4.2. О разных видах праздности вне дома

О конфликтах в семьях, происходящих от самолюбия и разных страстей
(4.2. О разных видах праздности вне дома)

Скачать этот текст в формате docx

Скачать этот текст в формате epub

Составитель Ника

Раздел 4.3. О праздности, как стремлении развлекаться вне дома
= Примеры разногласий и недовольств, когда ближние проводят свободное время вне дома
= Святые отцы о том, что некоторые празднолюбцы стараются как можно меньше быть дома
= Христианское учение о том, что христиане должны проводить свободное время дома с семьей
= Примеры о том, почему люди любят или не любят находиться дома и о том, что некоторым скучно жить с другими людьми
= Для людей, у которых страсть праздности в силе, пребывание дома кажется скучным и тягостным
*4.3.1. Святые отцы о посещении христианами общественных увеселительных мероприятий
= Христиане не должны посещать публичные зрелищные мероприятия
**1. Святые отцы о праздновании некоторых мирских праздников, ставших обычаем
**** Христиане не должны следовать мирским обычаям, и особенно в отношении различных праздников и развлекающих мероприятий
**** Об обычае праздновать Новый год
**** О праздновании языческого праздника Масленица в Сырную седмицу
**2. О разнице в духовном и мирском праздновании
**3. О том, что не следует христианам посещать мирские театры и подобные зрелища
**4. О том, что христиане не должны посещать и смотреть мирские концерты
**5. Если христианин хочет быть истинным рабом Божьим, то не должен быть слугой диавола в деле развлечений

Раздел 4.4. О праздном проведении свободного времени вне дома не в развлекательных общественных местах
4.4.1. О праздности в виде походов по торговым точкам
*** Примеры о развлечении – походах по торговым заведениям
*** Христианское учение о гулянии по торговым заведениям
4.4.2. О праздности в виде гуляния по улицам или паркам
*** Примеры о том, почему люди любят гулять по улицам или паркам
*** Некоторые поучения святых отцов о прогулках
*** О праздномыслии, происходящем от внешнего наблюдения
*** Примеры о том, что некоторые люди любят разглядывать людей и то, что происходит вокруг
*** Святые отцы о пагубных плодах прогулок с нехранением глаз для тех христиан, которые ведут духовную жизнь
4.4.3. Святые отцы о том, что от праздности может происходить стремление к паломническим поездкам

Раздел 4.5. О праздном и прегрешительном посещении гостей
*** Примеры о развлечении – посещение или прием гостей
*** О том, что само по себе посещение ближних и друзей не есть грех
*** О некоторых прегрешениях при посещении гостей
***«(Лукавый дух) учит человека из дома выходить и других посещать под видом любви»
*** О духовных пагубных плодах прегрешительных посещений гостей
*** Как святые подвижники относились к посещениям различного рода
*** Христианам, живущим в миру и занимающимся духовной жизнью, следует придерживаться примеров святых подвижников
4.5.1. Советы святых отцов о соблюдении умеренности при посещениях и гостях
***1. В гостях следует соблюдать умеренность
***2. Христианское учение о правом поведении себя в гостях
***3. Советы о том, что не всегда и не ко всем следует иметь визиты
***4. Христианину следует избегать ситуаций и людей, приводящих ко грехам
***5. Если к христианину неожиданно пришли гости, то следует «принимать их, как посланцев Божиих»
***6. При посещениях христианин должен сдерживать себя от празднословия и не увлекаться мирскими пересудами
***7. Те христиане, которые имеют страсть праздных посещений, должны стараться изменить эту греховную привычку

Раздел 4.6. О праздном проведении времени некоторыми христианами под предлогом доброделаний
*** О том, что бесы, прикрываясь благими предлогами, гонят людей на якобы добрые дела
*** Примеры святых отцов как правильными словами может смущать враг
*** О том, что делание добрых дел может происходить от разных страстей
*** Советы святых отцов о рассудительности и внимании при делах милосердия

Раздел 4.7. Христианам следует как можно больше находиться дома и учиться пребывать «в безмолвии»
*** О добродетели «домоседство», о понятиях «безмолвие» и «уединение»
*** Некоторые ответы людям, не любящим домоседство и уединение
*** Не всякое домоседство приносит духовную пользу
*** Если христианин желает идти по истинному пути спасения, то ему необходимо, как можно чаще, пребывать в уединении и духовных деланиях, и в постоянном самонаблюдении


Раздел 4.3. О праздности, как стремлении развлекаться вне дома 

Итак, в семьях бывают конфликты, когда кто-то из членов семьи развлекается вне дома.

Троицкие Листки (ст.667): «Ныне ищут удовольствий не в среде своего родного семейства, а все на стороне. Вот, может быть, где и кроется одна из причин неустройства семейной жизни, раздоров между мужем и женой, нехристианского воспитания детей, растраты состояния».

Как мы уже отмечали, зачастую конфликты происходят от того, что один развлекается, а другой сидит дома, и ему также хотелось бы развлекаться. Но бывает и так, что сидящий дома и не желает развлекаться, а его возмущает то, что ближнего никогда не бывает дома. Заметим и то, что в примерах люди не печалятся о том, что их ближние поражены страстью праздности и это приносит им душевный вред, а возмущены или расстроены, что они бывают дома одни.

Те же кто редко бывают дома и привыкли развлекаться вне его также часто бывают раздражены.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 5-ой запов., грех: Бегство из отечества …): «…человеку, который мало живет дома, в гостях лишь хорошо и весело; а дома все худо и все здесь раздражает его».

По тому как и где люди любят проводить свободное время вне дома, выделим несколько способов праздности, о которых мы будем говорить: первый — посещение увеселительных мероприятий и заведений, причем одни явно порочные (например, заведения, где есть распутство, или питейные заведения), а другие – просто увеселительные зрелища (например, концерты, ярмарки, театры, кинотеатры и т.п.). Посещать эти увеселительные мероприятия супруги могут вместе, а могут по одиночку или со своими друзьями. Ко второму способу праздного проведения времени отнесем посещение мест, которые не являются увеселительными, например, торговые общественные места и улицы, а также посещение гостей. Отдельно скажем о своеобразной праздности некоторых христиан – постоянное не нахождение дома по якобы благим причинам и о паломнических поездках.

Далее мы приведем немало примеров из интернет — источников, в которых желание людей развлекаться явно выражено; и делаем это для того чтобы это помогло увидеть себя тем, кто никогда не обращал внимания на то, как они проводят свободное время и даже не подозревали, что таким образом у них действует страсть праздности, хотя может и в не такой сильной степени, как в примерах. Не говоря уже о том, что многие и не подозревали насколько страшны и пагубны разные развлечения для человека. Надеюсь, что те христиане, которые роптали или сетовали на то, что, возможно, их родные гуляют сами без них, обрадуются и поблагодарят Бога, что Он оградил их от такого порока, тем, что дал им домашние хлопоты. И не будем завидовать тем, кто развлекается, потому что это грех.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 10-й запов., грех: Зависть возможности другому грешить): ««Не завидуй делающим беззаконие» (Пс.36,1). Это зависть противная духовной: завидуют ближнему и в том, что он успевает в делах, неодобряемых совестью и вредных для души. Вот, например, … кто либо пользуется средствами и случаями проводить время в светских наслаждениях и увеселениях, например, бывать на гуляньях и в театрах, числиться постоянным членом клуба, делает у себя вечера, жить с целью этой веселой жизни в столице или городе, а не остается в глухом селе: и ему иные завидуют, почитая себя несчастными за то, что не имеют средств также возвеселиться «с друзьями» (Лк.15,29). Но этих завистников можно спросить: «что же, согласны ли они позавидовать и той участи в будущем свете, какая может постигнуть их соперника на сей раз? Нет! не завидовать надобно успехам этого человека, а пожалеть о его заблуждениях и увлечениях; не досадовать следует в виду его успехов, а порадоваться за свое положение, что мы-то далеки от подобных соблазнов. …—Нет, христианин! Ты «не завидуй делающим беззаконие», потому что они идут не той дорогой, которою нужно идти, потому что губят себя».

О тех же, кто находится вне дома, потому что много работает, зарабатывая деньги, сейчас речь не идет, и для них приведем только одно поучение:

Паисий Святогорец (Сб. «О семье христианской»): «Нужно довольствоваться малым и только необходимым и не замахиваться на многое, ибо тогда у человека будет больше времени для того, чтобы просто посидеть дома вместе с женой и детишками, чтобы заняться добрыми делами, чтобы молиться и вообще пребывать в семейном тепле и уюте, а не быть в постоянном напряжении в попытках заработать всё больше и больше. Полагаю, что правильное решение не в зарабатывании огромных денег, а в христианском устроении нашей жизни, ибо было сказано человеку, что не стоит заботиться и суетиться о многом, а одно только нужно (Лк. 10,41-42)». 

Примеры разногласий и недовольств, когда ближние проводят свободное время вне дома 

Далее приведем в основном примеры жалоб жен на мужей по поводу их не нахождения дома, но бывает, что на подобное жалуются и мужья о женах; вообще в разных семьях ситуации разные. Снова обращаем внимание, что, в основном, жалующиеся люди так же хотят развлекаться, но у них нет возможности, и за это они и обижаются на родных и конфликтуют.

Бывает, что погулять вне дома любит жена, и вот как они об этом говорят.

Интернет – источник: 1) «Мне непременно хочется в пятницу расслабиться, пивасика попить, курнуть… А муж по субботам трудится, поэтому особо не разделяет моих порывов на эту тему. Ну и вообще его такие мои расслабления злят, т.к. пить ему особо не показано… ну и бывает у меня приход, что в пятницу с работы домой приходить — … надо обязательно куда-нибудь зарулить. Я вот думаю, нам бы с мужем полами поменяться — все было бы как у всех, а то как нелюди — муж не пьет и не гуляет, а жена-гулящая». 2) «Рок-концерты всякие, друзья, которых все прибавляется и именно мои, не общие. Загородные поездки. Учеба. А мужу больше на диване или дома гостей принять. Очень активность разная. Не могу я дома. Скучно, а по пятницам люблю тусить с родителями. Прихожу с дочкой к ним в гости разговоры разговариваю, расслабляюсь. У нас отношения просто очень хорошие. Муж обижается, конечно. Но в 4-х стенах я выть начинаю. В общем завидую семьям, у которых много общих друзей и интересов».

Вот как жалуются мужья на жен.

Интернет – источник: 1). «А у меня жена гуляет по ночам. Говорит что с подругами». 2). «Моя жена хочет общаться с подругами и друзьями, но я всё больше тяну её к семейному очагу, ведь для меня главное — семья, и я хочу общаться только с ними. Мне безразличны друзья, и в то время, когда мои сотрудники идут развлекаться тем или иным способом, я стараюсь быстрее прийти домой и обнять горячо любимую жену и дочь… Жена у меня золото, и я очень её люблю, и хочу, чтоб в жизни у нас все было супер!!! Да я вовсе не стараюсь изменить, или подстроить её под себя, и не против её подруг и друзей, я лишь хочу, чтобы её общение затрагивало и меня. … Просто немного обрисую ситуацию: моя жена не просто хочет общения с друзьями, а хочет этого общения без меня, т.е. сходить с ними в бар, клуб и т.д., а я должен сидеть дома. На моё предложение сходить вместе, она даёт ответ: «ну понимаешь, я, мол, с тобой не могу о многом с друзьями поговорить, да и расслабиться так, как бы мне хотелось!»». 3). «(У моей жены) все подруги, которым нужно только гулять и развлекаться до бесконечности. Как-то раз устроила скандал, выгнала меня к родителям, время было около 10 вечера. На следующее утро прихожу, дети одни, спрашиваю, где мама? Оказывается мама сразу после моего ухода тоже ушла, появилась дома через полутора суток в хлам пьяная. Если бы я не пришел, все это время дети были бы одни. Оказывается, она была с мужиком, который как то ее подвозил, и она оставила ему свой телефон».

Что касается развлечений вне дома мужей, то у жен ссоры и обиды случаются, когда, например, они много времени проводят со своими друзьями.

Интернет – источник: 1). «Начинаю ненавидеть друзей своего мужа. Работают вместе, после работы тоже вместе. Понимаю, что он сам решает и выбирает с кем ему быть. А злость на его друзей. У самих семей нет, вот и стараются всё время забрать его из дома: то одно, то другое. Причём близкий друг его так и старается, чтобы назло мне. Уже и говорила с мужем, говорит, что любит и нет меня ему дороже, а получается, что не может никак расстаться со своими дружбанами. А я всё думаю: зачем он женился, если домой только ночевать приходит? Все говорят, что изменится, когда ребёнок родится, а я уже не верю. Как отвадить его от такого столь обильного общения? Не хочется винить его друзей, понимаю, что это не разумно, но не могу поделать ничего с собой, начинаю ненавидеть их. …Я не против того, чтобы он общался с ними, но не всё же свободное время». 2). «Я тоже ненавижу друзей мужа, прям до бешенства — постоянно ему звонят, гулять зовут, а как же мы? вот и сейчас к ним смотался». 3). «А вот если отдыхаем, так это без дружка своего ни шагу. На море — с друзьями, в кино — тоже, на улицу вдвоём выйдем — они тут как тут, дома хотим отдохнуть — они звонками достают, вытаскивают под предлогом «надо о работе поговорить», а потом по пивку, а зачем жена нужна? Сначала старалась понять его, не давить на него, а потом оказалось, что человек вообще расслабился и позволял себе такое общение до 2-3 ночи. Сколько не пытаюсь донести до него: всё хорошо, но в меру — всё бесполезно. Не семейный он человек, наверное. А ведь столько всего наобещал до свадьбы. Так обидно за себя и ребёнка. Так хочется настоящих семейных вечеров…».

В других семьях мужья допоздна работают, а по выходным опять-таки проводят время с друзьями.

Интернет – источник: «Муж поздно приходит с работы домой. Практически не общаемся. Ребенка видит только по выходным. В выходные он старается с друзьями пивка попить, бывает в 3-4 ночи приходит. Я злюсь, пытаюсь объяснить, что по нему скучаю, прошу приходить раньше. Он никак не хочет слышать. Неужели придираюсь? Бытом никак не загружен, понимаю что устает, стараюсь решить все проблемы сама. Жду выходных и в результате провожу вечера одна у телевизора. Делать то что? Или наплевать и самой искать себе развлечения?».

Есть немало примеров, когда мужья проводят свободное время со спиртным, и, понятно, что это уже страсть пьянства.

Интернет – источник: «Я замужем второй раз, прожили уже год (знакомы три года). У меня есть сын от первого брака, который называет моего мужа папой. В этом году у нас начались проблемы. Муж регулярно после работы не приходит домой — пьёт с друзьями. Причём когда выпьет, не может остановиться. Пьёт до победного. Трубку не берёт или отключает телефон. Сначала это были примерно раз в месяц. С июля — чаще… Полторы недели назад пришёл в 4 утра к своим родителям. Я хотела подавать на развод. Он успокоил — сказал, что со спиртным завяжет, что я ему дороже… Прошло всего полторы недели, и вчера опять позвонил: «Если твой муж сегодня чуть-чуть выпивший придёт, ты ругаться не будешь…». В итоге не пришёл ночевать ни ко мне, ни к своим родителям. Утром пришло смс: «У меня всё хорошо. Я на работе». Я не могу больше прощать. Устала. Но всё равно в глубине души жду, что он сегодня появится, и будет просить прощения…».

А некоторые мужья проводят свободное время с любовницами, и этими людьми руководит не так праздность, как блуд.

Есть ситуации, когда мужья работают допоздна, и если это не обман мужей, то это не относится к вопросу о праздности (но приведем жалобы об этом, т.к. нам здесь полезно увидеть реакцию жен).

Интернет – источник: 1). «Мы женаты два года, и все это время муж приходит домой не раньше 11 ночи, иногда в 12-в часов, говорит, что сидит на работе. Из-за этого я устраивала истерики, ревновала, потом успокоилась, а сейчас опять переживаю. Хочу развестись. Муж женат на работе, а не на мне». 2). «Целыми днями я дома одна, приходится ждать его допоздна, чтобы открыть дверь, разогреть ужин, зарабатывает хорошо, но до сих пор ни кола, ни двора, и работа серьезная на самом деле. Любовницы вроде нет, хотя может он так хорошо скрывает все…». 3). «Вот сколько лет в браке — столько же страдаю от того, что мужа вечно нет дома! У него свой бизнес, уходит в 8, приходит за полночь. Вечно работа допоздна, до 9 -10 вечера, а потом еще и деловые встречи и часто пьянки с нужными людьми. Надо признать — семью обеспечивает он. С этим вечным отсутствием я ничего поделать не могу: уже и совместные мероприятия выдумываю, пытаюсь ввести традиции каких-то там семейных ужинов, встреч с друзьями: на встречи он всегда опаздывает, а на ужины домой может вообще не прийти, сославшись на срочную встречу. Я пыталась по всякому: и криками и руганью, и лаской и спокойствием – ничего не помогает, он стойко держит «свой курс». Он хороший человек, порядочный, любит меня, но я как мать одиночка, никогда не могу рассчитывать на него. Ребенок же вообще с ним не общается, разве что на выходные. Да и поздним вечером, придя с работы, с ним и общаться то невозможно и обсуждать что-то, он очень устает. Я знаю, что у многих такая же картина. Есть ли какой-то выход? Я и сама работаю. И времени у меня свободного немного. Просто я еще вижу, что он всегда делает так, как надо ему, я же всегда учитываю и его интересы. Кроме того, поскольку я тяну на себе все бытовые вопросы (он даже не знает где лежат трусы-носки) он превратился в такого небожителя, в магазине он был лет 5 назад».

Есть мужчины, которые обманывают, что допоздна работают, а сами развлекаются.

Интернет – источник: 1). «Я через полгода совместной жизни от такого сбежала. Он мог и в 2-3 ночи прийти. Тоже «работал». А на самом деле торчал в гараже с друзьями и пивом. Еще и претензии предъявлял — что я за жена такая, что не жду его, не встречаю с тапочками в зубах, не накрываю ему на стол и пр.». 2). «У моего мужа тоже бизнес. И работа от зари до зари. И мне всегда говорили, что он зарабатывает деньги на жизнь, квартиру, машину и т.д. Поэтому его никогда нет дома и все-такое. Ребенок засыпал, не видя отца, просыпался — он спал. … Все оказалось просто. Меняющиеся любовницы, постоянные кабаки в свободное от бизнеса время. Все это настолько банально, что я сама не понимаю, как я не замечала этого. Кстати, я тоже думала, что мой муж жутко порядочный, весь в думах о семье».

Как видим, немало случаев, когда супруги врут о своем времяпровождении. Кстати сказать, что о таком явлении, как ложь праздных людей, говорилось и в отношении некоторых монахов.

Авва Евагрий (Добротолюбие, т.1, гл.9, 58): «Монах — шатайка придумывает ложные речи, и (воротясь) обманывает он старца своего».

Заметим, что проведение свободного времени вне дома практически все мужья оправдывают необходимостью расслабиться.

Интернет – источник: «Муж сегодня позвонил, сказал, что с мужиками надо расслабиться после работы в боулинг поиграть, а я теперь злюсь».

Но есть и такие мужья, которые придумали оправдание о том, что они не подкаблучники.

Интернет – источник: «Вот уж 10 лет муж приходит после 10-11. Уж что я только не делала, и обижалась и ругалась. А знаете, что он говорит: «ты хочешь меня под каблук загнать? Не выйдет!» Т.е. понимаете, он этим своим поздним приходом показывает кто в доме хозяин. Смешно! Причем я ему говорю — если есть кто-то у тебя, я ж не держу, уходи, а он — нет никого».

А некоторые мужья проводят свободное время вне дома, потому что не хотят что-то делать по дому и помогать жене по хозяйству и с детьми, или не хотят с ними общаться, или считают, что это не мужское дело. Ими руководит не так желание развлечений, как лень и убежденность, что мужчина должен быть свободен.

Интернет – источник: «Мы с женой превращаемся в обычные скандальные семьи, где утро начинается с претензий друг другу, а день заканчивается оскорблениями, обидами и криками, кто кому чего недодал. У меня по отношению к супруге свои претензии. Оказалось, что моя красивая когда-то жена как хозяйка несостоятельна! (Сейчас она не так хорошо выглядит, ей некогда краситься, худеть и одеваться для меня). Она не успевает вовремя готовить, убирать в доме, мыть посуду и гладить вещи. Поэтому в доме вечно бардак и нельзя ничего найти. Все время спотыкаюсь об игрушки, а вечером, когда прихожу с работы, часто поесть еще не готово, а то и вовсе не собирается готовить, говорит: «найди там типа что-нибудь в холодильнике». Не знаю, моя мать всегда все успевала и отца не напрягала домашними делами. И ужин на столе как минимум всегда был. Это у меня может быть одна главная претензия, я бы может глаза на бардак закрыл. А она ругается, что я ей не помогаю, что она все время с ребенком, и ей кажется, что я мало внимания уделяю ей и сыну. Но я с сыном иногда, когда силы есть, играю. И ей бы уделял внимание, но она же вечно лицо кирпичом, обиженная и чуть что, готовая ругаться по любому поводу. Иногда я просто сбегаю из дома, будто на работу, а сам брожу где-нибудь и думаю, что жизнь не удалась. Что мечтаешь о семье и видишь эти картины — жена, сын — в розовом цвете. А когда они появляются, то кроме боли ничего нет».

Итак, много жен недовольны тем, что мужья отдыхают без них; а бывает и так, что муж проводит свободное время вне дома, но жена не обижается.

Интернет – источник: 1). «У меня по пятницам муж идет на баскетбол с продолжением. Ну, после игры где-нибудь сидят с ребятами пивка пьют. Отношусь совершенно нормально». 2). «Да это совершенно нормально. Он ведь живой человек, нам-то ведь надоедает дом, кухня и хочется порой отдохнуть, вот и мужчины такие же, ни чего криминального тут нет». 3). «У меня муж очень ценит, что я не ущемляю его свободу. За неделю у него стандартные мероприятия: 2 раза футбол, 1 раз сауна, 2 раза качалка, и минимум 1 раз вечерне-подутренние встречи с друзьями, притом, что они и в течение недели часто пересекаются и по делам все связаны. Я могу в любое время к любому мероприятию присоединиться, если сына пристрою, или если возможно с сыном. Но бывало, что-то находило, и я злилась, что он и там и сям успевает, а я не могу из-за сына. Тогда он говорит либо совместное мероприятие придумать, либо поменяться ролями. Я проще отношусь к этому». 4). «Я не понимаю, а что так к мужьям цепляться то, у вас, что своих друзей нет и вам завидно, что ли? Общайтесь со своими друзьями, гуляйте, приглашайте к себе. А то странно получается, раз вы не умеете дружить, то и ему от всего отказаться? Организовывайте свой круг общения. Мужья вас любят, но им тоже хочется чего-то еще».

Заметим и то, что в некоторых семьях бывают конфликты между супругами, когда один – домосед, а другой не любит быть дома.

Интернет — источники: 1) «Муж у меня домосед, поганой метлой не выгонишь. Так что мне не понять тех, у кого мужья отдыхают вне дома». 2) «Вышла замуж по сильной влюбленности за хорошего мужчину. Он практически идеален как муж (секс отличный, все деньги в дом, все по дому делает, нежный и пр.), но есть проблема: он не любит никуда ходить и ни с кем общаться. С работы сразу домой, книжку почитать или кино посмотреть, у него всего 2 друга, с которыми он видится не чаще раза в месяц. В театры, музеи, на выставки сопровождать меня не хочет, в ресторанах кушать не любит, приходится ходить одной, с коллегами или подругами. Мне все это так не нравится!». (Ответы на эту запись) 3) «Ох, мой был бы таким! а то дома не удержишь, друзей хоровод, сейчас с одним встретиться надо, через час уже с другим, в выходные только с постели встал, уже собирается. Хотя и я не домосед, тоже лишь бы куда, но не дома сидеть; редко вдвоем куда ходим, с друзьями в разнобой встречаемся, но я не ревную, но иногда хочется, чтобы был домовитым, просто для семьи» 4) «К счастью, и я, и мой любимый человек оба интроверты и домоседы, видимся с друзьями раз в месяц и раза три в месяц на пару часов куда-то ходим. И все отлично, никто никого не напрягает» 5) «Только у меня другой вариант, он меня с удовольствием везде сопровождает, даже порой напрашивается, если я где-то или с кем-то, он сразу говорит — сейчас приеду. Иногда это раздражает, хочется с подругами посплетничать. А тут он рвется. Я б даже и с радостью, если бы он с друзьями виделся. У него друзья, пары семейные такие интересные и веселые люди, раньше в гости друг к другу ездили. А сейчас только с моими видимся». 6) «Мои сын (5 лет) и муж — закоренелые домоседы. Могут все выходные просидеть дома: играют в компьютер или спят… А мне такая жизнь кажется скучной. С одной стороны, и с семьей хочется побыть, а с другой — дома сидеть нет особого желания. Мы постоянно ссоримся на этой почве». 7) «У меня почти так же. Муж не то, чтобы совсем домосед, но за пределами дома нас тянет немного в разные места. Я с удовольствием схожу и в театр, и на выставку какую-нибудь, и в парк, и на каток, да мало ли мест интересных. А он меня все время в ресторан тащит. А мне там скучно. Исключение составляют хорошие рок — концерты — туда мы вместе ходим, но они редко бывают». 8) «Мы с мужем тоже разные! Только у нас домосед он, а активистка — я. И ничего, уживаемся! Правда, в начале семейной жизни немного тяжко было, да я ещё и к нему из другого города переехала. Сначала друзей не было, не с кем было мне гулять, пока муж за компом. сидит, а потом подружилась с девочкой, у которой муж тоже домосед и мы вместе прогуливаемся, по магазинам бегаем, пока мужья валяются на диване! На выходных получается их с дивана снять и в люди утащить! Я понимаю, что ему нравится и даже надо иногда валяться на диване, поэтому и не дёргаю его! А когда он в выходные просыпается в час дня, я уже успеваю что-нибудь вкусное долгого приготовления наваять, ну там пельменей налепить вручную или курник сделать. Приспособились короче».

Святые отцы о том, что некоторые празднолюбцы стараются как можно меньше быть дома

Итак, некоторые праздные люди (в том числе и христиане) не любят находиться дома, и их тянет то на общественные развлечения, то на общественную деятельность, то в походы на рынки или по магазинам, то по гостям и т.д. Христианское учение однозначно говорит, что христиане не должны искать увеселений и развлечений, в данном случае, вне дома.   

Никодим Святогорец (Поучения. Две сети диавола): «Многие христиане целыми днями пребывают в праздности: они ходят по городским улицам, пересказывают друг другу разные новости, обсуждают проходящих мимо людей, а если и приходят в церковь, то только оттого, что им больше нечем заняться».

Феофан Затворник (Толков. на 2Солун., гл.3,5): «В многолюдных городах шумная, веселая, праздная, разгульная жизнь всякому бросается в глаза. Такова она и теперь между нами. Явись Апостол в каком-нибудь из наших больших городов, он тоже бы увидел, что видел у солунян, и то же бы сказал нам, что говорил тем: ничего не делают, только суетятся, бегают из конца в конец, гоняются за утехами и веселятся. Христианам так жить неприлично».

И это есть особенность страсти праздности, которая обозначается у монахов, как «оставить келью». Вот как описывается, чем может закончиться праздность, которая выгнала монаха из кельи.

Иоанн Кассиан (Послание к Кастору…, кн. 10, гл.6): «…кого ни начнет оно (уныние) одолевать с какой-либо стороны, заставит его пребывать в келье ленивым, беспечным, без всякого успеха духовного, или, выгнав отсюда, сделает потом непостоянным во всем, праздношатающимся, нерадивым ко всякому делу, заставит его постоянно обходить кельи братий и монастыри, и ни о чем другом не заботиться, как только где и под каким предлогом можно бы найти случай пообедать. Ибо ум празднолюбца не умеет ни о чем другом думать, как только о пище и чреве, до тех пор, пока сведши дружбу с каким-нибудь человеком или женщиною, расслабленными одинаковою холодностью, обязывается делами их и нуждами, и таким образом мало-помалу запутывается во вредных занятиях».

Об оставлении дома (кельи) заботятся и бесы.

Евергетин (т.4, гл.5, 37): «Каким же образом, — …спросил брат, — дьявол выводит монаха из кельи? Ответ: Дьявол подобен заклинателю, который простыми словами вынуждает зверя вылезти из норы, а поймав, показывает животное на городских площадях на потеху публики и губит его, заставляя развлекать людей. А когда оно состарится, то его сжигают или топят в воде. То же самое происходит и с монахом, если он по внушению помыслов покидает келью».

Тех людей, которые не привыкли находиться дома и искать развлечений вне дома, святые отцы называли «праздношатающимися», а тех у которых главная страсть многопопечение, суетливость и любовь ходить по базарам и магазинам свт. Феофан назвал «непоседами».

Феофан Затворник (Толк. на посл. 1 Солун., 4, 11): «Узнал Апостол, что между ними иные были непоседы, любили блуждать по торжищам: таким предписывает безмолвствие и домоседство».

Есть и такие люди, которые не любят быть дома, но и не особо любят веселиться, и поэтому нашли себе общественные занятия.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 4-ой запов., грех: Излишняя хлопотливость в делах): «Есть люди, у которых руки полны дел и голова, так сказать, кружится от забот. Но эти дела и заботы их не возложены только на них другими из уважения к их талантам, усердно и опытности, но изысканы ими самими. Они не только не отказываются от должностей, но еще борются, спорят за должности. Они хотят быть там и сям, желают судить обо всем, числиться членами всевозможных обществ или комитетов?.. Прекрасно, если б вся эта хлопотливость была для славы Божией, если б истекала из такого источника: «доколе есть время, будем делать добро всем» (Гал.6,10). Действительно, надобно делать больше добрых дел, чтобы больше пожать плодов от добродетели: надобно не пропускать ни одного случая к доброделанию и даже изыскивать случаи к тому. Но между тем их хлопотливость естественная: они обязывают себя к этой хлопотливости или из тщеславия, или же для того чтоб иметь влияние на дела и на известных лиц».

Христианское учение о том, что христиане должны проводить свободное время дома с семьей

По советам святых отцов христианам, живущим в миру, не следует иметь не необходимых выходов из дома, и особенно тем, кто желает заниматься молитвой, трезвением и духовной жизнью.

Феофан Затворник (Толков. на 2 Солун., 3,5): «В многолюдных городах шумная, веселая, праздная, разгульная жизнь всякому бросается в глаза. …Христианам так жить неприлично. Им следует вести себя скромно, сидеть дома, заниматься работами, чтоб иметь утешение вкушать свой хлеб. Утешная, празднолюбная жизнь так противна духу христианства. Вот Апостол и хочет отучить от нее христиан, чтоб и следа их не было на этих путях языческой жизни».

Вообще по христианскому учению, женщине свойственно быть дома и заниматься домашними делами, а не «блуждать вне дома».

Григорий Богослов (Слова, сл.8): «Божественный Соломон в книге детоводственной мудрости, то есть в Притчах (гл.31), похваляет в жене то, что она сидит дома и любит мужа; и жене, которая блуждает вне дома, невоздержна, бесчестна, наружностью и языком блудницы уловляет честных (6:26), противопоставляет жену, которая усердно занимается домашним, неутомима в делах женских, руки свои протягивает к прялке, двойные одежды приготовляет мужу, благовременно покупает поле, хорошо кормит слуг, угощает друзей обильным столом и исполняет все прочее, что Соломон восхвалил в жене целомудренной и трудолюбивой».

Мужчинам также не приличествует ходить по увеселительным заведениям, ища развлечений и удовольствий.

Климент Александрийский (Педагог, кн.3, гл.11): «…мужчины не должны по цирюльням, кабакам и трактирам слоняться, пустословя с ничтожными личностями, западни измышляя женщинам и для возбуждения смеха тысячи непристойных вещей злоречиво о ближних рассказывая. И игра шестисторонними кубиками нам недозволительна, а также и игральными костями, каковым играм многие столь усердно предаются ради корысти. Такие безрассудные удовольствия свойственны лишь праздношатающейся лености; причиной их — ничегонеделание. Эти суетные вещи, не имеющие простоты и естественности, также изобретает нечистая любовь, которую те люди поддерживают и питают в себе. Но не следует радовать сердце удовольствиями, от которых можно получить вред».

Феофан Затворник (Толков. на посл. 2 Солун. 3, 7-9): «… (некоторые христиане бесчинствуют, или живут) беспорядочно, … то есть не по тем порядкам, к каким обязывало их звание, например, мужа, отца семейства и подобное, — жили беззаботно, в праздности, шатаясь без толку по площадям и рынкам, предаваясь народным утехам, гулянью и веселой жизни».

Еп. Виссарион Нечаев (Как избежать раздора между мужем и женой): «Супружеский раздор бывает иногда вследствие того, что иные мужья имеют непохвальный обычай по окончании дневных трудов, отвлекающих их от дома, проводить вечера вне дома и возвращаться поздно. Жена или скучает в одиночестве, или сама привыкает находить для себя развлечение вне дома: муж перестает быть для нее утешением и опорой, и между ними водворяется холодность и даже вражда. Есть супружества, в которых причиной расстройства служат клубы. После дня, проведенного на службе, отправляясь в клуб с вечера и возвращаясь домой поздней ночью, мужья оставляют жен своих на жертву скуке или сторонних развлечений и теряют уважение и любовь». 

Отметим и то, что святые отцы выступают на стороне тех жен, у которых мужья поступают подобным образом.

Иоанн Златоуст (т.11, ч.1, беседа 20): «…муж отнюдь не должен подавать повод к какому-либо подозрению на себя. Для чего, скажи мне, весь день ты проводишь с друзьями, а с женой только вечер, и через это ни ее не можешь удовлетворить, ни отдалить подозрение? Если жена укоряет тебя, не печалься: это – по дружбе, а не по дерзости. Упреки – плод горячей любви, страстного расположения и опасения. Она боится, чтобы кто не похитил у нее ее ложе, чтобы кто не повредил ей в важнейшем благе, чтобы кто не отнял у нее главы, чтобы кто не разорил (брачного) ложа».

Нельзя не сказать и том, что еще более согрешает тот супруг, который ходит развлекаться или просто уходит из дома не по неотложным делам, когда второй супруг болеет.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 7-я запов., грех: Оставление женою мужа, и наоборот – мужем своей жены, во время болезни…): «Жена (муж – от сост.) не заботится о муже (жене), который или изувечился или чахнет или просто болеет чем; она (он) не хочет послужить ему у постели его или же служит так неохотно, что затворяет его одного в доме (если они бездетны и бедны), а сама надолго уходит к знакомым для свидания; вместо успокоения его духа, она еще больше раздражает его собственною нетерпеливостью, будто она-то больная, а не муж. Что сказать об этих изменах? Неблагородно, невеликодушно со стороны мужа покидать больную жену».

Примеры о том, почему люди любят или не любят находиться дома и о том, что некоторым скучно жить с другими людьми

И так как христианское учение говорит о том, что христиане должны как можно больше находиться дома, и не просто быть дома и, например, смотреть телевизор или играть в компьютере, а должны заниматься или телесным трудом, или рукоделием, или духовным чтением и молитвой, то приведем ответы людей на вопрос: почему некоторым обычным людям нравится быть дома.

Интернет — источники: 1). «А я почти все время дома. Слушаю музыку, сижу в инете, читаю книжки, мучаю свою бедную гитару и т.д. А тех, кто ходит гулять на улицу, я вообще не понимаю. Тем более что там, где я живу, и сходить-то некуда» 2) «Потому что нет ничего тупее, чем «гулять»- шляться по улицам без всякого смысла… Я из дома выхожу только тогда, когда мне это надо». 3) «Большей домоседки, чем я вы не встретите нигде, ибо таковых не существует. Круглосуточное пребывание дома — еще одна моя характерная особенность… Вне дома я чувствую себя неуютно, особенно если необходимость заставляет терпеть большое скопление людей, которые, как показывает опыт, редко ведут себя тихо… То, что для других представляется естественным провождением свободного времени, для меня – изощренная пытка… Всю свою сознательную жизнь ненавидела шумные компании, эти жалкие сборища вечно ржущих дегенератов. А дома можно расслабиться, отдохнуть в кругу близких и родных людей; закрыться в своей уютной комнатке и предаться размышлениям о высоких материях, включить любимую музыку и мечтать о светлом будущем… Идиллия». 4) «Меня выматывает то, что я рано встаю, весь день сижу на работе или разъезжаю по организациям справки и документы развожу, потом охота только домой — попить кофе в любимом свитере, спрятав под него ноги, поваляться в кровати с кошками, почитать на диване или в кресле очередную книжку. Музыку послушать как я хочу. По телефону потрепаться. А если живешь с любимым, так и подавно гулять не хочется». 5) «Это просто (сказка)! Сидишь в своей комнате один, и тебя никто не трогает! Можно ни с кем не общаться и играть в комп и сидеть в инете сутками — почти рай!». 6) «Я очень люблю сидеть дома. Иногда для меня целая проблема выйти даже в магазин. Приходится себя заставлять это делать особенно в выходные. в будни дома не посидишь, то ребенка в школу отвести надо, то забрать и т д.».

Как видим, некоторые люди любят сидеть дома, потому что нашли развлечения дома (компьютер, чтение и т.п.), или потому что считают других людей плохими и неинтересными, или потому что им лучше пребывать в мире своих мечтаний и не видеть реальность, или потому что они устают от дел, и им хочется побыть в телесном расслаблении и др.

А теперь приведем ответы о том, почему некоторым людям не нравится быть дома.

Интернет — источники: 1). «Мне неважно, с друзьями ли, одной ли, мне просто необходимо каждый день хотя бы на часик выйти из дома!! Бывает, сижу дома одна, вроде бы делай что хочешь, но меня просто тянет выйти!! На людей хоть посмотреть, что ли. И почувствовать под ногами землю, а не перекрытие. И себя показать, убедиться, короче, что я ещё не бесплотный призрак, а вполне себе». 2) «Не люблю сидеть дома, потому, что дома меня начинает распирать от энергии, которую не потратишь, читая книгу или сидя за компом. Дом нужен только для того чтобы поспать, поесть, разобраться с мыслями если того требует уединение. И вообще считаю, что сидеть дома это занятие уж точно не для молодых, здоровых людей». 3) «Я общительная, быть одна не привыкла — если одна дома, то тут же висну на телефоне – поболтать. Хотя, с другой стороны, скучно мне с самой собой никогда не бывает — всегда найду, чем заняться. Единственно, что это занятие почти наверняка будет вне дома — унесусь куда-нибудь сразу. Поскольку командировок у мужа не бывает, а с работы я прихожу позже него, иногда возникает желание остаться одной, но с целью походить по магазинам или по городу, встретиться с подругой. Но одна сидеть дома не могу». 4) «Терпеть не могу сидеть дома, потому что там никогда не бывает тихо и спокойно, никогда не оставят меня в покое, все время докапываются по разным поводам, а когда мне что-то надо — чаще всего говорят: «отстань». Я люблю, когда дома никого нет, но это бывает крайне редко. Мне вполне хватает всяких проблем и нервов вне дома, поэтому там хочется покоя, а его нет и не предвидится в ближайшем будущем». 5) «Я по натуре путешественник, причём люблю ходить пешком по серым улицам нашего города, смотреть с моста в такую же серую воду, пытаясь разглядеть своё отражение. Наша жизнь состоит из огромной череды событий, и чем чаще человек выходит погулять, тем меньше эти события похожи друг на друга. Если есть деньги, можно и в клуб зайти, покушать чего-нибудь или попить пивка, завести новые знакомства, которые могут помочь в дальнейшем, а потом придёшь домой, проанализируешь всё, посидишь изредка в инете, понапишешь всякий бред и подумаешь, прочитает ли это хоть кто-нибудь?». 6) «Это такое истинно мужское качество — отсутствовать дома. Мужичины покупают себе машину и живут с ней в гараже! иногда мужчинам приятнее с машиной побыть, чем с женой, машина пилить не будет! а некоторые вообще больше свою железную девочку любят!».

Как видим, люди не любят сидеть дома по разным причинам: или потому что они дома не одни и другие им мешают, или потому что любят развлекаться и им дома скучно, или любят выйти в общество, как говорится, показать себя и др.

А теперь приведем примеры о том, что иногда свою скуку люди переносят на тех, с кем они живут, и вместо того, чтобы осознать, что они маются от праздности, они обвиняют ближних, что те неинтересные и скучные люди.

Интернет — источники: 1). «Живем вместе 16 лет, дочь взрослая. Что-то последнее время меня очень раздражает муж. Надоело, утром на работу, вечером ужин, телевизор, спать. … В выходные выбираемся только по магазинам, а на предложение куда-то сходить не хочет, сидит дома. Если только сама билеты возьму, например в театр. Говорить не о чем. В будни встречаемся вечером в 9 часов. Надоело!!!!! Скучно!!! Это что конец семейной жизни?». (И вот что отвечали на это другие) – Так живет куча народу, и я в том числе.  – Заведите любовника себе, ну вариантов много запишитесь на курсы, заведите собаку, с ней точно скучно не будет, не все потеряно. – Скучно бывает только от безделья! Счастливые люди — у вас масса свободного времени! – Займитесь собой, наверняка на саму себя смотреть тошно: в халате и бигудях, а муж в трениках с пузырями на коленках. – Начните вместе пить. Будет весело». 2) «Просто поделюсь….уже накипело. Мне скучно с мужем, не знаю как быть. Сейчас сижу дома с ребенком, и может из-за этого, хотя у меня есть общение с подругами, у которых есть маленькие дети. Но мне не хватает чего-то в муже, он малоразговорчивый и какой-то не интересный, немного флегматичный. Хотя он говорит, что ему со мной не скучно, но это может и так я более живая энергичная и общительная. Я даже стала общаться в инете чаще, чем обычно, нашла себе там знакомых, с которыми можно поболтать и что-то интересное узнать. Но это все не спасает. Меня почему-то гнетет чувство, что муж мне не интересен и что мне скучно с ним. В общем не знаю что делать…» 3) «Поссорились с мужем вчера. После упреков сказал, что ему дома скучно и надоело однообразие. Что каждый день одно и тоже. Я, не сдержавшись, ответила, что давай стриптизерш пригласим, будет весело! Обиделся» 4) «Стало жутко скучно и не интересно с мужем, общих интересов нет, у него только работа, приходит не поздно, часов в 19.30, ужинает и к телевизору, погулять с детьми не хочет, общаемся только на тему детей или что-то про работу рассказывает (за ужином), потом все, сядет или ляжет перед телеком и спит весь вечер… В выходные летом только дача, в остальное время магазин и все… Скучно, надоело… Постоянно зову съездить куда-нибудь с детьми, на экскурсии, в поход, хочу путешествовать, а не тупо лежать на пляже 1 или 2 раза в год… Хочу учиться, просвещаться… ответ один, нет денег, дети маленькие (5 и 2,5), возможности нет и проч… даже в кино не ходим, везде с детьми, но и с ними ничего не хочет делать. У него даже нет друзей, так часто отказывался от приглашений от бывших однокашников, что перестали звать… Знакомлю его с мужьями своих подруг, чтоб с ними встречаться общаться, так и с теми с недовольным лицом, что мне даже стыдно… это утопия, да? мужа люблю, но понимаю, что еще пару лет и либо просто сгнию рядом с ним, либо уйду». 5) «С  мужем женаты 1,5 года, у нас ребенок 6 мес.! раньше жизнь была активной и интересной, а сейчас – я дома сижу с ребенком постоянно! никуда не сходить, ничего не позволяет ребенок! мой муж приходит с работы садиться за телик и смотрит и молчит! так может пройти несколько часов пока я к нему не пристану с расспросами, что у него было за день! он отвечает, что все как всегда и дальше смотрит телик! я укладываю малыша и сажусь за комп.! потом иду в душ и спать! вот так каждый день! сейчас лето, мой муж везти нас никуда не везет! уговоры, что-то сделать интересное не действуют! у меня уже были нервные срывы по этому поводу! … жизнь серая! но муж хороший, зарабатывает, помогает по дому! слова против не скажет, добрый! но скучно и секс тоже скучный! что делать то?». 6) «Мужу скучно со мной и ребенком дома. Мы крутимся, я делаю дела, играю с дочкой и т.п., а ему скучновато, от криков дочки начинает болеть голова, домашние дела он делает если попросишь и немного, как быть нам? мне обидно, что он не стремится домой и я не могу уделить ему достаточно времени и выходные у меня как будни! иногда раз в 2 недели выбираемся куда-то (бабушка сидит), чаще не получается». 7) «Мне 35 лет, кассир. Мужу 38 лет, педагог. Нашей дочке почти 2 года. В браке почти 3 года. Через год после свадьбы муж сказал, что ему скучно со мной, что ничего не предлагаю интересного, день не планирую, ничем интересным с ним поделиться не могу, мало с ним разговариваю, толком никуда не ходим. Работает он только днем, утро и вечер не заняты. С дочкой и со мной гулять почти не ходит. В комп. не играет, не курит и не пьет, с друзьями встречается редко. Я дома с ребенком сижу, и действительно много не могу информации новой ему дать, а еще память плохая у меня, муж говорит, что у меня нет интереса к жизни, и оптимизма не хватает, и изобретательности в семейной жизни. Он просто требует от меня разнообразия, а я не могу ничего придумать сходу, а заранее спланировать не получается (то настроение у него не то, то голова болит, то ссоримся по пустяку, а настроение от этого у меня ухудшается). Да и ничего в голову не приходит чем его развлечь. А в связи с постоянными разговорами и упреками в мою сторону у меня и желание пропадает что-то придумывать».

Для людей, у которых страсть праздности в силе, пребывание дома кажется скучным и тягостным

Нельзя не сказать, что для тех, кто не привык находиться дома и под любым предлогом старается уйти из дома, домашняя жизнь или уединение могут казаться скучными и тягостными.

Троицкие Листки (ст.549): «Многие не любят тихой, мирной, домашней жизни, скучают от такой жизни, ищут развлечений, шумных и веселых обществ — особенно в праздники скучно им в тишине семейной».

Феофан Затворник (Толк. на посл. 1 Тимоф., 3, 13): «Сидеть в уединении, молиться и трудиться — скучно. Настоит нужда искать развлечений, и пошла по домам; а с этим уж необходимо вяжутся болтливость, любопытство и неподобные речи».

Ефрем Сирин (Поучительные слова к египетским монахам, п.23): «…как привыкшему к уединению беспокойным кажется общежитие, так и привыкшему к общежитию трудным кажется одиночество».

Кстати заметить и то, что если празднолюбивому христианину сказать о том, что святые отцы говорили, что христианин должен стараться быть как можно больше дома, то он, как правило, будет оправдываться тем, что это говорилось для монахов, или что он немощен и не может так жить. Все эти и другие самооправдания являются оправданиями самолюбия и самоугодия, которые очень любят то, как человек устроил свою плотоугодливую и сластолюбивую жизнь, и поэтому ничего не хочет менять, даже если это и не христианские добродетели и путь его опасен.

Троицкие Листки (ст.549): «… развлечения, праздные беседы, частые выходы без нужды из дома — ах, сколько тут опасностей для души! Сколько тратится напрасно драгоценного времени, состояния, часто здоровья! Сколько может быть опасных встреч, сколько случаев ко всякого рода грехам! Сколько опасностей отвыкнуть от храма Божия, от молитвы, и полюбить жизнь свободную, светскую, рассеянную! Люди семейные, не скучайте тишиной домашней, если в этой тишине проводите вы жизнь свою! В будни — труд, в праздник — молитва, храм Божий, чтение духовной книги, бескорыстный труд для ближнего, посещение больного — что может быть лучше этого? Худой признак, когда в семействе вы не можете найти себе удовольствия!…».

4.3.1. Святые отцы о посещении христианами общественных увеселительных  мероприятий

А теперь приведем поучения святых отцов об общественных увеселительные развлечения вне дома, к которым относятся: массовые мирские зрелища, рестораны и клубы, театры и кинотеатры и др. Такое проведение свободного времени может быть как с членами семьи, так и без них. Но сейчас акцент будет поставлен не на этом, а на том, следует ли христианам так развлекаться, даже если это будет семейный отдых. Для большинства же людей, к сожалению, важно только то, что это совместный отдых, а не то, какие это развлечения и что они могут приносить душевный вред.

Христиане не должны посещать публичные зрелищные мероприятия

По поводу того, что христианам не приличествует посещать мирские общественные развлекательные мероприятия (и это даже не ночные клубы), приведем несколько поучений святых отцов.

Климент Александрийский (Педагог, кн.3, гл.11): «Наш Божественный Педагог далее не велит нам и на зрелища ходить. Не без права можно назвать ристалища и зрелища собраниями развратителей (Пс.1,1). …Воспрещенными для себя поэтому должны считать мы публичные зрелища и представления с их вздорным кривлянием и пустословием. Потому что каких только грязных деяний на этих сценах не представляется; каких только бесстыдных слов здесь скоморохи не произносят! Но кто в этих пошлостях находит удовольствие, тот приносит образы их с собой и домой. Те же, напротив, кто не соприкасаются с чародейством этого рода и душевный мир кого остается не затронутым ими, не могут и в легкомысленные удовольствия вдаваться. Но даже и в том случае, если бы кто такие зрелища считал за шуточные, за устраиваемые для развеселения духа, я утверждаю, что немного же ума у заправил тех городов, где обеспокоены, как бы делом каким важным, забавами. … Да и не суетное ли это дело — серьезно заниматься вещами пустыми и ничтожными? Они питают собой честолюбие безрассудное, силы же здесь расходуются бессмысленно. Но и волнения, и возмущения на этих зрелищах вовсе не шутка и не развлечение. Тем более не следует устраивать такие удовольствия другим по побуждениям суетности».

Киприан Карфагенский (Книга о зрелищах): «Говорю: непозволительно верным христианам, совершенно непозволительно ни присутствовать на зрелищах, ни быть вместе с теми, которых Греция, для увеселения слуха, посылает всюду, выучив их разным пустым искусствам. …Хотя бы все это и не было посвящено идолам, — и тогда верные христиане не должны бы ни посещать этих зрелищ, ни смотреть на них: потому что хотя бы во всем этом и не было прямого преступления, однако все же тут есть величайшая и вовсе неприличная верным пустота. …Потому-то верующие, христиане … должны убегать от этих столь пустых, пагубных и нечестивых зрелищ: надобно блюсти от них и зрение наше и слух. Мы скоро привыкаем к тому, что слышим и что видим. Ум человеческий сам по себе склонен к порокам; что же он сделает сам с собою, если будет иметь скользкие образцы телесной природы, которая охотно предается пороку, — что он сделает, если она будет еще поощрена к тому? Да, нужно удалять душу от всего этого».

Иоанн Златоуст (т.2, ч.1, О статуях, беседа 15): «…ходить на зрелища, и смотреть на конские ристалища, и играть в кости — для многих не кажется преступлением, но все это вводит в жизнь тысячу зол. Пребывание на зрелищах порождает прелюбодеяние, невоздержность и всякое бесстыдство; от смотрения на конские ристалища заводят споры, брани, удары, обиды, вражды постоянные; любовь к игре часто бывает причиною злословия, убытка, гнева, брани и тысячи других, еще более тяжких, зол. Будем же избегать не только грехов, но и того, что, хоть кажется безразличным, однако мало-помалу увлекает нас к этим грехам».

Нил Синайский (Письма, п.2.278): «Нет отрады душе (хотя и утверждают, что есть) проводить время на зрелищах и конских ристалищах. Напротив того, это крайняя погибель и страшный вред для души. Если же действительно хочешь найти себе хорошее успокоение, то спеши во вселенскую Церковь, иди туда, где подвизаются монахи. Там подлинно найдешь много утешения для добрых и великое врачество для болезнующих сердцем. Потом испытай себя самого, каков ты бываешь, выходя из церкви и из монастырей, и каков,— выходя со зрелища и конского ристалища? Сличив тот и другой день, не будешь иметь нужды в постороннем вразумлении. Потому что сравнения обоих дней достаточно будет, чтобы показать тебе великость как пользы, приобретенной в церкви и в монастырях, так и вреда, получаемого в цирках и на зрелищах».

Троицкие Листки (ст.667): «Сколько христианину может быть вреда от знакомств неосмотрительных, от посещения мест соблазнительных! Это — яд, губящий душу, это сети, уловляющие на грех. И сколько от них погибло людей, даже твердо стоявших на пути добродетели! А между тем, многие только и ищут этого. Бывать там, где праздность, где шум и веселье, — это пища их, самое первое утешение для них. Посмотрите, с какой радостью, с какой поспешностью иной идет на зрелище, пусть оно будет самое нехристианское, самое для нравственности оскорбительное, даже в Великий пост или под праздник. Почему же он не спросил себя: что он оттуда вынесет, что приобретет для души своей, для спасения которой он живет? Но он об этом и не думает, ему бы только убить время, усладить зрение, слух. А греховно то или нет, вредно для души или нет, — этих вопросов он не касается. Где же здесь вера? Может ли быть при этом истинное благочестие? Поступать так — не значит ли делать похожее на то, как если бы кто во время пожара, вместо того, чтобы спасать себя и свое семейство от огня, стал бы, напротив, бросаться в огонь? Говорю это потому, что ныне стремление к разным развлечениям усиливается все более и более. …Прежде не знали столько развлечений и жили лучше. Вера их, преданность Церкви были тверже, искреннее, нравственность чище. Но так или иначе — только все мы должны помнить одно: «с беззаконным беззаконен будеши и со строптивым развратишися»».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 7-й заповеди, грех: Основание или одно одобрение основываемых увеселительных заведений и народных игрищ): «Даже и невинные по-видимому развлечения в обществе не совсем безопасны; потому что очень трудно не перейти в них за границу умеренности. Здесь не то, что в скромном кругу своего семейства или родства: здесь люди один другого возбуждают к рассеянности словами и примером, и обладание над собой скоро ослабевает. Здесь бывает похожее на испытание вкуса от вина: сначала вино услаждает вкус и развеселяет дух, а затем заставляет забыть приличие и доводит до забвения чести и обязанностей. Кроме того, в общественных увеселениях как скоро заводятся, так же скоро и сменяются знакомства, что делает человека непостоянным в дружестве, как и всякая перемена заманчива тем, что нравится сама по себе. Ко всему этому надобно прибавить трату времени; опущение обязанностей, опытное ознакомление со страстями человеческими или только возбуждение в себе усыпленных дотоле страстей».

1. Святые отцы о праздновании некоторых мирских праздников, ставших обычаем

А теперь приведем несколько поучений о праздновании дома и вне дома мирских праздников, которые вошли в обычай.

Христиане не должны следовать мирским обычаям, и особенно в отношении различных праздников и развлекающих мероприятий

Вначале приведем поучения о том, что есть обычай мирской, и должны ли христиане за ним следовать.

Феофан Затворник (Начертание христианского нравоучения, ч.1, В,в): «Над человеком, не приявшим благодатной силы (Божественной благодати), господствуют сила и власть страстных обычаев мирских и духа, действующего в мире, до того, что ему и на мысль даже не может прийти решиться на что-нибудь противное. «Никак нельзя: так принято». Этим выражается общее сознание своего рабства духу мира. Поддерживается сия власть некоторой боязнью или страхом за жизнь».

Феофан Затворник (Сборник слов на Господские, Богородичные и торжественные дни, Слово на Рождество Христово): «…многие из наших увеселений общественных суть воистину мерзость языческая, то есть одни прямо перенесены к нам из языческого мира, а другие, хотя и позже явились, но пропитаны духом язычества. И как будто нарочно они изобретаются в большем количестве в дни Рождества и Пасхи. Увлекаясь ими, мы даем князю мира — мучителю своему, противнику Божию, повод говорить к Богу: «Что сделал Ты мне рождеством Своим и воскресением? Все ко мне идут!»».

Феофан Затворник (Сборник слов на Господские, Богородичные и торжественные дни, Слово на восшествие на престол … императора А.Н.): «Где не слышится, например: «так принято… что скажут? можно ли образованному?.. Это старое… ныне не то время» и прочее? Очевидные предрассудки, от которых, однако ж, никто не заботится и не считает нужным очистить себя. Таков дух времени — бездушный, пред которым все преклоняется и который чем более расширяет свою область, тем более распространяет мертвенность, претворяя разумных людей в автоматов, движущихся не известно по чьей силе и по чьему велению и предустроению. Дух времени — дух князя века».

Феофан Затворник (Письма, п.269): «От обычаев светских… можно от многих безобидно отказываться, уступая по временам только неизбежнейшим. Всяко у Господа просите вразумления и силы».

Феофан Затворник (Сборник слов на Господские, Богородичные и торжественные дни, Слово в неделю по Крещении): «Прошлый раз говорил я вам о том, как дурно некоторые у нас встречали новый год. Потом слышу, что многим это не показалось (не понравилось), а иные толкуют: что и говорить против того, что вошло в обычай; ничего не сделаешь, хоть сколько укоряй или ублажай. О первом, то есть что не показалось (не понравилось), — как кто хочет, а правду надо говорить и неправое исправлять. А второе предлагаю на ваше рассуждение, — правда ли, что, если какой худой войдет обычай, нечего против него вооружаться? Ничего не успеешь? Где пересилить, когда общественный дух такой или требование общества таково? Странно мне это показалось. Выходит: если какой худой обычай вошел, уж и не трогай его, пусть себе крепнет и увлекает большее и большее число христиан, пока всех заберет в свою власть. Зайдет другой худой обычай — и того не трогай; третий зайдет — и третьего не трогай. Что же это такое?! Общество христианское — безразличная яма разве, которую можно всем набивать?! И нахватаем мы себе, таким образом, всякой всячины, так что наконец и узнать не узнаешь, — христианское это общество, или незнать какое?! Нет, не так. Как всякое общество, и общество христианское имеет свой дух, свои начала, свои правила, которые должны служить мерою взаимных отношений членов его между собою и отношений всех их ко внешним. Ничего противного своему духу и своим правилам оно принять не может и не должно, само себя не унижая и не осрамляя. Такого рода правила и обычаи протесниться в него не могут, пока оно хорошо знает себя и хорошо понимает свойственное себе и не свойственное. Невзначай, пожалуй, даже и протеснится что такое; но стоит только указать, что то и то нейдет ко христианам, все искренние христиане, допускавшие какие-либо действия без рассмотрения их строгого, тотчас оставят их с презрением, как оскорбительные для Христа Господа, Которого любят, и унизительные для имени христианского, коим дорожат. В этой надежде и я обращался к вам с укорным словом и уверен, что все благонамеренные и прямые христиане не забросят назад слова истины. Ведь когда мы говорим, не командуем, не силу налагаем на выи ваши, а совестям вашим открываем волю Божию — благую, угодную и святую. И всяк, иже от Бога, послушает нас. Кто стоит на стороне Божией, любит все Божеское и склоняет слух к внушениям по слову Божию, тот, конечно, подвигнет волю свою и желание свое на исполнение добрых указаний. Стало, все дело за хотением. Не захотят — точно ничего не сделаешь. Сам Бог не насилует произвола человеческого и все предлагает его хотению. Только как говорит? «Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли; если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас» (Ис.1,19-20). Живи как хочешь, кто вяжет? Только смотри и на последствия, и на плоды жизни, которую изберешь, и готов будь встретить их. С этой точки, — то есть, в отношении к расположениям и настроениям, если посмотреть на все воли, то откроется, конечно, ряд душ, закаленных в светских обычаях. Таким что и говорить? Сказал Бог Моисею: «ударь жезлом в камень». Моисей ударил — и потекли воды. А в эти души если Сам Бог ударит словом Своим — и Его слова меч отскочит с болезненным звучением. Этих оставить надо их участи. Но есть души немощные, колеблющиеся, которые и обетований христианских лишиться страшатся, и от мирских обычаев отстать не находят сил. К таким нужно слово, и оно не бесплодно бывает для них. Они говорят обыкновенно: хотели бы, да препятствий много; так сплелись у нас отношения, что трудно отказаться. Трудно. А мне трудно понять, почему это трудно? Трудно что-нибудь делать, а не делать — какой труд? Трудно исполнять обычаи светские, и они точно тяжки, а отказаться от них — никакого нет труда. Одно слово сказать, и сиди спокойно. Вот в ту ночь (новогоднюю), о которой шла у нас речь, сколько труда и хлопот было и в тех домах, где собирались, и у тех лиц, которые собирались, и это шло дня два или три. А те, которые отказались от него, наслаждались телесным покоем и душевным миром. Равно и то, что было в иных домах вечером и в ночь нового года, с 1-го числа на 2-е, сколько требовало беспокойства и забот? Я разумею то, что одни наряжались, незнать как, и целую ночь бегали по домам вертеться, а другие подготовляли для сего и открывали дома. Это верх безобразия и сумасбродства! И какой был труд отвратить это? Ты не наряжайся, а ты — дома не готовь. Ведь никто не заставляет. Скажете: «Мы об этом труде, какого требуют обычаи светские, не говорим; а что трудно отказать, трудно переломить и нарушить заведенное. Откажи — что скажут»? — Но надобно же, братие, немножко и мужества показать. Без этой крепости духа, без готовности вступить в борьбу со всем, что противным встретится на пути исполнения благих намерений, ни в чем успеть нельзя. Это значило бы отдать себя в рабство и на разволочку (растаскивание и развлечение) текущим обстоятельствам, и тещи (течь), куда они повлекут. Нет, надо воодушевиться и, однажды сознавши требования христианства, мужественно отвергать все, не сообразное с ними. В первое время христианства, когда оно только распространялось, христианам надлежало отказаться не от кое-каких обычаев, как у нас, а решительно от всех, потому что все обычаи языческие были пропитаны духом язычества, противным Духу Христову. — Несмотря, однако ж, на то, они не раздумывали и не колебались, а тотчас, лишь вкушали — сколь благ Господь, зараз разрывали все союзы с прежним и вступали в новый порядок жизни, и, положив это в начале, уж никогда не нарушали своего решения. Их поносили, гнали, мучили, а они все стояли в своем. Никак не хотели опять склониться на то, что противно Господу Иисусу, ими возлюбленному. Вот вам всегдашний образец! — Сознавши, что не сообразно с Духом Христовым, отказаться от того наотрез. Пусть что хотят говорят. Будут вас тиранить языки. Пусть, терпеливо то перенося и не колеблясь, сделаетесь причастниками мученического подвига первых христиан. Тогда тиранами христиан были цари и князья, а теперь в эту должность вступило общественное мнение. И кто не знает, как исправно оно в этом отношении? — Нынешнее общественное мнение решительно гонит и преследует все христианское. И как только кто начнет к делам Божиим усердствовать, восстает на него и языком, и делом. Это не скрыто от вас, и это вы знаете. Но поймите, что есть сие мнение, и воодушевитесь мужеством против него, зная, что оно не верно, не постоянно, не надежно, привременно; и что есть другое мнение, образующееся в кругу смиренных рабов Божиих, тихо и без шума проходящее среди их, восходящее на небо и там всеми Богу угодившими приемлемое и Самим Господом нашим запечатлеваемое. Оба сии мнения станут некогда — одно против другого — пред лицом всей твари. И мы наперед знаем, что мнение грешного мира не устоит на суде; мнение же рабов Божиих оправдается и победоносным явится. Сие содержа в мысли, братие, мужайтесь и да крепится сердце ваше. Не поддавайтесь страху и колебанию от того, что скажут, когда полагаете благое намерение — отказываться от обычаев светских, духом языческим пропитанных и духу Христову противных. Говорю это по поводу не только того, что делали у вас в новый год, а разумею все вообще дурные обычаи, и в верхних, и в нижних слоях общества. Я их теперь не поминаю, а когда придется, не умолчу. Иным только скажи — и перестанут; иные может быть не вдруг, а поборются еще, но все же перестанут. По сей-то причине оставлять обычаев ваших недобрых, не оговаривая, не должно, а то вы незнать куда зайдете. Так уж потерпите нас, если из любви к вам иногда произнесется и укорное слово. Аминь».

Об обычае праздновать Новый год

И так как о праздновании нового года уже было частично сказано в поучении свт. Феофана, то приведем обличения на этот обычай.

Иоанн Златоуст (т.7, ч.2, Слово на новый год): «Происходящие сегодня дьявольские всенощные гулянья, шутки, бранные крики, ночные пляски и смешные забавы хуже всякого неприятеля пленили наш город; и тогда, как должно было бы сокрушаться, плакать, стыдиться, как согрешившим, так и не согрешившим, одним смотря на свои грехи, а другим смотря на бесчиние братий, наш город веселится, красуется и увенчивается; площадь, как любящая наряды и роскошная женщина, сегодня заботливо украшается, облекаясь в золотые и драгоценные одежды, обувь и прочее тому подобное; всякий мастеровой, выставляя на показ свои работы, старается перещеголять своего товарища. Такое соревнование, хотя показывает ребяческий ум и душу неспособную к великим и возвышенным помыслам….А более всего прискорбны состязания, которые происходят сегодня в гостиницах и преисполнены распутства и великого нечестия: нечестия потому, что занимающиеся ими замечают дни, гадают и думают, что если первый день этого месяца они проведут в удовольствии и веселии, то и во весь год будет то же; а распутства потому, что на самом рассвете и женщины и мужчины, наполнив стаканы и чаши вином, напиваются с великою неумеренностью. Это несообразно с нашим любомудрием, сами ли вы делаете это, или позволяете делать другим, слугам, или друзьям, или соседям. …Счастлив для тебя будет год во всем не тогда, как ты будешь пьянствовать в первый день, но если и в первый и в каждый день будешь делать угодное Богу. …Итак, если ты хочешь получить пользу и от начала новых месяцев, то поступай так: по окончании года возблагодари Владыку, что Он сохранил тебя до этого предела годов; сокрушись своим сердцем, исчисли время твоей жизни, и скажи сам себе: дни бегут и проходят; годы оканчиваются; много пути нашего мы уже совершили; а что мы сделали доброго? Неужели пойдем отсюда без всего, без всякой добродетели? Суд при дверях, остальная жизнь клонится к старости. Так любомудрствуй при начале новых месяцев; это приводи на память при годовых кругообращениях; станем помышлять о будущем дне, чтобы не сказал кто-нибудь о нас того же, что сказал пророк об иудеях: «исчезоша в суете дние их, и лета их со тщанием» (Пс.77, 33). Такой праздник, о каком я сказал, постоянный, не ожидающий круговращения годов, не ограничивающийся известными днями, может равно праздновать и богатый и бедный; потому что здесь не деньги нужны, не богатство, а одна добродетель. …Замечать дни, находить в них особенное удовольствие, зажигать на площади светильники, плести венки, есть дело детской несмысленности; а ты уже вышел из этой немощи, достиг мужеского возраста и вписан в гражданство небесное; не освещай же площади чувственным огнем, но озаряй ум твой светом духовным. …Не украшай венками дверей своего дома, но веди такую жизнь, чтобы получить на свою голову от руки Христовой венец правды. Ничего не должно делать напрасно, без цели».

Феофан Затворник (Сборник слов на Господские, Богородичные и торжественные дни, Слово на Крещение Господне): «Наперед прошу, не прогневайтесь. Хочу укорять вас. Хочу укорять за то, что вы к языческим обратились обычаям и вместо Бога стали прибегать к бесам. Это не громкие только слова, а самое дело! Вспомните, как многие из вас встречали новый год, и теперь хладнокровно рассудите, похоже ли это на что-либо христианское!? До полночи проиграть в карты или проговорить о всяких пустяках, а в самую полночь, на рубеже старого и нового года, взять бокалы и вертеться,— что это такое? и есть ли тут какой смысл? Бог — Владыка времени и жизни нашей — дал нам провести один год и вводит в другой. В минуту сего перехождения что прилично? — Воздеть руки к небу и поблагодарить Господа за прошедшие милости и умолить Его продлить Свое благоволение и на будущее. В каждой ли семье особо так поступите, или соберетесь по нескольку семейств вместе,— благословенно так встретить новое лето. А вертеться с бокалами — тут какой смысл? Шутка разве жизнь наша, и время — вещь ни к чему негожая? Если так, то конечно нельзя лучше встретить нового года, как пустословием и пляскою. Это будет — задать тон на весь год. Но ведь вы и сами так не думаете о времени и жизни!! Что же это делалось! Повеселиться захотели?! — Для веселия разве нет другого времени, со всем незнаменательного? Да и веселье тут бывает у вас не так шибко. Нет, тут делалось что-то другое! Что же бы такое? Вы скажете: обычай зашел. И я подтвержу: обычай зашел, и прибавлю: обычай, совсем не христианский, а языческий, нечестивый, богопротивный. Ведь этой минуты вы ожидаете, как момента священного, и бокалы берете совсем не с такими мыслями, как в другое время, и вертитесь не в том духе, как обычно. Все это у вас делается как какое-то священнодействие. Спросим теперь вас: какому же это Богу совершается у вас такое священнодействие?! Христу ли Спасителю, искупившему нас, желчь и оцет вкушавшему, Коего руки и ноги пригвождены были на кресте нашего ради спасения?! — Конечно, нет. Кое общение?! Кое общение Христови с Велиаром!?! Не к Нему сие идет, а или к Бахусу — языческому богу пьянственного веселия, или к Венере — богине плотских нечистых утех. И се боги ваши, новый Израилю! От них уж и ждите себе, чего желали вы друг другу; а от Бога истинного нечего вам ждать, потому что когда Святая Церковь молилась Ему о благословении нового лета, вас не было в церкви. Сил не стало. Они принесены в жертву языческим богам, или пустой мечте и лести вражией. Что же теперь, и к чему ваши благожелания? Будто забрали вы в свои руки все блага и раздаете их щедрою рукою — одному одно, другому другое — без обращения к Богу истинному?! Иначе сего и понять нельзя, как что вы разграбили сокровищницу Божию и распоряжаетесь ею, как хотите, помимо Бога, Вседержавного Мироправителя, или все сладкие речи ваши — детское шутовство. Так-то, с какой стороны ни посмотришь на обычай сей, приходится сказать: недобра похвала ваша. И не оправдывайтесь, говоря, что при этом у вас не бывает мыслей богоотступнических. — Да ведь дело-то богоотступническое, а мысли о Боге при этом нет. Как же назвать это, как не богоотступничеством? Не оправдывайтесь и тем, что не знаете, как зашел обычай. Да как он зайдет, когда не примете? — Не отворяйте ему дома, и не зайдет. Вот так один не пустил бы, другой, третий. И все — ни к кому бы он и не зашел. И пусть бы он себе шел куда хочет и не срамил бы нашего города, освященного столькими святыми. Дело это, впрочем, уже прошлое. Не воротишь. Но вы порадуете Господа и святых Его, если, сознавши нелепость сделанного, раскаетесь и положите не подчиниться более таким пустым обычаям». 

О праздновании языческого праздника Масленица в Сырную седмицу

Далее приведем поучения о праздновании Масленицы.

Тихон Задонский (т.1, Увещание жителям города Воронежа об уничтожении ежегодного празднества…): «В прошлый понедельник, то есть в первый сего поста день, узнал я, уже к вечеру, от одного доброго человека, что на поле, близ московских ворот, со всяким бесчинием совершается какой-то праздник, который здешние жители называют «Ярило». Я, желая лучше удостовериться, обподлинно ли так, как мне донесено, сам на то место поехал и увидел, что точно так, как я слышал. Увидел, что множество мужей и жен, старых и молодых, а также малых детей из всего города на то место собралось. Среди этого множества народа некоторых увидел почти бесчувственно пьяными. Между иными ссоры, между иными драки увидел, иных раненых, иных окровавленных усмотрел. Приметил я и пляски пьяных жен со скверными песнями. А посреди всего этого беззаконного торжества безумных людей стоит кабак в палатке, из которого беспрестанно выносят вино и друг друга потчуют и упиваются, а неподалеку от него продаются и всякие съестные вещи. Вот какой праздник, слушатели, увидел я в христианах, в тех людях, которые троекратным отвержением отреклись от сатаны и всех дел его, и троекратно присягнули служить Христу, записались в воинство Его… Сами вы рассудите, какой это праздник?! Собираться на пустое место в великом множестве, упиваться бесчувственно, производить пляски, игры бесчинные, возносить крики и вопли богомерзкие, сквернословить друг друга, браниться, ссориться, друг с другом биться, друг друга ранить, друг друга окровавлять, и прочее тому подобное делать, чего слух души целомудренной не может стерпеть!.. «А давно ли праздник этот начался?» — спрашивал я у тех же стариков. Они мне на то точно сказали, что еще издавна. А потом добавили, что он из года в год усиливается, и так-де люди его ожидают, как годового торжества. И когда он подойдет, одеваются празднующие в самое лучшее платье, и понемногу в нем начинают беситься; туда и малые дети с великим усилием у своих отцов и матерей просятся. …Всех вообще молю: все единодушно старайтесь впредь не допускать эти сонмища нечестия и прочие подобные нехристианские игрища. Если же закосневшие в злобе и сыновья непокорные будут пред вами оправдываться, что-де это древний обычай, да и в прочих местах то же и тому подобное делают, вы уста таковых таковым ответом заграждайте: что скотское дело — следовать обычаям или предков, или иных каких людей, а каков этот обычай, полезный он или вредный, спасительный или душепагубный, не рассуждать. Ибо скот обыкновенно туда идет, куда ведут, а не куда надобно идти. Куда одна овца или волк пойдет, туда за ним и прочие идут, а полезно ли им будет это или нет, не знают и не рассуждают. Человеку же, особенно христианину, естественным разумом одаренному и словом Божиим просвещенному, должно рассуждать и внимать, не что делают, но что надобно делать. …Ведь обычай был у предков наших, пока еще свет христианского благочестия не светил, жертву бесам приносить, идолам поклоняться, тварь вместо Творца почитать. Этот обычай и ныне многие не знающие Истинного Бога, хранят, как-то китайцы, японцы, американцы, персияне и прочие. Так должно ли подражать в этом праотцам нашим? Плохая отговорка в таких случаях: «Прочие делают то и то, почему же и мне не делать?» Что тебе до прочих? Так такому безумцу отвечайте: ты внимай себе и спасению своему, а не на прочих смотри. Прочие, на которых ты ссылаешься, грешат и тем Бога прогневляют, что страшно, так и тебе надобно грешить? Прочие погибают, и тебе надобно погибать?.. Уж это непременно, ибо что прочим за грех следует, то и тебе. За грех уготована геенна, огонь неугасающий, червь неусыпающий, мука никогда неперестающая. И тебе с прочими за грех надобно в погибель ту идти. Вот как нехорошо и душепагубно на других ссылаться в непорядках, и в них им безрассудно подражать!».

Тихон Задонский (т.1, Окружное послание к Воронежскому духовенству): «Особенно же (про употребление спиртного) о седмице сырной говорю вам, чтобы не так ее проводить, как проводится. Седмица сырная — преддверие Великого поста, как и Церковь Святая ее называет. И потому должно нам жить воздержаннее в эту седмицу, чем прежде жили, и приготовляться к подвигам Великого Поста. Для того Святая Церковь и запретила мирянам есть мясо, чтобы постепенно к посту привыкали. Да и неделя пред сырной седмицей потому называется мясопустной, как следующая сыропустной. Но беда наша! Когда бывает более пьянства и прочих скверных дел, как не в те дни? Прошу и молю любовь вашу душепагубный тот обычай отложить и не смотреть на то, что было; но о том рассуждать, что должно делать и что Церковь Святая, мать наша, нам приказывает, — да и людей Божиих, вам порученных, молить и всячески о том же увещевать. Надо когда-то ответ обо всем Богу давать».

Тихон Задонский (т.3, Об истинном христианстве, §404): «Знатный был между языческими праздниками праздник, посвященный идолу Бахусу, называемый «Вакханалия», а по-русски может назваться «масленица». В этот неистовый праздник всякое пьянство и всякая нечистота у них разливалась. Этому безумию и неистовству языческому следуя, премногие христиане, по имени своему будучи «родом избранным, царственным священством, народом святым, людьми, взятыми в удел» (1Петр 2:9), установили праздновать масленицу, в которую всякое страстей и прихотей излияние совершают, как всем о том известно. Этого неистовства, как всем известного, не описываю, но только напоминаю христианам таковым, что они звание свое забыли, что они с идолопоклонниками бесу жертвуют души свои, которые Христос Сын Божий искупил не серебром или золотом, но «драгоценною Кровию» (1Петр 1:18,19). От таковых празднований, как мерзостей языческих, на которых бесовская воля совершается и имя Божие хулится, христианам должно удаляться, как апостол увещевает: «Отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света. Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству», и прочее (Рим.13:12—13). А те, которые так празднуют, должны очувствоваться и покаяться и отстать от них, чтобы с язычниками в огне вечном вместо веселья и сладостей вечно и бесполезно не восплакать и не услышать ответ: «Чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей» (Лк.16:25)».

Иннокентий Херсонский (Слово в неделю мясопустную): «Я разумею наступающую Неделю сыропустную. Какая участь может быть более жалкой, чем участь сей недели? Она предназначена, по намерению Церкви, служить приготовлением к Великому посту и, так сказать, введением в него. Церковь показала при сем случае всю материнскую заботливость о нас. Чтобы приучить нас постепенно к подвигу постному, она лишила нас на сию неделю половины снедей, дабы внезапным и сильным переворотом не потрясти слишком самых чувственных привычек наших. Что же вышло у нас из сего снисхождения Церкви? Вышел новый повод и случай к плотоугодию и невоздержанию. В целом году нет ни одной недели, которая была бы исполнена стольких шума и молвы, столького объедения и пьянства, столького празднословия и кощунства, стольких пороков и беззаконий, как наступающая. Если о какой седмице, то, вероятно, о сей плачут ежегодно Ангелы Божии, радуются ангелы тьмы; если когда ад и геенна приобретают для себя наиболее жертв, то в это несчастное время. Увы, если бы учредители сей недели могли предвидеть то, что мы делаем из нее! Но они невинны: они желали нашего спасения и сделали для сего все, что могли. Прочтите или выслушайте со вниманием богослужение каждого дня в наступающей седмице. Как внятно там объяснена цель учреждения Недели сыропустной! Сколько на каждый день святых мыслей и чувств! Церковь, можно сказать, взяв за руку ведет нас с распутий мира и приближает к поприщу святого поста; но все сие остается втуне. Ибо мы в продолжение сей Недели стараемся быть и бываем везде, только не в церкви. После сего благое учреждение церковное как бы вовсе не существует для нас. Но если бы только не существовало! И это было бы бесчестием для имени христианского и злом для нас, но все еще не так великим. Нет, когда мы, отягченные невоздержанием в ястве и питии, дремлем, то враг спасения нашего не спит и не дремлет. Чего не успел он сделать из этой священной седмицы? Точно, как перед концом мира, зная, яко время мало имать (Откр. 12; 12), он окажет, по свидетельству Тайновидца, всю лютость и все лукавство: так поступает он и в продолжение наступающей седмицы. Угрожаемый постом и покаянием, он употребляет все силы, расставляет все сети, разбрасывает все приманки, чтобы уловить как можно более жертв. И многие ли избегают этих сетей? Самые, в другое время, степенные лица почитают как бы за какой долг дать в это время волю своим чувственным пожеланиям; самые старцы не почитают за стыд являться подобными несмысленным детям. А юные? Увы, если когда гибнет цвет этого прекрасного возраста, то в это несчастное время! То есть в какое время? То самое, которое, по намерению Церкви, должно служить приготовлением к посту, и следовательно само уже является некоторого рода постом и днями сетования, то время, которое следует непосредственно за воспоминанием Суда Страшного, ныне совершаемым! Сему-то выучиваемся мы в нынешний день! Такой-то плод производит в нас явление грозного Судии! О бесчувствия! О окаменения душ и сердец! Между тем, сия пагубная привычка так укоренилась во всех нас, так сроднилась с нами от младенчества, вошла в нравы, в самую природу нашу, что говорить против нее значит почти явно терять слова и время. Ибо, вот, мы теперь рассуждаем о сем, скорбим и сетуем; вы сами не можете не признать справедливости наших слов и нашей скорби. Но найдется ли, хотя один из нас, кто бы принял сии слова к сердцу и решился поступить сообразно намерению Церкви, презреть обычай мира и провести наступающую седмицу не в угождении чреву и в увеселениях мирских, а в приготовлении себя к святому посту и покаянию? Ах, печальный опыт едва не отнимает у нас всей надежды на сие… Если бы, впрочем, нашелся теперь, хотя один, который бы, вняв нашему слову, или паче указанию Святой Церкви, решился провести наступающую Неделю в воздержании, молитве и целомудрии; то мы возблагодарим и за сие Господа…. Что же сделают все прочие? Они сделают то же, что делали прежде, в прошедших годах: окружат себя всякого рода снедями; измыслят новые роды забав и утех, постараются, подобно древним сластолюбцам, везде оставить «знамение веселия» (Прем. 2; 9) своего. Мне кажется, что уже дают слышать себя безумные игры и смех празднующих, уже видятся «человеки яко древие ходящя» (Мк. 8; 24), уже стонут распутия и стогны от бесчиния и наглостей, уже вместе с людьми ликуют невидимо духи злобы, нечистоты и лукавства; что сама смерть уже готовится невольно поглощать жертвы, падающие сами собою во уста ее от своего невоздержания. Если вас, братие мои, сколько-нибудь трогают подобные мысли и выражения; если вам, как христианам, дорога честь Святой Церкви и собственное спасение душ ваших; если Страшный Суд Божий, ныне представляемый пред очи наши, не есть для вас яко вещь чуждая и вас не касающаяся, то дадим обет теперь же провести наступающую седмицу без тех безрассудств и невоздержаний, с коими она обыкла соединяться у нас, провести ее как уже начало и преддверие Святого поста, а не как верх угождения плоти и страстям нашим. Аминь».

2. О разнице в духовном и мирском праздновании

Ранее мы уже говорили, что христиане не должны праздновать  привычные для мира праздники. А сейчас скажем о том, что можно не только в языческих праздниках участвовать, но и по язычески праздновать христианские праздники.

Тихон Задонский (т.3, Об истинном христианстве, § 404): «Как христиане праздники свои праздновать должны? Ответ: Язычники, истинного Бога не знающие, празднуют (угождая) суетным своим богам, или бесам, в пьянствах, нечистотах, похотях, бесчинных пиршествах, богомерзких и блудных песнях, в кулачных боях, позорищах, конских ристаниях и в прочих бесчинных веселостях, как читаем в историях о них. Христианам должно осмотреться: не празднуют ли и они, по подобию язычников, праздники, посвященные живому и страшному Богу, Который в те дни преславные сотворил чудеса и превеликие на род наш благодеяния излил? Если так празднуют, то без сомнения празднуют не живому Богу, но бесам, врагам Его, хотя и имя истинного Бога называют; и так приносят жертву им, хотя того и не примечают те, которые при крещении обещали служить Богу и Ему жертву правды и хвалы приносить. Коль беззаконно и страшно это дело, самим им оставляю на рассуждение. …Так, от языческого неистовства удаляясь, должно христианам праздники святые праздновать достойно звания своего, а именно: собираться в церкви святые на общую молитву, славословие, хвалу Божию, слушание слова Божия, и собираться вечером, утром и в полдень, то есть на вечерню, утреню и Литургию, но и в домах того не оставлять».

Василий Кинешемский (Беседы на Евангелие от Марка, гл.3, 1-6): «…преосвященный Филарет,  митрополит Московский (говорит): «Праздник — это благочестивое созерцание, в котором дух отдыхает от труда плоти и собирает силы для работных дней жизни». В самом деле, в течение недели мы, как в котле, кипим среди будничных забот и волнений, живем, как на базаре, где крикливая суета жизни заглушает все. Душа, как удушливым туманом, окутана назойливыми мыслями о житейских нуждах и дрязгах, о наживе, о карьере, об удовольствиях, о чем угодно, только не о Боге; и осадок этих дум, как копоть, как плесень, заволакивает душу, делая ум нечистым и сердце черствым. В душе копится слой нравственной грязи, и эту грязь необходимо время от времени очищать, чтобы не покрыться плотной коростой греха, под которой сейчас же начинается гниение и разложение духовных сил. В русском народе есть обычай по субботам каждую неделю ходить в баню. Так и душа нуждается в периодических своего рода нравственных омовениях. Такими омовениями для души и должны служить праздники. Праздники — это душ для души. … У нас, к сожалению, праздник обыкновенно означает только усиление житейской суеты. Гости, концерты, вечера, балы, театры, посиделки, карты, выпивка — все роды развлечений, часто грубых, часто безнравственных — все это намеренно пригоняется к празднику: в будни некогда. Понятно, что проводить праздник таким образом вовсе не означает посвящать его Богу или отдыхать. В результате получается лишь утомление, какой-то мутный осадок, душевное отупение. Можно прямо сказать, что гораздо лучше работать, чем наполнять время этой суетой, отравляющей душу».

А вот еще одно поучение о разнице в духовном и мирском праздновании.

Платон Митр. Москов. (т.10, Слово в день святит. Алексия): «…сравним празднования духовные с мирскими: ибо тем самим откроется, каков плод есть добродетели: и сколь обманчиво есть удовольствие пороком обещаваемое. Празднование и духовное и мирское почитается потому празднованием, что в таковые дни увольняет себя человек от заботливых и отяготительных трудов и работ, и в приятном упражнении находит себе покой. Подлинно слабость человеческого состава требует, чтоб дух некогда имел отдохновение от бремени забот, и тело того же бы было участно. Но посмотрим, празднования мирские достигают ли сего естественного конца? (1) Празднования духовные состоят в размышлении нашем о самих себе. Постыдно б было для человека, единственно привязывать себя к земле, и единому работать чреву. Надобно когда-либо помыслить о своем начале и о своем конце: взять в рассуждение, что его начало требует ему быть святым; а конец быть добродетельным. Ибо источник, из коего проистекло бытие наше, есть свят: и потому сказано: «будите святи, яко Аз свят есмь Господь Бог ваш» (Лев.11,44). А конец определен, чтоб дать когда-либо пред праведным судом отчет в делах своих, и от них прославиться, или постыдиться. О сем размыслив человек, и найдя самого себя от совести незазираемым (не осужденным), почувствует в себе самую живую радость, и тем внутренность свою успокоит. Найдет же ли напротив себя неисправным и пред самим собою зазорным (осуждаемым), истинным раскаянием сокрушит сердце свое, а тем и рану свою излечит, и для будущего времени возьмет предосторожность, и благою на милосердие Божие утвердит себя надеждою. Сей есть плод празднований духовных: ибо в таковые дни о сем размышлять мы обязуемся. Но мирские празднования, вместо того чтоб от забот нас успокоить, большими развлекают заботами. Нет времени помыслить о самих себе; или еще и больше в таковые дни самих себя позабываем. Попечение о угождении чреву, ревнование, чтоб роскошным щегольством других превзойти, воспаление к удовольствию сладострастия, неутомимая привязанность к суетным зрелищам, а некоторых и пиянственная страсть, все мысли и все чувства занимают. Так сие ли есть успокоение от забот? Сие ли есть удобный случай к размышлению о самих себе? Сие ли есть свойство празднования? Лучше б было, если бы и в таковые дни всяк по должности своей занимал себя трудами и работами. Ибо если б они не попустили нам взойти в высшее о самих себе размышление: но по крайней мере страстным и порочным упражнениям овладеть нами не подали бы случая. И так празднования наши, вместо того, чтоб отличить таковые дни особливою святостью, по нерадению нашему превращаются в большее послабление; а потому больше в них находим случаев к возмущению внутреннего покоя нашего. (2) Празднования духовные состоят в размышлении о делах Божиих. Хотя дела Вышняго суть сами по себе непостижимы, и совсем отличны от порядка наших дел, однако некоторым образом должны быть с ними соединены. Ибо мы дела свои порядочно не можем устроить, если дела Божия не поставим для них правилом. Как созданы мы по образу Создателеву: так потому и все поступки наши должны быть тому сообразны. И для того помыслить надлежит о премудрости Создателевой все твари управляющей, и посмотреть, храним ли мы Его прекрасный порядок, и не выходим ли из священного союза сего; помыслить надлежит о благости Его всем созданиям благотворящей, и посмотреть, так ли себя управляем, чтоб достойны были благодеяний ее; помыслить надлежит о правосудии Его, никакого неустройства и нарушения терпеть не могущем, и взойти в самих себя, не суть ли дела наши таковы, что более заслуживают правосудного наказания, нежели благоволительного покровительства; помыслить надлежит о всемогуществе Его, и к утешению своему заключить, что нет несчастия, которое б не мог Он обратить для нас во благое; нет бедствия, в коем не могла бы подкрепить Его всесильная рука. Видите, сколь нужно есть для нас размышление о делах Божиих. Но когда о них свободнее подумать можем, если не тогда, как тело тяжкие труды и работы на время отложит, и дух от бремени мирских забот облегчится? Для чего прямо праздничные дни и уставлены; и в них мы чрез таковое размышление находим свое успокоение. Но таковы ли суть празднования мирские? Могут ли они допустить, чтоб мысль наша вознеслась к горним, и оттуда бы привлекла утомленной душе спокойствие и радость? Известно, что они более утучняют плоть, более развлекают разум, более занимают чувства, большее страстям подают питание; а потому весь человек становится плоть и кровь, как бы оживляющего духа в нем не было. При таковом несчастливом расположении может ли он найти прямое спокойствие свое? Утучненная плоть причиняет болезни: развлеченный разум сам собою утомляется: услаждаемые чувства приводят следствия для чести и совести огорчительные: питаемые страсти наполняют внутренность смущением и бурею. И так в таковые дни человек становится суетнее и несчастливее, нежели во дни дел и работ. (3) Духовные празднования состоят в размышлении о делах богоугодных мужей. Положим, что дела Божия суть высшего порядка, нежели чтоб они могли нам быть правилом: но не можем уже отречься, чтоб дела бывших нам подобострастных людей не могли нам служить примером. Для того бо церковь уставила праздновать и дни памяти их, дабы нас возбудить к подражанию им. Той же плоти были причастны, тех же немощей, таковыми же были окружены заботами и соблазнами, однако, при всем том имели столько благоразумия и осторожности, что знали, в чем свой покой поставлять, и умели себя предохранить от прилипчивого тления века. Удалив от себя все излишние увеселения и страстей услаждения, могут ли они о том, или мы о них сожалеть, что как бы они лишали себя понапрасну своего удовольствия, а ничего чрез то не приобрели? …Но празднования мирские какие могут нам подать примеры к наставлению? Люди, или пьянством помраченные, или сладострастием развлеченные, или представлениями на зрелищах к страсти воспаляемые в состоянии ли быть для нас нравоучителями? Не к тому сие говорю, чтоб я осуждал увеселения непорочные, и отдохновение нужное для немощей естества соединенное с пристойностью: но осуждаю, и оглашаю, и обличаю, и оплакиваю увеселения, пиршества и гуляния, коими благопристойность христианская посрамляется, коими бесчинства умножаются, коими страсти питаются, коими душа расстраивается, коими нравы портятся».

К сожалению, думаю, что многие из нас даже и представить себе не могут, как можно провести христианское празднование в таких рассуждениях и настроениях….

3. О том, что не следует христианам посещать мирские театры и подобные зрелища

Также следует привести поучения о якобы невинных, и даже, по мнению некоторых христиан, полезных зрелищах, которые могут чему-то научить человека, и это: мирские театры, мирские кинофильмы, сатирические представления или современные психологические шоу. В этих представлениях показывается или жизнь обычных людей, или, как в старину, жизнь языческих богов, или представления комического характера и др.

(И так как этот вопрос может быть непонятен многим людям и в настоящее время существуют разные мнения о подобных видах развлечений, то приведем большое количество поучений святых отцов на эту тему, и так как ранее не было кино, то они говорят о театрах) 

Сразу отметим, что святыми отцами порицается много вещей:

это и то, что в пьесах, фильмах, передачах совершенно нет памяти о Боге, о Его промысле и т.д.;

это и то, что в них звучит зачастую множество пустых или неправых суждений, которые совершенно противны христианскому духу, и исходят от духа мира;

это и бесстыдства многих шуток и иногда внешнего вида актеров;

это и смех зрителей над пороками людей, которых показывают актеры;

это и почитание слов писателей, поэтов и сатириков, которые были или есть или неверующими людьми, или вообще еретиками;

это и тщеславие и славолюбие актеров и восхваления их зрителями;

это и праздное проведение времени, при котором человек не приобретает никакой духовной пользы и еще более вносит в свое сердце разные воспоминания и суету;

это и то, что некоторые люди могут взять себе на заметку, как можно будет поступить в жизненной ситуации, а это будет греховный поступок (например, отомстить или слукавить);

это и то, что зрители, видя, что другие люди ведут себя так же как и они, продолжают считать пороки правильным делом (например, обижаться или не прощать – это правильно, или нет ничего страшного в измене супругам);

это и то, что христианин должен познавать себя и свои грехи из духоносных слов святых отцов и их опыта, а не от грешных людей;

это и то, что никогда не может научить истине и христианской нравственности человек безнравственный или нравственный по естеству и мирскому обычаю;

это и то, что после подобных представлений и твоего рассеяния или смехотворства никогда не наступит покаянного настроя, который должен быть у христианина каждый день, когда он произносит молитву к Богу; и еще много и многое другое. 

Киприан Карфагенский (Книга о зрелищах): «Но когда я коснусь бесстыдных шуток сцены, то мне стыдно и передавать о том, что там говорится, стыдно и осуждать то, что там делается, — осуждать строфы из басен, хитрости прелюбодеев, бесстыдство женщин, шутовские игры, гнусных скоморохов, самых даже почетных отцев семейств, то приходящих в оцепенение, то выказывающих любострастие, — во всем оглупевших, во всем бесстыдных. И не смотря на то, что негодяи, не обращая внимания ни на происхождение, ни на должность, не дают никому в своих словах пощады, не смотря на то все спешат на зрелище. Находят удовольствие в том, чтобы видеть общее безобразие, знакомиться с праздностью и приучаться к ней».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, 618): «О, как тщательно диавол и мир засевают своими плевелами ниву Христову, которая есть Церковь Божия. Вместо слова Божия усердно сеется слово мирское, слово суеты. Вместо храмов мир изобрел свои храмы — храмы суеты мира: театры, цирки, собрания; вместо св. икон, которых миролюбцы не принимают, в мире существуют живописные и фотографические портреты, иллюстрации и разные другие виды; вместо Бога и святых в мире почитают до обожания своих знаменитостей — литераторов, актеров, певцов, живописцев, владеющих общественным доверием и уважением до благоговения. Бедные христиане! Совсем отпали от Христа!».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, 1177): «Ничто так скоро не погашает в нас духа веры, как невоздержание, лакомство и пресыщение и рассеянная, разгульная жизнь…. Театр также погашает веру и христианскую жизнь, научая рассеянности, лукавству (или умению жить в мире), смехотворству; он воспитывает ловких сынов века сего, но не сынов света. Театр — противник христианской жизни; он порождение духа мира сего, а не Духа Божия. Истинные чада Церкви не посещают его».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.1248): «Что вносят театры в сердца человеческие? Дух этого века, — дух праздности, празднословия, пустословия, смехотворства, хитрости и лукавства, дух гордости, чванства, и никому нимало доброй нравственности не дают. Сочинители пьес и актеры передают народу то, что имеют в себе сами, свой дух, ни больше, ни меньше. А думают ли актеры о нравственности народной? Имеют ли они в намерении исправить народные нравы? Нет и нет».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.541): ««…по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху» (2Тим. 4, 3). Не это ли ныне делают светские люди и даже многие духовные? Не сами ли себе избрали они учителей, ласкающих их слуху? Учатся не у единого Учителя — Христа, из Евангелия Его, и не у Церкви Его, а у светских журналистов, фельетонистов, романистов, поэтов, актеров и говорят: «ах! как все это занимательно, как все это нравоучительно!» И если не на словах, то на деле говорят: «нам не надо ни Евангелия, ни Церкви с ее Богослужением, таинствами и проповеданием Слова Божия. У нас такие хорошие, пренравственные учителя!» Господи Иисусе! до чего мы дожили? Отвергли словеса Твои вспять».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.997): «Театр усыпляет христианскую жизнь, уничтожает ее, сообщая жизни христиан характер жизни языческой. «Задремали все и уснули» (Мф. 25, 5), между прочим этот гибельный сон производит в людях и театр. А потом что? Науки, в духе языческом преподаваемые, заботы житейские, усиленные донельзя, любостяжание, честолюбие, сластолюбие. Театр — школа мира сего и князя мира сего — диавола; а он иногда преобразуется и в ангела светла (2Кор. 11, 14), чтобы прельщать удобнее недальновидных, иногда ввернет, по-видимому, и нравственную пьеску, чтобы твердили, трубили про театр, что он пренравоучительная вещь и стоит посещать его не меньше церкви, а то пожалуй и больше: потому-де, что в церкви одно и то же, а в театре разнообразие и пьес, и декораций, и костюмов, и действующих лиц».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.1040): «Занятые суетою и суетными удовольствиями, вы не имеете ни времени, ни охоты вникнуть в дух христианской веры, христианского Богослужения, и знать уставы церковные, цель праздников Православной Церкви, постов, и в частности значение каждой недели Великого поста или исторические воспоминания, соединенные с каждою неделею. Вы знаете иногда наизусть, какую пьесу играли на театре, из скольких действий или явлений она состоит, какое содержание ее общее и в частностях, а сущности христианских таинств не знаете, между тем как они достойно приемлющим их доставляют жизнь вечную и неизреченные блага вечной жизни; вы не знаете сущности Богослужения Святой Православной Церкви, матери своей, питающей, греющей, очищающей, освящающей и укрепляющей вас в материнских святых недрах своих; вы не знаете содержания и значения ни вечернего, ни утреннего, ни обеденного Богослужения и всегдашних песнопений, чтений и обрядов церковных. Оправдывают игру в театре и называют ее полезною и нравоучительною или безвредною, или, по меньшей мере, меньшим злом в сравнении с пьянством и распутством, и с этою целью стараются заводить повсюду театральные зрелища. Удивительное дело, что христиане не нашли лучшего средства для препровождения драгоценного времени, как театр, и по происхождению и по значению своему сохраняющий доселе характер языческий, идолопоклоннический, характер суетности, пустоты, вообще показывающий в себе полнейшее отражение всех страстей и безобразий мира сего, похоти плоти, похоти очей и гордости житейской, и лишь редко, редко доблести сынов отечества, и то, конечно, сынов отечества земного, а не небесного. Все небесное, святое, носящее печать христианства, чуждо театру, если же когда входит на сцену, то как предмет насмешки: самое имя Божие, страшное для всей твари, произносится здесь легкомысленно, иногда со смехом, кощунственно; звания священные, напр., монашеское — это ангельское звание — осмеивается; уважение к начальству, к родителям, к священным лицам подрывается, когда публично осмеиваются некоторые предосудительные действия этих лиц, пред лицом всего общества, пред лицом легкомысленной молодежи, даже детей, для которых должны быть священны имена их родителей и начальников. Иногда довольно одного неуважительного или непристойного слова относительно старших, чтобы подорвать к ним должное уважение. Так ли стали христиане легкомысленны, что не находят лучшего средства к провождению драгоценного времени кроме театра и из-за него оставляют храм Божий, Богослужение, и драгоценное праздничное время, данное Богом для поучения в слове Божием, в спасительных размышлениях и в делах добродетели, безумно расточается на пустые дела, на смехотворство и глупые рукоплескания в театрах? Нет, как хотите, а театр богомерзкое учреждение. Только вникните в дух его, и вы согласитесь: это училище безверия, глумления, дерзкой насмешки над всем и — разврат. Горе тому обществу, в котором много театров и которое любит посещать театры. Иногда, правда, театр бывает меньшим злом для любящих злое. Прислушайтесь к мнению народному, к мнению тех, которые посещали театр много раз: они, не стесняясь говорят, что театр ведет к разврату. Только слепые, «у которых бог века сего ослепил умы» (2Кор.4,4), говорят, что театр нравоучителен. Нет, христиане должны неотменно поучаться в Законе Божием, читать чаще Евангелие, вникать в Богослужение, исполнять заповеди и уставы церковные, читать писания св. отцов, духовные журналы, чтобы проникаться духом христианским и жить по-христиански. Вот ваши зрелища!»

Иоанн Златоуст (т.7,ч.1, б.6): «Богу свойственно давать сердце сокрушенное и смиренное, трезвенное, целомудренное и воздержное, кающееся и умиленное. Вот дары Божии, потому что в них мы имеем наибольшую нужду. В самом деле, нам предстоит трудный подвиг, борьба с невидимыми силами, брань с духами злобы, война с началами, со властями; и хорошо, если бы мы, при всем тщании, трезвенности и бдительности, могли устоять против этого свирепого полчища. Если же будем смеяться, играть и всегда предаваться лености, то еще прежде сражения падем от собственной беспечности. Не наше дело постоянно смеяться, забавляться и жить весело; это дело лицедеев, зазорных женщин, и людей на то предназначенных, тунеядцев, льстецов; не званным на небо, не написанным в горнем граде, не приявшим духовное оружие свойственно это, но тем, которые обрекли себя дьяволу. Это он, он самый изобрел такое искусство, чтобы привлекать к себе воинов Христовых, и ослаблять силы их духа. На то и построил он в городах театры и, обучив смехотворов, этою язвою поражает целый город. Чего Павел велел бегать (Ефес.5, 4), — я разумею пустословие и шутки, — то дьявол убеждает любить; и что в этом есть самого худшего, то бывает поводом к смеху. Когда представляющие смешное в театре скажут что-либо богохульное и срамное, тогда многие, будучи еще безумнее их, смеются, забавляются этим; за что надлежало бы побить камнями, тому рукоплещут, и за такое удовольствие сами себе готовят огненную пещь. Ведь те, которые хвалят говорящих такие речи, тем самым поощряют их к ним; а потому и наказанию, которое назначено для смехотворцев, справедливее падать на смеющихся, потому что если бы не было ни одного зрителя, то не было бы и действующего. А когда видят, что вы оставляете свою мастерскую, и работу, и то, что могли бы выработать, словом все, только бы провести время в театре, тогда они становятся усерднее, с большим старанием отправляют свое дело. Впрочем, не в извинение их говорю это, но чтобы вас вразумить, что от вас собственно берется начало и корень этого беззакония, от вас, которые тратите на это целый день, подвергаете посмеянию честное супружество, посрамляете великое таинство. Поистине не столько грешит тот, который представляет в театре, сколько в сравнении с ним ты, который заставляешь это делать; и не только заставляешь, но и заботишься о том, радуешься и смеешься, хвалишь представление, всячески пособляешь демонской работе. Скажи мне, какими глазами после будешь смотреть дома на жену, видевши ее опозоренною в театре? Как, не покрасневши, представишь себе супругу, когда ты видел весь пол ее обесчещенным? Не говори мне, что представляемое в театре есть одно лицедейство. Лицедейство это многих сделало прелюбодеями, и многие дома расстроило. О том-то особенно и скорблю, что в этом даже не подозревают худого, но такие развратные представления принимают с рукоплесканиями, с восклицаниями и громким смехом. Итак, скажешь, что все это лицедейство? Но за то самое лицедеи и стоили бы тысячи смертей, что они научились подражать запрещенному всеми законами. Если дело худо, то и подражание ему худо. Не говорю еще о том, сколь многих делают блудниками представляющие эти любодейные зрелища, к какой наглости и бесстыдству приучают они зрителей. Ведь одному только сладострастному и наглому глазу сносно смотреть на эти зрелища. На площади ты не станешь смотреть на обнаженную женщину, а еще менее дома, — ты оскорбишься таким зрелищем; а в театр идешь, чтобы оскорбить честь и мужеского и женского пола, и осрамить глаза свои. Не говори, что обнажена блудница, потому что один пол и одно тело как у блудницы, так и у благородной женщины. Если в этом нет ничего непристойного, то почему, когда на площади увидишь то же, и сам бежишь прочь, и гонишь от себя бесстыдную? Или когда бываем порознь, тогда это непристойно, а когда соберемся и сидим вместе, тогда уже не позорно? Это смешно и постыдно и означает крайнее безумие. Лучше грязью, или навозом вымарать себе все лицо, чем смотреть на такое беззаконие, потому что для глаза не так вредна грязь, как любострастный взгляд и вид обнаженной женщины. Вспомни, что было причиною наготы в начале, и страшись того, что было виною этой срамоты. Что же произвело наготу? Преслушание и злоумышление дьявола. Таково давнее и первое его старание. Но прародители, по крайней мере, стыдились наготы своей, а вам это нравится, по апостольскому слову: «слава их — в сраме» (Филип.3,19). Как будет смотреть на тебя жена, когда ты возвратишься с такого беззаконного зрелища? Как примет тебя? Как будет говорить с тобою после того, как ты столь бесчестно посрамил весь женский пол, пленился таким зрелищем, и сделался рабом блудницы? Впрочем, если слово мое огорчит вас, то я много вам за то благодарен: «если я огорчаю вас, то кто обрадует меня, как не тот, кто огорчен мною?» (2 Кор.2, 2)? Никогда не переставайте рыдать об этом и терзаться; такая скорбь будет для нас началом исправления. Для того-то я и усилил мое слово, чтоб сделать рану глубже, избавить вас от гниения зараженных членов, и возвратить вам совершенное душевное здравие, которым да наслаждаемся все мы вполне, и да получим награды, определенные нам за такие добрые дела наши, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава и держава во веки веков. Аминь».

Исидор Пелусиот (Письма, ч.2, п.426): «У выступающих на зрелище… наибольшее старание не о том, чтобы многих уцеломудрить своими шутками, как утверждал ты, вводя в обман себя и слушающих, но чтобы многие грешили, потому что в порочности зрителей находят они свое благоденствие. А сделайся зрители лучшими — погибло их искусство. Посему не решатся и не подумают они исправлять падающих, да и не могут, потому что лицедейство их служит только ко вреду».

Амвросий Оптинский (Письма к мирянам, п.220): «N ваш единственной истинной школой нравственности признает театр. А зачем же сам он ходит в храм Божий причащаться Святых Христовых Таин? Стало быть, театр — не единственная школа нравственности. Тут опять видно в нем противоречие самому себе: говорит одно, а делает другое. Да и нельзя отдавать театру особенное преимущество в нравственном воспитании людей. Возьмите для примера две картины, одну — духовного содержания, например, Распятие Господа нашего Иисуса Христа, претерпевшего ужаснейшие страдания и самую поносную смерть для спасения погибшего рода человеческого; а другую картину светскую, из народной жизни, например, как рассорились и разошлись муж с женой. Пусть N ваш скажет по совести, какая картина будет иметь более благотворное влияние на нравственность человека. Если у него вкус в отношении к предметам нравственности еще не совсем испорчен, то, без сомнения, он должен отдать преимущество картине, изображающей распятие Господа нашего за наши грехи. А что представляют зрителям в театрах, как не сцены из народной жизни. Прибавить к сему нужно, что сцены эти, по временам, бывают очень грязны. Кроме того, какая обстановка в театре? Светская музыка, не дающая возникнуть в душе человека ни одной духовной мысли, ни одному духовному чувству. А эти рассеянные лица зрителей, переглядывающихся, смеющихся, иногда пересмеивающих друг друга, а при некоторых сценических представлениях приходящих в негодование, выражающееся в бурных криках, или увлекающихся сладострастными чувствами, сопровождающимися неумолкаемым смехом и азартными рукоплесканиями, и прочее. Это ли школа нравственности? Наоборот, это школа безнравственности, способная заморить в душе человека последние остатки доброй нравственности, если только она в нем есть. Оттого теперь и появляются люди, подобные вашему N, — спорливые, упорные, раздражительные, — что они учатся нравственности в театрах. Приходилось слышать, что некоторые называют театр порогом церкви. Пожалуй, с этим можно согласиться, что театр есть порог церкви, только с заднего крыльца. Спросим еще: все, делающееся в театрах, какое должно иметь влияние на неиспорченную натуру молодого человека? Без сомнения, оно должно породить и укрепить в нем звериные чувства с неизменными скотскими потребностями. О преимуществе же храмов Божиих пред театром я считаю и говорить излишним».

Георгий Задонский (Письма, п. 2.49): «Чтобы составить дружескую компанию, убедительною просьбою приглашали меня некоторые в театр. Быв охотник до таких зрелищ, я согласился. Пришли; началось действие, и все устремились вниманием своим на действующих. Мне что-то не понравилось; я обратился вниманием моим на все собрание, и тотчас мысль внушила мне: «разумей истину! Зри и виждь, чем они занимаются!!» Тогда напал на меня ужас; я видел мысли уклонения сердца каждого во мрак. Священная мысль более и более открыла сердцу моему заблуждение народа в забавах его. Тут-то мне явилось то, чего телесные глаза видеть не могут. Едва удерживался от слез; пала на сердце жалость к народу. И так хотел уйти; но, чтобы не обратить на себя взоров публики, с великим терпением дождался времени окончания — и с тех пор ни в каком подобном общем собрании более не бывал».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 4-й заповеди, грех: Бесчестные труды или промыслы, именно для увеселения других): «…вот искусство театральное и фокусников в балаганах: пред судом христианской совести можно ли назвать труд этих людей серьезным? можно ли применить к ним слова Писания: «чти Господа от праведных твоих трудов?» Говорят: «в театральных сценах — не как было прежде—изучается жизнь; там уроки для умной, доброй жизни». Пусть бы по такому намерению учреждения их везде они имели поучительный, нравственный характер. Но так ли везде на деле? И что это за уроки среди шутки, смеха и лицедейства? Совместно ли с достоинством истины и добродетели и давать и брать эти уроки, играючи и смеясь, с топотом обуви и рукоплесканиями? Нет,—в правилах церковных, так называемые, «игралищные упражнения» прямо называются «нечистотами» и подвергаются шестилетней епитимии (Карфаг.74)».

Филарет Дроздов (Письма, к Е.В.Н, п.4): «О театре, в котором я от роду не был, и о котором потому имею догадливое только понятие, трудно мне судить, до какой степени может быть невинно участие в сей забаве. Быть в театре по нужде для другого человека, конечно, лучше, нежели по собственной склонности к музыке. Музыка, хотя бы и без слов была, если не есть безвкусная, то не есть немая: и театральная музыка, без сомнения, по большей части говорит языком какой-нибудь страсти, и потому много ли, мало ли, нарушает внутреннюю тишину и рассевает. Я знаю человека, который иногда принужден быть в театре: тогда он старается не внимать представлению, а размышлять о суете забав, а иногда, чтобы преодолеть рассеяние, закрывает глаза, и собирается на молитву».

Тому же, кто прочел все эти предостережения и не согласен с ними, и ему все же хочется пойти в театр, или смотреть фильмы или полюбившиеся комедийные передачи, то приведем только следующий совет:

Василий Кинешемский (Беседы на Евангелие от Марка, гл.10, 1-16): «Прежде всего, берегите себя от соблазна. Грех заразителен, и не следует подвергать себя опасности заразы… Будьте осторожны в выборе пьес, когда посещаете театр».

4. О том, что христиане не должны посещать и смотреть мирские концерты

А вот, что говорит христианское учение о концертах, на которых поются, обычно, песни про «любовь» и сладострастие.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 7-й заповеди, грех: Песни, выражающие любовь к другому полу): «…все прочие светские и мирские песни что же иное, как не голос страстной любви к другому полу вне законного брака? Поются ли они в домах или на улицах, рабочими на работе или путешественником в дороге, мужчиною или женщиною, возрастными или малыми детьми (дети поют их, как иные мальчики и сквернословятся, по примеру старших), — дух в них один: это дух похоти, блуда (ты мой… моя…, я люблю…). Сказать, что здесь воспевается та любовь, которой требуют Бог и закон, будет странно и преступно. Услаждение этими-то песнями и показывает в человеке нецеломудренную душу. А чем ближе кто стоит к грубому, плотскому греху: тем грубее и бесстыднее того песни. Но и, так называемые, романсы и пьесы нисколько не лучше простонародных песен, хоть выражаются в более мягких и красивых словах, хоть поются более нежным или же тоскливым голосом. Напротив, романсы еще пленительнее, еще более расслабляют душу: вместе с тем между ними есть самые бесстыдные (как например: «прекрасная Елена»). Любители искусственного пения романсов и пьес даже до того пристращаются к ним, до того привыкают к этой рассеянности, что первая свободная минута у них или только малый промежуток в занятиях, и они начинают выпивать романсы своим голосом или же свистом, например, проходя улицей; до того они этими романсами изнеживают свою душу, что скучают в церкви простым пением, что ради только искусных певчих с охотою вдуть в церковь, что желали бы и здесь слышать более оперное пение. В какой степени мирские и любовные песни составляют запрещенный плод пред Богом, это видно из того, что к ним, как к запрещенному, особенно располагается поврежденная грехом природа человека: многие, например, из крестьян знают по десятку песен, и не знают ни одной молитвы; самые малые дети, особенно женского пола, воспитанные не под строгим христианским надзором, скорее выучивают нехорошие песни и поют их бессознательно, чем знают хоть одну краткую молитву. О, какая печаль для христолюбивой души! На этот раз все люди ученые и все очень памятливые. Что же до внутреннего действия или влияния на человека любовных песен, романсов и пьес, то, без сомнения, они растлевают душу и подготовляют к телесному блуду. (Укажут ли на потребность к пению? Но зачем же ее обращать к превратную сторону? Если б люди так воспитывались, что с малолетства привыкали бы к духовному пению: то всей душой полюбили бы пение духовное. И есть такие, даже из светских. Быв певчими, они и дома не поют мирских песен, но в часы досуга — благодушия поют только духовное, к которому приучили свое ухо и вкус)».

Платон Митр. Москов. (т.12, Слово в неделю 4-ую Великого поста): «Что тех слух, кои услаждаются слушанием, когда какое порочнейшее лице расслабленным от страстей гласом поет песню к единой страсти возбуждающую? Заслуживает ли таковая песнь, чтоб благоразумный и чистый слух отверст был ко оной? О несмысленный и ослепленный человече! слух сам собою никакого услаждения чувствовать не может. Он есть только дверь душевная. Но душа услаждается не сладостью звуков, а сладостью силы в пении содержимой. Ежели в пении заключается одно к страсти возбуждение, нет в сем никакого услаждения. Честная душа им только огорчается; ибо развращается».

Иоанн Златоуст (т. 5, ч.1, беседа на пс. 41): «Как туда, где грязь, бегут свиньи, а где цветы и благоухания, там пребывают пчелы, так и туда, где развратные песни, собираются бесы, а где песни духовные, туда нисходит благодать Духа и освящает уста и душу».

Иоанн Златоуст (т. 11, ч.1, б.9): «А ныне ваши дети любят сатанинские песни и пляски, подражая поварам, пекарям и танцовщикам; псалма же никто ни одного не знает, – ныне такое знание кажется неприличным, унизительным и смешным. В этом-то и все зло; на какой земле стоит растет, такой приносит и плод: на песчаной и сланцовой – такой, на доброй и тучной – другой».

Иоанн Златоуст (т.3, ч.1, Беседа на слова апостола: «Но, во избежание блуда…»): «Как при трапезе чувственной от свойства яств зависит и качество отрыжки, так точно по свойству изречений, какими питаются, производят и отрыжку многие из людей. Например, если ты пошел на зрелище и слушал блудные песни, то такие же слова ты непременно будешь изрыгать и пред ближним; если же ты, пришедши в церковь, участвовал в слушании духовных изречений, то и отрыгать будешь ими. Вот почему и пророк говорил: «излилось из сердца моего слово благое», показывая нам яства той трапезы, в которой он постоянно участвовал. По тому же побуждению и Павел увещевает так: «никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе» (Еф.4:29)».

Иоанн Златоуст (т. 5, ч.2, беседа на пс. 100): «Опять, возлюбленные, блаженный пророк Давид приглашает нас к духовному пению; опять побуждает нас единодушно воспевать прекрасную песнь; опять, вызывая духовные и небесные звуки, он песнью возвышает наш дух. Воспевая по внушению Святого Духа, как одушевленная и разумная лира под действием Святого Духа, он научает и нас всегда петь духовно. Сам он поет не для того, чтобы доставить удовольствие или усладить слух, но для духовного удовольствия и пользы. Он не ограничивается пением для слуха, но и на душу действует словами. Для слуха он преподает вразумление и познание истины, а душу утверждает и укрепляет в спасении. Воспевая песнь, он стремится не к красоте слова, но в возвышению жизни поющих полезными наставлениями. Его песнь не житейская или мирская, но божественная и духовная; она проникнута полной скромностью; между тем как светские песни и мирские мелодии, раздражающие слух и расслабляющие душу, не приносят пользы, возбуждая только пагубные страсти. Обыкновенно наполненные постыдными словами и преступными желаниями, к удовольствию поющих и к нарушению самой мелодии, они расслабляют душевные силы и омрачают благородство тела. Напротив, духовные песни, внушаемые Святым Духом, и располагающие ум к пристойности в словах и к скромности в мыслях, и саму душу делают скромной, потому что душа, отзываясь на слова и поддаваясь мыслям, приобретает навык во всем том, что составляет сущность духовной песни».

Иоанн Златоуст (т. 7, ч.1, беседа 37): «Как нечистота и грязь заграждают слух телесный, так любострастные песни, рассказы о делах житейских, о долгах, о ростах и процентах — более всякой нечистоты заграждают слух душевный, и не только заграждают, но еще делают его нечистым…. Подлинно, срамные песни отвратительнее всякой внешней нечистоты и, что всего вреднее, вы не только не скучаете, слушая их, но и восхищаетесь, тогда как надлежало бы гнушаться ими и бежать. Если же они не отвратительны, то ступай к плясунам и подражай тому, что хвалишь; или лучше — пляши с тем, который производит этот смех. Но ты не согласен на это. Итак, для чего же воздаешь ему такую честь? И языческие законы признают людей этого рода бесчестными; а ты вместе с целым городом принимаешь их как послов и вождей, и всех созываешь слушать то, что оскверняет слух. Если раб скажет тебе вслух что-либо гнусное, ты подвергаешь его жестокому наказанию; если сын твой, или жена, или другой кто сделает то же, ты почитаешь такой поступок обидою; но если пригласят тебя слушать постыдные слова люди презренные и негодные, то ты не только не досадуешь, но даже радуешься и хвалишь это. И что может сравниться с таким безрассудством? Но ты не говоришь сам постыдных слов? Что же от этого пользы? Притом, откуда это видно? Ведь если бы ты не говорил таких слов, то не смеялся бы и слыша их от других, и не стремился бы с таким усердием на посрамляющий тебя голос. … А если ты хочешь ясно доказать нам, что тебе неприятны постыдные слова, то и не слушай их. В самом деле, как можешь ты быть человеком добрым, обращаясь среди людей, от которых слышишь столь постыдные речи? Захочешь ли ты когда-либо подъять труды, которых требует целомудрие, расслабевая мало-помалу от смеха, песен и этих срамных слов? И не оскверненная слушанием таких песен и слов душа едва может быть чистою и целомудренною; тем более невозможно это для той, которая непрестанно слышит их. Или вы не знаете, что мы более склонны ко злу? Итак, когда это сделается нашим ремеслом и главным занятием, то каким образом избежим вечного огня? Или ты не слышишь, что говорит Павел: «радуйтеся о Господе» (Фил. 4, 4)? Он не сказал — радуйтесь о дьяволе».

Пролог в поучениях (сост. В. Гурьев, 24 марта): «У вас, православные, есть весьма дурной обычай, преимущественно в воскресные и праздничные дни, собираться на ваши деревенские улицы и заводить там пляски. Этот обычай и Бога прогневляет. и влечет за собою и гибельные последствия. Чтобы оставить оный, послушайте, что говорит про него святой Златоуст. «Плясание, — говорит вселенский учитель, — есть не человеческое, а бесовское дело. Бесы научают нас ему, чтобы не одним им быть мучимым в аду. И оно из всех игр есть самое худое, ибо удаляет человека от Бога и во дно адово сводит. И пляшущая жена называется невестою сатаны, любодеицею дьявола и супругою бесовскою и пляшущая не только сама будет сведена во дно адово, но и все, плясавшие с ней. Она не хранит своей чести, и ею дьявол многих соблазняет и во сне, и наяву. Все, любящие плясание, в негасимый огонь осудятся. И гнусно, и скаредно и мужу с таковою женой жить. И послушайте, что было. Сели люди пить и есть и сделались сыты и пьяны и стали плясать, а затем и грех творить. А потом приступили к идолам и стали им жертвы приносить. Тут разверзлась земля и пожрала их двадцать три тысячи. И вот Господь показал образ мучения всем согрешающим и не творящим воли Божией. Того ради, братие и сестры, блюдитесь и не любите беззаконных играний бесовских. Особенно же удаляйтесь от плясок, чтобы не быть осужденными в муку вечную». Так вот, братие, страшное зло есть, столь любимое вами, плясание. Как, видите, оно есть дело бесовское, и они научают нас ему, чтобы не одним им быть мучимым в аду. И подлинно, сколько бесовского, в этом гнусном плясании: и развратные взгляды, и похотливые движения, и скверные слова. И часто при этом присутствуют и малолетние дети. Чему они научатся? Сколько зла примут навсегда, в свое детское, дотоле невинное сердце! Как осквернят себя в свои отроческие годы! О, пляшущие соблазнители! Убойтесь хоть страшного суда Божия! «А кто соблазнит одного из малых сих, — говорит Господь, — верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мф. 18, 6). Да убоитесь страшного суда Божия, и друзьями дьявола не делайтесь; ибо он человекоубийца искони. Аминь».

Здесь даже речь не идет о том, что во что одеты (а точнее сказать, раздеты) многие певцы в современное время, и это называется разврат, на который христиан не должен смотреть (о чем говорилось выше у Иоанна Златоуста). 

5. Если христианин хочет быть истинным рабом Божьим, то не должен быть слугой диавола в деле развлечений

Христианское учение четко говорит о том, кто является отцом зрелищ и для чего они предложены людям – чтобы они не помнили Бога, не имели покаяния и не готовились к Суду.

Игнатий Брянчанинов (Аскетические опыты 1, Сети миродержца): «Миродержитель старается содержать нас в непрестанном развлечении, омрачении, посредством наслаждений телесных! Чрез чувства, эти двери в душу, которыми она сообщается с видимыми миром, он непрестанно вводит в нее чувственное наслаждение, неразлучные с ним грех и плен. Гремит в знаменитых земных концертах музыка, выражающая и возбуждающая различные страсти; эти страсти представлены на земных театрах, взволнованы в земных увеселениях: человек всеми возможными средствами приводится к наслаждению убившим его злом. В упоении им он забывает спасающее его добро Божественное и кровь Богочеловека, которою мы искуплены».

Игнатий Брянчанинов (Письма к разным лицам, п.2): «Оставь угождение диаволу в различных мирских забавах, послушайся Спасителя, возвестившего: «горе смеющимся ныне! горе насыщенным ныне!» Вопреки завещанию Сына Божия диавол установил балы, театры и прочие забавы; деньги те приносятся в жертву диаволу, кои могли бы быть принесены в лице нищих Господу Иисусу Христу, Который воздаст дающему милость сторицею в будущем веке».

Киприан Карфагенский (Книга о зрелищах): «Говорю, Писание осудило все роды зрелищ, когда отвергло мать всех игрищ — идолослужение, от которого произошли все эти чудовища суеты и легкомыслия. …Все это изобретение демонское, а не Божие. …Идолослужение, как я сказал уже, есть мать всех игрищ; чтобы привлечь к себе христиан, оно обольщает их наслаждениями зрения и слуха. …Состязания греков в пении, в игре на музыкальных инструментах, в красноречии, или в силе, имеют покровителей себе в различных демонах, — и если поискать начала и повода установления того, что или привлекает взоры или льстит слуху, то причиной окажется или идол, или демон, или умерший. Таким образом хитрец-диавол, знавши, что идолослужение само в себе может показаться отвратительным, соединил его с зрелищами, чтобы заставить полюбить его ради наслаждения».

И в заключение вопроса о мирских общественных увеселениях приведем следующие поучения.

Ефрем Сирин (Поучительные слова к египетским монахам, п.47): «Кто любит мирские сходбища, тот не возненавидел еще мира».

Ефрем Сирин (ч.2, сл.3, О псалме): «…Псалом — радость боголюбцев; он отгоняет празднословие, прекращает смех, напоминает суд, возбуждает душу к Богу, сликовствует с Ангелами. Где псалом с сокрушением, там и Бог с Ангелами. А где песни чуждого — там гнев Божий и горевоздаяние за смех. Где священные книги и чтения — там веселие праведных и спасение слушателей. А где гусли и лики — там омрачение мужей и жен и праздник диавольский. О, какая злая хитрость, какая выдумка диавола! Как искусно запинает и обольщает он каждого и убеждает делать зло, как добро. Сегодня, по-видимому, поют псалмы, а наутро с усердием предаются пляскам; сегодня — христиане, а наутро — язычники; сегодня носят на себе славное имя, а наутро — эллины; сегодня — рабы Христовы, а наутро — отступники от Бога. Не вдавайтесь в заблуждение: ни один слуга не может «служить двум господам», как написано (Мф.6:24). Не можете Богу работать и плясать с диаволом. Как истинные рабы Христовы, Христу поработаем; Ему поклонимся, не отступим от Него, с Ним пребудем до последнего издыхания, и не послушаемся змия; «потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить; Противостойте ему твердою верою» (1Пет.5:8,9), как Христовы воины, Христу работая и с Ним пребывая. Не делай так, чтобы сегодня петь псалмы, а наутро плясать; сегодня каяться во грехах своих, а наутро скакать на свою погибель; сегодня читать, а наутро свирять (играть на свирели); сегодня соблюдать воздержание, а наутро кружиться, и для всякого быть посмешищем. Нет, братия, не будем так губить время своего спасения, играя, и другим служа игралищем. Как добрый земледелец, обрабатывай и охраняй ниву свою».

Тихон Задонский (Сокровище духовное, Господин и раб): «Если бы раб в такое безумие и неистовство пришел, что перед своим господином дерзнул бы кричать, шуметь, безмерно смеяться, скакать, плясать и творить прочее бесчинство, то крайнее непочтение и досаждение выказал бы своему господину и вызвал бы его великий гнев. Такое безумие и неистовство показывают христиане, которые перед Христом Господом, всевидящим, беззаконничают и своевольничают. Сюда относятся бесчинные крики, кулачные бои, пляски, танцы, скверные и неподобные песни, лошадиные скачки, ссоры и брани, ругательства, клевета и осуждения ближнего, бесчинные собрания, пиршества, пьянства… и прочее. Все это — безумие и неистовство христианское, которое перед очами Вседержителя Иисуса Христа Господа совершается слепыми христианами. Все они великое непочтение и досаждение выказывают Христу Господу и тем Его на гнев праведный подвигают. Поэтому бывают такие страшные казни, как великие пожары, моровые язвы, нашествия иноплеменников, землетрясения и прочее. Воистину велики слепота человеческая и безумие! Раб перед господином — человеком — боится бесчинствовать. Но христиане перед Христом — Богом — не страшатся делать того, что человек перед человеком делать не смеет, хотя и слышат из Святого Писания, что Бог все видит. Так ослепляет сатана умы людей, чтобы погибели своей не видели! Берегись, человек, перед Богом делать то, что делать перед земной властью боишься и перед честным человеком стыдишься. Терпел тебя до сих пор Бог, но впредь стерпит ли — неизвестно. «Бог наш есть Огонь поядающий — страшно попасть в руки Божии» (Евр.10:31). Понимай это».

Тихон Задонский (т.5, Краткие нравоучительные слова, сл.12): «Страшно и это слово, возлюбленные! «Обличу тебя и представлю пред лицом твоим грехи твои». Ибо и это слово Бог великий говорит. Кому? Грешнику, как выше в том же псалме написано: «Грешнику сказал Бог». О чем говорит? О том, что Он обличит грешника за все его грехи и все его беззаконные поступки пред лицом его представит. Где? На всемирном суде, где будут все святые Ангелы и соберутся все люди, жившие от начала и до конца мира. На том всемирном собрании обличится всякий грешник, и его бессовестные и богопротивные поступки предстанут перед ним, и всему миру явлены будут. …Представятся и вам, прихотливые и миролюбцы. Представятся вам банкеты ваши, пиршества ваши, балы ваши, оперы ваши, маскарады ваши, танцы ваши, картежные игры ваши, собачья охота ваша и другие ваши забавы, ибо вы отвратили ваше сердце от Бога, Которого исповедовали, и приложили к этой суете; и не к Богу и царствию Его, но к прелести мира желание свое обращали, и в том утешение и веселье свое находили. Тогда вы вместо преходящего веселья, увидите настоящую и вечную вашу скорбь, печаль, болезнь и воздыхание. «Обличу тебя и представлю пред лицом твоим грехи твои». Тогда обличится всякий грешник и услышит: «Вот человек и дела его!». … Грешники бедные! Еще день тот великий не пришел, еще Бог покаяние принимает и грехи кающимся отпускает. Обратимся же к Богу с покаянием и слезами, и грешить перестанем, и теплыми слезами загладим грехи наши, чтобы не явились они с нами на всемирном том суде и, как лютые враги, не обличили нас. Плачь, плачь, грешная душа, сожалей и воздыхай, что Богу согрешила! Проси, ищи и стучи, дабы открыл тебе двери милосердия Своего Господь. «Всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят» (Мф.7:8). Слава человеколюбцу Богу за это, и пусть скажут все люди: да будет так! Аминь».

Надеюсь, что рассмотренный нами вопрос о развлечениях вне дома в общественных местах достаточно ярко показал нам, христианам, что мы не должны проводить свободное время, как это принято у людей неверующих, которые ищут только развлечений и увеселений и чему мир всячески способствует. К тому же тем, кто, возможно, имел конфликты в семье по поводу посещений мирских увеселительных мероприятий, также стало понятно, что если они ратовали за такой вид отдыха, то они поступали по страсти праздности; а если они не хотели посещать подобные мероприятия, то утешаться тем, что они поступали верно.

Но на этом тема о праздности не заканчивается, и далее мы будем говорить о другом способе проведения свободного времени – развлечениях вне дома, но только не в увеселительных заведениях или на подобных мероприятиях, а в самых обычных местах.

Раздел 4.4. О праздном проведении свободного времени вне дома не в развлекательных общественных местах

Итак, закончив рассмотрение вопроса о мирских увеселениях, перейдем к вопросу о праздности других видов. И, к сожалению, те христиане, которые, возможно, не нашли в себе следов праздности, описанной выше, скорее всего, не свободны от праздности о которой будем говорить далее.

Скука и праздность не только тянут человека к разгульным развлечениям, но и гонят, например, пройтись в магазин, или просто прогуляться по улицам или пойти в гости. У таких людей существует некая маята от пребывания дома и тяга, которая под любым предлогом предлагает выйти куда-то. Но зачастую люди, которые имеют пристрастия к посещению торговых точек или гостей, или к делам, которые они придумывают от скуки, не всегда осознают, что их выгоняет из дома скука и страсть праздности. Как правило, эти страсти прикрываются какой-то необходимостью, и человек не склонен рассматривать, а действительно это так необходимо или действительно именно сейчас это надо делать.

Далее приведем примеры, как люди еще могут развлекаться вне дома, но многие эти способы проведения свободного времени не воспринимаются как праздность, и многие люди даже не подозревают, что они относятся к праздношатающимся или непоседам.

Феофан Затворник (Толк. на посл. 1 Солун., 4, 11): «…иные были непоседы, любили блуждать по торжищам».

А вот, как например, говорится о таких людях в народных пословицах: «1. Он состоит в комитете по утаптыванию мостовой. 2. Пойду похожу, на добрых людей погляжу. Пойду погулять, на белый свет позевать. На людей поглядеть и себя показать».

4.4.1. О праздности в виде походов по торговым точкам

Одним из видов развлечений от праздности вне дома являются походы по магазинам или рынкам. Развлекаться таким способом любит немало людей, начиная от пенсионерок каждодневными походами по рынкам или магазинам, заканчивая работающими людьми в выходные дни. Для этого вида развлечения характерно развлечение от того, что человек видит, и в данном случае, разнообразные товары. (Конечно, здесь речь не идет о походах в магазин по необходимости)

Примеры о развлечении – походах по торговым заведениям

Вначале приведем примеры о том, что люди любят ходить по магазинам или торговым центрам. И пусть эти примеры помогут видеть ошибки тем, кто также тратит свободное время на такие походы.

Интернет – источники: «Не так давно появился этот новый вид отдыха – поездка в торговые центры. Яркие пространства и образы, толпа людей, блеск витрин и безучастные маски манекенов – каким образом среди всего этого можно отдохнуть? И надо ли отдыхать именно там?» 1) Когда я захожу в крутящиеся двери торгового центра, у меня возникает ощущение праздника и счастья. Как будто все мои проблемы остаются за этими дверями, — рассказывает Наталья, мама двоих детей. – Мои дети катаются на коньках в ТЦ, а я сижу с книжечкой под искусственной пальмой и чувствую себя правильной мамой, у которой дети заняты делом. А перекусить можно… хот-догами с газировкой – раз в месяц не страшно, зато дешево. По магазинам можно походить – даже если ничего не покупать. А … вообще можно ходить, смотреть на мебель, демонстрационные комнаты – и представлять, как у тебя все может быть устроено в квартире. Красота! 2) Вот сегодня поеду шляться в ТЦ именно в свое удовольствие, так как одна буду! И домой не нужно будет спешить, так как дома никто не ждет. Разъехались мои мужички, кто куда. 3) Я тоже люблю пошлындать по ТЦ, но моему мужу и дочери это не очень нравится (а может и нравится, но сильно в меру). Поэтому бываем редко и по делу. Иногда заскакиваю одна. Но прогулка по парку, отдых на природе у нас никогда не заменялся ТЦ. Гуляем и зимой и летом, всем нам это нравится. А вот в непогоду (как сейчас, например), когда целыми днями приходится торчать дома, можно зайти в соседний ТЦ, и провести там время. 4) Мне нравится шоппинг, я могу в одном магазине пробыть часа 2, выбирая одну тряпку, если для ребенка иду закупаться, то это вообще класс! но я охотница за вещами, у меня это вызывает азарт, кстати, я — за обдуманное потребление, поэтому пока нет необходимости в чём-то, на охоту не выхожу. Мужа с собой на охоту не беру, он начинает умирать уже после первых двух магазинов, портит мне весь кайф от процесса, потом от результата. 5) Я могу там весь день ходить и ничего не купить. Помню, как муж со мной ходил. После нескольких кругов срочно подышать на улицу выбегал. Сейчас в каком-нибудь детском уголке в автоматы дуется, пока я бегаю. 6) Пока я сидела дома с ребенком походы в ТЦ были редкие, только за определенными вещами, сейчас стали чаще, каждые выходные…, а что делать? как мне, работая 5 дней в неделю, еще решать свои вопросы? и продукты купить и одежду и в тоже время и ребенка чем-то отвлечь, чтобы не было истерики? если я прогуляю с ней все 2 дня, я не сделаю ни одного дела, а так, мы идем в ТЦ, потом в гости или в зоопарк, потом в ТЦ… ну и что? 7) А я люблю ходить по ТЦ. Раз-два в месяц в воскресенье могу на полдня уехать одна! Я люблю побыть одна, подумать, а дома это проблематично! и шопинг лично для меня отдых! 8) Мой муж любит гулять по магазинам, причём без денег и смотрит всё подряд, даже в женских отделах. 9) Я люблю гулять одна по магазинам, по делам ходить, а просто прогуливаться мне нравится с подругой, мамой или мужем. Жаль что у него мало времени на прогулки. 10) Я, наверное, ненормальная, но я люблю только ходить по магазинам, а не делать там покупки! Просто получаю странное удовольствие от одного только разглядывания витрин, даже если в кармане ни копейки. 11) Я просто люблю красивые вещи. Нравится смотреть на всякие мелочи и любоваться. А потом находится такая, что чувствуешь — это уже часть твоего мира. И покупаешь. И радуешься. Но ходить по магазинам надо одной. 12) Когда мне нечем заняться, я могу пойти в магазин, пусть за продуктами, это в общем не важно, и немного развеяться. 13) Очень люблю ходить в магазин за кефиром, минеральной водой, пивом, водкой, виски, джином. Как на крыльях лечу. И еще, в кайф посетить магазин музыки и откопать там отличную пластинку. Магазины одежды… посещать очень муторно, но иногда приходится. Особенно ненавижу примерять одежду. Лучше бы эта одежда сама собой как-нибудь появлялась. 14) Люблю ходить, но смотря по каким магазинам. По одёжным я больше часа не выдержу, а вот по книжным и музыкальным могу часами ходить. Даже не обязательно, что я там что-то куплю. Просто присмотрю себе что-то, а потом приду с деньгами и куплю. Обычно у меня, когда есть время — нет денег, и наоборот. Но всё равно люблю, так как люблю копаться, что-то выбирать. 15) Походы по магазинам — это отличное снятие стрессов! Да и если ждешь кого то, можно зайти в магазин и убить время! Обожаю магазины!».

Как видим, для некоторых людей походы по торговым точкам происходят и от страсти сребролюбия и вещелюбия, и от чревоугодия, и от праздности и глазерства.

Далее приводятся примеры ответов тех людей, которые не любят ходить по магазинам и торговым центрам.

Интернет – источник: 1) «Это одно из самых ненавистных занятий в моей жизни. Тем более ненавижу бесцельное — когда человек сам не знает, что ему нужно, а просто хочет потратить деньги. У меня это настроение никогда не улучшало — наоборот. Я всегда иду в магазин только с четкой целью. Бывает, конечно, часто, что покупаю еще что-то, но первоначальная цель всегда ясна. А просто бродить и закупаться — не мое». 2) «Нудное это занятие, ходишь, ходишь, а найти ничего не можешь. Да и в магазинах всё такое однообразное, что лишний раз там появляться не хочется. Может у меня вкус, очень придирчивый или слишком избирательный, но мне трудно угодить в плане одежды, практически не возможно. В своей голове я создаю определённую модель, и вот хожу и ищу, а без толку, видать люди по-другому мыслят. Ещё одна проблема, найти что-нибудь, чтобы не смотрелась как на вешалке, фигура у меня красивая, но уж худенькая. Была бы моя воля я бы там вообще не появлялась». 3) «У меня есть родственница, которая к нам приезжает в гости и первым делом начинает длительный обход продуктовых магазинов. Ходит, цены сравнивает, сравнивает, что есть у них, и у нас. Восхищается дорогим супермаркетом (чувствует себя иностранкой). Да и меня всегда норовит позвать, чтоб я ей сумки таскал. …На поход в магазин сам обычно трачу не более 15 минут, когда иду, заранее знаю, что мне надо, а на остальное — ноль внимания». 4) «Я это дело ненавижу всеми фибрами души. Даже когда у меня есть деньги, чтобы купить практически все, что угодно, я буду тянуть до последнего. Не знаю, почему меня это так злит, но для меня в первую очередь это тупая и бессмысленная трата времени. Не понимаю, как можно гулять по магазину, медленно и вальяжно, выглядывая и высматривая. По магазинам, даже музыкальным и прочим развлекательным, я пробегаю вихрем, с заранее составленным списком нужных покупок. Ненавижу стоять и выглядывать. Гораздо удобнее и быстрее подойти к продавцу и спросить: «Есть?» Если есть, покупаем, нет — несемся дальше, не тратя время зря. Главное в этом занятии — скорость и знание того, что нужно купить». 5) «Ненавижу ходить по магазинам. Особенно с кем-то: мамой, подругой, племянницей и т.д. Они постоянно что-то советуют, критикуют, и т.д. Знают же, что наши вкусы кардинально отличаются, а все равно таскают меня с собой… И еще — я начинаю чувствовать себя просто идиоткой, когда ко мне подходит в каком-нибудь магазине консультант и начинает выспрашивать, что я тут ищу». 6) «По-настоящему в магазинах кружится голова от количества людей и просматриваемых объектов. Дошло даже до того, что мама (спасибо ей за это огромнейшее) присматривает для меня вещь или обувь… Я неделю готовлюсь и потом только еду в уже известный магазин». 7) «Я ненавижу идти в магазин, когда надо купить, к примеру, буханку хлеба, а больше ничего не надо, тем более ещё на улицу неохота выходить, а надо одеваться и идти из-за одой буханки». 8) «На меня нападет тоска, когда понимаю, что нечего надеть и предстоит идти в магазин за одеждой, и мерить, мерить. Это так ужасно! меня просто утомляют все эти примерки, блуждание по торговым центрам, где больные шопингом дамочки, ходят с совершенно пустыми глазами, и пялятся на витрины. Поэтому просто терпеть не могу отправляться в магазин в поисках нормальных, недорогих джинсов или юбки». 9) «Исключение — продуктовые и магазины косметики. Там я, как рыба в воде. Магазины одежды — ненавижу. Иду тогда, когда мне что-то надо. Долго ходить устаю, только и думаю о том, где бы плюхнуться где-то и попить кофейку. А чего стоят примерки! Правда, я одежду никогда не меряю. А моя сестра постоянно. И меня берет с собой в примерочную. Сижу там, …пока она все перемерит и спросит: «ну как, хорошо?», «а ты не врешь?», «а как я буду выглядеть?», «посмотри на мое пузо, оно вываливается», …»как-то я нелепо выгляжу», «а на тебе смотрелось бы круче», «принеси-ка мне другой размер», «думаешь, надо брать? а если не подойдет?», «пошли, походим еще, потом вернемся». Ненавижу!!!» 10) «Долго по магазинам я не шатаюсь никогда, не читаю это необходимым. Гардероб пополняю не так часто, но это лишь потому, что мне это не очень нужно. Я холодна и бесстрастна к прогулкам по бутикам. Предпочитаю сходить в определенный магазин и купить одну, две вещи, давно нужные, стопроцентно мне подходящие, не более того». 11) «15 лет жизни с женщинами привили мне глубокое отвращение к походам по магазинам…». 12) Я «переболела» торговыми центрами достаточно легко еще 10 лет назад. Я тогда была не замужем, много работала и в свободное время думала — это постирать, или новое купить? Ну и нравилось мне там шляться. Теперь бываю только в крупных… магазинах. Недолго и строго по списку. А продукты и одежду покупаю в небольших магазинах недалеко от дома и не трачу на это много времени. 13) Не представляю, что за отдых в торговых центрах для меня это жесткая и суровая необходимость, которая выполняется бегом и все равно гарантирует мне мигрень. Хотя вот муж любит — но он вообще любит ходить по магазинам».

Обращаем внимание, что не любить ходить по магазинам можно по разным причинам: это и лень с эгоизмом, которые предпочитают, чтобы кто-то покупал нужное человеку, это и предпочтение других развлечений (например, лучше играть на компьютере), это и опыт, что в магазинах нет тех вещей, которые ты бы хотел, это и понимание, что подобное развлечение – это пустая трата времени и денег и совершать покупки нужно только, когда это необходимо, недолго и то, что нужно. Конечно, последний вариант соответствует христианскому подходу.

Христианское учение о гулянии по торговым заведениям

Думаю, что сами примеры уже достаточно ясно показали различные нюансы подобного времяпровождения, но мы далее приведем еще некоторые поучения святых отцов об этом.

Святые отцы относят походы по магазинам без особой нужды к страсти праздности.

Платон Митр. Москов. (т.2, Слово на освящение домового храма на подворье Троицкой Лавры…): «Часто с горестью видим, что во дни воскресные, во дни праздничные… иные бездельно шатаются по торжищам…».

Феофан Затворник (Толк. на посл. 1 Солун., 4, 11): «Узнал Апостол, что между ними иные были непоседы, любили блуждать по торжищам: таким предписывает безмолвствие и домоседство».

Заметим одну особенность, по которой будет понятно, идем ли мы в магазин по необходимости или страсти развлечься. Нередко бывает так, что человек, находясь дома, чувствует некую скуку и маяту, и его тянет куда-то выйти. И тогда он думает о том, что ему надо купить, и идет в магазин. Особой нужды купить это именно сейчас нет, а можно будет сделать это позже, когда выйдешь на улицу в другое время по каким-то делам. Но человек может прикрыться необходимостью и даже не заметить, что его выгнала из дома праздность.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 4-ой запов., грех: Излишние посещения и привычка не находиться дома): «Нет, умный христианин! Нужно нам с тобой умерить свои «входы и исходы» из дома. Когда мы и совсем бываем готовы идти куда, поставим себе вопрос: «нельзя ли обойтись без этого свидания? не отложить ли его пока»? После этого и увидим у себя большую экономию времени, которым можем воспользоваться для существенных наших занятий».

Еще можно проверить стремление праздности тем, что если отклонишь возникшее в уме предложение о выходе из дома, то будешь чувствовать некое разочарование и опять-таки желание выйти, даже может быть и под другим предлогом.

Кстати сказать и то, что некоторые женщины, которые жалуются на то, что они мало что успевают сделать дома и очень устают, также могут любить после работы или в выходные пройтись по магазинам не только по тому, что что-то надо купить, а и потому что они таким образом отдыхают и развлекаются в разной мере.

И так как походы по магазинам обычно бывают по воскресным дням или в праздники, то приведем христианское учение об этом.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 4-ой запов., грех: Торговля и базары по воскресеньям и в праздники): «…виновны и покупатели, когда идут купить в праздник. К ним можем мы уместно обратиться с евангельскими словами: «есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходите» (Лк.13,14) покупайте, сколько хотите. В воскресный же день позволяется покупка (равно как и продажа) только самого насущного, т.е. что пить и есть,— и то опять не с запасом на целую неделю, а на содержание одного дня, словом, чем меньше, тем лучше; потому что и манна в ветхом завете не сходила же по субботам, а падала с избытком накануне (Лев.16,25). Но для чего же делать в праздник большие покупки самых съестных припасов, тем более таких предметов, которые требуются не сейчас, а на дальнее будущее время, как одежда? для чего же собственно, например, приноравливать к воскресному, дню задуманные покупки и проводить целый день в путешествиях из лавки в лавку? Не потому ли только это, что в воскресенье больше досуга? Но в досуг воскресный не следует вторгаться с этими делами, потому, что они будничные; потому что в случае приглашения праздничных покупателей к чтению духовной книги или к другому духовному занятию услышится же от них обратный ответ: «нам недосужно; надобно пойти в лавки». …Ты, послушный сын Церкви! не льстись ни на продажу, ни на покупки в праздничные дни, чтобы не запятнать грехом и не лишить прочности ни того, что было бы продано тобой, ни тех вещей, которые были бы куплены тобой в праздник».

4.4.2. О праздности в виде гуляния по улицам или паркам

Следующим способом проведения свободного времени есть гуляние по улицам и паркам.

Никодим Святогорец (Поучения. Две сети диавола): «Многие христиане целыми днями пребывают в праздности: они ходят по городским улицам, … обсуждают проходящих мимо людей… Так они проводят день за днем без всякой пользы для себя».

По мнению практически всех людей в таком отдыхе не может быть ничего плохого или вредного. Но если для внешней жизни человека это так (и даже польза для тела – быть на воздухе и в движении), то для внутренней жизни христианина, который старается вести духовную жизнь, в этом может быть большой духовный вред, если он не будет придерживаться определенных правил относительно хранения глаз и трезвения ума. И в приведенных поучениях святых отцов речь идет не о телесной пользе пребывания на свежем воздухе, а о том, чем занимается ум во время того, когда человек не занят телесным или умственным трудом, и когда он не общается с другими людьми.

Особенность такого времяпрепровождения в том, что человек при передвижении или смотрит на то, что происходит вокруг, или углубляется в свои мысли. И что в этом может быть плохого, мы рассмотрим далее в вопросе о праздномыслии. А сейчас пока приведем поучения святых отцов о прогулках. 

Примеры о том, почему люди любят гулять по улицам или паркам

Вначале приведем некоторые ответы людей на вопрос: любят ли они гулять по улицам или паркам.

Прежде чем привести ответы, заметим, что любить или не любить такие прогулки можно по разным причинам.

Так, одни не любят ходить по улицам, потому что любят сидеть дома, и при этом, например, играть на компьютере или смотреть телевизор; вторые не любят ходить одни, потому что про них подумают, что они одиноки; третьи – просто не видят смысла тратить время на это, а четвертым – некогда гулять.

Те же, кто любят ходить по улицам, делают это, или потому что им нравится любопытствовать о том, что происходит вокруг, или во время прогулки они хотят найти себе спутника жизни, или совмещают прогулки с покупками, или это обычное времяпрепровождение с друзьями, или потому что они любят идти и мечтать, или потому что это единственная возможность побыть одному в тишине и ничегонеделании, и др.

Интернет – источники: «Вопрос: здесь есть люди, которые любят гулять по городу одни? Как вы это делаете? Просто выходите на улицу и идете куда глаза глядят без цели? Или совмещаете прогулку с чем-то – например, пойти и купить хлеба в самом дальнем магазине? Есть ли у вас какие-то любимые места для прогулок? Не стесняетесь ли одной не спеша прогуливаться, когда все вокруг парочками или компаниями? Ответы: 1). Мне некогда гулять, дальше этого форума мы не гуляем. 2). Нет, я стесняюсь одна гулять, делаю вид, что иду по делам. В лес поэтому одна не хожу — какие там дела? 3) А я люблю. Просто по улице обожаю ходить одна, особенно в прохладную погоду. Еще если и куплю что-нибудь приятненькое по пути –– радости нет предела. 4) Я люблю, часто иду, куда глаза глядят, интересней, конечно, когда есть на что смотреть — типа старых улиц с какой-нибудь архитектурой, природа необычная. Могу часами ходить, именно праздно шататься. 5) Раньше не любила, боялась, что про меня люди подумают плохо. Сейчас везде одна хожу. Сколько там той жизни, ещё и про мнение других людей думать… 6) Я тоже очень люблю куда-нибудь свернуть и поглазеть, чего там новенького. А в других городах — вообще обожаю. Еду куда-нибудь на транспорте, выхожу на любой остановке и иду, куда глаза глядят. 7) Я это делаю только одна и ежедневно. Мне другие мешают. Я люблю это дело — наблюдаю за людьми, захожу в кафе на чашечку кофе, потом дальше. 8) Я обожаю гулять одна, и не люблю, когда кто-то пытается со мной познакомиться, думая, что я вышла на поиски. Я хожу по магазинам, наблюдаю за людьми, просто наслаждаюсь спокойствием и возможностью помолчать и ничего не говорить. 9) Нет, я стесняюсь одна гулять, делаю вид, что иду по делам. 10) Люблю одна гулять. Сначала нагуляюсь, а потом по пути домой в магазины захожу. Обожаю ходить, любоваться природой, думать о чём-нибудь своём. На кладбище иногда могу зайти. Только я не поняла, а чего стесняться? Откуда людям знать, куда ты идёшь и зачем? Им это неинтересно, у них своих проблем полно. Я не могу постоянно гулять с подругами, так чокнуться можно. Уединение тоже нужно. 11) А почему вы не любите гулять по городу и наслаждаться его видами вместе с возлюбленными? Это ведь так приятно! 12) Я не люблю по городу одна гулять, чувствую свое одиночество в толпе. А раньше гуляла, как раз когда была одинока, чтобы познакомиться. Выходила на «охоту», правда себе дело какое-то придумывала, пойти в магазин или еще что-нибудь, бесцельно не могла. И мужики как чувствовали, что я на охоте и активно знакомились, машины останавливались, просто подходили. На тот период это было «удачно», потому что, как правило, это всегда заканчивалось последующими свиданиями. Я даже когда с кем-то знакомилась, обычно оставляла телефон и шла дальше, чтобы было из чего выбирать. Бывало за день с 5-ю знакомилась. Такой азарт был. 13) Любимое дело, но только если плеер с собой и настроение соответствует. 14) Обожаю гулять, особенно одна. Никого я не стесняюсь. Я думаю, что прохожим плевать, куда и с какой целью я иду. Вокруг столько людей, неужели, все про меня будут думать?? Компания мне только мешает, т.к. у меня есть своя любимая скорость, свой путь. Люблю фотографировать. Часто во время прогулки тренирую зрение, глядя в даль и в близь. 15) А я как раз люблю гулять именно одна, а не с кем-то. С кем-то для меня уже не то, другой человек мне мешает. Конечно, с кем-то тоже хожу (иногда хочется на пару часов, поболтать и т.д.), но реже чем одна. А одна часто хожу на природу с фотоаппаратом, или в парк, зоопарк, на набережную и т.д. Иногда в кафе захожу. Ну и да, часто если еще и купить что-то надо, то гуляю одна, а потом на обратном пути захожу в магазин. …Еще могу в парке или где-то в городе на аллее на лавочку сесть книжку почитать. Часто еще, если одна гуляю, то плеер в ушах. 16) Я люблю. Обычно по пути захожу в магазины или кафе приглянувшиеся, или куда угодно. 17) По городу не люблю, народу много, машины воняют — напрягает это, не расслабишься, не уединишься. Я в парке гуляю, в лесу, там хорошо. 18) Обожала гулять одна! Особенно осенью. А сейчас — только с мужем и ребенком. 19) Люблю гулять одна, но все таки ставлю перед собой цель, зайти, например, в дальний магазин, что-то посмотреть или купить. Без цели одной гулять мне как-то не комфортно. И не комфортно одной сидеть в кафе. 20) Люблю гулять одна, но хочу научиться не обращать внимание на людей. А то иду и думаю, что все на меня смотрят. Когда гуляю, беру наушники с собой. 21) Я люблю ходить гулять одна, особенно ходить по набережной пешком. Там очень красиво, иду, любуюсь пейзажами, думаю о своем. Хожу летом почти каждые выходные. 22) А я бы рада погулять, но не могу. 23) Люблю гулять в парке … особенно с коляской хорошо: дите спит, а сама идешь, по сторонам смотришь! 24) Я тоже люблю — вот там я уже была, а туда еще не ходила, пройтись с плеером и погулять по скверу или просто по набережной. О чем-то помечать посмотреть на странных и не очень людей, которые куда-то бегут, а ты идешь себе и идешь и все. И на данный момент тебя ничего не колышет. 25) Просто идти, купаясь в отблесках фар и сиянии неоновых вывесок. Просто идти, просто мечтать. Вспоминать, как было классно и волнующе идти с ним … по этой же улице, как было здорово болтать ни о чем. Просто наслаждаться обществом друг — друга, ни позиционировать, ни флиртовать. Быть собой. Наконец-то. Плотнее закутаться в шарф, облокотиться на стену дома, проигнорировать сальный взгляд проходящего дядечки и закурить. С кайфом затянуться и с надеждой вглядываться в лица прохожих — вдруг я встречу его? Как тогда. На этой улице. 26) Мне нравится ходить по улицам просто так, потому что: в городе есть красивые места, где я люблю бывать; есть улицы, связанные с воспоминаниями моего детства; во время этого занятия приходят новые необыкновенные мысли; интересно наблюдать, что где происходит». 27) «Идя бесцельно по улице, я могу подумать о многом… То, о чём мне не дадут подумать дома, на работе в минуты затишья, на улице я могу обмозговать многое, и пусть я ничего не решу этими размышлениями, но это выручает меня от лютой депрессии».

Некоторые поучения святых отцов о прогулках

Далее кратко скажем, что по христианскому учению прогулка по городу или парку, или то, что человек идет куда-то, конечно, не является грехом. Грех будет действовать в человеке, если, например: это является неким пристрастием, без которого человек уже не может обойтись; или ему хочется пойти погулять по улице, когда есть необходимые дела, которые он не хочет делать по лени или по желанию развлечься; или, например, если человеку хочется подольше пройтись по улице, потому что хочется помечтать; или если хочется подольше пройтись по улице после работы, потому что не хочешь помочь ближнему в хлопотах по дому.

А теперь приведем, что говорили святые отцы по поводу прогулок на свежем воздухе.

Во-первых, некоторые люди говорят о том, что гулять на свежем воздухе полезно для здоровья. И это правда, для здоровья тела необходимые и постоянные физические нагрузки, и свежий воздух. Вот как об этом говорит свт. Феофан Затворник.

Феофан Затворник (Письма, п.1453): «Трудиться трудитесь — дело святое. Но и здоровье надо беречь. Здоровье — что лошадка. Загонишь — ехать не на чем. Всякий день быть с час на свежем воздухе, да сна вдоволь, есть и поменьше можно, винопития совсем не касаться; когда не пишете, больше ходить по хате, чем сидеть. — И труд не оставит разорительного следа. Если же можно прибавить к сему и телесное упражнение — точить, пилить, строгать, рубить, — то этим можно сделаться совсем недоступным для немощей. Есть книжка — комнатная гимнастика, — указаны разные движения — руками, ногами, туловищем, головою. Дюже хороша для гигиены. …Цель та, — чтобы ни одному мускулу не давать залеживаться без дела, а напротив, всякий день каждый подергать и понапрячь. Отсюда мерное течение и питательных отправлений тела».

Но если прогулок слишком много и они не оставляют времени для духовных деланий — молитву и духовные чтения, то они приносят душевный вред христианину.

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, 1714): «Здоровье и чрево — это те идолы, особенно у людей нынешнего века, от них же и я многогрешный, — для которых мы живем и которым постоянно служим, до пренебрежения делами своего христианского звания, напр., чтения Слова Божия, которое слаще меда и сота, молитвы, этой пресладкой беседы с Богом, и составления проповедей Слова Божия. Много гулять для здоровья и для возбуждения лучшего аппетита, есть с аппетитом — вот предметы желаний и стремлений многих из нас. А из-за наших частых прогулок, из-за нашего пристрастия к пище и питью — смотришь: и то упущено невозвратно, и это не сделано, и то на ум нейдет; — потому что до серьезного ли дела после вкусного обеда или ужина?».

Если выходя на прогулку или просто идя по дороге домой, христианин мечтает или пустомыслит и не занимается молитвой или богомыслием, то это — прогулки типично плотского человека, для которого важно здоровье тела, а не здоровье души.

Во-вторых, действительно, прогулкой на природе иногда можно развеять печаль, уныние и многозаботливость, что и делают многие люди. Христианин также может это делать, но с молитвой или богомыслием.

Тихон Задонский (т.5, Письма посланные, п.45): «Если уныние, скука и тоска тебя очень смущает, то выйди из кельи, и пройдись, где возможно, и, прохаживаясь, воздыхай ко Христу, да поможет тебе. Часто поминай смерть, Суд Христов и вечность. Этим воспоминанием, как бичом, прогонится всякое уныние, скука и тоска».

Письма Валаамского старца (п. 114): «В этой временной жизни иначе и быть не может: приходится переживать всякие невзгоды, как кораблику в море — то ветры, то дождь, то буря, да такая, что мачты трещат; то и жди, что на подводный камень выкинет. В такие тяжелые минуты полезно прогуляться в лес, и посмотреть, как белки прыгают с елки на елку и птички хвалят Господа. Только бедный человек унывает и скорбит».

В-третьих, когда речь шла о том, чтобы отвлечь христиан от посещения мирских зрелищ, святые отцы призывали их идти гулять на природу.

Иоанн Златоуст (т.7, ч.1, беседа 37): «(На зрелищах) и слова постыдны, и лица смешны, и стриженые волосы таковы же, и походка, и одежда, и голос, и телодвижения, и взгляды, и трубы, и свирели, и действия, и их содержание, и все вообще исполнено крайнего разврата… Если ты хочешь получить удовольствие, иди в сады, к текущей реке и озерам; рассматривай цветы и слушай пение кузнечиков; посещай гробницы мучеников, — здесь найдешь ты и здравие для тела, и пользу для души, а вреда никакого; и не будешь раскаиваться после такого удовольствия, как то бывает после тех зрелищ».

Но это не касается тех случаев, когда христиане предпочитают в свободное время побыть на природе вместо чтения духовной литературы и Святого Писания, или молитвенных правил, или посещения храма. И вот как сравнивает свт. Иоанн Златоуст приятность и пользу от чтения Святого Писания с таким безвинным занятием, как прогулка на природе.

Иоанн Златоуст (т.3, ч.2, Беседа, когда Евтропий, найденный вне церкви, был схвачен…): «Приятен луг, приятен сад, но гораздо приятнее чтение божественных Писаний. Там – увядающие цветы, а здесь – цветущие мысли; там – дыхание зефира, а здесь – веяние Духа; там — служит оградою терновник, а здесь — охраняет промысел Божий; там – пение кузнечиков, а здесь – речи пророков; там – удовольствие от зрения, а здесь — польза от чтения; сад – в одном каком-то месте, а Писания – во вселенной; сад подчинен переменам времен года, а Писания и зимою и летом украшены листьями, обременены плодами. Будем же прилежны в чтении Писаний. Если ты внимаешь Писанию, то оно удаляет от тебя уныние, доставляет удовольствие, истребляет злоба, укореняет добродетель, не допускает бедствовать в вихре забот, подобно обуреваемым волнами».

А о том, что происходит в мыслях человека, когда он не занят никакой деятельностью, мы скажем в вопросе о праздномыслии, и тогда будет более понятно, почему во время прогулок человек может согрешать.

О праздномыслии, происходящем от внешнего наблюдения

А сейчас мы только скажем о том, о чем могут думать люди, когда находясь на улице, смотрят на других людей и на улицы.

Как мы уже говорили, в том, что человек гуляет по городу или паркам нет ничего греховного. Но то, что он проводит время без пользы для своей души, является грехом, т.к. он тратит время своей жизни ни на что, а точнее сказать на глазерство, любопытство, на пустые размышления о том, что происходит вокруг или на мечтания и пустые или страстные воспоминания.

Вообще есть развлечения от внешнего мира (когда человек что-то видит или слышит), а есть развлечения из своего внутреннего мира (т.е. в мыслях). И душа грешника, даже если не имеет «под рукой» никаких развлечений от внешних впечатлений, все равно развлекается своими мыслями и образами. Например, идя по магазинам и смотря на товар, или при просмотре фильма душа человека развлекается тем, что видит и слышит, а если человек, например, дома убирает или готовит, или не обращает внимание на то, что происходит вокруг, то душа развлекается своими мыслями и мечтаниями (поэтому тот, кто дома много трудится по хозяйству может быть не праздный телом, а трудолюбивым и не ленивым, но быть праздным умом и сердцем). (О внутренних развлечениях мы будем говорить в теме «О праздномыслии и страстных мыслях»)

Развлечения от того, что видим и слышим практически всегда происходят на улице, когда человек рассматривает других людей или то, что происходит вокруг, и затем думает об этом. В тех примерах, которые будут приводиться, будет видно, что в основном  это или пустомыслие, или осуждение, или у некоторых это блудные помыслы.

Примеры о том, что некоторые люди любят разглядывать людей и то, что происходит вокруг

А теперь рассмотрим примеры того, чем занимается ум людей на улице или в транспорте.

Многие люди любят рассматривать других людей и давать им оценку (некоторые развлекаются подобным образом сознательно, а некоторые – нет).

Интернет – источники: «1). От настроения зависит, бывает, что все встреченные люди красавцы и красавицы, а иногда — ну просто выставка уродцев. 2) Смотрю по сторонам и как-то не радуют лица вокруг в последнее время. Одни кхе.. 3) Иногда разглядываю людей (но это чаще в транспорте) и как будто пытаюсь угадать, кто этот человек по жизни, есть ли у него семья, дети…. 4) А я всегда на девушек смотрю. 5) А я на (фигуры) девушек смотрю. 6) Я в эти моменты думать не могу, т.к. вокруг большое изобилие красивых женских тел. 7) Думаю о людях, например: “Какой симпатичный молодой человек“ “Какая привлекательная девушка, мне нравятся ее туфли“ “Сколько можно пялиться…“ “Бабка метит молодую жертву, чтобы встать рядом и чтобы ей место уступили“ – всякий бред в общем». 8) Смотрю на людей, причем рассматриваю то, что на данный момент волнует. Например, хотела купить новые сандалии, не знала какие хочу, рассматривала у прохожих, какие бы мне понравились».

Другие предпочитают не смотреть на людей.

Интернет – источник: «Ответы на вопрос: «Часто ли вы рассматриваете людей в транспорте (или на улице)? Или вы просто сидите (или стоите), смотрите в окно и думаете о своём?» 1) Смотрю в окно, в пол, в потолок, куда угодно, чтоб только не смотреть на других. Когда на кого-то сморишь, это сразу заметно. Когда на меня кто-то (смотрит, жутко злит). 2) Думаю о своем. 3) Либо думаю о своём, либо повторяю марки авто пробегающих мимо… Потом делаю выводы, что нынче покупают… 4) Мне за рулём некогда рассматривать 5) Я просто сижу и слушаю любимую музыку! 6) А я иду вообще никого не вижу! Меня часто знакомые окликают, я их даже не вижу. Погружена в свои мысли. 7) Редко, больше смотрю на деревья и здания».

Иногда люди предпочитают констатировать то, что видят вокруг, например, здания или улицы.

Интернет – источники: «1) Город умеет успокоить…. Еще два квартала – и я дома. Мне это надо. Гулять по городу, одной, не идя куда-то целенаправленно, а доверяясь – чутью? Себе? Памяти? Городу… Прогулка порождает воспоминания. Воспоминания порождают мысли, мысли возвращают в прошлое, обходя настоящее, устремляются в будущее. … Длинные истории Екатеринбурга. Твое имя на заборе, блин! Первомайская: серый забор, надпись (какая-то)…. Очень красивое сочетание цветов: серый, черный и алый. Надо будет разбавить свой гардероб таким же ярким пятном. Ул. Куйбышева. «Дорожные работы». Оригинально, особенно, если не проходишь, а едешь мимо на трамвае. Р-раз! — и человечек уже набросал целую кучу земли в дорожный знак. Рядом — на перекрестке — мой любимый забор. Нефтяники. История про поиски нефти там, где ее нет. … Улица Радищева – вот уж контрасты на каждом шагу. Бок о бок – «памятник деревянного зодчества XIX века, охраняется государством» (плохо, надо заметить, охраняется) – и «строительство 18-и этажного дома ведется…». Облупившиеся до дранок стены частных халуп – и голубые стекла-зеркала «Кольца Екатерины». Китайские шмотки и ржавые мясорубки: два рынка на выбор. Чтобы не забывали, где находитесь – пронырливые: «золото, доллары, сотовые телефоны» (кто был, тот поймет). Ну и особую готичность придает комбинат ритуальных услуг и его многочисленные отпрыски. Ворота домиков распахнуты настежь, а там – кресты, плиты, веночки, ленты по ветру гуляют… Потом кафе с закосом под Восток, и снова – склепики, гробики, черепочки… Если же пойти еще выше, там и кладбище будет…. Эх, люблю тебя, Город. 2) Хотя по городу я предпочитаю бродить в гордом одиночестве — но можно и с кем-нибудь: идем, болтаем или наоборот молчим — я смотрю вокруг себя на Город. Приятно, что есть люди, которые тоже любят ходить пешком. По 8 Марта от Чапаева до цирка — сейчас там сухо (и комфортно), а вот осенью, помнится, ходила — под проливным дождем без зонта. Картинка: идет девица, с нее ручьями течет вода, а она улыбается. Тогда в Городе был какой-то съезд байкеров — как раз в том районе очутилось основное скопление. Любовалась. А сейчас — солнце, лужи, ветерок… От цирка, мимо «Купца» по Радищева в сторону Московской. Там, где в четыре стороны расходятся трамвайные рельсы (в полночь, на перекрестке) будет весьма интересное место. Помнится, легко идентифицировала его в песне Новикова «В Екатеринбурге» — «И погост, и дом казенный, и церковный двор…» Единственное — интересно, каково сидеть в тюрьме и видеть из окна могилки».

Как видим, констатирующие мысли о городе (которые сами по себе пусты), перемешаны с мыслями о людях, и в них есть и осуждения, и насмешки, и пустые мечтания с воспоминаниями и др.

На этом закончим краткий обзор примеров, о чем могут думать некоторые люди, передвигаясь по городу и глядя на людей или на улицы. 

Святые отцы о пагубных плодах прогулок с нехранением глаз для тех христиан, которые ведут духовную жизнь

А теперь приведем некоторые поучения святых отцов, в чем духовный вред таких развлечений от внешних впечатлений. То о чем будет говориться далее, глубоко понять и почувствовать могут только те христиане, которые стараются трезвиться, бороться с помыслами и постоянно молиться. Но, думаю, что и тем, кто нерадив ни к молитве, ни к трезвению, также будет полезно прочесть эти поучения.

Святые отцы предупреждают о том, что следует быть внимательным к тому, на что и как ты смотришь, и в христианстве это называется «хранением очей».  

Авва Исаия (Духовно — нравственные слова, сл.7,): «…(одной из вещей, которая причиняет) осквернение душе: блуждание по городу без хранения очей».

Прогулки по городским улицам, когда человек глазеет по сторонам, создают множество искушений или соблазнов разного рода, таких как осуждение, желание нравиться, желание что-то купить, не говоря уже о пустомыслии и мечтательности.

Ефрем Сирин (В подражание притчам): «Не заглядывай, монах, в городские улицы, и не скитайся по городским площадям, чтобы не встретилось тебе что-нибудь, и не поползнулась (уклонилась) душа твоя в погибель».

Ефрем Сирин (О том, как монаху быть совершенным): «Не ходи часто на городские улицы, чтобы не возвратиться оттуда преданным страсти. Не люби многолюдных собраний, потому что производят в душе смущение».

Как видим, эти поучения даются монахам, но это не должно служить для нас оправданием. Для христиан, которые молились в храме или дома, такое нехранение глаз после молитвы, также рассеивает и соблазняет, как и монахов. 

Никон Воробьев (Слово на Обрезание Господне): «Вот мы вышли из храма, помолились как будто, но идем по улице и что делаем? — Смотрим: этот такой-то, тот идет оттуда-то, разглядываем какой у кого нос, какое лицо, кто красивый, а то и в окно заглянем. И так, пока человек дойдет до дома, он тысячу грехов сделает. Вот этот помысл, который рассеивает человека, заставляет нас смотреть, слушать и видеть то, чего не следует, нужно отсечь от себя, отрезать».

Опыт подвижников говорит о том, что если гулять или ходить по улице, не храня глаз, то невозможно настроиться на молитву.

Евагрий Понтийский (Зерцало иноков и инокинь, гл.2, 26): «Желание прогулок и любовь [к посещению] чужих домов губят [молитвенное] состояние души и уничтожают ее рвение [по Богу]».

Феофан Затворник (Письма п.896): «…разорительное дело…, когда прогуливаются, не соблюдая чувств. Успеху в молитве… очень мешает».

Игнатий Брянчанинов (Аскетические опыты 2, Слово о молитве Иисусовой): «…(внимательное) воззрение производит непременно в душе какое-либо впечатление, которое будет причинять ей развлечение, привлекая к себе внимание ее и отвлекая его от молитвы».

И даже, например, весенние виды природы, которые приятны душе, могут расслабить молитвенное настроение, которое было при великопостных трудах (но много ли таких христиан, которые имели эти труды…).  

Феофан Затворник (Что есть духовная жизнь…, п.44): «Весна — время приятное, но сколько делает зла в нравственном отношении! Видали Вы, как барашки, когда выгоняют их на траву, прыгают, блеют, резвятся? Отчего это? Жизнь играет. Подобное взыграние жизни и люди все ощущают, не молодые только, но и старые. Тут ничего нет грешного. Это невинное чувство, но как пользуются этим люди, это не совсем бывает безгрешно. Радость жизни! Ощутив ее, надо Господа благодарить, что на земле, полной горя по грехам нашим, еще и радостям оставил Он место, чтобы мы не падали в отчаяние. А бывает что? Бога поблагодарить не поблагодарят, а пустятся на то, чтобы продлить эту радость, рассеиваются и возвращаются на старое. Радость эта или это взыграние жизни приятно, но оно совсем чувственно, телесно, и позывы от него появляются такие же, чувственные, телесные. Захочется смотреть на приятное для глаз, слышать приятное для слуха, обонять приятное для обоняния, подышать воздухом, провеяться приятным ветерком — вообще размножить приятные чувственные впечатления. Кто пойдет по этим позывам, тот не усидит внутри себя, а выйдет непременно вон; затем внимание к себе прекращается, мысли, чувства и желания опять начнут бурлить и вступать в прежнее нестроение. Мысль о Боге отойдет, и покой внутренний пропадет. Томимая совестью душа скажет: завтра не стану так поступать; но завтра опять то же, то же и послезавтра, а там и руки опустились. Опять пойдет жизнь «как живется». Весь плод великопостных трудов в упорядочении души и пропадет. И это по той одной причине, что не поостереглись немного и не сумели отказать своим чувствам в некоторых приятностях, а при допущении иных не позаботились держать свое внутреннее в должном страхе и, увлекаясь внешним, оставляли его (внутреннее) без внимания».

Вообще, «образы житейской суеты» расслабляют душу и не дают ей устремиться к Богу.

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, 1795): «Изнеживают, расслабляют и смущают душу образы житейской суеты, на которые мы с полным удовольствием и сочувствием сердца смотрели; лишают чистоты сердца и дерзновения пред Богом; потому благо не ходить в театры, не посещать светских, веселых, пышных собраний, не видеть кружащихся в вихре танца, не смотреть на мирские зрелища, представляющие многоразличную суету мира сего. Благо же непрестанно прилепляться сердцем к единому Богу; а в мире столько приманок, что не насытится око зрети».

Но нехранение глаз мешает не только молитве или памяти о Боге, но и возбуждает некоторые страсти, например, блуд, тщеславие и др.

Никодим Святогорец (Невидимая брань, гл. 24): «Не смотри с вожделением на красивые одежды, ни на сребро и злато, ни на блестящие наряды мирские, чтоб чрез очи твои не вошла в душу твою страсть тщеславия или сребролюбия. И скажу обще: блюдись смотреть на хороводы, пляски, пиры, пышности, споры, ссоры, пустоболтания и все другие неподобные и срамные дела, кои любит несмысленный мир и запрещает закон Божий»

 Для тех людей, которые имеют блудные помыслы, хранение глаз есть одним из основных условий в борьбе с этой страстью. (Заметим, что очень часто на вопрос о том, на что люди смотрят на улице или в транспорте, они (особенно мужчины) отвечали, что рассматривают людей противоположного пола).

Никодим Святогорец (О хранении чувств): «…необходимо пресечь воззрение глаз на красоту телесную, приводящую душу к неподобающей страсти…. К соблюдению зрения приложи все свое внимание, поскольку это чувство подобно вору: скоро захватывает ум, так что во мгновение ока от страстного взгляда запечатлевается в памяти образ кумира, им услаждается душа и его вожделевает сердце, — и человек грешит, как сказал о том Господь: «…всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5, 28)». 

Ефрем Сирин (О борьбе с блудной страстью): «Демон блуда приводится в бездействие не только воздержностью от снедей, но и воздержанием очей, «чтобы не видеть суеты» (Пс.118,37). …Страшный у нас предатель — рассеянное око».

Кстати сказать, при рассматривании каких-то предметов вначале идут мысли – констатации (что вижу, то говорю), например: «деревья уже зеленные, магазин новый открылся, платье на девушке красивое» и т.д., но через время они могут остановиться на каком-то предмете из увиденного, и может начаться осуждение или осмеивание кого-то, или ум может перейти на мысли о чем-то своем и уже почти не видишь, что происходит вокруг, потому что углубился в свои мысли, воспоминания и мечтания.

На этом закончим краткий обзор, чем вредно для внутреннего человека «нехранение глаз», и для тех, кто желает последовать такому деланию, как хранение глаз, приведем советы святых отцов о том, что если христианин заметил, что прогулка оставляет рассеянность мыслей и множество впечатлений, которые потом вспоминаются, или если во время нее или после появляются какие-то попечительные или телесные желания, то надо прекратить такие прогулки.

Игнатий Брянчанинов (Аскетические опыты 2, Слово о молитве Иисусовой): «Вообще проводящему внимательную жизнь не должно смотреть ни на что пристально и не слушать ничего с особенным тщанием, но видеть, как бы не видя, и слышать мимоходно, чтобы память и сила внимания были всегда свободными, чуждыми впечатлений мира, способными и готовыми к приятию впечатлений Божественных».

Феофан Затворник (Начертание христианского нравоучения, ч.1, Б.4,б): «…например, прогулка может оставлять рассеянность в мыслях и возбуждать движение похоти. Кто заметил, что она имеет худое на него влияние и сознал вместе, что по сему самому он обязан прекратить ее, а между тем не прекращает, тот, очевидно, хотя легко, но оскорбляет совесть, нарушает ее покой и чистоту».

Феофан Затворник (Путь ко спасению, отд.3, 2,В): «…оставь, что вредно и опасно для жизни, что погашает дух. Но что же именно? У иного может быть самое мелочное, может быть даже прогулка по известному месту, с известным лицом… «Все мне позволительно, но не все полезно» (1Кор.6,12)».

Феофан Затворник (Письма, п.668): «Улицы полны народа; но вы можете шествовать по ним, как по пустыне. Только сами не затрагивайте никого. Не ищите знакомства и развлечений. Душа тогда, не подвергаясь разнообразию впечатлений, будет сама с собою свои думки вести…».

4.4.3. Святые отцы о том, что от праздности может происходить стремление к паломническим поездкам

Далее кратко скажем о таком времяпровождении вне дома как путешествия. Казалось бы, что в них может быть плохого? Но все развлечения, в том числе и путешествия, как происходят от внутренней пустоты, так и имеют плод – пустоту. Вот как об этом говорит современный подвижник.

Паисий Святогорец (Страсти и добродетели, ч.4, гл.2): «Геронда, я обратила внимание, что у некоторых людей, которые не верят в Бога, есть сильное желание увидеть мир, страсть к путешествиям, развлечениям. (Ответ) Когда человек не верит в иную жизнь, то он стремится увидеть мир, насладиться в этой жизни тем, другим, а в конечном итоге что получается? В нём постоянно присутствует пустота. Но если он уверует в Бога, познает Бога, то и сам будет познан Богом, и у него явится чувство полноты».

Что касается пользы путешествий или каких-то поездок для отдыха, то приведем совет тем людям, которые имеют слишком много забот по работе и к тому же если у них не совсем нормально со здоровьем, о том, что они могут куда-нибудь уехать, и желательно туда, где тихо.

Феофан Затворник (Письма, п. 463): «Полным сердцем разделяю вашу скорбь и беспокойство. Да отвратит от вас Господь всякую беду и да подаст супругу вашему облегчение и исцеление от болезни. Головная боль в таком виде, как у N.N. прямее всего указывает на утомление головы углубленными соображениями. Но тоже бывает и от других случайностей, напр., от незамеченной простуды, или охлаждения спины и задней части головы. … Надобно однако ж лекарей послушать. Надо дать голове отдых. Поехать бы куда-нибудь на месяц хоть; да просто покататься по чугункам без всякой цели. А дела поручить на это время — по каждой части — более смышленым и доверенным служащим, дав им полную инструкцию, сколько возможно определив возможные случайности. Я думаю, что это возможно сделать. И ущербов бояться нечего. Поезжайте и вы с ним. Дом останется на руках матушки. Побейте баклуши месяц; голова проветрится и окрепнет. Я не разгульную предлагаю. Молитесь Богу, читайте Евангелие, всю печаль возвергните на Господа. Если неудобен этот способ оздравления — вот другой. Ведь, не столько углубление умовое томит голову, сколько крушит забота и томит сердце, а из сердца томление переходит в голову. Второй мой рецепт на это и направлен, именно — не томить сердца крушением и заботою; а всю печаль и заботу передать в руки Божии, так чтобы сердце оставалось совершенно свободно. Тогда голова, сколько ни углубляйся, все перенесет без изнеможения. В установлении такого настроения — труд идет нравственный, с размышлением, которое оживляло бы упование на Бога. Извольте так сделать, N.N. Можно оба эти плана совокупить. Бросить все и поехать кататься нельзя, не возложив всего упования на Бога. Живя в сем уповании исключительно целый месяц, душа укрепится в нем. За тем, по возвращении, стоит только поддерживать его, и оно останется у вас на всю жизнь, и всю жизнь будет облегчать тяготу забот, и не даст голове так утомляться, как теперь. Паче же будем молиться, да сила Божия, укрепляющая силы наши, объемлет вас и хранит».

О путешествиях мы не будем более говорить, а приведем поучения святых отцов о таком виде путешествий у современных христиан, как поездки по святым местам. И так как это довольно распространено, то скажем об этом подробнее.

Изначально следует сказать, что:

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 2-й запов., грех: Ложное странничество): «Сходить или съездить на поклонение мощам угодника Божия или к святым местам в Иерусалим, в Киев,— при известных условиях, дело благочестивое и также это подвиг духовный. Тут, например, имеется целью (кроме исполнения обета, если путешествие предпринято по особенному обету): а) потрудиться ради царствия Божия; б) видеть живые примеры высокой, духовной жизни; в) когда же или где нет таких примеров—при взгляде на гробницы угодников Божиих воодушевиться большею ревностью о спасении души, облагоухаться здесь и благодатью Божиею, как особенною силою для спасения; г) может быть, и увидеть осязаемые чудеса на месте поклонения, следовательно, ощутить ближайшее присутствие Бога; наконец д) видеть более умилительное, продолжительное и торжественное богослужение, чем дома. В этих богоугодных целях и в духе молитвенном можно даже не раз в жизни предпринять дальнее путешествие к святым местам и мощам».

Но, к сожалению, такой вид внешнего почитания христианских православных святынь стал неким развлечением, не приносящим никакой или мало какой истинной духовной пользы.

Паисий Святогорец (ст. О силе исповеди): «…я вижу, что диавол придумал новую западню для того, чтобы уловлять людей. Диавол внушает людям помыслы о том, что, если они выполняют какой-то данный ими обет, к примеру, едут в паломничество в святое место, значит, духовно они находятся в порядке. И вот часто видишь, как многие паломники с большими свечами и с серебряными подвесками, которые они обещали привесить к той или иной чудотворной иконе, едут по монастырям, по святым местам, вешают там эти серебряные подвески, осеняют себя широким крестным знамением, утирают навернувшиеся на глаза слезы и этим довольствуются. Эти люди не каются, не исповедуются, не исправляются и тем самым радуют тангалашку (такое прозвище старец дал диаволу)».

Паисий Святогорец (Духовное пробуждение, т.2, ч.2, гл.1): «Все ищут покоя, но покой приходит к нам изнутри. И эти бедолажки, что паломничают от одной святыни к другой, хотят найти Христа, в то время как Христос находится возле них. Имея возможность найти Его без труда, они утомляются и в конечном итоге не находят Его. Человек по-настоящему духовный не получает покоя от шатаний и любований разными достопримечательностями. Они для тех, кто страдает, потому что помогают им немного забыть свое расстройство. Человек духовный, имеющий божественное утешение, не нуждается в подобных вещах. Если же он не имеет в себе божественного утешения, то ничем не отличается от мирских. Его устремления и интересы тоже будут не духовными, а мирскими. Такой человек будет стремиться достичь покоя с помощью чего-то мирского. Многие приезжают на Святую Гору, посещают разных отцов, воодушевляются тем, что слышат от каждого, по-своему истолковывают и путают смысл сказанного да вдобавок говорят: «Очень хорошо провели время!» Но если бы они посещали какого-то одного отца, советовались бы с ним и старались исполнить то, что он им сказал, то получали бы действительную помощь. То, чем они занимаются сейчас, называется «духовным туризмом.» …В наши дни, путешествуя для того, чтобы получить небольшую пользу, ты в поездах, самолетах, гостиницах получишь [скорее] большой вред. Все пришло к обмерщвлению. Какую пользу можно получить, направляясь в духовное место и видя там великое мирское бесчинство? Для того чтобы все это пошло на пользу, надо быть очень сильным человеком. И этот экскурсовод, который рассказывает и объясняет, когда путешествуют группами, уж лучше бы он иной раз помолчал! Потому что он рассказывает не благоговейно, например: «Здесь Гефсимания, здесь — Всесвятой Гроб Господень», а начинает тарахтеть: «Это то, это се, сейчас мы едем в Вифлеем, туда пришли мудрецы из Персии» и потихонечку «увозит» паломников… [чуть ли не] в Кувейт! Тому, кто читал Священное Писание и знает, что здесь Гроб Господень, а здесь Гефсимания, такой экскурсовод не дает сосредоточиться и помолиться. Эти рассказы нужды только тому, кто не читал Священного Писания, но те, кто едут в паломничество на Святую Землю, его читали. И люди, вместо того чтобы получить пользу, остаются с замороченной головой. Да еще и убегают сразу от одной святыни и несутся к другой – услышанное не удерживается в них».

Есть и такой грех, как «ложное странничество».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 2-й запов., грех: Ложное странничество): «Но бывают такие «странники и странницы», которые далеко уклоняются от этих чистых целей в своем путешествии и разве у самой только святыни на короткое время показывают в себе дух веры и благоговения. Раз побывав у святых мощей и по святым местам, и с первого же этого раза возвратившись домой не лучшими, как вышли, напротив принеся с собой много зла, которое переняли от странников,—эти люди стремятся к богомольям снова, и некоторые почти целую жизнь так-то странствуют. Для чего же или ради чего? Чтоб не работать дома…; чтоб иметь разнообразие к своей жизни, видеть постоянные перемены лиц и местностей. …Теснота дорожного помещения в дальнем странствовании приводит их к неопрятности, а смешение полов—к тайным порокам. Но и на местах самой святыни иные из них держат себя не лучше этого: нередкость, что того и другого поклонника видят на улице, лежащего без чувств от вина. И вот все это прикрывается тогою благочестия, так что надобно иметь немалую дальновидность, чтоб отличить ложного странника от истинного! Какое жалкое направление! какое злоупотребление христианским благочестием! сколько здесь повода для людей легкомысленных и вольнодумствующих, не умеющих собственным примером добродетели вразумлять порок,— повода осмеивать христианскую набожность! Это последнее обстоятельство также поставляется в вину пред Богом для ложных странников и странниц».

О том, чтобы рассудительно подходить к паломническим поездкам говорили и свт. Феофан Затворник и преп. Амвросий Оптинский.

Амвросий Оптинский (Письма к мирским лицам, п.231): «…предположенное путешествие по святым местам отложить до времени, чтобы рассмотреть, полезно ли это будет по сокровенным причинам. Не все хорошо и полезно, что с первого взгляда покажется таким. Много сокровенных подсад вражиих…».

Феофан Затворник (Письма, п.6): «Благослови Господи путь ваш. Но если бы вы прежде спросили, я бы сказал: сидите дома. От сего путешествия проку большого ждать нельзя, а беда может быть под боком. Но уж как дело так далеко зашло, бродите. Людей посмотрите, а может быть чему и научитесь. Искушения здесь по одиночке нападают, дорогою будут нападать десятками, а в Иерусалиме — сотнями. Держите ухо остро. На Афон бы прямо ехали, и побыли там побольше. А в Иерусалим к половине поста. На Афоне оставаться поопаситесь. Сразу-то оно будто любо там. Но потом нападет дух уныния и тоски по родине и родных — невыносимые. Как угорелые мечутся туда и сюда. Я видел иных. П. остался там, купил келлию; а теперь и келлию готов за полцены продать, лишь бы домой поскорее. У нас свои есть Афоны: Валаам, Соловки. Да и так, — в душе надо Афон устроить. Всяко однако ж смотрите сами».

Феофан Затворник (Письма, п.722): «И шататься вам по свету не следует. Сидение в келлии ценнее странствований. Св. места и св. мощи чествуются внутренне лучше, чем внешне. Путешествие ко св. местам, как я уже писал, вначале было вам пригоже; а теперь оно вам не на пользу. Отчего вы этому не внимаете?».

Феофан Затворник (Письма, п.695): «Собираетесь на Кавказ, или на Кавказский Афон. А потом пишете: очень люблю уединение, и ничего мне так не желательно как сидеть одной и с Господом пребывать. Как же вяжутся оба эти ваши желания? — Поездка, если вы на нее решитесь, так вас растрясет и рассеет, что вы после в год не соберетесь, и забудете совсем про любезное уединение. Просите ответа и совета. — В том, что я уже сказал, уже есть и ответ вам. Если хотите рассеяться и вступить на опасный путь, поезжайте на Кавказ, а если хотите еще более усилить свое желание быть с единым Господом, сидите в своей хате, всячески отбиваясь от сообщества с несущими одного с вами духа».

Феофан Затворник (Письма, п.721): «Опять в Киев, и даже в Иерусалим!! — Когда в прошлый раз путешествовали в Киев, говорили: «ворочусь, сяду, и уж никуда, разве в Саров». Давно ли были в Сарове: теперь опять позыв идти, — и так далеко. Нет. Тут не дело Божие. Сидите и откажитесь от всяких выходов и путешествий. Сие вам спасительно, а то разорительно. Пришел срок. Идти на поклонение теперь вам значит — пятиться назад. То, чем особенно угодно Господу поклонение св. местам, можете вы совершать дома. Вы писали, что имеете обычай мысленно посещать все места, освященные стопами Господа, и воздавать Ему на них благоговейное поклонение. Вот это и есть то, чего ради посещение св. мест угодно Господу! Делайте так, — и Господь будет считать вас каждодневно бывающею в Иерусалиме (или в Киеве) на святых местах. Кто не нашел еще дороги внутрь себя, тому такие путешествия помощны, а кто нашел, тому они разорительны: выводят из середки наружу. Вы теперь усовершайтесь во внутрь-пребывании; а то — внешнее оставьте. Теперь вы так себе положите: за город ни ногою, — и за монастырь-то разве какая крайняя нужда».

А вот как говорит свт. Феофан о периодически возникающих желаниях куда-то поехать.

Феофан Затворник (Письма, п.1105): «Что же это вы замолчали?! Верно разгуливаете где-нибудь. Экое счастье людям — гулять! и меня часто порывает. Так бы и махнул, — то в Воронеж и Задонск, то в Киев, то на Афон, то даже в Иерусалим. — Вот какое непоседство внушается пошедшему на покой».

Феофан Затворник (Письма, п.398, 399): «И мне стала приходить мысль побывать в Киеве, и даже что? на Афоне. Но верно все это искушение. Мне не след разъезжать. И даже кажется самый лучший порядок жизни для меня тот, который теперь держу. Почему начинаю уже проговариваться в молитвах, дай Господи подольше посидеть, чтобы высидеться. Хорошо ведь; только иногда приходят порывы полететь куда-нибудь. Но потом это проходит, — и опять берет верх желание быть одному. … На Афон и в Киев точно может быть искушение; но, ведь, враг умеет все обставить красивою благовидностью. Да теперь уж нет позыва на то».

Думаю, что эти слова свт. Феофана помогут многим любителям паломничества, происходящего от праздности и духовного нерадения.

Раздел 4.5. О праздном и прегрешительном посещении гостей

А теперь поговорим о таком виде проведения отдыха, как посещение частных увеселительных мероприятий, таких как гости, или другие посещения. Этот способ проведения свободного времени можно отнести и к праздности дома и вне дома, но мы скажем о нем в этом разделе.

Поведения и ситуации в гостях бывают разные и обо всех невозможно сказать, поэтому просто отметим: иногда в гостях люди просто общаются, иногда главное для них поесть и выпить и при этом минимум общения, иногда – это бесчинное веселие, и т.д. Вот несколько ответов на вопрос «Зачем люди ходят в гости?»

Интернет – источник: «1. Чтобы там вкусно покушать и не готовить дома. 2. Чтобы поесть и посмотреть, как другие живут. 3. Когда как. Когда по делу, когда от скуки, а когда просто чтобы перекусить. 4. Люди ходят в гости, так как в другое время у них просто нет времени поговорить по душам, обменяться опытом, поделиться своими радостями и попросить совета. Ведь не будешь ты это обсуждать, встретившись случайно на остановке?».

Как правило, считается, что ходить в гости – это есть хорошее дело, т.к. это — общение с друзьями и родственниками, или это позволяет расслабиться. Далее мы увидим, действительно ли это так.

Примеры о развлечении – посещение или прием гостей

Вначале приведем примеры об отношении разных людей к такому виду проведения свободного времени как посещение гостей или их прием. (Напоминаем, что делаем мы это для того, чтобы увидеть свои ошибки)

Интернет – источники: 1) «Гостей я любила с самого детства, а мама была затворницей, или просто у нее не было друзей. Поэтому на каждый звонок в дверь я кричала «ура!!!» и летела вперед всех. Потом жила одна. Гости были постоянно, часто кто-то оставался пожить. В маленькой квартирке набивалось до 15 человек почти каждый вечер. Мы пили чай, болтали о том, о сем, и вдруг в какой-то из вечеров я поняла, что устала и насытилась вполне. Встала посреди комнаты и сказала: «Хочу побыть одной» и никто не обиделся, все поняли. И через 10 минут началась моя новая жизнь в тишине. После замужества переехала. Друзья оказались «локальными»… Забеременела, ушла с работы. Теперь мне немного не хватает общения. С другой стороны я теперь уже не стану общаться «хоть с кем-то» ради процесса — все стало более разумно и управляемо». 2) «Терпеть не могу ходить в гости, все время норовлю свалить оттуда побыстрее домой. Стараюсь это сделать до подачи тортов-чаев. Хотя подарки дарить-выбирать приятно, ненавижу сидеть с кучей не всегда знакомых или приятных мне людей, натужно выдавливать тосты и смеяться неинтересным шуткам неинтересных мне людей. Хотя мне говорят иногда, надо выпить, тогда будет смешно. А почему я должна веселиться под наркозом? А принимать гостей у себя — еще куда ни шло, хотя последнее время — тоже не очень как-то… Тоже люблю с близким другом просто за чашкой чая — тортиком посидеть, поговорить, а еще лучше в кафе уютном где-нибудь. А пышные застолья с переменой блюд, готовкой и уборкой напрягают, хоть и посудомоечная машина есть». 3) «А я обожаю ходить в гости. Жаль, мои самые близкие подруги далеко, поэтому видимся редко. Но когда я бываю дома, то …отрываюсь по полной. А вот муж у меня домосед. Если идем куда-нибудь вместе, через полчаса начинается нытье: «ну пойдем домой, я так устал». Для него лучший отдых — побыть дома. Я тоже могу и люблю побыть дома, но не все же время. Поэтому если хочу именно посидеть, поболтать, то хожу одна — и все счастливы. А вот у себя гостей с возрастом как-то разлюбила принимать — хлопотно это, устаю. Сама я в гостях не прихотлива, но когда у нас устраиваются праздники, то выкладываюсь по полной». 4) «А мне нравится в складчину в кафешке посидеть небольшой дружной компанией — никто никому ничем не обязан, да и отдохнешь по полной, зная, что дома не останется гора немытой посуды и бардак». 5) «Есть люди, к которым очень приятно прийти в гости.. У них атмосфера такая дружественная, видишь, что тебе рады, что тебя действительно рады видеть, напоить и накормить всем, что есть в доме, выслушать, и в благодарность осыпать серебром смеха и шквалом своих историй… даже тогда, когда не ждали. Пусть уходит грусть, я к тебе (в гости завалюсь)!!». 6) «В гостях наешься …, и можно в этот день или вечер дома уж не готовить…». 7) «Это достаточно скучное и невеселое занятие. Тем более что я часто выпиваю мартини раз в 5 больше, чем мне надо. И начинаю рассказывать фельетоны, занимаясь тупым стихоплетством. Правда, коллегам моего мужа это нравится, и они даже повысили его в должности. Но ходить в гости я все равно не люблю». 8) «Мне больше нравится принимать гостей. Я по жизни домосед. И вообще, приятно, когда люди собираются у меня — чувствуешь себя главой стола и радушным хозяином. И все тебя любят и радуются». 9). «Я не люблю ходить по гостям. С пустыми руками как-то неловко, а что-то приносить жалко (лучше себе оставить, правда?) А принимать гостей не часто приходится. …Но если уж придут, ставлю чай». 10) «Практически каждые выходные бываю в гостях, с собой беру литр-другой».

Итак, одни люди любят ходить в гости, потому что там можно поесть, выпить спиртного, повеселиться, посплетничать, себя показать и т.п. Другие не любят принимать гостей, потому что много хлопот и с приготовлением еды и с уборкой, или потому что им не интересно общаться с кем-то. Одни не хотят посещать родных или друзей даже, когда у тех, например, день рождения, а другие с удовольствием ходят без всяких знаменательных дат и т.д.

Далее скажем о том, что обычно супруги ходят в гости вместе, и, казалось бы, здесь не должно быть конфликтов. Но это не так. Конфликты могут быть по разным причинам, например один любит ходить в гости, а другой нет, или потому что в гостях кто-то из супругов слишком много выпивает спиртного, или потому что кто-то из них не желает общаться с какими-то людьми.

Интернет – источники: 1) «Мужа брат с женой бывает зовут нас в гости. У них ребенок тоже, 2,5 года. Муж с братом выпьют, жена брата не пьет, еще на груди ребеночек, я естественно тоже не выпиваю. Скучно мне у них, не в своей тарелке себя чувствую. И поговорить особо не о чем. В общем, позвали они нас и сегодня, для меня это просто катастрофа. У дочки уже режим, с 17 до 18 спит (они на 17 как раз позвали). С 20 часов начинается кормление, купание. Идти в гости на час не вариант. Предлагаю мужу идти развлекаться одному – он отказывается. Отправила его пораньше, сама должна приехать туда, когда дочка проснется. Есть возможность оставить ребенка бабушке, но сознательно не хочу, т.к. тогда посиделки в гостях затянутся. Поругались из-за этих гостей, точнее из-за моего нежелания туда идти. И себе настроение испортила и ему». 2) «Проблема такого рода: я замужем за вполне нормальным человеком, но у него есть одна черта, которая меня иногда просто выводит из себя. Он не любит людей, не любит быть в обществе. Когда я хочу пригласить друзей к нам домой или когда мои друзья приглашают нас куда-нибудь, мой муж встает на дыбы. Он не хочет, что бы кто-либо приходил к нам и сам не любит ходить куда-либо, особенно если нас приглашают люди, которые знают только меня. Муж ссылается на то, что это чужие люди, я там никого не знаю, что я там буду делать; и предпочитает сидеть дома, мне приходится идти одной, а иногда и вообще сидеть с ним дома. А если даже мне и удается уговорить его пойти со мной, то он одевается как попало! Может пойти небритый и в старой футболке, хотя рядом висят приличные рубашки. Мои предложения сменить одежду воспринимаются в штыки и с претензией: «А я вообще не хочу туда идти, ты меня заставляешь!» И если же мы приходим в гости, то он часто сидит с таким выражением лица, что почти со слезами на глазах я начинаю думать: «Лучше бы ты действительно остался дома»». 3) «У мужа день рождение. Он не планировал отмечать, но позвонил его двоюродный брат, с которым он не сильно близок, и сам напросился в гости. Но я (жена) очень опасаюсь этого гостя, он завистливый, назойливый, жизнь у него не удалась ни в чем, я боюсь — он просто сглазит моего мужа. А у мужа как будто пелена розовая на глазах, и он не понимает, что этот человек — пиявка! что мне делать, терпеть гостя ради мужа или настаивать, чтобы он с ним сократил общение?» 4) «Я вот ненавижу ездить к родителям мужа. Но это, естественно, связано с моим отношением к ним. И тем не менее. Приезжаешь, и сидишь как дурак — муж в телек уставится, я за ребенком с еще большей внимательностью смотрю, т.к. у них ему абсолютно никуда нельзя залезть, ничего взять, только 3 драных игрушки и 2 взрослых книжки. Они с ним особо не играют, только замечания делают мне по воспитанию. Оставить его тоже нельзя и свалить куда самим — как же, как же, он такой у вас бешеный, за ним не усмотришь. В общем, как только муж говорит — поедим к моим, я сразу придумываю кучу оправданий, чтоб остаться дома. Ему то что — он приехал и типа отдыхает — хочет телек смотрит, хочет в комнате своей закрылся и спит, а я только от нападок свекрови обороняюсь».

Могут не любить принимать гостей, потому что те приходят с маленькими детьми.

Интернет – источник: 1) «У меня есть приятельница, которую когда я приглашаю в гости, буквально учиняет мне погром в квартире. У нас обоих маленькие дети (1.5 года) Когда она приходит вместе с дитем, ей вечно, надо то одно, то другое. «Маш, а есть слюнявчик, а погрей нам водички, наверное, он хочет есть, я его покормлю, а он, наверное, хочет писать, а может ты памперс нам дашь, ой, нам эта фирма памперса не подойдет, нет, ну давай лучше в горшок, а у вас горшок чистый? (у нас их два), а вы ничем не болеете? Принеси Ване печенье» (хотя в комнату я детям еду не разрешаю) и пр. и пр. В итоге, от гостей не получаю ни какого удовольствия, а потом еще 2 часа собираю игрушки, мою посуду, горшки, слюнявчики, пылесошу ковер после печенья и пр. Может, конечно, со мной что не в порядке, но когда я прихожу в гости стараюсь не обременять хозяев, и даже с ребенком я беру с собой все необходимое. И если мы сидим, скажем, на кухне, то не буду бегать из комнаты в комнату и пр. Скажите, не права я? или можно как то тактично, сказать о том, что мне не нравится, когда я в своем доме принеси-подай». 2) «Вчера в гости приходили друзья мужа, одна пара с маленьким ребенком. Это был кошмар. Чистыми кухонными полотенцами вытирали пол; чуть не разбили утюг, который стоял на подставке, а девочка начала трясти ее; хватала горшок для цветка, который я только позавчера купила, сами цветы дергала за листья; рисовала на стенах; съела губку для мытья посуды; долбили холодильник, вытаскивали все из шкафа, таскали по полу салфетки со стола. На замечания мужа, сказали: «да ладно это же ребенок, постираете, помоете стену, и вообще ее легко валиком еще раз покатать». У меня был шок. Ну, нельзя быть такими пофигистами, они типа привыкли, что у них дома еще похуже творится, но они-то в гостях. Когда они ушли, у меня прям слезы наворачивались на глаза и меня всю трясло. В связи с этим хочу задать вам вопрос, может я истеричка и все близко принимаю к сердцу, ведь она маленькая. Мы сами планируем ребенка, мне уже страшно, неужели я на своего так же буду реагировать?».

Есть немало недовольств и о непрошенных или навязчивых гостях; это могут быть и родственники и друзья.

Интернет – источник: «1) «Может, кто-то был в подобной ситуации, для меня это большая проблема. У моего мужа много родственников, все они живут недалеко от нас. У нас недавно родилась дочь, сейчас ей 5 месяцев. С момента ее появления, все родные хотят в гости и хотят увидеть ребенка. Они уже неоднократно приходили. Ребенка видели. Но бывали неудобные ситуации, например, брат мужа в субботу утром звонил в домофон со словами: «открывайте, я пришел!» Для меня это дико, — прийти в гости без предупреждения. Он же мог отправить своего сына с бабушкой к нам в гости (опять же, без предупреждения), сказав, что его сын сегодня спрашивал про сестричку и поэтому пусть он с ней играет (а его сыну 5 лет, он в садик ходит). Сегодня утром мне позвонила свекровь и сказала, что она приготовила мне еды (зачем?? у меня полный холодильник) и сейчас они с прабабушкой зайдут посмотреть на ребенка. Все это делается, как само собой разумеющееся. Никто не спрашивает, готова ли я принять гостей, хочу ли я кого-то видеть? Когда она позвонила, я спала и дочка спала. Муж в этом конфликте принимает сторону свекрови. И они все считают меня негостеприимной курицей, которая прячет от всех ребенка. А я считаю, что в период гриппа и т.д. ребенку 5 месяцев совершенно не обязательно общество кого-либо, кроме родителей. Об этом же меня предупреждал педиатр, чтобы я не звала в гости своих подружек с детками. Одним словом, в семье напряженная обстановка». 2) «Меня злят друзья мужа, которые уже чуть ли не прописались у нас! Каждый вечер хоть один, да придет. Причем, их никто не приглашает — они ставят перед фактом: «я тут мимо прохожу-проезжаю, у вас свет горит, я зайду?» И не откажешь, т.к. на самом деле «гости дорогие» уже стоят у парадной. Причем, подруливают аккурат к ужину! А мне воспитание не позволяет выставить на стол чай и варенье, когда из кухни предательски пахнет запекающееся мясо. Достало уже закупать продукты и готовить с расчетом, по сути, на левых людей, потом мыть за ними гору посуды. Даже не остается времени заняться своими делами. Так что, для меня гости хуже чумы! Ух, излила душу… Уже ругалась с мужем по этому поводу, ответ один: «ну это же мои друзья!» Друзья друзьями, но лично мне они надоели! Надоели своей беспардонностью! Сегодня, чувствую, состоится с мужем серьезный разговор по этому поводу». 3) «Одна бездетная семейная пара навязчиво просится в гости на Новый Год. Отказываю деликатно, говорю, что праздник семейный, мы не приглашаем гостей. Отказ понимать не хотят, говорят — мы все равно придем. Мужу тоже не нравится их затея, в этот день мы гостей не любим. Знаю, что у них хватит наглости в гости прийти все же». 4) «Как реагировать на гостей, которые приезжают без звонка? А без звонка — потому что знают, что им могут сказать: извините, но сейчас нам не до гостей. Приезжают вроде бы проведать мою маму, с которой я вместе живу (всего нас 5 в 2- комнатной квартире) У мамы почти своя комната, мы ей стараемся не мешать, с ней одна из дочерей только спит. Если рассказывать до конца, то одна из дочерей нездорова, в общем проблема и ого-го какая. (У той женщины, которая приезжает в гости) дети выросли, уже внуки, проблем никаких — только б убить свободное время. А я вот на грани истерики, потому что этот человек ничего не понимает. И сегодня, будучи у нас в гостях (опять же без приглашения) заявила, что теперь приедет осенью. А осенью — школа и у меня на кухне дочь делает уроки – в общем, заняты все углы. Как поступить? Ругаться? Вроде неудобно….» 5) «Подруга страдает навязчивостью. Сама себя приглашает в гости, не слышит возражений и самое невыносимое — нагрянув ко мне домой, может просидеть до глубокой ночи. Никакие намеки и прямые просьбы идти домой не действуют. Отвечает не смущаясь: «Ну, ты как хочешь, а мне у тебя надо дождаться мужа» Муж про нее может вспомнить и в час ночи, а приехав за ней обязательно задержится на «хоть чаю-то налей!». Очень стало раздражать, что в моей квартире она себя чувствует как у себя дома. В целом она нормальный и интересный человек за исключением этой «гостевой» болезни. Таким образом, они с мужем ходят в гости не только ко мне. Идут на дни рождения, свадьбы, другие праздники в ресторан, куда их никто не звал, когда все уже подвыпили и всем уже все равно кто там еще подвалил, любят на выходные завалиться с ночевкой без предупреждения, ну и т.д. Причем к себе никогда никого не приглашают. Уже стала подумывать от общения отказаться, но жалко конечно — дружим 13 лет. Есть ли у вас методы избавления от незваных гостей наверняка? Двери не открывать — не вариант, были случаи, когда сидели у подъезда на лавочке по полтора часа в ожидании меня».

Также иногда люди недовольны тем, что некоторые гости засиживаются допоздна.

Интернет – источник: 1) «Я уже не раз с такой проблемой сталкивалась. Когда ты людей принимаешь, кормишь, поишь, развлекаешь, в общем, душевно их принимаешь, но полагаешь, что они догадаются, что если пришли в 4, то можно в 8-10 вечера уже уходить, но никак не в 11, ни в 12 и не далеко за полночь… Дескать, так хорошо сидим, что еще посидим…А я не знаю — как это бы мне вежливо об этом сказать? Намекнуть, что пора уже спать ложиться? или я устала от общества гостей?» 2) «У меня есть одна подруга, одна из них замужем. Они с мужем любят бывать у меня в гостях и засиживаться допоздна. При этом вроде уже все новости обсудили, а они все не хотят уходить, могут до 23.30 у меня сидеть. Ну, они, конечно, тоже приглашают меня в гости. Но когда я к ним прихожу (а я вообще не люблю в гостях задерживаться, максимум на 1 час на чай забегаю и то 1 раз в 3 месяца), то они намекают на то, что мне пора уходить. Например, я спрашиваю, сколько время, а мне в ответ: «Уже 18 часов». Явный намек. Или предлагают пойти погулять. Я считаю, что это некультурно. Я ведь не собираюсь у них засиживаться, т.к. я вначале всегда говорю, что я к ним ненадолго. И мне эта ситуация неприятна».

Есть и такие случаи, когда в гостях кто-то хочет, чтобы человек веселился.

Интернет – источник: «Недавно у подруги был день рождения. Собрала гостей, накрыла стол. Сидим, отмечаем, веселимся, шутим… И тут одна мадам стала громко обращаться ко мне: «а ты чего молчишь? Тебе скучно? Стесняешься?…» Ну, во-первых, стесняться мне некого, ибо всю компанию я знаю очень хорошо — общаемся с детства; во-вторых, я могу как поддержать разговор, так и выбрать позицию слушателя, и это не значит, что если я, молча, слушаю собеседника, то мне нечего сказать или скучно (как думают некоторые)… А как вам такая ситуация: та же девушка, которая за столом была обеспокоена моим настроением, подошла к молодому человеку — одному из гостей — и громко попросила его пригласить меня на танец (типа я бедная — несчастная скучаю, сижу в уголке). Конечно, это все мелочи, но все же, неприятно, когда тебя выставляют перед всеми в таком свете…»

Как видим, даже уже по приведенным примерам видно, что в гостях или при приеме гостей далеко не всегда и не все могут отдохнуть и приятно пообщаться.

О том, что само по себе посещение ближних и друзей не есть грех

А теперь приведем поучения святых отцов о посещениях или приемах гостей. (Чаще святые отцы говорили о посещении монахов в кельях, но нам эти поучения также будут полезны, т.к. принципы праздности одинаковы, независимо от того мирянин ты или монах. Но есть и немало поучений о мирских посещениях)

Сразу отметим, что, сами по себе, посещения или собрание людей для празднования какого-то праздника не есть грех. И встречаться люди могут по разным поводам.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 4-ой запов., грех: Излишние посещения и привычка не находиться дома): «Бывают посещения должностные (часто и в будни), почетные (преимущественно в праздники), дружеские и родственные (во всякое время, или когда только придется)… Все такие посещения и визиты необходимы, полезны и позволительны: и святые угодники посещали друг друга».

Иоанн Крестьянкин (Опыт построения исповеди, 4-я запов.): «В праздничные дни даже Устав Церкви позволяет утешение на трапезе, а в великие праздники даже «велие утешение», то есть большое утешение в трапезе. Можно, и не грешно, в праздник повкуснее поесть, подольше посидеть за столом, пойти в гости или в своем доме принять гостей. Но надо все это делать во славу Божию».

Платон Митр. Москов. (т.6, Слово в день Донской Богородицы): «В праздничный день, когда сродников своих и приятелей угостишь, когда при беседе сохранена будет умеренность и благопристойность, и полезными разговорами будет растворен пир: сим более укрепится любезный союз родства и нелицемерной дружбы; сие как не опорочивает дня праздничного, так и телесная отрада есть не предосудительна, поелику и самая душа чрез сие некоторое в пользу свою получает подкрепление. Да и поистине не можно лучшего желать удовольствия, как быть в сообществе или сродных или приятелей, взаимным их зрением наслаждаться, пользоваться благоразумными разговорами, оберегая во всем стыдливость и честность».

Так, например, есть и утешительное действие от визитов к людям, которые тебе близки.

Георгий Затворник (Письма, п. 3,11): «Когда вам скучно, а может быть, и оскорбляетесь чем-нибудь, вы можете иметь компанию для препровождения времени и в том получите большую отраду. Кто не любит хороших и славных гостей?».

Феофан Затворник (Письма, п.620): «Особенно, когда уныние (печаль или тягота — от сост.) найдет, зовите (кого-то из близких – от сост.). Переговорите, и все пройдет».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, 305): «Когда идешь в гости к кому-либо из родных или знакомых, иди не для того, чтобы у них хорошо поесть и попить, а для того, чтобы разделить с ними дружескую беседу, чтобы беседою любви и искренней дружбы оживить свою душу от житейской суеты, чтобы соутешиться верою общею».

А, например, посещение больных – есть дело телесного милосердия.

Иосиф Оптинский (Письма, п. 171, 169): «Ты пишешь, что ходишь к одной близкой к тебе монахине. … А больных старушек необходимо навещать и чем можно, послужить им. Как можно больных бросать? Посещения больных Господь вменяет Себе: «Был болен, — говорит Он во Святом Евангелии, — и вы посетили Меня» (Мф.25, 36)».

Но и при всех посещениях, в том числе и больных, надо иметь рассудительность и следовать некоторым правилам (о чем скажем чуть позже).

О некоторых прегрешениях при посещении гостей

Несмотря на то, что посещение других людей не есть само по себе грех, всё же зачастую люди прегрешают в гостях. И именно об этом мы будем говорить далее.

Вначале отметим, что не следует смотреть на других людей, даже если они и христиане, которые ничего не видят опасного и вредного в развлечениях в гостях.

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.1, §45): «Поскольку час от часу умножаются соблазны, и оскудевает благочестие, и нечестие усиливается, то душа, любящая благочестие, не должна смотреть, что люди делают, какие бы они ни были, а должна внимать, чему слово Божие учит. Не смотри, христианин, на тех христиан, которые то и знают, что или ездят в гости, или встречают и принимают гостей; которые тому только и учатся, как обогатиться и прославиться на земле…— нет в таких и следа христианства. «Не ревнуй лукавым и не завидуй делающим беззаконие» (Пс.36:1), но более внимай, что слово Божие говорит: «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек» (1Ин.2:15-17)».

Итак, грехом будет, если человек стремится к общению по любви к пересудам и празднословию (о которых будет далее сказано подробнее).

Иосиф Оптинский (Письма, п. 169): «А если ходить по кельям без всякого дела, а только ради праздности — чаи распивать, да празднословить, да людей осуждать, то это — грешно, и таких посещений должно избегать».

Григорий Двоеслов (40 бесед на Евангелие, б.40): «…первой виной для роскошно пирующих служит говорливость, а за говорливостью следует легкомыслие играть. Ибо о том, что за ядением следует игра, свидетельствует Св. Писание, которое говорит: «и сел народ есть и пить, а после встал играть» (Исх. 32. 6). Но прежде нежели двинется тело к игре, движется язык к шуткам и праздным словам».

Грехом есть и то, когда люди ходят в гости по желанию покушать или выпить спиртное в гостях.

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл. 13,13): ««…будем вести себя благочинно, не [предаваясь] ни пированиям (козлогласованиям) и пьянству…» …«Козлогласования» — «пирушки, на которых имеют обычай буйствовать и сквернить язык срамными песнями; а виновник этого — пьянство. Оно же бывает материю непотребства и наставницею в ссорах и спорах» (бл. Феодорит). Это — «разгульные пирушки, которые или сообща, в складчину, учреждаются, или поочередно устрояются каждым соучастником. На них никто не почитает стыдом говорить и делать срамное и нечестное, потому что каждый считает пирушку как бы своею. За чужим столом стыд удерживает, а здесь за тем и сходятся, чтоб посрамничать, под действием винных возлияний, и потешиться разными услаждениями похотными. Посему Апостол заповедует избегать такого рода пирушек» (Амвросиаст)».

Тихон Задонский (т.1, Окружное послание к Воронежскому духовенству): «Есть плохой и душевредный обычай — праздновать в пьянстве и непотребных играх святые праздники, которые Святая Церковь установила во славу и честь Божию, а иные в память святых Божиих угодников. Языческий обычай — в пьянстве, в нескладном пении, бесчинных играх скверные свои справлять праздники; это языческий, говорю, обычай, они не знают истинного Бога, но почитают тварь вместо Творца и бесчинные страсти обоготворили; а христианам это не прилично, но более того — противно».

Кстати сказать, при насыщении в гостях происходит празднословие и болтовня, т.к. к этому располагает чревоугодие.

Инок Агапий (Спасение грешников, ч.1, гл.12): «Из чревоугодия рождаются многие уклонения и различные страсти, поэтому оно причисляется к семи смертным грехам. Оно делает грубым ум. Из желудка в голову восходят многие зловония и затуманивают ум, делают человека… вялым. Чревоугодие усыпляет разумную часть души; раздувает страсти; делает людей лживыми, так что они болтают и фантазируют, говорят нелепые и неподобающие речи. Разумная часть души помрачается, как от пьянства, и в таком положении не может сдерживать язык и чувство».

Грешны и стремления к частому посещению, например, празднований дней рождений разных людей.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 4-ой запов., грех: Излишние посещения и привычка не находиться дома): «Особенный род излишних посещений составляет хождение по именинам. (Некоторые имеют у себя даже запись, когда кто именинник, чтобы не забыть поздравить и таких-то поздравлений у них насчитывается несколько десятков). Если же за целый год сочесть время, которое они тратят на эти свидания, визиты и поздравления, какая выйдет огромная потеря его! И чем могут они вознаградить эту потерю? Как трудно им наверстывать потраченное время среди дельных занятий!».

Грехом есть и то, если человек любит ходить в гости к тем, кто оказывает ему особое почтение, и это может говорить о его гордости и тщеславии.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 2-ой заповеди, грех: честолюбие): «(Честолюбивы и тщеславные) желают себе почета и в высшей степени услаждаются им: любят, например, целования (ср. Мф.23,6) (поздравления, встречи, проводы, благодарные и почетные адреса); с приятностью встречают предупредительность других в исполнении каких-либо своих желаний; довольны, когда спрашивают их мнения…, в высшей степени довольны, когда в честь их делают какие-либо приношения и строят своего рода памятники; а всего чаще просто любят принимать поклоны и ожидают себе поклонов, любят, чтоб пришли к ним и уважили их, пришли бы и тогда, как они сами не приходят».

Грехом есть и то, когда какое-то празднование происходит не благопристойно или в чрезмерных хлопотах, или забывая о духовной стороне какого-либо праздника, например, день рождения или именин.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 4-ой запов., грех: Не по-христиански исправление именин): «Без сомнения, можно отличить день именин и принятием у себя гостей, обедом или вечером: только трудно совместить с приемом у себя и угощением поздравителей сосредоточенность ума и воздержание языка в том случае, если именинник приступал к Св. Причастию, о чем гости могут и не знать, следовательно не будут оберегаться шуточных и всяких разговоров с ним.—Но как же на самом деле большею частью христиан проводится день именин? Иные только с вечера успеют выслушать у себя в доме или в квартире всенощную, а затем им уже не до молитвы: другие и этого не выполняют. Утром они намеренно увеличивают часы своего сна, потому что не предполагают среди дня по обыкновению своему отдохнуть. Если они не позаботились раньше выйти из дома к обедне, то и не уходят; потому что принимают поздравителей одного за другим. А там и пройдет час обедни! могли бы они хоть в доме исправить молебен своему святому, но стесняются в этом из-за гостей, которые уже начинают собираться к обеду. Затем, заключают себя на весь день в комнатах, оставаясь с гостями; приглашают музыку, устрояют пляску, угощают других и сами вином угощаются. Что же от такого праздника остается для их духа? когда и как тут занят им свою душу воспоминаниями о Божием даре жизни, о великом счастии крещения, о правах христианина на царство небесное и о тезоименитом святом? когда и как им подумать о прожитом годе и испросить Божие благословенье на новый год, так как без Божьего благословения и не будут иметь всей силы приветствия им поздравителей быть здоровыми, счастливыми и долговечными? когда и как тут им усилить свою молитву к Господу Богу и соименному святому?… Так же точно смотрят на состояние именинника и большая часть гостей. Именины с одной стороны—только побуждение созвать гостей, а с другой—повод быть в гостях. — Ты, добрый христианин, не помрачай у себя этого светлого дня шумным пиршеством; старайся тогда выполнить прежде и более всего духовную сторону праздника; если должен будешь принимать у себя гостей, и тут успевай чаще обращать свои глаза к иконе с горящею пред ней лампадою!».

Нередко люди зовут других людей в гости не только по своей страсти праздности, но и по человекоугодию и тщеславию, т.е. потому что так все делают, или чтобы о тебе не подумали плохо. И этот мотив также есть греховным.

Тихон Задонский (Сокровище духовное, ст.75): «…соблазн в одном человеке начинается, а потом и ко многим переходит. …Один начал банкеты устраивать и гостей к себе звать и принимать. Делают так и другие, и уже только и знают, что друг к другу в гости ездить».

«(Лукавый дух) учит человека из дома выходить и других посещать под видом любви»

А теперь напомним, что при скуке человек мается, и его может тянуть поговорить с кем-то или куда-то сходить.

Нил Синайский (О восьми лукавых духах, Об унынии): «Глаз преданного унынию непрестанно устремлен на двери, и мысль его мечтает о посетителях. Скрипнула дверь – и он вскакивает; послышался голос – и он выглядывает в окно, не отходит от него, пока не оцепенеет сидя».

И понятно, что желание поесть и выпить происходят от страсти чревоугодие и пьянство.

К сожалению, мало кто из людей знает, что стремление к праздности, и в частности пристрастие к посещению и приему гостей может происходить от сатаны, который стремится выгнать человека из дома (или из кельи). Тем самым бесы желают любыми способами доставить человеку удовольствия и веселье для того, чтобы удалить его от духовных деланий, о памяти о Боге и своем спасении.

Тихон Задонский (Сокровище духовное…, ст.120): «…(лукавый дух) учит человека из дома выходить и других посещать под видом любви, но тем хочет его удалить от молитвы, полезного размышления и дел, свойственных званию его, и ввергнуть в праздность, празднословие, оклеветание и осуждение и прочее зло. И бывает, что человек уже в дом возвратится не тот, который из дома вышел».

Тихон Задонский (Сокровище духовное…, ст.120): «Мысли о прихотях и роскоши сатана, враг душ человеческих, представляет человеку, и в них запутывает его: как-де хорошо и благоприятно веселиться, то делать, тем и тем себе утешать, в гости ездить и гостей принимать, и прочее. Так замышляет супостат, чтобы человек мир сей считал своим Отечеством и раем веселия, а о будущем бы блаженстве забыл, и так бы погиб».

Тихон Задонский (т.5, Напутствие): «Прельщает враг любовью мира и соблазнами, и отвлекает от пути скорого. Хорошо-де быть в мире почтенным, быть в славе, чести, богатстве, в веселости, знаться с людьми, проезжаться колясками, ездить в гости, и принимать гостей, и прочее. Эти его советы, по-видимому, сладкие, как плоти угодные, но внутри горькие и душепагубные. Берегись их, уклоняйся от мира, как от Содома и Гоморры, чтобы не сгореть. Слушай Христово слово: «никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для царствия Божия» (Лк. 9:62). Отвечай внутри себя так: пусть то, что ты мне предлагаешь, хорошо будет тем, которые ищут этого, а мне для меня несравненно лучше Христос и святое Его иго. Он меня несравненно более утешит и увеселит, нежели весь мир. Здесь я хочу с Ним быть, да и там с Ним буду».

Феофан Затворник (Примеры записывания добрых мыслей…, 76): «Встречи с людьми устрояет Бог для того, чтоб мы передавали друг другу сущее в нас от Бога добро и взаимно друг друга богатили. Враг же подстревает и всячески хлопочет, как бы эти встречи сделать не бесполезными только, но и вредными. Внемли!».

Паисий Величковский (Крины сельные…, сл.28): «Смотри, инок, будь внимателен к хитрым замыслам лукавых бесов и трезвись умом! Лукавые бесы, когда видят человека в хорошем настроении, со слезами творящего молитву и добродетели, тогда напоминают ему о каких-либо делах по келлии, говоря: «это дело необходимо, смотри, исполни его»! Сегодня это, завтра — то, или другое, или десятое; или: «иди и посети брата», или: «иди туда и сюда», или заставляют припасать излишнюю пищу и другое и иное всячески предлагают, беспокоят и тревожат его. Для того это делают они, чтобы не был он свободен для Бога и не насытился бы слезным умилением плача. Ты же, подвижник и воин Христов, познай обман лукавых бесов и смотри, что они делают, чтобы каким либо образом не обманули тебя. Ибо как невозможно смотреть одним глазом на небо, другим — на землю, так нельзя человеку заботиться о душе и теле».

Также стоит сказать, что немало людей считают, что ходить в гости (то, как это принято у большинства людей) – это есть удовольствие. А вот что об этом говорят святые отцы христианам, которые считают также.

Платон Митр. Москов. (т.6, Слово в день Донской Богородицы): «Какое же… может удовольствие быть от невоздержания и от потери умеренности и благопристойности (при празднованих)? Кроме того, что сим истощается часть имения, которая бы на что либо полезнейшее могла обращена быть, приводится мысль в расстройство, и различные приключаются болезни; кроме сего отовсюду рождаются несогласия, споры, здоры, драки: а из того многими летами хранимая дружба в один час разрушается, входит мщение и злоба не между двумя токмо ссорящимися, но иногда и между целыми их семьями. Может ли сие служить чести праздничному дню?».

Иоанн Златоуст (т.9, ч.2, бес.24): «…(увещеваю) тех, которые устраивают дружеские пиршества. Ведь это не есть ни удовольствие, ни отдых, но наказание и мука, потому что удовольствие состоит не в постыдном разговоре, но в благопристойной беседе, не в пресыщении, а в насыщении. Если же ты считаешь это удовольствием, то покажи мне и в течение вечера это удовольствие, но ты не можешь. Я еще не говорю о вреде, происходящем отсюда, а пока беседую с тобой об удовольствии, тотчас происходящем; едва пир окончился, как веселие тотчас обыкновенно и улетает. Но если еще упомяну о рвоте, о тяжести в голове, о бесчисленных болезнях, о пленении души, то что ты скажешь мне на это? Неужели мы должны позорно вести себя потому, что бедны. Но, говоря это, я не запрещаю вам сходиться и совместно отобедать, а запрещаю вам позорить себя, желаю, чтобы ваше удовольствие было действительным удовольствием, а не обращалось в наказание, в муку, в пьянство и буйное веселие. Пусть узнают язычники, что христиане лучше всех умеют веселиться, но веселиться благопристойно, так, как сказано: «радуйтесь Господу с трепетом» (Пс.2:11). Как же должно радоваться? Возглашая гимны, совершая молитвы, воспевая псалмы вместо позорных тех песен. Таким образом, Сам Христос будет присутствовать при твоей трапезе и исполнит благословения все пиршество, — когда ты будешь молиться, когда будешь петь духовные песни, когда призовешь нищих к участию в предлагаемом тобой, когда на своем пире ты будешь соблюдать полное благочиние и умеренность; таким образом, место собрания ты сделаешь церковью, — когда, вместо неприличных криков и рукоплесканий, будешь воспевать Владыку всяческих. Не говори мне, что ныне заведен другой обычай, но исправь то, что худо».

О духовных пагубных плодах прегрешительных посещений гостей

Но не только многие посещения являются погрешительными, которые видны и другим людям (судя по жалобам в примерах из интернет — источников), но христиане должны помнить и то, что такой способ проведения свободного времени приносит пагубные духовные плоды (о которых, к сожалению, обычно не задумываются люди). Мы уже много говорили о том, чем опасна и губительна праздность в начале нашей темы, и всё то относится и к этому виду праздности. Но скажем очень кратко вновь.

(К сожалению, то о чем будет сказано может быть мало понятно, а если и понятно, то мало прочувствовано многими христианами…)

Во-первых, пагубны некоторые посещения гостей, потому что привычка посещать увеселительные мероприятия, где есть спиртное, еда, бесчинное веселие и т.п. быстро опустошает и развращает душу.

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, 1726): «Пустые речи, или, как говорят, переливанье из пустого в порожнее с гостями, уносят из сердца живую веру, страх Божий и любовь к Богу; гости — язва для благочестивого сердца. Я разумею именно таких гостей, которые могут только переливать или пересыпать из пустого в порожнее. Но иное дело — гости солидные, религиозные».

Новый эклогион (Житие… Нифона): «Эконом познакомил Нифона с другими сверстниками, стал водить на вечеринки. Юный и простодушный Нифон, будто бы для того, чтобы получить утешение в скорби по родителям, предался попойкам, обжорству, кутежам, ибо юность легко склоняется к дурному. По общему убеждению, «худые сообщества развращают добрые нравы» (1Кор. 15:33). Помрачившись умом от распутства, некогда тихий, молчаливый, кроткий и смиренный Нифон стал многословным болтуном, ругателем, насмешником, пел песни и плясал. Он совершенно забыл родителей, родных, родину и, оставив все свои занятия и добродетели, целиком и полностью предался распутному образу жизни. Видя, в какое жалкое состояние тот пришел, один благочестивый и добрый христианин часто говорил ему: «Горе тебе, Нифон! Как мог ты предаться этим отвратительным занятиям? Почему не придешь в себя и не исправишься?» В такие минуты Нифон стонал и плакал, размышляя о безобразных поступках, которым предавался, но все же, побежденный дурной привычкой, не мог их оставить. Однажды он отправился к своему другу Никодиму, который, неожиданно посмотрев на его лицо, замер. «Что ты так смотришь на меня? Или не узнаешь?» — спросил Нифон приятеля. «Поверь мне, брат, я не знаю, что и сказать тебе: лицо твое безобразно и черно, как у арапа», — ответил товарищ».

Не говоря уже об увеселительных мероприятиях, но и простое посещение соседей или родственников после молитвы в храме, при котором есть праздные беседы, а тем более ссоры, приносят вред душе.

Феофан Затворник (Сб. «Небесный покров над нами, гл18): «Кто бывает на зрелищах, тот возвращается оттуда с головою, отуманенною, и с сердцем, исполненным страстей; кто бывает на гуляньях, после долго не может собраться с мыслями, т.е. тот и другой охотно предают себя действию тех вещей, хотя они большею частью приносят с собою один разврат».

Никон Воробьев (Слово на Обрезание Господне): «Вот пришел помысл в праздник куда-нибудь пойти. Ясно, что если человек пойдет куда-либо: к соседу или в другое место, то он там обязательно наговорит, осудит, пересудит, а то и напьется и т.д. И если он был в этот день в церкви, получил несколько благодати и облегчение душевное, то пойдя к другим, он все растеряет и приобретет там бесовское состояние».

Многие ли христиане обращают внимание на эту опустошенность души? Думаю, что не все и не всегда. В основном, опустошенность – это привычное состояние грешника, в котором нет ни одной серьезной мысли ни о Боге, ни о вере, ни о грехе, ни о добродетелях и т.д. Весь его ум занят миром, его делами, его людьми и собой. И именно эта занятость ума суетой и собой создают впечатление наполненности души и сердца. Также эта опустошенность заполняется приятными воспоминаниями, например, о разговорах, которые были в гостях или на работе, когда человек, придя домой, все повторяет и повторяет в уме что, он сам сказал, как смеялись, что сказали другие и т.п. Таким образом, грешник услаждается и у него хорошее настроение. Все эти и другие страстные состояния плотской человек, не имеющий духовного разума, воспринимает как за правильные и хорошие, а на самом деле он в это время находится в страстных помыслах и чувствах, и даже этого не видит. Такие люди действительно не будут чувствовать ни опустошенности, ни своей внутренней черноты. «Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Лк. 14, 35).

Во-вторых, у тех, кто любит часто ходить в гости или принимать их, не будет времени для молитвы и других духовных занятий.

Филарет Дроздов (т.4, Слово в день… венчания и помазания на царство… Императора Николая Павловича…): «…сколько времени и деятельности, так небережно иногда расточаемых на праздные беседы, на увеселения, на суеты, могли бы мы сберечь, и обратить на употребление, сообразное с достоинством человека и сына Церкви и Отечества, на рассуждения об истинном благе каждого и всех, о нашем собственном и взаимном усовершении, на чтение назидательное и душеполезное, вместо бесплодного и раздражающего страсти, наконец, на самые дела добрые, и других к добру поощряющие!».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 4-ой запов., грех: Излишние посещения и привычка не находиться дома): «…от излишних посещений, визитов и поздравлений происходит в свое же время ощутительный вред. Гостевитых людей трудно застать дома, кто имеет до них нужду: им в привычку обратилось не находиться дома. Они делают неизбежные опущения по своим обязанностям, живут рассеянно».

Но многие ли христиане пекутся о своей молитве и проведении свободного времени в уединении, безмолвии и духовных деланиях?….

И до покаяния ли душе, когда она повеселилась в гостях или тело отягощено едой и напитками? Вспомнит ли она, что:

Тихон Задонский (т.5, Письма келейные п.99): «Христос «пришел призвать нас к покаянию». …Заблуждаются те христиане, которые в веселостях мира сего дни свои проводят, любят проезжаться в каретах, в гости ездить и гостей принимать, банкеты, танцы и прочие веселья устраивать, оставляя долг богопочитания и должность к отечеству. Нет в них покаяния и потому напрасно зовут ко Христу: «Господи, Господи!» — ибо не делают, что Христос говорит: «Покайтесь». …Христос Господь всех зовет к покаянию, но если кто не кается и не творит дел покаяния, то это значит, что он Христа не послушал и, к покаянию Им позванный, не повиновался Ему, потому и Христос и Евангелие такому никакой пользы подать не могут».

Далее приведем описания плодов посещения гостей среди монахов, но, думаю, что многие мирские христиане увидят полезное и для себя.

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.75): «…(бывает так, что) брат под предлогом любви, лучше же сказать, прелести, сдружается со всеми подобными, и иногда он призывает другого на угощение, иногда другой призывает его, так что в доброй трапезе, в многоястии, сладкоястии никогда у него не бывает недостатка. И делается он, наконец, рабом чувственных удовольствий, пространно питая чрево свое. Насыщаясь так каждодневно яствами, добре приготовленными, вечером, после повечерия, приходит он в келлию свою и говорит послушнику своему: «большая томит меня жажда, подогрей немного вина, я выпью, чтоб утолить сколько-нибудь эту жажду». Тот, как привыкший уже, является готовым и скоропослушным слугою (потому что и сам утешается вместе со старцем своим, и попивает стаканчик за стаканчиком скрытно, в чем ему благоприятствует тьма), тотчас подогревает вина и подает. Этот же, выпив один стакан, раздражает аппетит свой и начинает есть, что случится, мало-помалу, будто не замечая того, пока наестся досыта и полно набьет чрево свое, так что тело его делается неповоротливым и непослушным велениям души. Тогда помысл говорит ему: «отпусти послушника, и стань — соверши келейное правило свое». Когда же отпустит его, другой помысл опять говорит ему: «куда тебе стоять на молитве с набитым чревом и столь отяготившемуся? Лучше засни немного, чтоб переварилась пища; тогда встанешь прежде утрени и помолишься удобнее с облегченным телом». Покоряется он этому помыслу, падает на постель и засыпает. Но ночью, хоть и бывает, что проснется, не встает (на молитву), говоря в себе: «еще много ночи, посплю еще немного». Между тем подходит и время утрени, и заставляет его встать и идти в церковь, неся в совести обличение своей лености. Так брат такой ходит, как мы сказали, по привычке часто в келлии друзей своих и возлюбленных ему отцов, сидит у них до вечера, ест и пьет с ними и болтает, потом, возвратясь в келлию, бывает уже негож не только на исполнение келейного правила, но нередко и на то, чтоб явиться к утрени. Но и когда другой брат приходит в келлию его, время проходит у них таким же образом, утешаются в ястии и питии, прибавляя нередко строгое осуждение братий, которые не держатся таких же правил. Так губит он все время жизни своей в ястии и питии и в недобрых хлопотах. О духовном же каком-либо деле ему и подумать не приходит в голову, а не только приступить к нему и сделать. Но для чего, думаете вы, братия мои, я все это рассказал вам? Для того чтобы раскрыть пред вами, что тот, кто так проводит жизнь, не может источать слезы из очей своих. Ибо как может восприять плач тот, кто всегда пространно питает чрево свое и о том только заботится, что поесть да что попить, раболепствуя пред плотию своею, как пред госпожою? …Итак, если …(он) так будет проводить жизнь, то возможно ли, чтобы …(он) стяжал когда-нибудь слезы и сокрушение или отбросил лукавство и жестокосердие, какие принес с собою из мира, наравне с тем, кто, как только сделался монахом, всецело предал себя на то, чтобы по Богу, благодушно и смиренно переносить и претерпевать все прискорбное? Никак невозможно. И кто иначе думает и законополагает, тот прельщает сам себя. Ибо … невозможно, чтобы тот, кто предается нерадению и лености и проводит такую душевредную и суетную жизнь, как та, какую изобразило наше слово, получил такие же дарования Святого Духа и явился таким же, как и тот, кто с самого начала от всей души подчинил себя добрым правилам, по послушанию духовным отцам, и начал проводить добродетельную жизнь».

Исаак Сирин (Слова подвижнические, сл.8): «Ничто не охлаждает так огня, вдыхаемого в сердце инока Святым Духом к освящению души, как обращение с людьми, многоглаголание и всякая беседа, кроме беседы с чадами таин Божиих, способствующей к приращению ведения Божия и к сближению с Богом. Ибо таковая беседа сильнее всех добродетелей пробуждает душу к оной жизни, искореняет страсти и усыпляет скверные помыслы. Не приобретай себе друзей и сотаинников, кроме таковых, чтобы не положить преткновения душе своей и не уклониться тебе от пути Господня. Да возвеличится в сердце твоем любовь, соединяющая и сопрягающая тебя с Богом, чтобы не пленила тебя любовь мирская, которой причина и конец — тление. Пребывание и обращение с подвижниками — тех и других обогащает тайнами Божиими. А любовь к нерадивым и ленивым делает, что, предавшись совместно парению ума, они наполняют чрево до пресыщения и без меры. Таковому неприятными кажутся яства без друга его, и говорит он: «горе вкушающему хлеб свой в одиночестве, потому что не сладок ему будет». И они приглашают друг друга на пиры, и платят сим один другому, как наемники. Прочь от нас эта мерзкая любовь, это неприличное и нечестивое препровождение времени! Бегай, брат, приобыкших к подобным делам, и никак не соглашайся есть вместе с ними, хотя бы приключилась тебе и нужда; потому что трапеза их мерзка, при ней прислуживают бесы; друзья жениха Христа не вкушают ее».

Как святые подвижники относились к посещениям различного рода

Далее продолжим разговор о посещениях и гостях, и предложим некоторые примеры о том, как святые подвижники к ним относились. И делаем это для того, чтобы показать, как они серьезно относились к посещениям и разговорам с другими людьми. Конечно, христианское учение не требует подобного очень строгого отношения от христиан, живущих в миру, но они все же должны знать о таком подвижническом пути; и пусть примеры подвижников научат и нас более серьезному отношению к посещениям других людей. (Обращаем внимание, что речь будет идти о простых посещениях братий, а не о шумной компании в гостях за столом, как это бывает у мирских людей)

Итак, святые подвижники, зная о духовном вреде и соблазнах, которые происходят от праздности и общения (о которых мы говорили выше) стремились жить в безмолвии, и как можно реже общаться с людьми, потому что это позволяло им внимательно молиться и пребывать в богомыслии; и воспоминания разговоров или попечительные помыслы не тревожили их душу и сердце, когда они безмолвствовали. Подвижники, стремясь к внимательной молитве и покою внутреннего человека, при котором ум занимается трезвением, духовной бранью и духовными рассуждениями, хорошо знали что:

Исихий Иерусалимский (Добротолюбиет, т.2, 127, 185): «Ум омрачается и становится бесплодным, когда монах или поговорит с кем о мирских вещах, или мысленно сам в себе поразглагольствует о них, или когда у него тело и с умом осуеченно займется чем-либо чувственным, или когда он вообще предается суетливости. Ибо в таком случае тотчас непосредственно затем теряет он теплоту, сокрушение, дерзновение к Богу, и ведение (сознание порядка Божия, и память о Боге; впадает в забвение о Боге и о порядках Божиих): так что насколько внимаем мы уму, настолько просвещаемся, и насколько не внимаем ему, настолько омрачаемся. …Равно омрачают душу и мысленные внутри беседы с помыслами, и внешние разговоры и празднословие. И так тем, которые стараются отвращать от ума своего все вредное, должно без жалости прогонять и тех и других любителей празднословия, и помыслы и людей, по весьма уважительной по Богу причине, — именно, дабы ум омрачась не ослаб в трезвении: ибо, будучи омрачаемы забвением (от бесед), мы обыкновенно теряем ум (начинаем и думать и делать не знать что)».

Евергетин (т.4, гл.5, из св. Исаака): «Кто сверх меры беседует с ближними, тот разрушает беседу с Богом. Ум не способен удержать сразу два разговора  и с людьми, и с Богом. Даже с духовными братьями долго общаться губительно, что уж говорить об общении с мирянами, один их внешний вид причиняет смятение душе монаха».

И вот как поступали подвижники, чтобы уберечь себя от суетных и страстных мыслей и воспоминаний

Скитский Патерик (гл.31): 1. «Брат говорил авве Петру, ученику аввы Лота: «Когда я сижу в келии своей, душа моя спокойна; но если приходит ко мне брат и начинает говорить о предметах внешних, то душа моя приходит в смущение». Авва Петр отвечал: «Авва Лот говаривал: «Ключ твой отпирает дверь мою»». Брат спросил старца: «Что значат сии слова?». Старец отвечал: «Ежели кто приходит к тебе, ты спрашиваешь его: «Здоров ли? Откуда пришел? Здоровы ли братия? Хорошо ли приняли тебя или нет?». И тогда ты отпираешь дверь брата и слушаешь то, чего бы не хотел»». 2. «Авва Даниил рассказывал: «Некоторые братия, намереваясь отправиться в Фиваиду за льном, сказали: «Пользуясь случаем сим, посетим и авву Арсения». Когда авва Александр вошел к старцу и сказал ему: «Братия, пришедшие из Александрии, желают видеть тебя»,– старец отвечал ему: «Узнай от них, для чего они пришли». Узнав, что они идут в Фиваиду за льном, сказал об этом старцу. Старец говорит: «Истинно не увидят они лица Арсениева, ибо не для меня пришли, а по своему делу. Успокой их и отпусти с миром, а обо мне скажи: старец не может принять вас»». 3. «Авва Витим рассказывал: «Шел я однажды в Скит, и дали мне несколько яблок для старцев. Я постучался у келии аввы Ахилы, чтобы дать ему. Но он сказал: «Право, брат, не желал бы я, чтобы ты стучался теперь, хотя бы у тебя была манна,– да не ходи и в другую келию». И так я возвратился в свою келию, а яблоки отнес в общую трапезу». 4. «Авва Феодор Фермейский говорил: «Человек, который познал сладость келии, бегает своего ближнего, хотя и не презирает его»». 5. «Авва Моисей говорил: «Бегающий людей похож на зрелую виноградную лозу, а обращающийся с ними – на незрелый виноград». 6. «Авва Ор говорил ученику своему Павлу: «Смотри, смотри, никогда не приноси чужих речей в эту келию»». 7. «Пришел к авве Арсению один отец и постучался у дверей его. Старец, думая, что это был прислужник его, отворил дверь. Увидев же, что это другой, пал на лицо свое. Тот говорит ему: «Встань, авва, дай мне облобызать тебя!». Но старец отвечал ему: «Не встану, пока ты не уйдешь». И после долгих просьб старец не встал, пока он не удалился». 8. «Однажды авва Антоний получил от императора Констанция письменное приглашение придти в Константинополь. Авва Антоний рассуждал, что ему делать. Потом говорит авве Павлу, ученику своему: «Должно ли мне идти?». Сей отвечал ему: «Если пойдешь – будешь Антоний, а если не пойдешь – будешь авва Антоний»». 9. «Авва Пимен рассказывал: «Один брат говорил авве Симону: «Если выхожу я из келии своей и застаю брата своего развлеченным, то и сам развлекаюсь с ним; и если застаю его смеющимся, и сам смеюсь вместе с ним. Почему, когда возвращаюсь в келию свою, не нахожу покоя?». Старец отвечал ему: «Хочешь ли, выходя из келии своей и встречаясь со смеющимися, и самому смеяться, и с говорящими и самому говорить, а возвращаясь в келию свою, находить себя таким, каким вышел?». Брат спрашивает: «Что же для этого надобно делать?». Старец отвечал: «Держи стражу над собой в келии, держи стражу и вне келии»». 10. «Сказывали об авве Иоанне Колове, что когда возвращался он с жатвы или из собрания старцев, то молился, размышлял и пел псалмы дотоле, пока ум его не приходил в прежнее состояние». 11. «Авва Марк сказал авве Арсению: «Для чего ты бегаешь от нас?». Старец отвечал ему: «Бог видит, что я люблю вас, но не могу быть вместе и с Богом и с людьми. На небе тысячи и мириады имеют одну волю, а у человеков воли различны. Нельзя же мне оставить Бога и идти к людям».

Евергетин (т.2, гл.29): «Брат отправился в монастырь навестить свою родную сестру, которая заболела. Но она была строго верна уставу и отказалась встретиться с мужчиной, даже с собственным братом, сказав, что и ему нехорошо быть среди женщин. Она передала ему: «Иди, брат, помолись за меня, и по благодати Христовой я увижу тебя в Царстве Небесном».

(Так делали подвижники, желающие спасения. Мы же, нерадивые и беспечные, сами ищем пустых и греховных общений, совершенно не заботясь о своем спасении…)

Далее приведем поучение о посещении монахами, живущими в уединении, других монахов ради любви, духовного познания и ради познания своих страстей. (Но, к сожалению, для многих и многих людей это и не понятно, и невыполнимо по разным причинам)

Авва Дорофей (Душеполезные поучения, п.16): «…братия, когда ходите друг к другу, должны знать, для чего вы выходите из келлии, и не выходить куда-либо нерассудно без цели, ибо кто без цели предпринимает путь, тот, по словам Отцов, напрасно будет трудиться. И так каждый делающий что-нибудь должен непременно иметь цель, и знать, для чего он это делает. Какую же цель должны мы иметь (в виду), когда посещаем друг друга? Во-первых, мы должны посещать друг друга по любви: ибо сказано: «видев брата твоего, ты видел Господа Бога твоего». Во-вторых, для того, чтобы услышать слово Божие, потому что во множестве (братии) всегда больше поведается слово Божие, ибо часто, чего не знает один, то знает другой, и первый, спрашивая его, также узнает это. Наконец для того, чтобы узнать… свое душевное устроение. Например, если кто идет, как иногда случается, вкушать пищу с другими; то он должен замечать за собою и смотреть: как скоро будет предложена хорошая пища, которая ему нравится, может ли он удержаться и не взять от нее? Старается ли он также не обидеть брата своего и не взять больше его, или, когда предложено будет что-нибудь (разрезанное) на части, то не старается ли он взять большую часть, а другому оставить меньшую? Ибо случается, что иной не стыдится даже протянуть руку и положить меньшую часть брату, а большую взять себе. Какая может быть разница между большею частью и меньшею? Велика ли она? И за такую маловажную вещь иной обижает брата своего, и согрешает. Он должен также замечать, может ли он удержаться от многих снедей и, находя их, не предаваться многоядению, как это иногда случается. (Замечать также), удерживается ли он от дерзости, и не огорчается ли, когда видит, что другого брата предпочитают ему и более его успокаивают. Если видит, что кто-нибудь слишком свободно обращается с другими, или много говорит, или делает что-либо неприличное, то не замечает ли он за ним и не осуждает ли его; или он не заботится о сем и не обращает на это внимания, но более смотрит на благоговейных и усердных? И старается ли он поступать так, как говорят об авве Антонии, который, когда приходил к кому-нибудь, то замечал, только то, что имел каждый хорошего, заимствовал сие от него и усваивал себе. От одного заимствовал кротость, от другого смирение, от иного безмолвие, и таким образом совмещал в себе добродетели каждого из них. Так должны поступать и мы, и для этого посещать (других), а когда возвращаемся в келлии наши, должны испытывать себя и узнавать, от чего мы получили пользу, или от чего вред. И за то, в чем мы были сохранены, (должны) возблагодарить Бога, сохранившего нас от вреда; а в чем согрешили, покаемся, будем плакать и рыдать о устроении души нашей».

Также нельзя не сказать, что святые подвижники вели беседы на духовные темы.

Авва Фалассий (Добротолюбие, т.3, сотн. 1-ая, 68): «Собеседование полезно только духовное, всем же другим предпочтительнее безмолвие».

Но, к сожалению, опыт говорит, что мало сейчас найдешь действительно духовных собеседников…

Следует признать и то, что далеко не все христиане, даже монашеского и священнического чина, хранят себя от различных празднований и посещений.

Паисий Святогорец (Духовное пробуждение, т.2, ч.5, гл.2): «Старайтесь, насколько возможно, быть незаметными для других. Некоторые монахи стремятся ходить по престольным праздникам, наносить друг другу визиты, заводить себе духовных приятелей. А я вот, будучи вынужден пойти куда-то по делам духовным, чувствую себя так, словно иду на мученичество, считаю это тратой времени».

Христианам, живущим в миру и занимающимся духовной жизнью, следует придерживаться примеров святых подвижников

Заметим и то, что для тех, кто никогда не занимался трезвением и даже никогда не видел, что при молитве его ум постоянно думает о мирском, примеры святых подвижников, к сожалению, будут непонятны. Для тех же христиан, живущих в миру, и занимающихся духовной жизнью и стремящимся как можно чаще быть в уединении и безмолвии, все эти примеры из жизни святых подвижников пусть послужат к еще большему хранению себя от различных искушений.  

Тихон Задонский (т.5, Наставление христианское, 30, 31): «На пиршества и банкеты ходить берегись. Весьма трудно на них быть, и совести не уязвить. Не таким уже в дом возвратишься, каким из дома вышел, — потому берегись. Нет ничего лучше и спокойнее, как дома своего держаться. Чего глаз не видит и ухо не слышит, то в сердце не будет ударять. Мысли добрые и Богу угодные нигде так не бывают, как в уединении и молчании. Какое добро в доме и уединении не соберешь, все между людьми потеряешь. Если нужду имеешь из дома выйти и к людям пойти, внимай себе и со всякой осторожностью сердце свое береги. Везде представляй Господа Бога твоего пред собою, и святой страх Божий, как свеча, да освещает и направляет путь твой. Куда ни выйдешь и где ни будешь, везде Бог с тобою есть, и все про тебя знает, и видит дело, и слышит слово. Везде береги себя».

Вообще людям, которые хотят вести духовную жизнь, что предусматривает уединение и безмолвие, святые отцы советуют не ходить в гости и на другие увеселительные мероприятия.

Феофан Затворник (Письма, п.527): «Что не ездите в гости и с визитами, очень хорошо делаете и блюдите сей добрый обычай».

Феофан Затворник (Письма, п.593): «Хороший дар рождшемуся Господу принесли вы, одолев себя и отказавшись от светских увеселений и развлечений».

Феофан Затворник (Письма, п.690): «Восхищаюсь вашим геройством, с каким отказались от участия в брачных увеселениях. Тут могло крыться большое вражье хитросплетение. Но от всего избавил Господь, — дав вам разум и силу отказаться».

Антоний (Голынский-Михайловский) (Путь умного делания, гл. Молитва словесная): «Господу угодно, чтобы ум наш был занят непрестанной молитвой, так попекись об этом всемерно. Уклоняйся общественных увеселений, торжественных обедов и всего подобного им. Дорожи всяким мгновением времени, данным тебе для спасения, для просвещения ума, зная, что по смерти такого спасительного времени получить невозможно. Без общественных обедов обойтись можно, а вреда от них избежать трудно. Вообще, всего, что уводит от уединения, постарайся избежать, взамен того все желание свое употребляй на молитвенную беседу с Господом».

К сожалению, для тех христиан, которые не занимаются духовными деланиями, по незнанию о них или по нерадению, эти советы могут быть непонятны и не по нраву. И они могут оправдывать свое желание ходить в гости тем, что это будет, например, черствость, но святые подвижники отвечают:

Никон Воробьев (Письма, п.60): «Не ходить по знакомым без крайней нужды не есть черствость, а исполнение заповедей Св. Отцев».

Таким христианам следует устыдиться даже тем, что есть немало неверующих людей, которые не ходят в гости по разным причинам, и не страдают об этом развлечении. А христианин должен не делать этого, потому что ему следует избегать духовного вреда и греха, который происходит от праздно проведенного времени, празднословия, телесного насыщения или распития спиртных напитков и т.д.

Для тех же, кто все-таки решил не отказываться от посещения или приема гостей, следует помнить, что нужно придерживаться тех правил, о которых скажем далее.

4.5.1. Советы святых отцов о соблюдении умеренности при посещениях и гостях

А теперь рассмотрим советы святых отцов о том, какие условия следует соблюдать, чтобы не согрешать при посещениях и гостях. Эти советы пригодятся и тем христианам, которые понимают какой вред наносит пустое общение и которые стремятся уединяться для духовный деланий, и тем, кто все еще слаб в отречении от своих страстных привычек. Так, первым, возможно, приходится посещать других людей без необходимости потому что, например, его родители по своей душевности обижаются, если он их редко навещает (здесь речь идет не о посещениях для помощи им). А вторые, например, по человекоугодию не могут отказаться от чьего-то приглашения, или третьи по своей страсти праздности все же очень хотят пойти к кому-то или принять у себя кого-то, потому что они еще не готовы пойти по христианскому пути воздержания от различных развлечений.

Кстати заметить и то, что в приводимых советах святых отцов будет много ответов не те жалобы людей, которые приводились в начале раздела.

1. В гостях следует соблюдать умеренность

Итак, для того чтобы поход в гости или прием гостей не был прегрешительным, необходимо соблюдать некие условия, например, такие как умеренность, которая должна быть в еде и спиртном (если кто имеет к этому пристрастие), или в умеренности относительно посещений в подходящее для всех время или относительно продолжительности визита и др.

Тихон Задонский (т.1, Окружное послание к Воронежскому духовенству): «Вы же празднуйте учрежденные Святой Церковью праздники не в пьянстве и бесчинии, но с благоговением и размышлением о превеликих Божиих благодеяниях, в те дни для нас совершившихся. Так празднуя, наставляйте и порученных вам людей Божиих. Я, когда предлагаю вам не в пьянстве праздновать дни святые, не то разумею, чтобы всячески воздерживаться от пития. Можно во славу Божию испить вина или чего другого для того, чтобы в такие дни при душевном веселье было и телесное утешение, чтобы человек и духом и телом радовался, и, радуясь сердцем, и устами Бога — благодетеля благодарил. Поэтому я здесь отвергаю не употребление вина, но излишнее употребление, то есть пьянство, от которого бывают всякие бесчиния; не пить запрещаю, но упиваться, хотя и всегда, но тем более в праздники».

Троицкие Листки (ст.398): «Никто не спорит: отчего не повеселиться в праздники; и в Писании сказано: есть «время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать» (Еккл. 3; 4). Но всему есть мера, всему — своя граница. Можно в праздник и выпить, кто привык, но у себя дома, а не в питейном, да надо помнить при этом правило, записанное у святителя Димитрия: «Первая чаша — во здравие, другая — на веселие, а третья — на печаль…» Можно и к доброму соседу пойти, и его к себе пригласить, но чтобы при этом не было лишнего угощения водкой, которое до добра не доводит… Можно позволить и детям погулять, но чтобы все было прилично».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 4-ой запов., грех: Излишние посещения и привычка не находиться дома): ««Нога буяго (безумного) скора в доме» (Сир.21,25). … (Посещения позволительны и необходимы)…  Но нужно делать их в часы досуга, а не тогда как требуется заниматься делами (женские же визиты занимают и будничное время, и почти все это время поглощают). Затем, посещение и визиты должны быть более или менее по внутреннему расположению и по сознанию долга, а не для одной суеты или принужденно. Наконец, они должны быть в определенном кругу лиц, а не без счета домов и лиц посещаемых. Но у нас в этом ли виде и с этими ли целями они бывают?».

2. Христианское учение о правом поведении себя в гостях

А теперь приведем поучение из Домостроя, в котором указано, как следует вести себя в гостях мужчинам и женщинам.

Домострой (священник Сильвестр, гл.15, 39): «…если едят в благоговейном молчании или за духовной беседой, тогда им невидимо ангелы предстоят и записывают дела добрые, а еда и питье тогда в сладость. Если же станут (в гостях) еду и питье хулить, точно в отбросы сразу превращается то, что едят. А если при этом грубые и бесстыдные речи звучат, непристойное срамословие, смех, забавы разные или игра на гуслях и всякая музыка, пляски и хлопание в ладоши, и прыжки, всякие игры и песни бесовские, тогда, словно дым отгоняет пчел, отойдут и ангелы Божьи от этой трапезы и непристойной беседы. А бесы возрадуются и налетят, свой час улучив, тогда и творится всё, что им хочется: бесчинствуют за игрой в кости …, всякими бесовскими играми тешатся, дар Божий — еду и питье, и плоды земные — на посмешище бросят, прольют, друг друга колотят, обливают…, а бесы записывают эти дела их, несут к сатане, и вместе радуются они погибели христиан. Но все такие деяния предстанут в день Страшного суда: о, горе — творящим такое! Когда иудеи сели в пустыне есть и пить и, объевшись и упившись, начали веселиться и блуд творить, тогда земля поглотила их — двадцать тысяч и три тысячи. О, устрашитесь тем, люди, и творите волю Божью так, как в законе писано; от такового злого бесчинства сохрани, Господь, всякого христианина, Есть и пить вам во славу Божию, не объедаться, не упиваться, пустых речей не вести. … Когда перед кем-то ставишь ты еду и питье и всякие яства, или же перед тобою поставят их, хулить не следует, говоря: «это гнилое» или «кислое» или «пресное», или «соленое», или «горькое», или «протухло», или «сырое», или «переварено», или еще какое-нибудь порицание высказывать, но подобает дар Божий — любую еду и питье — похвалить и с благодарностью есть, тогда и Бог придает пище благоухание и превратит ее в сладость. А уж если какая еда и питье никуда не годятся, накажи домочадцев, того, кто готовил, чтоб наперед подобного не было. Когда пригласят тебя на пир, не упивайся до страшного опьянения и не сиди допоздна, потому что во многом питии и в долгом сидении рождается брань и свара и драка, а то и кровопролитие. И ты, если здесь находишься, хоть не бранишься и не задираешься, в той брани и драке не будешь последний, но первый: ведь долго сидишь, дожидаешься этой брани. И хозяин с этим — к тебе упрек: спать к себе не идешь, а его домочадцам нет и покоя и времени для других гостей. Если упьешься допьяна, а спать к себе не идешь — не едешь, тут и уснешь, где пил, останешься без присмотра, ведь гостей-то много, не ты один. И в этом твоем перепое и небрежении изгрязнишь на себе одежду, а колпак или шапку потеряешь. Если же были деньги в мошне или в кошельке, их вытащат …, и вот уж хозяину, у которого пил, и в том по тебе кручина, а тебе тем более: и сам истратился, и от людей позор, скажут: там, где пил, тут и уснул, кому за ним присмотреть, коли все пьяны? … (гл.39 о том, как жене вести себя с гостями) А в гости ходить и к себе приглашать и пересылаться только с кем разрешит муж. А коли гости зайдут, или сама где будет, сесть за столом — лучшее платье одеть, да всегда беречься жене хмельного: пьяный муж — дурно, а жена пьяна и в миру не пригожа».

А вот поучения из монашеских наставлений и посещениях на чужбине, но и для нас они будут полезны. 

Евергетин (т.3, гл.45, Из аввы Исаии, и из Отечника): «Если ты отправился на чужбину и гостишь в чьем-нибудь доме, а хозяин уйдет и оставит тебя одного, не поднимай глаз и не рассматривай обстановку и ничего не открывай: ни окно, ни кувшин, ни книгу. Когда хозяин уходит, скромно попроси: «Дай мне немного работы до твоего возвращения». И что он тебе поручит, то и делай без уныния. – Если услышишь разговоры с улицы, не обращай на них внимания и не пересказывай их хозяину, когда тот вернется. А то повредишь и себе, и ему. … – Когда пойдешь к кому-нибудь, не жди, что они будут тебе особенно рады. Благодари Бога, что они приняли тебя. – Если ты захочешь вместе с братьями навестить нищего брата, не введите его в еще большую нужду своими требованиями. Купите все, что сами собираетесь поесть, так, чтобы еще и ему осталось. Сами ешьте как можно меньше — вам достаточно и того, что он предоставил свой кров. – Когда входишь в келью монаха, которого не знаешь, сиди там, куда он тебя посадил, и не заходи в другую комнату, пока тебя не пригласят. …– Один брат в Скиту, который не ел хлеба, пришел к великому старцу. В это время у старца оказались и другие гости, и старец приготовил для них небольшое угощение. Когда они принялись за трапезу, аскет взял только моченые теревинфы и ел их. Когда все встали после трапезы, старец отвел его в сторону и сказал: «Брат, если приходишь к кому-нибудь, то не показывай своего образа жизни. И если хочешь всегда придерживаться принятого тобою порядка, сиди в келье и никуда не ходи». Брат, вразумленный словом старца, стал на братских встречах вести себя, как все. –  Старец советовал: «Если ты пришел куда-либо, не показывай своего образа жизни, что ты не ешь оливковое масло, жареное или вареное. Отказываться можешь только от вина, если опасаешься брани, даже если некоторые станут тебя порицать, пусть тебя это не трогает».

3. Советы о том, что не всегда и не ко всем следует иметь визиты

Как и в каждом деле должна быть рассудительность, так и в отношении посещений она также должна быть. Приведем некоторые советы о том, как вести себя в разных ситуациях.

Лев Оптинский (Письмо от 26.03.1828 г): «…О посещениях, коего бы рода ни были гости, по возможности сил и состояния понуждайся принимать с благодушием. А иногда, когда будете чувствовать свою слабость и стеснение духа, то понудьтесь иным с признанием немощей и отказать».

Лев Оптинский (Письмо А. Н. и В. Б., 09.1834 г.): «Когда позовут вас в гости, если востребует сего необходимость, идите с миром Божиим, но скорее старайтесь возвращаться в дом ваш. Также и на брак не гнушайтесь идти, только с большею осмотрительностью, в сем случае будьте постоянны в поступках кротости и воздержания: не зазирая же и осуждая поступки других; коль скоро заметите начало неблагоустройных глумлений, не ожидая дальних, извинившись звавшим вас, поспешайте домой. Притом не на всякую просьбу на брак соглашайтесь, но более устраняйтесь, а ходите только на самые необходимейшие браки, т.е. к ближним родным или к благочестивым о Господе друзьям».

Феофан Затворник (Письма, п.1312): «Мудрено вам сказать что-либо решительное относительно того, как быть с соседями. Закон для сего один: общаться с единодушными, для взаимного себе поддержания в действовании на пути спасения. Потому если случится отшатнуться от тех, кои мало думают о Боге и спасении, жалеть об этом нечего. Общение с ними останется только в житейских порядках. Но если достанет мужества, то и их надо принести в жертву. Сообразите с сими началами».

Приведем еще один совет, проверенный на опыте, в том случае, если человека приглашают в гости или пойти развлечься: начните отказываться под разными предлогами и увидите, что через время вас перестанут приглашать. Точно также и относительно приема гостей – перестаньте приглашать и со временем другие люди привыкнут к этому.

Феофан Затворник (Письма, п.590): «Если вас так сильно разоряют выезды; то надо их прекратить. …Если станут пытать: отчего? Говорите, то дела какие-либо, и мало ли что можно попридумать. …Когда увидят, что неохотно выезжаете, и докучать не станут».

А вот поучение, что не всякая встреча с родственниками есть доброе дело.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 7-я заповеди, грех: Неуважение и невспоможение жениным родственникам, и наоборот): «Святой Давид уважал и любил родственников своей жены. Не иметь уважения и не помогать (если позволяют средства и если просят о помощи) родственникам жены или мужа — повод к раздору супружескому. …Впрочем, обязанность принимать, посещать и, в случае нужды, поддерживать пособиями родственников по браку имеет свои законные ограничения. Так, бывают родственники нечестного поведения: их вредно принимать в дом, особенно при детях. Бывают родственники по жене — нетрезвые, тунеядцы, неисправимые: помогать им трудовыми деньгами, во имя женина родства, не будет пользы. Некоторые из этих родственников совсем бесцельно или по малому только заделью слишком часто уж приходят или приезжают и, придя или приехав, подолгу гостят—живут: или нравится им веселая жизнь; например, после села в город, или хочется сберечь свои домашние расходы; но угощать и содержать составляет бремя, особенно когда есть своя семья и дорого содержание в городе, да притом одному городскому или попутнему жителю приходится иногда быть на множество посетителей — родственников. Нет! никто не обязывает нас материально тратиться для таких родственников. Иное дело—ласковый разговор, и иное угостить или содержать. Наконец, есть и такие родственники, которые приходят расстраивать домашнюю жизнь супругов, особенно молодых: таковых и в дом не нужно принимать. ….—Добрые муж и жена! уважайте родство друг у друга и помогайте взаимным родственникам в их нуждах. Но и не действуйте в ущерб и на гнев друг другу, т.е. так, чтоб жена обременила своего мужа из-за своих родственников денежными расходами, нужными для собственной семьи, а муж слишком беспокоил бы жену приемом своего родства. Все ваше должно быть ближе к вам и взаимная ваша жалость должна быть больше».

4. Христианину следует избегать ситуаций и людей, приводящих ко грехам

Святые отцы говорят, что следует избегать компаний, празднований и т.п., если видишь, что все эти собрания людей приводят к греху, например: к осуждению, к празднословию, к блудным похотям, к чревоугодию, пьянству и т.д.

Инок Агапий (Спасение грешников, кн.1,гл.5): «Избегай причин и мест греха. То есть игривых удовольствий, плохих компаний, излишка богатства, дружбы и любви с бесчестными людьми, встреч и бесед с женщинами наедине, человеческих волнений и смятений. Так что не иди туда, где большая компания, даже если празднуется праздник, ибо твой ум будет взят в плен, созерцая и слыша великий шум. Говоря просто, удаляйся от всех опасных и душевреднейших мест, чтобы не слышать и не говорить неподобающих слов».

Схиигум. Савва (Поучения на воскресные дни, Поуч. 23-е в неделю святых жен-мироносиц): «Не нужно нам искать успокоения в увеселениях, вечерах, хождении по гостям, потому что когда душа попадает в такую жизненную суету, она начинает тосковать, томиться, мучиться, хотя вокруг будет полное во всем удовольствие».

Ефрем Сирин (Советы новоначальному монаху о духовной жизни, 43): «Умно отдаляйся от вредных встреч, чтобы прекрасно покоил­ся (твой) внутренний человек».

Ефрем Сирин (О правой жизни, 32): «Всегда избегай вредных сходбищ, и душа твоя будет наслаждаться тишиной».

5. Если к христианину неожиданно пришли гости, то следует «принимать их, как посланцев Божиих» 

Также следует знать, что если к нам приходят гости неожиданно или те, которым не получилось отказать, то тогда следует относиться к ним как к посланцам Божиим.

Феофан Затворник (Письма, п.301): «Вас гости рассеивали. Жалею вас. Но попробуйте принимать их, как посланцев Божиих и заботу об их довольстве и удовольствии быть у вас, как видите, как бы лично Самому Господу служили и будете всегда с Господом».

Феофан Затворник (Письма, п.620): «На гостей смотрите как на посланцев Божиих, и как таких старайтесь упокоить их по-христиански. Труда сего и хлопот не считайте напрасною потерею времени. Обратите это лицом к Богу, Он все видит и примет как служение Ему. Не забудьте подумать, чего ради это случилось, и чего хочет от вас Бог, поставив вас в такое положение. Когда хлопоты слишком развлекут, не забывайте, как только улучите минуту, собираться внутрь с помощью коротенькой молитвы, или прямо молясь, чтобы Господь утишил бурю сию».

Но при этом нельзя допускать лицемерного и праздного общения.

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, 401): «…гостеприимцы многие окажутся суетными вследствие лицемерного, тщеславного обращения со своими гостями».

Отечник Игнатия Брянчанинова (Повести из жития старцев, 23): «Когда придут к тебе посетители, — ты, увидев их издалека, встань на молитву и скажи: «Господи Иисусе Христе, избави нас от злоречия и от осуждения ближних!» после этого прими их с любовию, угости чем можешь, и побеседовав с братиею благочестно, отпусти их с миром».

Если же к нам приходят христиане, которые что-то понимают в ведении духовной жизни, то им лучше сказать о том, что, возможно, эти посещения от праздности; и если, рассудив, увидите, что это именно так, то не стоит больше увлекаться этим видом праздности. У монахов, например, на этот счет было благословение духовных отцов.

Амвросий Оптинский (Жизнеописания… (Агапит схиархим.) ч.2, с.2): «Батюшка <преп. Амвросий> строго запрещал хождение по кельям, а также и прием к себе братий, без особенной и притом крайней нужды. На вопрос <иеромонаха>, что отвечать тем из братий, которые по легкомыслию своему будут смущаться таким моим поведением, старец сказал: «Отвечай таким, что отец Архимандрит не велел тебе ходить по кельям».

Заметим, что мирским христианам, скорее всего не стоит ссылаться на благословение, тем более, когда его нет, а достаточно сослаться на занятость и нехватку времени. Тем более что иногда мы не хотим встречаться с кем-то, потому что они нам не нравятся или потому что их разговоры нам неинтересны или утомляют нас.

Амвросий Оптинский (Письма к мирским особам, п.188): «Письма твои… получил и, прочитав последнее, немало удивился тебе. Сама решительно не желаешь принять предложение Г.; пишешь, что у нее в доме ничье здоровье не устояло, что присутствие твое там ни к чему не поведет, что у тебя ни сил, ни терпения нет жить с нею: и между тем ей отвечала, что не можешь согласиться на ее предложение, не попросивши моего совета или благословения. Благословить тебя идти к Г. не могу, потому что ты сама этого не желаешь, а сказать, что я не благословляю, значит брать на себя неудовольствие ее за отказ, между тем как на это твоя собственная воля. Стало быть, ты сослалась на мое благословение только ради отговорки. Разве для этого существует духовное отношение? Если поступать так, то из этого выйдет одна путаница и нарекание на духовное отношение. Вот тебе замечание, вперед так не делать. Если не хочешь куда поступать, то находи собственные отговорки, не ссылаясь на постороннее благословение, которое испрашивается тогда, когда человек не решается предпринимать что-либо или недоумевает в чем-нибудь и просит совета, как поступить».

6. При посещениях христианин должен сдерживать себя от празднословия и не увлекаться мирскими пересудами

Для тех христиан, которые желают уберечь себя от греха при общениях, следует следить за тем, чтобы он сам не празднословил и не говорил лишнего.

Иосиф Оптинский (Письма, п.283): «Если видишь, что ходить к (кому-то) не на пользу, то можно и не ходить. Лучше уклоняться от пустых разговоров. А если когда очень звать будет, то на малое время можно придти, а потом скажи, что дело есть, и уйди».

Иосиф Оптинский (Письма, п.568): «…ты там поменьше болтай и не все сказывай другим, что тебе на ум взбредет, а побольше помалкивай да себе внимай, своим помыслам. Да молитовку приучайся творить, дело-то лучше будет, чем всякий пустой слух распускать».

(о празднословии мы будем подробно говорить отдельно)

7. Те христиане, которые имеют страсть праздных посещений, должны стараться изменить эту греховную привычку

А теперь приведем советы для тех, кто желает бороться со своими страстными желаниями посещать других по праздности и скуке.

Приведем примеры, как подвижники борются с мыслями, предлагающими пойти куда-то или к кому-то. 

Феофан Затворник (Рукописи из келии 2, гл. Наставления святых отцов…): «Если же ради назидания душевного приходит желание пойти куда, то испытай свой помысл и выйди. Слышал я об одном старце, что когда помыслы внушали ему сходить к кому-нибудь, то он вставал, брал свою милоть и выходил; потом, обошедши вокруг келлии, опять возвра­щался и делал себе утешение, как страннику; поступая, таким образом, он успокаивался».

Скитский Патерик (гл.31): «…брат говорил авве Сармату: помыслы внушают мне: выйди вон из кельи; посети братию. «Не слушай их, — отвечал старец, — но скажи: я прежде слушался вас, а теперь не могу слушаться»».

Древний Патерик (гл.11, 105): «Некоторый брат в келии размочил ветви, и, когда сел плести, помысл говорит ему: «пойди, посети такого-то старца»; и брат опять размышляет в себе: «чрез несколько дней пойду». Помысл говорит ему: «а если умрет брат, что тогда сделаешь? вместе с тем ты и поговоришь с ним теперь в знойное время». Опять говорит в себе брат: «нет, не время идти». Помысл говорит ему: «но когда ты режешь ветви, то время есть». Он же сказал: «окончу совсем ветви и тогда пойду». Между тем опять говорит в себе: «но хорош воздух теперь»; — и встав, оставил размоченные ветви, и, взявши милоть свою, пошел. Был некий в соседстве его прозорливый старец. Когда увидел он спешащего брата, то закричал ему: «пленник, пленник, поди сюда!» И когда сей пришел, старец говорит ему: «возвратись в келию свою». И брат рассказал ему о брани. И когда он, возвратившись в свою келию, принес покаяние, то демоны возопили гласом великим, говоря: «о монахи! вы победили нас». И рогожа под ним была как от огня горящая; и демоны, как дым, сделались невидимыми. Тогда он узнал хитрость их».

(Здесь хотелось бы обратить внимание на то, как в последнем примере возникают мысли одна за другой, предлагающие выйти то по одной, то по другой причине, что показывает, как обычно действуют бесы, когда хотят понудить человека согрешить)

Итак, мы привели различные советы святых отцов о том, как беречь себя от грехов, которые бывают при посещениях и гостях. И многим из нас предстоит немало приложить усилий, чтобы исправить свою привычку относительно гостей (хотя стоит сказать, что для некоторых это может быть достаточно тяжело).  

Феофан Затворник (Письма, п.152): «И пирушки на радостях о рождении тоже криво пошли. Если сдюжаешь, переверни на другой лад и это. Бедным и нуждающимся раздай, что бы следовало потратить на пирушку. И это без всяких соображений. Каких бедных Бог пошлет, тем и раздай. Бог все видит. Говорю: если сдюжаешь. Потому что, может быть, очень трудно тебе переломить это».

И последний совет: если после гостей христианин поймет, что не выдержал эти правила, то следует принести раскаяние и стараться в следующий раз быть осторожнее.

Феофан Затворник (Письма, п.944): «»В прошлую зиму, — говорите, — до упаду навеселилась и, пришедши домой, благодарила Бога за веселье». Отчего не повеселиться? и Господа надо благодарить за все. Но мне думается, что после увеселений лучше поступать так, как поступал Иов. Дети его веселились каждый вечер. А он утром приносил за них жертву Богу в очищение, говоря: не погрешили ль они чем-нибудь. Вот и вам тоже после веселья надо делать. … Потому после развеселости лучше молиться: «прости мне Господи если нагрешила мыслями и словами»».

Конечно, тем христианам, у которых родственники не являются христианами или являются такими верующими, которые заботятся только о плотских устоях, нет возможности придерживаться этих советов относительно воздержания от посещений. Но им не стоит отчаиваться, т.к. главное, чтобы они сами не стремились к таким мероприятиям. А когда придется на них быть, то следует стараться вести себя по-христиански – кротко, не употреблять спиртного, не переедать, не веселиться сверх меры, не участвовать в праздных разговорах и пересудах и т.п., и тогда Господь не вменит нам такие вынужденные посещения в грех.

И в заключение вопроса о праздности в виде посещений и гостей приведем поучение, в котором говорится о том, что истинный путь христианский это не различные веселия и развлечения, а скорбный путь. И давайте об этом помнить, когда нам захочется развлечься.

Тихон Задонский (Сокровище духовное, ст. 108): «Христиане не на оперы, не на танцы, не на банкеты, не на увеселения мира сего позваны, но на покаяние, и скорби, и кресты. Надо всякому свой крест нести и за Христом, понесшим крест, последовать, и так за Ним и через Него в царствие Божие войти. Будет христианам слава, честь, богатство, наследие, блаженство, утешение, радость, веселье и великая вечеря, услаждающая их, но в будущем веке, хотя и ныне они без утешения не остаются. И даже слезы их, которые от сокрушенного духа источаются, вместо прохлаждения и утешения для них бывают. Они скорбят и радуются, печалятся и утешаются, плачут и веселятся. Ибо имеют присутствующего Утешителя, Который, как благоутробный, в скорбях их человеколюбиво утешает их. «Посему умоляю вас: подражайте мне, как я Христу», — говорит апостол (1 Кор.4:16)».

Также будем помнить, что наша смерть и второе пришествие Христово может произойти каждую минуту, и тогда на нас исполнятся словами Писания.

Тихон Задонский (Сокровище духовное, ст. 110): «Прежде потопа ели, пили, женились, и неожиданно пришел потоп, и погубил всех. Таким же образом будет и в пришествие Сына Божия: будут люди есть, пить, устраивать банкеты, веселиться, жениться, и неожиданно придет день Господень (Мф.24. 38,39). Тогда услышится глас трубный: «Идите на суд!». Тогда услышится вопль: «Вот, жених идет, выходите навстречу ему» (Мф.25:6). Тогда исполнится апостольское слово: «Когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба» (1 Фес 5:3). «Близок» уже день Господень» (Откр.1:3)».

На этом закончим рассматривать вопрос о таком виде праздности, как гости. Но так как посещение или прием гостей обязательно связан с общением, и многие люди оправдывают свою праздность тем, что мы должны общаться друг с другом, то советуем прочесть беседы о празнословии.

Раздел 4.6. О праздном проведении времени некоторыми христианами под предлогом доброделаний

То о чем пойдет речь в этом разделе для многих христиан, которые не очень хорошо знают святоотеческие учения, будет открытием, и надеюсь, что с помощью Божией они смогут правильно оценить себя и свои действия. Мы будем говорить о том, что бесы и разные страсти часто гонят христиан из дома под видом различных полезных и добрых дел. Сразу отметим, что мы не будем говорить о добрых деланиях ни телесного, ни духовного милосердия, которые есть в христианстве, а раскроем вопрос о том, что немало наших добрых дел происходят от вражьих прельщений и наших страстей. И тогда действительно добрые дела, становятся «якобы добрыми», потому что делали мы их от страстных мотивов. Скажем об этом в этой теме, потому что это касается и вопроса проведения свободного времени вне дома, т.к. есть немало людей, которые мало бывают дома, потому что заняты различными общественными делами или делами других людей.

О том, что бесы, прикрываясь благими предлогами, гонят людей на якобы добрые дела

Вначале рассмотрим вопрос о вражьих прельщениях.

Все святые отцы говорят о том, что прелесть вражья состоит в том, что бесы смущают людей благовидными предлогами.

Амвросий Оптинский (Письма к мирским лицам, п.49): «…враг не всегда старается искушать людей грубыми вещами, а более всего смущает людей благовидными предлогами и благовидными объяснениями».

Феофан Затворник (Что есть духовная жизнь…, п.68): «Есть около нас и в нас какая-то дурная сила, которая разными призрачными добротностями вводит нас в обман и путает дела наши, наводя то на пустоделие, то даже и на худоделие. Сидит враг под боком и все подталкивает под руку».

Так, враг всячески пытается различными способами «помутить течение дел наших», например, предлагает дела по видимости только добрые, или дела для того, показать себя перед людьми, или дела не вовремя, не к месту, не по нужде и т.д.

Феофан Затворник (Письма о разных предметах веры и жизни, п.70): «Враг не тотчас худо внушает. Первый его прием есть — всевать помыслы, кажущиеся добрыми, и увлекать на дела, по видимости добрые, или на дела добрые с целью недоброю — себя показать. Лица, не очень разборчивые на помыслы и дела, и не задумывающиеся над ними, лишь бы они не были явно худы, поддаются на эту уловку,— и он начинает их гонять от помысла к помыслу и от дела к делу, все будто добрым, но или неуместным, или неблаговременным, или ненужным, или не в своей мере делаемым. Цель его тут та, чтоб испортить вкус духовный в различении истинного добра от мнимого, приучить к принятию своих внушений и породить высокое о себе мечтание: сколько наделано! — Между тем как все то есть пустоделие и суета. — Грешных дел пока еще не видно; но грехи словом нередко прорываются; а помыслов недолжных и еще больше бывает. Се — первая вражья прелесть!»

Феофан Затворник (Толков. на Псалом 118, ст.133): «Подставляет (враг) им (ревнующим, но еще не искусившимся) для делания добро, которое или не к месту, или не ко времени, не к лицу действующего или к лицам соприкасающимся. Неопытный делает; а так как такого рода дела сопровождаются смятением мыслей и чувств, то, вследствие того, он и подвергается сильнейшему нападению врага, который великий мастер ловить в этом смятении, мутящем светлость сознания».

Заметим, что зачастую люди принимают эти вражии смущения или за укорения совести, или за правые мысли (и примеры этому мы увидим далее).

Поэтому  зная о таком вражьем действии христианам необходимо учиться различать вражии искушения. И вот, что для этого предлагают святые отцы.

Никодим Святогорец (Невидимая брань, ч.1, гл.33): «От всех таких искушений избавляется легко, кто, имея опытного руководителя, советника и собеседника, со смиренною покорностью следует их указаниям. А кто лишен почему-либо такого блага, тот да внимает себе и строго учится различать доброе от худого по началам христианским, коими должна устрояться жизнь всех нас».

Конечно, для такой рассудительности надо иметь дар распознания помыслов, но нам, не имеющим его, святые отцы оставили предостережения, которыми может воспользоваться тот, кто истинно желает жить по заповедям Божиим. Далее приведем некоторые их этих подсказок.

Примеры святых отцов как правильными словами может смущать враг

Итак, вот некоторые примеры вражьих действий.

1. Бесы могут прикрываться гостеприимством и любовью к людям.

Евергетин (т.3, гл.47,2): «…Арсений сказал: «Памятуйте братья, что наш враг дьявол употребляет множество всяких уловок, пытаясь ввести нас в заблуждение, и под предлогом гостеприимства и любезной помощи приходящим. …Заставляет нас есть и пить со всеми гостями, говоря, что такова настоящая любовь. Так понемногу, незаметно он отвлекает нас и низвергает в рабство чреву и премного пакостит возникающими от этого пристрастиями и наслаждениями».

Тихон Задонский (Сокровище духовное…, ст.120): «(Враг) научает человека из дома исходить и других посещать под видом любви, но тем хочет его удалить от молитвы, полезного размышления и дел звания его, и ввергнуть в праздность, празднословие, оклеветание и осуждение и прочая злая, и бывает, что человек не тот уже в дом возвратится, который из дома вышел. Нет полезнее человеку, как дома и уединения держаться».

2. Бесы могут прикрываться милостынею и пожертвованиями.

Евергетин (т.3, гл.47,2): «…Арсений сказал: «Памятуйте братья, что наш враг дьявол употребляет множество всяких уловок, пытаясь ввести нас в заблуждение… Другим же он внушает мысль о милостыни и пожертвованиям нищим и влагает в них страсть к деньгам, доводя их до сребролюбия».

Тихон Задонский (Сокровище духовное, ст.120): «Влагает в сердце человеку враг собирать богатство ради подаяния милостыни: «будешь-де тем снабжать убогих, и оттуда не малую пользу иметь»; но тем замышляет вкоренить в сердце его сребролюбие и ко всякой неправде привести».

3. Есть и прельщение о посещении больных.

Нил Синайский (Письма п. 3.108): «Враги наши демоны людям благочестивым и добрым, когда изнемогут они телом, не страдания только дают чувствовать, но даже внушают им хульные и ропотливые помыслы на Промысл Божий. Да и извне насылают к ним, конечно, под предлогом посещения, людей добрых, а большею частью худых, которые, как бы в утешение страждущим, говорят что-либо дурное, или приятное и смешное и отвлекают ум от праведных судов Божиих. Посему, если, как пишешь, бываешь ты поражен частыми и многими телесными недугами, скорбями и различными нуждами, то как мужественный подвижник нимало не малодушествуй, но во много крат увеличь обычную для тебя благодарность и принимай охотно тех, кто беседует о терпении, о незлобии и многообразном домостроительстве нашего Владыки, хвали и проси чаще об этом с тобою беседовать. А кто осмеливается говорить о чем-либо мирском, гнилом, земном и неполезном для души, тех гони и отсылай от себя дальше, чтобы они, опутав душу, как сетью, грязными своими речами, не причинили самого великого вреда тебе, борющемуся с болезнью и одром».

4. Враг также предлагает заняться домашними или каким-то телесными трудами, чтобы христианин не занимался духовными.

Феофан Затворник (Примеры записывания добрых мыслей…, 127): «Блюди. …Первый (вражий) прием есть — подсовывать какие-либо дела, и привязать к деланию их. Пусть они нехуды; но худо то, что, заняв мысль и чувство, отклоняют от главного (то духовных деланий – от сост.), заставляя или отодвигать его на второй план, или совсем позабывать его на время. То и другое крайне опасно, особенно последнее».

Георгий Затворник (Письма, 3.288): «Чтения и молитвы не меняйте ни на какие другие труды; нужно разуметь козни хитрого врага и знать его коварство: иногда лукавый дух предлагает мысль под видом благой, что нам надобно особенно заниматься наружными трудами, а таким образом хочет лишить нас лучшего занятия — под предлогом смирения; но «нищие духом» познают бесовскую прелесть, молятся Господу и продолжают обогащаться чтением Божия слова; так труждающихся Господь упокоивает».

Василий Великий (О подвижничестве, сл.4): «…нужды телесные соразмеряй с часами молитв и приготовься не слушать помысла, который отвлекает тебя от правила. Ибо у демонов в обычае — в часы молитвы под предлогом благовидной якобы причины побуждать нас к отлучке, чтобы благовидно отвлечь нас от спасительной молитвы. Не говори в извинение: «У меня болит голова, болит чрево», представляя неизвестных свидетелей небывалой болезни и ради упокоения ослабляя усердие к бдению».

5. Есть прельщение благовидным предлогом о посещении на вид духовных собраний.

Далее приведем пример искушения монаха, который будет полезен тому христианину, который стремится вести жизнь безмолвную (т.е. домашнюю, тихую, вдали от молвы, шума, смятений) и как можно больше находиться в уединении и духовном делании (т.е. молитве и духовном чтении).

Василий Великий (Письма, п.39): «…восставшая в тебе лукавая мысль говорит: «Какая польза жить тебе в этом месте? Что выгоды в удалении от общежития с людьми? Или не знаешь, что поставленные Богом епископы Божиих Церквей живут обыкновенно вместе с людьми и непрестанно совершают духовные празднества, на которых присутствующим бывает весьма много пользы? Ибо там решение приточных гаданий, объяснение апостольских учений, изложение евангельских мыслей, преподавание богословия, свидание с духовными братиями, которые зрением лица их доставляют великую пользу встречающимся с ними. А ты сделал себя чуждым столь многих благ и сидишь здесь, одичав наравне со зверями. Ибо видишь здесь великое запустение, немалую угрюмость, недостаток учения, отчуждение от братий и дух великого нерадения о заповеди Божией». Итак, когда восставшая в тебе лукавая мысль хочет совратить тебя многими подобными сим благовидными предлогами, тогда в благочестивом помысле противоположи ей действительный опыт, говоря: «Поелику говоришь ты мне, что в мире есть доброе, то я потому и переселился сюда, признав себя недостойным того, что есть доброго в мире, потому что доброе в мире перемешано со злом и злое гораздо превышает собою доброе. И я, быв когда-то на духовных празднествах, встретил едва одного брата, который, по-видимому, боялся Господа, но и тот одержим был диаволом, и я услышал от него пышные речи и басни, сложенные на обольщение с ним встречающихся; а после него встретил я многих воров, хищников, притеснителей; видел безобразную наружность упившихся, кровь угнетенных; видел и красоту жен, которая подвергала искушению мое целомудрие; и хотя избег я самого блуда, но осквернил девство свое сердечным помышлением. Много, правда, слышал я и душеполезных речей; впрочем, ни в одном из учителей не нашел добродетели, соответствующей речам. А после этого услышал еще тысячи плачевных рассказов, которые своими изнеженными звуками вторглись в душу. Еще слышал приятно звучащие гусли, рукоплескания скачущих, голос смехотворов, слышал много глупостей и шуток, крик бесчисленного многолюдства; видел слезы оскорбленных, мучение отводимых в неволю, рыдание подвергаемых пытке. Все это видел я: и не духовное тут было собрание, но море, обуреваемое и возмущаемое ветрами, которое стремилось всех за один раз покрыть своими волнами. Скажи мне, злая мысль, скажи и ты, демон кратковременного сладострастия и тщеславия, какая польза видеть и слышать сие мне, который не в силах помочь обиженным, не имею возможности защитить бессильных, исправить погрешивших, а скорее могу погубить сам себя?».

6. Есть прельщение о служении людям или стремление их спасать.

Игнатий Брянчанинов (Письма, п.172): «Святителя Тихона, когда он оставил епархию и поместился в монастырь, лукавые помыслы в течение года выманивали из монастыря, представляя ему, что он может быть полезен среди мира. Когда святой понял, что это кознь вражеская, покушающаяся под благовидным предлогом похитить у него данное Богом время на покаяние, тогда он успокоился и обратил все внимание на то, чтоб воспользоваться даром Божиим».

Ефрем Сирин (Огласительное слово об оскудении добрых дел…, гл. О том, что должно избегать всяких вредных свиданий): «Надобно… под предлогом благочестивого помысла, не налагать тенет (сетей) на душу свою. А враг умеет наводить на сие; он говорит: «не погиб бы этот сирый отрок, или эта сирота-девица; окажу им помощь; повидаюсь также с утесненной вдовой»; а чрез сие хочет сделать нас ревнителями таких дел, которых не в силах мы привести в исполнение неукоризненно».

Авва Моисей (Собеседования Иоанна Кассиана, 1,20):«(Враг) советует заниматься ходатайством и посе­щениями благочестивыми, которыми выгоняет нас из  духовных убежищ монастыря и уединения любезного покоя; или… внушает предприни­мать также заботы и попечения о благочестивых и беспомощных женщинах, чтобы, такими сетями неразрешимо опутав монаха, развлекать занятием гибельными заботами; или… подстрекает же­лать священной обязанности клирика под пред­логом назидания многих и по любви к духовной пользе, чрез это отвлекает нас от смирения наше­го намерения и от строгости. Хотя все это про­тивно нашему спасению и званию, однако ж, прикрытое некоторым покровом милосердия и благочестия, легко обольщает неопытных и не­осторожных. Ибо они подражают монетам истин­ного царя…».

Посмертные вещания Нила Мироточивого Афонского (ч.1, гл.6):«(Внушения вражьи могут быть такими): подвизайся лишь о том, чтобы совершенствовались души других, так как они прослышали о тебе, о славе твоей, и нуждаются в тебе, желают видеть твой ангельский лик, дабы ты отверз свои всемудрые уста, подвиг бы свой спасительный язык, и силою слова твоего умудрил бы слушателей, внимающих тебе. Когда же они уйдут, то, пока не придут другие слушатели, ты позаботься о том, чтобы приготовиться, что сказать им, ибо сильно желают послушать тебя. Поэтому, отныне не прилагай усердия к совершению дневных служб и канона твоего, — твои службы и твой канон будут теперь состоять в заботе о приготовлении поучений слушателям, ибо ты получил от Бога дар возвещать великие изречения слушателям и словом твоим просвещать их!». Также и другие преславные дела внушают они творить, дабы вложить ему в мысль свой сильнейший яд погибельного мудрования (…т.е. самомнения), чтобы он, прияв их, погиб бы».

Враг призывает страстную и обольщенную душу идти спасать других, чтобы и эту душу погубить, и через нее души других людей.

Варсанофий Великий (Руководство к духовной жизни, в.56): «…завидуя (сатана), хочет вовлечь нас в злоключения под предлогом правды. А того мы не знаем, что многие, желая извлечь других из реки, сами потонули вместе с ними. Будь осторожен, рассмотри, с какой стороны хочет враг уловить тебя».

Тихон Задонский (Сокровище духовное, ст.120): «(Враг) научает чести искать, под видом служения обществу; «будешь –де на чести будучи, обществу служить»; но тем замышляет развратить его и в бесчисленная злая вринуть, и соблазнами ему многими повредить».

Далее приведем рассказ о возможном иссушении монаха, который прошел уже какой-то духовный путь. (Думаю, что и нам, мирским христианам, будет полезно прочесть, как диавол искушает правильными словами – и из Писания, и якобы логичными доводами)

Симеон Новый Богослов (Слова, сл. 74): «…есть узы пристрастия, какое имеем мы к родным, как вяжет нас лукавый диавол этим пристрастием. …Думаешь ли, что когда ты так течешь (т.е. правым монашеским путем), диавол оставил тебя на покое и отстал от тебя, отказавшись вести с тобою брань? Нет, нет! Не даст он тебе покоя; но, зная, что мы оставили отца и матерь, и все вообще родство, и обещали Богу, когда принимали монашескую схиму, исполнять и эту заповедь вместе с другими, о коих сказано, и видя, что не мог совратить нас с царского пути никакими способами, — что делает? Приводит нам сначала на память родителей наших и родных, потом, имея в виду смутить ум наш и довести нас до несоблюдения заповеди Христовой, коею повелевается нам отвергнуться родных, предлагает из Божественного Писания изречения, сказанные людям, находящимся в других положениях и отношениях, говоря внутрь нас: «Чти отца твоего и матерь твою, — заповедует Божественное Писание, — и от единокровного твоего не укрывайся» (Ис.58:7), потому что, как говорит Апостол: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1Тим.5:8)». Не знает этот лукавый как следует, что это сказано … чтоб научить нас покорности Богу, ибо если надлежит слушаться и почитать родителей своих, не тем ли паче должно покорствовать Богу, Творцу и нашему, и самих родителей наших? Но, о злокозненный диаволе, «единокровный твой» суть не родные наши, но единоверные, о каковом свойстве ты не знаешь как подобает, и предлагаешь нам родных по плоти, стараясь ввергнуть нас в любовь и пристрастие к ним. Когда же заметим мы его прельщение и добре поймем его, или сами собою, или с помощью руководителей наших и собратий, вместе с нами шествующих путем Христовым, то этот обольститель что скрытно подшептывает внутрь ума нашего? «Ты, — говорит, — уже достиг такой меры преспеяния и совершенства, какой не знает никто из собратий твоих; ты стяжал совершенное беспристрастие и бесстрастие, потому ты можешь всегда, как хочешь, равнодушно смотреть на родных своих, будто на чужих». Это влагает он в ум, и тут же представляя какого-либо родственника, если не телесно, то в мысли, опять говорит скрытно: «как тебе оставить на пагубу это творение Божие, видя, что он погрязает в неведении Бога, подобно бессловесным животным? Почему тебе не подать ему руки помощи, не просветить ума его и не научить познанию Бога, его создавшего? Какое оправдание дашь и что ответишь в страшный день суда?» Потом прекращает такую речь и только внушает поминать его в молитвах своих и проливать о нем слезы сострадания, повторяя в сердце его следующие слова Писания: …«так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф.25:40)…. И все это явно есть прелесть диавольская. Если брат тот (коему это внушается) не поддастся таким внушениям и, собравшись с силами, воспоперечит врагу — диаволу, говоря: «что должен я делать для родного, то же должен делать и для чужого, который паче есть родной мне по Богу, чем тот по плоти», то лукавый враг отвечает ему, говоря: «истинно так есть, как ты говоришь, и Бог таким именно образом печется о всех, таким образом — то есть чрез посредство других все знают Бога и веруют в Него; таким же образом и ты знаешь Бога и веруешь в Него, — чрез посредство или родных своих, или других людей чужих, и этот родственник твой чрез тебя познает Бога, а другие потом чрез него. Но в настоящие времена, кто как ты? И куда пойдет он, если ты оставишь его? Сгубит он душу свою, — и ты, конечно, будешь виновен в его погибели, если отставишь его». — Такою лестию вражьею наконец прельщается брат, и стоит под таким благовидным предлогом, давая диаволу вязать себя вервию (веревкой) пристрастий, и когда связан станет, тогда уже не противоречит ему, как совершенно убежденный бесовскими доводами. И смотри, какая злокозненность у этого лукавого и душерастлительного злодея? Как только успеет он связать брата пристрастием тем, уж не ходит более около него и не докучает ему, чтоб не открылся как-либо навет его, но что делает? Берется за конец верви и отдаляется от брата, прячась во тму, яко породитель тмы, то есть оставляет в брате, как занозу, заботу и попечение о том родственнике, ибо знает, что тот родной или, вернее, пристрастие к нему, лучше его самого, будет томить и уязвлять его непрестанно. Когда же брат войдет делом в заботы о родном своем, то, какого бы рода ни были заботы те, вместе с тем сходит с того царского пути, каким начал шествовать, и чем дальше отступает от него, тем глубже входит в него враг, скрываясь, однако ж, и только крепче держа в руках вервь пристрастия и об одном заботясь, как бы брат не распознал его козней. Оставив уже совсем царский путь, что, думаешь, говорит в себе брат тот? «Спасший душу бывает, что создавший ее», — и таким образом окончательно слагается думать, что делает дело христоподражательное. Если есть у него знакомые миряне, то начинает ходить к ним, и иногда льстит им, хваля их без меры, иногда обличает строго-престрого, а нередко позволяет себе вольности в обращении и пище и нарочно выпускает некие слова, чтоб подвигнуть на смех, и вообще со всяким обращается, по нраву его, чтоб тот охотно принимал его и давал ему деньги. Если видит, что ничего не дают, начинает сам просить без стыда, всюду выставляя предлогом нужды родного своего. И бывает, что слышащие такие его речи, будучи сами плотяны и обладаемы теми же страстями, хвалят очень этого несчастного монаха и говорят, что он стяжевает себе большую награду. От этого еще более увеличивается и укореняется в нем то пристрастие, или, лучше сказать, эта болезнь пристрастия (к родным), подобно тому, как вервь въедается в плоть выи (подъяремного), глубже и глубже входит в душу его, срастворяется с нею и делается неразделимою от нее. Вследствие сего мало-помалу отдаляется он от чистой молитвы и заменяет слезы по Богу слезами, противными Ему, сам не понимая того. Тогда начинает он наконец завидовать тем, кои имеют, и ненавидеть их за то, что не дают ему так много, как бы ему хотелось. И не только этим страдает он, но делается сверх того ленивым на всякое послушание и непокоривым. При этом научается говорить ложь, почитая ее мерою благоразумия, думая и уверяя, что будто Богу дает, что расходует на родных своих. Сверх того и красть начинает понемножку, не думая, однако ж, что это настоящая кража: так ослепляет его страсть! Да и вообще, что бы и как бы ни доставал он для своих ближних, совесть никогда не обличает его, что сделал худо. Почему и враг, когда наконец ввергнет бедного монаха во все то, что я сказал, выпускает из своих рук вервь этого пристрастия, крепко и глубоко уже укоренившегося, как какой-либо столп, проникший в преисподняя ада, будучи уверен, что она уже никогда не развяжется. Это немногое сказал я о тех, которые начинали подвиг. Но о тех, которые и вступают на царский путь монашеской жизни с равнодушием и беспечностью, — что и сказать? У таких пристрастие к родным бывает так сильно и широко, что они чрез него уловляются всякою сетью врага, который ходит всюду, яко лев рыкая, ища кого поглотити, а они между тем охотнее согласятся умереть, чем освободиться от зубов и выйти из страшнейшей пасти этого губительного дракона».

8. В заключении скажем о таком виде прельщения, как обман о божественной благодати.

Например, иногда попечительные мысли могут приходить в храме от бесов, а человек принимает их за некое божественное откровение.

Паисий Святогорец (Духовное пробуждение, ч.2, гл.2): «(Во время службы в храме человеку приходит мысль) «В такой-то, — говорит он (враг), — книге о Божественной Литургии написано то-то» Потом он отвлекает внимание, например, на паникадило, и человек думает о том, кто его изготовил. Или же лукавый напомнит о том, что надо проведать такого-то больного. «Вот это да! — скажет человек. — Озарение пришло во время Божественной Литургии!» — тогда как внутрь уже встревает диавол».

Или, например, после Причастия человек испытывает радость, и бесы прельщают тем, чтобы он поделился этой радостью с другими.

Феофан Затворник (Письма о разных предметах веры и жизни, п.67): «Чувствуя обрадованное состояние после святого причастия, не забывайте оградить его страхом Божиим, чтоб не подкрался враг и не увлек к вольности в речах и движениях. А это, как буря, все развеет. Бдите! Враг ведь никогда не восстает прямо, против должного, а всегда обходы употребляет или выдумывает предлоги к поблажкам. «На радостях, — скажет, — можно поговорить,— или надо и других сделать причастниками радости своей»; потом словоохотливость раздражит; далее — введет в пустоболтание. Вот и ветер! Ведь и грешить враг учит, не узаконяя греха, а только наущая поблажать себе на один предлежащий случай, оправдывая то всякими изворотами. — Человек и грешит. В этом вся его прелесть и сеть».

О том, что делание добрых дел может происходить от разных страстей

А теперь кратко скажем о том, что добрые дела могут делаться по страстям.

Христиане должны помнить, что есть, так называемые, мнимо-добрые дела. 

Феофан Затворник (Наставление о преспеянии в христианской жизни, гл. Мнимо-добрые дела): «От истинно добрых дел должно отличать те, которые хотя по виду согласны с законом Божиим, но совершаются не из уважения к нему, а только по природной склонности, из приличия, по нужде или даже с худым намерением. Такие законные действия можно назвать мнимо-добрыми. Они могут иметь похвалу, но только у людей, а не у Бога, Который зрит наше сердце и по его расположению ценит наши действия (см.: 2Кор. 9, 7)»

Что же портит добрые дела? Изначально самолюбие портит все дела грешника.

Феофан Затворник (Начертание христианского нравоучения, ч.1, А,в): «…(плотской человек) иногда делает и добрые дела, но они все суть свойства душевного (Посл. Вост. Патр., 3 чл.), напитаны общим его духом самолюбия, которое отнимает у них истинную цену».

Самыми распространенными страстями, по которым могут делаться добрые дела, есть гордость и тщеславие.

Максим Исповедник (Главы о любви, сотн.2, 35): «Между человеческими действиями многие добры сами по себе, но бывают недобрыми по какой-либо причине. Например, – пост и бдение, молитва и псалмопение, милостыня и странноприимство сами по себе суть дела добрые; но когда делаются из тщеславия, тогда они уже не добры».

Иоанн Лествичник (Лествица, сл.2): «Видел я весьма многие и различные растения добродетелей, насаждаемые мирскими людьми, и как бы от подземного стока нечистоты напаяемые тщеславием, окапываемые самохвальством и утучняемые навозом похвал…».

Так, после добрых дел, когда тебя поблагодарили или похвалили, происходит услаждение воспоминаниями словами благодарности, при этом могут и быть хвалебные мысли о себе. И именно это и создает хорошее настроение у грешника.

Интернет–источники: 1). «Я люблю творить добро, потому что это приятно и мне, и окружающим, и хорошее настроение обеспечено» 2) «Когда делаешь маленькое маленькое добро и тебя за это обнимают, целуют в щечку и говорят, мол, самый самый добрый человек на земле» 3) «Делать добро — это очень приятно, когда тебе на добро отвечают добром и лаской» 4) «Делая приятное людям, делаешь приятно прежде всего себе!!!».

И вот именно эти положительные эмоции о себе вместе с мысленными повторами слов благодарности или похвалы, а также мыслями о себе, как о добром, умном, хорошем и т.д. и составляют страсть гордость и тщеславие.

Проверить свое состояние тщеславия и гордости можно также, посмотрев на свою реакцию тогда, когда ты сделал что-то хорошее для другого, а тебя не поблагодарили. Если ты обижен, раздражен и осуждаешь, то твое доброе дело делалось по страсти.

Есть люди, которые делают что-то хорошее, чтобы все об этом знали, и чтобы их хвалили. (В настоящее время это особо распространено в обществе во время избирательных компаний или спонсорских помощах)

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 2-й запов., грех: Славолюбие): «Мирской же славолюбец любуется народною славою о себе, и не только не препятствует распространению ее со стороны других, но и сам участвует в том; например, он просит других поведать свету словесно или печатно (в журнале—газете) о какой либо заслуге его, о пожертвовании каком либо или произведении,—распространяет свои изображения (портреты), предпринимает неблизкие путешествия, —и все это не с какою либо общеполезною целью и не по запросу со стороны, но единственно для своей известности и громкой славы. Между тем сказано: «если Я Сам Себя славлю, то слава Моя ничто» (Ин.8,54)».

А вот что говорит христианское учение о добрых делах, происходящих от гордости.

Филарет Дроздов (т.5, Слово в день рождения… Государя… Н. П.): «Если, например, хочешь благотворить ближнему, не делай сего для славы или почести, потому что чрез сие приближаешь свое дело к людям, а не к Богу; не делай сего без внимания, без мысли и чувства, потому что такое дело будет без жизни, и следственно без движения к Богу; подай твою лепту нищему с сердечною мыслию о Рекшем: «будите милосерди, якоже и Отец ваш милосерд есть»(Лук. 6. 36), и твоя лепта пойдет чрез нищего к Богу, и тебя поведет к Богу. Если призываешься к делам звания и служения общественного: не ищи возбуждения твоей ревности в желании наград и в надежде возвышения над другими; найди для себя движущую силу в мысли, что должностное в обществе лице «Божий слуга есть во благое»(Рим. 13. 4); служи Царю и царству верою и правдою, чтобы тем принести службу Богу, и твои дела для отечества земного будут приближать тебя к отечеству небесному. … Смотришь ли на дела, которые ты уже совершил с успехом, с достоинством, с пользою для себя и других, со славою; не приближай их слишком к себе, не питай ими своего самомнения; приближай их к Богу, исповедуя над ними благость Его Провидения, вознося к Нему фимиам благодарного сердца».

Иоанн Кассиан (Послание к Кастору…, кн.11, гл.14): «Иногда тщеславие влагает желание получить степень клирика пресвитера, или диакона. … Также пребывающего в уединении или кельи заставляет умом и сердцем обходить дома мирян и монастыри под предлогом — воображаемым увещанием устроять обращение многих. Таким образом, несчастная душа увлекается такою суетностью, как бы в глубоком усыплении бредит, так что по большей части увлеченная сладостью таких помыслов и наполненная этими мечтами, она не может видеть и братий, или того, что делается в настоящее время…».

Пролог в поучениях (7 января): «Духовная гордость губит многих. Из-за нее люди не только часто лишаются награды за свои добрые дела, но и навлекают на себя гнев Божий. Видов этой гордости много и перечислить их трудно. Для примера возьмем один следующий. «Ах, говорит иные, какие все ныне живут бессердечные богачи: слез у бедных не отирают, любви к ближним не имеют! Что если бы я был богат? Сколько бы призрел вдов и сирот! Сколько бы сделал добра!» И что же? Случается иногда, что и действительно такому человеку богатство попадает и действительно он из него и добра немало делает. Но как? Непременно с мыслью: «вот я каков! несмь якоже прочии человецы!» А чрез эту фарисейскую хвастливость добро его уже и перестает быть добром в очах Божьих».

Заметим, что гордость и тщеславие также могут руководить человеком при молитве на людях.

Евагрий Понтийский (Главы о молитве, 41): «Смотри, действительно ли Богу предстоишь в молитве своей, или поддаешься соблазну человеческой похвалы и за ней охотишься под благовидным предлогом продолжительной молитвы».

К этому же относится частое посещение храма, когда человеку кажется, что делает он это от благочестия, а на самом деле, чтобы видели другие, что он часто посещает храм и молится.

Добрые дела могут быть связаны и со сребролюбием.

Василий Великий (Письма, п.39): «Не делай себя виновным в богатолюбии под предлогом служения нищим. А если кто принесет тебе деньги для бедных, узнав, кто скуден, посоветуй тому самому, у кого есть деньги, отнести их к неимущим, чтобы принятием от него денег не осквернить тебе своей совести».

Нил Синайский (Письма п. 1.68): «Церковному ходатаю… Пловцы и кормчие употребляют все меры, чтобы переплыть море и войти в пристань. А ты и мореплавателей всегда превосходишь тем, что часто вдаешься в треволнения житейских дел, ходя по торжищам и судебным местам под предлогом попечения о церковных делах, а в действительности по ненасытной любостяжательности и ради несправедливого сбора».

Далее. При желании пообщаться во время маяты и скуки праздность также часто прикрывается благими мотивами или исполнением заповедей, например, посетить больных или поздравить кого-то с чем-нибудь, узнать как дела, или пообщаться в интернете, чтобы кому-то помочь советом и др., а в то время человек удовлетворяет свои страсти.

Нил Синайский (О восьми лукавых духах, гл.13): «Дух уныния гонит монаха из дому его, а кто имеет терпение, тот всегда пребывает на безмолвии. Предавшийся унынию выставляет в предлог посещение больных, удовлетворяет же собственному своему намерению. Монах в унынии скор на служение и удовлетворение себе самому вменяет в заповедь».

Евергетин (т.3, гл.13, 2. Из Антиоха Пандекта): «Унывающий монах готов взяться за любое служение, считая заповедью для себя исполнение велений собственной страсти. Как больной не может ничего доесть до конца, а требует себе чего-то другого, так и унылый монах не может удержаться на одном деле, но постоянно перескакивает с одного на другое, а потом опять возвращается к прежнему делу. За все-то он хватается, всем недоволен и ничего не доводит до конца. То бедняга посетит больных, то побеседует с братьями о духовном, то побежит на праздничную службу в честь святых, но всюду он только тешит собственное желание. Как легкое облачко гонимо любыми ветрами, так и монах, в котором нет терпения, гоним духом уныния».

Иоанн Кассиан (Послание к Кастору, кн.10, гл.2): «…(праздный, не занятый никаким делом) думает, что ничто другое не может быть средством против такой брани, как посещение какого-либо брата, или утешение от одного сна. Потому этот недуг внушает, что нужно делать приличные поздравления и посещения недужных, вблизи или вдали находящихся. Также внушает как какие-нибудь благочестивые, набожные обязанности, что надобно найти родителей и чаще ходить для поздравления их; считает великим делом благочестия чаще посещать какую-нибудь благочестивую, посвятившую себя Богу женщину, особенно не имеющую никакого пособия от родителей, и если что ей необходимо, чего не дают ее родители, и небрегут, о том заботиться есть дело самое святое, и больше надобно к этому прилагать благочестивый труд, нежели бесплодно, без всякого преспеяния сидеть в келье».

Иоанн Лествичник (Лествица, сл.13): «Уныние подущает к странноприимству (прием в свой дом богомольцев и странников, предоставление им ночлега и пищи – от сост.); увещевает подавать милостыню от рукоделья; усердно побуждает посещать больных; напоминает о Том, Который сказал: «был болен, и вы посетили Меня» (Мф.25,36); увещевает посещать скорбящих и малодушествующих; и, будучи само малодушно, внушает утешать малодушных. Ставшим на молитву сей лукавый дух напоминает о нужных делах, и употребляет всякое ухищрение, чтобы только отвлечь нас от собеседования с Господом, как оборотью (уздой), каким-либо благовидным предлогом».

Быть в постоянном попечении о якобы добрых делах можно и посредством общественных занятий. Есть и такие люди, которые не любят быть дома, но и не особо любят развлекаться, и поэтому нашли себе общественные занятия.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 4-ой запов., грех: Излишняя хлопотливость в делах): «Есть люди, у которых руки полны дел и голова, так сказать, кружится от забот. Но эти дела и заботы их не возложены только на них другими из уважения к их талантам, усердно и опытности, но изысканы ими самими. Они не только не отказываются от должностей, но еще борются, спорят за должности. Они хотят быть там и сям, желают судить обо всем, числиться членами всевозможных обществ или комитетов?.. Прекрасно, если б вся эта хлопотливость была для славы Божией, если б истекала из такого источника: «доколе есть время, будем делать добро всем» (Гал.6,10). Действительно, надобно делать больше добрых дел, чтобы больше пожать плодов от добродетели: надобно не пропускать ни одного случая к доброделанию и даже изыскивать случаи к тому. Но между тем их хлопотливость естественная: они обязывают себя к этой хлопотливости или из тщеславия, или же для того чтоб иметь влияние на дела и на известных лиц. Но спросят: «что же тут худого»? Много худого. Эта чрезмерная хлопотливость производит недосмотры, вредит успеху дел, мало оставляет времени для молитвы и вообще отклоняет человека от главнейшей его цели в жизни, которую евангелие выражает кратко: «едино же есть на потребу» (Лк.10,42).—Нет, трудящийся человек! Если у тебя остается свободный час от твоих обязанностей и дел, которые и без того может быть сложны: то лучше ты подыши открытым воздухом, полюбуйся на Божию природу, освежись родственным или дружеским свиданием, а еще лучше—помолись, почитай духовное или побеседуй о духовном».

Советы святых отцов о рассудительности и внимании при делах милосердия

Итак, как видим, можно в  прельщении тратить время и силы на якобы добрые дела, а на самом деле исполнять волю диавола и своих страстей. Поэтому для того, чтобы не прельщаться о якобы добрых делах и не тратить на них время, которое должно быть посвящено действительному доброделанию или духовным деланиям, таким как молитва или духовное чтение, следует быть рассудительным и внимательным к своим помыслам и желаниям. Приведем некоторые поучения об этом.

Феофан Затворник (Что есть духовная жизнь…, п.68): «Много помогает против него (вражьего искушения) и свое рассуждение: то, чтоб не сразу делать всякое показавшееся хорошим дело, а наперед обсуждать его всесторонне. Когда станете обсуждать, призрачность добра, какою облекает враг свои внушения, тотчас рассеется. Но свое рассуждение не всегда успевает это сделать, потому что враг нередко и его запутывает своими подсказами (наши старцы прозвали это подсадами)».

Феофан Затворник (Толков. на Псалом 118, ст.104): «Не хвались исправностью внешнего поведения, а вникни в то, куда сердце лежит. Святой Макарий говорит: если ты сошел в глубь сердца и умертвил кроющегося там змея, то хвались; делами же одними видимыми нечего хвалиться. Как много на суде Божием окажется таких, которым Бог скажет: «не вем вас» (Лк.13,25), несмотря на то, что они сами себя и другие считали их усердными боговедцами!».

Амвросий Оптинский (Письма к мирским особам, п.82): «Каждый христианин обязан по силам своим и сообразно своему положению трудиться на пользу других, но с тем, чтобы все это было во время и в порядке…, и чтобы успех наших трудов представлять Богу и Его святой воле».

Древний Патерик (гл.10, 158): «Брат спросил старца, говоря: «что мне делать, когда помыслы побуждают меня выходить под предлогом посещения старцев?» Старец в ответ сказал ему: «если ты видишь, что помыслы побуждают тебя выйти из келлии своей ради тесноты, то сделай себе утешение в келлии своей, — и не захочешь выйти; а если ради пользы души, то испытай свой помысел и выйди. Ибо я слышал об одном старце, что когда помыслы говорили ему посетить кого-нибудь, то он вставал, и брал свою милоть, и ходил кругом кельи своей, и входил, и делал для себя всякое утешение как для странника, и так, делая, успокоился».

Варсанофий Великий (Руководство к духовной жизни, в.69): «Считай себя за ничто и стремись к предлежащему (предстоящему), чтобы под предлогом доброго дела не вовлек тебя диавол в безвременные заботы».

Феофан Затворник (Сборник слов и проповедей о Православии…, Слово пред Козловскою паствою): «…блюдитесь далее, чтоб не истощать сил сего духа понапрасну, не тратить их на то, что ни славы Богу, ни спасения душе не приносит. Много есть вещей и дел, кои кажутся хорошими, не будучи таковыми на деле».

Пролог в поучениях (7 января): «Братие, когда вам придет на мысль совершить какое-нибудь доброе дело, то, прежде всего, обратите внимание на то, чисты ли ваши побуждения, заставляющие вас браться за него. Если чисты, с Богом, принимайтесь; если нет, если заметите в себе желание удовлетворить своему честолюбию, или самомнение, или склонность к осуждению ближнего или еще что-нибудь худое, то сначала скорее очистите свое сердце от этих злых расположений и потом уже приводите в исполнение задуманное добро. Иначе последнее уподобится в вас доброму семени, брошенному среди дурной травы, которая не дает как должно возрастать ему и приносить плод».

Для того чтобы не увлечься неразумным рвением, отцы советуют:

Феофан Затворник (Собрание писем, вып.1, п.185): «…лучше не придумывать дел, а делать какие представляются».

И в заключение вопроса приведем примеры рассудительного исполнения таких телесных доброделаний как посещение больных и оказание материальной помощи другим.

О том, что посещение больных есть дело телесного милосердия, все люди хорошо знают. Но для того, чтобы оно не было погрешительным, нужно следовать следующим советам:

Иосиф Оптинский (Письма, п. от 27. 04. 1905 г): «Записала ты, что запретил я тебе ходить по кельям, а ты все ходишь навещать больных старушек. — Но я говорил тебе, это ничего. Только старайся без нужды и без особенной причины к ней не ходить. Когда позовет, иди, или если увидишь, что она расстроена, также сходи, а без дела не ходи».

Ефрем Сирин (О том, как приобретается человеком смиренномудрие, гл.35): «Если посещаешь больного, то смотри, чтобы враг не внушал вам мысли заняться празднословием или пересудами, и тем не лишил тебя награды; ибо у диавола в обычае это: одному вредить слухом, другому – языком. Напротив того, надобно утешать болящего Божественным Писанием и страданиями Спасителя».

Иоанн Крестьянкин (Письма, гл. Промысел Божий): «А вот насчет болящей женщины, прилепившейся к Вам, — будьте поосторожнее, чтобы она не связывала Вашей внутренней свободы. Поосторожнее сокращайте её притязания на Ваше время, а телефонные разговоры исключите совсем. Она хочет к Вам на ручки, но у Вас нет сил носить».

Схииг. Савва (О главных христианских добродетелях и гордости, гл. Рассудительность в делах милосердия): «Рассуждение нужно иметь и при посещении больных. Бывают такие заболевания, которые требуют абсолютной тишины и покоя, так что наше посещение для болящего может оказаться в тягость. Прежде чем посетить болящего, надо узнать у родственников, можно ли это сделать».

Митроп. Сурожский Антоний (Пастырь у постели больного): «Еще один момент отношений с больным (это затрагивает не столько священника, сколько все окружение человека, очень широко) — это обычай навещать больных. Для больного такие посещения могут быть большим благодеянием, но могут оказаться сущим бедствием. Я знаю, Евангелие учит нас, что посещать больных — добродетельно. Но я знаю также, что применять евангельские советы и заповеди следует с большой рассудительностью, руководствуясь любовью; и очень часто любовь, которую мы вкладываем в свое посещение больного, можно было бы выразить куда как лучше, предоставив ему возможность побыть в покое. Мне случалось болеть, и чтобы не стать жертвой милосердия друзей, я вешал на дверь записку, которая многих задела, она гласила: «Вот случай из жизни святого Арсения Великого. Одна знатная женщина добралась из Константинополя в пустыню, чтобы посетить его, и сказала: «Отче, дай мне заповедь, которую я бы выполняла всю жизнь!» Арсений ответил: «Вот тебе заповедь; и помни, что ты обещалась никогда не нарушить ее: когда услышишь, что Арсений в одном месте, сразу удались в другое…» Кроме того, что порой именно любовь должна нас удержать от посещения тех, кто прекрасно и счастливо мог бы обойтись без наших утомительных, расслабляющих визитов, очень часто посетитель мог бы содействовать поправке больного, помогая ему быть собранным, серьезным, полностью владеть той силой жизни, которая в нем есть, помогая не быть рассеянным, опустошенным, не разбрасываться. Вы сами знаете, как опустошительны некоторые разговоры, как нас истощают некоторые посетители. Вот чему, я думаю, должны научиться и молодые, и немолодые священники, вот чему следует учить врачей, сестер, родственников: одна из вещей, которая может погубить встречу или посещение больного, — это пустая болтовня, пустословие, потому что болтовней, словно ширмой, часто пользуется человек, чтобы защититься от необходимости быть серьезным, высказать свою тревогу, быть правдивым и истинным. Постоянное суесловие открывает этому большие возможности, и пациент становится все менее реальным, он все меньше в состоянии справиться с жизнью, с болезнью, с собственным выздоровлением».

Нравственное богословие Е. Попова (грехи против 6-я запов., Семь дел телесного милосердия к ближнему. Посетить больного):  «Исполняем ли мы и по-евангельски ли исполняем Его заповедь о посещении больных? О, как немного таких, которые в этом духе исполняют! И к близкому-то больному мы не соберемся придти или приходим вместо пяти раз только однажды; потому что нам скучно кажется сидеть у постели больного. А к постороннему, но одинокому, и не считаешь долгом прийти, хоть знаем и уверены, что он был бы благодарен нам за наше посещение. К бедному же и беспомощному как пойти? нужно спуститься к нему куда-нибудь в подвал или в нижний этаж, где сыро и душно. Тем более целую больницу как обойти? Там духота воздуха, идет перевязка ран, слышатся стоны, некоторые лежат без памяти: все это картины невеселые и неприятно действующие на наши нервы. Правда, если заболеет богатый человек или начальник, у постели этих немало бывает посетителей. Но по чувству ли любви к ближнему, или по вниманию ли к евангельской заповеди, собираются здесь посетители? не по обычаю ли только или не для того ли чтоб больной или его семейные оценили их посещение, и жалея больного на словах, желают ли ему посетители в самой душе выздоровления? Что притом, более бывает предметом разговора их у постели больного, что, как не новости какие-либо, вообще легкомыслие и пустота слов, которые не успокоят болящего, а скорее утомят его? По-евангельски же не так следует исполнять заповедь о посещении больных. Евангелие не требует от нас на этот раз многого, а только предлагаете одно: «посетить». Действительно, для больного скучно и тяжело проходит время; он рад бывает посетителю, доволен участием в его положении других, а все это, успокаивая и ободряя его дух, облегчает и болезнь. Большее сделать для него Евангелие и опять предоставляет нашему усердию. И вот прекрасно, если кто лично служит больному. Это служение развивает в нем чувство сострадания к ближнему; оно обнадеживает и его постороннею помощью в том случае, если он сам заболеет; оно — такая заслуга, что равняется собственною болезнью, особенно если бываешь у постели трудного или слишком неспокойного больного. Прекрасно, если богатый человек приглашает к беспомощному больному врача и платит за лекарства. Истинно евангельская услуга, если иной читает у постели больного духовную книжку или акафист, как только больной может выслушать чтение. Наконец, хоть не велик, но важен и этот труд, пригласить к больному священника или напутствования его исповедью и прочими таинствами, вознаградить труд церковного причта и вообще принять на себя все расходы по этому предмету, как, напротив, самый тяжкий грех допустить умереть больному без исповеди. Но спросят: «как же быть, если ни время, ни близость расстояния, ни текущие занятия, не дозволяют послужить больному»? В таком случае и опять можно выполнить дело милосердия чрез других, когда дозволяют средства. Можно попросить кого из соседей иметь уход за больным или же поместить больного в больницу с платою от себя. Когда благодетельный самарянин не мог сам лично ухаживать за больным, которого нашел на дороге, потому что должен был, поспешать вперед, тогда выдал от себя два сребренника (Лк.10,35) хозяину гостиницы, у которого остановился с больным, и просил последнего позаботиться о больном, обещаясь и еще приплатить к тому, что будет израсходовано сверх двух сребреников. Особенным, и опять в некотором смысле вековечным подвигом по исполнению Евангельской заповеди о больных может быть построение больницы за свой счет. И так ты, евангельская душа, любящая дела евангельской милостыни, посещай больных и служи им, сколько можешь, представляя себе каждый раз стоящим у изголовья их Самого Христа Спасителя. Поверь, что одно такое посещение твое будет полезнее сотни посещений (визитов), которые бы ты хотел сделать знакомым твоим в годовой праздник. Посещай, а если можешь, и личною услугою успокаивай больных, и ты получишь царство небесное!».

Обращаем внимание, что при намерении посетить больного следует быть внимательным к тому, что движет тобою. Так, можно идти к больному по разным страстным мотивам, например: по тщеславию – чтобы видели какой ты милосердный, по человекоугодию – чтобы не обиделся больной или его родные, по гордости – чтобы не подумали о тебе плохо, по праздности – нечего делать, пойду пообщаюсь, по корыстолюбию – пойду и ко мне тогда ходить будут, когда заболею. Заметим, что все эти и другие мысли проносятся в голове, а люди их не замечают, и потом у них создается мнение о себе, как о добродетельных. А то, что они делали добродетель по своим страстям, то этого они не видят.

А вот поучения о рассудительности при оказании кому-то материальной помощи.

Схииг. Савва (О главных христианских добродетелях и гордости, гл. Рассудительность в делах милосердия): «Апостол Павел пишет: «Не требуется, чтобы другим было облегчение, а вам тяжесть, но чтобы была равномерность» (2Кор. 8,13). В духовной и моральной поддержке, в добром слове утешения отказывать никому нельзя, если человек действительно в этом нуждается, а в материальной помощи отказывать иногда даже необходимо. Конкретных причин отказа бывает много, а в общих словах – это забота о духовной пользе нуждающегося (не в насущном хлебе, разумеется!) и знание своей меры, своего положения и своего духовного возраста. Преп. Варсонофий Великий пишет: «Бог не хочет, чтобы человек делал что-либо сверх силы своей. Если кто имеет необходимо нужное для него самого, то сего не должен издерживать на милостыню, чтобы после, при собственном недостатке, не стал скорбеть, не в силах будучи понести скудости. А когда просящий будет докучать ему, и он скажет: «Прости меня, мне нечего дать тебе», то это не будет ложь, потому что тот, у кого есть только необходимое, нужное для него самого, не имеет что дать другому. Пусть скажет просящему: «прости меня, я имею только то, что необходимо нужно мне самому»». Особенно так следует поступать с ленивыми, здоровье которых позволяет трудиться, но они не хотят. О. Иоанн С. пишет: «Если мы знаем о некоторых, что они бедны от праздности и лени, таким мы не должны выделять из своих трудовых избытков. «Кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2 Фес. 3, 10). Но я должен предупредить тебя, друг мой, что такое поучение святых Отцов относится к несовершенным в добродетели. Мера совершенных – отдать просящему последнее, уповая на милость Божию. Совершенные в духовной жизни не рассуждают, кто просит и для чего просит. Всех стараются утешить, чем только могут. Не следует только занимать в долг крупные суммы денег с целью помочь ближним, потому что может случиться, что условия жизни изменятся, и долг останется безвозвратным. В таких случаях надо тоже отказывать в просимом. Бывают даже такие случаи, когда свои деньги и вещи жалеют отдать просящим, а других вынуждают на помощь, не задумываясь над тем, что последнее отбирают у них для другого или для себя. Преподобный Исаак Сириянин об этом так пишет: «Если угодно сеять в нищих, то сей из собственного. А если вознамеришься сеять из чужого, то знай: это самые горькие плевелы»… Как молитву, так и дела милосердия надо совершать по возможности втайне. Христос предупреждает: «Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного» (Мф. 6, 1). Похвала людей отнимает у нас награду от Бога. Но не только по этой причине добро надо делать втайне. Явное милосердие развивает гордость и тщеславие, самомнение и самодовольство, поэтому мудро поступает тот, кто скрывает свои добрые дела даже от близких людей, по словам Христа: «Пусть левая рука твоя не знает, что делает правая » (Мф. 6,3). Хорошо делать добро как бы от второго лица, т.е. говорить: «Меня просили Вам передать… «и не смущаться мыслью: «Ведь я обманываю!» Это не обман: Христос и святые Отцы учат и, можно сказать, просят нас об этом, т.е. чтобы мы подавали бедным. Хорошо также через кого-либо передать свою лепту нуждающимся. … Тайное милосердие полезно еще и по той причине, что поступающий так реже осуждает других или совсем никого не осуждает, потому что рассуждает: «Как я скрываю от других добродетель, так и другие скрывают от меня. Они хорошие и добрые, а показывают вид, будто грешат, чтобы их не превозносили… » Как правило, мы судим о других по себе. Если мы ревнуем и завидуем, то думаем, что и все ревнивые и завистливые; если сами подозрительны и мнительны, то и в других «видим» то же самое; если осуждаем, то думаем, что за нашей спиной осуждают нас, злословят, поносят имя наше и т.д. И наоборот: если мы сами любим других, то думаем, что и к нам такие же добрые чувства у всех; если сами воздержаны во всем, то и о других так думаем, если дела милосердия мы творим тайно, то думаем, что и все так делают. Вот почему полезно творить добрые дела втайне. Советую, друг мой, обратить на это особое внимание, чтобы у нас не было обратного явления. А то иногда сделаем на грош, а оцениваем дела свои на рубль… Растрезвоним везде о себе!.. Вот какой я милосердный!.. Избави, Господи!..».

Вообще же есть основные правила относительно доброделания: под предлогом доброделаний не оставлять молитвы и духовного чтения, и наоборот; не ищи сам дел, требующих чрезмерных сил и забот; и если идешь куда-то по нужному делу – молись и трезвись; и все добрые дела свои посвящай Богу.

Феофан Затворник (Сборник слов и проповедей о Православии…, Слово пред Козловскою паствою): «…блюдитеся, чтобы, предаваясь заботам о внешних делах благочестия, не забыть внутреннего духа его; но блюдитесь и того, чтоб под предлогом предпочтения внутреннего внешнему не оставить совсем внешнего. Внешнее без внутреннего еще бывает, а внутреннее без внешнего никогда. … Внешнего не оставлять — это закон. Но да не будет нам останавливаться и на нем одном, а под ним — под его влиянием, руководством и указанием — зреть и внутренно».

Феодор Студит (Огласительные поучения, п.22): «Под предлогом молитвы, безмолвия и чтения не оставляй дел монастырских, дабы не пришли они в расстройство, в отношении телесных потребностей; и напротив чрез постоянное и всегдашнее упражнение и заботливость о делах, не попускай уму своему погружаться в них, и оставлять память Божию и видение: таково правило благочестия».

Иннокентий Пензенский (Письма, п. 38): «Да благословит Господь Ваш труд — посещать больных! Но посещайте не для своей пользы. Ищите пользы больных, а лучше ищите славы Иисуса Христа. Для Него приходите к болящим, Его встречайте в болящих, когда они требуют Вашей вещественной помощи, Его проповедуйте, о Нем говорите, Ему предавайте все, Им утешайте, обнадеживайте, обличайте, научайте, успокаивайте, когда требуется помощь духовная».

А если тщеславные мысли будут одолевать после совершения добрых дел, то следует не принимать их и отвергать.

Феофан Затворник (Письма о разных предметах веры и жизни, п.11): «(Вопрос) «Что мне делать с тщеславием? Мне кажется, что я ничего не делаю напоказ; но после дела не могу удержаться, чтоб не протрубить пред собою. Я, конечно, не говорю никому, что вот как хорошо я сделала то или другое. Но внутри трубится, что я лучше других, и делаю лучше, чем другие. И знаю, что это дурно; но оно всегда делается во мне». (Ответ) Хорошо, по крайней мере, что замечаете эту худобу и желаете исправиться. Приложите труд к исправлению и молитву о том, и Господь поможет; успеете изгнать этого врага. Это враг самый зловредный и вместе самый льстивый. … А между тем, пред собою ли трубить или слушать трубление совне, куда как сладко, будто конфеты глотаешь.— Так вы хорошо делаете, что имеете желание избавиться от этого льстивого врага. Но как успеть в этом? Боритесь и одолеете. Только не переставайте, и никакой поблажки себе не давайте в этом. Первое, что надобно, это есть сознать и почувствовать, что такого рода помысл есть враг. Затем, как только появится он, спешите восставлять такое сознание и чувство. Оно непременно отзовется неприязнию к сему помыслу, которая и оттолкнет его. Возыметь неприязнь к помыслу есть то же, что в грудь кого подать. Кого в грудь подали, валится наземь; а помысл, неприязнью пораженный, бежит вон из души. Сделайте так несколько раз поусерднее, и помысл тот перестанет показываться, или вы навыкнете так легко и скоро управляться с ним, что не успеет он явиться, как и прогнан будет. …Потрудитесь так поупражняться над собою, и наверное можно положить, что скоро получите успех. Но молитва к Господу само собою должна идти об руку с своим трудом над собою, а также усердная ревность достигнуть желаемой цели, без всякой себе поблажки».

Феофан Затворник (Сб. «Слова о покаянии…», В неделю мытаря и фарисея): «Когда подступит враг и начнет трубить в сердце вашем пред вами, что вы не то, что другие, то и то хорошо делаете, — возьмите вы себя и начинайте водить по всем худым делам своим, толкуя себе; «A это кто сделал? А это, кто? А это кто?» Тогда пробудится обличительней голос совести и заглушит это смутное шептание самовосхваления: «Не такой, как прочие!» Если, несмотря на то, сердце все еще будет надыматься самовозношением, обличите его самого строгим укором, говоря: «Пусть и было делано какое добро, но ты злыми своими помышлениями все его перепортило и пересквернило то тщеславием, то человекоугодием, то чаянием каких-либо сторонних выгод; если же при совершении каких дел и не было таких чувств, ты теперь сквернишь их и отнимаешь у них все достоинство тем, что надымаешься ими!» Так обличив себя, мы отнимем у себя всякую опору к самооправданию, и нам некуда будет обратиться, как к заступлению единой милости Божией, к которой и начнем нелицемерно вопияв: «Боже, милостив буди нам грешным!».

Раздел 4.7. Христианам следует как можно больше находиться дома и учиться пребывать «в безмолвии»

Итак, мы разобрали некоторые способы праздного проведения свободного и времени вне дома, и, надеюсь, это помогло увидеть свои ошибки, заблуждения, прегрешения и проявлении страсти праздности в себе.

И в заключение вопроса о праздности вне дома, приведем учения святых отцов о том, что христиане должны быть «домоседами», стараться быть в уединении и безмолвии.

О добродетели «домоседство», о понятиях «безмолвие» и «уединение»

Начнем разговор с того, что домоседство относится к христианским добродетелям, которая противоположна страсти праздности.

Феофан Затворник (Рукописи из кельи – 2, Душеполезное слово о добродетелях): «…телесные добродетели… суть: …несаможаление, уединение, безмолвие, домоседство, довольство малым, молчаливость, трудолюбное рукоделие… Телесные же страсти суть: …достойное осуждения ничегонеделание, пустые развлечения, азартные игры, страстное злоупотребление мирскими утехами…».

Феофан Затворник (Что есть духовная жизнь…, п.62): «…против страсти веселиться – домоседство».

(Хотя в наше время, с развитием телевидения и компьютеров развлекаться и праздно проводить время можно и дома, и об этом скажем в следующей главе)

По учениям святых отцов добродетель домоседство сопряжена с такими понятиями как «безмолвие» и «уединение».

Для монахов эти понятия означают: не выходить из кельи или монастыря по желанию развлечься; как можно меньше говорить о пустом и праздном, а иногда и постоянно хранить молчание; и пребывать одному для духовных занятий.  

Ефрем Сирин (Семь деланий у монаха): «…монаху не должно делать частых выходов: от них скорее всего происходят падения»

Василий Великий (О подвижничестве, сл. 3): «Выходить из обители подвижничества, кроме положенных и необходимых выходов, не позволительно. …Большего и преимущественнейшего благообразия требует жизнь женщин, их преуспеяние в нестяжательности, в безмолвии, в послушании, дружелюбии, строгость касательно выхода из обители, остережение от встреч, взаимное между собою расположение, избежание частных содружеств. Во всем этом с особенным тщанием должна преуспевать жизнь дев».

Амвросий Оптинский (Письма к мирским лицам, п.58): «…в старчестве сказано: «Сиди в келье твоей, и та всему тебя научит»».

Амвросий Оптинский (IIрот. Сергей Четвериков. Описание жизни… Оптинского Старца… Амвросия, с. 229-230): «Кто хочет себе внимать, тот должен книгу сию внимательно читать <написал батюшка на книге преподобных Варсануфия Великого и Иоанна Пророка>, побольше дома сидеть, поменьше по сторонам глядеть, по кельям не ходить и к себе гостей не водить; других не осуждать, а о своих грехах ко Господу Богу воздыхать, дабы получить милость Божию».

Но это же рекомендуется святыми отцами и в отношении христиан, живущих миру и, и понятие «безмолвие» имеет значение «тихой жизни», в которой также нет места праздным развлечениям, праздным встречам и разговорам с другими людьми, многопопечения от своих пристрастий и привычек и др. 

Феофан Затворник (Толков. на 1 Солун., 4,11): ««И любезно прилежати еже безмолвствовати» («И усердно стараться о том, чтобы жить тихо»)… «Безмолвствовати» (жить тихо) — не в пустыню бежать на безмолвие, а бегать молвы, шума, смятений, и не только не возбуждать их, но и не участвовать в них,—сидеть дома во избежание неприятных столкновений с кем-либо, и вообще являть нрав тихий, спокойный, миролюбивый».

Феофан Затворник (Толк. на посл. 2 Солун., 3, 12): ««Да с безмолвием делающе, свой хлеб ядят (чтобы они, работая в безмолвии, ели свой хлеб)», чтоб не шатались праздно там и сям, а сидели дома, и дома сидели, не сложивши руки, а за работою. Заповедуется скромная, уединенная, трудолюбивая жизнь, в противоположность праздношатайству и пустому убиванию времени. «Повелеваем не только жить в безмолвии (тихо, безмятежно), но и работать» (Экумений). «Двух вещей требует от них: как от бесчинных,— чтоб безмолвствовали, как от праздных,— чтоб работали». …Безмолвие, противоположно шуму, мятежности, хлопотам, суетливости, а равно непоседству, рассеянной и праздношатайной жизни. Отсюда всякий может вообразить картину семейной, домашней жизни, какую дает в образец верующим святой Павел».

Амвросий Оптинский (Письма к мирским особам, п. 129. О безмолвии в миру): «Безмолвие — в числе семи деланий у Петра Дамаскина в «Добротолюбии»; и сказанное в 254-м ответе Варсонофия Великого, чтобы не обращаться свободно с другими, для вас, живущих в миру и семейных, имеет одинаковый смысл и значение. Безмолвие в этом делании названо и беспопечительностью, чтобы не заботиться по человеческим расчетам о чем-либо, а во всем, касательно себя и семейства, возлагаться на Промысл Божий, делая только возможное, по силе своей. Свободно же не обращаться с другими — в славянском переводе читается: иметь бездерзновенность, то есть не мешаться в чужие дела, избегать знакомств и связей без надобности, также неуместных толков и пересудов, говорить кратко и по нужде, и только на вопрос. Но скажу, что делание сие неудобоисполнимо не только для вас, но и для нас. Потому-то блаженный старец наш (отец Макарий) и сам держался пути самоукорения и познания своей немощи, и других тому же научал…».

Особенно советуют святые отцы находиться дома после посещения храма.

Никон Воробьев (Слово на Обрезание Господне): «(После посещения храма) старайтесь не ходить в этот день никуда, сидите дома, читайте Слово Божие, встав помолитесь, если есть возможность и обстановка позволяет, или про себя помолитесь, поддержите то духовное настроение, какое вы получили в храме, а не бегайте куда-нибудь, не празднословьте, не осуждайте и прочее».

Древний Патерик (гл.11, 45): «Рассказывали об авве Аполлоне, что он имел ученика, по имени Исаак. …Когда же оканчивалась служба, то, как бы гонимый огнем, он спешил уйти в свою келию. Часто же после службы раздавалось братиям по одному сухарю и по чаше вина. И он не брал сего, не потому, чтобы отвергал благословение братьев, но чтобы удержать безмолвие церковной службы. Случилось же ему слечь в болезни. И братия, услышав, пришли посетить его. Сидя, они спросили: «авва Исаак! зачем ты после службы бегаешь братий?» Он ответил им: «я не братий бегаю, но злых козней диавола. Ибо если кто берет зажженную лампаду и медлит, стоя на воздухе, то она погаснет. Так и мы, просвещаемые от святой Евхаристии, если замедляем вне келии, то ум наш помрачается». Так поступал преподобный Исаак».

Феофан Затворник (Сборник слов на Господские, Богородичные и торжественные дни, Слово на Пятидесятницу): «Мы ныне молимся, завтра будем молиться. Господь милостивый, смотря по усердию молящихся, пошлет иному теплоту и согреет сердце. Это будет движение Духа благодати. Но если потом мы не поостережемся и или за столом употребим что лишнее, или сну неумеренному предадимся, или пойдем развлекаться по гульбищам, или войдем в разгульное товарищество, или балаганы и театры пойдем смотреть — эти бесовские лицедейства, то вся собранная здесь теплота отойдет от нас, мы останемся опять пусты и холодны и, может быть, более, чем прежде. А кто виноват? — Одна неосмотрительность наша. Надобно бы дома посидеть, богомыслием заняться, воздержания не забывать и если пойти куда, то к человеку благочестивому для братской беседы, а мы бросаемся на такие обычаи, кои выдуманы человеконенавистником — князем мира суетного. Так и во многих других случаях. И выходит, что мы одною рукою созидаем, а другою разоряем».

Также понятия «уединение» или «безмолвие» имеют прямой смысл – стараться по возможности уединяться для молитвы и чтения и без нужды не разговаривать (не празднословить). И понятно, что в семье из нескольких человек тяжело уединиться или пребывать в молчании, когда твои родные расположены к разговорам (о празднословии мы уже говорили).

Что же касается уединения, то если честно посмотреть на то, как проходит наша домашняя жизнь, то увидим, что даже, когда все члены семьи заняты своими делами, то мы вполне можем уединиться для молитвы или чтения (обычно так и бывает, например: муж — у телевизора, ребенок сидит за уроками или у компьютера, жена – или также у телевизора, или на кухне делает что-то, чего можно было бы и не делать). Также мы нередко можем быть одни дома и можно и не разговаривать с ближними, то эти минуты или часы мы тратим опять-таки, например, на лишние домашние хлопоты, на просмотр телевизора или компьютер, на чтение каких-то мирских книг, на разговоры по телефону, на дневной сон и мн. др. А ведь все это время можно было провести в молитве или чтении, но мы не хотим, не привыкли, и ищем себе множество оправданий. Поэтому у того, у кого есть семья, пусть честно посмотрит, действительно ли у него нет возможности уединяться и молчать, или это лукавая отговорка.

Конечно, те, кто живет один, а тем более не ходит на работу, у тех жизнь видимо тихая и безмолвная, но и у них обычно нет безмолвия в полном смысле этого слова, потому что есть еще такое понятие, как внутреннее безмолвие. А его у грешников (независимо сами они находятся или с людьми) не бывает, т.к. внутри только и есть, что постоянные помыслы то осуждающие, то развлекающие душу какими-то воспоминаниями или мечтаниями, а о молитве даже и мысли нет. Но если домашняя и тихая жизнь человека, который живет один и не ходит на работу (например, пенсионер, или болеющий человек), будет сопряжена с духовными деланиями, то она будет подобна жизни в монашеском затворе. 

Феофан Затворник (Письма о разных предметах веры и жизни, п.34): «Хотелось бы, говоришь, в затвор. Раненько, да и нужды нет. Один же живешь. Когда-когда кто зайдет. А что в церкви бываешь, это не разбивает твоего одиночества, а утверждает, или дает тебе силу и дома проводить время молитвенно. По временам можно день-другой не выходить, все с Богом стараясь быть. Но это у тебя и само собою бывает. Так нечего загадывать о затворе!».

Феофан Затворник (Письма, п.940): «Вы полумирянка и полумонашенка, но ваша любовь к уединению и занятиям духовным ясно показывают, что монашенка преодолевает мирянку. Продолжайте так и достигнете того, что мирянка замрет и вы останетесь настоящей монахиней, хотя без пострига и обетов».

А тем христианам, которые живут в семье и ходят на работу, подобие затворов в определенной мере можно устраивать, когда мы приходим с работы или в выходные.

Некоторые ответы людям, не любящим домоседство и уединение

Далее приведем некоторые ответы святых отцов тем людям, которые не любят домоседство и уединение или всячески оправдываются о невозможности такой жизни.

Во-первых, если у кого-то возникнет возражение, что миряне не могут быть в уединении, то приведем ответ свт. Феофана о том, что есть разные виды уединения и что человек часто бывает один.

Феофан Затворник (Письма о разных предметах веры и жизни, п.66): «Говорят: …для мирян как возможно уединение,— у них непрестанные дела и столкновения?… — …Но есть два рода уединения: одно всецелое, всегдашнее, когда кто уходит в пустынь и живет один; другое — частное, бывающее по временам. Первое действительно не идет к мирянам, а второе и возможно для них, и даже есть у них. У всякого случается сколько-нибудь времени всякий день, когда он бывает один, хоть бы даже и не заботился намеренно о том, чтоб устроять для себя часы уединения. Вот эти часы и может он обратить на образование, укрепление и оживление умной молитвы. …Улучишь такой час — и углубись в себя. Брось все заботы, стань умно в сердце пред Богом и изливай пред Ним душу свою. Но есть кроме внешнего еще внутреннее уединение. Вне — обычное течение дел человеческих; а между тем среди их иной один себе сидит в сердце, ничему не внимая. Всеми испытывается, что когда у кого болит сердце о чем-либо, то будь он в самом веселом и многоречивом обществе, ничего не слышит и не видит. Там — у сердца своего сидит он со своею болестию. Это всякий знает по собственному опыту. Если же так бывает в житейских делах, то отчего не быть подобного сему и в порядке жизни духовной? Есть и тут болезнования, которые еще гораздо сильнее и глубже всех болестей житейских. Когда кому западет в сердце болезнование в этом порядке жизни, что будет в силах тогда извлечь сознание его из его уединенного пребывания в сердце? — Следовательно, стоит только его завести, чтоб быть уединенну и не наедине будучи. И за этим недалеко ходить. Оживи страх Божий, — и пойдут болезнования самые сокрушительные, которые прикуют внимание и чувство к единому потребному, како приидем и явимся лицу Божию.— Вот и уединение!».

Феофан Затворник (Слова во святую Четыредесятницу…, В неделю 4-ю Великого поста): «…что есть безмолвие? Внешне — это есть удаление от всех и пребывание наедине, а внутренне — это есть устранение всякого развлечения мысленного и собрание себя внутрь сердца, чтоб там пребывать неисходно, пред лицем Единого Всевидящего Бога. Внешнее безмолвие не в ваших руках и может быть в житейском быту только случайно, а уединение внутреннее в ваших руках. Его себе и устрояйте, всячески заботясь о том, чтоб сколько можно чаще входить внутрь себя, в свою внутреннюю клеть, и там наедине предстоять Единому Богу. В доме ли вы, на пути, на должности или в храме, напрягайтесь не исходить вниманием из сердца и не отрывайте око ума вашего от лицезрения Божия. И будете уединенники, или безмолвники. Потребность к безмолвному внутрь-пребыванию рождается в душе вследствие добросовестного труда в исполнении заповедей Божиих. Пока страсти и греховные привычки качествуют в сердце, нельзя иметь внутреннего безмолвия: это так по свойству их. Труд доброделания и исполнения заповедей Божиих исторгает из естества нашего страсти и греховные привычки. Тогда рождается позыв быть едино с Господом. …Надо только отстранить из жизни все, что может расстраивать сие благонастроение и погашать блаженную теплоту внутреннего безмолвия».

Феофан Затворник (Слова во святую Четыредесятницу…, В неделю 5-ю Великого поста): «Но как от мира удалиться нам, живущим в мире? Есть удаление от мира телом — это удаление в пустыню. Но есть удаление от мира, не выходя из мира, — удаление от него образом жизни. Первое не всем уместно и не всем под силу, а второе для всех обязательно и всеми должно быть выполнено. И вот к сему-то приглашал нас святой Андрей в своем каноне, когда советовал удалиться в пустыню благозаконием. Итак, брось обычаи мира, и всякое твое действие, и всякий шаг так совершай, как повелевает благий закон евангельский, и среди мира будешь жить, как в пустыне. Между тобою и миром сие благозаконие станет как стена, из-за которой не виден будет мир. Он и пред глазами у тебя будет, но не для тебя. У мира будут свои чередования изменений, а у тебя — свой чин и свои порядки. Он пойдет в театр, а ты в церковь; он будет танцевать, а ты класть поклоны; он будет на гулянье, а ты дома в уединении; он в празднословии и смехотворстве, а ты в молчании и богохвалении; он в утехах, а ты в трудах; он в чтении пустых романов, а ты в чтении Божия слова и отеческих писаний; он на балах, а ты в беседе с единомысленным или с духовным отцом; он в корыстных расчетах, а ты в самопожертвовании; он в мечтаниях страстных, а ты, в богомыслии. И так начертай во всем себе правила и заведи порядки жизни, противоположные обычаям мира, и будешь в мире вне мира, как в пустыне. Ни тебя не будет видно в мире, ни мира в тебе. Ты будешь в мире пустынножитель».

Во-вторых, скажем о том, что для некоторых людей — недомоседов, тихая и домашняя жизнь кажется скучной и тягостной.

Отметим, что о таких людях, например, свт. Николай Сербский говорит следующее: 

Николай Сербский (Катехизис Восточной Православной Церкви, гл.5.5.1): «В одиночестве скучно лишь поверхностным людям».

Таких христиан апостол Павел и святые отцы воодушевляют не скучать и не тяготиться.

Феофан Затворник (Толк. на посл. 2 Солун., 5, 13): ««Вы же, братия, не унывайте, делая добро». …Что же именно он (ап. Павел) внушает им? — Чтоб не скучали, не тяготились, не изнемогали, доброе творяще. …В словах Апостола надо будет видеть воодушевление исправных на продолжение жизни, …жизни безмятежной, уединенной, трудолюбной. Сидя все дома за делом, лишая себя общественных развлечений и удовольствий, отказывая своим чувствам в обычных усладах, они были как будто какие заключенники, будто теряли что, тогда как те будто выгоднее были поставлены на вид. Иным из них, конечно, могло прийти на ум, что такая жизнь скучновата. Апостол и воодушевляет их: вы, ведущие добрую, степенную и трудолюбивую жизнь, оставя ту, беспорядочную, праздную и пустую, не скучайте и не тяготитесь тем, и тем празднолюбцам не завидуйте и не соблазняйтесь их положением, будто выгоднейшим».

Кстати сказать, что тем людям, которые привыкли где-то постоянно ходить и не находиться дома, вначале будет очень тяжело быть дома, и на них будет нападать и маята, и некая тяга, когда создается впечатление, что тебя кто-то куда-то тянет, и в мыслях постоянно придумываются поводы куда надо пойти. Вот именно эта тяга и говорит о страсти праздности.

Это видно на поучении о монахах, которые вначале жили в общежитии, а при поселении в затвор не могли его выносить, т.к. привыкли к постоянным внешним впечатлениям и рассеянию помыслов.

Авва Авраам (Собеседования Иоанна Кассиана, гл.4): «…однако ж поелику они (монахи живущие в общежитии), занимаясь земледелием, мало пребывали в затворе, то, приходя в эти некрасивые места, в которых мы живем, или в Скитскую пустыню, они подвергаются такому обуреванию помыслов, такой душевной скуке, что, как невежды, которые никогда и слегка не брались за упражнения в уединении, не могут сносить пребывания в келье и молчания в безмолвии и, тотчас выгоняемые из них, как неопытные и новички, возмущаются. Ибо они не научились укрощать возмущения внутреннего человека, сопротивляться буре своих помыслов постоянною заботою и непрерывным вниманием к себе; те, которые, ежедневно занимаясь работою под открытым небом, весь день не только телом, но и духом носятся по воздушному пространству, с движением тела в разные стороны рассеивают и свои помыслы. И потому они чувствуют пустоту в своей душе от многих желаний, не могут удержаться от легкого рассеяния мыслей; не снося сокрушения духа, самое молчание свое постоянное считают для себя нестерпимым; не утомляясь тяжелыми полевыми работами, побеждаются праздностью и утомляются продолжительным покоем своим».

(«Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мк.4,9))

В-третьих, те, кто не любит домоседство и уединение, нередко говорят о том, что нужно делать добрые дела или помогать людям, а не сидеть самому и ограждаться от мира. О том, что есть наши доброделания и как бесы, прикрываясь ими, выгоняют человека из дому для того, чтобы он не помнил о Боге, не молился и т.д., мы говорили выше. И в ответ на эти самооправдания только приведем один пример из патерика, в котором желающий познать истину, найдет для себя ответ.

Древний Патерик (гл.2, 32): «Некто рассказывал: были три трудолюбивые, достолюбезные монаха. Один из них избрал для себя дело, примирять ссорящихся между собою людей, по реченному: «блаженны миротворцы» (Мф. 5, 7). Другой — посещать больных. Третий удалился безмолвствовать в пустыню. Первый, труждаясь, по причине ссор между людьми не мог уврачевать всех, и со скорбью пришел к посещающему больных, нашел его также ослабевшим и нестарающимся об исполнении своего обета. Согласясь, оба они пошли видеть пустынника, поведали ему печаль свою и просили сказать им, что доброго сделал он в пустыне? Немного помолчав, пустынник вливает воду в чашу и говорит им: «смотрите на воду». А она была мутная, так что ничего не видно было в ней. Спустя немного он опять говорит: «смотрите», — теперь устоялась вода. Как скоро они посмотрели в воду, то увидели свои лица, как в зеркале. Тогда он сказал им: «так бывает и с человеком, живущим среди людей, — от возмущения он не видит грехов своих; а когда он безмолвствует, и особенно в пустыне, тогда видит свои недостатки».

Также человек, не любящий уединение и безмолвие, не только не видит грехов своих, но и еще более их увеличивает.

Для тех, кто оправдывает свое частое не нахождение дома нужными заботами, также приведем следующее поучение.

Иоанн Златоуст (т.8, ч.1, б.11): «А если кто будет ссылаться на дела и заботы, на недосуг при множестве занятий общественных и частных, то, во-первых, это-то самое и служит к немалому их осуждению, что они заняты таким множеством дел, и так совершенно связаны  житейскими попечениями, что не имеют даже немного свободного времени для занятий более чем всякие другие, необходимых; во-вторых, это только отговорка и предлог, в чем обличают их и приятельские сходбища, и провождение времени на зрелищах, и стечение на конные состязания, на которых часто проводят целые дни, и, однако, никто в таких случаях не жалуется на множество дел. Итак, в делах маловажных вы никогда не отказываетесь никакими предлогами и можете найти много свободного времени; а когда надобно внимать слову Божьему, то это кажется вам столь излишним и незначительным делом, что будто бы не стоит употреблять на это и малого свободного времени. …Есть у таких нерадивых людей и другой предлог, еще более неосновательный, будто бы они не приобрели и не имеют книг Святого Писания. Но в отношении к богатым смешно было бы распространяться нам о таком предлоге….».

Многопопечительным также скажем, что им следует все же пересмотреть свои заботы и посмотреть все ли они необходимы, или просто они привычны. Если после рассмотрения все же останется много действительно необходимых дел вне дома, то лучше оставить их на будние дни, и оставить один или два выходных дня для того, чтобы провести их дома и заняться духовными деланиями. 

Василий Кинешемский ((Толкование на Ев. от Марка, гл. 3, 1-6): «»День седьмой — Господу Богу твоему», — говорит заповедь. Долой все будничные заботы, серые мысли, грязные желаньица, ноющую зависть, недоброжелательность! На один день отдайте душу лучшим думам — думам о Боге, о любви, о вечности, о светлом мире ангелов и святых, о бессмертии будущего (чтобы вам самим стать лучше, чище, добрее). Стряхните с себя пыль житейской суеты, ибо благословил Бог седьмой день, и освятил его (Быт. 2, 3). Подумайте хоть в этот день о душе, иначе вам грозит опасность, что дума о теле превратится для вас в суть жизни. … Это — день очищения, и этого требует гигиена души. Для человека немощного, мирского трудно жить постоянным устремлением к Богу. Это требует непрерывных усилий и хорошо дисциплинированной воли, ибо житейские мелочи постоянно стремятся овладеть сознанием и вытеснить оттуда всякую мысль о Боге. Бороться с этим напором постоянно, каждую минуту, не отступая ни на шаг, часто не под силу обыкновенному человеку, не искушенному в духовной борьбе. Церковь это знает и потому, оставляя в распоряжении человека для его житейских дел шесть дней в неделю, требует от него лишь один день особых усилий, чтобы ему вырваться из будничной сутолоки и напряжением духа хотя бы ненадолго подняться на очищающую и освящающую высоту. Это мудрая педагогика».

В-четвертых, по тому, как человек относится к уединению, хорошо видно, чего любит или не любит его душа, и насколько христианин имеет такие необходимые для спасения духовные делания, как внутрь-пребывание и молитва. Так, например, если человек любит посещения других людей или когда его посещают, то он не любит безмолствовать и быть в уединении, или если человеку нравится рассеянность мыслей на разные впечатления, то он не знает о такой великой добродетели, как мир в мыслях и сердце.

А тот, кто любит молитву и безмолвие старается меньше общаться и стремится находиться в уединении, потому что хорошо знает, что внешние впечатления от мира и от общения с людьми развлекают и рассеивают ум; и он идет по правому христианскому пути.

Феофан Затворник (Письма, п.489): «Позыв к уединению указывает на хорошее в вас сердечное настроение».

Феофан Затворник (Рукописи из кельи – 2, Патерик): «…желающий иметь безмолвие ненавидит частые посещения, …желающий быть нерассеянным пре­бывает в уединении; желающий обуздывать язык, да заграждает уши свои, чтоб не слы­шать много».

Но этого не может понять тот человек, который никогда не занимался такими духовными деланиями, как трезвение и брань с помыслами и не учился внимательной, трезвенной молитве. Грешники не следят за тем, что они думают и не стараются внимательно произносить молитву, и поэтому их ум и сердце постоянно находятся в рассеянии и страстных мыслях, но они этого не видят, считая, что они молятся или ничего греховного не совершают (в то время как в мыслях постоянно грешат). К сожалению, если у человека нет стремления познать свои грехи и очиститься от них, а есть желание получать различные удовольствия от жизни, то ему тяжело понять, о чем сейчас идет речь…

Итак, по тому материалу, который мы рассматривали в этой главе и в частности в разделе 5.2. «Святые отцы о том, что некоторые празднолюбцы стараются как можно меньше быть дома», хорошо видно, что из дома людей выгоняет страсть уныния и праздности, но этого не знают многие люди. И если даже после прочтения этого материала у кого-то останется самооправдания против домоседства, уединения и безмолвия, то помоги им, Господи!…

Не всякое домоседство приносит духовную пользу

Итак, одни люди не любят домоседство и уединение, а другие его любят или привыкли к нему, но нахождение дома может быть очень далеко от истинно-христианской добродетели. Думаю, этот вопрос вполне понятен, но все же назовем некоторые способы проведения свободного времени дома, которые не являются тем домоседством, о которых писал ап. Павел и святые отцы.

Во-первых, можно и быть дома, но не получать духовной пользы, т.к. не молишься и не читаешь духовные писания. (Примеры этому знакомы каждому, но мы приведем пример из учения о монашеской жизни, когда монах в уединении даже читает и молится, но не получает от этого пользы; а что уж говорить о нас, которые этого не делают).

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.75): «Впрочем, положим, что иной удаляется от всего сказанного и ни сам не ходит в келлии других, ни других не принимает в свою келлию, равно как не вдается в ястия и пития и в пустое празднословие, но запирает дверь свою и одиноко пребывает в келлии своей; что пользы для него от этого, если делание его не духовно, не ведется с разумом, как подобает, но за чтением, например, сидит он, чтоб, вычитав что-либо, сказать то во время собеседования с кем-либо, и показаться знающим и разумным? Предположим, впрочем, что не для этого делает он сие, а для пользы душевной, то есть читает Писания, чтоб напитаться словом Божиим, что, почитавши, встает он на молитву и пропевает, положим, псалма два, или три, или пять, или десять, или сто, и при этом кладет столько-то и столько-то поклонов и, совершив все сие таким образом, ложится на постель и ничего более не делает. Скажи мне, что пользы для него от одного такого делания, если при этом не породится в душе его плод молитвы и чтения — слезы и покаянное сокрушение, бесстрастие и смиренномудрие, с кротостью? Ибо всякий человек, проходящий духовное делание, по духовному деланию своему стяжевает и плоды…. Если же кто делает и трудится видимо, но не стяжевает сказанных плодов, то не по Богу делание его, а для того лишь, чтоб понравиться людям; почему праведно и не улучает он лучшего».

(Мы же миряне зачастую и ничего не читаем, и не молимся, да еще и развлекаемся у телевизора или компьютера, и даже не задумываемся о стяжении покаяния и слез; и об этом речь пойдет в следующей главе)

Во-вторых, вынужденное домоседство по тем или иным причинам, при котором остается желание посещать различные развлекательные мероприятия, также не относятся к истинному домоседству.

Так, можно не посещать развлекательные мирские мероприятия по обстоятельствам, или потому что не с кем сходить, или потому что просто знаешь, что христиане не должны там быть, но желать их или вспоминать о них.

Феофан Затворник (Слова во святую Четыредесятницу …,В неделю вторую Великого Поста): «…например, когда кто оставляет гульбища, театры, трактиры, вечеринки и прочее, так что никто никогда не видит его ни в каких непотребных делах и местах, а всегда все видят его в поведении исправным и степенным; тогда, значит, грех, или мир, этою частью своею умер для него, или распялся ему. Но при сем нельзя еще наверно сказать, чтоб и сам он распялся греху, или миру. Ибо хотя нет его в тех местах и делах телом, но он может быть там сердцем и умом. Нет его в театре телом, но он может думать о нем и с соуслаждением говорить: «Как бы хорошо побыть там». Нет его в трактире и на гуляньях телом, но он может быть там умом и сердцем, может думать и желать, как бы попасть туда, жалея, что его нет там. Во всех сих и подобных случаях хотя грех, или мир, распялся ему, но он сам еще не распялся греху, или миру, еще любит его, еще желает его и услаждается им. Одолел он себя настолько, чтоб удаляться от греховных дел; а сердца своего еще не переломил, еще не научил его не любить греховных дел, отвратиться от них и возненавидеть их. Пред Богом он еще грехолюбец, или миролюбец. Ибо Бог смотрит не на одни дела, а паче на сердце (1Цар.16,7)».

Также можно сидеть дома, а мыслями, например, ходить по магазинам или гостям.

Василий Великий (О подвижничестве, гл.4): «Можно, и дома сидя, скитаться помыслами вне …».

Синклитикия (Афанасий Великий. Жизнь и наставления преп. Синклитикии…, ч.3): «…возможно и среди многих сохранять в мыслях одиночество, и опять — тот, кто один, может в мыслях быть со многими».

Феофан Затворник (Письма, п.328): «Вы помянули о превосходстве уединения. Хорошо оно. Но ведь можно сидеть за стенами, а умом не знать где быть. Следовательно, само по себе оно ничтожная вещь».

В-третьих, есть люди, которые по своему характеру не сильно склонны к чрезмерным удовольствиям или общению, но и они не могут считаться имеющими христианские добродетели – домоседство и безмолвие — так как у них удаление от различных удовольствий происходит не для исполнения заповедей Божиих.

Иннокентий Пензенский (Слово в день св. Николая): «Есть люди, по природе склонные к уедине­нию, скромные, молчаливые. Они не вдаются в чрезмерную радость, в излишние удовольствия, они естественно занимаются более собою, редко с кем-нибудь общаются, удаляются шумной толпы народа, мятежного мира. Все это похвально, но если они исполняют это по своим только склонностям, только для своего удовольствия, для своего спокойствия, то эта блистательная наруж­ность впоследствии может быть пагубна. Их можно сравнить с теми, которые истинам Евангелия верят только по предубеждениям, потому что, к счастью их, верили оным или отец их, или дед, или наставник. Как эти не имеют истинной, живой веры, так и те, которые исполняют некоторые обязанности христианские только потому, что они с их нравами сходны, никакой не возно­сят перед Богом приятной жертвы повиновения».

В-четвертых, внешне уединение не несет никакой духовной пользы, если не будет внутреннего уединения, при котором есть молитва и познание себя и своих страстей.

Феофан Затворник (Письма, п.779): «Хорошо уединяться в стенах от развлечений, но в себе уединяться еще лучше. Первое без последнего ничто; а последнее и без первого все важно».

Феофан Затворник (Рукописи из кельи – 1, Слово в день св. …Варвары): «Уединенную жизнь употребить не в пользу плоти, а в назидание духа,— не мудрость ли?» …Мы не всегда можем быть уединенными…; но не уединение умудряет, а уменье пользоваться уединенными минутами дает возможность стяжевать мудрость. А разве мы никогда не бываем одни — с Богом, совестью и своею жизнью, а от сих трех чему нельзя научиться в несколько минут, особенно при сближении их? Даже если бы в самом деле были чрезвычайно обременены необходимыми занятиями, то у самых нужных дел нужно похищать, так сказать, по несколько минут для беседы с ними (т.е. с Богом и совестью – от сост.)».

(О том, что при исполнении домашних дел христианин должен помнить о Боге и молиться, мы уже говорили в разделе 3.2.4. нашей темы: «Утешением для христианина есть то, когда он выполняет домашние дела с памятью о Боге и во славу Божию»)

В-пятых, некоторым из нас иногда скучно быть дома, и мы даже не подумаем, что надо обратиться к Господу и заняться молитвой и духовным чтением (а если и подумаем, что это можно сделать, то лень мешает…)

Феофан Затворник (Письма, п. 1269): «Что вам пришлось все дома сидеть, это можно бы обратить в пользу для души. Если не обратили, сами виноваты, что время прошло скучновато. С Господом как скучать. И как даже желать каких-либо развлечений».

Феофан Затворник (Письма, п. 1223): «Вот и одни, а скучаете! То скучаете, что много разволоки (мыслей о делах, которые развлекают – от сост.), а когда остались одни, не знаете, как время наполнить. Минутами уединения надо пользоваться, обращая их исключительно на дело Божие — молитву и богомыслие. Эти же занятия, коль скоро хоть немного исправно идут, не дадут скучать. Ибо от них источается духовное утешение, которого не может дать ничего на земле. Я разумею то, когда при чтении, напр., Евангелия рождаются вопросы, и когда по должном углублении душа найдет им удовлетворительное решение. В этом много утешения духовного. И тем это приятнее, что один успех раздражает на большее, а там приходит и навык к таким занятиям. Душа тогда широка станет, быстролетна и многомысленна».

Но мы, грешники, вместо молитвы или духовного чтения спешим или включить телевизор, или выйти куда-то из дому, или позвонить кому-то по телефону, чтобы попразднословить и т.д.

Тихон Задонский (т.5, Письма посланные, п.13): «Христос учит часто молиться, но многие христиане все время или в гуляниях, или в пиршествах, или в картежной игре, или за собачьей охотой, или в пустых, праздных, срамных и беззаконных разговорах, или прочей суете проводят».

Если христианин желает идти по истинному пути спасения, то ему необходимо, как можно чаще, пребывать в уединении и духовных деланиях, и в постоянном самонаблюдении

В учения святых отцов много говорится об уединении, потому что оно позволяет не развлекаться от внешних впечатлений, пребывать в молитве и чтении, а также во внимании к тому, что происходит в твоем сердце и о чем ты думаешь.

Напомним, что не все могут уединиться телом, т.е. в прямом смысле, но уединяться духом должны учиться все христиане.

Василий Великий (О подвижничестве, гл.4): «Можно… и находясь на рынке, но соблюдая трезвение, быть как бы в пустыне, обращаться только к себе самому и к Богу и не воспринимать чувствами тех мятежей, какие производятся в душе чувственными предметами».

Феофан Затворник (Письма, п.815): «Уголка желаете, чтобы скрыться? Это вам легко делать и дома. А то — уединяйтесь в духе, именно — отвлекайте — внимание от всего внешнего и, собравшись, внутрь, стойте пред Господом»

Тем более что во внутреннем уединении мы находимся каждый раз, когда не общаемся с другими людьми, и мы уединяемся в своих мыслях. Только вот наши мысли в таком уединении – это не молитва и богомыслие, а сплошные мечтания, внутренние разговоры, бури помыслов, блуждания и т.д. И тогда получается, что и душевно уединен, но во что? К сожалению, в грязное болото своего сердца, из которого исходят множество страстных помыслов (но об этом мы будем говорить в теме о празднословии и внутри-пребывании) 

Что касается духовного и телесного уединения, которое приносит духовную пользу, то для желающих идти путем спасения, святые отцы дают следующие советы:

Николай Сербский (Катехизис Восточной Православной Церкви, гл.5.5.1): «Уединяйтесь, ибо одиночество весьма полезно для самонаблюдения, размышления над своей собственной жизнью и бесед с Богом. …Вспомните, что Иисус Христос часто удалялся в пустыню и оставался один».

Феодор Едесский (Добротолюбие т.3, ст. 56): «Часто бывать вне кельи не позволяй себе, если ты избрал себе безмолвное житие; потому что это очень вредно, – отъемлет благодать, омрачает мысли, ослабляет ревность. Почему и сказано: «парение похоти пременяет ум незлобив» (Прем. Сол. 4, 13). Пресеки же сношения с внешними, чтоб ум твой не сделался парительным и не возмущал порядков безмолвия твоего».

Ефрем Сирин (Поучительные слова к египетским монахам, п. 26): «В какой мере кто безмолвствует, в такой мере делаются чистыми его помыслы. И в какой мере удаляется кто от безмолвия, в такой грубеет у него ум».

Ефрем Сирин (О том, как монаху быть совершенным): «Большую часть времени проводи в уединении, чтобы, когда будешь в обществе, узнать тебе пользу того и другого. Не всякому доверяй, но дозволяй свидание с тобой всякому, кто пожелает. Не распространяй надолго бесед, чтобы не утратить времени для собеседования с Богом».

Инок Агапий (Спасение грешников, ч.2, гл.1): «Мы оставляем пустословие, сплетни и поношения, в которых праздно проводим время, но посвящаем себя псалмопению, молитве и другим последованиям. Все эти деяния подвигают нас к благочестию и просвещают ум. Мы становимся более горячими к духовному и божественному».

Амвросий Оптинский (Письма к мирским лицам, п.58): «…лучше сидеть дома и искать пользы душевной внутри себя приличными духовными средствами, так как сказано, что Царствие Божие внутрь вас».

Феофан Затворник (Письма, п.329): «Минутами уединения надо пользоваться, обращая их исключительно на дело Божие — молитву и богомыслие».

Феофан Затворник (Письма, п.773): «…умом с Богом беседуйте, а руками что-нибудь делайте. И все тут. … Когда нечего делать — разверните Евангелие, берите событие или текст и обдумывайте, к себе прилагая, что выдумаете; это занятие очень живительно, если душа найдет дорогу».

Феофан Затворник (Что есть духовная жизнь…, п. 64): «Всегда, однако ж, на будущее время, всякий раз, как придется Вам быть одной, восставляйте поскорее убеждение, что Господь с Вами и ангел-хранитель, и спешите воспользоваться выпавшими минутами уединения для неразвлеченного пребывания с Господом и сладостной беседы с Ним. Уединение в этом духе сладостно. Желаю Вам вкусить когда-нибудь сей сладости, чтобы желать его, как рая на земле».

Феофан Затворник (Письма, п.489): «…удовлетворять (позыв к уединению) можете каждый день. Как только имеете свободу от дел, уклоняйтесь в свою комнату, и старайтесь быть с Единым Господом, сходите умом в сердце и там стойте пред Лицем Господа, славословя Его, благодаря и прося у Него благопотребных благ духовных. Делая так, навыкнете, будете ходить перед Господом. Вот и уединение, а что вы загадываете удалиться в глушь, это вам дело не подходящее».

Василий Великий (Подвижнические уставы…, пр.7): «Не надобно под предлогом посещения братий и свидания с ними делать многих и частых отлучек. Ибо это есть одно из диавольских примышлений, потому что враг и подобным способом пытается расстроить наше постоянство и благочиние в жизни, ввергнуть же нас в сластолюбие и различные расстройства помыслов. Но надобно в безмолвии беседовать с самими собою, рассматривать и исправлять душевные прегрешения. …Кто всегда в отлучках и переходах непрестанно расстраивает и рассеивает внимательность и собранность души и постепенно привыкает обращать взор на телесные удовольствия, тот будет ли в состоянии заглядывать в самого себя, или узнавать, что на душе нехорошо, или приводить это в устройство….. Посему надобно больше пребывать в безмолвии и каждому терпеливо оставаться в своем убежище, чтобы это свидетельствовало о постоянстве нравов, хотя и не жить в совершенном затворе, но с добрым дерзновением делать необходимые выходы, за которые нимало не зазирает (осуждает) совесть, и навещать из братии лучших и полезнейших по строгости жития, заимствуя для себя при полезном свидании образцы добродетелей и соблюдая в выходах своих, как сказали мы, умеренность и неукоризненность. Ибо часто выход и рассеивает уныние, родившееся в душе, и, дав как бы несколько укрепиться и отдохнуть, доставляет возможность вновь с усердием приступить к подвигам благочестия».

Варсонофий Оптинский (Беседы, от 06.01.1913): «Необходимо углубляться в себя, в свой внутренний мир, т.к. в нем таится источник утешения. Ученые для отдыха уезжают за границу, под южное небо Сицилии, а мы углубимся в свое сердце, в коем заключается целый чудный мир, может быть, многим неизвестный. Но как войти в него? Единственный ключ есть Иисусова молитва, которая открывает нам дверь в этот мир. Но чтобы углубиться во внутренний мир, необходимо уединение. Некоторые святые для обретения уединения бежали в глубочайшие пустыни и оставляли всех и вся, чтобы только упражняться в Иисусовой молитве. Известный подвижник Лука Элладский, подвизавшийся сначала в одном из греческих монастырей, бежал в пустыню для усовершенствования в молитве, т.к. постоянные толпы народа, приходившего за советом и утешением, мешали ему сосредоточиться. Поступил он подобно Арсению Великому, который был научен Самим Богом: «Бегай людей и спасешься». Является вопрос: законно ли поступил Лука, оставив народные массы для спасения только своей собственной души? Вполне законно. Ученые, чтобы издать какой-нибудь научный труд, удаляются от общества и углубляются в свою работу. Ученик, приготовляясь к экзамену, уходит в отдельную комнату, а если нет таковой, то часто, закрыв уши, чтобы не слышать чего-либо постороннего, зубрит свои предметы; не тем ли более святой для приготовления себя к вечной жизни имеет право на уединение? И удаляется он от людей не из ненависти к ним, не по эгоизму, но и там, в пустыне, служит тому же миру молитвой о нем ко Господу… Итак, святые, удаляясь от людей, не перестают любить их и молитвами своими отвращают от грешных гнев Божий».

Никон Воробьев (Письма, п.277): «Потерпи ради своего спасения то, что я велел тебе, именно: сиди в своей комнате, сама без крайности не ходи никуда и никого не пускай. Потерпи, если осудят за это. Тоску, уныние отгоняй решимостью все потерпеть и молитвой, обязательно значительную часть дня уделяй псалмопению, остальное – на молитву Иисусову. Немного чтения Евангелия, Посланий и затем Св. Отцев. Не придумывай благовидных предлогов для сообщения с людьми. Попроси Л. повесить снаружи замок, если ожидаешь, что будут посетители. Из Церкви уходи несколько раньше, чтобы не встречаться и не празднословить».

На этом закончим рассматривать вопрос о праздном проведении времени вне дома, и в заключении напомним, что желающему спастись нельзя проводить время без духовной пользы.

Дмитрий Ростовский (Алфавит духовный, ч.2, гл.7): «Наблюдай, чтобы ни одни день не прошел праздно. Ибо, если тщетно погубишь, другого потом иметь не будешь: если уже прошел — прошел, и уже потерянного времени возвратить назад не можешь. Потому не губи напрасно дней твоих, но с течением дней твоих соразмеряй исправление твое. Недаром дана тебе сия временная жизнь, но для того, чтобы ты всегда — всякий день — поучался, и преуспевал, и совершал подвиги добродетелей, а праздным чтобы никогда не был».

Иннокентий Херсонский Слово в пяток недели 1-й Великого поста): «…как земная жизнь наша вообще не долговечна; а между тем в продолжение ее мы должны заслуживать целую вечность, блаженную или злополучную; то праздность, рассматриваемая с сей стороны, есть уже великое преступление против нас самих; ибо всякий праздно проведенный час ведет за собой потерю не только для здешней жизни, но и для вечности. Неупотребление данных от Бога сил на дела благие уподобляет человека рабу, сокрывшему свой талант в землю, и уготовляет ему плачевную участь сего раба, то есть: и еже мнится имея, взято будет от него (Мф. 25; 29)».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, §363): «Знаем из Святого Писания, что Господь наш Иисус Христос придет судить всему миру и воздать всем по делам их, и будет пришествие Его и суд Его праведный в конце мира и в последний день, но в котором году, месяце, дне и часе, не знаем. Сокрыл от нас Бог тот день и час, дабы всегда его ожидали и готовы были к встрече Господа нашего. «О дне же том и часе никто не знает, — говорит Христос, — но, как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого: ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и не думали, пока не пришел потоп и не истребил всех, — так будет и пришествие Сына Человеческого» (Мф.24:36-39). Будут и в то время подобные дела человеческие: иной то, иной другое будет делать. Иной будет есть, пить, веселиться, банкеты устраивать, гостей принимать, шумно праздновать и прочей суетой заниматься, иной каяться, плакать о грехах и молиться Богу будет. Иной грабить, похищать, обижать, иной терпеть будет. Иной старые житницы и дома разорять и новые созидать, иной иное начинать и совершать будет. В таком различии начинаний и дел человеческих неожиданно услышится глас: «Восстаньте, мертвые, идите все на суд: Христос Судия идет судить живым и мертвым!».

Далее речь пойдет о праздном проведении свободного времени дома.