🎧т.1.9. Слова на Воздвижение Честного Креста Господня. Дмитрий (Муретов) Херсонский

ДРУГИЕ ТВОРЕНИЯ ДМИТРИЯ (МУРЕТОВА)

🎧42. СЛОВО в день Воздвижения честного и животворящего креста Христова. («Последовать Господу Иисусу Христу есть первая и непременная обязанность христианина, который потому и называется учеником и последователем Христовым»)

43. СЛОВО в день Воздвижения честного и животворящего креста Господня. («Внешняя слава креста Христова — для неверующих. Перед взором христианина открываются в нем другие —бесконечно высшие чудеса»)

44. СЛОВО в день Воздвижения животворящего креста Христова («Что же соблазняет тебя, иудей, в проповеди слова крестного? … Что безумного и для тебя, Эллин, в проповеди слова крестного?»).

45. СЛОВО в день Воздвижения честного и животворящего креста Христова. («Для чего ныне мы продолжаем воздвигать крест Христов, когда ему давно уже поклоняются во всем мире все племена и языки?»)

 

🎧42. СЛОВО в день Воздвижения честного и животворящего креста Христова. («Последовать Господу Иисусу Христу есть первая и непременная обязанность христианина, который потому и называется учеником и последователем Христовым»)

«Христос пострадал за нас, оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1 Петр. 2, 21).

Последовать Господу Иисусу Христу есть, братья мои, первая и непременная обязанность христианина, который потому и называется учеником и последователем Христовым. Для того и воплотился и пострадал за нас Единородный Сын Божий, чтобы, примирив нас с правосудием Божиим Своею крестною смертью, привести нас ко Отцу Своему, указав нам путь к небу примером собственной жизни. Для того, и мы обязались в св. крещении служить Ему, яко Царю своему и Богу, чтобы делать всегда угодное перед Ним, подражая примеру Его святейшей жизни: «кто Мне служит, Мне да последует», так заповедал Он Сам. Для того св. Церковь многократно предлагает нам животворящий крест Христов на поклонение, чтобы чаще напоминать нам святую обязанность, «дабы мы шли по следам Его». За то, кто верно последует Господу в этой жизни, столь же верно придет, по смерти, туда, «где Христос сидит одесную Бога. И где Я, там и слуга Мой будет», так обещал Сам Господь!

Как, спросите, последовать Христу? Для сего нужно первее всего отвергнуться себе, как учит Сам Господь: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя», — т.е. отвергнуться своего плотского мудрования, которое есть вражда на Бога, своих плотских похотей и желаний, противувоюющих закону Христову, своего плотского образа жизни и греховной деятельности, которыми удаляемся от Христа на страну далече. Надобно, затем, приучать себя мыслить и рассуждать, чувствовать и желать, говорить и действовать, как мыслил и чувствовал, говорил и действовал Господь Иисус Христос, живя во плоти между человеками. Надобно иметь всегда перед очами своими пример Его святейшей жизни, и во всяком состоянии и звании подражать сему высочайшему примеру, во всяком случае поступать так, как поступал Сам Господь: «ибо Я дал вам пример», говорит Он ученикам Своим, «чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам».

А как поступал Господь Иисус Христос? Он, во-первых, поставлял целью Своей жизни исполнение воли Отца небесного и совершение дела, которое возложил на Него Отец. «Ибо Я сошел с небес», говорит Он: «не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца. Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его». Так надобно смотреть на свою жизнь и нам, как на исполнение воли Пославшего нас в мир сей. Почему мы живем? Потому, что так угодно было Господу Богу, сотворившему нас от персти земной, вдохновившему нас душою разумною и свободною и украсившему Своим божественным образом. Для чего живем? Да будем сынами Всевышнего, да исполняем Его всесвятую волю, да наследуем Его всеблаженное царство. Посему истинный последователь Христов всю цель жизни своей поставляет в том, чтоб исполнять всесвятую волю Божию, изображенную в святых и животворных Его заповедях, и чрез то сделаться наследником вечной жизни в царстве Божием: «Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять». Во всем и всегда благоугождать Господу, поступать по Его св. заповедям, не испытывая, почему что-либо повелевается и для чего-то или другое запрещается, — есть такая же потребность для истинного ученика Христова, как пища и питие. Скорее и охотнее он согласится лишиться всего и самой жизни, нежели преступить хотя одну заповедь Божию. Каких сокровищ и почестей не предлагали св. мученикам, какими не истязали их мучениями, чтобы склонить их, хотя наружно и для вида, принести жертвы идолам? Но они готовы были лучше претерпеть все мучения, подвергнуться самой жестокой и мучительной смерти, нежели преступить заповедь Божию, которая повелевает служить и поклоняться единому истинному Богу, Творцу неба и земли.

Господь Иисус Христос, несмотря на особенную, высочайшую цель Своего пришествия, несмотря на то, что Сам есть Господь и Владыка всех, которому повинуются и служат все силы небесные, тем не менее повиновался мнимому Отцу Своему, плотнику назаретскому, и пречистой Своей Матери, любил и почитал их, как требует заповедь Божия, служил и помогал им с усердием, живя в назаретском доме Иосифовом, и, даже страдая на кресте, заботился об участи осиротевшей Своей Матери. Так поступает и истинный последователь Христов. В каком бы он ни был состоянии, как бы ни возвышен был на степенях почестей и величия, он благоговейно чтит отца и матерь свою, смиренно повинуется воле их, с искренним усердием служит им, с любовью заботится об успокоении их, дорожит паче всего их родительским благословением, с любовью заботится и о всех присных и сродниках своих, помня слово апостольское: «если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5, 8). Иосиф был правителем Египта, а не только первым другом царю египетскому, но и господином всему дому его; но он поклонялся до земли перед простым и незнатным отцом своим, со слезали радости обнимал братьев своих, бедных пастырей Ханаанских, несмотря на то, что эти самые братья продали его в неволю. Соломон был царем и, сидя на троне принимал поклонение вельмож своих; но когда вошла к нему матерь его, он встал с своего трона, поклонился ей до земли и посадил ее одесную себе. За такое-то почтение к родителям и благословлял их Господь Бог, и благо им было на земли.

Господь Иисус Христос, будучи бесстрастен по естеству, тем не менее постился четыредесять дней в пустыне, чтобы победить козни искусителя диавола, который, по Его слову, не иным чем побеждается, как токмо молитвою и постом. Насыщая чудесным образом других Он Сам нередко алкал и жаждал. Вместо упокоения телесного, он посвящал ночное время молитве ко Отцу Своему, а в последнюю ночь пребывания Своего на земле молился до кровавого пота. Так надобно поступать и последователям Христовым. Необходимо, по примеру св. Апостола Павла, порабощать тело свое духу, укрощать плотские похотения и страсти и не попускать им пленять нас законом греховным; нужно подчинять самые необходимые потребности телесные разуму и закону Божию, как прилично существу разумному; надобно приучать себя к строгой умеренности во всем ведая, «ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе», памятуя оное слово Господне; «горе вам, пресыщенные ныне, ибо взалчете; горе вам, смеющиеся ныне, ибо восплачете и возрыдаете. Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно», т. е. день смерти и суда Божия. С другой стороны, надобно укреплять дух свой против козней вражьих усердною, благоговейною молитвою, «молитесь во всякое время духом: бодрствуйте и молитесь», говорит Сам Господь, «чтобы не впасть в искушение». Необходимо ограждать и ум и сердце свое, и душевные и телесные чувства свои страхом Божиим, памятью о Боге вездесущем и всеведущем, знамением животворящего креста Христова. Посему-то у людей истинно благочестивых всякое — самое обыкновенное дело, освящаемое молитвою и призыванием благословения Божия, бывает делом святым и богоугодным; всякое слово, исходя от сердца, исполненного страха Божия, бывает полезно и назидательно, растворено солью благодати; самый внешний вид их светел, радостотворен, привлекателен и умилителен.

Господь Иисус Христос во все, установленные законом, праздники приходил из Галилеи в Иерусалим в храм Божий, чтобы там молиться, учить и благодетельствовать. Так поступает и истинный последователь Христов. Он посвящает святые дни праздников Господних Господу Богу своему: оставляя земные дела свои, приходит в храм Божий, чтобы здесь принести Господу жертву хвалы и благодарения за все неисчетные благодеяния Его и испросить Его святое благословение на все дела и труды свои; чтобы слушать и поучаться Слову Божию и им питать и укреплять душу свою на всякое дело благое. Но и в дому своем он проводит святые дни Господни не в козлогласованиях и пьянстве, а в молитве и благоговейном размышлении о воспоминаемых в эти дни великих благодеяниях Божиих, в поучении Слову Божию, в благотворении своим ближним. Оттого-то «любящим Бога, все содействует ко благу», все предприятия и труды их благоуспешны, все дела их благотворны, на домах и семействах их почивает благословение Господне. «Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его. Сильно будет на земле семя его; род правых благословится. Обилие и богатство в доме его, и правда его пребывает вовек» (Пс. 111, 1. 2. 3).

Господь Иисус Христос, будучи Господом и Владыкою всех, Царем царствующих и Господом господствующих, в земной Своей жизни смиренно покорялся земным властям Своего отечества, которые, по учению Слова Божия, «от Бога установлены»: при самом рождении Своем Он благоволил вписаться в число рабов Кесаревых, и во всю жизнь Свою платил дань Кесарю, исполнял в точности все законы и обычаи страны Своей, беспрекословно покорялся самому неправедному и беззаконному суду Синедриона иудейского, который был в то время законным судилищем земли израилевой, безропотно принял неправедное осуждение на крестную смерть от нечестивых уст Пилата, как представителя власти Кесаревой, «как овца, веден был Он на заклание, так Он не отверзал уст Своих, но предавал то Судии Праведному». Так и истинный последователь Христов есть верный слуга Царю и отечеству своему, смиренно покорный власти, и начальству, преданный всем сердцем возложенному на него служению, или порученному ему делу, верный своему долгу до последней капли крови, с любовью приемлет и исполняет он всякое повеление начальствующих, как повеление Самого Господа Вседержителя, безропотно покоряется суду и осуждению законно поставленной над ним власти, приемля оное, как суд Божий за грехи свои. Так поступали и учили святые апостолы. «Всякая душа да будет покорна высшим властям», говорит св. Апостол Павел: «ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены: посему противящийся власти противится Божию установлению: а противящиеся сами навлекут на себя осуждение. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести» (Рим. 13, 1. 2. 5).

Господь Иисус Христос был милосерд и сострадателен ко всем, — прощал согрешающим, питал алчущих, исцелял страждущих, призывал к Себе для упокоения всех труждающихся и обремененных. Таков и истинный ученик Христов. Он прощает согрешающему пред ним брату до семдесят крат седмерицею, делает все, что может, для всякого нуждающегося брата своего, — питает алчущего, напояет жаждущаго, одевает наготующего, приемлет в дом свой сирого, упокоевает странника и пришельца, утешает страждущего, укрепляет советом своим падающего, помогает болящему, посещает в темнице сущего, готов разделить с нуждающимся братом своим все до последнего хитона. Вот, почему в первом обществе христианском, когда ученики Христовы были истинными Его последователями, по свидетельству св. Евангелиста Луки, не было ни бедных ни нищих, а все были довольны и благодушны, все молились и благодарили Бога в простоте сердца; ибо «у множества же уверовавших было одно сердце и одна душа».

Господь Иисус Христос был «кроток и смирен сердцем», незлобив и долготерпелив, безропотно терпел все козни и наветы, преследования и гонения, истязания и муки от врагов Своих, не преставая благодетельствовать им, плакал о предстоявшей страшной участи народу, который сам отрекся от Него и испросил Его на смерть, называл другом Своего предателя в самую минуту его коварного лобзания, молился за распинавших Его на кресте. Так и истинный ученик Христов приемлет все, встречающиеся ему, скорби, огорчения, несчастья, все страдания, болезни и бедствия, все обиды, озлобления и оклеветания со смиренною покорностью воле Божией, с безропотною преданностью премудрости и благости Отца небесного, с непоколебимым упованием спасения, защиты и охранения от единого Господа. Он любит самих врагов своих, добро творит ненавидящим его и молится за творящих ему напасть, «не воздавая злом за зло, но промышляя добрая ко всем». Эта высшая степень любви христианской более всего приближает нас к Господу, делает истинными сынами Вышнего, который «благ и к неблагодарным и злым», более всего уподобляет нас пострадавшему за грешников Единородному Сыну Божию.

Взирая, таким образом, на божественный образ своего Спасителя и Господа, перенося черту за чертою сего святейшего образа в свою душу, глубоко напечатлевая их в своем сердце, верно осуществляя их в своей жизни, стараясь преобразить себя по образу создавшего и искупившего нас Господа, истинный ученик Христов более и более уподобляется Ему, дондеже вообразится в нем Христос с Его божественными свойствами и с Его смирением и кротостью, с Его любовью и самоотвержением, с Его чистотой и бесстрастием, с Его благостью и милосердием, с Его незлобием и долготерпением. Тогда благой и верный раб Христов, уподобившись Ему, Единородному Сыну Божию, становится и сам сыном Божиим возлюбленным, на котором почиет любовь и благоволение Отца небесного, которого Сам Единородный Сын Божий нарицает братом и сонаследником Своим во царствии Отца Своего. Аминь.

43. СЛОВО в день Воздвижения честного и животворящего креста Господня. («Внешняя слава креста Христова — для неверующих. Перед взором христианина открываются в нем другие —бесконечно высшие чудеса»)

«А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа» (Галат. 6, 14), говорил о себе св. Апостол Павел.

Итак, крест, орудие самой страшной и лютой казни, предмет ужаса и отвращения, орошенный кровью Христовою, сделался предметом высочайшей славы и похвалы для Апостола. Почему? Потому, что в распятом на кресте Иисусе Апостол видел «Христа—Божию силу и Божию премудрость».

В самом деле, как ни глубоко было уничижение Сына человеческого, отвергнутого целым народом, осужденного Синедрионом, распятого со злодеями; но в этом уничижении просияла вечная слава Сына Божия, озарившая, потом, и просветившая весь мир, так что в распятом и страждущем на кресте Иисусе и сораспятый с Ним разбойник познал и исповедал Господа рая, Царя вечного царства Божия, в умирающем на кресте Иисусе и стерегущий Его римский сотник познал и исповедал воистину Сына Божия. От креста и гроба Иисусова произошла новая жизнь, обновившая все человечество, возрастившая для царства Божия бесчисленные лики святых. Крестом и воскресением Своим воистину прославился Сын человеческий: победил мир и диавола, посрамил неверие и нечестие, утвердил на земле новое царство Божие. Думала-ли злоба врагов Иисусовых, что, предавая на смерть Неповинного, она уготовляет Ему вечную славу, а себе страшное бедствие и погибель вечную; что Распятому ими покорится вся вселенная, и «пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних»; что осужденный ими на крест Сам явится Судьёй всего мира, и они с отчаянием «воззрят на Него, Которого пронзили»? Предвидел-ли безумный народ, что испрошенная им кровь Праведного сожжет огнем города его, рассеет его по вселенной, предаст в рабство врагам его, сделает его предметом отвращения, и презрения всех народов, отяготеет над ним вечным проклятием? Предвидел-ли сам диавол, что воздвигнутый, по наущению его, на Голгофе крест поразит его самого в главу; что вознесенный на кресте Иисус разрушит его царство, «совлечет его начала и власти и изведет их в позор»; что умерщвленный, по навету его, Сын человеческий не только воскреснет Сам, но совоскресит с Собою все человечество и даст верующим в Него «власть наступать на всю силу вражью»? Могли-ли надеяться бедные рыбаки галилейские, что они сделаются истинными князьями народов, и «воссядут» некогда «на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых»? И все это, неожидаемое и нечаемое, сбылось во всей силе. Так поруган крестом Христовым мир, так посрамлено неверие иудеев и эллинов, так побеждено и разрушено царство диавола!

Но эта, братья мои, внешняя слава креста Христова — для неверующих. Перед взором христианина открываются в нем другие —бесконечно высшие чудеса. Здесь является нам чудо непреложной святости существа Божия, перед которою так нетерпим всякий грех, так ненавистна всякая неправда и беззаконие, что «Ты погубишь говорящих ложь, нечестивые не пребудут пред очами Твоими». Чудо непреложности определений воли Божьей, перед которой преклоняется все, которой покоряется Сам Единородный Сын Божий даже до смерти крестной. Чудо вседержавной силы закона Божия, нарушение коего возмущает весь чин и порядок вселенной, колеблет не только землю, а и небо, и низводит Сына Божия со престола славы до последней степени уничижения. Чудо правосудия Божия, которое карает грех в лице Самого Сына Божия, восприявшего на Себя грехи человеков. Чудо неизреченной любви Отца небесного, который «так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Чудо высочайшей премудрости Божией, которая обрела средство примирить и сочетать правду и милосердие: наказать со всею строгостью грех, не погубляя грешника, загладить беззаконие, оправдав беззаконника, погубить нечестие, спасая нечестивого. Чудо всемогущества Божественного, которое среди тления и смерти открывает неистощаемый источник жизни, крестом обновляет и спасает мир, смертью побеждает и упраздняет смерть. Здесь, перед крестом Христовым, открывается нам и чудо собственного бытия нашего, которое остается непроницаемою тайною для премудрых мира сего. Теперь ясно, что истинная жизнь человека не в теле, которое умирает и обращается в землю, а в душе, которая пребывает живою и по смерти; что и самая смерть тела есть следствие и плод греха, а, по очищении от греха, и самое тело воскреснет и будет нетленно. Теперь ясно, что душа наша воистину драгоценнее всего мира, ибо оценивается на суде правды Божией только ценою крови Единородного Сына Божия, и что действительно нет никакой пользы человеку, «если он приобретет весь мир, а душе своей повредит». Теперь очевидно, что ожидает человека в вечности. Ибо какими благами не ущедрит (щедро наделит) Отец небесный избранных Своих, когда Он не пощадил, для избавления их, Своего возлюбленного Сына? И какими казнями не отмстит Он нераскаянным в нечестии грешникам, попирающим пролитую за них кровь Сына Его.

Размышление о сей славе креста Христова, углубление в сокрытые в нем и открывающиеся через него тайны премудрости, благости и правды Божией делает для нас крест Христов воистину драгоценнее всех сокровищ мира, и уничижение Христово бесконечно выше всякой земной славы. Это размышление о тайнах креста Христова оживотворяет дух наш той живою верою, которая соединяет нас с Господом Иисусом Христом вечным, нерасторжимым союзом любви и преданности Ему до смерти, — тем животворным убеждением сердца, которое становится правилом святой, христоподражательной жизни, источником воодушевления на все высокое, доброе и святое, причиною отвращения ко всему, что осуждается законом Божиим, как нечистое, злое и богопротивное. Из этого размышления о тайнах креста Христова рождается та непоколебимая уверенность, что все земное и временное—ничто, а единственно важно и драгоценно небесное и вечное, что все земные радости и скорби проходят, как сновидения, а вечные радости праведных и вечные скорби грешников не прейдут и не кончатся никогда.

Посему-то, братья мои, да не смущается дух ваш, когда услышите безумные глаголы кощунников, которые бесстрашно посмеиваются над всем, чему учит св. Евангелие Христово, что запечатлено и утверждено крестною смертью Сына Божия; когда встретите неверующих, которые счастливы, по-видимому, тем, что могут позволять себе все, не страшась суда Божия, посмеиваясь над угрозами вечных мучений. Обращайтесь тогда мыслью своею на Голгофу: вспомните злосчастную участь Иуды, который за все благодеяния своего Учителя и Господа заплатил Ему предательством, — страшную судьбу иудейских первосвященников, книжников и фарисеев, которые, насмехаясь над распятым Иисусом, кричали: «Разрушающий храм и в три дня Созидающий, спаси Себя Самого! Если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него!». Вспомните несчастную участь народа, который, следуя слепым вождям своим, с бессмысленным легкомыслием кричал: «кровь Его на нас и на детях наших!». Если громы небесные не поражают тотчас бесстыдных хульников святейшего имени Иисусова, если земля не поглощает тотчас безумных поругателей Его креста и Евангелия; то это потому, что и за сих несчастных пролита святейшая кровь Его, и за них, в лице Своих распинателей, Он молился Отцу Своему: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают»; что и в них есть душа, которая перед Богом драгоценнее всего мира, которой Он «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины», и потому неисповедимое долготерпение Божие дает им время вразумиться и покаяться; что мнимое торжество безумия и нечестия их скоро превратится в вечный «плач и скрежет зубов».

Если, вопреки всем глумлениям нечестивых, мы будем, подобно Апостолу, видеть в распятом на кресте Иисусе «Божию силу и Божию премудрость», единого истинного Сына Божия и Спасителя мира, единую надежду своего спасения и единый источник своего счастья до гроба и за гробом; если готовы пребыть с Ним и тогда, когда бы все Его оставили и бежали, соблюдать св. заповеди Его и тогда, когда бы весь мир глумился над нами и преследовал нас, исповедовать Его своим Господом и Богом и тогда, когда бы это исповедание стоило нам самой жизни: тогда и Он «исповедает нас пред Отцом Своим», как присных и друзей Своих, «когда же приидет во славе Своей и все святые Ангелы с Ним»; тогда и мы сподобимся услышать всевожделенный глас Его: «приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира». Аминь.

44. СЛОВО в день Воздвижения животворящего креста Христова («Что же соблазняет тебя, иудей, в проповеди слова крестного? … Что безумного и для тебя, Эллин, в проповеди слова крестного?»).

«Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, — сила Божия. Ибо и Иудеи требуют чудес, и Эллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Эллинов безумие» (1 Кор. 1, 18. 22. 23).

Что же соблазняет тебя, иудей, в проповеди слова крестного? То ли, что мы веруем в Мессию распятого, а не ожидаем Мессию —Царя завоевателя? Но не твой ли Пророк говорит о Мессии: «и мы видели Его, и не было в Нем вида, который привлекал бы нас к Нему: Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни; Он предал хребет Свой бьющим и ланиты Свои поражающим, лица Своего не закрывал от поруганий и оплевания?» (Ис. 53, 3; 50, 6). Не твой ли благословенный Царь и Пророк, от чресл которого обетовал Бог восставить Мессию, говорит от лица Его: «пронзили руки Мои и ноги Мои, можно было бы перечесть все кости Мои, а они смотрят и делают из Меня зрелище; с лицемерными насмешниками скрежетали на Меня зубами своими, и дали Мне в пищу желчь, и в жажде Моей напоили Меня уксусом?» (Пс. 21, 17. 18; 34, 16). Не твой ли князь мудрых Даниил предсказал тебе, что в последней из седмидесяти седмин, предопредленных для существования града и храма твоего, «отымется жертва и возлияние, и Мессия будете казнен, и увидите мерзость запустения, стоящую на святом месте?» (Дан. 9, 2). Но сами же св. пророки объяснили тебе, что так надлежало, по предвечному совету Божию, пострадать Христу за грехи всего мира для искупления падшего человечества от проклятия и смерти, для удовлетворения правде Божией. «Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; за преступления народа Моего претерпел казнь. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас. Посему Я дам Ему часть между великими, и с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть» (Ис. 53. 5. 8. 6. 12).

Что безумного и для тебя, Эллин, в проповеди слова крестного? Не то ли, что мы поклоняемся Распятому на кресте? Но сего Распятого Сам Бог и в слух народа на Иордане и в слух учеников Его на Фаворе нарек Сыном Своим возлюбленным, в котором все Его благоволение, и заповедал слушать Его и покоряться Ему. Сему Распятому повиновались и море, и ветры, и видимые стихии, и невидимые духи. По гласу Его исцелялись расслабленные и прокаженные, прозревали слепорожденные, слышали и говорили глухонемые, воскресали мертвые. Сей Распятый не остался во гробе, но воскрес из мертвых, вознесся на небо и сидит одесную Бога Отца.

Приникни же с благоговением, просящий знамения Иудей и ищущий премудрости Эллин, к распятому на кресте Иисусу, — и в Нем узришь «Божию силу и Божию премудрость». Как ни глубоко было уничижение Сына человеческого, отвергнутого целым народом, осужденного на смерть Синедрионом, распятого со злодеями; но в этом уничижении и просияла вечная слава Сына Божия, озарившая потом весь мир своим светом, посрамившая неверие и нечестие, просветившая человечество светом веры и благочестия, истинной мудрости и добродетели.

Видишь ли, просящий знамения Иудей? На Иисуса приходят твои старейшины со оружием и с мечами и кольями  взять Его; а Он, безоружный, единым словом Своим: «Аз есмь», повергает на землю толпу вооруженных и после того свободно предает Себя в их руки. Связанный, как один из немощнейших, Он исцеляет отсеченное ухо рабу архиерееву, как имеющий власть живота и смерти. Он изнемогает и падает под тяжестью креста; но в то же время, забывая собственные страдания, предвидит и оплакивает страшные бедствия, имевшие постигнуть обуявший народ за отвержение Его— истинного Мессии, Сына Божия. Страдая Сам в невыразимых мучениях крестных, Он, яко Царь небесе и земли, приемлет исповедание сораспятого с Ним разбойника и вводит его в рай. С тяжким и болезненным воплем предает Он дух Свой Богу; но от гласа Его померкает солнце, сотрясается земля, расторгается церковная завеса, распадаются скалы, отверзаются гробы и восстают мертвые из гробов. Подобно нам смертным, Он погребается во гробе; но, яко Владыка жизни, «живот имеяй в Себе», Он воскресает из мертвых и исходит из запечатанного гроба. Мало ли всех этих знамений? Но их достаточно было для того, чтобы сопровождавшие Иисуса на Голгофу укоризнами и насмешками—возвращались с Голгофы, «бия себя в грудь», чтобы в Распятом и страждущем на кресте и разбойник исповедал Господа рая, чтобы в умирающем на кресте и языческий сотник познал истинного Сына Божия. Не довольствуешься и этим? Вспомни, что случилось, далее, с твоим отечеством и народом. Думали-ли твои первосвященники и князи, что, осуждая на смерть Неповинного, они уготовляют Ему вечную славу, а себе страшное бедствие и погибель; что Распятому ими покорится вся вселенная, и «дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Филип. 2, 10. 11); что осужденный ими на крест Сам явится Судиею всего мира, осудит их в геенну огненную, и они с отчаянием «воззрят на Него, Которого пронзили»? Предвидел ли безумный народ, что испрошенная им кровь Праведника сожжет огнем города его, рассеет его по лицу земли, сделает его предметом отвращения и презрения всех народов, отяготеет на нем вечным посрамлением и проклятием? Предвидел ли обуявший в неверии и злобе Синедрион, подвергая гонению и истязаниям учеников Иисусовых, что эти бедные рыбаки галилейские станут истинными князьями народов, пронесут слово крестное во все языки, покорят распятому на кресте Иисусу Христу и иудеев и эллинов, и образованных и варваров, и мудрых и буих (глупых) мира, и рабов и свободных и сделают их властителями всей земли; что посеянное ими семя слова крестного возрастет в древо велие (большое дерево), покроет ветвями своими весь мир, процветет многообразными цветами богоподобных добродетелей и принесет обильные плоды для царствия Божия; что и сами эти рыбаки воссядут некогда на «двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых»? Так солгало себе слепое неверие и злоба! Так посрамлено и посрамляется крестом Христовым нечестие и противление истине Божией! Так прославился им распятый на нем Сын человеческий!

Хочешь ли видеть и ты, Эллин, как бессильна вся мудрость мудрых твоих пред премудростью слова крестного, как крестом Христовым разрешаются все тайны, над разрешением которых тщетно трудились мудрецы твои? Вспомни, что дала тебе вся мудрость мудрых твоих? Врожденное духу человеческому чувство истины побуждало тебя искать Бога и познать Его; но слепые вожди твои в богопознании «осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце, называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся», и привели тебя в самое глубокое и бессмысленное идолопоклонство; а мудрецы твои, после долговременных и тщетных усилий, возвестили тебе за тайну, что Отца природы познать невозможно, и кончили тем, что поставили жертвенник неведомому богу. Обремененная тяжестью грехов совесть побуждала тебя искать средства к примирению с правосудием Божественным; но осуетившиеся в помышлениях своих жрецы твои предлагали тебе одни бессловесные жертвы, которых кровь не могла омыть нравственных скверн твоих, загладить беззаконий и неправд твоих, умиротворить твою совесть, воодушевить тебя надеждою спасения, а обьюродевшая мудрость мудрых твоих не смела и коснуться этой, сколько великой, столько же необходимой для мира и покоя душевного тайны. Неизгладимое в сердце человеческом чувство добра и правды побуждало тебя искать средства к преграждению потока зла и неправды в человечестве, к обузданию буйства страстей, к направлению воли твоей к доброму, правому и святому. Мудрецы твои трудились много для этой цели, — ставили преграды потоку зла и строгими нравоучениями, и осмеянием пороков, и законами, и жестокими казнями; но эти слабые преграды падали сами собою, а поток зла и развращения все более и более усиливался и расширялся; ибо для исправления человека надлежало возродить и воссоздать его, чего не могла сделать никакая земная сила и мудрость. Светлый идеал блаженной жизни, который вынесло с собою человечество, хотя в тусклом и несовершенном виде, из первобытного рая, не преставал возбуждать в сердце твоем желание счастья, радости и блаженства; но лживые пророки твои тщетно усыпляли тебя мечтами о золотом веке,— скорби и бедствия не преставали теснить тебя отовсюду, болезни и страдания преследовали тебя во всю жизнь твою, кровь и слезы не преставали литься на землю, и вся жизнь человека падшего была подобна виденному Иезекиилем свитку, «и написано на нем: «плач, и стон, и горе». Дорогое сердцу человеческому чувство жизни невольно заставляло тебя задумываться над гробом, искать разрешения тайны смерти, вопрошать и разум и совесть о том, что будет с тобою за гробом; но обуявшие мудрецы твои, после долговременных бесплодных словопрений, хотели успокоить тебя тем отчаянным убеждением: «случайно мы рождены и после будем как небывшие, и дух рассеется, как жидкий воздух».

Стань же с нами, Эллин, перед крестом Христовым, воззри на него верою, которой одной открываются сокровенные в нем тайны Божия. Здесь откроется тебе тайна непреложной святости и правды Существа Божия, перед которой нетерпима всякая неправда, грех и беззаконие, которая, по сему самому, осудила согрешившего человека на извержение из царства Божия, на страдания и смерть; тайна непременяемости воли Божией, перед которою преклоняется все в мире, исполнением которой держится весь чин и порядок вселенной, от исполнения которой зависит все счастье и блаженство существ разумных и богоподобных, а от преступления ее—вечная погибель и мука; тайна вседержавной силы закона Божия, нарушение которого возмущает блаженный мир и покой царства Божия, колеблет небо и землю и не может быть восстановлено без торжественного, полного и вседовлеющего удовлетворения правде Божией; тайна правосудия Божественного, которое карает грех в лице Самого Единородного Сына Божия, восприявшего на Себя грехи человеческие. Но здесь откроется тебе и тайна неизреченной любви и милосердия Отца небесного, «который не хочет смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был», который «ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную»; тайна любви сего Сына Божия, который Самого Себя предал в жертву примирения нашего с правосудием Божиим, воплотился, пострадал и умер для заглаждения грехов наших, для избавления нас от проклятия и смерти, от вечных мук и погибели. Откроется и тайна высочайшей премудрости Божией, которая в воплощении и крестной смерти Сына Божия обрела средство примирить правду и милосердие, наказать со всею строгостью грех, не погубляя грешника, загладить беззаконие, оправдав беззаконника, погубить нечестие, спасая нечестивого; тайна всемогущей благодати Духа Божия, которая силою крестной смерти Сына Божия возрождает падшего в новую жизнь, воссозидает грешника в нового человека, созданного по Богу в правде и преподобии истины, и подает ему «от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия». Здесь откроется тебе и тайна собственного бытия твоего. Теперь ясно, что истинная жизнь человека не в плоти, а в духе, не в этой временной жизни, подверженной клятве и осуждению правды Божией, а в вечной жизни с Богом, не знающей ни печали, ни болезней, исполненной не возмущаемого ничем мира и радости о Духе Святом, нескончаемого блаженства и все-довольства. Теперь видно, что душа наша драгоценнее всего мира, ибо оценивается токмо ценою крови Единородного Сына Божия, и что «какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит». Теперь понятно, что ожидает человека по смерти, в вечности; ибо какими благами не ущедрит Отец небесный избранных Своих, верующих в Сына Его и исполняющих святую волю Его, когда Он не пощадил за них Единородного Своего Сына? И какими казнями не отмстит Он нераскаянным грешникам, презревшим кровь Сына Его, излиянную за грехи мира, пренебрегшим высочайшую любовь Его и благодать, бесстрашно преступающим святейшую волю Его? Мало ли этих тайн, чтобы наполнить и ум и сердце твое удивлением и умилением, прославлением и благодарением на всю вечность?

Нам, братья мои, верующим давно известна эта Божия сила и Божия премудрость слова крестного. Но и для нас размышление о сей славе креста Христова, углубление мысли в сокровенные в нем и явленные через него тайны премудрости, благости и правды Божией должно служить опорою и охранением нашей веры и упования. Непрестанное размышление о пострадавшем за нас Сыне Божием более всего может оживотворить дух наш тою живою верою, которая соединяет нас с Господом вечным союзом любви и благодарения, преданности всеблагой воле Его, упования на искупительную силу крестной смерти Его; тою животворною верою сердца, которая становится правилом святой христоподражательной жизни, источником святого воодушевления на все доброе и благое и отвращения ко всему нечистому, злому и богопротивному; тою непоколебимою верою, что все временное и земное—ничто, а единственно важно и драгоценно небесное и вечное, что все земные радости и скорби проходят, как сновидение, а вечные радости праведных и вечные скорби грешников не кончатся никогда. Кто непрестанно взирает очами веры на распятого за грехи наши Сына Божия, тот не решится перед очами Его сделать что — либо греховное, злое и противное воле Божией; того не совратят с пути закона Божия никакие соблазны, не обольстят никакие прелести мира и не устрашат никакие его угрозы; тот, при всяком искушении греха, говорит самому себе: «как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред Богом?».

Если бы смутился, когда дух наш, услышав безумные слова кощунников, которые бесстрашно посмеиваются над всем, о чем говорит нам святое Евангелие, что запечатлено и утверждено крестною смертью Сына Божия, — которые счастливы, по-видимому, тем, что могут позволять себе все, не страшась суда Божия, посмеиваясь над угрозами вечных мучений; то будем взирать верою на крест Христов. Вспомним страшную участь Иуды, который за все благодеяния своего Учителя и Господа заплатил Ему предательством, — злосчастную судьбу первосвященников, книжников и фарисеев, которые, насмехаясь над распятым Иисусом, кричали: «э! разрушающий храм, и в три дня созидающий, спаси Себя Самого и сойди со креста: других спасал, а Себя не может спасти?» (Марк. 15, 29. 30. 31). Вспомним страшные бедствия народа, который с бессмысленным легкомыслием кричал: «кровь Его на нас и на детях наших!». Если громы небесные не поражают тотчас бесстыдных хульников божественных словес Господа Иисуса Христа, если земля не поглощает тотчас безумных поругателей Его креста и Евангелия; то это потому, что и за сих несчастных пролита бесценная кровь Сына Божия; что и в них есть душа драгоценная в очах Божиих, которой Он не хощет погибнути; что неисповедимое долготерпение Божие дает им время вразумиться и покаяться; что мнимое торжество их безумия превратится скоро в вечный и нескончаемый плач и скрежете зубов.

Итак, если мы, вопреки всем глумлениям нечестивых, зрим верою в Иисусе Христе, и только в Нем одном, Божию силу и Божию премудрость, истинного Сына Божия и Спасителя мира, единую надежду своего спасения и жизни вечной; если готовы пребыть с Ним и тогда, когда бы все оставили Его и бежали, хранить и исполнять святые заповеди Его и тогда, когда бы весь мир глумился над нами и преследовал нас, исповедовать Его своим Господом и Богом и тогда, когда бы это исповедание стоило самой жизни: то Господь Иисус Христос признает нас Своими истинными учениками, скажет нам, как говорил св. апостолам: «вы друзья Мои, если: вы пребыли со Мною в напастях Моих, и Я завещаваю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство, да ядите и пиете за трапезою Моею в Царстве Моем» (Лук. 22, 28. 29. 30). Аминь.

45. СЛОВО в день Воздвижения честного и животворящего креста Христова. («Для чего ныне мы продолжаем воздвигать крест Христов, когда ему давно уже поклоняются во всем мире все племена и языки?»)

Настоящий праздник отличается от других церковных праздников тем, что ныне, среди утреннего богослужения, совершается воздвижение честного и животворящего креста Христова. Так установлено св. Церковью в память того всемирного воздвижения, когда орошенный кровью Единородного Сына Божия крест, после трёхвекового погребения в земле ненавистью иудеев и язычников, был обретен любовью к распятому на нем Господу и воздвигнут всенародно для всеобщего поклонения. Тогдашний патриарх Иерусалимский, по совершенном удостоверении в подлинности обретенного креста Христова и оставшеюся на нем надписью Пилата, и чудесным исцелением неисцелимо болящего, и, наконец, воскресением умершего от одного прикосновенья к сему кресту, взошел с ним на возвышенное место и, воздвигая горе, показал его в бесчисленном множестве стекшемуся народу, который, преклоняясь пред животворящим древом креста Христова, взывал многократно: «Господи помилуй!».

Что же значит наше подражательное изображение того действия, которое совершилось за много веков прежде нас, которое было в свое время как бы случайно вызванным временною нуждою—показать многочисленному собранию народа обретенное сокровище креста Христова? Для чего ныне мы продолжаем воздвигать крест Христов, когда ему давно уже поклоняются во всем мире все племена и языки?

Крест Христов, братья мои, есть орудие и вместе символ нашего спасения, есть священная хоругвь нашей веры, есть знамение христианина и христианства; потому и совершающееся ныне воздвижение его изображает нам весь образ нашего спасения, всю сущность нашей св. веры, всю прошедшую и настоящую судьбу нашу и всю будущую нашу участь.

Крест низводится долу и паки возносится горе: это образ нашего горького падения в Адаме и нашего превознесения во Христе. Итак, видя низводимой и возносимый крест Христов, нам должно помышлять о том, как первозданный человек, возвеличенный образом Божиим, малым чем умаленный от ангелов, славою и честью венчанный, преклонившись к злому совету змеиному, преступив заповедь Творца своего, ниспал с высоты величия своего, лишился славы и чести, счастья и блаженства и из сына любви Божией сделался преступником, достойным гнева и отвержения от лица Божия. Как, потом, правосудие Божие достойно и праведно подвергло его осуждению и клятве: «проклята земля в делах твоих», сказал ему Господь: «терния и волчцы произрастит она тебе, со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят: ибо прах ты и в прах возвратишься». С тех пор все бедствия, как бы исторгшись из рокового дерева познания, обрушились на главу преступника заповеди Божией; с тех пор вся история человечества уподобляется виденному Иезекиилем свитку, в нем же « написано на нем: «плач, и стон, и горе»: внутри она исписана всевозможными заблуждениями, лжами и суевериями, всевозможными пороками и преступлениями, беззакониями и неправдами, извне—всевозможными бедствиями, скорбями и страданиями; а на поверхности земной она пишется гробами и развалинами, по которым и читают ее изыскатели древности. «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили; и смерть царствовала от Адама» над всем человеческим родом, «и не знают, чтобы кто освободил из ада». Таким образом, тяжкая жизнь в печалях и скорбях, страшная смерть в болезнях и муках, вечное отлучение от Бога, с полным сознанием всех ужасов и скорби сего отлучения на всю вечность, мучительное состояние души в темницах адовых, без малейшей надежды избавления — вот необозримая глубина падения нашего от неба до ада преисподнейшего!

Но слава и благодарение неизреченной любви Отца небесного! «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». В Адаме втором—Господе нашем Иисусе Христе нам даровано более, нежели чего лишились мы в Адаме первом. Мы потеряли имя чад Божиих и стали чадами погибели, проклятыми и отверженными Богом; Господь Иисус Христос, очистив и освятив нас Своею кровью, оправдав нас от вины греха Своею смертью «дал власть быть чадами Божиими» не только именоваться, но и «быть верующим во имя Его». Мы лишились дыхания вечной жизни, которое вдохнул Господь в лице первого человека, вдохнув в себя дыхание смерти от диавола; Господь Иисус Христос послал всесвятого Духа Своего в сердца наши, оживотворяющего, обновляющего и освящающего нас Своею благодатью. Мы удалены от древа жизни, и подверглись болезням и смерти; Господь Иисус Христос в собственном теле и крови Своей преподает нам истинный хлеб жизни вечной и божественное врачевство бессмертия. «Хлеб же, который Я дам», говорит Он: «есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную». Мы изгнаны из рая сладости, и сделались несчастными не только на всю настоящую жизнь, но и на всю вечность; Господь Иисус Христос подает нам Свою божественную помощь и утешение во всех скорбях и бедствиях на земле, а на небе уготовал Свою божественную славу, в вечном царстве Отца Своего. «Отче святый», так молился Он пред страданиями Своими: «соблюди их» (т. е. верующих в Него) во имя Твое… «чтобы они имели в себе радость Мою совершенную. Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира» (Иоан. 17, 11. 13. 24). Вот неизмеримая высота нашего превознесения во Христе от глубины ада к царствию Божию, и от смерти к вечно-блаженной жизни в Боге!

Как совершилось это воистину всемирное воздвижение естества нашего из бездны погибели на высоту славы божественной? Неизреченным снисхождением и преславным превознесением Сына Божия Единородного. Итак, видя низводимый долу и возносимый горе крест Христов, нам должно размышлять и о том, как Единородный Сын Божий, «Сей, будучи сияние славы и образ ипостаси Его, Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу, но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Евр. 1, 3; Филип. 2, 6. 7). Неописанный естеством и Вездесущий является яко младенец в вертепе и в яслях; предвечный Царь веков младенчествует плотью и преспевает возрастом, яко сын человеческий. Всемогущий Владыка всей вселенной пребывает в глубоком смирении и подчинении Назаретскому древоделю (плотнику), которого благоволил называть отцом Своим. Но сего мало. Агнец Божий, взявший грехи мира, принял на Себя и всю казнь за них, определенную праведным судом Божиим: испытал все бедствия жизни от Вифлеемского вертепа до гробовой пещеры в саду Иосифа Аримафейского и все мучения лютой смерти, которой подвергаются злодеи. Чистый и непорочный по естеству, Он крещается от Иоанна вместе с грешниками и беззаконниками, постится четыредесят дней в пустыне, бодрствует и молится, алчет и жаждет, проходит от града во град, «не имеет, где приклонить голову». Он благодетельствует; Ему наветуют (на Него клевещут). Он чудодействует; Его хулят. Он взыскует погибших, призывает труждающихся и обремененных; Его называют другом мытарей и грешников, ядцею и винопийцею (который любит есть и пить вино). Он питает алчущие и жаждущие души манною Слова Божия; Ему пререкают (спорят, прекословят) и совопросничают (то есть отвечают на предельно ясный ответ новым вопросом), «стараясь уловить что-нибудь из уст Его». Наконец, длинный ряд всевозможных оскорблений, уничижений и страданий заключается кровавым крестным путем на Голгофу. Неповинный вменяется со беззаконными, осуждается на позорную смерть и пригвождается ко кресту, яко злодей.

Для чего Единородному, возлюбленному Сыну Божию благоугодно было подвергнуться такому беспримерному уничижению? Для заглаждения наших грехов и беззаконий перед правосудием Божиим. За наше тщеславие, превозношение и гордость Он смирил Себе до рабия зрака, до соравнения со грешниками, до вменения со беззаконными, терпел осмеяние, оплевание, заушение. За наше непослушание воле Божией Он послушлив был даже до смерти, смерти же крестной. За наше невоздержание и плотоугодие Он предал пречистую плоть Свою на жесточайшие страдания и смерть. За наши злые дела, за наши преступления заповедей Божиих Его пречистые руки и ноги пригвождены были ко кресту. Без этой очистительной жертвы за грехи наши мы не могли быть терпимы неприступною для грешников святостью Существа Божия: «у Тебя не водворится злой; нечестивые не пребудут пред очами Твоими». Без сего торжественного удовлетворения правосудию Божию весь порядок мира нравственного потерял бы свою силу и непреложность, вечный мир и покой царства Божия, который держится неизменным исполнением воли Божией, возмутился бы и превратился. Без этого крестного примирения падшего человечества с правдою Божиею весь род человеческий был бы навсегда извергнут из царства Божия в геенну, мучился и страдал бы во всю вечность. Что же побудило Сына Божия к такому самоотверженно ради человека падшего и погибшего, когда тьмы тем чинов ангельских служат Ему на небеси?

Любовь, одна бесконечная любовь к Своему созданию, на котором напечатлел Он Свой божественный образ: «но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени». Сошедши во ад, как один из пленников смерти, Он пленил ад и извел всех узников его в свободу славы чад Божиих. Погребенный, как мертвец, Он воскрес тридневно, яко Бог и Владыка жизни, совоскресивши с Собою и весь род человеческий. Отверженный Синедрионом и народом иудейским, не хотевшим познать в Нем Царя своего, Он вознесся на небо и сяде одесную Бога, яко всемогущий Царь и Владыка вселенной, «дана Ему всякая власть на небе и на земле». Уничиженный и поруганный от иудеев, Он превознес в Самом Себе естество наше превыше всякого начала и власти, «дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних». Осужденный неправедно безумными судьями, Он явится некогда всеправедным Судиею мира с силою и славою многою, чтобы «воздать каждому по делам его». Вот неизмеримая лествица неизглаголанного снисхождения Сына Божия в среду падшего и уничиженного человечества, и преславного превознесения Сына человеческого в славу Божию!

Таково, братья мои, духовное значение священного обряда воздвижения креста Христова. Для разумевающего и верующего в этом священнодействии — неиссякаемый источник духовного утешения, сильное побуждение к умиленной молитве и благоговейному излиянию сердца своего перед Богом, высшее поощрение к делам благочестия и любви христианской, предмет богомысленного размышления и благодарения Богу на всю вечность. Для рассеянного и легкомысленного это — простое зрелище, которое служит ему в предмет преступного развлечения, а потому в тягчайший грех и погибель души. «Господи помилуй!» восклицает многократно св. Церковь, видя воздвигаемый крест Господень. Так надобно молиться и каждому из нас, видя низводимый долу и возвышаемый горе крест Христов. Ибо не был ли и каждый из нас в раю невинности, вышед из купели св. крещения оправданным, очищенным кровью Христовою, освященным благодатью Господа Иисуса Христа и Духом Бога нашего? Не бывал ли каждый из нас и еще в раю духовном, когда с сокрушением сердца исповедал грехи свои пред Богом и с благоговением причащался божественного тела и крови Христовой во оставление грехов? Но как первый дар обновления и возрождения в новую жизнь мы потеряли преступлением заповедей Господних, так и второй дар оправдания и причащения в жизнь вечную не продаем ли тотчас за всякую греха сладость? Не погрязаем ли еще глубже в тине греховной? Не делаемся ли посмешищем врагу Божию — диаволу? Сие — то уничижение в нас небесной чести и славы чад Божиих грехами нашими, это греховное бесчестие наше, это ниспадение с высоты богоподобия до уподобления скотом несмысленным да воображается в уме нашем при виде низводимого долу креста Христова. И да сокрушится сердце наше, да возопиет дух и душа наша от всего существа своего: «Господи помилуй!». А между тем, каждому из нас, братья, Господь уготовал ту славу, которую Он имел у Отца Своего прежде сложения Мира, если сами, по грехам своим, не лишим себя этой славы; для каждого из нас уготовал Он место в дому Отца небесного, если сами, своеволием и невоздержанием своим, не изгоним себя из дому Отеческого, подобно сыну блудному. О сей-то высочайшей славе да помышляет ум наш, видя возвышаемый горе крест Господень; в сии-то горние обители в дому Отца небесного да устремляется душа и сердце наше, и да вопиет ко Господу и Владыке живота своего: «Господи помилуй!». Пощади, Милостиве, падшее создание Твое, воздвигни из глубины греховной и не погуби со беззакониями моими, отверзи и мне заблудшему двери покаяния и введи ими во всеблаженное царство Отца Твоего! Аминь.