога. Так Авраам святой признавал себя недостойным беседовать с Богом и говорил: аз есмь земля и пепел (Быт.18:27). Ибо они понимали величие Божие и свою ничтожность пред Ним. Так Петр, из множества пойманных по повелению Христову рыб познавши, сколь велик Христос, припав к коленам Иисусовым, говоря: изыди отмене, яко муж грешен есмь, Господи. Ужас бо одержаше его и вся сушыя с ним, о ловитве рыб, яже яша (Лк.5:8–9). Но чем более они признают себя недостойнейшими, тем более Бог, как Благий и Милосердый, удостаивает их.

Покаемся же и мы, признаем себя недостойными, – и Христос Бог, как Человеколюбец, удостоит нас Своей милости, ибо Он призирает на смиренных и подает им благодать Свою! (Из творений св. Тихона Задонского).

2. О силе врожденных наклонностей

Св. церковь празднует ныне день рождения Предтечи и Крестителя Христова Иоанна, великого пророка и дивного подвижника. О нем Спаситель сказал, что не воста болий Иоанна из рожденных женами (Мф.11:11). Кто же возрастил в нем ангелоподобную жизнь? Конечно, главным воспитателем и руководителем св. Предтечи был Сам Бог; рука Господня бе с ним (Лк.1:66), говорит евангелист. Много он и сам потрудился в борьбе с прирожденною всем порчею, что доказывает строгий образ его жизни. Но нельзя отвергать и того, что на его святую жизнь много влияло и благочестие родителей, которые оба беста праведна пред Богом; ходяще во всех заповедех и оправданиях Господних (Лк.1:6).

В настоящее время нередко приходится слышать жалобы от родителей на детей, что молодое поколение вообще плохо слушается родителей, ведет себя очень вольно, живет не по-божески, что, надо сказать, и сущая правда. Отчего происходит это печальное явление? Не мы ли портим и губим своих детей небрежным воспитанием? Известно, что все рождающее производит подобное себе. Это подобие не ограничивается одним внешним видом, но простирается и на внутренние качества. Этому закону подлежит и человек; он также передает своим детям не только телесные, но и нравственные качества, свой характер, свои страсти и наклонности. Неудивительно после этого, что у распутных, злых, нетрезвых не имеющих страха Божия родителей и плод их, в беззакониях зачатый и стыдом повитый, впоследствии, когда вырастет, оказывается не имущим ни стыда, ни совести, склонным к нетрезвости и готовым на вся злая.

Скажете: св. крещение возродит? В нем, ведь, омываются все скверны греховные, и человек возрождается вновь. Действительно, крещение есть второе рождение, только не забывайте, – рождение не телесное, а духовное. Прощается здесь грех Адамов и все прочие грехи, но наклонности остаются. Вследствие чего крещаемый хотя и становится чадом Божиим, но не перестает быть и чадом своих родителей, продолжая сохранять ту природу, которую ему дали при зачатии. Значит, дитя от природы наделяется или добрыми или дурными качествами, смотря потому, каковы мы сами. Впрочем, нужно сказать, что врожденные качества, злые и добрые, развиваются, укрепляются и уничтожаются вследствие воспитания детей. Хотя человеку и прилежит помысл на злая от рождения его, но он может быть ослаблен и уничтожен добрым воспитанием. Но, увы! Дух времени сильным холодом повеял на нашу религиозную жизнь. Многие родители, даже искренно любящие своих детей, думают только о том, как бы только насытить детей своих и успокоить, доставить им всевозможные развлечения и игры, удовлетворить всякому их капризу и прихоти, но о душе их мало заботятся и не обращают своевременно внимания на проявления в них дурных наклонностей: своенравия, раздражения, гневливости, грубого и жестокого обращения с прислугою и домашними животными. На эти действия родители не обращают внимания, думая, что дети малы и глупы, а подрастут – поумнеют, сделаются лучшими. Дал бы Бог, чтобы так случилось. Но, ведь, в злых действиях и наклонностях дитяти заключается зародыши начало той необузданности, какую дети постепенно усвояют себе, так что даже все усилия воспитателей остаются безплодными к исправлению самонравия детей.

Не мало также влияет на развитие врожденных наклонностей жизнь и поведение родителей. Благо тому дитяти, родители которого имеют страх Божий и чужды грубых пороков. У них оно научится быть добрым, благочестивыми чуждым всего того, что противно воле Божией и вредно влияет на его нравственность. Но горе тому дитяти, которое видит, что его родители не молятся Богу, осуждают ближних, порицают старших, ведут жизнь развратную, противную воле Божией. Дурные примеры укоренятся в нем, дитя сделается своенравным, не будет веровать в Бога, не будет любить ближних и уважать старших. Все это плоды нашего невнимательного отношения к воспитанию детей.

Братие христиане! Что сеет человек, то и пожнет. От нас самих главным образом зависит характер и поведение детей наших. Будем же всемерно остерегаться нечистых мыслей и желаний, в особенности же грешных дел, потому что они отпечатлеваются в юной душе детей, как на мягком воске, и служат началом порочных наклонностей, причиняющих столько зла им и слез родителям их. Будем учить детей добру с ранних лет, а худое искоренять. Вековой опыт да научит нас той непререкаемой истине, что сын не наказанный студ отцу своему (Сир.22:3), наказуяй же сына своего насладится о нем и посреди знаемых похвалится (Сир.30:2). Баловство детей весьма вредно, разумная же строгость необходима и спасительна для них. Ласкай чадо, и устрашит тя, говорит премудрый, играй с ним, и опечалит тя. Не смейся с ним, да не поболиши о нем и напоследок стиснеши зубы твои. Сляцы выю его в юности, дóндеже млад есть, да не когда ожестев не покорится (Сир.30:9–12). Станем же учить детей добру с ранних лет не только словом, но и примером. Видя добрые наши дела, они научатся сами собою славить Бога и радовать нас честным поведением и доброю жизнью. Ты же, Предтече и Крестителю Спасов, Иоанне! Призри милостиво на народ христианский, благоговейно чтущий память твою, и моли Господа, да умножит Он между нами родителей таких добродетельных, каковы были твои, таких и детей, которые бы уподоблялись тебе по чистоте сердца и святости жизни (См. Христ. бес. 1899 г., прил. к журн. «Пастыр. собес.»).

3. Горний град иудов

Ближе других важнейших священных мест к Иерусалиму находятся горний град иудов и пустыня Иоаннова. Град иудов отстоит от Иерусалима к юго-востоку на час с четвертью езды. Дорога к нему, выходя из Вифлеемских ворот, идет мимо греческого Крестного монастыря, который основан, по преданию, на том месте, где росло дерево, промыслительно употребленное на крест, на коем был распят Господь наш Иисус Христос, и поныне здесь, под престолом соборного храма, указывают место, где был корень сего дерева. Отсюда вскоре достигаем плодоносной долины горнего града иудова. На месте сего града ныне находится арабское селение. Здесь жили родители св. Иоанна Предтечи – священник Захария и жена его Елисавета. Здесь родился тот ангел Божий (Мал.3:1), который должен был приготовить путь Спасителю мира. Селение св. Иоанна и теперь красивое и веселое. Оно находится в горной лощине, посреди садов и обработанных полей. На месте рождества Иоанна Предтечи стоял издревле православный храм и при нем укрепленный замок. В начале XVI в. этим местом завладели латиняне и основали здесь свой монастырь. Главный храм и поныне носит характер византийский. Главный алтарь посвящен имени св. Захарии; на правой стороне от входа – придел во имя св. Елисаветы, а на левой стороне – пещера, или место рождения Предтечи; над вырезанною в полу ее из мрамора звездою находится следующая надпись по латыни: «Здесь родился Предтеча Господень». Своды и стены этой пещеры обложены мрамором и покрыты богатою материей, а пол украшен разноцветною мозаикой. Вот где родился тот, долее кого, – по свидетельству Самого Господа, – никто не восстал из рожденных женами (Мф.11:11). Главный престол храма, по преданию, находится на тот месте, где счастливый отец излил известную песнь благодарения: Благословен Господь Бог Израилев, яко посети, и сотвори избавление людем Своим и воздвиже рог спасения нам, в дому Давида отрока Своего, якоже глагола усты святых сущих от века пророк Его… И ты, отроча, пророк Вышнего наречешися: предидеши бо пред лицем Господним, уготовати пути Его… (Лк.1:68–76)

За латинским монастырем, в конце селения, виден под тенью смоковничных деревьев водоем, называющийся источником Марии; сюда, гласит предание, Пресвятая Богородица, во время трехмесячного пребывания у Своей родственницы Елисаветы, ходила почерпать воду. От этого водоема идет дорога к развалинам загородного дома Захарии и Елисаветы, которые находятся на скате горы, прилежащей к этому источнику. Под сводами этих развалин устроен престол, на котором однажды в год монахи монастыря св. Иоанна Предтечи совершают богослужение. К северу, внизу, на скале, находится небольшая келья, где, по преданию, погребена св. Елисавета. Здесь показывают то место, где, по преданию, произошла встреча праведной Елисаветы с Пресв. Девою, описанная в евангелии: и бысть яко услыша Елисавет целование Мариино, взыграся младенец во чреве ее, и исполнися Духа Свята Елисавет. И возопи гласом велиим и рече: , благословена Ты в женах, и благословен плод чрева Твоего. И откуда мне сие, да приидет Мати Господа моего ко мне. Се бо, яко бысть глас целования Твоего во ушию моею, взыграся младенец радощами во чреве моем. И блаженна веровавшая, яко будет совершение глаголанным Ей от Господа. И рече Мариам: величит душа Моя Господа, и возрадовася дух Мой о Бозе Спасе Моем, яко призре на смирение рабы Своея, се бо отныне ублажат Мя вси роди, яко сотвори Мне величие Сильный, и свято имя Его… (Лк.1:41–49). Вдохновенная песнь эта невольно просится здесь на уста, и наши поклонники не упускают случая пропеть ее хором. Вековые деревья осеняют останки священного крова, где некогда обитало св. семейство.

4. Пустыня св. Иоанна Предтечи

В расстоянии одного часа пути от развалин дома св. Захарии, по трудной дороге в обнаженных скалах, поклонники достигают той местности, где св. Иоанн Предтеча проводил пустынную жизнь, приготовляясь на великий подвиг служения спасению людей. На половине пути находится белый камень, значительно возвышенный над поверхностью земли, вроде небольшого холма; на нем Иоанн Предтеча, по преданию, поучал народ. В самой пустыне Предтеча Господень проводил все утро своей чудесной жизни (до 30-летнего возраста), как свидетельствует об этом св. еванг. Лука: отроча же растяше и крепляшеся духом и бе в пустынях до дне явления своего ко Израилю (Лк.1:80). Трудно найти место столь прекрасное, как эта пустыня: пред вами тянется огромное и глубокое ущелье, на левой стороне коего, в самой верхней части боковой скалы, находится пещера, где, по преданию, обитал св. Иоанн Предтеча – Илия нового завета. Она не велика – всего 8 шагов длины и 4 ширины. Кроме дверей, есть два окна, из которых открывается прекрасный вид на долину. В глубине пещеры небольшой выступ обделан в виде престола: здесь почивал тот, который потом показался воистинну и пророк честнейший (троп. на Усекнов. честн. его главы). Над пещерой высятся остатки древнего храма и монастыря, теперь заросшие деревьями и растениями и представляющие довольно живописный вид. С вершины скалы выходит источник, который малой струей сочится по скале и у самой пещеры собирается в каменное овальное ложе, а затем бежит с журчанием в глубину долины. Здесь-то бысть глагол Божий ко Иоанну, Захарииному сыну, в пустыни: и прииде во всю страну Иорданскую, проповедая крещение покаяния во оставление грехов (Лк.3:2). (Из кн.: «Святые места и святыни… Петрушевского. Вып. I, изд. 1896 г., стр. 156–161).

Дмитрий (Муретов) Арх. Херсонский

39. Слово в день рождества св. Иоанна Предтечи. т.2.6. Слова и Беседы на дни Святых (ч.1).

Настоящее празднество рождества Предтечи и Крестителя Христова Иоанна составляет некоторую особенность в кругу церковных праздников. Св. Церковь почтила особенными празднествами дни рождения только двух лиц из всего человеческого рода, из всего бесчисленного лика прославленных Богом святых — пресвятой Девы Марш и св. Иоанна Предтечи. Это потому, что как пресвятая Дева Мария, сделавшись Матерью Бога Слова, Единородного Сына Божия, сделалась высшею всех тварей, честнейшею и самих херувимов и серафимов, так и о великом Предтече Своем Иоанне Сам Господь Иисус Христос говорил: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя (Мф. 11, 11). С другой стороны, и потому достоин празднственной памяти день рождения великого Предтечи Господня, что самое рождество его было необыкновенное и чудесное, что оно было плодом усердных, целожизненных молитв его родителей, наградою их веры и упования, их праведности и благочестия, их терпения и преданности воле Божией.

Праведны и благочестивы были св. родители Предтечи Господня. Сам св. Евангелист не щадит, так сказать, похвал для изображения высокого нравственного достоинства священника Захарии и жены его Елисаветы: оба они были праведны пред Богом, поступая по всем заповедям и уставам Господним беспорочно (Лук. 1, 6). Но эти великие праведники подвергаются такому искушению, несчастнее которого не почиталось в ветхозаветной Церкви никакого бедствия. У них не было детей от начала супружеской жизни их до самой старости, а это считалось в то время явным знаком неблаговоления Божия и как бы отвержения от Бога. Можно себе представить, братья, как пламенны были молитвы благочестивых супругов, которые, при всем усердии к закону Божию, при всем тщании ходити во всех заповедях и оправданиях Господних беспорочно, видели себя лишенными благословения Божия; но все эти молитвы оставались, по-видимому, неуслышанными: Елисавета была неплодна, и оба были уже в летах преклонных (Лук. 1, 7). Но на небе слышаны были все их молитвы, исчислены были все их воздыхания и слезы; там уготовлялось им такое воздаяние, которым с преизбытком восполнилось их долговременное лишение, преизобильно вознаградилось их целожизненное терпение, от которого сердца их преисполнились такою радостью, пред которою все минувшия слезы их не помянулись ктому и вся долговременная скорбь их явилась как бы не бывшею. Им в самой старости их, когда они и сами перестали уже надеяться, даруется такой сын, больший которого не восставал из рожденных женами, которого рождение было предметом всеобщей радости, которого жизнь служила удивлением св. ангелов, предметом благоговения целого народа израильского, который послан был Богом уготовить путь грядущему Искупителю мира и предьити пред Ним духом и силою Илиною, которого память служить предметом поклонения веков и народов. Праведное воздаяние за долговременное, целожизненное терпение и упование!

Не то же ли надобно сказать, братья, и обо всех детях молитв родительских, который бывают плодом не столько естественного чадородия, сколько силы Божией, совершающейся в самых немощах человеческих, — плодом благодати Духа Божия, обитающей в сердцах благочестивых и благоговейных родителей? Испрошенные у Господа горячими молитвами родителей, освящённые в самом зачатии благословением Божиим, вдохновленные духом веры и упования на Господа еще от чрева благоговейных матерей своих, возрастающая под животворным наитием живых примеров благочестия в лице своих родителей, они бывают истинно великими по вере и благочестии, радостью и утешением не одних родителей, а и всех окружающих их, украшением общества и самой Церкви Божией. Есть примеры, что дети умных родителей бывают неразумны, дети великих людей—низки по качествам души и сердца, даже дети добрых и честных бывают иногда злы и развратны; но не знаем примера в целой истории, чтобы дети молитв родительских были непотребны. Напротив, сколько представляет их история, все они—лица замечательные по качествам души и сердца, по благим и великим деяниям, по жизни высокой и богоугодной.

Исаак—сын молитвы. Дитя кроткое, нежное, покорное, от юности преданное Богу до готовности быть принесенным Ему в жертву. Муж благоговейный, мирный, преданный в волю Божию. Старец прозорливый, благоговеющий пред судьбами Божиими в открытой ему судьбе чад своих. За то и сказано было великому отцу его: во Исааце наречется тебе семя.

Иосиф —сын молитвы. В детстве любимый всеми за незлобие, чистосердечие, кротость и откровенность. В юности богобоязненный, незлобивый, благоговейный, целомудренный. В лета мужества муж мудрый, прозорливый, благодетель царства и царя египетского, удостоившийся быть образом Самого Искупителя мира и своими страданиями и своею славою.

Самуил—сын молитвы. От юности служитель Божий, возросший при Скинии свидения, пред лицом Бога Израилева, образец отроческих и юношеских добродетелей; в летах мужества и старости—великий Пророк Божий, судия и вождь народа израильского, пестун царей, помазавших их на царство. Сам Господь утешал его, как друга и таинника судеб Своих, в великой и святой скорби его о преступившем волю Божию недостойном царе Сауле.

Св. Иоанн Предтеча—сын молитвы. От младенчества пустынник, великий проповедник покаяния и приближения царства Божия, во плоти ангел и пророков основание, Предтеча и Креститель Самого Господа Иисуса Христа. Не восставал больший из рожденных женами, как засвидетельствовал о нем Сам Господь.

Сама пресвятая Матерь Божия, пречистая и преблагословенная Дева Мария, соделавшаяся кивотом Божества, вместилищем Невместимого, Материю Сына Божия, честнейшею херувимов и славнейшею серафимов, сия отрасль райского древа жизни, сие украшение мира ангельского, — была дщерью горячайших, целожизненных молитв святых своих родителей.

Нужно ли упоминать о других примерах величия и славы сынов и дщерей молитв родительских? Нужно ли исчислять имена знаменитых святителей, великих подвижников, дивных исповедников и мучеников, которые были плодом благословения Божия, ради благочестия и деннонощных молитв их родителей. Сей плод небесного благословения всегда цветет между людьми небесною красотою души и сердца. И кто знает, сколько чад не похоти плотской, но молитвы родителей живет между нами, отличаясь качествами ума и сердца, не от мира и плоти, занятыми?

Великий урок для супругов, особенно безчадных, или несчастных и в самом многочадии. Звание родителей высоко и священно: оно исходить от единого Отца всяческих, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле. С благоговейным вниманием должно помышлять супругам об их будущем состоянии родителей; с теплотой преданного Богу сердца им должно просить Господа, чтобы Он освятил плод чрева их Своим небесным благословением. Добрые дети их слава и похвала между человеками, их высокая заслуга пред Господом; недобрые дети их бесчестие пред людьми, их тяжкая вина пред Богом. Но это первое всего зависит от них самих. Род правых благословится, говорит Слово Божие. Потому, от их благочестия и молитвы зависит их утешение в жизни в чадах добрых и благочестивых, от невнимания и легкомыслия—жестокое наказание в чадах злых и развращенных. Потому и прежде рождения, и в рождении, и по рождении чад им должно молиться и молиться о чадах своих. Аминь.

40. Слово в день усекновения главы св. Иоанна Предтечи («Господи, что яко путь нечестивых спеется, угобзишася вси делающие беззаконие?»)

«Господи, что яко путь нечестивых спеется, угобзишася вси делающие беззаконие?»

Спрашивал некогда Пророк Божий, взирая на страдания праведников от людей нечестивых и беззаконных.

Подобный вопрос сам собою возникает в уме при воспоминании страдальческой кончины Предтечи Господня, которого более не воста в рожденных женами, но свидетельству Самого Сердцеведца Господа, но который обезглавлен в темнице, по повелению беззаконнейшего царя, в угождение злобной прелюбодейке, в награду за пляску столь же бесстыдной ее дочери.

Так было с Иоанном Предтечею; так было и со всеми посланниками Божиими. Одни из них, по свидетельству Апостола, избиена быша, не приемше избавления; другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу; иные были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча (Евр. 11, 35. 36. 37). Так будет и всегда, во все времена воинствующей на земле Церкви Христовой: и вси же хотящии благочестно жити о Христе Иисусе, говорить тот же Апостол: будут гонимы; злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле (2 Тим. 3, 12 -13).

Что-же это значит? Почему в царстве Бога всесовершеннего под Его вседействующим Промыслом судьба людей является в таком превратном виде? Нечестие торжествует и господствует благочестие —в стеснении, гонении, убожестве и презрении. Праведники, благоугождающие Богу исполнением Его заповедей, служащие Ему преподобием и правдою вся дни живота своего, и алчут, и жаждут, и наготуют, и страждут; а грешники, бесстрашно преступавшее закон Божий, презирающие всесвятую волю Его, одеваются в порфиру и виссон, веселяся на вся дни светло. Соблазны и беззакония, неверие и богохульство растут и множатся в самой Церкви Христовой, и возносят до небес главу свою; а вера и благочестие не смеют возвести очей своих, чтобы не встретить кощунственного поругания и осмеяния. Как же Святой святых, пред очами коего не пребудут беззаконницы, терпит в царстве Своем всякую нечистоту и скверну? Как Правосудный и Праведный не карает и не истребляет тотчас всякую неправду и беззаконие? Как всемогущий Глава Церкви терпит поругание и уничиженье Своих членов, подвергая их соблазнам и искушениям рода прелюбодейного и грешного? Господи, почему путь нечестивых благоуспешен, и все вероломные благоденствуют?

Этой глубочайшей тайны долготерпенья Божья не понимают, братья мои, вполне и самые св. ангелы. Возмущаясь злобою и грехами человеческими, они просят у Господа дозволенья погубить нечестивых, оскорбляющих величье п святость Божью злыми делами своими, — просят исторгнуть эти плевелы из среды живых: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но премилосердый и долготерпеливый Господь говорить им: нет, оставьте расти вместе то и другое до жатвы (Мф.13,28.30). Все святые, страдальчествовавшие на земле и предстоящие ныне престолу Божью на небе, по сказанью Тайновидца, вопиют к Богу день и ночь: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?» Но Господь говорить и им: чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число (Апок. 6,10.11). Впрочем, Слово Божье открывает нам, братья, некую часть этой тайны долготерпенья Божья на нечестивых, сколько нужно нам знать, чтобы стоять твердо в вере и благочестии, не соблазнятся мнимым торжеством грешников, не унывать и не упадать духом среди соблазнов и искушений.

Господь Бог долготерпелив и милосерд и к нечестивым грешникам потому, что и они суть дело рук Божьих, и в них есть разумная и богоподобная душа, которая драгоценнее всего мира; что за всех падших человеков принесена правосудию Его величайшая, всесвятая жертва — крестная смерть Единородного Сына Божия, за всех грешников пролита божественная кровь как Агнца непорочного и чистого Христа. Посему самая правда Божия требует уже не смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Посему Господь щадит и каждого человека и целые народы, доколе не оскудеет всякая надежда и всякая возможность их обращения и покаяния, доколе не ожесточатся они в конец и не сделаются годными для одного огня геенского.

Господь долготерпит и щадит грешников во временной жизни потому, что эта жизнь есть только краткое время испытания, а истинная жизнь на небе, и для расчета с людьми у Него целая вечность, что награды и наказания жизни будущей бесконечны. Посему самое правосудие требует ожидать, чтобы святой святился еще и праведный правду творил еще среди всех соблазнов и искушений мира, да очистится, яко злато в горниле, да явится достоин той высочайшей славы, которою просветятся праведницы во царствии Отца их; с другой стороны, — терпеть, чтобы неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится в мире сем, да будет достоин того вечного огня, который уготован диаволу и ангелам его.

Долготерпит и милосердствует Господь и потому, что одному всеведению Его известно число избранных не только между теми, которые теперь блуждают еще или в неведении истины, или в ослеплении страстей, но и между теми, которые произойдут от рода самых нечестивых и грешников и которые сделаются истинными чадами Авраама по вере и благочестии. Посему премудрость Божия щадит всех, чтобы, восторгающе плевелы, не восторгнуть, вместе с ними, и недозревшей и невзошедшей еще пшеницы. Бесконечная любовь и милосердие Божие долготерпеливо ожидает, доколе выростет и принесет плод вся посеянная, вся съемая и вся имеющая еще сняться на ниве Божией пшеница.

Господь долготерпит и попускает грешникам блаженствовать на земле для того, чтобы каждый из них восприял вся благая своя в животе своем за то малое добро, которое и нечестивый человек делает, по временам, людям, чтобы в вечности осталось на долю его одно злое—казнь и мучение. С другой стороны, попускает страдать праведникам в этом мире потому, что никтоже чист от скверны, аще и един день жития его на земли; что этими страданиями очищаются и заглаждаются все вольные и невольные согрешения их, ибо и праведник седмижды на день падает, по слову Писания- что этими страданиями уготовляется им венец славы во царствии Божием, подобно как и Самому Христу надлежало пострадать и войти в славу Свою.

Но это неизследимое долготерпение Божие не может и не должно ни подавать повода к беспечности блаженствующим на земле грешникам, ни повергать в уныние страждущих праведников. Да не величаются первые мнимым торжеством своим на земле, да не постыдятся последние Господа и словес Его в роде сем прелюбодейном и грешном. Кончится время долготерпения Божия и настанет день суда и воздаяния. Придет пора жатвы, и пошлет Господь Ангелов Своих, и соберут из Царства Его все соблазны и делающих беззаконие, и ввергнут их в печь огненную, там будет плач и скрежет зубов; тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их (Мф. 13,41.42.43).

Тогда-то, братья, мои, откроется вся слава сынов Божиих и все посрамление нечестивых. Тогда-то узрит небо и земля, что праведника поруганного, презираемого, предаваемого истязаниям и смерти, не был достоин весь мир; что участь грешника, как бы он ни величался и как бы ни блаженствовал на земле, ужасна! Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Мф. 25.34). Грешники вменяли вас ни во что, почитали вас отребием мира, глумились над вашим благочестием, посмевались над вашею верою и упованием, предавали вас поруганию и истязаниям; но Отец Мой запечатлел вас Своим благословением, нарек вас Своими избранными, почтил вас честью сынов Своих. Приидите, благословенные Отца Моего. Вы не имели на земле, где главу подклонити, всю жизнь, ради Меня, терпели, бедствовали, страдали, не щадили самой жизни своей ради Меня и Евангелия; в воздаяние за то Я от вечности уготовал вам царство на небе, где обрящете вечное успокоение, где ожидает вас вечная радость и блаженство. Приидите, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира. — Тогда скажет Царь и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его (Мф. 25.41). Я звал вас гласом любви и милосердия, и вы не послушали; угрожал страхом суда и наказания, вы посмеялись над угрозами. Я осыпал вас бесчисленными благодеяниями, но вы остались бесчувственными и неблагодарными; пробуждал вас бедствиями и скорбями, но вы не обратились и не покаялись. Я отдал самую плоть и кровь Мою для избавления и спасения вашего, но вы вменили их ни во что. За то и я посмеюсь вашей погибели: идите от Мене. Вы славились и величались на земле, были в чести и почтении между людьми, изобиловали всеми благами мира, наслаждались всеми удовольствиями плоти; но правда Отца Моего запечатлела вас печатью проклятия, Его святость и истина судила вас достойными вечного отвержения от лица Своего: идите от Мене, проклятые. За тленные сокровища мира сего вы променяли вечное царство, которое было обещано и вам, вместе со всеми, в которое призваны были и вы и проповедью Евангелия и крещением во имя Мое; за наслаждение кратковременными удовольствиями плотскими вы отдали блаженство вечное, которое стяжал Я вам Моею кровью; за пустую славу мира вы отреклись от славы чад Божиих, братьев и сонаследников Моих во царствии Отца Моего. Но есть в возмездие вам огонь вечный: идите же во огонь вечный. Вы пренебрегали Моим уничижением и смирением, стыдились креста Моего и Евангелия, презирали меньших братьев Моих, глумились над благочестием верующих в Меня, ненавидели и преследовали провозвестников Слова Моего, оскорбляли и утесняли истинных рабов Моих за то, что слово и жизнь их служили вам во обличение беззаконий ваших; оставайтесь же в сообществе диавола и ангелов его, которых советам и внушениям вы последовали в своей жизни: идите во огонь вечный, уготованный диаволу и ангелом его.

Таков, братья, мои, конец праведников и грешников; таково окончательное разрешение тайны настоящего долготерпения Божия; таково торжество вечной правды и истины Божией! Не будем же смущаться духом, мир грешников зря, видя нечестивых превозносящихся и высящихся, яко кедры ливанские, а благочестивых в уничижении и презрении, в гонении и страданиях. Се гряду скоро, глаголет Господь: и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его. Претерпевший же до конца спасется (Апок. 22, 12; Мф. 24, 13 ). Аминь.

41. Слово в день честного и славного Крестителя Господня Иоанна.

(произнесено в Одесском кафедральном соборе)

Воспоминая крещение Господа Иисуса Христа, нельзя, братья, не вспомнить нам и о нашем крещении. Первое было и началом и первообразом последнего. Что видим необыкновенного и чудесного в крещении Христовом, то же повторилось и повторяется и в крещении каждого верующего во Христа. Купель христианская есть истинный Иордан, в котором тайнодейственно совершается обновление наше, как совершилось в Иордане обновление всего рода человеческого. На воду крещения, освящаемую священнодействием Церкви, нисходит Дух Святой и творит ее источником очищения и освящения, банею пакибытия и обновления Духом. Крещаемый в ней усыновляется Богом Отцом во имя Единородного Сына Его, делается наследником всех благ в доме Отца небесного, предназначается к наследию вечному, неувядаемому на небесах. Сам Единородный Сын Божий не стыдится нарицать всех крещающихся во имя Его Своими братьями, сонаследниками царствия Своего, и обещает всех служащих Ему привести туда, где Он Сам царствует во веки со Отцом и Святым Духом: и где Я, там и слуга Мой будет.

Все, что нужно нам для сего высокого предназначения нашего, для нас и за нас сделано Самим Господом Иисусом Христом, который для искупления нас от клятвы, для избавления от осуждения вечного, подвергся всякому уничижению и озлоблению, подъял крестные страдания и смерть, и все даровано нам туне в крещении нашем во имя Его. Зачатые в беззакониях и рожденные во грехах, мы были нечисты пред Богом, виновны пред Его высочайшею правдою; в крещении нам даровано отпущение грехов, мы очищены и освящены Духом Божиим, омыты и убелены кровью Христовой. Как повинные греху, мы были под клятвою гнева Божия, осуждены на казнь и погибель; по крещении уже нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе: ибо все, мы суть сыны Божии. Смерть и потом суд и осуждение вечное угрожали нам грешникам; но Господь Иисус Христос, воссоздав нас крещением, в плоти и крови Своей даровал нам залог воскресения и жизни вечной.

Но, братья, мои, и от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут. Тем более, что, приемля св. крещение, мы сами отреклись диавола и всех дел его, и всего служения его и всея гордыни его; исповедали веру свою во святую, живоначальную и животворящую Троицу—Отца и Сына и Святого Духа и обязались хранить эту веру до последнего издыхания; обещались покланяться и служить единому Господу Иисусу Христу во все дни жизни своей, исполнять Его святую волю во всем, ходить во всех заповедях Его беспорочно; обязались сохранить в себе дарованную нам туне благодать оправдания, чистоты и непорочности, чтобы предстать пред лицом Господа Иисуса Христа чистыми и непорочными в день страшного и славного суда Его. Итак, нас спросят: цела ли та невинность, чистота и святыня, которою облек нас Дух святой в день обновления нашего банею пакибытия, — та праведность, которую вменил нам Господь Иисус Христос, умерший на кресте за оправдание наше? Отрекшись всех дел диавола, т. е. греха и противления воле Божией, своеволия и преступления заповедей Господних, не возвращались ли опять к сим делам тьмы и нечестия, не творили-ль похотей диавола во всякой лжи, неправде и беззаконии? Исповеданная нами вера в единого истинного Бога и посланного Им Иисуса Христа всегда ли была у нас началом всей жизни нашей, источником мыслей и чувствований наших, светом и просвещением разума и сердца нашего, руководством во всех намерениях, предприятиях и действиях, средоточием и целью всех желаний, стремлений и надежд наших? Обязавшись служить одному Господу Иисусу Христу, не работали-ль двум господам, не служили-ль самолюбию, корыстолюбию, плотоугодию и иным бесчисленным страстям, возбуждаемым в нас духом злобы, который таким образом приемлет поклонение себе от преданных страстям человек? Обещавшись исполнять заповеди Божии, всегда ли и во всем поступали мы по сим святым и живоносным заповедям, или же по своим похотям, по влечению страстного сердца своего, по обычаям того мира, в коем царствует похоть плоти, похоть очей и гордость житейская? Чая во Христе жизни вечной, всегда ли устремляли и ум и сердце наше к сей нескончаемой и всеблаженной жизни, размышляли о ней, молились о ней, приготовляясь к исходу из сего мира и непостыдному ответу на страшном суде Христовом; или же весь ум наш был занят непрестанно, все сердце наше волновалось без отдыха одною суетою настоящей жизни, одними радостями и печалями житейскими?

Не послужит нам в извинение то, что мы крещены в младенчестве, когда не могли не только сознавать всей важности святого таинства и произнесенных за нас обетов, но и отличит десницы от шуйцы своей. Ибо мы воспитаны и выросли в христианстве, в недрах св. Церкви Христовой. С самого младенчества обучали нас и вере Христовой и заповедям Божиим. С первым лепетом детским мы привыкли произносить святое и поклоняемое имя Божие; с первым развитием сознания нашего мы узнали уже, что добро и что зло, что угодно Богу и что противно Его святой воле. Едва стали на ноги свои, мы посещали уже храм Божий, слышали живоносные глаголы Господа Иисуса Христа в Его св. Евангелии, приучались молитве и благоговению пред Богом. Припомните сами: не всегда ли присуще было вашему сознанию понятие богоугодной добродетели и богопротивного греха? Не сознавала ли совесть ваша виновность и греховность поступка, когда возбудившаяся похоть влекла вас к чему-либо порочному? Не предупреждала ли она вас стыдом и прещением? Не обличала ли после соделанного греха укоризнами и раскаянием? Можем ли сказать после сего, что, крестившись в младенчестве, мы бессознательно согрешали, без ведома своего лишились непорочности н невинности, дарованной нам в крещении? С другой стороны, если мы не помним своего крещения, то разве не видели никогда, как совершается оно над другими, разве не слышали, о чем молится священнодействующий, чего отрицается и что обещает крещающийся? Не довольно ли всего этого, чтоб сделать нас безответными пред Богом?

Ужели будем сожалеть о том, что мы родились христианами, а не язычниками, или Иудеями; что в самом младенчестве нас обручили Господу Иисусу Христу, усыновили Богу Отцу и сделали причастниками благодатных даров Духа Святого? Ужели будем роптать, что не дали нам вырасти, подобно диким, без познания о Боге, без понятия о добре и зле, без разумения воли Божией и Его св. заповедей, без упования жизни вечной?

Не послужит нам в извинение и немощь естества нашего, поползновение юности к своеволию, обуревание страстей в возрасте зрелом. Ибо для того и дано нам Слово Божие, чтобы оно было светильником ногам и светом стезям нашим во всех возрастах жизни, чтобы оно всегда просвещало и вразумляло нас, укрепляло нас на пути заповедей Божьих, охраняло от всякого заблуждения, предупреждало во всяком деле указанием того, что есть воля Божия благая, угодная и совершенная. Для того подается нам благодать Духа Божия, просвещающая нашу совесть, озаряющая наш разум, оживляющая и воодушевляющая сердце наше чувствованиями святыми и благоговейными, преклоняющая волю нашу и еже хотети, и еже деяти о благоволении. Для того и дана нам молитва, чтобы мы во всяком искушении вопияли к Богу о помощи, при всяком обуревании страстей просили благодатного успокоения и облегчения, во всяком недоумении и колебании воли молились о вразумлении и укреплении свыше. Можем ли сказать, что всеми этими средствами мы пользовались и пользуемся как должно во всех случаях и обстоятельствах жизни?

Но разве можно, скажете, человеку быть совершенно безгрешным? Никто и не говорить сего. Само Слово Божие свидетельствует, что и праведник падает и никтоже чист пред Богом, аще и един день жития его на земли. Для того-то Господь Иисус Христос, по Своему безприкладному милосердию, и даровал нам покаяние, чтобы мы могли очищать все вольные и невольные грехи наши исповеданием пред Ним, обновлять в себе благодать оправдания и непорочности, воссозидать в себе сердце чистое и дух правый, восстановлять благодатный завет наш с Богом, в который вступили в св. крещении. Если не можем быть совершенно чистыми от всякого греха, то в нашей воле желать искренно своего обновления и спасения, искать оправдания, очищения и освящения в св. таинствах, стремиться непрестанно всей душою и всею крепостью к Богу крепкому, живому, памятоват о смерти и суде Божием и готовиться к ним, идти неуклонно, хотя слабыми, колеблющимися стопами, к последней цели бытия нашего—к жизни вечной во Христе Иисусе.

Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке, ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа. Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни. (Тит.2,11—13, Рим.6,3—4.). Аминь.

Иннокентий Херсонский.

Чтение Евангельских сказаний. Гл. 6. Рождество Иоанна Предтечи и его отрочество

 «Елисавети же исполнися время родити ей, и роди сына» (Лк. 1; 57). Слова сии по-видимому лишние, ибо когда же и рождаются дети как не по исполнении времени? Но, известно, что рождения бывают довременные и повременные. Здесь показывается, что рождение Иоанна было своевременное. «И слышаша окрест живущий и ужики ея, яко возвеличил есть Господь милость Свою с нею: и радовахуся с нею» (Лк. 1; 58). Такие события, как рождение сына женщиной престарелой, распространяются легко и скоро. Для всех казалось это необыкновенной милостью Божией, и не только милостью, но и возвеличением милости. Посему Захария не без причины сомневался в исполнении предсказания Ангела. «Радовахуся с нею». Вот как начинает исполняться то, что «о рождении Иоанна мнози возрадуются. И бысть в осъмый день, приидоша обрезати отроча». В восьмой день по закону нужно было обрезывать; тогда же нарекали и имя. «Приидоша» — это церемония была фамильная и религиозная. Поскольку обрезание требовало искусства и добродетельной жизни в совершающих оное: то, видно, для сего употреблялись особенные люди, этим преимущественно и занимавшиеся. «И нарицаху е именем отца его, Захарию». Таков был обычай у евреев: называть младенца именем отца его, деда, или по крайней мере какого-либо родственника. Это показывает, что обычаи израильтян довольно изменились. У патриархов был обычай давать имена детям от известных событий, домашних приключений и прочего, каковы например: Вениамин, Исаак. Пророки также иногда давали имена от событий народных, общественных. Теперь же вошел обычай давать имена родственные. Конечно, это обычай частный, но в нем видно направление мыслей целого народа. Древний обычай давать имя от событий или предвестий поддерживался мыслью, что порядок низший подчиняется высшему, житейский — небесному и духовному, прошедшее связано с будущим. После, когда мысль сия ослабела, евреи утратили чувство веры в Промысл, стали нарекать имена по расчетам житейским, остановились на узах крови, стали, так сказать, на одну доску с язычниками. «Имя Захарии». Оно казалось им ближе всех. Младенцу, который дан отцу в старости, приличнее всего дать имя отца; в нем отец как бы воскресает. Мать говорит, «да наречется Иоанн» (Лк. 1; 60). Почему мать не назначила имени Захарии? Не узнала ли она каким-либо образом от мужа, что сына нужно назвать «Иоанном»? Не было невозможности узнать; но причина, кажется, была другая. Если бы Елисаве-та узнала от мужа, то Евангелист упомянул бы об этом. Внутреннее чувство, мысль сама собою могла остановиться на сем имени. Также могло это произойти по таинственному вдохновению свыше. Мы видели, что Елисавета говорила с Марией по откровению; почему же она и здесь не могла сказать по тому же откровению? А почему муж не передал ей как-нибудь имени рожденного сына? Молчание, наложенное на него, давало ему знать, что он не только языком, но и другими средствами не должен передавать своих мыслей. Сродникам показалось странным назвать новорожденного Иоанном; ибо в родстве у них никто че назывался этим именем. Впрочем, имя Иоанна было употребительно у евреев; также встречается у Неемии. «И помаваху отцу…» Почли нужным обратиться к отцу. Ибо ему собственно принадлежало право нарекать имя, особенно младенцу мужеского пола. «И чудяхуся ecu» (Лк. 1; 63).

Чему чудились все? Неприготовленному согласию мужа с женой. Мать говорила: «да наречется Иоанн», а отец написал: «Иоанн будет имя ему». И это уже показывает, что мать говорила от себя, а не по согласию с отцом. Чудились особенно потому, что не знали предшествовавшего сему делу обстоятельства — благовестия Ангела. «Отверзошася же уста его абие и язык его, и глаголаше благословя Бога» (Лк. 1; 64). Время наказания прошло, и оно снято. Но наказание как бы несколько продолжено сверх срока. Ангел прежде сказал: «се, будеши молча и не могий проглаголати до негоже дне будут сия» (Лк. 1; 20). Но от рождения сына теперь уже прошло восемь дней, а Захария все еще без языка. Но истинное рождение и вступление в жизнь с Богом — духовную — начинается собственно с обрезания; в рождении физическом младенец есть как бы получеловек. С другой стороны, Промысл как бы приготовляет отцу приятную внезапность. Язык его отверзся вместе с наречением имени сыну. В сих путях можно замечать, что Промысл как бы любит веселить святых людей за огорчения, нередко претерпеваемые ими. «Абие» — прибавлено для того, чтобы показать, что сии события имеют между собой связь тесную. Захария начал благословлять Бога за все: за сына, за прежнюю немоту и за возвращенный ему дар слова. Он теперь благодарит Бога — говорит, что должно, а не сомневается уже. «И бысть на всех страх живущих окрест их: и во всей стране Иудейстей поведаеми бяху еси глаголи сии. И положиша еси слышавший в сердцы своем, глаголюще: что убо отроча сие будет? И рука Господня бе с ним» (Лк. 1; 65-66). Последние слова явно относились к последующей жизни Иоанна, а благодарность Захарии, выраженная им в песни, долженствовала быть прежде. «Страх»: почему не радость? Что здесь страшного? Явление из другого мира было явление Ангела кроткого, доброго, язык у Захарии был отнят, но опять возвращен; рождается младенец такой, который будет благодетелем целого народа, — все события радостные: откуда же страх? Подобным образом инде Евангелист замечает, что при некоторых чудесах, совершенных Иисусом Христом, нападал страх на видевших. Вообще, где бывают явления из другого мира, когда наш мир как бы распадается, там непременно нападает на людей страх. Даже в нашем мире, который, впрочем, имеет много отделений, низших и высших, когда является что-либо из отделения высшего (когда, например, проявляется чувство изящного, высокого), то душу как бы невольно объемлет страх. Ибо здесь душа приближается к границам мира духовного. Это оттого, говорят, что сии два мира противоположны, один исключает другой, борются между собой, один существует насчет другого. Где виден наш мир, там как бы не видно того мира; а где проявляется сей, там как бы исчезает наш мир. В отношении к человеку, тут еще более бывает необычайного. Когда отверзается пред ним другой мир, и он приближается к границам своего бытия, то не может не трепетать, как трепещет преступник перед орудием казни; и точно, чтобы перейти ему в другой мир, нужна смерть. «Во всей стране Иудейстей поведаеми бяху вси глаголи сии». Слух распространился очень далеко, потому что событие было необыкновенное, и рассказываемы были все обстоятельства его, как-то: благовестие Ангела, отнятие и возвращение языка Захариина, наречение имени. И представьте, что внимание иудейского народа в сие время было чрезвычайно напряжено; бедствия очистили многих из Иудеев и воскрылили горе мысли их; очевидно, что весть о рождении такого младенца, каков Иоанн, как весть о избавлении, должна быть радостна. «Положиша вси слышавший в сердцы своем». Очень хорошо положено было «в сердцы»; ибо где лучше было скрыть рассказ о чрезвычайном действии Промысла, как не в сердце? Но опыт показывает, что редкие сохраняли в сердце; из сердца может многое пропадать. Ангел в своем пророчестве об Иоанне говорит, что он «предидет пред Ним духом и силою Илииною» (Лк. 1; 17). Захария же теперь не упоминает об этом. Может быть, сия черта была скрыта Захариею в сердце, так сказать, драгоценность сия оставлена им про себя; ибо он и не обязан был благовествовать сего. Притом, молва о рождении Предтечи Мессии долженствовала быть опасной для города; с другой стороны, если бы и совершенно сии глаголы были исповеданы, то народ все бы спрашивал: «что убо отроча сие будет? И рука Господня бе с ним» (Лк. 1; 66). Выражение сие употреблено в ознаменование особенной силы Божией, какого бы то рода ни было. В младенцах, предназначаемых для великих целей, бывают при самом рождении особенные знамения, например, иногда младенцы в известные дни постятся, не принимают молока материнского. Явление сие странно, и потому многие сомневаются в действительности оного; но глубокий взгляд на природу заставляет стать за него: есть и в обыкновенных вещах много неизвестного, и между тем истинного. Это знамения естественные. Бывают еще и духовные, например, раннее развитие способностей, направление мыслей к одному известному предмету, какие-нибудь особенные приключения. «И Захария отец его исполнися Духа Свята, и пророчествова» (Лк. 1; 67). Не только снято с Захарии наказание, но ему ниспосылается еще и дар Духа Святаго: он пророчествует. Выражение сие не всегда означает прорицание будущего; но здесь из уст Захарии явно мы услышим о будущих событиях. Какой распорядок в этом исполнении Святаго Духа? Прежде им исполняются жены благочестивые — Елисавета и Мария, потом священник Захария, как бы вследствие уже рождения сына. Иоанн значит «благодать». Какой же предмет пророчества Захариина? Тот же, что и песни Марииной. Захария благодарит Бога за посещение, о котором он прямо говорит, и изображает сие посещение с различных сторон; потом обращается к сыну и раскрывает в речи своей то, что он слышал прежде от Ангела. Это — восторженная песнь или святой гимн. «Благословен Господь Бог Израилев, яко посети и сотвори избавление людем Своим « (Лк. 1; 68). Явно здесь Захария имеет в виду пророчество об избавлении Израиля, и настоящее бедственное положение его требовало освобождения. «Посети»: выражение библейское, прилагаемое к Промыслу, так сказать, любимое в Священном Писании. Он выражается в Писании под именем пришествия и удаления. Какое здесь избавление разумеет Захария? Их может быть два: избавление от бед физических и от грехов. «Воздвиже рог спасения нам, в дому Давида, отрока Своего» (Лк. 1; 69). Выражение сие (рог) могло быть занято, и вероятно занято, из простого быта животных. Для многих животных, особенно в Палестине, спасение действительно состоит в рогах. Еще выражение сие могло быть занято от священного места. Известно, что в скинии было возвышение наподобие рогов, и называлось рогами алтаря. У евреев, и даже у язычников, был обычай, что преступник, поспешно прибежавший и ухватившийся за рог алтаря, оставался неприкосновенным для суда и наказания. Отсюда и Давид иногда называет Бога — «рогом спасения, скалою». Вообще, это выражение означает источник спасения. «Давида, отрока Своего». Давид здесь называется «отроком», то есть приближенным к Богу, доверенным. «Яко же глагола усты святых сущих от века пророк Его» (Лк. 1; 70). Здесь Захария говорит о пророчествах, в разные времена разным мужам данным, об избавлении Израиля. В новейшие времена у некоторых неправославных изъяснителей Священного Писания составилось понятие, что пророчества в деле веры не так важны, что их легко можно и оставить. Мысль сия ложна и есть следствие антирелигиозного направления мыслей нынешних ученых. Пророчества составляют златую цепь, связующую времена и народы. В Ветхом Завете мы видим, что и грешные и праведные в смутных обстоятельствах своей жизни прибегали к пророчествам. Иисус Христос и апостолы ссылались на них. Апостол Петр называет пророчества светильником, сияющим «в темном месте» (2 Пет. 1; 19). Какая же сущность пророчества Захарии? Две стороны различаются в нем, и два приметны направления мыслей: 1) Бог сотворил милость со отцами; 2) помянул Завет Свой с ними; одно благо обещается чувственное: обещается освобождение Иудеев от притеснений; другое — дарование благ духовных. «Служити Ему преподобием и правдою пред Ним вся дни живота нашего» (Лк. 1; 75). Таким образом, Захария ожидал от Мессии восстановления Царства Давидова, освобождения временного; но что Царство Иисуса Христа «несть от мира сего» (Ин. 18; 36), что Его ожидает крест, — эта тайна не могла быть вдруг показана, ибо она была не по силам тогдашних людей, коим давалось откровение. Посему и неудивительно, что с ожиданием от Мессии благ духовных было соединено ожидание благ чувственных. Причиной такого ожидания, между прочим, было то, что в некоторых пророчествах было обещание благ чувственных. Последствия показали, что пророчества о благах чувственных, соединенных с пришествием Мессии, выполнены хотя нескоро, но во всей полноте, и не над Израилем ветхим (плотским), но над Израилем новым. Так, христиане сделались теперь распорядителями судьбы почти целого мира, народом сильнейшим, богатейшим, просвещеннейшим всех прочих. Апостол Павел так изъясняет имя Израиля: «не вси бо сущий от Израиля, сии Израиль» (Рим. 9; 6). Но некоторые спрашивают: почему не произошло скорейшего исполнения оных пророчеств? Подобные ожидания видим в первом и втором веке по Рождестве Христовом, когда у многих из христиан была та мысль, что скоро конец мира, скоро явится антихрист (так что апостол Павел принужден был учеников своих предостеречь от сей мысли). Говорят, что в царствование Иисуса Христа все праведники Иудейские и даже все Иудеи воскреснут и будут блаженствовать. Промысл в таких предметах, коих знание или незнание не вредит людям, предоставляет ход их естественному порядку вещей. У Захарии та мысль, что праведники и по смерти в другом мире не перестают любить своих потомков на земле; посему оказание потомкам милости есть как мы милость им самим. С другой стороны, Иисус Христос недолго совершал Свое служение на земле: три года с половиной, а после перешел в другой мир, нисходил в ад по смерти, и вознесся на небо — туда, где находится лоно праведников, а с Ним, без сомнения, хорошо им. «Клятву, еюже клятся ко Аврааму отцу нашему» (Лк. 1; 73). «Клятся»: указывается на милость ко всем отцам, а не на клятву только Аврааму. Это нередко встречается в Библии. Бог часто представляется так действующим в отношении к какому-либо известному лицу. Не противоречит ли это тому, что Бог не имеет лицеприятия? Не сокращается ли здесь каким-либо образом всеобъемлющая любовь Божия? Нет. Всеобщность любви Божией здесь остается во всей силе. Это бывает вследствие необходимых законов существа Божественного и человеческого. Божественное земным может быть принимаемо различно. Если приемлемость со стороны людей велика, то Промысл выказывает им Себя в большей полноте. Можно сказать, что от самого человека зависит брать от Бога много или мало. Посему нельзя и удивляться, что Бог как бы особенно иногда относится к праведнику. В человеке иногда может сосредоточиваться много, от умственных и нравственных его действий, как и в одном поступке его много сосредоточивается добра и зла. Таково преступление Адама, последствия которого особенно обнаружились в крестной смерти Иисуса Христа. Такие люди, как Авраам, Моисей, Иоанн, привлекали и привлекают на род человеческий Божие благословение в лице Иисуса Христа. Прекрасная черта здесь же открывается в самом Захарии, как и во всем Иудейском народе: относить всю милость Божию к отцам. В позднейшие времена родилось какое-то забвение отцов; люди стали все приписывать себе. Рассматривая жизнь новейших народов, замечаем в них какое-то отчуждение от предков. Это есть, конечно, следствие большого развития сил, и в сем направлении есть, конечно, доброе, но оно заключает в себе нечто похожее на существо злых духов, темных, где в каждом существе совмещается целый мир. У людей же должны быть общие чувствования, общие блага, общая вера. Так, повторим опять, над Израилем ветхим не сбылось пророчество о даровании ему благ чувственных; но не сбылось потому, что со стороны самого Израиля не сбылось главное условие — принятие Мессии. С этим неисполнением обетования некоторые толковники, так сказать, не знают что делать, и потому, толкуя о благах чувственных, стараются как бы вытолковать из них блага духовные. Но зачем же отвергать обетование благ чувственных? Если Бог не пощадил для людей Единородного Сына Своего, то пощадит ли Он для них блага чувственные? Посему-то Иисус Христос, входя в Иерусалим пред смертию Своею, со слезами обратился к нему и говорил: «Иерусалиме, Иерусалиме! Если бы ты «разумел» день «твоего посещения» (Лк. 19; 44), то не постигли бы тебя такие бедствия; ныне же «приидут дние на тя, и обложат врази твои острог о тебе, и обыдут тя и объимут тя отвсюду»» (Лк. 19; 43). Но почему, говорят, пророчество о благах чувственных не исполнилось над Израилем во времена Иисуса Христа? Тогда многие уверовали бы в Него. На это нужно сказать, что надобно прежде служить Богу преподобием и правдой, чтобы получить от Него награду. В то время, как был Иисус Христос, Антиохова гонения не было, храм был отверст, вход в него был свободен всем. Все благоприятствовало Иудеям служить Богу и исполнять Его закон. Притом, в краткое время служения Иисуса Христа нельзя было наделить Иудеев вдруг всеми благами; иначе это означало бы строить чудо на чуде; весь порядок политический нужно было бы переменить, а это было бы вредно. «И ты, отроча, пророк Вышняго наречешися: предъидеши бо пред лицем Господним, уготовати пути Его» (Лк. 1; 76). Взор Захарии теперь обращается к сыну. Что за обращение к младенцу? Не есть ли это обращение пророческое? Так иногда пророки обращались к вещам неодушевленным и разговаривали с ними. Подлинно, язык Захарии есть язык пророка — речь восторженная. Младенец-сын его был необыкновенный. Он слышал приветствие Марии, будучи еще во утробе матери своей; слышал, без сомнения, и теперь собственным слухом пророчество отца, которое производит сильное действие в душе его и теле. Блаженный Феофилакт делает на это некоторое замечание: «Странно, яко Захария обращает речь ко отрочати, а не странно ли было, яко и само отроча, будучи во утробе матери, пророчествовало о пришествии Мессии?» Какая же речь к этому отрочати? «Пророк Вышняго наречешися, « то есть пророк Мессии. «Уготовати пути Его», то есть пути нравственные и пути Его деятельности внешней. Иоанн действительно приготовил Иисусу Христу путь своей проповедью к народу, своим крещением и обращением внимания народана Иисуса Христа, также приготовил Ему учеников; ибо первые ученики поступили к Иисусу Христу от Иоанна. «Дати разум спасения людем Его, во оставление грех их» (Лк. 1; 77). Народ не разумел своего спасения, не разумел самого себя: фарисеи остановились на одной внешности, саддукеи вели жизнь слишком чувственную и впали в неверие; посему нужно было дать им уразуметь свое спасение, заставить их переменить порочную жизнь на добродетельную. Иоанн, действительно, начинает свою проповедь словами: покайтеся «и не начинайте глаголати в себе: отца имамы Авраама» (Мф. 3; 8- 9). «Милосердия ради милости Бога нашего, в нихже посетил есть нас восток свыше» (Лк. 1; 78). Здесь указывается Мессия, имеющий оказать благодеяния роду человеческому. «Восток свыше»: у Израильтян было много имен Мессии, некоторые пророки действительно представляли Его источником света — Востоком, а время пред пришествием Его — мраком. И сих-то людей, сидевших во тьме, Мессия должен был просветить, а Иоанн должен был приготовлять их к сему. И сам Иоанн называется «светильником» (Ин. 5; 35). «Просветити во тме и сени смертней седящыя» (Лк. 1; 79). Выражение взято из пророков, но очень идет к делу: вот как Заха-рия отзывается о своих современниках; а современники сами о себе думали, что они сидят не во тьме и сени смертной, а в сени райской; в беседах их с Иисусом Христом приметна чрезвычайная гордость. Когда они рассуждали со слепым, которому Иисус Христос отверз очи, то между прочим говорили: «еда и мы слепи есмы»; (Ин. 9; 40)… «направити ноги наши на путь мирен» (Лк. 1; 79). Ноги евреев ходили по многим путям, но, как замечает Давид, они пути мирного не познали. Читая Иосифа Флавия, видим, что нравственное состояние Иудеев в сие время было самое худое. «Бе в пустынех» (Лк. 1; 80). Евангелист замечает об отрочати, что оно укреплялось духом — выражался в нем особенно Дух Божий; в нем раскрылись необыкновенные способности, особенно нравственные. «В пустынех». Нагорная страна Палестины имела много пустынь, из коих некоторые были наполнены зверями. Есть древний рассказ, повторенный еще Оригеном, что Иоанн тотчас по рождестве должен был скрываться в пустыне от преследования Ирода, и что он жил в пещере над Иорданом, с матерью своей, которая после шести месяцев умерла; потом Иоанн мог жить под присмотром других, ибо в тех пустынях люди живали иногда отшельниками.

 После сего Иоанн стал жить один. Распоряжение Промысла о жизни Иоанна чрезвычайно удивительно и премудро. В свое время Иоанн, как некий Ангел, явится из пустыни с проповедью покаяния, не имея никакого отношения к земным сродникам и знакомым, — он знал лишь одного Бога. Жизнь его была самой лучшей и убедительнейшей проповедью перемены жизни. Он был родственником Иисуса Христа по плоти, почему, живя в пустыне, разлучившись, так сказать, с Мессией от самой колыбели, Иоанн тем самым удалил всякое подозрение в пристрастии к Нему; ибо он не знал и не мог Его знать обыкновенным образом, а проповедовал о Нем по внушению Святаго Духа. Вот что говорит евангелист Лука об обстоятельствах, предшествовавших рождению Мессии.

Слова и беседы на дни святых. Слово в день Рождества Иоанна Предтечи

«Предтечи рождеством острится днесь секира духовная, еюже вся посекаются страстей взыграния, тайно же процветают плоды покаяния» (Канон, песнь 7, стихира 3)

Итак, братие, грозная секира, виденная некогда Иоанном Предтечею (Мф 3; 10) при корне всякого древа, не творящего добра, цела и доселе! И чтобы кто не подумал, что священное острие ее притупилось уже о выи нераскаянных грешников, се ныне она, по свидетельству Церкви, снова острится рождеством Предтечи!

Оставим ли празднество, убоявшись того, что им острится секира духовная? Но тому, кто скончал жизнь свою под мечом, позволительно и при рождении привести на память меч! Лучше подойдем ближе к грозной секире; рассмотрим, как она ныне острится, против кого и чего? И нет ли способа сделать самое острие ее для нас спасительным?

Явление на свет праведника всегда есть великая милость Божия к людям, ибо праведниками стоит и держится весь мир. Но, тем не менее, рождение праведника всегда есть некоторого рода обличение для мира, есть новый приговор против его соблазнов и страстей, ибо праведники своей противоположностью служат постоянным осуждением для жития грешников. Не имея пред своими очами праведников, грешники могли бы говорить, что закон Божий слишком тяжел, а природа человеческая слишком слаба. Но, когда подобострастный им человек ходил во всех заповедех и оправданиих Господних безпорочна (Лк. 1; 6), исполняет много даже такого, чего закон Божий прямо и не требует от людей, то уста людей грешных, желающих извинять свои измены закону, затворяются невольно, и они, по словам подобострастного им праведника, вины не имут о гресе (Ин. 15; 22). Потому-то мир с таким ожесточением всегда и преследовал праведников, ибо в их жизни видел приговор самому себе.

Такое предназначение — служить осуждением для мира, с особенною силою выражается в жизни тех праведников, кои предопределены (ибо и праведники имеют разные предназначения) возвещать людям их грехи и нужду исправления. В день явления миру каждого из таковых, Богом воздвигаемых, проповедников покаяния, секира гнева Божия подъемлется и острится снова для посечения тех, кои не воспользуются их проповедью, не тронутся их примером, останутся нераскаянными в своих грехах.

Но между всеми праведниками, приходившими в мир для проповеди покаяния, Предтеча Христов Иоанн есть первый и главный. Стоя на пределах двух Заветов и связуя своим чрезвычайным служением Царство благодати с временами подзаконными, он, судя по его проповеди и делам, кажется, ничего более не видел в продолжение жизни своей, кроме двух предметов: грехов человеческих и Агнца Божия, вземлющего грехи мира. Покайтеся! (Мф. 3; 2) — было началом; веруйте! (Ин. 6; 29) — было окончанием всех его слов. Что содержалось в словах, то самое выражалось и во всей жизни Иоанновой; она совмещала в себе все, что покаяние имеет сурового, а вера — высокого. Поелику же современники и соотечественники Иоанновы были большею частью люди упорные в предрассудках и страстях, так что Сам Спаситель не знал, чему уподобить род сей (Мф. 11; 16), а посему, несмотря на проповедь Иоаннову, многие имели остаться в своих грехах, то сам Иоанн видел уже и в слух всех объявлял, что …секира при корены древа лежит… всяко древо еже не творит плода добра, будет (Мф. 3; 10) посечено и брошено в огнь. И нет сомнения, что со многими негодными деревами в то время так именно и поступлено.

Но Иоанна давно уже нет, а секира Иоаннова продолжает лежать при корени бесплодных дерев, и ныне воспоминанием рождества его паки острится! Чем и как острится? Разительною противоположностью его жизни нашим нравам и нашей жизни. Ибо что должен чувствовать и ныне каждый грешник, если в нем еще не подавлено грехом всякое чувство добра, что должен чувствовать, воспоминая жизнь Иоанна, и обращаясь от ней к образу своей жизни? Не смущение ли? Не осуждение ли самого себя? Может ли вспомнить о пустыне Иоанновой без упрека совести тот, кто строит чертоги за чертогами? Об акридах и меде дивием — тот, кто не знает счету своим яствам?.. О поясе усменном и власах верблюжьих — тот, кто облачается непрестанно виссоном?.. О главе на блюде спекулатора — тот, который сам среди пиров готов бывает отдать все за предметы похоти плотской.

Один взгляд на образ великого подвижника Иорданского производит в незагрубелой совести чувство, подобное тому, какое происходит в ране телесной от прикосновения к ней острия. Но начните всматриваться пристальнее в сей святой образ, заставьте себя размышлять более и более о жизни и проповеди Иоанновой, — и вы увидите, как секира, им указанная, будет видимо приближаться к вам, почувствуете, как в вас много такого, что подлежит необходимо посечению, сознаетесь внутренно, что вертоград души вашей давно-давно требует отребления. После сего вы не будете уже и спрашивать, против кого и чего ныне острится секира духовная? Против тех же людей и пороков, на кои гремел некогда Иоанн: против саддукеев, кои, не веря в воскресение и бытие духов, ограничивая все надежды человека землею и земными благами, говорят себе и другим: да ямы и пиемы, утре бо умрем (1 Кор. 15; 32), «против фарисеев, кои, имея образ благочестия, отвергаются силы его» (2 Тим. 3; 5), «снаружи красны и чисты, а внутрь исполнены грабления, лукавства и всякой нечистоты» (Мф. 23; 25); против книжников, кои в премудрости Божией не разуме… премудростью Бога (1 Кор. 1; 21), родившись в христианстве, мудрствуют «не по Христе, а по стихиям мира» (Кол. 2; 8); против всех, кои, возобновляя в себе пороки древних Иудеев, гордость, любостяжание, сладострастие, заслуживают и древний упрек Предтечи, называвшего таких людей порождениями ехидны. Всем таковым грешникам Иоанн и ныне, не с брегов Иордана, а с неба вопиет: покайтеся и сотворите плоды достойны покаяния! Не начинайте глаголати в себе: отца имамы Авраама (Мф. 3; 8-9), именуемся христианами, ходим во храмы, участвуем в Таинствах. Все это без перемены сердца и жизни — ничто. Покайтеся и веруйте в Евангелие, — веруйте не словами, а делом! Иначе и теперь, как было прежде и как будет всегда, и теперь секира при корени древа лежит, и всяко… древо, еже не творит плода добра, посекается и во огнь вметается (Мф. 3; 10).

Посекается! во огнь вметается! Ах, братие, выражения сии и на нашем языке, любящем преувеличивать понятия, были бы страшны, а на языке людей, подобных Иоанну, кои всегда менее говорят, нежели делают, они должны заставить трепетать каждого грешника!

Что же делать тем, кои почувствуют в себе сей святый трепет? Ничего более, как добровольно подклонить главу под секиру Иоаннову, и дать ей, по выражению Церкви, «усечь до корени всякое страстей взыграние». Духовная секира страха Божия и покаяние имеет в себе то чудное свойство, что посекает всеконечно тех, кои убегают от нее своим нераскаянием и, напротив, отребляет, избавляет от сухих ветвей, от нечистот и болезней и, наконец, от смерти тех, кои сами прибегают к ее спасительному действию. Итак, да взыдет, да взыдет скорее священное острие ее на все сухое и безплодное в нашем уме и сердце! Да посечет в самом корне гордость, сладострастие, гневливость, суесловие и, по выражению Церкви, «всякое страстей взыграние!» Растленная природа наша нередко обманывает нас невинною, по-видимому, игрою своих сил, которая, однако же, почти всегда оканчивается тяжкими падениями. Да посекутся и сии взыграния, да разбиются о камень воздержания самые младенцы греха (Пс. 136; 9) — злые помыслы! Со злом не может быть никакого перемирия: тут брань на смерть; одно из двух: или мы мертвы, а грех жив в нас; или грех мертв, а мы живы. Среднее состояние есть плод самообольщения: его нет и быть не может. Токмо когда посекается всякое страстей взыграние, и нанесен смертельный удар в самое сердце ветхого нашего человека, только тогда начинается новая жизнь, и могут процветать плоды покаяния. Процветать тайно, ибо хотя они родятся в нашем сердце, но корень их далее и глубже — в благодати Духа Святаго, коея действия не подлежат взорам нашего разума. Тайно: ибо как естественные добродетели, всегда растворенные гордостью, всюду любят выказываться, так плоды Духа Святаго, добродетели духовные, будучи проникнуты смирением, не любят очес человеческих. Обновленный благодатью грешник, подобно праведной Елисавете, носит в себе нового человека и таится (Лк. 1; 24), как бы не доверяя чудесам, в нем совершающимся.

Для успеха же в великом деле самоотребления духовного, будем, братие, чаще от сует мира, от шума и пререканий житейских переноситься мыслью в пустыню Иоаннову и молить его, чтобы он и в нас, как некогда в народе Иудейском, уготовал путь Спасителю. Живя в духе с Иоанном, разделяя по возможности его подвиги, мы, без сомнения, скоро увидим, подобно ему, Агнца Божия, грядущего взять грехи наши. Тогда, приняв от Него, после Иоаннова крещения слез, крещение Духом, мы не согласимся променять духовной пустыни ни на какой земной рай, и со слезами благодарности будем лобызать Иоаннову секиру покаяния, избавившую нас от смерти духовной. Аминь.

Лука Крымский (Войно-Ясенецкий).

1. Слово в день рождества Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.  Проповеди, т.2.

Празднуем ныне Рождество великого Иоанна, Пророка, Предтечи и Крестителя Господа нашего Иисуса Христа. Это великое событие за 700 лет до него было предвозвещено славным Пророком Исаией: «Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему» (Ис. 40, 3).

Этими словами Пророк Исаия предопределил основную цель жизни Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.

Через 300 лет после Исаии другой пророк, Малахия, назвал Предтечу Господня Иоанна Ангелом, которого посылает Господь пред Собою уготовить путь Ему.

Слова Пророков удостоверил и Сам Господь наш Иисус Христос пред народом, когда присылал к Нему двух своих учеников уже заключенный в темнице Иоанн Предтеча спросить у Него: «Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого?» (Мф. 11, 3).

Обращаясь к народу, Господь сказал: «Что же смотреть ходили вы? пророка? Да, говорю вам, и больше пророка. Ибо он тот, о котором написано: се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою. Истинно говорю вам: из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя; но меньший в Царстве Небесном больше его» (Мф. 11, 9-11).

С большим смущением останавливаемся мы пред этими последними словами Спасителя. Как понять нам, что «меньший в Царстве Небесном» – больше Иоанна Предтечи, величайшего из всех рожденных женами?

Слова эти нельзя было бы понять разумом человече-ским, и только другие слова Господа Иисуса, сказанные им по совсем другим поводам, дают нам ответ на смутившее нас слово Его о том, что меньший в Царстве Небесном больше великого Предтечи и Крестителя Господня.

Напомним написанное у Евангелиста Луки (Глава 20) повествование о том, как искушали Господа Иисуса Христа саддукеи, иудейские сектанты, отвергавшие веру в воскресение мертвых.

Они рассказали Ему о бесплодной женщине, имевшей семь братьев мужьями своими по закону Моисееву, обязывавшему взять за себя жену брата своего, умершего бездетным, и восстановить семя его. Было семь таких братьев, и все умерли бездетными. Саддукеи надеялись поставить в большее затруднение Господа Иисуса Христа вопросом: «…в воскресение которого из них будет она женою, ибо семеро имели ее женою? Иисус сказал им в ответ: чада века сего женятся и выходят замуж; а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения» (Лк. 20, 33-36).

Вспомним и другие великие слова Господа Иисуса Христа, записанные Иоанном Богословом в пятой главе его Евангелия: «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин. 5, 24).

В этих великих словах Господа Иисуса и в вышеприведенном ответе Его саддукеям приоткрывается для нас тайна загробной жизни праведников, сподобившихся достигнуть Царствия Небесного. Они уже не подвергаются искушениям плоти. Они чада Божии, они равны Ангелам, они уже живут вечной жизнью и умереть не могут. Таков и самый меньший из них.

А можем ли мы сказать все это о Предтече Господнем Иоанне? Нет, не можем. Он был меньше бессмертных сынов Божиих, ибо не только мог умереть, но и склонил свою святую главу под меч палача.

Он не родился бесплотным, но носил плоть человече-скую со всеми ее недостатками и искушениями.

Он не явился миру так, как являлся Архангел Гавриил, или Ангелы, явившиеся женам-мироносицам у гроба Воскресшего Спасителя мира.

Если Пророки и Сам Господь Иисус Христос называли Его Ангелом, то это надо понимать в том смысле, что он был и в человеческом теле носителем ангельского духа, чистоты и совершенства.

За свои неописуемые аскетические подвиги в пустыне, за безмерную глубину молитвы и поста, за величайшее дело проповеди, которой он уготовал путь Господу, за Крещение в Иордане Сына Божьего, за свою мученическую смерть, конечно, уже теперь великий Предтеча – первый в Царстве Божием после Пресвятой Богородицы. Но пока он жил в теле, меньший в Царстве Небесном был больше его.

Ему слава во веки веков! Аминь.

1957 г.

2. Слово в день рождества Иоанна Предтечи, т.3

Много дивного, и славного, и великого написано в Евангелии Христовом о Пророке и Крестителе Его Иоанне Предтече, рождество которого мы ныне празднуем.

Но есть одно место, которое может возбудить в нас недоумение. И хочу я разъяснить это место и рассеять всякое недоумение.

Читаем, что когда великий Предтеча находился в темнице Иродовой и слышал о дивных чудесах, творимых Господом Иисусом, то послал двух учеников своих к Нему спросить: «Ты ли Тот, Который должен прийти, или ожидать нам другого?»

Вот это место может возбудить некоторое недоумение. Неужели Предтеча и Креститель Христов колебался в своем мнении о Христе?!

Как мог он, исповедавший пред людьми, что Господь Иисус Христос есть Агнец Божий, Вземляй грехи мира, что Он будет крестить Духом Святым и огнем – как мог он задать такой вопрос?!

Великий Иоанн Златоуст в творениях своих говорит об этом месте Евангелия, что, конечно, не могло быть, чтобы сам Предтеча сомневался, и если послал он двух учеников своих с таким вопросом к Господу Иисусу, то сделал это не для себя, а ради учеников своих, ради того, чтобы они, завидовавшие славе Иисуса, которая затмевала все больше и больше славу их учителя, Крестителя Христова, увидев и послушав Господа Иисуса, сами убедились в том, что Он выше Предтечи.

Это объяснение Иоанна Златоуста принято всеми богословами. Правда, есть некоторые, и особенно среди богословов новейшего времени, полагающие, что сам Креститель Христов недоумевал о личности Господа Иисуса.

Такое мнение разделяю и я и хочу объяснить вам, что если принять это мнение, оно нисколько не уничижает великого Иоанна Предтечу, но еще больше возвеличивает его.

Св. Предтеча во время крещения Господа Иисуса слышал глас Бога Отца, с небес принесшийся: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, о Немже благоволих! Его послушайте», он видал Духа Святого, в телесном виде, как голубя, спускавшегося над главой Господа Иисуса Христа. Это было явление Святой Троицы: Бог Отец свидетельствовал о Сыне Своем Единородном, Крестившемся во Иордане, Дух Святой сошел на Него.

Это Богоявление, эти слова Бога Отца: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный», разумеется, потрясли до глубины души Иоанна, и мыслил он: О Господи, Господи! Кого крещу?! Я крещу Сына Твоего!..

И на другой день после Крещения, когда увидел Иоанн Иисуса, идущего к Иордану, он сказал: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грехи мира; Сей есть, о Котором я сказал: “За мною идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня» (Ин. 1, 29-30).

Подумайте, как мог Иоанн Предтеча, который говорил, что не знал Иисуса, и только Дух Святой возвестил ему о Нем, как могло быть, чтобы он, слышавший также Божьи глаголы, теперь сказал такие глубоко изумительные слова: «Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира»?

Неужели мог знать Предтеча, что Господь Иисус Христос, Которого явил он миру этими словами, возьмет на Себя грехи всего мира и вознесет их на крест Голгофский? Конечно, нет.

Откуда же, откуда знал Он, что это Агнец Божий, Вземляй на Себя грехи всего мира?

Как мог он сказать такие удивительные слова: «Сей есть, о Котором я сказал: “За мной идет Муж, Который стал впереди меня, потому что Он был прежде меня»?

Подумайте, какие это глубочайшие, изумительные слова: «Который был прежде меня». Мы же знаем, что Господь родился позже Предтечи Своего, а Предтеча сказал, что Он был прежде его.

Не значит ли, что это свидетельство о предвечном существовании Сына Божия, как Второго Лица Святой Троицы, как Бога Предвечного, Существовавшего прежде создания мира?

Как мог он говорить такие удивительные слова? Конечно, от духа Святого говорил он, он был трубой Духа Святого, чрез него глаголавшего.

Итак, величайший из рожденных женами узнал от Духа Святого, от Бога Отца Самого узнал нечто необычайно великое о Господе Иисусе Христе, узнал, что это Агнец Божий, Вземляй грехи мира, что это Тот, Кто был прежде его, прежде всех, прежде создания мира – что это истинный Сын Божий, в Котором благоволение Отца Небесного.

Не значит ли это, что был он самого высокого мнения о Господе Иисусе Христе, такого, которое неизмеримо превосходило мнение народа израильского о Мессии. Откуда возникла эта вера в пришествие Мессии? Эта вера основана на словах великого пророка Моисея: «Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь, Бог твой, – Его слушайте» (Втор. 18, 15).

И вот на основе этих слов ждал народ израильский величайшего пророка, которого именовал помазанником Божиим, ибо слово Мессия значит то самое, что по-русски помазанник.

Народ ждал помазанника Божия, который станет величайшим вождем и царем народа своего, возвеличит этот народ, поставит его превыше всех народов и прославит его.

Народ ждал помазанника Божия, подобного пророку Моисею, величайшему избраннику Божию, ждал, что воздвигнет Господь Бог подобного Давиду, великому Царю и Псалмопевцу, и не ждали евреи, совсем не ждали Истинного Сына Божия, не ждали, что воплотится и сойдет на землю и взойдет на крест Сын Божий Истинный, Второе Лицо Святой Троицы – ждали только великого царя.

Такое представление о Мессии, такое ожидание разделял, конечно, и сам пророк Иоанн Креститель.

И вот, когда по гласу Самого Бога Отца сказал он свои дивные слова о Господе Иисусе как Истинном Сыне Божием, о Котором Давид пророчествовал, когда узнал, что это Агнец Божий, Вземлющий грехи мира, когда узнал, что это вечно существующий Сын Божий, то неужели в его душе, в его уме не возникло недоумение, не возник вопрос: «Что же это? Неужели таков Мессия? Этот, которого я крестил, неизмеримо выше Мессии, ведь это Истинный Сын Божий – неужели же это и есть Мессия?”

И когда возникло это недоумение в душе Иоанна Предтечи, послал он двух учеников своих спросить Иисуса: «Ты ли Тот, Который должен прийти (т.е. Мессия), или ожидать нам другого?»

Что же, неужели в вопросе этом есть что-либо омрачающее светлую память Крестителя Иоанна? О, нет! Он не только не сомневался в высочайшем предназначении Господа Иисуса, а считал, что Он предназначен для служения несравненно большего, чем служение Мессии. Кто же этот великий, этот святой, этот неизмеримо, несравненно больший, чем Мессия?.. И послал он учеников спросить Иисуса: «Ты ли Тот, Который должен прийти?»

В своем ответе ученикам Предтечи Господь указал только на великие чудеса Свои и прибавил: «Блажен, кто не соблазнится о Мне». Затем продолжал Он речь Свою, обращенную к народу, и сказал: «Что смотреть ходили вы в пустыню? Трость ли, ветром колеблемую?»

В этих словах некоторые видят укор Предтече, что он хоть малейшее сомнение допустил в сердце свое. Но ни о каком, даже самом слабом укоре не может быть речи, если эти слова Христовы понять в их истинном смысле: «Неужели трость, ветром колеблемую, ходили вы смотреть в пустыню?» Нет, конечно, не трость, ветром колеблемую, ибо никаких колебаний не было в святой душе Предтечи, а только вполне понятное недоумение.

Подумайте, если Иоанн послал двух учеников своих с целью, о которой говорит Иоанн Златоуст, чтобы уверовали они во Христа, видя чудеса Его, слыша проповедь Его, то не лучше ли было бы ему, заключенному в темнице, послать всех учеников, ибо у всех была такая мысль, как у посланных.

Недоумение самое святое, самое великое, неужели умалит славу его, если так понимать будем посланничество учеников Иоанновых? И слава его не умалится, она только возвеличится от того, что именно такое святое, такое высочайшее недоумение имел он о Христе, что считал Его высшим Мессии, считал Истинным Сыном Божиим, Агнцем Божиим, Вземлющим грехи мира.

Будем же и мы мыслить, как мыслил Предтеча; будем твердо верить и неуклонно мыслить, что Иисус Христос был истинным Сыном Божиим, Вторым Лицом Святой Троицы, Вземлющим грехи мира, Вземлющим и грехи всех нас, грешных и непотребных.

Аминь.

7 июля 1953 г.