САЙТ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНИНА






БИБЛИОТЕКА СВЯТЫХ ОТЦОВ И УЧИТЕЛЕЙ ЦЕРКВИ:


Феофан Затворник
Августин Блаженный
Анастасий Синаит
Антоний Великий
Афанасий Великий
Василий Великий
Василий Кинешемский
Георгий Задонский
Григорий Богослов
Григорий Нисский
Григорий Синаит
Димитрий Ростовский
Дорофей авва
Древние иноческие уставы
Евфимий Зигабен
Ерм. "Пастырь"
Игнатий Брянчанинов
Илия Минятий
Иннокентий Пензенский
Иннокентий Херсонский
Иоанн Кассиан Римлянин
Иоанн Кронштадтский
Иоанн Лествичник
Иоанн (Максимович) Тобольский и Сибирский
Исаак Сирин
Исаия Отшельник
Кирилл Александрийский
Лука Крымский
Макарий Египетский
Максим Грек
Марк Подвижник
Никита Стифат
Никодим Святогорец
Николай Сербский
Нил Синайский
Оптинские старцы
Паисий Святогорец
Патерики
Русские подвижники 18 - 19 веков
Симеон Новый Богослов
Тихон Задонский
Троицкие Листки (19 век)
Е. Попов. Нравственное богословие для мирян
Иоанн Сан-Францисский
Часть: О человеке.
Астенические эмоции и депрессии, или страсть печали


Тема 2: Печаль, связанная со смертью. Реакции людей на приближение смерти (4)


Здесь можно скачать этот текст >>> в формате Microsoft Word (~ 113.7 Kb)

Составитель Ника

  2.6. Реакция: желание жить и надежда на выздоровление
    Исследователи и врачи считают, что у смертельно больного человека обязательно должно быть сильное желание жить и надежда на выздоровление
    Что говорит христианское учение в ответ на такое мнение исследователей
  О желании жить
    О желании жить умирающих людей, не верующих в будущую вечную жизнь или сомневающихся в ней
    Христианину не должна нравиться эта жизнь и почему
    У христианина должны быть в силе страх Суда и желание жизни будущего века
    О некоторых духовных законах относительно желания жить и чувства бессмертия
  О надеждах людей, желающих избежать смерти, на других людей и на себя, и что по этому поводу говорит христианское учение
    О надежде на врачей, на новые медицинские препараты, методики и т.п., и о возможной «торговле» с врачами или с собой
    О поиске исцеления через обращение к знахарям и колдунам
    Об обращении за исцелением к экстрасенсам и т.п. по христианскому учению
    Надежда на самоисцеление, краткий обзор некоторых современных методик самоисцелений, а также что по этому поводу говорит христианское учение
  2.7. Реакция: о надежде смертельно больных людей на Бога и об обращениях к Нему за исцелением
    О надежде христианина на Бога и лечении у врачей
  О возможности исцеления и продления жизни человека по Божиему Промыслу и по вере человека, а также о некоторых причинах исцелений
    Перечень чудес Христовых об исцелениях, приведенных в Евангелии
    Главные причины исцелений: благодать Божия и вера человека
    Исцеления могут происходить при различных обстоятельствах
    Примеры того, для чего могут даваться исцеления разным людям
    О том, что нельзя молчать о факте чудесного исцеления
  О молитвах близких людей об исцелении и продлении или не продлении жизни умирающим
    Примеры о том, как по молитвам других людей Господь продлял жизнь умирающим
    По молитвам святых подвижников и родных людей Господь может не продлить жизнь умирающему
    О том, что молящийся за другого, должен приносить свою какую-либо жертву
    О благоразумии и неблагоразумии во время молитвы о продлении жизни умирающему
  Реакция: «торговля», как возможное обращение болеющего человека к Богу с просьбой об исцелении при котором дается какой-либо обет или ставится какое-то условие
    Что говорят исследователи о реакции «торговля» с Богом
    О том, какие обеты могли даваться при обращении к Богу за исцелением
    О четком исполнении обета
    О неисполнении обетов
  О христианских желаниях и молитвах относительно исцеления и продления жизни
    О высшей степени смирения, при которых христианин не просит исцеления
    О неистинном смирении и надежде на Бога, при которых человек отказывается от помощи врачей по страстям или неразумию
    О надежде на Бога, при которой больной христианин просит исцеления
    К христианской причине прошений у Бога о продлении жизни относится желание служить Богу и людям
    К христианской благой причине прошений у Бога об исцелении или продлении жизни относится желание принести покаяние и исправиться
    Краткий итог о прошении христианина об исцелении
    О чем говорит молитва о продлении жизни человека

    Оглавление    2.6. Реакция: желание жить и надежда на выздоровление

   Далее следует сказать о надежде смертельно больного человека на то, что он все же скоро не умрет, а значит – у него есть и желание жить.
   (Но прежде чем рассмотреть эту реакцию, хотелось бы напомнить, что составитель этих бесед использует материалы современных исследователей и мнения из интернет – источников для того, чтобы наглядно продемонстрировать примеры того, как думают обычные люди или что с ними происходит. И так как на эти примеры обязательно приводятся учения святых отцов, то это поможет нам увидеть свои возможно неправильные мнения и поступки, и приведет к покаянию и исправлению)
   Итак, при рассмотрении вопроса о реакции «отрицание», уже говорилось, что современные исследователи отмечают, что у всех умирающих людей была надежда на то, что они выздоровеют и смерть отступит.
   Э. Кюблер-Росс «О смерти и умирании»: «До сих пор мы обсуждали различные этапы, которые проходит оказавшийся перед лицом трагической вести человек…. Эти механизмы действуют на протяжении различных периодов времени, сменяя друг друга, а иногда и сосуществуя. Единственный компонент, обычно присутствующий на всех этих этапах, — надежда. … В разговорах с нашими смертельно больными пациентами мы всегда поражались тому, что даже самые реалистичные, самые смирившиеся среди них всегда допускают какую-то вероятность исцеления, открытия нового лекарства, в успех в последнюю минуту какого-то исследования».
   А Ш. Тхостов «Осознание заболевания у онкобольных»: «Среди обследованных больных практически все были достаточно хорошо информированы либо догадывались о характере своего заболевания. … В поведении и высказываниях больных постоянно сквозило нежелание признать существующее положение, стремление упростить сложившуюся ситуацию. Больные часто говорили, что они хорошо знают, что у них рак, что им осталось недолго жить, требовали сообщить им результаты анализов, сказать «правду». Параллельно этому строили малореалистичные планы на будущее, сомневались в объективности обследования, изыскивали возможности дополнительных консультаций. В то же время и поведение больных, говоривших, что они убеждены в доброкачественности своего заболевания, тоже не всегда соответствовало их высказываниям. Они были напряжены, тревожны, подозрительно относились к обследованию. Такое поведение мало зависело от уровня образования и даже наличия специальных знаний об онкологических заболеваниях. … Несмотря на то, что больные реально видят ход течения онкологического заболевания на примере «соседей», в каждом живет надежда на особый характер его собственного случая».
   Отметим и то, что надеясь на выздоровление, одни люди могут только надеяться, но не предпринимать никаких активных действий, а просто ждать.
   Э. Кюблер-Росс «О смерти и умирании»: «Надежда на новое открытие, на находку в исследовательской лаборатории, на новое лекарство или сыворотку, на чудо Господне, на то, что патологические анализы или рентгеновские снимки перепутаны и на самом деле принадлежат другому пациенту, на самопроизвольную естественную ремиссию (ослабление)…».
   А другие люди, надеясь на выздоровление, могут активно действовать (и примеры этому мы увидим ниже).

    Оглавление    Исследователи и врачи считают, что у смертельно больного человека обязательно должно быть сильное желание жить и надежда на выздоровление

   Далее приведем одно распространенное мнение разных исследователей о том, что смертельно больной человек должен иметь искреннее и сильное желание жить.
   Интернет - источники: 1. «Выживают лишь сильные духом, то есть те, кто нашел в себе смелость взять на себя ответственность за собственное здоровье, кто осознал свое место в жизни, не утратил интереса к ней, понял ее смысл. Диагноз «рак» не означает, что нужно готовиться в смерти. Он означает, что даже в этих экстремальных условиях необходимо учиться жить полноценно, используя весь заложенный в вас природой потенциал». 2. «Некоторые больные рассматривают своё заболевание как вызов себе или проигранную битву. Они думают, что каждый день, который они прожили, это победа. Одна женщина выражает свой взгляд следующим образом: «Я чувствую удовлетворение оттого, что я вступила в эту борьбу. Я и мой доктор - против рака, но мы знаем, что мы не можем победить до конца». 3. «Есть пациенты, которые гораздо лучше, чем другие, поддаются лечению. При опросе таких пациентов было обнаружено, что в их ответах была одна общая черта: у всех были очень серьезные причины, чтобы жить, они могли эти причины подробно изложить и считали, что именно стремление добиться выполнения какой-то определенной цели лежало в основе их успешного лечения. Эти задачи или причины были самыми разными - от сильного желания выполнить какое-то важное деловое обязательство или проконтролировать сбор урожая текущего года до необходимости передать какие-то знания своим детям, чтобы облегчить им вступление во взрослую жизнь. Какими бы ни были эти цели, все они имели для пациентов особое значение - по-видимому, достаточно существенное, чтобы утвердить их желание жить. Твердое желание достичь важных для данного человека целей может стать источником внутренней силы, особенно необходимой онкологическим больным для восстановления здоровья. Преобразуя свои эмоциональные, интеллектуальные и физические потребности в жизнеутверждающее поведение, они снова возвращаются к жизни. Воля к жизни становится сильнее, когда у человека есть, ради чего жить. Однако ложный оптимизм не помогает. Именно потеря интереса к жизни играет решающую роль в воздействии на иммунную систему и может через изменения гормонального равновесия привести к повышенному производству атипичных клеток. Это состояние создает физические предпосылки для развития рака. Самым лучшим лекарством от рака является радость жизни, настоящая. И усилия психолога могут быть направлены на возвращение "вкуса жизни" путем проработки внутренних барьеров личности».
   Э. Кюблер-Росс «О смерти и умирании»: «И этот слабый луч надежды поддерживает их на протяжении дней, недель и месяцев страданий. Их не покидает чувство, что все это имеет, должно иметь определенный смысл, что, в конечном счете, все образуется, нужно только немного продержаться. Неистребимая надежда подкрадывается и шепчет, что это ночной кошмар, это неправда, вот проснешься однажды утром, а тебе сообщают, что врачи уже готовы испытать новое лекарство, очень сильное, и выбрали для испытаний именно тебя, ты будешь особым, избранным пациентом, как был когда-то первый пациент для пересадки сердца... И у смертельно больного возникает чувство особой миссии в жизни, это укрепляет его дух, помогает ему выдерживать все более тяжелые испытания, все растущее напряжение; в определенном смысле для некоторых это даже становится оправданием их страданий; для других это остается формой временного, но необходимого им отрицания».
   Кстати сказать, психотерапия смертельно больных направлена именно на поддержание надежды на выздоровление.
   Интернет – источник: «При всем разнообразии психотерапевтических приемов и личностных особенностей больных и независимо от истинного прогноза она ориентируется врачом на выработку активного отношения к заболеванию, веры в выздоровление, надежды «на победу» над болезнью, на борьбу с пассивностью или просто «капитулянтским» настроением».

    Оглавление    Что говорит христианское учение в ответ на такое мнение исследователей

   А теперь кратко отметим, что говорит христианское учение в ответ на вышеприведенное мнение исследователей.
   Во-первых, в рассуждениях исследователей явно просматривается человеческая самость, которая обманчиво надеется, что ее надежда или желание жить могут отсрочить время смерти. Такое мнение противоречит христианскому учению о том, что:
   Макарий Оптинский (Письма, ч.3, п.290): «…всякому из нас предназначена от Бога смерть, когда кому умереть».
   Иоанн Шаховской (Беседы с русским народом. Слабость и сила человека): «Жизнь всех сохраняется лишь в Промысле Творца, и пределы каждого определяются только Им».

   Во-вторых, исходя из вышеизложенной точки зрения исследователей, хорошо видно, что упорное желание жить и надежда на выздоровление, действительно дает человеку силу терпения, которое помогает более мужественно переносить тяготы болезни, но не дает время отсрочки смерти.
   И, кстати сказать, терпение у неверующих или маловерующих людей обычно происходит не ради смирения перед волей Божией и не связано с ожиданием будущей жизни. О таком терпении, связанном с надеждой на продление телесной жизни, святые отцы говорят, что оно не приносит духовной пользы.
   Феофан Затворник (Мысли на каждый день года. Неделя 10-я по Пятидесятнице): ««Претерпевший же до конца спасется» (Мф. 24, 13). Но не всякий терпящий спасется, а только тот, кто терпит на пути Господнем. На то и жизнь эта, чтобы терпеть, и всякий что-нибудь терпит, и терпит до самого конца. Но терпение не идет впрок, если оно не бывает ради Господа и святого Евангелия Его».
   Христианское же терпение отдает себя в благую волю Божию (и о нем мы еще скажем подробно позже).
   Что же касается веры людей в свое выздоровление или исцеление, то святые отцы говорят о том, что, действительно, одной из причин исцелений является вера, но вера не просто в то, что человек выздоровеет или что он сам, благодаря своим усилиям, может это сделать, а вера и надежда на то, что Господь может это сделать (о надежде на Бога также скажем позже).
   В-третьих, надежда на выздоровление зачастую вводит смертельно больного человека в обман. Люди, обольщенные ложной надеждой, к сожалению, не знают, что мало того, что их душа, находясь в неведении, сама питает тщетные надежды, но и враг искушает мыслями о продлении жизни, чтобы душа не обратилась к Богу в вере и покаянии.
   Троицкие листки (Помни смертный час): «…чего не сделает сей непримиримый враг души, видя, что и у него уходит время, что и его козням настал конец? Здесь-то он и начинает, — то проводить человека пустой надеждой на продолжение жизни: «Еще не умрешь, еще выздоровеешь от этого недуга», — то будет влагать в мысли излишнюю надежду на милосердие Божие».
   Питая такие надежды, больной и его родные часто стараются вылечить неизлечимую болезнь, вместо того, чтобы по-христиански приготовиться к смерти.
   Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 10 заповеди, грех – не приготовление к смерти): «Иной, например, находится в чахотке, к которой присоединились еще другие болезни. Со стороны все уже знают, что он должен умереть, что не для чего ему больше предпринимать дальнее путешествие, чтоб лечиться. Но его обольщают выздоровлением или, по крайней мере, скрывают от него несомненную опасность смерти. Часто он и сам питает в себе ту же надежду выздороветь…. И вот этот больной мог бы и, пожалуй, готов был бы больше приготовиться к смерти: между тем он не готовится, между тем все заботы его об одном только, чтоб вылечиться».
   Далее подробно скажем о желании людей жить.

    Оглавление    О желании жить

   Вполне понятно, что желание жить у здорового человека отличается от желания жить у смертельно больного, т.к. здоровый считает, что смерть далека от него, а больной чувствует ее приближение. Когда мы разбирали вопросы о реакции «печаль о смерти и жизни», то говорили, что люди очень любят этот мир и все, что с ним связано, и что многие люди не верят в бессмертие, а значит и в будущую жизнь. Но если глубже рассматривать тему о любви к этой жизни, то нельзя обойти вопрос о будущей, вечной жизни (об этом мы подробно будем говорить в теме о разных отношениях людей к смерти, а сейчас скажем кратко).

    Оглавление    О желании жить умирающих людей, не верующих в будущую вечную жизнь или сомневающихся в ней

   Вначале приведем результаты одного исследования.
   Психология старости и старения: «Основной мотив желания прожить как можно дольше — «сделать как можно больше для родных и близких». Мнение, что «жить как можно дольше — это естественное стремление каждого человека» высказали треть опрошенных. Еще треть среди мотивов максимальной продолжительности жизни указали совсем не оптимистическое обоснование — «умирать страшно», в этом мотиве скрыты не только неподготовленность к умиранию атеистов, но и все та же боязнь беспомощности и болезней».
   Ранее мы уже говорили о том, что основными причинами, почему плотской человек не хочет умирать, является следующее: ему нравится эта жизнь, видит смысл жизни в пользе родственников, желает еще на свет посмотреть или благами земными насладиться, хочет успеть что-то завершить в сей жизни, а также потому что не верит или сомневается в существовании Бога и вечной жизни, и считает, что смерть - это несуществование. И все это вполне объясняет, почему люди так хотят жить, даже если их жизнь уже будет мало похожа на жизнь.
   Митр. Антоний Сурожский (Смерть): «…отношение к смерти, которое выработалось у современного человека: страх, отвержение, чувство, будто смерть — худшее, что может с нами произойти, и надо всеми силами стремиться выжить, даже если выживание очень мало напоминает настоящую жизнь».
   Вообще святые отцы говорят о том, что для одних людей переход в вечность – радость, для других – печаль.
   Игнатий Брянчанинов (Письма к разным лицам, п.4): «Вечность! С какою радостною надеждою ожидают ее иные, а иным как она грозна!
   Иоанн Карпафский (Сотница, 72): «Там спешит быть любой, где его имущество и что порабощает его вожделение. Приобретшие имение на небесах (ср. Мф.19,21), словно посылаемые в свою отчизну, стремятся к выхождению из тела (ср. 2Кор.5,8); для тех же, кто беден добродетелями, разлука с телом — изгнание (на чужбину), лишающее их имения и привычных для них удовольствий».

   Как видим, для любящих эту и жизнь и этом мир переход в вечность это ужас и печаль, а для христиан переход в вечность должен быть радостью. Но далее посмотрим у всех ли христиан происходит таким образом.

    Оглавление    Христианину не должна нравиться эта жизнь и почему

   Сразу заметим, что то, о чем будет сказано далее, может вызвать у некоторых людей возмущение и непонимание, но, надеюсь, в учениях святых отцов они увидят свое заблуждение (и тем более, что позже мы рассмотрим очень подробно вопрос об отношении людей к этой жизни и этому миру).
   Итак, святые отцы говорят, что христианам не должна нравиться эта жизнь.
   Георгий Задонский (Письма, 2.22): «Вы пишете: «Мне жизнь моя начинает нравиться; Бог благословил и меня жизнью не без цели,— то и грешно скучать ею». Теперь прошу вас снисходительно выслушать о Господе брата вашего. Ищущим Царствия Божия жизнь сия не может нравиться. … Не начитал еще я из Священного Писания, чтобы кому-либо из благоугождающих пред Богом нравилась здешняя жизнь… Ах! не уклоняйтесь во временное приятство и в то, что нравится. Не лучше ли нам единодушно желать, по воле Господней, преселения в вечность и готовиться к оному?».
   Как видим, христиане должны желать блаженной жизни с Богом и все делать для достижения ее, а не для достижения счастья на этой земле. И Сам Господь сказал, что эта жизнь есть не счастье и радости, а скорби и тяготы.
   Антоний Великий (Добротолюбие, т.1, Наставления, ст.67): «Господь нам не сказал, что здесь будет воздаяние, но что здесь будут искушения, тесноты, нужды и скорби, а там воздаяние? Эта жизнь есть путь подвигов и искушений».
   Все святые опытным путем познали, что нет никакой пользы в земных удовольствиях и попечениях, и более того, как говорилось ранее, они порождают грех и препятствуют делу спасения.
   Инок Агапий (Грешников спасение, ч.1. гл.30): «Почему мы бездумно желаем мирских вещей, как будто бы в них есть какая-то твердость и надежность?! Все полно тления и быстро исчезает. Открой глаза, любитель мира, и не ищи временных почестей, подобных дыму и сну».
   Но многие и многие люди не задумываются о том, что все их хлопоты о мирском бесполезны для будущей жизни и не служат главной цели – спасению души.
   Так, многие из нас напоминают детей, играющих в песочнице и строящих дом из песка, и представляющих, что все их игрушки настоящие. Так и мы, строим то, что будет разрушено со временем, играем в игры, в которых нет ни смысла, ни правды. А когда наши постройки разрушает смерть, то горько плачем об этом. И самое страшное, что об этом печалятся и христиане, те которые знали, что их истинный дом – небеса, а здесь – все суета сует, а человек - прах и пепел. Да, мы должны и строить, и работать, и питаться и т.д., но при этом не должны быть маленькими детьми, принимающими игру и суету за истинную жизнь…
   Иннокентий Пензенский (Слово при отпевании тела графини Н. В. Салтыковой…): ««Всуе мятется человек на земле». Только чаянием бессмертия, упованием вечным не посрамляется жизнь временная».
   Григорий Нисский (Точное истолкование Экклезиаста Соломонова, беседа 8): «…какое следствие всех трудов человеческих, из которых ни одного нет уже более? Человек возделывает землю, плавает по морям, злостраждет в воинских трудах, торгует, терпит убыток, приобретает выгоду, судится, борется, уходит с поприща побежденным, получает победный приговор, признается бедствующим, ублажается, покоится дома, скитается по чужим людям, терпит все иное, что видим в различных житейских занятиях, где у каждого свое дело. И тратящему жизнь свою на подобные занятия, какое приносит преимущество забота об этом? Не вместе ли и жизнь прекращается, и все покрывается забвением? Оставленный тем, чего вожделевал, уходит обнаженным, не взяв с собою ничего из здешнего, кроме одного сознания об этом, от которого после в таковых занятиях по заблуждению к проводившему жизнь бывает на небо такой как бы глас: кое изобилие было тебе от многих этих трудов, которыми трудился ты? Где великолепные дома? Где погреба с деньгами? Где медные изваяния и восклицания хвалящих? Теперь вот огонь, бичи, неподкупный суд, и непогрешительное исследование сделанного в жизни».

   Поэтому христиане должны любить Бога и будущую жизнь, надеясь на вечное блаженство со Христом, и искать благ духовных.
   Инок Агапий (Грешников спасение, ч.1. гл.30): «…желай любви и дружбы Божией, остающейся навечно».
   Иоанн Златоуст (т.8, ч.1, беседа 44): «Какая, в самом деле, польза от наслаждения земного? Сегодня оно есть, а завтра – прах рассеянный; сегодня – огонь пылающий, а завтра – пепел остывший. Но не таковы блага духовные: они всегда сияют и цветут и с каждым днем становятся прекраснее. То богатство никогда не гибнет, никогда не переводится, никогда не истощается, никогда не подвергает беспокойству, зависти или порицанию, не губит тела, не растлевает души, не возбуждает зависти, не навлекает ненависти, между тем как все это соединено с богатством. Та слава не доводит до безумия, не рождает надменности, никогда не перестает и не помрачается. Покой и наслаждение на небесах также непрерывны, всегда неизменны и бессмертны: нельзя найти для них ни предела, ни конца. Возжелаем же, убеждаю вас, этой жизни. Если будем ее желать, то не поставим ни во что блага настоящие, но станем презирать их, смеяться над ними. Все, что имеет конец, не очень вожделенно. Все, что прекращается, что сегодня есть и чего завтра нет, хотя бы то было что-нибудь и очень великое, – все это кажется слишком малым и не стоящим внимания. Итак, будем любить не скоротечные, не преходящие и утекающие блага, но блага постоянные и неизменные, чтобы и сподобиться их, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа».
   Иннокентий Херсонский (Слово при погребении студента Киевской Духовной Академии): ««Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор. 2; 9). И мы, имея обетование толиких благ в мире грядущем, еще не хотим расстаться с миром настоящим, который весь во зле лежит! И Ангел смерти еще должен, так сказать, насильно восхищать нас из среды сует, дабы преставить в обитель вечного покоя! О, суетные блага мира! доколе вы будете приводить у нас в забвение Небесное наше Отечество? О, сокрушенные кладенцы мирских удовольствий! доколе мы будем возлежать над вами, не помышляя об источнике воды живой? Душа бессмертная, душа омытая Кровию Сына Божия, душа - наследница вечных благ! восприими полет, достойный тебя, вознесись над страхом смерти, пари к источнику бытия твоего».


    Оглавление    У христианина должны быть в силе страх Суда и желание жизни будущего века

   У христианина должно быть отношение к этой жизни, как к времени для приготовления к будущей жизни, и должно быть два основных отношения к будущей жизни: желание жизни будущего века и страх Суда.
   Кратко скажем об одной из основных обязанностей внутреннего богопочитания христианина - стремление к вечному блаженству.
   Феофан Затворник (Краткое учение о Богопочитании): «Стремление к вечному блаженству есть то расположение духа, в котором христианин ничем земным и временным столько не занимается и не услаждается, чтобы ощущать в себе холодность к благам небесным, вечным; напротив, постоянно дорожит, услаждается сими последними и всегда ищет их. Противное сему расположение сколько недостойно духа человеческого, назначенного для жизни вечной, столько же осуждается в слове Божием. «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе» (ср.: Мф. 6, 19-20); «ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам» (ср.: Мф. 6, 33); «Итак, если вы воскресли со Христом, то ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном» (Кол. 3, 1-2)».
   Святые отцы говорят, что если человек не любит будущую жизнь в царствии небесном, то он обязательно будет бояться смерти и не захочет расставаться с этим миром.
   Феофан Затворник (Толкование на 2 Коринф., 5, 1): «…прижившись, мы обыкновенно миримся с пребыванием на земле и с жизнью в теле. Чаяние другой жизни является у нас в самом неопределенном и шатком виде».
   Иоанн Златоуст (т.2, ч.1, Беседы о статуях, бес.5): «Хотите, я скажу любви вашей, почему мы боимся смерти? Нас не уязвила любовь к царствию, не воспламенило желание будущих благ; иначе мы, подобно блаженному Павлу, презрели бы все настоящее»

   И поэтому все святые призывают желать будущей блаженной жизни, а не желать долго и счастливо жить на этой земле.
   Платон Митр. Москов. (т.1, слово в неделю 5-ю Великого Поста): «Иные просят у Бога, чтоб долго жить. Надобно сказать к великому стыду Христианства, что некоторые так привязаны к свету сему, что они, ежели б возможно было, никогда б умереть не захотели; как будто бы ни мало не надеялись лучшей по смерти жизни. Ты просишь долго жить; а другие желают разрешиться и со Христом быть: ты хотел бы вечно наслаждаться светом сим; а другие жалуются, что странствование жизни их весьма долго продолжается. Правда, можно, да и надобно и долгой жизни желать; но в каком разуме, в том да будет нам в пример святой Павел, которой негде пишет, что он весьма б рад был отрешиться от бремени телесного, и быть с Богом, ежели б только смотрел пользу свою; но в рассуждении того, что другие от продолжения жизни его могут пользоваться, не отрицается желать себе долгой жизни (Фил. 1. 24). О, высокая и Апостола достойная мысль! желает долгой жизни, чтоб прибавление к его житию лет было причиною другим прибавления и большего успеха в добродетели. Ежели которые не на сем основании многих себе лет просят, те сами не знают, чего просят: «не знаете, чего просите» (Мк.10,38)».
   Инок Агапий (Грешников спасение, ч.1, гл.31): «Не любите бесчинно временную и несущественную жизнь, — она не небесная, а земная, она не наше отечество, но — наше изгнание! Суетен и безумен тот человек, беззаботно ходящий в мире, не думая, как достигнуть небесного вкушения. Разве заключенный в мрачной темнице не желает видеть ясный свет? Мир наш не есть уютное жилище, но плен и тюрьма вавилонская. Кто желает долго жить, тот стремится в плен. Не скорби и не огорчайся, когда к тебе приближается несущая жизнь смерть. Смерть ведет тебя в жизнь, через тление к вечному нетлению, через краткую скорбь к радости, всегда пребывающей во Христе Иисусе Господе нашем».
   Тихон Задонский (Сокровище духовное, ст. 149. Там нам безопасно будет): «Если столь опасно и бедно в мире сем житие наше, христианин, зачем нам желать долгого в мире сем жития? В мире сем жить не иное что есть, как всегда бедствовать; и желать долго в мире сем жить не иное что, как долго бедствовать. Посему пророк святой о сем сетует и воздыхает, говоря: «Горе мне, что жизнь моя в переселении продолжительна» (Пс.119:5). Лучше день блаженной смерти, нежели рождения. Рождаемся на беды, но блаженная смерть полагает конец всем бедам. Желай, христианин, не долгого жития, как сыны века сего делают, но желай блаженной кончины. Если только в одной вечной жизни безопасность, мир, покой, радость, веселье, и истинное, и совершенное, и вечное блаженство, поспешим туда, христианин, поспешим, презрев всю суету мира сего. Там нам безопасно будет. «Блажен, кого Ты избрал и принял, вселится он во дворах Твоих. Насытимся благами дома Твоего: свят храм Твой, дивен правдою. Услышь нас, Боже, Спаситель наш, упование всех концов земли и находящихся в море далеко» (Пс.64:5-6). «Как вожделенны жилища Твои, Господи Сил! Всемерно желает душа моя во дворы Господни» (и прочее, до конца 83 псалма)».

   А теперь приведем поучения о том, что многие христиане говорят: «хочу жить с Богом», но не все они что-то делают для этого.
   Иустин Попович (Осужденные на бессмертие): «Если человек борется с грехами и страстями, это доказывает, что он воистину верует в Воскресшего Господа; если он борется с ними, он борется за Вечную жизнь. Если же не борется, тщетна вера его. ….Если человек не ощущает себя бессмертным, знай - он во грехах, в куцых мыслях, вялых ощущениях».
   Троицкие Листки (ст. 577): «Вы, братья мои, по смерти своей желаете ли на небо, в Царство Небесное, где теперь Господь наш Иисус Христос? Конечно, скажете, желаем. Из чего же видно, что желаете? Кто чего желает, тот о том и думает: а мы часто ли думаем о небе? Кто чего желает, тот о том и говорит: а мы часто ли говорим о небе? Кто чего желает, тот для того и работает, трудится: а мы для неба ли работаем, трудимся? Кто чего желает, тот всего больше о том и Бога просит: но Царства ли Небесного всего больше просим мы у Бога, когда молимся? Вот и теперь ради Царства ли Небесного пришли мы в храм молитвы? Ах, братья мои, по жизни нашей почти не видно, что мы желаем быть на небе. Чего же мы желаем? Где же по смерти мы будем? В жизни будущей только и есть два отделения, два места: небо и ад, Царство Небесное и тьма кромешная; значит, кто не вознесется по смерти на небо, тот ниспадет в ад. Без всякого сомнения, мы не желаем быть в аду. Да избавит Господь Бог всех от места, уготованного диаволу и ангелам его. Итак, чего же мы желаем? О чем заботимся, для чего трудимся, из-за чего беспокоимся? Сами не знаем. Да, наша жизнь иногда мало походит на жизнь созданий разумных; еще меньше она походит на жизнь учеников Христовых, Христовых последователей. Какие мы последователи Христа, если не стремимся туда, где теперь Он, Господь наш? Какие же мы разумные создания, когда не хотим даже подумать о том, где мы по смерти будем? — Так, и подумать о своем спасении, пожелать себе спасения, а не то что достигнуть его, мы не можем, Господи, без Твоей нам помощи. Христе Иисусе, вознесися на небо, вразуми меня Твоей благодатью, что я не ведаю сам, что творю, и хочу ли, или не хочу, спаси, направь меня на путь к Небесному Твоему Царствию! Аминь».


    Оглавление    О некоторых духовных законах относительно желания жить и чувства бессмертия

   В заключение этого вопроса скажем о некоторых духовных законах относительно желания жить и чувства бессмертия.
   1. Следует знать, что человеку свойственна любовь к жизни и ненависть к смерти, и они имеют определенный смысл. Когда мы будем говорить на тему об отношении людей к смерти и жизни, то скажем, что:
   Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 10 заповеди, грех: не приготовление к смерти): «..любовь к жизни в человеке есть любовь врожденная,—чувство самосохранения в каждом из нас одно из сильнейших чувств».
   Приведем поучения, объясняющие в чем цель любви к жизни и для чего дана ненависть к смерти.
   Платон Митр. Москов. (т.5, На день Вознесения Господня): «Человек, говорим мы, есть животолюбив. Сия истина есть естественна, яко от Бога влиянна. Ибо если бы человек не был животолюбив: он не радел бы о себе: он при всяком прискорбном случае лишить себя жизни приступал бы без затруднения: он подобен был бы дикому зверю всякого терзающему; ибо был бы подобен отчаянному. Мог ли бы такой о другого пользе, или о сохранении другого жизни подумать; когда бы собственную свою презирал? Сия к жизни сей любовь есть не только нужная для благоденствия человека, но и есть связь общества. Когда я люблю жизнь свою: буду беречь и другого; ибо по собственному животолюбию рассуждаю, сколь дорога должна она быть и другому. Когда люблю свою жизнь: ищу всего полезного для сохранения ее целости».
   Ефрем Сирин (Торжественная песнь на кончину праведников): «Человеку дана была жизнь подобная вечной жизни, и с нею приял он любовь к жизни и ненависть к смерти. Сих двух стражей даровала человеку Всемощная Сила, снабдившая его жизнью, чтобы с их помощью охранял он благо жизни от противников. Из любви к жизни обнаруживает (человек) в себе любовь к своей жизни и сколько должно благодарит Подателя жизни, давшего ему жизнь. Страх смерти удерживает его в стремлении ко греху; потому что чрез грех утратил он жизнь, которая для него так вожделенна. Таково всепремудрое распоряжение Всеустрояющего – дать испытать жизнь здесь, чтобы возвысить дар Свой, Любовь Его даровала нам жизнь, никогда не прекращающуюся, и временная смерть прерывает ее лишь ненадолго. Для упокоения и безмолвия концом жизни назначил Он смерть, а потом дарует бесконечную жизнь и вечную свободу!».

   Но вместе с тем, неправильная любовь к этой жизни тесно связана с забвением о предстоящей смерти и с неправильным страхом смерти.
   Иоанн Дамаскин (Душеполезная повесть о жизни Варлаама и Иоасафа): «Кто совсем не надеется найти что-нибудь там, в вечности, тот печется о земном, и потому боится смерти».
   Игнатий Брянчанинов (Письма к разным лицам, п.4): «Вечность! Все мы непременно должны вступить в нее и те из нас, которые не хотят нисколько о ней подумать, но всегда мыслями своими и желаниями пригвождены к одному земному».
   Троицкие листки (Не бойся смерти – бойся грехов): «Скажи, отчего ты так боишься смерти? Оттого, скажешь, что мне хочется пожить, мне жизнь еще не наскучила».
   Паисий Святогорец (Письма, п.1, К новоначальным): «(если мы, люди) не сбрасываем с себя мирского мудрования и не воспринимаем вещи духовно, (то) тогда мы делаем свою жизнь сладкой в дурном смысле этого слова и хотим никогда не умирать, и с годами усиливается наше оханье от тревожного ожидания и душа наша наполняется беспокойством. То есть мы, окаянные люди, часто доходим до того, что хотим удержать нашу душу в нашей столетней изможденной плоти с помощью капельницы, и говорим: "Жизнь сладка", и боимся умереть».

   Поэтому для христианина обязательно, чтобы:
   Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, §484): «…любовь к жизни своей не должна быть предпочтена любви Божией».
   2. Также следует знать, что у каждого человека есть два противоположных чувства – чувство бессмертия и чувство смертности, которые имеют разную силу.
   Иннокентий Херсонский (Мысли о бессмертии): «В настоящем состоянии человека, в составе его, очевидны два начала: одно - бессмертное, которое не исчезает в смерти; другое - смертное, которое продолжается только до гроба, и там разлагается и исчезает. Каждое из сих начал производит в человеке сродное себе чувство: начало бессмертное производит чувство бессмертия, начало смертное производит чувство смертности. Оба начала эти, бессмертное и смертное, так тесно сочетаны, что составляют теперь одно целое; - посему-то и чувство бессмертия с чувством смертности сливается в одно неопределенное чувство. …Если берет верх чувство бессмертия, то чувство смертности слабеет; если, например, усиливается чувство смертности, то чувство бессмертия делается слабее. Зависит же это от того, чем наиболее человек начинает жить и действовать. Если он живет более тем, что есть в нем истинно бессмертного - духом, совестью, законом, то усиливается чувство бессмертия. А если предается сильно тому, что в нем есть смертного - плоти и крови, то усиливается чувство смертности. … И вот причина, почему в миролюбцах сильно чувство смертности, и они боятся смерти, а в людях добродетельных сильно чувство бессмертия, и они смотрят на гроб, как другие смотрят на свое ночное ложе».
   Примечательно то, что чувство бессмертия было в людях и до воскресения Христова, а тем более приобрело силу после Его воскресения.
   Иустин Попович (Прогресс в мельнице смерти): «До Воскресения Христова в человеке было если не реальное бессмертие, то, несомненно, символ бессмертия, который выражался в стремлении к бессмертию. Ощущение бессмертия было в человеке заскорузлым и парализованным; Воскресением своим Господь его в человеке омолодил и освежил, и таким образом Господь сделал человека способным обрести и обеспечить себе бессмертие и жизнь вечную».
   Поэтому у христианина должно быть живо чувство личного бессмертия и вечности, происходящее от любви к Богу и вечной жизни, а не чувство смертности, происходящее от любви к миру и всего, что в нем, и от увлеченности этой жизнью.
   3. Следует учитывать, что у людей существуют разные представления о будущей жизни. Вера в будущую жизнь, несомненно, связана с верой в бессмертие. Что касается веры в бессмертие, то она неразрывно связана с верою в Бога:
   Иннокентий Херсонский (Лекции, лекц.1): «Элементы, составляющие религию, суть: вера в Бога и в другой невидимый мир, и вера в бессмертие или надежда перейти в лучший мир. … Вера в бессмертие всегда сопровождала веру в Бога».
   Иннокентий Херсонский (Мысли о бессмертии): «Сколько знаем, все, верившие в Бога, верили и в бессмертие; а не верившие в бессмертие не верили и в Бога, или имели о Нем понятие самое темное и бедное».

   Но при этом:
   Иннокентий Херсонский (Лекции, лекц.1): «Понятия о бессмертии у всех народов различны, но все народы имеют их. Основа этой веры, так же как и веры в Бога, находится как в натуре вещей, так и в человеке. В нынешнем веке истина бессмертия весьма много страдает от споров людей».
   Вот как, например, о вере в бессмертие в разных религиях говорит философия.
   Философский словарь: «Древнегреческая мифология начинает истолковывать бессмертие не только как атрибут богов, но и как награду, дарованную богами героям за подвиги и человеческое совершенство (мифы о Геракле, Менелае и т.п.). Обычные же люди в древнегреческих мифах уходят в могилу, их тело превращается в тлен, а безликие и бессильные души вечно скитаются призраками в подземном царстве. У индусов и египтян была распространена вера в то, что в момент смерти якобы происходит переселение души из одного тела в какое-либо другое. Буддизм включил эту веру в учение о сансаре и карме, согласно которым общественное положение человека есть результат деятельности его души в предыдущих перевоплощениях».
   Как видим, одни люди и религии рисуют будущую жизнь счастливой, как награду за подвиги, другие – беспросветной, третьи видят в бессмертие в постоянном переходе души из одного тела в другое, и т.д.
   4. Существует разные страсти и добродетели, в том числе и относительно христианского отношения к смерти и жизни. Так, в «Творениях» Петра Дамаскина указывается 298 страстей, из них были взяты 8, которые напрямую относятся к неправильному отношению к этой жизни.
   Петр Дамаскин (Творения, кн.1, исчисление страстей): «праздность, …наслаждение, …пристрастие к временному, …суета, …беспорядочное увеселение, привязанность к наслаждениям, сластолюбие, …любовь к жизни».
   Из 228 добродетелей было выбрано 13, которые передают правильное отношение к этой жизни.
   Петр Дамаскин (Творения, кн.1, исчисление добродетелей): «память о смерти, …довольство малым, …презрение имений, несребролюбие, отвержение житейского, …удаление от мира, отсечение хотений, отречение от себя самого, …правильное употребление вещей, …беспопечение о всем, …ненавидение жизни, благое желание смерти, презрение смерти».
   К сожалению, отдельные из этих добродетелей могут вызвать недоумения у некоторых полу-христиан, живущих в миру и миром, (не говоря уже о неверующих или маловерующих людях). Особенно это касается таких добродетелей как: отречение от мира, презрение имений, отвержение житейского, беспопечение о всем и т.д. Мы сейчас не будем объяснять суть этих добродетелей, а только отметим: если у христианина появилось недоумение хотя бы об одной из этих добродетелей, то это говорит о его маловерии и не познании истины. А если у кого-то эти добродетели вызвали согласие и сокрушение о том, что у него нет этих добродетелей, и что он даже не стремится их приобрести, то благодарение Богу за эти чувства, и пусть после них появится разумное и истинное рвение избавиться от уз мира и приобрести истинную любовь к будущей жизни.
   5. Следует отметить, что люди, увлеченные этой жизнью, часто обманываются в том, какая жизнь важнее – эта, временная, или та, вечная.
   Игнатий Брянчанинов (Письма к разным лицам, п.65): «Слово Божие да будет Вашим руководителем. Оно постоянно вещает страннику земному о его вечном отечестве. Это — песнь небесная, которая непрестанно напоминает о небе изгнаннику с неба. Если мы не будем внимать Слову Божию, то легко можем обмануться, счесть землю своим вечным жилищем и употребить единственно для земли все силы души и тела, потом внезапно и неожиданно предстать в вечность по призыву всесильного Бога, между тем как занятые исключительно временным, мы ничего не сделали для вечности, то есть для вечности блаженной».
   Если рассматривать эти две жизни, то, конечно, важнее - будущая, но и эта жизнь должна быть важной, но только в плане приготовления к вечной. Но, к сожалению, великое множество людей прельщаются этой земной жизнью.
   Иннокентий Пензенский (Слово при отпевании тела графини Н. В. Салтыковой…): «Мы скорее искушаемся, а не живем на земле; то, что называется жизнью, составляет лишь приготовление к Жизни».
   Георгий Затворник (Письма, п.2, 262): «Настоящая жизнь кратковременна: одною минутою оканчиваются и многие годы. Бедственно прилепляться к вещам мимотекущим, как вода, и истаивающим, как снег от солнца. Бессмертная душа в жизни плотской покойна быть не может. Ей нужно перейти в жизнь вечную. Многие много засматриваются на прелесть мира сего, останавливаются, обольщаются суетными помышлениями своими, уклоняются от заповедей Божиих, и не идут, куда Господь призывает по надлежащему пути, которым входят в царствие Божие».

   На неправильное отношение к этой и будущей жизни влияет и настоящая естественная и тесная связь души и тела. Так, христианское учение говорит, что настоящее физическое тело существует только в настоящей жизни, а душа будет жить и в будущей жизни, которая может быть блаженной. И т.к. вечная жизнь, это - будущее, то оно связано с надеждой, и поэтому святые отцы говорят следующее:
   Григорий Нисский (О молитве, сл.4): «Жизнь телесная ограничивается одним настоящим, а жизнь, предоставляемая надежде, есть собственность души».
   И, исходя из этого, душа должна разумно и сдержанно относиться к телу и к его потребностям, а также помнить о своей будущей жизни и надеяться на то, что она будет блаженной. Но грех искажает этот порядок и душа надеется на телесную жизнь, да к тому же тратит все силы и время на получение удовольствий в этом мире.
   Григорий Нисский (О молитве, сл.4): «Но человеческое неразумие погрешает в употреблении той и другой, думая телесную жизнь продлить надеждами, а жизнь душевную тратя в наслаждениях настоящим. Поэтому-то душа, занимаясь видимым, по необходимости делается чуждой надежды существенной и действительной, по надежде опираясь на непрочное, и этим не овладевает, и чего надеялась, того не имеет».
   А это в свою очередь приводит к тому, что искажается истина о том, что есть жизнь, и что – смерть.
   Игнатий Брянчанинов (Письма к разным лицам, п.59): «умерщвлены(е) плотским мудрованием, считаю(т) свою смерть — жизнью, а истинную и существенную жизнь признаю(т) как бы не существующею».
   6. Есть и еще одна причина, почему люди увлекаются этой жизнью и не помнят о будущей, это - три основные человеческие страсти.
   Симеон Новый Богослов (Слово 23): «Всякий человек, рождающийся в мир сей, трем бывает раб страстям: сребролюбию, славолюбию и сластолюбию. Это потому, что он не знает или забывает, что мир сей есть место осуждения и праведного, но снисходительного наказания за первое преступление прародителя нашего Адама и что одна смерть есть упокоение от мучительных тягостей мира. Почему, не видя впереди смерти и думая, что только и жизни есть, что настоящая, он с самого начала сей жизни начинает собирать деньги и вещи, чтоб жить без бедности и печали; успевая же умножить со временем свое имущество, хочет быть почитаем и славим, а вместе с тем, как еще только приходит в возраст, взыскивает наслаждения удовольствиями».
   Итак, любовь людей к сластолюбию, миру и славе не дает им помнить о вечной жизни, а многим – и верить в нее.
   7. Еще одной причиной тому, что существует неверное отношение к этой и будущей жизни, а также к смерти, является то, что неверующие или маловерующие люди считают, что есть один вид жизни и один вид смерти. Но в христианском учении существует 3 вида жизни и 3 вида смерти: земная, духовная, вечная.
   Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, §387): «Смерть трояка: телесная, духовная и вечная. Телесная смерть — это разлучение души от тела. Сия смерть общая для всех праведных и грешных, и никому ее не миновать, как видим. … Вторая смерть — вечная, та, которой грешники осужденные вечно умирать будут, но никогда не смогут умереть, пожелают обратиться в ничто по причине лютого и нестерпимого мучения, но не могут. … Третья смерть есть — духовная, которой мертвы все, не верующие во Христа, истинную Жизнь и Источник жизни. Так же христиане, исповедующие Бога и Христа, Сына Божиего, но беззаконно живущие, сею смертью мертвы. …Но как смерть, так и жизнь трояка. Первая — телесная, когда душа вместе с телом пребывает. Сия жизнь так же, как и смерть телесная, общая для всех праведных и грешных. Вторая жизнь — духовная, которую соделовает Божия благодать, живущая в человеке. Как грех оскверняет человека и от Святого Бога отлучает (см. Ис.59:2), и так умерщвляет, так вера и Божия благодать очищает человека, с Богом соединяет и оживляет. …Третья жизнь есть жизнь вечная, преддверие к которой есть вышеописанная духовная жизнь. Ибо никто не войдет в вечную жизнь, если от мертвых дел не воскреснет ныне».
   Но у людей мира сего, т.е. неверующих и маловерующих, на первом и единственном месте находится земная жизнь, а о других или не знают, или только слышали. О троякой смерти и троякой жизни, к сожалению, не знают или не хотят верить этому многие люди, и для них жизнь, это – жизнь тела, и, конечно, они будут всячески желать жить в этом мире как можно дольше и в случае болезни тела желать его исцеления.
   К сожалению, и среди христиан может быть подобное соотношение этих трех жизней, когда христианин полностью поглощен этой жизнью, а о будущей жизни практически не помнит, не готовится к ней и не желает ее, и к тому же не ведет духовную жизнь, за исключением посещения храма и прочтения некоторых молитв. Поэтому каждый христианин должен помнить, что на первом месте должна быть духовная жизнь с памятью о вечной жизни, приготовлением к ней и чаянием ее, а затем – земная, и следует избегать духовной смерти, чтобы не быть осужденным «вечно умирать». Спаси нас, Господи!

    Оглавление    О надеждах людей, желающих избежать смерти, на других людей и на себя, и что по этому поводу говорит христианское учение

   Далее поговорим о желании смертельно больных людей избежать смерти. При этом они могут возлагать надежду, во-первых, на других людей: например, на врачей, а, следовательно, и на лекарства (существующие или которые будут изобретены) или на людей, которые якобы имеют необычные способности и могут вылечить смертельные болезни; во-вторых, больные могут более надеяться на себя и заниматься самоисцелением. Также в этом разделе будут приведены учения святых отцов в отношении вышеперечисленных надежд.
   Но прежде отметим, что:
   Феофан Затворник (Начертание христианского нравоучения, В, вв): «…вся жизнь (грешника) проходит в некоторой безнадежной страшливости или нерешительности в делах. Уповает он только на очевидное, то есть на прямые способы, какие доставляются наличными силами его и пособиями других лиц, вообще, не на Бога уповает, а на что-нибудь вне Бога. А это, кроме того что означает извращение его религиозности внутренней, его самого содержит среди томительных сомнений, страхований».

    Оглавление    О надежде на врачей, на новые медицинские препараты, методики и т.п., и о возможной «торговле» с врачами или с собой

   Итак, больной человек, желая избежать смерти, может надеяться на врачей и на лекарства ими назначаемые. Об этом уже говорилось ранее, при рассмотрении других реакций, и сейчас только добавим, что есть и более безумные надежды на людей и науку, например, «что человечество само должно научиться тому, как воскресить всех когда-либо живших людей, благодаря дальнейшему развитию научно-технического прогресса» (Интернет – источник).
   Также шла речь и о том, что, когда человек видит, что его надежды не оправдываются, то может начать гневаться и обижаться на врачей. Помимо врачей люди надеются и на лекарства, и если существующие препараты или методики лечения не помогают, то больные надеются на новые лекарства, передовую методику лечения, последние научные открытия и т.д.
   Есть и еще одна реакция, которая может сопровождать надежду на врачей – так называемая «торговля». Суть ее заключается в том, что смертельно больной человек, желая выздоровления, начинает давать некие обещания врачам, себе и Богу (о последнем будет сказано позже).
   Интернет - источник: 1. «Я буду соблюдать диету, принимать лекарства и все пройдет». 2. Этот торг обращен к врачу: "Я никогда больше не выкурю ни одной сигареты". 3. Павел, 24 года, ВИЧ-положительный: «Я будто кому-то выдвигал условия, сам не знаю — кому. Причем дикие какие-то…. То мне казалось, что ВИЧ исчезнет, если я восстановлюсь в институте и его окончу. То давал зарок больше ни с кем не ссориться — ни с девушкой, ни с родителями — и надеялся, что если буду это соблюдать, то все придет в норму…». У больного может возникать так называемое ритуальное поведение».
   (О том, как христианин должен относиться к лечению и на кого у него должны быть надежда при лечении, скажем чуть позже)

    Оглавление    О поиске исцеления через обращение к знахарям и колдунам

   Некоторые смертельно больные люди начинают искать помощи у знахарей, экстрасенсов и т.п. Приведем примеры из исследований, и отметим, что некоторые люди обращаются за помощью только к экстрасенсам, знахарям и т.п., или и к ним, и вместе с тем и к Богу.
   Гнездилов А. В. (Психология и психотерапия потерь): «(Одна из пациенток говорила) «Пусть врачи лечат, а я буду жить сколько Бог даст». Написала письмо Кашпировскому, истратила деньги на известных («важных») гипнотизеров и экстрасенсов, которые должны был внушить ей покой и забвение болезни. Эффект от лечения бывал крайне не продолжителен. … (Другие) больные предполагали, что, свершив какой-либо ритуал, они избавятся от своей судьбы, улучшат свое состояние. Поиск помощи в церкви перемежался с поисками гипнотизеров и экстрасенсов».
   Э. Кюблер-Росс «О смерти и умирании»: «Г-жа К. — белая, католичка двадцати восьми лет, мать двух детей дошкольного возраста. В больницу она попала из-за смертельной болезни печени. Чтобы поддерживать ей жизнь, обязательна строгая диета и ежедневные анализы. Нам сказали, что за два дня до того, как пациентка легла в больницу, она побывала в клинике, где ей сообщили, что надежд на выздоровление нет. Родные женщины рассказали, что она не могла прийти в себя, пока соседка не убедила ее в том, что надежда есть всегда и ей нужно побывать у целительницы, излечившей немало людей. Больная обратилась за поддержкой к священнику, но тот посоветовал ей не обращаться к знахарям. В субботу, на следующий день после посещения клиники, г-жа К. отправилась к знахарке и «тут же стала чувствовать себя великолепно». В воскресенье свекровь нашла ее в экстатическом трансе (двигательное возбуждение с неестественными, чрезмерно выразительными движениями, жестами и мимикой, вычурными позами, выражающими состояние экстаза, восторга, необыкновенного счастья); муж был на работе, а маленькие дети остались совершенно без присмотра. Муж со свекровью привезли К. в больницу и уехали оттуда прежде, чем врач успел с ними поговорить. Пациентка попросила позвать больничного священника, чтобы «сообщить ему радостную новость». Когда он вошел в палату, она приветствовала его восторженным возгласом: «Отец, это было чудо! Я выздоровела! Я хочу показать врачам, что меня исцелил Господь. Теперь я чувствую себя прекрасно». Она выразила сожаление по поводу того, что «даже моя церковь не понимает путей Господних», имея в виду священника, который отговаривал ее от посещения знахарки. Больная принесла немало хлопот врачам, так как полностью отрицала свою болезнь и пренебрегала режимом питания. Однажды она наелась до такой степени, что впала в кому. С другой стороны, в некоторые периоды пациентка послушно выполняла указания врачей. По этим причинам лечащий врач счел необходимым обратиться за консультацией к психиатрам. Когда мы впервые встретились с г-жой К., она вела себя до неестественности бодро, смеялась и хихикала, убеждала нас в том, что окончательно выздоровела. Она бродила по больнице, болтала с пациентами и медсестрами, пыталась собрать денег на подарок одному из врачей, которому беззаветно верила (что, судя по всему, указывает на частичное понимание своего состояния). Сотрудникам было очень трудно проводить лечение, так как больная нарушала диету, не принимала прописанных лекарств и «вообще вела себя так, словно не лежит в больнице». Ее вера в полное выздоровление была совершенно непоколебимой, и она настаивала на том, чтобы все с этим соглашались…. Только много недель спустя, после случаев полукоматозного оцепенения и полного воздержания от пищи, после стадии иллюзорных картин …, г-жа К. наконец нашла в себе силы смириться с истинным положением вещей…».

    Оглавление    Об обращении за исцелением к экстрасенсам и т.п. по христианскому учению

   Известно, что обращение к экстрасенсам и т.п. является грехом против первой заповеди: «Я — Господь Бог твой, пусть не будет у тебя других Богов, кроме Меня».
   Христианское учение четко говорит о природе таких «целителей».
   Иоанн Крестьянкин (Письма): «А я вот должен Вам сказать, что обращение к биоэнергетику - есть обращение к врагу Божьему, а значит, ничего хорошего от этого ждать не приходится».
   Авва Нестерой (Собеседование 2-е, Иоанна Кассиана, гл.1): «Исцеления третьего рода бывают по обольщению и ухищрению демонов. Человек, преданный явным порокам, может иногда производить удивительные действия и потому почитаться святым и рабом Божиим. Чрез это увлекаются к подражанию его порокам, и открывается пространный путь к поношению и уничижению святости религии; да и сам тот, кто уверен в себе, что обладает даром исцелений, надменный гордостью сердца, испытывает тягчайшее падение. От сего происходит то, что демоны, с воплем именуя людей, не имеющих никаких свойств святости и никаких духовных плодов, показывают вид, будто их святость жжет их и они принуждены бежать от одержимых ими. …В Евангелии говорится: «Ибо восстанут лжехристы и лжепророки, и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф.24, 24)».

   Бывает и так, что после бесплодного обращения к целителям и экстрасенсам, больной или его родные начинают роптать на Бога: «Зачем Бог так мучает меня?!». Вот что на это отвечает свт. Николай Сербский.
   Николай Сербский (Избранные письма, п. 28): «Повсюду искал ты лекарство для сына, но напрасно. Где бы ни услышал ты о знахаре, спешил к нему. Ходил и к целителям разным, и к муллам, но ничего не помогало. Тогда ты позвал, наконец, священника. Однако и молитва священника не помогла. Сын поболел-поболел да и умер. …Вот ты и спрашиваешь, почему тебя Господь Бог так мучает? И я хочу тебя спросить: "Почему ты мучаешь Господа? Почему ты мучаешь замученного за тебя на Кресте Иисуса Христа?" Он претерпел тяжкие муки, чтобы спасти людей от ложных богов, от ложных спасителей и от всех мрачных сил, что действуют через ложных спасителей. Однако ты обошел Его, единственно Истинного, и пошел сначала искать помощи у Его врагов - знахарей и целителей. Апостол Иаков советовал: «Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви, и пусть помолятся над ним, помазав его елеем во имя Господне» (Иак.5:14-15). Правда, ты позвал священника, чтобы прочитать молитву над болящим, но когда? Когда обошел всех знахарей и целителей! Сначала ты прогневил Того, Который один дает жизнь и здоровье, и только потом стал Его умолять. И то, кто знает, с каким сердцем и с какой верой! Полагаю, что не от всего сердца и с малой верой. Господь Бог наш спешит на помощь тем, которые всем сердцем и с полной верой припадают к Нему. Тот, кто молится и Богу, и сатане, остается без помощи, ибо Бог ему не хочет помочь, а сатана не сможет помочь. Святой пророк Илия говорил о таких людях, как о народе с разделенным сердцем: «долго ли вам хромать на оба колена? Если Господь есть Бог, то последуйте Ему; а если Ваал (то есть идол сатаны), то ему последуйте» (3Цар.18:21). А когда разболелся царь Охозия, он не стал искать помощи у Бога живого, но послал слуг в Аккарон к Веельзевулу за излечением. Святой Илия, услышав об этом, пришел к царю и сказал: так говорит Господь: за то, что ты посылал послов вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское, как будто в Израиле нет Бога, чтобы вопрошать о слове Его, - с постели, на которую ты лег, не сойдешь с нее, но умрешь (4Цар.1:16). Вот так и ты Бога измучил и прогневил - пусть Он тебя простит. Но возблагодари Господа за то, что взял Он сына твоего. …Теперь предай себя Ему всем сердцем. Тогда любовь Его укрепит жизнь твою, осветит пути твои, а сыну дарует Царство Небесное».
   Маловерующим людям, которые обращаются к подобным «целителям», святые отцы говорят следующее:
   Иоанн Златоуст (т.1, ч.2. Против иудеев, сл. 1): «Но ты ищешь у демонов исцеления? … Демоны умеют только строить козни и вредить, а не врачевать. Они не щадят души; ужели, скажи мне, пощадят тело? Стараются извергнуть (человека) из царства: так захотят ли избавить его от болезни? Разве ты не слышал, как пророк, или вернее - сам Бог чрез пророка говорит, что они не могут сделать ни добра, ни зла? Но если бы они даже и могли и хотели врачевать, - что впрочем невозможно, - тебе однако ж не следует из-за малой и скоропреходящей пользы навлекать на себя бесконечную и вечную погибель. Ужели хочешь уврачевать тело, чтобы погубить душу? Не хороша твоя прибыль: просишь своего зложелателя об уврачевании (тела), и раздражаешь Бога, сотворившего тело! Не легко ли же какому-нибудь нечестивому человеку, своим врачебным искусством, увлечь тебя к поклонению языческим богам? И язычники своим искусством часто вылечивали от многих болезней и восстановляли здоровье недужных. Что же? Неужели этому должно принимать участие в их нечестии? Нет. Послушай, что Моисей говорит иудеям: «Если восстанет среди тебя пророк, или сновидец, и представит тебе знамение или чудо, и сбудется то знамение или чудо, о котором он говорил тебе, и скажет притом: пойдем вслед богов иных, которых ты не знаешь, и будем служить им, - то не слушай слов пророка сего, или сновидца сего» (Втор. 13, 1-3). Эти слова означают вот что: если явится какой-нибудь пророк и сотворит чудо, напр. воскресит мертвого, или очистит прокаженного, или исцелит расслабленного, и, по совершении чуда, будет склонять тебя к нечестию; не верь ему из-за совершенного им чуда. Почему? «ибо (чрез сие) искушает вас Господь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа, Бога вашего, от всего сердца вашего и от всей души вашей» Отсюда видно, что демоны не исцеляют. Если же иногда, по попущению Божию, и сделают они какое исцеление, как и люди; то такое попущение бывает для твоего испытания, не потому, чтобы Бог не знал (тебя), но чтобы ты научился не принимать от демонов и исцеления. И что говорить об излечении тела? Если бы кто-нибудь грозил тебе геенною, чтобы принудить тебя отречься от Христа; не соглашайся; если бы обещал царство, только бы отвлечь тебя от единородного Сына Божия: отвратись и возненавидь его, будь учеником Павла, поревнуй тем словам, которые громко произнесла эта блаженная и доблестная душа: «Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8, 38, 39). Его не могли отлучить от любви Божией ни ангелы, ни силы, ни настоящее, ни будущее, ни другая какая-нибудь тварь: а тебя отлучает врачевание тела? Какое же будет нам извинение? Христос должен быть для нас страшнее и геенны, вожделеннее и царства. Пусть будем мы больны: лучше остаться больным, нежели, для освобождения от болезни, впасть в нечестие. Демон, если и уврачует, больше повредит, нежели принесет пользы: доставит пользу телу, которое, спустя немного, непременно умрет и сгниет; а повредит он бессмертной душе. Как похитители людей, предлагая маленьким детям лакомства, пирожки, игорные кости и другое, тому подобное, и чрез это приманивая их к себе, часто лишают их свободы и самой жизни; так и демоны, обещая человеку уврачевать тело, совершенно губят спасение души его. Но мы не потерпим этого, возлюбленные; напротив, всячески постараемся избегать нечестия. Не мог ли Иов, согласно убеждению жены, произнести хулу на Бога и освободиться от постигшего его несчастия? «И сказала ему жена его: … похули Бога и умри». (Иов. 2, 9). Но он решился лучше страдать и мучиться, и перетерпеть невыносимый тот удар: нежели произнести хулу на Бога и избавиться от тяготевших на нем бедствий. Поревнуй ему и ты; пусть демон тысячу раз обещает избавить тебя от постигших тебя зол: не склоняйся, не уступай, как и тот праведник не послушался жены; нет, решись лучше перенести болезнь, нежели потерять веру и спасение своей души. Бог часто попускает тебе впасть в болезнь не потому, чтобы Он оставил тебя, но с тем, чтобы более прославить тебя. Итак, будь терпелив…».
   Итак, вместо того, чтобы надеяться на бесов и обращаться к ним за помощью, больной человек, а тем более христианин должен усиленно молиться Господу, Пресвятой Богородице и святым. Приведем наглядный пример об этом.
   Волоколамский патерик: «Брат преподобного Иосифа Волоколамского, отец Вассиан, впоследствии архиепископ Ростовский, рассказал следующее. Однажды он стоял в московском Успенском соборе и увидел там поселянина, который прилежно молился святому мученику Никите и спрашивал, где находится его икона. Видя его веру и необычайность его молитвы, отец Вассиан спросил поселянина о причине его молитвы. Поселянин отвечал, что когда он долгое время тяжко болел, то молился и призывал на помощь великого мученика Никиту. Родственники неоднократно советовали ему пригласить в свой дом чародея, но поселянин не хотел этого и усердно молился мученику Никите. Однажды ночью, когда в доме все спали, он услышал, что двери отворяются, и увидел светлого мужа, который приблизился к нему и сказал: «Встань» Поселянин же отвечал: «Не могу, господин» Явившийся опять сказал: «Вставай» Поселянин пошевелился и понял, что он здоров. Он встал и поклонился явившемуся до земли. В тот момент, когда поселянин поднимался, он увидел летящего, подобно птице, черного человека с огненным мечом в руке. Этот черный человек своим мечом хотел поразить поселянина. Светоносный же муж запретил ему и сказал, что поражать надо не этого, но тех, кто ходил к чародеям, и при этом он назвал имена людей из их села. После этого черный муж исчез, а поселянин спросил светлого мужа: «Господин, кто ты?» — «Я мученик Христов Никита и послан от Христа исцелить тебя за то, что ты не ввел в свой дом чародея, но на Бога полагал всю надежду и меня призывал на помощь. И вот Бог прилагает к твоей жизни еще двадцать пять лет». После этих слов святой мученик Никита стал невидим. Утром поселянин рассказал всем о случившемся, и все прославили Бога и святого мученика Никиту. Поселянин послал узнать, что стало с теми людьми, имена которых назвал святой мученик, повелевая черному мужу поразить их за посещение чародеев. Выяснилось, что они умерли в ту ночь. При этом поселянин добавил, что с того времени прошло уже пять лет, и все прославили Бога, избавляющего Своих верных рабов от бед и смерти».
   Поэтому, христианам, в том числе и тяжело больным, надо быть мужественными во Христе и никогда не соблазняться обращением к знахарям или экстрасенсам и не употреблять никаких заговоров. Приведем некоторые советы об этом:
   Варсануфий Великий (Руководство к духовной жизни, ответ 760-762): «Вопрос: Скот мой болен, не будет ли безрассудно позвать кого-либо заговорить его от болезни? Ответ. Заговаривание запрещено Богом, и ни в каком случае не должно употреблять его, ибо нарушать повеление Божие есть душевная погибель; лучше полечи скот свой другим образом: попроси совета у врачей - и в этом нет греха - или окропи его святой водой. Вопрос: Если слуга мой (применительно и к родным – от состав.), будучи болен, пойдет без моего ведома к тому, который заговаривает болезни, вменится ли мне это в грех? Ответ. Это тебе не вменится в грех, а ему. А как скоро ты узнаешь о сем, то постарайся вразумить его, сделав ему увещание, чтобы он вперед не делал сего. Вопрос: Так как ходить к чародею есть дело богопротивное, то, увидев, что кто-либо идет к такому, должен ли я сказать ему, чтобы он не ходил? Ответ. Если этот человек будет возлюбленный твой о Христе брат, то ты должен сказать ему: брат, ты чрез сие вредишь душе своей и прогневляешь Бога, Который воспрещает это дело; и когда он не послушает слов твоих, то сам увидит последствия его. Если же это будет кто-либо посторонний, то тебе нечего об этом заботиться, доколе он сам не спросит тебя о сем, ибо в таком случае ты должен сказать ему истину; если же не скажешь, то будешь осужден. Саул, намереваясь пойти к волшебнице, спросил о сем у Ионафана, сына своего, но тот ответствовал ему идти и был за сие осужден отцом. Но кто находится под твоею властью, того ты должен увещевать, а в случае непослушания даже наказать».
   Иоанн Златоуст (т.12, ч.2, сл.13): «Итак, когда ты подвергнешься тяжкой болезни, и многие будут понуждать тебя облегчить страдание - одни заклинаниями, другие амулетами, третьи какими-либо иными чародейными средствами, а ты ради страха Божия мужественно и твердо перенесешь тяготу болезни и предпочтешь лучше все потерпеть, нежели решиться сделать что-нибудь подобное, - это доставит тебе венец мученичества. И не сомневайся; как мученик мужественно переносит муки истязаний, чтобы не поклониться идолу, так и ты переносишь муки болезни, чтобы не нуждаться ни в чем, исходящем от него, и не сделать того, что он повелевает. Но те муки сильнее? Зато эти продолжительнее, - так что оказываются равны тем, а часто даже и более сильными. В самом деле, когда горячка внутри мучит и сожигает тебя, а ты, несмотря на увещания других, отвергнешь заклинание, то не облекаешься ли ты в венец мученичества? Когда ты с великим срамом выгонишь из дома заклинателей, то все, кто услышит, похвалят и удивятся тебе, и будут говорить между собой: такой-то, страдая болезнью, несмотря на то, что некоторые много раз убеждали, уговаривали и советовали воспользоваться чародейными заклинаниями, не допустил этого, а сказал: лучше умереть так, нежели отречься от благочестия. Если же здесь бывает столько похвал, то представь, какие венцы ты получишь там, когда в присутствии ангелов и архангелов Христос подойдет к тебе и, взяв за руку, выведет на средину зрелища и вслух всем скажет: этот человек, некогда болея горячкой, невзирая на бесчисленное множество советовавших ему избавиться от горячки, ради имени Моего и страха ко Мне, чтобы не согрешить, с позором прогнал обещавших вылечить его таким образом и предпочел лучше умереть от болезни, чем отречься от служения Мне. В самом деле, если Он выводит на средину тех, кто напоил Его, напитал и одел, то гораздо более тех, кто решился ради Него терпеть горячку».


    Оглавление    Надежда на самоисцеление, краткий обзор некоторых современных методик самоисцелений, а также что по этому поводу говорит христианское учение

   В настоящее время появляется множество сообщений о том, как смертельно больные люди побеждают рак, причем это происходит не только за счет операций, химиотерапии или других медицинских способов лечения, а и за счет самоисцеления. После таких сообщений может сложиться впечатление, что эти люди – герои, потому что они сами победили смерть. Конечно, такое мнение не соответствует христианскому учению, и поэтому рассмотрим этот вопрос. Далее будут приводиться цитаты из некоторых современных методик самоисцеления для того чтобы показать их бесовщину (к сожалению, еще есть полу-христиане, которые по незнанию или маловерию доверяют этим методикам), а также приведем краткие учения святых отцов, в которых говорится о природе подобных техник.
   Итак, есть разные методики самоисцеления, которые построены на восточных или экстрасенсорных техниках, причем в них может идти речь и якобы о христианской духовности и даже при медитации используется Иисусовая молитва. Например, психосоматическая методика, при которой человек работает со своей энергетикой, а именно:
   Интернет – источник: «В психосоматическую методику входит: работа с физическим телом, с эфирным телом (энергетикой организма), работа с астральным телом, работа с ментальным телом (мышлением и мировоззрением), работа с волей и духовностью. …В основе работы с эфирным телом или энергетической системой организма данная методика опирается на методы балансировки энергетической системы организма человека при помощи специальных комплексов энергетической гимнастики на основе: - системы энергетической балансировки (Тенсегрити), - базовых элементов традиционных восточных техник (Тай Чи, Дзенг Шинь, Тайцзи Цюань, Цигун и т.д.), - йогических систем, адаптированных к возможностям больных людей, - специальных оздоровительных систем (система П. Иванова) и методик. …В основе работы с духовностью и волей, лежит принцип одухотворения (возвышения) сознания. В основу положены краеугольные принципы Христианства и учения Христова, а также важнейшие принципы Буддизма, Индуизма и Священного знания индейцев Южной Америки и Мексики в их целенаправленном практическом использовании «видящими» и посвященными людьми на основе принципов духовной чистоты (объективного и беспристрастного изложения духовного знания без давления, агитации и пропаганды в пользу каких-либо религий и учений). Кроме того, большое значение играют специальные культурные и духовно - просветительские программы для онкобольных людей, участие в Христианском движении»
   Более мы не будем углубляться в эту методику (или лучше сказать «винегрет из бесовщины и заблуждений»), т.к. уже невооруженным глазом видны ее источники…
   Также есть и другие методики самоисцелений, например, с, так называемой, визуализацией, при которых человек в воображении убивает клетки рака. Для ознакомления приведем пару цитат из этих методик и опять-таки отмечаем, что делаем это для того, чтобы ни в коем случае не соблазниться кажущейся «безгрешностью» подобных вещей (при прочтении которых, хочется сказать: «Спаси, Господи, и сохрани от такого безумия!»).
   Книги (о победе над раком): 1. «Американский врач-радиолог … и его жена-психолог соединили релаксацию с визуализацией, чтобы особым образом направить самоисцеляющий потенциал пациента. Этот метод они используют как вспомогательное средство в сочетании с лучевой терапией, но его можно применять и при химиотерапии. Вначале физическое расслабление. Затем пациент, не открывая глаза, создает мысленную картину того, как раковые клетки ослабевают и отступают в замешательстве. Процесс лечения представляется как мощный поток, уничтожающий раковую опухоль. Здоровые ткани, окружающие пораженную область, в образном представлении пациента восстанавливаются после лечения и не испытывают никакого ущерба. Собственные защитные силы организма в виде белых кровяных телец набрасываются на оставшиеся раковые клетки и уничтожают их. Таким образом, организм полностью освобождается от рака. В конце визуализации пациент видит себя в полном здравии, благополучно осуществляющим свои жизненные планы. (Врачи) рекомендуют пациентам вызывать у себя эти представления в форме соответствующих символов. Так, раковые клетки можно представить в виде куска мяса, на который набрасываются собаки – белые кровяные тельца – и пожирают его без остатка. Такой прием позволяет вообразить процесс лечения не буквально, а отвлеченно, что для большинства людей гораздо легче». 2. «Вкратце работа со зрительными образами сводится к тому, что человек в состоянии релаксации должен мысленно представить себе желаемую цель или результат. В случае с онкологическими заболеваниями это означает, что больным нужно зрительно представить себе сам рак, то, как лечение разрушает его и, самое главное, как естественный защитный механизм помогает организму выздороветь. … Больному предстояло выделить время, чтобы трижды в день — утром, как только проснется, днем, после обеда, и вечером, перед сном — посвящать от пяти до 15 мин определенным упражнениям, во время которых он должен был, сидя в удобном положении, сосредоточиться на мышцах своего тела и, начиная с головы и постепенно опускаясь вниз до самых стоп, мысленно отдавать приказ каждой группе мышц расслабиться. Затем, уже в расслабленном состоянии, он должен был представить себя сидящим в каком-то тихом, приятном месте — под деревом, у ручья или в любой другой подходящей обстановке — и, оставаясь там столько, сколько ему покажется необходимым, стараться как можно отчетливее представить свою опухоль — в любой форме, какую она примет в его воображении. Затем (врач) просил его представить себе, что его лечение — радиотерапия — заключается в потоках миллионов крохотных зарядов энергии, которые на своем пути поражают все клетки организма — и нормальные, и раковые. …После этого врач просил пациента нарисовать в своем воображении последний и самый важный этап: к раковым клеткам устремляются лейкоциты. Они подбирают погибшие и умирающие раковые клетки и через печень и почки выводят их из организма. Пациент должен был мысленно представить себе, как раковая опухоль уменьшается в размере и к нему возвращается здоровье. … Дела у нашего пациента шли хорошо, и, наконец, спустя два месяца у него исчезли все признаки рака. Он был уверен, что может повлиять на течение болезни».
   Далее кратко скажем о том, что говорили святые отцы о методе визуализации, который используется в этих методиках самоисцелений. Как видим, при них активно действует воображение, о котором святые отцы четко говорят, во-первых, что именно через воображение и мечтательность действуют бесы.
   Иннокентий Херсонский (Лекции, л.6): «Воображение есть, наконец, дверь, куда входит диавол. Никакая способность не пропустит его в душу; одно воображение дружит с ним».
   Феофан Затворник (Путь ко спасению): «…разными благовидностями, напечатлеваемыми чрез воображение, или силу мечтающую, (враг) водит по разным распутиям, пока наконец погубит совершенно».
   Никодим Святогорец (О хранении чувств): «… изо всех сил нашей души именно к воображению диавол имеет особенную близость, используя его для прельщения человека».

   (об этом подробно было сказано в теме «О прелести»)
   Во-вторых, методика визуализации полностью противоречит учениям святых отцов о хранении себя от мечтательности и вообразительности, или учениям о духовном трезвении.
   Феофан Затворник (Сборник «Внутренняя жизнь», ст.22): «Воображение, любящее мечтать и любоваться худыми образами, надо связать трезвением и сосредоточением внимания, препоясав, как заповедует апостол, чресла помышлений».
   Феофан Затворник (Начертание христианского нравоучения, ч.2, Б.3.в): «…обязанности (христианина): бдеть над собою, особенно над воображением и движениями страстей; побеждать и покорять низшую часть свою, или бороться с нею».
   Никодим Святогорец (Невидимая брань, ч.1.гл.26): «бодрствуй и паче всего смотри за воображением и памятью».

   Так, святые подвижники советуют бороться даже с самовольными мечтаниями, появляющимися в воображении, а в подобных методиках предлагается всячески его развивать и сознательно входить в мир мечтаний, и, причем, с верой в свою всесильность. И опять-таки невооруженным глазом видны истоки метода визуализации …
   В продолжение изложения сути методик самоисцелений скажем, что в них описаны и другие упражнения, например, «релаксация», или телесное расслабление, при котором опять-таки человек должен представлять волны расслабления, проходящие по всему телу. Также есть методика, которая называется «Встреча с внутренним наставником», заключающаяся в установлении связи «со своим глубинным источником исцеления и силы», при которой человек, например, верит своим снам или фантазиям и затем разговаривает с образами, которые в них рождаются. Остановимся на ней подробнее для того чтобы увидеть до какого печального состояния могут доходить люди, желающие быть здоровыми и жить во чтобы то ни стало, и ничего незнающие о бесовских действиях. Вот некоторые примеры, описанные в книгах о самоисцелении (Спаси, Господи, и сохрани от подобного безумия!).
   Книга (о психотерапии при раке): 1. «Мы убедились в целительном влиянии Внутреннего Наставника на примере 18-летнего пациента, страдавшего острым лейкозом. Джон был скрытным и чересчур интеллектуальным молодым человеком…, однажды ночью ему приснилось, что перед ним возник "целитель", который сообщил, что пришел помочь ему справиться с болезнью. Когда Джон рассказал об этом нам, мы предположили, что приснившийся ему доктор мог быть "внутренним целителем", символизирующим его собственную способность поправиться. Мы посоветовали ему представлять себе этого доктора во время сеансов визуализаций и говорить с ним о своих трудностях. Джону без особых усилий удалось вновь вызвать у себя в мыслях образ этого "целителя" и обсудить с ним основные из волновавших его проблем: то, что на больничной диете он потерял вес, что из-за отсутствия физических упражнений в больнице у него ослабели мышцы, о его страхе перед девушками и сексуальности…». 2. «(Пациента Гвен) сообщила, что два месяца назад в ее визуализации внезапно появился некий доктор Фриц, о котором она не решалась рассказать раньше. Когда она спросила доктора, что он делает в ее визуализации, тот ответил, что явился, чтобы помочь ей поправиться. Затем она задала ему ряд вопросов, и то, как он на них отвечал, свидетельствовало о его глубоком понимании проблем, обсуждения которых с нами Гвен всеми силами старалась избежать. Она очень доверяла доктору Фрицу. Однажды, например, поговорив с дочерью по телефону о предстоящей поездке к ней, Гвен очень разозлилась, но дочери об этом не сказала ни слова. В тот же день некоторое время спустя у нее начались сильные боли. Гвен рассказала о боли доктору Фрицу, и тот сообщил ей, что это связано с тем, что она ушла от прямого разговора с дочерью. Она чувствовала обиду на дочь за то, что та не хочет считаться с ее временем, и если, сказал доктор Фриц, Гвен хочет отделаться от боли, то лучше позвонить дочери и сказать, что она не приедет к ней на выходные. Когда Гвен позвонила дочери и отменила свой визит, боль стала утихать. За шесть месяцев она сообщила о 30 или 40 таких случаях…». 3. «Фрэнсис - еще одна пациентка, которая рассказывала о постоянном внутреннем диалоге, который она вела со своим мысленным собеседником. … Работая с мысленными образами, она представляла себе, как химиотерапия и лейкоциты разрушают рак. Затем она представляла себе, как костный мозг, оставаясь здоровым, продолжал производить все новые и новые лейкоциты для борьбы с раком. Фрэнсис - поэтесса и ведет дневник, куда записывает все свои идеи, интуитивные озарения и сны. Ниже приводится ее стихотворение в прозе из этого дневника, которое она включила в изданную позже книгу под названием "Теперь всегда". В этом стихотворении она описывает свое первое знакомство с источником внутренней мудрости, который принял образ костного мозга. (Далее приведем только некоторые фразы из этих записей – от сост.) «Поняла: мой костный мозг хотел сказать: "Я - Центр всего, что создаю, всего, что несет добро. Всех белых клеток крови - от них исцеление; Я - Центр всего, начало всего в этом теле, всей его жизненной силы". …Увидела: многие тысячи клеток из костного мозга в кровь потекли. Тысячи белых, влажно блестя. Этот поток мы всегда узнаем и называем «жизнь». Они, размягчая, несут утоление боли, несут утоление жажды. И убивают все раковые клетки. И мне удалось - я снова увидела костный мозг. Он лежал и блестел, золотом и влагой сияя. …Теперь я знаю: мой костный мозг - это источник во мне, хранилище силы вселенной. И автономность моя, то, что хочу так достичь, исходит из этого знания. Я с уважением к жизненной силе во мне должна отнестись, а во мне - эта сила - тот костный мозг, что источник всей крови, хранитель всех записей генов». 4. «У наших пациентов Внутренний Наставник, как правило, принимал образ либо какого-то уважаемого человека, либо какой-то иной фигуры, имеющей большое символическое значение. Но (некоторые) доктора … сообщают, что очень хороших результатов можно достичь, если представлять его в виде какого-то фантастического достаточно легкомысленного создания. (Один) доктор …. занимающийся проблемами боли, часто просит своих пациентов обратиться к Внутренему Наставнику для облегчения болей. При этом он предлагает им представить его в виде каких-нибудь смешных зверюшек вроде Лягушонка Фредди…».
   Далее мы не будем приводить рекомендованные упражнения по созданию в воображении различных «наставников» потому что это вопрос, напрямую относится к прелести, или бесовскому воздействию, причем человек делает это сознательно и по многу раз. (И опять хочется сказать: «Огради нас, Господи, силою Честного и Животворящего Твоего Креста, и сохрани нас от всякого зла!»)
   В общем же все методики самоисцелений построены на желании человека жить (и об этом мы уже упоминали выше). Для поддержания этого желания и для повышения самонадеяния также разработаны методики, когда человек, медитируя, убеждает себя, что он все может или что он выздоровеет, или строит планы на будущее и верит в их осуществление, например:
   Интернет - источники: 1. «Направление мыслей больного – главный фактор выздоровления, который определяет лечение. Итак, если вы уже приняли первое и основное решение – выздороветь, то вам теперь потребуется вера в успех, оптимизм. …Твердая установка – верить в успех должна отчетливо запечатлеться в сознании. Воспитать в себе эту черту характера поможет еще одна техника активной медитации… Вы будете активно медитировать на заданную тему: оптимизм, положительная жизненная установка … (Вначале) медитируйте над самим понятием оптимизма…. Итак проснувшись утром, первым делом скажите про себя: «Я верю в успех!» - и повторяйте это в течение двух минут. Выделите время, чтобы проделывать это упражнение еще дважды в течение дня. Забавляйтесь с вашим утверждением, повторяйте его на разные лады, не жалейте театральных эффектов, произносите его снова и снова. И тогда в момент принятия важного решения где-то в глубине вашего сознания послышится тихий, но явственный внутренний голос, говорящий: «Я верю в успех!» И – бац! Вы неожиданно для себя примите конструктивное решение. Вскоре вы заметите, что в вас зарождается чувство ответственности за свою жизнь. … Вы почувствуете себя хозяином положения и убедитесь, что такая позиция укрепляет и развивает ваши внутренние возможности». 2. «Техника «Постановка целей». Когда человек узнает, что он болен раком, у него часто возникает неуверенное отношение к жизни; он живет как бы с оговорками, избегает связывать себя определенными обязательствами и строить планы на будущее. Это не только способствует тому, что он начинает бессознательно ожидать смерти – такое неуверенное отношение к жизни сильно снижает ее качество. Для того чтобы жить полной жизнью, очень важно ставить перед собой какие–то цели. Если человек радуется жизни, видит в своем существовании смысл, его воля к жизни значительно возрастает, даже, невзирая на существенную угрозу. Предлагается планировать пациентам свою жизнь на три, шесть и двенадцать месяцев вперед. Этим они подтверждают, что в жизни есть еще вещи, которых они хотели бы добиться, и что они намерены дожить до выполнения поставленных задач. …Это особая методика, которая усиливает веру в возможность выполнения поставленных целей».
   К сожалению, все это и многое другое предлагает людям плотской ум и бесы. Невооруженным глазом видно, что такие методики и размышления исходят от самости, гордыни, самонадеяния и неверия в Бога и Его промысел, и которые порождают безумия, которые описаны выше.
   Вот как святые отцы характеризуют самость, самонадеяние и т.д.
   Феофан Затворник (Мысли на каждый день года, Неделя 11-я по Пятидесятнице): «…самость делает человека словно помешанным и поддавшийся ей начинает городить глупости».
   Исаак Сирин (Слова подвижнические, сл.26): «(Плотской разум) исключает всякое Божественное попечение…. Сам он о себе думает, что всем заправляет в человеке и во внешней и во внутренней жизни. Посему ничего не приписывает Промыслу Божию, но все в человеке, спасение его от вредоносного, остережение от затруднений и противностей, тайно и явно сопровождающих естество наше, кажутся ему следствием собственной его рачительности и собственных его способов. Таково гордое мнение о себе плотского разума. Он мечтает, что все бывает, по его промышлению».
   Исихий Иерусалимский (Добротолюбие, т.2, ст.26): «На себя же, а не на Бога надеющийся, падет падением ужасным».
   Ефрем Сирин (Послание к монаху Иоанну…): «Горе тому человеку, который полагается на собственную силу свою, или на подвиг свой, или на природные свои дарования, а не возлагает всей надежды своей на Бога, потому что от Него Единого крепость и сила».

   И таким людям святые отцы говорят следующее:
   Тихон Задонский (т.5, слово 22): «(Гордый человек) начинает дела выше своих сил, которых не может сделать. О, человек! Зачем касаешься бремени, которого не можешь понести? …О человек! Что можешь своего иметь ты, который нагим вышел из чрева матери своей? Что можешь иметь, если Бог, источник всякого добра, не подаст тебе? Что наше старание и труд может без помощи Того, Который один все может, и без Которого каждый — ничто, как тень без тела?».
   Поэтому:
   Авва Исаия (слово 16, ст.14): «Не надейся на силу свою, - и помощь Божия будет сшествовать тебе».

    Оглавление    2.7. Реакция: о надежде смертельно больных людей на Бога и об обращениях к Нему за исцелением

   Итак, неверующие люди могут не иметь надежды на Бога, а надеяться на других людей или на себя. Но бывает и так, что ранее неверующие или маловерующие начинают надеяться на Бога и просить у Него исцеления или продления своей жизни. В этом разделе будет идти речь о надежде выздороветь и просьбах об исцелении у Бога. Причем следует отметить, что, во-первых, в учениях святых отцов и примерах из христианских источников речь пойдет как о смертельных, так и о тяжелых болезнях; и мы приводим эти учения потому, что смертельные болезни могут быть на разных стадиях, и потому что, если в воле Божией есть исцелить болезнь в любой стадии, то Он это сделает. Во-вторых, вообще обращения к Богу могут исходить как от человека, сомневающегося в Его существовании или от верующего «в душе», но никогда не посещающего церковь, так и от глубоко верующего христианина; причем у человека может быть истинная православная вера в Бога, а может быть иная (но мы не будем разграничивать учения по этим критериям).
   Также человек может просто просить об исцелении, а может «вступать в сделку» с Богом.
   Интернет - источник: «На этой стадии человек пытается примириться с заболеванием, заключив «сделку» - с собой, с Богом, с абстрактными Высшими силами».
   В основном же в этом разделе речь будет идти речь об исцелениях и прошениях людей об этом, но вначале скажем о том, что христианин, надеясь на Бога, может лечиться у врачей.

    Оглавление    О надежде христианина на Бога и лечении у врачей

   Далее скажем о том, что христианин, надеясь на Бога, может прибегать и к помощи врачей. И хотя это не высшая степень, но она все равно относится к добродетельной. Одной из причин, почему христианин может прибегать к врачебной помощи является следующее:
   Иоанн Максимович (Илиотропион, кн.1, гл.1): «…больному неизвестно намерение Божье о времени продолжения его болезни, а потому не воспрещается больному прибегать к различным средствам исцеления себя от болезни. … (И) так как ты не знаешь, имеет ли Бог намерение, чтобы ты страдал до смерти, то безгрешно можешь прибегать к средствам врачевания для получения здоровья или хотя бы для получения облегчения. Безгрешность врачевания доказывается и тем еще, что если Богу неугодно возвратить тебе здоровье, то Он может лишить всякое средство врачебной его силы».
   К лечению у врачей прибегали и святые подвижники. Далее приведем примеры их жизни современных христианских подвижников.
   Паисий Святогорец (Семейная жизнь, ч.5, гл.2): «Раньше, слыша слово "химиотерапия", я думал, что это "химотерапия" (от греческого слова — сок. — прим. перев), то есть я думал, что раковым больным в качестве лекарства дают соки, натуральную пищу. Откуда мне было знать, что такое "химиотерапия"? Однако сейчас я понял, что это за мука. — Геронда, а что переносится тяжелее — химиотерапия или облучение? — Тяжелее? Одно другого не легче — и облучение и химиотерапия... И хуже всего то, что все эти процедуры отбивают аппетит. Тебе надо хорошо есть, но ты не можешь есть ничего. А врачи настаивают: "Тебе надо есть хорошо". Надо-то надо, ну а как тут будешь есть, если все эти химиотерапии и облучения отбивают аппетит и превращают тебя в труп! Когда я проходил облучение, то, несмотря на то, что весь горел, совсем не мог пить воды. Даже вода вызывала во мне отвращение. Меня начинало от нее рвать (произнесено в июне 1994 года, за месяц до кончины)».
   Иосиф Исихаст (Письма, п.49): «Жизнь моя так и прошла в трудах и болезнях. И теперь снова ради вас я приблизился к смерти. …И совсем не ел. Я и раньше был истощенным. А теперь снова - полный пост. … Прошло немного времени, и я слег. Сто двадцать уколов... Три раза дежурили у меня ночью, думая, что я умру. Всех позвали ко мне. Я благословил их в последний раз. Они плакали надо мной круглые сутки. И наконец, снова я возвратился. Мне прислали одно особенное лекарство, и оно с Богом было моим лечением. Сорок дней я не ел до этого. Когда принял лекарство, поел, уснул, и мне стало лучше. Слава Тебе, Боже! Начал как-то двигаться, писать».

   Также в разделе «О том, как вести себя христианину, если он сомневается в поставленном смертельном диагнозе» мы уже приводили поучение Паисия Святогорца, в котором говорилось о том «правильно ли поступает человек, тяжело заболевший и решившийся полностью предать себя Богу?». В нем говорилось, что если у человека нет обязательств перед другими, то он может поступать, как хочет. Однако если у него есть обязательства перед другими, то уже от других зависит, следует ли ему обращаться к помощи врачей или предать себя в руки Божии. Далее приведем примеры, как современный подвижник не стал бы сам лечиться, но братия и врачи, видя его тяжелое состояние, стали его лечить.
   Иосиф Исихаст (Письма, п.60): «Я тяжело заболел от одного нарыва на шее, не обратив на него внимания: оставил это на Бога. И едва не умер. Ибо заразилась вся левая сторона тела и подступала смерть. Начал бредить, не узнавать братию. Все плакали, кричали, что нужно позвать врачей. Я их пожалел и позволил им поступить по их воле. Так вот, начались уколы, лекарства, врачи. Два врача из мира и Аpтемий. И, наконец, возвратили меня обратно с Божиим содействием. Пятьдесят уколов и вдобавок других, укрепляющих, отдельно. Семь надрезов по всему бедру донизу. Текли потоки крови. Шесть раз в день - перевязки. Пять месяцев неподвижности. Меня переворачивали в постели. Израсходовали всю вату в Дафни. Глубокая рана! Из шеи выбирали гной чашкой. В дыре мог поместиться лимон. И сейчас еще у меня болит все это место. Большое было испытание. Очень благодарю Бога, что Он показал на мне Свою большую любовь. Да будет слава божественному Его имени. Только сестра, которую ты знаешь, стала для меня из мира единственным моим помощником. Часто присылала все необходимое для больного, как мать. Матерь Божия воздаст ей должную награду за любовь. Сейчас мне хорошо. Становлюсь на ноги. Хожу с палкой. Готовлю снова, как и прежде».
   Иосиф Исихаст (Письма, п.61): «Я же, однако, нездоров. Много расходов и лекарств, а здоровья нет совсем. Потихоньку шагаю на ту родину. Не имамы бо зде пребывающего града. Братия старается всеми средствами возвратить меня обратно, но, к сожалению, я быстро шагаю в могилу. Пойду туда ждать вас. … В этот час, когда я тебе пишу, опухоль [у меня] поднялась до пупа, и мой священник пошел в Дафни, и без моего ведома договорился по телефону с врачом, и привез его сюда, сказав мне, что пришел врач делать обход. И тот, осмотрев меня, сказал, что у меня порок сердца, происходящий от гнойных миндалин. И дал таблетки от опухоли и укрепляющие уколы от миндалин, подобные тем, которые прислал Иоаннис. Так вот, одно посещение - тысяча триста драхм! К счастью, у меня есть духовные дети в Америке, и все пишут: "Смотри за своим здоровьем! Не оставь нас сиротами". И присылают [деньги]. Другое посещение - тысяча шестьсот с лекарствами. Такие дела. Хочу ли я или не хочу, мне не дают умереть. Итак, имей терпение».

   Следует также сказать, что какой путь выбрать – лечиться или не лечиться – решает сам человек, но главное, чтобы и то, и другое было сопряжено с обращением к Богу и надеждой на Него. Святые отцы говорят, что в необращении к врачам главное – не вознестись, а в обращении – надеяться только на Бога. Но и в том, и в другом случае смиренно принимать любую волю Божию.
   Варсонофий Великий (Руководство в духовной жизни, в.505): «…(Вопрос) должно ли употреблять врачевание. (Ответ) Брат! Те, которые прибегают к врачам и которые не прибегают к ним, поступают так в надежде на Бога. Прибегающие говорят: «Во Имя Господне вверяем себя врачам, да через них Бог подаст нам исцеление». А не прибегающие в надежде на Имя Его не прибегают к ним, и Он врачует их. Итак, если ты употребишь врачевание, - не согрешишь; а когда не употребишь, не высокомудрствуй. Знай же, что хотя ты и ко врачам прибегнешь, но будет лишь то, что угодно воле Божией. Если же хочешь, то держи в памяти слово святого пророка Илии, которое он говорил («с постели, на которую ты лег, не сойдешь с нее, но умрешь» (4Цар.1,4)), и будешь в тот день без попечения».
   Далее скажем несколько слов о молитвах близких о тяжело больных. Как правило, близкие люди молятся о болящих или умирающих, и это правильно. Но далее приведем совет тому, кто, смирившись с волей Божией о своей болезни или предстоящей смерти, знает, что о его выздоровлении молятся близкие, и он испытывает смущение.
   Амвросий Оптинский (Письма к монашествующим, п.392): «Уведомляешь меня, что болезнь твоя настолько усилилась, что ты, окладенная подушками, пишешь ко мне письмо, и за тебя уже молятся на церковных прошениях; и все сестры усердно желают, чтобы ты выздоровела, а тебе не желается встать от болезни, и потому неприятны тебе сестринские молитвы о твоем выздоровлении. Как бы ни молились, и о чем бы ни просили Господа касательно тебя, испрашивают тебе от Господа помилования. Потому и не отвергай сестринских молитв и сестринского усердия, а предавай себя в волю Божию, как будет угодно Господу, так о тебе и да сотворит, только да не лишит тебя милости Своей…».
   Есть совет и о том, что лучше попросить молиться о терпении болеющему и прощении его грехов, а не о выздоровлении.
   Николай Сербский (Евангелие о чистоте ума): «Однажды авва Вениамин смертельно заболел. Его скорбящие ученики и почитатели начали молиться у его одра о выздоровлении. Услышав, о чем они молят Бога, старец сказал им: "Молитесь, да не заболеет мой внутренний человек, а от тела сего я не видел прибытка, пока оно было здраво, и теперь, когда оно больно, не ощущаю убытка" (Алфавитный патерик)».
   В отношении надежды на врачей и на лекарства святые отцы говорят христианам, что они должны надеяться, во-первых, на Бога и молиться Ему, Пресвятой Богородице и святым, а врачи и лекарства являются только орудиями в руках Божиих.
   Диадох (Подвижническое слово, сл.53): «Врача приглашать во время недугов ничто не препятствует. Бог провидел, что будет нужда во врачевательном искусстве и благоволил, чтоб оно наконец составилось на основании опытов человеческих; для того наперед дал бытие и врачевствам в ряду творений. Впрочем, не на них должно полагать надежду уврачевания, но на истинного нашего врача и Спасителя, Иисуса Христа».
   Василий Великий (Правила пространно изложенные…, в.55): «Скотское было бы несмыслие надеяться (обрести) себе здоровья единственно от рук врача, чему, как видим, подвергаются иные жалкие люди, которые не стыдятся именовать врачей своими спасителями. Но и то будет упорством, если во всяком случае избегать пользования врачебным искусством. Напротив того, как Езекия «пласт смокв» (4Цар. 20, 7) не почел первой причиной своего здравия и не сему приписал исцеление своего тела, но к прославлению Бога присовокупил благодарение за создание смокв».
   Амвросий Оптинский (Письма к мирским особам, п.168): «Спрашиваешь меня, грешного, — в обыкновенных болезнях ждать ли всегда чудесного исцеления, молитвенно прибегая к помощи Божией, и не грешно ли пользоваться и простыми средствами... Греха в этом никакого нет, потому что все от Господа Бога, — и лечебные средства, и самые лекари. И не в том состоит грех, что человек прибегает к врачебным пособиям, а в том, если больной всю надежду на выздоровление полагает в одном враче и врачебных средствах, забывая притом, что все зависит от Всеблагого и Всемогущего Бога, Который Един, ихже хочет живит или мертвит».
   Феофан Затворник (Письма, п.38): «Лечить сестру, или к святым прибегать, одно другому не мешает. Лекаря Бог сотворил, и лекарства суть Божия творения. Лекарь не сам лечит, а Бог чрез него лечит. Бог внушает лекарю, и он прописывает настоящее лекарство. А когда Бог не помогает лекарю, не знаю, попадает ли кто из них тогда на настоящее лекарство. Обратитесь к лекарю; но в тоже время паче Господа и святых Его молите, чтоб вразумили его угадать лекарство. И ко святым угодникам прибегайте, и все делайте, что люди благочестивые делают в таких случаях (только знахарок не знайте)».

   Исходя из вышеизложенного, вполне понятно, что надежда на Бога должна быть первичной и главной, а надежда на врачей вторичной и связанной с тем, что Господь им подаст вразумление о врачевании. Но, к сожалению, у многих христиан надежда на врачей первичная, а иногда и главная, и только спустя какое-то время мы вспоминаем о том, что надо надеяться на Бога.
   Лука Крымский (Проповеди, т.2, О терпении. Неделя Крестопоклонная): «А нам, христианам, когда постигнет нас мучительная болезнь, и, прежде всего, вспоминаем мы о врачах и лекарствах, не лучше ли первым делом вспомнить о долготерпеливом Господе нашем Иисусе Христе, Которого пророк Исаия называет Мужем скорбей и изведавшим болезни?».
   Далее кратко скажем о том, на что должно обращать внимание в случае болезни, чтобы не согрешать.
   Во-первых, все святые отцы говорят о том, что в случае если после лечения (даже с надеждой на Бога) и молитв к Господу, больной не получает облегчение, то человек должен смириться, понимая, что на то – воля Божия.
   Иоанн Крестьянкин (Опыт построения исповеди, 6-я запов.): «…пришла болезнь – подлечись. Пройдет боль от лекарства и лечения – слава Богу, не пройдет – терпеть и Бога благодарить за испытание. Вот как должен поступать христианин!».
   Макарий Оптинский (т.5, письма к монахиням): «Неизлечимые болезни должно лечить с верою, прибегать к Богу и угодникам Его; а когда не получит кто исцеления, то, видно, надобно нести сей крест, посланный на спасение души его».
   Иоанн Максимович (Илиотропион, кн.1, гл.1): «Когда же (больной), после употребления многих врачующих средств, не получит выздоровления, то может быть уверенным, что на то есть воля Божья, чтобы ему терпеть продолжительную и тяжкую болезнь. Так смиренно рассуждай каждый болеющий брат, что Богу еще угодно продержать тебя в болезни».

   И для того чтобы не отчаиваться, христианину лучше не упрямо желать выздоровления, а настраиваться на то, что лечение является помощью в претерпении тяжелых состояний.
   Паисий Святогорец (Семейная жизнь, ч.6, гл.1): «Понимаю, если (пожилой человек) лечится, чтобы быть в состоянии как-то выдерживать боль. То есть он не хочет, чтобы его жизнь продлевалась, но хочет лишь быть в состоянии хоть немного выносить боль и ухаживать за собой, пока не умрёт. В таком лечении есть смысл».
   И, во-вторых, для того, чтобы не согрешать при лечении, помимо медикаментозного лечения христианин должен заботиться и о духовных врачевствах и приготовлении в смерти. К ним относятся и напоминания себе христианских истин, например:
   Игнатий Брянчанинов (Письма к мирянам, п.225): «Во всех скорбях, в числе прочих и в болезни, следующие врачества приносят душевную пользу и отраду: преданность воле Божией, благодарение Богу, укорение себя и признание достойным наказания Божия, воспоминание, что все святые совершили путь земной жизни в непрестанных и лютых страданиях, что скорби – чаша Христова. Не причастившийся этой чаши не способен наследовать вечное блаженство».
   И обязательное участие в Церковных Таинствах.
   Феофан Затворник (Мысли на каждый день года. Неделя о расслабленном): «…больному прежде всякого другого дела надо поспешить очиститься от грехов и в совести своей примириться с Богом. Этим проложится путь и благодетельному действию лекарств. Слышно, что был какой-то знаменательный врач, который не приступал к лечению, пока больной не исповедуется и не причастится Святых Таин; и чем труднее была болезнь, тем он настойчивее этого требовал».
   Никон Воробьев (Письма, п.123): «Чем крепче вера, чем сокрушенней сердце, тем легче умереть. Если твоя опухоль мешает тебе, то можно обратиться к врачу и сделать операцию. От всяких осмотров можно отказаться, а если из-за этого они не станут оперировать, то и не надо. Теперь все боятся каждой опухоли, считают, что это рак. Лучше всего надо нам готовиться к смерти. Немного раньше, немного позже – какая разница? Все равно умрем. Надо всем простить, со всеми примириться, просмотреть свою жизнь и поплакать, посокрушаться сердцем о грехах своих и просить прощения у Спасителя нашего Господа Иисуса Христа».
   Антоний Оптинский (Письма к разным лицам…): «Да сподобит же и вас Господь, в знак вашей к Нему благодарности, покориться святой Его воле и потерпеть страдание, посланное вам чрез болезнь вашу. Но чтобы облегчить свои страдания, советую вам пособороваться и после приобщиться Святых и Животворящих Тайн Господа нашего Иисуса Христа, и уверяю вас, что получите не малую отраду в болезни».
   Нравственное богословие Е.Попова (Грехи против 6-ой заповеди, грех: пренебрежение во время болезни и при обыкновенном лечении духовными врачевствами): «И сделался Аса болен ногами на тридцать девятом году царствования своего, и болезнь его поднялась до верхних частей тела; но он в болезни своей взыскал не Господа, а врачей» (2Пар.16,12), говорится к осуждению болевшего царя. Слово Божие дает нам заповедь: «Злостраждет ли кто из вас, пусть молится .... Болен ли кто из вас, пусть призовет пресвитеров Церкви …» (Иак.5,13.14)). Итак, во время болезни и при употреблении обыкновенных лекарств необхо-димы духовные врачевства. Это, например: 1) Внутреннее сознание, что болезнь заслужена грехами. Она, и действительно, есть последствие греха. …2) Чтение больным—когда и сколько он может—библии, которую нужно назвать «духовною аптекою» для него, при чем более применительными могут быть псалмы (Пс.15, 22, 30, 37,38, 41, 76 и др.) а из Евангелия те места, где описываются страдания больных и исцеление их Иисусом Христом (Лк.7,11-15; 8,40-56; 14 и 15 и мн.др.). Тут же должно быть размышление о будущей жизни, которому благоприятствует досужное (свободное) время болезни. 3) Служение молебна, а для кого возможно и особой литургии, «о недужном», как это полагается в чинопоследовании молебных пений. 4) Обращение к святым целителям: Пантелеймону, Косме и Дамиану или же к тем святым, к которым верующий—больной привык во всякое другое время обращаться, — а также молитва пред чудотворными иконами, где они есть. 5) Призывание благословения Божия и на искусство врача, который лечит, и на силу лекарств, которые прописывает врач и которые нужно принимать каждый раз с крестным знaмeниeм. 6) Принятие таинств исповеди св. причащения и елепомазания. … Все эти духовные средства, укрепляя и спасая душу, всегда благодетельно действуют вместе с тем и на те-ло, восстанавливают больного от болезни или только временно облегчают его в болезненных страданиях. Если присмотреться к его положению со стороны духа, то увидим, что дух его каждый день, а то и каждый час, переменяется: то он делается скучнее и печальнее, то его вид просветляется. И вот здесь-то самое могущественное влияние имеют духовные христианские врачевства! Проницательная и добросовестная медицина всегда засвидетельствует об этом влиянии христианских утешений на душу больного, как и о пользе его относительно выздоровления для тех, которых болезнь еще не к смерти. Для такой медицины или для умного врача-христианина, тело человека не животный только организм наравне с телами бессловесных, но сосуд принаровленный к высшему, духовному и вечному назначению. Как же после всего этого ошибочно и погрешительно поступают те больные, которые пренебрегают во время своей болезни духовными врачевствами или только медлят прибегнуть к ним,—которые ближе поставляют себя к врачам телесным, а не ко Врачу душ и телес! Рецепт врача еще может быть малополезен для них или же по ошибке прямо вреден; однако не боятся они призвать врача. А пособия веры во время болезни—еще повторим—всегда будут полезны душе и телу, и священник ни в каком случае не принесет к ним вредного или опасного врачевства. — Христианин! если тебя постигнет тяжкая болезнь, почитай дороже всего евангельские врачевства и не полагайся безусловно на врачей, чтоб чрезмерною надеждою на них не продержать себя дольше в постели или не лишиться совсем выздоровления, как лишился его царь Аса».

   Тем более что в данном случае, когда болезнь смертельна, все эти духовные врачевства послужит как к возможному чудесному исцелению, если на то будет воля Божия, так и приготовлению к смерти.
   (О духовном приготовлении к смерти речь будет идти в другом разделе)

    Оглавление    О возможности исцеления и продления жизни человека по Божиему Промыслу и по вере человека, а также о некоторых причинах исцелений

   А теперь подробно поговорим о прошениях людей об исцелениях и о том, что Господь исцеляет некоторых людей.
   В главе «Печаль, связанная со смертью. Предсмертные состояния людей», в разделе 2 «О возвращении души в тело, или о клинической смерти» говорилось, что Господь может вернуть к жизни человека даже после разлучения души и тела. Тем более Он силен это сделать, когда человек еще жив. Существует великое множество доказательств этому факту и в Священном Писании, и в Патериках, и свидетельства обычных людей. Далее мы будем приводить некоторые примеры преимущественно для того чтобы раскрыть некоторые нюансы, связанные с вопросом об исцелениях и молитв об этом.

    Оглавление    Перечень чудес Христовых об исцелениях, приведенных в Евангелии

   Но прежде приведем свидетельства из Евангелия о чудесах и исцелениях Господом, изложенные в поучении Григория Богослова (составитель этих бесед оставил только примеры исцелений). Это поможет болеющим людям легко найти места Писания, которые следует читать, прося об исцелении.
   Григорий Богослов (Песнопения таинственные. Чудеса Христовы по евангелию от Матфея): «По Матфеевой книге таковы чудеса, которые совершил Царь Христос, вступивший в единение с человеческой плотью. Во-первых, избавил от лютой болезни — проказы (8, 1—4). Во-вторых, укрепил члены сотников раба (8, 5—13). В-третьих, рукой Своею угасил жар в теще Петровой (8, 14—15). … В-шестых, отяжелевшими членами взял одр свой (9, 2—7). В-седьмых, Христос остановил источник кровей в прикоснувшейся к Нему кровоточивой (9,20—22). В-восьмых, дщерь князя возвратилась на свет (9,18—25). В-девятых, Он даровал свет слепцам (19, 27—29). В-десятых, немой, по изгнании беса, стал говорить (9,32—33). В-одиннадцатых, Христос разрешил от уз сухую руку в субботу (12,10— 13). …В-восемнадцатых, по просьбе отца, освободил от болезни его любезного сына, который страдал в новомесячии (17, 14—18). В-девятнадцатых, на пути даровал свет очам иерихонских слепцов, сидевших при дороге (20,29—34). В-двадцатых, возвратил зрение очам и разрешил расслабевшие колена (21., 14)…».
   Григорий Богослов (Песнопения таинственные. Чудеса Христовы по евангелию от Марка): «Марк, поверив слову великого служителя — Петра — написал для Авзонян следующие чудеса Божии. … Горячка (1,30—31), проказа (1,40—45) и расслабление членов (2,3—12) уступили слову Христову, потом сухая рука распростерлась (3,1—5). Еще Христос … остановил кровавый ток (5, 25—34); … исцелил глухонемого (7,31—37)…».
   Григорий Богослов (Песнопения таинственные. Чудеса Христовы по евангелию от Луки): «Лука, поверив слову великого служителя Христова Павла, описал следующие четырнадцать Божьих чудес: бес (4,33—35), горячка (4,38—39), проказа (5,12—14) и расслабление членов (5, 17—25) уступили Слову, и сухая рука распростерлась (6, 6— 10). Потом сделал здоровым сотникова раба (7,2—10), вдове в Наине дал сына, воскресшего из мертвых (7,11—15), … остановил течение крови (8,43—48); возвратил к жизни дочь Иаирову (8,41—56); … исцелил еврейскую женщину, скорченную лютым недугом (13,11 — 13); … очистил десять прокаженных, из которых один был Самарянин (17, 12—19); даровал свет сидящему при дороге слепцу из Иерихона (18, 35—43)…».
   Григорий Богослов (Песнопения таинственные. Чудеса Христовы по евангелию от Иоанна): «В священной Иоанновой книге найдешь немногие чудеса, но многие речи Христа Царя. …Христос сказал, и страждущий сын царедворца исцелел (4,46—53). Сказал и взял одр свой, не избегший от уз в купели (5,1 —9). … Исцелил слепого от рождения, помазав ему брением очи (9,1—41). Четвертый был уже день, и Лазарь возбужден из гроба (11,1—44)…».

   Следует заметить, что и в Ветхом Завете есть примеры чудесных исцелений, например, царя Езекия.
   Житие пророка Исаии (Жития Святых Дмитрия Ростовского, 9 мая): «…царь Езекия заболел смертельно; к его одру явился пророк Исаия и передал печальное слово Господне, чтобы Езекия сделал завещание относительно своего дома, так как его ожидает скорая смерть. Живший во времена ветхозаветные, когда во мраке загробном едва брезжился отблеск Грядущего Искупителя, Победителя ада и смерти, лишенный к тому же наследника, которому бы мог передать царство, и не насыщенный еще жизнью, Езекия в отчаянии повернулся к стене от солнечного света и горько заплакал: "О! Господи, - воскликнул он, - вспомни, что я ходил пред лицом Твоим верно и с преданным тебе сердцем, и делал угодное в очах Твоих" (4Цар.20:3). Пророк Исаия, оставивший больного царя, "еще не вышел из города, как было к нему слово" Господа, услышавшего молитву верного раба Своего: «Возвратись и скажи Езекии, владыке народа Моего: так говорит Господь Бог Давида, отца твоего: Я услышал молитву твою, увидел слезы твои. Вот Я исцелю тебя; в третий день пойдешь в дом Господень: и прибавлю ко дням Твоим пятнадцать лет, и от руки царя ассирийского спасу тебя и город сей, и защищу город сей ради Себя и ради Давида, раба Моего» (4Цар.20:5-6). Для исцеления болезни Езекии пророк Исаия велел употребить и доселе самое обычное на Востоке лекарство, именно пласт смокв: его, по приказанию пророка, приложили к нарыву, появившемуся на теле царя. Для ободрения царя и по его просьбе Господь дал ему чудесное знамение, уничтожающее всякое сомнение в том, что выздоровевший Езекия будет "ходить в дом Господень"».

    Оглавление    Главные причины исцелений: благодать Божия и вера человека

   Далее кратко скажем о возможных причинах исцелений.
   Святыми отцами называются следующие причины исцелений: благодать Божия и вера людей.
   Авва Нестерой (Собеседование 2-е, Иоанна Кассиана, гл.1): «Первою причиною исцелений бывает, во-первых, благодать, производящая чудеса и даруемая избранным и праведным мужам за их святость, как известно об Апостолах и многих святых, что они творили знамения и чудеса властью Господа, Который говорил: «больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте» (ср: Мф.10, 8). Вторая причина — назидание Церкви, или вера тех, которые приносят больных для исцеления, или тех самых, которые желают получить исцеление. В сем случае сила исцелений исходит иногда и от недостойных, и от грешников, о которых Спаситель говорит в Евангелии: «Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф.7, 22-23). Напротив, недостаток веры в больных или в приносящих их препятствует обнаружиться силе исцеления и в тех, коим она сообщена. Так, Евангелист говорит: «И не совершил (Иисус) там многих чудес по неверию их» (Мф.13,58). И Сам Господь говорит: «много также было прокаженных в Израиле при пророке Елисее, и ни один из них не очистился, кроме Неемана Сириянина» (Лк.4,27)».
   Авва Херемон (Собеседование 3-е, Иоанна Кассиана, гл.15,16): «Вообще Иисус Христос так соображался с мерою веры, что одним говорил: «по вере вашей да будет вам» (Мф.9, 29), а другому: «иди, и, как ты веровал, да будет тебе» (Мф.8, 13); одному: «да будет тебе по желанию твоему» (Мф.15,28), а другой: «вера твоя спасла тебя» (Мф.9, 22; Лк. 7, 50; Лк.8, 48). Впрочем, из сего никто не должен заключать, что будто мы утверждаем, что сила спасения заключается в нашей вере, как некоторые утверждают, думая, что благодать Божия сообразуется с достоинством каждого. Напротив, мы доказываем, что благодать Божия иногда превышает самую веру, как это видно из примера царедворца, который, думая, что для Господа легче исцелить больного, нежели воскресить мертвого, просил, чтобы Господь поспешил в дом его, прежде нежели умрет сын его; но Господь, обличив его неверие, не приходя в дом, исцелил смертную болезнь сына его одним словом: «иди, сын твой жив» (Ин.4, 50). Такую же благодать Господь показал в исцелении расслабленного, которого принесли к Нему на одре, в намерении испросить исцеление от расслабления; но Господь прежде исцелил душу его, отпустив ему грехи, говоря: «дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои» (Мф.9,2); а тело исцелил уже после того, как доказал книжникам, что имеет власть отпущать грехи (см.: Мф.9,2-7); и тридцативосьмилетнему расслабленному, который напрасно искал себе врачевства от движения воды в овчей купели, подал исцеление не таким образом, как желал он (ибо он думал, что исцелится, если кто-нибудь пособит ему войти в купель), но чрез слово Свое: «встань, возьми постель твою, и иди в дом твой» (Мф.9,6). Благодать Божия и чрез Апостолов производила подобные дела. Так, Петр и Иоанн хромому, просившему у них милостыни при входе в храм, подали, вместо денег, силу ходить: «серебра и золота нет у меня,— сказал ему Апостол,— а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи» (Деян.3, 6)».


    Оглавление    Исцеления могут происходить при различных обстоятельствах

   В христианских учениях приводится множество ситуаций и обстоятельств, при которых происходили чудесные исцеления.
   Авва Херемон (Собеседование 3-е, Иоанна Кассиана, гл.15,16): «Многоразличная Премудрость с многоразличным и неисследимым благоволением устрояет спасение людей и каждому сообщает Свою благодать по мере его приемлемости, так что даже самые чудодейственные исцеления производит не по однообразному величию Своего Всемогущества, но по мере веры врачуемых. Так, веровавшего, что для очищения его проказы довольно одной воли Христовой, Господь исцелил одним соизволением: «хочу, очистись» (Мф.8,3); у другого умершую дочь воскресил возложением рук, согласно с просьбою его; у сотника же, веровавшего, что вся сила спасения заключается в слове Его, Господь исцелил отрока силою слова: «иди, и, как ты веровал, да будет тебе» (Мф.8,13); иным, согласно вере их, подавал исцеление чрез прикосновение к ризе; одних исцелял вследствие их просьбы, а других без просьбы; одних побуждал надеяться, говоря: «хочешь ли быть здоров?» (Ин.5,6); а другим, сверх ожидания, подавал помощь; у одних прежде исцеления спрашивал, чего они хотят (см.: Мф.20, 32), а другим милостиво указывал неизвестный им путь к получению желаемого, говоря: «если будешь веровать, увидишь славу Божию» (Ин.11,40); одним так обильно сообщал силу исцелений, что, по свидетельству Евангелиста, уврачевал всех недужных у них; а для других безмерная пучина благодеяний Христовых заключилась, так что между ними Иисус не мог творить многих чудес по неверию их (см.: Мф.13, 58)».
   Далее отметим некоторые обстоятельства, примеры которым будут приводиться ниже.
   В патериках и жизнеописаниях святых имеется великое множество примеров, когда больные люди, в том числе и смертельно больные, исцелялись после обращения с молитвой не только к Господу и к Пресвятой Богородице, но и святым.
   Иногда в описаниях указывается, что умирающие люди или их родные молились об исцелении, а в некоторых – нет. Вот примеры, в которых не указывается, что люди молились об исцелении и по тексту можно предположить, что исцеления происходили, когда люди его не ожидали, а значит, это было только по благой воле Божией.
   Дмитрий Ростовский (Руно орошенное): «Случилось мне читать в книге Петра Дамиана такую вещь. Некий клирик Нивирнинской Церкви тяжко болел смертной болезнью. И был у него обычай каждый час, когда били часы, воздавать хвалу Пресвятой Богородице ангельским приветствием: «Радуйся, Благодатная!» — прилагая к тому некую к Ней молитву и творя это днем и ночью. Если же засыпал когда, то с боем часов пробуждался и совершал обычное моление. И столько Владычицу нашу почитал таким правильцем, сколько часов во дни и в ночи миновало. И вот когда лежал он на одре болезни и готовился к смерти, является ему вдруг Пресвятая Владычица наша Богородица и, чуть приоткрыв девический Свой сосок и стиснув его, окропляет млеком уста болящего и становится невидима. От сего случившегося вскочил больной, быстро облекся в клирические свои ризы и побежал в церковь. Войдя в хор, он стал на своем месте посреди поющих клириков, изумляющихся и трепещущих от внезапной перемены в нем и негаданного выздоровления — ведь никто уже не чаял видеть его живым. Когда же спросили о причине его здравия, тогда открыл он пред всеми, прославляя Целебницу свою Премилостивую, как покропила Она уста его — следы того млека еще оставались на его устах... О, преславное чудо!».
   Троицкие листки с Луга Духовного: «Жена Ленинградского протоиерея Ольга Ивановна Беляева сообщила о следующем событии из жизни отца своего, ныне покойного протоиерея Иоанна Беляева. О.Иоанн по душе своей был очень добр и милостив к бедным, смирен и кроток сердцем и ближнего своего действительно любил, как самого себя. С молодых лет и он страдал неизлечимою болезнью - астмою и грудной жабою. Приступы жестокой болезни столь были часты, что смерть грозила ему ежеминутно. В один из великих праздников он шел в храм Божий для служения Божественной Литургии. На пути от дома к храму лежал огромный камень. Подходя к нему о. протоиерей почувствовал себя плохо и без сознания упал на него. В тот же момент он увидел пред собою Архистратига Михаила с огненным мечом и копием пред собою, который сказал ему: "За твою любовь к Богу и ближним я умолил Всевышнего о даровании тебе совершенного здравия". При этом он копием своим прикоснулся к его плечу, и вся внутренность его наполнилась чувством жизни; и он в совершенном здравии встал и пошел служить Божественную Литургию. С этого дня он жил до глубокой старости, не чувствуя сердечных приступов, и умер совершенно от другой болезни».

   Что касается молитв об исцелении, то они могут быть разными не только по содержанию, но и по духу. Так у одних людей молитвы к Богу об исцелении могут быть смиренными прошениями и с согласием на любую волю Божию. У других людей могло быть некатегоричное прошение, но усиленное, и без смирения перед волей Божией.
   Варсануфий Великий (Руководство к духовной жизни, ответ 381): «Не хорошо с усилием молиться о том, чтобы получить исцеление, не зная, что тебе полезно; предоставь это сказавшему: «знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф.6:8). Помолись же Богу, говоря так: "Владыко! Я в руках Твоих, помилуй меня по воле Твоей, и, если мне полезно, исцели меня вскоре". Проси помолиться о том же и Святых и веруй несомненно, что Бог сотворит полезное для тебя, и благодари Его во всем, вспоминая слово Писания: «о всем благодарите» (1Сол.5:18), и получишь пользу душевную и телесную».
   У третьих обращения к Богу могут быть в форме требования.
   Василий Кинешемский (Беседы на Евангелие от Марка, гл.7, 24-37): «…в минуты горя со своею близорукостью с незнанием будущего (люди) не считаются. Об этом не думают и упорно стоят на своем, требуя исполнения своих желаний. Именно "требуя"... Бывают молитвы, когда сухие глаза, в которых нет слез, с какой-то жестокостью, почти ненавистью, впиваются в икону, когда слова вылетают из стесненной груди, как отрывистые слова команды, злые, упрямые, когда руки сжимаются в кулаки и когда человек похож не на смиренно-покорного просителя, а на дерзкого, назойливого нищего, решившегося во что бы то ни стало получить свою подачку. И если эта молитва не исполняется, начинается ропот и богохульство...».
   Также при молитвах могли не ставиться никакие условия и не давались никакие обеты, а могли быть молитвы и с условиями, и с обетами (и об этом скажем чуть позже).
   Далее скажем несколько слов о том, что могло предшествовать исцелениям и где они могли происходить.
   В христианских учениях и патериках описано много случаев исцелений, происходивших после некоторых видений, которые представлялись или самим больным или их родственникам.
   Есть и поучение, и примеры о том, что человеку или его ближнему могут влагаться мысли о месте, куда больной должен направиться, чтобы получить исцеление. Так, если есть в воле Божией подать человеку чудесное исцеление, то происходит следующее:
   Феофан Затворник (Письма, п.459): «Бог, когда хочет сим (сверхъестественным) образом исцелить, Сам же влагает и силу веры и влечет туда, где благоволит дать исцеление».
   Например:
   Николай Сербский (Избранные письма, п.11): «У нас прошлой зимой случилось вот что. У одной бедной вдовы разболелась дочь. Девочка целый месяц была без сознания и не произнесла ни слова. Все надежды были потеряны. Несчастная мать начала занимать деньги на похороны. Однажды вечером сидела мать у одра своей дочери и тихо плакала. Внезапно девочка, не открывая глаз, прошептала: "Не плачь, маменька, лучше отведи меня завтра в монастырь Калиште, и я поправлюсь. Так мне сказала Матерь Небесная, Которая сейчас стоит около меня!" Пораженная мать встрепенулась и на рассвете отнесла девочку в монастырь Пресвятой Богородицы в Калиште, а вернула ее домой уже здоровую».
   Также исцеления могли происходить в разных местах: в храме, святых местах, монастырях, дома, на улице и т.д. Здесь хотелось бы заметить следующее: во-первых, не обязательно больному человеку ездить за исцелением только в святые места, и, во-вторых, если христианин, надеясь на исцеление, предпримет поездку к чудотворным иконам, то он обязательно должен обратиться к духовным врачевствам.
   Амвросий Оптинский (Письма к мирским особам, п.172): «Пишешь о своих болезнях многосложных …. Ездить много нет потребы. Господь может исцелить тебя всякою иконою чудотворною, и всякий угодник Божий может тоже своими молитвами ко Господу помощи тебе. Но все в Боге и Богом. …А съездить к преподобному Тихону и к о. Иоанну Кронштадтскому можно. И когда будешь в Тихоновой пустыни, то потребно с семи лет и за всю жизнь покаяться и поисповедаться пред духовником, причаститься Святых Тайн и особороваться святым елеем … и после положись на волю Божию».
   И еще одно. В патериках есть и примеры того, как люди обращались за исцелением после тщетных попыток лечиться у врачей, и Господь исцелял их.
   Афонский Патерик: «По кончине пр. Афанасия, игуменом лавры стал добродетельный инок Евстафий. Он имел невыносимую болезнь почек. Семь лет страдал он, искал он исцеления у разных врачей, но затем, возложив упование на Бога, стал молиться пр. Афанасию. В одну ночь явился ему Святой и подал сосуд с каким-то питием: Евстафий сначала отказался выпить, на затем убежденный Преподобным, выпил все, а проснувшись, почувствовал себя исцеленным».
   Новый эклогион (Житие …Павла, называемого Ксиропотамским): «Один знатный муж из Навплии по имени Николай однажды днем, находясь в своем доме, вдруг наполовину усох. У него усохла часть головы вместе с ухом, глазом, плечом, рукой, половиной тела и ногой. И эти члены его стали совершенно бесчувственными и неподвижными, так что он являл собой жалкое зрелище. Его жена, брат и прочие родственники, жалея его, приглашали самых лучших врачей, однако, что бы те ни делали, вылечить его не могли. Наконец, посоветовавшись с благочестивыми и добродетельными мужами, родные решили прибегнуть к целителю Феодосию. Положив больного на одр, они принесли его к храму преподобного. Совершив Всенощное моление и славословие, а наутро Божественную литургию, они с верой призвали на помощь святого. Вечером они понесли больного обратно в Навплию. Когда же они поставили одр на землю, чтобы немного передохнуть, больной вдруг сам поднялся с одра, сказав: «Святой Феодосий, помоги мне!» Встав на ноги, он - о чудо! - понял, что полностью здоров, а от болезни не осталось и следа. Уже своими ногами он вошел в Навплию. Прославляя Бога и святого, он до конца жизни оставался в здравии, пройдя много путей и по суше, и по морю в разных местах, возвещая всем об удивительном чуде, которое сотворил над ним великий Феодосий».


    Оглавление    Примеры того, для чего могут даваться исцеления разным людям

   Некоторые люди приближаются к смерти и умирают, а некоторые – возвращаются к жизни. Почему так? на этот вопрос мы, грешные, можем ответить только одно: неисповедимы пути Божии. Но святые называли возможные причины этому факту. Так Иоанн Златоуст говорит следующее:
   Иоанн Златоуст (т.6, ч.1. гл.38): «…мы полагаем, что одна смерть бывает по повелению и воле Божией, а другая по его попущению, хотя и против его воли, – убийца осудил сам себя. Бог не везде помогает, хотя и желает, чтобы мы на Него надеялись; Он никогда не презирает, так чтобы не думали, что творения Его не имеют промышления и попечения о себе. Ясно, что определенная людям от Бога смерть не есть неизбежна, но что Бог отменяет уже произнесенное решение относительно смерти, вследствие покаяния, когда к нему прибегает праведник или грешник. …Таким образом, Бог желает, чтобы смерть происходила не только по природе, но также по праведности или по грехам, чтобы мы имели возможность своею праведностью избегать несвоевременной смерти».
   А Игнатий Брянчанинов говорит следующее о том, почему Господь не всем подает исцеление.
   Игнатий Брянчанинов (Аскетическая проповедь, ч.2): «Плотское мудрование признает недуги бедствием, а исцеление от них, особливо чудесное, - величайшим благополучием, мало заботясь о том, сопряжено ли исцеление с пользою для души или со вредом для нее. Духовный разум видит и в недугах, посылаемых Промыслом Божиим, и в исцелениях, даруемых Божественною благодатью, милость Божию к человеку. Озаряемый светом Слова Божия духовный разум научает богоугодному и душеспасительному поведению в обоих случаях. Он научает, что позволительно искать и просить у Бога исцеления недугу при твердом намерении употребить возвращенное здравие и силы в служение Богу - отнюдь не в служение суетности и греху. … Немощен человек, удобопреклонен ко греху. Если некоторые святые, имевшие благодатный дар исцелений, обиловавшие духовным рассуждением, подверглись искушению от греха и пали, то плотские люди, не имеющие определенного понятия о духовных предметах, тем удобнее могут злоупотребить даром Божиим. И многие злоупотребили им! Получив чудесным образом исцеление от недуга, они не обратили внимания на благодеяние Божие и на обязанность свою быть благодарным за благодеяние, начали проводить греховную жизнь, дар Божий обратили во вред себе, отчуждились от Бога, утратили спасение. По этой причине чудесные исцеления телесных недугов бывают редко, хотя плотское мудрование очень уважает их и очень желало бы их. «Просите, и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений» (Иак. 4:3)».
   Также из многочисленных примеров можно увидеть следующие причины тому, для чего происходят продления жизни некоторым людям.
   Как правило, Господь может продлить жизнь человеку, если это послужит для спасения души. Далее приведем несколько примеров исцелений для того чтобы показать, что продление жизни могло изменять людей, бывших при смерти.
   Григорий Двоеслов (40 бесед на Евангелие, беседа 19): «В текущем году в мой монастырь, находящийся подле Церкви Св. Мучеников Иоанна и Павла, приходит некий брат на покаяние; его с любовью приняли, но он еще с большей любовью нес покаяние (Разгов. кн. 4. гл. 38). За ним последовал в монастырь брат его по плоти, но не по сердцу. Ибо весьма осуждая жизнь покаяния и содержание, он жил в монастыре как гость, и нравами удаляясь от монашеской жизни, не мог он оставить монастырской жизни потому, что или не имел, чем заняться, или чем жить. Нечестие его было тягостно для всех, но все благодушно терпели его за любовь к брату его. Ибо он, будучи горд и непостоянен, не знал, будет ли еще какая жизнь после настоящего века, но смеялся над тем, если бы кто захотел ему проповедовать о ней. Итак, он жил в монастыре по обычаю века: ветрен на словах, непостоянен в движениях, надутый умом, щеголь по одежде, рассеянный по деятельности. Но в июле месяце, недавно протекшем, он был поражен болезнью …. Приближаясь к кончине, он начинает чувствовать необходимость умереть. И по предварительном уже омертвении оконечных частей тела, оставалась жизненная сила в одной только груди и в языке. Братия собрались и охраняли исход его, сколько могли, по милосердию Божию, молитвою. Но он, вдруг видя что, идет дракон, чтобы сожрать его, громким голосом начинает кричать, говоря: “Я отдан на сожрание дракону, который не может сожрать меня по причине вашего здесь присутствия. Что вы для меня останавливаете его? Дайте место, чтобы ему можно было сожрать меня”. И когда братия увещевали его ознаменовать себя крестным знамением, тогда он отвечал с силою, с какою мог, говоря: «Хочу перекреститься, но не могу, потому что дракон меня душит. Пена из пасти его застилает лицо мое, мое горло задушается его пастью. Вот мышцы мои им сжимаются, он уже и голову мою схватил в пасть свою». И когда он, бледнея и трепеща, и умирая, это говорил, тогда братия начали еще более усиливать молитвы, и своими молитвами помогать теснимому от дракона. Тогда он, неожиданно освобожденный, начал громким голосом кричать, говоря: «Благодарение Богу, вот он отступил, вот он выходит; от ваших молитв бежит дракон, который схватил меня». Тотчас же он произнес обет служить Богу и быть монахом; однако же с того времени доселе он страждет лихорадками, мучится от болезней. Поскольку он был предан продолжительным и долговременным порокам, то и мучится продолжительным расслаблением, и жестокое сердце выжигает жесточайший огнь очищения. Ибо, по Божественному распоряжению, устроено, чтобы продолжительные пороки выжигала продолжительнейшая болезнь. Кто поверил бы, что он будет когда-либо сохранен для покаяния? Кто в состоянии обсудить такое милосердие Божие? — Вот нечестивый юноша при смерти видит того дракона, которому служил в жизни, видит не для того, чтобы совсем потерять жизнь, но для того, чтобы знать, кому служил, чтобы зная — противиться, противясь — победить его самого; и видит того, у кого прежде, не видя, был во власти, для того, чтобы после не быть уже у него во власти. Итак, какой язык в состоянии высказать непостижимое милосердие Божие? Какой ум не призадумается при таком богатстве любви? Об этом богатстве Божественной любви рассуждал Псалмопевец, когда говорил: «Бог - заступник мой, Бог мой, милующий меня» (Пс. 58. 18)».
   А вот пример о том, как исцеление давалось для обращения в православную веру.
   Троицкие листки с Луга Духовного: «Григорий Кальмонавит страдал от рака пищевода. В 1827г. он с женой поехал в Москву к профессору. При тщательном осмотре больного профессор сказал его жене: «Вашему мужу жизни осталось самое большое - две недели. Все лекарства бесполезны». Проезжая обратно из клиники на Ярославский вокзал по Никольской улице, мимо часовни Великомученика Пантелеимона, больной изъявил желание зайти туда. Несмотря на отговоры жены (они были евреи), больной вошел в часовню и весь молебен провел на коленях в слезах, а затем, приложившись к иконе Великомученика, заявил жене, что он совершенно здоров. И когда с трудом уговоренный профессор вновь осмотрел больного, то с нескрываемым удивлением заявил: «да действительно, этот больной совершенно здоров». По возвращении на место жительства больной немедленно принял крещение и заявил, что если потребовалось бы, он готов положить жизнь свою за Христа».
   Также исцеления посылались людям, которые в дальнейшем становились святыми служителями Божиими. Примером этому служит, например, чудесные исцеления Серафима Саровского.
   Житие Серафима Саровского (Жития Святых Дмитрия Ростовского, 2 января): «В 1780 году Прохор (Серафим Саровский) тяжко заболел. Все тело его распухло, и он, претерпевая жестокие страдания, неподвижно лежал на своем жестком ложе. Врача не было, и болезнь не поддавалась никаким средствам; по-видимому, это была водянка. Недуг длился в течение трёх лет, половину коих страдалец провел в постели. Но слово ропота никогда не сходило с уст Прохора; всего себя, и тело и душу, он предал Господу и непрестанно молился, слезами своими омывая ложе свое (по примеру св. Псалмопевца, который, среди скорбей и болезней, взывал: «слезами моими омочаю постель мою». (Пс.6:7)). Духовный отец и наставник Прохора, старец Иосиф служил ему, во время болезни, как простой послушник; настоятель обители, старец Пахомий, неотлучно находился при нем; старец Исайя и другие старцы и братия также много пеклись о нем. Наконец, опасаясь за самую жизнь страдальца, Пахомий с решительностью предлагал ему позвать врача. Но блаженный с еще большею решительностью отказался от врачебной помощи. «Я предал себя, отче святой, - сказал он старцу, - истинному Врачу душ и телес Господу нашему Иисусу Христу, и Пречистой его Матери; если же любовь ваша рассудит, снабдите меня, убогого, Господа ради, небесным врачевством (т.е. причастием Св. Тайн)». Тогда старец Иосиф по просьбе больного и по своему собственному усердию отслужил о здравии Прохора всенощное бдение и литургию; на богослужение собрались братия из усердий помолиться о страждущем. После литургии Прохор был исповедан и причастился на болезненном одре своем святых Христовых Тайн. И вот по причащении, ему явилась в несказанном свете Пресвятая Дева Мария, сопровождаемая апостолами Иоанном Богословом и Петром. Обратившись Божественным ликом Своим к Богослову, Она сказала, указывая перстом на Прохора: «Сей - нашего рода!». Потом Она возложила правую руку на его голову, - и тотчас же материя, наполнявшая тело больного, начала вытекать чрез образовавшееся в правом боку отверстие. В скором времени Прохор совсем исцелел и лишь признаки раны, бывшей истоком болезни, всегда оставались на его теле, как бы в свидетельство его дивного исцеления. ...(Далее приводится второй случай исцеления. После нападения злодеев на Серафима Саровского он) нестерпимо страдал … и лежал еле живой, не принимая никакой пищи. Так прошло восемь суток. Тогда, отчаявшись за его жизнь, послали за врачами, которые, освидетельствовав Серафима, нашли, что голова у него проломлена, ребра перебиты, грудь оттоптана, все тело по разным местам покрыто смертельными ранами, и удивлялись, как старец мог остаться в живых после таких побоев. Для совещания о том, что лучше предпринять к облегчению старца, братия собрались в его кельи. В тоже время послали за настоятелем. И вот, - в ту минуту, когда оповестили, что настоятель идет, преподобный Серафим забылся и уснул тонким, легким, спокойным сном. Во сне увидел он дивное видение, подобное тому, какое видел некогда ранее, когда, еще в бытность свою послушником лежал в смертельной болезни. К нему подошла Пресвятая Богородица, в царской порфире, окруженная небесною славою; за Ней шли апостолы Петр и Иоанн Богослов. Остановясь у одра, Пресвятая Дева перстом правой руки показала на больного и, обратясь Пречистым Ликом Своим в ту сторону, где стояли врачи, произнесла: «Что вы трудитесь?» Потом, обратясь опять лицом к старцу Серафиму, произнесла: «Сей - от рода Моего!» После этого, видение, которого присутствовавшие и не подозревали, кончилось, - а когда настоятель вошел в келию, больной снова пришел уже в себя. Отец Исайя стал настоятельно и с любовью уговаривать его воспользоваться советами и помощью врачей. Но больной, несмотря на отчаянное свое положение, после стольких забот о нем к удивленью всех твердо отвечал, что теперь он не желает никакого пособия от людей, умоляя настоятеля позволить ему предоставить свою жизнь Богу и Пресвятой Богородице. Настоятель принужден был исполнить желание старца, который от дивного Божественного посещения в продолжение нескольких часов находился в несказанной, неземной радости. Потом старец успокоился и почувствовал облегчение от болезни и постепенное возвращение сил. Немного времени спустя, он уже встал с постели, начал немного ходить по кельи и вечером подкрепился пищею. С того же самого дня он опять стал понемногу предаваться духовным подвигам».

    Оглавление    О том, что нельзя молчать о факте чудесного исцеления

   Следующее поучение будет о том, что нельзя молчать о фактах чудесных исцелений.
   Бл. Августин (О граде Божием, ч. 36, гл.8): «В том же Карфагене благочестивейшая женщина знатной фамилии Иннокентия имела рак груди, болезнь, как говорят врачи, не поддающуюся никаким лекарствам. Обыкновенно или отсекают и отделяют от тела тот член, в котором он зарождается, или же, чтобы человек прожил несколько дольше, считают необходимым оставить всякое лечение, так как благодаря этому, по мнению, как говорят, Гиппократа, смерть наступает позже. Так сообщил ей опытный и весьма дружественный ее дому врач, и она обратилась с молитвою к Богу. Незадолго до пасхи она получила во сне наставление, чтобы она караулила за женским отделением при крещальне и чтобы та, которая после крещения выйдет навстречу раньше других, осенила ей (больное) место знамением Христа; она сделала так и тотчас получила исцеление. Когда потом увидел ее тот врач, который сказал ей, чтобы она не прибегала ни к какому лечению, если желает прожить несколько дольше, и нашел вполне здоровой, между тем как произведенный ранее осмотр открыл у нее упомянутую болезнь, то с живостью спросил, чем она пользовалась, желая, насколько можно понять, узнать о лекарстве, которым опровергнуто было определение Гиппократа. И когда услышал, как было дело, то пренебрежительным тоном и с такою миной, что та испугалась, как бы он не произнес какого-нибудь оскорбительного для Христа слова, отвечал ей с иронией: «Я думал, ты скажешь мне что-нибудь великое». На это тотчас и уже с содроганием она возразила: «Что великого сделал Христос, исцелив рак, когда Он воскресил четверодневного?» Услышав об этом и сильно досадуя, что столь великое чудо, совершившееся в таком городе и над такою знатною особой, остается неизвестным, я счел нужным сделать ей за это внушение и даже выговор. И когда она мне ответила, что она об этом не молчала, я спросил у случайно находившихся у нее в то время весьма близких к ней женщин, знали ли они об этом прежде? Те отвечали, что решительно не знали. «Так-то, — сказал я, — ты не молчишь, что не слыхали даже они, которые связаны с тобою дружбой!» И так как я узнал от нее об этом в общих чертах, то попросил, чтобы она в присутствии этих женщин, к великому их удивлению и прославлению Бога, рассказала подробно и по порядку, как было дело».

    Оглавление    О молитвах близких людей об исцелении и продлении или не продлении жизни умирающим

   А теперь скажем о том, что при смертельной болезни некоторых людей, их близкие просят у Господа продлить жизнь умирающим. Далее рассмотрим несколько примеров о том, как по молитвам святых или родных продлевалась или не продлевалась жизнь.

    Оглавление    Примеры о том, как по молитвам других людей Господь продлял жизнь умирающим

   В Патериках есть множество случаев, когда жизнь умирающего продлялась по молитвам других людей.
   Новый Эклогион (Житие … Леонтия Иерусалимского): «В другой раз страшной смертельной болезнью заболел игумен и слег в постель. Преподобный очень опечалился из-за болезни своего духовного отца. После литургии Леонтий пошел с братией в общую трапезу и поинтересовался у слу-жителя, что будет есть игумен, и есть ли у него аппетит. Узнав, что у старца не только нет аппетита, но он тяжко страдает от страшного приступа, преподобный сильно опечалился и, вздохнув от всего сердца, стал молиться. Встав из-за стола, он отправился в келью игумена. Положив обычный поклон и испросив благословения, он понял, что старец его страдает так сильно, что даже не может говорить. Тогда преподобный нашел небольшую тыкву с вином, наполнил им стакан и хотел дать выпить больному. Больной отказывался и едва слышным голосом произнес, что как только выпьет это вино, тотчас же умрет. Но преподобный все равно уговаривал его выпить, сказав, что это благословил Христос и как только он выпьет, то сразу выздоровеет. При этих словах преподобный перекрестил стакан, тайно призвав на помощь Господа. Видя, что старец не хочет пить, Леонтий вслух призвал Господа, говоря такие простые слова: "Христе мой возлюбленный, желанный Владыка. Если Ты любишь Свою Мать, мою Госпожу, услыши меня, убогого раба Твоего, и подаждь исцеление духовному моему отцу". Услышав это и умилившись от этой простой молитвы, старец послушался и выпил вино. И - о чудо! - болезнь его в тот же миг прошла, и из него вышло столько желчи, что ей наполнили целый сосуд. Это и подтверждает необычность чуда, ибо несомненно, что с таким количеством губительного вещества игумен жить бы не смог».
   А вот как о подобных молитвах говорит святой Иоанн Кронштадтский, молившийся об исцелении других людей.
   Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе): «Некто, бывши смертельно болен воспалением желудка девять дней и не получивший ни малейшего облегчения от медицинских пособий, - лишь только причастился в девятый день поутру животворящих Таин, к вечеру стал здоров и встал с одра болезненного. Причастился он с твердою верою. Я молился о нем Господу, чтобы Он исцелил его. Господи! говорил я: «исцели раба Твоего от болезни его. Достоин есть, ему же даси сия, любит бо священников Твоих и дары своя присылает им». - Молился и в церкви у престола Господня за литургией, во время молитвы: "иже общия сия и согласныя даровавый нам молитвы..." и пред самыми Тайнами. Я молился между прочим так: «Господи! Животе наш! Как мне помыслить легко об исцелении, так Тебе исцелить легко всякую болезнь; как мне помыслить легко о воскресении из мертвых, так Тебе легко воскресить всякого мертвеца. Исцели убо раба Твоего Василия от лютой его болезни и не допусти ему умереть, да не предадутся рыданию жена и дети его», - и благопослушливый Владыка помиловал. А то был на волосок от смерти. Слава всемогуществу, благости и благопослушеству Твоему, Господи!».
   Но не только по молитвам святых продлялась жизнь умирающим, но и по молитвам простых людей.
   Николай Сербский (Избранные письма, п.11): «Вы пишете мне с восхищением, как Вам явилась Пресвятая Богородица, и как Вы с тех пор пошли путем правой веры. Ваша дочка была тяжко больна и бредила в горячке. Созвали консилиум докторов. Они осмотрели девочку и удалились в другую комнату на совещание. Вы с трепетом прислушивались к их разговору. Один из врачей сказал, что, если бы больная пропотела, это было бы спасением. Другие считали, что уже поздно, и девочке ничто не поможет. В отчаянии вы ломали руки и плакали. Над кроваткой ребенка висела икона Пресвятой Богородицы. Прежде Вы считали эту икону больше украшением, чем необходимой принадлежностью дома. Но тогда, в отчаянии, Вы вдруг бросились на колени пред иконой и, давясь от слез, взмолились: "О, Пресвятая Матерь Божия, Ты видишь мою боль. Ты знаешь, Мать матерей, что значит иметь единственное дитя и потерять его. И Ты видела Своего единственного Сына в муках на Кресте. Умоляю Тебя, смилуйся надо мной, грешной, и помоги! На Тебя лишь уповаю! Я больше не надеюсь на людей. Никто на свете мне не может помочь, только Ты, Царица Небесная, можешь, если захочешь. Разве одну мать Ты уже утешила?! Утешь и меня, о, Святая Пречистая Дева!" После долгой молитвы и рыданий Вы взглянули на икону и - увидели слезы в очах Богородицы. Чуть позже Вы подошли к дочке и обнаружили, что она вся мокрая от пота! На следующее утро она уже приподнялась на постели и поела, а вскоре полностью поправилась. Слава Пресвятой Богородице!».
   Новый Эклогион (Житие … Феодосия Нового): «У меня был сын Андроник, который тяжко страдал горлом. Оно так распухло, что ему было трудно дышать. Поскольку никакое лекарство не помогало, мать его, с теплой верой молясь Богу, решила прибегнуть к помощи святого (чудотворца Феодосия). Благоговейно взяв его икону, что была у нас дома, она положила ее у изголовья ребенка и со слезами молила святого посетить ее чадо. Через некоторое время ребенок вздрогнул и позвал мать. Та услышала его голос и спросила: "Что случилось?". С плачем тот отвечал: "Ко мне пришел священнолепный монах и слегка стукнул жезлом по горлу. Он прорвал опухоль, и весь гной вытек". Мать тотчас зажгла свет и - о чудо! - обнаружила, что опухоль как бы прорезана бритвой, а одежды ребенка испачканы гноем вперемешку с кровью. Сам же мальчик, прежде из-за болезни не говоривший, мог спокойно разговаривать. Так, по благодати Бога и святого, он избавился от смертельной болезни».
   Глинский Патерик: «В одной из деревень Глинской пустыни, тяжело заболел крестьянин, и надолго лишил семью своей помощи. Жена страдальца неоднократно в глубоком горе падала пред иконами и просила милости у Бога. Однажды ночью в сонном видении увидела она старца, который повелел ей идти в Глинскую пустынь и просить игумена отслужить молебен Богоматери с крестным ходом (имя старца Макарий). Утром женщина отправилась в пустынь. В скитском храме стали служить молебен с акафистом о болящем. При конце молебна, входит сам болящий, который на изумление жены поведал, что тот же старец во сне повелел ему идти в пустынь, что он с трудом и сделал, почувствовав возвращение сил. На крестном ходе нес сам икону Богоматери и получил окончательное исцеление».

   А вот пример, когда после всевозможных стараний врачей вылечить больного, он исцелился после своей горячей молитвы и молитвы других христиан.
   Бл. Августин (О граде Божием, ч.36, гл.8): «…кроме весьма немногих, известно в Карфагене об исцелении, которое совершилось над Иннокентием, адвокатом наместнической префектуры, причем находились между другими и мы и все видели своими глазами. … Он лечился у врачей; ему вырезали фистулы, которые во множестве и в самом перепутанном виде имелись у него на задней нижней части тела, и врачи (теперь) наблюдали за результатами своего медицинского искусства. Операция эта стоила ему долгих и тяжких страданий (но она не была до конца успешной и после многих консультаций у разных врачей через несколько решили делать новую операцию – от сост.). … Операция была отложена на следующий день. Но когда врачи ушли, крайняя печаль хозяина возбудила в его доме такую скорбь, что мы едва-едва удержали себя от рыданий, как на похоронах. Больного ежедневно посещали святые мужи, тогдашний узаленский епископ, блаженной памяти Сатурнин, и пресвитер Гелоз, а также дьяконы карфагенской церкви; в числе последних был и единственный оставшийся из них в живых, в сане уже епископа, достопочтенный нами Аврелий, с которым, вспоминая дивные дела Божии, мы часто беседуем об этом обстоятельстве и находим, что он твердо помнит то, о чем мы рассказываем. Когда по обыкновению они вечером посетили больного, тот с вызывающими сострадание слезами просил их, чтобы они почтили наутро своим присутствием скорее его похороны, чем скорбь. И действительно, под влиянием прежних страданий на него напал такой страх, что многие из врачей были уверены, что он умрет. Те утешали его и убеждали надеяться на Бога и мужественно перенести Его волю. Потом мы начали молиться, и когда по обычаю преклонили колени и опустились на землю, больной бросился на землю с таким видом, будто был повержен какой-то неудержимо увлекавшей его силой, и начал молиться; и кто передаст словами, как начал он молиться, с каким возбуждением и порывом духа, с какими слезами, с какими потрясавшими все члены его и совершенно подавлявшими дух воплями и рыданиями? Молились ли другие, или же их внимание было поглощено этим, не знаю, я совершенно не мог молиться и только произнес внутренне следующие немногие слова: «Господи, каким еще молитвам своих (рабов) Ты внемлешь, если не внемлешь этим?» Мне казалось, что к словам этим уже ничего нельзя было прибавить, кроме разве того, чтобы он умер молясь. Мы встали и, приняв благословение от епископа, начали расходиться, причем больной просил, чтобы они пришли наутро, а те убеждали, чтобы он не падал духом. И вот настал день, которого так боялись: явились служители Божии, как и обещали явиться; пришли врачи, приготовили все, чего требовал момент, выложили к ужасу всех роковые инструменты. И в то время как те, которые облечены высшим авторитетом, стараются утешением поднять упавший дух больного, на постели приводятся в порядок члены его, развязываются узлы повязок, обнажается (больное) место, врач осматривает его и с инструментами в руках внимательно ищет язву, подлежащую операции. Всматривается, затем щупает, потом исследует всевозможным образом и... находит совершенно заросший рубец. Радость, хвала и благодарение милосердному и всемогущему Богу, которые излились из уст всех вместе со счастливыми слезами, не поддаются описанию; все это скорее можно понять, чем выразить словами».

    Оглавление    По молитвам святых подвижников и родных людей Господь может не продлить жизнь умирающему

   Но не на все молитвы-прошения о продлении жизни Господь отвечает продлением. Далее приведем пример о том, что хотя старец и молился о продлении жизни умирающему, но Господь не исполнил сего прошения, а дал ему обетование о спасении души и человек умер.
   Варсануфий Великий (Руководство к духовной жизни, вопр. 146-149): «Другой брат больной, получив чахотку и весьма страдая, просил того же великого старца помолиться о нем и испросить ему оставление грехов. Ответ. «Не бойся, брат, но да возрадуется душа твоя и да возвеселится о Господе. И поверь о Господе истине моих слов, что Бог по прошению твоему простил тебе все твои согрешения с детства и до настоящего времени. Да будет же благословен Бог, восхотевший простить тебе все! Итак, не скорби о том, что ты страдаешь: это не зло, а болезнь, которая пройдет». Так как болезнь его усилилась еще более, то некоторые из братии просили другого старца объяснить им предыдущий ответ: «о жизни или о смерти сказал старец». Ответ Иоанна: «О смерти. Но старец может испросить ему и жизнь, если получит на то извещение от Бога». Услышав сие, они просили великого старца помолиться, чтобы Бог продлил жизнь больному. Ответ. «Благий и Милосердый Бог мой более и более да исполнит вас радостью Святаго Духа, аминь. О брате же скажу вам: достаточно ему и того, что он сподобился получить, ибо он обогатился внезапно и из раба сделался свободным. Но да будет благословен Бог, благоволивший так и принявший моление. Не говорите ничего брату, чтобы не ввести его в скорбь, а сохраните эту тайну: ему предлежит не смерть, а переход от смерти в жизнь вечную и от скорби в покой. Чада мои возлюбленные, радуйтесь о Господе». Когда брату стало еще тяжелее и он весьма страдал, снова просили того же великого старца, чтобы он умолил Бога скорее помиловать брата. Великий старец отвечал: «Болезнь его продлилась для того, чтобы не приписал себе дарованного ему по молению о нем. Бог же сотворил и творит полезное ему молитвами святых, аминь». И после сего ответа брат тот скончался с миром».
   Есть и примеры о том, что в том случае, когда святые знали, что человек умрет, то просили Бога об облечении страданий и скорой смерти.
   Житие Афанасия (Афонский Патерик, 5 июля): «Если же узнавал он (Афанасий) духом, что какому-нибудь больному исцелиться не было воли Божией, то со всеми братиями совершал всенощное бдение и просил Бога, чтобы Он, как благоутробный, упокоил его, избавляя таким образом и больного от мучения, и приставников от напрасной тягости».
   Также напомним, что в главе «Печаль о смерти близкого человека», в разделе «Слезы бывают своевременны, когда человек еще болеет, но когда он умер правильнее перестать плакать» говорилось о том, что если человек молится при смерти ближнего, а Господь не продляет жизнь, то нельзя отчаиваться.

    Оглавление    О том, что молящийся за другого, должен приносить свою какую-либо жертву

   Далее приведем поучение о том, что молящийся за другого, должен приносить свою какую-либо жертву.
   Паисий Святогорец (Семейная жизнь, ч.5, гл.2): «Если мы просим чего-то у Бога и при этом сами ничем не жертвуем, то наша просьба недорого стоит. Если я сижу, сложа руки, и говорю: "Боже мой, прошу Тебя, исцели такого-то больного", а сам при этом не иду ни на какую жертву, то я все равно, что просто произношу хорошие слова (бросаю их на ветер). Если же у меня есть любовь, если у меня есть жертва, то Христос, увидев их, исполнит моё прошение — конечно, если это пойдёт на пользу другому. Поэтому, когда люди просят вас помолиться о больном, говорите им, чтобы сами они тоже молились или, по крайней мере, старались избавиться от своих недостатков. … Есть и такие (молящиеся за других), кто не ест сладкого, чтобы Христос помог страдающим от сахарного диабета, или не спят, чтобы Христос дал немного сна тем, кто страдает бессонницей. Поступая так, человек вступает в родство с Богом. И тогда Бог подает людям Свою Благодать. Когда человек говорит мне, что он не может помолиться о ком-то из своих больных родных, я советую ему пойти ради этого больного на жертву, пожертвовать чем-то, что наносит вред его собственному здоровью. Как-то раз ко мне в каливу приехал один человек из Германии. У него была дочка, которая постепенно становилась парализованной. Врачи от девочки отказались. Несчастный отец находился в совершенном отчаянии. "Соверши и ты какую-то жертву ради здоровья своего ребёнка, — посоветовал я ему. — Поклоны ты класть не можешь, молиться ты тоже не можешь. Ладно, что уж там. А скажи: сколько сигарет в день ты выкуриваешь?" — "Четыре с половиной пачки", — ответил он. "Выкуривай одну пачку, — сказал я ему, — а деньги, которые ты тратил бы на остальные три с половиной пачки, давай в милостыню какому-нибудь бедняку". — "Отче, — сказал он мне, — пусть мой ребёнок выздоровеет, и я брошу курить совсем". — "Нет, — говорю, — когда он выздоровеет, это уже не будет иметь цены. Ты должен бросить курить сейчас. Оставь курение. Неужели ты не любишь своего ребёнка?" — "Я не люблю своего ребёнка?! Да я ради него брошусь вниз с шестого этажа", — ответил он мне. "Я не говорю тебе, чтобы ты бросился вниз с шестого этажа, я говорю, чтобы ты бросил курить. Если ты совершишь безумный поступок и бросишься вниз с шестого этажа, то ты оставишь своего ребёнка беспризорным и сам потеряешь свою душу. Я советую тебе сделать кое-что более лёгкое: бросить курить. Бросай прямо сейчас!". Но он ни за что не хотел бросить курить, а в конечном итоге ушёл от меня в слезах! Ну как можно помочь такому человеку? А вот те, кто тебя слушают, получают помощь. В другой раз пришел человек, задыхавшийся от пешего пути. Я понял, что он много курит, и сказал ему: "Чудак-человек, что же ты столько куришь? Ведь ты заболеешь". Немного отдышавшись, он сказал: "Моя жена очень больна, и она может умереть. Прошу тебя, помолись, чтобы произошло чудо. Врачи в бессилии опустили руки". — "А любишь ли ты свою жену?" — спросил я его. "Люблю". — "Тогда почему сам ты не хочешь ей помочь? Сама она сделала то, что могла, врачи тоже сделали все возможное. Ты сейчас пришел сюда и просишь меня, чтобы я тоже сделал то, что я могу: то есть, чтобы я помолился о том, чтобы ей помог Бог. Однако что сделал ты сам, для того чтобы твоя жена получила помощь?" — "А что могу сделать я, Геронда?" — удивился он. "Если, — сказал я ему, — ты бросишь курить, то твоя жена выздоровеет". Я подумал о том, что если Бог увидит, что выздоровление духовно не поможет его жене, то, бросив курить, этот человек, по крайней мере, сам избавится от того зла, которое приносит курение. Прошёл месяц, и он радостный пришёл, чтобы меня поблагодарить. "Геронда, — сказал он мне, — я бросил курить и моя жена выздоровела". Спустя время он снова пришёл ко мне, был очень расстроен и рассказал о том, что потихоньку опять начал покуривать и его жена снова тяжело заболела. "Ну, — сказал я ему, — теперь лекарство ты знаешь сам. Бросай курить"».

    Оглавление    О благоразумии и неблагоразумии во время молитвы о продлении жизни умирающему

   Притом, что христиане должны молиться о помощи Божией в любом деле, а особенно при скорбях, необходимо помнить и о том, что Отец наш Небесный Сам устроят все для спасения человека.
   Феофан Затворник (Мысли на каждый день года, Неделя 22-я по Пятидесятнице, среда): «Господь убеждает к молитве обетованием услышания, поясняя его сердоболием естественного отца, благосклонного к прошениям детей своих. Но тут же намекает на причину и того, почему иногда бывают не услышаны или не исполняются молитвы и прошения. Отец не даст детям камня, вместо хлеба, и змеи, вместо рыбы. Если же естественный отец не делает так, тем более не станет так делать Отец Небесный. А прошения наши нередко походят на прошение змеи и камня. Нам кажется, что то хлеб и рыба, чего просим, а Отец Небесный видит, что просимое будет для нас камень или змея — и не дает просимого. Отец и мать изливают пред Богом теплые молитвы о сыне, да устроит ему лучшее, но вместе с тем выражают и то, что считают лучшим для своего сына, именно, чтобы был он жив, здоров и счастлив. Господь слышит молитву их и устраивает для сына их лучшее, только не по понятию просящих, а так, как оно есть на самом деле для сына их: посылает болезнь, от которой умирает сын. Для тех, у которых все кончается настоящею жизнью, это не услышание, а делание наперекор, или: предоставление лица, о котором молятся, его участи; для верующих же, что настоящая жизнь только приготовление к другой жизни, не может быть сомнения, что сын, о котором молились, заболел и умер именно потому, что услышана молитва и что для него лучше было отойти отсюда, чем оставаться тут. Скажешь: так на что же и молиться? Нет, не молиться нельзя, но в молитвах об определенных предметах всегда надо содержать в мысли условие: «если, Господи, Сам Ты находишь это спасительным». Св. Исаак Сирианин и всякую молитву советует сокращать так: «Тебе, Господи, ведомо, что для меня полезно: сотвори же со мной по воле Твоей».
   В христианских учениях описаны случаи, когда при молитве о продлении жизни ближнему, происходили откровения от Бога о будущей участи умирающего. Некоторые молящиеся поступали благоразумно, а некоторые настаивали на своем желании, чтобы родной жил дальше.
   Далее приведем пример о том, как молящий об избавлении от смерти ближнего, после полученного откровения изменил свою волю.
   Иоанн Максимович (Илиотропион, кн.2, гл.3): «Борджия, князь Кандии (Крита) жил двадцать два года в браке с любимой им женой Элеонорой. Когда заболела его жена, и никакие медицинские средства не служили к ее выздоровлению, благочестивый супруг, которому горько было расстаться с любимой женою, вознес свои молитвы к Богу, присовокупив к тому церковные моления о болящей, пост и милостыню. Однажды, когда он, запершись в уединенной комнате, смиренно молился со слезами о выздоровлении своей жены, вдруг ясно слышит внутрь голос (как сам он впоследствии рассказал), говорящий: «ты желаешь и просишь, чтоб жена твоя выздоровела и еще долго пожила бы с тобою, пусть будет по твоей воле, но это не будет тебе в пользу». Сильно встревоженный этим голосом, несомненно веря, что это глас Божий, таинственно вразумляющий его в том, что сам он не знает чего просит, обратился он весь в слезах с молитвою к Богу, говоря: «Господи, Боже мой! откуда мне это, что Ты предаешь в мою волю то, что всецело принадлежит Твоей святой власти: я обязан всегда и во всем беспрекословно исполнять Твою святую волю и смиренно покоряюсь ей, ибо кому лучше известно, как не одному Тебе, о Боже мой, то, что для меня полезно. Итак, Твоя воля да будет не только о жене моей, но и о детях моих, о мне самом, и что Тебе угодно так и устрой с нами: не моя воля, но Твоя да будет». До этого случая врачи, лечащие больную, не могли точно предсказать исхода ее болезни, и были в сомнении о том, выздоровеет ли больная или умрет? Теперь же (после молитвы мужа) врачи несомненно убедились, что больная должна умереть по воле Божьей».
   В следующем примере христианка молилась святому о том, чтобы он испросил у Бога, чтобы над ней и над ее сыном всегда совершалось то, что угодно Богу. И когда ее сын внезапно заболел и умер, то ей также была предоставлена в откровении возможность выбрать жизнь или смерть ребенка, и она выбрала смерть.
   Житие Уара (Жития святых Дмитрия Ростовского, 19 октября): «Клеопатра же, припав к мощам святого Уара, молилась такими словами: «Молюсь тебе, страстотерпче Христов, испроси для меня у Бога то, что будет угодно Ему и полезно мне, а также и единственному сыну моему; я не имею просить более того, что хочет Сам Господь; Он Сам знает, что нам полезно, и пусть совершается над нами Его благая и совершенная воля!» По окончании святой службы, Клеопатра устроила богатое угощение для всех собравшихся, и сама вместе с сыном служила своим гостям. В это время сын ее, служа гостям, внезапно заболел и пошел лечь на одр свой. Когда все гости встали из-за обеда, Клеопатра стала звать своего сына, чтобы он вкусил от остатков трапезы, но Иоанн не мог сказать ни слова, сжигаемый огнем горячки. Увидев, что сын ее заболел, мать сказала: «Клянусь Господом, что я не вложу куска хлеба в уста свои, доколе не увижу, чем кончится болезнь моего сына!» Она села около него, охлаждая, чем возможно, сожигавший его жар болезни и скорбя о своем единственном сыне. В полночь отрок умер, оставив свою мать в безутешном горе. С плачем устремилась она тогда в храм святого Уара и, припадши к его гробнице, вопияла: «…Ты допустил умереть моему единственному сыну, погубил мою надежду, отнял у меня свет очей моих. Кто теперь пропитает меня в старости? Кто закроет мне очи по смерти? Кто погребет мое тело? Лучше бы мне умереть самой, чем видеть мертвым моего сына, как цветок, увядший прежде времени. Отдай же мне моего сына, как никогда Елисей Соманитянке (4 Цар.4), или же и меня тотчас возьми отсюда, ибо мне от горькой моей печали жизнь стала в тягость». Пребывая с плачем у гроба святого, она на краткое время от крайней усталости и великой скорби погрузилась в сон. В сновидении пред нею явился святой Уар, держа за руку ее сына; оба они были светлы как солнце и одежды их были белее чем снег; на них были золотые пояса и венцы на головах, красоты несказанной. Увидев их, блаженная Клеопатра бросилась к ногам их, но святой Уар поднял ее, говоря: «О, женщина, что ты жалуешься на меня? …Разве я не внимаю всегда твоим молитвам и не молюсь за тебя Богу? …Я взял на служение Небесному Царю твоего сына. Не ты ли сама просила меня здесь, чтобы я испросил для тебя у Бога то, что Ему угодно и полезно тебе и твоему сыну? Итак я просил Всеблагого Бога, и Он соблаговолил по неизреченной Своей благости на то, чтобы твой сын был принят в небесное Его воинство; и вот сын твой, как ты видишь, теперь стал одним из предстоящих престолу Божию. Если же хочешь, возьми его обратно и пошли его на службу к царю земному и временному; вижу, что ты не хочешь, чтобы он служил Царю Небесному и Вечному». Отрок же, сидевший на руках Уара, обнял его и сказал: «Нет, господин мой! Не слушай матери моей – не отдавай меня в мир, полный неправды и всякого беззакония, откуда я спасся благодаря твоему заступничеству; не лишай меня, отче, общения с тобою и со святыми». Потом, обращаясь к матери своей, он сказал: «Что ты так плачешь, мать моя? Я причислен к воинству Царя – Христа и мне дано право предстоять Ему на небе вместе с ангелами, а ты теперь просишь о том, чтобы взять меня из царства в уничижение». Блаженная Клеопатра, видя, что сын ее облечен в чин ангельский, сказала: «Возьмите же и меня с собою, чтобы и мне быть с вами». Но святой Уар отвечал: «И здесь, на земле, оставаясь, ты все-таки – с нами; иди же с миром, а потом, когда повелит Господь, придем взять тебя». После сих слов, оба стали невидимы. Она же, придя в себя, почувствовала в своем сердце несказанную радость и веселие и поведала о своем видении священникам; вместе с ними она с честью погребла при гробе святого Уара и своего сына, уже не плача, а веселясь о Господе. После сего она раздала свое имение нуждающимся, сама же, отрекшись от мира, жила при церкви святого Уара, служа Богу день и ночь в посте и молитвах. Всякую неделю по воскресным дням ей являлся, во время молитвы, святой Уар с ее сыном в блестящем сиянии. Проведя семь лет в таковых подвигах, блаженная Клеопатра преставилась, благоугодив Богу. Тело ее было положено в церкви святого Уара, близ тела сына ее, Иоанна, душа же ее святая вместе с святым Уаром и Иоанном в веселии предстоит на небесах Богу».
   Следующий же пример о том, как даже после чудесного откровения, человек не смирился перед благой волей Божией, и сильная печаль матери одержала верх над благоразумием.
    «Исторический Вестник» (январь 1895 г., статья «Сон Рылеевой»): «(Свидетельство матери Кондратия Рылеева) «Коне было всего три года, когда он, дорогой, любимый мой мальчик опасно, безнадежно занемог. Вероятно, то был круп или дифтерит, - доктора не объяснили мне; они, созванные на консилиум, только качали головой, сознавая всю невозможность выздоровления ребенка. "Он не проживет и до утра", - сказали они няне, плакавшей о Коничке. Мне, видя мое полное отчаяние, они не решались говорить об этом, но разве я не замечала сама всей опасности положения бедняжки. Он, задыхаясь, метался по постельке, сжимая тоненькие исхудавшие бледные ручки, уже не узнавая меня, своей матери. "Радость, счастье, сокровище мое, неужели ты уйдешь от меня?! Уйдешь!.. Нет, это невозможно, немыслимо!.. Разве могу я пережить тебя! - шептала я, обливая слезами эти дорогие мне ручки. - Разве нет спасения!.. Есть оно, есть... Спасение - одно милосердие Божие... Спаситель, Царица Небесная возвратят мне моего мальчика, возвратят, и снова он, здоровенький, весело улыбнется мне!.. А если нет?.. О, Боже, поддержи меня несчастную!.." И в страшном отчаянии своем упала я пред ликами Спасителя и Богородицы, освещенными мерцающим светом лампады, и жарко, горячо молилась о выздоровлении моего крошки. Молилась так, как никогда потом не могла пламенно сосредоточиться на молитве. Тогда я всю душу свою вложила в слова незаученного обращения к Господу. Не знаю, сколько времени длился молитвенный экстаз мой... Помню только, что всем существом моим овладела какая-то непонятная, светлая радость, какое-то тихое чувство покоя... Меня точно что-то убаюкивало, навевая сон. Веки мои отяжелели. Я едва поднялась с колен и, сев у кровати больного, облокотившись на нее, тотчас же забылась легким сном. До сих пор не могу отдать себе отчета, был ли то сон или я действительно услыхала... О, как ясно услышала я чей-то незнакомый, но такой сладкозвучный голос, говорящий мне: «Опомнись, не моли Господа о выздоровлении... Он, Всеведущий, знает, зачем нужна теперь смерть ребенка... Из благости, из милосердия Своего хочет Он избавить его и тебя от будущих страданий... Что если я тебе покажу их?.. Неужели и тогда будешь ты все-таки молить о выздоровлении!..» «Да... да... буду... буду... все... все... отдам... приму сама какие угодно страдания, лишь бы он, счастье моей жизни, остался жив!..» - говорила я, с мольбой обращаясь в ту сторону, откуда слышался голос, тщетно стараясь разглядеть, кому он может принадлежать. «Ну, так следуй за мной...». И я, повинуясь чудному голосу, шла, сама не зная куда. Пред собой видела я только длинный ряд комнат. Первая из них по всей обстановке своей была та же самая, где теперь лежал мой умирающий ребенок. Но он уже не умирал... Не слышно было более свиста или как бы предсмертного хрипа, выходившего из горлышка. Нет, он тихо, сладко спал, с легким румянцем на щеках, улыбаясь во сне... Крошка мой был совсем здоров! Я хотела подойти к кроватке его, но голос звал уже меня в другую комнату. Там крепкий, сильный, резвый мальчик; он начинал уже учиться, кругом на столе лежали книжки, тетради. Далее, постепенно, видела я его юношей, затем взрослым ... на службе... Но вот уж предпоследняя комната. В ней сидело много совсем мне незнакомых лиц. Они оживленно совещались, спорили, шумели. Сын мой с видимым возбуждением говорит им о чем-то. Но тут снова слышу я голос, и в звуках как бы более грозные, резкие ноты: «Смотри, одумайся, безумная!.. Когда ты увидишь то, что скрывается за этим занавесом, отделяющим последнюю комнату от других, будет уже поздно!.. Лучше покорись, не проси жизни ребенку, теперь еще такому ангелу, не знающему житейского зла...». Но я с криком: "Нет, нет, хочу, чтоб жил он!" задыхаясь, спешила к занавесу. Тогда он медленно приподнялся - и я увидела виселицу!.. Я громко вскрикнула и очнулась. Первым движением моим было наклониться к ребенку и, как выразить удивление мое... он спокойно, сладко спал, ровное, тихое дыхание сменило болезненный свист в горле; щечки порозовели, и вскоре, просыпаясь, он протянул ко мне ручки, зовя маму. Я стояла как очарованная и ничего не могла понять и сообразить... Что это такое?.. Все тот же ли сон или радостная действительность?.. Но ведь все точно как было во сне там, в первой комнате!.. Все еще не доверяя глазам своим, я кликнула няню и вместе с нею убедилась в чуде исцеления приговоренного к смерти младенца. Няня передала мне решение докторов о невозможности его выздоровления. И надо было видеть изумление одного из этих эскулапов, приехавшего на другой день осведомиться о часе кончины мальчика, когда няня вместо трупа показала ему спокойно сидящего на постельке Коню, здорового и веселого. «Да ведь это ж чудо, чудо!..» - твердил он. Время шло, а сон мой исполнялся с буквальною точностью во всех, даже самых мелких подробностях... и юность его и, наконец, те тайные сборища. Более не могу продолжать!.. Вы поймете... эта смерть... виселица... О, Боже!..».
   И вот что об этом случае говорит святитель Василий, епископ Кинешемский.
   Василий Кинешемский (Беседы на Евангелие от Марка, гл.7, 24-37): «Читая этот рассказ (О Рылееве), невольно думаешь: стоило ли так упрямо, с такою страстною настойчивостью молиться лишь для того, чтобы пережить еще более тяжелое, более страшное горе и привести сына к такому безотрадному, ужасному концу?».
   Есть и другой пример.
   Троицкие листки с Луга духовного (с. 64): «В городе Калуге жила одна вдова, которая имела большое усердие к Калужской иконе Божией Матери. Утешением вдовы была единственная дочь, отроковица 12 лет. Внезапно девочка заболела и умерла. Несчастная женщина, обезумевшая от горя, пришла в собор и здесь у образа Божией Матери начала свою безумную молитву: “Я всегда Тебе молилась, Матерь Божия, всегда чтила Твой образ, но Ты, невзирая на мое усердие, лишила меня единственной радости и утешения. Ты не спасла мою дочь от смерти.” И затем осыпала Божию Матерь упреками, называя Ее немилосердной и жестокосердной. У образа Божией Матери женщина впала в какое-то бессознательное состояние, в котором увидела лучезарно сияющую Царицу Небесную. Божия Матерь обратилась к ней с такими словами: “Неразумная жена! Я всегда слышала твои молитвы о дочери и умолила Сына и Бога Моего, чтобы Он взял ее чистой в лик девственниц. Она вечно восхваляла бы имя Господне с другими, подобными ей, но ты воспротивилась этому. Да будет же по-твоему. Иди, дочь твоя жива...” После этих слов женщина очнулась и направилась домой. Дочь ее уже лежала в гробу, готовая к погребению. Но вдруг неожиданно для всех щеки ее покрылись румянцем. Послышался глубокий вздох, и отроковица живая поднялась из гроба. Радости матери не было конца. Но счастье было непродолжительным. Выросшая девица повела разгульную и порочную жизнь. Для матери она стала не утешением, а большим несчастьем. Она била мать, бранила и всячески издевалась над ней, причиняя ей слезные обиды. Так страшно и опасно не подчиняться воле Божией».
   В следующем примере об исцелении нет рассказа о каком-либо откровении, но сам пример поучителен, т.к. показывает к чему могут привести такие наши неразумные и страстные молитвы.
   Василий Кинешемский (Беседы на Евангелие от Марка, гл.7, 24-37): «Аналогичный приведенному случаю рассказывает духовный писатель Евг. Поселянин. В С.-Петербурге у одной богатой аристократки-дамы заболел опасно малолетний сын. Мать была в отчаянии. Как всегда бывает, в минуту горя пришлось вспомнить о Боге. Ужасную ночь провела несчастная женщина в спальне малютки сына. Она молилась, но это была та страстная, нетерпеливая и упрямая молитва редко молящихся людей, когда у Бога не просят, а требуют без смирения. Однако молитва была услышана. Мальчик остался жив, но болезнь оставила на нем свой страшный след: что-то случилось с мозгом бедного ребенка, и он на всю жизнь остался слабоумным полу-идиотом. Воспитывать его, дать образование оказалось невозможным. Держать в С.-Петербурге на виду аристократического общества, к которому принадлежали родители, они стеснялись. Мальчика отправили в поместье, в глухую деревню, чтобы спрятать его там от взоров петербургских знакомых. Но в деревне, когда он подрос и стал юношей, он увлекся своей горничной, старой, рябой женщиной, на которой и женился. Какой удар для гордой аристократки-матери! В довершение всего рябая жена научила своего полу-идиота мужа пить горькую. Он скоро стал неисправимым алкоголиком и умер от пьянства. И думается невольно: не лучше ли было умереть мальчику в младенческом возрасте чистым, невинным, не запятнанным грязью жизни? Не лучше ли было покорно подчиниться воле Божией вместо того, чтобы упрямо требовать ее отмены и молиться об исполнении собственных неразумных, человеческих желаний?».
   Дай, Господи, нам, грешным, благоразумие и покорность воле Твоей благой! И не остави нас, малодушных и маловерных, в час нашей неразумной сильной печали, происходящей от нашего несмирения и своеволия!

    Оглавление    Реакция: «торговля», как возможное обращение болеющего человека к Богу с просьбой об исцелении при котором дается какой-либо обет или ставится какое-то условие

   Итак, выше мы уже упоминали, что исцеления могли происходить как без молитв людей об этом, так и после молитв, и что в прошениях об исцелениях могли даваться различные обеты. И именно об этом явлении говорят исследователи и назвали этот этап «торговлей».
   Интернет – источник: «Третья стадия — это попытки «выторговать» как можно больше дней жизни у самых разных инстанций».
   (О том, что больные люди могли торговаться с врачами, мы уже отмечали ранее). Заметим, что в некоторых исследованиях реакция «торговля» выделена отдельно, в некоторых о ней сказано вскользь, в некоторых говорится о «торговле» с Богом, а в некоторых – нет. Мы же далее скажем именно о «торговле» с Богом.

    Оглавление    Что говорят исследователи о реакции «торговля» с Богом

   Вот что говорят некоторые исследователи об этом этапе.
   Э. Кюблер-Росс «О смерти и умирании»: «Третий этап, когда пациент пытается договориться с болезнью, не так хорошо известен, но, тем не менее, очень полезен для больного, хотя длится совсем недолго. Если на первом этапе мы не могли открыто признать печальные факты, а на втором чувствовали обиду на окружающих и на Бога, то, возможно, нам удастся прийти к некоему соглашению, которое отсрочит неизбежное. …«Если Господь пожелал забрать меня отсюда и не откликнулся на мое возмущение, то, быть может, Он с большей благосклонностью воспримет ласковые увещевания». Все мы знакомы с таким изменением поведения; наши дети сначала требуют чего-то, а потом начинают умолять об одолжении. Они не мирятся с нашим отказом на просьбу разрешить переночевать в гостях у приятеля; они злятся и топают ногой; они запираются в ванной и какое-то время выражают свой гнев тем, что отказываются открыть дверь. Однако по зрелом размышлении у них появляется мысль испробовать другой подход. Рано или поздно они выходят из ванной, добровольно берутся за какие-то домашние хлопоты (хотя в обычных обстоятельствах их не заставишь это делать), а затем заявляют: «Если я целую неделю буду вести себя хорошо и мыть по вечерам посуду, ты меня отпустишь?» Разумеется, у них остается слабая надежда на то, что мы пойдем на такую сделку и они добьются желаемого. Смертельно больной пациент прибегает к сходным приемам. По опыту прошлого он знает, что всегда существует слабая надежда на вознаграждение хорошего поведения, исполнение желаний за особые заслуги. Его желание практически всегда заключается сначала в продлении жизни, а позже сменяется надеждой на хотя бы несколько дней без болей и неудобств. …По существу, подобная сделка представляет собой попытку отсрочить неизбежное. …Сделка подразумевает, что, если мечта исполнится, больной обещает ни о чем больше не просить. Ни один из наших пациентов не сдержал слова. Иными словами, они вели себя в точности как дети, уверяющие: «Если ты меня отпустишь, я никогда больше не буду ссориться с сестрой». Нет нужды говорить, что малыш снова ввяжется в драку с сестрой. … Большая часть сделок заключается с Богом. Обычно такие договоры держат в тайне и раскрывают разве что в разговоре со священником. Когда нам доводилось вести беседы с пациентами без зрителей, участников семинара, мы поражались сколько больных обещают «посвятить себя Господу» или «всю оставшуюся жизнь служить церкви», если только Бог подарит им еще немного жизни на земле. Нимало пациентов клялись оставить свои органы или все тело «науке», если врачи воспользуются своими научными познаниями, чтобы продлить им жизнь. С психологической точки зрения, обещания могут указывать на скрытое чувство вины».

    Оглавление    О том, какие обеты могли даваться при обращении к Богу за исцелением

   Перечислим некоторые примеры о том, кем и какие обеты могли даваться при обращении к Богу за исцелением.
   Уже их некоторых примеров приведенных выше, было видно, что обеты при желании исцеления давались или самими больными людьми или их родными.
   Обет мог быть после того, как человеку указывался грех, который он должен отставить, чтобы исцелиться. Обычно такое ведение открывалось святым подвижникам, например:
   Лавсаик (О Макарии Александрийском): «Однажды я пришел к сему духовному монаху, Великому Макарию, и нашел, что какой-то пресвитер из селения лежал вне его келии. Голова у него так была изъедена болезнью, называемою раком, что самая кость в темени видна была вся. Он пришел к Макарию, чтобы получить исцеление, но сей и на глаза не хотел принять его. Я стал упрашивать Макария и говорил ему: «Молю тебя, умилосердись над сим страдальцем, дай ему, по крайней мере, какой-нибудь ответ». Святой отвечал мне: «Он недостоин исцеления. Господь послал ему такую болезнь для его вразумления. Если хочешь, чтобы он исцелился, так посоветуй ему с сего времени отказаться от совершения Таинств». Я сказал ему: «Молю тебя, скажи, почему так?». Он отвечал мне: «Сей пресвитер совершал Литургию в грехе блудодеяния и за это теперь наказывается. Если он по страху прекратит то, что дерзал делать по небрежности, Бог исцелит его». Когда я пересказал это страждущему, он обещался с клятвою не священнодействовать более. Тогда Макарий принял его и сказал ему: «Веришь ли ты, что есть Бог, от Которого ничто не сокрыто?». Он отвечал: «Верю». Потом Макарий сказал ему: «Ты не должен был посмеваться над Богом». Он отвечал: «Не должен был, господин мой». Великий Макарий сказал: «Ежели ты сознаешь грех свой и наказание Божие, которому подвергся за этот грех, то исправься на будущее время». Пресвитер исповедал грех свой и обещался более не грешить и не служить при алтаре, но стать в ряду мирян. Затем святой возложил на него свои руки, и он в несколько дней выздоровел, оброс волосами и возвратился домой здоровым, прославляя Бога и благодаря Великого Макария».
   Но чаще обеты давались самим человеком по своему разумению, что будет угодно Богу, или по своей совести. Так, в прошении человек обещает делать что-то правильное и хорошее до исцеления, например: «сегодня же брошу курить» или «помирюсь с кем-то» и т.д.
   Очень много дается обетов и о том, что человек сделает в будущем, после исцеления.
   Интернет - источники: 1. «Человек дает Богу обещание, что, если он доживет или вообще не умрет на этот раз, то тогда он сделает то-то и то-то». 2 «Этот торг обращен к Богу – "Я буду каждое воскресенье ходить в церковь!"». 3. У смертельно больных стадия торговли обычно проявляется в следующих высказываниях: «Если бы только я остался в живых, я бы построил новое здание для вашей больницы. Я бы отдал все деньги на благотворительность. Я бы перестал есть шоколад. Я бы медитировал по два часа каждый день»
   Затем в прошениях к Богу об исцелении люди могут указывать причины, почему им нужно выздороветь.
   Интернет - источник: «Ведение переговоров. Человек просит у Бога время для завершения важных дел. Человек хочет дожить до существенных для него событий. … Например, он может думать или говорить: "Если я только доживу до свадьбы дочери, я буду готов покинуть этот мир. Я больше ничего не попрошу". Просьба может быть столь горячей, а желание столь сильным, что известно множество случаев, когда человек просимое получал, до ожидаемого доживал и успевал закончить начатые и незавершенные дела».
   Есть и примеры прошений с условием, что, исцелившись, человек поверит в Бога.
   Интернет - источник: «в форме сделки шел диалог с Богом: «...сотвори чудо исцеления, и я полностью поверю в Тебя».
   Кстати сказать, так поступают и многие люди, обращающиеся к Богу с разными прошениями.
   Иоанн Крестьянкин (Опыт построения исповеди, заповедь 3): «Есть среди нас еще и такие маловеры, которые искушают Бога, говоря Господу дерзкие слова: "Если Ты, Господи, есть, то исполни то или иное мое желание, а если не исполнится мое желание, то Тебя нет!" И все это из уст не только приходящих к вере, а людей называющих себя глубоко верующими!».
   Что касается верующих людей, то они часто дают обещания, относящиеся или к соблюдению внешних определенных правил веры, например: соблюдать посты, читать молитвы каждый день, давать милостыню, уйти в монастырь и т.д. Могут быть обещания, касающиеся богопочитания, посещения святынь и т.д.
   И последнее на что хотелось бы обратить внимание обеты могли исполняться и не исполняться, и об этом мы скажем подробнее.

    Оглавление    О четком исполнении обета

   Существует великое множество примеров об исполнении обетов после исцелений, но приведем только несколько.
   Дмитрий Ростовский (Руно орошенное): «Есть город в Черниговских пределах, называемый Сосница. Оттуда пришла в Ильинский монастырь некая женщина Агафья и принесла на образ Пресвятой Богородицы монисто коралловое с семью серебряными крестиками и две серебряные таблички. О себе по совести она исповедала: «Я, говорит, двенадцать недель лежала. В этой моей болезни сотворилась на моей шее великая и неизлечимая язва. От нее несказанную терпела я боль и уже отчаялась в жизни моей, как и бывшие при мне не надеялись уже живой меня видеть, ждали часа смертного. Но однажды некие соседи, что бывали здесь на поклонении и слышали о чудесах, сказали мне: «Обещайся помолиться чудотворному образу Пресвятой Богородицы в Чернигове, у святого Илии, и веруй, что здорова будешь». Тогда я в уме, ибо устами не могла уже говорить, тотчас усердно призвала в помощь Пресвятую Деву, дав обет идти пешком и поклониться святому образу, о котором слышу. И не замедлила скорая Помощница: услышала и помиловала. В тот же час приняла я послабление болезни и вскоре совсем поправилась. И вот — обещание свое исполняю».
   Жития святых Дмитрия Ростовского (Явление чудотворной иконы Пресвятой Богородицы, нарицаемой Тихвинской, 26 июня): «У одного человека, по имени Климента, который жил в царствующем граде Москве, захворала жена, именем Параскева. Уже целый год лежала она на постели и не могла встать с нее; от тяжких болей во всём теле у нее ослепли глаза, и она помрачилась рассудком. Муж ее испытал все средства для болящей, уже отчаивался в выздоровлении своей супруги. Но вот он услышал, что в Тихвине есть чудотворная икона Пречистой Богородицы, от которой истекают исцеления всем прибегающим к ней с верою. Исполнившись надежды, он стал убеждать жену дать обет Пречистой Богородице, что она пойдет поклониться Ее Тихвинской иконе. Та послушалась мужа и дала такой обет. И как только она произнесла слова обета, тотчас же встала с одра болезни, как бы пробудившись от сна, и исцелилась от своего сильного недуга, при этом окрепли все члены тела ее и стали здравы, - только не было возвращено очам ее зрение. Тогда муж и исцелевшая жена немедленно пошли на Тихвин, совместно исполняя обет, данный Пречистой, Достигнув Тихвинской обители в первую субботу великого поста, они прямо с пути отправились в церковь к иконе Пречистой и помолились пред святою иконою, сотворив молебное пение. Во время воскресного всенощного бдения, когда они продолжали стоять и молиться в храме, совершилось над женою новое чудо: благодатию Пречистой она получила прозрение и, таким образом, совершенно стала здоровою. Все бывшие в церкви, видя такое чудо, со слезами умиления прославили Боги и Пречистую Его Матерь. А исцелевшая и муж ее, после многих благодарственных молений пред святою иконою, возвратились с радостью в место своего жительства. Было это в 1583 году».


    Оглавление    О неисполнении обетов

   Далее прочтем примеры о неисполнении обетов и увидим, что бывает после этого.
   Афонский Патерик (Память Григория Паламы, 14 ноября): «Инок, по имени Ефрем, пришедший из Кастории в Солунь, рассказывал о себе следующее. «Два года тому назад необходимость заставила меня пойти из моей обители в Фессалию. Исполнив там свои нужды, я на обратном пути потерпел несчастие: по моей неосторожности в правую ногу мою вонзилась терновая игла, отчего я чувствовал сильную боль в течение нескольких дней; потом из правой ноги не знаю каким образом перешла боль в левую и так была сильна, так невыносима, что я не мог ни заснуть, ни даже укрепиться пищею. По прошествии нескольких дней на ноге появилась ужасная опухоль и открылось более сорока ран, знаки которых видны и теперь, по исцелении. Из ран текла заразительная и нестерпимо гнилая материя. Так протекло полтора года. Все пособия врачей были совершенно бесполезны, так что я отчаялся в выздоровлении от этой болезни и даже тяготился уже самою жизнью. В таком мучительном положении услышал я, наконец, от соотечественников моих и от приходящих из Солуни о весьма многих и преславных чудесах дивного Григория (Паламы) – верил от сердца слышанному и, судя по чудесам и знамениям, не иначе думал о нем, как о великом светильнике Церкви, исполненном апостольской силы и благодати. При такой вере я обратился к нему с теплой молитвой. Лежа на болезненном одре, я горько плакал и просил у святого Григория исцеления, обещаясь тотчас по исцелении сходить в Солунь для поклонения святым его мощам и для заявления всем величия Божия и благодати, данной ему от Господа. Окончив свою молитву, я заснул – и вот, вижу, приходит ко мне старец в архиерейском облачении. Он, казалось, поприветствовал меня, потом сел близ меня и спросил о здоровье. Вместо ответа я показал ему больные ноги и раны и рассказал о страданиях, какие вынес в течение полутора лет. Тогда он охватил обеими руками мою ногу, начал выдавливать из ран и выдавил всю гнилую материю. «Теперь будь покоен: болезнь твоя кончилась», – кротко сказал мне явившийся и удалился. После этого видения я погрузился в сладкий сон, какого никогда в течение болезни у меня не было. Между тем, настало время утрени: я почувствовал в себе силы, не ощущая уже никакой боли в ногах, и, опираясь на свой жезл, явился в церковь на славословие. Изумленные внезапным моим появлением в церкви, братия окружили и спрашивали меня, как я внезапно получил здравие. Я рассказал им о чуде преславного исцеления и привел их еще в большее удивление. Прошло после того 8 дней. Я чувствовал себя совершенно здоровым и потому отправился в Божественный храм, в котором находится священный образ чудотворца Григория, чтобы поклониться ему, и в чувстве сердечного благодарения возвратился в монастырь. Но этого мало: нужно было исполнить обещание, которое дал я божественному своему врачу, прося от него исцеления, а, между тем, время было зимнее – значит, и путешествие, особенно мне, старику, – тяжкое и трудное. «Оставлю путешествие в Солунь, – сказал я сам себе, – потому что теперь не то время. А вместо исполнения обещания странствовать в Солунь я попрошу обитель отправить торжественную службу святому Григорию – и таким образом воздадим Богу должное благодарение и честь святому угоднику». Так я и сделал. Но неприятно это было святому Григорию. За чудом моего исцеления следовали новые знамения. До наступления еще того дня, когда мы готовились в обители торжествовать память его, появилась у меня сильная горячка: снова показалась жестокая опухоль на ноге и боль не менее прежней. Я тотчас понял причину новой болезни, начал горько каяться в моей неблагодарности к святому Григорию и непременно обещался исполнить обет, как только получу здравие. Чрез день после сего болезнь моя совершенно исчезла, и я, пробыв недолго в обители, прибыл пешим в Солунь для поклонения священному гробу моего исцелителя и всюду прославлял чудеса, которые чрез него сотворил надо мною Бог».
   Николай Сербский (Избранные письма, п. 31): «С тобой произошло нечто, напоминающее случай из времен апостольских. Заболел у тебя ребенок и болел долго и тяжело. Страдая, ты пообещал Господу, что подаришь церкви участок земли, только бы дитя выздоровело. Ты имел в виду небольшое поле на границе с церковными угодьями, которое церковная управа много раз хотела купить у тебя, но цена твоя была слишком высока. Оказавшись в беде, ты пообещал отдать эту землю церкви даром. Вскоре дитя и в самом деле поправилось, но ты уже пожалел о своем обещании. Жена непрестанно напоминала тебе, просила исполнить данный Богу обет, но тебе было жалко земли. Наконец, ты придумал хитрость, чтобы и обет исполнить, и в накладе не остаться. Ты продал это поле одному человеку, половину денег взял себе, а другую хотел было пожертвовать церкви. Однако и эту половину не хотелось тебе выпускать из рук. Часть денег ты потратил на себя, а остальные передал церкви, сказав, что это и есть цена того клочка земли. Однако после этого ребенок опять разболелся и - умер. Теперь ты пишешь мне, раздавленный горем. Смерть ребенка ты связываешь с нарушением обета, данного Богу. Ты признаешься, что обуял тебя страх "перед чем-то таинственным и жестоким, что обрушивает на людей несчастья". Прочитай пятую главу "Деяний Апостолов". Там приводится похожий случай. Запомни слова Апостола Петра, которые он сказал обманщику: "Ты солгал не людям, но Богу". Нечто подобное случилось и в наши дни. Попав в беду, один человек пообещал пожертвовать монастырю вола. Когда беда прошла стороной, человек подумал, что дар слишком велик и можно обойтись гораздо меньшим. Он продал вола, а для монастыря купил тощего бычка. Остаток денег он взял себе, но, возвращаясь с базара домой, потерял деньги. В ту же ночь слабенького бычка забодал другой вол. Не Провидение не имеет милости, но мы сами немилостивы к душе своей. Господу не нужны ни поля, ни волы, но только искренние и честные души. То, что Властитель жизни и смерти сделал с семьей твоей, не немилость, но именно милость. Он взял у тебя невинное дитя, чтобы спасти его - от тебя - в раю, а на тебя напустил беду, чтобы ты покаялся, изменился, очистился и, наконец, и сам удостоился рая и встречи с любимым чадом. Не печалься о ребенке, но печалься о содеянном грехе, ибо последняя печаль спасеноснее. Представь, что из-за нарушения обета с тобой ничего бы не случилось. Тогда ты беззаботно продолжил бы нанизывать грех на грех; дитя твое привыкло бы к грехам отца, а со временем вы оба погубили бы души свои. Но Творец распорядился иначе и повернул твой обман на спасение и чада твоего, и тебя самого. Поэтому не ропщи на немилость Всевышнего, но благодари Его за милость».


    Оглавление    О христианских желаниях и молитвах относительно исцеления и продления жизни

   В дополнение ко всему вышесказанному скажем, во-первых, о том, что есть высшая степень смирения, когда христианин, полностью вручая себя в волю Божию, не просит об исцелении; а, во-вторых, о том, как христианин должен молиться об исцелении, чтобы не согрешать и исполнять христианские добродетели.

    Оглавление    О высшей степени смирения, при которых христианин не просит исцеления

   Итак, есть высшая степень надежды на Бога и вручение себя в Его волю, при которой христианин не просит у Бога исцеления.
   В первом разделе этой темы, в частности в вопросе «Истинные христиане, с помощью Божией, мужественно переносили тяжелые смертельные болезни» уже приводился пример о болезни святой Синклитикии, а сейчас приведем еще примеры о том, когда подвижники не просили исцеления.
   Афонский старец Порфирий Кавсокаливит (Старец Порфирий вдохновляет, учит, наставляет, утешает, гл. Болезни): «Что касается себя самого, то Старец молился только лишь о спасении своей души. И больше ни о чем. Даже когда он был тяжело болен, когда многочисленные, неизлечимые, мучительные болезни, годами изнуряющие его тело, ставили Старца на тонкую грань между жизнью и смертью, даже тогда он не отступал от своего правила. Он никогда не молился Богу об исцелении своих собственных недугов. Потому что, как сам отец Порфирий говорил, болезнь — это Божие посещение. … Однажды я застал Старца тяжело больным. У него не было сил не только меня поприветствовать, но даже просто вытереть пот, от сильной боли выступивший у него на лбу. Я был вынужден сказать ему: «Вы, Геронда, совершили такое великое множество чудес. Насколько мне известно, Вы исцеляли неизлечимо больных, даже больных раком. Наконец, Вы имеете такое дерзновение к Богу, какое я не знаю, есть ли у кого другого на земле. Почему Вы, с Вашим дерзновением, не умолите Бога избавить Вас от этих болезней?» «Этого, дитя мое, я не сделаю никогда!» «Но почему? Вы же не просите у Бога ничего плохого?» «Потому что я не хочу принуждать Бога!» Его ответ меня поразил, обезоружил и заставил замолчать. В эти тяжелые часы я оставался рядом со Старцем и наблюдал, как он боролся с болезнью — молчаливо и с полным спокойствием. Следует заметить, что во время этого тяжкого испытания я не услышал из его уст ни единого слова недовольства, негодования, жалобы. Он не говорил о своей болезни, не выражал ни малейшей досады на такое тяжкое испытание, которое попустил ему Богочеловек Иисус. Напротив, бесчисленное число раз я слышал, как Старец произносил два своих самых любимых слова: «Иисусе мой! Иисусе мой! Иисусе мой!» Любовь к Старцу, скорбь и боль разрывали мое сердце. В эти тяжелые часы всем нам было более чем очевидно, что Старец старается умолить Господа не избавить его от боли и болезней, но укрепить, дать ему силы их понести. И ему это удалось. Надо отметить, что и всегда в подобных ситуациях Старец поступал точно так же, как в этот раз. Его молитва о помощи всегда бывала услышана».
   Иосиф Исихаст (Письма, п.30): «Одна монахиня мне написала, что страдает и если не сделает операции, то умрет. Я отвечаю ей, говоря совершенно противоположное. Та опять пишет, что врач ей сказал, что, если она не сделает операции, через несколько дней случится прободение и, в конце концов, смерть. Я повторяю: "Имей веру, возложи все на Бога, предпочти смерть". Она присылает мне ответ, что болезнь повернула вспять. Видите? Тысячи раз я испытал это. Когда полагаешь перед собой смерть и ожидаешь ее каждое мгновение, она убегает далеко от тебя. Когда боишься смерти, она постоянно тебя преследует. Я похоронил трех туберкулезников, питая надежду, что заражусь и сам. Надел ту одежду, которую снял с умершего, но смерть убежала, идя к боящимся ее. Я болею всю свою жизнь. И не лечился никогда. Настойчиво ем противопоказанное. И где смерть? Пишу вам это, потому что любите совершенство. Ибо мирские не согрешают, поступая по знанию, потому что не ищут другого пути. А хочу я сказать всем этим, что без воли Господней мы не заболеваем и не умираем. Итак, убирайся от нас подальше, маловерие».

   Далее кратко укажем, благодаря чему это возможно.
   Во-первых, христианин достигает такого отношения к смерти, когда он желает и ждет ее (и об этом мы уже говорили не раз).
   Во-вторых, непрошение об исцелении происходит от полного смирения и истинной надежды на Бога, при которых христианин принимают любую волю Божия о человеке, веря, что все ему во благо.
   Петр Дамаскин (Творения, кн.1): «…надежда есть несомненное верование, всею мыслию, что всячески получим то, чего надеемся. И надежда опять рождается от твердой веры, от того, что человек вовсе не заботится о своей жизни или смерти, но все попечение возлагает на Бога… Имеющий ее должен размышлять, что как Бог сотворил все и нас, вместе со всеми, из ничего, по беспредельной Своей благости, так всячески и душу нашу и тело управит, как Сам ведает».
   Феофан Затворник (Начертание христианского нравоучения, ч.2, Б2): «Преданный Богу уверен, что Бог дополнит недостающее; успокоенный в Нем верует, что так это и будет. Отсюда рождается несомненное ожидание помощи Божией во всем, что Он сочтет нужным для благоустроения нашего, для явления Своей славы и для блага человеческого. А это и есть надежда. Надеющийся говорит: «Бог не оставит и только один Бог. Силы мои изменят, другие люди изменят, князи изменят, один Бог не изменит». Надежда есть отрадное чувство, исцеляющее болезненность беспомощности и бессилия, почему и возгревается сим последним чувством при уверенности в благообщительности и благоподательности Божией. Она не дерзостна, не самовольна, но ожидает несомненно и действительно получает не только те блага, о коих уже Бог всем навсегда сказал, что они нужны и всякому подадутся, но все вообще, в чем чувствует кровную нужду. Надежда возрастает до такой высоты, что как бы имеет уже то, чего ожидает; но и здесь опять в волю Божию полагает время, место и способ, то есть с терпением ждет».
   Иоанн Максимович (Илиотропион, кн.4, гл.1): «Преданный Богу человек не живет для себя, но для служения Богу и ближним, а потому он не предоставляет себе права выбирать между жизнью и смертью по своей воле. То и другое предоставляет он воле Божьей. … Жизнь наша и смерть - обе находятся в премудрой и всеблагой Божьей власти. Богу одному известно, что полезнее каждому из нас: продолжать ли жизнь или же умереть, поэтому мы должны охотно принимать от Него равно как жизнь, так и смерть с благодарностью за Его к нам милость. Желает ли Бог, чтобы мы жили? - С удовольствием да продолжаем жизнь, благодаря Бога при всяких обстоятельствах наших, как благополучных, так и бедственных, заботясь только о достижении блаженства в загробной жизни. Желает ли Бог, да умрем? - С охотным сердцем умрем, как учит один из древних писателей: "да идем не лениво к смерти, которая приводит нас к бессмертной жизни"».
   Афонский старец Порфирий Кавсокаливит (Старец Порфирий вдохновляет, учит, наставляет, утешает, гл. Болезни): «Как-то раз мы спросили отца Порфирия: «Часто люди исцеляются даже от неизлечимых болезней. Как это происходит?» И он ответил: «По вере». Мы спросили снова: «Что значит — по вере?» Старец сказал нам: «Когда больной пренебрежет медицинскими познаниями врачей и возложит все на Бога, тогда он побуждает промысел Божий взять на себя заботу о его исцелении*. И таким образом он выздоравливает. Однажды пришла ко мне женщина, у которой был рак груди, и говорит: «Я ни к кому не буду обращаться, ни к врачам, ни к кому-либо еще. Воля Божия да будет". Тогда я ответил ей: «Если у тебя такая вера в Бога, то врачи тебе не нужны». (*Прим. Редакт. - Данные слова Старца нуждаются в пояснении, в противном случае они могут быть поняты неверно. …Когда человек в простоте, ненавязчиво, с полным доверием вручает себя в руки Божии, не прося об уврачевании, как делал и сам Старец, тогда часто благодать Божия производит исцеление. В этом случае больной, полностью доверившись любви Божией, не просит об исцелении, и даже потаенно, глубоко внутри у него нет такого желания. Он принимает любое определение Божие о нем. Хотеть выздороветь и, не обращаясь к врачу, требовать от Бога исцеления — это ошибка. Женщина в приводимом нами примере сказала: «Воля Божия да будет». Она не говорила: «Бог исцелит меня». Именно такой подход к болезни Старец и приводит в пример для подражания)».

   Вполне понятно, что такая сила смирения и терпения бывает не у всех христиан и по особой благодати Божией. Нам же, духовно немощным, чтобы не впасть в гордость, лучше просить Господа о выздоровлении или послаблении болезни, прося терпения и мужества (и об этом скажем далее).

    Оглавление    О неистинном смирении и надежде на Бога, при которых человек отказывается от помощи врачей по страстям или неразумию

   Следует знать, что отказ от помощи у врачей может не быть высокой степенью смирения или надежды на Бога.
   Так, например, когда неверующий человек не лечится с мыслями типа: «мне некогда лечиться», «будь, что будет» или др., и при этом нет и слов о воле Божией, или если и есть слова о ней, то они, что пустой звук.
   Есть и другой отказ обращаться к врачам, который связан с гордыней или осуждением, и это также не является добродетелью.
   Иоанн Крестьянкин (Опыт построения исповеди, 6-я запов.): «Есть некоторые христиане, которые считают грехом лечиться. Можно, конечно, определить себя на терпение и не лечиться, но тут легко можно впасть в самонадеянность и гордыню: "Пусть лечатся слабые верой и грешные..., а мы не такие!" … Господи, прости нас, грешных!».
   Может быть и так, что человек не обращается к врачам не по гордыни, а по неразумному рвению о высокой степени, и в этом случае дается следующий совет:
   Иоанн Крестьянкин (Письма): «Без врачебной помощи, детка, тебе не обойтись. Легко сказать: "будь мученицей". А не будем ли мы этим отказом от медицинской помощи искушать Господа? Без Божией помощи нам жить невозможно никому, помощь придет, когда смиренно признаем свою немощь. Так помни, что "врачи и лекарства от Бога - врача почитай". Обет твой необдуманный и греховный, а Господь таких обетов не принимает».
   Также случается и так, что человек, очень хочет выздороветь, но отказывается от помощи врачей, надеясь на исцеление от Бога, и тогда это может означать следующее:
   Афонский старец Порфирий Кавсокаливит (Старец Порфирий вдохновляет, учит, наставляет, утешает, гл. Болезни, примеч.): «…когда кто-либо не обращается к врачу, «побуждая промысел Божий взять на себя заботу о его исцелении», тогда он действует по отношению к Богу как вымогатель, как искуситель».

    Оглавление    О надежде на Бога, при которой больной христианин просит исцеления

   Итак, христиане, движимые верою во Христа, могут смиренно и прилежно просить Господа об исцелении (но не требовать чудесных исцелений и отказываться от помощи врачей).
   Игнатий Брянчанинов (Аскетические опыты, 1, О чтении Евангелия): «Читая о прокаженных, расслабленных, слепых, хромых и беснующихся, которых исцелил Господь, помышляй, что душа твоя носящая многоразличные язвы греха, находящаяся в плену и у демонов, подобна этим больным. Научайся из Евангелия вере, что Господь, исцеливший их, исцелит и тебя, если ты будешь прилежно умолять Его об исцелении твоем».
   И это мы видели во многих вышеприведенных примерах о том, что Господь подавал исцеления людям, которые Его об этом просили.
   Но при всем этом, христианин должен знать, что выше этого - все же терпеть любые скорби с благодарностью. Вот как об этом говорили святые подвижники.
   Макарий Оптинский (Собрание писем, т.6): «Ты сама не знаешь, чего у Бога просишь, — чтобы избавил от болезни; ты проси того, что Его святой воле угодно и тебе полезно. Терпение болезни с благодарением выше других исправлений пред Богом: ими и грехи очищаются, и от страстей избавляются...».
   Паисий Святогорец (Отцы-святогорцы…, Болезни доставляют пользу…): «Несколько лет назад умер один старец, который очень сильно страдал от болезней, но никогда не роптал. Через некоторое время заболел и его послушник. Так как он никогда до этого не болел, то начал паниковать и собрался ехать лечиться к врачам в мир. Однажды вечером видит он во сне своего старца, который говорит ему: "Дитя мое, если можешь, послушайся меня и никуда не уезжай, но немного потерпи. Здесь я не нашел никакой пользы от своих дел, и только мои болезни помогли мне. Поэтому оставайся в уделе Божией Матери и потерпи немного свои боли. И твоя душа получит великую пользу". Послушник обрадовался совету, ободрился и решил все терпеть. С этого момента при болях он стал испытывать великую радость, так как его ум постоянно пребывал со святыми мучениками, и он веселился от этого».

   К сожалению, для многих из нас эта заповедь о терпении является только знанием, и мы не можем терпеть. Но и в этом случае, христианин должен смиренно понимая, что он духовно немощен, прибегать к Господу или Пресвятой Богородице, или святым.
   Афонский Патерик (Афанасий Константинопольский): «Один из учеников святого (Афанасия), по имени Иакинф, имел на шее неизлечимую болезнь – рак. Много раз просил он позволения у патриарха обратиться к врачу или, в противном случае, умолял его самого исходатайствовать у Бога исцеление своей болезни. Святой Афанасий всякий раз убеждал его терпеть с благодарностью, подобно Иову и другим многим, терпевшим тяжкие болезни и благодарившим Господа. Бедный Иакинф томился, страдал и изнемогал в духе терпения. Наконец пришла ему на мысль, упоминаемая в святом Евангелии кровоточивая жена – и он решился подражать ее примеру и вере. Итак, один раз подходит он к святому Афанасию сзади, падает ниц и, заливаясь слезами, край одежды его кладет на больное место и по вере своей в то же мгновение получает исцеление. …Две монахини женского монастыря весьма тяжко и долго болели, так что, наконец, не в силах были выносить страдальческое свое положение. На пособия врачей уже не было надежды. Вследствие сего послали они к святому и умоляли его исходатайствовать им у человеколюбивого Господа облегчение от болезни. «Я желал бы, – отвечал им святой, – чтоб вы и еще потерпели временно, для принятия большей награды в вечности, но так как вам недостает терпения, то помолитесь в эту ночь Пресвятой Богородице – и завтра получите от Нее исцеление». … К утру больные, человеколюбием Божиим и благодатью Царицы Небесной, исцелели и притекли к святому для изъявления благодарности».

    Оглавление    К христианской причине прошений у Бога о продлении жизни относится желание служить Богу и людям

   Ранее мы приводили примеры, когда умирающие просили Бога об исцелении или продлении жизни, указывая различные причины. В основном они были связаны с какими-то незавершенными мирскими делами или с родственниками. Конечно, эти причины не чужды и христианам, но все же эти причины должны иметь не суетный характер, а христианский.
   Игнатий Брянчанинов (Аскетическая проповедь, ч.2): «(Озаряемый светом Слова Божия духовный разум) научает, что позволительно искать и просить у Бога исцеления недугу при твердом намерении употребить возвращенное здравие и силы в служение Богу - отнюдь не в служение суетности и греху. В противном случае чудесное исцеление послужит только к большему осуждению, привлечет большее наказание во времени и в вечности. Это засвидетельствовал Господь. Исцелив расслабленного, Он сказал ему: «вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин. 5:14)».
   И поэтому далее скажем, каковы должны быть у христиан причины для прошения об исцелении.
   Ранее мы уже не раз говорили о том, что истинные христиане желали смерти для перехода в блаженную вечность и для соединения с Богом. Наравне с этим желанием, у них могло быть и благое нежелание смерти, и сейчас скажем в чем оно заключается.
   Итак, истинные христиане желают смерти для соединения со Христом, но могут иметь и благое желание о продлении жизни для дальнейшего служения Богу и людям. Для объяснения этого вопроса приведем сокращенное толкование на слова из послания Филиппийцам, в котором Апостол Павел говорит о своих двух желаниях: желании мученически умереть и соединиться с Христом, и желании жить дальше, чтобы служить Богу и людям.
   Платон митр. Московский (т.1, Слово в неделю 5-ю Великого поста): «Правда, можно, да и надобно и долгой жизни желать; но в каком разуме, в том да будет нам в пример святой Павел, который пишет, что он весьма бы рад был отрешиться от бремени телесного, и быть с Богом, если бы только смотрел пользу свою; но в рассуждении того, что другие от продолжения жизни его могут пользоваться, не отрицается желать себе долгой жизни».
   Феофан Затворник (Толков. на посл. Филипп. 1,21-24): ««Ибо для меня жизнь - Христос, и смерть - приобретение». …Ему все посвящаю, а это есть великое благо; и «смерть приобретение»: не лишение какое-либо, а тоже благо, потому что умереть за Христа преславно и потому что по смерти тотчас лицом к лицу увижу Христа Господа, в чем все наше блаженство. В сем последнем отношении я могу сказать, что умереть для меня было бы даже лучше. Живя здесь, я только работаю Христу, тружусь для Него, а там — тотчас начну наслаждаться общением с Ним. … Но в настоящем месте этим Апостол хотел то преимущественно выразить, что жизнь его вся предана на дело проповеди Евангелия, со стремлением всех научить, что спасение наше есть только в Господе Иисусе Христе, и всех настроить в Нем искать и обретать свое спасение … «Если же жизнь во плоти [доставляет] плод моему делу, то не знаю, что избрать» Лучше бы мне умереть,— и по цене мученической смерти, и по тому, что за нею естественно последует. Но вот в противовес сей выгоде в моем положении стоит другая выгода: «плод дела» моего,— Апостольского, если останусь жив,— распространение света Евангельского и спасение стольких душ. Когда, говорит, поставлю эти две выгоды одну против другой, то не знаю, что изволяю, чего больше восхотеть, что предпочесть? … «Влечет меня то и другое: имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» …Имею желание «разрешиться» от тела, посредством смерти, какую угодно будет Богу послать мне. И это «несравненно лучше», потому что чрез это я тотчас стал бы «быть со Христом» и в Нем блаженствовать. Такова прямая надежда и всех христиан, пребывших верными вере, а тем паче Апостолов. … «А оставаться во плоти нужнее для вас» Другой противовес желания — «нужнее для вас» Сознание долга Апостольского заставляет желать еще пожить во плоти, чтоб веровавших укреплять, неверовавших обращать, — всех весть ко Христу».

   Итак, к благому желанию о продлении своей жизни относится желание жить ради окормления духовных чад и для служения Богу, несмотря на возможно сильные страдания, которые последуют далее. Понятно, что оно приличествует духовным наставникам и служителям Божиим.
   Новый эклогион (Житие …Лазаря, на Галлисийской горе подвизавшегося): «Случилась …у преподобного (Лазаря), мертвого телом, сильная и страшная болезнь. Тяжко страдая, он с радостью ожидал смерти, потому что давно уже был готов к ней, и сам, по апостолу, желал разрешиться от уз тела «и быть со Христом» (Флп.1:23). Вокруг него собралось множество учеников скорбевших и оплакивавших смерть духовного своего отца, и готовых ради него отдать и свою жизнь. Их стенания и плач могли вызвать слезы и у самых жестокосердных. Потому божественный их отец, хотя и был уже при последнем издыхании, сам заплакал от жалости к своим чадам. Печалясь по причине их будущего сиротства, он просил о них Божию Матерь, обычную свою Помощницу, Покров и Прибежище. Преподобный молился Ей, чтобы ему была дарована жизнь, но не для себя (как мог для себя просить тот, кто умер для мира и всегда желал умереть, чтобы быть со Христом?), а для духовных своих сыновей. И Матерь Дева, родившая Саму Жизнь, общее Спасение человеческого рода, хранившая преподобного от всех бед, и в конце его жизни стала ему Помощницей и воспрепятствовала смерти. Она попросила у Своего Сына, имеющего власть над жизнью и смертью, добавить к жизни преподобного еще пятнадцать лет. Пребывая в исступлении во время болезни, преподобный видел Богородицу, просившую об этом Своего Сына, что и было исполнено, потому что преподобный жил еще пятнадцать лет. После этого случая прошло четырнадцать лет, в течение которых преподобный еще более усиленно подвизался и утеснял себя, чем когда был молод и силен телом. Семь дней подряд он мог ничего не вкушать, а потом употреблял только овощи. Измучив себя такими трудами, он уже не мог стоять на ногах и сидел на своем столпе, ибо уже не владел ногами, которые болели и были покрыты ужасными язвами. Хотя он и сидел на столпе, и ноги его ничего не касались, он испытывал еще более сильные боли, чем прежде. Из его вытекал гной и заливал поверхность столпа. Преподобный промучился так целый год. Таким образом, прошли пятнадцать лет, что Бог, предстательством Богородицы, ему даровал. Он узнал о своей кончине от Господа, но не открыл о ней ни одному монаху (они бы стали сильно плакать и рыдать). Собственными руками преподобный составил завещание и спрятал у себя за пазухой. Так в конце жизни сбросив с себя перстного человека и расставшись с нижней темницей и страданиями, он преселился к Богу, будучи семидесяти двух лет».
   Есть случай, когда христианин просил продления своей жизни для воспитания своих детей в духе веры и Господь продлил ему жизнь, и впоследствии вся семья стала праведниками.
   Житие преподобных Ксенофонта и Марии и сыновей их Иоанна и Аркадия (Жития святых Дмитрия Ростовского, 26 января): «Ксенофонт (царский сановник) сильно заболел и уже ожидал смерти. Мария, не надеясь на выздоровления мужа, написала в Берит к сыновьям о тяжкой болезни отца и просила их поскорее возвратиться домой, - прежде чем отойдет в вечность отец. Она хотела, чтобы дети получили последнее благословение от отца и приняли участие в погребении его. Они поторопились возвратиться домой. Отец, увидев их, обрадовался, и от радости болезнь его ослабела. Он велел им сесть у своей постели и начал поучать их (о добродетельной жизни и исполнении заповедей Божиих)…. Слушая эту речь, Иоанн и Аркадий плакали и говорили: «Не оставляй нас, отец, но умоли Бога, да подаст тебе еще несколько времени прожить с нами. Мы веруем, что ты умолишь Бога, если захочешь: Бог послушает тебя. Для нас же юных весьма необходима твоя жизнь здесь, чтобы ты совершеннейшим образом наставил нас на добрые дела, и сам устроил нашу жизнь, как должно». Отец тяжко вздохнул и, прослезившись, сказал: «С тех пор как посетил меня Бог этою болезнью и я возлег на одре, я много молил и молю Бога о том, чтобы Он, ради вашей юности, ниспослал мне еще немного времени прожить на земле, пока я увидел бы вас совершенными во всем». В следующую же ночь было святому Ксенофонту откровение в сонном видении, что Бог повелевает ему еще оставаться в этой жизни. Он возвестил об этом супруге и детям, и все они радовались и славили Бога. Больной начал мало-помалу выздоравливать от недуга».
   (Потом отец послал детей учиться, чтобы после окончания учебы они женились. Но корабль, на котором плыли братья, утонул, но Господь сохранил и им жизнь, и они попали в разные монастыри. Родители, узнав из чудесного видения, что они живы, пошли их искать, и когда нашли, то сами приняли иноческий постриг. После этого они все жили отдельно, и все сподобились от Бога великих даров)
   В следующем примере мы увидим, как по молитвам святого его жизнь продлевалась на один день для спасения одного человека.
   Житие Василия Великого (Жития святых Дмитрия Ростовского, 1 января): «В Кесарии жил один еврей, по имени Иосиф. Он был так искусен в науке врачевания, что определял по наблюдению над движением крови в жилах день наступления смерти больного за три или за пять дней, и указывал даже на самый час кончины. Богоносный же отец наш Василий, предвидя будущее его обращение к Христу, очень любил его и, часто приглашая его к беседе с собой, уговаривал его оставить еврейскую веру и принять святое крещение. …Много … полезного для души, говорил ему святой, но еврей все пребывал в своем неверии. Когда же наступило время преставления святого, он заболел, и призвал к себе еврея, как бы нуждаясь в его врачебной помощи, и он спросил его: «Что скажешь ты обо мне, Иосиф?» Тот же, осмотрев святого, сказал домашним его: «Приготовьте все к погребению, ибо с минуты на минуту нужно ожидать его смерти». Но Василий сказал: «Ты не знаешь, что говоришь!» Еврей отвечал: «Поверь мне, владыка, что смерть твоя наступит еще до захода солнца». Тогда Василий сказал ему: «А если я останусь жив до утра, до шестого часа, что ты тогда сделаешь?» Иосиф ответил: «Пусть я умру тогда!» «Да, - сказал на это святой, - умри, но умри греху, чтобы жить для Бога!» «Знаю, о чем ты говоришь, владыка! - отвечал еврей, - и вот я клянусь тебе, что если ты проживешь до утра, я исполню твое желание». Тогда святой Василий стал молиться Богу о том, чтобы Он продолжил жизнь его до утра для спасения души еврея, - и получил просимое. На утро он послал за ним; но тот не поверил слуге, сказавшему ему, что Василий жив; однако пошел, чтобы увидеть его, как он думал уже умершим. Когда же он увидел его действительно живым то пришел как бы в исступление, а потом, упав в ноги святому, сказал в порыве сердечном: «Велик Бог христианский, и нет другого Бога, кроме Него! Я отрекаюсь от богопротивного жидовства, и обращаюсь в истинную, христианскую веру. Повели же, святой отец немедленно преподать мне святое крещение, а также и всему дому моему. - Велик Бог христианский, и нет другого Бога, кроме Него! Я отрекаюсь от богопротивного жидовства, и обращаюсь в истинную, христианскую веру. Повели же, святой отец немедленно преподать мне святое крещение, а также и всему дому моему». Святой Василий сказал ему: «Я крещу тебя сам своими руками!» Еврей, подойдя к нему, дотронулся до правой руки святого и сказал: «Силы твои, владыка, ослабели, и все естество твое в конец изнемогло; ты не сможешь окрестить меня сам». «Мы имеем Создателя, укрепляющего нас», - отвечал Василий. И, восстав, вошел в церковь и пред лицом всего народа окрестил еврея и всю семью его; он нарек ему имя Иоанн и причастил его Божественных Таин, сам совершив в тот день литургию. Преподав наставление новокрещенному о вечной жизни и обратившись с словом назидания ко всем своим словесным овцам святитель оставался в церкви до девятого часа. Потом дав всем последнее целование и прощение, он стал благодарить Бога за все его неизреченные благодеяния и, когда еще слово благодарения было на устах его, предал душу свою в руки Божьи».
   Итак, мы привели примеры из жизни святых, что же касается подобных желаний обычных христиан, то да подаст Господь каждому из нас нужное для него прошение! Так как только Он знает, сможем ли мы действительно служить Богу и людям.
   И для предостережения от возможного бесовского обольщения по поводу возможного нашего служения Богу и людям, приведем следующее поучение:
   Никодим Святогорец (Невидимая брань, кн. 1, гл.33): «Когда, например, больной расположится благодушно переносить болезнь свою, и переносит; враг, зная, что, таким образом он утвердится в добродетели терпения, подступает расстроить такое его благорасположение. Для сего начинает приводить ему на ум многие добрые дела, которые мог бы он совершить, если б находился в другом положении, и старается убедить его, что если б был здоров, как добре поработал бы Богу, и сколько пользы принес бы и себе и другим: ходил бы в церковь, вел бы беседы, читал бы и писал в назидание ближних, и подобное. Заметив, что такие мысли принимаются, враг почаще приводит их на ум, размножает и раскрашивает, проводит до чувства, вызывает желания и порывы к делам тем, представляя, как хорошо шли бы у него те или другие дела, и, возбуждая жаление, что связан по рукам и ногам болезнью. Мало-помалу при частых повторениях таких мыслей и движений в душе, жаление переходит в недовольство и досадование. Прежнее благодушное терпение, таким образом, расстраивается, и болезнь представляется уже не как врачевство от Бога и поприще для добродетели терпения, а как нечто неприязненное делу спасения, и желание освободиться от нее делается неудержимым, все еще в видах получения чрез то простора для доброделания и угождения Богу всяческого. Доведши до сего, враг украдает из ума его и сердца эту благую цель желания выздоровления и, оставляя одно желание здоровья как здоровья, заставляет досадливо смотреть на болезнь, не как на препону к добру, а как на нечто неприязненное само по себе. От сего нетерпеливость, не врачуемая благопомышлениями, берет силу и переходит в ропотливость и лишает больного прежнего покоя от благодушного терпения. А враг радуется, что успел его расстроить».

    Оглавление    К христианской благой причине прошений у Бога об исцелении или продлении жизни относится желание принести покаяние и исправиться

   Во-вторых, к благому желанию о продлении жизни относится и желание жить для того чтобы принести покаяние и исправиться. Оно может быть у истинных христиан, живших в подвиге покаяния и очищения от страстей и смиренно видевших свою внутреннюю нечистоту. И Господь даровал им продление жизни, но также и для того, чтобы они помогали спастись другим людям. Вот пример об этом.
   Житие Феодора Сикеота, епископа Анастасиупольского (Жития Святых Дмитрия Ростовского, 22 апреля): «По возвращении в обитель, преподобный (Феодор) впал в тяжкую болезнь и ожидал смерти, ибо он видел пришедших к нему святых Ангелов и подумал, что они хотят уже взять его душу; он плакал и рыдал о том, что не готов к смерти. Над ним была икона святых врачей бессребренников Космы и Дамиана; они явились ему в видении и по обычаю врачебному осязали жилы рук его и беседовали между собой, как бы отчаиваясь в его жизни, потому что силы его уже ослабели. Они сказали ему: «О чем плачешь и скорбишь, брат?» Больной отвечал: «О том, что не покаялся Богу, отцы мои, и что оставляю сие малое стадо еще не совершенно направленное на истинный путь и требующее еще многих наставлений». Говорили ему святые: «Хочешь ли, мы умолим за тебя Бога, чтобы Он продлил жизнь твою?» Отвечал больной: «Если вы это сделаете и испросите мне время для покаяния, то будете виновниками многих мне благ и получите награду за мое покаяние». Святые, обратившись к Ангелам, просили их, чтобы помедлили немного, пока они, шедши к Царю и Богу, попросят Его о Феодоре. Ангелы обещали, и святые страстотерпцы Косма и Дамиан идут к Всесильному Царю Христу Богу нашему, некогда приложившему Езекии пятнадцать лет жизни, и, умоливши Его о приложении лет жизни Феодору, возвращаются в скором времени, имея среди себя юношу, подобного Ангелам тем, но сиявшего большею славою. Сей юноша сказал Ангелам так: «Оставьте Феодора в живых, о нем умолили Владыку всех Царя славы, и Он повелел ему быть во плоти». И тотчас святые Ангелы с тем пресветлым юношей отошли на небо. Святые же Косма и Дамиан сказали Феодору: «Восстань, брат, и внимай себе и своему стаду: благий и милостивый Владыка принял молитвы наши о тебе и даровал тебе жизнь, да делаешь брашно негиблющее, но пребывающее в жизнь вечную, чтобы многим душам устроить спасение». Сказав ему это, святые врачи стали невидимы. Блаженный Феодор пришел в себя и, почувствовав себя вполне здоровым, встал тотчас, прославил Бога и с большим усердием предался псалмопению и посту. Дарованной ему благодатью Божиею, он творил чудеса, исцелял различные болезни и бесов изгонял словом».
   Также и нерадивый христианин может просить Бога продлить его жизнь для покаяния, и Господь может исполнить его прошение.
   Память преподобного Патермуфия (Жития Святых Дмитрия Ростовского, 9 июля): «В другой раз преподобный (Патермуфий) посетил иного брата, также заболевшего смертельно. Увидав, что больной страшится смерти из-за грехов своих, он сказал ему: «Отчего ты, чадо, не готов к отшествию? Кажется мне, что совесть, обличительница твоя, хочет идти туда вместе с тобою». Больной сказал: «Прошу тебя, отче, помолись за меня Богу, чтобы Он дал мне немного времени для покаяния». Старец же отвечал: «Вот теперь ты ищешь времени для покаяния, а где прошедшие времена? Что совершил ты во дни своего иночества? Ты не только не успел уврачевать своих прежних язв, но прибавлял к ним всё новые и новые». Больной, однако, не переставал умолять старца со слезами о том, чтобы он помолился за него Господу. И сказал тогда старец: «Если ты отныне не будешь прилагать одно зло к другому, то мы помолимся за тебя. Человеколюбец Господь благ и долготерпелив и даст тебе некоторый срок для очищения грехов твоих». Сказавши это, он преклонил колена для молитвы и после молитвы встал и сказал больному: «Три года дает тебе Господь прожить еще на земле – только принеси истинное покаяние!» И взяв его за руку, преподобный поднял его здоровым и увел его с собою в пустыню. Спустя же три года он снова пришел с ним к братии и представил им его как ангела Божия. Много братии сошлось слушать сладкие слова преподобного, и он сказал им здесь слово о плодах покаяния. Беседа продолжалась до утрени, и во время этой беседы брат, окончивший трехлетнее покаяние, как бы задремал и предал душу свою в руки Божии, без болезни и страха, как бы уснувший сладким сном».
   Дмитрий Ростовский (Руно орошенное): «Муж некий, из именитых в Царьграде, имел великую веру к святому Христову иерарху Иоанну Златоустому. Однажды он впал в тяжкую и неисцелимую болезнь. Врачи уже не могли его лечить и отчаялись, тогда он повелел нести себя в церковь, где честная рака Златоустова стояла. Здесь, молясь со слезами, принял он в ум свой содеянные грехи и зарыдал о них: «Увы, мне, грешному и нераскаянному! Как пойду в путь невозвратный? Как претерплю трепет страшного суда? Как вечные и нестерпимые понесу муки?» Когда же все вышли из церкви, велел и рабам своим удалиться, оставив закрытым его одного. Наедине, посмотрев наверх святого храма, увидел образ Господа нашего Иисуса Христа и начал говорить к Нему так: «Если Твоего образа, Владыка, руками человеческими сотворенного, боюсь, как же Тебя, страшного Судию, я, окаянный, увижу, когда придешь судить всех? Согрешил, Господи, прости меня, не сохранившего Твои повеления!» И начал исповедовать перед святым образом свои согрешения, сделанные от юности. После исповедания же добавил: «И иное лютое сотворил согрешение, Владыка, но не смею изречь, Человеколюбче, не смею, Милостивый». В это время раздался голос от того святого образа: «Говори, не стыдись и этого исповедать, человек!» Сказав все, опять услышал он голос: «Оставляются тебе грехи твои». И как только этот страшный глас пришел, поднялся он здоровым. Тогда, пав ниц, стал он во весь голос воссылать благодарения Человеколюбцу Богу, «не хотящему смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был» (Иез. 33, 11). Поклонившись гробу святого Златоустого, направился исцеленный, радуясь, в дом свой. Пожив же в целомудрии прочие годы жизни своей, отошел ко Господу. Вот видите, как принял человек телесное здравие уврачеванием своих грехов».

   Далее скажем о том, что не всегда такое прошение бывает твердое или искреннее. Во-первых, часто происходит следующее:
   Григорий Двоеслов (40 бесед на Евангелие, беседа 12): «если постигнет нас какая-либо болезнь, если признаки болезни возвестят нам о скорой смерти, то мы желаем отсрочки жизни, чтобы оплакать грехи свои, и с особенным усердием молимся об этой отсрочке, но едва только получим ее, как уже признаем за ничто».
   Во-вторых, обратим внимание на то, что такое прошение может быть искренним, а может сопровождаться лукавством (которое, кстати сказать, может быть незаметным для самого человека). Так, некоторые христиане могут сказать: «Я также не хочу умереть, т.к. еще не готов к вечности». С одной стороны, этот довод является праведным, а с другой стороны, может быть лукавством. Вот что об этом говорят святые отцы.
   Паисий Святогорец (Семейная жизнь, ч.6, гл.1): «Геронда, а может ли человек от смирения чувствовать себя духовно не готовым к иной жизни и хотеть пожить ещё немного, чтобы приготовиться?» (Ответ) «Это, конечно, хорошо. Но откуда такой человек знает: может быть, если он проживёт дольше, то станет ещё хуже?»
   Иоанн Максимович (Илиотропион, кн.4, гл.6): «Желания о продолжении своей жизни или же о скорейшем переходе в будущую загробную жизнь у многих людей противоречивы и сильно смущают их, преимущественно же последние из них, т.е. смерть - устрашает едва ли не всех. Об этом и предложим рассуждение, дабы успокоить себя и примирить свои пожелания. Все хорошо знают, что каждый умрет и не отрицают этого; соглашаются умереть, но не тотчас; желают отдать естеству долг, но не теперь; имеют желания переселиться от земных селений в небесные, но после. Бедные мы и не разумные! говорим безумно - желаем освободиться от нищеты своей, а не сейчас; желаем быть блаженными и благословенными, но не достигли еще той степени. Зачем ставишь для себя, безрассудный человек, столь высокую лествицу к небу, чтобы иметь много ступеней, по которым ты думаешь медленно и лениво приближаться к смерти? Зачем тебе желать долголетия, ошибочно думая, что многими годами жизни приготовишь смертный исход с более легким страданием? Должно умереть или теперь или завтра. Мне известно, что многих обольщает - когда смерть стучится у дверей, они думают, что кредитор глупый приходит за получением долга не вовремя, до истечения назначенного срока. Безумное сравнение! Срок этот тогда оканчивается, когда это угодно Владыке смерти. Почему называешь смерть безвременной? Почему умоляешь о продолжении жизни? - Ты давно приутотовлен к смерти знанием о неизбежности ее, и дано было тебе продолжительное время для исправления себя - больше ты не исправишь себя и не приготовишь себя. И потом опять захочешь помедлить для исправления себя, и чем более лет проживешь, тем более сделаешься неготовым к смерти. Долголетие весьма многих сделало еще более грешными. Нежелание умереть ради будущего покаяния - есть своего рода зло, ибо оно на деле не оправдывается. Дело в том, что тот только исправляет себя, кто готов умереть тогда, когда Богу это угодно. Бог никогда ничего злого не хочет, и самое зло направляет к лучшему - к добру. А потому, когда Бог определяет кому смерть, то делает добро умирающему, прекращая возможность ему еще больше грешить. Поэтому каждый удали от себя всякое сомнение о безвременности смерти и от всей души говори: «будь моя смерть тогда и так, когда и как Господу угодно!»».

   Итак, если мы говорим о том, что не хотим умирать, не очистившись, и не имеем при этом покаяния, смирения перед волей Божией о часе нашей смерти и посильных духовных трудов, то это лукавая отговорка, прикрытая благочестием. Прости нас, Господи, и не остави нас, лукавых! И сподоби всех христиан истинно увидеть для чего они хотят продления своей жизни!

    Оглавление    Краткий итог о прошении христианина об исцелении

   Далее подведем итог о том, каким должно быть прошение христианина об исцелении.
   Во-первых, христианин, молясь об исцелении или о продлении жизни, должен с самого начала осознавать и помнить, что все происходит по воле Божией и его болезнь, и смерть также.
   Иоанн Максимович (Илиотропион, кн.1, гл.1): «По какой бы причине ни началась она (болезнь), нет никакого сомнения, что на то была воля Божья».
   И поэтому в молитве можно излагать свою печаль по поводу телесных страданий, но при этом благодарить Господа и в прошении говорить и о послаблении болезни, и об укреплении в терпении. Вот пример смиренного прошения в болезни, возможно и не смертельной, но принцип моления подходит и для смертельно больного человека.
   Григорий Богослов (Песнопения таинственные, Молитва в болезни): «Стражду от болезни и изнемогаю телом. Иные высоковыйные, может быть смеются над моим страданием. Расслабли мои члены и ноги ходят не твердо. Не знаю, следствие ли это воздержания, или следствие грехов, или какая-нибудь борьба. Впрочем, благодарение моему Правителю! Это может быть для меня же лучше. Но запрети болезни, запрети словом Своим, Твое слово для меня спасение! А если не запретишь, дай мне терпение — все переносить. Пусть тля и достанется тле; соблюди образ, тогда будешь иметь во мне и совершенного раба».
   Во-вторых, можно молиться о выздоровлении, но не для суеты, а для того, чтобы прожить еще немного для очищения и покаяния.
   Также отцы говорят о том, что христианину следует молиться не так о выздоровлении, как о своей духовной чистоте и избежании вечной смерти.
   Амвросий Оптинский (Письма к мирским лицам, п.304): «…чтобы ты не помышляла и не надеялась выздороветь от болезни, а лучше бы готовилась как следует к переходу …, потому что такое уготовление полезно, по сказанному: «уготовихся и не смутихся»».
   В-третьих, нельзя не сказать, что молитвы об исцелении должны сопровождаться покаянием.
   Варсануфий Великий (Руководство к духовной жизни, вопр. 647): «Вопрос: Если человек, живший нерадиво, будучи близок к смерти, обещается Богу, что когда он останется жив, то постарается угодить Ему, - продлит ли Бог его жизнь? Ответ: Бог - Сердцеведец, и взирает на правоту сердца. Если Он видит, что человек тот поистине от всей души покается, то подаст ему продолжение жизни, по сказанному: «да даст тебе (Господь) по сердцу твоему» (Пс.19, 5). Ибо воля Божия есть - спасение людей, как Сам Бог сказал: «живу Я, - говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был» (Иез.33,11). Итак, направим сердце наше к Нему, и возвергнем на Него все попечение наше (см. 1Пет. 5, 7), и Он благоустроит полезное нам к нашему спасению».
   В-четвертых, если христианин дал обет при прошении, то он обязан его точно исполнить.
   В-пятых, что касается лечения у врачей при просьбах об исцелении, то можно лечиться и не лечиться, но при этом надо истинно надеяться на Бога, и конечно, недопустимо самоисцеление и лечение у экстрасенсов.
   Также необходимо прибегать к духовным врачевствам, таким как исповедь, причастие, соборование, чтение Священного Писания и т.п.
   И конечно, даже при прошении и надежде на исцеление, нельзя забывать о приготовлении к смерти.

    Оглавление    О чем говорит молитва о продлении жизни человека

   Но, несмотря на то, что выше много говорилось об исцелениях и приведено множество примеров о продлении жизни, приведем следующее поучение:
   Киприан Карфагенский (Книга о смертности): «А вот случай очевиднейшего указания Божественного Промысла на то, что Господь, предвидя будущее, заботится об истинном спасении верующих. Когда один из сотрудников и сослужителей наших, будучи изнурен немощью и смущенный близостью смерти, молился, почти уже умирая, о продолжении жизни, — пред него предстал юноша, славный и величественный, высокого роста и светлого вида, которого присутствие едва ли могло быть примечено плотским человеческим оком, и которого мог видеть только тот, кто уже разлучался с этим миром; он с неким негодованием и упреком сказал умирающему: «И страдать вы боитесь, и умирать не хотите. Что же мне делать с вами?» Этот голос обличителя и вместе друга, который, заботясь о будущем, не одобряет настоящего расположения людей, и страшащихся гонений, и призыванием Божиим недовольных. Брат и сотрудник наш, близкий к смерти, услышал то, что следовало сказать прочим: умирающий и слышал для того, чтобы передать другим слышанное, слышал не для себя, а для нас. Ибо для чего же было учиться тому, кто близок был к отшествию? Так, он узнал это для нас, остающихся в живых, дабы мы, ведая об укоризне, сделанной священнику Божию, молившемуся о продолжении жизни, ведали и то, что каждому из нас служит на пользу».
   Также следует знать, что хотя и разрешены молитвы о продлении жизни ближним, но такие наши желания все же говорят о нашей духовной слабости.
   Феофан Затворник (Собрание писем, п.941): «Что у вас была за молитва при смерти брата? "Господи, подыми его"? Выходит по вашим словам, что жизнь здесь счастье на счастье, а смерть дверь страданиям. На деле же смерть дверь в отечество для блаженной жизни. И спрашивать надо: зачем еще оставаться здесь? Или - слава Богу, наконец, отбыл домой! Зачем взят брат? Затем, что заслужил покой, а вы еще потерпите».
   Макарий Оптинский (Собрание писем, т.5): «Упорно желать того, чтобы по нашей воле было продолжение жизни нами любимых и уважаемых, значит желать разрушать планы судеб Божиих. Для тебя было приятно сожительство ее, положим, что и полезно, но это эгоизм: для нас то полезно, что Бог творит, и мы всякий день молимся Ему: «да будет воля Твоя», — а не хотим, чтобы она совершалась над нами».

   Следует знать и то, что нежелание умирать говорит о несмирении перед волей Божией
   Иоанн Максимович (Илиотропион, кн.4, гл.1): «Увы! Так ли (смиренно перед волей Божией) большая часть из нас ныне живет или умирает? Редко кто теперь умирает без сильного желания пожить еще и еще, редко умирает без вздохов и печали: а все это противно воле Божьей, ибо это желание показывает наше недовольство определенным от Бога пределом для нашей жизни. Мы должны быть готовы к исходу каждый час, ибо час этот премудростью Божьей сокрыт от нас. Несправедливо укорять должнику своего кредитора за взыскание данного им своему должнику на определенный срок. Для нас же грешных всегда будут малы дни нашей жизни, если станем их считать. При этом размысли сам разумно, что простое продолжение жизни во времени само по себе, без отношения к нашей деятельности есть небольшое еще добро: оно не приведет тебя к блаженству. А поэтому будь доволен тем пределом жизни, который назначен тебе Богом и поспеши воспользоваться им для добрых дел, чтобы достичь блаженного покоя праведных».
   Исходя из всего вышесказанного, пусть каждый сам решит: стоит ли ему молиться о продлении своей и чужой жизни…

БЕСЕДЫ О БОГОПОЗНАНИИ И САМОПОЗНАНИИ ПО УЧЕНИЮ СВЯТЫХ ОТЦОВ:

1. Записи р. Б. Ники
2. О молитве, молитвенном делании и молитвенном трезвении
3. О празднословии
4. О праздномыслии, или о мечтаниях, блуждании и рассеянии ума
5. О помыслах в форме мысленных разговоров (или внутренних диалогах)
6. Что такое «скорбь» по христианскому учению и почему люди тяжело переносят различные скорбные обстоятельства
7. О понятии «счастье» по христианскому учению
8. О прелести, или действиях бесов против людей
9. Таинственные действия Духа Святого у подвижников, сподобившихся стать причастниками Духа и в отношении всех людей
10. Блудная страсть и половая потребность
11. О брачных половых отношениях и воздержании по учениям святых отцов
12. Пьянство и наркомания как страсти телесного сладострастия
13. Страсть сребролюбия и материальные потребности
14. Страсть гнева
15. О праведных реакциях христианина на различные виды злоречий и злых действий
16. О страсти уныние, как лени и праздности
17. О саможалении по учению св. отцов
18. Учения святых отцов на мнение, что смысл жизни заключается в создании семьи
19. О конфликтах в семьях, происходящих от самолюбия и разных страстей
20. Печаль о смерти ближних
21. Предсмертные состояния праведников и грешников
22. Реакции людей на приближение смерти
23. О возвращении души в тело, или о видениях при клинической смерти по христианскому учению
24. О силе любви по учениям святых отцов (1. О естественной любви и самолюбии)
25. Умственная сила. Познавательные низшие способности, или тема о хранении чувств.
На главную Написать нам письмо В начало страницы





Copyright © 2006-2017 ni-ka.com.ua Created & hosted by Dmitry