ОТДЕЛ 3. Глава 3Б.2: О правом перенесении некоторых скорбей с помощью христианских суждений, изложенных в поучениях святых отцов (о любомудрии при конфликтах, при страхах и переживаниях, при малых неприятностях)

Скачать этот текст в формате docx

Скачать этот текст в формате pdf 

Составитель Ника

Отдел 3. Глава 3Б: О правом перенесении некоторых скорбей с помощью христианских суждений, изложенных в поучениях святых отцов
Раздел 3.8. О ПЕЧАЛИ ПРИ ОТНОШЕНИЯХ С ЛЮДЬМИ И ЛЮБОМУДРИИ ПРИ ЭТОМ
*3.8.1. О христианских правых реакциях при неприятных отношениях с другими людьми
= «Не то показывает христианина, чтоб не обижать, не бранить, не бить, но то, чтоб терпеливо сносить, когда другие делают то ему»
= От чего происходит правильное христианское отношение к другим людям
*3.8.2. О конфликтах, при которых кто-то обижает христианина
= 3.8.2.1. Что обычно происходит с людьми при конфликтном/неприятном общении
= Немало христиан не по-христиански переносят конфликты
= Мы, грешные, «при мало-мало оскорбительном слове щетинимся, как ежи»
= При конфликтах с людьми часто внешне или внутренне проявляется гнев и злоба
= Страстному человеку другие люди представляются виноватыми и плохими, а он – невиновным, хорошим, справедливым и т.п.
= Мы склонны винить кого-то, если у нас что-то скорбное/тяжелое/проблемное или мы страдаем
= Грешники «не любят выслушивать обличающую их правду»
= Мы не умеем принимать ни справедливые слова в свой адрес, ни не справедливые
= Мы не любим человека в тот момент, когда он нас укоряет/ругает/делает замечание и т.п.
= Мы зачастую хотим «победить» враждующего с нами, а не победить свой гнев, обиду и нелюбовь к нему
= Обида, смущение на кого-то не воспринимаются нами, как признак наших страстей
= В печали некоторые люди просят у Бога наказания другим, а об этом нельзя молиться
= 3.8.2.2. О некоторых христианских правилах святых отцов при конфликтах
= Христианин должен знать духовные правила и исполнять их
= Не говори с человеком, пока ты в смущении, гневе, недовольстве и т.п.
= Смотри за собой при конфликтной/неприятной ситуации и после нее, и видь свои страсти
= Как только закончилось конфликтное общение, тотчас трезвись над помыслами, чтобы обида или гнев не умножились
= После конфликта нельзя позволять себе думать о несправедливости людей в отношении тебя или что они неправы
= Старайся не думать об обидчике и не повторяй в мыслях и вслух, что он говорил или делал, а молись и смиренномудрствуй
= Старайся «не обвинять людей в своих бедствиях» или неприятностях и трудностях
= Не говори о прошлых обидах и не настаивай на своей правоте
= Старайся не осуждать никого
= Не передавай другому, что о нем говорят плохое
= Будь сам терпелив, тактичен и думай о других
= Не ожидай, что другие будут довольны или рады тебе, или будут поступать так, как ты считаешь правильным/нужным
= Следи за своими оправданиями, почему не можешь исполнить заповеди о прощении, любви и духовные правила
= Правило: старайся оправдать другого человека
= Надо уметь вести себя с некоторыми людьми
= О том, что надо бы делать при жалобах других на обидевших их
= О сокрушении после видения своих страстей и неправых реакций

*3.8.3. О любомудрии при конфликте с другим человеком
= 3.8.3.1. Суждения с памятью о Боге
= Напомни, что Господь и святые претерпели, и как они это переносили
= Об укорах Христа
= Радуйся о Господе
= Напомни, что всё от Бога и что «Бог для твоего блага попустил тебе это встретить»
= Помни, что Бог – Судья
= 3.8.3.2. Некоторые христианские истины с памятью о заповедях и духовной пользе
= Напоминай себе истины о терпении
= Помни заповедь о ланите
= Напомни себе, что Господь проверяет твои добродетели при скорбях
= Помни, что через такие случаи Господь учит тебя смирению
= Напоминай себе, что у тебя не должно быть никаких ссор и конфликтов
= Когда испытываешь неприязнь к кому-то, напомни себе, что они «созданные, как и ты, по образу и подобию Божию»
= Помни о заповедях для терпящих напрасные поношения
= Утешай себя тем, что «лучше претерпевать что-либо без вины, нежели терпеть заслуженно»
= Грешный человек не склонен видеть своих страстей, а высказывания о нем других людей помогает познать себя
= Не надо роптать на людей, а надо сказать себе, что те люди – орудия Божии и твои душевные врачи и благодетели
= Помни, что «исконный искуситель возмущает одних против других»
= 3.8.3.3. Обличения/укорения себя при конфликте
= Скажи себе, что твоя обида и гнев/раздражение – это выражение твоих страстей, и им нельзя поддаваться
= Скажи себе, что ты «в плену у врага»
= Скажи себе: «Не занимайся ничьими здесь делами; пусть все как хотят»
= Напомни себе о своих постоянных грехах и своих страстях
= «Приводи себе на память, что в тебе зло, а не в людях» и не других обвиняй, а себя
= Укори себя в не прощении, притом, что сам просишь прощения у Бога
= 3.8.3.4. Некоторые естественные доводы для утешения
= «Одергивай» себя
= Говори себе: другие люди «жесточайшее терпят — тебе ли малого не терпеть?»
= Вразуми себя, что своими страстными реакциями ты только мучаешь себя
= Подумай о том, что могло быть намного хуже

Раздел 3.9. О ЛЮБОМУДРИИ ПРИ СТРАХЕ/ТРЕВОГЕ/ПЕРЕЖИВАНИИ
*3.9.1. О человеческом страхе о мирском
= О понятии «страх» в поучениях святых отцов
= Все люди поражены разными мирскими страхами
= Часто мы хотим того, что несет сомнительное благо, и боимся его потерять
= Страх/тревога – результат активности воображения, которая приносит беспокойство от слов «а вдруг…», «а если…»
*3.9.2. В чем пагубность страха/тревог/беспокойств по христианскому учению
= Люди считают, что переживания и тревоги это якобы хорошо, а на самом деле – это выражение их страстей
= Наличие страха/тревог и поиск обезопасить себя говорит о том, что нет преданности в волю Божию и страха Божиего, а есть своеволие и маловерие
= Страх – одно из оружий диавола
*3.9.3. Примеры любомудрия при страхе/тревоге
= Надо помнить, что с мечтами–страхованиями надо бороться памятью Божией
= «Не тревожься раньше времени, а предайся воле Божией» и пусть будет, как будет
= «Бог все устроит к лучшему и теперь, как бывало прежде. Положись на Него»
= Напомни себе, что «ничего не должно (предполагать) вперед, а должно все, что Господу угодно будет послать, принимать и считать за великую милость Божию»
= Укорение себя, что ты мучаешься от своих предположений, а не от того, что постоянно прогневляешь Господа своим не смирением пред Его волей
= Помни, что тебе надо стараться «не допускать сердца своего до смущения и тревог, но всячески напрягайся держать его в мирном и покойном настроении»
= Когда есть страх за кого-то или за что-то, то приводи себе естественные доводы и христианские истины
= Скажи себе, что то, что ты придумал, может не произойти, а ты себя сейчас мучаешь
= Напомни, что с тобой ничего не произойдет, чего бы не было с другими людьми
= Вспомни, что страх и беспокойства – это вражье, и борись с ними
= Если за что-то переживаешь/боишься и т.п., то нередко надо ничего не предпринимать, а успокоиться
= Пусть христианину и бывает страшно, и он понимает, что будет сложно, но он должен идти и делать, предавая все на волю Божию
= «Как только какая тревога внутри, тотчас надо обращаться к Господу, — и все взывать, пока стихнет тревога»
= Советы при беспокойствах от незнания как поступить
= Примеры о том, что говорят святые отцы о страхе перед болезнями/эпидемиями

Раздел 3.10: О ЛЮБОМУДРИИ ПРИ МАЛЫХ НЕПРИЯТНОСТЯХ, ТРУДНОСТЯХ И ПЕРЕМЕНАХ В ЖИЗНЕННОМ УКЛАДЕ
*3.10.1. О склонности к печали, недовольству, раздражению, ропотливости, досадливости при малейших неприятностях
= Неприятность может представляться большим скорбным обстоятельством и человек страдает
= Часто происходящие неприятности могут восприниматься такими, будто они происходят в первый раз
= У человека может быть ропотливый характер, и он бывает всем недоволен
= В неприятностях часто забывается, что все в воле Божией
= Наши неправые реакции при неприятностях показывают наше малодушие, самолюбие, гордость, своеволие
= В наших реакциях на мелкие скорби проявляется наше настоящее отношение к Богу
*3.10.2. О любомудрии при неприятностях
= Напомни себе, что во всем есть воля Божия и Его промысел
= Говорите себе, что покой и приятности будут в будущем веке
= Надо смиренно терпеть неудобства жизни, если нет возможности их изменить, понимая, что это – наш «крестик»
= Скажи себе, что, как христианин, ты не должен смущаться неприятностям, а должен учиться смирению и терпению
= Чтобы не было печали от не реализации своих желаний, учись «быть всем довольным»
= Если «обречешь себя в уме своем на труды и скорбь», то «все, что встречается тебе трудного и неудобного, покажется тебе удобным и легким»
= Старайся часто каяться и укорять себя в неправых реакциях на неприятности и на возможные прегрешения
= Помни о заповеди: «Вся творите без роптания и размышления»
= Ободри себя памятью о том, что все изменчиво, и вразуми себя, что каждый делает множество ошибок
= Вразуми себя, что вначале что-то кажется трудным и неудобным, а потом привыкаешь
= Говори себе, что «помехи в твоих планах всегда оказывались для тебя благом»
= Несколько примеров правой реакции при обычном течении жизни, когда есть некие неудобства, трудности, заминки и т.п.



Раздел 3.8. О ПЕЧАЛИ ПРИ ОТНОШЕНИЯХ С ЛЮДЬМИ И ЛЮБОМУДРИИ ПРИ ЭТОМ

   Одним из видов скорбных обстоятельств является скорбь, связанная с людьми. Это может быть и конфликтное/неприятное общение с другими людьми (от которого человек страдает душевно), и какие-то их действия, приведшие к скорбям (болезням, материальным потерям и др.).
   Сразу заметим, что, во-первых, мы говорим о тех конфликтах, при которых ты действительно терпишь что-то плохое от других людей, а не о тех, когда ты сам являешься обидчиком или тебе только кажется, что тебя обижают. Вот как говорится о кажущейся обиде и реальной.
Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 10-й заповеди, грех: Не воздавать ближнему злом за зло (не мстить)): «Многие на этот раз «зло» ошибочно понимают: они самое-то добро называют злом, мир — враждою. Отсюда считают врагами своими и тех, которые нисколько не враждуют против них. Так, например, начальник справедливо и благонамеренно взыскал с подчиненного, а подчиненный считает его своим обидчиком; благонамеренный человек высказал другому правду и предостережение, а последний называет его своим злодеем (Гал.4,16); соискатель с нами известной должности или места имеет те же права, как и мы, а в нем мы видим своего врага. В подобных случаях, очевидно, нет никакой обиды нам со стороны ближнего и ближний не нуждается в нашем прощении …. Тут одно малодушие, один нерассудительный гнев, как и вообще оскорбляются большею частью люди неумные, неразвитые или малодушные. … Злом, которое простить ближнему, … называется вот что: нас оскорбили в лицо, и тем более при других; нас напрасно похулили за глаза; очернили наши добрые заслуги, как некогда фарисеи унижали благодеяния Иисуса Христа; отняли у нас что-либо принадлежащее нам, например, какое-либо преимущество, награду, деньги, вещь, подвергли нас какому-либо страданию или буквально ударили. Словом, обиженными мы можем считать себя только тогда, как были мы правы, встречая обиду, или когда обида нанесена нам несравненно большая, чем был повод к ней с нашей стороны, или же когда кто только не по праву и злонамеренно судит нас за действительные наши вины».
   Во-вторых, речь пойдет о конфликтах, при которых в твой адрес звучат укоры, оскорбления, неприятные слова, а это приводит к печали, переживаниям, гневу и т.п.
   Итак, этот вид скорби является достаточно частым и тяжелым для человека.
Никодим Святогорец (Невидимая брань, ч.1, гл. 40): «Одним Бог посылает неприятности и скорби, навлекаемые на них течением событий, от людей нисколько не зависящих: эти легче переносить. Другим — такие, которые причиняются людьми: эти тяжелее, особенно когда причиненную нам скорбь не можем признать ненамеренною; и еще паче, — когда люди сии нами как-нибудь облагодетельствованы. Последний случай самый тяжелый».
   Вот о том, что происходит, когда мы страдаем от общения, и какие есть христианские истины о такой скорби, скажем в этом разделе. (Заметим, что о том, как надо переносить скорби от других людей, мы также говорили в теме о страсти гнева: «Часть: О человеке. Раздражительная сила. Страсть гнева. Глава 3: О праведных реакциях христианина на различные виды злоречий и злых действий, направленных на него. Раздел 3.4».)

3.8.1. О христианских правых реакциях при неприятных отношениях с другими людьми

   Вначале приведем несколько поучений о том, как истинный христианин воспринимает и переносит разные неприятности от людей.

    «Не то показывает христианина, чтоб не обижать, не бранить, не бить, но то, чтоб терпеливо сносить, когда другие делают то ему»

   Каждый христианин должен понимать и помнить:
Тихон Задонский (Плоть и дух, гл.30): «Особенно в нынешнее время хотящим благочестно жити нечего ожидать, кроме насилия, озлобления, гонения, ибо по причине умножения беззакония, уже во многих охладела любовь. Таким образом, всякому, хотящему благочестно жити, к терпению готовиться должно (Мф 24:12)».
   Т.е. в мире есть очень много людей, творящих разные беззакония (воруют, враждуют, обманывают, лукавят, делают все только для своей выгоды, обижают других и т.д.), а это значит, что многие из нас будут обворованы, ущемлены, обмануты, унижены и т.д.
   Для христианина здесь важны два условия:
   — во-первых, ты не должен быть тем, кто поступает беззаконно, кто причиняет скорбь другим и кто начинает конфликт;
   — во-вторых, христианин должен учиться терпеливо воспринимать неправости и беззакония других людей в свой адрес (т.е. не впадать в печаль, обиду, гнев, надуманный страх, отчаяние, соблюдать заповеди и следовать истинам о прощении и любви, стараться противостоять своему самолюбию и т.д.), а не реагировать как неверующие и плотские люди, которые при конфликтах в ответ внутренне или внешне возмущаются, негодуют, осуждают, стараются защитить свои «права», мстят и т.п.
Георгий Затворник (Письма, п. 3. 81): «Лучше нам ради Господа терпеть наносимые нам обиды, нежели допустить, чтобы кто от нас терпел. Благо нам быть обидимыми для вечного блаженства, по попущению Божию; но обидеть очень пагубно и страшно: ведь обидчиков, дышащих злобою, ожидает ужасная злоба адских мучителей, червь и скрежетание зубов».
   Феофан Затворник
(Рукописи из кельи – 2, Мысли и изречения святых подвижников…): «Не то показывает христианина, чтоб не обижать, не бранить, не бить, но то, чтоб терпеливо сносить, когда другие делают то ему, обнаруживает истинного ученика Христова: ибо, говорит, «Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую», и проч. (Мф. 5, 38-39)».
   О первом условии (не делать беззаконий самим и не быть зачинщиками конфликтов) мы сейчас не будем говорить, а скажем о втором (о христианской реакции на неправые и страстные действия и слова других в наш адрес).
   Думаю понятно, что у нас эти реакции почти всегда страстные, а у истинных христиан, прошедших духовно-подвижнический путь очищения себя от своих страстей, реакции были праведными; а если они видели, что реагировали страстно, то противились им любомудрием, покаянием и молитвой.

    От чего происходит правильное христианское отношение к другим людям

   Перечислим пару причин, почему истинные христиане могут правильно переносить неправды других людей в свой адрес. (Обращаем внимание, что при таком виде скорбей существенным является то, затрагивает ли тебя лично другой человек или нет, потому что в отношении себя реакции намного острее, чем когда это тебя не касается.)
   Итак, правильные христианские реакции на греховные и страстные слова и поступки людей в твой адрес, во-первых, можно кратко определить словами: «великодушное перенесение недостатков тех, кто немощен и не может исцелиться от своих пороков», или «закон любви и терпения».
Иосиф Ватопедский (Ватопедские оглашения, гл.33): «… Великодушно переносите недостатки тех, кто немощен и не может исцелиться от своих пороков, осуществляя, таким образом, закон любви и терпения, — и вы заслужите награду, которая состоит в духовном преуспеянии и совершенстве. Призываю вас, братия, к снисходительности и сочувствию в отношении ошибок и соблазнов, бывающих от немощных и не имеющих ведения. Поистине, наш Спаситель Христос смягчается, видя наше милосердие к ближним, потому что и Сам Он есть совершенная любовь и сочувствие. Итак, вот способ и нам воспользоваться милосердием Божиим, поскольку Он призывает нас стать сострадательными, каковым является и Он Сам».
   Феофан Затворник
(Толк. на посл.1 Коринф. 13, 4-7): ««Любовь долготерпит». Благодушно сносит все неприятности, оскорбления и напраслины, не поддаваясь движениям гнева или отмщения. … Эта добродетель рождается от любви, и тем, которые имеют и хорошо употребляют ее, доставляет великую пользу».
   Тихон Задонский
(Об истинном христианстве, кн.1, §250): «Плоды любви христианской: 1) Терпение. Кто любит ближнего, тот не мстит ему за нанесенную обиду, но великодушно переносит ее; и не только не мстит и переносит, но и молится за обидевшего, приписывая ту обиду главной причине — общему врагу, дьяволу, который подстрекает нас друг друга обижать, а о человеке соболезнует, видя его неисправность. В этом он подражает Христу молящемуся: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают» (Лк.23:34). К этому апостол увещевает: «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим.12:21)».
   Лука Крымский
(Сб. «Спешите идти за Христом», Гимн любви апостола Павла): «В ком есть истинная святая любовь, тот умеет терпеть все недостатки, все пороки, все слабости своих ближних, тот всё терпит, потому что любит этих слабых, этих лишенных подлинно христианских добродетелей людей».
   Иоанн Кронштадтский
(Моя жизнь во Христе, ст.1020): «Любовь христианская лучше предпочитает терпеть все внешние неудобства жизни, тесноту, отсутствие чистого воздуха, убытки, нежели из-за внешних этих и подобных неудобств допускать нетерпение, огорчение, раздражение, озлобление, ропот на стесняющих нас по нужде или по капризу характера, или по желанию пожить за чужой счет, за чужое спокойствие. Любовь все терпит и все переносит с ущербом для себя, для своей материальной и телесной жизни: ибо, где любовь, там благодать Божия и всякое добро, там спокойствие, там довольство. Христианин претерпевает все, только бы не лишиться благодати Божией, которая для него величайшее из благ».
   Во-вторых, с праведными реакциями на зло других людей связано истинное смирение христианина.
Василий Великий (Беседа на псалом 61): «Кто преуспел в высшем смирении, тот, слыша укоризны, не смутится душою оттого, что бесчестят его словами, поскольку сам себя сознает еще более достойным унижения».
   Феофан Затворник
(Письма, п.336): «Кто смирен, тот не может видеть, чтоб кто-либо относился к нему ниже его достоинства, ибо он таким низким считает себя, что никто не может отнестись к нему ниже того, как бы не ухитрился».
   Феофан Затворник
(Толков. на посл. Ефесянам, 4,2): «Смиренный не замечает, чтоб в отношениях других к нему было что-нибудь ниже его достоинства, и даже заметить сего не может, ибо считает себя ничем и всякое отношение к нему других — свыше себя. Потому все встречает не только без неудовольствия, но с благодарностью, как одолжение и почет, хотя другим может казаться, что его унижают и оскорбляют. Оттого в нем не бывает движения неудовольствия и даже тени оскорбительности».
   Атоний Воронежский и Задонский
(Наставления): «Смиренный сердцем уподобляется Сыну Божию. Смиренный и клеветы, и злословие, и оплевание, и биение, и всякого рода бедствия благодушно терпит и молится за самых врагов своих. Смиренный думает, что он всех хуже, грешнее. Всех он любит, всем желает добра. Нося Бога в душе своей, смиренный не носит никаких скорбей. При напастях он радуется; он всегда спокоен; все ему друзья».
   Обратим внимание, что, к сожалению, немало христиан, не ведущих духовно-подвижническую жизнь с познанием себя, трезвением над собой и духовной бранью, считают, что могут исполнить то, что сказано выше. Но ответ однозначный: не смогут (и это им кажется, что смогут). И причина этому та, что они не имеют истинного смирения и других добродетелей, которые приобретаются нескоро и при упорной постоянной работе над собой, а также при помощи Божией при этом. А в противном случае будет только ложное смирение, обманчивый вид добродетелей и «правых» реакций.
   В-третьих, такое терпеливое перенесение неприятностей и скорбей от людей происходит и от упования на Бога, и от предания себя воле Божией.
Антоний Оптинский (Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Семейная жизнь): «… Душевное спокойствие приобретается от совершенной преданности себя воле Божией…».
   Иоанн Златоуст
(т.4, б. 29): «…«Друзья мои и искренние отступили от язвы моей, и ближние мои стоят вдали. Ищущие же души моей ставят сети, и желающие мне зла говорят о погибели (моей) и замышляют всякий день козни» (Пс. 37. 12, 13). Видишь ли, враги Давида простирали козни свои до самой смерти и объявили ему непрерывную войну, — слова: «весь день», означают тоже, что во всю жизнь. Что же делал Давид, когда они строили такие козни против него? «А я, — говорит он, — как глухой, не слышу, и как немой, который не открывает уст своих; и стал я, как человек, который не слышит и не имеет в устах своих ответа (ст. 14 и 15). … Почему в то время, когда враги столько ухитрялись против него, он поступал так, как будто бы был глух и безгласен, не имел ни слуха, ни языка? Послушай, какую он сам представляет причину такого любомудрия своего: «ибо на Тебя, Господи, уповаю я» (ст. 16). Так как я, говорит, на Тебя возложил всю свою надежду, то нисколько не забочусь о том, что делают эти (враги). Твоя сила может рассеять все, уничтожить все их козни и хитрости, и не попустить замыслам их придти в исполнение».
   Заметим, что предание себя в волю Божию, это – очень трудная добродетель, потому что мы никак не хотим расстаться со своей волей, особенно, когда нам представляется что-то хорошим и правильным (и об этом мы еще скажем подробнее в четвертой главе).
   И, в-четвертых, правильные реакции будут постепенно появляться только при брани с собой, когда у тебя проявляются неправые. Поэтому и говорится:
Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст. 1649): «Научись подавлять свои страсти силою имени Господня и своей воли в то время, когда больше всего страдаешь порывом самолюбия, когда готов всех и все разить и ломать».
   И очень многим из нас этому надо учиться.

3.8.2. О конфликтах, при которых кто-то обижает христианина

   А теперь кратко скажем о том, как мы, грешные, переносим что-то скорбное/неприятное/проблемное от других людей.

3.8.2.1. Что обычно происходит с людьми при конфликтном/неприятном общении

   То, о чем будет сказано далее, нужно уметь видеть в себе каждому христианину. Это поможет ему в осознанном восприятии скорбных обстоятельств и себя в них, и нужно для того, чтобы учиться правильно и быстро выходить из своих страстных состояний после конфликтного/неприятного общения с людьми. (Заметим, что в приводимых поучениях есть и о наших неправых реакциях, и приводятся примеры любомудрия.)

    Немало христиан не по-христиански переносят конфликты

   В начале этого раздела мы отмечали, что христианин не только сам не должен вести себя беззаконно и начинать конфликты, но и должен уметь «терпеливо сносить, когда другие делают то ему» (свт. Феофан). Но что касается нас, то мы нередко и сами можем быть зачинщиками конфликтов с другими, и неправо переносим скорбь от них, при этом считая себя истинными христианами.
Филарет Дроздов (Слова и речи, т.2, Слово в день собора Св. Архистратига Михаила): «По рассуждению Апостола и то одно постыдно для христиан, что у них есть тяжбы, хотя бы то были самые справедливые. «И то уже весьма унизительно для вас, что вы имеете тяжбы между собою. Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными? для чего бы вам лучше не терпеть лишения?» (1Кор.6,7)? Что сказал бы ты, праведный обличитель, если бы воззрел на нынешних христиан и усмотрел, что из них многие, не только не научились быть обидимы и лишены, то есть, терпеливо сносить обиды и отъятия собственности, но трудятся над искусством обижать и лишать; за неосторожное слово против них воздают словом оскорбительным, за оскорбительное слово мстят обидимым делом, за обидное дело готовы преследовать даже до смерти? Как далеко все сие отстоит от терпения христианского и от кротости Ангельской».
   Макарий Оптинский
(Письма, ч.6, п.97): «Во всех твоих письмах не видно самоукорения и смирения, приличествующего для нашего монашеского звания (и вообще для каждого христианина – от сост.), которое может нас и устроить в благоделании, и успокоить; но в твоем устроении все тебе кажутся виновными твоих скорбей и озлоблений, одна ты права во всем и от всех истязанная и оскорбленная. Поэтому вижу, ты ежели читаешь отеческие писания, то, видно, или не понимаешь, или не хочешь оным последовать, или вовсе не читаешь отеческих книг, а потому и ничего не понимаешь и, «называя себя мудрыми, обезумели» (Рим.1, 22) (т.е. считая себя мудрой, ты – духовно глупа, малоумна – от сост.)».
   А также о нас можно сказать и так:
Авва Иосиф (Собесед. Иоанна Кассиана, 1-е о дружестве, гл. 24): «Надобно заметить и то, что свойство немощных всегда бывает таково, что они склонны и готовы наносить поругания и посеявать раздоры, а сами не хотят, чтобы их коснулось и малейшее оскорбление; и хотя, нанося дерзкие оскорбления, нападают на других с безрассудною вольностию, а сами не хотят снести и самой малой, легкой неприятности».

    Мы, грешные, «при мало-мало оскорбительном слове щетинимся, как ежи»

Феодор Студит (Подвижнические монахам наставления, сл. 73): «Случилось, что сказал иной жесткое слово, — что из того? Зачем страдаешь от этого оскорбления? Христос и Бог наш услышал: «не бес ли в Тебе?» (Ин.7,20), — и промолчал; укорен был, что о веельзевуле изгонит бесов (Мф.12,24), — и не смутился. А мы, и по естеству ничтожные, и по жизни всякого укора достойные, при мало-мало оскорбительном слове щетинимся, как ежи».
   Максим Грек
(Нравоучительные слова, сл.1): «Как приобретешь ты себе кротость, смиренное мудрование и священное безмолвие сердца, когда ты часто и неудержимо увлекаешься яростью и спорами о землях, — то с самыми поселянами, то со своими соседями? И если окажется, что они чем-нибудь тебя обидели, то стараешься взаимно оскорбить их, как врагов».
   Так же мы постоянно расположены к мщению, выстраивая в мыслях/воображении, как бы наказать обидевшего нас.
Иоанн Крестьянкин (Опыт построения исповеди, 5-я заповедь блаженства…): «Не терпим ни малейшего проступка против нас, особенно если зло нам сделал человек, которого мы любим, желаем непременно отомстить. И если на деле боимся причинить явное зло – не Бога боимся, а неприятностей еще больших для себя: милиционера, суда, – то уж мысленно какие только мщения не воображаем, какого только зла не желаем, вплоть до вечного мучения обидчика! А ведь Господь видит наше сердце и судит нас по внутреннему нашему состоянию души».

    При конфликтах с людьми часто внешне или внутренне проявляется гнев и злоба

   Как каждый знает, при конфликтах часто проявляется страсть гнева, причем она может не у всех проявляться внешне, но внутренне это бывает у всех. И последнего надо также беречься.
Максим Исповедник (Главы о любви, сотн.1, гл.29): «Когда ты оскорблен кем-нибудь или в чем унижен, берегись помыслов гнева (обычно ведутся возмущенные мысленные разговоры – от сост.), дабы они, по причине этого оскорбления, отлучив тебя от любви, не переселили в область ненависти».
   И заметим, что если все хорошо знают, что такое гнев внешний, то относительно гнева внутреннего, не все осознают, что те возмущенные мысленные разговоры с обидчиком или с кем-то, кому ты рассказываешь о своем обидчике, которые они ведут в уме, являются внутренним гневом, который их мучает.
   Также нередко гнев через время может переходить в печаль, в виде саможаления, отчаяния и т.п., или сначала может быть печаль, обида, саможаление, а потом гнев.
Пролог в поуч. В. Гурьева (19 мая): «Нет, кажется, ничего труднее, как сохранять благодушие, когда переносим обиду и притом напрасно. Сердце так и разрывается на части…. И этим обыкновенно к скорби (печали – от сост.), которая гнетет нас, присоединяем другую: ибо гнев терзает сердце, злоба к врагу отнимает последний покой и, действительно, мучения становятся невыносимы».
   Заметим и то, что, думаю, каждый знает, что когда он печалится/страдает о чем-то, и ему еще кто-то скажет что-то укорное, неприятное, сделает замечание по поводу чего-то, оскорбит и т.д., то у него тотчас проявляется раздражение или гнев, или его поглощает еще большая печаль.
Иоанн Златоуст (т.4, Пять слов об Анне, сл.2): «Вы знаете, как скорбящие души принимают обиды и оскорбления. Как тяжкие раны не сносят легкого прикосновения руки и делаются от того хуже, так и возмущенная душа раздражительна, негодует на все и оскорбляется незначительным словом. … Ведь неодинаково действуют на нас оскорбления, когда мы наслаждаемся благополучием, и когда находимся в несчастии: когда постигнет нас неудача, тогда они трогают нас более и поражают сильнее».

    Страстному человеку другие люди представляются виноватыми и плохими, а он – невиновным, хорошим, справедливым и т.п.

Письма Валаамского старца (п. 20): «Когда мы подвержены страстям — говорю о душевных — самомнения, тщеславия, гнева, лукавства и бесовской гордости — то под влиянием этих страстей, думается нам, что все люди виноваты и не хороши. Однако мы не имеем такой заповеди, чтобы требовать от других любовь и справедливость, а сами обязаны исполнять заповедь о любви и быть справедливыми».
   Лев Оптинский
(Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Скорби): «Гордые (при скорбях от людей – от сост.) больше ощущают (обиду, печаль, гнев – от сост.), а смиренные удобнее переносят, потому что в чувстве сердца считают себя того достойными, и никого не обвиняют, а только себя».
   Макарий Оптинский
(Письма, т.5, п. 187, и др.): «Часто случается, что иногда не сознают себя виновными, а все винят другого. (т.4, п.30) … Вы обе неправы, и каждая, в свою очередь, подкрепили оное самооправданием; и спрашиваете меня, и та и другая, как мне поступить? А у меня на это и слов нет, какой вам дать ответ. Обе находились в пылу, и каждая видела себя правою, а покоя не было. Я опять должен прибегнуть к напоминанию вам о любви и смирении, когда будут сии средства, и сети вражии сокрушатся. А вы напротив, обе, считая себя правыми, не хотите сломить гордых вый ваших; одна считает себя правою, что сказала дерзко — по открытому характеру, хотя и не хотела оскорбить сестру…. А другая оскорбилась словом… (и ведет себя по принципу – от сост.) «не тронь меня — то я буду хороша». … (И) так, чтобы требовать того, что должна ты так и так поступать, — тогда я буду принимать; чрез это никогда лежащие в вас страсти не исцелятся».
   Есть и такие люди, которые сами провоцируют конфликты, при этом считая других плохими, а себя — что они чуть ли не «мученики».
Пролог в поучениях В. Гурьева (8 мая): «Люди с дурным характером и духовно гордые, не уживаясь с окружающими их, воображают, что они мученики и достойны венца мученического. Жалкое заблуждение! Человек, постоянно досаждающий ближним и напрашивающийся на неприятности, конечно, и сам терпит неприятности и скорби, но кто же, как не он виноват в этом? А между тем всем и каждому говорит такой: «чтобы спастись, надо страдать, и я страдаю, я мученик». И заводит всюду он распри и несогласия, чрез что, разумеется, бывает и другим подчас несладко, да и самому ему нелегко. … Поймите же, братие, возбуждающие распри и нестроения, и считающие себя мучениками, что … вооружать других против себя и наводить на грех непохвально, и страдания, которые вы терпите, не спасут вас, ибо они суть прямое следствие наших безрассудных поступков и никто не виноват в них, кроме вас самих».
   И люди с подобным внутренним устроением очень часто недовольны и огорчены.
Схииг. Савва (Плоды истинного покаяния, гл. Образ Божий): «Ты не подражаешь христианским добродетелям и ежедневно распинаешь Христа. У тебя нет ни смирения, ни терпения, без конца ропщешь: тот косо посмотрел, тот не сделал по-твоему, тот обидное слово сказал, тот не поздравил с днем Ангела, а тот даже на поклон не ответил… Итак, все дни у тебя уходят на пустые разговоры, размышления и огорчения».

    Мы склонны винить кого-то, если у нас что-то скорбное/тяжелое/проблемное или мы страдаем

   Очень часто бывает и так, что в каких-то своих скорбях мы обвиняем других людей.
   Это может быть оттого, что если скорбное пришло через какие-то слова, действия другого человека, то мы будем считать его виновным и плохим. Такое неправое мнение о вине людей приносит нам страдания.
Макарий Оптинский (Письма, т.5, п.102): «Когда же обратите вину на оскорбляющих и будете на них роптать, принося в уме себе оправдание, и неповинною почитать, то скорби более умножаются и отягощаются до малодушия, которое есть матерь мучения, а напротив, терпение есть матерь утешения».
   А по христианскому учению это не они принесли скорбь, а это было в воле Божией, но через них.
Макарий Оптинский (Письма, т.5, п. п.119, и др.): «Будь твердо уверена, что, кроме попущения Божия, никакая скорбь приключиться нам не может, хотя по видимому и кажется, что люди причиною нам оных бывают, но они суть только орудия, коими Бог действует в деле нашего спасения. (т.3, п.71) … Никто не может нас ни оскорбить, ни досадить, если не попустит Господь быть сему к нашей пользе или к наказанию, или к испытанию и исправлению».
   Заметим и то, что мы также бываем для других теми, через кого Господь посылает кому-то скорби. Но об этом мы даже не задумываемся.
   Нередко бывает и так, что в каких-то тяжелых/проблемных обстоятельствах мы жалуемся о них другому человеку. А если он что-то посоветует, и мы так поступим, но лучше не станет, то он будет у нас виноват. Вот пример о такой ситуации. В приводимом далее поучении, скорее всего, свт. Феофан дает ответ на жалобы и укоры монахини на то, что после ее жалоб на свою соседку, свт. Феофан посоветовал переселиться в скит, но и там случаются конфликты с каким-то человеком.
Феофан Затворник (Письма, п. 1032): «Очень жалею, что у вас там так тревожно совсем. — Но кто ж тут виноват? Мы с вами искали лучшего, и, казалось, нашли. — Вам было хорошо здесь прежде, и по переходе хорошо было (т.е. в начале переселения в скит все было хорошо – от сост.). Как вдруг этот джентльмен! Кто мог предвидеть? Если б теперь решать, никто не посоветовал бы вам. Дело решалось, когда у вас здесь рай был, а там соседка не перестала строить свое. Вот я и посоветовал (переселиться в скит – от сост.). Вы, кажется, всю вину на меня взваливаете. Пожалуй, я возьму и всю. Но справедливость требует: грех пополам. Непременно. Вы охали от соседки. Редкое письмо было без этого. Мне и жаль вот стало, очень жаль. Потому, когда вам хорошо жилось в скиту, я и посоветовал вам избрать это хорошее. — Выходит, что я вас сбил с толку своим советом, а вы сбили меня с толку своим криком от соседки. Оба и виноваты; обеих и обвинять надо. А вы только меня обвиняете, а себя выгораживаете. … Мы прельстились хорошеством этого места. И было хорошо. — Но видно Господу не угодно, чтоб вы почивали…».
   К тому же нередко мы оправдываемся в конфликтах, не желая смириться, т.е. упокоиться и признать и свою вину.
Авва Дорофей (Душеполезные поучения…, п. 10): «… когда случится ему иметь какой-нибудь спор с братом своим, то он не перестает оправдываться и говорить: “но ты сказал, но ты сделал, но я не говорил, но такой-то сказал”, и то, и другое, чтобы только не смириться».
   Лев Оптинский
(Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Самоосуждение): «…При всех или при многих тебя обвиняющих ты одна сама себя оправдала. Однако ж не покойна, а когда бы осудила себя и обвинила за скорбь твою и тщеславие, то верно бы успокоилась. Разве ты не видишь, что попущено тебе от Бога, чтобы впредь была умнее и осторожнее; вот ты везде суешься и всех отобьешь, а теперь сим еще хвалишься, что одна служила, ну так и жни плоды трудов твоих тщеславных — понос и уничижение. — Понимаем, что неприятны тебе наши строки, но и нам больно видеть такое твое устроение, от коего да избавит тебя Господь и сподобит хоть чрез скорби смириться, не верить себе, что ты все делаешь хорошо, а, напротив, — верить другим, обличающим тебя, а сим тебе благодетельствующим…»

    Грешники «не любят выслушивать обличающую их правду»

Нравственное богословие Е.Попова (Грехи против 9-й заповеди, грех — Heтерпение обличающей правды): «…люди не любят, очень не любят выслушивать обличающую их правду. Не терпят обличений не только от низших и равных, но даже и от тех, которые имеют право и долг обличить их, как начальники, родители, наконец, и духовные отцы, обличающие по духу. Еще не беда, если иной примет обличение с вспыльчивостью; но затем тотчас же и сознает себя виновными. Гораздо хуже, если кто и не убежит от обличителя, не захлопнет пред вами дверей, выслушает вас, а потом досадует на вас и злопамятствует. И еще хуже: когда иной не видит и не слышит лично обличающего, когда обличитель даже и не касается его личности прямо, например, когда он только встретит книгу, в которой без пощады осуждается его грех, как особенно против 7-й заповеди (Не прелюбодействуй); и—вот начинает сердиться на сочинителя этой книги, которого раньше может быть любил же и уважал. Преудивительное это дело, как люди оскорбляются за обличения! Иной, например, погибает от пьянства: здоровье его день ото дня разрушается; все знают его, как нетрезвого человека. Но начните ему говорить, что он губит своею нетрезвостью и душу, и тело свое, он назовет ваши слова ложными и разгневается на вас. Кто-либо из прислуги скажет матери по чистому доброжелательству о пороке ее сына. Мать встревожится, потому что порок сына пугает ее и во всяком случае нежелателен ей в любимом сыне. Но потом она начинает сомневаться: верно ли сказано; не принимает во внимание самой честности, серьезности того человека, который сказал; начинает по-своему толковать слова этого человека. И чем же оканчивается дело? Ропотом на справедливого человека, даже обвинением его в том, что он только возмутитель семьи и клеветник. Значит, для подобных людей ничего, если и погибают они сами или кровное лицо их: только бы им не знать и не слышать об этой погибели. Пусть знает про все Господь Бог, но лишь бы им оставаться в приятном незнании. Как же это они не рассуждают, что к их же пользе высказывается правда, как это они отвергают очевидный свой порок! Не притворство ли это? Как обвинят в своем пороке не себя, а того, кто заметил этот порок? Не противно ли это сердечному убеждению? Если желаете быть виноватым известным человеком или только неприятным ему: скажите ему всю правду относительно его личности, и ваше желание исполнится. Ирод все «со сладостью» слушал Иоанна (Мрк.6,20), значит, любил же частью истину, желал же себе пользы. Но лишь только Иоанн коснулся его больного места, его беззаконной и соблазнительной для всех связи с Иродиадою, и тотчас он восстал против обличителя. Так бывает и всегда. Иные люди охотно слушают вообще правду. Но лишь только кто войдет в противоречие с их ложным убеждением, лишь только обличит господствующую в них страсть, потребует от них своим прямодушным суждением или советом расстаться с любимою их привычкою, или только изменить положение, к которому они привыкли: тотчас с их стороны возникают недовольство, нелюбовь и гнев. Какие же отсюда происходят последствия? В отношении тех, которых обличают, вред уже очевидный: они остаются в прежнем заблуждении или в прежнем пороке, более и более коснеют в том или другом. А в отношении других или вообще в жизни человеческой от нетерпения обличений усиливается тонкая уклончивость людей, чтоб не сказать правды, обессиливается правда, падает взаимная доверенность».

    Мы не умеем принимать ни справедливые слова в свой адрес, ни не справедливые

Паисий Святогорец (Духовная борьба, ч.2, гл.1): «(Вопрос) Геронда, а имеет ли недовольство связь с неблагодарностью? (Ответ) Да. Может быть и такое: другие (делая человеку замечание) заботятся о его благе, но он этого не понимает, чувствует себя несправедливо обиженным и выражает недовольство. Если такой человек не следит за собой, он вполне может считать, что с ним поступают несправедливо даже тогда, когда он совершает какую-то оплошность и его просят быть повнимательнее. Таким образом, он может дойти и до бесстыдства. Например, монахиня, опрыскивая масличные деревья, наливает в раствор слишком много ядохимиката и сжигает на деревьях листья. Ей делают замечание, а она, вместо того чтобы осознать свою ошибку и сказать: «Простите и благословите», чувствует себя несправедливо обиженной и плачет. «Они поступают со мной несправедливо, — думает она. — Если бы листья на деревьях пожрала саранча, они не сказали бы ни слова! А сейчас, когда их испортила я, они подняли такой крик! Ах, Христе мой, только Ты меня понимаешь». И давай себе реветь! Такая монахиня даже может испытывать радость, думая о воздаянии за ту «несправедливость», которую претерпела, и благодарить за это Христа! Такое состояние — большое заблуждение».
   Макарий Оптинский
(Письма, т.3, п.71): «…Ты оскорбилась за выговор неправильный; мы, как люди, еще не истребившие в себе страстей самолюбия и гордости, то, по мнению нашему, не заслуженное нами оскорбление трудно переносить…. Во время движения страсти мы не можем здраво судить, но когда утихнет, то увидим свою виновность в непонесении оскорблений. Господь заповедал терпеть; но что терпеть? не то, когда мы бываем виновны и за оное бываем оскорбляемы, но когда невинно оскорбляют нас, что самое святой Апостол ясно протолковал (1 Пет. 2, 19, 20). («Ибо то угодно Богу, если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо. Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу») … А когда помыслим о заповеди Божией, о любви, простирающейся даже и до любви ко врагам, то и найдем себя безответными…».

    Мы не любим человека в тот момент, когда он нас укоряет/ругает/делает замечание и т.п.

Анатолий Оптинский (Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Терпение): ««Кто есть любяй мя? Точию приемляй от мене скорби» (Ср.: 2Кор. 2, 2), писал святой апостол Павел своим ученикам. Вот и я хотел попробовать новую монахиню: как она примет «от меня скорбь»? Оказалось, что не жалует меня мать Серафима со скорбями, а только с утешениями любит. …Как же я теперь могу тебе делать замечания и наставления, когда от них ты делаешься больная? Разве я с тем укорил тебя, чтоб уложить тебя? Но я ожидал, что ты примешь со смирением и поспешишь укорить себя, а не других, а вышло иначе».
   Наша, так называемая, любовь, как правило, не терпит, когда кто-то доставляет ей какие-либо неудобства или наносит нам ущерб, лишая каких-либо вещей, удобств или привычного для нас образа жизни. Мы не любим ближних за их эгоизм и различные страсти, т.к. это затрагивает наш эгоизм и страсти. И это не так другие есть плохими людьми, не так они делают нам зло, как наша нелюбовь к ним и любовь к себе. А также забвение о Боге и Его заповедях делают нас несчастными, заставляют страдать и лишают нас благословенного покоя и радостей любви.
   Здесь можно заметить и следующее: когда что-то произошло не с нами связанное, то нам легко недоумевать о том, почему кто-то возмутился или обиделся. Но только что-то произойдет с нами, так мы реагируем так же или еще хуже.
Феофан Затворник (Путь ко спасению, отд.1): «Хорошо рассуждать о перенесении обид, когда все идет по нашей воле, не наперекор самолюбию. Тут, пожалуй, странным покажется чувство оскорбления или серчания, какому предаются другие. Но случись самим быть в подобном положении, тогда и один взгляд, не только слово, выведет из себя».

    Мы зачастую хотим «победить» враждующего с нами, а не победить свой гнев, обиду и нелюбовь к нему

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.1, § 214): «Подвиг сынов века сего состоит в храбром сопротивлении против неприятеля, и победа — в изгнании и покорении его. Но христиане тогда хорошо подвизаются, когда находящие беды терпеливо, благодарно и великодушно переносят; и тогда преславно побеждают, когда гонящим их уступают, и добром зло побеждают, за ненависть любовь и за проклятье благословение воздают. … Победить свой гнев и негодование — нет большей победы».
   Итак, пусть каждый, если захочет, понаблюдает за собой и скажет, кому и чему сопротивляется его душа в конфликтах: людям или своим страстям …

    Обида, смущение на кого-то не воспринимаются нами, как признак наших страстей

   Большой ошибкой грешной души является и то, что она не воспринимает свою обиду или гнев на кого-то, кто ей принес неприятность, как страсти и пороки, и разрешает себе обижаться и возмущаться. На самом же деле, твоя обида или смущение (замешательство/смятение, волнение) – это выражение гордости, самолюбия и т.п.
Древний Патерик (гл.16, ст.16): «… оскорбляться (на кого-то за что-то) есть признак болящей души. Ибо если бы ты не был болен, то не страдал бы».
   Макарий Оптинский
(Душеполезные поучения преп. Оптинский старцев, гл. Смущение): «…Видя здесь свое малодушие, познайте и то, откуда оное происходит: очевидно, от самолюбия, которое не может нести оскорбления — смущается».
   Феофан Затворник
(Письма, п. 132): «Обидчивость от самоцена, по коему признают и чувствуют себя стоющими не мало; почему когда кто дерзает не воздать нам должного, кипятимся и замышляем отмщение».
   Иоанн Кассиан
(Добротолюбие, т.2, гл. 183): «…если по причине какой-либо напраслины мы растревоживаемся, то явно, что в нас не прочно утверждены основы смирения, и здание наше внутреннее при набеге даже маленькой бурьки, подвергается разрушительному потрясению. …. Итак, когда кто, потерпев напраслину, возгорается огнем гнева, то нанесенное ему оскорбление должно почитать не причиною такого греха его, но лишь поводом к обнаружению сокрытой в нем болести (гневной)».
   Цветник священноинока Дорофея
(гл.44): «Если внимать пустым словам, ропоту и оскорблениям, жаловаться и печалиться из-за них, то это будет уже отпадением и от добродетелей, и от Бога. … Кто не претерпевает все оскорбления и обиды, напраслину и упреки, но огорчается, надувается и гневается на оскорбивших его, и оправдывается, терпение того не совершенно. Это новоначальным, одержимым страстями, и неразумным свойственно не терпеть. … Безумен тот человек, который желает спастись, а даже оскорбления словом не выносит, огорчается и надувается, гневается и пререкается. Лишается такой великого приобретения и прибытка. Ибо любит украшаться тщеславием и похвалами».

    В печали некоторые люди просят у Бога наказания другим, а об этом нельзя молиться

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 2-й заповеди, грех: Молитва о суетном или прямо противном Богу): «… иные приносят и прямо богопротивную молитву: «Просите, и не получаете, потому что просите не на добро» (Иак.4.3). Например, один, вместо забвения обиды, молит Бога, чтоб был наказан его обидчик; другой, сделав кражу и не полагая пред Богом твердого намерения оставить этот порок, молит только быть ему сокрытым от людей и суда…».
   Лука Крымский
(Сб. «Спешите идти за Христом», На слова: «Не знаете, какого вы духа»): «Часто вы готовы просить, чтобы Бог истребил тех, кто причиняет вам зло, и призываете все кары и страдания Божии на них, и недовольны тем, что Господь терпит их, и забываете о великих словах Божиих: «Мне отмщение, Аз воздам» (Втор.32,35. Евр.10,30). Он, только Он, Бог Всеведущий, имеет право воздавать каждому по делам его, а мы никому не имеем права мстить, не смеем и просить Бога о наказании тех, кто противен нам, кто мешает нам жить. Господь Сам знает, кого и когда надо наказать, кому и когда надо отомстить. А вы молчите; вы не просите, чтобы Господь ниспослал огонь с неба и истребил тех, кого Он терпит. Помните, помните об этом, никогда не забывайте, как не приняли, отвергли Его самаряне, и какие удивительные слова были сказаны апостолам: «Не знаете, какого вы духа»».

3.8.2.2. О некоторых христианских правилах святых отцов при конфликтах

   А сейчас приведем некоторые советы о том, что надо стараться делать при конфликтах и после. Святые отцы в основном говорят о тех случаях, когда в твою сторону есть укоры, оскорбления, злоба и т.п. Это далеко не все правила, но если и сейчас указанные мы будем стараться делать, то это обязательно научит нас по-христиански воспринимать конфликты с людьми.
Цветник священноинока Дорофея (гл.44): «… ты, душа моя, должна выносить и претерпевать различные страдания без печали, без гнева и без злопамятства, а радостно и с благодарностью. … И всякое оскорбление, и всякое безчестие, и упреки принимай с радостью, не обижаясь и не оправдываясь, но еще и прощения проси. Не стыдись, не жалуйся и не огорчайся поношению и уничижению, упрекам и безчестию. Не тяжело это для тела, а для души очень спасительно».

    Христианин должен знать духовные правила и исполнять их

   Для того чтобы уметь правильно реагировать на злоречия и злые действия в твой адрес, надо знать порядок и правила духовной брани. Если сказать кратко, то, во-первых, надо стараться исполнять эти правила при общении и тотчас после конфликтной ситуации, когда только у тебя начинается обида, раздражение, недовольство и т.п., и чувствуется первая эмоциональная волна негативных эмоций, и появляются первые мысли о том, что произошло. Во-вторых, заметив это, во время общения нужно стараться не высказать вслух что-то, что разожжет конфликт, а после надо стараться не увлечься тем, что начинается в мыслях и эмоциях. И, в-третьих, так сказать, взяв себя в руки, надо стараться напоминать себе то, о чем говорится в христианском учении.
   Если мы будем об этом знать и помнить, и будем так делать каждый раз, то дойдем до такого состояния в конфликтах, которое обозначается, как «уготовихся и не смутихся» (Пс.118.60).
Никон Воробьев (Письма, п.40): ««Уготовихся и не смутихся». Так надо всегда быть готовым на то, что какая-либо страсть (например, гнев, обида – от сост.) может проявиться, и знать, что предпринять, чтобы не быть одоленной ею. … «Уготовляться» ты знаешь как, а мало применяешь на деле (т.е. знаешь, что надо делать, а не делаешь – от сост.)».
   Макарий Оптинский
(Письма, ч.5, п. 262): «(Надо) почаще почитывать о смирении, о самоукорении, о терпении: то, может быть, и водрузится в сердце память о сих, а при случае дела и помощь получ(ишь), «уготовихся и не смутихся» (Пс. 118, 60); а когда случится смутиться, то и на сие есть средство: смятохся и не глаголах (Пс. 76, 5). Вот это будет подвиг и делание духовное!».
   Паисий Святогорец
(Страсти и добродетели, разд.1, ч.2, гл.1): ««Уготовихся и не смутихся» (Пс.118,60), — говорит пророк Давид. Помыслы гордыни (обиды, возмущения и др. – от сост.) приходят молниеносно — это старая уловка диавола. А ты примени другую уловку — постоянно возделывай смиренные помыслы (о которых учат святые отцы – от сост.), чтобы обогнать его».
   Если же нет знания этого и других правил, то это знак духовного неведения, а значит ни о какой истинной духовности христианина речь не идет. — Можно и знать эти правила, но не применять их постоянно, и при таком нерадении речь не идет о духовном исправлении. — А можно и очень хорошо знать эти правила, и исполнять их, но время от времени все равно страстно реагировать на чьи-то слова, но через время все равно проводить брань. Думаю, понятно, что это более высокая степень духовного подвижничества по сравнению с незнанием и постоянным нерадением.
   Итак, надо каждый раз учиться по-христиански воспринимать конфликты и людей.
Феофан Новоезерский (Письма, п. 228): «… когда сестра оскорбит тебя … (если) будешь на нее сердиться, в том исполнишь свою волю, даже бесовскую, но не Божию. … Надобно оставлять мирскую жизнь и мирские нравы, а провождать духовную, то есть: учиться смирению и терпению, и послушанию; без науки нельзя».

    Не говори с человеком, пока ты в смущении, гневе, недовольстве и т.п.

   Первое правило при неприятных/конфликтных разговорах – не говори, пока в смущении/недовольстве/возмущении.
Евфимий Зигабен (Толковая псалтырь, Пс. 76,5, и др.): ««Смятохся и не глаголах» (Я потрясен и не могу говорить) …. *) … Итак, если и ты возмущен печалью или гневом, то, как добрый возница, обуздай свой язык, удержи слово, имеющее сорваться с языка с (зубов). Когда успеешь в этом, то и не будешь смущаться. (Пс. 118,60) «Уготовихся и не смутихся». … У Евергетидийца сии слова приводятся препод. Зосимою так: я приготовился и не смущался; ибо начало, например, победы над гневом есть то, когда кто хотя и возмущается, не говорит ничего; так как из удержания языка может произойти то, что и вовсе не будет возмущаться в сердце от гнева. Так и авва Моисей, когда в первый раз был уничижаем отцами, хотя и возмущался, ничего не говорил; почему во второй раз быв оскорблен принадлежавшими к клиру, нисколько не возмутился».
   Феодор Студит
(Огласительные поучения, п.91): «Тебя укорили? Перенеси укоризну с долготерпением, подавив в себе поношение; ибо сказано: смятохся и не глаголах (Пс. 76, 5); и укоризна пройдет, а добродетель твоя останется навек».
   Иоанн Златоуст
(т.8, ч.1, б.48): «Если же хочешь и отомстить, смолчи, – и тем нанесешь врагу смертельный удар. Если же будешь отвечать на укоризну укоризною, то зажжешь огонь. Но присутствующие, скажешь, будут обвинять в малодушии, если стану молчать. Не в малодушии будут обвинять, а подивятся любомудрию».
   Авва Исаия
(Духовно-подвижнические слова, сл. 27): «Внемли себе тщательно, чтоб, если кто чем-либо оскорбит тебя, и будет в тебе печаль или гнев, молчать и ничего не говорить, кроме подобающего, пока прежде молитвою не укротишь сердца своего, и тогда, наконец, переговори с братом. Если будет тебе нужно (обличить) брата, и видишь себя в гневе и нестроении, то отнюдь ничего не говори ему, чтоб не придти в большее расстройство. Но когда увидишь и себя и его в добром расположении и кротости, тогда и поговори ему, не как обличающий, а как напоминающий, со всяким смиренномудрием».
   Иоанн Крестьянкин
(Опыт построения исповеди, 7-я запов. блаженства): «Надобно быть подобно мертвому или совершенно глухому и слепому при всех скорбях, клеветах, поношениях, лишениях, которые неминуемо бывают со всеми желающими идти по спасительным стезям Христовым. Если же невозможно, чтобы не возмутиться, то, по крайней мере, нужно удерживать язык, по глаголу псалмопевца: «…смятохся и не глаголах» (Пс. 76, 5)».
   Феофан Новоезерский
(Письма, п. 198): «Обидели тебя или досадили, то должно так полагать, что это послано непременно от Бога для обличения наших недостатков, и должно смолчать: первое для того, чтоб успокоить нас обидевшего (т.е. ничего не говори обидчику ни сразу, ни потом, чтобы его не возмущать еще больше – от сост.); второе успокоить себя (т.е. не начинай вести мысленный разговор с обидчиком или с кем-то о конфликте – от сост.), и третье исполнить Закон Божий (например, прости человека – от сост.)».
   Амвросий Оптинский
(Душеполезные поучения преп. Оптинский старцев, гл. Гнев): «Положи себе за правило не говорить ничего ни матери, ни сестре, когда бываешь возмущена их несправедливостью. Отойди, и что бы мать ни говорила, молчи, возьми Евангелие и читай, хоть ничего не понимая в эту минуту».
   Феофан Затворник
(Письма, п. 313): «Очень сожалею, что у вас там кое-что не клеится. Но ведь это обычное течение дел человеческих. Взявшимся благоугождать Богу надо, во-первых, все принимать спокойно и терпеть благодушно; а, во-вторых, уметь держать себя при сем и действовать. Первое — легко. Стиснул зубы, и молчи; а второе — очень трудно, особенно потому, что неспокойный дух тотчас наружу лезет, и чрез слова, и чрез дела, и чрез движение, и чрез мину (мимику – от сост.); это обстоятельство все и портит, как сами видите. Но имеете опыты, извольте учиться. Наука проста, но трудно заучиваема. Именно в случаях неприятных, породивших неприятные против других чувства, не следует ни говорить, ни действовать. Надо наперед успокоиться и совершенно исторгнуть из сердца неприятность, чтобы и следа ее не было. Больше ничего не требуется. Тогда и речь, и дело пойдет ладно. Можно тогда и сурово и строго говорить, даже бранчиво, и речь не произведет худого действия; ибо дух в ней будет не раздражительный, а мирный и любовный. Извольте теперь из того случая взять себе урок. Сядьте и осмотрите, что бы следовало вам подумать, чтоб изгладить неприятное чувство, и вперед по сему действуйте».
   Если же не смог промолчать, то конечно, надо каяться в этом и стараться в следующий раз смолчать.
Никон Воробьев (Письма, п.19, 40): «Если не могут удержаться от ссор, то хоть после бы искренне каялись и остерегались новых вспышек. (п.40) А если уж поддались, то надо смиряться, не оправдывать себя, а во всем себя винить и укорять, и просить прощения у Бога и у людей».

    Смотри за собой при конфликтной/неприятной ситуации и после нее, и видь свои страсти

   Тому христианину, который желает научиться праведным реакциям на скорби, и в частности — на конфликтное общение, обязательно нужно учиться трезвению над собой и различению своих страстей. Потому что именно при таких ситуациях страсти и проявляются, а не при хороших отношениях с людьми.
Иосиф Оптинский (Письма, п. 57): «Скорбите еще, что получили неприятность от м. Вячеславы. … Опытные в жизни духовной говорят, что такие случаи даже могут приносить пользу душе. Именно: чрез неприятные случаи мы познаем, что мы нетерпеливы, а если нетерпеливы, значит, самолюбивы. А познание это должно располагать нас к самоукорению и покаянию, и молитвенно просить у Господа помилования. Без неприятных же случаев всегда человек склонен к самомнению. Потому не смущайтесь, матушка, такими случаями».
   Симеон Новый Богослов
(Слова, сл. 70): «… при встрече разных случайностей пусть наблюдает, что происходит в душе его, и чрез то определяет, какова она. Так, например, наблюдая, что бывает у него на душе, когда бранят его или бесчестят, или иным каким образом оказывают ему презрение, он верно познает, есть ли в нем смирение или нет. Ибо, кто имеет смирение, тот все скорбное переносит с радостью, и сердце его нимало не уязвляется ничем таким».
   Макар Оптинский
(Письма, ч.4, п.221, и др.): «Видишь, как гордость снедает и угнетает сердце человека. Чрез оскорбление от сестер, которое сама называешь совершенно пустым, заноза оскорбления так глубоко вонзилась в твое сердце, что в продолжение целой недели не можешь вытащить ее. Неужели не видишь, что это происходит от твоего устроения гордого…. Бог, желая твоего исправления и спасения, смотрительно попустил сей случай; у тебя лежал залог гордости, ты не видала его; случай тебе показал, как она зашевелилась, и вместо того, чтобы показать любомудрие, с помощью Божиею противостать ей самоукорением и смирением, а ты противное употребила действие (т.е. начала укорять других и страдать от обиды или гнева – от сост.). Они (сестры – от сост.) ли вложили в тебя эту страсть? Нет, она лежала, а чрез них, смотрением Божиим, обличилась. (ч.2, п. 120) …Всякий случай есть наш учитель, обличающий наше внутреннее устроение «смотрением Божиим»…. Посуди, он ли (тот, кто укорил – от сост.), укорив тебя, вложил в тебя страсть? Она уже лежала в тебе, а он только показал тебе смотрением Божиим, что есть в тебе, и чтобы ты попекся об исцелении. Святой авва Дорофей о сем прекрасно рассуждает и уподобляет такового хлебу, снаружи кажущемуся быть хорошим, а внутри плеснивому; кто разломит оный, не виноват, что оный плеснив, ибо он такой был. А если нас не будет никто трогать, ни оскорблять, ни укорять, и мы думаем от сего быть спокойными, — ошибаемся и не только никогда не исцелеем, но и в горшее положение придем, совершенно лишимся душевного мира. (ч.3, п.28) Мы же страстные, ежели и терпим какую скорбь от столкновения с ближними, то страждем сие от нашего жалкого устроения, которое иначе и не может исцелиться, как чрез терпение досад, укоризн и уничижений, а если не терпим их, — должны видеть свою душевную бедность и нищету, и как далеко мы отстоим от заповеданной нам Господом любви, не только ко врагам, но и к ближним нашим; и сие должно приводить нас в глубину смиренномудрия, на которое призирает Господь и подает Свою помощь к исполнению благих дел, а без оного и дела добрые не могут быть угодны Богу».

    Как только закончилось конфликтное общение, тотчас трезвись над помыслами, чтобы обида или гнев не умножились

   Т.е. обязательно надо не только внешне промолчать, но и видеть, как после реального разговора ведешь мысленные разговоры с обидчиком или с кем-то по этому поводу. Это и есть страстное состояние от памяти и сердца, которого нельзя допускать (т.е. с ним надо бороться/противиться ему).
Нил Синайский (Добротолюбие, т.2, О восьми духах зла, в, п. 41): «…память, приводя на мысль, кто нарушил межу, кто причинил вред плодам, кто прекратил водотечи для орошения, кто потравил пастбище, кто делает или сделал другую какую либо обиду, и о каждом, как он упорствует и спорит, — приводит тем в неистовство раздражительную силу души, возбуждая ко мщению, не давая времени на сон и покой, и тем паче на молитву…».
   И чем быстрее ты заметишь, что началась обида, возмущение и т.п., при котором ты ведешь возмущенные мысленные разговоры, и если тотчас начнешь противостоять этому любомудрием, тем быстрее закончится твое страстное состояние после конфликтного общения. А чем дольше задержишься в нем, тем сильнее будешь страдать от внутренних бурь.
Марк Подвижник (226 глав, гл.209): «Когда от обиды раздражится внутренность твоя и сердце, … низлагай возникшие помыслы, зная, что если будешь истреблять их при первом приражении (движении страстных мыслей и эмоций – от сост.), то и злое по движении истребляется вместе с ними; а от умножения помыслов, и зло обыкновенно получает приращение».
   Макарий Оптинский
(Письма, ч.1, п. 311, и др.): «Сопротивляйтесь первому прилогу мысленному (т.е. когда только начинаются или воспоминания об этой ситуации, или мысли об обидчике, или мысленные разговоры с ним – от сост.), сокрушайте «младенцы вавилонские», пока они еще младенцы (т.е. самое начало мыслей о случившемся – от сост.) — молитвою и смирением (т.е. любомудрием – от сост.); а когда возрастут (т.е. чем дольше и больше будешь внутренне возмущаешься и мысленно выговариваешь кому-то что-то – от сост.), то будут исполинами и трудно им сопротивляться (т.е. будет долго длиться внутренняя буря, которую очень трудно остановить, если даже и захочешь – от сост.). (ч.4, п.3) Как бы ни случилось, по нечаянности ли, неумышленно, или по вражиему прилогу, друг друга оскорбить или оскорбиться и возмущаться, не закосневайте в оном, не давайте пищи страстям, не утешайте врага: вы уже испытали, знаете, как одержать над ним победу, при Божией помощи: самоукорение, смирение, «прости!»; а ежели будете раздувать искру вражды и плести помыслы, то недолго пламени возгореться, и запутаетесь в пленицы помыслов, самосмышления и самооправдания, потеряете мир, — то что сего бедственнее и плачевнее?».

    После конфликта нельзя позволять себе думать о несправедливости людей в отношении тебя или что они неправы

   Есть и такое правило: старайся не думать о неправости других людей в отношении тебя, например, так:
Дмитрий Ростовский (Апология для утоления печали человека….): «(Муж скорбящий говорит): Мне только одно теперь очень тяжело, а именно то, что я несправедливо был обижен, не сделав даже никакого зла ненавидящим меня».
   И вот что на это отвечают святые отцы:
Феофан Затворник (письма, п.132): «Не смотрите на обидчика и обиду; тут вы найдете больше опору обидчивости и мести; но выбросите это из головы и себя саму облеките во вретище ничтожности».
   Никодим Святогорец
(Невидимая брань, ч.1, гл. 40): «Возьми ты себе … урок — при встрече напраслин, оскорблений и нападков не обращать внимания на то, сколь неправы причинившие их тебе…».
   Т.е. считай подобные мысли неправыми и не «закосневай» в них.
   Хорошо вспомнить и о Боге, который страдал несправедливо.
Дмитрий Ростовский (Апология для утоления печали человека….): «Старец утешающий (в ответ на жалобу, «что я несправедливо был обижен)»: «То угодно Богу, — говорит апостол, — если кто, помышляя о Боге, переносит скорби, страдая несправедливо. Ибо что за похвала, если вы терпите, когда вас бьют за проступки? Но если, делая добро и страдая, терпите, это угодно Богу» (1 Петр. 2, 19-20). Подумай, возлюбленный, о Владыке нашем Христе, пострадавшем за нас и оставившем образ, чтобы мы последовали стопам Того, «Кто греха не сотворил и не было лести во устах Его» (1 Петр. 2, 22). Ведь Он не только не сделал никакого зла Своим врагам иудеям, но даже как много благотворил им! … А мы не хотим претерпеть и малых скорбей, которые не являются даже и тенью против Владычних страданий. Пусть Христос будет для нас примером! Мы, христиане, должны походить на Христа в страданиях наших и, если не в полной мере, то хотя бы в терпении, по возможности, до конца, ибо в том и заключается долг истинного христианина, чтобы терпеть. — Муж скорбящий: Истину говоришь ты, отче, — что часто мы оскорбляемся от какого-либо слова и не терпим его».
   Также можно или признать, что слова других людей — правда, или если ложь, то не придавать им значения.
Василий Великий (Беседы, б.10): «Если он назвал тебя нищим и говорит правду, прими это как правду, а если лжет, что тебе до сказанного им?… Укоризненно — не нищим быть, а не иметь мужества в перенесении нищеты».
   Иоанн Златоуст
(т.8, ч.1, б.48): «Но не могу, скажешь, вынести поношения от врагов. Отчего же, – скажи? Если враг сказал правду, то, еще прежде его, тебе самому следовало бы укорить себя, и ты должен благодарить его за обличение; если же ложь, не обращай на то внимания».

    Старайся не думать об обидчике и не повторяй в мыслях и вслух, что он говорил или делал, а молись и смиренномудрствуй

   Есть и такой совет: старайся не думать об обидчике и не повторяй мысленно и вслух его слова, а вспомни «что сказал или сделал полезного когда-либо такой человек».
Нил Синайский (Письма, п. 2.300): «Когда видишь враждующего против тебя, и приходит тебе на мысль все, что потерпел или выслушал ты от него прискорбного, то старайся это забыть, а если остается то в памяти, припиши все диаволу. Собери же в мысли, что сказал или сделал полезного когда-либо такой человек, и если остановишься на этом припоминании, то весьма скоро успокоишься, избавившись от своей суровости и от ожесточения».
   А вот советы, чтобы не думать об обидчике, а молиться.
Древний Патерик (гл.10, ст. 45): «Брат спросил авву Макария: как спастись? — старец отвечал ему: будь как мертвый: подобно мертвым не думай … об обидах от людей…».
   Иоанн Максимович
(Илиотропион…, кн.1, гл.2): «Для успокоения себя при нанесении нам обид известно одно только верное средство — когда тебя кто обидел или оскорбил, то ты не обращай своего внимания (а это значит и не думай об этом – от сост.) на злость оскорбителя, но обратись к правосудному Богу, попустившему обидеть тебя твоему противнику…. Этого обычая держались все святые Угодники Божьи — они не разыскивали кто и за что их оскорбил, но всегда обращали сердца свои к Богу, смиренно признавая справедливость Божьего попущения».
   Амвросий Оптинский
(Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Терпение, и др.): «…Пишешь, что одна послушница нанесла тебе несправедливое и нисколько не заслуженное оскорбление, и ты в горести сердца плакала, а внутренний голос говорит тебе: «Держи ум горе’ (т.е. думай не о том, что случилось, а любомудрствуй – от сост.) и твори неослабную молитву, — все пройдет». Так в подобных случаях и поступай. Тогда и будет проходить все прискорбное и оскорбительное. (гл. Гнев) Положи себе за правило не говорить ничего ни матери, ни сестре, когда бываешь возмущена их несправедливостью. Отойди, и что бы мать ни говорила, молчи, возьми Евангелие и читай, хоть ничего не понимая в эту минуту. Положи делать все только для Господа и делай, сколько можешь по силам. Возмущаешься же ты больше оттого, что делаешь не по силам, — много берешь на себя, да и не справишься. Сил-то мало, а хочешь делать много, почему и приходишь в раздражение, что будто бы не ценят твоих трудов и жертв. А делай по силам ради Господа, да и не огорчайся, когда люди не оценивают. Помни, что ты ведь не ради их делала, а ради Бога, и награды жди от Господа, а не от людей».

    Старайся «не обвинять людей в своих бедствиях» или неприятностях и трудностях

   Следующее правило, не обвиняй никого в своих неприятностях/трудностях/бедах, даже если они были связаны с другими людьми.
Максим Исповедник (Главы о любви, сотн.2, гл.46): «Благоразумный, помышляя о врачебности судеб Божиих, с благодарением сносит приключающиеся ему по ним бедствия, никого другого не почитая виновным в них, кроме грехов своих».
   Марк Подвижник
(сл.2, ст.56): «Истинное ведение состоит в терпении скорбей, и в том, чтобы не обвинять людей в своих бедствиях».
   Игнатий Брянчанинов
(Письма, п. 156): «(Разбирательство о том, кто виноват – от сост.) приводит только душу в смущение и способствует насеяться в ней семенам ненависти и памятозлобия к ближним; а благодарение Бога за посланное искушение вводит душу в пристанище веры, мирит с ближними и служит причиною духовной радости. При таком взгляде на действия враждебных людей я привлекаю в душу свою мир».
   Авва Дорофей
(Душеполезные поучения, п.2, п.7): «Поистине нет ничего крепче смиренномудрия, ничто не побеждает его. Если со смиренным случится что-либо скорбное, он тотчас обращается к себе, тотчас осуждает себя, считая себя достойным этого, и не станет никого укорять, не будет возлагать вину на другого и таким образом перенесет случившееся без смущения, без скорби, с совершенным спокойствием, а потому он и сам не гневается и никого не прогневляет. (п.7) … Если мы во всем, что с нами ни случается, считаем виновными самих себя, а не других, то это приносит нам много добра и доставляет великое спокойствие и преуспеяние; и тем более (должны мы это делать), что ничего не бывает с нами без промысла Божия. … Если кто говорит: “как я могу не скорбеть, если нуждаюсь в вещи, и не получаю ее, тогда как она мне необходимо нужна”, то даже и в таком случае он не имеет права укорять кого-нибудь или скорбеть на кого-либо».
   Амвросий Оптинский
(Письма, п. 190, и др.): «В затруднительном положении, в которое ставят тебя странности других, умудряйся: делай, как можешь, а другие пусть поступают, как хотят. (п. 136) Хотя мы пред людьми, может быть, и правы в чем-нибудь, но когда не правы пред Богом, то должны без самооправдания переносить всякое злострадание, всякое неудобство и всякое утеснение, никого из людей не обвиняя в этом, но принимая все скорби, как посланные от руки Божией к очищению грехов наших, к исправлению нашему, и больше всего к смирению возносительного мудрования нашего. (п. 81) Когда живем вместе, нам кажется все, что другая сторона более виновата или тем, что вперед лезет и высказывает свои требования, или тем, что будто не входит в дело и молчит, а иногда каким-то непонятным образом как бы стесняет нашу свободу. — Когда же придется нам жить порознь, тогда ясно увидим, что каждый из нас сам свою тяготу несет, и сам ее или уменьшает, или увеличивает, и сам дает своему духу или свободу, или стеснение».
   Макарий Оптинский
(Письма, ч.3, п. 28): «Ты не можешь благодушно нести укоризн, досад и уничижений, — познай в этом свою немощь, укоряй себя и смиряйся и отнюдь не укоряй тех, которые доставляют тебе случай к исцелению, паче же считай их своими благодетелями, которые, смотрением Божиим, показуют тебе твою немощь».
   Дмитрий Ростовский
(Алфавит духовный, ч.3, гл.6): «Если случится, что кто-нибудь причинит тебе печаль, то не его обвиняй в этом, но себя. Ибо не напрасно Бог попустил сие на тебя, но (имиже весть судьбами) для твоего исправления: ничего без Бога не бывает. Бог часто, врачуя тебя, попускает различные искушения, а ты, принимая это неблагодарно, винишь другого, а не себя! Не обвиняй никого, но вини себя, что принял поделом».
   Никон Воробьев
(Письма, п.161): «…нельзя ни в коем случае (жить) во вражде, или обвиняя сожителей, а надо искренне, со всей сознательностью обвинить себя, как неспособную жить с другими по своей великой гордости, нетерпению, обвинению других, а не себя и пр. А Вы очень далеки от этого. Вы все время обвиняете других, а себя только потом и немного».

    Не говори о прошлых обидах и не настаивай на своей правоте

Евергетин (т.2, гл. 37, Из Отечника): «Сказал старец: «Если кто-нибудь скажет тебе обидное слово, а потом будет это отрицать, не раздражай его напоминанием, что ты, мол, так сказал. Ведь он вспыхнет и скажет: «Да, сказал, ну и что?». И вы серьезно поссоритесь. Пусть это слово с ним и останется, и тогда мир между вами только укрепится».

    Старайся не осуждать никого

Амвросий Оптинский (Сб. «Душеполезные поучения…», гл. Отношение к ближним): «Жить просто значит (никого) не осуждать, не зазирать (не замечать чьи-то проступки – от сост.) Например, идет Е-да. Прошла, и только. Это значит, думать просто. А то при виде проходящей Е-ды подумать о ней с худой стороны: она такая-то, характер у нее такой-то. Вот уже это непросто».
   Амвросий Оптинский
(Письма, п.76): «Не входи в рассмотрение поступков людей, не суди, не говори, зачем так, для чего это? Лучше говори себе: «А мне какое до них дело? Не мне за них отвечать на Страшном Суде Божием». Отвлекай всячески мысль свою от пересуд дел людских, а молись с усердием ко Господу, чтобы Он Сам тебе помог в этом, потому что без помощи Божией мы ничего доброго не можем сделать, как и Сам Господь сказал (Ин. 15: 5): без Мене не можете творити ничесоже. Подозрительности берегись как огня, потому что враг рода человеческого тем и уловляет людей в свою сеть, что все старается представить в извращенном виде: белое — черным и черное — белым, как поступил он с прародителями Адамом и Евой в раю».
   Иосиф Оптинский
(Письма, п. 290): «…старайся слушать Матушку. Если когда на мысль придет, что она с другими лучше занимается, то эту мысль надо отгонять и не верить ей».
   Феофан Затворник
(Письма, п. 713): «Смущаетесь, что сестры на клиросе иногда говорят и усмехаются. Говорить им иногда нужно по делу пения и чтения; а тут ошибается какая, вот и усмешка невольная. Если нарочно заводят разговоры и смехи, дурно; но этого вы сказать не можете. К тому же они находятся в таком положении, что враг легче подбивает их на разговоры и смехи. Рассудите. Ради вас ведь они поют и читают; стало из-за вас и раны от врага принимают. Молитесь же за них, а не досадуйте. Всякий раз, как будет что подобное, жалость о них спешите возбудить в себе, а от жалости переходите к молитве. Осуждать же не осуждайте. Вы же еще и досадуете. Досадовать нельзя без осуждения. Стало вы сами — в другом настроении. Спешите же себя исправить; а других оставьте. Своему Господу стоят и падают (Рим.14:4). Ведь они поболтают и замолчат, — и совесть их мучит; а вы стоите, да осуждаете. Кто лучше пред Богом, — те, кающиеся, или вы — осуждающая? Не в церкви, так дома, они воздохнут и покаются, и Бог простит их; осуждение же трудно прощается, потому что трудно чувствуется его грешность. Так смотрите хорошенько за этим. Переменять места в церкви не надо. Здесь приучитесь держать себя, как следует. Да вам какое до них дело? Есть игумения, казначея, благочинная. Не видят разве? Но верно бывающее на клиросе бывает в таких размерах скромных, что и выговор делать не за что. Только на ваших глазах это слишком велико. Ну, уж коли это такое страшное преступление, и никто внимания на него не обращает, возьмите палку и бейте преступниц! — Жаловался некто своему старцу на какие-то беспорядки среди братий. Старец сказал ему: возьми палку и бей их. «Как же, — говорит, — можно? Разве я начальник?» — «Ну, коли не начальник, — прибавил старец, — какое тебе до них дело?» Смотрите полегче на сей поступок. Он плод минутного развлечения, и похож на ваше недавнее рассеянное болтание в NN. Может быть, более смеющаяся и говорящая менее всех виновата. Раззадорить ее; она уж и не удержится. Будьте снисходительны, помня, что суд без милости ожидает того, кто сам судит немилосердно (Иак.2:13)».

    Не передавай другому, что о нем говорят плохое

Троицкие Листки (ст. 98): «… сами мы, часто не замечая того, обманываем и самих себя, и других, и под видом добра сколько делаем зла ближнему! Беру пример самый обычный. Положим, ты слышал, как злословил меня человек, ко мне нерасположенный, и вот ты идешь ко мне и рассказываешь то, что слышал… Хорошо ли ты делаешь? Ведь ты только дров подкладываешь в огонь! Не знал я того, о чем ты мне сказал, а теперь вот узнал от тебя, утих, было, мой гнев на того человека, а ты снова поджег его, я уже в душе примирился, было, с ним, а ты снова подогрел чувство вражды в моем грешном сердце… Ну, скажи на милость, для чего мне знать, что говорит обо мне враждующий против меня? Только для того, чтобы мне легче было войти в сделку с моей совестью — до этого она укоряла меня, к примирению склоняла, но ты пришел да рассказал, как злословит меня тот человек, а я и рад тому, теперь я скажу своей совести: «Как же мне мириться с ним, когда он вон что говорит обо мне!» — И снова закипит гнев в груди моей, и снова я буду мучиться, побеждаемый этой страстью, и снова буду препираться со своей совестью, с которой стал было уже соглашаться… А все это наделал ты, брат мой неразумный! Если б не говорил ты мне, как злословил меня тот человек, я, может быть, не сегодня, то завтра совсем помирился бы с ним, но ты пришел да рассказал мне эту грешную «правду», и вот не знаю я покоя, и борюсь с самим собою! Брат мой, брат мой! А ведь ты, конечно, думал удружить мне своим рассказом грешным, и вот твоя услуга неразумная к чему привела меня! Нет! не все то, что мы видим да знаем, не всякую и «правду» следует другим рассказывать. Бывает и такая правда, о которой во сто раз полезнее совсем умолчать. …. Возлюбленные, опять повторю: не всякую и правду следует говорить, не обо всем, что и на самом деле было, следует рассказывать другим. А в наших-то толках да пересудах друг о друге уж и вовсе никакой правды нет, все один грех да сплетни одни. Именно сплетни: плетет один, другой еще больше запутывает, да так и сплетается сеть вражья, в которой все, вместе сплетавшие, и запутываются. А врагу только это-то и нужно. Лишь бы воду замутить — спокойствие да мир нарушить, лишь бы сети закинуть — ссоры да брань завести, а там он уж знает, как с нами, грешными, справиться, увлечь в пучину адскую на вечную погибель. Какая же прибыль нам-то, самим, ему в том помогать? Будем помнить одно: мы не Ангелы святые, в наших сердцах много всяких страстей греховных, так много, что стоит бросить туда одну искру, и из нее вспыхнет целое пламя ненависти или другой какой страсти злой, и сожжет этот пламень геенский душу нашу бедную, а все из-за чего? Да иной раз из-за одного слова грешного, и притом из-за слова, которое мы считали, когда говорили его, сущей правдой! Истинно слово Христа Спасителя: если не будет правда ваша выше правды книжников и фарисеев, то никогда не войдете в Царствие Небесное! Да избавит нас Бог от этой правды фарисейской».

    Будь сам терпелив, тактичен и думай о других

Антоний Оптинский (Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Духовное руководство): «…вина — ваше нетерпение и неискусство в обращении. Когда бы вы научились в лице (своей духовной матери или другого человека – от сост.) зреть лице Христово, тогда бы вы благоговели к ней, любили ее и повиновались во всем, а без этого чувствования вы бегаете к ней, нисколько не размысля, вовремя ли идете? Не почивает ли матушка? Не молится ли? Не читает ли? Не занимается ли каким нужным обительским делом? И если матушка скажет вам: «Приди, душенька, после, мне теперь некогда с тобою говорить!» — вы, нахмурившись, уходите недовольными в свою келью, в которой беретесь за перо и бумагу и пишете страницы две или три объяснений разных, в ропотном духе и в недовольном, на разные разности, и просите матушку все это прочитать и успокоить вас. Каковое объяснение ваше похоже на дерзость, а не на смирение Христово, и если оно будет всегда продолжаться так, то душа ваша никогда покойна быть не может, и вы, живя в тихом пристанище, как будто среди пучины морской, будете обуреваться всегда и захлебываться от слез».

    Не ожидай, что другие будут довольны или рады тебе, или будут поступать так, как ты считаешь правильным/нужным

   Есть и такой совет о наших мечтательных надеждах. Так, нередко мы, осознанно или нет, ждем от общения с другими людьми только хорошего, но так не всегда случается. И в таких случаях мы обижаемся или печалимся. Например, бывает, что мы, планируя что-то, мечтательно ожидаем, что все будет хорошо, и люди будут нам рады. Например, вот как об этом говорится, когда человек собрался ехать к родным, надеясь на теплый прием, и не задумывается, что может быть по- другому:
Иосиф Оптинский (Письма, п.412): «В Петербург ехать едва ли на пользу тебе будет. Ведь ты их не видела, и они тебя также, и все может быть, что примут тебя нелюбовно, и вместо ожидаемого утешения получишь только скорбь. Да притом и денег нет».
   Поэтому святые отцы дают совет:
Авва Исаия (Слово 4, ст.31): «Когда пойдешь к неким, не ожидай, что они рады будут тебе очень, чтоб, когда примут тебя, возблагодарил ты Бога».
   Приведем типичный пример о ситуациях, когда ты надеялся на помощь, а тебе не помогли те, к кому ты обращался. И такими подобными должны быть наши мысли (но, увы, опыт говорит, что так мы не думаем). Итак: человек, придя в госучреждение, не получил позитивного результата. У него появляется злость и гнев или обида, печаль. И что же в таком случае надо сказать себе и о чем помолиться? Например, так: «Если они не помогли, то на это воля Божия. Не видит, значит, Господь, что мне это полезно и нужно. И мне надо ждать другой помощи (или в другой раз), которую Ты, Господи, пошлешь, и я верю и надеюсь на это! А что касается самих людей, то у них столько таких просителей как я, что выдержать это очень тяжело. И, будучи на их месте, я бы также себя вел (был безразличен к чужим просьбам, грубил и т.д.). И помоги им, Господи. А за меня, Господи, спасибо, что дал опять мне увидеть, как я злюсь, как осуждаю их и т.д., и что нет у меня ни терпения, ни смирения, ни надежды на Тебя! Господи, буди милостив ко мне, грешному!».

    Следи за своими оправданиями, почему не можешь исполнить заповеди о прощении, любви и духовные правила

   Нередко, несмотря на то, что мы знаем, что нельзя, например, спорить, ссориться и т.п., что надо уступать, прощать и т.п., у нас появляются самооправдания, причем, очень «благие» и «правильные» и мы ими руководствуемся. А христианское учение говорит:
Феофан Затворник (Сб. слов на Господские, Богородичные и торжественные дни, 17. Слово на Благовещение Пресвятой Богородицы…): «….например, обидел кто. Воля Божия ведома: прости. И прости без размышления. Но станешь размышлять о том, что из этого выйдет, — и растеряешься. Пойдут мысли, что все станут считать тебя бесхарактерным, человеком без достоинств; и еще что? — ныне один обидел, завтра другой обидит, там третий и так далее,— и жить нельзя будет. И скажешь: нет, нельзя простить; надо постоять за себя, и начнешь стоять, и пойдет сумятица».

    Правило: старайся оправдать другого человека

Паисий Святогорец (Духовное пробуждение, т.1, ч.2, гл.4): « … например, какая-то сестра может услышать, как ночью долго звонит чей-то будильник. Звонит — замолкает, звонит — снова замолкает. Если монахиня, которую разбудил чужой будильник, подумает так: «Видимо, эта сестричка совсем утомилась, даже подняться не в силах. Лучше бы ей вставать и начинать свое келейное правило на полчаса позже», — то ни беспокойства, ни расстройства от нечаянного пробуждения у неё не будет. Однако, подумав о себе самой, о том, что «вот, дескать, будят меня тут всякие чужие будильники!», она может сказать: «Да что же это такое?! Ведь не дают ни капельки покоя!». Поэтому один добрый помысл помогает человеку так, как никакой другой подвиг».
   Паисий Святогорец
(Духовная борьба, ч.1, гл.1): «Например, гостиничная просит у поварихи немного салата, та говорит, что у нее нет, но первая знает, что есть. Если у гостиничной нет добрых помыслов, то она скажет: «Вот лгунья!». Однако, если у нее есть добрые помыслы, она скажет: «Бедняжка, замоталась с работой и забыла, что у нее остался салат». Или же она может оправдать сестру таким помыслом: «Видимо, она решила приберечь салат для какого-то другого [более важного] случая». Так и ты: мыслишь подобным образом, потому что у тебя нет духовного здравия. Если бы оно у тебя было, то даже нечистое ты видела бы чистым».

    Надо уметь вести себя с некоторыми людьми

Амвросий Оптинский (Собрание писем, п. 297, и др.): «Спрашиваешь, как тебе обходиться с людьми неискренними, и у которых при разговоре нередко бывает задняя мысль… Зная это, отвечай, соображаясь с настроением того, кто с тобою говорит. Преподобный Исаак Сирин пишет: «С недугующим завистию глаголи со охранением», чтобы завистливый, по своему устроению, не перетолковал и благие слова в худую сторону. Наперед придумай несколько общих выражений, и ими отделывайся от неискренних толкунов. Большей частью говори: «Не знаю», а во избежание лжи говори: «Не знаю, как вам сказать; я не вслушалась, хорошо не поняла». А иногда: «Это не по моей части, это выше меня; я в подобные дела не вхожу». А если издали увидишь, что тебе приходится встретиться с таким человеком, удвой шаги, и отвечай: «Мне недосужно». Если будешь осторожна, то Бог научит и вразумит, как обращаться с такими людьми. (п. 196) Спрашиваешь, как тебе быть с приглашением Кир-х, — непременно прийти к ним на целый день. Лучше уклониться. Боишься нарекания на N.N. (т.е. похоже на то, что в гостях могут кого-то укорять, обвинять, обсуждать – от сост.). Но тебе и по обязанности твоей невозможно принять это предложение. Если уйдешь на целый день, на кого же оставишь детей? Особенно при болезни N.N. ты этим только стеснишь других, и тобой будут недовольны. Если повторятся приглашения, можешь прямо сказать, что по обязанности своей не можешь на долгое время оставить детей. Из этого нарекания не может выйти; а если пойдешь, то скорее может выйти путаница, как ты и сама сознаешь, что там каждое слово надо обдумать и обдумать; а при всяких толках и расспросах незаметно можно увлечься. (п. 193) Сестре можешь сказать, что ты недовольна была на нее за свою часть, которую они с мужем не хотели во время заплатить; а теперь оставляешь это на суд Божий. N. можешь поблагодарить за прежнюю дружбу, но не можешь продолжать ее, по причине ее нескромности; сказать это, как сумеешь, помягче. Госпожу N. также можешь поблагодарить за то, что она считает для тебя одолжением, прибавив, что о поступке зятя твоего теперь нет надобности разъяснять».
   Анатолий Оптинский
(Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Отношение к сестрам): «Спрашиваешь, просить ли у М. прощения? Конечно, если в чем против нее провинилась! А если она ворчит без твоей вины, в чем же ты будешь извиняться? Если безвинно сердится, то пусть ее (то согласись с ней – от сост.) А с тебя достаточно, если потерпишь ее немощь».

    О том, что надо бы делать при жалобах других на обидевших их

   А теперь приведем еще и такое поучение тому, кто слушает обидевшегося/возмущенного на кого-то.
Макарий Оптинский (Письма, ч.3, п.378): «Я вам часто повторяю это, но что ж нам более нужно ко спасению, как не самоукорение и смирение? Если я буду вместе с вами винить тех, коих вы полагаете вас оскорбляющими, то я буду льстец и предам вас в руки врага; а, не согласуясь с вами и советуя обвинять себя, исторгаю вас из рук врага и из сетей его; и когда примете мой совет, — обрящете пользу; а не примете, — да будет на вашей воле; я не истязую».
   Как видим, правильным есть то, что мы не должны обвинять только другого, как это нам рассказывает обидевшийся или возмущенный, а должны напомнить ему, что и он бывает в чем-то виноват, или кротко сказать, например, что нам нельзя осуждать. И сказать так надо для того, чтобы исполнилось христианское правило: укорять себя, а не других. Но, опыт говорит, что если мы так сделаем, то обидевшийся на кого-то человек обидится/разгневается и на нас за то, что мы не приняли его сторону, т.к. он, осознанно или нет, ждал нашего сочувствия ему и подтверждения, что другие – плохие. И так делают все люди: наше самолюбие и гордость не могут перенести того, что они могут быть виновны, когда их кто-то обидел. И мы так тоже делаем, когда мы жалуемся. Поэтому, к сожалению, мы, по своей страстности, не можем помогать друг другу исполнять то, о чем написал преп. Макарий. Точнее сказать, можем, но только с теми, кто занимается с нами духовным подвижничеством, а с остальными – нельзя, т.к. это приведет к еще большим конфликтам. В последнем случае нам надо учиться самим не увлекаться обвинениями обидчика и помнить, что другой сейчас в страсти и не может понять и принять правило о самоукорении. И нам остается попросить Господа, чтобы Он дал ему «мысль благу» и видение себя, а самим не идти на конфликт.

    О сокрушении после видения своих страстей и неправых реакций

   И последнее очень важное правило: нужно каяться в своих неправых реакциях при конфликтах.
Иосиф Оптинский (Письма, п.542): «Покайся искренно в малодушии, нетерпении и ропоте на несправедливый поступок матушки игумении (или ближнего – от сост.), проси у Господа терпение, считай себя достойно наказываемою за грехи, благодари Господа и молись за игумению, чтобы Господь ее спас и помиловал. Если ты все это потрудишься исполнять, то утерянная душевная польза ропотом снова тебе будет возвращена».
   Симеон Новый Богослов
(Слова, сл. 70): «Смирен и тот, кто хотя уязвляется немного этим (когда бранят его или бесчестят, или иным каким образом оказывают ему презрение), но не допускает себя до смущения, и за это малое чувство уязвления сердца оскорблением, то есть, что опечалился немного, а не с радостью принял случившееся, осуждает себя и укоряет, и, вошедши в келлию свою и себя самого рассуждая, сокрушается и плачет, и, припадая к Богу, исповедуется Ему как бы погубивший все труды свои».
   На этом закончим приводить основные советы о конфликтном общении, в котором кто-то, так сказать, нас обижает.

3.8.3. О любомудрии при конфликте с другим человеком

   Итак, а теперь скажем о любомудрии при неприятных словах и действиях другого человека в твой адрес.
   И сразу напомним основное правило: осознавая, что ты реагируешь на чьи-то слова или действия с обидой, возмущением, волнением и т.п., говори себе разные христианские истины и молись.
Феофан Новоезерский (Письма, п.589): «…советую вам слушать Создателя своего и терпеливо сносить всякое скорбное приключение, нежели быть в непрестанном смущении и слушать врага. Он всегда влагает мысли противные учению Спасителя нашего, чтобы прогневлять Его; а вы утверждайте себя словом Его святым и непрестанно молитесь умом, говоря: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную и имиже веси, судьбами спаси мя».
   Какие это могут быть истины, мы и скажем далее (а о молитве речь пойдет в четвертой главе).

3.8.3.1. Суждения с памятью о Боге

   Первый вид любомудренных суждений – память о Господе.

    Напомни, что Господь и святые претерпели, и как они это переносили

Феофан Новоезерский (Наставления, п.589, и др.): «Христос Сын Божий чего не претерпел в здешней жизни, нашего ради спасения? биение, поругание, заплевание и пригвождение ко кресту, а мы, спасения ради своего, и слова скорбного не можем великодушно перенести. (п. 161) О вашем малотерпении, советую вам себя увещевать и говорить: «Феофания! что ты малодушествуешь и не терпишь неприятных слов? Сам Христос Сын Божий чего не претерпел, и нам дал образ терпения, чтобы последовали стопам Его»».
   Макарий Египетский
(Поучения, п. 6): «Когда глумятся над тобою люди, обрати свою мысль на плевки и заушения, которыми, подвергался Господь (Мк.14,65), и укрепишься в смирении».
   Дмитрий Ростовский
(т.3, 3. Апология для утоления печали человека…): «(Нужно) иметь пред очами страсть (страдания – от сост.) Христову: «Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал» (1 Петр. 2, 23); Он даже молился об убивающих Его, говоря: «Отче! Прости им» (Лк. 23, 34)».
   Дмитрий Ростовский
(Проповеди, 43. Поуч. 2-ое в неделю 19-ю по Святом Духе): «Мы не можем стерпеть и одного какого-либо досадного слова и в ответ на них много слов говорим, а Господь наш, слышавши очень много укоризненных слов, не сказал ни одного противного слова, но был «яко агнец прямо стригущему его безгласен». — Мы не сносим и малой какой-либо вещи от ненавидящих нас, а Господь наш и раны бесчисленные понес на теле Своем, и не было целости в Нем с ног до головы. — Мы не стерпим и одного какого-либо опечаливания от преследующих нас, а Господь наш претерпел даже самую ужасную крестную смерть. Вот как много пострадал Он из любви к нам, а мы ничего не страдаем из любви к Нему. О, нетерпение наше! О, неусладимая горечь! Сбывается на нас евангельское слово: «За умножение беззакония изсякнет любы многих» (Мф. 24: 12). — Господь наш нелицемерно возлюбил врагов, как сказано, а мы не очень любим и друзей наших, относящихся приязненно к нам; мы больше лицемерно любим их, нежели на самом деле, а недругов наших мы и не помышляем когда-либо любить».
   Николай Сербский
(Письма, п.6): «Конечно, больно, что друзья оставили тебя в беде, отворачиваются либо смеются тебе в лицо, но это лишь еще одно свидетельство их приверженности к язычеству и его обычаям. Когда Господа распинали на Кресте, где были те, кто перед этим хотел сделать Его царем? Где были те, кто кричал Ему: «Осанна!»? Не было ни одного. У Креста стояли только равнодушные и хулители. Римские воины зевали от скуки, а еврейские псы злорадно лаяли. И у твоего креста стоят скучающие зеваки и злорадные насмешники. Радуйся, что капля твоей горечи подобна морю горечи распятого Господа».
   Амвросий Оптинский
(Письма, 76): «Ты жалуешься на несправедливости людей, окружающих тебя, по отношению к тебе. Но если ты добиваешься того, чтобы царствовать со Христом Господом, то посмотри на Него, как Он поступал с окружающими Его врагами: Иудой, Анной, Каиафой, книжниками и фарисеями, требовавшими Его смерти. Кажется, Он никому не жаловался, что враги Его несправедливо поступают с Ним, а во всех ужасных скорбях, наносимых Ему врагами Его, Он видел единственно волю Отца Своего Небесного, которой и решился следовать, и следовал до последнего Своего издыхания, несмотря на то, что орудиями исполнения воли Отца Его были самые пребеззаконные люди. Он видел, что они действовали слепо, в неведении, и потому не ненавидел их, а молился: Отче, отпусти им: не видят бо что творят (Лк. 23: 34)».
   Пролог в поучениях В. Гурьева
(27 янв.): «Св. Иоанн Златоуст некогда, бывши изгнан из Царьграда, утешая своего друга, Кириака епископа, бывшего тоже в изгнании, между прочим, писал следующее: «не скорби много, брате Кириаче, а возьми пример с меня. Когда меня изгоняли из Царьграда, я не обратил на это внимания, но говорил сам в себе: «если меня хотят изгнать, пусть изгоняют; ибо Господня земля и исполнение ее — вселенная. Если хотят рассечь меня пополам, пусть рассекают; тогда я буду подобен Исаии пророку. Если захотят меня в бездну морскую вринуть; тогда я вспомню Иону. Если бросят меня в ров; тогда я буду представлять себе Даниила, брошенного в ров львиный. Если меня камнями побьют; тогда я воспроизведу в душе своей представление о первомученике и архидиаконе Стефане. Если главу мою отсекут, предо мною станет Иоанн Креститель. Если захотят имущество мое взять, я стану подобен Иову. «Наг, говорил он, — изыдох из чрева матере моея, наг и отыду…» Итак, молю тебя, брате, отвержи плач и жалость и уныние от себя и о нас воспоминание твори к Богу». Поняли ли вы теперь, братие, ответ наш на ваш вопрос: можно ли успокоиться, когда враги гонят вас? … Подражайте св. Златоусту, думайте, при гонениях, как думал он, и все будет хорошо. Тогда душа ваша успокоится, волнение сердца утихнет и скорбь пройдет со слезами, как солнечный зной проходит с появлением дождя. Аминь».

    Об укорах Христа

   А сейчас надо заметить, что, к сожалению, находятся люди, которые считают, что Господь и злословил, и угрожал и т.п., и поэтому если так делают и они, то в этом нет ничего плохого. Вот как звучит подобное недоумение:
Феофилакт Болгарский (Толкование на 1 посл. Петра. Гл.2, 22-23): ««Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному». Быть может, кто-нибудь скажет: «Как апостол Петр говорит здесь, что Господь, когда Его злословили, не злословил взаимно, и когда страдал, не угрожал, когда мы видим, что Он называет иудеев псами, глухими, фарисеев — слепыми (Мф.15, 14), Иуде говорит: «лучше было бы этому человеку не родиться» (Мф.26, 24), и в иной раз: «отраднее будет Содому, нежели городу тому» (Мф.10, 15)?»».
   И вот, каков ответ на это недоумение:
Феофилакт Болгарский (Толкование на 1 посл. Петра. Гл.2, 22-23): «Апостол не то говорит, что Господь никогда не укорял или не угрожал, но что, когда Его злословили, Он не злословил взаимно, и, когда страдал, не угрожал. Ибо если Он иногда укорял, то не в отмщение тем, которые злословили Его, но поносил и укорял упорных в неверии. Злословящие Его говорили: «бес в Тебе» (Ин. 7, 20); «Он изгоняет бесов силой князя бесовского» (Мф.12, 24), и: «вот, человек. Который любит есть и пить вино» (Мф.11, 19). Когда Он слышал это, злословил ли взаимно? Отнюдь нет. Но одним сказал: «если Я силой веельзевула изгоняю бесов, то сыны ваши чьею силой изгоняют?» (Мф.12, 27). Тех же, которые называли Его любящим есть и пить вино, Он уподоблял детям, играющим на торжище и говорящим товарищам: «мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам печальные песни, и вы не рыдали» (Мф.11, 16-17). А когда Он висел на кресте и страдал, то не только не угрожал, но еще молился за злодеев (Лк. 23, 34). Иуде угрожал Он для того, чтобы отвлечь его от предательства. Равно и тем, которые не будут принимать учеников Его, объявил, что им будет хуже, чем Содомлянам, для того, чтобы слушателей хотя бы страхом преклонить к странноприимству и к тому, что для них спасительно. Посему слово апостола Петра, убеждающего к незлобию примером Господа, весьма истинно».
   Поэтому, когда обижаешься на кого-то и скорбишь, вспомни о том, как вел себя Иисус, и пусть это вразумит тебя.

    Радуйся о Господе

Феофан Новоезерский (Письма, п.589): «Святые, угодившие Господу, не скучали (не печалились – от сост.) причиняемыми им оскорблениями, а еще радовались, будучи во оных. И вам советую радоваться о Господе…».
   Напомним, что радость о Господе здесь может означать осознание, что Господь дал тебе сейчас возможность увидеть свою страстность, которая проявилась или обидой, или саможалением, или желанием отомстить, или самооправданием, или не желанием простить и т.д. И с этим надо бороться и каяться в этом. А это ведет к духовному здравию.
   Также радость о Господе может означать, что по заповеди о прощении, и ты будешь прощен Богом, если простишь другого человека.
Марк Подвижник (Слова, сл. 5): «… возлюбленная душа, во всякое время на всяком месте и при всяком деле мы должны иметь одно намерение, дабы при различных обидах от людей радоваться, а не скорбеть, радоваться же не просто и не без рассуждения: но потому, что имеем случай простить согрешившему (против нас) и получить прощение собственных наших грехов».

    Напомни, что всё от Бога и что «Бог для твоего блага попустил тебе это встретить»

   Мы уже отмечали, что нередко через других людей у нас начинаются скорби (например, врач неправильно лечил, случился несчастный случай по чьей-то вине, кто-то нанес тебе материальный урон и мн. др.). И тогда мы обвиняем, ненавидим, злимся на этих людей, а этого не должен делать христианин. Он должен помнить и верить, что все происходит по промыслу Божьему, а не по тому, что другие люди такие плохие.
Макарий Оптинский (Письма, т.5, п. 102): «В нахождении скорбей надобно наблюдать, чтобы всякий случай скорбный относить к посланным от Промысла Божия….».
   Иоанн Златоуст
(т.2, ч.1. О статуях б. 15): «Например: оскорбил тебя кто — перенеси благодушно; а перенесешь благодушно, когда будешь думать не об обиде только, но и о достоинстве Повелевшего переносить — и перенесешь с кротостью».
   Откровение Божие, записанное Серафимом Вырицким «От Меня это было»:
«Помни всегда, что каждое возникающее затруднение, каждое оскорбляющее тебя слово, каждая напраслина и осуждение, каждая помеха в твоей работе, которая могла бы вызвать чувство досады, разочарования, каждое откровение немощи и неспособности твоей будет помазано этим елеем. От Меня это было».
   Инок Агапий
(Спасение грешников, ч.1, гл.17): «Не сердитесь на притесняющих вас людей и другие творения, но более всего любите их, как причину вашего спасения. Так и блаженный Иов, претерпевший великие страдания, не говорил, что, мол, эти блага мне оставили родители, этих детей мне родила супруга, а злые люди, пожар, буря и бесы меня всего лишили. Нет, он говорил: «Господь мне это дал, Господь это взял. Как явно Господу, так и произойти. Пусть будет имя Его благословенно». … Так и прекрасный Иосиф, зная, что было Божие решение, дабы он претерпел то, что сделали его братья, нисколько не расстраивался и не враждовал с ними. Несовершенные люди, любящие плоть, по причине своего малодушия никогда не имеют мира. Они не знают пользы скорби. Они не узнают ее причины. Они только сердятся на притесняющих их и восстают».
   Иоанн Максимович
(Илиотропион…, кн.1, гл.2): «Тебе известно, что всякая власть от Бога, зачем же ты печалишься и жалуешься на оскорбителя за то, что он сделал тебе не другое что, как только попущенное ему Богом, иначе бы он не мог тебя оскорбить без Божьего попущения. Скажешь: противник мой нанес мне величайшую обиду. Скажи: какую? Ибо за грехи твои тебя наказывает Бог, или учит тебя терпению, или умножает твою награду за невинное оскорбление тебя — и ты считаешь себя обиженным? Этого лукавого человека, скажешь, и его злобную волю я ненавижу. Но ты всегда обращаешь свое внимание на деяния других людей, а я тебе советую лучше обратить взор свой к Богу и к своей совести (беспристрастному внутреннему оку). — Воля человеческая, хотя она и зла и нечестива, что же она могла тебе сделать? В чем ее успех? Ты не столько сожалеешь о том, что хотел тебе вредить твой противник, сколько о том, что он повредил и что мог повредить? От кого же это произошло, и почему он мог тебе вредить? Не по власти ли и воле Божьей? А если по власти и воле Божьей — то всегда по судьбам праведным и святым. Следовательно, ты или умолкни, или обрати свои жалобы к Божественному попущению, и это последнее запечатлей твердо в душе своей, что никогда Бог не попустит, чтобы чужая злая воля могла причинить тебе какое бы то ни было зло, которое не послужило бы тебе в пользу, если только ты сам себе самому не повредишь. И кто может сделать нам зло, если мы будем ревнителями всего доброго?— Прекрасно сказал бл. Августин: «Не бойся врага, он настолько силен повредить, насколько получил для того власти от Бога…»».
   Причем обязательно надо напомнить себе, что Бог попускает тебе эту скорбь для твоего блага.
Иоанн Максимович (Илиотропион…, кн.1, гл.2): «… не воздавай ему злом за сделанное тебе зло — ибо оно попущено Богом для достижения целей добрых и справедливых, хотя и неизвестных тебе до времени».
   Никодим Святогорец
(Невидимая брань, ч.1, гл. 40): «… при встрече напраслин, оскорблений и нападков … на том одном установись вниманием, что Бог для твоего блага попустил тебе это встретить и что этого блага ты себя лишишь, если допустишь нетерпеливость, раздражение и немирность по сему случаю».
   Платон Митр. Москов.
(Поучительные слова, т. 12, 23. Слово в неделю 5-ю Великаго Поста): «Люди тебя обидели; может быть с сей стороны правда. Но почему ты ведаешь, что Бог столько же тебя признает быть достойным, сколько ты мнишь сам о себе. Ты считаешь свои заслуги, свою ревность, свою в должности непорочность. Может быть все сие правда. Но Бог сверх того разбирает твое сердце, и его движения от юности до настоящего часа: и, разбирая, находит в нем много гордости, много высокоумия, гнева и своенравия; находит развратность в верности супружеской и другие тайные безвестные дела; находит в тебе жадность к корысти, пренебреженное детей воспитание, для других презрительность и уничижение. Ты все сии свои недостатки или не видишь, или прикрываешь их другими видами и именами. Но Бог все видит, и о всем судит без прикрытия, и потому тебя унижением и скудостию наказывает, и наказывая благодетельствует; ибо смиряет и исправляет. … Повинемся праведному суду Божию. Ежели мы жалуемся на людей: но на Божий промысл без осуждения своего жаловаться не можем».

    Помни, что Бог – Судья

Николай Сербский (Письма, п. 106): «Когда одолеет тебя зависть людская и неверность друзей, не падай духом и не носи горечь в своем сердце, но скажи: предаю все это на суд и оправдание Тебе, Господи!».
   Иоанн Кронштадтский
(Моя жизнь во Христе, ст.433): «Не раздражайся на погрешающих, на оскорбляющих, не имей страсти замечать в ближнем всякие грехи и осуждать его, как это обычно нам; всякий за себя даст ответ Богу, у всякого есть совесть, всякий слышит Слово Божие, знает волю Божию или из книг, или из разговора с другими; особенно не смотри злонамеренно на грехи старших тебя, до коих тебе нет дела, каждый своему Господеви стоит или падает (Рим. 14, 4), ты же свои грехи, свое сердце исправляй».
   Схииг. Савва
(Плоды истинного покаяния, гл. Больное самолюбие): «Разве можно меня так унижать (говоришь ты – от сост.)? Разумеется, нельзя унижать никого, но унижающий тебя сам ответит перед Богом за свой грех, а ты только на себя смотри, себя разбирай, себя спасай…».
   Феофан Затворник
(Толков. 118 Пс., ст. 52): «Как естественно находящемуся в горести, особенно терпящему напраслину, обращаться в утешение себя к праведному суду Божию, это доказывает повседневный опыт. Обижаемый какое обыкновенно произносит слово, когда возьмет его за сердце? — «Бог тебе судья!» или: «Есть Бог праведный, Который все видит!» — и тем вполне облегчает свое горе и успокоивает свое сердце. С другой стороны, ничто так не остепеняет грешников и обидчиков, как воспоминание о судьбах Божиих и праведном окончательном суде Его, на котором ничто уж не укроется и ничто не останется без воздаяния».

3.8.3.2. Некоторые христианские истины с памятью о заповедях и духовной пользе

    Напоминай себе истины о терпении

   Напомним некоторые истины о терпении, которые надо себе произносить.
   1.
Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.1, § 214): «…злоба ничем иным, как только терпением, побеждается».
   2.
Макарий Оптинский (Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Терпение): «…Надобно учиться терпению не тогда, когда мы бываем за вину порицаемы, но когда невинно поносимы и укоряемы».
   3. Терпи смиренно и Бог пошлет тебе утешение.
Симеон Новый Богослов (Слова, сл.77): «Если нечего тебе есть и пить, и ты попросишь у келаря хлеба, или вина, или другого чего съестного, а он не даст тебе, будучи, может быть, занят каким делом, вспомни тогда слова Господа и скажи: «алчу я и жажду, но, терпя, потерплю Господа, и Он сотворит по немощи моей и не оставит меня», — и потерпи, брате мой, и великую будешь иметь награду у Бога. И во всех других искушениях, случающихся с тобою, поступай таким же образом, — и будешь ты велик в настоящей жизни и в будущей сопричислишься к святым мученикам».
   Отечник Игнатия Брянчанинова
(Из жития старцев, преимущественно Египетских…, ст. 91): «Сказал некий старец: «Когда попустится искушение человеку, то со всех сторон умножаются напасти». При этом старец рассказал следующую историю: «Некий брат безмолвствовал в келии, и нашло на него искушение (скорбное обстоятельство при общении с людьми – от сост.): никто не хотел принимать его в своей келии. Если кто встречался с ним, то отворачивался и на приветствие не отвечал. Если он нуждался в хлебе, никто не давал ему. Когда возвращались братия с жатвы, никто не приглашал его, как это обычно бывало, к трапезе. Однажды он пришел с жатвы, и не было у него в келии ни кусочка хлеба. Но брат принес, как приносил и во всех подобных случаях, благодарение Богу. Бог, видя его терпение, отъял искушение, и кто-то постучался в двери. Это был неизвестный человек из Египта. Он привел верблюда, навьюченного хлебами. Брат, увидя это, заплакал и сказал: «Господи! Недостоин я потерпеть и малой напасти». По прошествии искушения братия сделались приветливыми и в келиях, и в церкви, начали его приглашать к себе для утешения пищей»».

    Помни заповедь о ланите

Амвросий Оптинский (Душеполезные поучения…, гл. Терпение): «Когда тебе досаждают, никогда не спрашивай — зачем и почему. В Писании этого нигде нет. Там, напротив, сказано: если «кто ударит тебя в десную ланиту, обрати ему и другую» (Мф.5, 39). — В десную (правую – от сост.) ланиту на самом деле ударить неудобно, а это разуметь нужно так: если кто будет на тебя клеветать или безвинно чем-нибудь досаждать — это будет означать ударение в десную ланиту. Не ропщи, а перенеси удар этот терпеливо, подставив при сем левую ланиту, т. е. вспомнив свои неправые дела. И если, может быть, ты теперь невинен, то прежде много грешил, и тем убедишься, что достоин наказания».

    Напомни себе, что Господь проверяет твои добродетели при скорбях

Георгий Затворник (Письма, п.3. 257): «…когда все бывает со всех сторон с нанесением тебе неприятности, тогда попущением Господним испытается душа твоя терпением; и ежели несмущенно переносишь какое-либо оскорбление, то, слава Богу, есть признак, что терпением от Господа приятно покоить твою душу».
   Макарий Оптинский
(Письма, т.5, п.8): «…Перемена произошла в вас от презорства (презрения, пренебрежения – от сост.) и зазрения (осуждения, укорения – от сост.) ближних в их немощах и неисправлениях, что мы заметили из ваших писем, на которые, сколько могли, старались дать вам вразумление. Вы не найдете на земле совершенства; но недостатки других нимало не препятствуют вам идти путем спасения; и хотя они наносят вам оскорбления, но они суть орудия Божии, показывающие вам ваше устроение, дабы, познав чрез сие свои недостатки, немощь и неразумие, попеклись об исцелении себя. Строгое же ваше о них суждение не допускает сего исполнить (т. е. увидеть себя), и вы остаетесь без плода».

    Помни, что через такие случаи Господь учит тебя смирению

Амвросий Оптинский (Письма, п.76): «Всегда ты просишь, чтобы Господь даровал тебе смирение. Но ведь оно даром Господом не дается. Господь готов помогать человеку в приобретении смирения, как и во всем добром; но нужно, чтобы и сам человек заботился о себе. Сказано у святых отцов: «дай кровь и приими дух». Это значит — потрудись до пролития крови, и получишь духовное дарование. А ты дарований духовных ищешь и просишь, а кровь тебе проливать жаль, то есть все хочется тебе, чтобы тебя никто не трогал, не беспокоил. Да при спокойной жизни как же можно приобрести смирение? Ведь смирение состоит в том, когда человек видит себя худшим всех, не только людей, но и бессловесных животных, и даже самых духов злобы. И вот, когда люди тревожат тебя, ты видишь, что не терпишь сего и гневаешься на людей, то и поневоле будешь себя считать плохой. Или, например, осуждать: будешь подозревать других, опять поневоле будешь считать себя плохой. Если при этом будешь о плохоте своей и неисправности сожалеть и укорять себя в неисправности, и искренно каяться в этом пред Богом и духовным отцом, то вот ты уже и на пути смирения. Одно тут нам кажется нехорошо, что это и больно, и беспокойно, и неприятно. Это правда; зато для души полезно. Да еще скажу тебе, что нам кажется, — и для души-то бесполезно. Все это с тобой так и бывает, потому что ты не понимаешь духовной жизни. Ведь и Господь путь в Царствие Небесное назвал узким путем. А если бы никто тебя не трогал, и ты оставалась бы в покое, как же бы ты могла сознать свою худость? Как могла бы увидеть свои пороки? Никак не могла бы счесть себя плохой, а скорее стала бы считать себя праведницей, и, может быть, дошла бы до того, что и с ума бы сошла, как и было много подобных примеров даже на наших глазах. Ты скорбишь, что, по твоему замечанию, все тебя стараются унизить. Если стараются унизить, значит, хотят смирить тебя; а ты и сама просишь у Бога смирения. Зачем же после этого скорбеть на людей?..».

    Напоминай себе, что у тебя не должно быть никаких ссор и конфликтов

Феофан Затворник (Письма, п. 489): «Ссоритесь с N.N. Что не поделили?! Извольте всегда ограничиваться одними кроткими и покорными объяснениями, а ссору вычеркните из вашего словаря. На свете ничего нет из-за чего можно бы серьезно ссориться, кроме спасения души. Почаще повторяйте слова Господа, про «аще мир весь приобрящет…» («какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?») Мф.16, 26».

    Когда испытываешь неприязнь к кому-то, напомни себе, что они «созданные, как и ты, по образу и подобию Божию»

Никодим Святогорец (Невидимая брань, ч.1, гл.18): «… если имеешь неприязнь к какому-либо лицу или отвращение к какой-либо вещи, то также естественно приходишь внезапно в негодование или омерзение, когда встречаешь их, особенно, когда расхваливает кто их. Посему, если хочешь соблюсти покой сердца в таких случаях, понудь себя на сей раз подавить восставшие недобрые чувства, а после истребить их и совсем. В сем поможет тебе такое рассуждение (относительно лиц): что и они суть творения Божии, созданные, как и ты, по образу и подобию Божию, всесильною десницей Бога Живого; что и они искуплены и воссозданы бесценною кровию Христа Господа; что и они — собраты твои и сочлены, которых не следует тебе ненавидеть даже мыслию своею, как написано: Да не возненавидиши брата твоего во уме твоем… (Лев. 19, 17); особенно же, что когда ты, — предположим, что они достойны нерасположения и неприязни, — восприимешь их в доброе расположение и любовь, то тем уподобишься Богу, Который любит все создания Свои и никаким не гнушается…».

    Помни о заповедях для терпящих напрасные поношения

   Есть немало советов относительно каких-либо напраслин в твой адрес (и именно такой вид тяжело переносится душой). Но здесь надо сказать, во-первых, что тяжела несправедливость для гордой души, а для смиренной – нет. Поэтому если ты страстно реагируешь на какую-либо напраслину, то знай, что в тебе есть гордость. И, во-вторых, как мы уже говорили, нередко мы виновны, а думаем, что несправедливо страдаем.
   Далее приведем примеры любомудрия для тех, кто действительно подвергается несправедливости от людей. И в них говорится о будущем блаженстве.
Тихон Задонский (Об истинном христианстве, ч.2, §423): «Когда многие клеветы, поношения и укоры падают на тебя, и изнеможешь от злоречивых языков, как олень, от псов гонимый, то беги ради прохлаждения к живому Святого Писания источнику и ищи от него прохлаждения. Там Бог не тех ублажает, которых все хвалят, но даже говорит им: «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо» (Лк.6:26). Но ублажает тех, которые поношение терпят от злых: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Мф.5:11-12). Кто не прохладится, необузданными языками гонимый, когда рассудит о столь великой мзде, которая будет терпящим на небесах? Кто не утешится, столь богатое слыша обещание, и отречется всякое временное бесчестие и ругание охотно терпеть? Ибо добрая надежда всякую умягчает скорбь, а более всего, надежда вечной жизни, славы и веселия».
   Феофан Затворник
(Письма, п. 346): «Восставьте веру, что терпя напраслину, вы причастными становитесь чина мучеников и радуйтесь тому. Ибо так есть воистину. А, допущая скорбь и жалость к себе, будто заделанной (т.е. к кому якобы придираются (со слов. Даля – от сост.), вы умоляете цену того, что вам дает Господь в руки».

    Утешай себя тем, что «лучше претерпевать что-либо без вины, нежели терпеть заслуженно»

   Но, исходя из того, что мы можем обманываться в своей невиновности, очень важно рассмотреть себя – правда ли ты невиновен. Но правильнее все же сознавать свою вину, пусть непрямую и не в этом случае, и тогда надо радоваться, что такое отношение к тебе людей послано Богом для искупления твоих грехов.
Феофан Затворник (Толков. 118 Псалма, ст. 23): «Что же делать тем, кому угрожает что-либо подобное (злоба, клевета, напраслина)? А вот что: «раб же Твой, — говорит пророк, — размышляет об уставах Твоих». Вот уж он и не молится: «отыми, или отврати», но в сердце своем предал себя в жертву своенравной злобе и, не обращая на нее внимания, делает свое дело, всеусердно исследует оправдания Божии («то есть то, что Бог почитает правым» и ««что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» — от сост. со ст.5), чтобы точнее исполнять их. Так и всякому надобно действовать: пусть злоба злится, а ты свое делай, «Бога бойся и заповеди Его храни» (Еккл.12,13). Из такого отношения святого пророка к напраслинам вытекает убеждение, что наикрепчайшая поддержка перенесения их есть свидетельство совести в том, что к таким нападкам не подано никакого повода. Кто может сказать в себе пред лицем Бога: исследую оправдания Твои, сличаю с ними жизнь свою и не нахожу вины в себе, — того напраслины должны только веселить…. Но, с другой стороны, те же оправдания Божии свидетельствуют, что нет человека без греха и что если, в известных обстоятельствах, совесть может верно свидетельствовать о невиновности, то вообще невинным признать никого она не может. Не теперь, так прежде сделано что-нибудь, требующее должного воздаяния; вот оно-то и пришло под видом напраслины. Милость Божия устроила так ради того, чтобы подвергнуть человека очистительному страданию здесь, во времени, и избавить от наказания в вечности».
   Дмитрий Ростовский
(Алфавит духовный, ч.3, гл.5): «Не скорби, если и без причины от кого-нибудь терпишь что-либо, но сознавай себя заслуживающим того — терпи сие с благодарностию, как некую цельбу (врачевание – от сост.) для души твоей. Ибо лучше претерпевать что-либо без вины, нежели терпеть заслуженно; лучше терпеть несправедливо, чем по правде; лучше здесь, чем там. Лучше тебе потерпеть от кого-либо Бога ради, нежели кому-либо потерпеть от тебя, ибо не великое дело, если ты сотворишь кому-нибудь зло, но то великое дело, если ты Бога ради от кого-либо без причины претерпишь что-нибудь злое. Если ты терпишь что-то как виноватый, то нет тебе похвалы; если же терпишь без всякой вины — правды ради, то ты блажен…».
   Иосиф Оптинский
(Письма, п.724): «А что люди обзывают, то пусть терпит и Бога благодарит. Если неправду что говорят на нее, то об этом не скорбеть, а радоваться надо, потому что за это награду получит от Господа, только пусть не ропщет».
   Паисий Святогорец
(Духовная борьба, ч.2, гл.1): «Когда с нами поступают несправедливо, то, принимая эту несправедливость, мы, в сущности, принимаем благодеяние. К примеру, меня оклеветали и неправедно заключили в тюрьму. Ну, так что же? Во-первых, поскольку никакого преступления я не совершал, моя совесть спокойна. А во-вторых, меня ждет небесная мзда. Разве можно оказать мне большее благодеяние? Я не ропщу, но славословлю Бога: «Как благодарить Тебя, Боже мой, за то, что я не совершал этого преступления? Ведь если бы я его действительно совершил, то не мог бы вынести угрызений совести». Для тех, кто думает так, тюрьма становится Раем. Или другой пример: кто-то меня несправедливо ударил. «Слава Тебе, Господи! — говорю я. — Может быть, таким образом я искуплю какой-то из моих грехов, ведь когда-то и я поднял руку на своего ближнего». Или же меня справедливо обругали и я благодарю: «Слава Тебе, Господи! Я приемлю это ради Твоей любви, по которой Ты претерпел ради меня заушения и оскорбления»».

    Грешный человек не склонен видеть своих страстей, а высказывания о нем других людей помогает познать себя

Нравственное богословие Е.Попова (Грехи против 9-й заповеди, грех — Heтерпение обличающей правды): «Сам-то человек (исключая тех, которые ищут совершенства христианского) не видит всех своих ошибок, иногда не сознает и явных неправд или пороков, скрывает от своей личности самого себя, и таким образом находится в жалком самообольщении. Зная характеры многих людей, он не знает только самого себя. Всему этому причиною самолюбие. Но даже и при христианской настроенности, даже и при готовности сознать в себе ошибки и худые стороны, не вдруг иные приходят к сознанию: но только при особенной Божией помощи и в силу дружеских им напоминаний или, напротив, упреков от врага. Посему как естественно с одной стороны то, чтоб другие высказывали нам неправильные наши действия, так с другой желательно, чтоб все из нас выслушивали напоминания и обличения. Умные-то люди так и смотрят на правду, которая высказывается пред ними относительно их самих или ближайших к ним лиц. Умный человек готов даже рассердить другого с тем, чтобы последний в гневе своем упрекнул его слабыми сторонами. А некоторые из святых даже давали деньги, чтоб укорил их кто и чтоб могли они приучить себя к терпению (по словам Великого Варсануфия). Они выслушивали самые колкие укоризны с лицом светлым и ласковым. Так и апостол Петр благодушно выслушал обличение Павла (Гал.2,11). Здесь мы не говорим о незаслуженных ничем укоризнах или обличениях: принимать такие обличения, значит, приготовлять себе вечную награду на небе (Мф.5,11). Но если человек с терпением выслушивает и те замечания, на которые сам вызвал своими винами или к которым только подал поводы и в таком случае он, хоть бы выслушивал их неизбежно, оказывает своего рода подвиг. Почему же? потому что это показывает, что он уважает и любит истину, что ревнует больше об истине, чем о самом себе, позволяя другим обличать себя за оскорбление истины, что не отвергает своего спасения, преодолевает свое себялюбие. (Замечательно, что и люди духовные по жизни скорее перенесут обличение от самих себя, от своей совести, чем от других: один подвижник столько унижал себя за свои грехи, что считал себя и недостойным жить на свете; а когда его обличил другой, что вот он напрасно переходит с места на место,—тогда он тотчас огорчился (Алф. Патерик о преп. Серапионе). И почему бы это нам не любить выслушивать от других справедливые, а, пожалуй, иной раз и преувеличенные обличения? … Что убудет у нас, если кто выскажет нам несколько обличений? Если мы не заслужили этих обличений, то и слава Богу. А если заслужили, то лучше ли нам не знать своих недостатков и пороков? больше ли будет уважать нас тот человек, который хоть знает про нас худое и готов бы вразумить нас, но молчит? … —Ты, возлюбленный мой собрат! никогда не отвращай своего слуха, если будет к тебе обличительное слово. И если раздражает тебя это слово, будь уверен, что в тебе есть какое-нибудь заблуждение, а еще скорее какая-нибудь страсть, с которыми тебе не хочется расстаться, но которые, очевидно, тебе же самому вредят».

    Не надо роптать на людей, а надо сказать себе, что те люди – орудия Божии и твои душевные врачи и благодетели

Иоанн Максимович (Илиотропион…, кн.1, гл.2): «(Святые угодники Божьи) считали нанесенные им обиды за благодеяния для себя, а своих противников — за благодетелей, говоря: вот наши истинные благодетели, ибо они не льстят нам. Те же, которые нас хвалят и величают нас в глаза — льстят нам и вредят нашему внутреннему усовершенствованию».
   Дмитрий Ростовский
(Алфавит духовный, ч.3, гл.5): «…не гневайся на оскорбляющих тебя и не скорби, если кто тебя чем-либо оскорбил, но лучше в покаянии и смирении молись Богу, ибо не напрасно Бог попустил сие на тебя, а для твоего исправления и смирения. Безумен тот, кто оскорбляется на воспитателя или наставника, ведущего его к исправлению».
   Цветник священноинока Дорофея
(гл.44): «Если хочешь быстро обрести благодать и спастись, о, душа моя, то бьющего тебя, по велению Божьему, воспринимай как милующего и утешающего, грабящего и отнимающего – как дающего, обижающего – как почитающего. Оскорбляющего – как заботящегося, всячески издевающегося – как благословляющего и спасающего. И упрекающего всячески – как славословящего и величающего».
   Макарий Оптинский
(Письма, т.5, п. 102, и др.): «В нахождении скорбей надобно … оскорбляющих нас считать орудиями Божиими, коими Бог действует в деле нашего спасения, почитать их своими благодетелями. (ч.4, п.28) …Сами мы не видим своих недостатков, а еще обольщаемся мнением о исправлении: а они ясно все показывают нам. … Недоброжелатели наши больше нас пользуют (духовную пользу приносят – от сост.), нежели вредят: они нас, дремлющих и невнимаюших своим проступкам, заставляют сторожить за собою. Вы не будьте уязвлены на них памятозлобием, но смотрите в сем руку Божию и Промысл Его, пекущийся о нашем спасении. Когда почувствуете скорбь, не взирайте на человеков, наводящих вам оную, но скажите: «чашу, юже даде Мне Отец Мой Небесный, не имам ли пити ея!» (Ин. 18, 11). (т.6, п. 147) Ты не видишь и не знаешь, как страсти в тебе лежат сокрыты; а при обличении со стороны, т. е. кто тебя тронет, уничижит или презрит, насмеется, укорит и прочее, ты увидишь, какая страсть больше в тебе гнездится: гордость ли, тщеславие, ярость, гнев и памятозлобие. Они лежат в нас, сами не знаем, а познавши при обличении, не должно нападать на людей, укорять их, что они нас тронули и оскорбили, а себя винить за подвигнувшуюся страсть, бывшую у нас в залоге сердечном; людей же благодарить, что они нам их показали и подали случай к исправлению. Надобно себя укорять, просить Бога о помощи и исцелении страстей, смиряться, и сие не от одного раза, но от многого времени, подвига и смирения получаем свободу от страстей. Читай отеческие книги… много обрящешь пользы душевной, аще будешь вникать и к деланию себя понуждать. Считать себя последнейшею всех и стараться никому не наносить укоризн и досад, а самой от всех принимать оные».
   Обидчика следует воспринимать и как врача, «посланного от Христа».
Древний Патерик (гл.16, ст.16): «Некий старец сказал: если кто будет помнить об оскорбившем, или порицающем, или причиняющим вред ему, тот должен помнить о нем, как о враче, посланном от Христа, и должен считать его за благодетеля…. Ты должен радоваться о таком брате, потому что чрез него узнаешь болезнь свою, должен молиться за него и принимать от него все, как целительное лекарство, посланное от Господа. Если же ты оскорбляешься против него, то с силою говоришь Христу: не хочу принимать врачеваний Твоих, а хочу гнить в ранах моих».
   Иоанн Лествичник
(Лествица, сл. 25): «Чтобы нас и не желающих смириться побудить к сей добродетели, Господь промыслом Своим устроил то, что никто язв своих не видит так хорошо, как видит их ближний; и потому мы обязаны не себе приписывать исцеление наше, но ближнему, и Богу воздавать благодарение о здравии».
   Конечно, «врачами» они будут, если ты будешь стараться правильно воспринимать скорбь от них. А если будешь на них гневаться, обижаться, мстить и т п., то тогда этого не происходит…

    Помни, что «исконный искуситель возмущает одних против других»

   Помимо того, что нужно думать, что не люди против тебя выступают, а это Господь попускает им, также надо помнить что:
Цветник священноинока Дорофея (гл.20): «… не братья обижают нас, а бесы своими подстрекательствами причиняют нам вред, на погибель души, отлучая от Бога. Братья же наши не хотят нам зла. Поэтому не поддавайся соблазну против брата своего».
   Феофан Затворник
(Письма, п. 544): «И та ваша мысль, что делающие нам неприятность бывают орудиями врага — верна. Почему, когда кто причиняет вам неприятности, всегда полагайте, что позади их стоит враг, разжигающий их, и обидные фразы и дела им внушающий».
   Никон Воробьев
(Письма, п. 87): «В мире место Божие, а где немирствие, там нет Бога, там хозяйничает сатана и вываляет нас в грязи».
   Авва Исаия
(Духовно-нравственные слова, сл.22): «Не будем гневаться на ближних за слова, говоримые ими в неразумии, не по воле своей, но по воздействию отъинуды (извне. — Ред.); служа же орудиями врага…».
   Иоанн Кронштадтский
(Моя жизнь во Христе, ст. 271): «… когда видишь, что кто-либо злобится на тебя, не считай его злобы прямым его делом; нет, он только страдательное орудие всезлобного врага, не познал еще совершенно его лести и обманывается от него. Молись, чтобы враг оставил его и чтобы Господь просветил его сердечные очи, помраченные ядовитым, тлетворным дыханием духа злобы. Надо сердечно молиться Богу о всех людях подверженных страстям: в них действует враг».
   Амвросий Оптинский
(Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Терпение): «Чтобы обидное много не тревожило нас, надобно помнить и не забывать, как уже тебе было писано, что исконный искуситель возмущает одних против других, и особенно против тех, которые держатся молитвы. Если твердо будешь это помнить, то менее для тебя будет обидно постороннее обращение, хотя бы с пренебрежением».

3.8.3.3. Обличения/укорения себя при конфликте

   Следующий вид любомудрия – самоукорение.
   Говоря о нем, надо обязательно отметить, что оно творится, несмотря на то, кто первый начал конфликт или кто более виноват.
   Сразу напомним и то, что составитель выделяет три вида самоукорения: первое – «конкретное покаянное», когда ты конкретно виновен в скорбном обстоятельстве. Думаю, понятно, что если ты кого-то оскорбил, резко говорил, обидел, навел напраслину и т.п. или сделал что-то, что привело к скорби другого или к конфликту, то это «конкретное покаянное самоукорение» с признанием своей очевидной вины. Второе — «покаянное самоукорение», обращенное к Богу о своей общей греховности. Третий вид — «самоукорение в брани», при которых ты укоряешь себя в настоящих своих страстных реакциях.
   И так как мы рассматриваем вопрос о скорбях от людей и страданиях по этому поводу, то сейчас в основном будут представлены примеры, в которых звучит самоукорение в брани, как укоры себя из-за своих страстных реакций на слова или действия других людей в наш адрес. По духовно подвижническому правилу – даже если не ты начал конфликт, всегда есть и твоя вина, пусть и не очевидная, а также вина за свои страстные реакции (обиду, гнев, печаль и т.п.), и это для тебя должно быть самым главным (а вина другого человека тебя не касается).
   Напомним и то, что это — самый тяжелый вид любомудрия для того, кто терпит что-то скорбное от других людей. Ведь грешная душа привыкла укорять, осуждать других, гневаться и обижаться на них. А христианское учение говорит, что ты должен укорять и осуждать себя. И душе трудно понять и согласиться с этим, потому что, по ее мнению, это же другие плохие, а она – жертва, и она и так страдает от других, так еще и должна себя укорять, а не жалеть (а ведь очень хочется себя пожалеть…). Так воспринимает себя и людей гордая и самолюбивая душа.
   При этом, говоря о самоукорении, не устанем предупреждать:
Амвросий Оптинский (Письма, п. 124): «Ради самоукорения не должно приискивать случаев, в которых невиновны, тем более, когда это не успокаивает нас, а лишь в большее приводит смущение. Причина явная и готовая к самоукорению — грехи наши и гордость, если тотчас не открываются другие причины».

    Скажи себе, что твоя обида и гнев/раздражение – это выражение твоих страстей, и им нельзя поддаваться

   Мы уже не раз говорили, что нужно укорять себя за свои неправые реакции.
Макарий Оптинский (Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Смущение): «(При оскорблении тебя) надобно соблюдать: «смятохся и не глаголах» (Пс.76, 5), а внутренне зазреть (синон.: заметить, осудить – от сост.) и укорить себя за подвижение страсти».
   Обычно это гнев, обида, печаль и т.п. И опыт говорит, что немало людей считают, что обида или возмущение/раздражение/гнев – это их правые реакции на что-то плохое от других людей, и что они, так сказать, имеют право так реагировать. Но христианское учение говорит, что обида, раздражение и т.п. – это греховные страсти, и если ты обижаешься, злишься, раздражаешься, то это — знак твоей гордости и неимение истинных добродетелей. И то, что обидчик может быть прав или не прав, виновен или невиновен не имеет значения. Поэтому тому, кто чувствует обиду и гнев в разной степени обязательно надо обличать себя в гордости, малодушии т.п.
   Вот поучения об обиде, из которых можно взять себе обличения.
Иоанн Крестьянкин (Письма, гл. Как жить по-христиански): «Обида — дело вражье».
   Иоанн Крестьянкин
(Опыт построения исповеди): «А задумывались ли вы, почему это мы стали такие обидчивые? Это все происходит от отсутствия кротости и смирения в наших сердцах! Обидчивость происходит от «самоцена», потому что каждый из нас мнит, что он «нечто» и «нечто немаловажное», и потому, когда кто дерзнет не воздавать нам должного, кипятимся и обижаемся до слез и ссор и замышляем отмщение (свт. Феофан Затворник). Вот этот «самоцен», это «нечто» и надо разорить и выбросить в окно, как говорит еп. Феофан, тогда и образуется в духе какая-то опора внутреннего мира. А мы-то думали, что обижаемся потому, что мы такие уж необыкновенно чувствительные, нежные натуры, а кругом бесчувственные, зложелательные грубияны».
   Иоанн Златоуст
(т.11, ч.1, Введение, б.1, и др.): «Гордый не может равнодушно переносить обиды ни от высших, ни от низших; а кто не переносит спокойно обиды, тот не в состоянии переносить несчастье. (т.2, ч.1, О статуях беседа 2-я) … Обида состоится или не состоится не по желанию наносящих ее, но по расположению тех, которые терпят обиду. Например, тебе нанес кто-нибудь обиду тяжкую и нестерпимую. Если ты посмялся над этой обидой, не принял к сердцу оскорбительных слов, ты стал выше удара, — не обижен. … Обиды и унижения, соединенные с обидами, происходят не от злобы обижающих, но от слабости обижаемых. Если бы мы были мудры, то могли бы и не обижаться, и не чувствовать никаких оскорблений».
   Авва Исаия
(Духовно – нравственные слова, сл.24): «Если ты, будучи оскорблен, приходишь в негодование, то не имеешь истинного плача. … Если смущаешься, когда кто ложно обнесет тебя, то нет в тебе страха Божия. … Если во взаимных разговорах хочешь, чтобы слово твое взяло перевес, то нет в тебе страха Божия. Если огорчаешься тем, что словами твоими пренебрегают, то нет в тебе страха Божия».
   Авва Иосиф
(Собеседов. 1-ое Иоанна Кассиана, гл. 24): «Надобно заметить и то, что свойство немощных всегда бывает таково, что они склонны и готовы наносить поругания и посеявать раздоры, а сами не хотят, чтобы их коснулось и малейшее оскорбление; и хотя, нанося дерзкие оскорбления, нападают на других с безрассудною вольностию, а сами не хотят снести и самой малой, легкой неприятности».
   Схииг. Савва
(Плоды истинного покаяния, гл. Больное самолюбие): «Вот ты пишешь: «Батюшка, ну обидно же! За что она меня так обозвала: что плохого я сделал ей?» Это значит, что ты не понимаешь сути дела. Ничего плохого ты ей не сделал, но когда ты обратился не к ней, а к другой, то этим ты задел ее страсть мнения (человек мнит, то есть думает о себе высоко). Страсть ее столкнулась с твоей страстью самолюбия, и вот у нас пожар: ты обиделся. А если бы в тебе не было этой страсти, то посочувствовал бы ты ей и помолился бы за нее, как за душевноболящую. Подумай, разве ей легко? Она трое суток плакала от обиды, что, дескать, самый близкий знакомый, на кого можно было положиться, и тот сумел уязвить ее… Пошел к какой-то… И чего только не представит ее больное воображение, страстное сердце, мнительность, подозрительность… Если кто-то и с кем-то не разговаривает, обижаются друг на друга, это значит, что оба поступают по своим страстям, и оба идут к погибели. Посмотри на себя: исполняешь ли ты заповедь о нищете духа? Нет, конечно. Хуже всех ты себя не считаешь. … А когда говоришь, что плохого я сделал ей?, то это может звучать так: я, батюшка, хороший, а она плохая. А Господь возьмет и оправдает ее ради покаяния или ради молитвенного ходатайства за нее, а тебя осудит за горделивые помыслы и за осуждение».
   А вот поучение, откуда происходит твое возмущение/раздражение/гнев.
Никон Оптинский (Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Смирение): «Если так гибельно тщеславие и славолюбие, то надо смиренно и благоразумно, даже с радостью принимать всякие скорби, поношения и бесчестия, как приводящие нас к смиренномудрию и спасению. Между тем замечается, самомалейшее слово и скорбь приводят нас в негодование и сопротивление человекам; даже смирительные действия духовного отца нам не нравятся: мы не видим, не хотим видеть, что они направлены к нашей пользе духовной, мы негодуем, что сказано или сделано нам не по сердцу, не по нашему желанию, мы считаем себя обиженными. О, неразумные! О, привязанность наша к миру и его хвале и славе!».
   Амвросий Оптинский
(Письма, п. 217): «… Раздражительное состояние духа происходит, во-первых, от самолюбия, что делается не по нашему желанию и взгляду на вещи, а во-вторых, и от неверия, что будто бы исполнение заповедей Божиих в настоящем месте не принесет вам никакой пользы».
   Обращаем внимание, что неверие в исполнение заповедей Божиих бывает тогда, когда мы не верим, что наше смирение, терпение, послушание и т.п., о чем говорится в заповедях о любви и не конфликтности, в этой ситуации принесут какую-то мирскую пользу. Таким образом, мы ставим наши мирские интересы выше духовной пользы.
Иоанн Златоуст (т.12, ч.1, б.8): «Все ваше усердие направлено на дела житейские; о духовных же нет никакой заботы. Потому-то и те (житейские дела) идут не по вашему желанию и встречают множество препятствий».
   Поэтому, сразу надо говорить себе, что тебя сейчас охватывает обида или гнев, а это – грех и твоя гордость. И мне надо сразу начинать молиться против них Господу и противостоять любомудрием.

    Скажи себе, что ты «в плену у врага»

   К тому же, если ты обижен, смущен, гневаешься на другого, то считается, что ты в плену у врага. И скажи это себе.
Макарий Оптинский (Письма, ч.5, п. 351): «Кто смиренно себя ведет, тот и побеждает, а когда примешь помысл на ближнего и оскорбишься, то уже ты бываешь побеждена и находишься в плену у него (врага); оттого и миру нет».
   Феофан Затворник
(Письма, п. 544): «… всегда полагайте, что позади (вас – от сост.) стоит враг, разжигающий (вас), и обидные фразы и дела (вам) внушающий».

    Скажи себе: «Не занимайся ничьими здесь делами; пусть все как хотят»

   Можно сказать себе и о том, что ты не должен заниматься другими людьми, а занимайся собою.
Амвросий Оптинский (Собрание писем, п. 302, и др.): «… не малодушествуй среди окружающих неудобств, держась благого совета внутреннего гласа: «Не занимайся ничьими здесь делами; пусть все как хотят». А ты внимай себе и своему спасению, ожидая решения о себе от Всеблагого Промысла Божия. Как Господу угодно, так Он и да устроит о нас полезное. (п. 329) Старайтесь жить разумно, каждая смотри свою пользу душевную, а другая сама о себе пусть да попечется. Впрочем, и это слово примите разумно, не толкуя превратно: «ты сама о себе пекись, какое тебе до меня дело». В Евангелии сказано коротко и ясно: «аще кто ударит тебя в десную ланиту, обрати ему и другую» (Мф. 5, 39). Бог да поможет нам исполнять словеса сия».
   Никон Воробьев
(Письма, п. 87): «Что ты хвалишься тем, что ссоришься с нашими? Разве это поощряется в Евангелии или у Святых Отцов? … Знай свои недостатки, оплакивай своего мертвеца, этого хватит для всей жизни твоей, хотя бы она продолжалась тысячи лет, а ты суешься судить и споришь, беря на себя чужие грехи. Иди и помирись, проси прощения».

    Напомни себе о своих постоянных грехах и своих страстях

   В следующих укорах себя говорится о том, что ты – грешник, который постоянно согрешает.
Иосиф Оптинский (Письма, п.158): «Как так: «ни за что иногда укоряют», – да ты вперед за неделю была в том, быть может, виновата, а, может, и двадцать раз чем виноватей. Вот и считай, что за это послано тебе уничижение, чтобы познала свои прежние грехи и оплакивала бы их. А говоришь: «не за что укорять, обвинять и прочее», – вот так и учись смирять себя и будешь всегда покойна и благодарна тем людям, какие укоряют тебя для пользы душевной. Привыкай за все Бога благодарить и будешь спасена».
   Амвросий Оптинский
(Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Терпение): «Для успокоения душ ваших нахожу благовременным напомнить вам о Евангельских словах Самого Господа: «Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф.5, 39). — То есть когда нас укоряют и обвиняют в том, в чем мы нисколько не виноваты, тогда мы должны обратить мысль свою к тем случаям, в которых мы были виноваты пред Богом или пред людьми, и для получения прощения в своих согрешениях должны простить несправедливость и обиды, наносимые нам от ближних наших… — Правда же Божия состоит в том, чтоб при ударении в десную ланиту помнить дела свои с шуией стороны».
   Амвросий Оптинский
(Письма, п. 117): «На что ты жалуешься, на то самое жаловались прежде на тебя, что ты много без надобности передавала М-м, что видишь или слышишь иногда неверно, а как тебе показалось; за это на тебя скорбели, и теперь исполняется слово: что сеем, то и пожнем…. А (теперь) просто терпи, смиряйся и опять терпи, подставляя правую ланиту в духовном смысле, то есть, не оправдываясь, а принимая поношение и уничижение: во-первых, за грехи, во-вторых, ради того, что добровольно избрала ты спасительный путь, который называется тернистым, и тесным, и трудным… Надобно проверить себя, и душевредного должно удаляться, не давая воли языку и гневу, самооправданию, которые лишают человека пользы душевной, если скоро не опомнитесь».
   Амвросий Оптинский
(Сб. «Душеполезные поучения…», гл. Отношение к ближним): 1. «Надо судить о человеке… по его характеру. У тебя характер более сильный, а у нее слабый, и она действует по-своему, как может. Ведь и ты сама, обличая других, действуешь неодинаково и фальшивишь, когда слабому говоришь более настойчиво и резко, а более сильному и высокому более мягким тоном. 2. Сама живешь нерадиво, а с других строго требуешь, чтобы исполняли все».
   Иоанн Кронштадтский
(Моя жизнь во Христе, ст.514, и др.): «Чтобы не помнить тебе злобы против тебя ближнего, а от души прощать его, вспомни, что ты сам не чужд злобы, равно как и всех других страстей. Признавай немощи и страсти ближнего за свои собственные: «прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Еф. 4, 32). О, как я грешен, противен по грехам моим очам Божиим, людям и даже себе самому! Кто же для меня может быть более противен, кроме меня самого? Воистину никто; в сравнении со мною все праведники. Буду же я немилосердно гневаться на себя, и прощение обид и погрешностей ближнего против меня непотребного считать за особенное счастье, да и мне долготерпеливый, щедрый и милостивый Господь простит хотя некоторые согрешения. Я должен помнить, что этим только я и заслуживаю себе милость Владыки, иначе мне давно не надлежало бы жить. (ст.1152) Не обижайся, если кто-либо неискренно говорит с тобою или поступает с тобою: ибо ты сам искренно ли всегда говоришь и поступаешь с другими? Не часто ли лицемерно? С Богом в молитве всегда ли ты беседуешь искренно, нелицемерно? Не часто ли уста произносят слова истины, а сердце лжет? Искренно ли, в простоте ли живешь пред Богом? Если не прав пред Богом и пред людьми, часто лжив, лицемерен, — не гневайся, если и другие относительно тебя неискренни, лицемерны. … Имей снисхождение к другим в том, в чем сам грешен».
   Иоанн Златоуст
(т.3, ч.1, Беседа о том, что не должно разглашать грехов братий…): «Но твоя душа воспламеняется и восстает при воспоминании о вражде, твое сердце возмущается, и, вспоминая о нанесшем тебе обиду, ты не можешь утишить волнения мыслей? Противопоставь этой горячности воспоминание о своих грехах и страх будущего наказания. Вспомни, сколько ты сам виновен пред Господом и что за все это должен дать Ему отчет, и этот страх непременно удержит тот гнев, так как он гораздо могущественнее этой страсти. Вспомни во время молитвы о геенне, о наказании и мучении – и враг даже на мысль тебе не может придти. Сокруши свой ум, смири душу воспоминанием о своих преступлениях, и гнев не в состоянии будет смущать тебя».
   Николай Сербский
(Письма, п.212): «Вы досадуете на некоего чиновника, который не принял Вас, когда Вы пришли в его дом с визитом. Особенно рассердило Вас то, что он солгал Вам. Его слуга поднялся на второй этаж и, вернувшись, сообщил Вам, что «господина нет дома», в то время как Вы точно знали, что он дома. И Вы гневно спрашиваете: как такой уважаемый господин может лгать? Как видите, может! Ложь, словно дым, вползает всюду: и во дворцы, и в лачуги. Но не приходило ли Вам в голову, что, может быть, в том, что произошло, есть и Ваша вина? Может быть, Вы сами когда-нибудь поступали так по отношению к другим? Может быть, и Вы отвечали какому-нибудь посетителю или просителю, что Вас нет дома? Если же Вы действительно никогда так не поступали, тогда ложь этого господина падает на его голову, а если поступали, считайте, что его ложь – воздаяние за Вашу. «Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить»,– сказал Господь . Об этом же Он говорит в притче о злом рабе (см.: Мф. 18, 23–35). Это подтвердилось и на примере одного русского губернского чиновника. Он пришел к преподобному Серафиму Саровскому просить совета, но, когда он постучал в дверь кельи старца, тот ответил ему: «Меня нет дома!». Удивленный чиновник не решился стучать снова и смущенно стоял у дверей. Наконец старец открыл дверь и остановился на пороге. Чиновник гневно сказал: «Отче, я был у Вас уже пять раз, и Вы ни разу не удостоили меня приема!». Прозорливый старец ответил: «Я просто поступил так, как поступаете с посетителями Вы. Когда кто-то просит Вас о встрече, Ваши слуги отвечают: “Господина нет дома!”». Преподобный хотел таким строгим уроком поучить того чиновника. Мерой за меру. Это закон, от которого человек может защититься только покаянием. Если человек покается в своем грехе, он освобождается от него».
   Итак, обязательно надо помнить, что ты таким же или подобным образом согрешал не раз, пусть ни с этим человеком, пусть ни по этому вопросу, пусть не сейчас, но что-то похожее было. Только этот человек сейчас в таком состоянии, а ты можешь быть таким же, например, через 10 минут. К тому же и похожие страсти у тебя, наверное, есть…

    «Приводи себе на память, что в тебе зло, а не в людях» и не других обвиняй, а себя

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.1661): «Чаще приводи себе на память, что в тебе зло, а не в людях. Таким убеждением, совершенно истинным, предохранишь себя от многих грехов и страстей. Беда наша часто в том, что мы свое зло приписываем другому».
   Феофан Новоезерский
(Письма, п. 62): «Во время скорби, вместо ропота и дерзкого обвинения других … прослезитесь, покайтесь: Господи прости, — согрешила; я всех хуже, а считаю себя лучше других! Ты меня, Господи, прости высокомерную!».
   Игнатий Брянчанинов
(Аскетические опыты, ч.1, О евангельских заповедях): «Не трудись над разбором, кто прав и кто виноват, ты или ближний твоей, постарайся обвинить себя и сохранить мир с ближним при посредстве смирения».
   Никон Воробьев
(Письма, п.161): «… нельзя ни в коем случае уходить во вражде или обвиняя сожителей, а надо искренне, со всей сознательностью обвинить себя, как неспособную жить с другими по своей великой гордости, нетерпению, обвинению других, а не себя и пр. А Вы очень далеки от этого. Вы все время обвиняете других, а себя только потом и немного».
   Феофан Затворник
(Толков. на 2 Коринф., гл.7, ст.8): «Опечалились, говорит, но не в досаду от того пришли и негодование на опечалившего, а себя обвинили, сознаваясь, что стоили укоров, раскаялись в своей вине и положили исправиться. Такого рода печалование есть печалование по Боге».
   Макарий Оптинский
(Письма, т.4, п.30) (Вы) обе находились в пылу, и каждая видела себя правою, а покоя не было. … Одна считает себя правою, что сказала дерзко — по открытому характеру, хотя и не хотела оскорбить сестру, но, когда она оскорбилась, то надобно укорить себя за дерзость, а не поучаться молчанию, не приносящему ни любви, ни смирения, но противным духом веющему. А другая оскорбилась словом, вместо того чтобы укорить себя за непонесение, а благодарить за предостережение и видеть в сем любовь сестры, ищет вперед другого рода предостережения: «не тронь меня — то я буду хороша». Когда войдете обе в себя, то найдете себя виновными без всякого оправдания… А так, чтобы требовать того, что должна ты так и так поступать, — тогда я буду принимать; чрез это никогда лежащие в вас страсти не исцелятся. (т.5, п.219) С сестрами О-ми довольно было труда, и все оттого, что обе правы и ни одной нет виноватой; всякая видит сучок в глазу другой, а в своем и не видит, что завален целым бревном, и не хотят себя укорить».
   Далее приведем один пример, в котором хорошо показано, как должно укорять себя даже в тех случаях, когда ты не был явно виноват в каком-то конфликтном случае. Судя по письму, свт. Игнатий рекомендовал кого-то в монастырь, а та оказалась конфликтной и непослушной, и ей не стоило быть в этом монастыре. И вот, как он советует укорять себя тому, кто напрямую и не был виновен.
Игнатий Брянчанинов (Письма к разным лицам, п. 17): «Я удостоверяюсь, что К. жить при вас невозможно; Господь не дал ей того благопокорливого разума, как ее брату, при мне живущему и жительством своим назидающему себя, меня и многих. Вы ее отпустите совсем и будьте мирны. Мы веруем, научаясь так веровать от святых отец, что если кому Господь по недоведомым нам, а Ему единому известным причинам, не даст уразуметь пути послушания, тот от человеков ничего не примет и хотя бы имел пред собою самых святых апостолов, то и на них будет метать камнями. Отпустите эту девицу, должную вам двумястами динарий, с миром, без всяких упреков, помня, что мы все должны тьмами талантов Господу, Который тогда только оставит нам долг наш, когда мы оставим должникам нашим. Если же хотите пожать обильный плод духовный, то унизьте себя пред ближним в сердце вашем и скажите сами себе (а не перед другими – от сост.): «В том, что это дело не устроилось, я виновата по недостатку духовного разума и терпения, которыми стяжавается ближний». Помолитесь (и) обо мне, чтоб Господь даровал мне обвинить себя как главную причину этого беспокойства (т.к. посоветовал – от сост.). Я винюсь и прошу вас простить меня ради Господа, ради Которого вы расположились внимать моему грешному слову, произносимому о Господе. Господь да благословит вас, будьте мирны и спокойны».
   Думаю, к сожалению, многие бы из нас осуждали и укоряли того, кто конфликтовал, и так бы себя не укоряли ….

    Укори себя в не прощении, притом, что сам просишь прощения у Бога

Авва Исаия (из сб. «Евергетин», т.2, гл. 37): «Не воздавай в сердце своем тому, кто тебя огорчил, не порицай, не суди его, не оговаривай, не разноси о нем слухи. Если в тебе есть еще страх геенны, уничтожь помысел, который внушает мстить ближнему. Скажи себе: «Жалкий человек! Ты должен молиться о прощении грехов своих. Бог тебя терпит до сих пор и не являет твои грехи. Как же ты смеешь в гневе на ближнего разносить слухи о нем? Если ты так поступишь, Бог не простит тебе твои грехи и объявит их всем на свете». Это размышление смягчит твое сердце, и, отказавшись мстить ближнему, ты обретешь милость у Бога. А если твое лукавое сердце ожесточено на ближнего, знай, что нет в тебе еще памяти о грехах перед Богом. Ты труслив, боишься даже покаяться в своих грехах, на какое же прощение ты рассчитываешь?».
   Сб. «Евергетин»
(т.2, гл. 37): «Некий брат из Ливии пришел к авве Силуану на гору Панефо и сказал: «Авва, у меня есть враг. Он сделал мне много зла. Он и поле у меня отобрал, когда я еще был в миру, часто строил против меня всякие козни и подговаривал отравить меня. Я хочу предать его в руки правителя». «Чадо, оставь его лучше в покое», — посоветовал старец. «Но, — возразил брат, — если его накажут, это принесет немалую пользу его душе». «Поступай, чадо, как считаешь нужным», — сказал старец. Тогда брат предложил: «Отче, давай встанем, помолимся, и я пойду к правителю». Старец поднялся, и они стали читать «Отче наш», а когда дошли до «и остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должником нашим», старец произнес: «И не остави нам долги наши, якоже и мы не оставляем должникам нашим». Но в молитве не так, отче», — остановил его брат. «Разве не так, чадо? — спросил старец. — Но ты же решил идти к правителю, чтобы он отомстил за тебя, и Силуан не может произносить за тебя другую молитву». Брат принес покаяние и простил своего врага.

3.8.3.4. Некоторые естественные доводы для утешения

   Как мы уже говорили, есть любомудрие, которое относится к естественному утешению. Так же и есть укорение себя, в котором не звучит никакая христианская истина, но есть здравые суждения, способные отрезвить душу.

    «Одергивай» себя

   То о чем сейчас будет сказано, является неким резким одергиванием себя или приказом себе. Например:
Амвросий Оптинский (Сб. «Душеполезные поучения…», гл. Смирение, и др.): «Если очень зацепят тебя, скажи себе: «Не ситцевая, не полиняешь» (гл. Отношение к ближним) 1. Если помысл будет говорить тебе: отчего ты этому человеку, который оскорбил тебя, то и то не сказала? — то скажи своему помыслу: теперь поздно говорить — опоздала. 2. Если непокойна N., то скажи: все по своим местам (т.е. смотри за собой, а не за другими – от сост.)! Себе внимать и Авву Дорофея читать! — Напиши это и где-нибудь приколи. (гл. Гнев) Когда разворчишься, то укори себя, скажи: окаянная! что ты расходилась, кто тебя боится?».
   Отечник проповедника из Оптинского Патерика:
«Одному монаху из оптинских старожилов некоторые распоряжения настоятеля показались неосновательными. Долго он боролся с самим собой, желая объяснить это настоятелю, но боялся его расстроить. Наконец, решился высказать свои мысли, а там, подумал он, будь что будет! Пришел он к отцу архимандриту и сказал: «Батюшка, меня один помысл очень беспокоит». — «Что же тебе, брат, помысл говорит?» — «А вот, батюшка, помысл мне говорит, что вы не так делаете то-то и то-то». И высказал все, что было у него на уме. Отец архимандрит выслушал его молча и внимательно, а потом тихо, с улыбкой отвечал: «Скажи, брат, своему помыслу, что это не его дело» (это же можно и себе говорить, когда хочется кому-то что высказать – от сост.)».
   Антоний Оптинский
(Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Семейная жизнь): «… если бы муж ваш действительно был нехорош, то спросите себя по совести пред Богом: «да стою ли я, грешная, хорошего и доброго мужа?» И совесть ваша непременно скажет, что ты совершенно хорошего не стоишь, и тогда во смирении сердца, с покорностью воле Божией будете от души любить его и находить много хорошего, чего доселе не видали».
   Феофан Новоезерский
(Наставления, п.454): «Ежели тебе думается, что которая-нибудь сестра тебя не любит, скажи себе: да я и не стою любви, то ли дело делаю, что велит Господь? за что же любить меня!».
   Древний патерик
(гл.15): 1. «Авва Пимен спросил пришедшего к нему авву Нестория: «Откуда ты стяжал добродетель сию, что когда бывает скорбь в киновии, ты не говоришь и не сетуешь?» И брат, после многих вынуждений от старца, сказал: «Прости меня авва! Когда я взошел в киновию, вначале сказал помыслу моему: «ты и осел – одно и то же. Когда осла бьют, он не говорит, когда ругают его, он ничего не отвечает. Так и ты, как псалмопевец говорит: «Как скот был я пред Тобою. Но я всегда с Тобою» (Пс.72, 22-23)». 2. «Говорили об авве Моисе: когда он сделан был клириком, и возложили на него стихарь, архиепископ говорит ему: авва Моисей! вот ты теперь весь стал белым. Старец говорит ему: «о, если бы, владыка, и извнутри было также, как извне!» Епископ, желая испытать его, говорит клирикам: когда авва Моисей взойдет на алтарь, гоните его и следуйте за ним, чтобы вам услышать, что он станет говорить. Старец вошел; клирики начали поносить его, и выгонять, говоря: «ступай вон, эфиоп!» Старец, выходя, говорил самому себе: «хорошо тебе сделали чернокожий эфиоп: ты не человек, зачем же ты ходишь среди людей?»».

    Говори себе: другие люди «жесточайшее терпят — тебе ли малого не терпеть?»

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.1, § 214): «Если терпишь поношение и клевету, приведи на память на высоком месте сидящих, сколько они от подчиненных роптания, поношения, злословия, ругания, наветов, коварств, лукавства, проклятий, насмешек, язвительных укоров терпят, подобно дереву, на высоком месте стоящему, которое от всякого, и малейшего, ветра колеблется. Так и от прочих принимай себе подкрепление терпения. Они большее и жесточайшее терпят — тебе ли малого не терпеть?».

    Вразуми себя, что своими страстными реакциями ты только мучаешь себя

Макарий Оптинский (Письма, т.5, п. 102, и др.): «(Надо обидчиков) отнюдь не винить их, но себя обвинять и почитать достойными не только сих, но и вящих (больших) скорбей. … Когда же обратите вину на оскорбляющих и будете на них роптать, принося в уме себе оправдание, и неповинною почитать, то скорби более умножаются и отягощаются до малодушия, которое есть матерь мучения, а напротив, терпение есть матерь утешения».

    Подумай о том, что могло быть намного хуже

   Этот вид любомудрия также относится к естественным утешением, когда человек говорит себе о том, что могло быть хуже.
Паисий Святогорец (Духовное пробуждение, т.1, ч.2, гл.4): «Нынешние люди, к сожалению, пользуются шумной техникой даже для незначительных дел. Поэтому, если кто-то на время окажется в шумной обстановке, ему надо возделать в себе добрые помыслы. Заставить людей не включать ту или другую шумную технику ты не можешь. Вместо этого сразу же сам включай в работу добрый помысл. … — А если, Геронда, испорчены нервы, что тогда? — Испорчены нервы? Это что же такое значит? Может быть испорчен помысл? Нет ничего лучше доброго помысла. Один мирской человек построил себе дом в тихом месте. Прошло время, и возле его дома с одной стороны построили гараж, с другой — провели шоссе, а с третьей — открыли бар с дискотекой. До самой полуночи слушай, как гремят барабаны. Несчастный потерял сон, ложился в постель с вкладышами в ушах, даже начал принимать таблетки. Еще немножко, и у него помутился бы рассудок. Приехал он на Святую Гору, разыскал меня и стал рассказывать: «Так мол и так, Геронда, нет нам никакого покоя. Что мне делать? Я думаю строить другой дом.» — «Включи в работу добрый помысл, — сказал я ему. Вот подумай: если бы шла война и в гараже ремонтировали танки, в расположенный рядом госпиталь санитарные фургоны свозили бы раненых, а тебе бы сказали: «Сиди на месте. Жизнь мы тебе гарантируем, трогать тебя не будем. Можешь выходить из своего дома спокойно, но передвигаться только в радиусе этих построек, потому что пули сюда не долетают». Или сказали бы так: «Не высовывайся из своего дома, и никто тебе ничего не сделает». Разве тебе было бы этого мало? Разве ты не посчитал бы такие условия настоящим благословением? Поэтому сейчас скажи себе так: «Слава Тебе, Боже, что нет никакой войны, что люди живы и здоровы и занимаются своими делами. В гараже нет никаких танков, люди ремонтируют там свои машины. Слава Тебе, Боже, что нет никакого госпиталя, никаких раненых и прочего горя, которое приносит война. По шоссе не тянутся танковые колонны, а мчится поток автомобилей — люди торопятся на работу». Если ты таким образом включишь в работу добрый помысл, то после придет славословие Бога.» Бедолажка понял, что самое основное — это правильное отношение к обстоятельствам, и ушел умиротворенным. Потихоньку он стал противопоставлять окружавшим его искушениям добрые помыслы, потом выбросил свои таблетки и засыпал уже без труда. Видишь, как один добрый помысл приводит человека в порядок? … Так и вы — любое искушение отражайте добрыми помыслами. Например, кто-то хлопнул дверью. Скажите себе: «А если бы, Боже упаси, с какой-нибудь сестрой что-то случилось, если бы она ударилась и сломала ногу, то разве я смогла бы уснуть? А сейчас хлопнула дверь — ну что же, видно, у сестры было какое-то дело». Однако если монахиня начнет осуждать и скажет: «Вот ведь какая рассеянная! Расхлопалась, понимаешь, дверями! Безобразие какое!» — то разве потом она будет в мирном состоянии? Только лишь она примет такие помыслы, как всё — тангалашка ее потом взбаламутит».
   На этом закончим говорить о любомудрии при отношениях с людьми. И, думаю, всем нам надо много и усердно учиться в этом деле. Да поможет нам Господь!

Раздел 3.9. О ЛЮБОМУДРИИ ПРИ СТРАХЕ/ТРЕВОГЕ/ПЕРЕЖИВАНИИ

   Выше мы говорили о разных видах случившихся скорбей, которые люди переживают с разной степенью страдания/печали. А теперь нужно отдельно остановиться на таком виде страдания, как страх/тревога/переживание за себя или за кого-то о чем-то тяжелом/проблемном/скорбном, которого еще нет, но мы предполагаем, что будет.
   Особо отметим, что это очень значимый вопрос в теме о скорбях и наших страданиях, потому что такое состояние переживания о будущих ситуациях очень часто держит человека в страсти печали, и он не может иметь внутренний мир сердца. А это значит, что так же, как и при скорби, будет помутненный ум и страдания, но скорби то еще нет.

3.9.1. О человеческом страхе о мирском

   Говоря о страхе, сразу надо сказать:
Феофан Затворник (Письма, п. 825): «Опасливость во всякое время не худое дело. Но страшиться с тревогою, ничего не видя, не добре».
   Паисий Святогорец
(Семейная жизнь, Предисловие, и др.): «Если юноша (или взрослый – от сост.) не думает и не беспокоится о вступлении на избранный путь (или о чем-то важном или серьезном – от сост.), это, прежде всего, свидетельствует о том, что он — человек равнодушный, а вследствие этого он, естественно, и не преуспеет. Однако надо быть внимательным к тому, чтобы беспокойство (например – от сост.) по поводу брака или монашества не стало чрезмерным, потому что диавол старается исказить это беспокойство, превратить его в душевную тревогу и держать ум (людей – от сост.) в постоянном смущении. (ч.4, гл. 1) … Когда мы имеем в себе душевную тревогу, угрызение совести, тогда мы носим в себе часть адской муки. … Надо иметь доверие Богу, надеяться на Него во всём, что бы мы ни собирались делать, — и славить Его за всё. Не надо иметь душевной тревоги. Душевная тревога приводит к душевному надлому, она парализует душу».
   Поэтому надо понимать, что страх и другие подобные ему чувства – это естественно, но нельзя им, так сказать, поддаваться.
   Далее кратко укажем на очень важные нюансы, которые должен знать христианин, если учится он познанию себя и правому восприятию скорбей.

    О понятии «страх» в поучениях святых отцов

   Сразу заметим, что употребляемое нами слово «страх» не передает четкой картины того, о чем будет идти речь, но, тем не менее, мы будем его употреблять, т.к. оно используется святыми отцами (конечно, у них есть и слова «тревога», «переживание» и др.). Независимо от того, какие слова будут употребляться, главное нам понимать, что мы будем говорить, во-первых, о негативном переживании за возможное что-то плохое в будущем, во-вторых, о тревоге о сейчас происходящем, о котором мы не знаем, как оно проходит, и нам надо с терпением дождаться информации о том, и, в-третьих, о переживаниях от незнания как поступить, чтобы было нам хорошо, выгодно, удобно.
   Итак, страх перед неизвестным и кажущимся проблемным, трудным является естественной эмоцией. Также страх бывает о том, что происходит в мире, и страх о духовном; и сейчас речь пойдет о страхе за мирское.
   Вот как о страхе и его роли говорится у святых отцов.
Инок Агапий (Спасение грешников, ч.2, гл. 23): «… бояться ущерба себе вполне естественно».
   Бл. Августин
(Исповедь, кн.2): «Страх, боясь необычной и внезапной беды, заранее старается обеспечить безопасность тому, что любит».
   Иоанн Лествичник
(Лествица, сл. 21): «Страх есть предвоображаемая беда; или иначе, страх есть трепетное чувство сердца, тревожимое и сетующее от представления неведомых злоключений».
   Иннокентий Херсонский
(Падение Адамово, Слово в среду 1-й недели Великого поста): «… сердце наше таково, что неопределенность бедствия, нам угрожающего, еще более тревожит и ужасает нас».
   Платон Митр. Московский
(т.13, Слово в неделю Ваий): «Страх есть внутреннее духа беспокойство, когда ты предусматриваешь, что какое-нибудь к тебе приближается несчастие. Видишь ты, например, что собираются облака, начинает воздух свирепствовать ветрами, страшная наступает туча, блистают из нее молнии, и все небеса освещают, раздаются громы, и кажется, всю тварь приводят в колебание, тогда дух твой содрагает от страха, чтоб грома поражением не быть тебе умерщвленным. Вот страх приводящий тебя в беспокойство и боязнь!».

    Все люди поражены разными мирскими страхами

   Думаю, все замечали, что мы постоянно боимся возможных скорбей/трудностей/неприятностей, когда в жизни на данный момент все складывается обычно или благоприятно, или есть небольшие трудности/неприятности, например: мы боимся заболеть, боимся тяжелых болезней, боимся потерять семью, работу, материальный достаток, боимся реакций других людей, боимся за все это для наших ближних и т.д. Вот как говорится об этом:
Феофан Затворник (Толков. на Пс. 118, ст. 109): «Всякое дело, какое ни возьмите, окружено опасностями или возможными неприятными последствиями. Возьмите пост: сколько опасений посевается при наступлении его! И желудок-то расстроится, и болезнь схватит, и дела остановятся, и чего-чего не наговорят!».
   Иоанн Максимович
(Илиотропион …, кн.5, гл.10): «Часто люди боятся, чтобы не погибли растения от снегов, или прежде колосьев не засохли, не были бы повреждены сильными дождями или сожжены молнией. Временам ужасаются недостатка в пропитании; иногда же смущаются тем, что во время болезни или в нечаянных приключениях будут иметь недостаток в необходимых вещах. По временам унывают сердцем и падают духом по причине распространяющихся слухов о войне и отчаиваются. Иногда, получив известие о смерти одних лиц или о погибели множества людей, от жалости и печали чуть было не лишаются своей жизни. Наконец, видя в чем-либо неудобство или трудность, тотчас же сомневаются в успехе и печалятся, имея ум слепотствующий, а руки всегда дальновидные, веря тому только, что видят».
   Иоанн Шаховской
(Агония одиночества): «Среди своего темного страха современный человек похож на самого примитивного. Чего только не боятся люди! Жизнь современного человека, как и древнего, соткана из страхов, которые проносятся в его душе, как птицы, не всегда отражаясь на экране его сознания. Современный человек не осознает всех своих страхов».
   Феодор Студит
(Наставления, гл.248): «Обыкновенно подобно Каину (подчиненный греху) стенает и трясется таковой: плывет ли на море, ― подозревает кораблекрушение; проходит ли по пустыне, – боится, что впадет в руки разбойников; ударит гром, – и ему кажется, что он именно для него случился; блеснет молния, – и он боится, как бы она его не опалила; он, видя, не видит, и, слыша, не слышит, расстроенные имея чувства. Что ужаснее такой жизни?».
   Василий Кинешемский
(Беседы на Еванг. от Марка, гл. 8, ст. 27-38): «Когда человек пытается жить по своей воле, это приносит ему множество огорчений, разочарований и беспокойства. Посмотрите, сколько волнений переживает молодой человек, когда ему предстоит выбрать карьеру или определить свой путь жизни. Если при этом выборе критерием для него является вопрос о личных удобствах и о выгоде, то душевные мучения, вызванные нерешительностью или неосведомленностью, бесконечны. На чем бы ни остановилось его внимание, он везде боится проиграть. Там ему кажется мало содержание, тут он будет не на виду, и ему придется долго ожидать повышений, в другом месте угрожает скучная жизнь в провинциальном захолустье и так далее до бесконечности. Человек мечется и бросается во все стороны, хватается за все и нигде не находит душевного покоя. Ему все кажется, что он выбрал самое неудачное место или занятие и завистливым оком оценивает он выгоды положения своих сверстников или своих конкурентов. «Хорошо там, где нас нет», — эта поговорка создана именно для таких беспокойных завистников. Нечего и говорить, что разочарований при этом из-за ошибочных расчетов чрезвычайно много, и они вызывают всегда мучительное сожаление и досаду на самого себя за свои промахи».
   Также очень много страхов, тревог и переживаний о детях.
Василий Кинешемский (Беседы на Евангелие от Марка, гл.7, ст. 1-24): «Подумайте, сколько терпит мать для своих детей! Сначала — муки рождения, потом бесконечный ряд забот и тревог, все волнует: болезнь ребенка, необходимость ухода, беспокойство из-за посторонних дурных влияний, школьные неудачи, детские огорчения, постоянная мысль о будущей судьбе. Дети подрастают — новые думы: о подходящей партии для брака, о выборе карьеры, первые житейские разочарования и т. д. Все это мать переживает часто острее, чем дети. А если дорогое, любимое дитя попало на неверный, скользкий путь, гибнет в пучине порока и разврата и нет сил его спасти, ему помочь? Сколько тогда горя и слез!».
   (И то, что мы будем говорить далее, обязательно относится и к родительским страхам.)
   Постоянные тревоги о возможном проблемном/тяжелом будущем нашем или наших ближних или о том, что будет что-то тяжело сделать, не дают нам покоя и довольства, и заставляет нас часто страдать. И вот как об этом говорит бл. Августин:
Блаж. Августин (Исповедь, кн.10): «Благополучия желаю я в беде, беды боюсь в благополучии. … Горе мирскому благополучию, вдвойне горе ему: от страха перед бедой, от ущербной радости».
   И в случае страха перед трудностями/неприятностями, когда всё еще относительно нормально, получается, что человек несет не внешний крест скорбей (т.е. реально еще ничего не произошло), а внутренний, т.к. страдает от малодушия своей души и страха/тревоги. И таким образом человек тратит очень много сил и времени на переживания.

    Часто мы хотим того, что несет сомнительное благо, и боимся его потерять

   К тому, что сказано выше, надо сказать и то, что мы еще имеем и неразумный страх.
Иоанн Златоуст (т.11, ч.1, б.2): «Скажи мне: отчего ты боишься бедности? Отчего ты дрожишь? От голода ли, или жажды, или стужи, или не от этого? Но нет, нет человека, который бы терпел когда-либо такие недостатки. … Никто не может указать нам ни одного такого, кто вдруг погиб бы от голода и стужи. Почему ж ты трепещешь бедности? Нечего тебе (на это) сказать. Если у тебя есть необходимое, то почему боишься (бедности)? … Это избавление от господства, это постоянное счастье, это свобода от забот? Или потому, что не имеешь сосудов, кроватей, утвари, сделанных из серебра? Но что более тебя имеет для наслаждения тот, кто приобрел все это? Ничего».
   Тихон Задонский
(т.5, Письма посланные, п. 16): «… зачем бояться того, что само по себе не страшно? … Зачем бояться лишиться того, чего необходимо следует лишиться? Богатство, честь, слава и все мира сего сокровище отойдет от нас, боимся ли или не боимся лишиться этого, смерть все это от нас отнимает. Смерти бойся или не бойся, не минуешь смерти. В ссылку, в темницу, в узы никто меня не пошлет без Бога, а если пошлют, то знать, что Бог подписал так. Богатства, чести, славы никто меня не лишит без Бога, а если лишат, то знать, что Богу так угодно. … Итак, зачем же мне бояться того, что для меня неминуемо? Если Бог попустит на меня беду, я ее уже не миную; нападет она на меня, хотя бы я и боялся. Если не хочет Он допустить, то, хотя и все дьяволы и все злые люди и весь мир восстанут, ничто мне не сделают, потому что Он Един, Который сильнее всех, «обратит зло на врагов моих» (Пс.53:7)».
   Уместно заметить, что составитель нашел в поучениях Георгия Затворника определение «суетное страхование», которое обозначает переживание за мирское, которое является суетным, за которое не стоит переживать.
Георгий Затворник (Письма, п.3.164): «Прошу вас самих рассмотреть находящую на сердце ваше мысль о могущей случиться смерти родителя вашего, мысль, наносящую вам суетное страхование… Убедительно повторяю вам, что наше отечество на небесах; а здесь все временное, видимое—мимо идет».
   Тем более не стоит переживать за мирское, т.к. все происходит по благой воле Божией, и нам заповедано не бояться скорбей и сохранять внутренний мир/покой.
Игнатий Брянчанинов (Письма, п. 30): «… всесвятое Слово (Божие) повелело нам не бояться скорбей, потому что они попускаются нам Промыслом Божиим, а Промысл Божий, попуская нам их по существенной необходимости и пользе их для нас, неусыпно бдит над нами и хранит нас».
   Никодим Святогорец
(Невидимая брань, ч.1, гл. 27): «Как долг неотложный имеет всякий христианин, когда потеряет сердечный мир, делать все от него зависящее, что может способствовать к восстановлению его; так не меньше того обязательно лежит на нем не допускать, чтоб какие-либо случайности текущей жизни возмущали сей мир, разумею: болезни, раны, смерть сродников, войны, пожары, внезапные радости, страхи и скорби, воспоминания о прежних проступках и ошибках, — словом, все, чем обычно волнуется и тревожится сердце».

    Страх/тревога – результат активности воображения, которая приносит беспокойство от слов «а вдруг…», «а если…»

   А сейчас скажем кратко, с чего начинается страх/переживание и что при нем бывает.
   Интернет – источник: «Тревога является результатом активности воображения, фантазии будущего. Тревога появляется у человека вследствие наличия незаконченных ситуаций, заблокированной активности, не дающей возможности разрядить возбуждение. В связи с этим тревога понимается как эмоциональное состояние острого внутреннего мучительного бессодержательного беспокойства, связываемого в сознании индивида с прогнозированием неудачи, опасности или же ожидания чего-то важного, значительного для человека в условиях неопределенности. … Это вероятностное переживание неудачи («а вдруг…»)».
Игнатий Брянчанинов (Письма, п. 73): «Вы поспешили предаться безмерной печали. Ее нанесли Вам мечты Ваши (т.е. в воображении рисуются печальные картины и мы им верим и страдаем/переживаем/боимся – от сост.)».
   Особо заметим, что когда человек так страдает, то ничего скорбного еще не происходит, но оно им предполагается, и тогда это страдание именно от своего предположения.
   И при этом, как свойственно для печали в любом виде, происходит помутнение ума.
Книга премудрости Соломона (гл. 17, ст.11): «Страх есть не что иное, как лишение помощи от рассудка».
   Никодим Святогорец
(Невидимая брань, ч.1, гл. 27): «Потому обязательно не допускать тревог и волнений в таких случаях, что, поддавшись им, человек теряет самообладание и лишается возможности ясно понимать события и верно видеть подобающий образ действования…».
   К тому же, во-первых:
Иоанн Златоуст (т.6, ч.1, Беседа на слова пр. Исаия, б.1): «… страх есть преувеличение ожидаемых бедствий…».
   Т.е. страх (и далее скажем, что и бесы) вначале нарисует страшную/тяжелую преувеличенную картину, а душа тут же приходит в бессилие, печаль, безнадежность, в то время как ничего еще не происходит и может никогда не произойти.
   А, во-вторых:
   Снегирев В.А. (Психология): «… страх есть восприятие или представление опасности, соединённое с чувством бессилия, и, во всяком случае, эти два элемента составляют необходимое условие его возникновения».
   Т.е., чем чаще человек боится и переживает о чем-то, тем чаще он находится под властью бесов и в помутнении ума.     

3.9.2. В чем пагубность страха/тревог/беспокойств по христианскому учению

Платон Митр. Московский (т.13, Слово в неделю Ваий): ««Не бойся дщи Сионя: се Царь твой грядет» (Ин. 12, 15). … А из сего видимо, что не можем мы ни принять сего Царя, ниже взирать на его шествие, ежели страх и боязнь нашими овладеют сердцами».
   Как видим, помимо помутнения ума и внутреннего негативного состояния, которые происходят при страхе и переживаниях, вот еще такой пагубный плод для нашей души дают наши тревоги, страхи, беспокойства и т.п. И далее скажем кратко о подобных духовных плодах.

    Люди считают, что переживания и тревоги это якобы хорошо, а на самом деле – это выражение их страстей

   Обязательно надо сказать, что, как говорит опыт, люди воспринимают такие состояния тревоги и переживаний, как необходимые и хорошие, особенно если они о других людях, так как они связаны с заботой, с любовью, с желанием лучшего и добра. С одной стороны, это так, а с другой стороны – это страсти и пороки человека, например: гордость, себялюбие, плотяность, нерассудительность и др.
Иоанн Лествичник (Лествица, сл. 21): «Гордая душа есть раба страха; уповая на себя, она боится слабого звука тварей, и самых теней. …Боязливость есть младенчественный нрав в старой тщеславной душе».
   Феофан Затворник
(Толков. на посл. Ефес., 4,18): «…омрачение выражается относительно охранения и безопасности жизни. Взяв на свою опеку блюсти себя и о себе промышлять, осуетившийся умом при всех мощных своих средствах постоянно находится в страхе».
   Паисий Святогорец
(Духовное пробуждение, т.1, ч.2, гл.3): «Геронда, а если человек по природе слишком много думает и его голову распирают многие мысли, то, как ему следует относиться к той или иной проблеме, чтобы не выбиваться из сил? (Ответ) Если человек ведет себя просто, то из сил он не выбивается. Но если примешивается хотя бы чуточку эгоизма (самолюбия и гордости – от сост.), то, боясь сделать какую-нибудь ошибку, он напрягает себя и выбивается из сил. Да хотя бы и сделал он какую-нибудь ошибку, ну, поругают его маленечко, ничего страшного в этом нет».
   Обязательно нужно обратить внимание и на следующую духовную формулу: чем сильнее себялюбие (как любовь, пристрастие к самому себе) или чем сильнее пристрастия к другим людям, тем чаще у человека страхи и тревоги.
Иннокентий Херсонский (Слово при посещении епархии, сказанное в городе Перекопе): «… с не боящимися Бога (и это не обязательно неверующие в Бога, а и христиане – от сост.) по необходимости (неизбежно — ред.) происходит (так): поелику они живут и действуют сами по себе, как бы Бог и Его Промысл были чужды для них, и они для Него …. «Нечестивый бежит, когда никто не гонится (за ним)» (Притч. 28; 1), — от одного, то есть, воображения опасностей, которые тем скорее и страшнее представляются им, чем они себялюбивее».

    Наличие страха/тревог и поиск обезопасить себя говорит о том, что нет преданности в волю Божию и страха Божиего, а есть своеволие и маловерие

Иоанн Лествичник (Лествица, сл. 21): «Боязливость есть уклонение от веры, в ожидании нечаянных бед».
   Василий Великий
(Беседа на псалом 33-й, ст.12): «…вообще такой страх кажется мне немощью, порожденною неверием, ибо верующий, что есть у него крепкий помощник, не страшится никого (и ничего скорбного – от сост.)…».
   Георгий Затворник
(Письма, п.2.157): «Никакой страх, ни мысленное страхование не может никак устрашить душу, ограждающуюся страхом Божиим».
   Макарий Оптинский
(Письма, ч.1, п.252): «А о застраховании жизни, то есть обеспечении пенсиею семейства, не могу дать совета: нигде о сем не читал в священных книгах. Это дело не моего ума, а только здесь проявляется неверие в Промысл Божий и наше умствование искусственным образом обеспечивать себя или семейство».
   Письма Валаамского старца
(п. 32): «Верь, что без Божией воли ничего с нами не может быть. Вы все пугаетесь и ждете каких-то неприятностей».
   Иоанн Максимович
(Илиотропион …, кн.5, гл.10): ««… горе нам, как мало среди нас таких, которые всем сердцем уповают на Бога! Рассмотри обычаи и привычки людские и везде заметишь, что маловерие везде и во все времена возвращается, оживает и умножается, а отсюда пустые и ложные страхи».
   Иннокентий Херсонский
(Слово при посещении епархии, сказанное в городе Перекопе): «… давно замечено, что кто истинно боится Бога, тот никого и ничего не боится, — не в том, конечно, смысле, чтобы для него не было уже ничего опасного и поражающего, а в том, что он превыше страха и спокоен духом там, где не боящийся Бога и миролюбец (сластолюбец — ред.) трепещет и не знает, куда обратиться и что делать».
   Тихон Задонский
(т.5, Письма посланные, п. 16): «Убоимся же, возлюбленный, единого Бога, чтобы ничего и никого не убояться. Ибо кто Бога поистине боится, тот никого и ничего не боится (Читай псалмы 25, 32, 33, 35, 36). Кто Бога единого боится, тот все в Боге находит; ему Бог — честь, слава, богатство, утешение, жизнь и все блаженство, хотя люди его чести, славы, богатства, утешения и жизни лишают. Потому что кто Бога боится, тот в милости у Бога находится, так как боится Его прогневать и оскорбить. А кто в милости у Бога находится, тому зачем бояться немилости и свирепства врагов? Бог — все, и кроме Бога все — ничто, и злоба всех, дьяволов и злых людей, — ничто. Пусть скрежещут зубами на него, но ничто не смогут. «Блажен муж, боящийся Господа» (Пс.111:1). Окаянен и беден тот, кто не боится Господа Бога, ибо тот всего боится; «там трепещет от страха, где нет страха»».
   Феофан Затворник
(Толков. на Пс.33, ст.11): «…не Господа взыскающи(е), а на богатство, силу, связи и положение в обществе опирающи(еся), … томятся чувством скудости и лишения, сопровождаемым всегда болезненными страхованиями за себя и за все свое».
   Феофан Затворник
(Толков. на Пс. 118, ст. 109): «У кого нет преданности в волю Божию, для того что ни шаг, то лев на пути, а по сторонам разбойники (См. Притч.26,13). Вот он и отклоняется от пути правого, думая, что уж избежал этим от бед, а между тем этим-то и ввергает он себя в них. … Как все, что ни придумал бы человек в ограждение себя, есть не более, как сеть паутинная, и это знает он по многократным опытам, то и не может наверное полагаться на свои способы обезопашения себя. И придумывает их, и вводит в дело, — а все трясется, как осиновый лист. Такова участь всех надеющихся на себя. Да и Бог за то, что они не предают Ему душ своих, не оказывает им Своей помощи. Он как бы говорит им так: «Ты сам своими способами хочешь улаживать все в жизни твоей,— ну и улаживай! Я тебе не помощник». Так делает Господь для вразумления самонадеянного…».

    Страх – одно из оружий диавола

Макарий Великий (Духовные беседы, б.5): «Люди приводятся в колебание непостоянными помыслами боязни, страха, всякого смущения, пожеланиями, многообразными всякого рода удовольствиями. Князь мира сего волнует всякую душу нерожденную от Бога, и как пшеницу, непрестанно вращающуюся в решете, разнообразно волнует человеческие помыслы, всех приводя в колебание, и уловляя мирскими обольщениями, плотскими удовольствиями, страхованиями, смущениями.
   Евагрий
(О помыслах): «А часто (бесы) ввергают отшельников в неудержимую печаль, являя им некоторых из сродников (тяжко) больными и подвергающимися опасностям либо на земле, либо на море».
   Никодим Святогорец
(Невидимая брань, ч.2, гл.23, и др.): «Враг наш диавол радуется, когда смущается душа и сердце бывает в тревоге. Почему всячески ухищряется он возмущать души наши. (ч.1, гл. 27) … Человек теряет самообладание и лишается возможности ясно понимать события и верно видеть подобающий образ действования, а то и другое дает врагу (бесам — от сост.) доступ взволновать его еще более и направить на какой-либо шаг, трудно поправимый или совсем непоправимый».
   Феофан Затворник
(Письма к разным лицам, п.41): «Враг есть в существе своем мрак и смятение, поэтому тревоги и смятения сопровождают его, кого бы он ни коснулся».
   Паисий Святогорец
(Духовное пробуждение, т.1, ч.2, гл.3): «Не тревожьтесь душой ни по какому поводу. Душевная тревога происходит от диавола. Видя душевную тревогу, знайте, что там накрутил своим хвостом тангалашка».
   Из этих и предыдущих поучений следует:
Георгий Затворник (Письма, п.2. 290): «… Кто имеет в себе страх Божий, тот страшен и неприступен злобствующему духу, наносящему всякое страхование на тех, которые не имеют в себе страха Божия».

3.9.3. Примеры любомудрия при страхе/тревоге

   А теперь приведем примеры любомудрия, которые надо говорить себе, когда осознал, что боишься чего-то/тревожишься/переживаешь. (И напомним, чем быстрее ты заметишь помыслы и чувства, тем легче душе будет прийти в здравое состояние, а чем дольше пробудешь в этом состоянии, тем тяжелее дается любомудрие и дольше не приходит покой. Напомним и то, что обязательно нужна молитва, но о ней мы будем говорить отдельно в четвертой главе.)

    Надо помнить, что с мечтами–страхованиями надо бороться памятью Божией

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн. 2, §463): «Страх человеческий страхом Божиим да прогонит, и да укрепит себя упованием на Бога».
   Иннокентий Херсонский
(Слово при посещении епархии, сказанное в городе Перекопе): «Поставьте и утвердите в душе вашей страх Божий, и все прочие страхи ослабеют и исчезнут для вас сами собою».
   Амвросий Оптинский
(Душеполезные поучения преп. Амвросия Оптинского, гл. Страхования): «Пишешь о своих заботах, и страхах, и предположениях относительно будущего. … Страху же вражию старайся не поддаваться, а когда усилятся тревожные помыслы, отвечай им так — с нами Бог, и прочее. «Вооружайтесь, но вы побеждены; препоясывайтесь, но вы побеждены: ибо с нами Бог! И составляйте совет, но он разорится: ибо с нами Бог! говорите слово, но оно не состоится: ибо с нами Бог! Страха же вашего не убоимся, ниже смутимся: ибо с нами Бог! (ср. Ис.9.10) — Господа же Бога нашего, Того освятим, и Той будет нам в страх: яко с нами Бог. И аще на Него надеяся буду, будет мне во освящение: яко с нами Бог. И уповая буду на Него, и спасуся Им: яко с нами Бог!» (песнопение из Великого Повечерия – от сост.)».

    «Не тревожься раньше времени, а предайся воле Божией» и пусть будет, как будет

Иосиф Оптинский (Письма, п. 638): «Не тревожься раньше времени, а предайся воле Божией, как Господь устроит. Может быть, и останешься на своем месте. Старайся все переносить с терпением и не осуждай никого».
   Феофан Затворник
(Письма к разным лицам, п.41, и др.): «О том, как вы устроитесь, пока лучше не гадать. Говорите себе: пусть будет, как Бог устроит, и ждите. Господь устроит, как не чаете. (п.68) (Из письма) «Тоска камнем ложится на сердце… и сны… быть беде». (Ответ) Так и хочется вам в пророчицы попасть. Не извольте никогда гадать о себе, предав себя и участь свою в руки Божии однажды навсегда. … Извольте на это плевать и, не обращая внимания, продолжать свои обычные труды и занятия. … Трудитесь, терпите, молитесь, предавая себя Богу, без всяких гаданий о том, что будет, внешно ли что, или внутренно».
   Феофан Затворник
(Письма, п. 67, и др.): «(На раздумье при женитьбе сына) Вы, я думаю, теперь уже давно уехали на свадьбу. А может быть и брак уже совершен. Пишу, однако ж, к вам, чтоб успокоить вас: какова-то будет? Какова будет, видно будет после, и наперед нечего тревожиться. Можно ограничиться одним желанием и молитвою — пошли Господи: «смиренную, послушную, трудолюбивую, хозяйку — домоседку, а не разгульную». — Пошлет Господь такую, благодарение воздадите. А не пошлет, надо будет принять, какая есть. И не охать, а потихоньку придумывать, как бы исправить неисправное. (п. 202) (При каких-то внешних неблагоприятных событиях) мрачную строите картину своего будущего. Но почему же мрачную? Хлеб есть пока, и слава Богу! А что впереди, наш вот ответ: Бог даст день, даст и пищу. Уповайте, и, молча, свое дело делайте. Вам нельзя не тревожиться при вопросе: что завтра? Но и успокоить вам себя ничем другим нельзя, как: буди воля Божия. … Да будет так, как Господу изволится. (п. 1040) О том, как быть впереди, оставьте заботу. Бог все устроит к наилучшему. Рцыте в сердце буди воля Божия, и всем гаданиям конец».
   Игнатий Брянчанинов
(Письма, п. 160): «Да устроит тебя Господь по Своей всесвятой воле и по Своей неизреченной милости. Положись на Бога. Если пришло время Твоему увольнению, то уволят; если же остановят, то будь мирен и старайся жить в угождении Богу, удаляясь от греха, особенно смертного. Богу мы не говорим: так и так спаси меня, но говорим: «Имиже веси судьбами спаси мя». Спасение — дар Божий, а не человеческое изобретение. Если есть воля Божия на то, чтоб Тебя уволили, то все обстоятельства будут споспешествовать увольнению».
   Нил Сорский
(Послание великого старца пустынника к брату…): «… когда находят эти страхования на тебя, борись (с ними), чтобы не возобладали они над тобой, утверди сердце свое в уповании на Бога, и говори себе так: «Имею Бога, Который хранит меня, без воли Его не может никто ни в чем повредить мне. Если же попустит Он мне пострадать, то я безропотно принимаю это и не хочу препятствовать исполнению воли Его, ибо Господь знает более меня и желает мне добра. За все это благодарю я благость Его»».

    «Бог все устроит к лучшему и теперь, как бывало прежде. Положись на Него»

Феофан Затворник (Сборник слов на разные случаи, 1. Речь при наречении во Епископа Тамбовского…): «Частые и неожиданные перемены в моем служении, и в начале, и, особенно, в последнее время, приучили быть безмолвно покорным всякому назначению, подобясь шару, без треска катающемуся туда и сюда, по направлению сообщаемых ему ударов. И Бог не оставлял Своею помощью. Пусть теперь неизвестность нового будущего положения и служения более нежели смущает. Но, как и в будущем, всем будет править та же десница, которая милостиво хранила в прошедшем, то с преданностью, повергаясь в руце Бога Живаго, благонадежно успокоиваюсь в святой воле Его. Итак, буди воля Божия и благословенно буди имя Бога, спасающего нас, имиже весть судьбами!».
   Феодор Студит
(Огласительные поучения, п. 42): «… прошел слух, что царь хочет нанести нам новое оскорбление; и может быть внезапно явится к нам какой-либо посланный от царя. Но не устрашимся этих слухов, ибо если мы имеем помощником Бога, то кто возможет причинить нам вред? И если прежде Он помогал нам, то не сохранит ли нас и теперь до конца? Только мы будем стоять мужественно, только будем бдительно внимать, и Он подаст нам крепость, силу, утешение и терпение в скорбях и искушениях, если они найдут на нас по попущению Божию; и таким образом мы благоугодим Ему до конца жизни нашей, и получим небесное царство, о Христе Иисусе Господе нашем…».

    Напомни себе, что «ничего не должно (предполагать) вперед, а должно все, что Господу угодно будет послать, принимать и считать за великую милость Божию»

Илларион Оптинский (Письмо от 4 июля 1871 г.): «Пишешь, что тебя тяготила тоска и предчувствие какого-то неожиданного сильного прискорбия. Ничего не должно предугадывать (предполагать – от сост.) вперед, а должно все, что Господу угодно будет послать, принимать и считать за великую милость Божию».
   Амвросий Оптинский
(Собрание писем, п.269 и др.): «Пишешь о своих заботах, и страхах, и предположениях относительно будущего. — Положись на волю Божию, тверди себе, что будет то, что Богу угодно будет, и что Всеблагой Господь Божественным Своим Промыслом всячески устрояет о нас все благое, полезное и спасительное. (п. 163) Л. в письме от 13 октября пишет, что у вас теперь хорошо и все скорби миновались. Очень рад этому. Только вы боитесь чего-то в будущем. Если настоящее хорошо, то и будущее будет хорошо. Не напрасно глаголет Господь во Святом Евангелии, ободряя нас: «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш (Небесный) благоволил дать вам Царство» (Лк. 12: 32). Поэтому утвердим себя верой и упованием, что силен Господь устроить о нас все благое и полезное».

    Укорение себя, что ты мучаешься от своих предположений, а не от того, что постоянно прогневляешь Господа своим не смирением пред Его волей

Георгий Затворник (Письма, п.3, 13): «Уныние — смертный грех! Должно верить, что ни один волосок не погибнет без воли Божией. … Плакать должно только об одном: что мы всякий час прогневляем милующую нас благость Всевышнего, не следуя и противяся святой воле Его. А прочее все — ничто! Не стоит слез! Надобно повиноваться Божию Промыслу».
   Тихон Задонский
(т.5, Письма посланные, п. 16): «… люди боятся человека, но Бога не боятся; боятся «убивающих тело, души же не могущих убить, но не боятся Могущего и душу, и тело погубить в геенне» (Мф.10:28); боятся потерять временную жизнь, но не боятся потерять вечную жизнь; боятся лишиться богатства, славы, чести и утехи, но не боятся лишиться вечных благ, чести, славы и утешения райского; боятся уз, темницы и ссылки временной, но не боятся вечной темницы, уз и ссылки; боятся временного бесчестия, но не боятся вечного бесчестия. И так приличествует им песнь сия: «там они трепетали от страха, где не было страха».

    Помни, что тебе надо стараться «не допускать сердца своего до смущения и тревог, но всячески напрягайся держать его в мирном и покойном настроении»

Лев Оптинский (Письмо от 11 мая 1829 г.): «Что же касается до вашего предчувствия, что имеете страх или боязнь в сердце, то … таковых чувств понуждаться (возбуждать) не должно, а когда кто и понуждал себя, то впадали во искушения…».
   Никодим Святогорец
(Невидимая брань, ч.2, гл. 16, и др.): «Имей постоянную заботу о том, чтоб не допускать сердца своего до смущения и тревог, но всячески напрягайся держать его в мирном и покойном настроении. И Бог, видя, как ты о сем трудишься и подвизаешься, благодатию Своею устроит в душе твоей град мира, и сердце твое сделается тогда домом утешения…. Того только желает от тебя Бог, чтоб ты всякий раз, как случится тебе встревожиться чем, тотчас восстановлял в себе мир и мирствовал таким образом во всех делах своих и занятиях. (ч.2, гл.23) Враг покушается расстроить душевный мир, потому что знает, что когда душа в смятении, то ему подручнее направить ее на что-либо худое; а ты блюди свой мир, ведая, что, когда душа мирна, врагу нет к ней доступа, и она тогда готова бывает на всякое добро и совершает его охотно и без труда, легко преодолевая всякие к тому препятствия».

    Когда есть страх за кого-то или за что-то, то приводи себе естественные доводы и христианские истины

   Следующий пример естественного рассуждения и любомудрия мы уже приводили, а сейчас только напоминаем, что нам, малодушным, еще надо успокаивать себя естественными доводами, но и не забывать о любомудрии.
Игнатий Брянчанинов (Письма, п. 73): «Утешение матери, долго не получавшей известий о сыне. Пишу Вам, чтоб поблагодарить Вас и чтоб утешить Вас. Продолжительное неполучение письма с границ Персии и Турции (от сына) очень естественно. Там нет комфорта городов: не вдруг сыщется время написать письмо; не вдруг сыщется время переслать его; на пути своем оно легко может залежаться и даже затеряться. Вы поспешили предаться безмерной печали. Ее нанесли Вам мечты Ваши. Вы поручили сына Вашего Божией Матери: отдайте же его воле Великомощной Покровительницы этой и успокойтесь».
   Как видим, здесь и логические доводы, и память о Божией Матери.

    Скажи себе, что то, что ты придумал, может не произойти, а ты себя сейчас мучаешь

   Каждый на своем опыте знает, что он переживал множество страхов/тревог/переживаний, а они не случались. И очень действенно при предположениях о возможном неприятном/тяжелом сказать себе: этого может и не произойти, как уже не раз бывало – боишься, переживаешь – а было все по-другому.
Георгий Затворник (Письма, п.3, 13): «Какая вам польза в том, что безмерно вдаетесь в соболезнование и без всякой потребности мучите себя мечтаниями и всяким пылким воображением о будущих приятностях (и неприятностях – от сост.) и тем напрасно сожигаете свою душу? Будущего еще нет, и неизвестно, будет ли оно по вашему мнению. Будто вы могли предусмотреть премудрое Божие строение?… Застрадалась ты, любезная сестра моя, до чрезвычайности, потому что в мыслях своих увеличиваешь свои неприятности, а они, право, не так велики, как ты их себе представляешь; притом же очень маловременны, изменяемы и ничтожны».
   Иосиф Оптинский
(Письма, п. 638): «Не тревожься раньше времени, а предайся воле Божией, как Господь устроит. Может быть, и останешься на своем месте».
   Анатолий Оптинский
(Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Бедность): «(Мы с тобой монахи, а) чуть не в отчаянии (от страха бедности и чтобы «не умереть с голоду, с холоду»). А отчего? Обитель нашу грабят? Одежду последнюю снимают? Кусок последний хлеба отнимают? Нет!».
   Можно напомнить себе, что в твоем опыте, возможно, было уже что-то похожее, что представляет тебе страх, и ты как-то справлялся с подобными неприятностями и с большими скорбями. Справишься и с этим, если что-то произойдет.

    Напомни, что с тобой ничего не произойдет, чего бы не было с другими людьми

Феофан Затворник (Мысли на каждый день года, Неделя 25-ая по Пятидесятнице, понед.): «Сколько тревог наводит иногда на каждого помышление о безвестном будущем! Успокоение от этих тревог одно — упование на Господа, а оживление и укрепление почерпается из разумного рассмотрения того, что уже было с нами и с другими. Не найдется ни один человек, который бы в жизни своей не испытал нечаянных избавлений от беды или нечаянных поворотов жизни его на лучшее. Воспоминаниями о таких случаях и оживляй душу свою, когда начнут томить ее мрачные мысли о том, как быть. Бог все устроит к лучшему и теперь, как бывало прежде. Положись на Него; еще прежде избавления от беды, Он пошлет тебе благодушие, при котором и не заметишь беды своей. “Уповающаго на Господа милость обыдет”. Рассматривай опыты сего в Свящ. Писании, в житиях святых, в своей жизни и жизни знакомых твоих и увидишь, как в зеркале, как “близ Господь всем призывающим Его”. И страхования за участь свою не возмутят души твоей».

    Вспомни, что страх и беспокойства – это вражье, и борись с ними

Игнатий Брянчанинов (Собрание писем, п. 89): «Придет тревога — отвергни мысли, приносящие ее, уйми волнение крови, принимая за верное, что всякая мысль, приносящая тревогу, — богопротивная…».
   Амвросий Оптинский
(Собрание писем, п.269, и др.): «Страху же вражию старайся не поддаваться, а когда усилятся тревожные помыслы, отвечай им так, — с нами Бог, и прочее. (п. 272) …Касательно кельи: иметь оную или не иметь, тревожащие тебя помыслы об этом считай лютым искушением вра-жеским, чтобы смущать тебя и отвлекать от настоящего дела».
   Феофан Новоезерский
(Из писем игуменье Маврикии): «…советую вам боязнь пустую отложить, не думать о том, что случится в будущее время, так как святой Давид сказал: «тамо устрашишася страха, идеже не бе страх» (Пс. 13, 5). Вам враг влагает пустое, а вы то приемлете; а чрез то забываете прибегать к Господу с молитвою, и тем затрудняетесь победу одержать над врагом; будьте непреодолимы за помощью Божиею; «противитеся диаволу, и бежит от вас» (Иак. 4, 7), не собою, но помощью Божиею, и так успокойтесь».

    Если за что-то переживаешь/боишься и т.п., то нередко надо ничего не предпринимать, а успокоиться

Феофан Затворник (Письма, п. 1036): «Только что выразил вам радость, что вы так покойны духом, как будто ничего не случилось, как получаю письмо ваше с таким гореванием о прошлом, с таким неудовольствием от настоящего и с такими тревогами о будущем. Господи помилуй! «На вид, — говорите, — я покойна, а внутри тягота». Тут пошли планы за планами. Перетерпите, пожалуйста, и пока ничего не предпринимайте, — и даже не загадывайте. Пусть все окончательно уладится — снаружи, — и уляжется все у вас внутри; тогда думать можно свободнее, и вернее можно попасть на благотворный план. Тут (или так – от сост.) жить вам ведь ничто не мешает».
   Василий Кинешемский
(Беседы на Еванг. от Марка, гл. 8, ст. 27-38): «… положитесь во всем на волю Божию, откажитесь от своекорыстных расчетов, и на душе станет спокойно и ясно. … Итак, не мечитесь, не бросайтесь по сторонам, не ищите того, что, по вашему мнению, более выгодно, но доверясь Богу, работайте Ему со страхом и радуйтеся Ему с трепетом. Вы почувствуете, что в жизни у вас есть несокрушимая опора, на которую радостно и спокойно можно положиться».

    Пусть христианину и бывает страшно, и он понимает, что будет сложно, но он должен идти и делать, предавая все на волю Божию

Феофан Затворник (Толков. на посл. Римл. 16, 31): «… определенно предвидел, или неопределенно предчувствовал Апостол (Павел), что там ожидают его большие беды и опасности. Почему и молит об избавлении. Но не бежит от беды, а мужественно идет навстречу ей, в преданности в волю Божию».

    «Как только какая тревога внутри, тотчас надо обращаться к Господу, — и все взывать, пока стихнет тревога»

Феофан Затворник (Письма, п. 822): «На свои силы и не должно никогда полагаться; а как только какая тревога внутри, тотчас надо обращаться к Господу, — и все взывать, пока стихнет тревога». (Напомним, что о молитве будет сказано в четвертой главе.)

    Советы при беспокойствах от незнания как поступить

Никон Оптинский (Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Воля Божия): 1. «Теперь могут быть такие случаи: последовать своей воле нельзя и спросить не у кого. Как же поступить? Нужно подумать, как Господь поступил бы по Своей кротости… Заповеди Божии были и есть всегда основанием жизни… Предайтесь воле Божией». 2. «Прежде чем что-либо сделать, помолись и подумай, будет ли это разумно и Богу угодно».
   Амвросий Оптинский
(Собрание писем, п. 272): «…Касательно кельи: иметь оную или не иметь…. Будет воля Божия, и полезно будет иметь тебе свою келью, силен Господь устроить это, а неполезного добиваться не следует. Всеведущий Бог лучше нашего знает, что нам полезно, полезное и устрояет. Мы же со своей стороны должны твердо помнить Апостольское слово: «любящим Бога вся поспешествуют во благое» (Рим. 8, 28). И стараться во всяком положении и месте и при всяких обстоятельствах держаться благого, и прежде всего благой надежды».
   Итак, поступай так, чтобы это не нарушало заповедей Божиих. Но при этом понимай, что иногда это может нести неудобства, потери, невыгоду и т.п. в мирском плане, и этим надо пожертвовать ради спасения своей души.

    Примеры о том, что говорят святые отцы о страхе перед болезнями/эпидемиями

   Думаю, каждый знает, что такое страх перед болезнью и смертью от нее. Т.к. в прошлые века было много эпидемий, то люди очень этого боялись, как только слышали, что они где-то начинались. Но нам сейчас важно увидеть не так страх перед реальными скорбями, а то, как любомудрствовали святые отцы по этому серьезному поводу (но их суждения можно применять и при других страхах).
Феофан Затворник (Письма, п.784): «Страх перед чумой. Милость Божия буди с вами! «Гроза идет». Да где вы ее видите? На месте, где показалась чума, все уже кончено. Стало, нечего томить себя неосновательными страхами. Разве только то хорошо, что можно, пользуясь сим случаем, разбудить постоянный страх смерти и направить его к побуждению покаянных чувств …. Эту хитрость извольте употребить против себя самой. Но всяко еще не ведомо, что породит весна. Может быть, и в самом деле пойдет чума. Готовьтесь умирать, ведь все же одно надобно. Что прибавит к обычной смерти чума? Ничего; говорят, еще тише умирают чумою. … Как готовиться? … Поговели, исповедались, причастились и готовы. Надо только сохранить непрестающею сию готовность. И все тут».
   Макарий Оптинский
(Письма, т.5, п.67, и др.): «Что делать? — достигло и ваш край посещение болезнью, и в обитель вашу проникла; непостижимые судьбы Божии вся на лучшее устраивают. Нам должно благоговеть и в ничтожестве нашем повергаться пред Ним, ища умирения совести покаянием, а не паническим страхом ужасаться смерти. Смерть необходима для всех: но рано или поздно кто умрет, или паче переселится в будущность, состоит в предопределении Божием; тот только отойдет отсюда, кому предопределено в настоящее время кончить предел здешнего странствования. Старайтесь успокаивать себя (т.1, п.150): Из письма вашего вижу, что устрашаетесь и смущаетесь духом о приближении к вашим местам болезни — холеры и просите на сие моего совета и укрепления. Скажу вам на сие, что жизнь и смерть каждого из нас в руце Божией, и без воли Божией никто не отходит от сего света в вечность; а притом надобно и то знать, что каждому из нас уже предназначен конец, но нам это неизвестно — когда и как кому отойти отсюда».
   Илларион Оптинский
(Переписка, письмо к Л.): «В вашей местности холера уносит много жертв, но в тебе, говоришь, нет страха смерти. И не следует смерти бояться, а должно положиться на волю Божию, да будет с нами по Его о нас смотрению. «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной» (Пс.22, 4)».
   Амвросий Оптинский
(Письма к монашествующим, п.393, и др.): «В болезни чумы не кто другой действует, как посланный от Господа Ангел наказания, и за жестокое страдание всячески будет и милость от Господа умирающим такою смертью. (п.222) О страхе же, наводимом слухом чумы, скажу. Если мы всегда будем в памяти содержать Евангельское слово Господа: «будьте готовы на всякое время, яко не весте ни дни, ни часа в он же Сын человеческий придет»; тогда страх этот потеряет свою силу. Готовиться же к смерти всегда полезно. … Только более всего старайся иметь мирный дух, предавая все и всех Суду Божию».
   А вот, что можно говорить, когда у тебя смертельная болезнь или есть страх, что она будет.
Амвросий Оптинский (Письма к мирским лицам, п.46): «И всякая болезнь тяжела, кольми паче болезнь рака; но делать нечего, покориться этому следует. Бог лучше нас знает, кому какая пригодна болезнь для очищения страстей и согрешений».
   Иосиф Оптинский
(Письма, п. 433): «Сколько ты жила с больной Марией, не думала, что заболеешь, а теперь думаешь и тревожишься. Твердо нужно быть уверенной в том, что без воли Отца нашего Небеснаго не упадет и волос с головы нашей, по слову Христа Сына Божия. Этими Евангельскими словами успокаивай всегда себя и надейся на Господа, что Он о всех неусыпно промышляет и посылает всем, что кому полезно и душеспасительно».
   Никон Воробьев
(Письма, п. 272, и др.): «Тяжелая болезнь предсмертная не есть ли явление милости Божией к усопшему? За дни страдания… он мог раскаяться пред Богом в своих ошибках мысленных и других грехах. (п. 123) Никто не живет вечно на земле и, однако, все страшатся смерти. Недаром Святая Церковь постоянно молится о даровании христианской кончины безболезненной и проч. Чем крепче вера, чем сокрушенней сердце, тем легче умереть. Если твоя опухоль мешает тебе, то можно обратиться к врачу и сделать операцию. От всяких осмотров можно отказаться, а если из-за этого они не станут оперировать, то и не надо. Теперь все боятся каждой опухоли, считают, что это рак. Лучше всего надо нам готовиться к смерти. Немного раньше, немного позже – какая разница? Все равно умрем. Надо всем простить, со всеми примириться, просмотреть свою жизнь и поплакать, посокрушаться сердцем о грехах своих и просить прощения у Спасителя нашего Господа Иисуса Христа».
   На этом закончим рассматривать вопрос о страхах, тревогах и переживаниях. Надеюсь, что эта подборка поучений святых отцов многим откроет глаза на них самих и на их степень веры. И да простит нас, грешных, Господь!

Раздел 3.10: О ЛЮБОМУДРИИ ПРИ МАЛЫХ НЕПРИЯТНОСТЯХ, ТРУДНОСТЯХ И ПЕРЕМЕНАХ В ЖИЗНЕННОМ УКЛАДЕ

   Все мы постоянно сталкиваемся с какими-то житейскими мелкими неприятностями, неудобствами, неурядицами, которые не приводят к каким-то серьезным скорбям. Поэтому в завершение вопроса о любомудрии при разных видах скорбей кратко скажем о наших реакциях на небольшие неприятности и на незначительные перемены в нашем жизненном укладе, и умении их переносить.
   Вначале сделаем несколько замечаний по поводу того, какие бывают неприятности.
   1. Такие ситуации это — досады, неудачи, препятствия, огорчения, трудности, недоразумения и т.п. Особо обращаем внимание, что это не серьезные скорбные обстоятельства, а случающиеся почти каждый день какие-то небольшие неприятности.
   2. Они, так же, как и скорби, о которых мы говорили, могут быть связаны со здоровьем (например, заболел зуб, растянул ногу, простыл), с материальным положением (не хватает на что-то денег, чтобы сейчас купить, но если подождать и собрать, то позже можно это сделать, или произошла небольшая потеря денег). Что касается скорби при отношениях с людьми, то они зачастую бывают именно неприятностями в быту, т.е. кто-то нагрубил, навязывает свое желание, не захотел помочь и т.д., но при этом отношения продолжаются (если это близкие люди) и не ведут к серьезным скорбям. Вот самый простой пример:
Иоанн Крестьянкин (Опыт построения исповеди, запов. 3-я): «В наших душах, увы, вместо кротости, Господи, живет почти постоянная раздражительность. Нас вся и все раздражает, наше сердце буквально заряжено раздражительностью. Проснулись утром, вместо того, чтобы сказать: «Слава Тебе, Господи, благодарю Тебя, что Ты не погубил меня с беззакониями моими, а даровал еще продолжение жизни», мы с раздражением и досадой отрываем голову от подушки и сетуем, что недоспали. С раздражением относимся к замечаниям домашних, даже любимых и любящих родителей, или сами непомерно раздражаемся тем или иным поведением ближних своих домочадцев, на детей покрикиваем, излишне изводим мелочными придирками всех окружающих: то нас раздражает чужая медлительность или, наоборот, выводит из себя их порывистость и быстрота. Вышли из дома – тоже все раздражает: и погода, и транспорт. И на улице, и в магазине, и даже в храме, куда приходим молиться, и даже стоя на исповеди, и даже подходя к Святой Чаше, мы все раздражаемся: тут жмут, там толкают. Пришли на работу – раздражаемся на любое малейшее замечание начальника или товарища по работе, если они говорят то, что нам не нравится. И вот так весь день, пока не уснем! Вечная напряженность! Вечная раздражительность! Вечная досада на других! Раздраженность наша, как какой-то запас воспламеняющегося газа. Потому достаточно только маленького толчка, как малой спички, чтобы раздражительность вылилась в гнев. … Господи! Как далеки мы от этой заповеди (о кротости духа)! Прости наше безрассудное злое упрямство!. (1-ая заповедь…) … Если живем в большом городе, попадаем в переполненный людьми транспорт и совсем теряем человеческий облик! Тут уж мы предельно раздражаемся, толкаемся, ругаемся, таких наговорим друг другу колкостей, как будто кругом смертельные враги наши. Нисколько не хотим потерпеть неудобств и неприятностей!».
   Есть и неудачный ход дел, когда что-то спланировал, а не случилось так, например: не пришел мастер по ремонту чего-то в то время, когда ты отпросился на работе, или сегодня собирался поехать к родителям после работы, а пришлось задержаться на ней, или заказал доставку мебели и настроился на сегодня, а она перенесена на несколько дней, и мн. мн. др.
   3. Житейские обычные неприятности могут быстро проходить, могут продолжаться какое-то время, а есть те, которые переходят в скорбное обстоятельство.
   4. К житейским переживаниям можно отнести и беспокойство по поводу уже сделанного, если потом начинаешь сомневаться, а правильно ли ты сделал, не ошибся ли ты. Например, вот как о таком случае говорит преп. Амвросий.
Амвросий Оптинский (Письма к мирским особам, п. 38): «Тебя беспокоит двоедушная мысль, что, может быть, более бы тебе принесло пользы то, если бы ты раздала имущество свое бедным, нежели как теперь в обители тратились деньги твои не так, как бы следовало, а с разными ошибками».
   Вот о том, как мы можем реагировать в неприятностях и как должны учиться, мы и скажем далее.

3.10.1. О склонности к печали, недовольству, раздражению, ропотливости, досадливости при малейших неприятностях

   Возможно, многие люди замечали за собой, что они склонны раздражаться, роптать, быть недовольными, когда случается что-то не скорбное, а просто что-то, что происходит не по их воле или им неприятно. А если человек часто не доволен чем-то, то у него не будет внутреннего покоя, о котором мы уже много говорили.
Силуан Афонский (Писания старца, гл. 4. О мире): «… если кто будет роптать: это не так, а это нехорошо, то никогда не будет мира в душе, хотя бы он и пост держал и много молился».
   Вот об этом и будет кратко сказано далее.

    Неприятность может представляться большим скорбным обстоятельством и человек страдает

   Очень часто бывает так, что какая-то неприятность, трудность представляется какой-то большой скорбью, неподъемным трудом, большой проблемой; и соответственно реакция будет под стать этому представлению.
Иоанн Максимович (Иллиотропион, кн.2, гл.4, и др.): «Малейшая скорбь, подобная слабому дуновению ветерка, сокрушает нас и смущает, мы тотчас же приходим в ужас, что вот уже погибаем».
   Василий Кинешемский
(Толков. на Еванг. от Марка, гл. 2, ст. 1-12): « … неизбежные ошибки, падения и неудачи … легко могут вызвать уныние и ослабить энергию неопытного христианина».
   Макарий Оптинский
(Письма, ч.3, п. 4): «…маловажные неприятности производили в вас досаду на несколько дней».
   Георгий Затворник
(Письма, п.3.13): «Застрадалась ты, любезная сестра моя, до чрезвычайности, потому что в мыслях своих увеличиваешь свои неприятности, а они, право, не так велики, как ты их себе представляешь; притом же очень маловременны, изменяемы и ничтожны».
   Пролог в поучениях В. Гурьева
(31 января): «… и малая скорбь возмущает тебя, и ничтожная болезнь тяготит, а иногда и одно слово, сказанное тебе, приводит тебя в трепет».
   Филарет Дроздов
(т.4, 131. Слово на память преп. Cepгия): «Не тяготимся ли … даже легкими и обыкновенными в жизни скорбями, трудностью некоторых дел, неисполнением некоторых желаний, лишением некоторых приятностей жизни? – Малая скорбь оскорбительного слова не истощает ли иногда всего терпения нашего, так что вместо приобретения посредством ее награды терпения, мы мучим сами себя преувеличенною и вредною скорбью гнева и памятозлобия?».
   К сожалению, многие люди не знают, что и:
Василий Кинешемский (Толков. на Еванг. от Марка, гл. 2, ст. 1-12): «Диавол всегда пользуется неудачами, стараясь раздуть их значение до размеров настоящей катастрофы, чтобы довести … до отчаяния (или печали – от сост.)».

    Часто происходящие неприятности могут восприниматься такими, будто они происходят в первый раз

   Кстати сказать, даже самые обычные и повседневные вещи, которые происходят очень часто, могут восприниматься некоторыми людьми с постоянным недовольством и как будто это происходит первый раз. Так, например, мама время от времени начинает говорить какие-то свои «пластинки», а дочь, слыша их, каждый раз возмущается или смущается, будто слышит их в первый раз. И это вместо того, чтобы вспомнить, что это мамина обычная «пластинка», и терпеливо послушать. Или при хронической болезни есть периоды обострения, которые проходят при приеме лекарств. Но при каждом обострении человек печалится так, как будто не знает такого порядка течения хронических заболеваний.

    У человека может быть ропотливый характер, и он бывает всем недоволен

   Думаю, читатель встречался с такими людьми (а может и сам таков), которые при обычных ситуациях часто недовольны, сильно взволнованы и т.п. И тогда для них любая трудность и неприятность – это большое искушение, и они часто находятся в нездоровом внутреннем состоянии. Например:
Паисий Святогорец (Семейная жизнь, ч.4, гл.2): «Знаю одного монаха на Святой Горе. Если начнется дождь, и ты скажешь ему: «Снова пошёл дождь», то он начинает: «Да, все льёт и льёт. Скоро сгниём от этой сырости». Если дождь вскоре прекратится, и ты скажешь ему: «Дождик прошёл», то он ответит: «Да, разве это дождь? От таких дождей все засохнет…» Нельзя сказать, что у этого человека не в порядке с головой. Нет. Просто он привык быть ропотливым. Человек находится в здравом уме, а мыслит, словно безумный!».

    В неприятностях часто забывается, что все в воле Божией

   Все мы хорошо знаем, что ничего в мире не происходит без благой воли Божией. Но нередко в обычных и мелких неприятностях, или когда не происходит так, как мы хотим, то не помним, что все происходит по воле Божией.
Иосиф Оптинский (Письма, п. 420): «Пишешь, что очень оскорбилась на матушку игумению за то, что не пускает тебя к преп. Лаврентию (как видим, это не скорбное обстоятельство, а не разрешили, чтобы было по своей воле – от сост.). Зачем же оскорбляться? Всегда старайся помнить, что все случающееся с нами бывает по воле Божией».

    Наши неправые реакции при неприятностях показывают наше малодушие, самолюбие, гордость, своеволие

Троицкие Листки (ст. 323): «… мы так слабы, так малодушны, что и малая скорбь уже смущает дух наш».
   Иоанн Кронштадтский
(Моя жизнь во Христе, ст. 526): «Самолюбие и гордость наша обнаруживаются особенно в нетерпении и раздражительности, когда кто-нибудь из нас не терпит малейшие неприятности, причиненные нам другими намеренно или даже ненамеренно, или препятствия, законно или незаконно, намеренно или ненамеренно противопоставляемого нам людьми или окружающими нас предметами. Самолюбие и гордость наша хотели бы все поставить на своем, окружить себя всеми почестями, удобствами жизни временной, хотели бы, чтобы нашему мановению повиновались безмолвно и быстро все люди и даже — до чего не простирается гордость! — вся природа; тогда как — о горе! сами мы весьма косны к вере и ко всякому доброму делу, к угождению Единому всех Владыке! … Кто нетерпелив и раздражителен, тот не познал себя и человечества и недостоин называться христианином!».
   Нравственное богословие Е. Попова
(Грехи против 2 запов., Грех — Недостаток преданности воли Божией): «Получил, например, он отказ в том, чего долго ожидал; сряду неприятное постигает его, так что утром та неприятность, в полдень — другая, а вечером — третья; не успел он в одном деле, не успевает и в другом, и в третьем. Как же ему быть? Без сомнения, в другое время нужно стараться оправить дело, предотвратить неудачу (если предполагается, что будет неприятность – от сост.); но тут уже дело совершилось, — ворочать нечего. … Остается, значит, только согласиться с тем, что совершилось. Между тем человек смущается, беспокоится, приходит в досаду (хотя, положим, еще и не доходит ни до уныния, ни до ропота, ни до отчаяния). Почему же так смущается? — Потому что в нем не подавлено самолюбие: ему досадно, что делается не по его желанию, и он хотел бы поставить на своем, только ничего не может предпринять. Он в самой душе своей не покоряется воле Божией, уже совершившейся, хочет вместо воли Божией жить больше собственною волею. Он излишне заботлив о самом себе и как бы не дает совершиться над собою воле Божией, которая есть премудрая и милостивая. Втайне не совсем покорный Богу, он лишает себя вместе с тем покоя душевного. Вместо того чтоб так умно поставить себя пред каждым приключением в жизни, пред каждою неприятною встречею: «не иду против обстоятельств, покоряюсь воле Божией»,— вместо этого успокоения он столько же раз смущается и беспокоится (хоть и на короткое время), сколько в день встречает неудач и неприятностей».

    В наших реакциях на мелкие скорби проявляется наше настоящее отношение к Богу

Иоанн Максимович (Иллиотропион, кн.3, гл.2): «Люди (любящие … гибельные, скоро преходящие блага, (которые) более надеются на собственные успехи, чем полагаются на промысел Божий, которому они мало доверяют), когда приключилась малейшая обида, падают духом, унывают и печалятся…».
   Пролог в поуч. В. Гурьева
(13 декабря): «Видим, что пока у иноков Олимпа все было хорошо, то и сами они были верными Богу; но вот является малая неприятность, и сейчас все ропщут и сбираются бежать, сами не зная куда. Не то же ли самое бывает и со многими из нас? Пока человек живет в счастье, довольстве, то только и слышишь от него: «О, как милостив ко мне Господь!» или: «никто, как Бог!» Но, не говоря уже о большом горе, случись у того же восклицателя какая-нибудь помеха или неудача, сейчас и вера пропала: и начинает метаться туда и сюда, как вовсе не имущий упования, или, что еще хуже, тоже поднимает иногда ропот на Бога. Хорошо ли это? Сами видите, что нет…».
   Василий Кинешемский
(Толков. на Еванг. от Марка, гл. 14, ст. 53-65): «… как легко мы отрекаемся от Христа даже в обстоятельствах не столь тяжелых …. Припомним свое прошлое; … Как часто мы побеждались совершенно ничтожными, незначительными искушениями! Как часто в минуты неудач и неприятностей роптали мы на Бога и отходили от Него в досаде, что Он не помогает нам в наших невзгодах и не исполняет наших молитв! Один взгляд, одно слово, незначительное прекословие или вопрос не вовремя, ничтожнейшая неприятность, самая пустая вещь нередко бывают для нас поводами к тому, чтобы отречься от Иисуса Христа и Его учения».
   И наоборот:
Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст. 442): «Когда у нас есть Христос в сердце, то мы всем довольны бываем: и неудобство для нас как лучшее удобство, и горькое — как сладкое …».

3.10.2. О любомудрии при неприятностях

   Хотя уже из ранее приведенных поучений видно, какими должны быть любомудренные обращения к своей душе, мы все же приведем еще примеры любомудрия.

    Напомни себе, что во всем есть воля Божия и Его промысел

Авва Дорофей (Душеполезные поучения, п.17): «Веруй, что все случающееся с нами, до самого малейшего, бывает по промыслу Божию, и тогда ты без смущения будешь переносить все находящее на тебя».
   Феофан Затворник
(Письма, п.884): «Не одни болезни, но и всякие неприятности, не большие только, но и малейшие — все направляются Господом в пользу нашего спасения».
   Силуан Афонский
(Писания старца, гл. 4. О мире): «Если постигнет тебя какая неудача, то думай: «Господь видит сердце мое, и если Ему угодно, то будет хорошо и мне и другим», и так душа твоя всегда будет в мире».
   Макарий Оптинский
(Письма, ч.3, п.63): « …Описываешь, какие были волнения у вас в вашей обители при перемене игуменства… Неужели все это происходило без попущения и воли Божией? Он премудростию Своею устраивает так…. Он мог бы все это отвратить и возвести на начальство тихо и мирно, так как и многие восходят; но, видно, так было надобно по усмотрению Божию: воли бо Его кто противитися может? (Рим. 9, 19)».
   Нравственное богословие Е. Попова (
Грехи против 2 запов., Грех — Недостаток преданности воли Божией): «В молитве Господней каждый раз читаем: «да будет воля твоя» (Мф.6,10); слышим также наставление в св. Писании: «смиритеся под крепкую руку Божию» (1Петр.5,6). И должен предавать себя воле Божией верующий христианин, как в особенных каких неуспехах и огорчениях на пути своей жизни, так и в ежедневных неприятных случаях. … Лучше же христианину быть «яко отдоеное на матерь свою» (Пс.130,2), т.е. как дитя спокойно подле матери или когда держится за мать: так и христианин, всегда, везде и во всем предающейся воле Божией, успокаивает себя в Боге. Он на сей раз остается и тем еще спокоен и счастлив, что когда после неприятных приключений встретит приятное или особенную какую милость Божию, — тогда не стыдится за предыдущую свою внутреннюю непокорность Богу, потому что ее не было, не имеет нужды раскаиваться, что раньше-то смущался, досадовал. Тогда ровно выходит его душевное настроение: и отсюда он научается и вперед, и на последующее время, в обстоятельствах первого рода говорить: «аще благая прияхом…, злых ли не стерпим?» (Иов.2,10)».
   Серафим Вырицкий
(Откровение: «От меня это было»): «Разрушились планы твои? Поникла ты душою и устала? От Меня (от Господа) это было. Ты создавала себе планы, имела свои намерения, ты принесла их Мне, чтобы Я благословил их. Но Я хочу, чтобы ты предоставила Мне распоряжаться и руководить обстоятельствами жизни твоей, так как ты только орудие, а не действующее лицо. — Постигли ли тебя нежданные неудачи житейские и уныние охватило сердце твое? – Знай, от Меня это было. Ибо Я хочу, чтобы сердце твое и душа твоя были всегда пламенеющими пред очами Моими и побеждали бы именем Моим всякое малодушие. — Не получаешь ты долго известий от близких и дорогих тебе людей, по малодушию твоему и маловерию впадаешь в ропот и отчаяние — знай от Меня это было. Ибо этим томлением духа твоего испытываю Я крепость веры твоей в непреложность обетований и силу дерзновения твоей молитвы о сих близких твоих. Ибо, не ты ли возлагала заботы о них на Мою промыслительную любовь. Не ты ли и ныне вручаешь их Покрову Пречистой Матери Моей?!».

    Говорите себе, что покой и приятности будут в будущем веке

Антоний Оптинский (Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, Гл. Место жительства): «…Многие люди, подобно Петру святому, строят себе сени, то есть жилые покои, полагая, что добро им будет в них быть, но, выстроивши, находят себе не добро, может быть, потому, что место покойное находится для нас на небеси, а не на земле, как и святой апостол Павел говорит: «житие наше есть на небеси» (Флп.3, 20). Посему и попросите вы святого апостола Фому и других святых, чтобы они выстроили или выпросили вам у Бога на небеси место светло, место злачно, место покойно, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания. А теперешнее место имеете вы, если и неудобное, т. е. непокойное и тесное, холодное и сырое, но все лучше оно могильной тесноты».

    Надо смиренно терпеть неудобства жизни, если нет возможности их изменить, понимая, что это – наш «крестик»

Феофан Затворник (Письма, п. 209): «Вашу скорбь (переживание – от сост.) о неудобствах жизни в чужом краю я отчасти понимаю. Терпение Иовле слышасте? — Ну, так применяйтесь к нему. Что делать? У всякого есть свой крестик. — Этот вам достался, — тащите. И ваш труд тот же будет, что и Симона Киринейского! В чем и цель жизни? — Чтоб Господь во что-либо поставил несомые нами труды. Слава Тебе, Господи, что есть что понесть! Не будь этого, чем бы нам, хоть что-нибудь показать угодное Богу? Где все по маслицу течет, там трудно спасать душу свою. Воодушевляйтесь!».
   Также можно сказать себе, что это — неприятность, а не горе (маленький крестик, а не тяжелый крест).

    Скажи себе, что, как христианин, ты не должен смущаться неприятностям, а должен учиться смирению и терпению

   Надо напоминать себе, как можно чаще, и то, что ты не должен волноваться/печалиться в скорбях и неприятностях.
Василий Кинешемский (Толков. на Еванг. от Марка, гл. 15, ст. 40-47): «Если даже грозные общественные бедствия, готовые поколебать и церковь и веру Христову, не должны смущать истинного христианина и приводить его в уныние, то наши личные, частные жизненные неудачи уже совсем не заслуживают внимания. Это такие мелочи, о которых и говорить не стоит».
   А нужно учиться добродетели терпения, которая приобретается именно в таких ситуациях.
Василий Кинешемский (Толков. на Еванг. от Марка, гл. 2, ст. 1-12): «Умение переносить страдания и не смущаться неудачами и есть форма христианского терпения».
   И для того чтобы правильно переносить скорби, святые отцы говорят, что нужно учиться владеть собой при мелких неприятностях. Если будешь терпеливо, смиренно с любомудрием их переносить, то тогда и скорби будет легче перенести, т.к. душа уже упражнена в любомудрии и добродетелях.
Амвросий Оптинский (Душеполезные поучения преп. Амвросия …, гл. Терпение обид): ««Батюшка! научите меня терпению», — сказала одна сестра. «Учись, — ответил старец, — и начинай с терпения находящих и встречающихся неприятностей»».
   Никон Воробьев
(Письма, п. 214): «Не смущайся неудачами. Все суета сует, всяческая суета. Чтобы приобрести смирение, а с ним мир Божий (в душе), превосходящий всякое разумение, надо много потерпеть неудач, падений, оскорблений и проч. Постоянные успехи могут погубить духовного человека, поэтому Промысл Божий вынужден посылать нам всякие испытания, неудачи, скорби, болезни и проч., чтобы человек на тысячах примеров познал свою немощь и отдался всецело в руки Божии, а не на себя надеялся».
   Никодим Святогорец
(Невидимая брань, ч.2, гл.16): «Навыкай без смущения сносить всякие неприятности и оскорбления. То правда, что прежде чем приобретешь такой навык, много придется тебе помучиться и пострадать сердцем, по неопытности в управлении себя в таких случаях; зато, когда приобретешь его, душа твоя начнет почерпать великое утешение из самых встречающихся неприятностей. При решимости, день ото дня все лучше и лучше будешь ты управляться с собой, и скоро дойдешь до того, что будешь уметь в мире хранить дух свой, при всех бурностях совне и внутри».

    Чтобы не было печали от не реализации своих желаний, учись «быть всем довольным»

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 10 запов., грех — Всегдашнее недовольство своим состоянием): ««Я научился быть довольным тем, что у меня есть» (Филип.4,11). … Если ожидаем себе какого-либо успеха или счастья, то ожидаем всегда в большей мере, чем следовало бы ожидать после здравого размышления и поверки с делом. Отсюда происходят обманутые надежды, отсюда равнодушно мы относимся и к тому немногому, которое из многого выполняется по нашему желанию. Мы досадуем на свои неуспехи, а того и не сообразим, что ожидания наши были излишни и может быть неисполнимы. Кроме того, мы бы должны измерять свои желания не одним сердцем, которого желания (житейские) могут быть беспредельными, а таким взглядом на себя: заслужили ли мы у Бога, чего ожидаем? Если б мы сами по себе менее удостаивали себя за свои заслуги и способности, то и примирились бы со всякою долею в своей жизни. … Нужно поставить себе правилом: ожидать в будущем не больше, чем позволяет предмет ожиданий, и даже менее, чтоб с большею ценою принять полученное сверх ожидания. … Не будь же, как говорится, «вечно недоволен» и неспокоен. Лучше держись мудрого, христианского правила—быть всем довольным!».
   При этом обращаем внимание, что в том случае, если есть неудобства, которые можно исправить, то, поблагодарив Бога, можно это сделать. Но если они таковы, что их нет возможности исправить, то учись смиренно их принимать, помня христианские истины.
Амвросий Оптинский (Собрание писем, п. 281, и др.): «Письмо твое получил, в котором объясняешь свою скорбь касательно неимения своей кельи и касательно неудобств жить в чужих кельях в многолюдстве. С одной стороны, справедливо: так, в такой тесноте, как ты живешь, действительно жить неудобно, но с другой стороны, скорбь твою, до изнеможения душевного, нельзя ни одобрить, ни назвать правою. Если мы желаем наследовать Царствие Того, Который во время земной жизни не имел где главы подклонити, то основательно ли поступаем, малодушествуя до изнеможения касательно внешних неудобств. …Сестрам, где ты живешь, можешь сказать так: если вы желаете, чтобы я у вас жила, то побольше молчите и без крайней надобности не рассказывайте разных россказней, и не делайте неуместных вопросов. Будем лучше помолчаливее жить, внимая каждая своей совести со страхом Божиим. Если же иначе, то я долго не могу у вас пробыть. (п. 298) Ежели очень уж неудобно будет жить в новопомещенной келье ради многолюдства живущих близ и шумящих, то повремени; помолясь Богу, можешь у матушки игумении попросить келью более удобную. Даст — хорошо, а не даст — понуждайся потерпеть, смиряясь и считая себя недостойной лучшей кельи».

    Если «обречешь себя в уме своем на труды и скорбь», то «все, что встречается тебе трудного и неудобного, покажется тебе удобным и легким»

Амвросий Оптинский (Собрание писем, п. 216): «Советую тебе более всего — вооружай себя к терпению и понесению разных приключений и неудобств, а иначе нельзя успокоиться».
   Исаак Сирин (
Слова подвижнические, сл. 49): «Если во всяком месте, во всяком деле, во всякое время, во всем, что ни захотел бы ты совершить, обречешь себя в уме своем на труды и скорбь, то не только во всякое время окажешься благодерзновенным и не ленивым, чтобы противостать всякому представляющемуся тебе неудобству, но от силы ума твоего побегут от тебя устрашающие и ужасающие тебя мысли, обыкновенно порождаемые в человеке помыслами, устремленными к покою (телесному). И все, что встречается тебе трудного и неудобного, покажется тебе удобным и легким. Нередко будет встречаться с тобою противное тому, чего ты ожидал; а быть может, никогда не встретится с тобою ничего подобного».

    Старайся часто каяться и укорять себя в неправых реакциях на неприятности и на возможные прегрешения

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.819): «Если случится неудача в деле, не надо поддаваться унынию, но признав пред Богом свой грех и свою немощь, смириться пред Ним, отвергнуть свое самолюбие и, не стыдясь, признаться в своем грехе и в своей неосмотрительности, в лености или слабости, и грех свой повергнуть в бездну милосердия Божия, прося Его милости и помощи на будущее время к доброму и успешному совершению своего дела».
   Авва Дорофей
(Душеполезные поучения, п.7): «Во всяком случае должны мы взирать горе. Добро ли нам кто сделает, или злое потерпим от кого либо, мы должны взирать горе, и благодарить Бога за все, случающееся с нами, всегда укоряя самих себя и говоря, что если случится с нами что доброе, то это дело милостиваго промышления о нас Божия, а если злое, — то это за грехи наши».
   Феофан Затворник
(Письма, п. 591): «…. не страшитесь неудач и не смущайтесь ими. Промахнетесь?! Побраните себя, и в другой раз старайтесь не промахнуться. Еще промахнетесь, и еще тоже сделайте. Дойдете до того, что не станете промахиваться».

    Помни о заповеди: «Вся творите без роптания и размышления»

   Мы часто недовольны, раздражены, возмущены тем, что нас просят, или мы должны что-то делать, что нам не хочется. И при таких мелких и повседневных ситуациях мы также можем переживать печаль, саможаление, обиду и т.п., и чувствуем себя несчастными. И чтобы уклоняться от этой страстной наклонности есть следующая заповедь:
Феофан Затворник (Толков. на посл. к Филипп, гл.2, 14): ««Вся творите без роптания и размышления». Здесь речь не о терпении находящих неприятностей без ропота, а о делании безропотном. Это приводит на мысль ленивого раба, который поставлен в неизбежную необходимость делать, что ему приказывают, а охоты делать то никакой не имеет, почему, что ни заставят его делать, делает, но всегда с ропотом, или, как у нас говорится, с ворчанием: ворчит и на других людей, и на хозяина, и на дело, и на свою участь, хоть дело все-таки делает переваливаясь с ноги на ногу. Вот такого рода делание и запрещает Апостол филиппийцам. «Вся творите» — обнимает весь круг обязательных для христианина дел и расположений. Апостол говорит: сознавая эту обязательность, все исполняйте без роптаний и ворчаний, скрывающих недовольство и неприятность, по тому случаю, что надо так делать; если взять противное сему, будет: все делайте с охотою, с удовольствием, радостно, живо…».

    Ободри себя памятью о том, что все изменчиво, и вразуми себя, что каждый делает множество ошибок

Василий Кинешемский (Толков. на Еванг. от Марка, гл. 15, ст. 40-47): «… все это так изменчиво, непостоянно: сегодня — радость, завтра — горе, сегодня — удача, завтра — провал, сегодня — наверху славы, завтра — под гнетом позора и несчастья. Все течет, все меняется. Стоит только немного переждать, и обстоятельства переменятся. Снова улыбнется жизнь, забудется горе, изгладятся самые воспоминания о прошлых несчастьях».
   Амвросий Оптинский
(Письма, п. 153): «Не буду тебя убеждать к благодушию и великодушию словами Писания, которые я многократно тебе повторял; а только приведу теперь пословицу или поговорку одного веселого и благодушного человека, который имел обычай, в подобных случаях, повторять: «Сидор да Карп в Коломне проживает, а грех да беда с кем не бывает». И этот человек, при многих переменах и переворотах его жизни, оставался всегда благодушен и весел, а он был мирской».
   А вот вразумление себя о возможных ошибках в твоих делах, если ты склонен чрезмерно корить себя о них.
Амвросий Оптинский (Письма к мирским особам, п. 38): «В мире все делается с большими ошибками, потому что враг всех искушает, и Бог попущает, чтобы чрез это испытывалось произволение человеческое. Но Бог смотрит не на совершение дел, особенно материальных, а взирает на намерение, с каким кто что-либо делает, — совершит ли он это или не совершит. Ежели апостолу Павлу не единожды, а и дважды возбранил сатана исполнить намерение и желание посетить Солунян, то нет ничего удивительного, что люди благонамеренные хотят что-либо сделать, а по вражескому искушению и по немощи человеческой оказываются разные препятствия, и чрез это выходят разные ошибки. Со стороны можно видеть эти ошибки, а возьмись сам за это дело, то еще более наделаешь ошибок».

    Вразуми себя, что вначале что-то кажется трудным и неудобным, а потом привыкаешь

   Думаю, многие замечали, что при каких-либо переменах привычного уклада, а особенно, если они связаны с неким изменением к худшему и неудобному, мы начинаем печалиться, паниковать, гневаться, возмущаться и т.п. И находиться в таком состоянии мы можем долго. Но при этом нам все равно приходится приспосабливаться к этим переменам, так как ничего не остается делать, а со временем мы и к ним привыкаем. Вот как об этом говорят святые отцы.
Иосиф Оптинский (Письма, п. 694): «Ведь это правило (от начальства – от сост.) кажется некоторым неудобоисполнимым только на первый раз, а потом привыкнут и уже станут следовать ему без отягощения».
   Феофан Затворник
(Письма, п. 128): «Тут привыкли и дела исполняются без особых напряжений; а что прибавляется, то вероятно, как нечто прибавочное, не слишком затрудняет; и если затрудняет, то не надолго, — пока войдет в обычную колею».
   Только все ли из нас думают подобно этому: зачем так страстно реагировать, когда уже случилась перемена? Может быть лучше успокоиться и принять ее, тем более что она – не беда и не катастрофа, а только то, что приносит нам неудобство и нам не привычно. Но мы так привыкаем к чему-то старому, сложившемуся, и эта привычка настолько сильна и основательна, что напоминает корни дерева, и мы почему-то считаем, что уже сложившиеся условия, обстоятельства, обстановка и т.п. будут всегда неизменны. И именно поэтому какие-то изменения воспринимаются нами, как трагедия, горе, а на самом деле это – просто непривычно и, возможно, не так удобно, как то, что было. Например: начальство решило, что нам надо переехать в меньший по площади кабинет. Это вызывает у нас много возмущений, недовольств и т.п., но нам приходится это сделать, и приходится привыкать. Да, кабинет – меньше и в нем не совсем удобно, как было в старом, но все же работать можно, только надо привыкнуть. И вместо того, чтобы это привыкание было спокойным и с конструктивными решениями, как сделать удобно, мы возмущаемся. А теперь предложим другой вариант переезда. Если бы нас повысили в должности или мы пришли на новое место работы, и там был такой же маленький и не совсем удобный кабинет, то мы бы вряд ли сильно возмущались, а спокойно бы привыкали.

    Говори себе, что «помехи в твоих планах всегда оказывались для тебя благом»

Николай Сербский (Письма, п. 266): «Ты рассказал мне об удивительном случае из своей жизни, благодаря которому ты не утонул. Ты с двумя родственниками направлялся на ярмарку скота. Паром отходил от берега каждый час. Вы торопились успеть к очередному его отплытию, как вдруг на огромной скорости вашу повозку обогнал автомобиль, кони отпрянули вправо, но автомобиль задел колесо повозки, и оно сломалось. Вслед водителю понеслись гневные ругательства и проклятия… Расстроенные, что опоздали на паром, вы отдали колесо в ремонт и долго ждали, пока его не исправили. Но когда вы, наконец, добрались до берега реки, то увидели – о несчастье! – что паром, только отошедший от берега, перегруженный людьми, скотом и автомобилями, затонул. Лишь немногим людям и животным удалось выплыть: все остальное ушло под воду. Тогда вы возблагодарили Господа и благословили того водителя, который сломал колесо вашей повозки и спас вам жизнь. Так происходит в человеческой жизни каждый день. Люди досадуют на обстоятельства, которые препятствуют исполнению их планов, но чуть позже они убеждаются, что обстоятельства эти возникали по таинственному Промыслу Божиему к их пользе и спасению. …Случай, который произошел в твоей жизни, научил тебя никогда больше не роптать на препятствия, когда устранить их не в твоей власти. И впоследствии ты убедился, что помехи в твоих планах всегда оказывались для тебя благом. Хорошо, если твой пример умудрит некоторых своевольных, желающих, чтобы все на этом свете было только по их воле».
   Бывают и более серьезные случаи, после которых менялась жизнь человека, и из которых видно, как прошлая скорбь/неприятность были для блага человека.
Игнатий Брянчанинов (Письма, п. 285): «Бог нередко устраивает для тех, которые вручили себя Ему, душеполезное положение, обстоятельствами противными. Тихона Воронежского обвиняли в излишней горячности; по причине такого обвинения он должен был удалиться в монастырь, где сподобился особенной милости Божией. В предсмертном завещании своем святитель именно приносит Богу особенную благодарность за то, что даровано ему было приготовиться к переходу в вечность тщательным покаянием. Вот что сочтено духовным мужем за благодеяние Божие: изгнание с кафедры и смиренное пребывание в монастыре. Самое правильное суждение!».

    Несколько примеров правой реакции при обычном течении жизни, когда есть некие неудобства, трудности, заминки и т.п.

   И напоследок приведем несколько примеров о том, по поводу чего может быть ропотливость и недовольство в то время, как ситуация не является скорбной, а просто что-то неприятно, неточно или не по твоей воле.
   Так, думаю, нередко мы были в такой ситуации, когда в транспорте или где-то громко звучит музыка, и нам это не нравится. Тогда мы недовольны, внутренне что-то высказываем человеку ее включившую, а, может быть, через время делаем это и вслух. И сейчас приведем пример об этом и посмотрим, как реагировал подвижник, который в дороге не просто думал о чем попало, а молился.
Паисий Святогорец (Духовное пробуждение, т.1, ч.2, гл.4): «… однажды я ехал куда-то на автобусе. У кондуктора громко работало радио. Нашими попутчиками были несколько верующих молодых людей. Они сказали кондуктору, что в автобусе находится монах, и неоднократно знаками просили его выключить приемник. Попросили раз, попросили два — тому хоть бы что! наоборот, еще прибавил громкости. «Да оставьте вы его, — сказал я ребятам, — это мне не мешает. Я пою церковные песнопения, а радио мне подпевает — держит исон». А в помысле я говорил себе так: «Если бы, Боже сохрани, где-нибудь на трассе случилась авария и в наш автобус посадили бы покалеченных людей — одного со сломанной ногой, другого с разбитой головой, то как бы я выдержал такое зрелище? Слава Тебе, Боже, что люди живы и здоровы! Вон, гляди — еще и песни распевают!» Так я себе и ехал — напевая духовные песнопения. Прекрасное было путешествие!».
   А вот пример, как надо переносить, когда какое-то дело или ситуация прошли нормально, но вот что-то было не совсем точно/правильно/вовремя, например: при ремонте что-то получилось не так красиво, как ты хотел, посылка пришла позже, чем ты ожидал, другой человек не точно исполнил твою просьбу и т.п. И вот смущения, недовольства и т.п. в таких ситуациях надо также останавливать любомудрием. Вот пример такой ситуации и как можно смириться от укорения себя и памяти о Боге.
Георгий Затворник (Письма, п.3. 257): «Письмо ваше с приятностью я получил; только помыслил, почему письмоподатель не в тот день доставил его мне, в который приехал. Такая мысль может смутить (т.е. будешь недоволен и можешь осуждать – от сост.); но другая содействовала примирению (т.е. было любомудрие – от сост.): надобно довольствоваться и тем, что доставлено, а не смущаться, рано ли, поздно ли. Ведь сам просишь терпения от Господа; а как же ты научишься терпению, ежели всегда будешь получать удовольствия по твоему желанию?».
    А вот пример о том, как можно посмотреть на то, что тебе не нравится, другим взглядом. И это изменит твое отношение к тому, о чем твоя печаль без реального скорбного обстоятельства.
Николай Сербский (Письма, п. 45): «Машинисту Стамену И., который жалуется на скучную работу. — Жалуешься на свою скучную работу: она надоела тебе. Все другие профессии кажутся тебе лучше. Ты смущаешься и грустишь, что не можешь найти лучшую работу. Я долго размышлял, прежде чем взяться за перо и ответить тебе. Мысленно я вживался в твое положение и в твою работу. Я представлял себя на твоем месте, в машинном отделении, в грохоте и шуме. Весь в поту и копоти, я вглядывался в дорогу. За моей спиной целое маленькое государство – старики, дети, родители, князья, дипломаты, чиновники, крестьяне, рабочие, служащие. Все они, в силу обстоятельств, в невольном «родстве», и все зависят от меня, разговаривают между собой или сидят, молча, в раздумье. Каждый мысленно стремится к станции назначения, к тем, к кому едет. Но доберется ли он туда, зависит от меня, а я – только от Бога. Они и не предполагают, сколько от меня зависит, они и не задумываются обо мне, не знают меня. И это радует меня. Когда поезд тронулся в путь, никто не пришел посмотреть на меня и познакомиться со мной. Ни у кого не возникло вопроса: не безумен ли этот человек? Не слеп ли или пьян? Ведь мы все доверили ему свои жизни! Он главный человек в этом грохочущем «городе», жителями которого мы на время становимся. Никому не пришла в голову эта мысль, и это меня бесконечно радует. Радует то, что столько людей без размышлений доверили мне свои жизни, мне, невидимому, незнакомому, скрытому среди грохочущих машин. И в радостном трепете я прославляю Бога: «О Господи, великий и чудный! Слава Тебе, и благодарю, что дал Ты мне жизнь и разум, и такую важную работу! Дал Ты мне работу, подобную Твоей, Боже. Ибо и Ты, Господи мой, неведомый, сокрытый и невидимый, управляешь составом жизни нашей Святым Своим Духом. Ты машинист вселенной, многие и многие путники и не задумываются о Тебе, не исследуют тайны Твоего бытия, но с доверием входят в Твой состав и едут, едут… И это, должно быть, радует Тебя, бесконечно радует. Ты знаешь место, где дашь отдых Своим усталым путникам, где накормишь их, где кому надлежит сойти. Они неясно представляют себе конечную станцию Твоего чудесного поезда, но с доверием рассаживаются, с доверием едут, с доверием выходят – с доверием к Тебе, неведомому, сокрытому, невидимому. Тысячи и тысячи раз восхваляю Тебя, и славлю, и кланяюсь Тебе, всевидящий и всемогущий Творец мой и Водитель мой. На Тебя одного уповаю во всех испытаниях моих». Друг мой молодой, какую же лучшую работу хочешь? Разве может быть работа лучше твоей? Апостол Петр ловил рыбу (Лк. 1. 16), Павел делал палатки (Деян. 18, 3). Задумайся, насколько твоя работа важнее и выше, чем их занятия. И поклонись Промыслу, вверившему тебе именно такую работу».
   И последний пример о том, как свт. Феофан реагировал на то, что что-то не получилось, как он хотел.
Феофан Затворник (Письма, п.60): «Премного вами благодарен за ваши хлопоты — доставить мне фотографический снимок с иконы святителя Митрофана, в увеличенном виде. Получил все посланное сохранно. Но вы, конечно, более желаете услышать, удовлетворен ли я? По совести должен сказать: нет. Вас обманул фотограф, он сделал это так: — сначала нарисовал, не совсем верно; а потом снял с этого своего изображения фотографию. Есть части не согласные с подлинником. Но хотя я и не удовлетворен, тем не менее, благодарен вам за ваше желание доставить мне удовольствие. Неудача не по вашей вине. Виноват фотограф. Смиряюсь и говорю: верно, святителю неугодно, чтоб такой снимок сняли, как я желал. И теперь оставляю хлопотать о снимке. Так и быть!».
   На этом закончим рассматривать вопрос любомудрии при скорбях, и в следующей главе поговорим о молитве при скорбях.