САЙТ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНИНА






БИБЛИОТЕКА СВЯТЫХ ОТЦОВ И УЧИТЕЛЕЙ ЦЕРКВИ:


Феофан Затворник
Августин Блаженный
Анастасий Синаит
Антоний Великий
Афанасий Великий
Василий Великий
Василий Кинешемский
Георгий Задонский
Григорий Богослов
Григорий Нисский
Григорий Синаит
Димитрий Ростовский
Дорофей авва
Древние иноческие уставы
Евфимий Зигабен
Ерм. "Пастырь"
Игнатий Брянчанинов
Илия Минятий
Иннокентий Пензенский
Иннокентий Херсонский
Иоанн Кассиан Римлянин
Иоанн Кронштадтский
Иоанн Лествичник
Иоанн (Максимович) Тобольский и Сибирский
«Илиотропион»
«Царский путь Креста Господня»
Исаак Сирин
Исаия Отшельник
Кирилл Александрийский
Лука Крымский
Макарий Египетский
Максим Грек
Марк Подвижник
Никита Стифат
Никодим Святогорец
Николай Сербский
Нил Синайский
Оптинские старцы
Паисий Святогорец
Патерики
Русские подвижники 18 - 19 веков
Симеон Новый Богослов
Тихон Задонский
Троицкие Листки (19 век)
Е. Попов. Нравственное богословие для мирян
Иоанн Сан-Францисский
Святитель Иоанн Максимович
Митрополит Тобольский и всей Сибири

Царский путь Креста Господня, вводящий в жизнь вечную


Здесь можно скачать Царский путь Креста Господня...>>> в формате Microsoft Word (~ 167.9 Kb)

Часть 1. Вступление на путь крестный
  ГЛАВА 1.
  ГЛАВА 2. Крест верный путь к небу, и всем должно идти по сему пути («Рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему» (Иерем.6, 16))
  ГЛАВА 3. Что есть крест и как он многообразен («Многи скорби праведным» (Псал.83, 20))
  ГЛАВА 4. Иисус Христос понес все виды креста («Наказание мира нашего на Нем» (Исаия. 53, 5))
  ГЛАВА 5. Должно нести крест по примеру Преблагословенной Девы Марии («Тебе Самой оружие пройдет душу» (Лук. 2, 35))
  ГЛАВА 6. Почему крест необходим христианину
  ГЛАВА 7. Каждому по силе его посылается крест от Господа («Верные весы и весовые чаши - от Господа; от Него же все гири в суме» (Притч. 16, 11))
  ГЛАВА 8. Слова Христовы: «если кто хочет идти за Мною» (Мф.16, 24), означают, что должно иметь не слабое, а твердое произволение к ношению креста
  ГЛАВА 9. Ищущие земных наслаждений бегают креста «многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова: их конец-погибель, их бог-чрево» (Филп.3, 18, 19)
  ГЛАВА 10. Любящие честь не почитают креста («Слово о кресте для погибающих юродство есть» (1 Кор.1, 18))
  ГЛАВА 11. И у грешников есть свой, гораздо более тяжкий крест. («Много скорбей нечестивому» (Пс.31, 10))
  ГЛАВА 12. Сластолюбцы, сребролюбцы, славолюбцы и царедворцы имеют свой крест
  ГЛАВА 13. Жизнь супружеская имеет свой крест
  ГЛАВА 14. Отвержение себя—лучшее приготовление к несению креста («Отвергнись себя, и возьми крест свой» (Лук. 9, 23))
  ГЛАВА 15.

Часть 2. О том, как проходить путь Креста
  ГЛАВА 1. Крест должно подъять без отлагательства
  ГЛАВА 2. Каждому должно нести свой крест, какой ниспосылается, а не по выбору. («И возьми крест свой» (Лук. 9, 23))
  ГЛАВА 3. Должно благодушно нести крест и не стыдиться поношений за него («Итак выйдем к Нему (Христу) за стан, нося Его поругание» (Евр.13, 13))
  ГЛАВА 4. Должно искоренять в себе тщеславие при несении креста («Смотрите, праведных дел ваших «не творите … пред людьми с тем, чтобы они видели вас» (Мф.6, 1))
  ГЛАВА 5. Под крестом не должно рваться вперед, а должно идти во след Христа («И торопливый ногами оступится» (Притч. 19, 2))
  ГЛАВА 6. Крест должно нести по образу Господа Иисуса Христа («Великая слава – следовать Господу» (Сирах.23, 37))
  ГЛАВА 7. Не должно скорбеть о том, что крест будто бы очень велик или тяжел («Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (2Кор. 4,17))
  ГЛАВА 8. Никогда не должно отлагать креста, но должно нести его каждодневно. («Сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя» (Евр.12, 5))
  ГЛАВА 9. Крестоносцу не должно возноситься и услаждаться похвалою людскою («Не умничай много, чтобы делать дело твое» (Сирах. 10, 29))
  ГЛАВА 10. С каким намерением должно нести крест? Во-первых, должно нести крест, как наказание за грехи, и ради избавления от вечных мучений («Наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром» (1Кор.11, 32))
  ГЛАВА 11. Должно нести крест, во вторых, в надежде на мздовоздаяние («Нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8, 18))
  ГЛАВА 12. Должно, в-третьих, нести крест из любви ко Христу
  ГЛАВА 13. Должно под крестом молиться («Злостраждет ли кто из вас, пусть молится» (Иак.5,13))
  ГЛАВА 14. Должно радоваться о кресте («Но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь» (1Петр. 4, 18)
  ГЛАВА 15. Должно за крест воссылать благодарение («О всем благодарите» (1Солун. 5, 18))
  ГЛАВА 16. В несчастии более, нежели в благополучии, должно приносить благодарение не только Богу, но и наносящему нам скорби
  ГЛАВА 17. Должно хвалиться о кресте («А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа» (Гал.6, 14))
  ГЛАВА 18. О распятии плоти («Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал.5, 24))
  ГЛАВА 19. О распятии миру («Для меня мир распят, и я для мира» (Гал.6, 14))
  ГЛАВА 20. О сораспятии Христу («Я сораспялся Христу» (Гал.2, 19)

Часть 3. О плодах крестоношения
  ГЛАВА 1. Крест сохраняет от падений, побеждает искушения («Слово о кресте … для нас, спасаемых, - сила Божия» (1Кор.1, 18))
  ГЛАВА 2. Крест очищает от грехов («Господь сострадателен и милостив и прощает грехи, и спасает во время скорби» (Сирах. 2, 11)
  ГЛАВА 3. Крест отверзает очи и ум («Научитеся слышати утесняемии» (Ис.28, 19))
  ГЛАВА 4. Крест якорь надежды, знамение спасения («Подай нам помощь в тесноте» (Пс.107, 13))
  ГЛАВА 5. Крест источает питие духовное («В мире будете иметь скорбь» (Ин.16, 33))
  ГЛАВА 6. Крест соделывает человека храмом Божиим («Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» (1Кор.3, 16))
  ГЛАВА 7. Крестоносцу обещан венец («Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр.2, 10))
  ГЛАВА 8. За что предлежит больший венец: за крест и страдания, или за добрые дела
  ГЛАВА 9. Крест соединяет со Христом и делает крестоносца подобным Ему («С ним Я в скорби» (Пс.90, 15))
  ГЛАВА 10. Крест—верная охрана плавающим по морю житейскому в корабле Церкви
  ГЛАВА 11. Крест возводит верующих к горнему Иерусалиму
  ГЛАВА 12. Крест отверзает врата Царствия Небесного

    Оглавление   
Часть 1. Вступление на путь крестный


    Оглавление    ГЛАВА 1.

   Не для скорбей, не для страданий создан человек. Мы получили бытие, чтобы благоденствовать, говорит Св. Григорий Богослов, и благоденствовали после того, как получили бытие Нам вверен был рай, чтобы насладиться; нам дана была заповедь, чтобы, сохранив её, заслужить славу,— дана не потому, что Бог не знал будущего, но потому, что Он постановил закон свободы. Мы обольщены, потому что возбудили зависть; пали, потому что преступили закон (Св. Григория Богослова Слово 45, на Св. Пасху), не сохранили покорности и послушания Богу. За преслушание праотец наш изгнан из рая. За преслушание человек должен был испытать многоразличные скорби, болезни и печали, и наконец подпал смерти (св.Феофил Антиохийский, книга вторая, о вере, к Автолику, гл. 25.). С того времени земля сия сделалась для нас местом изгнания и страданий. Так грех был для человеческого рода источником слез и рыданий, которые составляют теперь общий удел всех живущих на земле. И не только временным бедствиям и страданиям подвергся человек через преступление Божественной заповеди; но оно удалило его от Бога, сделало его чуждым жизни вечной, заключило для него врата Царствия Небесного, так что, до пришествия на землю Искупителя души и праведников нисходили в ад.
   Но многомилостивый Господь не оставил человека в этом бедственном состоянии. По безмерному милосердию Своему, Он, в предопределенное время, для спасения рода человеческого приклонил небеса, снизошел на землю, сделался человеком, пострадал на кресте, и пречистою Своею кровью искупил нас и избавил от проклятия, воскресением своим отверз Царствие Небесное, и открыл нам доступ к наслаждению небесными благами. Однако Он не освободил последователей Своих в сей земной жизни от скорбей и страданий. Напротив, как Сам путем страданий и креста совершил дело нашего спасения, и вошел в славу Свою, так и «оставив нам пример, дабы мы шли по следам Его» (1Петр. 2, 21), и заповедал нам: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Матф.16, 24); и еще: «и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Матф.10, 38). И опять в предсмертной Своей беседе с учениками Своими Господь возвестил им: «в мире будете иметь скорбь» (Ин.16, 33). Так Спаситель мира благоволил, чтобы скорби составляли неизбежный удел человека в земной жизни. По непостижимой же премудрости Своей и по безмерной любви к роду человеческому, Господь спасительными Своими страданиями соделал то, что сами скорби и страдания временны, которые человек навлек на себя преслушанием заповеди Божьей, обращаются для верующего христианина в средство к достижению вечного блаженства, как о сем сказано в слове Божьем: «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие». (Деян.14, 22).
   Но немного таких людей, которые достигают эту истину, и с преданностью воле Божьей и с надеждою получения будущих благ, во славу Божию, благоразумно переносят скорби настоящей жизни. Большая часть людей ищет блаженства там, где его нет, т. е. на земле, в мимолетной славе и в суетных и скоропреходящих наслаждениях мира сего, вместо истинных благ гоняясь за тенью, забывая при этом, что за преступными наслаждениями следуют страдания и мучения, а за христианское терпение скорбей уготовляются человеку и в сей жизни дарования духовные, и в будущей вечные несказанные блага и нескончаемая радость и наслаждение.
   В одном из древних христианских городов был некоторый благочестивый муж, богатый и славный, по имени Филофей. По смерти жены у него остались три дочери. Имя старшей, превосходившей других красотою и разумом, была Ставрофила (крестолюбица, крестоносица). Так она была названа потому, что в праздник Воздвижения честного и животворящего Креста Господня впервые увидела свет Божий. Ближайшая к ней по летам называлась Плария, а младшая Гонория. Имена, нареченные им от родителей, впоследствии оказались согласными с наклонностями и нравами каждой, потому что Ставрофила стремилась к благочестивой жизни, Гонория искала чести и славы, а Плария любила только забавы и наслаждения мира сего.
   Филофей за городом имел сельское поместье. Туда однажды в весеннее время отправились дочери его, чтобы успокоиться от городской молвы, приятно провести время в сельской тишине и насладиться чистым, благорастворенным воздухом. На пути, который пролегал по лесу, Ставрофиле пришло желание посетить находившийся в недальнем расстоянии храм, посвященный животворящему кресту Господню. Она стала упрашивать и сестер своих сопутствовать ей туда, но сестры отказались от сего, предпочитая спокойствие и приятное препровождение времени благочестивому предложению Ставрофилы, и предоставили ей одной отправиться, куда привлекало её внутреннее сердечное настроение. Со скорбью оставила их Ставрофила, обещаясь скоро возвратиться к ним. Но не зная хорошо дороги в лесной местности, она незаметно прошла храм Св. Креста, и думая, что приближается к нему, все более удалялась от него и долго блуждала по лесу, переходя туда и сюда по разным тропинкам. Не зная, что делать, Ставрофила наконец села под ветвистым деревом и предалась отдохновению. Обдумывая свое положение, она стала так размышлять: как я теперь, переходя с одного места на другое, удалилась от святого храма Креста Господня, так многие души, блуждая по распутьям мира, уклоняются от правого пути спасения, впадают во многие грехи, а наконец и навсегда отторгаются от небесного отечества.
   Чем более размышляла об этом Ставрофила, тем более сердце её наполнялось этою святою истиною, и она уже не столько заботилась о том, чтобы выйти из леса, сколько о том, чтобы найти путь к вечной жизни. Итак, обратившись к Господу и воздыхая из глубины сердца, она возгласила:
   «Господи мой, Владыко жизни моей! Се раба Твоя пред Тобою! Сколько уже лет протекло жизни моей, и кто знает, с пользою ли протекли они? На этом общем поприще, где шествуют все смертные, и я уже не мало прошла, а ко спасению ли лежит путь мой, или к погибели, не знаю. Что если вместо пути спасительного я избрала путь суеты? Ибо сказано в Святом Писании: «Есть пути, которые кажутся человеку прямыми, но конец их путь к смерти» (Притч. 16, 25); «Я заблудился, как овца потерянная», шествуя не туда, куда бы следовало, а куда все мы влечемся заблуждениями нашими; «взыщи» рабу «Твою» (Псал.118, 176), «Знаю, Господи, что не в воле человека путь его, что не во власти идущего давать направление стопам своим» (Иерем.10,23); но как говорит Премудрый: «От Господа направляются шаги человека» (Притч.20, 24). Потому молю Тебя, Господи: «и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный» (Пс.138, 24). «Укажи мне путь, по которому мне идти, ибо к Тебе возношу я душу мою» (Пс.142, 8)».
   Так от сердца сокрушенного со слезами взывала Ставрофила. Стремясь с любовью к лучшей жизни, душа её обнажалась всего мирского, и с возгорающим сердечным желанием прилеплялась к небесному.

    Оглавление    ГЛАВА 2. Крест верный путь к небу, и всем должно идти по сему пути («Рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему» (Иерем.6, 16))

   Не мог не внять теплой и усердной молитве Ставрофилы Тот, Кто, «близ всем призывающим Его воистину» (Псал.144, 18), и наиболее к тем, которые ищут Его с сокрушенным сердцем. Желая утешить рабу свою, Господь послал к ней Ангела Своего, который явился ей в виде малого отрока, озаренного светом. Удивленная сим внезапным ангельским явлением, Ставрофила ничего не могла проговорить.
   Ангел же кротко сказал ей: «Не бойся, отроковица! Я послан к тебе от Того, Кто есть вечная премудрость, «путь, истина и жизнь» (Ин.14, 6). Я для того и явился теперь, чтобы удовлетворить твоему желанию, ибо услышана молитва твоя. Исходя от сокрушенного и искреннего сердца, она, как фимиам благовонный, взошла пред лицом Господнем. Ты и не могла пожелать ничего лучше того, чего пожелала. Об этом Сам Бог говорит через Пророка Иеремию: «остановитесь на путях ваших и рассмотрите, и расспросите о путях древних, где путь добрый, и идите по нему, и найдете покой душам вашим» (Иерем.6, 16). А потому я ныне по молитве твоей и послан к тебе от Того, Кто, приклонив небеса, снисшел на землю. Послан для того, чтобы научить тебя пути спасения, которого желает душа твоя».
   Слыша это, Ставрофила исполнилась великой радости и от удивления воззвала: Господи! «что [есть] человек, что Ты помнишь его» (Псал.8, 5)? И откуда это мне, что пришел Ангел Господа моего ко мне?
   АНГЕЛ. Что я пришел к тебе, это не по твоему достоинству, а по благоволению Божию: ибо веселится Господь о спасении сынов и дщерей человеческих (Притч. 8. 31).
   СТАВРОФИЛА. Благодарю Тебя, премилосердный Господи, что Ты не отверг молитвы нищей, но призрел на смирение рабы Твоей, послав Ангела Своего для вразумления моего. Умоляю Тебя, Господи, да будет со мною отныне по глаголу Твоему. Научи рабу Твою путям правды и стезям истины.
   АНГЕЛ. Внемли же, дщерь Господня, приклони ухо твое, дабы уразуметь тебе глаголы живота вечного. Когда всякая плоть осквернила путь свой и уклонилась от стези истины, тогда Сын Божий снисшел с неба, чтобы показать людям путь «новый и живой» (Евр.10, 19) чрез завесу плоти Своей, т. е. житием во плоти. Ибо как прежде преступление плоти заключило путь к небу и положило к нему преграду: так вочеловечившийся Сын Божий через завесу плоти Своей, принятой им на Себя вас ради человека и вашего ради спасения, осветил для вас путь новый, на который Сам первый вступил и первый прошел его, даровав власть идти по нему и всем верным последователям Своим.
   СТАВРОФИЛА. Не совсем понимаю, какой этот новый животворящий путь, вводящий в жизнь вечную.
   АНГЕЛ. Этот путь не иной есть, как путь креста. Не слыхала ли ты сказанного Господом в Евангелии: «и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф.10, 38)? Он многократно возвещал это людям, чтобы всякий знал, и никто не мог отзываться неведением. А чтобы кто не подумал, что сказанное Господом Иисусом Христом относилось к одним Апостолам и ученикам Его, Евангелист Лука показывает ясно, что Господь говорил это ко всем, так приводя слова его: «Ко всем же сказал: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лук.9, 23). Евангелист же Марк сказал о сем еще яснее. Изложив беседу Христа Господа с учениками о страдании Его, он прибавляет: «И, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Марка 8, 34). Всем. Ставрофила, всем, без исключения, Спаситель мира указал этот путь; ибо этот путь жизни, путь славы, путь ко граду жизни, путь к царствию. Без креста нет спасения для души, нет надежды на жизнь блаженную. Кроме святого крестного пути нет другого пути к жизни и к истинному внутреннему миру. Иди куда угодно, ищи чего хочешь; кроме пути святого креста, ты не найдешь ни высочайшего пути горе, ни безопаснейшего долу. В кресте спасение, в кресте жизнь, в кресте защита от врагов; крест — источник вечной сладости, сила разума; в кресте веселие духовное, в кресте полнота добродетелей, в кресте совершенство святости.
   Ставрофила была в страхе и удивлении, слыша, что Ангел предлагает ей один только крест, и потому сказала: «жестоко есть слово сие» (Ин.6, 60). Оно как оружие прошло мое сердце; ибо крест есть название казни. Тяжело слышать даже слово — крест, так как оно напоминает о муках и страданиях. Потому-то от слов твоих я и объята страхом.
   АНГЕЛ. Ужели ты устрашилась и одного воспоминания о кресте? Если одно название креста навело на тебя страх, то ты слишком малодушна, Ставрофила. Смотри, как ты противоречишь своему имени. Ведь Ставрофила значит крестолюбица. Или ты не знаешь, что на этой многоплачевной земле не время веселия и радости, а время трудов и скорбей. Разве кто проходил когда-либо путь добродетели без скорбей и искушений? Тебе известно, что посланный к людям от Бога Отца Сын Единородный есть учитель истины и наставник правды. Его Отец небесный почтил этим наименованием на горе Фаворе, сказав: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (Мф.17, 5). И Сам он о Себе говорил ученикам Своим: «Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то» (Ин.13. 13). И Апостол учит, что «в Котором сокрыты все сокровища премудрости и ведения» (Колос. 2, 3). Но, живя на земле, чем Он более поучал, как не пути крестному? Не ясно ли говорил Он: «и кто не несет креста своего и идёт за Мною, не может быть Моим учеником» (Лук.14. 27).
   Слушая эти слова Ангела, Ставрофила воззвала к Господу: Христе Иисусе, учителю благий! прости меня неопытную ученицу в училище Твоем: поистине я забыла так часто слышанное мною в церкви учение Твое.
   АНГЕЛ. Слышать только сие учение недостаточно. Ты должна слышанное помнить и исполнять на деле. Все течение жизни сей есть время, данное тебе Богом для того, чтобы научиться крестоношению: а по смерти время испытания. Тогда Христос Господь, учитель и судья, от всякого потребует отчета в проповеданном Им учении, и кто окажется неискусным на пути крестном, отвержен будет Сыном Божиим, как недостойный ученик Его училища. Ибо когда Он придет судить людей, явится на небесах знамение креста: и это знамение на последнем испытании будет знаком, по которому праведный судья избранных Своих узнает, и украшенных печатию смерти Своей милосердный мздовоздаятель призовет к наградам жизни вечной, говоря: придите благословение Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира (Мф.25, 34). Тогда все с покорностью несшие в земной жизни крест свой, сораспинаясь Христу понесением скорбей, придут к судии с великим дерзновением. Ибо кто ныне с благим произволением слушает слово о кресте и следует оному, тому не будет тогда повода бояться вечных мук. Если и ты—ученица Христова, ходи тесным и тернистым путем. Не считай этого тяжким и не малодушествуй. Без креста и скорби не может пройти жизнь сия. Итак, пораженная внезапным страхом, Ставрофила, не убегай от спасительного пути, начало которого всегда бывает прискорбно. Если же кто с постоянством и с верою будет продолжать начатый подвиг, то потом уже с доброхотным сердцем, любовью и неизреченною радостью будет проходить путем заповедей Господних.
   Убежденная сими словами Ангела, Ставрофила воззвала к Богу: «за словеса уст Твоих», Господи, отселе «сохраню пути жестоки» (Псал.16, 4). С благою надеждою вступлю на тесный путь креста, только будь ты, Боже мой, помощником и защитником моим.
   АНГЕЛ. Дерзай, отроковица! Не оставит, не презрит тебя Господь. Он заповедал людям нести крест, и Сам дал вам образ крестоношения, и если бы не предварял вас Сам на пути сем, то не повелел бы следовать за Ним. Дерзай! Он пребудет с тобой во всякой тесноте и скорби сердечной.

    Оглавление    ГЛАВА 3. Что есть крест и как он многообразен («Многи скорби праведным» (Псал.83, 20))

   Вразумленная словами Ангела, Ставрофила, желая еще более быть наставленною, сказала: «вот, я решился говорить» к Ангелу Господа моего, «я, прах и пепел» (Быт.18, 27). Скажи мне, умоляю тебя, служитель Божий, что означают слова: «да возьмет крест свой»? Всякий ли из нас должен носить древо крестное, или распинаться на древе подобно Господу Иисусу Христу?
   АНГЕЛ. «Ты говоришь как одна из безумных» (Иов. 2, 10), не разумея писания. Ибо крест христианина не есть только видимое знамение креста, но решимость проводить жизнь добродетельную. Вся жизнь человека христианина, если она сообразна с учением Евангельским, есть крест и страдание. Были подобно тебе, Ставрофила, некоторые усердные, но не вполне искусные монахи, имевшие ревность Божию не по разуму. Принявши просто и буквально слова Господни: «и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф.10, 38), они поделали себе деревянные кресты, и всегда нося их на плечах своих, не назиданием послужили для людей, а возбудили этим общий смех. Их справедливо обличал Авва Серен, как людей, следовавших не духу животворящему, а убивающей букве писания (пр. Кассиана Римл. Собесед.8, гл.3.). Крест, который Бог повелевает носить, состоит не только в том, чтобы быть пригвожденным к древу, но и в том, чтобы чрез все течение жизни поучаться и упражняться во всех добродетелях. Ибо все ли ученики, ходившие во след Христа Господа, были распяты? Все ли девы, которые, по слову Апокалипсиса, «последуют Агнцу» (Ап.14, 4), распинались на крестах? Разве распят был Апостол Павел, сказавший: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира»? (Галат.6, 14) (Блажен. Августина, беседа 32 о святости) Принятие креста ничто другое означает, как умерщвление плотских похотей, отвержение навыков злых, отчуждение от мирской суеты, и удаление от всякого греха.
   СТАВРОФИЛА. Светом истины ты просвещаешь тьму неведения моего. Но и еще осмеливаюсь вопросить тебя: неужели не получили никакой душевной пользы те которые в простоте сердца носили деревянные кресты?
   АНГЕЛ. Напротив, получили, если только в них была такая святая простота, что они считали это исполнением заповеди Господней. «Если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло» (Мф.6, 22). Если намерение, главная основа дел, благое, то и все происходящее от него будет добро. Но, повторяю, как и прежде говорил: заповедуя носить крест, Господь повелевает не древо носить, но претерпевать скорби. Нести крест - значит переносить все, что заставляет скорбеть, что причиняет страдание; нести крест значит терпеть в мире все, что мир не нанесет за имя Христово. Взять крест свой означает готовность к смерти за Христа, «умертвите земные члены ваши» (Колос.3,5), расположение духа с неустрашимостью встречать всякую опасность за имя Христово, не привязанность к настоящей жизни (Василия Вел. Правила пространно изложенные, вопрос 6.). Итак, если желаешь идти во след Спасителя твоего, то и угрозы, и ласкательства, и прещения обрати для себя в крест, претерпи, понеси и не изнемогай (Блажен. Августина, беседа 47).
   Ставрофила молчала, слагая в сердце своем глаголы премудрого наставника.
   Ангел продолжал: хочешь ли, дщерь Господня, совершеннее познать, как разнообразен может быть крест, который Бог повелевает нести? Иди по сей стезе за мною. Я покажу тебе обширную крестохранительницу, из коей Отец небесный избранным своим подает кресты, как Ему благоугодно.
   Желая узнать различные виды крестов, Ставрофила с усердием последовала за Ангелом. Скоро они достигли горы, со всех сторон усаженной крестами, как бы высокими деревьями. Вот, сказал Ангел, собрание крестов, приготовленное для спасения рода человеческого. Смотря на этот высокий холм, украшенный крестами, ты, конечно, узнаешь на первом месте крест Господа Иисуса Христа: на нем терновый венец, а по сторонам копье и трость с губою. Первое место прилично занимать честному древу, высочайшему паче всех кедров, на котором пригвожден был Господь, жизнь мира, и победил смерть.
   СТАВРОФИЛА. Познаю орудие нашего спасения, знамение победы над силою дьявола и начало его гибели. Но объясни, молю тебя, чей это другой крест, не много отличающийся от креста Господня, только обращенный книзу.
   АНГЕЛ. Христова Апостола Петра. Он также пострадал на кресте; но не захотел, подобно учителю своему, быть распятым на кресте, обыкновенно поставленном, а просил, чтобы пригвоздили его ногами вверх, как бы совершая течение от земли на небо (Св. Златоуста Сл. на Апост. Петр. и Пав. 16).
   СТАВРОФИЛА. Желаю знать, какие прочие виды крестов?
   АНГЕЛ. Смотри! Вот этот крест, на котором распят был св. Апостол Андрей Первозванный, А там различные виды крестов, употреблявшихся для казни у древних и новых народов.
   СТАВРОФИЛА. Сердечно желаю знать, что означают кресты с различными надписями и изображениями, которые без сомнения имеют таинственное значение.
   АНГЕЛ. Они означают различные роды страданий, которым подвергается или тело человека, или душа, или то и другое вместе. Вот этот крест, на котором ты видишь сердце, пронзенное мечом, означает крест внутренний, тяжко сокрушающий душу. Этот крест преблагословленной Матери Божией. «и Тебе Самой», как предрек Симеон, «оружие пройдет душу» (Лук.2, 35). Подобный крест нес и Апостол, который сказал: «великая для меня печаль и непрестанное мучение сердцу моему», т.е. о том, что сродники его пребывали в иудействе, не веруя Христу (Римл.9, 2). Этот крест может называться крестом сострадания. Ибо кто сострадает ближнему в нужде его, тот в душе своей носит крест. Ко внутреннему кресту относятся также печаль; заботы, туга сердца, болезнования, сокрушения, недоумения, уныние и иное тому подобное. Самый тяжелый внутренний крест — это скорбь души, томимой упреками совести, как свидетельствует о сем сказавший: «Господи Боже спасения моего, во дни воззвать, и в нощи пред Тобою: яко исполнися зол душа моя, и живот мой аду приближася» (Псал.87, 2, 4).
   СТАВРОФИЛА. Так! Величайшим для себя бедствием признает душа то, когда почитает прогневанным Отца милосердия и Бога всякие утехи. Но желала бы я знать значение и прочих крестов.
   Ангел, указывая на крест с мечами, копьями, бичами, оковами и цепями, сказал: этот крест знаменует различные страдания мучеников Христовых. Смотри, сколько понесли они мук, дабы с дерзновением получить мздовоздаянне. Они «испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча» (Евр.11, 36, 37). И чего не потерпели в мире эти люди, которых не был достоин весь мир? Вот крест болезней, который, как известно, не только полезен, но иногда и необходим. Израильтяне в благополучии не вспоминали о Боге, но когда «умножаются скорби у тех, которые текут к [богу] чужому» (Пс.15, 4). «Когда Он убивал их, они искали Его и обращались, и с раннего утра прибегали к Богу» (Пс.77, 34). Во многих телесные болезни возбудили трезвение ума: «ибо недуг лют отнимает сон» (Сирах.31, 2), и соделывает душу бодрою. А потому болезнь считай не за иное что, как за полезное вразумление, чтобы человек, возненавидев все телесное и скоропреходящее, предал всего себя Отцу небесному (Св. Григор. Назианз. поcл. I.). Вот крест, у которого, как ты видишь, привязаны посох и сума; это крест нищеты. Нищета или бедность бывает также руководительницею к добродетели, если только разумно переносят её. Кто не знает, что приобретение богатства сопряжено с тяжкими и зловредными заботами, сбережение его со страхом и боязнью, а утрата с великою скорбью? Когда человек любит богатство, оно оскверняет его; когда оно умножается, то отягощает; а когда умаляется, сокрушает.
   СТАВРОФИЛА. А что такое означает вот этот крест, который при одре?
   АНГЕЛ. Он означает скорбь при потере родителей, сродников и друзей. И этот крест должно нести благодушно. И хотя тяжело лишиться любимых, однако роптать не должно; ибо восхищает их Тот же всеблагий Бог, Который и даровал их. А многим и не полезно иметь друзей, особенно когда они живые отвращали их от Бога.
   Потом Ангел, видя, что Ставрофила с любопытством обратила взор на крест с изображением безумного, сказал ей: ты удивляешься этому необычайному изображению и не понимаешь, что это такое? Это тяжкий крест посмеяний, уничижений и поруганий. Истинно терпящие этот крест не стыдятся и не устрашаются ради Христа носить имя безумных. Ничто так сильно не смущает человеческой души, как мысль быть поруганным. Многие желают служить Богу, но вместе с тем желают славы и ублажений человеческих. Многие любят смирение без уничижений, желая стяжать оное без утраты мирской чести, и получить благодать терпения без поношений и укоризн (пр. Кассиан Римл. Собесед.4, гл. 12). Но истинные рабы Божий, жизнь которых мир считает безумием, с терпением переносят от него уничижения, клеветы безрассудные, укоризны и осуждения. Обильна жатва тружеников этих, и столько же получают пользы истинно терпящие уничижение, сколько получают вреда издевающиеся над ними. Таковых то, которых презирает мир, избирает Бог; так как чрез уничижение человек скорее приходит к познанию самого себя. Итак, благоразумно Св. Апостол научает работать Богу «в чести и бесчестии, среди порицаний и похвал» (2 Коринф. 6, 8). Собрание же многих крестов, вместе связанных, означает множество различных скорбей, попускаемых или посылаемых от Бога одному человеку к его спасению.

    Оглавление    ГЛАВА 4. Иисус Христос понес все виды креста («Наказание мира нашего на Нем» (Исаия. 53, 5))

   Удивилась Ставрофила, слыша, что иногда на одного человека налагается много различных крестов.
   — И одного из показанных тобою мне крестов,— сказала она Ангелу,—достаточно для того, чтобы подавить и сильнейшего мужа. Кто же может понести много крестов вместе?
   АНГЕЛ. Что это ты говоришь? Разве тебе никогда не приходило на мысль о рабе Божием Иове? Сколько перенес он страданий: сколько вдруг послано ему было крестов! Стада его волов, ослиц и верблюдов увели пленившие, и побили рабов его: огонь спал с неба и пожег его овец и пастухов. Еще когда сыны и дочери его пировали вместе, внезапно подул сильный ветер, и поколебал со всех сторон храмину; храмина пала и задавила детей его. Сам он с головы до ног был поражен лютым гноем, и сидя вне града, на гноище черенком очищал гной свой. К довершению скорбей собственная жена его и друзья, пришедшие навестить его в печали, ожесточали его бедствие своими укоризнами. При всем этом остался непреклонен дух святого мужа: он говорил: «неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (Иова 2, 10, 1, 21).
   СТАВРОФИЛА. Велико терпение Иова. Но кто может сравниться с ним? Кто так укрепит мою душу, чтобы никакие напасти не поколебали меня?
   АНГЕЛ. Другого лучшего средства нет к укреплению и утверждению в терпении, как взирать «на начальника и совершителя веры Иисуса» (Евр.12, 2). Он и страдал для того, чтобы оставить в Себе образ для подражания Своим последователям. Все кресты, все скорби на земле, которые Господь Иисус Христос повелевает вам нести, Он, Бог наш, Сам понес, чтобы никакое зло вас не устрашало. Если рассудишь, Ставрофила, то найдешь, что из виденных тобою крестов нет ни одного, которого бы Он прежде не понес.
   СТАВРОФИЛА. Неужели Христос, Спаситель наш, все кресты претерпел?
   АНГЕЛ. Да! Слушай. Я исчислю тебе вкратце разные виды крестов, понесенных Господом Иисусом Христом. С первых дней земной Своей жизни, от утробы рождшей Его Он возлюбил нищету: «Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою» (2Кор. 8, 9). Какое место избрал Он, Создатель мира, при рождении Своем? Вертеп был для него вместо дома, а ясли ложем; вместо багряницы были простые пелены, и вместо царской порфиры бедное рубище. В ученики Себе верховный учитель избрал самых ничтожных, по мнению мира, людей, таких же убогих, каков и Сам был. Он не имел места, где бы мог приклонить главу Свою, и потому говорил: «лисицы имеют норы и птицы небесные-гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (Мф.8, 20). Он соболезновал немощам и падениям человеческим; а потому и плакал над погибшим Иерусалимом. Также, когда Лазарь, друг Его, умер, Он возмутился духом, поскорбел и прослезился, так что и Иудеи говорили: «смотри, как Он любил его» (Ин.11, 36). Он испил полную чашу бесчестия и поруганий: словам Его прекословили, наблюдали за Его делами, издевались над муками, ругались над самою смертью Его. Называли Господа винопийцею, другом мытарей и грешников, льстецом, имеющим в себе беса; самарянином, хульником, безумно присваивавшим Себе Божеское достоинство, и таким образом предвечную Божию премудрость вменили в буйство и безумие. Не довольствуясь словесным уничижением, Иудеи самыми делами ругались над Ним: «и, закрыв Его, ударяли Его по лицу и спрашивали Его: прореки, кто ударил Тебя?» (Лук. 22, 64). Как презренного похитителя царского достоинства, они венчали Его терновым венцом, вместо скипетра дали Ему трость, и вместо порфиры в посмеяние облекли Его червленою хламидою. Тебе известно, как велики были телесные страдания Господа Иисуса Христа: как Его связали, с великим неистовством влачили по стогнам и на раны готового немилосердно били, ударяли по ланитам, по уязвленной от тернового венца главе били тростью и подвергали Его другим многим и жестоким мучениям. И так исполнилось на Нем слово Псалмопевца: «скорбь моя всегда предо мною» (Пс.37, 18). Потом идя на распятие. Он Сам на раменах своих нес крест Свой, и был пригвожден ко кресту. Что же сказать тебе, Ставрофила, о крестных страданиях Агнца Божия? О сем Исайя сказал, что Он, «муж скорбей и изведавший болезни, …Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни» (Исаия. 53, 3, 4). Был Он напоен и горьким питием; помяни, по слову пророка, «горесть и желчь Его» (Плач. Иер.3, 20); вспомни как исполнились на нем слова Псалмопевца: «и в жажде моей напоили меня уксусом» (Пс.68, 22). При таких невыразимых телесных страданиях Господь нес и внутренний крест. Готовясь на вольные страдания и смерть в вертограде Гефсиманском, Он уже начал скорбеть и тужить глаголя: «душа Моя скорбит смертельно» (Мф.26,37,38). А потом на кресте, чтобы избавить род человеческий от клятвы и примирить с Отцом небесным, Он восхотел быть и как бы оставленным от Бога Отца. Какая, ты думаешь, скорбь томила душу Его, когда Он испускал предсмертный вопль: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мф.27, 46). Какую тяжесть испытало сердце Богочеловека, когда Он все грехи, соделанные каждым человеком от начала мира, принимал на Себя, чтобы истребить их; когда Он, непорочный Агнец, «не сделал никакого греха» (1Петр. 2, 22), предавал Себя, как виновного, дабы за вас удовлетворить правде Отца Своего, как пророчествовал о сем Св. Давид: «чего я не отнимал, то должен отдать» (Пс.68,5). Он видел ясно, кем и какое благоутробному Отцу Его было сделано оскорбление. Он видел, какое зло — вечная погибель, которой через грех подвергся весь род Адамов: все это Он видел и знал несравненно яснее и вернее всех сотворенных существ. И этой одной скорби достаточно бы было пресечь жизнь Спасителя мира, если бы человеческое естество Его не было укрепляемо силою Божественною. И среди таких-то ужаснейших страданий Сын Божий за живот мира предал наконец дух Свой Богу Отцу, «послушлив был Ему даже до смерти» (Филип.2, 8).
   Теперь скажи, Ставрофила, какого креста еще не доставало Спасителю мира? А все это понес Он ради тебя, чтобы ты, помышляя «о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников» (Евр.12, 3), не ослабевала душою, но взирая на страдания Христа твоего, возбуждалась Его примером, говоря так: если Он столько претерпел, что же мне должно? «Ибо если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?» (Лук. 23, 31).

    Оглавление    ГЛАВА 5. Должно нести крест по примеру Преблагословенной Девы Марии («Тебе Самой оружие пройдет душу» (Лук. 2, 35))

   Слова Ангела пронзали сердце Ставрофилы, как острые стрелы: слезы струились из очей её. Пришедши в себя, она воззвала к Господу Иисусу Христу: «Благодарю Тебя, о Женише душ верных, что в жизни Своей ты явил нам образ несения всякого креста. Подай же мне силу идти стезею терпения и смирения, во след Тебя, Христа Господа моего. На сем пути какие бы ни встретили меня скорби, твердо уповаю, что с Твоею, Господи, помощью, я все сие пройду. Ибо теперь я знаю, что не уклонением от скорбей можно избавиться от них, а напротив должно заботиться о том, чтобы с терпением перенося оные, препобеждать их. И об этом только ныне желание и воздыхание моего сердца».
   АНГЕЛ. Благо тебе, что ты благодарна к Господу твоему; ибо кто бывает благодарен за полученные благодеяния, тот удостаивается больших. Теперь предложу тебе другое побуждение к понесению тяжести креста.
   Справедливость требует, чтобы ты несла крест ради царствия Божия и спасения твоего. Царствие небесное продается Господом, и цена за него ты сама; другой цены— кроме тебя, Бог не требует; отдай себя, и получишь его; но отдай себя, носящую крест; отдай себя последующую Христу Господу; отдай себя, совершающую жизнь под крестом. Что смущаешься этой ценою? «Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Лук. 24, 26).
   Не этою ли ценою купила небесные селения и Пренепорочная Матерь Божия, неосквернившаяся ни одним земным вожделением, воспитанная в небесном богомыслии, бывшая Сама одушевленным небом (Св. Иоанна Дамаскина 2-е слово на успение Божьей Матери)? Если бы возможно было кому-либо без креста достигнуть вечного блаженства, то кому бы Сын Божий благоволил даровать сие, как не родившей Его Святейшей Деве? Но пребывает и вечно пребудет неизменным определение Отца небесного «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14, 22).
   СТАВРОФИЛА. Сладостно для меня слышать о крестах и болезнях, понесенных Преблагословенною Девою, дабы и мне по стопам Её последовать Господу и Спасителю моему.
   АНГЕЛ. Изочту некоторые кресты Её. И чтобы ты не говорила, что Господь, как Богочеловек, Божественною силою удобно победил все противное, представлю тебе в пример человека немощнейшего пола, многоскорбную Матерь Божию, которой посему будешь воздавать большую честь и поклонение.
   СТАВРОФИЛА. Приятнее всего для меня ничего не может быть. Все, что относилось и относится каким-либо образом к возвеличению Матери Девы, и прежде возбуждало во мне отраднейшее утешение и благочестивые чувства.
   АНГЕЛ. Внимай же! Я представлю тебе страдания и кресты Преблагословенной Девы, которые понесла Она. Не было ли скорбью для Неё, что ей, Царице неба и Владычице Ангелов, по наступлении времени родить, не было места в обители, и Она должна была укрыться в открытом загоне для скота? С каким чувством приняла Она плач Новорожденного? Как сердечно сострадала Она наготе, стуже, убожеству и всем нуждам, встретившим в первые дни Его младенчества? И поелику Она знала о страданиях, предстоящих Господу Иисусу Христу; то не каждый ли раз, как повивала Она Его пеленами, и при этом касалась Его рукам и ногам, ощущала в сердце Своем новую и новую невыразимую болезнь, помышляя, что эти ноги и руки будут некогда пригвождены к кресту? Какой лютый меч страдания пронзил душу Девы, когда Она видела кровавое обрезание сына Своего, когда слышала о повелении Ирода избить младенцев, а потом о жестоком исполнении оного! Какая была для Неё скорбь безвременно ночью укрываться и совершать трудный путь в Египет, и там семь лет жить среди нечестивых варваров? Что сказать тебе о Её печали, когда двенадцатилетний отрок — Иисус, оставил Её, три дня пребывал в храме Иерусалимском, беседуя со старцами иудейскими (Лук. 2, 41—48)? Если Анна, мать Товии, плакала неутешными слезами о том, что сын её не возвратился в назначенный день (Тов. 10 гл.): то на сколько более печали было для Матери Божией, когда можно было полагать, что потеряла Она сына, и не только сына Своего, но и Бога! Сколько скорби для нее было при слухе о том, что Её сродник Иоанн Креститель, которого «из рожденных женами не восставал больший» (Мф.11,11), подвергся заключению в темницу и усекновению главы! Как прискорбна была для Неё кончина возлюбленного обрученика Её Иосифа?
   СТАВРОФИЛА. Поистине велики и тяжелы были эти скорби, которые испытала Матерь Дева.
   АНГЕЛ. Но это были только предвозвестники других жесточайших болезней, которые после понесла Она. Ей не было известно о том, что имело совершиться с Сыном Её и Господом во время страданий Его. Она читала пророческие предсказания о сем, и с великою скорбью всегда содержала это в уме. Помысли, что Она испытала, когда известили Её, что Её возлюбленного сына схватили, как разбойника, и с поруганием по стогнам многолюдного города водили, влачили, пересылали от одного судьи к другому. Какую скорбь наносили Ей жестокие заушения по ланитам Его, немилостивые биения по всему пречистому телу Его, терновый венец, биение тростью по главе и самый крест Господа, который Он понес на изъязвленных кровью раменах Своих, возбуждая и в других соболезнование к Себе! Но после всего этого тогда наипаче меч болезни пронзил Её душу, когда Она стояла при кресте, размышляя обо всем сбывшемся над Сыном Божиим, когда видела естественно Рожденного от Неё умирающим, всеми оставленным, испускающим дух.
   Слушая все это, Ставрофила не могла удержаться от плача, и проливая слезы сказала: о сколько страдала и томилась Она, Благословенная Матерь Единородного! Кто из смертных не восплачет при виде скорбящей Матери Божией, удрученной такими болезнями!
   АНГЕЛ. Тогда, о Ставрофила, по слову Иеремии, «боль и муки схватили его, как женщину в родах» (Иер.49, 24); ибо не познав болезней при рождении Сына Своего, Она претерпела оные во время Его страданий (Пр. Иоанна Дамаск. Изложение Православной веры, кн. 4, гл. 14), когда от материнской жалости терзалась утробою, видя Его убиваемого, как злодея. Напоминать ли еще о том, с какою скорбью принимала Она с креста на рамена Свои тело Христово, зрела все Его язвы, и присутствовала при Его погребении.
   СТАВРОФИЛА. О, как возмогу я уразуметь и постигнуть болезни многоскорбной Матери Божией?
   АНГЕЛ. «Иди и взвесь мне», если можешь, «тяжесть огня» (3Ездр. 4, 5); представь в уме своем, если можешь, величайший пламень любви, коим непрестанно распалялось Её сердце; и тогда хотя мало познаешь, как велики были Её болезни. Познай, кто Матерь, познай, кто Сын; Сын единородный, «желаемый всеми народами» (Агг.2,7), «прекраснее сынов человеческих» (Пс.44, 3), паче же Сам Бог и Создатель всяческих. Каков, думаешь, посему должен быть пламень любви Её! А такова была и скорбь Её, какова любовь (Блаж. Август, о граде Божием, кн. 21, гл. 26.); и потому совершенно выразить скорбь Девы невозможно. Одно скажу, что это такая скорбь матери о сыне, какой не было и не будет никогда. Но я для того вспомянул тебе об этом, чтобы ты яснее познала, что и Матерь Божия была причастна кресту. Потому и ты, как и никто из людей, не можешь почитать себя свободною от креста. Сие то разумея, Апостол сказал: «чтобы никто не поколебался в скорбях сих: ибо вы сами знаете, что так нам суждено» (1Солун.3,3). Не удивляйся, что должно нести крест и печали в сем мире. Это удел неизбежный; и тот, можно сказать, как будто не христианин, кто, быв призван к понесению скорбей, их не несет.

    Оглавление    ГЛАВА 6. Почему крест необходим христианину

   Возросло уже несколько усердие Ставрофилы к восприятию креста, который, как она видела, был понесён с таким терпением Самим Господом Иисусом Христом и Его Преблагословенною Матерью, и которого, как она знала, и ей самой избегнуть было невозможно; однако удивлялась, по какой причине скорбь так неразлучна с христианской жизнью, и потому вопросила Ангела: для чего же угодно Господу, чтобы избранные Его находились в скорбях и чтобы ни один из них не достигал царства небесного без креста?
   АНГЕЛ. Достаточно было бы для тебя, отроковица, знать, что так благоугодно Отцу небесному, и не спрашивать, почему это так; ибо ты хорошо знаешь, что все, что ни совершается по Его Божественной воле, устроено премудро. Но я не откажу разрешить твое недоумение: ибо это послужит к укреплению немощного твоего сердца.
   СТАВРОФИЛА. Потому-то более я дерзнула вопросить тебя от этом; ибо я нисколько не сомневаюсь, что все посылаемое или попускаемое всеблагим Богом имеет премудрую цель.
   АНГЕЛ. Итак, внимай! По премудрому Божественному совету бывает, что во время сего земного странствия жизнь избранных Божиих возмущают скорби. Жизнь временная есть путь к отечеству небесному, и по Божиим не испытанным судьбам люди подвергаются ежедневным скорбям, дабы не возлюбили самого пути вместо отечества. Для того путь мира многотруден, чтобы люди, наслаждаясь отрадою в нынешней жизни, и как бы пленяясь красотою пути, вместо того, чтобы скорее перейти его не пожелали долее шествовать по нему, и увеселяясь на пути, не забыли того, что ожидает их в отечестве. Все в мире растворено желчью скорби, дабы люди сладости мира не считали за высочайшее благо. Если бы Господь утешал вас ежедневно настоящими благами, подавая вам все в изобилии, и не посылал бы вам в скоротечной жизни сей никакой скорби и страдания, то вы сочли бы совершеннейшими благами те, которые здесь Господь подает рабам своим, и больших от Него не желали бы (Блаж. Август, на псалом 43). И потому мнимую сладость сей жизни Он растворяет желчью скорбей, чтобы вы стремились к блаженству истинному и спасительному. О горе роду человеческому! Горек мир, а его любят: как же бы он привязывал всех, если бы исполнен был наслаждений! Волнуется мир, а вожделенен для всех; что бы было, если бы не было в нем треволнений? Если так прилепляются к миру нечистому, как пленял бы чистый! Как собирали бы цветы мира, когда не оторвут рук и от терний его (Блаж. Август, беседы 111 и. 246).
   СТАВРОФИЛА. По истине не только полезны, но и необходимы крест и страдания. Иначе безумные люди оставили бы «Небо-небо Господу, а землю Он дал сынам человеческим» (Пс.113, 24).
   АНГЕЛ. Но и то тебе должно быть известно, что всеблагий Отец небесный, содержа в Своей деснице и радости и скорби, устраивает так, что кто в жизни сей благоразумно несет скорби, того в будущей жизни ожидает радость; и напротив, кто здесь ищет одних мирских радостей, того ожидает там скорбь. Как ночь и день сменяются на небе, день предваряет ночь, а ночь благовествует день: так, кто здесь получил меру исполненную, там найдет ее пустую; для кого в сей жизни сияют непрестанно дни светлые мирских радостей, для того в будущем веке наступит вечная ночь. Да, Ставрофила, здесь и там наслаждаться покоем никто не может. Это возвестил и Авраам, говоря богачу: «чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь - злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь» (Лук. 16, 25). О, коль страшен Господь в «делах над сынами человеческими» (Пс.65, 5)! Кого не устрашит притча об этом богаче, которого предали геенне мирские наслаждения? Ибо не за дела несправедливые, но за жизнь сластолюбивую он осужден мучиться в вечном пламени (Св. Василия В. беседа 1-я о посте). И потому ищущие одних мирских благ призывают на себя казнь Божию, и не принявшие креста подвергаются вечным мукам. Не говорил ли Господь в Евангелии: горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете» (Лук. 6, 24, 25)?
   Ставрофила слушала Ангела с великим удивлением. «Если бы нам не было известно,— сказала она,— что Божественное провидение все устрояет премудро, то чей разум мог бы вместить сие судьбы Господни?»
   АНГЕЛ. Не удивляйся этому устроению Божию. В человеческих делах нет радости, которая не растворялась бы печалью. «Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир» (Ин.16,21). Горе мимошедшей печали усиливает приходящую радость; и по болезни здравие становится драгоценнее. Земледелец, не вспахав земли с трудом, не может иметь надежды на её плодородие. Потому и говорится, что нет розы без шипов.
   СТАВРОФИЛА. Ты довольно вразумил меня. С усердием готова внимать и другим свидетельствам сей истины.
   АНГЕЛ. Сверх того, скорбями креста, «искушает вас Господь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа, Бога вашего, от всего сердца вашего и от всей души вашей» (Втoрозак.13, 3). «ибо золото испытывается в огне, а люди, угодные Богу,– в горниле уничижения» (Сирах.2, 5). Разве ты не слыхала, что «Глиняные сосуды испытываются в печи» (Сирах.27, 5): а люди праведные испытываются скорбями? Добрых Господь не утешает наслаждениями, но испытывает и посылает им скорби, уготовляя их для Себя: а кому Он по видимому попускает утешаться, подавая отраду, те, как сластолюбивые, оставлены Им для будущего мучения. Не читала ли ты, что сказано об искушении праведных: «потому что Бог испытал их и нашел их достойными Его. Он испытал их как золото в горниле и принял их как жертву всесовершенную. Во время воздаяния им они воссияют как искры» (Премуд.3, 5, 6, 7). Итак, терпящие скорби и страдания оказываются достойными пред Богом.
   Напротив того Господь сказал в Евангелии: «и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф.10, 38).
   СТАВРОФИЛА. Но какая нужда Богу испытывать людей, если он знает добродетель каждого, хотя бы не посылал ему никакой скорби?
   АНГЕЛ. Не потому испытывает Бог людей, что как бы Сам не знал их прежде; но для того посылает скорби праведным, чтобы и другим показать великое их терпение. Многие не понимают, с каким душевным расположением Святые почитают Бога, а нередко думают, что они ради благополучия в настоящей жизни служат Ему; но крест и скорби являют, с какою любовью они привержены к Богу. Так дьявол думал, что праведный Иов чтит Бога ради временных благ, и во время его благополучия не находя, в чем обвинить его пред Богом, прибегнул к сей клевете: «разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле» (Иов, 1, 9-10)? Будучи богат, он держится добродетели ради воздаяния. Что же сотворил Господь? Желая показать, что Святые Божие не ради мзды почитают Его, Он отнял у Иова все имущество, предал его нищете, и попустил ему впасть в тяжелую болезнь. Когда Иов жил среди богатств, не многие знали, каков он был; но когда сей добрый воин совлекся их, как одежды, поверг их на землю, и на Божественном подвиге стал обнаженным, то так удивил всех зрителей, что Сам Господь Ангельских сил похвалил его мужественный подвиг и провозгласил его победителем (Св. Иоанна Златоуста 1-я бес. к Антиохийцам).
   СТАВРОФИЛА. Теперь понимаю, как полезны примеры мужественных людей, дабы мы их, как достойных, почитали и подражали их мужеству.
   АНГЕЛ. Сверх того терпение есть величайшая и избраннейшая добродетель; но не испытав скорбей, праведник не может приобрести её. Терпение есть благодушное перенесение наносимых и случающихся скорбей. Господь отечески любит благочестивых и мужественных людей, и по великой любви к ним посещает их скорбями, страданиями и лишениями, чтобы они приобретали большую силу. В том древе мало крепости, которое защищено от ветра; ибо от самого колебания древо крепнет и глубже укореняется. Без врага мужество ослабевает; и тогда только бывает видно, как велико оно, и сколько может понести, когда терпение обнаружит его силу. Добродетель как бы вдовствует, если не имеет случаев упрочиваться терпением.
   СТАВРОФИЛА. Согласна, что Господь имеет к нам отеческое благоутробие; но иногда очень тяготеет над нами рука Его. И от отчима — не родного отца бывают не ежедневные поношения и оскорбления.
   АНГЕЛ. Видно, что ты желаешь ласк материнских, желаешь покоиться под тенью, и не хочешь никогда поскорбеть, поболеть и опечалиться. Или ты не слыхала, что терпение радуется скорбям? Или не помнишь слов благоутробного Отца небесного: «Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю» (Апокал.3, 19)? Бог действует с избранными Своими так, как благоразумный учитель с учениками, требуя больших трудов от тех, на кого имеет большую надежду. Так и настоятели монастырей испытывают благоискусных иноков. Св. Иоанн Лествичник (Лествица. Слово 4, гл. 27) повествует, что в некоторой обители был эконом, монах строгий, воздержный и кроткий, как весьма немногие. Однажды настоятель без всякой причины притворно разгневался на него, и приказал выслать его из церкви. Лествичник, зная, что эконом нисколько не виноват в том, в чем был обличаем, наедине говорил пастырю о его невинности. Но премудрый муж отвечал: и я знаю, что он не виноват; но как было бы немилосердно вырвать хлеб из уст голодного дитяти: так себе самому и подвижнику вредит наставник душ, если не подает ему случаев к приобретению венцев, какие, по его примечанию, он на всякий час может заслуживать терпением досад, бесчестий, уничижений и поруганий. Если настоятель монастыря поступает мудро, подвергая наказаниям и неповинных, то кольми паче Господь, Отец громаднейшей обители, строитель всего мира, оградивший обитель Свою океаном и небом, как бы стенами, творит премудро, когда чад своих исправляет гладом, недугами, убожеством и теснотою. Наконец скажу еще вкратце: кресты посылаются от Господа и для того, чтобы чрез них умножались вам венцы и мздовоздаяние; ибо по числу искушений и скорбей умножаются и награды; или даже несравненно более: «нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Римл.8. 18).

    Оглавление    ГЛАВА 7. Каждому по силе его посылается крест от Господа («Верные весы и весовые чаши - от Господа; от Него же все гири в суме» (Притч. 16, 11))

   Ставрофила продолжала вопрошать Ангела. «Не одинакова крепость человеческих сил, сказала она, и что для одного легко и не слишком тяжко, то для другого неудобоносимо; поэтому как же все могут быть способны понести крест? Ибо много есть бессильных и немощных, которые и самим себе в тягость. Также и юные девы и отроки, скажи мне, как могут понести крестное бремя?»
   АНГЕЛ. Ты заблуждаешься, Ставрофила, и далека от истины. Если ты веруешь, что Бог премудр, или вернее, самая премудрость, то как Он возложит на человека крест, превосходящий его силу? Не читала ли ты: «и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил» (1 Коринф. 10, 13)? Если и люди не возлагают на своих животных бремени более того, сколько они могут понести: то Господь ли пошлет человеку искушений и бед сверх силы его (Пр. Ефрема Сир. Ч. 2, поуч. 48 о терпении)? Кормчий знает, как нагрузить корабль в меру, чтобы от недостатка груза он не был увлечен и опрокинут сильною бурею, и от чрезмерной тягости не погрузился в глубине моря. Так и Господь посылает избранным Своим крест искушений, чтобы им не быть легко увлеченными мирскими благами, но чтобы благополучно достигнуть пристанища вечной славы.
   СТАВРОФИЛА. Сознаю моё заблуждение; я несмысленно говорила это. Но молю тебя, продолжай вразумлять меня в моем неведении, ибо и пророк взывал к Господу: «Блажен человек, которого вразумляешь Ты, Господи, и наставляешь законом Твоим» (Пс.93, 12).
   АНГЕЛ. Бог вместе премудр и истинен, «и все расположил мерою, числом и весом» (Премудр. Сол. 11, 21). Он точно знает, чьи рамена что могут понести, и чего не могут; и потому всем посылает скорби и беды в меру, так чтобы никому не был дан крест или чрезмерно великий или очень малый. Господь наблюдает, как и какой крест послать одному, и какой другому. Он держит как бы на весах с одной стороны крестное бремя, а с другой силу носящего, и соразмеряет то и другое, чтобы никому ничего не было послано сверх силы. И Св. Давид сказал: «Ты напитал их хлебом слезным, и напоил их слезами в большой мере» (Пс.79, 6). Дает в меру, а не выше меры, чтобы люди, чрезмерно отягощенные скорбями, не пали под бременем их (Св. Амвросий Медиоланск, толкование на 118 псалом). Не повелел ли Бог еще в Ветхом Завете: «аще достоин есть ран нечестивый, да биют его по нечестию его» (Второз. 25, 2)? Бог позаботился даже о числе ударов, запрещая налагать более сорока. И так, что вы устрашаетесь, малодушные? «У вас и волосы на голове все сочтены» (Лук. 12, 7). «И волос с головы вашей не пропадет» (Лук. 21, 18) без соизволения Божия. По весу распределяет взвешивающий души (Притч. 16, 2) Господь людям кресты, чтобы воздать за них соразмерными венцами на небесах: «ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (2 Коринф. 4, 17). Итак, кто может пожаловаться, что на него возлагается бремя тягчайшее, нежели какое он может понести? Такое бремя может наложить человек, не знающий силы того, кто должен нести; а если и знает, но наложит бремя не по силе, то будет жесток. Богу же благому и премудрому это не свойственно.
   СТАВРОФИЛА. Верую этому; но не знаю, почему плоть наша всегда ропщет и жалуется, что несет более, нежели сколько может.
   АНГЕЛ. «Помышления плотские суть смерть» (Римл.8, 6). Оно неправильно рассуждает о благости Божией. Научись хоть от распорядителей на народных игрищах, как должно разуметь о Боге; ибо они не безрассудно и как случится дозволяют желающим вступать в борьбу, но внимательно рассматривают и сравнивают возраст и силы каждого, и тогда уже назначают, кому с кем бороться,— юному с юным, мужу возрастному с возрастным. Так помышляй и о Боге. Он поистине знает силу и крепость каждого человека, приходящего в мир сей на брань; Ему Единому известно, что один столько-то должен бороться против плоти, другой столько-то против того или другого нападения вражьего, а третий более и продолжительнее того и другого. Не одинаково испытывается и крепость разных сосудов: более крепкие испытываются тяжелым ударом, а слабые легким: мастер к хрустальному сосуду едва прикасается перстом, в серебряную чашу ударяет сильнее, в колокол бьет молотом; и в каком колоколе более весу, в тот сильнее ударяет, зная, что он крепок и не разобьется. Так и Отец небесный посылает людям кресты и скорби по мере их сил: слабых и немощных испытывает слегка, а твердых и мужественных испытывает крепче. И так не ужасайся, если кому-либо ниспосылается тягчайший крест; ибо все кресты исходят от отеческой руки Господней.
   СТАВРОФИЛА. А я при посещении больных, или в беседе с скорбящими каждый день слышу от них обычное сетование, что над ними тяготеет рука Господня, и что они этого перенести не могут. АНГЕЛ. Люди говорят, как люди, и держатся плотского мудрования; а к Богу, без соизволения Коего никакая скорбь не приходит, не возводят очей своих, и не рассуждают, что скорби посылаются Отцом благоутробным, премудрым и правосудным. Или ты думаешь, что Отец небесный, возбужденный несправедливым гневом и яростью, не смотрит, не разбирает и не заботится о том, кого бьет, сколь многочисленные, тяжкие и долговременные кресты посылает? Нет, не так Он делает: Он ни на кого не гневается, никого не презирает; но взирает на силу каждого, и как бы на весах испытывает крепость всех. Предусмотрел Он от века, что тому или другому те или другие телесные страдания, болезни и скорби будут благопотребны и полезны, и потому премудро устроил, чтобы такого-то года и месяца и дня постигли человека известные скорби ко спасению его души. Итак, не устрашайся, дщерь Господня! Не называй жестоким Отца, Который чрез пророка сладостно утешает всякого верующего в Него: «не бойся, ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему; ты Мой. Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, -через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя. Ибо Я Господь, Бог твой, Святый Израилев, Спаситель твой» (Исаия 43, 1—3).

    Оглавление    ГЛАВА 8. Слова Христовы: «если кто хочет идти за Мною» (Мф.16, 24), означают, что должно иметь не слабое, а твердое произволение к ношению креста

   Когда Ангел перестал говорить, Ставрофила с большим дерзновением предложила ему новый вопрос: «что это значит, что Господь, предлагая всем носить крест, говорит: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лук. 9, 23)? Если крест так необходим, что от него никакими средствами, никаким искусством нельзя освободиться, то хотят ли люди, или не хотят, а все должны нести крест».
   АНГЕЛ. Это правда. Но Господь не хотел сказать принудительно: хотите, или не хотите, но вам должно пострадать, а сказал: «если кто хочет идти за Мною». Он не заставляет, не принуждает, но предоставляет собственной воле каждого, хочет ли человек из любви к Нему нести крест свой, и потому говорит, чтобы желающий последовал Ему. Ибо кто принуждает, тот часто предрасполагает против себя: а кто слушателю предоставляет свободу, тот больше привлекает. Кроткое наставление могущественнее властного. Рассуди, Ставрофила, и то, что Господь Иисус Христос призывает не столько к кресту, скорбям, бременам, страданиям и мучениям, где бы и требовалось принуждение, сколько напротив к неизреченным благам, которые такого свойства, что сами собою могут привлечь вас к себе; ибо велики воздаяния Его, столь велики, что людям следует добровольно к ним притекать. Предлагающий злато и серебро никого не принуждает к сему; тем более не делается принуждения, когда обещаются блага небесные. И поистине если бы самые свойства этих благ не побуждали тебя стремиться к ним, и если бы ты недобровольно к ним притекала, то ты была бы недостойна получить оные (Св. Иоанна Златоуст, беседа 55 на Матф.).
   СТАВРОФИЛА. Так! И посему одному, думаю, никто из здравомыслящих не отвергнется креста. Ибо Сам Господь сказал: «кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ин.8, 12). И чего ищут люди, чего бы не могли обрести в Господе? Славы ли желают, или чести? «Великая слава – следовать Господу» (Сирах.23,37). Услаждения ли ищут? Св. Псалмопевец вопиет к Господу: «блаженство в деснице Твоей вовек» (Пс.15, 11).
   АНГЕЛ. Не все вмещают слова сего. Много людей (о горе им!), которые тяжкое и горькое иго зависти и всякого зла соглашаются нести с великим трудом, а благое иго Христово и легкое бремя отказываются возложить на плечи свои; желают лучше обремененные многими грехами страдать под тяжким бременем, нежели воспринять иго Господне, которое возводит на небо (Блажен. Августина, беседа 111).
   СТАВРОФИЛА. Так делают грешники: но любящие благочестие рабы Господни, думаю, усердно воспринимают крест.
   АНГЕЛ. Поверь мне, Ставрофила, много любителей царства небесного, но немного носящих крест. Много любителей радости, но немного любителей скорбей. Все хотят радоваться со Христом, но мало желающих хоть немного пострадать за него. Многие следуют за Ним до преломления хлеба, но мало желающих испить чашу страданий. Многие прославляют Его чудеса, но не многие следуют за Ним на поругания и крест. О как мало грядущих за Христом Господом! Однако нет никого, кто бы не желал прийти к Нему. Все хотят наслаждаться с Ним веселием, а последовать Ему никто не хочет; хотят царствовать с Ним, но страдать с Ним не хотят; не хотят следовать за Тем, с Которым желают быть.
   СТАВРОФИЛА. От чего же это так?
   АНГЕЛ. Поистине часто сбываются слова Премудрого: «Душа ленивого желает, но тщетно» (Притч. 13, 4), «хочет ленивый и не хочет» (По переводу Блаж. Иеронима. 34). Ты желаешь знать, что это значит? Ленивый хочет царствовать со Христом, но ничего не терпит ради Христа; любит воздаяния, а не подвиг; венца желает без борьбы, славы без трудов, царствия небесного без креста и скорби.
   СТАВРОФИЛА. Откуда в человеке эта борьба воли, которою мы искушаемся? Разве в человеке есть одна воля, которая хочет, и другая, которая не хочет? Что это за тайна, и почему человек отчасти хочет и отчасти не хочет? Душа повелевает, чтобы рука двигалась, и повиновение бывает такое легкое и скорое, что исполнение тотчас следует за повелением, хотя душа есть душа, а рука есть часть тела. Но если душа повелевает самой себе пожелать добра твердо и всецело, то исполнение сего не всегда последует, хотя она и есть одно и то же существо, повелевающее и исполняющее. Что это за чудо? Почему, говорю, душа повелевает самой себе, и сама не исполняет сего повеления? Ведь если бы она не хотела, то не повелевала бы. А если хочет и желает, то почему же не исполняет?
   АНГЕЛ. Это не чудо, Ставрофила, а немощь души, которая с одной стороны будучи воспаряема истиною, а с другой отягчаема дурным навыком, не всецело возбуждается к добру. Потому она и не всецело хочет, и не совершенно повелевает; ибо повелевает на столько, на сколько хочет; и на столько не исполняется её повеление, на сколько она сама не хочет. И вот в человеке являются как бы две воли, и чего не достает в одной её части, то проявляется в другой. Так иногда блаженная вечность привлекает душу к небесному, а сладость земных благ удерживает её на земле. Одна и та же есть душа, но так как она не всецело стремится к истинному добру, от того с тяжким мучением как бы раздвояется, и небесного желая, и в то же время по навыку увлекаясь земным (Блаж. Август. Исповедь. Кн. 8, гл. 9, 10).
   СТАВРОФИЛА. И со мною иногда случается, что я от всей души, кажется, и усердно желаю какого-либо блага, но сама не знаю, отчего вдруг его оставляю, или отлагаю до другого времени, и едва когда-либо исполняется доброе дело так, как оно предполагалось.
   АНГЕЛ. Такова немощь души человеческой, которая непостояннее всякого непостоянства. Таково непостоянство её хотения в благом, которого хотя она и желает, однако нерешительно стремится к оному, так что это мнимое хотение едва и назвать можно хотением. «Человек ходит подобно призраку», (Пс.38, 7), думая, что совершает доброе, тогда как на самом деле и не приступал к начинаниям благим. И потому, Ставрофила, на пути крестном прежде всего тому научись и о том позаботься, чтобы мужественной душой и твердою волею желать следовать за Господом; ибо идти по Нем и прийти к Нему есть ничто иное, как постигнуть Его произволением (Бл. Август. Кн. 8 о исповеди). Желать же должно мужественно и совершенно, не раздвоенною волею, которая бы обращалась туда и сюда, с одной стороны восставала, а с другой падала и изнемогала. Похвалены Израильтяне за то, что «со всем усердием взыскали Его, и Он дал им найти Себя» (2 Парал.15, 15). Подражай и следуй им.
   СТАВРОФИЛА. «Возлюби душа моя возжелати» (Пс.118, 20) пути оправданий Господних, царского пути креста, пути спасения. Но как могу я сильнее пожелать исполнить то, чего желаю?
   АНГЕЛ. Господь Иисус Христос сказал в Евангелии: «без Меня не можете делать ничего» (Ин.15, 5). Никак не возможешь прийти к Господу, если не последуешь Ему, укрепляемая Им. И так что же нужно? Молись и взывай к Богу: «Влеки меня, мы побежим за тобою» (Песнь песн. 1, 3).
   «Молю Тебя, - воззвала Ставрофила к Господу, - да будет со мною по слову, сказанному Тобою: «И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» (Ин.12, 32). Привлеки же меня, привлеки, Господи, в след Тебя. Даруй мне идти по стопам твоим, и последовать за Тобою, ибо «пути ее - пути приятные, и все стези ее - мирные» (Притч. 3, 17). Влеки меня каким бы ни было образом и нехотящую, дабы соделать усердною, влеки унылую, дабы соделать бодрственную. Влеки меня, и в след Тебя течем, не я одна, но и юные сестры мои со мною; ибо усердно желаю привести их сюда, чтобы и они вместе со мною восприняли благое иго креста.
   АНГЕЛ. Не многого ли ты надеешься от сестер твоих? Не они ли презорливо не восхотели воздать честь кресту месте с тобою? Не они ли виновны в том, что ты уклонилась от пути и заблудилась? Как же ты их теперь убедишь, чтобы они возложили на себя крест сей и носили его не один день и не два, но всегда? Говорю тебе, Ставрофила, что они не послушают тебя.
   СТАВРОФИЛА. Однако я очень надеюсь, что если они услышат все, что ты мне говорил, то не откажутся последовать со мною за Господом.
   АНГЕЛ. Иди, попытайся. Но я знаю, что они не послушают тебя, ибо непреклонны сердца их. Впрочем, иди и приведи их. Утром в этот же час я опять явлюсь здесь, и вторично буду поучать тебя крестному пути. Сказав это, Ангел стал невидим, а Ставрофила обрелась близ своего сельского поместья.

    Оглавление    ГЛАВА 9. Ищущие земных наслаждений бегают креста «многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова: их конец-погибель, их бог-чрево» (Филп.3, 18, 19)

   Скорбели сестры Ставрофилы и беспокоились, что с нею случилось, и почему она долго не возвращается. Одна думала, что она сбилась с пути и блуждает по лесу; а другая говорила, что Ставрофила, оставшись одна, рассердилась, и возвратилась домой, чтобы пожаловаться на них отцу. Когда они так говорили, неожиданно к удивлению и радости их вошла Ставрофила. Тотчас заботливо они стали расспрашивать её, где доселе была, что с нею случилось и как пришла к ним. Объясняя свое замедление благовидными причинами, Ставрофила постаралась уединиться с своими сестрами, и начала подробно рассказывать им о явлении ей Ангела Божия, о его пресладкой беседе с нею, и об указанном ей пути к жизни вечной. Говорила им, какой радости, какого утешения, какой славы сподобятся те, кои усердно шествуют крестным путем. Для того я и пришла сюда, прибавила она, чтобы и вы, сестры, были причастницами этого блаженства. Но они по обыкновению отказывались от сего, говоря, что таким обещаниям нельзя верить, и явление Ангела называли обольщением; и, наконец, совсем отреклись вступить на предлагаемый путь. Тогда Ставрофила начала упрашивать и умолять их, чтобы они по крайней мере не отказывались пойти посмотреть являвшегося ей, и послушать его беседы. Он возвещает «глаголы вечной жизни» (Ин.6, 68), проходящие до самой души, и легко может обратить и не хотящих, и сделать вас благопослушными, сказала она. После долгого разговора, сестры Ставрофилы наконец согласились с нею пойти, отчасти побуждаемые любопытством, отчасти желанием сделать угодное Ставрофиле.
   Когда они пришли к назначенному месту, внезапно явился им Ангел Господень, окруженный небесным сиянием, и вкратце изъяснил им блаженство царства небесного. Но вход в оное, присовокупил он, отверзается только крестом; и потому должно в кратковременной жизни сей понести крест скорбей, чрез который можно достигнуть наслаждений, «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку» (1Кор.2, 9). И еще много подобного сему говорил им.
   ИЛАРИЯ. Так я и ожидала, что здесь услышу только скучные и нерадостные разговоры. Не так я несмысленна, благий отрок, чтобы ради неизвестно какой-то иной лучшей жизни отказаться от наслаждений жизни настоящей. Креста я никогда не любила кроме того, который блестит на золотых и серебряных монетах; а твой тяжелый и скорбный крест я, юная, никогда не восприму.
   АНГЕЛ. И так не хочешь ты, отроковица, крестом кратковременных скорбей избавиться от вечного мучения? Не хочешь непродолжительным трудом достигнуть вечного небесного царства? Не хочешь за спасение души понести малое страдание? Для телесного здоровья ты готова потерпеть резания, прижигания и всякие другие лишения; а для здравия душевного ничего не хочешь потерпеть? Но ведь душа несравненно драгоценнее тела. Неужели же для спасения душевного тебе тяжко понести крест?
   ИЛАРИЯ. Жестоко есть слово сие, и «кто может это слушать?» (Ин.6, 60)?
   АНГЕЛ. Но тяжелее будет слышать от праведного Судьи грозные слова: «идите от Меня проклятии в огонь вечный» (Мф.25, 41).
   ИЛАРИЯ. Я ожидаю лучшего, ибо не напрасно верую в Бога, и принадлежу к Церкви христианской.
   АНГЕЛ. Это одно бесполезно. «Вера без дела мертва есть» (Иаков. 11, 20). И если ты христианка, то зачем же бежишь от креста Христова? Нет ни одного раба Христова без скорби; и если ты не хочешь иметь скорбей, то ты еще не начинала быть христианкой.
   «Но это ужасно, - воскликнула Илария, - болезни, кресты, страдания!»
   АНГЕЛ. Напротив, ты очень малодушна, и ничего не хочешь понести.
   ИЛАРИЯ. Не я одна; но мало таких, которые могут понести страдания.
   АНГЕЛ. В числе немногих будь и ты: «много званых, а мало избранных» (Мф.20, 16). Мало стадо, которому Отец небесный «благоволил дать вам Царство» (Лук. 12, 32).
   Илария продолжала все прежнюю речь: «я немощна, а скорбь может преодолеть мужественное сердце. Что ж мне делать? Такою произвела меня природа».
   АНГЕЛ. Не обвиняй природу, ибо человек сотворен мужественным. Но победи и самое естество свое, дабы понуждением восхитить небо. Зачем говоришь: «не могу?» Лучше скажи: «не хочу». Ибо ты можешь понести скорби, и это не трудно будет для тебя, если только решишься потерпеть. Поистине «все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Филп.4, 13). Как много юношей и девиц, отроков и отроковиц, старцев и детей, которые, оставив все, приняли крест и многими скорбями вошли в царство небесное! Ты не можешь? Но и эти разве своею силою возмогли, а не о укрепляющем их Господе Боге?
   ИЛАРИЯ. Не знаю, с какою мыслию они восприняли крест, и какую имели твердость сердца. А я решилась всячески избегать креста; для меня тяжело слышать и речь о кресте.
   АНГЕЛ. Неужели ты так мало заботишься о своем спасении, что хочешь отречься от пути к нему? Неужели крест для тебя так ужасен, что самое слово о нем заставляет тебя бежать? Но послушай, что сделал Апостол Андрей, когда его хотели распять, что он говорил, и как был приятен ему крест. Взирая издали на уготованное ему крестное древо, он не изменился в лице, как свойственно немощи человеческой, не поднялись у него от страха волосы, не сделался он безгласным, не содрогнулось тело его, и не смутился он духом. От избытка сердца говорили его уста, и от любви, которая возгоралась в сердце его, как искры из пламени, исходили слова: «О кресте давно вожделенный, - взывал он, -дерзновенно и радостно притекаю к тебе. Прими и ты с радостью меня, ученика Того, Который был распят на тебе; ибо я всегда тебя любил, и жаждал объять тебя».
   ИЛАРИЯ. Но скажи мне, человек ли был, говоривший это, или Ангел, или иное какое-нибудь непостижимое существо?
   АНГЕЛ. Человек во всем подобострастный вам. О сем свидетельствует самое страдание его, к которому он так радостно приближался.
   ИЛАРИЯ. Откуда же в человеке это новое веселие и неслыханная радость? Откуда в немощной природе такое мужество?
   АНГЕЛ. Не от самого себя. Сей дар совершен свыше есть, «от Отца светов» (Иаков. 1, 17), от Того, Кто Един творить великие чудеса. Поистине Дух Божий, укреплявший немощь его и разливавшийся в сердце его, соделал любовь его крепкою, «как смерть» (Песн. песн. 8, 6), паче же крепчайшею смерти. Дух Божий сладок паче меда, и сладости его не может пересилить никакая горечь смерти.
   ИЛАРИЯ. Но я чужда этого Духа; и неудивительно, что крестный путь мне кажется скорбным и неприятным.
   АНГЕЛ. Со всем усердием взыскуй сего Духа; «ибо ищущий обретает». И всячески должно украшаться этим Духом; «Если же кто Духа Христова не имеет, тот [и] не Его» (Римл. 8, 9).
   ИЛАРИЯ. Не понимаю, и не ищу сего Духа, который понуждает искать страданий, крестов и скорбей. Пусть ищет и ожидает сего Духа, кто хочет; а я не вижу в нем никакой радости, напротив, много скорбного, почему и слушать более о нем не намерена.— Сказав это, Илария удалилась.
   «Вот, - сказал Ангел Ставрофиле, - сбылось, что я предрекал; ибо я знаю, как мало желающих носить крест и идти тесным путем. Не благонравен ли был юноша, приходивший к Господу Иисусу Христу с благим расположением сердца, и вопросивший Его: «Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Когда же он услышал: «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью… Трудно богатому войти в Царство Небесное» (Мф.19, 16, 21, 22, 23).
   СТАВРОФИЛА. Итак, за отвержение креста сестра моя вечно будет осуждена, и никакой ей нет надежды спасения?
   АНГЕЛ. Что спрашиваешь меня? Разве не знаешь от Апостола Христова, что должно думать о таких? Не слыхала ли, как он со слезами говорил: «Ибо многие, о которых я часто говорил вам, а теперь даже со слезами говорю, поступают как враги креста Христова. Их конец-погибель, их бог-чрево, и слава их - в сраме, они мыслят о земном» (Филп.3, 18, 19)? Почему они называются врагами креста? Потому, что стремясь к наслаждениям, чрево творят богом, и пренебрегши небесное, мудрствуют о земном. Что же за этим последует? То, что кончина их будет в погибель и вечное осуждение. Обоготворяющие тварь никогда не насладятся лицезрением Создателя, истинного Бога.

    Оглавление    ГЛАВА 10. Любящие честь не почитают креста («Слово о кресте для погибающих юродство есть» (1 Кор.1, 18))

   С удивлением и со скорбью внимала Ставрофила словам Ангела. Обратившись к другой сестре своей, она сказала ей: «умоляю тебя, Гонория, не следуй примеру сестры, которая, удаляясь от креста, удалилась от Христа и вечного спасения. Вспомни благочестие наших родителей, и мужественно прими крест, дабы водвориться тебе в вечных селениях, к которым он приводит».
   Дыша гордынею, Гонория ответствовала: «я ли, благородная девица, приму на себя крест, знамение рабской и бесчестной казни? Знаменитые ораторы говорят, что крест не только не должен быть участью благородного человека, но что и самое имя креста навсегда должно удалиться от его памяти, зрения и слуха. Не только испытание крестных страданий, но самое ожидание и память о них недостойны свободного человека. Зачем же я буду носить крест как бы некое почетное отличие?»
   СТАВРОФИЛА. Что ты говоришь сестра? Разве ты не знаешь, что крест от страдания на нем Господа прославился, что он теперь не бесчестное и смертоносное древо, но честнейшее и благословеннейшее из всех древ, древо прекрасное и пресветлое, как прикоснувшееся пресвятым членам тела Господня? Зачем считаешь неблагословенным древо, которое поистине блаженно и благословенно, на котором пригвождена цена всего мира? Не лучше ли тебе с мудрейшими из язычников сказать: „О преблаженное древо, на котором распростерт был Бог!" (Сивилла, по сказанию Созомена, кн. 2, гл. 1) и с Святою церковью славить преблаженное древо креста? Древо «крестное» врагам «для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых, - сила Божия» (1Кор.1,18). Что величаешься благородством своим? Истинное благородство состоит в том, чтобы быть рабами Христовыми, как сказала Св. Агафия (день памяти - 5 февраля). Сия блаженная дева, происходившая от благородных родителей, с радостью предала себя на безчестное заключение в темницу, и мучителю своему говорила: «я раба Христова, и потому являюсь в виде рабском». Посмотри, кому ты служишь: Христу или сатане, добродетели или греху? Ибо «всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин.8, 34). Если же никого нет без греха, «ибо все мы много согрешаем» (Иак.3, 2); то почему тебе бегать креста под тем предлогом, что это рабское знамение?
   ГОНОРИЯ. Ты очень усердная проповедница Ставрофила, но ничего не успеешь. Можешь, если тебе угодно, быть крестотерпицею и крестоносицею и ученицею креста, а я этого бесчестия никогда не приму.
   Тогда Ангел, желая вразумить безумную, с кротостью сказал обеим: если вы разумеете «великую благочестия тайну» (1 Тим.3, 16), и помыслите о том, что Единородный Сын Божий соделал для спасения рода человеческого: то «в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Филп.2, 5). Смирения Христова никому из богатых не должно гнушаться, никому из благородных стыдиться. Никогда до-стоинство человеческое не может подняться до такой высоты, чтобы ему стыдиться того, что Господь Иисус Христос, «сый во образе Божии» и Бог ваш, не считал за бесчестие. Что хвалишься благородством своим? Он Царь царей, Господь господей; однако избрал крест, чтобы им сокрушить владычество и все наветы диавола, и дабы смирение восторжествовало над вознесенною гордынею. Он Сам подложил рамена Свои под крест, который понес пред лицем всего мира, дабы последующим Ему показать образ. Величественное поистине это зрелище! Но если взирают на оное нечестивые, то для них это великое знамение бесчестия; для благочестивых же оно «велие веры утверждение». Если взирают нечестивые, видят Царя, носящего вместо царского скипетра древо своей казни; если же благочестивые,—видят Царя, носящего для распятия Самого Себя древо, знамение которого имело потом воссиять на венцах царей; видят Царя, желавшего быть уничиженным в очах нечестивых тем самым, чем впоследствии: должны были хвалиться сердца благочестивых (Бл. Августин. Беседа 117 на Еванг. от Иоанна). Кому может показаться несносным крест, которого не счел бесчестным Царь славы? Несносно бесстыдство, с каким человек, ничтожный червь, надмевается там, где истощил Себя Царь славы.
   Слушали обе сестры, но не одинаково приняли слова Ангела. Раздраженная ими Гонория ушла с гневом. Ставрофила же выслушала наставление Ангела с сильным сердечным сокрушением, и ни чего не могла сказать вопреки, кроме указания на немощь естества человеческого и видимое бесчестие.
   «Найдется ли, - вопросила она Ангела, - такой человек, который бы, родившись в благородстве понес терпеливо поругания?»
   АНГЕЛ. Разве ты не слыхала, как осмеян был Мелхолою Давид за то, что скакал пред кивотом Господним, и что сказал он на это Мелхол? «Пред Господом играть и плясать буду, - говорил он, - я еще больше уничижусь, и сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих» (2 Царств, 6,21, 22). Прекрасное это было плясание, на которое гневалась Мелхола, а Бог утешался; прекрасная игра, которая людям казалась смешна, но для Ангелов составляет приятнейшее зрелище. Благое то уничижение, чрез которое рабы Господни подвергаются поруганию богатых и пре-зрению гордых. Ибо поистине не иным чем, как только безумием, считают миролюбцы, что рабы Божии убегают того, чего они ищут в мире сем, и напротив стремятся к тому, чего они убегают. И Св. Апостол сказал: «слово о кресте для погибающих юродство есть». Но «для нас, спасаемых, - сила Божия». И потому «не много [из вас] мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных» избраны возвещать таинство креста; «но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1Кор.1, 18, 25—28). Посему и ты, Ставрофила, ради мирского поругания, не отрицайся воспринять крест Христов; ибо великая премудрость считаться ради Бога безумным, и говорить с Апостолом: «Мы безумны Христа ради. Мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков» (1 Кор.4, 10,9). Моисей и мог бы быть и царем в Египте, но не пожелал сего, «и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища» (Евр.11, 26); и потому, уклонившись от могущества, сделался несравненно могущественнее. И ты, презревши все, что в мире, считай страдания и поношения Господа твоего выше всех сокровищ (Св. Амвросий Медиоланский, Толков. на 118 Псал. Посл.30)). Пусть миролюбцы посмеиваются над крестоносцами; но придет время, когда они возвеличат премудрое безумие ваше, а свое, хотя уже поздно, будут оплакивать. Ибо когда в день страшного суда безумные и нечестивые узрят славу праведных, они «они же, увидев, смутятся великим страхом и изумятся неожиданности спасения его и, раскаиваясь и воздыхая от стеснения духа, будут говорить сами в себе: "это тот самый, который был у нас некогда в посмеянии и притчею поругания. Безумные, мы почитали жизнь его сумасшествием и кончину его бесчестною! Как же он причислен к сынам Божиим, и жребий его - со святыми?» (Прем.Сол.5, 2—5).

    Оглавление    ГЛАВА 11. И у грешников есть свой, гораздо более тяжкий крест. («Много скорбей нечестивому» (Пс.31, 10))

   Ставрофила не могла забыть бегства родных сестер своих; они были непрестанно пред очами и в сердце ее, и потому так сказала она Ангелу: «я уже не буду говорить теперь о жизни будущей; но сердце мое желает знать, могут ли по крайней мере в сей скоротечной жизни пребыть без креста убежавшие теперь от него? Ибо они ради того удалились, чтобы без страданий провести жизнь в наслаждениях и чести».
   АНГЕЛ. Нет. Ни в каком случае они не будут здесь свободны от скорбей. Кто отказывается с крестом следовать за Господом, того всегда будут преследовать тяжкие страдания, так как нет ни одного из смертных, который бы не испытал скорбей. Как смерть, так и страдания неизбежны для всех: удел мертвеца гроб, живого — крест. Умирает христианин,—пред ним несут крест; и родится человек,—ему назначается крест, какой нести. «Много трудов предназначено каждому человеку, и тяжело иго на сынах Адама со дня исхода из чрева матери их до дня возвращения к матери всех» (Сирах.40, 1). Не обольщайся, Ставрофила: много крестов и различны виды их, и отнюдь нельзя найди человека свободного от скорби и печали. Как плавающие по морю подвергаются различным бедам, так и живущие на земле не могут быть без скорби и креста; и все, кто бы они ни были, имеют различные кресты: один от жены, другой от сына, иной от раба, иной от друга, тот от врагов, а сей от ближнего; иной же от потери имения (Иоанн Златоуст, бес.67 к Антиохийцам). И у кого нет тысячи причин скорби?
   СТАВРОФИЛА. Но миролюбцы имеют много утешений, живут по своей воле, и потому не тяжки для них их скорби.
   АНГЕЛ. Пусть будет и так, что они имеют все, чего желают; но на долго ли это все бывает? «Изчевающе яко дым, изчезнут» (Пс.36, 20) живущие среди изобилия мирского, и не останется памяти о прошедших утехах. Но еще и в этой жизни не без горечи, не без тоски и страха почивают они на радостях своих. В чем они почерпают утешение, то самое часто обращается им в наказание и причиняет скорбь, Правосудно устроено, что те самые наслаждения, которых беспорядочно ищут, бывают растворены горечью и смущением. Ибо так Бог повелел так и бывает, что беспорядочная душа сама себе мука.
   СТАВРОФИЛА. Однако можно видеть, что цари, князи сильные мира сего, которые владычествуют над другими, коих воле никто не дерзает сопротивляться, или вовсе не имеют крестов, или мало причастны им.
   АНГЕЛ. И они не исключены из общего удела смертных. И царь не освобождается от креста, но проводит жизнь свою среди многих скорбей и забот. Смотри не на венец; но на бурю печалей, которые рождает венец; взирай ни на багряницу, а на душу обремененную мрачными заботами. Не так плотно прилегает венец к голове царя, как заботы объемлют душу его. Взирай не на множество телохранителей, а на множество скорбей. Не столь многими заботами исполнен дом бедного, сколь многие кресты повседневно ожидают царей (Св. Иоанн Златоуст, 66 сл. К Антиох.).
   СТАВРОФИЛА. Вижу, что и те не без крестов коих мы менее всего считаем причастными им.
   АНГЕЛ. Брань и непрестающее «искушение житие человеку на земли» (Иов. 7, 1) и как избыток, так и скудость бывают причиною греха. Богач возносится гордынею, а нищий впадает в ропот: от того и от другого возникает великий крест. Горе, горе благополучию мирскому, то от страха бедствий, то от помрачения радости. Горе среди бед, и от того и от другого, а еще от желания благополучия (Бл. Августин. Исповедь. Кн.10). И если самое благополучие не без горя, и терпение не без труда; то без всякого сомнения «не искушение ли житие человеку на земли».
   СТАВРОФИЛА. Поистине, в сей искусительной жизни много соблазнов и падений; но грешники считают оные не бедствиями, а забавами и приятным развлечением.
   АНГЕЛ. Так думают теперь, но в той жизни иначе об этом будут судить. Не грешников ли это вопль: «Мы преисполнились делами беззакония и погибели и ходили по непроходимым пустыням, а пути Господня не познали» (Премудр. 5, 7)? «ибо иго» Христово «благо, и бремя» Его «легко» (Мф.11, 29, 30); и несущие его обрящут покой душам своим. Иго же грешников, как «кусок свинца» (Зах.5, 7), как бремя тяжкое отягощает их: они служат «иным богам день и ночь», которые не дают им милости (Иерем.16, 13). Все, в чем согрешает человек, всякое беззаконное дело, днем и ночью совершаемое, составляет область демонов, кои никогда не дают грешникам покоя, и непрестанно принуждают его прилагать грехи ко грехам, и беззакония присовокуплять к беззакониям (Бл. Иероним. Толков. на 16 гл.Иеремии) Посмотри, как это многотрудное томление грешников изображено в сильном Сампсоне. Побежденный ласкательством жены, он был острижен и предан в руки иноплеменников, лишен зрения, ввержен в темницу, и как осел принужден был вращать жернова (Кн. Судей, гл. 16). Так должен страдать всякий, кто угождает Далиле, т. е. плоти своей, и соизволяет ее воле; ибо он лишается духовной крепости, предается в плен врагам своим,—миру, плоти и диаволу, которые мучительски господствуют над ним, подобно жестоким властелинам. Сверх того он лишается света и разума, и делается подобным бессловесному, вращающему мельничные жернова. Рассмотри жизнь грешника, и всячески представится тебе в нем сие подобие животного. Как у оного бывают завязаны очи телесные, так у грешника очи душевный покрыты нечистотою его жизни, и он непрестанно вращается около предметов греховных наслаждений. В тяжких оковах похотей, ослепленный тьмою заблуждения, связанный нечистотою совести и испытывая в себе самом тесноту и тягость, он вращает, как жернов, камень сердца своего, ожесточенного закоснелостью в грехах, и из плодов растленной души своей готовит хлеб в угоду врагам своим. И какое томление причиняет ему эта постыдная работа! Как праведно вопиет Бог чрез пророка: «удалите злые деяния ваши» (Исаия 1, 16). По каким неудобным путям ходят грешники! «Путь их темен и скользок» (Пс.34, 6): «они не знают, обо что споткнутся» (Притч.4,19). Златом оскверняются невоздержные, о камень претыкаются сребролюбцы, от крутых подъемов на высоту изнемогают горделивые, тернием уязвляются гневливые, тьмою ослепляются завистливые, по неровности пути от всех отстают ленивые. Одним словом: «разрушение и пагуба на путях их» (Рим.3, 16).
   СТАВРОФИЛА. Вижу очень ясно, что грешников ждет не один крест; однако они кажутся ведущими жизнь покойную и безмятежную, в полной беззаботности о грозящих бедах.
   АНГЕЛ. Ты правду сказала, что они кажутся ведущими жизнь безмятежную; но это только так кажется, а на самом деле не так. Их терзает совесть за грехопадения, и этот червь, беспрестанно их угрызающий, никогда не дает им покоя.
   СТАВРОФИЛА. Величайшее мучение—неспокойная совесть, непрестанно бичующая и терзающая душу. АНГЕЛ. Да, это так. Между всеми страданиями души человеческой нет большего страдания, как обремененная грехами совесть. Ибо если в душе человека нет язвы, и если не осквернена у него совесть, то хотя он и потерпит скорбь отвне, он находит убежище в совести, и там обретает Бога. Если же за умножение беззаконий в совести своей не найдет он успокоения, потому что нет в ней Бога: то что тогда сотворить человек? Куда прибегнет он, когда начнут посещать его скорби? Уйдет ли с поля во град, из многолюдства в дом свой, и в самое уединенное место, скорбь за ним следует повсюду. Больше ему уже некуда обратиться, как только во внутреннюю клеть свою; но если и там смущение, дым неправды, пламень беззакония, то он и там не может успокоиться. Куда он не побежит, везде находит своего мучителя, ибо от самого себя куда может скрыться? Куда ни пойдет, всюду влечет за собою самого себя, и куда таковым ни повлечет себя, везде мучит себя (Бл. Августин. Толков. на 45 пс.). Какое сердце снесет эти мучения, которые уже суть предвозвестники и начатки вечных мук? Как у древних Римлян каждый осужденный на крестную казнь должен был нести свой крест, на котором ожидала его мучительная смерть: так и на грешников Господь возложил крест собственной их совести, чтобы чрез него они уже здесь испытывали казнь, прежде нежели подвергнутся вечной казни. Сочтешь ли теперь, Ставрофила, блаженными тех, кои окружены богатством, могуществом и наслаждениями? Поистине они далеки от блаженства, ибо мучитель, т. е. совесть их повседневно уязвляет и терзает их сердце, и неза-метно влечет их к вечной смерти.

    Оглавление    ГЛАВА 12. Сластолюбцы, сребролюбцы, славолюбцы и царедворцы имеют свой крест

   Выслушав слово Ангела, Ставрофила воззвала к Господу: «жалостен этот крест нераскаянных грешников! Умилосердись, милостивый Господи, не попусти мне испытать сей крест».
   АНГЕЛ. Не на одних только нераскаянных грешников, но и на всех вообще возлагаются свои кресты. Ибо на земле никого нет и не будет без страданий; во всяком состоянии человеческой жизни есть то, чего не испытавшие не знают, а испытавшие страшатся. Хочешь ли слышать достовернейшого свидетеля сей истины? Царь Соломон, испытавши всякое благополучие и все наслаждения и радости жизни сей, так наконец о них сказал: «Видел я все дела, какие делаются под солнцем, и вот, всё-суета и томление духа!» (Екклес.1, 14). Во всем есть нечто такое, что причиняет человеку скорбь и страдание.
   СТАВРОФИЛА. Это выше моего разумения. Признаюсь, я с трудом постигаю это; и потому прошу тебя, продолжай объяснять мне сию истину.
   АНГЕЛ. Внимай! «Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1Ин.2, 16); ибо миролюбцы ищут или плотских наслаждений, или богатства, или чести и славы. Телесные же наслаждения содержат в себе более горечи, нежели сладости, как о семь некто и из мирских мудрецов справедливо сказал: „нет язвы пагубнее плотской страсти: чем сильнее она, тем более помрачает свет душевный".
   СТАВРОФИЛА. И зачем же люди называют все это наслаждением, если в сем мало сладости, а много горечи?
   АНГЕЛ. Так велико заблуждение людей, что они называют наслаждением то, в чем нет никакой сладости. Не так быстрое течение рек подмывает берега, как телесные наслаждения разрушают самое основание человеческого здоровья. Войди во врачебницу: там узнаешь, какие причины всех болезней. Врачи говорят, что умеренное употребление простой пищи есть мать здравия, а пресыщение различными снедями производит многие болезни, иногда и неисцельные: болезни ног, тяжесть головы, головокружение, страдание и трясение рук, и многие другие недуги. Вот непременные следствия пресыщения! И не одни телесные недуги рождаются от плотоугодия, но и душевные: златолюбие, сластолюбие, печаль, уныние, и прочие неразумные страсти оттуда имеют начало. И ничем не лучше бессловесных животных бывают люди, угождающие чреву (Св. Иоанн Златоуст, бес.54 и 55 к Антиох.). Не говорю уже о сладострастии, которое губит лучший возраст жизни, и порабощенных оному подвергает бесчестию, и равно вредит душе и телу. Известно, что «блудник грешит против собственного тела» (1Кор. 6, 18).
   СТАВРОФИЛА. Приятно мне узнавать, сколько страданий от наслаждений и страстей, дабы мне чрез это, как надеюсь, возненавидеть наслаждения.
   АНГЕЛ. Благоразумно сделаешь. Ибо что прочного в них? Поистине горьки эти сладости мира, которых люди ищут с великими заботами, а, достигши оных, мучатся раскаянием, и которые вкушающим их причиняют несносные телесные страдания. Всякое телесное наслаждение имеет свойство уязвлять того, кто предается ему. Оно подобно пчеле, которая, доставляя сладкий мед, острым жалом уязвляет человека. Таковы мучения страдальцев плоти и мира!
   СТАВРОФИЛА. Желаю знать, есть ли и в богатстве такой же крест и страдание?
   АНГЕЛ. Не сомневайся в этом. Богатство преимущественно названо в Евангелии «тернием» (Мф.13, 22). Ибо как терние уязвляет и причиняет боль, так и богатство снискивается многими трудами, и хранится с большим страхом; а потеря оного соединена с великим страданием. Отсюда жалкое мученичество богатого, душу которого постоянно снедают заботы. Пес ли залает, сребролюбец думает, что пришел вор; зашелестит ли мышь, сердце его забьется от страха. Он подозревает и малого отрока; на возрастных чад своих смотрит как на врагов, подозревая, что они уже ждут наследства (Василий Великий). Смотри, какие страдания переносят сребролюбцы. Во время плавания по морю они претерпевают жестокие бури, и так как в них пылает огнь любостяжания, то они не страшатся никакого холода, носятся по воле ветров, возносятся и низвергаются волнами. Испытывая великие опасности, которые приближают их к смерти, сребролюбцы по справедливости могут вопиять к злату: «тебе ради умерщвляемся весь день». Даже и ночью не имеют покоя; ибо забота о прибыли прогоняет самый сон, так что они поистине могут говорить: кто нас разлучит от любви к злата? ни скорбь, ни теснота, ни гонение (Бл. Августин, Сл.50).
   СТАВРОФИЛА. Мучение сребролюбца похоже на истинное мученичество, но в том далеко отстоит от него, что не только остается без воздаяния, но, как думаю, сопряжено и с великою пагубою для души.
   АНГЕЛ. Поистине это так. Ибо «желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть» диавола (1Тим.6, 9). «Ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие» (Лук.18, 25). Посмотри, как страдания и мучения сребролюбивого имеют некоторое подобие адских мучений. Окруженные сокровищами, они часто истаивают от глада, снедаются заботами, мучатся желанием, и собирая богатство как бы в разодранный мех, сокрушаются ежедневным и тщетным трудом.
   СТАВРОФИЛА. Не напрасно же возвещено в Евангелии страшное горе богатым (Лук. 6, 24 и далее), если и в нынешнем и в будущем веке таково состояние их.
   АНГЕЛ. Теперь скажу тебе и о тех, которые предают себя в рабство славе и почестям морским, и у которых также свой крест, свои мучения. Ибо желая достигнуть почестей и достоинств, они не ленятся и не стыдятся претерпевать все, что отягчает их душу и тело, и переносить всякое уничижение, лишь бы приобрести желаемое. О горе! Сколько трудов и печали для снискания чести и достоинств! Честолюбивый, чтобы властвовать над другими, прежде сам делается рабом, и унижается пред людьми, чтобы достигнуть чести. Труден путь к высоким достоинствам. Честолюбие часто делает насилие самой природе. Если же кто не получает желаемой чести, как он томится и страдает! Аман пришел в великий гнев от того, что Мардохей, сидя при вратах царских, не встал и не поклонился ему. Он забыл и милости царские и все почести и богатство свое: «Но всего этого не довольно для меня, говорил он, доколе я вижу Мардохея Иудеянина сидящим у ворот царских» (Есф.5, 13). Это ничтожное обстоятельство так уяз-вило его сердце, что он велел приготовить виселицу, чтобы на ней повесить Мардохея. Как речь коснулась царских чертогов, то войдем и туда, и посмотрим, сколько и там многоразличных крестов. Народ с завистью смотрит на царедворцев, не понимая, скольким они подвержены бывают опасностям. Как плавающее по морям страшатся волнения, так и служащие при дворцах царских всегда ожидают перемен, и по царскому мановению они бывают то счастливы, то несчастны. Как много было временщиков, кои потом соделались презренными для людей, и бедственною переменою своего положения возбуждали сожаление даже в самых врагах своих! И вообще все гонящиеся за мирскими почестями подвергаются разным бедствиям и переносят великие и многоразличные труды, которыми бы они заслужили славу мученичества, если бы все это терпели ради Бога. А теперь они мученики мира, и суетными трудами и огорчениями готовят себе ад. Теперь видишь, свободны ли от крестов служители мира. Напротив они страдают ради мира и временной славы гораздо более, чем другие ради Бога и вечного своего спасения.

    Оглавление    ГЛАВА 13. Жизнь супружеская имеет свой крест

   «Не все еще кресты мирских людей изъяснил я тебе, - продолжал Ангел Господень, - не сказал еще о супружеской жизни, на которую, как проливной дождь, изливаются печали, заботы и страдания. Ибо верно и твердо слово, изреченное Св. Апостолом: «если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит. Но таковые будут иметь скорби по плоти» (1Кор. 7, 28).
   СТАВРОФИЛА. Что же это такое? Я неопытная думала, что брачная жизнь по крайней мере плоти доставляет отраду; но если в супружестве бывает скорбь и для плоти, для которой в нем казалось должны бы быть одни радости, то зачем и в брак вступают? Что привлекает людей к супружеству, когда в нем скорби для души и для плоти (Бл. Иероним в кн. Против Иовин)?
   АНГЕЛ. Так. Ибо что считается в супружестве самым утешительным, то самое растворено горечью. Между благами супружеской жизни почитается неразрывность, по сказанному: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф.19, 6); но таким образом и оковы, и узы должны почитаться благом, ибо супружество—те же оковы. Посему Апостол Павел говорит: «Жена связана законом, доколе жив муж ее», а равно и о муже: «Соединен ли ты с женой? не ищи развода» (1Кор.7, 39, 27). Как бежавшие рабы, кроме того, что скованы каждый порознь, связаны еще и один с другим, дабы вместе скованные, они по необходимости следовали друг за другом, и не могли отделиться один от другого: так связаны и души супругов, каждый из них, имея заботу о самом себе, в тоже время утесняем бывает другою заботою, наложенною на каждого союзом супружества, что отягощает их более всяких оков, и отнимает у супругов свободу тем самым, что никто из них ни в каком случае не самовластен, а власть их разделена между обоими. И как велико это рабство! Раб, собравши серебро, достаточное для уплаты той цены, за которую куплен, часто может сделаться свободным; но муж, как бы зла не была его жена, должен терпеть рабство, и не имеет никаких средств избавиться от ее власти и получить свободу (Св. Иоанн Златоуст. Слово о девстве). Так же точно и жена, покупая себе за приданое мужа господина, из свободной делается рабою, и ради кратковременного наслаждения лишается природной своей свободы, и чрез супружество отворяет себе дверь невыразимых страданий и непрестанных скорбей (Василий Великий об истинном девстве).
   СТАВРОФИЛА. Но так как эти оковы общие, то супруги взаимно друг другу помогают, и тяжесть, разделенная между двоими, бывает легче.
   АНГЕЛ. Напротив, супруги делают друг для друга общее иго более тяжким. Доброго ли и кроткого мужа имеет жена: она постоянно боится, как бы он не умер, и страшась вдовства, испытывает уже печаль и страдание, и как в присутствии его, так и в отсутствии постоянно носит в сердце своем заботу, как бы с ним чего не случилось. Если же напротив муж суровый и жестокий, то вся жизнь для жены бывает мучением. И так как она не может желать ни того, ни другого, то есть ни смерти мужа по трудности положения вдов, ни продолжения его жизни по неудобству и тяжести сожительства, то она мучится сугубою и неизбежною скорбью и жестокими страданиями.
   СТАВРОФИЛА. Счастливее кажется жизнь мужей, которая не подвержена таким бедам.
   АНГЕЛ. Не много лучше их состояние, потому что они принимают на себя все заботы о содержание се-мейства. Некто сказал: „если бы мне дано было другое тело такое же, как мое, требующее такой же заботы о пропитании и сохранении его здоровья, о чести, славе и добром имени, я и жить бы не мог". И потому несомненно, что хотя жена бывает и очень любима своим мужем, однако как любовью, так и страданием причиняет ему столько же забот, сколько он имеет и сам о себе. Размысли при этом, что нрав жен по большей части бывает сварлив, и если какая из них бывает не такова, то это редкость. Тогда ты поймешь, что вся жизнь мужа бывает одно страдание. «Лучше жить в земле пустынной, нежели с женою сварливою и сердитою» (Притч. 21, 19). «Непрестанная капель в дождливый день и сварливая жена - равны» (Притч. 27, 15). «Соглашусь лучше жить со львом и драконом, нежели жить со злою женою» (Сирах.25,18). И это все сказано не о прелюбодейце и блуднице, а о жене законной. Всю жизнь, день и ночь, провождать с такою женою не то же ли самое, что непрестанно валяться в тернии, и так неразрывно сплестись с ним, что освободиться от него возможно одною только смертью?
   СТАВРОФИЛА. Но не всякому попадается такая жена: есть жены добрые, кроткие и молчаливые.
   АНГЕЛ. Если и есть такие, то он очень редки. Поверь Соломону, у которого было множество жен; он сказал: «Мужчину одного из тысячи я нашел, а женщину между всеми ими не нашел» (Еккл.7, 28), как бы так говорил: из тысячи едва нашел я одного доброго и простого человека, а жены не нашел ни одной.
   СТАВРОФИЛА. По крайней мере, супруги находят некоторое утешение в детях своих, в которых видя как бы самих себя, нежно любят их и о радостью воспитывают их.
   АНГЕЛ. Но дети только умножают скорби родителей. Сколько детей, столько крестов. Родилось ли дитя женского пола: муж негодует, почему не родилось дитя мужеского пола. Родилось ли и мужеского пола; но родившееся дитя уродливо. Будут ли дети красивы, о красивых предстоит более тяжкая забота. Отняты ли они от сосцов, наступили заботы о воспитании. Когда они здоровы, боязнь о том, чтобы не умерли. Когда умрут, скорбь за безчадие. А если не умрут, то тягчайшая забота о живых: откуда взять средства на воспитание и образование детей, как устроить их брачный союз, как достать им дорогие одежды, как разделить каждому рабов, что выделить из имущества старшему, как успокоить зависть младшего (Св. Иоанна Златоуста. Слово о Св. Фекле).
   СТАВРОФИЛА. Удивительно! В чем родители надеются иметь опору в старости и утешение в скорбях, то самое становится для них источником слез.
   АНГЕЛ. Да! Рождаются ли дети или не рождаются, остаются ли в живых или умирают, они одинаково приносить печаль родителям. У одного много детей, но кормить их нечем; а другой не имеет наследника своему имению, которое собрал с великим трудом. И так самое счастье тому и другому причиняет скорбь, ибо каждый из них желает получить то, от чего другой страдает. У одного похитила смерть кроткого и любимого сына, а у другого жив сын распутный, и потому оба достойны сострадания, когда один оплакивает смерть сына, а другой—жизнь (Григорий Нисский, О девстве, гл. 13). А мать не мучится ли душою о каждом рождающемся чаде, и к настоящим скорбям ее не прибавляется ли всегда забота о будущем? Потом по рождении детей, если они выйдут добрые, то разлучаясь с ними, она страдает более нежели при самом рождении их; если, же окажутся дурными, то чрез них терпит большое поругание нежели когда бы оставалась неплодною. Случается, что вступив в супружество, она вскоре лишится мужа, не испытав вышеисчисленных скорбей; тогда она, не имевши чад и впавши во вдовство, бывает ни жена, ни дева, ни мать; и потерявши таким образом вдруг все, что считается в супружестве радостным, она за кратковременное наслаждение невозвратно уже погубила цвет девства, и испытала супружескую жизнь лишь для того, чтобы только познать тяжесть вдовства. Если же у вдовы останутся осиротелые дети, то они постоянно возобновляют ее печаль о потере мужа, образ коего она в них видит; и так она всегда в слезах, всегда в рыданиях, всегда в заботе о воспитании детей, и не находит никакого утешения в постигшем ее несчастье. Наконец она беззащитна пред ближними своими, пред рабами, пред наставниками детей, пред самыми детьми своими, когда они достигнут зрелого возраста, одним словом пред всеми, кто захочет ее обидеть, и жизнь ее для всех представляет плачевное зрелище страдания и сетования. Ради краткости умолчу о множестве других страданий, которым подвергаются вступившие в супружество.
   СТАВРОФИЛА. Если такова жизнь вступающих в брак, «то лучше не жениться» (Мф.19, 10). Ибо что другое супружеская жизнь для супругов, как не иго?
   АНГЕЛ. «Не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф.19, 11): но блаженны, «которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного» (Мф.19, 12). Не напрасно Господь Иисус Христос, когда нес крест Свой, говорил дщерям Иерусалимским: «ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы неродившие, и сосцы непитавшие!» (Луки 23, 29).
   СТАВРОФИЛА. Истинно, трикраты «Блаженна неплодная неосквернившаяся, которая не познала беззаконного ложа; она получит плод при воздаянии святых душ» (Премудр. Сол. 3, 13).

    Оглавление    ГЛАВА 14. Отвержение себя—лучшее приготовление к несению креста («Отвергнись себя, и возьми крест свой» (Лук. 9, 23))

   Ангел Господень продолжал: «достаточно я описал тебе кресты мирских людей, и ты сама уже отчасти можешь понять, что сестры твои не столько уклонились от креста, сколько променяли крест легкий и непродолжительный на тягостнейший и должайший, за который не только не получат награды, но и подвергнутся вечной казни. Оставив же их, следует теперь совершеннее наставить тебя к воспринято креста.
   СТАВРОФИЛА. Ничего не может быть отраднее этого для меня. Ибо хотя я и готова воспринять крест, однако, не знаю, какой-то страх наполняет сердце мое, и сама вижу, что еще нуждаюсь в утверждении.
   АНГЕЛ. Не без приготовления человек вводится на путь крестный. Не сказал ли Господь: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой» (Лук. 9, 23)? Хотя по-видимому здесь говорится об одном, но разумеются три действия: отвержение себя самого, взятие креста своего, и последование Христу (Св. Иоанна Златоуст, бесед. 55 на Матф.). Итак, первое необходимое условие для крестоносца отвержение самого себя, без которого никто не может воспринять креста, а если и воспримет, не может с постоянством понести. Всем, кто хочет последовать Господу Иисусу Христу, Он прежде всего повелел оставить все: «кто не отрешится от всего, что имеет,- сказал Он, - не может быть Моим учеником» (Лук.14, 33). Но говоря об отвержении всего, Господь не исключил из сего и самого человека, т. е. Он хочет, чтобы человек о ставил не только все свое, и себя самого, и чтобы яснее это выразить, сказал: «да отвержется себя» самого. Не так трудно для человека оставить свою собственность, как оставить самого себя; и всякому легче отказаться от того, что он имеет, нежели от того, что он есть (Св.Григорий Двоесл. Бес.23 на Еванг.).
   СТАВРОФИЛА. Но как понять это, чтобы человек отвергся себя самого? Как перед самим собою отказаться от самого себя, когда сознание не позволяет человеку думать о самом себе, что он не существует, или что он не тот человек, каков в действительности? Это отречение похоже на то, как если бы кому сказали: ты Лука, а он, будучи Лукою, отвечал бы: нет, я не Лука; перед другим это отречение от себя, может быть, имело бы силу, но не пред собою. Как же разуметь это: «да отвержется себя» самого? Кто и куда от себя самого уйдет, или кто и как себя самого может оставить?
   АНГЕЛ. Ты еще мало причастна истинному свету разума. Внимай! Иное человек падший в грех, и иное, каким был создан; иное по тому, что он творит, и иное, как он был сотворен. Человек оставляет себя самого, когда чрез покаяние соделывает себя иным; оставляет ветхого человека, то есть, каким сам себя сделал чрез грех, и становится таким, каким сотворен по благодати. Например, если кто был горд, а потом обратился и возлюбил смирение, то он оставил себя. Если сластолюбивый обратился к жизни воздержной, то он отвергся себя. Если сребролюбец перестал собирать сокровища, и похищавший прежде чужое начал раздавать и свое, тот поистине оставил самого себя. Хотя по природе он тот же самый, но не тот в отношении ко греху. И потому сказано: «Коснись нечестивых несчастие - и нет их» (Притч. 12, 7). Нечестивые обратившиеся от нечестия исчезают не потому, что перестают существовать, а потому, что уже не пребывают в нечестии (Св.Григорий Двоесл. Бес.32 на Еванг.). И так человек отвергается себя самого, когда удаляется от всего, чем прежде был по ветхому человеку, и тщательно стремится к тому, к чему призван по обновление, как говорит Апостол: «совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его» (Колосс. 3, 9, 10).
   СТАВРОФИЛА. Это выше моего разумения, и думаю, что немногие постигают сие.
   АНГЕЛ. В примерах для тебя это будет понятнее. Один юноша, желая избавиться от преступной любви к некоторой блуднице, удалился в дальнюю сторону. Когда там любовь эта угасла в нем, он возвратился назад, и встретившись с прежнею возлюбленною, не обратил на нее никакого внимания. Удивившись этому, она подумала, что он ее не узнал, и подошедши к нему, сказала: я такая-то. «Но я уже не тот», - ответствовал юноша, и удалился от нее (Св. Амвросия Медиол. О покаянии, кн.2, гл.10). Подобным образом разумей и то, как отвергался самого себя Апостол Павел, который говорил: «и уже не я живу» (Гал.2, 20). Он умер, как лютый гонитель христианства, и начал жить, как ревностный проповедник Христа; если бы он оставался тем, чем был, то не был бы Апостолом. Но пусть тот же Апостол, который говорит, что он не живет, объяснит, каким же образом он громко возвещает учение истины? Он тотчас присовокупляет: «но живет во мне Христос». Как бы так говорит он: я умер для себя самого, потому что не живу по плоти, но не умер по существу, ибо живу духовно во Христе (Св. Григор. Двоесл. бесед. 32 на Еванг.). Отвергся себя и тот инок, живший в пустыне, который родному своему брату, когда тот пришел просить от него вещественного пособия, отвечал: поди к другому нашему брату (уже умершему). Удивляясь его ответу, пришедший сказал, что тот брат уже умер. На это пустынножитель ему ответствовал: и я также умер. И действительно он был мертв для мира и сродников, а жил только для Бога. И сие-то есть, о чем Св. Апостол всем в назидание говорит: «Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего» (2Кор.5, 15). И так каждый должен умереть для себя, чтобы жить для Господа; потому что кто не удаляется от самого себя, тот не может достигнуть того, что превыше его. Так овощные растения и деревья пересаживаются для того, чтобы усовершенствовались, и, так сказать, искореняются для того, чтобы дали больший рост. Так и семена растений, смешиваясь с землею, умирают, чтобы ожить потом в обновленной жизни и плодоносии; и лишаясь по-видимому того, что в них было, они чрез это самое начинают проявлять то, чего в них не было прежде (Св. Григор. Двоесл. Там же).
   СТАВРОФИЛА. Ты вразумляешь меня в сей истине так ясно, что я как бы руками осязаю ее теперь.
   АНГЕЛ. Но я еще яснее и полнее изложу тебе учение о самоотвержении, так как ты внимательно слу-шаешь меня, и учение это весьма благопотребно. Если ты понимаешь, что значит отречься самого себя. Отрекающихся другого, например, брата или раба, или кого иного, хотя бы и видел, что его бьют, или вяжут, или ведут на казнь, или как либо мучат, не заступается, не защищает, не соболезнует, не принимает в нем никакого участия, как бы совершенно ему чужой. Так и Господь хочет, чтобы ты не жалела своей плоти: бьют ли тебя, гонят ли, жгут ли, или другое что терпишь, не жалей себя, и переноси все это так, как бы терпел другой кто-либо, и даже враг твой (Св. Иоанн Златоуст, бесед. 55 на Матфея).
   СТАВРОФИЛА. Но подобный человек был бы совершенно бесчувственный и мертвый. Не знаю, как возмогу я быть к себе самой столь жестокою, когда сильно сострадаю бедствию и других?
   АНГЕЛ. Господь и не требует, чтобы человек был бесчувствен или жесток к себе, а хочет умерщвления человеческих страстей, отрицания похотей плотских: хочет, чтобы ты немного заботилась о своей плоти и крови; ибо пред Ним погрешительна и самая любовь родителей к детям и детей к родителям, если она противна Богу. «Кто любит отца или мать более, нежели Меня, - сказал Он в Евангелия, - не достоин Меня» (Мф.10, 37). Мало этого, ради Бога должно возненавидеть и самую жизнь и душу свою. Апостол Петр возлюбил душу свою более Господа, когда побоялся подвергнуть себя опасности, и потому трижды отрекся Христа; а если бы возлюбил Его, то без сомнения отрекся бы себя. И сам Господь Иисус Христос не отвергся ли Себя, когда, будучи единородным Сыном Преблагословенной Девы Матери, сказал ей, как чужой: «что Мне и Тебе, Жено?» (Ин.2, 4)? Не оскорбить этим Он хотел ее благоговейную материнскую любовь, но вразумить вас, что заботы о плотских родителях и нужды сродников никак не должны препятствовать вам в деле Богоугождения. И потому-то, когда однажды сказали Господу: «вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою, Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои?» (Мф.12, 47, 48)?—Господь говорил это не в обиду любви материнской, как бы отказываясь от повиновения ей, и не из пренебрежения братьями, но показывая сим, что проповедание таин Отца для Него выше желания Матери, и что дело духовное должно предпочитать плотскому родству.
   СТАВРОФИЛА. Радуюсь, что в Господе Иисусе Христе нахожу не только наставника, но и образец самоотвержения. Ради имени Его иго это воистину будет мне и легчайшим и любезнейшим.
   АНГЕЛ. И Авраам не отвергся ли себя, когда, забыв чувство отеческой любви, решился заклать, по повелению Божию, возлюбленного и единородного своего сына? Не похвалены ли Левиты, когда они, воспламенясь ревностью, за поклонение тельцу, без разбора лиц, побивали «каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего» (Исход. 32, 27), «говорит об отце своем и матери своей: `я на них не смотрю', и братьев своих не признает, и сыновей своих не знает» (Второзак.33, 9). Если от исполнения воли Божией будет удерживать тебя мать, разодрав свою одежду, с распущенными власами и обнаженною грудью, питавшею тебя; если на пороге храмины твоей возляжет отец, переступи чрез него без слез, и беги под знамение креста Христова. Любовь к Богу требует быть немилостивым в подобном случае (Блаж. Иерон. Посл. 1 к Илиодору). Если с одной стороны влечет тебя плоть и чувственность, а с другой прельщает мир, друзья и сродники, дерзновенно скажи им: «не знаю вас». Или если с какой либо стороны помыслы ветхого человека будут запинать тебя, говори им: «не знаю вас». Всем внушениям вашим я охотно соизволяла, когда я была властна над собою; а ныне приобрел меня Христос ценою крови Своей; я не своя, и не могу уже исполнять свою волю, но следую воле Того, Кому принадлежу.
   СТАВРОФИЛА. Уповаю, что благодатью Божиею я исполню так, как ты говоришь. Но недостаточно ли я теперь наставлена к понесению креста?
   АНГЕЛ. Достаточно, если всем сим благоразумно воспользуешься, и с рассуждением все это приведешь в исполнение.
   СТАВРОФИЛА. Но как должна я поступить, чтобы исполнить это?
   АНГЕЛ. Человек, как ты знаешь, состоит из двух весьма различных частей, тела и души; но той и другой части должно отвергнуться себя, иначе очень неудобно будет нести крест. Прежде всего необходимо, чтобы ты далеко от себя отринула ближайшую твою госпожу, чувственность, госпожу миролюбивую, непостоянную, плотяную, непрестанно влекущую тебя к угождению плоти и суетам мира. Она виновница всякого чувственного наслаждения, коим наипаче уловляется человек; она всегда предлагает ему греховные предметы, представляя привле-кательное для взора, усладительное для обоняния, утешительное для слуха, обольстительное для осязания, и этими прельщениями старается привлекать ко греху. Если всего этого ты вскоре не отринешь от себя, то совратишься с пути крестного, и уклонишься на путь греховный. Прелестница эта представит тебе удовольствия и почести, в которых пребывают отроковицы мира сего, которыми и ты можешь наслаждаться по желанию своему: но если ты тотчас же не отвратишь очей твоих, да не видят суеты, то скоро отвергнешь крест, и пойдешь в след подруг твоих. Потом ветхий твой человек будет представлять тебе соблазн креста и насмешки дщерей Вавилонских, но ты заткни уши твои от гласа льстивых слов их, и будь, «как человек, который не слышит и не имеет в устах своих ответа» (Пс.37, 15). Плотское мудрование будет представлять тебе, что крест очень тяжел и неприятен, но ты «по слову уст» Господних, сохрани «себя от путей притеснителя» (Пс.16, 4), и отвергнув угождение плоти, восприми тяжесть креста. «Подлинно суетны по природе все люди, у которых не было ведения о Боге» (Премудр.Сол.13, 1).
   СТАВРОФИЛА. Наставленная тобою, я теперь буду более внимать себе и тщательнее блюстись от льсти-вой этой госпожи, которой прежде угождала.
   АНГЕЛ. И благо тебе будет, но этого еще недостаточно. Должно еще умертвить душевного человека, т. е. отречься памяти, разума и воли. Отрекись памяти, которая, как на дщицах, содержит в себе различные начертания предметов бесполезных и суетных, возбуждающие ум к размышлению о них, а волю к желанию оных. И так изгладь из памяти твоей все льстивые изображения благополучия мирского; иначе недолго пребудешь на пути крестном. Свет внутренних очей, т. е. разум покори служению Святого креста, и не следуй собственному своему разумению: «потому что плотские помышления суть вражда против Бога» (Рим.8,7), оно завлечет тебя во многие соблазны. Обманчивое воображение представит тебе крест большим и тягчайшим, нежели каков он на самом деле, от чего ты будешь всегда печальна и нетерпелива. Кичливый разум будет представлять, что тебе приличнее нести крест другой, а возложенный на тебя; но ты отвергни все это, и «все, что ни приключится тебе, принимай охотно, и в превратностях твоего уничижения будь долготерпелив» (Сирах.2, 4). Наконец, отрекись и от воли твоей; ибо она, увлекаясь в разные стороны своими пожеланиями, любовью, печалью, весельем или гневом, будет покушаться свернуть иго креста; но ты взирая на образ Сына Божия, всегда отрекайся своей воли, и имей в сердце и в устах твоих слова Христовы: «не Моя воля», Господи, «но Твоя да будет» (Лук. 22, 42). И так «о сем заботься, в сем пребывай» (1Тим.4,15).

    Оглавление    ГЛАВА 15.

   Выслушав это, Ставрофила начала приуготовляться к возвращению домой.
   «Приношу тебе благодарение, - сказала она Ангелу, - что ты научил меня пути спасения. Теперь время мне уже идти домой, куда прежде меня возвратились сестры; и я боюсь, не огорчился ли на меня отец мой, что я замедлила и не возвратилась вместе с ними».
   АНГЕЛ. Если это будет, то вот тебе и случай, с чего начать крестный путь, и поверь мне, ты окажешься неготовою к понесению креста, если не снесешь отеческих слов. И так иди с миром, и если желаешь не только поучаться пути крестному, но и шествовать по нему, то чрез несколько времени приходи опять сюда, да восприимешь крест, и последуешь Христу Господу.
   СТАВРОФИЛА. Приложу к этому все мое усердие. Но наставь меня, в чем упражняться мне в это время и какими поученьями приуготовлять сердце свое к несению креста?
   АНГЕЛ. Когда ты войдешь во врата городские, увидишь там монастырь крестоносцев. Войди туда, и испроси себе у настоятеля правило для чтения и молитвы, и упражняйся в том, что он тебе назначить.
   Ставрофила поступила так, как ей было повелено: испросивши от настоятеля обители наставления, она с радостью возвратилась в дом родительский, и прилежно начала упражняться в чтении и молитве. Вскоре однако упражнение в одном и том же как бы наскучило ей, и она стала впадать в уныние и нерадение, и уже исполняла назначенные ей правила только по обычаю и без внимания. Любовь к крестной жизни день ото дня угасала в ее сердце. Наконец она совсем оставила назначенные ей благочестивые упражнения, и чему научилась от Ангела, стала предавать забвению.

    Оглавление   
Часть 2. О том, как проходить путь Креста


    Оглавление    ГЛАВА 1. Крест должно подъять без отлагательства

   Приближалось назначенное время, в которое Ставрофила должна была воспринять на себя легкое бремя креста, и начать путь спасения. Но вот непостоянство человеческое: она уже устрашилась тягости креста и продолжительности пути крестного, так что едва не решилась нарушить свое обещание, и не приходить в назначенное ей место. Так то удобопреклонна воля людей: сначала усердно дают обещания, а потом едва с неохотою и нерадением исполняют то, что обещали, или вовсе не исполняют.
   «Дух бодр, плоть же немощна» (Мф.26, 41), и сколько первый жаждет спасения, столько последняя противится ему. Разительный пример того мы видим в Апостоле Петре. От сердца, исполненного любовью к Господу, он мужественно говорил: «Господи! с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти» (Лук. 22, 33); и: «если и все соблазнятся, но не я» (Марк. 14, 29). Но прошло немного часов и он на слова рабыни начал божиться и клясться что не знает «человека сего». Так и Ставрофила когда пресладостно беседовала с Ангелом Господним, и внимала из уст глаголам жизни вечной, то с горячим усердием жаждала креста, и ничего отраднее не находила, как чрез терпение скорбей быть общницею страданий Христовых. А когда, пребывая опять с дщерями мира, вкусила сладкого яда мирских утех, то уже уныло и неусердно думала о пути креста, и едва не раскаялась в своем обещании. Между тем, возбуждаясь святостью обета, она не надеялась иметь покоя от мучительницы совести, если не устоит в своем намерении. И так она пошла, плача и сетуя, с одной стороны о разлуке с подругами юности, с другой от страха тесного и тяжкого пути. Идя в назначенное место, она часто воздыхала из глубины своего сердца, и, наконец, вручила себя Господу. Не удалился же от нее некий светлый луч благодати, день ото дня более и более озарявший душу ее небесным светом. Когда приблизилась она к известно месту, и стала обращать взор свой туда и сюда, явился ей Ангел Божий, и так начал вещать ей: „хорошо ты сделала, Ставрофила, что оставила граждан Вавилона, исполнила обещание свое, и расторгнув обольстительные преграды мира, не ужаснулась прибегнуть под спасительное знамение креста. Я видел сети, которые распростерты были пред тобою; но благодать Божия сделала то, что ты избежала их; «се ныне время благоприятно, се ныне день спасения». Ныне, говорю, время воспринять крест и последовать Господу Иисусу Христу. Всякий желающий во царствии небесном последовать «за Агнцем, куда бы Он ни пошел» (Откр.14, 4), без отлагательства должен взять крест, и идти вслед предходящего Спасителя своего.
   На Ставрофилу, подавленную страхом, немного подействовали сии слова Ангела. Сильно трепетало сердце ее при одном напоминания о кресте. Как вступающие в войну, если сознают свое бессилие, обыкновенно спешат заключить перемирие: так и она, не имея возможности совершенно уклониться от креста, желала, по крайней мере, отложить его на время.
   «Позволь мне, умоляю тебя, - говорила она Ангелу, - хотя еще несколько времени насладиться миром и молодостью, а не сейчас вступить на тяжкий путь скорбей. Я еще так молода, не имею ни твердости душевной, ни крепости телесной. Возмужавши и укрепившись в силах, я с большею готовностью приму на себя бремя крестное. Я не отрицаюсь от него, но умоляю только, благоволи отложить его на некоторое время».
   Ангел как бы с гневом сказал: «зачем так говоришь, Ставрофила? Удивляюсь, как ты скоро оставила добрый путь, путь спасения, тебе показанный. О несмысленная, «кто» тебя «прельстил … не покоряться» слову «истины» (Гал.3, 1), слышанному из уст моих? Зачем с пагубным замедлением откладываешь дело твоего спасения на будущее время? Разве ты не слышала Писаная: «не медли обратиться к Господу и не откладывай со дня на день: ибо внезапно найдет гнев Господа, и ты погибнешь во время отмщения» (Сирах.5, 8, 9). Справедливо ли миру отдавать юные лета, а Богу немощную старость, миру всю жизнь и крепость сил, а Богу посвятить плоть дряхлую и изнуренную страстями (Св. Григор. Богосл. Слово на Крещение). Какая тебе будет похвала, если тело, приученное к неизнеженной жизни и утружденное старостью, посвятишь молитве, трудам и подвигам? Где борьба и многотрудный подвиг, там только и венец, который немногие обретают, и не все получают, вступившие на поприще брани (Св. Амвросия Медиол. на Пс.118). Не стыдно ли тебе лучшую пору жизни оставлять для себя, а для доброго намеренья и для крестоношения назначить такое время, которое ни на что употребить нельзя? Поздно тогда начинать жизнь, когда нужно ее кончить».
   СТАВРОФИЛА. Прости меня, и не осуждай за прошение мое. Я желала отложить подвиг крестный не на последние дни старости моей, но на некоторые только годы.
   АНГЕЛ. Но кто их обещал тебе? Не кратки ли дни человека? «Человек, рожденный женою, краткодневен» (Иов. 14, 1); «человек не знает своего времени. Как рыбы попадаются в пагубную сеть, и как птицы запутываются в силках, так сыны человеческие уловляются в бедственное время, когда оно неожиданно находит на них» (Еккл.9,12). Если бы кто заранее знал о времени своего отшествия из мира, то мог бы часть жизни отдать миру и наслаждениям его, а другую определил бы кресту и покаянию; но Бог, обещавший крестоносцу небо и кающемуся прощенье, ленивому и непостоянному не обещал и завтрашнего дня. Неизвестно, на каком месте тебя ожидает смерть, и потому ты ев всяком месте ее ожидай.
   СТАВРОФИЛА. Но я еще молода, и желала бы дождаться более зрелого возраста.
   АНГЕЛ. Всякий возраст угоден Богу, но наиболее отрочество и юность. «Благо человеку, когда он несет иго в юности своей» (Плач Иерем.3, 27). Не только должно воспринять иго Господне, но и должно воспринять его с юности; а если поздно воспримешь, то вместо того, чтобы стяжавать благодать, должна будешь более приносить покаяние в прошедшей жизни (Св. Амвросия Медиол. Сл. 2 на Пс.118). Не лучше ли в благодарности взывать к Богу, нежели воспоминать грехопадения и говорить: «Грехов юности моей и преступлений моих не вспоминай;» (Пс.24, 7)? Это врачевание немощи, а то крепость спасения. Кто воспринимает крест по прошествии лет юношеских, тот сначала не имеет совершенного добра. Грехи сокрушают его, привычка грешить возмущает совесть, и вследствие бывших падений он бывает непостоянным. Такие должны долго подвизаться, дабы искоренить долговременные и закоснелые навыки. Ибо для них более имеет силы худшее да обычное, нежели лучшее да необычное (Блаж. Август. Исповедь. Кн. 8, гл. 11). Но Ты уже и не так молода; ты старшая из сестер и уже достигла совершеннолетия. Ты называешь себя слишком молодою; но пусть будет это и так. О если бы при этом ты еще была одною из тех, о коих сказано: «девицы любят тебя», Боже! (П. Песн. 1, 2). Если бы ты не словом только, но делом и истиною возлюбила Бога, то не отказывалась бы от крестоношения, а желала бы по возможности подражать своему возлюбленному Искупителю, о котором Псалмопевец говорил от лица Его: «Я несчастен и истаеваю с юности» (Пс.87, 16). Что может быть для тебя приличнее, как не уподобляться тому образу, который Он воспринял ради тебя? Сколько отроков и отроковиц, юношей и дев доброхотно восприняли, едва не от младенчества, прискорбнейший путь жизни, и крест, и умерщвление плоти! Сколько из них, не рассуждая о летах своих, решались венчаться венцами мученичества! Ты не можешь; отчего же они возмогли?
   Устыдилась сих слов Ставрофила, и в ней возгорелось некоторое желание подражать Господу.
   «О если бы благодать Божия, - говорила она, - и меня также коснулась; и помогла мне соделаться достойною содружества сих «девы с тимпанами» (Пс.67, 26), которые «распяли плоть со страстями и похотями» (Гал.5, 24), и умертвили «земные члены» (Колос. 3, 5)».
   АНГЕЛ. Благое это желание; но требуется дело, а не одни слова. Чтобы более утвердилось произвеление твое, да будет тебе известно, что гораздо полезнее для тебя воспринять крест в этих летах, нежели откладывать его на будущее и неизвестное время, и легче переносить то, к чему привыкнешь с юности. Это было объяснено некогда небесным видением, которое в утешение твое я расскажу тебе. Некоторый инок, по преставлении своем, однажды явился ночью брату и сподвижнику своему в великой светлости. Изведши его из келлии, он показал ему многочисленный сонм людей, озаренных неизреченным светом, облеченных в белые одежды. Все они шествовали, неся на плечах дивно украшенные кресты, и путь всех их был на небо. Немного времени спустя, последовал другой сонм мужей благолепнейший и осиянный большим светом, и каждый из них не на плечах, но в руках, держал пред собою крест, украшенный более прежних. Наконец шествовал третей светлейший лик юношей красоты неизреченной; кресты их и видом и красотою превосходили кресты прочих, и несены были не ими самими, а пред каждым из них Ангелом; юноши же в радости и веселии следовали за ними. Когда, удивляясь этому видению, брат недоумевал, явившийся инок сказал ему: «первые, коих ты видел, в старости восприняли крест иноческой жизни, вторые - в мужеских летах, а последние, которых ты видел столь радостными и светлыми, восприняли крест в юности своей». Что ты теперь думаешь, Ставрофила?
   СТАВРОФИЛА. Желала бы я быть хотя последнею между сими последними (т. е. в третьем лике). Со-вершено отвергаю отлагательство, о котором прежде просила, и всякая медленность мне теперь ненавистна. Ныне же начну с Божиею помощью. «Сия измена десницы Вышняго» (Пс.76, 11).

    Оглавление    ГЛАВА 2. Каждому должно нести свой крест, какой ниспосылается, а не по выбору. («И возьми крест свой» (Лук. 9, 23))

   Утвержденную в сем благом намерении, Ставрофилу Ангел Господень привел на такое место, где было сложено множество различных, крестов. Желая показать свое мужество, она поспешила взять крест, но малый, и как бы сделавши доброе дело, весело говорила: «больший да понесут сильнейшие меня, а для меня достаточно будет и этого».
   Тогда Ангел сказал ей: «Ставрофила! Ты при самом вступлении на путь уже претыкаешься. Так ли скоро забываешь, что недавно слышала?»
   СТАВРОФИЛА. А что же? Разве это не значит взять крест?
   АНГЕЛ. Значит; но не в том смысле, в каком поучал Господь Иисус Христос. Он не просто сказал: «и возьми крест», но прибавил к этому ясно «свой».
   СТАВРОФИЛА. А какой же мой крест? Разве не тот, который я выбрала из многих?
   АНГЕЛ. Нет. Здесь не дозволено всякому выбирать крест по своему произволу, но всякий должен ожидать креста от руки Господней.
   СТАВРОФИЛА. Согрешила! А я думала, что если уж необходимо избрать какое-либо зло, то лучше избирать меньшее. Если надобно нести крест, то и малого для меня довольно.
   АНГЕЛ. Великое зло считать крест злом. Это заблуждение плотоугодников и миролюбцев, которые достоинство каждой вещи измеряют, руководствуясь плотским мудрованием. Но ты укрепи себя верою и духовным разумом, и тогда креста никак не назовешь злом. Сними с очей своих покров мнений мира, и открытым взором воззри на начало и конец скорбей, тогда ясно увидишь, что крест и начало и конец имеет в добре. Начало креста и всякой скорби поистине от Бога, не только единого всесовершеннейшего Добра, но и Виновника, Главы и Источника всякого блага; а от Него не исходит никакое зло, поелику и Сам Он есть всеблагий. Его сила благотворящая и спасительная. Он никому не вредит; и Его высшее могущество в том, чтобы лишь благотворить. Конец креста, как я сказал, также есть добро, так как он всегда ведет к добру и к спасению, и есть прямой и верный путь к оному. И потому, каким же образом крест может быть злом, когда от него для человека высшее добро? Но да рассеется всякая тьма от очей твоих, возжем светильник веры. Веруешь ли, Ставрофила, что Господь Иисус Христос, истинный Сын Божий, истинно и пресущественно присутствует в Пресвятейшем Таинстве Евхаристии? Знаю, что веруешь; но скажи мне, почему ты непоколебимо в этом убеждена?
   СТАВРОФИЛА. Потому что Он, вечная истина, Сам благоволил это открыть, и пречистыми устами Своими изрек нам: «сие есть тело Мое, сия есть кровь Моя» (Мф.26, 26, 28).
   АНГЕЛ. Почему же скорби и кресты не считаешь ты благом, когда Он же сказал: «блаженны нищие духом; блаженны плачущие; блаженны изгнанные за правду» (Мф.5, 3. 4. 10)?
   Ставрофила молчала, или потому что соглашалась, или потому что не знала, что возразить.
   Ангел продолжал: а что же из сего следует? То, что если кресты и скорби составляют благо, то должно не отвергать их, а напротив желать, и из благ избирать не меньшее, а большее.
   СТАВРОФИЛА. Вижу, что истина; но кто же может | поступить так?
   АНГЕЛ. Дабы люди могли идти в след Господа; Иисуса Христа, Он предложил им образ в Самом себе. Когда благоволил родиться, Он имел ту же премудрость и силу, что и ныне, ибо Он есть Бояжия сила и Божия премудрость. В Его власти было избрать время для рождения какое угодно; и Он избрал прискорбнейшее, особенно для младенца и сына бедной матери, время зимнее. Его есть «вселенная и все, что наполняет ее» (Пс.49, 12); а Он избрал вертеп. «Небо – престол» Его, «земля-подножие ног» Его (Ис.66, 1); а Он вместо царского престола избрал тесные ясли. Но не было ли о Нем предсказано, что Он разумеет отвергнуть «худое и избирать доброе» (Ис.7, 15)? И так угождение плоти есть зло, а угнетение ее есть благо; ибо Господь избрал последнее, а первое Он еще во младенчестве заведомо отверг.
   СТАВРОФИЛА. Благой этот пример; но кто же этим путем может следовать за Господом? Кто, возненавидев все приятное в жизни, изберет одно сему противное?
   АНГЕЛ. Не знаешь ты, сколько Господь имел и имеет истинных любителей креста, мучеников и мучениц, преподобных мужей и жен, которые весьма были далеки от того, чтобы бояться креста или выбирать для себя наименьший крест, и в это жизни усердно желали быть причастниками страданий Господних и вместо утешений нести скорби.
   СТАВРОФИЛА. Но то были люди святые и совершенные, а я грешница и немощна.
   АНГЕЛ. Что же препятствует и тебе быть совершенною и святою? Разве они имели медную плоть и не были во всем тебе подобострастны? Однако я говорю не для того, чтобы подвигнуть тебя к высоте совершенства, а только чтобы ты не выбирала себе креста по своему произволу и не говорила с несовершенными: то или другое я сделаю беспрекословно, но ныне налагаемый крест очень тяжел, и я не могу его понести. Верь, что тот чужд терпения, кто желает сностить только то, что ему угодно, и от того от кого желает. Истинно терпеливый не рассуждает что и от кого терпит он, а всякую приходящую ему скорбь и напасть благодарно принимает как от десницы Всевышнего и считает это великим приобретением. Если ты, как я наставил тебя, готова отвегнуться себя, если разум и волю свою совершенно предаешь Господу, то зачем же, как бы забывая сказанное тебе, опять рассуждаешь по-прежнему? Не Он ли Сам, предвечная Премудрость, управляет всем, так что все случающееся будет во благо и на пользу для тебя?
   СТАВРОФИЛА. Чувствую, что я безрассудна поступила, положившись на свое разумение. Признаюсь, что это избрание креста произошло от плотского моего мудрования и подлежит осуждению.
   АНГЕЛ. Да! Великий грех — нетерпение, когда человек безрассудно и высокоумно выбирает, какой крест нести, и считает неудобным ко спасению и невозможным претерпеть испытания, посылаемые от Бога. Горе хотящим нести крест не свой, а чужой. Крест чужой тот, который выбирается человеком по своему произволу; а свой крест тот, который избирается и возлагается на рамены человека Отцом небесным. Итак, наставленная теперь в том, как опасно выбирать для себя крест, тща-тельно блюдись сего.

    Оглавление    ГЛАВА 3. Должно благодушно нести крест и не стыдиться поно-шений за него («Итак выйдем к Нему (Христу) за стан, нося Его поругание» (Евр.13, 13))

   Слыша это, Ставрофила понимала, что нельзя отказываться от назначенного ей крестного бремени, и по-тому, уже не противореча, приготовилась к несению креста, показанного ей Ангелом Божиим. Но как греховное естество наше всегда уклоняется от неприятного и трудного, то она с неохотою и великою скорбью понесла крест свой, так отягощаясь им, как будто влачила тяжкое бремя. Вместе с тем ее смущала мысль, что за крестоношение она подвергнется посмеянию людей, и, внутренне стыдясь поношения креста, она как бы желала укрыться от взоров человеческих.
   Видя это, Ангел так стал обличать ее: "Ставрофила, от чего ты так неохотно несешь крест, как бы вещь, всеми презираемую? Вспомни, убеждаю тебя, что сказал Господь Иисус Христос: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною» (Лк. 9,23). Это значит, что где бы ни представился тебе случай понести крест, ты должна с радостью взять его, как многоценнейший дар, а понести, как носит мать свое любимое дитя".
   Ставрофила не знала, что отвечать на это; потом нерешительным и боязливым голосом едва проговорила: «я устрашилась креста, и сильно смутилась от одного представленья его, и боюсь, что не в силах буду понести такое тяжелое бремя».
   АНГЕЛ. Этот излишний страх произошел не от тяжести креста, но от ложного мнения о крестоношении. Терпеть зло не есть зло; зло истинное есть не иметь терпения. Чем более будешь понуждать и приуготовлять себя к терпению, тем благоразумнее будешь поступать, и большее восприимешь воздаяние.
   СТАВРОФИЛА. Но кто же возможет так поступать?
   АНГЕЛ. Всякий возлагающий упование не на себя, а на Бога. Знаю, что носить крест, любить его, умерщвлять плоть, презирать почести, уничижать самого себя и любить уничижения и не искать благополучия в сем мире, это выше сил человеческих; и ты от себя ничего такого не возможешь исполнить, если будешь полагаться на саму себя; но если будешь на-деяться на Господа, то Он и ниспошлет тебе свыше силу и крепость.
   СТАВРОФИЛА. Надеяться могу, так как велика благость милосердого Господа; но сознаюсь, что все таки меня устрашает тяжесть креста.
   АНГЕЛ. Некогда жезл Моисеев, брошенный на землю и обратившиеся в змия (Исход. 4), так устрашил Моисея, что он отбежал от него; но когда, по повелению Божиему, он простер руку и взял змия за хвост, то змий обратился опять в жезл, который он и стал носить по прежнему, и которым, разделив Чермное море, извел Израильтян из работы Египетской. Крест и терпение есть жезл; если их повергнешь на землю, то не за что другое сочтешь их, как за змия, от которого убежишь, боясь уязвления и смерти; но когда десницею правого разумения возьмешь их за конец (т.е. будешь смотреть на вожделенный конец скорбей и напастей), то в кресте радостно узришь жезл Моисеев, изводящий тебя из работы греховной и вводящий в небесный Иерусалим. И так взирай на небо, куда ведет крест, взирай на блаженную вечность, обещанную крестоносцу. Переплывающим быстрину вод, велят смотреть или на небо, или на берег, чтобы им не смутиться быстротою течения, и не упасть в воду. Море искушений должно переплывать всем; но чтобы волнения морские не помрачали ума, должно вам горе иметь сердца и обращать взор на небо, «мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно» (2Кор. 4, 18). Вспомни и то, что Господь Иисус Христос ради вашего спасения воспринял всего человека, всего Себя предал за избавление ваше и устроил спасение для всецелого человека; всему ему благоволил уготовать вечную славу, в которой «сердце и плоть» возрадуются «о Боге живом» (Пс.83, 3); посему Христианин должен от всего сердца и от всей души служить Господу, и всего себя всецело подклонить под иго креста. Неохотное же и нерадивое несение креста Господь не потерпит; ибо не так вам должно воздавать своему Искупителю за Его любовь к вам, за Его страдания.
   Ставрофила слушала его молча, не дерзая отверзать уст своих. Ангел же, вразумляя ее о другом великом ее согрешении, продолжал: зачем ты смущаешься боязнью человеческих поношений? Ты думаешь, что поношение казаться крестоносицей?
   СТАВРОФИЛА. Истинно так! «Бесчестием покрывают лице мое» (Пс.68 8); я сделалась «посмешищем у соседей наших, поруганием и посрамлением у окружающих нас» (Пс.78, 4). Не буду много говорить. «Ты знаешь поношение мое, стыд мой и посрамление мое» (Пс.68, 20).
   АНГЕЛ. Обрати очи свои на Господа. Не Он ли славою и честью венчанный, «вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление» (Евр.12, 2)? Не для тебя ли Он претерпел поругания, не для тебя ли был как бы «червь, а не человек, поношение у людей и презрение в народе» (Пс.21, 7)? Не сбылись ли на Нем, когда Он шел под тяжестью креста, слова Псалмопевца: «Все, видящие меня, ругаются надо мною» (Пс.21,8), «поносили и не переставали; с лицемерными насмешниками скрежетали на меня зубами своими» (Пс.34, 16)? А ты ныне устрашаешься малейшего бесчестия креста, как будто бесчестно и постыдно участие в кресте Господнем; тогда как истинные ученики Христовы крест Его почитали для себя великою славою (Деян.5, 41). И потому-то Апостол Павел не усомнился поучать: «Итак выйдем к Нему за стан, нося Его поругание» (Евр.13, 13).
   СТАВРОФИЛА. «Охотно бы и я несла ради Господа моего крест и разного рода бесчестия, как сделали многие мученики; но меня смущает то, что все сочтут меня за явную грешницу, подумают, что за многие беззакония возложен на меня сей крест поношений». Сказав это, она воззвала к Господу: «умоляю, умоляю Тебя, «Суди меня, Боже, и вступись в тяжбу мою с народом недобрым» (Пс.42, 1); и «не предай меня гонителям моим» (Пс.118, 121)».
   АНГЕЛ. Почему же это тебя смущает? Единородный Сын Божий, Который «не сделал никакого греха» (1Петр. 2, 22), не был ли послан в мир Отцем небесным «в подобии плоти греховной» (Римл.8, 3)? Не «к злодеям» ли «причтен» (Марк. 15, 28), не с двумя ли разбойниками был изведен и посреди их распят? Не о Нем ли говорил Пророк: «Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, [что] Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом» (Ис.53, 4)? А ты, как будто праведная, ужасаешься быть причтенною к грешникам. Или не сознаешь, что ты ходила по воле сердца своего, и пила «неправды, якоже питие» (Иов.15, 16)? А теперь, как невинная, боишься понести некоторое поругание, тогда как уже научена последовать своему Спасителю «в чести и бесчестии, при порицаниях и похвалах» (2Кор.6, 8). Если внимаешь учению Господню, то истинно увидишь там величие, где смирение; там силу, где немощь; там жизнь, где смерть; и если желаешь наследовать жизнь истинную, не презирай, не стыдись скорбей (Блаж. Августин. Слово 20 о слове Апостольском).
   Ставрофила не могла успокоиться и сими словами Ангела.
   «Пред Господом, - говорила она, - я повинна во многих согрешениях, но не в тех однако, которые для всех так соблазнительны, и в которых укоряют меня люди».
   АНГЕЛ. Зачем ты все внимаешь людским толкам? «Похвала наша, говорит Апостол Павел, сия есть свидетельство совести нашей» (2Кор.1, 12). Имея чистую совесть, не должно и смущаться от людских толков, не должно поношения других считать важнее доброго свидетельства собственной совести (Св. Амвросий о должност.).
   СТАВРОФИЛА. Совесть моя не обличает меня, и я не знаю за собою никакого тяжкого греха; однако мне прискорбно причисляться явно к нечестивым.
   АНГЕЛ. Знаю, что прискорбно, но не невыносимо; Притом сходство праведника и грешника в несении креста не доказывает того, что они одинаково заслужили крест. Все, и добрые и злые, равно подвержены скорбям; но из того, что они терпят одинаковые скорби, не следует, чтобы и между ними не было никакого различия. Как в одном и том же огне золото получает более блеска, а солома испускает дым; как при молотьбе и веянии пшеница очищается, а плевелы отлетают в сторону; так точно одна и та же сила скорбей благие души испытывает, очищает и украшает; а злые разрушает, погубляет и искореняет. И потому-то при одних и тех же испытаниях добрые молят и славословят Бога, а злые ожесточаются, порицают и хулят Его. Так всколыханная грязь издает зловоние, а благовонная масть—приятное благоухание.
   СТАВРОФИЛА. Не знаю, что сказать. И крест нести, и быть от всех поруганной за крест, это двойное зло.
   АНГЕЛ. Нет это не зло, тем более не двойное; ибо под крестом и с крестом терпеть бесчестие,— это неотъемлемая принадлежность креста. «Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2Тим.3, 12). Пусть мир судит и мудрствует по своему, ты последуй стопам Христовым. «Если бы» была бы ты: «от мира, то мир любил бы свое»; но теперь «ненавидит» тебя «мир»; потому что Сам Господь избрал тебя «от мира» (Ин.15, 19), да последуешь Ему, неся крест. Да будет тебе известно и то, что мир прежде возненавидел Спасителя мира, поругался и посмеялся Ему. По сей то причине иудеи и придумали умертвить Его смертью крестною, чтобы чрез это подвергнуть Его бесчестию. Они рассуждали так, что если кто и не оставит Господа Иисуса Христа, потому что Он уже умерщвлен, то до крайней мере оставит Его за то, что Он умерщвлен такою позорною казнью (Св. Иоанн. Златоуст. бесед. 7 на послание к Филипп.). Но это самое и привлекает более к Спасителю любящих Его, что Он ради их избрал смерть, исполненную бесчестия. Сие и составляет им утешение при перенесении собственных их бесчестий, что они в этом бывают подобны Ему.
   СТАВРОФИЛА. Это великое совершенство, и думается мне, оно не может быть общим для всех: я немощная не смею и помыслить о такой высоте.
   АНГЕЛ. Конечно, это дело совершенных, но Господь говорил ко всем: «будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф.5,48). Некто, весьма искусный в училище терпения, так говорит: „Кто стремится к вожделенному душе покою и к Богу, тот думает, что много теряет во всякий день, в который его никто не укорял. Как деревья, колеблемые ветрами, глубоко пускают в землю корни: так и пребывающие в послушании приобретают крепость и непоколебимость души" (Св. Иоанна Леств. Ст. 4; отд. 124).
   СТАВРОФИЛА. Желала бы я также шествовать по пути креста, и получить такую же крепость души.
   АНГЕЛ. Дерзай! Первое знамение благоразумия души есть желание добродетели, а с усиливающимся желанием возрастает и попечение о ней. Если желаешь быть наставленною в этом более, внимай, что говорит тот же благочестия учитель: „начало блаженного терпения есть то, чтобы сносить бесчестия, хотя с горестью и болезнью души; средина — чтобы пребывать в оных беспечально; конец же и совершенство—чтобы принимать поношения, как похвалы. Я видел однажды трех иноков, которые все вместе потерпели бесчестие: один из них был угрызаем скорбью, но смолчал; другой порадовался за себя, но опечалился за укорившего его; третий же, воображая единственно вред ближнего, пролил теплые слезы. Таким образом здесь были видимы делатели страха, воздаяния и любви!" (Св. Иоан. Леств. Ст. 8, отд. 23 и 27)

    Оглавление    ГЛАВА 4. Должно искоренять в себе тщеславие при несении креста («Смотрите, праведных дел ваших «не творите … пред людьми с тем, чтобы они видели вас» (Мф.6, 1))

   Ставрофила с усердием воспринимала в сердце свое слова Ангела, и решилась приступить к делу крестоношения; но такова немощь людей, что, избегая одного греха, они впадают в другой. И на ней сбылось это. Она поняла, что действительно не следует нести крест с неохотою и нерадением, и что не должно устрашаться поношения креста, так как он ведет к славе, а потому ничего уже кроме чести и славы и не ожидала. Решившись твердо нести крест, она стала заботиться только о том, чтобы все это видели и знали, и помышляла о себе, что она великая из жен, потому что крестоносица. Бедная прежде боялась обратить на себя внимание людей, а теперь сама тщеславно домогалась сего.
   Взирая на это, Ангел Господень стал обличать ее в новом согрешении. «Ставрофила! Ты хочешь по-править одно зло равным или еще большим злом. Должно крест носить, а не себя превозносить. Посмотри, как мало принесет тебе пользы тщеславное несение креста: в таком случае ты всегда будешь падать, и самый крест послужит тебе препятствием к тому, чтобы войти в тесные врата царства небесного. Разве ты не читала, что некогда было открыто Святому Арсению? Однажды он сидел в келлии своей, и услышал голос говоривший ему: «иди, я покажу тебе дела человеческие». Он вышел из келлии и видит храм, а пред вратами его двух мужей, сидящих на конях; оба они держали пред собою за противоположные концы одно бревно, и хотели въехать вместе во врата, но бревно препятствовало им; а чтобы одному подождать, и управив бревно вдоль, дать другому въехать вперед, на это никак не соглашались, почему оба и оставались вне церковных дверей. Когда Арсений вопросил, что это значит, голос отвечал: «это люди, которые как будто несут иго правды, но с гордостью, не смиряются друг перед другом, и не хотят в смирении ходить по пути Христову, а потому и остаются вне царствия Божия» (Достоп. Сказан. о подв. Св. Отцев. Об Авве Арсении). Видишь ли, как этим обличается твое неразумие, и каким неудобствам подвергаешь ты себя. Нести крест, и этим самым возноситься и искать славы людской есть труд напрасный, недостойный никакой награды.
   СТАВРОФИЛА. Поступая таким образом, я думала, избегнуть тех ошибок, в коих ты прежде обличал меня, а при том и не думала, чтобы такое зло заключалось в том, что я не много дозволяла себе искать славы. Ибо мне случалось нередко слышать, что слава много придает силы душе и служит для человека большим поощрением. Так рассуждая, я думала этим возбуждать себя к благодушному перенесение всех трудностей, которых так много на пути крестном.
   АНГЕЛ. Если увеселяет тебя слава, то воззри на вечную и истинную славу, а временную и пустую славу далеко отвергни от себя. «Не продавай трудов твоих за славу человеческую, и не отдавай будущей славы за похвалу, ничего не стоящую. Слава человеческая пребывает в персти, и хвала ее угасает на земле; а слава добродетели пребывает во веки» (Препод. Нила Синайск. О восьми лукавых духах. О тщеславии). Сколь неправедно любить славу человеческую паче славы Божией! Крайнее безумие в делах духовных искать только суетной славы: это значит сокрушаться трудами, и погублять всякое воздаяние. Раб обращает взор на господина, и наемник на хозяина своего, ученик на учителя; а ты совсем напротив делаешь: оставив мздовоздателя Господа и Бога твоего, смотришь на подобных тебе людей; тогда как хорошо знаешь, что о благих делах твоих Господь воспомянет и в веке грядущем, а люди только в сей жизни, и то ненадолго и кое как. На тебя взирают небесные жители, а ты желаешь иметь зрителей на земле. Борец, пред кем борется, от тех ждет и похвалы; а ты, подви-заясь для неба, на земле желаешь быть увенчана (Св. Иоанна Златоуст, беседа 17 на Посл. к Римл.).
   СТАВРОФИЛА. Я никогда бы не поверила, что столь великое зло—снискивать себе малое прославление не худыми делами.
   АНГЕЛ. Это от того, что ты мало еще научилась истинному благочестию. Не слышала ли ты, как убе-дительно поучал всех Господь Иисус Христос: «(«Смотрите, праведных дел ваших «не творите… пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного.» (Мф.6, 1)? Не обличал ли Он этим лицемерие тех, которые, творя милостыню, трубили пред собою, и молились на стогнах и распутиях, чтобы прославиться от людей? Господу благоугодно, чтобы дела благочестия были творимы в тайне, дабы «Отец твой, видящий тайное», воздал вам «явно» (Мф.6,4).
   СТАВРОФИЛА. Много раз я это слышала; но слова эти не касались моего сердца, и я до сих пор мало была к ним внимательна.
   АНГЕЛ. Так то мало плода приносит в вас слово Божие живое и действенное. Один из верных рабов Господних сказал, что тщеславие есть матерь геенны (Св. Иоанна Златоуст. бесед. 17 на Посл. к Римл.). И царственный Пророк некогда возгласил: «рассыплет Бог кости ополчающихся против тебя. Ты постыдишь их, потому что Бог отверг их» (Пс.52, 6). Горе, горе носящим крест и не хотящим последовать Спасителю своему! Они приобщаются страданиям Его, но небрегут о подражании смирению Его, и потому будут сокрушены сугубым сокрушением: страдая здесь для снискания временной славы, там в жизни грядущей, за тщеславие и гордыню сердца своего отосланы будут на вечное мучение.
   СТАВРОФИЛА. Умоляю тебя научи меня, как избавиться от этой погибели.
   АНГЕЛ. «Светильник тела есть око; итак, если око твое будет чисто, то и все тело твое будет светло» (Луки 11, 34). Око души есть намерение сердечное; если оно будет право, все тело действий твоих будет право, чисто и светло; а если оно будет лукаво и развращенно, то все, что от него ни произойдет, будет отвергнуто Богом (Блаж. Августин, на Пс.118). Должно размышлять не только о том, доброе ли ты дело делаешь, но и о том, с добрым ли намерением совершаешь оное. Потому-то Псалмопевец и молился: «Отврати очи мои, чтобы не видеть суеты» (Пс.118, 37), т. е. чтобы не внимать суетной похвале, и не ради ее совершать добрые дела. Бог не столько смотрит на то, что творит человек, сколько на то, как и с каким намерением он творит. (Блаж. Августин, на Пс.31). И потому Св. Апостол научал: «Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию» (1Кор.10, 31). На пути крестном более всего должно тебе это помнить, т. е. чтобы во всех действиях намерение твое было правое, и направлялось к Богу. О животных, виденных некогда Иезекиилем, написано, что лица и крылья их были простерты горе (Иезек.1, 11). Что означает лице, как не намерение, и крылья, как не полет Богомыслия? Всякое добро, творимое о благим намерением, должно возноситься к Богу (Св.Григорий Вел. Кн.1, беседа 4 на пр.Иезек.). и всякое дело, хотя оно кажется добрым, но если не утверждено благим намерением, будет осуждено, как мертвое. Ничего не делай для снискания суетной славы, и чему положишь благое начало, то с одинаковым тщанием старайся соблюсти (Пр. Кассиан. Кн.11, гл.18).
   СТАВРОФИЛА. Но как мне избежать страсти человекоугодия и искания людской славы?
   АНГЕЛ. Имей несомненную уверенность в присутствии Божием, неразвлекаемую заботливость о благоугождении Богу и пламенное вожделение блаженств, обетованных Господом. Ибо никто пред очами владыки не старается об угождении подобному себе рабу, к бесчестию владыки (Василий Вел. Прав. кратко излож. Вопр.34). Не видишь ли, как на конских ристалищах наездники не обращают внимания на похвалы толпы народной, и не чувствуют удовольствия от этих похвал, но взирают на одного царя, сидящего посреди, и внимая лишь его мановению, не смотрят на толпу. Подражай и ты им. Не дорожи людскою славою, но ожидай приговора праведного Судьи и твори все по Его изволению (Св. Иоанн Златоуст, бес. на Кн. Бытия).
   СТАВРОФИЛА. Что ж теперь мне еще делать?
   АНГЕЛ. Нести крест с сердцем смиренным и кротким, чуждым всякого возношения. Когда царь Ираклий, одеянный в благоукрашенную багряницу с праздничною торжественностью, пожелал вознести на своих раменах крест Господень на ту самую гору, на которую вознес его некогда Богочеловек, то невидимою силою принужден был остановиться во вратах града, и, как не усиливался, не мог далее идти. Когда сам царь и все окружавшие его удивлялись этому, Иерусалимский Епископ Захария сказал: смотри, государь, в этом великолепном убранстве тебе невозможно принести на место древо креста, которое нес Христос в убогом виде; а потому, если желаешь нести древо креста, то подражай Христовым смирению и нищете. Тогда Ираклий, сняв с себя драгоценный одежды, облекся в простые и худые, и босыми ногами беспрепятственно совершил остальной путь, и внес крест на место, где он всегда стоял. Господь желает, чтобы и ты несла крест, подражая Его смирению, и всячески уклоняясь от того, чтобы делать это на показ людям.

    Оглавление    ГЛАВА 5. Под крестом не должно рваться вперед, а должно идти во след Христа («И торопливый ногами оступится» (Притч. 19, 2))

   Как сбившиеся с прямого пути обыкновенно долго блуждают по окольным тропинкам: так и тот, кто поверхностно только и как бы раздвоенною волею взыскует Бога, никак не может удержаться на правом пути, но впадает из одной погрешности в другую. Так было и с Ставрофилой. Укло-няясь, по наставлению Ангела, от одной неправильности, она впала в другую. Вразумленная столькими наставлениями, она решилась мужественно вступить на крестный путь, не устрашаясь никаких трудностей, почему с ревностью возложивши крест на рамена свои, поспешно пошла вперед, не дожидаясь наставления Ангела Божия. Невинная голубица, она ничего не ужасалась, и утверждаясь на своем только разумении, без вождя хотела идти этим трудным путем.
   Удерживая ее, Ангел сказал ей: «заблуждаешься опять, Ставрофила, и согрешаешь безрассудною ревностью. Ты забыла наставления, которые я недавно тебе предал. «Снова нужно учить первым началам слова Божия» (Евр.5, 12).
   СТАВРОФИЛА. Какие же это наставления?
   АНГЕЛ. Разве ты не знаешь? Не сказал ли Господь Иисус Христос в Евангелии: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лук.9, 23). Я не раз припоминал тебе эти слова, а ты все таки не вразумилась ими вполне.
   Ставрофила все еще не познавала своей погрешности и, желая оправдаться, ответствовала: «но я всегда слышала, что ленивые и нерадивые неугодны Богу, и что Он более благоволит к тем, которые «духом пламенейте; Господу служите» (Римл.12, 11). И Св. Апостол учит не ступать шаг за шагом, но быстро проходить поприще жития христианского: «так бегите», говорит он, «чтобы получить» (1Кор.9, 24). Чем же я согрешила, если, собравшись в путь, усердно начала его? Не кратко ли время жизни моей? И потому я ревностью хочу восполнить его.
   АНГЕЛ. Ты погрешила тем, что пошла не во след Господа, как Он повелел, т.е. пошла без вождя и наставника, указанного Господом, надеясь на свой собственный разум. Воин, выходя на брань, не сам избирает для себя путь: он совершаете его не по своему произволу, чтобы не удалиться от своего знамени, но имеет вождя, назначенного от царя. Соблюдая все повеленное им, он в предписанном ему порядке идете с оружием в руках, и таким образом совершает путь свой, как должно. Кто повинуется царю своему и поставленному от него вождю, тот без сомнения не уклоняется от надлежащего пути. Таков должен быть порядок и на пути духовной жизни, на котором Господь есть наставник и вождь, а Святые Ему последуют (Св. Амвросий Медиол. Беседа 5 на Пс.118). Думаешь ли ты, что не было таинственного знаменования в том, что Симон Киринейский нес крест Христов «за Иисусом» (Лук. 23, 26), а не впереди Его? Что же этим изображалось? То, что добрый чин духовного преуспеяния требовал, дабы Господь сперва Сам понес крест Свой, а потом уже дал нести оный мученикам и прочим последователям Своим (Св. Амвросий Медиол. Кн.10 на Еванг. от Луки). Закхей «забежав вперед, взлез на смоковницу» (Лук. 19, 4, 5) прежде, нежели Сын Божий восшел на дерево креста, и потому что ему сказано? «Сойди скорее», т. е. сойди пред Господом с древа, дабы взойти на оное после страданий Господних на древе крестном (Хрисолог. Сл.54). Этими таинственными словами Господь чрез пример Закхея научает, чтобы и в добрых побуждениях и благих стремлениях действовать по указанию наставника, а не по своему разумению и желанию.
   СТАВРОФИЛА. Какое же в этом зло, если кто на пути спасения идет вперед по своему разумению? Если носить крест есть благо, то для чего еще нужен учитель и руководитель?
   АНГЕЛ. Для того чтобы благое дело и совершалось, как должно. „Страшное кичение, если кто думает, что ни в ком не имеет нужды, а надеется только на самого себя, как единственно способного присоветовать себе лучшее" (Св. Васил. Вел. на 1 гл. Исаии). Поистине смешно и срамно в низком ремесле переходить непрестанно от учителя к учителю, а Божественное лю-бомудрие о крестоношении, как что-нибудь маловажное, предоставлять себе самим (Св. Исидора Пелус. кн.1, п.260). Потому особенно убеждаю тебя, не следуй своему разумение, и без руководителя не вступай на такой путь, по которому ты никогда еще не ходила; иначе можешь скоро совратиться с правого пути, и подвергнуться падения или идти скорее, чем следует и утрудиться поспешным шествием, или замедляя на пути предаться усыплению (Блаж. Иерон. Послан. 1-е к Рустику).
   СТАВРОФИЛА. Никогда я не думала, чтобы такой беде подвергались те, кои с горящим духом ревнуют преуспевать на пути спасения, и собственное рассуждение никогда не казалось мне столь опасными
   АНГЕЛ. Это происходило от твоей неопытности! Но сколь великое зло, хотя бы и в добром деле утверждаться на своем разумении, и не желать покориться Господу или служителям Его, это ясно показано было первоверховному Апостолу Петру. Услышав из уст Господа Иисуса Христа беседу о кресте и страданиях Его, он сказал: «будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!» (Мф.16, 22, 23). Какой получил ответ? «Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» Что же это? Тот, который прежде слышал: «ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф.16, 17), внезапно слышит: «Отойди от Меня, сатана!» Что значит: «отойди от Меня»? … Ты желаешь указывать Мне путь? Желаешь давать Мне совет? Но лучше тебе следовать Моему изволению. Вот что значит: «отойди от Меня». Так Господь смирил прекословившего Ему Апостола, и назвал сатаной, потому что он хотел вести вождя, учить наставника и повелевать Господу своему (Блаж. Август., на Псал.89 и 55). Верь, Ставрофила, кто себя самого поставляет учителем для себя, тот отдает себя в ученики малосмысленному. Посему древние наставники иноков повторяли мудрое изречение: „если видишь, что юный по своей воле восходит на небо, то удержи его; потому что не полезно ему» (Ефрем Сирин, ч.2, поуч.33). Видишь ли, как вредна безрассудная поспешность.
   СТАВРОФИЛА. Почему же такое зло — восходить на небо по своей воле?
   АНГЕЛ. Потому что своя воля есть нога гордыни, а ею никто не восходил на небо. Повторяю, кто идет самочинно и без рассуждения и наставления Евангельского, тот много претыкается. Многие подъяли немалые труды и подвиги, претерпели много лишений и страданий ради Бога; но так как они действовали самочинно, без рассуждения, и думали, что они не нуждаются в помощи и наставлениях ближнего, то все труды их оказались бесплодными и суетными (Пр. Марк Подвиж. К Николаю). Беги от сей пропасти, и если имеешь благоразумие, последуй Господу. Возьми в пример для себя пророка Моисея. Когда ему повелено было выйти из земли, в которой он жил, и идти в землю обетованную, то он дерзновенно сказал Господу: «если не пойдешь Ты Сам [с нами], то и не выводи нас отсюда, ибо по чему узнать, что я и народ Твой обрели благоволение в очах Твоих? не по тому ли, когда Ты пойдешь с нами?» (Исход. 33, 15. 16). Так и ты на пути спасения ни одного шага не делай без руководителя, Если желаешь идти скоро, то и это не худо; только иди не без наставника, и не утверждайся в своем разумении. Если желаешь достигнуть Господа, то должна следовать Ему, не надеясь на собственную силу, но молясь Ему, чтобы благодать Его влекла тебя и содействовала тебе, как молилась Суламитина: «влецы мя, в след Тебе в воню мира Твоего течем» (Песн. Песн. 1, 3).

    Оглавление    ГЛАВА 6. Крест должно нести по образу Господа Иисуса Христа («Великая слава – следовать Господу» (Сирах.23, 37))

   Едва и столькими наставлениями убежденная, Ставрофила наконец решилась нести крест подобающим образом, и шествовать по стопам Господа Иисуса Христа.
   Ангел же продолжал: «вот ты теперь уразумела истину. Ибо для спасения твоего Сын Божий снисшел с небес, взял на Себя болезни твои, по любви, а не по нужде, чтобы ты научилась терпению, и временные скорби понесла без роптания».
   СТАВРОФИЛА. Да! Господь много претерпел страдание во время земной Своей жизни, исполняя сим заповедь Отца небесного. Посему праведно, чтобы и я, окаянная грешница, по воле Его терпеливо все сносила, и, пока будет Ему благоугодно, понесла трудности бедственной жизни сей ради спасения моего. Ибо хотя и кажется тягостным нынешний крест, но по благодати Божией он весьма полезен; а пример Искупителя нашего соделывает его удобоносимым и любезным. Какое благодарение должна я воссылать Господу Иисусу Христу, что Он мне и всем верным Своим благоволил явить путь благой и правый к царствию небесному! Жизнь Его путь для нас; заповеданным от Него терпением мы идем к Нему, венцу нашему. Если бы Он не подавал нам Собою примера и не научал нас, кто бы захотел последовать Ему? О, как бы далеко назади оставались мы, если бы не имели пред очами пресветлого образа жизни Господней!
   АНГЕЛ. Да, это так! Сам Господь сказал: «Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам» (Ин.13, 15). Мореплаватели, чтобы не сбиться с пути, должны направлять плавание свое по какой либо звезде; живописцы смотрят на подлинник, желая изобразить его подобие. Желаешь ли и ты, как должно нести крест? Кого, кроме Господа, носящего крест, можешь предложить себе для подражания? Так сказал и Апостол: «с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса» (Евр.12, 1, 2).
   СТАВРОФИЛА. Господь Спаситель для меня и образ терпения и вместе мздовоздаятель мой. Тем и другим Он воззывает и сильно влечет меня, и потому я всегда буду иметь Его пред очами моими,— «предзрю Господа моего предо мною выну». Взирая на Его страдания, я легче понесу мои.
   АНГЕЛ. Поступай так! «Великая слава – следовать Господу, а быть тебе принятым от Него – долгоденствие» (Сирах 23, 37). Итак последуй Богу. Это исполняют рабы Христовы последующее Ему царским путем креста. Они будут иметь не только награду, но и великое достоинство у Бога.
   Ставрофила исполнилась радости от этих слове. «А в чем, - сказала она, - будет состоять это до-стоинство?»
   АНГЕЛ. В том, что они будут признаны достойными Бога. Разве ты не читала, что в писании говорится о Святых? «В глазах неразумных они казались умершими, и исход их считался погибелью» (Премудр. 3, 2). Пред лицом человеческим они и муки прияли; но что же у Бога? «Бог», сказано, «испытал их и нашел их достойными Его» (ст. 5). Как благословен крест, как блаженны скорби, кои соделывают людей достойными Бога! Тот только достоин сожаления, кто, находясь в скорбях, слишком печалится, и чрез это сам соделывает себя недостойным Бога. Потому-то Господь Иисус Христос и сказал ясно: «кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Мф.10, 38).
   Удивленная Ставрофила воззвала: «кто есть человек, что он достоин идти в след Царя и Создателя своего? «Мне же прилеплятися» Господу моему Иисусу «благо есть»; Ему желаю последовать, с Ним соединиться стремлюсь сердцем. Ибо если мирская мудрость так превозносится в своих заблуждениях, что каждый следует мнениям, нравам и всем правилам того, кого изберет для себя образцом и наставником; то могу ли я достойно носить имя Христово, если не соединюсь с Ним неразлучно Он «есть путь, истина и жизнь» (Ин.14, 6) путь святого жительства, истина учения, и жизнь вечного блаженства (Св. Льва, Сл. 3 на Пасху).
   АНГЕЛ. Да! Он есть путь: Им человек приходит к Нему. Ибо чрез Христа достигает Христа всякий, кто идет стезею терпения и смирения. На сем пути—зной трудов, облака печали, бури страхований, козни притеснителей, угрозы сильных и укоризны горделивых. Но для того-то Господь, Царь славы, Сам первый и прошел все это, чтобы последователи Его в нынешнем веке не столько желали уклоняться от бед и избегать их, сколько побеждать оные терпением (Св. Льва слово 16 о страстях Господних).
   СТАВРОФИЛА. Веселится сердце мое о глаголах твоих. Но я удивляюсь, что так много людей, которые отрицаются последовать Господу Иисусу Христу.
   АНГЕЛ. И еще более удивишься, если обратишь внимание на то, какому лишению подвергаются не хотящие Ему последовать. Сын Божий—Глава человеков, они же члены Его. И тот отрицается принадлежать телу, кто не хочет с Главою переносить ненависти от мира и креста скорбей (Блажен. Август. Слово 47 о Святых). Тот недостоин и сорадоваться с Ним в отечестве небесном, кто не хочет пострадать с Ним на пути.
   СТАВРОФИЛА. Но как членам и не последовать за Главою своею? «Аще благая прияхом» от Главы сея, «злых убо не стерпим ли?» Не великое дело, если член состраждет Главе своей, с которою имеет прославиться. Благословен тот член, который всецело соединяется с Главою своею и следует за Нею, «куда бы Он ни пошел» (Откр.14, 4). Ради того Божественная Глава и страдала, чтобы телу подать образ для последования. Но Господь страдал добровольно, а мы по необходимости должны страдать; Его побудило к этому милосердие Его и человеколюбие, а мы страдаем за грехи наши. Посему Его вольные страдания составляют для нас благопотребное утешение. Если когда либо испытываем скорби, то да взираем на Него, Главу нашу, и вразумляемые Его Божественным примером, да взываем: если Он так страдал, что же мы? (Блаж. Август, на Пс.34) Если Тот, который «не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его» (1Петр. 2, 22), претерпел столько поруганий, столько ударений по лицу и главе, столько язв от тернового венца; если Он на изъявленных и обагренных кровью раменах нес крест, что же мы? О если бы Господь распятый за меня на кресте, помог мне всем сердцем прилепиться к Нему! (Блаж. Август. Кн. о Св. девстве) О если бы не удалялся никогда от очей моих образ Господа моего, носящего крест, дабы я научилась усердно нести свой крест! Так добрый воин забывает о своих ранах, смотря на тяжкие язвы доблестного военачальника своего.

    Оглавление    ГЛАВА 7. Не должно скорбеть о том, что крест будто бы очень велик или тяжел («Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (2Кор. 4,17))

   Предавшиеся от всего сердца на служение Господу Иисусу Христу вначале увеселяются иногда некоторыми утешениями. Ибо человеколюбивый Господь взирает на новообращающихся к Нему, как на детей, требующих млека, и в первое время утешает их. Но когда они несколько возмужают и укрепятся, тогда посещаются посильными испытаниями. Враг наш чем более усматривает в нас сопротивления, тем более старается нападать на нас, оставляя в покое тех, коими может обладать без труда. И Сам Бог как бы удаляется иногда от Своих подвижников, чтобы испытать их; и потому во время такого оставления для человека бывает как бы неудобоносимо то, что при духовном утешении было для него легко. Такую перемену испытал на себе цар-ственный Пророк. В благополучии он воспевал: «И я говорил в благоденствии моем: `не поколеблюсь вовек'», а во время скорбного испытания говорил: «Ты сокрыл лице Твое, [и] я смутился» (Пс.29, 7, 8). Такую же перемену скоро увидим и на Ставрофиле.
   Мы видели, как она охотно преклонила выю свою под иго Господне, как усердно понесла крест свой; видели, какую великую радость она изъявила. А теперь, при восставшей буре, увидим ее скорбящею, воздыхающею, и в изнеможении едва не падающею под тяжестью креста. Радостно она приняла крест, но чем далее несла его, тем более тяготилась им, то жаловалась, что он для нее очень велик, то скорбела, что слишком тяжел; и наконец стала помышлять о том, нельзя ли как-нибудь уменьшить крест.
   Видя ее малодушие Ангел начал обличать ее: «что это ты помышляешь, Ставрофила? Уменьшать сколько-нибудь крест, значит наносить поруганье кресту. Так ли ты должна нести иго Христово, которое прежде было так вожделенно тебе?»
   СТАВРОФИЛА. Не прогневайся на меня, прошу тебя. Крест этот мне кажется слишком велик, и я не могу его носить, а потому и думала, нельзя ли несколько уменьшить его.
   АНГЕЛ. Ты справедливо сказала, что он кажется тебе слишком велик; ибо он на самом деле не таков, но только представляется таким для тех, кто неправо смотрит на него, или обольщен своим мнением. Не велик крест, и легка бывает скорбь, если только мнение самого человека не преувеличивает их. Потому если ты сама начнешь ободрять себя, говоря: „это ничего, это не велико, потерплю; ведь это скоро пройдет"; то соделается крест для тебя удобоносимым. Люди страдают от своих мнений, и настолько всякий несчастен, на сколько думает так.
   СТАВРОФИЛА. Но я чувствую чрезвычайную тяжесть.
   АНГЕЛ. Как же этого и не чувствовать, когда несешь крест с малодушием? Совсем не чувствовать тяжести креста—это неестественно для человека. Но с малодушием нести крест, это неприлично подвижнику Христову, или мужественной деве, которая для царствия небесного считает необходимым Христианским делом мужественно подвизаться и страдать.
   СТАВРОФИЛА. Удивляюсь, что крест называется не великим и не тяжелым, между тем, как мы видим, и как бы осязательно испытываем, что он таков.
   АНГЕЛ. Ты твердишь все одно и тоже. И я повторю тебе, что прежде говорил: люди смущаются и страдают не от самого свойства вещей, но от того, какое имеют понятие о них. Случается, что на двух человеков налагается подобный, или один и тот же крест, но для одного из них и более ревностного он кажется легким, как хартия, а для другого малодушного и унылого он кажется тяжелым, как свинец: вещь одна и та же, а различье только в мнении. Я объясню тебе это примером. В некоторой обители был новоначальный брат, который сперва был усерден и во всем тщателен, но потом мало-помалу начал ослабевать, и тяготился уже тем, что прежде казалось ему не трудным. Особенно же смущало его то, что ему, как новоначальному, нужно было носить черную послушническую шапку. Смотря на нее унылым взором, он считал это для себя тяжелым крестом, тогда как из других братий никто этим не тяготился. Кому не покажется странным, что он считал для себя тяжестью шапку, которая хотя и черна, но легка и по чину обителей носится всеми послушниками? От раба Христова должно быть далеко подобное малодушие, чтобы терпение, снискиваемое великими скорбями, от малых не уничтожилось.
   Ставрофила хотела противоречить этому, но не могла. «Согласна, я, - сказала она, - что люди склонны к ропоту; все мы всегда недовольны своим жребием, и смущаемся сердцем. Что делать! Каждый из нас более сокрушается о своем горе, нежели о чужом: каждый думает, что он терпит несравненно более других. Так страждущие болезнью глаз или другою какою-либо, думают, что нет болезни несноснее их. Кто чем страдает, считает свое страдание тягостнее всего на свете (Иоанн Златоуст, беседа 67. к Антиох.) Не отвергаю, что это и со мною случилось теперь, т. е. я по малодушию своему сочла крест свой слишком великим, и потому пожелала уменьшить его. Но если этого уже не следует делать, то умоляю тебя, нельзя ли по крайней мере каким либо образом облегчить его тяжесть: а то я боюсь, что он сокрушит мне все кости.
   АНГЕЛ. Оставь это, перестань скорбеть. Лучше болезнями и трудами сокрушаться ради спасения, нежели сохранять здравие тела на погибель души. Сколько понудишь себя, столько и приобретешь, и насколько предашься расслаблению, на столько лишишься будущих воздаяний. И так избирай сама, что хочешь или то, что трудно, но полезно, или что доставляет отраду, но вредно. То увеличивает мздовоздаяние, это уменьшает, и даже лишаете оного.
   СТАВРОФИЛА. Но эта тяжесть мне не по силам.
   АНГЕЛ. Итак по твоему превечная премудрость Божия не знает, что могут и чего не могут понести силы человеческие? Или опять должно повторять тебе то, в чем ты уже довольно наставлена? «Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1Кор.10, 13). Врач знает, почему одному больному дает более горьких лекарств, нежели другому: сего требует свойство болезни или организме больного. От острых мазей чувствуется боль, но они заживляют раны. И опытный врач не перестает пользовать ими, доколе не уврачует болезни, хотя бы больной и просил его переменить лекарство. Господь знает, кого и как врачует, и потому больной не советы должен подавать Ему, а покориться, если желает исцеления (Блаж. Августина на Пс.88).
   «Увы, - говорила воздыхая Ставрофила: отяготела на мне десница Господня, и я изнемогаю под столь великим, столь тяжким, и столь скорбным крестом».
   АНГЕЛ. Ты противишься Духу Божию, рекшему устами Св. Апостола: «не стужаем си», т. е. мы не должны унывать, «если внешний наш человек и тлеет». Почему же? Потому что тогда «то внутренний со дня на день обновляется. Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (2Кор. 4, 16, 17). И так перестань роптать и говорить: „велик мой крест, тяжел мой крест, не могу переносить столь тяжких и продолжительных страданий". Что ты терпишь, то Апостол считаете маловременным и легким. А ты еще не принимала таких тягчайших и многочисленных ударов, какие переносил от иудеев Апостол, не проводила дня и ночи во глубинах морских, не трудилась паче всех, «не у до крове стала». Видишь ли, что все временные страдания недостойны славы грядущей! Все, что есть в них печального, кратковременно и легко; а что есть славного—вечно; и велика выше всякой меры слава на небесах.

    Оглавление    ГЛАВА 8. Никогда не должно отлагать креста, но должно нести его каждодневно. («Сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя» (Евр.12, 5))

   Видела Ставрофила, что нисколько не должно уменьшать крестного бремени, и потому, хотя и неохотно, опять восприняла крест свой.
   «Но сколь долго, - вопросила она Ангела, - носить мне этот крест, и скоро ли будет конец сему? Кажет-ся путь этот очень продолжителен и много потребно времени, чтобы совершить его?»
   АНГЕЛ. «Хранитесь от бесполезного ропота» (Прем. Сол.1,11). Ты скорбишь и негодуешь, что крест ве-лик, что иго его тяжко, что время ношения продолжительно. Подумай, кто ты и на кого ропщешь и негодуешь. Человек, прах и пепел, негодует, (страшно сказать), на Бога, на Отца, на бесконечное Благо, бесконечную Премудрость. Если крест ниспосылается не только попущением, но и благоволением Божиим: то пререкая против него, что ты делаешь? Ты пререкаешь против царственной власти Божьей и Его промысла о тебе, Бог есть бесконечное Благо, а ты хочешь научить благость Его, как Он должен с тобою поступать. Художник знает, сколько времени золото должно быть в огне, и не прежде вынимает его, как оно совершенно уже очистится. «Не (твое) дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти» (Деян.1, 7). Ты освободишься от креста, когда это угодно будет Возложившему на тебя оный. Что скорбишь о продолжительности крестоношения? Немощь твоя заставляет тебя считать долгим то, что недолго. Что тебе кажется долгим, то мгновение у Бога. Повинись Богу, и все скоро пройдет (Блаж. Август. Толков, на Пс.36).
   СТАВРОФИЛА. Пусть это и действительно так; но силы мои истощились, и от изнеможения я и ступить уже не могу. Как продолжителен труд этот и тяжка болезнь от него!
   АНГЕЛ. Оставь эти бесполезные речи. Лучше сказала бы: не хочу, а не не могу нести этот крест. Возмогла бы, если бы захотела. Ибо, «Все могу в укрепляющем (тебя( Иисусе Христе» (Филп.4, 13), Который в лице Апостола Своего и к тебе говорит: «довольно для тебя благодати Моей» (2Кор.12, 9). В том нет чрезмерной тяжести, что повелевает Бог; ибо Он, повелевая, и подает помощь совершить повеленное (Блаж. Август. Слово 4 о разл. предмет). Конечно свойственно больному не желать про-должительности страдания, и искать себе отрады и утешения. Но мужайся, Ставрофила, стой непоколебимо, не устрашайся продолжительности крестоношения. Если мал труд, неси; требуется и мало терпения. Если велик труд, мужайся; велико и воздаяние и слава. Продолжителен крест, не покидай его; воздаяние будет вечное. Постоянство усладит и самый труд. В чем упражняются ежедневно, то легче переносится, и самая привычка обращается в природу, так что человек, огражденный постоянным навыком терпения, как облеченный в твердую броню, бывает неодолим и как бы не уязвляем скорбями. В первый раз плавающие по морю по непривычке смущаются, и от страха себя не помнят; а совершившие уже многие плаванья, и испытавшие уже многие бури, непогоды, различные напасти и крушения, и тому подобное, спокойнее бывают на корабле, нежели иные на земле, и не страшатся уже стоять на самом краю корабля; и кои вначале, при одном взгляде на море, приходили в страх, те самые, испытавшие ужас морских волнений, небоязненно и во время бури собирают канаты, распускают паруса, и спокойно ходят по всем частям корабля. Тоже самое, не сомневайся, будет и с тобою. Ежедневным подвигом и терпением облегчится для тебя тяжесть скорбей!
   СТАВРОФИЛА. Боюсь, что этот подвиг так сокрушит меня, что я наконец совершенно изнемогу силами. Я не вижу даже и вдали, когда и какой этому пути будет конец, и потому у меня недостанет сил достигнуть его с этим крестом.
   АНГЕЛ. И так ты хочешь отказаться от предпринятого пути, и оставить крест свой? Не делай это! иначе все понесенные тобою доселе труды останутся совершенно бесполезны. Истинная похвала Христиан состоит в том, чтобы с Апостолом Христовым сказать наконец пред Отцом небесным: «течение совершил, веру сохранил» (2 Тим. 4, 7).
   Ставрофила не переставала скорбеть. «Нужно слишком много терпения, - сказала она, - что бы столько недель, месяцев, столько лет пребывать под бременем креста».
   АНГЕЛ. Никакой крест не покажется тебе долговременным если ты придашь ему широту, долготу и высоту. Широта есть любовь: она единая творит добро и соделывает то, чтобы не погибло сотворенное добро. Долгота состоит в мужестве и долготерпении. «Претерпевший же до конца спасется» (Мф.10, 22). Измерять же высоту креста значит устремлять мысль свою горе ко Господу Богу (Бл. Августин, Слово 7 о словах Апост.). Взирай, Ставрофила, например «на начальника и совершителя веры Иисуса» (Евр.12, 2), Который, из любви в роду человеческому, имея пламенное желание исполнить волю Отца Своего небесного, «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Филп.2, 8).
   Эти слова Ангела мало подействовали на Ставрофилу. Соскучившись трудиться, она свергла с себя крест и готовилась бежать.
   Ангел же удерживая ее, сказал: ««Горе вам, потерявшим терпение!» (Сирах 2, 14). Почему Ставрофила, ты замышляешь бежать от креста, который недавно восприняла с ревностью и любовью? Благое бывает без плода, если оставляется прежде конца жизни; и бесполезно бывает скорое шествие для того, кто, не достигнув цели пути, останавливается (Св. Григорий, кн.1 прав.)».
   Стеная, говорила Ставрофила: «если бы я прежде знала, что так долго и без всякого отдыха должна нести крест; то никогда бы не взяла его на себя».
   АНГЕЛ. А разве не ясно сказал Господь Иисус Христос: «если кто хочет идти за Мною, и возьми крест свой», на всяк день, «и следуй за Мною». Порожденным от Духа Святаго, сколько бы не продолжалась их жизнь, никогда не должно проводить время без креста. Но рассмотри, прошу тебя, что ты делаешь? Ты, отвергая один крест, непременно найдешь другой, и может быть еще тягчайший. Ты думаешь избегнуть того, чего не мог миновать никто из смертных. Кто из святых в мире был без креста и скорби? Сам Господь во все продолжение жизни Своей ни одного часа не проводи ль без страдания. Для чего же ты ищешь иного пути, кроме этого царственного пути—пути святого креста? Крест всегда готов и повсюду тебя ожидает: не избежишь его, куда бы ни бежала; ибо куда бы ты ни пошла, всюду понесет себя с собою, и везде себя самую найдешь. Вознесись горе, снизойди долу, обратись к тому, что вне тебя; углубись внутрь, везде найдешь крест. Везде должно иметь терпение, если хочешь получить вечный венец.
   Постыженная Ставрофила молчала, не зная, что отвечать.
   Ангел же, повелевая ей опять взять отвергнутый ею крест, сказал: «прими его опять, Ставрофила, и продолжай начатый тобою путь; неси, и не ищи предлогов изменять то, что не может быть изменено».
   Со слезами воззвала Ставрофила: «теперь я не знаю, что мне и делать?»
   АНГЕЛ. «Забывая заднее и простираясь вперед» (Филп.3, 13), стремись к предположенной цели; «держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего» (Откр. 3, 11). Будь верною рабою Христовою; мужественно неси крест, возложенный на тебя Господом твоим, из любви к тебе за тебя распявшимся, готовься переносить в сей многотрудной жизни разные бедствия и неудачи. Ибо он будут случаться с тобою, где бы ты ни была.
   СТАВРОФИЛА. Не знаю, как я понесу все это: силы мои слишком сокрушены, и я едва ли могу устоять.
   АНГЕЛ. Размысли! Хочешь или не хочешь, а крест и скорби ты должна претерпеть. Если будете терпеть их с благодарением, то получите величайшее воздаяние; если же понесете их нетерпеливо и с роптанием, то нисколько этим не облегчите своего бремени, а соделаете его тягчайшим для себя. Итак, размыслив о том, что для тебя неизбежно, сделай, чтобы это было добровольно (Св. Иоанн Златоуст, беседа 44 к Антиох.). Одно из высочайших достоинств в человеке—переносить все неблагоприятное с радостным сердцем, переносить так, как будто бы ты желала, чтобы это случилось. И ты удобнее понесешь это, если будешь помнить, что все бывает по изволению Божию. А плакать, скорбеть, воздыхать, это значит удаляться от правого пути. Пусть крест будет тяжелый, и несение его продолжительное, пусть многие находят скорби, все это должно терпеть. Так угодно Богу! Так и Пророк Давид говорил: «Я стал нем, не открываю уст моих»; а почему? «потому что», Господи, «Ты соделал это» (Пс.38, 10), т. е. попустил. Вот истинная причина, почему он не возроптал и не пререкал. Он знал, что все случающееся с людьми бывает по воле Божией. Так помышляй и ты в сердце твоем, Ставрофила.
   СТАВРОФИЛА. Но эта неизбежность наносит великую печаль сердцу моему.
   АНГЕЛ. Взирай на небо, помышляй о вечном воздаянии. Что нетерпеливому кажется мучением, то для смиреннотерпящего обращается в утешение. Когда он внимательно рассматривает плод своего терпения, то облегчается тяжесть скорбей, услаждается его печаль, и в самых страданиях он как бы предвкушает уже начатки будущих утешений. Если немоществующая плоть отвращается от креста, как это ей свойственно: взирай на будущее мздовоздаяние за труд, чтобы по крайней мере желание оного возбуждало тебя к несению креста. Итак размысли: если бы нужно было на всякий день терпеть великие мучения, дабы удостоиться тебе видеть Сына Божия, грядущего во славе, и быть причисленной к сонму святых: то не следовало ли бы тебе перенести все скорбное, для получения столь великого блаженства, и такой славы? Посему терпи то, чего не желаешь, что-бы получить то, чего желаешь (Бл. Августин. Беседа 2 в праздн. Всех Святых и Псал. 71). «Будь (верна) даже до смерти, и» (даст) тебе Господь «венец жизни» (Откр.2, 10).
   Возбудилась в Ставрофиле прежняя ревность, и укрепившись в духе, она воззвала к Господу: «Готово сердце мое, Боже, готово сердце мое» (Пс.107, 1) «по слову уст Твоих» сохранить «от путей притеснителя» (Пс.16, 4). Как Ты сказал, Господи, в Божественном Своем Писании, и как обещал, так и будет, и да соделаюсь того достойною. Я приняла крест, приняла его от Твоей десницы, и буду нести его до конца моей жизни, как Ты возложил его на меня. Начало положено, возвращаться вспять уже нельзя, не должно оставлять начатое».
   АНГЕЛ. Твори так, Ставрофила, претерпевай неся крест, и пока не возглашено будет: «совершишася», креста не оставляй. «Если Он Царь Израилев», вопияли страждущему на кресте Господу, иудеи, «пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему. Ибо Он сказал: Я Божий Сын» (Мф.27,42, 43); и конечно Ему не было неудобно снити со креста, так как Он возмог воскреснуть от гроба; но поелику Он поучал долготерпению, то и отложил в это время Свое всемогущество (Бл. Августин. С тракт. 37 на Иоанна). И так по примеру Спасителя своего поучайся долговременному терпению: ибо «Претерпевший же до конца спасется».

    Оглавление    ГЛАВА 9. Крестоносцу не должно возноситься и услаждаться по-хвалою людскою («Не умничай много, чтобы делать дело твое» (Сирах. 10, 29))

   Беседы Ангела Божия соделали Ставрофилу более мужественною, и она с большим усердием шествовала, неся крест. Но вот новая восстала буря, новое встретилось искушение. Случилось ей однажды проходить чрез большое селение, где на улицах толпилось множество людей, которые, заметив ее, начали громко прославлять ее мужество и благочестие. Ставрофила теперь хотя и не с тем намерением, как прежде, несла крест, однако ж не могла не увеселяться громкими воззваниями и всенародной славой, а потому более и более склоняла слух свой к похвалам и стала сама себя ублажать. Но ангел не оставил ее без вразумления.
   «Остерегайся, - сказал он, - остерегайся поползновения этого, Ставрофила. От любви к славе угрожаете тебе опаснейшее искушение. И зачем ты так радуешься одобрению других, когда чрез это самое ты соделываешься неблагоугодною Богу. Враг истинного блаженства везде расставляет сети, нашептывая: «хорошо! хорошо!»; и если увлечешься предлагаемою славою неожиданно будешь уловлена вражией сетью (Блаж. Август. Кн. 1 Испов. гл. 86). Древо тем более поднимается вверх, тем более подвергается влиянию ветров и бурь; так чем более кто возносится похвалами людскими, тем сугубейшим сокрушается ветром от уст похваляющих (Св. Григорий, кн.22 прав. Гл.5). Итак старайся отвергать похвалы людские и не внимать им, ибо принимать похвалу за добрые дела, не увеселяясь собственным прославлением, а все относить к славе Творца, это дело одних совершенных».
   СТАВРОФИЛА. Удивляюсь и недоумеваю, каким путем опять проникла в сердце мое пагуба сия, ибо ныне «не ищу славы моей» (Ин.8, 50), и готова сказать с Пророком: «Да смятутся от посрамления своего говорящие мне: `хорошо! хорошо!'» (Пс.39, 16). Однако сознаюсь, что я несколько увеселяюсь похвалами, и радость о совершенном мною добре растет от людской похвалы. Добро, которое мне так приятно, делается еще приятнейшим для меня когда вижу, что оно приятно для других. Так язык человеческий для нас повседневная пещь.
   Сказавши это, Ставрофила обратилась с молитвою к Богу: «Ты знаешь это, Господи, - воззвала она, - к Тебе воздыхания сердца моего и источники слез моих, а я с трудом разумею, насколько я свободна или не свободна от пагубного тщеславия и ужасаюсь о тайнах моих, которые открыты перед очами Твоими, и для меня сокрыты (Бл. Августин. Исповедь, кн.10, гл. 37).
   АНГЕЛ. Бывает, что, по милосердому промыслу Создателя, самонадеянную душу посещаете попустительное искушение, пока она, изнемогши, не познает своей немощи и не оставит своей гордыни и превозношения, отчасти же это и остатки в тебе прежнего недуга. Ты прежде сама искала суетной славы, а потому теперь и нехотя увлекаешься оною. Кто привык скорбеть и воздыхать о славе, когда ее нет, тот не может удаляться от нее, когда она приходит (Св. Григор. Кн. 2 нрав. гл. 26. Его же о Пастырства кн. 2 гл. 9). Ибо часто похвала человеческая, последуя благому делу, изменяет ум делателя, и хотя он не искал ее, но когда услышит похвалу, по немощи увеселяется ею, а когда этою тщеславною радостью ум делающего добро расслабляется, то он уже теряет всю внутреннюю силу благого намерения своего.
   СТАВРОФИЛА. Ты открыл язву мою, и я познаю козни кроющегося вблизи врага; ибо когда я стараюсь истинным намерением благоугождать Богу, то к этому намерению неприметно, и сама не знаю как, примешивается и желание славы человеческой. Замечаю, же я это не вовремя, и поздно усматриваю, что я совсем не так совершаю дело, как его начинала. И потому часто случается, что намерение наше, как и Бог это видит, сначала бывает доброе, а потом неприметно само в себе изменяется, и как бы нечаянно встретив на пути славу, уловляется исканием оной. Так и пищу принимают для необходимого поддержанья жизни, но часто при употреблении пищи мы услаждаемся ею, так как незаметно примешивается тут страсть чревоугодия, и таким образом, то, что должно служить для подкрепления тела и для поддержания здоровья, мы обращаем в повод к сластолюбию (Св. Григор. Кн. 85 нрав. гл. 16).
   АНГЕЛ. Теперь ты сама уже понимаешь хорошо немощь свою, и потому надобно подумать о врачевании оной. Внимай, что сказал Господь, истинный врач душ человеческих: «пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Мф.6, 3). Здесь говорится не о членах тела, но о том, что творимое тобою добро не должно быть известно и близкому брату твоему, дабы, ища здесь мзды похвал, там не погубить плода воздаяния (Св. Амврос. Кн. 1 о должност. гл. 30). Даже всегда старайся, чтобы, если возможно и самой тебе не замечать, что доброго ни делаешь (Св. Иоанн Златоуст, бесед. 19 на Еванг. от Матф.).
   СТАВРОФИЛА. Для чего же нужно так тщательно скрывать добрые дела, когда Сам Господь сказал: «чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф.5, 16).
   АНГЕЛ. Справедливо. Добрые дела могут быть видимы, чтобы прославлялся Отец небесный, Которому Единому подобает всякая честь и слава, а вовсе не для того, чтобы прославлялся оными прах и пепел,—человек, которому прилично только стыдение лица. Не безумие ли, присвоить себе добродетели украшающие жизнь, когда ты благом самой жизни одолжена Богу? И когда не твое—ты сама, то каким образом может быть твоим то, что ты имеешь?
   СТАВРОФИЛА. Вижу теперь, что это так. И я сама и все—Божие; «и все дела наши Ты устрояешь для нас» (Ис.26,12). И без Него не можем «делать ничего. Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода» (Ин.15, 4, 5). Но продолжай изображать мне всю суету тщеславия, дабы мне более уклоняться от него.
   АНГЕЛ. Самое название обличает его ничтожество. Почему называется грех сей тщеславием? Не потому ли, что существенного, истинного в нем ничего нет, а только один пустой призрак? Кто из благоразумных будет рад драгоценной вещи, нарисованной на бумаге, и сочтет начертание ее за самую вещь? Кто сочтет за многоценное сокровище украшенный гроб, исполненный мертвых костей и тления? Тщетная слава есть тень, сон; а «как обнимающий тень или гонящийся за ветром, так верящий сновидениям» (Сирах. 34, 2), говорит премудрый. Какого бы цвета ни была вещь, но тень ее всегда темна. Как бы славны ни были дела, следующая за ними слава человеческая ничтожна и пуста. Тень временем велика, а временем бывает мала; но это не от изменения объема вещи, а от удаления или приближения внешнего света. Так и те, которые всю важность полагают в мнении людском, иногда бывают велики и славны, а иногда ничтожны и презренны, смотря потому, как об них судят другие, «безумный изменяется, как луна» (Сирах, 27, 11), которая сияет, но не греет, иногда полна, иногда в ущербе, а потом и совсем не видна. Заимствованный свет никогда не пребывает в одной силе, но, то растет, то умаляется, то наконец совсем исчезает. Так те, которые вместо свидетельства своей совести полагаются на мнение других, временем бывают велики, временем малы, а иногда и совсем ничтожны, смотря потому, как благоволят уста льстецов,— хвалить или понижать их. И что еще сказать тебе? «Блажащии» тебя «льстят» тебе, «и стези ног» твоих «возмущают» (Ис.3, 12). Как дети в играх возлагают друг на друга венцы из травы, и часто, увенчав кого-нибудь, сзади тайком над ними смеются: так те, которые тебя в лицо хвалят, втайне нередко смеются над тобою. Таким образом все прославление человеческое есть ничто иное, как только травяные венцы, которые люди взаимно возлагают друг на друга. Но пусть бы это была одна трава; а то венец этот сопряжешь с великим вредом, ибо он губит все добрые дела (Иоанн Златоуст, бесед.17 на посл. Римл.). Желанье славы человеческой, как некий разбойник под видом спутника, подходит к шествующим по правому пути, и, втайне извлекая нож, лишает странника жизни. Если предположенное благое намерение обращается в заботу о собственной славе, то самым жалким образом оканчивается грехом то самое дело, которое начато было добродетельно.
   СТАВРОФИЛА. Познаю, познаю, сколько вреда приносит тщеславие. Истинно, оно есть расточение трудов, погубление подвигов, похититель душевного сокровища, исчадие неверия, предтеча гордости, кораблекрушение в пристани, муравей в житницах, который хотя и мал, но расхищает всякий труд и плод (Иоанн Леств. Ст.22). Но кто же может избежать тихого шипения сего лукавого змия, так незаметно и скрытно подползающего ко всякому нашему делу, и наипаче к делам благим? Да прострет Господь криле Свои да прибегну под кров их. Да будет Он моя слава! Пусть меня любят и почитают только ради Его. Кто ищет славы человеческой, когда Бог порицает, того не защитят люди, когда Он будет судить, и не избавят, когда Он произнесет приговор. Нередко «нечестивый хвалится похотью души своей; корыстолюбец ублажает себя» (Пс.9, 24). Но пусть будет и не так; пусть человек получает похвалу за добро, Богом ему дарованное; однако, если он утешается сею похвалою более, нежели даром Божиим, привлекающим хвалу, то он, когда хвалят его люди, от Господа уничижается. В сем случае тот, кто хвалит, нежели кто принимает похвалу; ибо тот уважает дар Божий в человеке, а этот, дар человека предпочитает дару Божию (Бл. Августин, Исповедь, кн.10, гл.36).

    Оглавление    ГЛАВА 10. С каким намерением должно нести крест? Во-первых, должно нести крест, как наказание за грехи, и ради избавления от вечных мучений («Наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром» (1Кор.11, 32))

   Теперь Ставрофила уже вразумилась, что не с тщеславием должно нести крест: ибо видела, что искание суетной славы лишает человека всякого мздовоздаяния, и что даже случайно приходящая слава, будучи приемлема и неотвергаема, если совершенно не уничтожает, то все-таки умаляет силу добрых дел, и лишает их чистоты и непорочности. Посему видя всю необходимость благого намерения, она начала вопрошать Ангела: «о чем еще должна я заботится, чтобы намерение мое было благое, и чтобы к нему не примешивалось никакое зло».
   АНГЕЛ. Благое намерение имеет различные степени, одну другой превосходнее; и для человека очень важно то, куда направляется его желание. Ибо и те, которые с добрым намерением несут крест, не одну имеют пред собою цель. Сперва я представлю тебе это в примере. Во время страдания Господа Иисуса Христа были четыре крестоносца, но все они несли это бремя по различным побуждениям. Два разбойника, изведенные с Ним, несли кресты свои, чтобы воспринять на них достойное по делам своим, т. е. дабы по приговору судии принять наказание за свои беззакония. Симон Киринейский нес крест Господа, как наемник, за воздаяние и плату. Сам же Господь в ношении креста ничего другого не имел в виду, как только благоугодить небесному Отцу и исполнить Его волю. Здесь ты видишь троякое побуждение: первое рабское, принять и нести крест, как наказание за грехи свои, и чтобы получить избавление от вечной муки; второе наемническое—преклонять выю свою под иго в надежде воздаяний; третье сы-новнее,—нести крест не из страха казни и не ожидая мздовоздаяния, но из чистой любви, ради угождения Богу. Здесь ты видишь три степени: страх, надежду и любовь. Вот в кратких словах различие их: водимый страхом несет крест терпеливо; преуспевающий в надежд несет его охотно; а достигший совершенства любви объемлет его с горячею ревностью и только сей последний может сказать с Апостолом: «мы оставили все и последовали за Тобою» (Лук.18, 28). От такого устроения далеко отстоят те, которые, если и приемлют крест, но всячески желали бы, если бы возможно, избежать его. Понуждаемый страхом терпелив, привлекаемый надеждой усерден; но если они не будут духом гореть, то легко могут пасть. А любовь, горя духом, и долготерпелива, и усердна, и что еще более, «никогда не перестает» (1Кор. 13, 8). «Ибо крепка, как смерть, любовь» (Песн. Пес. 8, 6). Утесняемое страхом терпение говорит: так сему должно быть. Благое произволение, питаемое надеждой, говорит: так полезно, так следует делать. Любовь же, возгораясь духом, не говорит уже так должно, или это полезно, а взывает: так желаю, так жажду!
   СТАВРОФИЛА. Итак, три пути открыл ты мне: но я не знаю, какой из них приличнейший для меня.
   АНГЕЛ. Советую тебе, идти в порядке постепенном, начиная со страха, ибо «начало премудрости страх Господень» (Пс.110,10), и потом уже восходить далее на высшие степени.
   СТАВРОФИЛА. Но как же мне это сделать?
   АНГЕЛ. Сначала без всякого сомнения убедись в том, что по совершенной справедливости возложен на тебя крест, который ты не раз заслужила беззакониями твоими. Ибо какой жизни не заслуживает человек, ежеминутно прогневляющий Бога? И потому всякому должно благодушно переносить заслуженное им за грехи наказание. Когда сыны Иакова предстали пред Иосифа и были в великом страхе, то хотя и не скоро, а познали истину сию. «точно мы наказываемся за грех против брата нашего, - говорили они, мы видели страдание души его, когда он умолял нас, но не послушали; за то и постигло нас горе сие» (Быт.42, 21). Итак, при всяком кресте и во всякой скорби твоей имей в устах, а наиболее в сердце твоем сие: праведно страдаю я, потому что согрешила; и памятуй, что говорит Пророк: «Пути твои и деяния твои причинили тебе это» (Иерем. 4, 18).
   СТАВРОФИЛА. Истинно так! «Гнев Господень я буду нести, потому что согрешил пред Ним» (Михея 7, 9). И праведно страдаю под крестом, «достойно бо по делам» моим восприемлю. Помню, что сказала некогда славная Иудиф: «За все возблагодарим Господа нашего, Который испытует нас, как и отцов наших ... так и нам не мстит, а только для вразумления наказует Господь приближающихся к Нему» (Иудифь 8, 25, 27). И потому напрасно скорбят сыны Адамовы, и возносят ропот свой на небеса, приписывают Богу немилосердие, когда Он наказывает их за неправды. Познаю, какая ложь и безумие обвинять Всевышнего. Мы сами бываем виною всех наших зол: каждого мучат его собственные грехи. Зачем же в бедствиях роптать на милосердного Бога?
   АНГЕЛ. Справедливо рассуждаешь. Но сверх сего, да будет тебе известно и то, что в страданиях ниспосылаемых на человека не только нет никакой ему обиды, напротив является величайшее благодеяние и милосердие небесного Отца, Который не терпит, чтобы сыны Его коснели во грехах, но ударами и ранами исправляет их. Из того, что Бог гневается за грехи их, да уразумеют люди, что Он имеет о них отеческое попечение, исправляя их во времени, чтобы избавить от вечной погибели. Избирай теперь одно из двух, скорбь временную, или вечную (Блаж. Август, на 93 Пс.). Должно плакать о тех, которые много грешат, и в этой жизни остаются без наказания; они «на работе человеческой нет их, - говорит Псалмопевец, - и с [прочими] людьми не подвергаются ударам» (Пс.72, 5); с кем же примут, если не с бесами? Ты же, Став-рофила, наставленная теперь, помни свои вины, чтобы тебе легче было нести наказание. Ибо тогда терпеливо принимаются биения, когда человек в глубине сердца воспоминает злые свои дела; и тем самым, что сознается тяжесть вины, облегчается тяжесть наказания. Но что сказать о тех, которые много согрешают, а наказание за свои грехи или скорбей в этой жизни не хотят понести? Эти люди поистине показывают свою нерассудительность. Если человек в сей жизни понесет малые скорби, приемля их, как наказание за тяжкие свои прегрешения, то он, по милосердию Божию, приобретет чрез это большую пользу. Ибо за малые страдания здесь—на земле благодать Божья прощает множество грехов, и дарует воздаяние вечное и неизреченное. Но таково безумие себялюбцев, которые ни о чем не думают кроме настоящего, а о будущем не заботятся. Если же немного найдется людей, неповинных смертным грехам, то скажи мне, как же отвергаются нести скорби креста те, кои хоть одним таковым грехом были осквернены? Если ты рассудишь, Ставрофила, в душе своей о том, что законопреступная душа неизбежно должна подвергнуться адским мучениям и огню геенны, и что, по крещении, нет для нее другого врачевства, кроме трудов покаяния, то с охотой будешь готова на все скорби и труды, чтобы только избавиться вечных мучений (Св. Амврос. к деве падшей гл. 8).
   СТАВРОФИЛА. Ты посылаешь меня в геенну, чтобы там научиться терпению.
   АНГЕЛ. Да! Памятованье геенны не допускает впасть в геенну (Св. Иоан. Златоуст. Бесед. 31 на Посл. к Римл.). О если бы люди, пока еще живы, чаще умом своим нисходили в ад и имели пред очами муки осужденных, чтобы не сойти им туда по смерти! Если вообразишь страшные мучения, огнь вечный, нерешимые узы, свирепеющий пламень, воздыхания, стоны и вопли осужденных, то в сравнении с этим никакая скорбь не покажется тебе тягостною в сей жизни.
   Стеная, возопила Ставрофила к Богу: «здесь опаляй, здесь поражай и наказуй меня, Господи, только в вечности пощади!»

    Оглавление    ГЛАВА 11. Должно нести крест, во вторых, в надежде на мздовоздаяние («Нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим. 8, 18))

   С таким размышлением Ставрофила неленостно шествовала стезею страха, сокрушаясь сердцем и часто воздыхая о том, что она чрез свои согрешения соделала себя достойною огня геенны, но утешая себя тою мыслью, что легчайшими скорбями можно освободиться от тягчайших мук. Когда же Ангел усмотрел, что она довольно потрудилась и обучилась страху Божию, то, желая возвести ее на высшую степень духовного преуспеяния, сказал: довольно, Ставрофила, ты шествовала сим путем, исполненным страха и боязни. Отныне предлежит тебе более благоприятный путь с отрадою и веселием. Отложи страх, и взирай теперь на воздаяние. Ибо душа, озаренная благою надеждою воздаяний, все терпит охотно, и из того, что терпит, ничего не считает достойным в сравнении с будущими бла-гами; с радостью готова она на все, чтобы только получить, чего надеется; ибо ожидание награды возбуждает в терпении, и никто не может достигнуть совершенства, если не видит пред собою воздаяния за дела одобряемые свидетельством совести. Посему-то Господь Иисус Христос, чтобы возбудить присных учеников Своих к понесению страданий, некогда преобразился пред очами их, дабы, воспоминая виденную славу Его, они благодушнее понесли скорби креста. И как Он благоволид, чтобы все видели Его страдания при распятии, так и по воскресении в прославлении плоти и при вознесении Своем, Он соизволил быть и зримым и осязаемым от учеников, дабы они, не сомневаясь в обетованиях Его, более имели ревности к терпению. Тем охотнее воин переносит труды, чем с большею уверенностью ожидает обещанную за них мзду. Всякое дело кажется легче, когда предвидится награда за него, и надежда воздаяния бывает утешением в труде. Настолько душа преуспевает в добродетели терпения, насколько бываете уверена в венцах за победу.
   СТАВРОФИЛА. Слова твои ободряют сердце мое. Да будет мне по слову твоему. Укрепи веселием душу мою и направи ноги мои на путь мирен.
   АНГЕЛ. Радуйся и возвеселись упованием славы Божией: ибо «Нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется» в вас (Римл. 8, 18). Если ради дневного пропитания и за самую ничтожную плату люди иногда подъемлют столько трудов, как видишь это на ремесленниках, земледельцах и прочих, то каких трудов не должно понести за воздаяние жизни вечной? Если так ценят и простой хрусталь, то чего стоит бисер многоценный? И кто не пожелает ради истинного сокровища потрудиться столько, сколько другой трудится ради мнимого? А верь мне, Ставрофила, что несравненно легчайшим трудом можно купить бисер Царствия Небесного, нежели каким многие стараются приобрести тленные блага (Посл. Бл. Иеронима к Непоциану). Если для мореходцев страшные бури морские, для земледельцев зной и хлад, для воинов сражения и раны, для бойцов тяжелые удары кажутся легкими и удобоносимыми ради надежды временных и суетных выгод, то не более ли легкими должно считать все труды в этой жизни, когда в воздаяние за них представляется небо и неизреченные вечные блага (Св. Иоанн. Златоуст. бесед. 24 на Мф.)?
   СТАВРОФИЛА. По истине это сладкое и действительное побуждение к благодушному и охотному несению креста.
   АНГЕЛ. Все Святые Божии сим размышлением укрепляли себя к терпению скорбей. «Верою Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном дочери фараоновой, и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние» (Евр.11,24-26). А почему? «Ибо он взирал на воздаяние». Почему, скажи мне, Святому первомученику Стефану, побиваемому камнями, удары их казались как бы приятною росою? Потому что он, «воззрев на небо, увидел славу Божию» (Деян.7, 55). Почему христиане первенствующей церкви «сами среди поношений и скорбей служа зрелищем [для других], и расхищение имения» своих с «приняли с радостью»? Потому что ведали, что «есть у вас на небесах имущество лучшее и непреходящее» (Евр.10, 33. 34). И кто, видя перед собою радость жизни вечной, не презрит наслаждений мира сего (Блаж. Август., на Пс.68)?
   Слова Ангела укрепляли желание и надежду Ставрофилы, и сердце ее, объятое пламенною ревностью, стремилось к обителям небесного отечества. «Желаю - говорила она, - Иерусалима небесного. И чем нетерпеливее желаю, тем мужественнее готова претерпеть все ради оного (Блаж. Август., посл.32 к Павлин). Надежда великих воздаяний отирает всякий пот трудов, все слезы скорбей с лица моего. Воздаяние вечное, как магнит, благодатно влечет меня к себе. Пламенно желает сердце мое насладиться оным воздаянием, и уже стремится предстать туда, где уповает получить вечное веселие» (Блаж. Август. На Пс. 68).
   АНГЕЛ. Благо, благо, Ставрофила; вкушай начатки славы небесной, похваляйся надеждою славы великого Бога. Яснее же скажу: похваляйся в скорби, ибо в ней упование славы. Крест и Царство Небесное сопряжены между собою: не понесши первого, нельзя достигнуть и второго. Познал это возлюбленный ученик Христов, который написал так: «Я, Иоанн, брат ваш и соучастник в скорби и в царствии и в терпении Иисуса Христа, был на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа» (Откр.1,9). Это значит, что кто желает вместе с Господом пребывать в царствии, должен быть общником Его скорбей и терпения: одно от другого отделено быть не может. И самому Христу, «Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою?» (Луки 24, 26). Итак, что ты окажешь, Ставрофила? Ты призвана к Царству, к Царству Сына Божия, и, если бы за это над-лежало ежедневно подвергаться тысяче смертей, то не следовало ли бы претерпеть все это? Для получения временного господства чего бы ты не сделала? А когда тебе предстоит быть участницею царства Единородного Сына Божия, ужели не бросишься на тысячу мечей, не ввергнешь себя в огнь? И в этом не было бы еще ничего великого (Св. Иоанн Златоуст, беседа 2 на гл.1 к Колос.). Поэтому, если хочешь наследовать блаженную жизнь, пренебреги настоящею. Если хочешь быть превознесенною на небе, смири себя в мире. Если хочешь с Господом царствовать, неси с Ним крест. Одни только рабы креста обретают путь блаженства и истинного света.
   СТАВРОФИЛА. Отныне будет сладостен для меня крест, приятен труд, любима скорбь. Сими малыми пенязями продается Небесное Царство. И какую цену мы даем? Одну медницу за получение сокровищ вечных, медницу труда за невыразимое успокоение (Бл. Августин. На Пс.93). Тут Ставрофила устремила взор свой к небу. О Боже, Боже мой, воззвала она, когда же, когда придет веселье, которого я так желаю! Когда «напоиши меня потоком сладости Твоея» (Пс.35, 9), которой столько жажду я! Да будут «слезы мои мне хлеб день и нощь (Пс.41, 4), пока скажут: се Бог твой! пока услышит душа моя: се Жених твой! А до того времени насыти меня воздыханьями, прохлади меня болезнями (Размышл. Блаж. Августина). «Отказывается от утешения» в сей жизни душа моя (Пс.76, 3), да явится достойною утешений вечных. Праведно, чтобы лишился Тебя ищущий иных утешений, кроме Тебя. Умоляю Тебя Тобою Самим, всесовершенная Истина, Сладосте неоценимая, услаждающая всякое горе, Ты Единый, услади душу мою! «Как много у Тебя благ, которые Ты хранишь для боящихся Тебя» (Пс.30, 20). Ты, Единый—блаженство ожидаемое нами! Тебе, Господи, воинствуем мы непрестанно; и «за Тебя умерщвляют нас всякий день» (Пс.43, 23), да в жизни вечной поживем с Тобою (Бл. Августин, Беседа с самим собою, гл.22).

    Оглавление    ГЛАВА 12. Должно, в-третьих, нести крест из любви ко Христу

   Радуясь и веселясь, шла таким образом Ставрофила, и с великою сладостью в сердце, проходя стезею надежды, приближалась уже к пути любви. И потому Ангел Господень начал ей говорить так:
   «Теперь я покажу тебе, Ставрофила, превосходнейший путь. Хорошо из страха или ради воздаяния притекать к воспринятию креста; но лучше того и другого, если кого приводит к сему любовь, как это свойственно сынам, которых все желание состоит в том, чтобы благоугождать во всем Опту своему по одной любви к Нему; а первые уподобляются рабам или наемникам. Прежде всего да царствует в ум твоем мысль, что, возложившей на тебя крест, есть Отец, и потому шествуй с благою надеждою и будь уверена, что чего Он не захочет, чтобы ты терпела, того и не потерпишь; а что попустит тебе терпеть, то принимай, как жезл наказующего, а не как казнь погубляющего (Блаж. Август. Поуч. 7 на Еванг. от Иоанна).
   СТАВРОФИЛА. «Губы» твои «лилии, источают текучую мирру» (Песнь Песн. 5, 13). Ты проповедуешь мне Отца, но наказующего, биющего, мучащего; в этом любви мало, строгости же много. А я веровала, что Господь есть «Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей» (2 Кор.1, 3, 4).
   АНГЕЛ. Ты очень заблуждаешься, Ставрофила, если думаешь, что нет утешения в кресте и скорби. Разве ты еще не научилась «терпением и утешением из Писаний» сохранять «надежду» (Римл.15, 4)? Разве ты не читала, что Апостол пишет к Евреям: «забыли утешение, которое предлагается вам, как сынам: сын мой! не пренебрегай наказания Господня, и не унывай, когда Он обличает тебя. Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает» (Евр.12, 5, 6)?
   СТАВРОФИЛА. Неужели всякого?
   АНГЕЛ. Непременно всякого, которого приемлет. Никто из сего не исключен, никого нет без наказания. Хочешь ли в этом убедиться? Сын Божий — Единый без греха, однако не без наказания. Итак, если Единого, не сотворшего греха, «не пощадил» (Римл.8, 32) Отец, «но предал Его за всех нас», то какое же наказание заслуживают соделавшие зло, за которое наказываются? Итак отныне да будет на тебе рука отеческая; и если ты дщерь добрая, то не отвергай наказания Отца твоего небесного. Пусть наказывает, если не удаляет от тебя Своего милосердия, пусть бьет сопротивляющуюся лишь бы только не лишал наследия. Если ты хорошо познала обещания Отца, то не страшись быть наказанной, а страшись лишиться наследия. Дщерь согрешившая откажется ли понести наказание, когда видит наказуемым и Единого безгрешного (Бл. Августин на Пс. 31,122, 88)? Не сказал ли о Нем Отец небесный на горе Фаворе: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф.17, 5)? Заметь, Ставрофила, возлюбленный Сын, однако биен, однако распят. Итак разумей, что и самым возлюбленным ниспосылается крест от Бога; а поэтому суди и о достоинстве креста. Крест, т. е. наказание, болезни и скорби, есть истинное начертание и знамение Сынов Божиих; а непричастные кресту будут отвергнуты, как сыны прелюбодеяния. Внимай опять, что Апостол Павел говорит: «Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец? Если же остаетесь без наказания, которое всем обще, то вы незаконные дети, а не сыны» (Евр.12, 7, 8). Детей виновных отцы наказывают, а рабов виновных изгоняют из дома. Жезл наказующий есть знамение сына.
   СТАВРОФИЛА. О если бы и мне сподобиться быть участницей креста Господня, чтобы удостоиться быть сопричтенною к сонму дщерей Его! О если бы не быть мне чуждой скорбей, а вместе с тем и вечного наследия! Да сподобит меня Господь быть в числе тех, кои волны морские суть, аки млеко (Второе. 33, 19). Волны морские означают изобилие скорбей: их тогда пьют, как млеко, когда они с радостью приемлются.
   АНГЕЛ. Благое желание твое, Ставрофила! Отныне неси крест ради единой любви к Господу; ибо истинная любовь не ощущает горечи, но сладость, которая так же неразлучно соединена с любовью, как горечь с ненавистью. Кто любит, тот не утрудится, потому что любящим всякий труд приятен. Кто работает Богу с такою любовью, которая изгоняет страх, тот не чувствует трудов, не ощущает скорби, не ищет воздаяний; однако совершает более всех. Ничего нет столь чудного и столь поразительного, как то, что сокрушаемые скорбями и бедствиями не изнемогают, будучи распаляемы любовью Божественною; ибо стяжавшим любовь к Богу ни огнь, ни меч, ни скудость, ни болезнь, ни смерть, ни иное что-либо подобное не покажется тяжелым (Св. Иоанн Златоуст беседа о терпении). Потому-то Апостол Павел сказал: «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Римл. 8, 35. 38. 39).
   СТАВРОФИЛА. Но чем могу я возбудиться к таковой любви?
   АНГЕЛ. Примером Господа Иисуса Христа. Одна любовь низвела Его с небес на землю; любовь по-ложила Его в яслях; любовь влекла Его ко всем страданиям: «по Своей великой любви, которою возлюбил» вас (Ефес.2, 4). Он «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Филп.2, 8). Мог бы Господь спасти вас, и не претерпевши крестной смерти, но не восхотел, чтобы таким образом явить любовь Свою к вам, и излить на всех богатство Своей благости. И теперь что требуется от тебя? Только, чтобы Возлюбившего тебя такою лю-бовью, и ты возлюбила.
   СТАВРОФИЛА. Как сильно я этого желаю! Но вразуми, умоляю тебя, каким образом я могу сделать это?
   АНГЕЛ. Принимай крест скорбей от всякого, кто бы ни возложил его на тебя, праведный или нечестивый, добрый или злой, чужой или близкий тебе. Принимай его, говорю, радостною душою, как от отеческой десницы Божьей, и помышляй только об одном, что нести тебе крест, на это есть воля Господа, Которому по любви твоей ты добровольно желаешь повиноваться.
   СТАВРОФИЛА. Это будет великое совершенство, но трудно достигнуть его. Видя людей меня обижающих и досаждающих мне по своей злой воле, трудно убедиться, что они делают это по воле Божьей, что Вышний благоволит, чтобы они меня так оскорбляли.
   АНГЕЛ. Взирай на Спасителя своего. Когда Он был предан в руки грешников, Апостол Петр, как мужественный воин, извлек меч, чтобы защитить Господа своего, но Господь сказал ему: «вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Ин.18, 11) Спаситель не взирал на то, что горчайшая чаша эта была растворена предательством Искариота, клеветами иудеев и безмысленными воплями народа. Знал Он, сколько полыни и желчи влили в эту чашу злые губители: Анна, Каиафа, Пилат, Ирод, книжники, фарисеи; но взирал только на то, что чаша эта была подаваема Ему от Отца, кто бы и каким бы смертоносным питьем ее ни растворил. Не могло быть для Него неприятно то, что предлагалось Ему от Отца, хотя и руками других. И потому Сын Божий с радостью пил сию чашу, «как заповедал Мне Отец» (Ин.14,31). Для него было пресладкое брашно творить волю Отца Своего. Вот что, Ставрофила, свойственно сынам: не из страха наказания, не из надежды воздаяния, но по одной чистой любви нести крест, пить чашу скорбей потому только, что так благоволил Отец.
   СТАВРОФИЛА. Спаситель наш до дна испил чашу страдания; и я, недостойная раба Его, «чашу спасения прииму и имя Господне призову» (Пс.115, 4). Отныне хочу, жажду, всеми силами души моей желаю одного только, дабы во мне, надо мною и через меня не моя, но Господня совершалась воля! Не хочу разбирать, что горько, что сладостно, что тяжело или легко, что неприятно, или приятно, но с готовностью и пламенным желанием буду стараться тщательно совершать то, что будет благоугодно Его Святой воле. И это только для меня будет радостно и приятно, легко, утешительно и вожделенно.
   АНГЕЛ. Пребудь на сем пути, и иди по нему ревностно, ибо многих путь сей привел к крайнему совершенству. Все неприятное в жизни своей всегда принимай благодушно, как от руки Божьей, и когда кто нанесет тебе какое-либо огорчение или обиду, то старайся тому оказать благодеяние. Никого не вини в скорбях своих, но все относи к промыслу Божию, и тогда вскоре сподобишься от Него утешения. Какие бы скорби не посещали тебя, из любви к Богу желай претерпевать еще большие, считая их за великие Божии благодеяния.
   СТАВРОФИЛА. Поистине так и должно принимать скорби. Ибо кто любит Господа, и познает Его благодеяния, того ничто не может так возвеселить, как исполнение над ним Святой воли Господней и превечного Божественного предопределения. Покорность воле Божией и желание, чтобы прославлялось имя Его, должны превосходить все, и утешать человека более, нежели все благодеяния, которые Бог даровал ему и который еще будут ему дарованы.

    Оглавление    ГЛАВА 13. Должно под крестом молиться («Злостраждет ли кто из вас, пусть молится» (Иак.5,13))

   Ставрофила видела, что относительно правильности намерений в крестоношении она уже достаточно наставлена. Но желая всю себя посвятить любомудрию креста, сказала Ангелу: «чему еще потребно мне научиться на сем пути?»
   АНГЕЛ. Есть еще много важных правил, которые должны быть соблюдаемы совершенными учени-ками креста. Прежде всего, имей крест как бы лук, с коего пуская стрелы, взыскуй небо и Господа небес.
   СТАВРОФИЛА. Что означает это? Я не довольно разумею притчу сию, чему она учит.
   АНГЕЛ. Она учит молиться в кресте, т. е. во время скорби. Что иное молитвы сокрушенного и смиренного сердца, как не стрелы избранные, летящие от сердца на небо? И Писание говорит: «Молитва смиренного проникнет сквозь облака, и он не утешится, доколе она не приблизится к Богу» (Сирах. 35, 17. 18). Эти стрелы достигают Господа, уязвляют сердце Его, и уготовляют молящемуся удобный доступ к Нему. «сердце мое», взывает Жених небесный, «сестра моя, невеста! пленила ты сердце мое одним взглядом очей твоих» (Песн. песн, 4, 9). Видишь ли, в сих словах представляется тебе ясное подобие стреляния. Обыкновенно стрелки, чтобы вернее попасть в цель, закрывают один глаз, дабы, смотря обоими, не развлечься зрением на разные предметы. И ты поступай так во время молитвы: закрой единое твое око, обращенное к земным предметам, чтобы зрением их ум не развлекался, и блуждая туда и сюда не упустил из виду предложенной цели. А другое око, которым созерцается небесное, да будет отверсто, и им единым направляемая молитва достигает своей цели и уязвляет Жениха небесного.
   СТАВРОФИЛА. Но почему же ты повелеваешь молиться особенно носящим крест? Это общий долг всех верных.
   АНГЕЛ. Молитва есть величайшее облегчение креста и благовременная помощь во всякой скорби. Разве ты не читала заповеданного Богом: «призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня» (Пс.49, 15). И еще: «Воззовет ко Мне, и услышу его; с ним Я в скорби; избавлю его и прославлю его» (Пс.90, 15, 16). К помощи молитвы всегда прибегал царствен-ный пророк Давид, как сам говорит о себе: «К Господу воззвал я в скорби моей, и Он услышал меня». (Пс.119, 1). «В день скорби моей ищу Господа» (Пс.76, 3). И о других он говорит: «Но воззвали к Господу в скорби своей, и Он спас их от бедствий их» (Пс.106, 13). И множество примеров найдешь ты в св. Писании, что скорбящие с упованием воссылали молитвы свои ко Господу. Молился Сампсон, посмеянный от Филистимлян, молилась Сусанна в смертной напасти, молились три отрока в пещи огненной, Даниил в рове львином, Иона во чреве китове, Петр на море, Апостолы на корабле, Павел и Сила в темнице. Наконец и Сам Господь Иисус Христос не только в вертограде Гефсиманском, но и на кресте «с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления» Богу Отцу» (Евр.5, 7). А потому и ты, «имея вокруг себя такое облако свидетелей» (Евр.12, 1), во время скорби всегда прибегай к пособию молитвы: ибо молитва в скорби умилостивляет Бога, и самая скорбь весьма много способствует молитве.
   СТАВРОФИЛА. Желала бы я яснее понять, каким образом скорбь может споспешествовать молитве, когда страдание едва допускает и помыслить о чем-либо; и часто люди скорбные и страдающие жалуются, что у них отнимается всякая возможность молиться.
   АНГЕЛ. Чем более кто обращается к Богу, тем менее он помнит о скорби. У кого мысль постоянно устремлена к Богу, тот уже не может очень обращать внимания на скорби креста. И какую силу подает скорбь молитве! Как стрела, вонзенная в сердце, заставляет и понуждает искать врачевания: так и скорбь, поражая печалью сердце, побуждает его искать утешения в ином, т.е. в размышлении о вечных благах. Вода, протекая по широким и ровным местам, не поднимается вверх, но широко разливается во все стороны; когда же рукою искусства бывает собрана в узкое вместилище и стеснена, то оттуда с силою поднимается и быстро стремится в высоту. Так и ум человеческий, когда бывает в праздности и чрезмерном спокойствии, расслабевает и рассеивается. Когда же печальные случаи в жизни, и внезапные напасти и неудачи сокрушают его, тогда он внимательнее и ревностнее возбуждаете себя, и воссылает ко Всевышнему усердные и горячие молитвы (Св. Иоанн. Златоуст. бесед. 5 о непостиж. Бож.). В день посещения твоего взыщи Бога; ничего другого не ищи от Бога, а только Единого Бога ищи в скорби твоей; тогда Бог удалит от тебя и скорбь, и ты уже дерзновенно прилепишься к Богу (Блаж. Август, на Пс.76).
   СТАВРОФИЛА. Теперь вижу, что крест не только помогает молитве, но как бы заставляете по необходимости притекать к Богу.
   АНГЕЛ. Ты правильно поняла это. Ради этой цели часто и попускаются скорби. Слышала ли ты, чем некогда Авессалом заставил прийти к себе Иоанна? Два раза он призывал его к себе чрез рабом своих, а тот не хотел прийти, и потому Авессалом приказал зажечь его нивы (2 Царств. 14, 30). Тогда Иоав пришел к Авессалому. Так и Сын Божий, если видит, что вразумляемые Им противятся Ему, и будучи однажды или дважды призываемы не приходят, то ниспосланными скорбями принуждает их прибегнуть к Нему. Таковы были и те, о коих говорит Псалмопевец: «Пусть умножаются скорби у тех, которые текут к [богу] чужому» (Пс.15, 4). И: «исполни лица их бесчестием, чтобы они взыскали имя Твое, Господи!» (Пс.82, 17). Многие никогда бы не вспомнили о Боге если бы не понуждал их к этому какой-либо крест скорбей. И так это есть милосердие Божие, что Он благоволит людям ниспосылать страдания, дабы они притекали к Нему. Так поступают и чадолюбивые отцы и матери. Видя, что дети перестают ласкаться к ним, и оставляют их, дабы играть с своими сверстниками, они часто приказывают слугам своим пугать их, дабы страхом принудить их бежать к материнским объятьям (Св. Иоан. Златоуст, бесед. 10 на Мф.).
   СТАВРОФИЛА. Поэтому, сколько могу я понимать, очень худой знак, когда человек, претерпевая скор-би, не обращается к Богу а живет, как прежде жил, без исправления.
   АНГЕЛ. Никакого нет сомненья в этом. Из того, какое действие производит скорбь на человека, удобно познается расположение души его. Зерно полное и при легком ударе тотчас отделяется от своего колоса и выпадает, а тощее отделяется с трудом, пустое же вовсе не отделяется, но смешивается с плевелами и выбрасывается вон. Так все люди прилепляются к земным наслаждениям, как зерна к колосьям. Но кто имеет веру и благое расположение сердца, тот, лишь только постигнет его малая скорбь, пренебрегает всем земным и притекает к Богу. А кто маловерен, тот и в великой скорби едва исправляется и обращается к Богу. Кто же вовсе не имеет веры, тот хотя бы и сокрушен был скорбями подобно пустому зерну, неотделяющемуся от колоса; никогда не отрешается от земных предметов и от мирских пристрастий, и не обращается к Богу, но прибывая во зле, непрестанно поражается и наконец с неверными, как с плевелами, вметается в огне вечный (Св. Иоан. Златоуст, бесед. 3 на Мф.).
   СТАВРОФИЛА. Это прекрасное сравнение! Но умоляю тебя, вразуми меня: если так необходима молитва крестоносцу, то о чем особенно должно мне молиться?
   АНГЕЛ. Будешь ли молиться об избавлении от креста, или облегчения его, молись не иным каким-либо образом, а так, как молился в вертограде Гефсиманском Сам Господь, поучая вас и словом и делом. Взывай: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф.26, 39). И еще: «Только в Боге успокаивается душа моя: от Него спасение мое» (Пс.61, 1). «А какая», Господи, «будет воля на небе, так да сотворит!» (1Мак. 3, 60). Те, кои желают собирать изобильные плоды креста, должны иметь сердце мужественное и на все готовое, и за все благодарить и прославлять Господа, как заповедует Апостол: «о всем благодарите» (1Сол.5,18); и опять «нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Римл. 8, 18).

    Оглавление    ГЛАВА 14. Должно радоваться о кресте («Но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь» (1Петр. 4, 18)

   Ставрофила, думая, что слышала от Ангела уже последнее поучение, ничего более не опрашивала. Но он сказал ей: «ты еще не достигла конца, Ставрофила, прежде я говорил тебе, чтобы ты имела крест как бы лук; а теперь буду поучать тебя, чтобы ты имела крест, как бы гусли или псалтирь, да научишься «петь имени» Господа Вышнего «на десятиструнном и псалтири, с песнью на гуслях» (Пс.91, 2, 4)».
   СТАВРОФИЛА. И здесь опять принуждена я сознаться в своем неведении. Не разумею сказанного тобою.
   АНГЕЛ. Слушай! Петь, значит быть в благодушии и радоваться. Когда ты страдаешь от скорбей, искушений и соблазнов на земле, то страдаешь от того, что ты грешная и смертная, и поэтому самому в жизни своей должна понести назначенную тебе долю скорбей. Если ты их терпеливо и благодушно переносишь, то как бы поешь, бряцая на гуслях. Звук этот пресладкий; ибо всякое терпение приятно Богу. А если в скорбях изнемогаешь, то ты сокрушаешь гусли. Опять, когда ты испытываешь недоуменения, душевную тугу и мрачность, видя себя как бы оставленною от Бога, и однако стараешься с благодушием переносить это, и в этом кресте хвалишь и благословляешь Бога: то ты поешь Господу в Псалтири десятоструннем, движешь струнами в сердце твоем и доброгласным звуком их услаждаешь слух Божий. А если истязуешь дела Божии, говоря: зачем то, зачем другое; не следовало так быть, это не хорошо сделано; где же промысл Божий; то ты нарушаешь свое «аллилуиа», и сокрушаешь свою Псалтирь.
   Эти слова Ангела возвеселили сердце Ставрофилы; но она была в великом удивлении, слыша, что о кресте должно веселиться и радоваться. «Дозволь мне вопросить тебя, - сказала она Ангелу: что общего между крестом и радостью? Какая связь страданий с веселием? Ибо крест означает страдание; и что он сокрушает тело и душу, никому так не известно как крестоносцу. Я думала, что всю эту жизнь должна проводить в печали и сетовании, в скорбях и страданиях; а радости, веселия и упокоения ожидать в будущей жизни: здесь время скорби, а там утешения. «Всякое наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью» (Евр.12, 11).
   АНГЕЛ. Переполненную и проливающуюся меру веселия воспримут все крестоносцы в день праведного воздаяния, когда внидут в радость Господа своего, когда «отрет Бог всякую слезу с очей их» (Откр.21, 4). Но крест и теперь в самом себе имеет много радости и веселия, если носят его, как должно. Ибо крест есть основание всякого духовного радования (Св. Иоанн Златоуст, Беседа 2 о кресте и разб.). Не сказал ли Господь в Евангелия: «Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах» (Лук. 6, 22, 23)? И Св. Апостол не говорил ли: «но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь» (1Петр.4,13)? И другой: «С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения» (Иаков. 1, 2). И избранный сосуд Христов, Апостол Павел, которого ты вспомнила, не говорит, что наказание в настоящее время не есть радость, но только, что оно «не мнится» радость быти. На самом же деле наказание есть причина и источник всякого веселия и радости, и самой жизни вечной, хотя, когда оно приходит, мнится быти печаль, а не радость. Ибо чувство страдания так стесняет человека, что он не обращаете внимания на благой плод, происходящей от страдания. Когда же минете труд скорби, тогда и плод лучше познается и делается явным. И что еще скажу? Верный признак блаженства—в великих скорбях веселиться, и среди окружающих отовсюду бед возносить к небу радостное сердце, хотя бы по ланитам лились обильные слезы.
   СТАВРОФИЛА. Охотно верю, что в самом кресте есть причина для радости, если кто внимательно раз-мышляет о будущих воздаяниях; но радоваться в минуты самых испытаний Божиих это очень трудно; и я думаю, что немного таких, которые бы в страданиях веселились.
   АНГЕЛ. Напротив, я многих представлю тебе. Апостолы «пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие» (Деян.5, 41). Какой радости быль исполнен Апостол Павел, сказавший: «исполнен утешением, преизобилую радостью, при всей скорби нашей» (2Кор.7, 4). «Если я и соделываюсь жертвою за жертву и служение веры вашей, то радуюсь и сорадуюсь всем вам. О сем самом и вы радуйтесь и сорадуйтесь мне» (Филп.2, 17. 18). Также и прочие Святые «другие испытали поругания и побои, а также узы и темницу, были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления» (Евр.11, 36. 37). И что иное были они, как не Псалмопевцы, бряцавшие на гуслях своих, и воспевавшие свидетельство Божьей Истины? Каким весельем исполнялись никогда эти мученики среди мучений! Много подобных примеров есть и в немощнейшем женском поле. Св. мученица Агафия в великой радости, как бы на пире и веселие, шла в темницу, вручая себя Господу своему (Память ее 5 февр.). Агния, тринадцатилетняя девица, еще слишком юная для страданий, созрела для победы, и превосходя свой возраст ревностью к добродетели, спешила на место казни с большею радостью, нежели шла бы в чертог брачный (Св. Амврос., кн.1 о деве. Память ее 21 янв.). Св. Фекла, восторже-ствовавши над зверями, огнем и узами говорила так: „если бы мне и всякий день должно было страдать в огне, от зверей, в узах и темнице, все страдания, и самая смерть ради веры во Христа казались бы мне приятнее самых изысканных наслаждений в жизни, лишь бы мне сподобиться ради Тебя за святое имя Твое, Господи, достойно понести мучения (Василия Селевк. Житие св. Феклы). Видишь ли Ставрофила, с какою радостью, с каким веселием сердца Святые претерпели страдания свои!
   СТАВРОФИЛА. Вижу и удивляюсь их терпению; скажу откровенно, что это приводит меня в стыд. Они не только терпеливо, но и усердно и ревностно шли на мучения, как на пир; а я малодушная много тружусь, чтобы хотя терпеливо понести мой легчайший крест. Да укрепит Господь немощь мою!
   АНГЕЛ. Дерзай! Мало-помалу и ты при помощи Божьей возрастешь, и достигнешь мужественного и совершенного во всех видах терпения. Ты теперь отягощаешься и легкими здешними страданьями, а после в воздаяние за труд твой получишь дарования, драгоценнейшие всех сокровищ земных. Если же ты вдруг не можешь вознестись до совершенства, не ропщи, не унывай, но мужественно потерпи, и в страданиях своих не изнемогай.
   СТАВРОФИЛА. Желала бы я еще более научиться воспевать Господа в Псалтири креста, дабы от сердца моего возносилось сладкое пение и непрестающая хвала к престолу Божию.
   АНГЕЛ. Благое желание твое! И ты несомненно научишься сему искусству, если, испытывая скорбь и страдание, с смирением и терпением покоришься Богу; ибо такая покорность перед Богом—как бы сладкозвучные гусли, на струнах коих Святой Дух издает стройное пение, и таинственным некиим внутренним сладкогласьем чудесно услаждает слух Отца небесного, На сих гуслях нижние струны, т. е. силы внешнего человека, отовсюду одержимые скорбями, издают звук грубее и плачевнее; а струны тончайшие, т. е. силы внутреннего человека, пребывая в покорности, добровольном терпении и полном самоотвержении, издают сладостные и приятные звуки. Чувственное естество к страданиям воздыхает, а естество высшее, разумное при добровольном терпении пребывает спокойно.
   СТАВРОФИЛА. Не удивляюсь я тому, что в мирной душе совершается духовное песнопенье, ибо и Апо-стол научает: «Весел ли кто, пусть поет псалмы» (Иак.5, 13); но смущенный ум расстраивает всякое пение, и сердцу «при сердечной скорби дух унывает» (Притч. 15, 13). Прошу тебя, научи меня, как могу я обрести этот мир душевный.
   АНГЕЛ. Ты обретешь его, если во всем будешь согласоваться с Божиею волею, и не пожелаешь иного кроме того, чего хочет Бог. Кто так поступает, тот покоен, блажен, и воистину благословен; ибо чего он хочет, то и исполняется, так как он желает того, чему Бог благоволил быть. Нет никого блаженнее тех, которые всегда довольны своим жребием. В уничижении люди Богобоязненные,— они этого и желают; нищи они,—и утешаются нищетою; люди не оказывают им почестей, они и сами отвергают оные; плачут и желают плакать; немощны, и радуются в немощах. «Когда я немощен, - говорит Апостол, тогда силен» (2 Кор.12,10). Итак, чтобы ни случилось с людьми поистине Богобоязненными, они всегда блаженны. Ибо никого нет счастливее тех, которые, какие бы ни испытывали скорби, находятся в таком положении, в каком хотят быть.
   Утешенная сими сладкими беседами Ангела Божия, Ставрофила исполнилась радости и веселья духовного, и стала прославлять и восхвалять крест.

    Оглавление    ГЛАВА 15. Должно за крест воссылать благодарение («О всем благодарите» (1Солун. 5, 18))

   Ангел продолжал: «постепенно восходи, Ставрофила, к совершенству. Ты наставлена радоваться о кресте. Теперь, чтобы преуспеть, научись еще приносить благодарение Богу не только в благополучии, но и особенно в скорбях и страданиях. Ибо тот нелицемерно благодарен, кто среди бед от всего сердца приносит благодарение Господу (Св. Антиоха беседа 117). Что тут великого, если ты в благополучии, в богатстве, не терпя никакой обиды, благодаришь Бога? Но то преславно, когда, претерпевая обиды и поношения, прославляешь правосудие Божье (Св. Амвросий, на Пс.118).
   СТАВРОФИЛА. Поистине это дело великое! Но и в благополучии быть благодарным я также не считаю за ничто.
   АНГЕЛ. Конечно и это хорошо, однако менее совершенно, ибо величие благодарного сердца познается во время напастей. Смотри! когда ты в благополучии благодаришь Господа, то наветник диавол умаляет твое дело, как некогда и о праведном Иов говорил: «разве даром богобоязнен Иов» (Иов.1,10) (Св. Иоанн. Златоуст, сл. о Иове в Аврааме), так как он в благополучии приносил благодарение Господу. Но когда, поражаемый великими бедствиями Иов воззвал: «буди имя Господне благословенно» (Иов.1,21), то совершенно низложил диавола, и нанес ему большее поражение, нежели когда, обладая богатством, оказывал милосердие нищим. В благоденствии воссылать благодарение Богу не очень удивительно; но когда человек, обуреваемый напастями и скорбями на море житейском, благодарит Бога это—истинное знамение великого терпения и благого произволения. Благодарить за благодеяния умеют и идолопоклонники, и язычники, но за крест, скорби и испытания благодарят одни христиане. Ибо совершенство благочестия христианского особенно обнаруживается тем, чтобы во время бедствий воссылать благодарение Богу. И поверь, Ставрофила, что одно „слава Богу", произнесенное в несчастии, более значит, нежели тысячи благодарений, приносимых в счастье.
   СТАВРОФИЛА. Для меня непонятно, как воссылать благодарение за бедствия и страдания; потому что это противно человеческой природе.
   АНГЕЛ. Многое неприятно плотским чувствам, а благопотребно ко спасению. К сему должно отнести и благодарение в скорбях, так как в нем заключается потаенное сокровище, о котором не имеют понятия сыны века сего. Объясню тебе это иносказательно из следующего повествования. Царь Артаксеркс однажды постановил законом, что, если кто не призванный войдет во внутреннее покои дворца его, то тому не будет спасения, разве к кому царь в знак помилования прострет златой свой жезл тот и останется живым. Эсфирь же, вопреки этому повелению, вошла в чертоги, и когда царь простер златой жезл, она облобызала конец жезла. Понимаешь ли, какое значение этого иносказания? То, что входить в селения Господни возбраняется человекам законопреступным, разве к кому Господь прикоснется златым жезлом, и кто сподобится облобызать его. А какой это жезл? Крест неблагополучия, скорби. Почему он златой? Потому что позлащен Господними страданиями. Почему должно облобызать его? Потому что он, как драгоценнейший дар, простирается от царской десницы, от отеческой любви, от благоволения милосердого Бога. Ибо терпеть ради Бога есть дарование, достойное большого удивления, нежели воскрешать мертвых и творить великие знамения. В последнем случае человек, приемля дар от Бога, есть Его должник, а в первом он как бы соделывает Самого Бога своим должником. Итак должно лобызать и с благодарением нести крест; ибо он есть знамение милосердия, оставления грехов и того, что Бог не забывает тебя. У древних персов был обычай, что если царь приказывал бить кого-либо и неповинного, то наказанные имели обычай приносить благодарение царю за то, что он помнит о них. Что же должен делать христианин, когда по повелению не земного царя, а небесного, Царя царей и Господа господей, предается наказание, биению и страданиям? Не должен ли такой несравненно более со смирением благодарить, что Бог помнит о нем, и посылает такие наказания, за которые наказуемый получит в воздаяние небесные блага? Не читала ли ты, что царственный Пророк воспевает: «Твой жезл и Твой посох - они успокаивают меня» (Псал.22, 4). Как бы так говорил: наказания Твои, Господи, как жезл, коим собираешь овец твоих, и как палица, коею бьешь сынов более мужественных, от жизни плотской возрастающих в жизнь духовную, не огорчают меня, но более утешают, потому что Ты помнишь обо мне. Итак, что же ниспосылаемое от Бога может для людей казаться жестоким, когда и скорбь от Него есть благодеяние? Все Его дар: благополучие—дар утешающего; напасти—дар наказующего Бога (Бл. Августин, на Пс.22)
   СТАВРОФИЛА. Немало можно найти таких, которые исповедаются Господу, «когда благосотворит» им (Пс.48, 19); но кто отягощенный крестом, посещенный скорбями, от сердца благодарит Бога? «Кто он? и мы прославим его; ибо он сделал чудо в народе своем» (Сир. 31. 9).
   АНГЕЛ. Разве тебе неизвестны примеры мужественных Христовых воинов, прославляемых в Святой Церкви? Праведный Иов не взывал ли в столь многочисленных и ужасных страданиях: «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (Иов.1,21) Св. Лаврентий, лежа на огненном одре, говорил сожигаемый: благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе! (память 10 авг.) Сатурнин и Сисиний, испытывая множество тяжких мук, взывали: слава Тебе, Господи Иисусе Христе, яко сподобихомся друзи быти рабом Твоим пострадавшим за Тебя (память 7 июля). Святой Киприан, услышав себе от мучителя смертный приговор: „Киприан да усечен будет мечем", сказал: Богу благодарение! (память 31 авг.) Иаков Персианин был весь изрезан по суставам, и при отсечении каждого перста или другого какого-либо члена тела, произносил молитву и благодарение Богу (память 17 нояб.). Что ты думаешь о всех сих страдальцах, Ставрофила?
   СТАВРОФИЛА. Думаю, что это—преимущества мучеников, которых, для утверждения веры и посрамления мучителей, Бог особенно украсил сею благодатью.
   АНГЕЛ. Не одни мученики, но и больные на одрах своих изъявляли чувства благодарности Богу. Некто Сервул от самой юности своей до конца жизни расслабленный лежал на одре. Он не мог ни стоять, ни сидеть, ни сам повернуться на другую сторону, ни даже руки своей поднести к устам. Испытывая тяжкие страдания, он всегда благодарил Бога, день и ночь упражняясь в пении псалмов и в славословии; за то пред смертью и сам удостоился слышать небесное пение (Св. Григор. бесед 15 на Еванг.). Что ты теперь думаешь? Или еще кажется тебе, что немного таких, которые в скорбях благословляют и благодарят Бога?
   СТАВРОФИЛА. Исповедую неразумие мое. И я с сей поры желала бы непрестанно приносить жертву хвалы и благодарение Господу, Подателю благодати, что вразумил меня милостиво, обратил гнев Свой на милость, благоволил мне скорбеть, дабы избавиться от более тяжких скорбей, посетил испытанием, дабы простить, низложил, дабы воздвигнуть меня. И «Кто знает силу гнева» Его (Пс.89,11)? Исполнена милосердия ярость Его, и не исследованы судьбы наказаний Его, коими Он временно посещает Своих рабов: это благоприятное знамение Его благоволения к ним. Так как «души праведных в руке Божией» (Премудр. 3, 1), то и в отраде и в страданиях благоискусные познают гнев Господень, и милосердие. «да радуются дщери Иудейские ради судов» Господних (Псал.47, 12).
   АНГЕЛ. Правильно ты говоришь; это речь истинного христианина. Нет ничего священнее того языка, который в несчастиях благодарит Бога. Такой человек поистине ничем не хуже мучеников, и получает равный с ними венец. Ибо пред ними стоит мучитель, принуждающий отречься Бога богохульством, стоит диавол, терзающий мучительными помыслами; помрачающий сердце скорбью. Итак, кто переносит скорбь и благодарит Бога, тот получает венец мученический (Св. Иоанна Златоуст. бесед. 8 на Посл. к Колосс.).
   СТАВРОФИЛА. Ничего нет лучше, как носить в сердце, исповедовать устами, и всячески выражать одно благодарение Богу. Ничто не может быть радостнее сего для слуха, приятнее для размышления, полезнее в делах (Блаж. Август, на Псал.). Теперь яснее понимаю я, почему один старец, как повествуется в патериках, так говорил страдавшему ученику своему: не унывай, чадо, от болезней и страданий телесных, ибо приносить благодарение Богу в страданиях, есть совершенство благочестия. Если ты железо, то огнем очистишься от ржавчины; если же золото, то искушенный огнем возблистаешь светлее. Не печалься же, брат! Если Господь благоволил посетить тебя страданием телесным, то кто ты, сетующий о сем? Итак, терпи и молись Богу, да будет то, что Ему угодно (Руфин. Жития Отцев Кн. 8).
   АНГЕЛ. Мудрый был совет старца. И я тебе опять и опять советую тоже. Благодарение среди скорбей отличает добрых от злых и ясно показывает, кто каков. Колокола, прежде нежели поднимают их на высоту, испытываются ударами молота, и когда они издают нехороший звук, их оставляют. Так и Бог делает: не возносит на высоту избранных Своих не испытавши их наперед многократными крестами и скорбями, чтобы видно было, совершенно ли их терпение, и какой и сколь приятный они издают звук. Испытал Бог никогда великий оный колокол—Иова, рука Господа коснулась его. Хочешь ли знать, каким орудием? Молотом всея земли, т. е. диаволом. Какой же издал звук этот колокол? «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» (Иов. 1 21) Какой приятный звук! Но и еще подвергается биению Иов, он предан власти диавола, и вся плоть его поражена; с головы до ног покрытый гноем и червями, он сидел на гноище своем. Слышишь ли, какие удары наносимы были ему? Слушай же теперь, какой и глас издает он: «неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (Иов.2, 10). О глас крепкий! О глас сладкий! Кого спящего не возбудит он (Блаж. Августин, толк. на Пс.97). Благословен сей колокол, издающий такой благословенный глас! Вот признак мужа доброго, мужа благодарного Богу. А вот напротив признак человека неблагодарного: если он сокрушается какою-либо скорбью, то жалуется, ропщет, противится, чрезмерно скорбит, восхваляет дела свои и доказывает свою невинность (Св. Антиох., на бесед.117). Что сказать еще? Добрый и злой, как два сосуда наполнение, один— дорогими ароматами, а другой—зловонным веществом; узнать же, чем наполнены эти сосуды, не иначе можно, как только раскрыв или всколебав их. Тот сосуд, в котором находятся ароматы, издает приятное благоухание, а другой отвратительное зловоние (Бл. Августин, т.10, сл.111). Так добрые и злые без различия посещаются скорбями, но чрез самое это посещение одни от других отделяются премудрым промыслом Божиим. Добрые, когда постигает их какая-либо скорбь, как сосуды святые, возносят благодарение Богу, Который благоволит их наказывать; а горделивые, сластолюбивые и сребролюбивые хулят и ропщут на Бога, говоря: о Боже! Какое зло сделали мы, что так страдаем?

    Оглавление    ГЛАВА 16. В несчастии более, нежели в благополучии, должно приносить благодарение не только Богу, но и наносящему нам скорби

   Словами Ангела Ставрофила убеждалась в необходимости благодарения; однако в душе ее все еще возбуждались некоторые сомнения, которые она пожелала предложить своему наставнику. «Умоляю тебя, сказала она, изъясни мне, когда большее благодарение должно приносить, в благополучии или в несчастии?»
   АНГЕЛ. Зачем ты сомневаешься? Рассуди сама, за какое благодеяние, за большее или меньшее должно воздавать большее благодарение?
   СТАВРОФИЛА. Конечно за большее.
   АНГЕЛ. Итак, сама сравни несчастье с благополучием, и внимательно рассмотри, что превосходнее. Крест отводит от грехов, а благополучие подает повод и влечет к ним. «То самое, что нечестивцам не дается много времени, но скоро подвергаются они карам, есть знамение великого благодеяния» (2Маккав.6,13). Скорби побуждают притекать к Богу, а благополу-чие приводит к забвению о Нем. Страдания возбуждают душу к страху Божию и умилению, а при благополучии ослабевают в человеке бдительность над собою и добронравие; особенно в людях беспечных, они истребляются, как воск тает от огня, или снег и лед от солнечного луча. Был благочестив Давид, был премудр Соломон, но в отраде и в великом благополучии один отчасти, а другой совершенно обезумились. Велик, кто, впадая в несчастия, нисколько не теряет благоразумия; а больший его тот, которому благополучие не наносит душевного вреда. Крест или скорбь есть залог вечного блаженства; а временное благополучие часто бывает предвозвестником вечного осуждения. Кто постоянно пользуется земным благополучием и изобилием во всем по своему желанию, тот тем более достоин сожаления, чем более сердцем прилепляется вместо блаженства к этому мнимому благополучию и погружается в нем. Что теперь думаешь ты о: благополучии и несчастии? Что из них считаешь большим даром Божиим? Крест скорбей редко кому не приносит пользы, а благополучие редко кому не причиняет вреда.
   СТАВРОФИЛА. Поистине, если, как должно, размыслим о вечности, то убедимся, что скорби несрав-ненно драгоценнейший дар и достойны большего благодарения.
   АНГЕЛ. Справедливо отвечаешь. Ибо если бы ты знала всю мудрость всех астрономов в мире, если бы ты одна вмещала в себя все познания всех мудрецов земли, если бы даже ты могла так возвышенно говорить о Боге, и исповедовать Его, как исповедуют Его уста всех Ангелов и святых человеков: то все это не столько способствовало бы тебе к преуспеянию в добродетели и святости, сколько покорность и преданность воле Божией во всех скорбях. Человеческая или земная мудрость есть общее достояние и добрых и злых, а преданность промыслу Божию свойственна одним только избранным. О если бы кто мог правильно рассудить о временном и вечном, тот с готовностью скорее согласился бы сто лет пребыть в пламени огненном, нежели лишиться воздаяния, уготованного на небе за кратковременную скорбь; ибо здесь всякому страданию будет конец, а там для страдальцев блаженство бесконечное. Неисповедимы будущие блага, которые избранники Божии получат за весьма кратковременные свои труды!
   СТАВРОФИЛА. Кому и когда в мире придет на мысль, что столько благ содержится в кресте, и что за малую горечь уготовано столько радостей на небесах! Но меня беспокоит еще недоумение; достаточно ли приносить благодарение за ниспосылаемые скорби одной благости Божией, или должно питать благодарное чувство и к тем людям, которые наносят их нам не потому, что желают нам добра, а по ненависти и злобе своей?
   АНГЕЛ. Удивляюсь, что ты недоумеваешь о сем. Разве не помнишь, что сказано в Евангелии: «любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Матф.5, 44)? Если должно любить врагов, то без сомнения должно являть им и доказательства любви, а доказывается любовь благотворением. Если же ты творишь добро врагам твоим и молишься за них, то ты оказываешь им благодарность не только на словах, но и на деле. Господь Иисус Христос так молился на кресте за Своих распинателей: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лук. 23, 34). И в этом Ему подражали Первомученик Стефан и Апостол Иаков. Какое может быть большее благодарение, как при самой смерти молиться за наносящих смерть?
   СТАВРОФИЛА. Поистине это высочайшая степень добродетели, когда человек не только не делает и не желает зла тому, кто причиняет ему зло, но и когда самая обида бывает для него побуждением к благотворению. Но я не знаю, когда возмогу и помыслить о сем.
   АНГЕЛ. Да научат тебя примеры других. Если; узнаешь, что сделали другие, подобные тебе: то легче будет и подражать тому. Читала ли ты, что повествуется об ученике некоего философа? Согрешив однажды, он просил у своего наставника прощения; но философ тогда только обещал простить его, если он три года с осужденными будет трудиться в рудокопнях; потом потребовал, чтобы он еще три года давал плату тем, которые наносили ему какую-либо обиду или оскорбление. Когда ученик все это исполнил, философ сказал ему: „иди теперь во град Афины, чтобы научиться там премудрости". При вратах этого города сидел старец, долгим опытом стяжавший великую мудрость, который ради испытания поносил всех входящих во град. Когда он сделал тоже и входящему юноше, то сей громко засмеялся. „Что ты делаешь?" спросил старец, «я тебя оскорбляю, а ты смеешься?"—„Как же мне не смеяться'' ответствовал юноша, „я три года платил людям за наносимые мне от них обиды, а ты меня поносишь даром". Тогда старец сказал: „войди в город, ты этого достоин". Это имел обыкновение рассказывать Авва Иоанн, и к сему присовокуплял: «сии врата Божии, которыми отцы наши чрез много скорбей и поношений, радуясь, вошли во град Божий (Руфин. Жития отцов, кн.3). Приведу тебе и другие примеры подвижников сей добродетели, чтобы ты не отреклась от сего подвига тяжестью его и малочисленностью труждающихся в сем подвиге. Когда священномученик Киприан был осужден на смерть, то он велел дать палачу в награду двадцать пять златниц. У Александра Патриарха Антиохийского был нотарий (писец), который похитил у него золото, и после попал в руки разбойников. Чудный Александр, узнав об этом, выкупил его из плена за восемьдесят монет, и, когда похититель пришел к нему, Патриарх принял его так милостиво и благосклонно, что некто из жителей города сказал: ничего нет выгоднее, как обидеть Патриарха Александра. Авва Стефан такое имел терпение, что считал своим другом того, кто причинял ему какую-либо обиду: за поношение он воздавал благодарностью; если в самом своем убожестве терпел чрез кого-либо лишение, он почитал это за величайшую прибыль; всех врагов своих признавал за споспешников спасения. Прекрасен и поступок Иоанна Милостивого, о котором повествуется в его житии. Один простолюдин нанес много обид и тяжких оскорблений юноше, родственнику Святого, который со слезами жаловался Патриарху. Святой Иоанн, желая утешить огорченного, сказал: „как он осмелился так огорчить тебя? Погоди, я с ним сделаю то, чему вся Александрия удивится". Вскоре Патриарх призвал к себе эконома, и приказал ему не требовать с обидчика подати и освободить его от всех платежей, как в пользу Патриарха, так и в пользу Церкви. Вся Александрия действительно удивилась этому поступку. Вот примеры великодушия в святых мужах. Но и из жен многие по благодати Божией подражали им в сей великой добродетели.
   СТАВРОФИЛА. А я, слыша в Евангелии заповедь Божию о любви к врагам, считала ее неудобоис-полнимою, и думала, что очень немногие, и то едва могли исполнить ее.
   АНГЕЛ. Так! Исполнение сей заповеди есть великое совершенство; впрочем она дана была еще и в Ветхом Завете. Что другое значит сие повеление: «Если найдешь вола врага твоего, или осла его заблудившегося, приведи его к нему; если увидишь осла врага твоего упавшим под ношею своею, то не оставляй его; развьючь вместе с ним» (Исх. 23, 4, 5)? Что значит оказанное Соломоном: «Если голоден враг твой, накорми его хлебом; и если он жаждет, напой его водою: ибо, [делая сие], ты собираешь горящие угли на голову его, и Господь воздаст тебе» (Притч. 25,21. 22)?
   СТАВРОФИЛА. Удивительно, что и в закон, которым ничего не приведено в совершенство, содержится и предлагается такое совершенство.
   АНГЕЛ. Правда, что наверх добродетелей с великим трудом восходит немощная душа, ослеплен-ная прежде тьмою страстей; но ты, несмотря на это старайся простираться выше, и не тогда считай себя совершенно исцелевшею от памятозлобия, когда помолишься об оскорбившем, или за зло воздашь ему дарами, или пригласишь его на трапезу, но когда, услышав, что он подвергся какому либо бедствие, душевному пли телесному, поскорбишь о нем, как о себе, и прослезишься (Св. Иоан. Лествич. Ст. 9, Отд. 12).
   СТАВРОФИЛА. Увы! Как далеко отстою я от этого совершенства! И когда достигну я туда, куда проложили путь своею жизнью столько святых мужей и жен?
   АНГЕЛ. Не отчаивайся, и не думай, что своими силами ты можешь это исполнить; но усердно молись, чтобы совершил это Сам Тот, Кто заповедует. Ибо Он охотно внемлет молящимся, когда они просят Его о помощи в том, что Он заповедует им (Св. Григор. Двоесл. бесед. 35 на Еванг.) Примеры высоких добродетелей святых мужей не должны приводить тебя в отчаяние или малодушие; напротив они лучше всего другого могут научить тебя одному из двух: или возбудить в тебе ревность к подражанию их святой жизни, или чрез блаженное смирение привести тебя к глубокому познанию своей немощи и зазиранию себя (Св. Иоанна Леств. ст. 26; отд. 125). Верь мне, Ставрофила, великое несовершенство—не понести своего несовершенства, и изъявлять нетерпение по поводу того, что ты нетерпелива. Должно и это благодушно терпеть, пока помощью Св. Духа не будешь возведена на высшую степень совершенства, а дотоле должно прилагать старание и труд.

    Оглавление    ГЛАВА 17. Должно хвалиться о кресте («А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа» (Гал.6, 14))

   Желая преподать Ставрофиле высшее спасительное наставление, Ангел сказал ей: «Теперь, Ставрофила, еще следует тебе несомненно убедиться, что высшее достоинство, высшая слава и высшая честь состоят в том, чтобы по примеру Господа и ради Господа нести крест. Не честь ли рабу, если он пьет из одной чаши с Царем и Господом? А это сбывается тогда, когда чашу скорбей, которую Господь испил до дна, Он подает испивать и другим. Потому и Апостолам Своим, желавшим сидеть одесную и ошуюю Его, Он сказал: «чашу Мою будете пить» (Матф.20, 23), научая их, что знамение великой Его любви к ним и залог вечного наследия—соделать их здесь участниками чаши страданий Его. Это достоинство чаши страданий совершенно познали Апостолы Петр и Павел, из коих один говорит так: «вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него» (Филп.1, 29); в другой: «но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете. Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух Славы, Дух Божий почивает на вас» (1Петра 4, 13, 14). Вот величайшая честь, какую только можно иметь в сей жизни; и о сем тебе, Ставрофила, должно хвалиться».
   СТАВРОФИЛА. Ты вразумлял меня, что ничего не должно делать из тщеславия и ради похвал человеческих, и что даже без нашего искательства прилучающуюся славу, которая примешивается ко всякому доброму делу, всячески должно отвергать. Как же мне хвалиться о кресте?
   АНГЕЛ. Искать славы, или радоваться о предлагаемой славе возбраняется; ибо то и другое—зло. Однако не всякая слава отвергается; «Хвалящийся хвались о Господе» (2 Кор.10, 17).
   СТАВРОФИЛА. Что значит хвалиться о Господе?
   АНГЕЛ. Это значит не самого себя прославлять, но ожидать хвалы и прославления от Господа, а все терпеть во имя Того, Чей дар есть самое терпение, чтобы Ему воздаваема была всякая честь, и чтобы все направлялось к Его хвале и славе. «Вся слава дщери Царя внутри» (Псал.44, 14), а не вне, не в «цвете травном» (1 Петр. 1, 24), не в устах народа, но в Господе; ибо Бог есть Единый Судия совести, Ему Единому благоугождать должно; и благоутождать Ему есть единственная истинная и высшая слава. Так благоугождающий Ему всегда с Псалмопевцем будет говорить: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу» (Псал.113, 9).
   СТАВРОФИЛА. Слава Богу, что Он чрез Тебя наставил меня не в себе, а в Нем искать славы. Но так как крест был знамением бесчестия и позорной казни, то мог ли и Сам Господь похвалиться тем, что нес крест?
   АНГЕЛ. Славы Своей Он не искал, и не желал угождать человекам; но всегда искал славы, которая от Единого Бога. Однако знай, что крест Он нес, как знамение державы Своей, по проречению Пророка: «владычество на раменах Его» (Ис.9, 6). Знамением начальства или владычества Христова был крест, ради которого Бог Отец и превознес Сына Своего; и как в знак достоинства иные носит воинское препоясание, а иные—венцы, так и Господь нес крест. И поистине, если ты внимательно рассмотришь, то увидишь, что Он в нас царствует не иначе, как чрез ношение креста и терпение скорбей; потому-то сластолюбцы и бывают врагами креста (Блаж. Феофилакт на 23 гл. Луки). Думаешь ли ты, что не было таинственного значения в том, что Господь Сам нес орудие мучения Своего? Это было для того, чтобы древо креста, которое Спаситель нес, как бы победное знамение Своего торжества, обратить в Скипетр Своего владычества, и на раменах непобедимого Своего терпения внести в мир древо спасения для поклонения всем народам, и чрез это самым примером Своим укрепить всех последователей Своих, к коим Он взывал: «кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Матф.10,38). И потому как не принимать с благодарностью бесчестия креста тому, кто Распятому на кресте воздает благодарение? нет ничего славнее, как нести поношение Христово; и потому слова Павловы: «А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа», суть поистине глас радости и спасения (Св. Льва беседа 8 о страстях Господних).
   СТАВРОФИЛА. Подлинно великая слава носить крест. Как цари земные доказывают свою милость к приблаженным дарами и другими отличиями, так и Господь крестами, посылаемыми рабам Своим, являет, насколько они Ему благоугодили.
   АНГЕЛ. О если бы это разумевали, и познавали все сыны человеческие, ищущие с такою ревностью земных достоинств и почестей, любящие «суеты и неистовления ложная» (Пс.39,5)! Нести крест ради Господа поистине славнее, нежели быть Апостолом, Учителем и Евангелистом. Это великое достоинство выше всякого царства и владычества. Кто любит Бога, и всем сердцем стремится к Нему, тот скорее изберет ради Его носить узы и крест, нежели пребывать на самом небе. Не так украшаете главу возложенный на нее венец с драгоценными камнями, как оковы и крест, понесенные ради Бога. На земле лучше страдать Бога ради, нежели быть прославлену от Бога (Св. Иоанна Златоуст. бесед. 8 на посл. Ефес.).
   СТАВРОФИЛА. «Не все вмещают слово сие, но кому дано» от Бога (Матф.19. 11). Эту непостижимую для людей истину открывает не «плоть и кровь», но «Отец, Который на небесах» (Матф.16, 17).
   АНГЕЛ. Так, Бог «утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам» (Лук. 10, 21), т. е. младенствующим злобою. Понимал это Апостол Павел, который был мал в собственных своих очах, а велик в очах Божиих. «я гораздо охотнее, - говорил он, - буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова. Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен» (2 Кор.12, 9, 10). Сравнивая же себя с прочими, он говорит: «Христовы служители? (в безумии говорю:) я больше». А это преимущество чем он приобрел? Послушай внимательно: «Я гораздо более [был] в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти. От Иудеев пять раз дано мне было по сорока [ударов] без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел кораблекрушение, ночь и день пробыл во глубине [морской]» (2 Кор.11, 23—25). Вот чем хвалится избранный сосуд Христов.
   СТАВРОФИЛА. Когда я это слышу или читаю, всегда прихожу в великое удивление. И кто не подивится этому непобедимому терпению сердца Св. Апостола, и крепости его души, крепчайшей всякого адаманта? Будучи человеком смертным, он как на знамение Апостольства своего и отличительное свое преимущество указывает на беды, на страдания, тесноту, глад, жажду, мраз, наготу, от чего все люди отвращаются. Кто премудр и уразумеет сие?
   АНГЕЛ. Это не совсем сокрыто и небезызвестно миру. Не говорили ли даже и язычники: „творить ве-ликие дела и переносить великие страдания свойственно Римлянам?" Огнь искушает злато, а скорби людей мужественных. Доблесть никогда не обнаруживается в отраде. Воины прославляются за свои раны, которые они получили, показывая свое мужество в опасностях. Полководец для защищения опаснейших мест посылает избраннейших воинов. Наставники требуют больших трудов от тех, кто подает более надежды. Равным образом и великие кресты посылаются избраннейшим и достойнейшим воинам Христовым. И кто причисляемый к такому сонму не похвалится о Господе?
   СТАВРОФИЛА. И так если должно чем-либо хвалиться, то истинная слава—терпеть все для славы Божией, и искать о Господе и желать только этой, а не иной славы. Кто даст мне силу достигнуть славы Святых, и не хвалиться ничем, «разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа»? Господь мой - слава моя. Он веселие сердца моего. О Нем похвалюся и возрадуюсь весь день: «о себе же не похвалюся, только о немощах моих»? Пусть миролюбцы ищут и принимают славу друг от друга; а я буду искать славы от Единого Бога. О Боже мой! Ты Един истинный, Един милосердый, Ты слава моя, Ты для меня все! Тебе Единому слава, честь и хвала! Тебе Единому благословение, держава и благодарение да будет во веки веков. Аминь.

    Оглавление    ГЛАВА 18. О распятии плоти («Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал.5, 24))

   Теперь Ставрофила полагала, что беседа ее с Ангелом кончилась, и путь совершен. Но Ангел сказал ей: «Счастливо и благополучно совершен доселе тобою путь: но предлежит тебе еще подвиг труднейший первого».
   СТАВРОФИЛА. Какой же? Не все ли я прошла учение о кресте, не скончала ли течение?
   АНГЕЛ. Течение ты по силе своей совершила, но цели еще не достигла.
   СТАВРОФИЛА. Что же еще потребно?
   АНГЕЛ. Потребно распятие плоти. Конец Христова крестоношения был тот, что он пригвожден был к понесенному Им кресту. А все, что совершал Он на кресте, совершал для того, чтобы последователям Своим подать образ, с которым должна согласоваться земная их жизнь (Блаж. Август. Ручная книга, гл. 51). Не всем христианам предлежит распятие на древе крестном. Сего сподобились немногие избранники Божии; другие же приняли смерть за Христа иного рода мученичеством; остальные же верующие в Господа подражали Ему распятием плоти со страстями и похотями, пребывая в подвигах благочестия до смерти. И ты, Ставрофила, если позовут обстоятельства, не должна отрекаться приять смерть за Христа Господа. Если же сего не потребуется, то неослабно подвизайся умерщвлять плотские страсти и пожелания, не щадя себя и не боясь смерти от сих подвигов. Если же такой решимости иметь не будешь, то не можешь получить никакого венца. Стремись к сему, если желаешь принадлежать Христу.
   СТАВРОФИЛА. Я ли не желаю быть Христовою? Ему всю жизнь я посвятила. Не быть Христовою да не попустит мне Господь! Кто желает принадлежать Ему, да не принадлежит более никому. Лучше мне лишиться бытия, нежели быть без Христа Спасителя. Что я без Него? Ветвь оторванная от своей лозы, древо без корня, плоть без души. О нет! я Христова. «мне благо приближаться к Богу» и вожделенно (Псал.72, 28).
   АНГЕЛ. Ты говорила, как подобает истинным христианам; но если искренно желаешь того, о чем говоришь, то и должна делать, что соделает тебя истинно Христовою.
   СТАВРОФИЛА. Что же это такое? «Спешил и не медлил соблюдать заповеди Твои» Господни (Псал.118, 60).
   АНГЕЛ. Тот Христов, кто не свой.
   СТАВРОФИЛА. Что означают слова эти?
   АНГЕЛ. Разве ты не слыхала, что говорит Апостол? «Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал.5, 24). Значит, кто распял плоть свою, тот поистине Христов, а не свой. Ибо можно ли назвать своим того, кто как распятый, не может двигать членами своими, или обращать их по желанию своему (Св. Кассиан, кн.4,гл.15)? Крест же верных, чувствующих страдания Распятого, должен состоять в укрощении плотских похотей; и на сем кресте каждый христианин должен пребывать непрестанно во все течение земной жизни, провождаемой среди искушений. А кто так не распинает плоти своей, тот не Хри-стов, и не имеет в себе Духа Его. В том, Ставрофила, состоят покойная жизнь христианина, чтобы все душевные движения его согласовались с истиною; и это называется веселием и любовью святою, чистою и благою. Но когда сии движения слабо управ-ляются умом, то он терзают и возмущают душу, и делают жизнь самою жалкою, и называются смущениями, вожделениями и злыми похотями. Их то повелевается вам, сколько возможно, трудами и подвигами с помощью Божиею распинать в себе, пока наконец будет «поглощена смерть победою» (1Кор.15, 54) (Блаж. Август., кн. 1 против Маних).
   СТАВРОФИЛА. О как справедливо осуждается на распятие душевредная плоть! Гибельная плоть—Под-руга дольнего скоротечного мира. Гибельная плоть противница небесной жизни. Плоть—мой враг и друг, льстивая наветница, неверное благо; плоть, непрестанно вкушающая запрещенный плод,—брение, бесчестные оковы, тяжелый свинец, неукротимый зверь, порождение воюющего со мною вещества (Св. Григор. Богосл. Стихотв. на плоть. Ч. 5). Не пререкаю тому, чтобы распята была плоть, похотствующая на дух, которая повседневно воздвигает против меня брань. «Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Итак тот же самый я умом моим служу закону Божию, а плотию закону греха. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» (Римл.7, 22—25).
   АНГЕЛ. Избавление это достигается распятием плоти, т. е. если ты навыкнешь умерщвлять «земные члены» твои, (Колос. 3, 5); ибо в них седалище похотей и страстей.
   СТАВРОФИЛА. Если так необходимо это распятие; то желала бы я, чтобы ты объяснил мне это подробнее.
   АНГЕЛ. Слушай! Есть два вида креста: внешний и внутренний. Внешний крест состоит в том, чтобы удерживаться от многоядения и многопития, и вообще мужественно воздерживаться и всячески удаляться от всего, что прельщает чувства: зрение, слух, вкус, осязание и обоняние. Другой вид креста драгоценнейший и высший; крест внутренний состоит в том, чтобы управлять движениями души, и смиренномудрием с благим произволением укрощать внутренние возмущения ее, обуздывать, как бы лютых зверей, порывы гнева и гордости, каждодневно про-тивоборствовать страстям своим, и посредством строгого внутреннего самоиспытания обличать себя, и вести брань с внутренним человеком. Кто так подавляет греховные помыслы, во всем отвергается своей воли и все желания свои подчиняет власти браздодержца (ума), тот несет крест честнейший и славнейший пред очами Божиими (Бл. Августин, беседа 20 о Свят.).
   СТАВРОФИЛА. Теперь я несколько яснее понимаю, в чем состоит это духовное распятие плоти. Но, думаю, оно не может быть без гвоздей, и потому прошу тебя вразумить меня и относительно их.
   АНГЕЛ. Благоразумно желаешь узнать это. Есть и гвозди духовные, коими пригвождается плоть к кресту. Не говорит ли царственный Пророк: «пригвозди страху Твоему плоти моя: от судеб бо Твоих убояхся» (Псал.118, 120). И так да пригвоздится плоть страхом Господним, и да покорится судьбам Его. Если же люди отвергают гвозди страха Божия, то прилично сказать о них: «не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками; потому что они плоть» (Быт.6, 3). Итак, если плоть не будет пригвождена ко кресту и пронзена гвоздями страха Божия, то не пребудет в ней Дух Божий. А кто ими пригвождается, тот умерщвляется, дабы быть мертвым греху и живым Богу. Любовь также имеет свои гвозди. Блажен, кто сподобится быть прободен гвоздьми ее. «Крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность» (Песнь песн. 8, 6). И да не страшит тебя жестокость: гвоздей! В ней то и выражается любовь, которая пронзает, как смертный удар. Сими гвоздями любви да пронзится душа, да пригвоздится плоть. Тогда скажешь: «я изнемогаю от любви» (Песнь песн. 2, 5) (Св. Амвросий на 118 Пс.).
   СТАВРОФИЛА. О чудные гвозди, чрез которые получаем вожделенную свободу! Сладкие гвозди, которые сокрушают плоть, но душу радуют. Приятнейшие гвозди, которые умерщвляют плоть, а дух оживляют. Но какой же млат (молот) вонзит их в меня?
   АНГЕЛ. «Слово Мое не подобно ли огню, говорит Господь, и не подобно ли молоту» (Иерем. 23, 29)? Слово Господне без труда вонзит в тебя гвозди страха Божия и любви; и тогда не подвигнешься уже к тому, что не позволено. «Ибо слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов» (Евр. 4, 12).
   СТАВРОФИЛА. О если бы Господь этим млатом вонзил гвозди сии в плоть мою, чтобы в ней изобра-зилось подобие смерти Его, чтобы уды мои уже не были оружьями неправды греху (Римл. 6, 13).

    Оглавление    ГЛАВА 19. О распятии миру («Для меня мир распят, и я для мира» (Гал.6, 14))

   АНГЕЛ. Благое твое желание, Ставрофила; но кроме плоти и еще нечто требуется распять.
   СТАВРОФИЛА. Что же такое? скажи мне.
   АНГЕЛ. Мир и что ему, свойственно. Как при вознесении Господа Иисуса Христа на кресте «ужас объял жителей Филистимских; тогда смутились князья Едомовы, трепет объял вождей Моавитских» (Исход. 15, 14. 15): так и тебя устрашатся диаволы, когда увидят, что ты распята миру, и поистине возможешь сказать: «Для меня мир распят, и я для мира». Таков должен быть христианин. Слова эти он всегда должен иметь в устах своих. Что может быть блаженнее такой мертвости? Она есть основание блаженной жизни (Св. Иоан. Златоуст. бесед. на гл. 6 Посл, к Галат.).
   СТАВРОФИЛА. Что же это значит: «Для меня мир распят, и я для мира»? И как это может быть?
   АНГЕЛ. Миру тогда ты распнешься, когда князь мира, пришед, ничего в тебе не найдет своего. А тебе мир тогда распнется, когда ты не будешь принимать никаких греховных пожеланий. Любовь креста Господня рождает жизнь, а любовь мира—смерть. Итак, потребно, чтобы взаимно друг для друга умер-ли, ты для мира, и мир для тебя (Св. Амвросия Медиол. на гл. 6 к Галат.). Под миром же при сем разумей не небо и землю, но дела жи-тейские, славу человеческую, почести, похвалы, богатство и наслаждения. Это и все, что мир считает славным и сладостным, да будет для тебя мертво; равно и ты для всего этого, будь мертва, чтобы ни что не удивило тебя, не пленило и не увлекло к себе, и чтобы тобою не обладало никакое пожелание (Св. Иоан. Златоуст. бесед. на гл. 6 Посл, к Галат.).
   СТАВРОФИЛА. О если бы мир со всеми прозябениями и вожделениями своими так увял в сердце моем, чтобы распялся, т. е. совершенно умер для меня; чтобы я ничего в нем не желала, ничто в нем меня не услаждало, и ничто мирское во мне не жило!
   АНГЕЛ. Как бы для тебя мог быть распять мир, если бы не распялся за тебя Тот, чрез Кого мир приведен в бытие (Бл. Агустин. О Сл. Апостол.)? Без Господа ничего не можешь совершить, а с Ним все возможно. Благонадежная для тебя помощь в Боге и чрез Бога. Довольно изъяснил это св. Апостол сказав: «я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, Которым для меня мир распят, и я для мира» (Гал.6, 14). Видишь ли, Ставрофила? Апостол говорит: «Которым для меня мир распят». Собою Павел не возмог сего совершить, а только чрез Господа Иисуса Христа.
   СТАВРОФИЛА. С помощью благодати Божией и я теперь желала бы сказать: «для меня мир распят». Все, что мир любит, плотские наслаждения, почести, богатство, суетные человеческие похвалы,—все это для меня тягостно. Но когда мир распят для меня, тогда я признаю его мертвым. Не люблю его, ибо знаю, что преходит образ его. Не желаю его, ибо знаю, что он тлением испразднится: и потому бегу от мира, как от смрада, берегусь его, как тины, и страшусь его, как пагубы.
   АНГЕЛ. Это хорошо, но еще не все; должно преуспевать тебе более, чтобы не только мир тебе распялся, но и ты миру. Что же это значит? Подвизайся соделать себя таковою, чтобы мир смотрел на тебя, как на мертвую; и как ты не ищешь славы мира, так чтобы и мир тебя не любил и не искал, и чтобы ты была презираема им, как ему не принадлежащая. Часто случается, что хотя человек в уме своем не содержит мира, но мир житейскими делами привязывает его к себе. Для такого мир отчасти уже мертв, но он еще не совсем мертв для мира; ибо хотя он стремится к небесному, однако как еще живой для мира, увлекается его делами. Таковых Апостол обличает, говоря: «если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений» (Колос. 2, 20)? Умерши миру, зачем прилепляться к делам мира? Если мир в сердце твоем мертв, то оставь его мирским мертвецам; напротив, что мир считает для себя крестом, к тому подвизайся пригвоздиться и прилепиться, и все это воспринять всем помышлением.
   СТАВРОФИЛА. Это высокая и Апостольского достоинства степень, о коей, думаю, возвещал св. Апостол Павел, говоря, «как сор для мира, [как] прах, всеми [попираемый] доныне» (1Кор.4, 13). По мнению мирских Апостолы были таковы, что мир, избавившись от них, как будто избавился от непотребного сора, и они для него были столь излишни, и ни для какой человеческой пользы непотребны, как прах, всеми попираемый.
   АНГЕЛ. Поистине так! И не одни Апостолы, но и все желающие служить Богу, бывают презираемы и ненавидимы миром. Издревле еще слышались воздыхания рабов Божиих: «помилуй нас, Господи, помилуй нас», вопияли они, «ибо довольно мы насыщены презрением; довольно насыщена душа наша поношением от надменных и уничижением от гордых» (Псал.122, 3, 4). Но чтобы всех верных рабов Своих укрепить и возвеселить, Господь Иисус Христос, отходя от мира к Отцу Своему, сказал им: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин. 15, 18, 19).
   СТАВРОФИЛА. О какое благо, возненавидеть совершенною ненавистью этот мир немирный, ненавидящий избранников Божиих! Как сладостно распять себе мир, и распяться миру. Умоляю тебя, открой мне высшее побуждение к сему распятию, дабы, возбужденная им, я совершеннее возжелала и возмогла достигнуть сего.
   АНГЕЛ. Насколько ты духовно будешь разуметь Премудрость Божию, которою все сотворено, настолько будешь удаляться от похотей плотских, чтобы почитая мир для себя мертвым, и сама ты умерла миру; тогда можешь сказать: «Для меня мир распят, и я для мира». Ибо никто, уразумевающий Премудрость Божию не может жить для мира. Она есть образ, восхищающий к вожделению своему всякую разумную душу, которая настолько исполняется Божественным желанием, насколько она чиста; настолько достигает совершенной чистоты, насколько восходит к духовному, и настолько возрастает в духовном, насколько умирает всему плотскому (Бл. Августин, Слово 2 о Святой Троице). Сказанного мною довольно для утверждения тебя, чтобы не сооб-разоваться миру сему, и ничего в нем не искать.
   СТАВРОФИЛА. Поистине так! Ничего нет в мире для меня приятного. Он меня оставил, и я оставлю его. Все, что он может дать мне, если дает, не увеселит меня, и если отнимает что либо из земного, не смутит меня. Одно мое желание прилепляться к Богу и соединяться с Ним.

    Оглавление    ГЛАВА 20. О сораспятии Христу («Я сораспялся Христу» (Гал.2, 19)

   Продолжая начатую беседу с Ангелом, Ставрофила оказала: «всем сердцем желаю я соединиться с Господом, и всегда воздыхаю к Нему: от чего же, скажи мне, доселе не могу обрести, чего желаю? «На ложе моем ночью искала я того, которого любит душа моя, искала его и не нашла его. Встану же я, пойду по городу, по улицам и площадям, и буду искать того, которого любит душа моя; искала я его и не нашла его» (Песн. Песн. 3, 1. 2). От чего это так? Доколе же не сподоблюсь я прилепиться к Нему, соединиться с Ним?»
   АНГЕЛ. От того, что ты не там ищешь Господа, где должно. Ты ищешь Его на покойном ложе, т.е. в настоящей жизни, с некоторым упокоением, но Он не пребывает на земле с живущими в наслаждениях. Ты ищешь Его на торжищах, и на стогнах града; но Он не обретается на торжищах и на стогнах града. Ты ищешь Его в мире; но Он не «от мира сего» (Ин. 8, 23). Если ты распяла плоть со страстями и похотями, если уже мир тебе распят и ты миру; то ничего более не ищи, как только того, что увеселяет Господа. Пойди «к горе Смирней», к горе Голгофе; там обрящешь одр Христов, на котором возлежат Он, «где почивает в полудне» любви Своей. Там ты найдешь одр Соломонов «из древес Ливанских»—крест Его, высочайшей всех кедров земли. Там найдешь «столбы сребряны», те гвозди, которые пригвоздили Его к крестному ложу Его. Там ты найдешь божественного естества Его «восклонение злато», и «восход его багрян» (Песн. Песн. гл. 4, 6; гл. 1, 6; гл. 3, 9. 10). Ибо крест Господень был прекрасное и пресветлое древо, украшенное царским титлом и царскою багряницею. Там увидишь средину его, покровенную любовью ради дщерей Иерусалимских: ибо средину креста Он занял Сам, распаляемый сильнейшею любовью, принося в жертву Себя, сожженного огнем Божественной любви, дабы дщерей Иерусалимских привлечь к Себе, к любви и подражанию Себе. Итак, Ставрофила, взойди и ты на оную гору, если желаешь соединиться со Христом. Подражай Ему, вознесенному на кресте, чтобы тебе высотою ума вознестись не только выше самой себя, но и выше всего мира, и на все земное взирать, как на низшее, и презирать оное, по сказанному в Писании: «узрят землю издалеча» (Ис.33, 17).
   СТАВРОФИЛА. Желаю всем сердцем этого; но прошу тебя, вразуми меня, как всякий может взойти на крест, не просто плотью, а духовным образом?
   АНГЕЛ. Это бывает тогда, когда кто чрез скорби и страдания становится выше всех вещей земных; когда испытания, болезненно удручающие плоть, как бы некие гвозди, приемлют охотно, зная, что они приносят сладость блаженной жизни.
   СТАВРОФИЛА. О, если бы и я возмогла сораспяться Господу, дабы мне насладиться блаженством спасения вечного!
   АНГЕЛ. Если желаешь сего, внимай моим словам. Посмотри на распинаемых на кресте. Как осужденный на смерть и распинаемый разлучается от тех, с кем имел некогда содружество в жизни своей, соделавшись уже выше их, пресмыкающихся еще по земле: так и сораспинающиеся Господу Иисусу Христу отчуждены от всех, проводящих на земле мирскую жизнь и возвысившись умом, возносятся до небесной жизни, потому по истине могут с дерзновением говорить: «наше житие на небесех есть». Подлинно, пригвожденный к древу крестному не обращает уже внимание на настоящее, не помышляет о любимых предметах, не сокрушается печалью и заботою о завтрашнем дне, не уязвляется никаким желанием стяжаний; нисколько не увлекается ни гордостью, ни прительностью, ни завистью; не огорчается настоящими обидами, не воспоминает о прошедших, и хотя еще есть дыхание в теле его, но он считает себя умершим для всего видимого, туда предпосылая сердечный свои желания, куда вскоре надеется перейти. Так и ты, распятая страхом Божиим и любовбю, должна умереть не только плотским страстям, но и для всего видимого, всецело устремить душевные свои очи туда, куда ежеминутно должна иметь надежду переселиться (Пр. Кассиана кн. 4, гл. 35).
   СТАВРОФИЛА. «Кто мне на небе?», и от Господа что «хочу на земле» (Пс.72, 25)? Люблю распятого Спасителя, люблю любовь Его, по которой Он благоволил пригвоздиться ко кресту, чтобы всякий любящий Его возмог насытиться и прилепиться к Нему любовью Его. О, если бы и я сего сподобилась! Но любовь моя не насытится, пока я не увижу всю себя гвоздями любви пригвожденною к Его любви, чтобы никакая сила, никакая превратность не могла разлучить меня с Ним.
   АНГЕЛ. Вот теперь ты постигла истину. Блаженны сии твои желания! Сие «не плоть и кровь открыли тебе», но Дух Отца, «Сущий на небесах» (Матф. 16, 17). Испол-ненный сим Духом и Апостол Павел говорит: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2, 19, 20). Внимай: Божественная любовь приводит в исступление, изменяя душевное расположение любителей своих, и не оставляет их быть самовластными, но совершенно претворяет в то, что они любят (Дионис. Ареопагит. о имен. Бож. Гл. 4). Таковая любовь Христа Господа к вам соделала то, что Он ради вас Сам «Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Филп.2, 7); а потом ради человека и распялся. Так и Св. Павел, возгоревшись Божественною любовью, в восторге соделавшись причастником ее, и как истинный любитель, быв восхищен умом, сказал; «уже не я живу, но живет во мне Христос». Смотри, какой высоты жизни он достиг, и удивляйся блаженной его душе. Всего себя предав кресту и Господу, и творя все по Его воле, не сказал: живу Христу, но что гораздо выше: «живет во мне Христос» (Иоан. Златоуст, на Посл. Галат. гл. 2).
   СТАВРОФИЛА. Удивляюсь, как он говорит: живу, и живу не я, но живет во мне Христос. Это как будто одно другому противоречит: жив и не живу?
   АНГЕЛ. Для тебя это непонятно. Подобие объяснит тебе сие. Ветвь, отрезанная от природного своего дерева и привитая к другому, для первобытного своего совершенно умирает, и живет только во втором, к которому привита, и от него получает жизнь и силу. Подобным образом, кто прививается к Господу и крестному древу, тот умирает для прежней мирской своей жизни, и от Него Единого принимая силу благодати и добродетели, живет в Нем новою жизнью. Такова была жизнь Св. Апостола Павла: он жил не в себе самом, но во Христе, и Христос жил в нем; ибо умершиий миру пребывает в любви; а «пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1Ин.4, 16). В святом Павле не жили уже ни естество, ни похоть, ни своя воля; в нем жил только Христос Господь, Который Своею благодатью укреплял, возбуждал и двигал его ко всякому благому делу.
   СТАВРОФИЛА. Как это досточудно! И как бы я была блаженна, если бы удостоилась дарования Святой благодати Божией! Это верх моих желаний; это пламенное желание души моей.
   «О древо жизни и лоза истинная, - воззвала Ставрофила к Господу, - привей меня к Себе, чтобы я умерла для себя и жила в Тебе. Пронзи меня гвоздями страха и любви твоей, и соедини меня с Тобою крестом Твоим, союзом неразрывным и никогда неразрушимым. В кресте мне сладко с Тобою жить, сладко и умереть. Только благоволи, Господи, даро-вать мне сие, ибо Ты благоволил воззвать меня убегавшую, убедить отвергавшуюся, привлечь нежелавшую. О Женише небесный, обручивший Себе души кровию Твоею! Прежде страшилась я страданий, а теперь страдать для меня пища, распинаться сладостно: «Ибо для меня жизнь-Христос, и смерть-приобретение» (Филп.1, 21); ибо, и умирая, я не умру, потому что имею Тебя—жизнь, в себе (Св. Иоанн Златоуст на Посл. к Филип.). Душа моя обрекла себя на крестную смерть не для того, чтобы умереть, но чтобы жить; ибо как мне умереть в союзе с Распятым за меня, Который есть жизнь моя? Какую власть может иметь надо мною смерть, которая была умерщвлена, когда Жизнь наша на кресте вкусила смерти? «Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?» (1Кор.15,55). Не ужасаюсь сего, ибо смерть умерщвлена. Но Ты, Жизнь души моей, Душа моей жизни! Если Ты вкусил смерти, готова и я с Тобою умереть. Если Ты благоволил распяться на кресте, то подай и мне силу сораспяться с Тобою. О единое благо мое, Истина вечная, Иисусе мой! Соедини меня с Собою во истине Твоей, да во веки пребуду неразлучна с Тобою. Благоволи мне умереть, воскреснуть и жить с Тобою в новой, блаженной жизни».
   АНГЕЛ. Радуйся, голубица Христова, и имей твердую надежду, что достигнешь пристанища небесного, и получишь венец терпения. Кто со Христом страдает, тот с Ним и прославится; кто с Ним умрет, с Ним и воскреснет, и будет в числе наследников Божиих и сонаследников Ему в Царствии небесном. Ибо как за то, что Он «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени» (Филип.2, 8, 9): так и всех, страждущих с Господом, и подражающих образу страданий Его, Бог вознесет с Ним в славе.

    Оглавление   
Часть 3. О плодах крестоношения


    Оглавление    ГЛАВА 1. Крест сохраняет от падений, побеждает искушения («Слово о кресте … для нас, спасаемых, - сила Божия» (1Кор.1, 18))

   Несмотря на многократные убеждения и увещания Ангела и твердую решимость Ставрофилы совершенно отречься себя, последовать Христу и сораспяться Ему, три сильных врага ее, мир, плоть и диавол не преставали нападать на нее, всячески стараясь отторгнуть ее от предпринятого ею крестного пути и привести к вечной погибели пространным и широким путем. Они восставали против нее и явною бранью, и тайными кознями. Замечая, что Ставрофила иногда изнемогала от трудности крестного пути, они в это время особенно покушались разными обольщениями привлечь ее к себе. С одной стороны мир прельщал своими соблазнами, предлагая ей все приятное для взора и слуха: достоинства, почести, отличия, богатство. С другой стороны сладострастная плоть влекла ее к наслаждениям похоти и ко всему, что приятно чувствам, дабы тем тягостнее показался ей крест, чем приятнее казались ей эти наслаждения. Опять, с иной стороны диавол скрытыми и коварными внушениями смущал сердце ее, и сколько мог, усиливал злые прельщения мира и плоти, представляя их более привлекательными. Ставрофила, еще несовершенно опытная в духовной брани, приходила от сего в недоумение, и не знала, что ей делать; ибо внимая внушениям своих искусителей, и не стараясь мужественно отвергнуть их прельщения, она приближалась уже к погибели, и совершенно погибла бы, если бы Премилосердый Господь чрез Ангела Своего, не удержал ее самыми скорбями креста, который она переносила, и как бы некою уздою не возвратил ее опять на истинный путь. Когда Ставрофила несколько пришла в себя, Ангел так начал говорить ей:
   «Познаешь ли теперь, Ставрофила, силу креста? Как ты думаешь? Без креста ты совершенно погибла бы, и сделалась бы посмеянием и добычею своих врагов. Что поддержало тебя, как не единый крест скорбей?»
   СТАВРОФИЛА. «Милости» Господни «буду петь вечно» (Пс.88, 2). Приписываю это милосердию Божию, что я не потерпела зла, что «на пути грешных не стала» (Пс.1, 1). «Если бы не Господь был мне помощником, вскоре вселилась бы душа моя в [страну] молчания» (Пс.93, 17). Посему «Буду восхвалять Тебя, Господи, Боже мой, всем сердцем моим и славить имя Твое вечно, ибо велика милость Твоя ко мне: Ты избавил душу мою от ада преисподнего» (Пс.85, 12, 13).
   АНГЕЛ. Но тебе должно помнить еще и то, что кресты, коими Господь посещает, бывают или наказанием согрешающего, чтобы воздвигнуть его от падения, или обузданием, чтобы не согрешал. Как опытный врач иногда пускает кровь не потому, что человек болен, но для того, чтобы он не заболел: так и Бог крестами отсекает причины и побуждения к будущим грехопадениям. Предвидя, что некоторые много могут согрешить, Господь посещает их болезнями тела, дабы не согрешали, так как им полезнее страдать от болезней ко спасению, нежели оставаться здравыми на погибель души. Многие в болезни сохраняют чистоту нравов, а получивши здоровье впадают в пороки; во время немощи телесной никого не обижают, а когда укрепятся силами, обижают и оскорбляют неповинных. О, как многие при здоровье делаются беззаконниками, которые во время телесных страданий своих были чужды пороков! Болезнями отсекаются согрешения (Бл. Августин на Посл.97 и беседа 7 на Иоанна). Как виноградная лоза, если ее не обрезают, перерождается, дичает и становится бесплодною, так и человек делается худшим, если остается без наказания.
   СТАВРОФИЛА. «Бог нам прибежище и сила» (Псал.45, 2); не отступим от Него. Он подает нам блага, чтобы мы не утрудились на пути, наказует нас, чтобы мы с оного не совратились. Человек делается лучше, когда немощствует; ибо если кто болен, его не беспокоит, как здорового, ни любостяжание, ни похотение; он не увлекается пристрастием, не желает чести, презирает богатство. Изможденная плоть редко бесчинствует; напротив, в здоровье и благополучии человек часто бывает строптив, и небрежет о добрых делах.
   АНГЕЛ. Теперь ты сама познаешь, и справедливо вспомянула это. Но ты должна и чаще о сем вспо-минать, и когда потребует нужда, исполнять это и на деле. Ибо к чему орудие, если не употреблять его? Какая польза от лекарства, если его не принимают, и на что нож, если им не режут? Крест и скорбь полезны против всех искушений вражиих, как полезно резание врача: но если ими не пользуешься, то соделаешь их для себя бесполезными. Что для плоти неприятно, то составляет врачевание души: болезнь уязвляет плоть и исцеляет душу; немощь телесная ослабляет силу похотения. Почему же не принимаешь их с любовью? Когда к дому, объятому огнем несут воду, домовладелец радуется, что помогают ему погасить пожар. Когда огнь греха начинает возгораться в сердце твоем, то Господь оказывает тебе милосердие, если обильно изливает на тебя поток скорбей. Горе же тем, кои, терпя скорби небрегут о исправлении жизни своей, и таким образом не пользуются ниспосылаемыми им средствами ко спа-сению. Потому-то и в Св. Писании как бы с некоторым удивлением сказано: «И сделался Аса болен ногами на тридцать девятом году царствования своего, и болезнь его поднялась до верхних частей тела; но он в болезни своей взыскал не Господа, а врачей» (2 Парал.16, 12).
   СТАВРОФИЛА. Познаю, познаю богатство милости Божией. Он восхотел научать и вразумлять чад Своих трудами и скорбями, чтобы они не оставались без страха, и таким образом не возлюбили чего либо иного и не забыли Его—истинное свое благо. Благ Господь! Если бы Он не вливал горечи в благополучие мира, забыли бы Его. Где скорби и печали, как благие семена, оплодотворяют душу, там слабая вера возбуждается ими, и люди обращаются к Богу, отвращаясь от злых своих похотений.
   АНГЕЛ. Но здесь следует показать тебе и иной еще плод креста, т.е. что крест не только, как узда, удерживает от поползновения к злу, но и поражает самых главных врагов, виновников всякого зла, искусителя диавола, соблазняющий мир и обольщающую плоть. Крест непобедимое оружие против сатаны: он шлем, охраняющей главу, щит, покрывающий грудь, броня, отражающая стрелы вражия, меч, который никак не допускает коварного диавола нападать на человека. В едином кресте даруется победа небесная; потому и Господь, как мужественный Началовождь, нес на раменах Своих оружие спасения - крест Свой, которым имел низложить врага противоборца, чтобы тот, кто некогда победил древом, и сам быль древом побежден. И как вождь, избрав надежное оружие для своей защиты, подает оное и последующим за ним воинам, так сотвориль и Спаситель мира, говоря всем: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Матф.16, 24) (Св. Иаонн Златоуст, сл.1 о посте).
   СТАВРОФИЛА. «Благословен Господь, твердыня моя, научающий руки мои битве и персты мои брани» (Псал.143, 1). Но вразуми меня, сказала она Ангелу, в чем должно состоять это оружие христианского воина, в крестном ли знамении, или в кресте скорбей, которыми сокрушается человек?
   АНГЕЛ. Почему же не в том и другом? Знамение крестное есть крепчайший щит от всех диавольских искушений; крепость и сила сего знамения так велика, что оно не только охраняет дома истинных новозаветных Израильтян, но и от тех, кои живут не так, как бы следовало христианам, одно крестное знамение прогоняет диавола (Св. Киприан, Сл. О Страст. Христов.). Не меньшую силу имеют и скорби; ибо как соль предохраняет разные вещества от гниения и червей так крест печали и скорбей укрепляет душу против невидимых врагов. Мудрое сердце, огражденное как бы стенами, терпением житейских напастей, презрением временного благополучия и другими добродетелями, пребывает непобедимо и непреоборимо; ибо если сердце в скорбях крепко и неподвижно, то оно не только противится греховным пожеланиям, но и мужественно поражает их. Не этим ли путем добровольно шли все Святые, уразумев и отвергнув ласкательства коварной плоти? Апостол Павел умерщвлял тело свое, и порабощал духу, дабы не явиться неключимым (1Кор. 9, 27). Некогда преп. Венедикту (память 14 март.) диавол представил образ жены, виденной им еще в юности, и столь сильно разжигал его огнем похоти, что подвижник едва не склонился к мысли оставить пу-стыню; но наставленный благодатно Божиею, он снял с себя одежду, и нагой бросился в крапиву и терновые кусты, и валялся там до тех пор, пока уязвлением тела исцелил язву душевную. Смотри же, какую от сего он получил пользу! С того времени, как после сам говорил ученикам своим, плотское искушение совершенно угасло в нем, и он уже никогда ничего подобнаго в себе не ощущал. Вот какой плод приносит скорбь, добровольно понесенная. Тем же духом руководимый и Иоанн многострадальный Печерский закопал себя до рамень в землю, и своими руками осыпал землею. И Моисей Угрин Печерский ради чистоты терпеливо и мужественно перенес многочисленные биения, и другие жесточайшие страдания, и пребыл непоколебим. Почему же они так делали? Потому что телесные страдания врачуют немощи душевные. Если и ты не примешь жезла крестного, то не престанут лаять и скрежетать на тебя нечистые псы. Если со всех сторон не оградишься щитом терпения, то скоро будешь уязвлена.
   СТАВРОФИЛА. Довольно я наставлена теперь. Да пребуду же близ Господа; и чья рука тогда одолеет меня? «Будь мне твердым прибежищем, ибо Ты - надежда моя, Господи Боже, упование мое от юности моей» (Псал.70, 3, 5). Крестом вознесусь я над врагами моими «и не возвращаюсь, доколе не истреблю их» (Псал.17,38). О крест спасительный! как ты нам полезен, и как немногие познают величие силы твоей!

    Оглавление    ГЛАВА 2. Крест очищает от грехов («Господь сострадателен и милостив и прощает грехи, и спасает во время скорби» (Сирах. 2, 11)

   В утреннее время Ставрофила имела обычай упражняться в молитве, после которой углублялась в размышления о духовных предметах. Укрепляясь таким образом ежедневно молитвою и размышлениями, она устремлялась в дальнейший свой путь Однажды рассуждала она о том, как велико достоинство души, и как велика красота благодати, которая, как бы блестящим и светоносным виссоном, украшает и покрывает ее; потом помышляла, как напротив велико безобразие греха, который всю ризу души, как бы зловонною тиною, оскверняет нечистотою Размышляя об этом, по наставлению Ангела, на пути своем, она с глубокими воздыханиями говорила так: «Кто очистит совесть» мою «от мертвых дел» (Евр.9, 14)? Кто омоет сердце мое от греха? О, если бы истребились все беззакония мои, и очистились все неправды мои!»
   АНГЕЛ. И это, Ставрофила, может сотворить сила креста: он потребляет грехи, очищает совесть и ризу души омывает и паче снега убеляет. Познавая это, старец Товия говорил пред смертью: «блаженны скорбевшие о всех бедствиях Твоих», Господи, «ибо они возрадуются о Тебе» (Тов. 13, 14). И сын Сирахов говорит: «Господь сострадателен и милостив и прощает грехи, и спасает во время скорби» (Сирах. 2, 11). Скорбями очищаются грехи, и потому скорби называются очистительными; и поистине они таковы. Как сладость греха прогневляет Превечного Бога, так добровольное удручение плоти, и с терпением понесенное наказание умилостивляет Его.
   СТАВРОФИЛА. О какое это благодеяние! Какое утешение в скорбях! Кто так пользуется крестными скорбями, тот великое делает приобретение; ибо хотя и тяжелы наказания Божии, но они имеют силу врачевания, и тех, кого постигают, влекут к добру.
   АНГЕЛ. Поистине так. Но очень немногие понимают какая польза заключается в злостраданиях плоти: ими омываются и соделанные грехи, и предупреждаются те, которые могли бы быть соделаны. Скорби и болезни очищают беззакония, или в мысли или на деле бывающие. Потому благоразумные, сознавая, что в них есть душевные язвы, исполненные гноя, доброхотно предают себя на резание Врачу душ, чтобы с открытием язвы вышел из них яд греха, дабы удерживаемый внутри, он не заразил всего тела неисцельною болезнью (Св. Григор. Кн.7, прав.7). Грех есть гниение, а наказания—врачебное орудие. Как больной, недозволяющий врачу очистить свою гниющую рану, подвергается большому злостраданию: так и согрешающий, если не наказывается, несчастнее всех людей (Св. Иоанна Злат. Беседа 6 к Антиох.). Когда Авву Иоанна некто страдавший горячкою просил исцелить его молитвами своими, он отвечал: ты желаешь избавиться от того, что тебе необходимо. Ибо как тело очищается щелоком от нечистот, так и душа очищается болезнями и страданиями (Руфин, Жит. Отц., кн.2, гл.1).
   СТАВРОФИЛА. Но почему некоторые люди безукоризненной жизни часто подвергаются тяжким испытаниям, тогда как по-видимому их, чуждых всякого беззакония, не должны бы касаться никакие скорби?
   АНГЕЛ. Разве ты не помнишь, что некогда сказал Господь Иисус Христос об Отце Своем, небесном Делателе: «всякую (ветвь), приносящую плод, очищает, чтобы более принесла плода» (Иоан.15, 2). А это очищение не иное что есть, как скорбь и крест. Что удар цепа для зерен, молот для железа, огонь для золота, то скорбь для праведника: ею он не сокрушается, а очищается. И хотя он светит и сияет как золото, однако огнем искушений ему должно очиститься от всякой нечистоты. Ибо те, которые людям кажутся совершенными, пред очами Божиими имеют еще свои несовершенства, от которых милосердый Отец небесный, с милостью гневаясь, очищает их. Посмотри на художников всякого рода. Сделавши какую либо вещь, они показывают ее другим, и люди незнающие находят ее совершенною; но сам художник знает, чего в ней еще недостает, и исправляет ее. Так и мужи святые, угождающие Богу, кажутся как бы безгрешными, совершенными, как Ангелы; но Бог ведает, чего им недостает, и потому посылает им скорби и испытания для очищения и усо-вершенствования их (Бл. Августин на Пс. 98).
   СТАВРОФИЛА. Как много полезного не понимала я! А теперь с избытком вразумляется мое неведение. Поистине «кто чист будет от скверны» (Иов.14, 4)? Заботы житейские вовлекают всех в многоразличные дела, а потому и к сердцам благочестивых нередко прилепляется прах морской нечистоты (Св. Льва бесед. 4 о четыредесятнице). Посему кто же будет непричастен тому или другому пороку? «И праведный седмерицею падает» (Прит. 24, 26).
   АНГЕЛ. Итак, ко благу вашему, жезлом креста отрясается прах, который на безобразие души собрала укоренившаяся в ней неправда. Внешнею раною исцеляется язва внутренняя; и потому кто не принимает с благодарением наказаний от Бога, тот не желает очиститься. Жезлом скорбей отрясается весь прах жития земного, дабы риза души соделалась чище и светлее. Человек, имеющий чистую совесть, тем светлее сияет, чем более бывает сокрушаем скорбями.
   СТАВРОФИЛА. Как велико это благодеяние! И кто из благоразумных пламенно не возжелает понести какой-либо крест, дабы чрез это очистилось одеяние души его? Вспоминаю, что не имевший брачного одеяния был ввержен «во тьму кромешную» (Матф.22, 11—13); ибо в небесный Иерусалим «не войдет …ничто нечистое» (Откр.21, 27).
   АНГЕЛ. Да! наказания в сей жизни составляют великое благодеяние Божие; и напротив великий гнев Божий в том, когда согрешающим в жизни сей Бог не являет Своего гнева. И потому у Иезекииля сказано к Иерусалиму в угрозу: «утолю над тобою гнев Мой, и отступит от тебя негодование Мое, и успокоюсь, и уже не буду гневаться» (Иезек. 16, 42). Когда врач перестает лечить, больной приходит в отчаяние (Блаж. Иерон. Посл. 33). И так должно восхвалять Божие благоволение, когда Он посещает избранных Своих временными наказаньями, чтобы избавить их от вечных мук. Для того Он и уничижает их, чтобы вознести, уязвляет, чтобы исцелить, низвергает, чтобы возвысить. Кто творит добро, и здесь терпит скорби, для того праведное воздаяние безмерно увеличивается на небесах. Телесные врачи кого находят уже безнадежным к выздоровлению, тем разрешают всякую пищу, какой они ни пожелают; напротив, кого надеются воздвигнуть от одра болезни, тем строго воспрещают всякие приятные, но вредные яства, а дают им горькие лекарства, чтобы оными возвратить им сладость здоровья. Что ж удивительного, если Врач душ, всемогущий Бог попускает жить самовольно тем, коих усматривает достойными вечной смерти, и напротив связывает тесным законом правды Своей тех, кого предъизбрал к жизни вечной. Плодовитые лозы и деревья очищают и обрезывают, а неплодные, как предназначенные на сожжение, оставляют расти на свободе, и они широко распускают свои ветви. И так радуйся, Став-рофила, в скорбях и напастях твоих, и от всего сердца благодари за них Бога: ибо чем более ты страдаешь, тем более одеяние души твоей очищается и украшается.
   СТАВРОФИЛА. «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» (Римл.11, 33). Иной мог бы подумать, что Господь милостиво поступает с грешниками, когда щадит их и не подвергает никакому наказанию. Но напротив тогда является величайшее Божие милосердие, когда Правосудный Бог не оставляет грешников без наказания, чтобы в последний день не предать их геенне. О как велико наказание оставаться без наказания!
   АНГЕЛ. Об этом и в Псалмах сказано: «народ Мой не слушал гласа Моего, и Израиль не покорялся Мне». Что же последовало за сим? «потому Я оставил их упорству сердца их, пусть ходят по своим помыслам» (Псал.80, 12, 13). Если Господь щадит грешных, то они и пребывают во грехах своих, и не обра-щаются на путь спасения.
   СТАВРОФИЛА. О, нет, я не хочу такой пощады: она, заграждая мне пути правды, страшнее для меня всякого гнева. Поистине лучше мне, по совету пророка, принять наказание, «чтобы Он не прогневался, и чтобы … не погибнуть в пути» (Псал.2, 12). Лучше я желаю, чтобы прогневался на меня Отец щедрот, но тем гневом, которым Он исправляет заблуждающегося, и наставляет его на путь истины. Плод милостивого гнева Божия есть обращение грешника, а плод ужасного Его долготерпения - отвержение его. Когда вижу сей благий гнев Божий, тогда наиболее надеюсь на милость Его; ибо сказано: «во гневе милость Твою помянеши» (Аввакум. 3, 2). И с праведным Иовом скажу: «О, когда бы сбылось желание мое и чаяние мое исполнил Бог! О, если бы благоволил Бог сокрушить меня, простер руку Свою и сразил меня!» (Иов. 6, 8, 9). Господи! здесь пожигай, здесь поражай меня, дабы помиловать в вечности!

    Оглавление    ГЛАВА 3. Крест отверзает очи и ум («Научитеся слышати утесняемии» (Ис.28, 19))

   Случилось Ставрофиле проходить чрез поле, на котором земледельцы пахали плугом землю. Давая некоторую свободу очам своим, Ставрофила внимательно смотрела на волов, тянувших тяжелый плуг, и на пашущих земледельцев.
   Желая возвести ее от зрения вещей внешних к духовным и внутренним, Ангел сказал: «или нравится тебе это возделывание земли, что ты так внимательно смотришь на оное?» Она же, познавши свою вину, что дала свободу очам своим, устыдилась и молчала. Но Ангел, снисходя к малой ее вине, кротко сказал ей: «и из этого можешь извлечь себе пользу, ибо труд этих поселян может послужить для тебя наставлением на пути креста, обрабатывать землю в духовном смысле значит: очищать землю ветхого человека от тернии и волчцев порока ралом креста, т.е. терпением произвольных трудов и невольных скорбей И как земля для очищения и умягчения требует, чтобы ее пахали и вскапывали, так и для верной души нужны искушения и скорби, чтобы она не произращала плодов зла, чтобы смягчилась ее жестокость, чтобы она не возгордилась (Иоанн Златоуст, Толк. на пс.125). Рало означает крест, поле—сердца людей, а возделыватель есть Отец небесный. Скажу тебе яснее. Как плуг рассекает землю и приготовляет ее к принятию семени: так крест и скорбь отверзают сердце, и делают его способным к принятию семени Слова Божия и к познанию истины. Чего в благополучии человек не понимает, то в беде, хотя и не скоро, но познает. Исаия пророк говорит, что «научитеся слышати утесняемии» (Ис.28, 19). Крест отверзает слух глухим: хотят ли они, или не хотят, а принуждены бывают слушать. Благополучие же отягчает и затыкает уши несмысленных, так что они не могут слышать. Слух сердца отверзается ударами скорбей. Когда человек презирает заповеди Божие, то Господь с милостью творит суд над ним, посылая наказания, чтобы он убоялся и исправился (Св. Григор., кн.26, гл.23). Блаженны те, кои от креста почерпают премудрость, и, открывая сердце свое для принятия отеческих наказаний Божиих, исправляют жизнь свою. Товия, наставленный Архангелом Рафаилом, посредством желчи исцелил зрение отца своего (Тов.11,10—12). И в Евангелии повествуется, что слепой от рождения был исцелен брением (Ин.9, 6). А что это показывает? То, что горечью скорбей и вещами, по-видимому противными, исцеляются внутренние очи. Это и означает, что крест просвещает. И царственный Пророк говорит о себе: «возвратихся на страсть, егда унзе ми терн» (Пс.31, 4,). Ко благу своему он был уязвлен тернием, потому что чрез это обратился и пришел в умиление. И многие, когда уязвляются тернием, восстают от падения. Желаешь ли слышать другой пример? Царь Вавилонский Навуходоносор не хотел познавать Бога, когда говорил: «это ли не величественный Вавилон, который построил я в дом царства силою моего могущества и в славу моего величия!» (Даниил. 4, 27) Но когда был извержен из числа людей, и жил с бессловесными животными, ел траву как вол, и тело его обросло власами, как у животного; тогда возвел он очи на небо, ум его возвратился к нему, и он благословил Всевышнего и познал что «нет никого, кто мог бы противиться руке Его» (Дан.4,32). Нечестивый идолослужитель Манассия гадал, и ворожил, и чародействовал, и имел при себе вызывателей мертвецов и волшебников и «много делал он неугодного в очах Господа, к прогневлению Его». Когда же он был пленен, и закованным в кандалы, отведен в Вавилон и там «в тесноте своей он стал умолять лице Господа Бога своего и глубоко смирился пред Богом отцов своих … И узнал Манассия, что Господь есть Бог» (2 Парал. 33, 6—13). И блудный сын тогда только в себя пришел, когда «он начал нуждаться», питаться рожцами вместе с свиньями, и едва не погиб от голода (Лук. 15, 14—17). Так многие не хотят делать добро, пока не испытают скорбей, а пребывают в зле, пока не постигнет их какое либо злострадание.
   СТАВРОФИЛА. Блажен тот, у кого чрез наказание отверзаются очи, прежде невидевшие. Блажен, кто чрез несчастья познает то, без чего лишился бы неба.
   АНГЕЛ. Так отверзлись очи царя Маврикия. Он прежде проводил жизнь в забвении о Боге, и допустил, что множество невинных христиан было без милости побито варварами, тогда как незначительною ценою он мог бы искупить их от смерти. Когда же, из многих предсказаний и видений, он познал над собою наказующую руку Божию, то соделался истинным христианином, и чашу гнева Божия претворил для себя в чашу врачевания, получив чрез оную очищение грехов и совершенное спасение. Ибо когда пред очами его, по повелению императора Фоки, были убиты пять его сыновей, тогда он умилился сердцем, и исполненный истинной мудрости, сказал: «Праведен Ты, Господи, и справедливы суды Твои» (Пс.118, 137). А после и сам Маврикий был убит. Так в несчастии он явился великим.
   СТАВРОФИЛА. О, если бы так мудрствовали люди и понимали, что Бог попускает или насылает на них бедствия для того, чтобы они перестали творить зло. Но «омрачилось несмысленное их сердце» (Римл.1, 21), и они не видят какие блага происходят от того, что у них называется и почитается злом. Господь же благим промыслом Своим устрояет это к их спасению.
   АНГЕЛ. «Любящим Бога …все содействует ко благу» (Римл.8, 28). Потому Бог и добрым попускает испытывать скорби, чтобы они не оставляли Верховного Блага, а напротив в искушениях прибегали к Нему. Так многие матери, видя, что дети перестают ласкаться к ним, приказывают слугам своим пугать их, дабы страхом принудить их бежать к материнским объятиям. Так бывает и со всеми людьми. Когда злохитрый диавол устрашает их, когда постигают их крест и скорби, тогда они приносят благие плоды тогда познают самих себя, и со всем усердием прибегают к Богу (Св. Иоанн Златоуст, бесед. 10 на Еванг. от Матф.).

    Оглавление    ГЛАВА 4. Крест якорь надежды, знамение спасения («Подай нам помощь в тесноте» (Пс.107, 13))

   Некогда Ставрофила ходила по морскому берегу. Внезапно восстала сильная буря, и нечаянно увлекла ее в море. Погружаемая в волнах, она была уже близка к погибели и с плачем воззвала к Богу: «Спаси меня, Боже, ибо воды дошли до души моей. Вошел во глубину вод, и быстрое течение их увлекает меня». Боже, «да не увлечет меня стремление вод, да не поглотит меня пучина» (Пс.68, 2, 3, 16).
   Когда это и подобное сему она с сильным воплем возглашала, Ангел сказал ей: «от чего же ты, находясь в беде, не прибегаешь к помощи креста? Разве не знаешь, что крест есть самый надежнейший якорь, и что он может укрепить тебя, и среди волн сохранить от погибели?»—Сказав это, Ангел подал ей крест, которым извлек ее из волн морских. Когда она чрез несколько времени пришла в себя, он продолжал: «понимаешь ли, Ставрофила, что это и другие, случающиеся на пути твоем, искушения научают тебя рассудительно проходить путь креста, и дают тебе разуметь великую его силу. Настоящий век есть ничто иное, как море великое и пространное, которое исполнено опасных водоворотов, и возмущается различными грехами и искушениями, как бы некоторыми волнами. Когда душа человека подвергается искушениям, тогда она обуревается как бы различными ветрами: часто волнуется гневом; когда проходит гнев, подступает бесчинное веселие; возгорается плотская похоть, или восстает тяжкая страсть любостяжания; то возносится человек гордостью, то безрассудным страхом низводится в бездну отчаяния (Св. Григор. Кн.2, гл.23). Великая буря воздвигается от множества разных пожеланий, которые плывущего в этом мятежном житейском море перекидывают туда и сюда, так что он никогда не может владеть со-бою (Св. Амврос. О Давиде, гл.3).
   СТАВРОФИЛА. И слух и зрение мое ужасаются неукротимости этих волн, с коими ежедневно предстоит мне борьба. Есть ли что ужаснее моря житейского? Как оно обманчиво, как непостоянно, как глубоко и как возмущается веянием злых духов (Св. Амврос. Толк. на Ев. Луки, кн.4)! И кто может спастись от сих бед? Кто избавится от глубоких вод, от рва страстей и от темени глубины?
   АНГЕЛ. Не должно и доверять сему морю. Не предавайся беспечности. Хотя бы море показалось тебе гладким на подобие стоячего озера, хотя бы поверхность его едва колебалась тихим ветром; внутри его сокрыты великие опасности. Здесь и пучина сладострастия делает спасение коловратным и сияющая радостью женоподобная похоть заманивает к себе душевный корабль на погибель; и берега дики, и разбойник диавол с своими сообщниками готовит оковы пленникам (Бл. Иерон. Посл. к Илиодору).
   СТАВРОФИЛА. Научи же меня, как мне избавиться всех этих бед.
   АНГЕЛ. Св. Апостол Павел научает сему, говоря: «твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду, которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий» (Евр.6, 18, 19). Если корабль стоит на якоре, то по безопасности своей он уже как бы на земле; ибо хотя и обуревают его со всех сторон ветры, но не могут потопить его. Так и утверждаемые упованием и надеждой о Господе, хотя и подвергаются искушениям, но не сокрушаются о камни житейского моря (Бл. Августин, толк. на Пс.64). Более надежного якоря нет, как крест спасительный. Пусть бушуют вокруг тебя ветры, пусть восстают свирепые волны, ищи подкрепления не в себе самой, но в Господе, Иисусе Христе, распятом за вас на крест. Имей Его истинным утверждением, камнем краеугольным, к Нему прилепись крепкою надеждою, и никакая буря не поколеблет тебя. Взывай с Пророком: «А мне благо приближаться к Богу! На Господа Бога я возложил упование мое» (Пс.72, 28). Окружаемый отовсюду скорбями, святой Павел держался за якорь креста, и говорил так: «знаю, что это послужит мне во спасение по вашей молитве и содействием Духа Иисуса Христа, при уверенности и надежде моей, что я ни в чем посрамлен не буду, но при всяком дерзновении, и ныне, как и всегда, возвеличится Христос в теле моем, жизнью ли то, или смертью» (Филип.1, 19, 20).
   СТАВРОФИЛА. Желала бы я узнать яснее, как крест может быть для меня якорем надежды, или каким образом, при неизвестности спасения, скорбь так может укрепить колеблющуюся душу, что она получает несомненную надежду на блаженство?
   АНГЕЛ. Не знаешь ли, что посылаемая человеку скорбь есть знамение благого Божия промышления о нем? Крест есть дар спасения и вестник вечного блаженства, Кого Бог любит, того чрез промыслительное посещение скорбями и искушениями приводит в тихое пристанище. Кого Он хочет украсить избраннейшими дарованиями и чудно преобразить, тому не благоволит быть в покое и отраде, но всецело погружает его в море скорбей и испытаний. А какая от сего польза? Кто в жизни своей испытывает скорбные искушения, тот получит нетленный венец. Господь после волнений ниспосылает тишину; плачь и рыдание претворяет в веселие и радость. «Ибо то угодно Богу, - говорит Апостол, - если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо» (1 Петр. 2, 19). «если и страдаете за правду, то вы блаженны» (1Петр. 3, 14). И чего более? Сам Господь сказал вам в Евангелии: «Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное» (Матф.5. 10). Твердая и несомненная надежда на обещанное блаженство там, где есть участие в кресте Господнем. Кто страждет со Христом, тот с Ним и прославится.
   СТАВРОФИЛА. Какое великое утверждение—надежда, какая помощь в скорби! Не так велика скорбь от креста, как велика радость от ожидания вечного спасения. Господи! Молитвенно воззвала она к Богу, «Ты владычествуешь над яростью моря: когда воздымаются волны его, Ты укрощаешь их» (Псал.88, 10). Управь же меня на море сем, чтобы я не погибла в волнах его. Орудием креста извлеки меня из сего моря к Тебе, единому утешению моему. Очами, исполненными слез, издали, как к солнцу правды, взираю я к Тебе, ожидающему меня в пристани небесного отечества моего. «услышь» меня, «Боже, Спаситель наш, упование всех концов земли и находящихся в море далеко» (Пс.64, 6) (Бл. Августин, Бесед. с самим собой).

    Оглавление    ГЛАВА 5. Крест источает питие духовное («В мире будете иметь скорбь» (Ин.16, 33))

   Было время осеннее. Везде поселяне собирали виноград, и выжимали из него вино в точилах. Заметив, что Ставрофила часто обращала на это внимание, Ангел Господень, желая воспользовать ее, и показать ей некоторый плод креста, начал говорить так: «Поверь, Ставрофила, никакое подобье так ясно не изображает, какой плод приносят человеку скорби креста, как видимый тобою виноград, сдавливаемый в точилах. Рассмотри это внимательнее, чтобы тебе не изнемогать под тяжестью креста».
   СТАВРОФИЛА. Сладостно услышать мне обе этом, тем более, что не без утешения будет слово твое о вине, «веселящем Бога и человеки» (Судей 9, 13). .
   АНГЕЛ. В слове моем будет смешана горечь и сладость; ибо вино означает утешение, а точило тесноту и скорбь.
   СТАВРОФИЛА. Каково бы ни было слово твое, но мне приятно будет слышать о предмете столь спасительном; а потому усердно желаю внимать сему
   АНГЕЛ. Рассмотри сначала, что делается в видимых точилах, и ты сама увидишь, что тоже самое духовно совершается и в людях. Виноград и маслины, для которых обыкновенно устраиваются точила, пока висят на ветвях своих, свободно пользуются воздухом; но пока не будут положены в точило и изгнетены, маслина еще не елей, и виноград еще не вино. Подобны сему и люди, «Ибо кого предузнал» Бог «тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего» (Рим.8, 29), явившегося на кресте избранным гроздом виноградным: прежде нежели они приступят работать Господу, наслаждаются в мире сем приятною свободою, как виноград и маслины на ветвях. Но так как сказано: «если ты приступаешь служить Господу Богу, то приготовь душу твою к искушению» (Сирах. 2, 1): то всякий приступающий ра-ботать Господу приходит на страдания; ибо должен сокрушаться и угнетаться скорбями, дабы не погибнуть в мире сем, но принести себя Богу как благоприятную жертву. Как в точиле совлекается виноградная оболочка, так и человек скорбями должен совлечь с себя одеяние плотских похотей, о чем Апостол Павел говорит так: «совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового» (Кол.3, 9, 10). Людям ради того попускается сокрушаться скорбями, чтобы они оставили пристрастие ко всему мирскому, временному, вскоре исчезающему и погибающему, и чтобы испытывая удручения, скорби, печали и множество искушений, начали искать единого истинного успокоения, которое не от мира сего (Блаж. Август, толков, на Псал. 83); и чтобы Един «будет Господь прибежищем угнетенному» (Пс.9, 10). Таким образом угнетаемая душа будет изливать из себя токи вина и елея, то есть благие желания.
   СТАВРОФИЛА. Желаю сокрушиться вся тяжестью креста, дабы и из моего сердца исходили благие желания. Знаю, как полезно это угнетение. Кисть виноградная, вися на лозе своей, цела и приятна для взора, но из нее не истекает вино; а вложенная в точило, она попирается и угнетается, но угнетение это приносит великую пользу; напротив, если виноград не подвергается угнетению, от него пользы мало (Блаж. Август, толков, на Псал. 55).
   АНГЕЛ. Истину говоришь. Виноград, пока он на лозе и не претворен в вино, насколько полезен? Он скоро согнивает или поддается птицами небесными; а изгнетенный в точиле, он изливает вино, которое долгое время сберегается. Так-то и душа, угнетенная здесь крестом и скорбями, будет храниться в вечных селениях. Обольщаются, поистине обольщаются те, которые думают неуязвляемыми и несокрушенными от скорбей прейти от земли на небо. «Помилуй мя, Боже», вопиял Давид, «яко попра мя человек» (Псал. 55, 2). Взывай и ты с ним также, и не смущайся, если и тебя попирают люди: ты гроздь виноградный, и должна быть попираема. Как виноград попираемый и угнетаемый доставляет делателям своим веселое винное питие: так и люди Божие, праведные и святые удручаемые и угнетаемые, по подобию винограда, тяжелыми скорбями и гонениями, чрез спасительное терпение приносят благие плоды и веселие Насадителю своему Богу.
   СТАВРОФИЛА. Не страшусь быть попираемою, только бы мне быть принятою в сокровищницу небесную. Сладостно быть угнетенной и попираемой, чтобы только принести питание приятное для вкушения Возлюбленному моему.
   АНГЕЛ. К сему побуждает тебя долг христианина. Ты должница любви Христовой и явилась бы со-вершенно неблагодарною и недостойною имени Любящего тебя, если бы из любви к Нему не восхотела пострадать. Сколько Он понес труда и скорби, что бы невесте Своей приготовить сладостное питие! Согнетенный крестом, Он обагрил кровно Своею «ризы» Свои и «одежды» Свои, «как у топтавшего в точиле» (Ис.63, 2); «Как кисть кипера, возлюбленный мой у меня в виноградниках Енгедских» (Песн. песн. 1, 13), гроздь земли обетованной, висевшей на лозе крестной, и во время духовного собирания, т. е. страданий, изгнетенный в точиле креста. Он преподал верным вино радости, «вино благоуханно» (Захар. 9, 17), «вино» воистину «веселящее сердце человека» (Псалмы 103, 15). И всякий пиющий оное по справедливости воззовет: «чаша Твоя упоявающи мя яко державна» (Псал. 22, 5). Итак не велико будет, если и ты как зрелый гроздь, согнетена будешь в точиле, чтобы принести приятное питие Возлюбленному души твоей. Уготовься же на скорби, дабы принести благие плоды Господу.

    Оглавление    ГЛАВА 6. Крест соделывает человека храмом Божиим («Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» (1Кор.3, 16))

   Шествуя с Ангелом Божиим, Ставрофила однажды на пути увидела некоторый прекрасный храм. Подошедши к нему, она рассматривала великолепие зданий и расположение оного, и с благовейным дерзновением сказала своему наставнику: «Учитель! посмотри, какие камни и какие здания!» (Марк. 13, 1)
   АНГЕЛ. Ты благовременно обратила свое внимание на этот святой храм, который напоминает об устроении в душе Богу невидимого храма. Ибо ношением креста совершается и то, что душа человеческая, как некое святое селение, освящается для престола Божия.
   Удивляясь этому, Ставрофила воззвала: «я ли в себе и из себя возмогу создать храм Богу? Какая эта тайна?»
   АНГЕЛ. Ты сама пребываешь в прекрасной храмине, сооруженной для тебя Богом. Это я говорю о плоти твоей, которая так привольно и стройно сотворена и украшена, чтобы душа твоя в ней пребывала с отрадой и утешениями. Но и для тела твоего Бог сотворил обширнейший и великолепный храм, сей видимый мир, в котором ты живешь. Итак если Бог Сам сотворил для тебя такое обширное вместилище для временного твоего пребывания, то справедливо ли будет, если ты откажешься быть храмом для Вечного Бога? И потому, не давай сна «сна очам моим и веждам моим - дремания, доколе не найду места Господу, жилища - Сильному Иакова» (Пс.131, 4, 5).
   СТАВРОФИЛА. Но где же находится достойное место для сего созидания, и кто может быть строителем его? Ибо «Всевышний не в рукотворенных храмах живет» (Деян.7, 48). Какой созижду храм Тому, Который глаголет: «Не наполняю ли Я небо и землю?» (Иерем. 23, 24)?
   АНГЕЛ. А разве ты не читала, что Господь сказал в Евангелии о том, кто соблюдает заповеди Его?—«(Я и Отец Мой) придем к нему и обитель у него сотворим» (Иоан. 14, 23). Итак, тебе известно, где должно устроить храм Богу. Бог нигде не вмещается, как только в душе, возданной по образу Его. И потому потщись украсите чертог души твоей, «ибо Господь благоволит к тебе, и земля твоя сочетается» (Ис.62, 4). «Ликуй от радости, дщерь Сиона» (Захар. 9, 9), воцарится в тебе Господе твой.
   Ставрофила, удивленная сим, воззвала: «И откуда это мне», что пришло величество «Господа моего ко мне» (Лук. 1, 43)? Какая благость Божия! Какое благоволение! Какая слава для души, что Господь всяческих, не имеющий ни в чем нужды, повелевает уготовлять в ней для Себя храм!»
   АНГЕЛ. Веруешь ли, Ставрофила, Писанию?—Знаю, что веруешь. Что же значит сказанное: «вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас» и: «храм Божий свят; а этот [храм] - вы» (1Кор.3,16.17)? Это значит, что храм Божий, который всякий должен созидать, не есть здание из камней и брения, а сам человек, носящий в себе образ Божий. Храм сей украшается не видимыми, златом и драгоценными камнями, но духовными добродетелями; добродетели же сии стяжаются трудами и скорбями. Не без тайны, что самый наружный вид и образ видимых храмов составляет крест, т. е. что храмы, во славу истинного Бога созидаемые, бывают обыкновенно крестообразны. Что же этим изображается? То, что в ком благоволит обитать Божественное величие, как в храме, тот должен проводить жизнь крестоносную и в плоти своей непрестанно носить крестное умерщвление. Ибо только сокрушаемые скорбями, страждущие и немощствующие бывают храмами и селением Божиим. Бог благоволит и как бы вменяет Себе в славу пребывать с ними, как с присными Своими. «Ибо так говорит Высокий и Превознесенный, вечно Живущий, - Святый имя Его: Я живу на высоте [небес] и во святилище, и также с сокрушенными и смиренными духом, чтобы оживлять дух смиренных и оживлять сердца сокрушенных» (Ис.57, 15). И в другом месте Господь говорит, что Он не так благоволит пребывать в рукотворных храмах, как благоволит пребывать в нищих духом и уничиженных. «Небо, говорит, престол Мой, а земля-подножие ног Моих; где же построите вы дом для Меня, и где место покоя Моего? Ибо все это соделала рука Моя, и все сие было, говорит Господь. А вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духом и на трепещущего пред словом Моим» (Ис.66, 1, 2)? Видишь ли, с кем и в ком пребывает Бог. И Апостол Павел не тоже ли свидетельствует говоря: «я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами». Ради чего? «Чтобы обитала во мне сила Христова» (2 Кор.12, 9). Как бы так говорил: болезнями, немощами и скорбями моими мне сладостно хвалиться, потому что чрез них во мне, как бы в своем храме и селении, обитает сила и крепость Христова; ибо где нет человеческой помощи, там наиболее приходит помощь Божия. И потому хорошо сказал Царь Пророк: «Тебе предает себя бедный; сироте Ты помощник» (Пс.9, 35).
   СТАВРОФИЛА. Если это истинно, в чем и сомневаться нельзя: то не страшусь и я с избранным сосудом сказать «я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа» (2Кор.12, 10). Но прошу тебя, научи меня, каким образом должно созидать сей нерукотворенный храм?
   АНГЕЛ. Объясню тебе вкратце, а ты слушай внимательно. Сперва должно быть положено основание, которое есть вера, ибо «без веры невозможно угодити Богу» (Евр.11,6). На сем основании созидай прекрасный оный храм: клади камни послушания, камни терпения, и от прочих добродетелей полагай в здание камни. Известь есть смирение, которым прочая добродетели соединяются и укрепляются. Духовное рассуждение будет связывать стены и утверждать здание. Кровля же есть любовь, которая составляет совершенство добродетелей. А перила, которые в законе повелено делать вокруг кровли, чтобы дети не падали с кровли, означают опять смирение (Св. Аввы Дорофея. Поуч. 14). Об этом созидании имей неослабное тщание, дабы Дух Святой мог вселиться в тебя.
   СТАВРОФИЛА. В кратком сем начертании указаны тобою многочисленные добродетели, из коих каждая имеет многие трудности. Каким же образом возмогу я, слабая и немощная, все это вместить в себе.
   АНГЕЛ. Чего же хочешь ты? Из одного камня не строится храм: а многие, или вернее все добродетели необходимы для духовного здания; и их должно про-сить и ожидать от Господа сил, «дающего всем просто и без упреков» (Иаков. 1, 15). Но обрати мысль твою опять к знамению креста, которое я в особенности предложил тебе для подражания. Если не хочешь пасть, то ты должна сохранить соразмерность креста, и об этом, как вразумляет св. Апостол, иметь неослабное попечение «в любви, могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина и высота» (Ефес. 3, 18). По подобию сего должно быть сооружено все духовное здание. Широта креста есть поперечное древо, на котором распростираются руки: долгота—самое основное древо креста, высота— воздвижение самого креста; глубина—нижняя часть креста, водруженная в землю. Все это примени к таинственному храму души. Широтой да будет любовь ко всем, даже ко врагам, так чтобы из любви к Богу человек не удалялся ни от единого креста, от кого бы и каким образом он ни был нанесен ему. Долгота есть пребывание в терпении, дабы носящий крест каждый день пребывал в нем до самого конца своей жизни, Высотою да будет упование на небесные воздаяния, и сердце или намерение, направленное горе к Богу. Глубина же, которая по-гружается и скрывается в земле, означает непостижимые судьбы Божии; а отсюда страх Божий, смирение и крепость всех добродетелей (Блаж. Август. Слово 3 на Псал. 103). Какой прекрас-ный, нерукотворенный храм созидается по сей соразмерности!
   СТАВРОФИЛА. Но кто поможет мне, чтобы я не погрешила ни в чем, что необходимо для моего здания? Господи! - молитвенно воззвала она к Богу, - Ты не презрел чрез Ангела Своего вразумить меня в этом. Ты по благости Твоей даруй рабе Твоей и силу совершить это; ибо Ты, Господи, упование и прибежище мое. Но, продолжала она опять вопрошать Ангела, кроме сказанного тобою, что еще нужно соблюдать при сооружении сего храма?
   АНГЕЛ. Потребно еще, чтобы каждый камень крестным млатом обтесывался четвероугольно. Хочешь ли знать, что это значит? Ты должна быть подобна четвероугольному квадратному камню, который, как его ни обрати, стоит твердо; т. е. во всяком искушении, во всякой скорби ты должна стоять мужественно; как бы тебя ни попирали, какие бы удары ни наносили, не падай духом. Хотя бы тебя обтесывали на подобие камня, ты не должна предаваться малодушию; ибо соделаться домом Божиим так велико, что ради этого по справедливости все должно терпеть.
   СТАВРОФИЛА. Не убегаю скорби, не отрицаюсь креста, который соделает меня приятным Богу селением: «Свят храм Твой, дивен в правде» (Псал.64, 5. 6). И чего более желать мне, как только да святится во мне имя Господа, да Его вселением и я свята явлюсь и телом и душою.
   АНГЕЛ. Благодетельным действием креста достигнешь этого совершенно; ибо те, кои здесь соделывают сами себя храмами Бога живого, являются и сами, «как живые камни» (1Петр. 2, 5), полагаемые в небесном «Иерусалиме, зиждемом яко град» (Пс. 121, 3), к которому от сего странствия земного обращены все желания и воздыхания избранных. И не только соделаются камнями небесного оного града те, которые несут крест до конца, но и прославятся великою славою. «Побеждающего, сказано, сделаю столпом в храме Бога Моего, и он уже не выйдет вон; и напишу на нем имя Бога Моего и имя града Бога Моего, нового Иерусалима, нисходящего с неба от Бога Моего, и имя Мое новое» (Откр. 3, 12).
   СТАВРОФИЛА. «Буди мне по глаголу Твоему» (Луки 1, 38)! Да придет то время, когда по великой милости Божией обетования Его, превосходящие всякое желание, сбудутся на мне, ибо это цель моих желаний.

    Оглавление    ГЛАВА 7. Крестоносцу обещан венец («Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр.2, 10))

   Видя, что путь креста тернист, тесен и прискорбен, и страшит продолжительностью, Ставрофила впала в великую печаль. Отягощенная малодушием, она уже помышляла было оставить путь, отложить крест, и понесши столько трудов, в одно мгновенье потерять все плоды оных. Но «верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1Кор.10,13); внезапно воссияла в печальной душе Ставрофилы благодать милосердого Господа, и увеселила ее. «Будь, - сказал ей Ангел, «верна даже до смерти, и даст» тебе Господь «венец жизни» (Откр.2, 1). Прискорбен путь сей, и много скорбей претерпеваешь ты, но не изнемогай: болезни и труды временные ходатайствуют тебе венец вечный. «Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни, который обещал Господь любящим Его» (Иак.1, 12).
   СТАВРОФИЛА. Возвеселяют душу мою надежды на неувядаемый венец славы небесной; но увы, силы меня оставляют, и я совершенно изнемогаю.
   АНГЕЛ. Оставь жалобы. Если не будет искушений, не будет и венца; без подвигов нет и воздаяний, без трудов нет почестей, без скорби и злостраданий нет прощения, как и без зимы не бывает лета. Итак, когда тебя постигают скорбные искушения, знай, что тебе уготовляется венец (Св. Иоанна Златоуст, бесед. 5 к Антиох.). Не искушение ли Иосифа послужило к прославлению его добродетели? Не скорбь ли темницы соделала более светлым его венец чистоты (Св. Амврос. Медиол. на Ев. Лук. Кн. 4. гл. 4). Как во время бури познается искусство кормчего, во время сражения искусство полководца и храбрость воина; так и скорбные искушения являют истинного христианина.
   СТАВРОФИЛА. Но я немощный воин; изнемогают силы мои; я не могу мужественно вести брань, а тем более победить.
   АНГЕЛ. Не сопротивляться поучаю я тебя, но терпеть. Венец обещан не тому, кто наносит зло, а тому, кто терпит зло. Побеждать злом, это закон сатанинский. И потому на народных позорищах, совершаемых в честь сатаны, увенчиваются побеждающее. Но на поприще духовном противоположен сему закон раздаяния венцов. Ибо здесь узаконено увенчивать приемлющего на себя, а не наносящего удары. Это поистине небесное поприще, Ангельское зрелище (Исидор. Пелусиот. Кн. 2, посл. 669).
   СТАВРОФИЛА. Но трудно нести тяжкое бремя креста по тернистому и тесному пути.
   АНГЕЛ. Что боишься терния? Не среди ли терний растут розы, коими увенчаешься ты в небесах? Взирая на образ Главы, тебя ради венчанной тернием, не ужасайся, Ставрофила, вместо венца славы возложить здесь на главу свою терние. За сие Господь даст тебе «венец из чистого золота» (Пс.20, 4). Здесь на земле избери этот венец терновый, чтобы после получить венец из чистого золота.
   СТАВРОФИЛА. Вижу, что для этого золотого венца много потребуется, чтобы соорудить его, нужно пре-терпеть удары млата на наковальне.
   АНГЕЛ. Почему же и не так? Скорби уготовляют венец для тех, кои терпеливо переносят их. Сам Господь Иисус Христос чрез Пророка говорит о Себе: «На хребте моем орали оратаи, проводили длинные борозды свои» (Пс.128, 3). Если и праведники полагаются между млатом и наковальнею, то тем более для грешных Бог ударами млата сооружает венцы славы. Утверди и ты ум неподвижно и крепко, как наковальню, чтобы, будучи пора-жаема частыми ударами молотов поруганий, укорения, осмеяния, и обид, ты нисколько не ослабевала, не сокрушалась и не смущалась, но пребывала непоколебимою (Леств. Сл. 4, гл. 36). Не претерпевать же ударов млата — знак малодушия. Поистине скажу тебе, если ты многими молитвами умилостивишь Бога, и будешь сиять как серебро или злато; однако если не станешь переносить ударов молота, то не будешь иметь никакой цены, и не соорудишь для себя много ценного венца; а душа, пребывающая непоколебимою в злоключениях, сооружает для себя венцы пресветлые. Где нет креста, где нет млата скорбей, там не будет и венца. Веруй, Ставрофила, что чем более святые в мире сем угнетаются страданиями, тем большими почестями они превознесены будут по воскресению.
   СТАВРОФИЛА. Вижу, что хотя трудно, а необходимо пребывать мне под крестом; ибо если без него предстоит мне опасность лишиться венца славы вечной, то лучше все терпеть, нежели подвергнуться сему лишению.
   АНГЕЛ. «Держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего» (Откр.3, 11). Если крест тебя отягощает, млат сокрушает, скорби наносят печаль, не обращай много внимания на эти трудности, а возводи очи твои к обещанному венцу: это умалит твои страдания, усладит и сделает легчайшим всякий крест. Для народных позорищ состязатели приготовляются с большим старанием, и считают для себя за великую честь быть увенчанными при многочисленном народе, или в присутствии царя. Сколь же преславно то позорище, где Сам Бог взирает на Своих ратоборцев, и веселится; видя подвиги тех, которых благоволил соделать сынами Своими. Какая великая слава, какое блаженство пред очами Самого Бога получить венец!
   СТАВРОФИЛА. Поистине это великая слава; но кто на самом поприще, т. е. во время скорби, воспоминает об этом?
   АНГЕЛ. Многие мученики Христовы среди жестоких страданий с радостною надеждою взирали на ожидающие их венцы, и это служило им великим поощрением к мужественному перенесению мучений за Христа. В царствование Ликиния сорок воинов за исповедание христианской веры, после разных мучений, были осуждены во время жестокой зимы пробыть всю ночь обнаженными в озере. Претерпевая мучения от сильной стужи, они молились Богу. Вдруг темничный страж увидал тридцать девять пресветлых венцов, сходивших на главы Святых. Взирая на это, он подумал: их сорок, где же венец сорокового? Когда он об этом размышлял, то увидел, что один из числа осужденных на мучение, у которого по малодушию не достало терпении перенести стужу, убежал в ближайшую теплую баню, нарочно для сего уготованную. Тогда страж, возгоревшись желанием получить венец, разбудил прочих стражей, сбросил о себя одежды, вслух всем исповедал себя христианином, и присоединился к мученикам. Так важно взирать на венец, помышлять о венце. Подумай, какою радостью ты исполнишься, когда услышишь сладчайший глас Же-ниха душ: «приди Невеста Христова, прими вечный венец, который уготовал тебе Господь»?

    Оглавление    ГЛАВА 8. За что предлежит больший венец: за крест и стра-дания, или за добрые дела

   Ставрофила продолжала вопрошать Ангела: «Еще у меня одно недоумение; и сама не знаю, происходит ли оно от любопытства моего, или от желания получить венец. Ты, служитель предвечной премудрости, открой это мне, если есть на сие воля Божия. Не назначен ли крестоносцам славнейший и драгоценнейший венец в сравнении с теми, которые упражняются в добрых делах, не имея скорбей?
   АНГЕЛ. Не оставлю тебя в недоумении. Добро творить и терпеть скорби, то и другое долг христианина, Но страдание, даже и малое, благодушно понесенное Бога ради, несравненно драгоценнее многих добрых дел, без труда совершенных; и для человека полезнее ради славы и любви Божией терпеливо понести хотя бы малую скорбь, нежели без скорби творить великие дела. Что еще сказать? ничего нет приятнее для Бога, ни спасительнее для тебя в мире сем, как добровольно терпеть скорбь ради Господа Иисуса Христа. А если бы для спасения людей было что-либо лучше и полезнее страданий: то Он открыл бы это вам Своим словом и примером.
   СТАВРОФИЛА. Сколько утешений в этих словах! Какое ободрение скорбным и печальным, когда они видят, что подъемля многие и тягчайшие скорби, этим самым сооружают себе светлейший венец! Но это утаено от многих, и едва кто из людей верует сему.
   АНГЕЛ. Почему не веруют? Не все ли святые так разумели и засвидетельствовали эту истину? Когда они крестами и страданиями были возбраняемы от иных подвигов и добрых дел, тогда ни мало о сем не скорбели, и не думали, что чрез это умаляется их будущее воздаяние, а напротив того радовались в скорбях, почитая терпение их за величайшее достоинство, высшее царства и всякой славы (Св. Иоанн Златоуст, беседа 8 а посл. Ефес.). Но не всякий и удостаивается страдать ради Бога, ибо это бывает высочайшим воздаянием за великие добродетели и доблестные подвиги, совершенные ради славы Божией и спасения ближнего. Посему и Апостол приветствовал Филиппийцев с тем, что им «вам дано ради Христа не только веровать в Него, но и страдать за Него» (1, 29).
   СТАВРОФИЛА. Вспоминаю, что был один муж, который часто страдал от разных недугов. Случилось, что в один год его не постигла никакая болезнь. Благочестивый оный человек начал плакать и скорбеть, говоря: «оставил меня Господь и не восхотел в нынешний год посетить меня» (Руфин. Жития Отцов, кн.3,158). Другой, равный ему в терпении, во время тяжкой болезни отказался от предложенного ему братом в утешение яства и сказал: «поверь, брат, тридцать лет желал бы я провести в этой болезни» (Достопамятн. сказания о подвижник.) Думаю, что эти люди не переносили бы так благодушно страданий, если бы не надеялись за терпение оных получить от Господа более возданий, чем за другие добрые дела.
   АНГЕЛ. Вспоминай и Самого Спасители своего и Владыку мира. Смотри: искупление рода человеческого совершено не иным чем, как Его крестом. Все, что ни соделано Господом во время земной Его жизни, соделано Им для спасения людей, составляет бесконечную заслугу; но спасение мира приписывается преимущественно страданиям Его, смерти и излаянной крови.
   СТАВРОФИЛА. Выше сего не мог быть превознесен крест, как соделавшись чрез Господа орудием спасения нашего. Ничего в похвалу и облегчение страданий нельзя сказать лучше и выше того, что ими спасен мир: «Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро» (Псал. 103, 24)!
   АНГЕЛ. Итак, кто не предпочтет великим делам терпеливое несение страданий, когда чрез страдания, по благоволению Божию, совершено примирение с Богом человеческого рода, истреблен грех и отверсто небо. Научитесь из сего, сыны Адамовы, как велика тяжесть греха, для которого потребовалось такое многотрудное врачевание. Научитесь, чего для Сына Божия стоило ваше спасение, и какова была любовь Его к вам! Поймите достоинство крестов и страданий, и претерпите всякую скорбь ради претерпевшего за вас столь жестокие и ужасные стра-дания, когда вы были Его врагами.
   СТАВРОФИЛА. Один сей пример Спасителя нашего не только убеждает, но и как бы понуждает каждого согласиться, что терпение страданий выше прочих добрых дел. И кто еще может противоречить сему?
   АНГЕЛ. Чтобы более убедить тебя в этом, предложу тебе другой пример простого человека. Посмотри на величайшего подвижника терпения—Иова, на этот непоколебимый камень. Сравни его добрые дела с страданиями, и рассуди, когда он был блистательнее,—тогда ли, когда дом его был открытым для всех приходящих, или когда он разрушился в прах, а Иов не произнес ни одного ропотливого слова, напротив благословлял Бога? Первое было дело благотворения, второе—подвиг терпения. Когда он был выше, скажи мне: тогда ли когда приносил жертвы о детях своих, научая их любви и согласию, или тогда когда дети задавлены были обрушившимся домом и кончили жизнь свою самым печальным образом, а отец перенес этот случай с великим любомудрием? Когда более блистал он,—когда от стрижения овец его согревались плечи нагих, или когда, услышав, что огнь упал с неба и пожрал стада с пастухами, он не смутился и не устрашился, но с кротостью перенес свое несчастье? Когда он был истинно велик,—тогда ли, когда, пользуясь крепким здоровьем тела употреблял оное на защиту обиженных, вырывал из челюстей обидчиков награбленную добычу, и был для притесненных как пристань, или тогда, когда тело свое, оплот для обиженных, увидел он пожираемым от червей, сидел на гноище, и оскребал оное черепком (Иов. 2, 8)? Все первое были славные деяния добродетели, все второе терпение страданий, и второе соделало Иова гораздо более славным, чем первое; ибо в терпении заключается самая скорбная часть подвигов, требующая гораздо большего мужества, большей твердости и напряжения души, большей возвышенности ума и особенно большей любви к Богу. По сей-то причине в счастливые времена для Иова диавол, хотя бесстыдно и разбойнически, однако ж мог противоречить словами: «даром богобоязнен Иов» (Иов. 1, 9)? Но когда Иова постигли несчастья, то искуситель, покрытый стыдом, удалился вспять, не могши сделать ни одного бесстыдного возражения. Вот совершенство венца, вот верх добродетели, вот ясное доказательство мужества, славный знак высочайшего любомудрия! Помышляй о сем и рассуждая, какую великую пользу доставляет жизнь, проводимая в скорбях и страданиях, радуйтеся и веселитеся все, идущие прискорбнейшим путем креста, за которые вам уготованы тысячи венцов (Св. Иоанн Златоуст, Письмо 3 к Олимпиаде).

    Оглавление    ГЛАВА 9. Крест соединяет со Христом и делает крестоносца подобным Ему («С ним Я в скорби» (Пс.90, 15)

   Услаждаясь благими глаголами Ангела Божия, Ставрофила желала более и более слышать из уст его о благодатных плодах креста. «Прошу тебя, - сказала она, - благоволи изъяснить мне и прочие преимущества креста, дабы, более узнав его пользу, я усерднее могла понести его».
   АНГЕЛ. Лучший и высочайший плод креста указал Псалмопевец сими словами: «Близок Господь к сокрушенным сердцем» (Пс.33, 19). А в другом месте устами его Сам Бог так говорит: «с ним Я в скорби; избавлю его и прославлю его» (Пс.90, 15). Что может быть выше и славнее того, как находится в соприсутствии Божием и от Бога получать укрепление в скорбях? А потому справедливо тот же Царепророк так хвалился, говоря к Богу: «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной» (Пс.22, 4). И какого зла бояться тому, с кем всесовершенное Добро? «Если Бог за нас, - говорит Апостол, - кто против нас?» (Римл. 8, 31)? Не сподобился ли особенной Божией помощи целомудренный Иосиф, которого вечная премудрость «не оставила проданного праведника, но спасла его от греха: она нисходила с ним в ров и не оставляла его в узах, и потом принесла ему скипетр царства» (Премудр. 10, 13, 14)? Теперь видишь ли, что значит слово: «с ним Я в скорби»? Как бы так Бог сказал: я скорблю вместе с скорбящим; кто Мой, тот и в скорби со Мною, и Я с ним в скорби пребываю неразлучно.
   СТАВРОФИЛА. Дозволь мне предложить тебе недоумение, которое пробегает у меня в мыслях. Опасаюсь я, что это учение твое покажется не совсем истинным для обидимых и несчастных, которые часто жалуются, что они оставлены Богом, забыты и совершенно беспомощны. И сам Псалмопевец, который сказал, что «Близок Господь к сокрушенным сердцем»; сколько раз в молитве выражает жалобу, что он как бы оставлен Богом? Не его ли эти слова: «Боже мой! для чего Ты оставил меня?» (Псал. 21, 2)? «Не оставь меня, Господи, Боже мой! Не удаляйся от меня» (Псал. 37, 22). «Доколе, Господи, будешь забывать меня вконец, доколе будешь скрывать лице Твое от меня?» (12, 2)? «Для чего скрываешь лице Твое, забываешь скорбь нашу и угнетение наше?» (43, 25) Кто же поверит, что Бог близ того, кто сетует так о Его удалении?
   АНГЕЛ. Бог пребывает близ печальных, и сострадает им, но присутствие Свое не всегда являет. Иногда «из среды грома Я услышал тебя» (Псал. 80, 8), в коей пребывает как бы сокровенным, и для испытания праведных на время скрывает лице Свое. «Стоит у нас за стеною, заглядывает в окно, мелькает сквозь решетку» (Песн. песн. 2, 9), наблюдая, как оставленный воин духовный подвизается на поприще своем. Когда житель пустыни, Антоний Великий, терпел нападение от демонов, был избит ими и страшно изъязвлен; то, находясь в этой борьбе, думал, что Господь удалился и оставил его. Когда же он узрел сияние небесного света, и уразумел пришествие Господне, то, испуская из глубины сердца многие воздыхания воззвал: „Где был Ты, Иисусе Преблагий? Зачем вначале не пришел исцелить мои раны? И был к нему глас: „Антоний! Я был здесь, но ждал, желая видеть твой подвиг". И так Господь пребывает с скорбящими, хотя и не являет Себя. И поистине из самой скорби можно познать присутствие Божие; ибо без Него кто бы понес, кто бы устоял, кто бы претерпел скорбь?
   СТАВРОФИЛА. Если Бог со мною в скорби, то чего же мне еще искать кроме Его? «А мне благо приближаться к Богу! удаляющие себя от Тебя гибнут» (Псал. 72, 28, 27). Какое бедствие для людей не быть с Тем, без Которого не могут быть!
   АНГЕЛ. Несомненно так. Хочешь ли научиться сему из примера? Иов лишился всего, что даровал ему Бог, но имел Самого Бога, дарующего все. О муж согнивший, и всецелый, смердевший гноем, и прекрасный, изъязвленный и здравый! Сидя на гноище, он царствовал на небесах; потеряв все, он был весьма богат, ибо имел Бога и в Нем все.
   СТАВРОФИЛА. Если Господь со мною, то лучше мне пребывать в скорби, нежели царствовать без Него, веселиться и прославиться без Него. Лучше мне в скорби быть вместе с Ним, и в пламени иметь Его с собою, нежели без Него быть на небесах: «Кто мне на небе? и с Тобою ничего не хочу на земле» (Псал. 72, 25)?
   АНГЕЛ. Теперь ты получила правильное понятие, если разумеешь, что кресты и скорби соединяют душу с Богом и Бога с душою. Как перстень есть знак обручения, так страдание телесное или душевное, которое люди смиренно переносят ради Бога, есть истинное знамение Божия избрания и как бы обручение души с Богом. Бог всегда благоволит к сынам человеческим, но иногда ничего не находит в человеке, ради чего, по милосердию Своему, мог бы пребывать с ним, и потому посещает его страданиями телесными или скорбями душевными, дабы чрез это найти для себя достаточный повод пребывать с ним. Ибо писание истинно говорит: «Близок Господь к сокрушенным сердцем» (Псал. 33, 19); и сам Господь глаголет: «с ним Я в скорби» (90 15).
   СТАВРОФИЛА. О какое благоволение милосердия Божия! Кто поверит, что человек—червь так почитается от Господа славы, Который, как бы ища любви его, Сам исповедует, что «радость моя [была] с сынами человеческими» (Притч. 8, 31). Господи! «Что такое человек, что Ты столько ценишь его и обращаешь на него внимание Твое» (Иов 7, 17)? Сколь велика любовь Твоя к человеку, что посылаешь ему крест и скорби, дабы чрез это сопребывать с ним и его соединить с Собою! Дивная тайна! Крест, презираемый мудрецами века сего, есть дар и перстень Божественного обручения. О кресте честный! как утаено достоинство твое от сердец, мудрствуюших о земном!
   Говоря сие, Ставрофила возгоралась духом, и уже объята была сильною любовью ко Христу Господу и к кресту ради Его.
   Желая более воспламенить сей огнь, Ангел сказал ей: «есть в кресте и еще нечто такое, что может сохранить и усилить любовь Бога к людям и людей к Богу. Сходство и согласие людей в нравах и обычаях более всего привлекает их к взаимной любви. Господь же Иисус Христос такою воспламенен был любовью к роду человеческому, что «будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек» (Филип. 2, 6. 7). Для чего, думаешь ты, Он это сделал? Одна из причин сего была та, чтобы уподобившись во всем людям кроме греха, чрез это самое Он мог возбудить в них любовь, и при-влечь их к Себе. Теперь скажи, какое за сие требуется от человека воздаяние? Не толи, чтобы и он, сколько возможно, возревновал уподобиться Господу, возжелал подражать Его житию и последовать стопам Его? Не потому ли и Отец небесный, «предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего» (Римл. 8, 29).
   СТАВРОФИЛА. Но как мы возможем быть сообразными образу Спасителя нашего?
   АНГЕЛ. Когда в своей жизни и нравах будете являть подражание жизни Спасителя,—будете претерпевать поношение и всякий вид уничижения, а если потребуется—и самую смерть. Как Он ради вас принял крест и умер на нем, так и вы, участвуя в крестоношении, соделайте то, что Он соделал для вас. Это и значит «участвуете в Христовых страданиях», как учит Апостол Петр (1 Петр. 4, 13). Переносящий скорби креста поистине приобщается страданиям Спасителя своего; ибо всякий крест, всякая скорбь являет собою образ страданий Господних, и чрез сие человек может достигнуть совершенного общения с Пострадавшим за вас. Никто живее не чувствует страданий Христовых, как тот, кому случилось терпеть что либо подобное.
   СТАВРОФИЛА. «Кто … возвестит все хвалы Его?» (Псал.105. 2), кто изречет дивную премудрость Божественной любви? Большая честь для воина носить царское оружие. Приятно для невесты во всем подражать жениху своему. А для меня нет выше достоинства, как отречься себя, и нести крест свой во след Господа. Не укоризна для меня быть крестоносицею; напротив буду хвалиться крестом, как знамением, вчиняющим меня в блаженный сонм воинов Христовых.
   АНГЕЛ. Похвала эта не будет тщетна. Кто несет терпеливо крест, тот не только уподобляется Господу, но и Сам Господь, как соединенный с ним состраждет в нем, ибо, соединившись с верующими в Него, Он принимает на Себя все, что бывает с каждым из них. Потому и Савлу, некогда гнавшему Церковь, Он сказал: «Савл, Савл! что ты гонишь Меня?» (Деян.9, 4). И в последний день судный Он скажет немилосердным: «так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне» (Матф. 25, 45). Итак Он Сам страдает в каждом члене тела Своего, т. е. во всех верных, и подает им силу и помощь, дабы им легче было нести крест, имея Господа своим помощником.
   СТАВРОФИЛА. Кто внимательно разбудит, что Господь находится близ печального, что крестом человек обручается Христу, что Сам Господь страждет в страждущем, тому поистине крест не будет прискорбен, и без сомнения таковой всем сердцем и пламенною любовью возжелает креста. Только не любящему сердцу скорбь горька и неудобоносима, а для любящего она сладостна и отрадна. Иногда так укрепляется человек в желании страдать из любви к Распятому, что желает возможно долгой жизни только для того, чтобы из любви к Пострадавшему за нас дольше пострадать, перенося мучения, недуги, поношения, неблагополучия и все скорбное; напротив без скорбей и страданий не желает и самой жизни, веруя, что он тем угоднее будет Богу, чем большие и тягчайшие страдания Его ради претерпит.
   АНГЕЛ. Теперь ты не можешь более и сомневаться в том, что Бог по любви Своей посылает вам кресты: потому что познаешь их усладительные дарования, влекущие к любви Божией.

    Оглавление    ГЛАВА 10. Крест—верная охрана плавающим по морю житей-скому в корабле Церкви

   Ставрофила, испытавши беду в море, в котором едва не утонула, после боялась и подходить к морскому берегу. Но Ангел, желая преподать ей еще некоторое полезное наставление, сам привел ее к морю, на котором вдали виднелся большой плывущий корабль, и так продолжал свою беседу: «Море, которое ты видишь, Ставрофила, есть образ мира сего. Бури, ветры и волны морские означают искушения, беды и скорби, которым подвергаются люди в сей жизни. Опасные водовороты означают лжеучителей, соблазнителей и хулителей Церкви; подводные скалы—сильных мира сего, устрашающих бедами и смертью; а морской вихрь—суетную гордыню, которая воздымает до небес и низводит до бездн».
   СТАВРОФИЛА. Много бедствий приходится испытывать людям в море житейском. Как же можно переплыть это страшное волнующееся море, чтобы достигнуть тихой пристани отечества небесного?
   АНГЕЛ. Невозможно переплыть море без корабля. А корабль сей означает единую святую Соборную Апостольскую Церковь. Господин сего духовного корабля Сам всемогущий Бог Отец; кормчий—Единородный Сын Его; благоприятный ветер—Дух Святой; подчиненные правители корабля, Церкви—Апостолы и их преемники, пастыри и учители церковные. Плывущие на сем корабле—все правоверующие хри-стиане. Дно и основание сего корабля есть правая вера в Святую Троицу: бока корабля, передняя часть его и кормило означают правые догматы веры, заповеди Божии, предания Церкви, правила Апостольских и вселенских Соборов и вообще постановления церковные. Мачта—святой крест Христов, которым все в церкви скрепляется и утверждается. Паруса—любовь. Якорь—надежда. Духовный сей корабль Церкви из разных мест и стран перевозит чрез житейское море всех правоверуюших истинных христиан в небесный Иерусалим, и хотя обуревается многими ветрами и волнами, но никогда не подвергается крушению. Сколько врагов и гонителей ни восставали на Святую Церковь, она никогда не была побеждена, потому что утверждается словом Господним: «создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Матф.16, 18) (Св. Иоанна Златоуста беседа 3 на надп. Деян. Апостол.).
   СТАВРОФИЛА. Что же будет с теми, которые отделяются, и не хотят иметь общения с единою истинною Церковью?
   АНГЕЛ. Они подобны тем, которые на малых ладьях хотят переплыть великое море, и потому погружаются в волнах собственных заблуждений, или впадают в руки мысленных разбойников.
   СТАВРОФИЛА. Все ли плывущие на корабле Церковном спасены будут?
   АНГЕЛ. На корабле Церковном благополучно совершают плавание и достигают Царствия Небесного только истинные христиане, которые с правою верою соединяют и добрые дела, т. е. исполнение заповедей Господних, и если когда в чем либо оные преступают и нарушают, то стараются истинным покаянием и искренним исповеданием и посильным исправлением загладить свои ошибки и согрешения. Упорные же и нераскаянные грешники извергаются из корабля духовного или судом церковным, или невидимым судом Божиим, а некоторые, подобно плевелам в пшенице, долготерпением Божиим оставляются до жатвы. Одна вера без христианских дел не спасает, ибо «вера без дел мертва есть» (Иак.2, 26). А чтобы иметь добрые дела и стяжать христианские добродетели, должно всегда помнить слова Апостола, глаголющего: «Терпение нужно вам, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное» (Евр.10, 36). Терпение подает крепость при совершении всякой добродетели, и ни одна добродетель без него не может устоять, по сказанному: никто «озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Лук.9, 62) (Св. Петра Дамаскина, кн.2. сл.5). Кто отвергает терпение, тот не может быть истинным чадом Церкви Христовой. Посему один из церковных писателей и сказал, что самой Церкви дано имя «терпение», так как она одна радуясь, претерпевает во веки, и составляется из терпения верующих, которые суть уды Христовы (Климента Алекс. Педагог, кн.1). На каждом Христианском храме водружен крест. Что сие знаменует? Знаменует, во-первых, то, что крестом совершено искупление рода человеческого, а во-вторых, что только тот обретает спасение в Церкви, кто с терпением несет крест посылаемых ему от Бога скорбей и страданий, по слову Самого Господа: «кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня» (Матф.10, 38).

    Оглавление    ГЛАВА 11. Крест возводит верующих к горнему Иерусалиму

   Желая еще ближе показать Ставрофиле благотворную силу креста и скорбей, Ангел Господень так продолжал говорить ей: «Великая и многообразная бывает польза от креста. Для тех, кто в земной жизни благодушно несет крест, он служит как бы лестницею, возводящею в небесный Иерусалим. Помнишь ли, Ставрофила, как Бог некогда показал Патриарху Иакову в сонном видении лестницу, стоявшую на земле, «верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней, И вот, Господь стоит на ней» (Быт. 28, 12. 13)?
   СТАВРОФИЛА. Помню, но прошу тебя, изъясни мне духовное значение сего видения.
   АНГЕЛ. Это видение являет, между прочим, славный образ труда и терпения, ибо лестница знаменует прискорбный путь на небо, куда тщательные восходят трудами и скорбями, а другие, побеждаемые унынием и леностью, не достигают, будучи ниспровергаемы долу.
   СТАВРОФИЛА. Желательно бы мне знать, как крест и скорби могут служить для человека лествицею к небу?
   АНГЕЛ. Всякий крест и всякая скорбь насколько по-видимому утесняют и обременяют человека, настолько возвышают его и приближают к Богу. Так воды потопа, чем более прибывали и отягчали землю, тем выше возносили ковчег Ноев. Так часто скорби креста, чем более стесняют и обременяют человека, тем более возвышают душу его от всего земного, а по смерти возносит оную и в горний Иерусалим.
   СТАВРОФИЛА. Но как, объясни мне, крест и скорби—это бремя, которое человек должен нести в продолжении всей своей земной жизни, могут вознести его на небо?
   АНГЕЛ. Внемли! Представлю тебе для сего ясное подобие. Птицы, пока ходят по земле, носят крылья свои на себе, а когда поднимаются на высоту, тогда уже крылья их носят. Так и человек, пока живет на земле, несет свой крест и скорби; а когда придет время разлучения его души от тела, тогда скорби креста, претерпенные им в сей многотрудной жизни, с легкостью крыл вознесут его в райские селения.
   СТАВРОФИЛА. Ты назвал крест в духовном смысле лествицею, что же означают стороны и ступени сей лествицы?
   АНГЕЛ. Две стороны ее означают две добродетели: веру и воздержание; ступени же ее: терпение, простота, непамятозлобие, целомудрие и другие добродетели. По сим ступеням все святые, воздержники и боголюбцы, избегши мирских соблазнов, взошли на небо, и наследовали блаженную жизнь в вышнем Иерусалиме.
   СТАВРОФИЛА. Благословенны сии ступени, ведущие к вечному блаженству!
   АНГЕЛ. Скажу тебе еще, что крест и скорби могут также служить для некоторых и как бы колесницею, возносящею в горний Иерусалим, подобно той, на которой вознесен был на небо св. пророк Илия.
   СТАВРОФИЛА. Если крест и скорби можно в духовном смысле назвать колесницею, то благоволи же мне объяснить значение оной.
   АНГЕЛ. В ветхом завете пророк Илия вознесен был на небо четвероконною колесницею. В таинственном смысле сии кони могут быть признаны знаменующими четыре главные естественные добродетели: мужество, мудрость, целомудрие и правду. В новом же завете Господь Иисус Христос явил в Себе образ иных четырех добродетелей: любви, послушания, терпения и смирения; сии то добродетели истинно верующих, подобно Илии, возносят на небо.
   СТАВРОФИЛА. Хотелось бы мне более послушать о сем твою беседу.
   АНГЕЛ. Слушай! Первая новозаветная добродетель, как я сказал, есть любовь; ибо она, вознося ум горе, соделывает человека нечувствительным к скорбям. Чем более возлюбишь, тем легче понесешь крестное бремя. Любовь вознесет тебя выше всех небес даже до Возлюбленного, ибо любящему и небеса отверсты. Вторая добродетель истинное послушание, согласно с волею Божиею; ибо кто старается во всем следовать воле Божией, тот среди бед и скорбей легко возвышается сею добродетелью к небесным обителям. Прочие же, незнающие этого средства к прохождение крестного пути, последуют как бы пение, и тяжелые кресты свои несут с трудом. Третья добродетель терпение. Что оно много способствует человеку к достижению царствия Бо-жия, об этом неоднократно говорится в Божественном писании. «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14, 22); и еще «кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (2Кор.4, 17). «Терпением вашим спасайте души ваши» (Лук. 21, 19). «Претерпевший же до конца спасется» (Матф.10, 22). Четвертая добродетель смирение. Желающий без него в взойти на небо поистине нисходят долу, а «смиряясь вознесется». Образ сей добродетели явил вам в Самом Себе Христос Господь, смиривший Себя в снисхождении с неба, и уничиживший до крестной смерти, и путем сего смирения вошедший «во славу свою» (Лук. 24, 26), «и восшедший превыше всех небес» (Ефес.4, 10). Ходящий иначе ниспадает.
   СТАВРОФИЛА. Блаженны те, кои возносятся на колеснице креста; ибо на ней они благонадежно достигнут небесного Иерусалима и блаженного бессмертия.

    Оглавление    ГЛАВА 12. Крест отверзает врата Царствия Небесного

   Настало для Ставрофилы время восприятия мзды от Господа за понесенные на земле труды и скорби. Тогда Ангел Господень мысленно показал ей небесный Иерусалим, и начал говорить так: «Вот «град Царя Великого» (Псал. 47, 3). Видишь, Ставрофила, каким дивным светом сияет он! «Основания его на горах святых» (Псал. 86, 2), и «Светило его подобно драгоценнейшему камню». «Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот. А двенадцать ворот -двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло» (Откр. 21. 11, 12, 18, 21). Какая там радость, какое веселие! Ибо на стогнах здесь непрестанно воспевают сладостнейшее «аллилуиа» (Тов. 13, 18)».
   В неизреченной радости воскликнула Ставрофила: «Как вожделенны жилища Твои, Господи сил! Истомилась душа моя, желая во дворы Господни. Ибо один день во дворах Твоих лучше тысячи» (Псал.83, 2, 3, 11). «Господи! возлюбил я обитель дома Твоего и место жилища славы Твоей» (Псал. 25, 8).
   АНГЕЛ. Радуйся и благодари Господа, ибо тебе и всем терпеливо понесшим на земле скорби и страдания даруется здесь вместо печали и скорби вечная радость. Здесь «отрет Бог всякую слезу с очей» Святых, «и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло» (Откр.21, 4). «Тогда», Ставрофила, «увидишь, и возрадуешься» (Исаия 60, 5), и затрепещет и расширится сердце твое. Тогда упиешься «от тука дома» Божия «и потоком сладости» будешь напоена (Псал. 35, 9). Тогда, ликуя с прочими Святыми, скажешь: «Как слышали мы, так и увидели во граде Господа сил, во граде Бога нашего» (Псал. 47, 9).
   СТАВРОФИЛА. Не отверзутся ли мне врата града сего, как отверзлись мудрым девам двери чертога небесного?
   АНГЕЛ. Крест есть ключ царствия небесного; он отверзает рай. Кто в жизни временной терпеливо и благодушно переносил скорби и страдания, и исполнял заповеданное Господом: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам» (Матф. 7, 7), для того двери райские свободно отвер-заются милостью Божиею.
   После сих слов Ангела, мысленным очам Ставрофилы представилось, что врата града небесного отверзлись, и она увидела великое множество Святых, стоящих пред престолом и пред Агнцем; и все они были «в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих» (Откр. 7. 9).
   АНГЕЛ. «сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли?» (ст. 13)
   СТАВРОФИЛА. «Ты знаешь, господин» (ст. 14).
   АНГЕЛ. «это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца. За это они пребывают [ныне] перед престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них. Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной, ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод» (ст. 14—17). Весь этот сонм Святых ожидает тебя, Ставрофила, чтобы и ты водворилась с ними, и получила венец уготованный тебе Господом.
   И вот избранница Божия после стольких трудов и скорбей мирно почила о Господь, и душа ее с веселием вошла во дворы Господни, в радость Господа своего, в оное нескончаемое блаженство, которое одно есть истинное и непреложное блаженство, которое не от создания, но от Создателя приемлется. В сравнении с этим блаженством всякое утешение—пе-чаль, всякое благополучие — страдание, всякая сладость—горечь, все прекрасное—ничтожно.
   Невозможно словом изобразить то, что душа верующая в нескончаемой радости видит, слышит, вкушает и объемлет в стране живых. Ибо и «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор. 2, 9).

БЕСЕДЫ О БОГОПОЗНАНИИ И САМОПОЗНАНИИ ПО УЧЕНИЮ СВЯТЫХ ОТЦОВ:

1. Записи р. Б. Ники
2. О молитве, молитвенном делании и молитвенном трезвении
3. О празднословии
4. О праздномыслии, или о мечтаниях, блуждании и рассеянии ума
5. О помыслах в форме мысленных разговоров (или внутренних диалогах)
6. Что такое «скорбь» по христианскому учению и почему люди тяжело переносят различные скорбные обстоятельства
7. О понятии «счастье» по христианскому учению
8. О прелести, или действиях бесов против людей
9. Таинственные действия Духа Святого у подвижников, сподобившихся стать причастниками Духа и в отношении всех людей
10. Блудная страсть и половая потребность
11. О брачных половых отношениях и воздержании по учениям святых отцов
12. Пьянство и наркомания как страсти телесного сладострастия
13. Страсть сребролюбия и материальные потребности
14. Страсть гнева
15. О праведных реакциях христианина на различные виды злоречий и злых действий
16. О страсти уныние, как лени и праздности
17. О саможалении по учению св. отцов
18. Учения святых отцов на мнение, что смысл жизни заключается в создании семьи
19. О конфликтах в семьях, происходящих от самолюбия и разных страстей
20. Печаль о смерти ближних
21. Предсмертные состояния праведников и грешников
22. Реакции людей на приближение смерти
23. О возвращении души в тело, или о видениях при клинической смерти по христианскому учению
24. О силе любви по учениям святых отцов (1. О естественной любви и самолюбии)
25. Умственная сила. Познавательные низшие способности, или тема о хранении чувств.
На главную Написать нам письмо В начало страницы





Copyright © 2006-2017 ni-ka.com.ua Created & hosted by Dmitry