Василий Нордов. Поучения на Божественное десятисловие (10 заповедей)

ПЕРЕЙТИ на главную страницу творений

Сеятель благочестия, или полный круг церковных бесед, поучений и слов. т.1, п. IV. Катехизические поучения. Поучения на Божественное десятисловие

Поуч. 1. О заповедях закона Божия.

Поуч. 2. О первой заповеди. «Я Господь, Бог твой; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим».

Поуч. 3. О второй заповеди. «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им».

Поуч. 4. О третьей заповеди. «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно».

Поуч. 5. О четвертой заповеди. «Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай в них всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему».

Поуч. 6. О пятой заповеди. «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои на земле».

Поуч. 7. О пятой заповеди. «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои на земле».

Поуч. 8. О шестой заповеди. «Не убивай».

Поуч. 9. О седьмой заповеди. «Не прелюбодействуй».

Поуч. 10. О восьмой заповеди. «Не кради».

Поуч. 11. О девятой заповеди. «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего».

Поуч. 12. О десятой заповеди. «Не желай жены ближнего твоего, не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего».

Поучение заключительное, о том, что христиане должны и жизнь свою располагать по вере и заповедям Божьим.



Поучение 1. О заповедях закона Божия

Приступаем, братья мои, к рассмотрению третьей христианской добродетели — Любви. Знаете ли, сколь важна и необходима христианская любовь? Апостол Павел считает ее выше и веры, и надежды.  «А теперь, — говорит, — пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1 Кор. 13: 13). Точно, любовь есть душа и веры, и надежды, и без любви не только надежда, но и вера не значит ничего. Апостол Павел говорит: «Если имею всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто.» (1 Кор. 13:2) Тоже свидетельствует и Апостол Иаков. «Ибо, — говорит, —  как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва» (Иак. 2:26). Судите сами, братья, что будет за вера у нас, если мы не станем любить. Будет ли правильно сказать, что мы веруем в Бога, веруем, что Бог есть Творец и Спаситель наш, если не любим Его? Будет ли правильно сказать, что мы веруем в Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, если не любим ближних своих? А, ведь, любить их Он нам повелел. «Сие заповедаю вам, — сказал Он, — да любите друг друга» (Иоан. 15:17). Так любовь есть свидетельство веры, и посему самому добродетель сколько высокая, столько и необходимая для каждого христианина. Что же такое любовь? Чистое и доброе расположение сердца к достойному того предмету. И только? И довольно для нашего спасения иметь такое расположение, иметь любовь в сердце? Нет, братья. Истинная любовь не можешь оставаться в одном сердце; она непременно является во всех поступках и делах, во всей жизни человека. Слушайте, кого Господь наш называет любящим Его? Того, кто исполняет заповеди Его. «Кто имеет, — говорит, — заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня» (Иоан. 14:21). И не так ли действительно? Если мы любим кого, не стараемся ли желать ему и делать для него все приятное и полезное? А можно ли сказать, что мы любим того, которому не делаем никакого добра, или еще и причиняем какой-либо вред? Так истинная любовь непременно выражается и свидетельствуется добрыми и святыми делами.

Какие же добрые и святые дела, в которых выражается христианская добродетель – любовь, и которые мы должны творить для исполнения любви? Для сего послушаем опять Апостола Павла. Он говорить: «любовь есть исполнение закона» (Рим. 13: 10). Какой это закон? Тот, который дал Бог чрез Моисея народу Израильскому, и который состоит в следующих десяти заповедях: «Я Господь, Бог твой; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно. Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай в них всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои на земле. Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего. Не желай жены ближнего твоего, не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего.» Да, ведь это, скажете, закон древний? Этот закон дань Израильтянам, а не христианам? Нет нужды. Един Бог израильтян и христиан, едина Святая воля Его. Спаситель наш Иисус Христос повелел нам исполнять для спасения нашего именно этот закон, когда на вопрос одного: «Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?», отвечал: «Знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою» (Лук. 18: 18, 20). Разница только в том, что Он учил понимать и исполнять этот закон совершеннее. Например, Он учил не только не делать зла, но и делать добро, любить не только любящих, но и ненавидящих, и врагов, не оскверняться не только плотским грехом, но и вожделением сердца и мысли (Матф. 5: 40, 44, 28). Об этом же законе говорил Господь и искушавшему Его законоучителю, и на вопрос этого последнего: «Какая наибольшая заповедь в законе?», отвечал: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Матф. 22:36-40). А как же здесь Господь говорить о любви, и показывает только две заповеди? Вот из этого и видно, что закон есть не что иное, как внешнее выражение любви. Господь показывает здесь внутреннюю силу закона, а внутренняя сила закона и есть любовь. Поскольку же закон заключает в себе любовь двоякого вида, любовь к Богу и любовь к ближним, то Господь и именует только две заповеди: заповедь относительно Бога и заповедь относительно ближних. Ведь поэтому и дан был закон на двух скрижалях, или каменных досках: на первой начертаны были четыре заповеди, заключающие любовь к Богу, а на второй – остальные шесть, заключающие любовь к ближним нашим.

Можно бы спросить: почему еще не было третьей скрижали для изображения заповеди о любви к самому себе? Разве мы не должны любить самих себя? Но для чего было заповедовать эту любовь, когда, и без заповеди, люди любят самих себя, и даже свыше меры? Довольно было показать им, что они любят себя, и что должны любить не одних себя, а и других точно так же, как любят самих себя. «Возлюби ближнего твоего, как самого себя». Лучше сказать, братья, что в этом случае требовалась иная скрижаль закона, противоположного содержания. И она дана; — кем? Сыном Божиим, Спасителем нашим Иисусом Христом. Вот она: «Любящий душу свою (т. е. самого себя), погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную» (Иоан. 12:25).  «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя» (Марк. 8: 34). Удивительная заповедь, но и самая соответственная и самая справедливая. По греховной природе нашей мы сделались слишком самолюбивы, так что забываем и Бога и ближних и только заботимся о себе и об угождении самим себе. Что же оставалось делать, как не ограничить нас в любви к самим себе, как не заповедать нам, что мы должны любить преимущественно Бога, а ближних наших точно так же, как самих себя; излишнюю же нашу к самим себе любовь погашать, страсти искоренять, плотские, греховные желания умерщвлять. И верьте, братья, что мы тогда только будем любить себя истинно, любить любовью чистою, святою, когда станем надлежащим образом любить Бога и ближних наших; ибо тогда соблюдем закон Божий, а за соблюдением закона Божия получим и живот вечный.

Рассмотрим же в следующих наших собеседованиях закон Божий, научающий нас любить Бога и ближнего и заключающийся в десяти Заповедях, чтобы познать нам волю Божью благую и угодную, и совершенную (Рим. 12:2), и, познав, исполнять ее для собственного нашего спасения. Аминь.

Поучение 2. О первой заповеди. «Я Господь, Бог твой; да не будет у тебя других богов пред лицем Моим»

Вот, братья, до чего дошел падший человек, что уже не знает своего Творца и Господа! «Вол знает владетеля своего, и осел – ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет» (Исаия 1:3), говорил Бог о народе Своем чрез Пророка. Надлежало Самому Богу всенародно объявить о Себе, что Он есть истинный Бог, сказать: «Я Господь, Бог твой». Чудное ослепление! Смотреть на тварь и не видеть Творца. Звать и почитать все за Бога, кроме Самого Бога. Таковы были люди. Таковые есть и ныне. А что сказать нам о себе? Похвалимся ли мы знанием Бога? Едва ли, братья. Если бы мы знали Бога, то бы и любили Его, и почитали Его, и боялись Его, и жили бы благочестиво и добродетельно. А то мы живем, как будто совсем и нет Бога, не помышляя о Нем, не помня благодеяний Его, не боясь гнева Его, — живем, да грешим, как и язычники, не ведущие Бога. Простительно ли это нам, братья? — Простительно ли нам не знать Бога, своего небесного Отца и своего Спасителя Господа Иисуса Христа? Не знать закона Божия и веры христианской? Да как же, спросите, приобретать нам познание о Боге? Есть училища: пусть дети учатся там закону Божию. Есть книги. Возьмите христианский катехизис, — тут все учете о Боге увидите, как в зеркале. Возьмите Евангелие, возьмите целую Библию. Это слово Самого Бога. Возьмите другие душеполезные книги, например, писания Св. Отцов и Учителей Церковных, жития Святых и проч. Читайте эти книги, а кто не умеет читать, тот слушай читающего; — вот и будете приобретать познания о Боге. Когда бываете в церкви, слушайте, что читают и поют и чему поучают пастыри. Вот опять приобретайте познания о Боге. А и дома, особенно в праздники, почему не заняться разговорами о Боге, О Церкви, и о самом празднике? Чрез это и домашние мало по малу станут просвещаться познанием Бога и веры христианской. Видите, сколько способов для нашего богопознания! И если бы мы употребляли эти способы (а употреблять их непременно нужно), то хорошо бы знали Бога, а, зная Бога, были бы благоговейнее и жили благочестивее и добродетельнее. Ведь от богопознания зависит и богопочтение, которое по всей истине подобает Богу и которого требует Сам Бог.  «Да не будет, — говорит, — у тебя других богов пред лицем Моим». Если бы люди знали истинного Бога, то бы и чтили Его. А то что они делали? Забыли Бога, оставили Его, измыслили себе других ложных богов и воздали им честь, подобающую Единому истинному Богу. Вот поэтому Господь Бог и дал заповедь народу Израильскому не только знать Его Единого, но и воздавать Божескую честь Ему Единому.

Можно подумать, что заповедь почитать Единого истинного Бога не относится к нам. Мы, как христиане, и без того знаем и почитаем Единого истинного Бога и у нас нет иных богов, как было у язычников. Нет, братья. И мы можем оставлять Единого истинного Бога, и честь, и силу, принадлежащую Единому истинному Богу, относить к другим. Как это? А вот — слушайте. Мы не думаем, чтобы между христианами нашелся такой безумный, который бы стал отвергать бытие Божие, который бы сказал: «нет Бога» (Пс. 13:1). Сохрани Бог всех нас от такого нечестия! Но ежели мы не видим Бога в природе, ежели происходящее в мире и с нами относим только к своим вторым причинам, или, еще хуже, к случаю, ежели всего для себя ожидаем от себя и от своих сил и действий: не отнимаем ли тогда чести и силы у Бога. Который, как учить слово Божие и вера христианская, о всем промышляет, всем располагает и всем управляет? Ежели мы опять верим гаданиям и ворожбе, или суеверно разбираем дни, встречи и другие замечания и им приписываем значение и силу: не отнимаем ли тогда чести и силы у Бога, хранителя и покровителя нашего? Ежели мы любим отца и мать, или детей, или муж жену, а жена мужа более Бога, ежели мы прилепляемся к земному и мирскому более Творца: не отнимаем ли тогда чести у Бога, Которого должны любить паче всего? Ежели мы возлагаем надежду не на Бога, а на людей, хотя бы они были велики и сильны, или стараемся угождать другим с нарушением долга и совести: не оскорбляем ли тогда Бога, на Которого Единого должны всегда уповать, и Которому Единому служить? Ежели мы по лености или рассеянности пренебрегаем и домашнею и церковною молитвою: не оскорбляем ли тогда Бога, Которому всегда и от всех подобает слава, честь и поклонение? Если бы кто из страха человеческого, или для мирских выгод, или по своему заблуждению, отступил от веры христианской, или от Православной Церкви, и уклонился в какую-нибудь ересь или раскол: не оскорбил ли бы таковой Единого истинного Бога, Которого должен чтить и призывать во истине и Которому должен быть верным до смерти? Видите ли, братья, что можно и христианам оставлять Бога и честь, принадлежащую Единому Богу, переносить на другие предметы, отнимая оную у Бога.

Как же мы можем исполнять первую заповедь Божью? Что должны делать для засвидетельствования нашего почтения Богу? Должны веровать в Бога, веровать так, как учит нас Православная Церковь, отнюдь не вдаваясь ни в какие человеческие мудрования и не увлекаясь голосом учителей, не призванных и не освященных. Должны ходить пред Богом, т. е. представлять себя в присутствии Божьем, держать себя благоговейно и благочинно, как бы пред лицом Самого Бога; потому что Бог действительно всегда с нами и видит не только дела, но и помышления наши. Должны бояться Бога, не как рабы, а как дети, опасаясь прогневлять Его худыми делами. Должны надеяться на Бога, Который, как всемогущий и всеблагой, не оставит ни в каком случае нас без Своей помощи. Должны любить Бога всей душей и всем сердцем, как нашего Творца, Промыслителя и Спасителя. Должны повиноваться Богу, исполняя Его Божественный закон и во всем предавая себя в Его Святую волю. Должны в молитвах призывать Бога, прославлять Его, благодарить Его и покланяться Ему. Должны служить Богу, как высочайшему Существу, и для сего ходить в храм Божий, участвовать в церковном богослужении, возжигать свечи и воскурять фимиам пред Святыми изображениями Бога. Должны всегда и во всем показывать себя истинными и правоверными христианами, хотя бы довелось за это переносить презрение и порицание, хотя бы даже надлежало претерпеть мучение и смерть. Таково должно быть от нас почтение Богу! И такая слава, честь и поклонение подобает Единому в Троице славимому Богу, Отцу и Сыну, и Святому Духу. «Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим», — сказал Господь.

Не подумал бы кто из нас, братья, что мы не одного Бога почитаем и не одному Богу служим, потому что чтим и Божью Матерь, и Ангелов, и Святых Угодников, и также покланяемся им. Нет, братья, не также. Слышите, как мы взываем в молитвах к Господу Богу: «Господи, помилуй, спаси нас, Господи!» А так ли молимся Святым? Совсем нет. К Матери даже Божьей мы не всегда взываем: «Пресвятая Богородице, спаси нас», а так: «Пресвятая Владычице Богородице, моли о нас грешных!» К Св. Ангелам обращаемся с такою молитвою: «Святые Архангелы и Ангелы, молите Бога о нас!» И Святых Угодников молим так, -например: «Святитель, Отче Николай, моли Бога о нас!» Какое же тут тождество? Нет, братья. Мы чтим Святых, как Угодников и слуг Божьих, и просим их молитв и ходатайства за нас. У кого? У Единого Бога, Который есть Творец и Спаситель всех, и их и нас грешных. Аминь.

Поучение 3. О второй заповеди. «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им»

Первой заповедью запрещается, как мы видели, признавать и почитать иных богов, кроме единого истинного Бога; а вот —  вторая запрещает и делать изображения других богов, и покланяться им, и служить им. Что это за боги и что за изображения богов? Разве это было когда? Разве люди признавали многих других богов, и разве делали изображения их и кланялись им? Как же, братья! Мы уже сказали, что человек падший и помраченный грехом забыл своего Творца и Господа, а забыв Его, начал, в слепоте ума своего, почитать за бога тварь, которая казалась ему или особенно благодетельною, или особенно страшною. Вот и стали люди считать за бога небесную тварь — солнце и другие светила небесные, и земную тварь — людей и животных, живущих на суше и в водах; а, наконец, стали делать изображения этих тварей из разного вещества, из металла, из камня и из дерева, и почитать их, как богов. Эти-то изображения и называются кумирами, идолами, истуканами. Эти-то изображения и запрещает Бог в сей заповеди, запрещает делать их, покланяться им и служить им.

Благодарение Богу, братья! Христиане, просвещенные Божественными откровением, не заблуждаются так, как язычники. У нас нет иных богов кроме истинного Бога, и других изображений, кроме Св. икон, изображающих Господа нашего Иисуса Христа, Матерь Божью и Святых Угодников. Не подумал бы кто: да наши Святые иконы не то же ли, что были идолы у язычников? Сохрани нас Бог от такого нечестия! Было, правда, такое нечестивое время, что Св. иконы действительно признавались за идолов, и многие тогда пострадали за веру и почитание икон. Но Св. Церковь на седьмом Вселенском Соборе осудила эту иконоборческую ересь, и определила благочестно чтить Св. иконы и покланяться им. И не безумно ли (судите сами, братья!) сравнивать наши Св. иконы с изображениями язычников, — с идолами? Ведь идолы представляли тварей, а не Творца, или правильнее, под видом тварей, злых духов; ибо Писание говорить, что «все боги народов – идолы» (Пс. 95:5); и потому язычники, почитая идолов, почитали бесов, как говорить то же Писание: «приносили жертвы бесам, а не Богу» (Второзак. 32:17). А наши Св. иконы представляют Бога и Святых Угодников Его; следовательно мы, почитая иконы, почитаем Самого Бога и Святых Угодников Его. Господь запретил принимать и почитать иных богов кроме Его; потому запрещает и делать изображения этих богов, покланяться и служить им: а напротив того повелел знать и почитать Его, истинного Бога, следовательно, повелевает и изображать Его, и почитать изображения Его. Так и есть. Честь, воздаваемая св. иконе, воздается тому, кто на ней изображен. Неужели мы икону считаем за Самого Бога? Это было бы действительно заблуждение и грех. Нет. Мы, взирая, например, на икону Спасителя, мысленно представляем себе Самого Спасителя, и не самую икону, а Его, Спасителя нашего, почитаем, Ему покланяемся и Его не одними устами, но более душей и сердцем лобзаем. Такое почитание Св. икон и поклонение им не только безгрешно, но и благочестиво, и богоугодно, и душеспасительно.

Вот уже другое дело, если будем говорить о духовном идолослужении. В этом случае и мы, братья, едва ли свободны от греха. Как так, скажете? Какое это духовное идолослужение? Что опять за идолы? Идолы, братья, суть наши страсти, и все то, к чему мы прилепляемся душей и сердцем, с забвением Бога и Святого закона Его. Судите сами, не все ли равно — кланяться какому-либо истукану, или служить своей страсти и всему тому, чем удовлетворяется страсть? Ведь в том и другом случае одинаково забывается Бог, и душа наша и сердце наше, которые должны всецело принадлежать Богу, отдаются в жертву земным и суетным предметам. Возьмите, например, страсть к богатству и к деньгам. Сребролюбец только и думает, как бы нажить больше денег, употребляет к тому все средства, хотя бы то было с нарушением совести, хотя бы было с обидою ближнего, а нажитое богатство бережет, как жизнь свою, отказывая и нищему, не подавая и в церковь Божью, не поминая и умерших родителей, и сродников. Скажите, не идол ли для него богатство? Именно так разумеет и Св. Апостол, когда «лихоимание», или любостяжание называет «идолослужением» (Кол. 3:5). Посмотрим опять на тех, которые любят есть и пить. Сколько беспокоится о себе сластолюбец, чего не делает он для угождения своему чреву, каких не употребляет издержек для своих чувственных наслаждений? А что делает пьяница? Он только и думает, как бы напиться; он и в праздник, и во время службы Божьей идет прямо насыщать свою страсть, он и последние деньги истрачивает на вино, хотя бы дома жена и дети оставались без хлеба. Что ж теперь сластолюбие и пьянство, как не идолослужение? Вот поэтому и Св. Апостол, упоминая о сластолюбцах и чревоугодниках, говорит: что «их бог – чрево» (Филип. 3:19). Если еще посмотрим на гордых и тщеславных, то увидим новых идолов и новое идолослужение. Гордый только и думает о себе, считает себя лучше и выше всех, всем превозносится и все обращает в славу свою, не только свои достоинства и заслуги, но и самые дела благочестия, молитву, пост, милостыню. Гордый — это одушевленный идол. Он хочет, чтобы все его почитали, все ему кланялись, все ему служили. Он говорить: «Я не таков, как прочие люди» (Лук. 18:11). Таковое превозношение Сам Господь относит к идолослужению. «Ибо что высоко у людей, — говорит в Евангелии, — то мерзость пред Богом» (Лук. 16:15). А мерзостями называются в Писании идолы языческие (4 Цар. 21:2).

Вот, братья, как и мы можем быть идолопоклонниками! И, к несчастью, действительно бываем таковыми. А как это богопротивно! Как грешно оставлять Бога и служить своим страстям! Пожалуй, это идолослужение хуже и языческого. Язычник служить своим идолам, может быть, только наружно, без участия сердечного: а мы служим страстям своим именно душей и сердцем. Ах, братья! Ведь мы, как христиане, должны служить единому Богу, Его почитать и любить всем сердцем, всею душей и всем помышлением, и не страстями и пороками себя осквернять, а украшать святыми добродетелями. Не любостяжание и скупость заповедал нам Господь, а благотворение и щедрость; не объедение и пьянство, а воздержание и пост; не гордость и тщеславье, а смиренье и скромность. Так и будем поступать, чтобы нам не впасть в грехи, которые запрещает вторая божественная заповедь. Аминь.

Поучение 4. О третьей заповеди. «Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно»

 Вот и третья заповедь Божественного закона! Чего она требует? Требует, чтобы мы имя Божье произносили с благоговением и остерегались употреблять оное «всуе». Да, братья. Велик наш Бог, велико и имя Его. Оно «свято и страшно» (Пс. 110:9), как говорить Псалмопевец. Как же иначе произносить Его, как не с глубоким благоговением? Можно ли употреблять оное всуе, т. е. напрасно, легкомысленно, без нужды, без уваженья, и, тем еще хуже, ложно и неправедно? А ведь это бывает у нас, братья. Вот — в каких случаях. Всякий конечно согласится, что богохульство есть страшный грех; если бы, то есть, кто-либо осмелился изрыгать хуления или дерзкие и неуважительные слова против Бога. До такого открытого нечестия без сомненья никто из нас не дойдет: но совсем ли мы свободны от этого греха? Не делаем ли иногда подобного оскорбленья Богу, так что часто и сами того не примечаем? Ропот на свою судьбу, на всякую неудачу, на всякую, от нас не зависящую, неприятность, как будто все делается без воли и промышления Божья, — не есть ли хула на Бога? Не оскорбляем ли мы Благодетеля нашего Бога и святое имя Его, когда говорим, например: «Бог не дал нам счастья», как будто Бог не желает нам добра? Ежели и в самом деле мы бываем каким-либо образом несчастны: то причиною того без сомненья делаемся мы же сами, а никак не Бог, Который есть Отец всем нам. Опять не в обычае ли у нас иногда, хотя и ненамеренно, употреблять в шутках слова священного Писания и песней церковных, приноравливая их к предметам маловажным и мирским? Если так, то это кощунство над словом Божьим и над другими Священными предметами и есть действительное оскорбленье Бога и Святого имени Его. Имя Божье, как известно, призывается еще в общественных клятвах и присягах. Вот здесь если бы кто (от чего да сохранит Бог!) показал что-либо ложно, и это утвердил именем Божьим, как истинное, или бы, дав клятву, преступил и нарушил ее, таковой учинил бы страшный грех против этой Божественной заповеди. А и наши добровольные клятвы или обеты, даваемые Богу по каким-либо случаям или для благоугождения Богу, ежели они не исполняются, также оскорбляют Бога и обращаются нам в тяжкий грех. В самом благочестивом и святом деле, в таком, которым мы хотим почитать и прославлять Бога, мы можем оскорблять Бога и святое имя Его. Разумею молитву, и домашнюю, и церковную. Что, ежели мы молимся без внимания, без усердия, с рассеянностью (а, ведь, это бываете не редко); ежели говорим: «Господи, помилуй», а о Господе и не помышляем? Не оскорбляем ли тогда Бога? Не всуе ли произносим великое имя Божье? Что сказать еще о худой и непростительной привычке божиться? Беспрестанно употреблять имя Божье, как бы некое присловье в обыкновенных разговорах, в маловажных и ничтожных делах, без нужды, без цели, а еще, может быть, и с обманом? Какое легкомыслие! Какое заблуждение! За такое небрежное и непочтительное употребление имени Своего Всеблагой и Правосудный Бог строго с нас взыщет. И как не взыскать, если мы не благоговеем пред именем Божьим, которое есть «благословенно» (Пс. 71:19), «хвально и прославлено» (Пс. 112: 3), которым «благословляется» и освящается все (Пс. 71:17), о котором «радуются» Ангелы Божьи и все праведники (Пс. 81:17), и силою которого, и мы грешные спасаемся (Деян. 4:12)?

Вот как имя Божье произносится всуе, с оскорблением Бога и к собственному нашему осуждению. Но оно же можете быть употребляемо и в славу Божью, и во спасение наше. Как? В усердных и благоговейных молитвах. Слышите, как Св. Давид прославляет Бога и Святое имя Божие! «Буду превозносить Тебя, — говорит, — Боже мой, Царь мой, и благословлять имя Твое во веки и веки» (Пс. 144:1). Так и мы можем и должны молиться Богу, прославлять Его, и благодарить Его, благоговейно произнося Святое и покланяемое имя Его. Неосужденно может быть употребляемо имя Божье и в клятвах, и присягах, когда необходимо бывает нам утвердить свое обещание на верность Царю или на верность службы, или свидетельствовать истину в каком-либо деле, только бы клятва наша была неложна и ненарушима. А чем утверждать истину наших слов и обещаний в обыкновенных наших взаимных делах? Для этого Господь и Спаситель наш указал нам в Евангелии особую клятву. «Но да будет, — сказал, — слово ваше: да, да; нет, нет» (Матф. 5:37). Так и поступают некоторые, хотя не многие, из нас, — и прекрасно делают. Они точно исполняют заповедь Божью и достаточно утверждают истину своих слов и обещаний. Нимало не прогневаем Бога, если будем употреблять имя Божье и в домашних благочестивых и душеспасительных беседах, если станем рассуждать о Боге и Его спасительных делах, о Церкви Божией и её установлениях, о святой и добродетельной жизни. А и вообще, во всяких случаях и обстоятельствах наших, когда хотим выразить любовь к нам и милость Божью, и чувство благодарения к Благодетелю нашему Богу, не только не погрешительно, но и праведно и богоугодно будет наше воззвание: «Да будет имя Господне благословенно отныне и вовек» (Пс. 112:2). Аминь.

Поучение 5. О четвертой заповеди. «Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай в них всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему»

Это — четвертая заповедь Божественного закона; — и сами видите, братья, что она в себе заключает. Она определяет праздники и будничные дни, и показывает, как мы должны проводить те и другие. Скажем сперва о праздниках и о праздновании оных, а потом о будничных или простых днях и о занятиях наших в эти дни.

«Помни день субботний, чтобы святить его; день седьмой – суббота Господу, Богу твоему.» И так Господь повелевает праздновать субботу. Что такое суббота? Суббота значить успокоение, оставление дел и трудов. Так назван седьмой день недели. Почему же седьмой, а не другой какой день, повелено праздновать? Потому, что Сам Бог, сотворив весь мир в шесть дней, в седьмой почил от всех дел Своих. Так и нам повелел после шести дней праздновать, в память сотворения мира, и седьмой день, субботу, святить, как Он, Творец наш, благословил и освятил его. И как не праздновать нам, как с благодарением и прославлением Бога не воспоминать такое великое дело Божье, сотворенье мира и человека? Ведь и мы точно также участвуем в этом благодеянии Божьем, как и прародители наши, сотворенные руками Божьими. Хорошо, скажете: да от чего же мы субботу не празднуем? Суббота у нас простой день. Нет, братья, — не простой. Он и всегда отличается от прочих дней. Яснее это можно видеть в великий пост. Сами знаете, что тогда по субботам у нас и пост менее, и земных поклонов нет, и обедня бывает обыкновенная, не великопостная. То правда, что мы, христиане, празднуем субботу не так торжественно, как праздновали евреи; да и можно ли так праздновать? У нас своя, новая суббота, воскресный день, «желанный и святой день, первый, — как выражается Церковь, — от субботы, царственный и главный». Велико благодеяние Божье — сотворенье человека, но гораздо больше искупленье его. Спаситель наш Господь Иисус Христос, умерший на кресте, в субботу почивал телом Своим во гробе, а в следующий день воскрес из мертвых и «нас воскресил с Ним, — как говорит Апостол, — и посадил на небесах» (Ефес. 2:6). Вот поэтому мы торжественно и празднуем следующий за субботою день, который и называется у нас воскресением. Сам Господь Иисус Христос освятил сей день Своим славным воскресеньем, и Божественными явленьями в оный Своим Апостолам; Апостолы также проводили оный с особенным чествованьем, и с тех пор вся Христианская Церковь праздновала и до ныне празднует воскресный день.

Так, братья. Мы празднуем воскресный день, хотя не последний, а первый в неделе, но все же седьмой, и таким образом исполняем заповедь Божью о праздновании седьмого дня. Да, ведь, скажете, мы празднуем не одно Воскресенье; у нас много и других праздников; — как же это? А разве Бог, повелев праздновать Субботу, запретил другие праздники? И евреи, кроме Субботы, праздновали и другие дни. Например, они праздновали день своего изшествия из Египта, праздновали и день, в который дан был им закон при Синае. И это делали они именно по повелению же Божью. Так и христиане, кроме воскресного дня, празднуют и другие дни, замечательные особенными обстоятельствами для нашего спасенья. И можно ли не праздновать таких дней, не вспоминать их с особенным благодарением и прославлением Бога? Вот мы действительно и празднуем, как великие праздники, Рождество Спасителя нашего Иисуса Христа, Сретенье Его во храме Иерусалимском, когда Он в сороковой день по рождестве, как первенец, посвящен был Богу, Крещение, Его от Предтечи Иоанна, Преображение Его, Вход Его в Иерусалим, пред Пасхою, самую Пасху, т. е. день воскресенья Его после страдания и смерти, как праздников праздник и торжество торжеств, Вознесение Его на небо, сошествие Святого Духа, иначе Пятидесятницу, или день Святой Троицы, обретение и Воздвиженье честного креста Господня. Празднуем, как великие праздники, и Рождество Богородицы, Введение Её во храм, Благовещение, когда Архангел благовествовал Ей зачатье и рожденье Спасителя мира, и Успение Её. Празднуем также и память Святых, — Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, Апостолов Петра и Павла, и прочих Святых Угодников.

Как же мы празднуем, или лучше, как должны праздновать праздники? По заповеди Божьей, должны святить эти дни, и как бы отдавать их Богу. «Помни день субботний, чтобы святить его. Суббота Господу, Богу твоему». Как же это? А вот — как. В праздники мы должны оставить все свои мирские и житейские дела, как-то: судья — суд, учитель — ученье, купец — торговлю, ремесленник — свою работу, крестьянин — свое земледелье, и все должны заняться делами святыми и богоугодными. Первое и самое главное из таковых дел есть молитва, а особенно церковное богослуженье. В праздники не быть в церкви, не молиться Господу Богу, не прославлять Его, не благодарить Его за Его бесчисленные к нам благодеяния есть грех величайший. Помните это, братья! А что делать после службы Божьей, дома? Читать Священное писание, жития Святых, и другие благочестивые и душеспасительные книги, разговаривать, рассуждать о вере и благочестии, о делах Божьих, в тот день воспоминаемых. Прекрасное еще и святое дело оказывать ближнему всякое возможное добро, нищему подать, печального утешить, больному послужить, заключенного посетить. Вот этими, и другими подобными делами, истинно святится каждый христианский праздник, и весь посвящается Богу! Но так ли празднуются у нас праздники Божьи? К несчастью нашему, по большей части — не так. Дела житейские точно у нас в праздники оставляются, да чем же мы занимаемся? Худыми и более запрещенными делами. Когда у нас свобода и торжество для наших страстей, как не в праздники? Когда игры, забавы, когда пиршества, когда пьянство, как не в праздники? Праздники у нас не редко всецело отдаются не Богу, а врагу Его и нашему, дьяволу. Худо, худо, братья, так праздновать святые Божьи дни. Одумаемся и остережемся, чтобы не подпасть нам страшному гневу Божью.

Скажем еще нечто о простых или будничных днях. Праздники, как мы уже слышали, мы должны святить, т. е. проводить в святых и богоугодных делах. А простые дни — разве не должны? Должны, братья, должны. Св. Апостол говорить христианам: «сами будьте святы во всех поступках» (1 Петр. 1:15). христиане должны в некоторой мере святить и простые дни, чем? Постом и молитвою. Вот поэтому Св. Церковь и учредила посты, более или менее продолжительные. Таковы: Великий пост пред Пасхою, пост пред Рождеством Христовым, пост пред Успением Богоматери, и пост пред праздником Апостолов Петра и Павла. Таковы и однодневные посты, в Среду и Пятницу каждой недели. Все эти святые посты учреждены конечно в честь означенных праздников, а в Среду и Пятницу и в воспоминание предания и смерти Господа нашего Иисуса Христа, но вместе и для нашего духовного очищения и освещения. А молиться Св. Церковь заповедует нам дома ежедневно, и непременно утром и вечером, перед столом и после стола, и при начале, и по окончании каждого значительного дела. Затем простые или будничные дни должны быть всецело употребляемы на дела по роду звания и обязанности каждого из нас, а проводить их праздно, без дела есть также грех против заповеди Божьей. Ибо Господь сказал: «Шесть дней работай и делай в них всякие дела твои». А потому труд, освященный молитвою, есть священная обязанность каждого из нас, за исполнением которой следует и благословение Божье, и благосостояние дома и семейства нашего. Аминь.

Поучение 6. О пятой заповеди. «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои на земле»

 Этими словами начинается вторая скрижаль закона Божия, которая заключает в себе заповеди Божьи относительно к ближним нашим. А кто эти ближние наши? Все люди, с которыми мы живем, обращаемся, встречаемся, кто бы они ни были, без различия звания, состояния, веры, образа жизни, отношений их к нам, — все, все, как одна великая семья, произошедшая от одних прародителей. Однако ж не все ближние наши одинаково к нам близки. Ближе всех к нам родители наши, от которых мы произошли, и с которыми посему теснее всех соединила нас природа. Вот поэтому первые из ближних наших суть наши родители. Поэтому и обязанности наши к родителям предписывает нам первая заповедь второй скрижали Божественного закона. «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои на земле.»

«Почитай отца твоего и мать твою.» Все последующие заповеди предписывают не причинять ближнему зла; почему же здесь не говорится об этом, даже не заповедуется любить родителей, а чтить их? Это очень просто, братья. Какой бы изверг стал делать зло своим родителям? Можно ли и не любить родителей? Эту любовь вложила в нас сама природа, с этою любовью мы рождаемся. Другое дело — чтить родителей. Это уже долг, который, по причине всегдашнего нашего обращения с родителями, может иногда забываться. Вот поэтому закон и напоминает, и предписывает нам чтить своих родителей. В чем же состоит эта священная обязанность наша к родителям? Да. Мы всегда должны питать в душе своей чувство уважения и почтения к родителям. Родители суть благословенные орудия Творца; чрез них мы получили от Бога жизнь и бытие. Следовательно, почитать родителей значить почитать Самого Творца. Вот как велики для нас родители наши, и как велико должно быть от нас почтение к ним! Поэтому и обращаться с ними всегда и во всяком случае мы должны не только с учтивостью, но и с почтением, как с особами священными для нас. «Делом и словом почитай отца твоего и мать, чтобы пришло на тебя благословение от них» (Сирах. 3:8), — поучает премудрый сын Сирахов. Поэтому и воля их должна быть для нас священна; мы должны оказывать им всегда и во всем сыновнее повиновение, и всякое приказание их, разумеется, не противное вере и закону, исполнять со всем усердием и верностью. «Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу» (Кол. 3:20), — увещевает Апостол. Родители наши не только дали нам бытие, но и питают нас, и наставляют нас на все доброе и полезное, и пекутся о нашем настоящем и будущем благополучии. Это истинные и первые благодетели наши. Вот поэтому священный для нас долг всегда быть благодарными к родителям, и благодарность свою свидетельствовать им усердными сыновними услугами. Если случится, что они будут иметь нужду в пропитании, питать их со всею любовью и доброжелательством. Если постигнет их какая болезнь или старость, служить им, облегчать недуги их, и доставлять им всякое спокойствие. «Сын! — поучает премудрый сын Сирахов, — прими отца твоего в старости» (Сир. 3:12). А по смерти? Погребать их с сыновним усердием и возможною почестью, и, если они завещали что-либо, не противное закону Божию и гражданскому, исполнять со всею верностью и точностью. Венец обязанностей наших к родителям нашим есть молитва за них. Как христиане, мы всегда, за каждою и домашней, и церковной молитвой, должны молиться за своих родителей; при жизни их, о здравии и спасении их, а по смерти, о упокоении душ их. Вот, братья, сколь обширна обязанность наша к родителям нашим, которую Господь возлагает на нас пятою заповедью закона Своего!

Казалось бы, довольно было сказать: «Почитай отца твоего и мать твою». Можно ли не слушать Бога повелевающего? Не священна ли сама по себе обязанность почитать родителей? Но Господь Бог благоволил еще присовокупить к ней и обетование: «чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои на земле». Видно, и в очах Божьих особенно важна обязанность почитания родителей, когда к исполнению оной Господь побуждает детей обещанием им благополучной и долгоденственной жизни. И конечно так. От почитания родителей зависит благоденствие целого дома и семейства (в этом каждый согласится), а от благоденствия домов и семейств зависит благоденствие и целого государства; ибо государство есть ни что иное, как одно большое семейство народа, у которого отец есть Царь. «Чтобы тебе было хорошо, — говорить Господь, — и чтобы продлились дни твои на земле». Общее благополучие есть уже благополучие каждого; но Господь обещает особо каждому почтительному сыну благополучие и долгоденствие. И это дарует детям именно через родителей. Ведь, вы знаете, братья, священный обычай, по которому родители благословляют детей. Разве благословение родительское имеет малое значение? Повторим слова премудрого сына Сирахова: «Почитай отца твоего и мать, чтобы пришло на тебя благословение от них». Значить, благословение родительское есть источник благополучия для детей и великий дар от Бога. Именно так. Благонравные дети, почитающие своих родителей и повинующиеся им, в благословении родительском получают залог домашнего благоденствия, спокойствия, довольства и умножения потомства. «Благословение отца утверждает домы детей» (Сир. 3:9), — говорить тот же наставник. Им дается и жизнь преимущественно долголетняя. Так, братья, через благословение родительское почивает благословение Божье на тех детях, которые чтут своих родителей, и бывает для них виною не только временного благополучия, но и вечного блаженства за пределами сей жизни. А что, если дети не чтут своих родителей и не повинуются им, да еще и причиняют им словом или делом досаждения, огорчения, обиды? Таковым детям Слово Божье угрожает проклятием и смертью, конечно не одною временною, но и вечною. «Проклят от Господа раздражающий мать свою» (Сир. 3:16). «Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти» (Исход 21:17). Страшные прещения! Да слышат дети, и да блюдут со всею верностью заповедь Божью о почитании родителей!

А и вас, родители, Слово Божье на сей раз не оставляет без должных уроков. «Отцы, — говорит Оно устами Апостола Павла, — не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Ефес. 6:4). Да. И мы должны обращаться с детьми своими, как отцы, держать их в справедливой строгости и страхе, но и не поступать с суровостью и жестокостью, должны учить их благоверию и благонравию, насаждать в них любовь к благочестию и добродетели, и сами представлять себя примером честной, степенной и добродетельной жизни, чтобы, в противном случае, и нам не быть виновными в худых поступках детей, и не подпасть за то гневу и осуждению от Бога. Аминь.

Поучение 7. О пятой заповеди. «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои на земле»

Еще, братья, беседа наша о пятой заповеди, в которой Бог повелевает нам чтить отца своего и матерь свою. Каждый из нас имеет отца и мать, от которых родился. Это — наши ближайшие и естественные родители, которых мы и должны почитать, как первых благодетелей наших. Но есть и другие многие благодетели, которые в разных отношениях делаются для нас отцами, и некоторые из них носят самое имя отцов. И их без сомнения также, как и наших родителей, чтить повелевает нам пятая заповедь Божественного закона. Кто же они?

Нельзя нам не знать, кого мы называем Отцом отечества. Это великий Государь наш. Значит мы должны почитать нашего Государя и великого Царя? О, и прежде и паче всех! «Царя чтите» (1 Петр. 2:17), — подтверждаете Слово Божье. Государь есть общий наш отец; миллионы Русского народа суть его природные дети. И подлинно — дети. Он, как отец, всех нас любит, о всех нас печется, всех нас хранит, всем нам подает средства к нашему благополучию, спокойствию и довольству. Сего ли Отца и Благодетеля нашего не чтить нам? Его ли не любить? О нем ли не молиться? Его ли Величеству не быть верноподданными, так, чтобы, когда нужно, положить за него и жизнь свою? Именно так даем мы и клятву Богу, когда присягаем на верность ему, как своему истинному и природному всемилостивейшему Государю. А вот и самая родная нам Россия, в которой царствуете наш Царь-отец, есть и называется нашим отечеством. Значит, и Россия, как отечество, по той же заповеди Божьей мы должны чтить, непременно чтить. Как это? Любить ее, как наследие наших благочестивейших Царей, как достояние наших предков, любить и уважать все наше родное, и веру православно-русскую, и благодетельные законы русские, и добрые обычаи русские, и христианский быт русский, — любить и быть преданными нашему отечеству, как и нашему Царю, до готовности положить за них жизнь свою.

Нет ли еще каких отцов, к которым бы можно было отнести заповедь Божью о почитании родителей? Есть. Таковы суть вообще Церковные Пастыри и Учители, и в частности, наши духовники. Они и называются духовными отцами. Именно — духовные отцы. Они, как строители тайн Божиих, совершают Крещенье, которое рождает нас в новую, духовную жизнь, тайнодействуют Св. Причащение, в коем мы питаемся Божественным телом и кровью, в таинстве Покаянья, по богодарованной им власти, разрешают нас от грехов, словом Божьим научают нас вере и благочестию, молитвами и священнодействиями освящают нас, и вообще руководствуют нас к вечному спасению. Таких отцов не почитать, их не слушать, им не повиноваться, или даже пренебрегать ими, -значило бы, братья, тяжко согрешать пред Богом. Посему-то слово Божье учит нас чтить духовных отцов, и повиноваться им. «Благоговей пред Господом, — говорит древний священный наставник, — и уважай священников Его» (Сир. 7:31). «Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, — пишет Апостол Павел, — ибо они неусыпно пекутся о душах ваших» (Евр. 13:17).

И всех вообще начальствующих, как служителей Царя и благодетелей народа, должно считать за отцов, и, по заповеди Божьей, подобно родителям нашим, чтить их. Вот, например, начальствующие в училищах и учители. Они воспитывают юношество, образуюсь их ум, насаждают в них добрую нравственность, и делают их полезными себе и обществу. Как же не почитать их, как и родителей наших? Ведь, воспитывать детей есть обязанность прямо родительская. Опять начальники гражданств и судьи. И это наши благодетели. Сами знаете, — куда мы обращаемся, как не к начальству, когда нас обижают, бесчестят, отнимают нашу собственность, угрожают нашему спокойствию и жизни? А что было бы с нами, если бы не было начальства? Своеволию, беспорядкам, бедствиям не было бы конца. Священный, следовательно, долг наш почитать начальство, и повиноваться всем распоряжениям его. Еще начальники военные. И это — великие благодетели наши. Они защищают от врагов и отечество наше, и Церковь Святую, и нас, и наше спокойствие, и благосостояние. Каких не приносят они жертв, верно служа Царю и отечеству? Не будь их: — что бы сталось с нами? Еще некоторые из нас помнят, что было в 12 году. Враги отняли было у нас и сердце отечества нашего — Москву. А и в недавнее время вооружались против нас четыре царства, и тоже причинили нам не мало зла. Сохрани Бог нас, братья, от таких великих и всеобщих бедствий! «Спаси, Господи, люди Твоя, и благослови достояны Твое, победы благоверному Императору нашему на сопротивныя даруя!» Как же после этого не чтить нам военных начальников, и не молиться Богу за них и за все христолюбивое воинство? Так Св. Апостол Петр заповедует чтить и повиноваться не только Царю, но и всем начальствующим, как служителям Царевым. «Всех, — говорит, — почитайте; будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым» (1 Петр. 2: 17, 13, 14).

Есть, братья, и еще люди, которых следует назвать отцами, и потому чтить их по пятой заповеди Божьей. Это вообще благодетели, которые или помогают нам в бедности, или вылечивают нас от тяжких болезней, или избавляюсь нас от бедствий. Как иначе и назвать таковых, как не отцами? Ведь мы часто и слышим, как облагодетельствованный говорить своему благодетелю: «отец ты мой». Подлинно отец. Ибо такую показывать любовь к ближнему есть дело отеческое. Наконец есть люди, которых сама природа посвящает некоторым образом в отцы наши. Это старшие нас по возрасту. Их и можно действительно почитать отцами относительно к другим младшим, потому что они преимущественнее их не только летами, но и познаниями, и опытностью в жизни. Поэтому слово Божье и поучает нас чтить старших себя, и особенно старцев. «Старца не укоряй, — пишет Апостол Павел, —  но увещевай, как отца; стариц, как матерей» (1 Тим. 5: 1, 2). Сам Бог чрез Пророка Своего Моисея говорит: «Пред лицем седого вставай и почитай лице старца, и бойся Господа Бога твоего» (Лев. 19:32).

Вот, братья, сколько у нас, кроме естественных родителей наших, отцов, которых мы также должны почитать, исполняя пятую заповедь Божественного закона. Нельзя думать, чтобы кто-либо из христианских начальников, а тем более из родителей, стал требовать от нас чего-либо противного вере или закону Божию, или же вредного отечеству нашему. А если бы, к несчастью, случилось так: мы должны быть верны Богу и слову Его и, по всей правде, отказаться от исполнения воли их, по примеру Святых Апостолов, которые не послушались начальников Иудейских, запрещавших им проповедовать Евангелие Христово, и сказали им: «Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5:29). Аминь.

Поучение 8. О шестой заповеди. «Не убивай»

Шестая заповедь закона Божья, — слышите, братья, — что запрещает? Убийство. Да разве это возможно? Конечно сам собою у каждого должен вырваться такой вопрос. Действительно, страшно и подумать, что может быть такое ужасное преступление; но оно, к несчастью, есть и бывает.

Человек, и какой еще человек! не безбожник, не язычник, не дикарь, а христианин, сын Святой Церкви, член благоустроенная общества что иногда делает? Поднимает руки на жизнь своего собрата, или и на самого себя; какой ужас! Творец дал нам жизнь: можно ли дерзнуть на отнятие ее у ближнего, или у себя самого? Жизнь дана нам для нашего наслаждения: можно ли решиться причинить такую страшную обиду и ближнему и себе? Настоящей жизнью мы должны приобретать другую, будущую жизнь: можно ли осмелиться разрушать свое столь великое и славное назначение и терять вместе и временную жизнь и вечную? Но не будем более говорить об этом тяжком и страшном злодеянии. Не дай, Господи, и слышать о нем! Конечно, мы разумеем здесь убийство вольное, намеренное. Бывает, что убийство причиняется и без намерения, например, во взаимных драках у простолюдинов, и особенно в состоянии нетрезвости, или по неосторожности. Но во всяком случае оно есть великий грех пред Богом, требующий продолжительного церковного покаяния и не свободный от политического наказания. Иное совсем дело, если этого требует долг. Именно, ежели осуждают преступника на смерть по суду, или убивают неприятеля на войне. Тут действуете правосудие и закон. Тут соблюдается благосостояние общества и государства.

Но ведь не только что этим грубым, прямым и решительным злодейством отнимается жизнь. Можно быть убийцею так, что злодеяние остается неприметным не только для других, но и для самих тех, которые учиняют оное. Как это, спросите? А вот, ежели судья по каким-либо побуждениям освобождает виновного и присуждает к наказанию невинного: скажите, не убийца ли он? Ежели опять кто-либо укрывает убийцу или скрывает злодеяние его, и этот убийца после произведет новое убийство: не виновен ли будет в убийстве и тот, кто скрывал прежде злодеяние и злодея? Ежели начальник жестоко обращается с подчиненными, или господин с рабами, изнуряет и отягощает их тяжкими работами и наказаниями, и тем лишает их здоровья, и сокращает их жизнь: не убийцы ли они? А и муж, если жестоко обращается с женою и причиняете ей побои, что не редко бывает между простолюдинами, и тоже лишает ее здоровья и тем сокращает ее жизнь: не убийца ли он? Ежели кто видит погибающего и мог бы подать ему помощь, но не подает: не убийца ли он? Ежели богатый не помогает другим в нуждах или в каких-либо несчастных обстоятельствах еще утесняет их, например, во время голода продает хлеб по чрезмерно-высоким ценам, и тем допускает иных умереть с голоду: не убийца ли он? И сами мы иногда не бываем ли виновниками своей преждевременной смерти? Скупой, например, мучает себя и скудостью в пище и заботою о целости своего добра, чахнет, и со временем умирает. Сластолюбец от невоздержания и пресыщения расстраивает свое здоровье, и впоследствии теряет самую жизнь. А что сказать о сладострастии, о плотском невоздержании? Каким гибельным последствиям не подвергаются те, которые ведут нечистую жизнь и раболепно служат своей похотной страсти? Кто же все эти, как не самоубийцы? Видите, братья, сколь много неприметных случаев и обстоятельств к отнятию жизни и как часто можно быть виновником смерти и для других, и для самих себя. Правда, злодеяния такого рода по большей части не примечаются нами, и закон человеческий их не преследует: но Бог, заповедавший не убивать, знает каждого такового убийцу и судить, как убийцу, всякого тайного злодея и преступника Своего закона.

Знаете ли еще, что говорить Апостол и возлюбленный Ученик Христов? «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца» (1 Иоан. 3:15). Что это значить? То, что можно быть убийцею для ближнего и словом и делом, противными благу его и неправедно нарушающими спокойствие его. В самом деле, каково терпеть ненависть, гнев, огорчения, досаждения, брань, обиды? Не сжимается ли сердце у того, кто подвергается таким неприятностям и огорчениям? Не унывает ли, не скорбит ли он? Не снедает ли его печаль, не уменьшает ли его здоровье и не сокращает ли хотя медленным образом его жизнь? Вот и еще преступления, подвергающие нас ответственности пред Богом за человекоубийство. И все это, братья, относится к отнятию жизни временной, к телесному убийству. А что, ежели отнимается у ближнего жизнь духовная, вечная, — ежели убивается душа? Это действительно и бывает, когда кто-либо вводить ближнего в соблазн, т. е. когда словом или примером своим совращает другого в неверие или в раскол, или увлекает в тяжкие преступления и смертные грехи. Ибо отступление от веры и впадение в смертные грехи есть смерть души. Таковой соблазнитель есть убийца души ближнего, и ему изрекается казнь от Самого Спасителя нашего. «А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, — говорит Господь, — тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Матф. 18:6).

Вот, братья, сколько грехов запрещает шестая заповедь Божья! И каких грехов! страшно о которых и подумать. Сохрани нас Бог от таких беззаконных дел и наставь нас на дела благие и правые! Да, братья, мало для нас — христиан, ежели мы избегаем только грехов, — мы должны еще творить добрые дела. Ибо мы — Его творение, — как говорит Апостол, — созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (Ефес. 2:10). Мы должны любить ближних наших и не разрушать, а созидать благосостояние их. Ведь Господь сказал: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Марк. 12:31). Мы должны беречь здоровье их, облегчать болезни их, помогать им в бедности их, содействовать им в трудных и несчастных обстоятельствах их, утешать их в печали, всегда обходиться с ними кротко и любовно и стараться, чтобы они столько же были спокойны и безопасны, как и мы сами. Даже если бы они стали нам делать обиды и досаждения, и сделались врагами нашими, и тогда мы должны прощать им обиды, и любить их и благотворить им. Так заповедал нам Господь и Спаситель наш и сего требует от нас долг наш христианский. Аминь.

Поучение 9. О седьмой заповеди. «Не прелюбодействуй»

Это — седьмая заповедь Божественного закона. Что она запрещает? Преступную любовь. Да разве любовь есть грех и преступление? Любовь, братья, не одинакова. Есть любовь чистая, святая, богоугодная, любовь, которая бывает источником добра и счастья. Вот эту любовь Господь и предписывает нам. А есть любовь и нечистая, греховная, богопротивная, такая, которая бывает причиною зла и несчастья. Какая это любовь? Плотская, сладострастная, та, когда мужеской пол обращается к женскому не законно, без благословения Божья и церковного, по влечении одной слепой страсти. Эту любовь здесь и запрещает Господь. «Не прелюбодействуй», — говорит, т. е. не превращай любви к ближнему чистой, законной — в нечистую, незаконную.

К несчастью, эта запрещаемая Богом любовь, по растлению нашей природы, встречается и между христианами не редко. А как это постыдно, как богопротивно, как пагубно! Вот какой-нибудь юноша с девицею заводят тайное знакомство и без благословения церковного, с нарушением законного порядка, посягают на плотское совокупление. Что они делают? Несчастные! Они оскорбляют Бога, нарушают святые правила Церкви, обижают и бесчестят своих родителей, лишают себя девственной чистоты, раз- страивают свое и настоящее и будущее положение; им стыд и позор от людей, им суд и осуждение от Бога и лишение Царствия Божия. Сколько ужасных последствий от такой преждевременной, своевольной и пагубной плотской любви! А что, ежели впадут в такую нечистоту еще те, которые уже сочетались супружеским союзом и дали пред Богом обет в верной и неизменной взаимной любви? Что, ежели какой муж, из-за своей законной жены, или какая жена, из-за своего законного мужа, поползнутся на греховную связь с другими? Можно ли изобразить всю тяжесть такого преступленья? Тут уже совершенно попрана совесть, открыто оскорблена честь, разорван священный союз, разрушена взаимная любовь; тут между бывшими супругами поселяется недоверье, негодованье, отвращение, ненависть, исчезает спокойствие, колеблется домашнее благосостоянье. А Церковь? Она видит в них нарушителей обета и клятвопреступников и лишает их общенья со Христом в святых и пречистых тайнах Его. А Бог? От Него ожидать должны они, как и блудники, осужденья и лишенья Царствия Небесного. «Блудников же и прелюбодеев судит Бог» (Евр. 13:4), — говорить Святой Апостол. И еще: Не обманывайтесь: ни блудники, ни прелюбодеи Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6:9,10). О, сколько бед должно обрушиться на главу несчастных супружников, которые дерзнут на разрушенье своей супружеской любви и верности! И еще, братья, может обнаружиться нечистая, плотская любовь к другим, и также самым позорным и нечестивым образом. Это тогда, если плотская, греховная связь оказывается между людьми, соединенными родством. Нужно ли опять говорить о тяжести и этого греха, когда Св. Церковь и по закону запрещает сочетание таких лиц и виновных в таком грехе подвергает строгому наказанию? О, если бы никогда не слышать между христианами таких ужасных преступлений, противных и церковным правилам, и гражданским законам! Прилична ли им такая свобода страстей? Можно ли им повергать себя в такую нечистоту, когда они омыты и очищены Божественною благодатью в Святом Крещении и готовятся к Небесному Царствию Божью, в которое не может войти ничто скверное?

Нет, братья мои. Не только таких открытых, грубых и постыдных пороков, но и внутренних нечистых вожделений мы должны избегать. Что говорит Спаситель? «Всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Матф. 5:28). Видите, какой чистоты требует от нас Господь! Он и взор с вожделением, и мысли похотные, и желания сладострастные называет сердечным любодеяньем. И, следовательно, всех таковых, мысленно и сердечно любодействующих и прелюбодействующих, объявляет преступниками седьмой заповеди закона. А как легко впасть в такое преступленье? Сколько может быть таких преступников? Особенно, если возьмем во вниманье искушения и соблазны, так между нами обычные? Сами знаете, в каком обычае у нас наряды, зрелища, игры, пляски, песни, вообще мирские увеселения, приятные для нашей чувственности. Ведь все это располагает нас к худым мыслям, плотским желаниям и чувственным вожделениям и оскверняет нашу душу и сердце. Пусть отвечают Богу те, которые бывают виновниками такого соблазна и увлекают неосторожных и неопытных в грех. Наш праведный долг удаляться от таких соблазнов и хранить не только тело, но и душу неоскверненными от греха. «Ибо призвал нас Бог не к нечистоте, но к святости» (1 Сол. 4:7), — говорить Апостол. «Ибо воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда; чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести, а не в страсти похотения» (1 Сол. 4:3-5).

Ежели седьмая заповедь запрещает плотскую и чувственную любовь, то не запрещает ли тем и самый союз мужеского пола с женским? Никак. На это есть законный брак. Сам Бог установил супружеский союз мужа и жены, и Церковь освящает его молитвами и благословением. Посему муж и жена, ежели они законно сочетались браком и свято хранят супружескую любовь и верность, не только не грешат пред Богом, но, достойно служа к выполнению первобытного определения Божия, благоугождают Богу и благословляются от Бога. «Брак у всех да будет честен и ложе непорочно» (Евр. 13:4), — говорить Апостол. А те, которые состоять вне брака, люди холостые, также вдовцы и вдовицы? Таковым, если они не могут жить целомудренно, Апостол советует вступать в благословенный брак и жить в законном супружеском союзе. «Безбрачным же и вдовам говорю, если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1 Кор. 7:8,9). «Итак я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом» (1 Тим. 5:14). А если они могут соблюсти себя в чистоте и останутся безбрачными? Прекрасное дело! Апостол называет таковых блаженнейшими (1 Кор. 7:40). Почему? Потому что они тогда будут «заботится о Господнем, как угодить Господу, чтобы быть святою и телом, и духом» (1 Кор. 7:34).

Вот, братья мои, в каком состоянии должны находиться христиане! Они должны жить или в благословенном супружеском союзе, или в девственном целомудрии и вдовственной чистоте. Сохрани же Бог от преступной любви, от богопротивного и пагубного плотского греха! Да не оскорбляется и слух наш таким нечестием, которое, по свидетельству Апостола, всегда было в поношении и у язычников (1 Кор. 5:1)! Аминь.

Поучение 10. О восьмой заповеди. «Не кради»

Восьмая заповедь закона Божья запрещает, как слышите, воровство, и вообще отнятье или присвоение себе чужой собственности. И это опять великий грех, братья. Грех пред Богом, потому что нарушается заповедь Божья, повелевающая любить ближнего, как самого себя; грех пред правительством, потому что пренебрегаются законы, на которых утверждается благосостояние народа; грех пред обществом, потому что разрушается спокойствие и безопасность членов его; грех пред ближними, потому что им причиняется обида и разорение.

Правда, в наше время почти не слышно таких грабительств, которые делались бы явно, с насилием, и даже с убийством людей. И сохрани нас Бог от этого! Однако хищенья другого рода, к стыду нашему, бывают между нами не редко. Они и делаются всегда тайно, ночью, без людей, или не в глазах людей. И как иначе? Ведь худые дела стыдно же делать пред людьми, да и опасно, потому что преступников преследуют и наказывают закон и власть. Да. Бывают люди, которые покушаются всяким способом лишать ближнего своего собственности его, и чужие вещи обращать в свою пользу. Бывают люди, которые, в греховном ослеплении, посягают даже на Божье достоянье, и окрадывают святые церкви, похищают священные вещи и деньги, которые добрыми и благочестивыми христианами приносятся на пользу Церкви и в жертву Богу. Что может быть сего нечестивее? Можно ли таких людей признать за христиан? Нет. Эго враги Бога и человечества. Их ожидает в будущей жизни вечная мука; а и здесь страшное, по законам, наказание и извержение из общества, как непотребных членов его. И слава Богу, что и человеческая власть, и человеческий закон ограничивают такие преступления и охраняют нашу собственность от наглых людей и похитителей. Но вот беда, что есть похитители, которые крадут неприметно, которых посему не преследуют ни закон, ни власть человеческая, которые не считаются и похитителями, а, пожалуй, еще других из них назовут и добрыми и благодетельными людьми. Вы удивляетесь? Послушайте же!

Хотя и редко, но ведь случается же, что корыстолюбивый начальник с подчиненных или судья с подсудимых берут деньги или подарки, и зато один отличает и возвышает недостойных, другой оправдывает виновных. Скажите, что это, как не воровство? Ведь, они берут чужое, и не только без всякой заслуги, но еще и с нарушением правосудия и чести. Или вообще служащие и люди должностные, которые получают от Царя жалованье, ежели должностей своих не исполняют, или исполняют небрежно и с ущербом пользы государственной: не крадут ли они государственную собственность, причиняя с тем вместе и вред обществу? А и те, которые не отдают надлежащей и полной платы за работу, или не рассчитывают верно и честно за труды (и это бывает), что иное делают, как не отнимают чужую собственность, трудами и потом заслуженную? Знаете опять людей, которые деньги свои отдают в рост или проценты. Что они делают? Дают столько, а требуют обратно больше. И как таким образом одолжаются всегда почти люди недостаточные, и в крайних нуждах, то они чрез такое одолжение еще больше разоряются и часто делаются должниками неоплатными. Что же это за помощь ближнему? Не есть ли это, напротив, только собственное обогащение со вредом и убытком ближнего? Беззаконное также обогащение, сопряженное с отнятием собственности ближнего, есть и то, если бы кто, пользуясь какими-либо обстоятельствами, стал чрезмерно возвышать цену на необходимые потребности жизни, например, во время голода стал бы продавать хлеб слишком дорогою ценою. Сколько еще таких, которые отнимают собственность у ближнего своего обманом? Например, при продаже обвешивают, или обмеривают, или отпускают худой товар за хороший, или сами притворяются несостоятельными, чтобы не платить долгов, и другие употребляют хитрости и выдумки, и чрез то чужую собственность присваивают себе. Разве это не воровство? Скажу вам и еще удивительнее. Богач, который отказывает бедному, есть хищник. Он крадет и у Бога, и у ближнего своего. Как это, спросите? А разве Бог наделяет богатых земными благами для них одних? Не повелел ли Он делиться по возможности и с бедными? И ежели богатые этого не делают: не отнимают ли они у бедных того, что им, по благости Божьей, принадлежит? Да вот еще и бедный может впасть в то же преступление: и бедный может красть, — что? То самое, что выпрашивает. Ведь есть нищие, которые могли бы сами приобретать себе пропитание, но не хотят трудиться; есть нищие, которые только и занимаются испрашиванием милостыни, несмотря на то, что они уже имеют достаточное пропитание. Скажите же, не крадут ли они у своих товарищей? Не лишают ли тем пособия других, которые, или по старости, или по болезни, или по другим причинам, не могут иначе питаться, как милостынею, и имеют только то, что им подадут?

Вот, братья мои, сколь обширно преступленье, которое Бог запрещает восьмою заповедью, и сколько видели мы преступников. И что же? Ведь все почти они не считаются преступниками и свободны от всякого суда и наказания. Да! свободны, но только здесь и между людьми. А у Бога, в вечности? О, страшное всем таковым, как действительным татям, осужденье от Сердцеведца Бога и праведного Мздовоздаятеля!

Ежели же всякое, какого бы рода ни было, присвоение чужой собственности, по заповеди Божией, есть грех: то как мы должны поступать, братья? Так, как требует закон христианский. Должны приобретать себе состоянье честными трудами и занятиями и чем нас Бог наградит, тем и довольствоваться. Святое и христианское дело не только не отнимать у ближнего собственности его, а еще отдавать ближнему собственное наше. Ежели кто нуждается в чем и просить у нас, и ежели мы имеем, чем ему служить: должны ему дать. Всякому, «просящему у тебя, дай» (Лук. 6:30), говорит Спаситель. Ежели кто хочет временно одолжиться у нас: должны его снабдить. Спаситель говорить: «взаймы давайте», да и как еще! «не ожидая ничего» (Лук. 6:35), т. е. ничего лишнего не ожидая и не требуя за одолженье. И не только знакомому или другу, но и недругу п врагу мы должны благодетельствовать.  «Любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас» (Лук. 6:27), — говорит Христос. А Апостол Павел пишет христианам: «если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его» (Рим. 12:20). Так христиане должны быть для всех благодетелями и помощниками; должны делиться с требующими ближними всем, чем можно. Знаете ли еще, что советует Господь последователям Своим? «Если хочешь быть совершенным, — говорит в Евангелии, — пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах» (Матф. 19:21). Истинно Божественный совет! На что христианину богатство? «Имея пропитание и одежду, будем довольны тем» (1 Тим. 6:8), — говорить Апостол. Нет. Христиане должны обогащаться верою, чистою совестью, благочестием и добрыми делами. Вот это истинное «сокровище», которое, по слову Господню, будет с нами «и на небесах», в Царстве блаженства и славы Божественной. Аминь.

Поучение 11. О девятой заповеди. «Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего»

Вот что еще запрещает нам Бог! Запрещает свидетельствовать на друга своего ложно. Кто этот друг? Это — тоже ближний наш, всякий другой человек, кто бы он ни был. Итак, по девятой заповеди закона Божья запрещается нам ложное свидетельство на ближнего, и вообще всякая ложь.

Как обширен этот грех между нами — во всех возрастах, званиях и состояниях! Мы всегда почти лжем, — и лжем с намерением худым, с намерением сделать ближнему бесчестие, вред и пагубу. Что иное, как не пагубу ближнему, делает тот, кто, быв призван во свидетельство, показывает на него неправду? Что иное, как не пагубу ближнему, делаете тот, кто заводит несправедливые тяжбы, выставляет пред начальством такие пороки других, каких они не имеют, или имеют совсем не в таком виде и степени? Знаете и постыдное, и отвратительное названье, под которым известны у нас подобные люди: это — ябедники. Что иное, как не пагубу ближнему, делаете и тот, кто частным образом, в простом обращении и в домашних разговорах, возводит на ближнего какую-либо клевету, т. е. приписывает ему худые качества и худые поступки, которых он не имеете? Ведь этим он отнимает у ближнего доброе имя и честь, разрушает в других любовь, уваженье и доверье к нему, а в самом ближнем, если ему известна эта клевета, производит беспокойство, досаду и гнев. Не лучше с ближним по большей части поступаем мы, братья, когда судим и осуждаем других, или рассматриваем поступки их с униженьем и насмешками. А как это обычно у нас, сами знаете! Любимое дело у нас заниматься другими, и всегда почти отыскивать в них худые стороны. Мудрено ли в этом случае погрешить на счета ближнего, и без всякой вины со стороны его сделать еще вред? О, как нужно нам убавлять излишних разговоров и бесед, как нужно избегать пустых и праздных слов, как нужно удерживать свой язык, чтобы не запятнать себя осуждением ближнего. Ведь знаете, что Спаситель и за одно праздное слово, если бы оно даже не было со вредом для ближнего, потребует от нас ответа на страшном суде. «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда» (Матф. 12:36). Посему-то Апостол Павел остерегает нас от дурных слов. «Никакое, — говорит, — гнилое слово (т. е. соблазнительное и вредное) да не исходит из уст ваших» (Ефес. 4:29). А Псалмопевец представляет нам в себе и пример воздержания языка. «Буду я, — говорит, —  наблюдать за путями моими, чтобы не согрешать мне языком моим» (Пс. 38:2).

А если грешно только осуждать ближних и в простых, домашних разговорах, то сколь богопротивно порицать их открыто, клеветать на них явно, обвинять их ложно пред начальством? Христианское ли это дело, согласитесь сами, братья! Ведь ближние – братья наши, сожители наши, соучастники наши и в обществе, и в Церкви Божьей. Ведь Господь заповедал нам любить ближних наших. Какая же это любовь, ежели мы оскорбляем других? Согласно ли с любовью возводить на ближних ложь, — и какую ложь? причиняющую им вред, бесчестие и пагубу? Избави нас Бог напрасно и безвинно отнимать у ближних наших честь, спокойствие и благосостояние!

Есть, правда, ложь, которая почти не соединена со вредом для ближнего; за то причиняет душевный вред самому виновнику лжи. Мало ли мы видим таких, которые имеют охоту и, так сказать, привычку лгать? Мало ли таких, которые часто живут обманом, хитростями, пронырствами? А ласкательство и лесть, которыми мы обманываем других, и по большей части высших? А лицемерие, по которому мы, будучи злы и неправедны, хотим казаться добрыми и беспорочными? Все, ведь, это ложь, свидетельствующая нечистоту нашей души и совести. Нет, братья! Мы, как христиане, должны иметь чистую и неукоризненную совесть, всегда говорить правду, во всем свидетельствовать и показывать истину, со всеми обращаться без лести, без ласкательства и без лицемерия. «Отвергнув ложь, — говорит Апостол, — говорите истину каждый ближнему своему» (Ефес. 4:25). И Псалмопевец увещевает, говоря: «Удерживай язык свой от зла и уста свои от коварных слов» (Псал. 33:14). И как иначе? Ведь Господь видит и знает наши мысли и сердца. Что же будет нам от Бога, Который ненавидит неправду, ежели мы станем поступать лживо и неправедно? Мало того, что говорит Приточник: «Мерзость пред Господом – уста лживые» (Притч. 12:22); нет! Псалмопевец еще свидетельствует, что Господь «погубит говорящих ложь» (Пс. 5:7).

О, да сохранить нас, братья, Господь от таких постыдных дел! Да пребывает между нами, как братьями, неразрушимо святая христианская любовь и искреннее общение друг ко другу! Да считаются у нас священными имя, честь и благосостояние ближних наших! И если «по этому правилу» будем «поступать», то всегда «почиет» на нас «мир и милость» Господня (Гал. 6:16). Аминь.

Поучение 12. О десятой заповеди. «Не желай жены ближнего твоего, не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего»

Наконец слышите вы, братья, десятую и последнюю заповедь Божественного закона. Эта заповедь есть душа всех других заповедей относительно к ближним нашим, основание всех хороших качеств и дел в жизни человека. Она проникнута высоким духом закона Христова и, очевидно, составляет для человека переход из состояния ветхого завета в состояние нового завета, который, по Апостолу, есть дух (2 Кор. 5:6) и совершеннейшей образ благоугождения Богу.

«Не пожелай.» Вот чудная заповедь! Какой человеческий закон когда действовал и может действовать на сердце человека, обязывать его в желаниях и душевных расположениях? Не одни ли открытые пороки и преступления всегда преследовал и преследует он? А закон Божий действует на человека не так. Он не только говорить: не делай ничего худого, но и не думай, и не помышляй, и не пожелай. Видно, что Законодатель есть Сердцеведец и хочет, чтобы человек был праведен и непорочен не только во внешней жизни, но и во внутреннем состоянии своем, в душе своей. Да, так и быть должно. Неужели избегать только худых дел, явных пороков, открытых преступлений, не заботясь о чистоте души и сердца? Ведь такой человек будет только, по слову Спасителя, как «гроб повапленный» (Матф. 23:27), выкрашенный: снаружи он будет красив, т. е. казаться добродетельным и беспорочным, а внутри полон костей мертвых и нечистоты, т. е. худых и скверных мыслей, желаний и страстей. И это очень возможно, братья. Припомните из Евангелия, каковы были фарисеи, которых Господь обличал в лицемерии и тайных беззакониях. Таких фарисеев мы можем встречать и ныне. Их, правда, чтут и уважают люди и считают беспорочными и честными. А Бог? Совсем не так. Он, как Сердцеведец, видит всю внутреннюю скверну греха, всю нечистоту сердца, все порочный движенья страстей и, не смотря па благовидную внешность, считает их грешниками и беззаконниками. Ибо, по слову Писания, «мерзость пред Господом – помышления злых» (Притч. 15:26), и потому Апостол Павел учит нас «очищать себя от всякой скверны» не только «плоти», но и «духа, совершая святыню в страхе Божием» (2 Кор. 7:1).

Да, братья мои. Мы, как христиане, должны быть чисты и непорочны не только телом, но и духом, не только во всех делах и поступках, но и в мыслях, и намерениях, и желаниях. А для сего как внимательно должны наблюдать и как свято исполнять эту Божественную заповедь: «Не пожелай!» Она, только она может предохранять нас от действительных грехопадений. Ведь, начало и корень зла внутри нас, в нашем сердце. Апостол говорит: «Каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью; похоть же, зачав, рождает грех» (Иак. 1: 14, 15). И Спаситель наш говорить: «Из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства» (Матф. 15:19). Слышите ли, что говорить Спаситель? Он говорить, что все преступления, которые запрещаются законом, происходят от худых сердечных помышлений и пожеланий. Значить, ежели мы не будем удерживать себя от худых помыслов и желаний, то не в состоянии будем удержать себя и от худых дел. Так и есть. Возьмите в пример дерево. Ежели мы станем обрубать только ветви его, то оно снова будет расти и давать новые ветви, а ежели выдернем самый корень дерева, то само собою и ветвей уже более не будет. Так и наши дела. Ежели мы не будем питать в душе своей худых мыслей и желаний, или порождающиеся тотчас искоренять из сердца, то не будет у нас и худых дел. Сами знаете, братья, от чего мы впадаем в грехи и беззаконья! Вот, например, останавливается твой взор на красоте чужой жены: мудрено ли, по растлению нашей природы, родиться в тебе нечистой мысли и плотскому вожделенью? Не удержи себя от этой мысли и не обуздай этого внутреннего движенья, — легко сделаешься преступником седьмой заповеди. Вот поэтому Господь и предостерегает нас в законе Своем и повелевает нам удерживать свои плотские вожделения; «не пожелай, — говорит, — жены ближнего твоего». Или опять видишь, что у соседа твоего хороший дом, хорошее состоянье, или что он на хорошем счету у всех и пользуется расположением высших, — в тебе очень могут родиться тревожные мысли: почему не я на его месте? чем он достойнее меня, у него все идет, все хорошо? Не вооружись против этих мыслей, — можешь впасть в зависть, и сделаться нарушителем и шестой, и восьмой, и девятой заповеди Божьей. Посему-то Господь продолжает предостерегать нас тою же десятою заповедью: «не пожелай, — говорит, — дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякого скота его, ничего, что у ближнего твоего». Именно, братья, все пороки и преступивши происходят от худых мыслей и желаний, которые, не редко обращаясь в страсти, оскверняют души наши, и делают нас непотребными и пред Богом, и пред людьми.

Что же делать нам, братья? То, чему поучает нас Апостол. Он говорит: «Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 5:24). Как христиане, мы должны истреблять в себе все худые мысли, желанья и страсти, хранить чистоту сердца, быть довольными состояньем, каким награждает Господь каждого, и не желать чужого. Ежели так будем поступать: исполнится в нас и последняя заповедь закона Божья: «не пожелай». Вот вам и средство для очищения сердца, и щит против греховных вожделений: призывайте усерднее и чаще великое имя Господа нашего Иисуса Христа. Оно сильно отражает от нас всякое искушение, и потреблять всякое греховное помышление в душе, и плотское вожделение в сердце. Молитесь так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!» Аминь.

Поучение заключительное, о том, что христиане должны и жизнь свою располагать по вере и заповедям Божьим

Благодарение Богу, братья! Господь сподобил нас выслушать все учение православной веры, узнать все тайнодействия Святой Церкви, обозреть все заповеди Божественного закона. Теперь мы знаем, в чем состоит христианство и каков должен быть христианин. А ведь не знать этого — худо. Помните, — мы наперед сказали, что христианское званье, как и всякое мирское звание, имеет свои правила и обязанности, и чтобы быть христианином, нужно знать правила и обязанности христианские. Только вот что, братья! Одного знания недостаточно, а нужно еще, необходимо нужно — что? Исполнение. Нужно, необходимо нужно на самом деле исполнять то, что познали; нужно, необходимо нужно и жить так, как научились. В этом можете убедиться из обыкновенных наших житейских опытов. Например, ежели бы кто научился какому-либо искусству или ремеслу, да после и не стал бы ничего делать: какая польза ему от того, что он знает то или другое? Или, если бы кто имел нужду сходить в какое-либо место для собственной пользы и не знал туда дороги, а после, узнав, не пошел бы туда: какая ему польза от знания? Так и в деле христианском. Худо не знать правил и обязанностей своего христианского звания, но также худо и, знавши их, не исполнять. И не знающий, и знающий, но не исполняющей своего знания, — все равно не получат спасения. Спаситель наш ясно сказал, сколь необходимо для спасения и знание, и исполнение святого закона Его. «Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете» (Иоан. 13:17). А и еще что говорить? «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Матф. 7:21). И Апостол Павел тоже подтверждает: «Не слушатели закона, — говорит, — праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут» (Рим. 2:13). Видите ли, что требуется от христиан? Требуется, чтобы не только знать веру и правила жизни христианской, но непременно исполнять все то, чему учить вера и что предписывают правила христианские.

А что будет с христианином, ежели он станет знать веру и закон христианский, а жить не по вере и не по закону христианскому? Он будет такой же грешник, как и нехристиане, все тот же падший, растленный человек, отчужденный от Христа и спасения. Его наравне с нехристианами ожидает мука вечная. Почему? Потому что, по свидетельству Тайновидца, во град Небесный «не войдет ничто нечистое» (Апок. 21:27). Посему-то Апостол увещевает христиан «совлекаться ветхого человека с деяниями его, и облекаться в нового» (Колос. 3: 9, 10). Что это значить? То, что христианин должен сделаться другим, нежели каков был прежде, новым человеком, должен иначе мыслить, иначе говорить, иначе делать, должен перемениться и сделаться из худого хорошим, из порочного добродетельным, из грешного праведным и непорочным. Тогда и будет отверзт ему вход в Небесный чертог; тогда и его осенит благодать и слава Божественная; тогда и он вместе со всеми праведными услышит на страшном суде от Христа Бога нашего эти всерадостные слова: «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира» (Матф. 25:34).

Как же, спросите, этого достигнуть? Как нам перемениться, сделаться другими, новыми и непорочными? Да ведь слышали уже об этом, братья. К этому и ведет все, о чем мы с вами беседовали в течение года. Чему научились мы из Символа Веры, из Молитвы Господней, из девяти Блаженств Евангельских и из десяти Заповедей Божьих, то и будем делать. Слышали, что Бог есть Дух, вечный, всемогущий, всеведущий, вездесущий, всеблагой, праведный и Святой, что Он Един по существу, но в трех лицах, Отец, Сын и Святой Дух, Творец всех видимых и невидимых тварей и Вседержитель, — и будем так веровать. Слышали, что Сын Божий, Господь Иисус Христос, для спасения человека, падшего в раю и осужденного на смерть, пришел на землю, воплотился от Приснодевы Марии, пострадал, умер, воскрес и вознесся на небо, и опять придет на землю судить живых и мертвых, — и будем так веровать. Слышали, что будет воскресение мертвых и жизнь будущего века для праведников блаженная, а для грешников мучительная, — и будем так веровать и ожидать. Слышали, что Господь основал Святую Христианскую Церковь, в которой и мы, по благодати Божьей, находимся теперь, — и будем веровать в нее, повиноваться ей, и неотступно пребывать в ней. Знаем, что Святая Церковь содержит для нашего возрождения, обновления и освящения таинства, — и будем благочестно пользоваться сими благодатными источниками; сохраняя на себе таинственную печать Крещения и Миропомазания, будем очищать себя от грехов Покаянием, и освящать свои души и телеса Причащением пречистого тела и крови Христовой. Знаем Молитву Господню; — и будем непрестанно возносить ее к Отцу нашему Небесному. Знаем учение Христово о блаженствах: — и будем последовать ему, и, соображаясь с ним, восходить по лестнице добродетелей на высоту духовного совершенства. Знаем Заповеди Божественного закона; — и будем располагать по ним жизнь свою, — что предписывают они, то исполнять, что запрещают, того избегать. Когда так будем жить и поступать, — тогда мы действительно сделаемся другими, новыми, духовными, будем истинными христианами, которых Господь Иисус Христос, Искупитель наш, непременно помилует и спасет, яко благ и человеколюбец.

Заключая сим беседы наши, помолимся, братья, Господу Богу нашему. Боже, Спасителю наш. Господи Иисусе Христе! Благодарим Тя, яко сподобил еси нас познать и уразуметь святой и праведный закон Твой. Даруй нам и веровать в Тебя, и любить Тебя, и творить волю Твою. Очисти, обнови и освяти нас Божественною Твоею благодатию в жизни сей, и, по смерти, сподоби со Святыми Твоими в вечной славе Твоей царствовати, великия и безмерныя ради милости Твоея! Аминь.