4.1. О конфликтах из-за праздности и о страсти праздности

Тема: О конфликтах в семьях, происходящих от самолюбия и разных страстей
(4.1. О конфликтах из-за разных видов праздности и о страсти праздности)

Скачать этот текст в формате docx

Скачать этот текст в формате epub

Составитель Ника

Глава 4: О конфликтах из-за разных видов праздности членов семьи и о страсти праздности
Раздел 4.1. Недовольными отдыхом ближнего могут быть как жены, так и мужья, но обычно все они хотят отдохнуть и как-то развлечься
= К праздности склоны все грешные люди
= Примеры типичных недовольств тех, кто осуждает развлекающегося ближнего
= Примеры недовольств тех, кому мешают отдыхать и развлекаться
= Конфликты происходят в основном потому, что каждый самолюбивый грешник желает отдыхать и развлекаться

Раздел 4.2. Об отдыхе и праздности
= О естественной потребности в отдыхе после утомления и после трудов
*4.2.1. Основные признаки искажения естественного отдыха грехом
= Отдых может быть не после усталости, но грешник склонен прикрываться ею
= Отдых, когда еще есть дела, которыми нужно или можно заняться, но одолевает лень
= Грех, когда человек отдыхает в то время, когда ближний работает
= Дела мирские и хозяйские не оставляют времени для необходимого отдыха и для духовных деланий
= Плотоугодливый и самолюбивый человек отдыхает порочным или бесполезным способом, и даже не знает, как по-другому можно отдыхать

*4.2.2. О страсти праздности, как любви к развлечениям
= Праздность относится к греховным порокам и страсти уныние
= Праздности предшествует маята и скука
= Мир очень любит праздность и веселье
= Многие христиане также любят развлекаться
= Ответы святых отцов на недоумения, что плохого в развлечениях
= Праздность – одна из сетей диавола
= Праздность связана с другими страстями
= Стремление к праздности показывает духовную пустоту и желание идти по легкому жизненному пути
= О некоторых пагубных плодах праздности
= Христиане не должны праздно проводить свободное время, и особенно в привычных для неверующих людей способах досуга


Глава 4: О конфликтах из-за разных видов праздности и о страсти праздности

В этом разделе речь будет идти о том, что делают или хотят делать люди, когда они отдыхают, а точнее сказать речь будет идти о праздности, от которой происходит немало конфликтов в семье.

Раздел 4.1. Недовольными отдыхом ближнего могут быть как жены, так и мужья, но обычно все они хотят отдохнуть и как-то развлечься

Прежде чем приводить примеры и поучения, как выражается страсть праздности, скажем о типичных поводах к конфликтам в семье. Они происходят от недовольств тех, кто не отдыхает, и тех, кто отдыхает. Конфликтных ситуаций в разных семьях великое множество и обо всех сказать невозможно, но мы все же выделим основные.

К праздности склоны все грешные люди

Но вначале заметим, что праздность есть и у тех, кто много трудится по дому, и у тех, кто ленив и ничего не делает. Но у тех, кто много трудится, она не главная страсть, т.к. основное время они проводят в трудах и на отдых и праздность у них мало времени. И это еще одно утешение тем, кто устает от служения ближним.

Иннокентий Пензенский (Слово в день рождения импер. М.Ф.): «Продолжительный труд с обильными каплями пота воспрепятствует всем прихотям плоти. Земледелец, весь день раздиравший плугом ниву свою, утомленный от зноя и жажды, не будет суетиться о вечерних уборах, увеселениях, не помыслит о пышности и привлекательностях ложа. Воин, до истощения сил противоборствующий врагу, весь покрытый пылью, с потом смешанною, забывает все, всем пренебрегает, кроме сухого куска хлеба и для подкрепления сил краткого сна. Случалось ли и нам весь день провести в трудах или несколько раз обливаться потом? Если случалось, то мы знаем, что случается после трудов. …Припомним, что полезные труды наши должны быть неусыпны. Плоть тогда только засыпает от власти своей, когда тяжестью трудов обременяется. Она, как злобный и хитрый неприятель, тогда лишь не воюет, когда оковы тяготят руки и ноги».

Феофан Затворник (Письма, п.119): «То, что у вас времени недостает по причине хлопот и семейных и вне семейных дел тоже милость. Кому всё некогда, тот не имеет, когда поскучать от праздности и безделья; не имеет вместе и опасности, какой подвергаются праздные».

(Думаю, что после прочтения этой темы, многие трудящиеся люди убедятся, что им оказана милость Божия тем, что у них есть их попечения о доме и семье, потому что это хранит их от страсти праздности, которая губительна для спасения души)

Но всё же практически все современные люди в той или иной мере праздно проводят свободное время. Большинство людей признают, что они хотят развлекаться и отдыхать и считают, что имеют на это право, не задумываясь ни о грехе и страстях, ни о пагубных духовных плодах своего отдыха.

Те же, кто много трудится по дому, могут считать, что у них нет страсти праздности, хотя она все равно в них действует и зачастую таким способом, о котором они даже не догадываются. Также у некоторых трудолюбивых женщин, которые устают от многих домашних и не домашних забот и дел, нередко бывает так, что нужные и полезные дела перемешаны с делами суетными и ненужными, или дела делаются без рассудительности и с забывчивостью, а иногда и по гордости и тщеславию или с празднохождением. И люди настолько привыкли жить так, что падая от усталости, считают, что у них нет ни минуты свободного времени. На самом же деле свободное время у них есть или может быть, если внимательно посмотреть на свой порядок ведения дел и, рассудив, изменить его.

И, несмотря на то, что далее в основном приводятся примеры возмущений от жен по поводу отдыхающих мужей, но многими и многими женщинами руководит страсть праздности.

А вот как, например, говорит христианское учение о том, что неработающие ленивые и материально обеспеченные женщины склонны к скуке и лукавой усталости.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 7-й запов., грех: Безучастие и несочувствие к трудам мужа): «Уклонение от попечительности по дому (не говоря о потерях экономических) не приносит пользы здоровью, вредно отзывается и на нравственной стороне жены. Да, неделовая, не занимающаяся домом и хозяйством, жена частью и нравственно падает. Она склонна к праздности, к болтливости, к пересудам и к тому, чтобы ходить по чужим домам (Тим.5.14)».

Паисий Святогорец (Семейная жизнь, ч.2, гл.2): «Если не имеющая детей женщина не относится к своему положению духовно, то она страдает. Как же я намучался с одной женщиной, не имевшей детей! Муж этой несчастной занимал высокий пост. Ей принадлежало несколько домов, которые она сдавала внаём. Кроме того, у них был большой дом, в котором она жила с мужем, взявшим за ней в своё время немалое приданое. Но всё ей было в тягость: и на рынок сходить, и пищу приготовить… Да и не умела она готовить-то. Сидя дома, звонила в ресторан и оттуда ей приносили готовые кушанья. Всё у неё было, однако она терзалась, потому что ничего её не радовало. Целыми днями она сидела дома: то ей было не так, это — не эдак. Одно делать скучно, другое — тяжело… Потом её начинали душить помыслы, и она была вынуждена пить таблетки. Её муж брал работу на дом, чтобы ей было повеселей, а она, не зная, чем убить время, стояла у него над душой. Конечно, она надоела этому бедняге: ведь, помимо всего прочего, человеку надо было и работу выполнять! Встретившись с ней, я ей посоветовал: «Не сиди ты целыми днями дома! Ведь так ты совсем заплесневеешь! Сходи в больницу, посети больных…» — «Да куда я там, отец, пойду? — ответила мне она. — Разве мне такое дело по силам!» — «Тогда, — говорю, — сделай вот что: как придёт время читать первый час, читай его, потом в свое время читай третий час и так далее. Положи и один-другой поклончик…» — «Не могу», — отвечает. «Эх, — говорю, — ну тогда берись-ка ты за Жития Святых». Я велел ей прочитать жития всех женщин, достигших святости, чтобы что-нибудь из прочитанного запало ей в душу и помогло. С превеликим трудом удалось вернуть её в нормальную колею, чтобы она не докатилась до сумасшедшего дома. Эта женщина привела себя в совершенную негодность».

А о том, что к праздности склонны многие современные мужчины, которые ничего не делают по дому и пользуются всем готовым в семье, мы увидим на примерах.

Бл. Августин (Христианская наука…, кн.2, ст.8): «…(тот кто) все имеет готовое, тот часто вянет от скуки и бездействия».

В общем же:

Блж. Феофилакт (Толкование на 1-е посл. к Тимофею …, гл.5): «…праздность неприлична не только мужчинам, но и женщинам» ,

то поэтому мы поговорим о праздности подробно. 

Примеры типичных недовольств тех, кто осуждает развлекающегося ближнего

Отдыхом ближнего обычно бывают недовольны те, кто трудится и не отдыхает или не развлекается. Мы сейчас не будем говорить о возможных благих христианских переживаниях за ближнего, потому что у грешного человека нет поистине чистых и благих мотивов, и если они и есть, то всегда переплетены с самолюбивыми. Тем христианам, которые любят прикрывать свои недовольства и осуждения других людей благими мотивами, например, о спасении другого или переживаниями о его грехах, заметим, что не всегда возмущающийся или побуждающий праздного и ленивого человека к труду действует по добродетели и праведному мотиву, например, приучить лентяя или эгоиста к труду или исправить его неправость; а им часто руководит осуждение, обида, саможаление или зависть. («Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Лк.14, 35)) И опять напоминаем, что читая этот материал, надо стараться видеть свои грехи и ошибки.

Далее выделим основные страстные причины недовольств об отдыхе другого, но часто они проявляются вместе.

Так, недовольство часто происходит от зависти и обиды, т.к. недовольные сами хотят так же развлечься и отдохнуть, особенно если они что-то делают для общих нужд или для того, кто развлекается. Например, если жена что-то делает по дому, а муж развлекается или спит, то жена может обижаться, злиться или ей жалко себя, потому что ей тоже хочется отдохнуть или развлечься. И вот как, например, открыто говорят некоторые женщины о своей зависти и обиде.

Интернет – источники: 1) «Жили мы дружно и весело, ходили в бары, рестораны, собирали друзей по выходным, играли в волейбол – в общем, вели достаточно активный образ жизни. Вся наша веселая и активная жизнь накрылась … после известия о моей беременности. Я наложила табу на все развлечения, а вот муж не захотел мириться с жизненной рутиной. Он продолжал жить так, точно ничего не произошло. Я стала ему завидовать. Разве это справедливо? Я сижу дома, вяжу пинетки, а он по-прежнему развлекается с друзьями в боулинге? Ну как тут быть?» 2) «Я очень обижаюсь на мужа, когда он ходит один на праздники, в баню с коллегами, в гости и.т.д. … Я сижу дома одна с детьми и плачу, а он где-то развлекается. Причем прекрасно знает, что я переживаю и хочу, чтобы он был дома со мной и с детьми. Прекрасно понимаю, что обида непродуктивное чувство, что от моих слез ничего не изменится, и что я только себя накручиваю, но так тяжело, что я иногда могу проплакать несколько часов подряд. Пробовала с ним поговорить, он отвечает: «Я бы тебя взял с собой, но что делать, если нам не с кем деток оставить»». 3) «Вот всё у меня хорошо. Но бывает так, что муж идёт в гости на день рождения, или просто встречается с друзьями, а я остаюсь дома с детьми… И как-то тяжело я это переношу. Муж реагирует просто. Мол, я бы тебя взял с собой, но дети!!! И конечно, если одного ребёнка можно пару раз в месяц справить бабушке/дедушке, то с двоими посложнее будет. Да и не пустить его не могу. Я ведь не «собака на сене». Понимаю, что с друзьями общаться надо. Но понимать понимаю, а когда он уходит как-то не по себе становится. Вроде бывает это очень редко. Но если днём, когда он на работе, я занята домашними делами, то вечером без него всё не так». 4) «Муж мне помогает по мере возможности, но в то же время он очень сильно мне усложняет жизнь. Мы ссоримся из-за того, что он всегда разбрасывает свои вещи, а меня сильно раздражает бардак. А еще он часто валяется на диване или сидит за компьютером, в то время как я убираю и одновременно развлекаю дочь. Вообще обидно, что он отдыхает больше меня, но он считает, что он работает и этого достаточно и ему нужен отдых. Ночью он ребенком вообще не занимается и злится если мы его случайно разбудили, а то, что я всю ночь иногда не сплю, это он считает нормально, потому что я дома и не могу устать по его мнению». 5) «Муж на выходные любит выехать с палатками примерно один, иногда два раза в месяц с друзьями, только летом. Конечно, меня с ребёнком всегда зовёт с собой, но отдых с моим ребёнком — это не отдых. А бегать за ним с утра до вечера по лесу как-то не хочется. Сына с отцом я, естественно, не отпущу, маленький ещё, да он и не возьмёт. Я так понимаю, что нормальный отец должен меня с ребёнком загород вывозить, а не самому ехать отдыхать. У нас дачи нет, и сын второе лето в городе. Вот сижу и злюсь, так как в последние выходные лета он опять хочет уехать!». 6) «Ситуация наверно типичная для многих молодых мам… Я два года (!!) нигде не отдыхала с друзьями и знакомыми. То беременная ходила, то потом родила и с ребёнком год сидела и продолжаю сидеть… Меня поначалу звали отдыхать, я всё отказывалась и отказывалась… не было возможности… Муж меня одну не отпускал, а со мной не хотел идти. Не хотел развлекаться с моими друзьями (хотя друзья у меня классные, не алкоголики, очень даже цивилизованные и интересные люди). Ну и меня перестали приглашать… А сам муж за эти два года развлекался со своими одногруппниками (он ещё в институте учится): в бильярд несколько раз ходили, в кинотеатр, в рестораны. А сегодня поехал с ними купаться!!!!!! А я всё сижу и сижу дома с ребёнком… Я не ревную мужа. У меня просто какая-то обида! Зависть! Мне обидно и завидно, что его везде приглашают, он… развлекается, а я дома сижу. Купаться поехал!!!! Я тоже хочу!!! Уже несколько раз говорила ему, что я чувствую. Просила его потерпеть, нигде пока не отдыхать без меня, чтобы мне обидно не было… Он не понимает меня, обижается на меня, злится и всё равно едет и отдыхает со своими приятелями. Вот такие пироги… обидно мне… Я тоже хочу отдыхать!!!».

Поводом к конфликту или недовольству может быть и то, что одному не нравится способ развлечения, потому что он считает его, например, вредным, бестолковым (и зачастую это так и бывает) или просто не интересным, или потому что он не хочет развлекаться и отдыхать так, как это делает ближний, а хочет по-своему.

Интернет – источники: 1) «…как не жалко взрослым людям сидеть регулярно периодически вечерами играть в игрушки?? В жизни столько всего интересного, но более бестолковое занятие, чем компьютерные игрушки сложно даже придумать. Это ж просто пустая трата времени??..». 2) «Муж каждые выходные идёт пить пиво, и мы часто из-за этого ругаемся». 3) «Есть в нашей семье одна проблема – мы не умеем проводить время друг с другом. Нам вместе элементарно просто нечем заняться! Я прихожу с работы, иду на кухню готовить ужин, параллельно занимаюсь другими домашними делами. Женя в это время сидит у компьютера, играет в свои «стрелялки» или смотрит какие-то ролики в соцсетях. За вечер перекинемся несколькими фразами, расскажем друг другу, как прошёл день, что-нибудь быстренько обсудим, и опять каждый занимается своими делами. Он – утыкается в компьютер, я в ноутбук – весело!! Посмотреть вместе какой-нибудь фильм мы не можем, потому что у нас совершенно разные вкусы. Женя любит что-нибудь про шпионов или вампиров, а я такое на дух не переношу, мне бы драму какую-нибудь про любовь… Сходить куда-то вместе тоже не получается. Например, муж хочет покататься на коньках, но я отказываюсь, потому что не умею и вообще мне это не интересно. Я бы, скажем, не отказалась поиграть в боулинг, но тут упирается муж: «Не моё это и всё!». Да и сами понимаете, по развлекательным заведениям особо не находишься, это ж столько денег надо! Если предлагаю съездить куда-нибудь на природу, по тому же лесу погулять, Женя воротит нос, мол, была бы машина, он бы поехал, а своим ходом не охота. И вообще прогулки он не очень любит. Говорит, что без дела по улицам шататься? По магазинам хожу одна, потому что муж уверен, что шоппинг – не мужское занятие. А, скажем, на рыбалку, он ездит один, без меня, потому что уверен, что женщинам там делать нечего». 4) «Нам с мужем не интересно вместе. К чему приведет? Женаты 8,5 лет. Двое детей. Последние 5 лет я не работаю. Ловлю себя на мысли, что нам не интересно друг с другом. Нам не о чем поговорить. У нас разные взгляды на отдых, разные интересы, у нас нет ничего общего кроме детей. Но они вырастут и что тогда? И так паршиво от всего этого в последнее время. Отдыхаем по большей части по отдельности. В прошлые выходные были на дне рождении у подруги. Первый раз где-то вместе с общими друзьями за последние несколько лет. Так он был сам по себе, я сама по себе. …Я хочу и жизнь свою разнообразить, и что бы в этой жизни муж присутствовал. …Совместно всей семьей ездим на дачу. В прошлом году были на море… По поводу прошедшей поездки на море, только сказал, что было нормально. Это была единственная характеристика. Весь отдых активно возился с детьми, как со своими так и с чужими. Каждый день около нашего номера была толпа детишек, которые приходили к нему. На меня с его стороны было ноль внимания. Он каждый свой отпуск старается ездить в Красноярск пообщаться со своими бабушкой и дедушкой, ну, и по скалам полазить, а я высоты панически боюсь. …Я, кстати, на рыбалку отчаянно хочу уже года три. И самой сходить и детей сводить, но супругу это категорически не интересно. Так что пойдем опять отдельно. …Муж увлекается компьютером и машинами (это его хобби и работа)… Я много читаю, делаю своими руками домашние украшения, люблю этническую музыку, всякие восточные направления нравятся, обожаю за грибами ходить, когда сезон. Как-то не совпадаем мы». 5) «Сегодня очень редкий день, когда муж дома, не по своим делам катается. Мы дома вместе. И мы мешаем друг другу. Нам абсолютно не интересно друг с другом. Сегодня ночью муж… решил вывести меня на дискотеку, раз не уделяет мне времени. Ну, я не очень хотела — ну так поехала — там еще друзья были (это больше друзья мужа, хотя раньше я их любила, сейчас понимаю, что в их компании чувствую себя не очень комфортно — хотя это единственная компания, где комфортно мужу). Приехали на дискотеку — муж мне выделил денег и сказал — туси. А сам сидел за столом весь вечер, и не хотел танцевать. В общем, спасибо ему, конечно, что он старается, но абсолютно никакого удовлетворения и удовольствия от общения с ним не получила. Ноль. Больше удовольствия получила, когда до этого смотрела с толпой своих друзей футбол (без мужа). В общем, у нас разные цели в жизни (все, окончательно расставились точки, что отдыхать я езжу одна — у него другие приоритеты, а для меня отдых очень важно). Все чаще думаю, что живем параллельными жизнями, параллельными интересами, он меня все чаще раздражает, мне проще от него ничего не ожидать и быть самостоятельной. Не понимаю, для чего он мне нужен».

Итак, в данных примерах хорошо видно, что и муж и жена любят отдыхать и развлекаться, и конфликты происходят потому, что у одного есть такая возможность, а у другого силу обстоятельств ее нет, или потому что у супругов разные виды увлечений и развлечений.

Также распространенным недовольством является то, что развлекающийся не уделяет внимания супруге(у) и детям. Но зачастую в нем есть и то, что было сказано выше.

Интернет – источники: 1). «…помогите, что мне делать? Я не могу оторвать мужа от компьютера, с утра и до вечера он сидит и не обращает ни на меня, ни на дочь никакого внимания, на этой почве одни скандалы, он стал агрессивным, все время матерится. Как спасти брак?» 2). «Муж работает на 2-х работах, поэтому с нами не проводит время (интереса пообщаться с ребенком вообще не наблюдаю), но деньги приносит. Заметила, что пристрастился с друзьями в бильярд поиграть. Сегодня вернулся в 4 ночи. Я ему не звонила, что-то с моим телефоном. Никаких извинений я не услышала, оправдывался тем, что ему отдыхать надо раз в неделю с друзьями, со мной местами поменяться готов (я на 2-х работах а он с ребенком дома)» 3). «Муж хороший, любит нас, уважает, не обижает. Но… стандартная история: придя домой «залазит» в свой любимый уголок дивана и смотрит телевизор, потом сон. Дочка бегает кругами, хочет внимания, поиграть, но он не реагирует, мол, устал. Я не пилю, понимаю его усталость, депрессию (есть финансовые проблемы и не та работа, которую хотел). За деньги тоже не пилю, наоборот он себя пилит, я утешаю: «все будет хорошо». Я бы и дальше молчала и дальше ждала «когда все будет хорошо», но было три дня выходных, первый день — спал, понимаю, проснулся, собрался к моему отцу, пришел под градусом, снова телевизор, сон. Второй день не отличался, и я не выдержала, говорю: мы хотим побыть с тобой на выходных, хотим внимания, можно поиграть с дочкой, а он: давай вместе посмотрим телевизор…. Меня всю переколотило, говорю, может мне купить чекушку, подать закуски и ты тогда будешь проводить свободное время с нами, а не с моим папой? В ответ смешок и «Я не против». На этом я остановилась, думала дошло, но нет… На третий день все повторилось. Мне очень жалко дочку, хочет минимум как внимания отца. Жалко себя, хочется его любви. Не хочу пилить, не хочу выбрасывать телевизор и диван, не хочу принуждать, хочу, что бы он сам понял важность того, что нужно уделять внимание родным».

Примеры недовольств тех, кому мешают отдыхать и развлекаться

Также конфликты бывают от реакции того, кто отдыхает и развлекается. Как правило, он недоволен тем, что его или о чем-то просят, или ему мешают развлекаться и отдыхать.

Интернет – источники: 1) «Очень не люблю ситуацию, когда мне приспичит что-то то по телеку посмотреть, а кто-то присутствующий рядом громко разговаривает, не думая о том что мешает мне. Тогда я начинаю сильно раздражаться и тоже кричать».. 2) «Я всегда работаю вне дома, с 5 вечера до 1 ночи. Когда я прихожу домой, я говорю жене приготовить еду и она делает это. Но потому, что она и я живем в одной комнате с моими детьми, которых у нас двое, когда я сижу за компьютером или смотрю телевизор, она сидит и кричит потому, что она хочет спать. Но когда я вне дома, почему она не спит и отдыхает?! Каждый день так. Что следует делать? Должен ли я развестись с ней или как?» 3) «Мой муж человек очень гордый и самоуверенный. Он никогда не признает свои ошибки. …Он часто упрекает меня в том, что я в чем-то его ограничиваю. Говорит, что хочет, например, пива с друзьями попить на улице, а я ему не даю. Я, конечно, может быть и перебарщиваю иногда, но мне просто хочется проводить с ним как можно больше времени. Тем более недавно у нас родился ребенок, мне нужна его помощь. А он говорит, что женщина должна с ребенком сидеть, а мужчина гулять… Ну вот как быть?». 4) «Мне 26 лет. Все началось полгода назад, когда я родила ребенка. У меня была очень активная насыщенная жизнь, интересная работа, путешествия, друзья, учеба и много чего еще. С появлением ребенка мне пришлось сидеть все время с ним дома, изо дня в день выполнять одни и те же примитивные вещи, проснуться, накормить, помыть, погулять, накормить… Мама живет в другом городе… У мужа бизнес, он очень занятой человек, тем более он категорически не хочет заниматься ребенком, считает, что это полностью обязанности матери по крайне мере первые годы жизни. Последнее время мне не интересно проводить с ребенком время, скучно и надоело сидеть дома. Я не могу пройтись по магазинам, не могу поехать отдыхать, не могу выйти на работу, ходить с подругами в кафе, когда захочу. Я ничего не могу. Кажется, я начинаю ненавидеть себя за то, что во мне накипает какая-то злоба к ребенку, мне даже иногда на полном серьезе кажется, что это не мой ребенок, и кто-то сейчас, наконец то, придет и его заберет. Я понимаю, что он ни в чем не виноват, что надо было ранее самой думать о последствиях, но это чувство невыносимой агрессии ко всему окружающему нарастает с каждым днем. Мне хочется уйти из дома и больше не возвращаться туда. Вспоминаю, те моменты жизни, когда я была свободна и не от чего не зависела и мне так хочется все вернуть. Пожалуйста, помогите». 5) «Муж мешает сидеть в инете… А вам кто-нибудь мешает? Ответы: 1. Муж мешает, орет отдай комп, вырубал уже (провод дернул). Хотим два инета поставить. 2. Нет, никто не мешает — сразу всех посылаю…, боятся подходить потом. 3. Дочка тоже мешает, зудит под ухом, что пора ей место уступать. Муж мешает, орет, что я не даю ему спать или телевизор смотреть (печатаю громко). Да все мешают! 4. Постоянно кто-нибудь бегает и орет: «Ну, мам, ну дай поиграть, ты уже 20 минут тут сидишь!» После пятого захода начинаешь звереть. 5. Детей спать, мужа к холодильнику, животных запереть в ванной — и красота!!! никто не мешает! 6. Жена ворчит постоянно, что у меня крыша поедет от компа, а сама от телевизора не отходит». 6) (Гнев на то, что человеку мешают развлекаться, может доходить до страшных трагедий, например) «Киевский районный суд Харькова приговорил к 15-ти годам лишения свободы местного студента-третьекурсника. Парень убил мать и бабушку за то, что те не давали ему играть в компьютерные игры и заставляли устроиться на работу».

Нельзя не сказать, что ссор об отдыхе и развлечениях может не быть, например, если оба человека смотрят один и тот же фильм или программу; или если близкие, хотя и не увлечены одним и тем же, но развлекаются в одно и то же время, например, один гуляет со своими друзьями, а другой гуляет по магазинам; или вместе спят до обеда, или в доме два компьютера или телевизора. Но это не значит, что в семье все хорошо и там нет места страсти уныния, и ими правит истинная любовь и согласие. Нет, просто у каждого есть страсть праздности, и мир между людьми только потому, что страсть одинаковая, и никто не мешает ее удовлетворять. И, конечно конфликтов не будет, если они оба работящие, или один из них смотрит снисходительно на отдых другого.

Конфликты происходят в основном потому, что каждый самолюбивый грешник желает отдыхать и развлекаться

Самое же главное на что хочется обратить внимание после прочтения вышеприведенных примеров, так это то, что жен, в основном, волнует их отдых и развлечения, и они ждут от мужей, что те удовлетворят их желание развлекаться. А мужья, в свою очередь, имеющие большие возможности отдыхать и развлекаться как они хотят, всячески пользуются этим и отстаивают свою страсть. И те, и другие не только гневаются, обижаются и конфликтуют, но еще и хотят исправить своих супругов, чтобы те поступали так, как это приятно, выгодно и удобно им. Напомним, что так действует плотской ум, решающий какие-либо задачи так, чтобы было хорошо своему самолюбию и страстным привычкам, и чтобы исправить другого, а не себя. А таким способом невозможно прийти к согласию и решить проблему. Но даже если в семье будет один, который начнет исправлять себя и свое отношение, в данном случае, к отдыху, то это не значит, что другой, который даже и не собирается менять себя и свои привычки, также исправится, и будет истинный мир в семье.

В отношении же тех ситуаций, когда муж развлекается, а жена сидит дома с детьми, нельзя говорить, что грехом является то, что он не берет с собой жену, потому что лучше быть с детьми и дома, чем развлекаться; и тогда хотя бы жена не грешит, конечно, если не будет злиться, обижаться и завидовать. Но это трудно понять плотскому человеку, т.к. его самого гложет страсть праздности, но у него нет возможности ее реализовать.

И хотя людей волнуют проблемы отдыха именно с этих сторон, мы не будем говорить на эту тему, потому что изначально неверно то, что и те, и другие считают, что развлекаться это хорошо и правильно, и проблему только видят в том, как развлекаться и с кем. Мы же будем говорить о страсти праздности, как об отдыхе и развлечениях с разных сторон, чтобы увидеть, в чем мы, христиане, грешим относительно отдыха, а также, что, не зная законы действия страстей и не имея цели очиститься от них, мы еще и конфликтуем с родными о совместном отдыхе и развлечениях. Также мы приведем поучения святых отцов, но не о том, что оба супруга должны вместе развлекаться, а о том, что супруги – христиане должны проводить всё свободное время дома.

Эти беседы будут полезны тем, кто желает спасения и кто стремится познать свои страсти и грехи. Тем же, кто желает получать в этой жизни удовольствия и как говорят «вести активный образ жизни» и развлекаться с ближними, эти беседы могут быть непонятны и вызвать недоумения и возражения. Но верим, что Господь поможет всем познать истину и исправить свои худые привычки и нравы.

Но для тех, кто все же желает понять правильно или нет делает ближний, который отдыхает, как ему хочется и не учитывает интересы другого человека, скажем, что действительно он поступает не правильно. И делает он этому всё по той же причине, о которой мы говорим в наших беседах – от своего самолюбия и эгоизма, которые хотят только себе удовольствия, корысти и чести.

Феофан Затворник (Письма, п.185): «…эгоизм, самость, самоугодие, саможаление, — все делать для себя, в свое удовольствие, в свою выгоду и в свою честь».

Феофан Затворник (Начертание христианского нравоучения, ч.1,В,в,бб): «Все порочные расположения или все нравственное зло истекает уже из самолюбия… Первые порождения самости суть… жажда наслаждений и удовольствий всесторонних».

Паисий Святогорец (Страсти и добродетели, разд.1, ч.1,): «Смотришь, один по себялюбию ищет для себя удобств и комфорта и не считается ни с кем».

Самолюбие же в данном случае проявляется через страсть уныния, т.е. лени и желании развлекаться.

А то, что супруги хотят отдыхать отдельно, также говорит о самолюбии и эгоизме, потому что в любви естественным является то, что любящий всегда стремится быть вместе с любимым.

Бл. Августин (О порядке, кн.2, сост.1): «Что такое любовь, как не желание быть единым с тем, кого любишь?».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, §342): «Любящий с любимым всегда совокупно и неразлучно быть желает. …Так друг с любимым своим другом всегда хочет быть неразлучно, не только в счастье, но и в несчастье».

Феофан Затворник (Сборник слов, посвященных Богоугодной жизни вообще, ст. О любви к Богу: какие признаки ее): «Кто кого любит, тот охотно спешит туда, где надеется или встретить самого любимого и близких к нему, или получить весть о нем…».

Только не стоит думать, что всеми теми женщинами, которые жаловались, что они хотят быть вместе с мужьями, руководит истинная любовь. К сожалению, грешник еще может стремиться к другому человеку по обстоятельствам (например, приходится жить вместе, потому что негде, или приходится вместе идти в гости к родителям); или может стремиться тогда, когда ему будет выгодно (например, жить с мужем потому, что он зарабатывает деньги, или с женой, чтобы мужчину обслуживали, или идти в гости вместе, чтобы показать, что у меня в семье все нормально); также грешник может стремиться быть вместе, только потому, что нет рядом другого человека, с которым бы можно было провести время или создать семью и т.д. и т.п.

Более мы не будем говорить о том, кто и с кем должен отдыхать и развлекаться, а перейдем к вопросу о том, что движет людьми, стремящихся к различным развлечениям и как люди обычно проводят свободное время.

Раздел 4.2. Об отдыхе и праздности

Далее кратко скажем о естественной потребности человека в отдыхе и о том, как ее исказил грех. 

О естественной потребности в отдыхе после утомления и после трудов

Всем известно, что отдых бывает телесный и душеный. Телесный отдых — это естественная потребность человека, при которой организм восстанавливает силы.

Феодор Студит (Наставления, 272): «…тело наше, трудясь в продолжении целого дня, утомляется и изнемогает, и требует отдыха и подкрепления».

Феодор Студит (Наставления, 208): «…целодневное напряжение усилия в труде и внимания обыкновенно порождает потребность в некоей льготе».

Феофан Затворник (Письма о разных предметах веры и жизни, п.20): «…трудящемуся же натурально желать отдыха».

Феофан Затворник (Примеры записывания добрых мыслей…, 69): «…тварные, не могут держать себя в постоянном напряжении без истощания и отдыха».

Нил Синайский (К монаху Агафию, отд. 51, гл.6): «…труд должен быть соразмерен с силами, и за трудом следовать отдых, достаточный к восстановлению утомленной силы, чтобы к новым трудам приступала она уже обновленною и укрепленною».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл. 5): «Видим, что человек, чрез преступление заповеди Божией сделавшись тленным и смертным, естественно алчет, жаждет, хочет спать, утомляется, чувствует холод и зной, потому невольно ест, пьет, спит, отдыхает, одевается и раздевается, хотя бы и не хотел того, и ни одного нет человека, который бы мог вытерпливать алчбу и жажду и прочее, исчисленное пред сим, разве только с великим самопринуждением и самостеснением. Так и чувство потребностей сих бывает у человека и удовлетворение их совершается им не по воле его, естественно».

Но не только отдых бывает после утруждения; отдыхать человек может и не обязательно после усталости, а просто после окончания необходимых работ, когда наступает свободное время. Вообще понятие «отдых» у большинства людей имеет два основных значения – отдых после усталости, и отдых как развлечение.

В отношении телесного отдыха можно сказать, что по естеству он может быть с разными степенями активности: со сниженной активностью (например, когда человек просто лежит или сидит и телесно не напряжен) или с прекращением ее (когда спит), или с телесной нетрудовой активностью в разной мере (например: танцы, спорт, рукоделие и т.д.).

Относительно душевного отдыха следует отметить, что во время телесного отдыха душа все равно активна, т.к. ей не присущ покой.

Немесий Эмесский (О природе человека, гл.2): «…душа, всегда движущаяся по природе, не может по природе придти в состояние покоя, потому что покой есть погибель для души, как и для всего постоянно движущегося».

Иоанн Златоуст (т.9, ч.1, б.35): «Душа по природе своей имеет нужду в движении и не терпит спокойствия. Бог сотворил ее существом деятельным и потому деятельность свойственна ее природе, а бездействие противно ее природе».

Душа может только хотеть изменить напряженный умственный, монотонный или неинтересный ей труд на что-то более простое, веселое, развлекательное или уйти в мечтания, как во время сна, так и без него. Вообще труд для души — это умственная работа, при которой, например, читается слово и изучается что-то; а отдых для грешной души – это развлечения от получаемых впечатлений от того, что она видит или слышит, а также мечтания и воспоминания. Тело же выступает при этом лишь проводником через органы чувств – глаза и уши, а также через низшие умственные силы – память и воображение.

Одни люди, например, предпочитают активный телесный отдых, при котором душа может находиться в относительном безделии; другие – телесный отдых, при котором душа будет занята развлечениями; третьи – полный телесный отдых, при котором душа будет заниматься мечтаниями во сне; четвертые предпочитают телесный покой, но труд души в познании, чтении, а для верующего человека в молитве. 

4.2.1. Основные признаки искажения естественного отдыха грехом

Но, как и каждая естественная потребность человека искажена грехом, так и эта не осталась в стороне. Далее разберем основные признаки искажения грехом потребности в отдыхе.

Только, во-первых, заметим, что обличения по поводу отдыха очень не любят люди, которые любят развлекаться, привыкли отдыхать определенным способом, и которые считают, что имеют право на отдых после своих трудов.

Никодим Святогорец (Поучения. Стремление к наслаждениям): «А если кто-нибудь укорит их (любителей наслаждений) за такую жизнь, то они станут обзывать его неотесанной деревенщиной, которая хочет превратить города в пустыни, а мирян — в отшельников. Они будут говорить так для того, чтобы оправдать себя. Только одно они считают благом — проводить время в развлечениях: от кровати они переходят к столу, от стола — к развлечениям. И так проходит вся их жизнь — без отдыха бегут они от одного греха к другому, и ад открывает свои уста, чтобы поглотить их всех, самих ввергающих себя в него. …(Также) кто-нибудь скажет, что развлечения и услады не являются злом, пока не переходят в грех. Но Иисус Христос говорит, что такой образ жизни есть приготовление себя к мучениям. Горе тем, которые из-за сиюминутного наслаждения будут страдать в вечности среди нескончаемых мук! Господь предупредил нас, что путь наслаждений очень опасен. Подумай о том опустошении, которое производят наслаждения в твоей душе».

Сразу ответим, никто не лишает их права на отдых, а речь будет идти о том, какими способами люди отдыхают, приносит ли это пользу их душе или нет, и как их отдых отражается на взаимоотношениях с другими людьми.

Феофан Затворник (Созерцание и размышления, Дух жизни): «Нельзя не иметь приятностей в жизни — иначе жизнь не в жизнь; но кто поставляет целью себе одни утехи и удовольствия, тот уклонился не на добрый путь».

Феофан Затворник (Созерцание и размышления, Преимущество скорбей пред утехами жизни): «Но скажут: вот уж и повеселиться нельзя или какое-нибудь удовольствие себе позволить! Да вы главное-то прежде сделайте, а потом, пожалуй, позвольте себе и это. А то у вас только и дела, что сегодня бал, завтра театр, там гулянье да веселое чтение и беседа, да развлечения разные, словом, постоянный переход от приятностей к приятностям, а о главном-то, о том, чем должны быть христиане, и помышления нет. Как будто при таком внешнем настроении наше внутреннее отношение к Богу во Христе само собою будет зреть».

Платон Митр. Москов. (т.10, Слово в день святит. Алексия): «Не к тому сие говорю, чтоб я осуждал увеселения непорочные, и отдохновение нужное для немощей естества соединенное с пристойностью: но осуждаю, и оглашаю, и обличаю, и оплакиваю увеселения, пиршества и гуляния, коими благопристойность христианская посрамляется, коими бесчинства умножаются, коими страсти питаются, коими душа расстраивается, коими нравы портятся».

Платон Митр. Москов. (Краткий катехизис, ч.3): «…для отрады жития (можно) и повеселиться в праздник, только чтоб сие было без повреждения своего, без обиды другого, и без соблазна».

Но многие ли задумываются об этих условиях?…

Во-вторых, заметим одну характерную особенность, когда речь заходит о ничегонеделании, у нетрудолюбивого человека обязательно возникают два основных самооправдательных вопроса: первый – человек должен отдыхать от трудов (обычно это звучит так: что? и отдохнуть нельзя?), а второй – об усталости от трудов (обычно это звучит: Я устал! Хочу отдохнуть!). Возникновение этих вопросов как будто закономерно, т.к. после труда всегда следует отдых, и после труда наступает усталость. Но ленивый человек, как правило, лукаво прикрывает свою лень и эгоизм именно этими природными спутниками труда. Мы об этом уже говорили ранее, но кратко скажем об этом еще раз, чтобы показать принципы искажения грехом потребности в отдыхе. 

Отдых может быть не после усталости, но грешник склонен прикрываться ею

Итак, естественный отдых зачастую связан с действительной усталостью. Но и лень также имеет подобие некого бессилия. И вот тут происходят искажения. Как мы уже отмечали, в разделе 4.2. «О мнимой усталости от страсти уныния», во-первых, при лени нет особой телесной усталости, а есть некое подобие, что у тебя нет сил что-то сделать, и это проявляется не расположенностью души к труду. А, например, при праздности (как желании отдохнуть и развлечься) такое подобие бессилия есть только к труду, а к развлечениям нет. Напомним, что все это исходит от самолюбия.

Иосиф Ватопедский (Ватопедские оглашения, гл.25): «Прежде всего проявляется себялюбие и стремление к чрезмерному отдыху под предлогом утомления».

И, во-вторых, часто бывает и так, что действительная усталость легко переходит в лень и праздность. Например, человек после работы действительно устал в той или иной мере и решил полежать. Проходит некоторое время и усталость отступает, а появляется желание и дальше ничего не делать, и это уже происходит по лени; или появляется желание развлечься, например, просмотром каких-либо передач или фильмов, или игрой в компьютере, или есть желание пообщаться с кем-то — и все это происходит от праздности. Т.е. после естественного отдыха начинают действовать страсть уныния, а человек продолжает лукаво прикрываться усталостью, которая уже прошла. Это свойственно мужьям и детям и особенно, когда они приходили домой, а жена и мать какое-то время говорили, например: «отдохни, а потом покушаешь или что-то сделаешь». И у них выработалась привычка – когда зашел домой, надо отдохнуть, хотя они, возможно, и не устали. У большинства женщин, у которых есть заботы о семье и ответственность перед родными, такой привычки нет, и они, например, зайдя домой, поставив сумки с едой (если они покупали продукты после работы), или, переодевшись, сразу идут на кухню, чтобы приготовить ужин родным.

Есть и другие искажения отдыха. Например, когда человек устает от безделия.

Феофан Затворник (Письма, п.1155): «Припомнилась мне поговорка…: спишь-спишь, отдохнуть некогда».

И, конечно, такой отдых будет грехом.

Или, например, как что-то делать так человек устал или не может, а как погулять и развлечься, так и не устал. И об этом приведем народные поговорки: «1. Тит, поди молотить! — Спина болит. — Тит, поди вино пить! — Дай кафтанишко захватить! 2. Тит, поди молотить! — Брюхо болит. — Тит, пойдем пить! — Бабенка, подай шубенку! 3. Из лука — не мы, из пищали — не мы, а попить, поплясать — против нас не сыскать».

Примечательно и то, что как развлекаться, так мы не устаем, а как трудиться телом и душой так устаем. Так нередко бывает, что что-то делать по дому мы устали, а пойти по магазинам или в гости – нет, или читать молитвы мы устали, а читать романы или общаться на форумах в интернете или по телефону не устали. Или вот еще примеры:

Иннокентий Херсонский (Сб. «Великий Пост», Слово в Великий Понедельник): «А посмотрите, как поступают с собою при других случаях те же самые люди, которые жалуются на усталость в церкви (или на усталость от служения родным – от сост.)! Сколько ночей от начала до конца проводится за игрою, которая удручает и тело и душу! Сколько часов гибнет на балах в кружении, которое, если бы не сделалось обыкновенным от частого употребления, то могло бы быть налагаемо в виде наказания! — Тут нет ни долготы времени, ни утомления; сами говорят, что остались без ног, и спешат снова туда же, где отнимают, к сожалению, не ноги только, а нередко душу и совесть. — Подобное же долготерпение оказывают многие и в других случаях, где идет дело об угождении плоти и миру! Для одной церкви и богослужения нет у нас этой терпеливости».

Отдых, когда еще есть дела, которыми нужно или можно заняться, но одолевает лень

Следующий вид искажения заключается в том, что если естественный отдых происходит в свободное время после всех сделанных необходимых дел, то страсть лени и праздности желает отдохнуть и когда есть необходимые дела, и когда их нет, потому что уныние влечет или к ничегонеделанию, или к различным развлечениям. О том, что христианину нельзя лениться мы уже подробно говорили в разделе 3.1.1. «Об основных проявлениях телесной лени».

Феодор Студит (Наставления, сл.25): «Никто не будь лежебоком, чтоб не услышать от Приточника: «Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его» (Притч.6,8). …Никто не оставайся без дела и не будь празден, чтоб не подпасть присуждению св. Павла, говорящего: «если кто не хочет трудиться, тот и не ешь» (2Сол.3,10)».

Одним из искажений этого вида есть то, что у ленивого человека труда менее чем отдыха. Отметим, что не раз в примерах мы уже видели, как некоторые мужья, которые ничего не делают по дому, (и которые работают не допоздна или действительно работают не очень тяжело), оправдываются, что они много работают на работе, а вечера проводят с друзьями или у телевизора, или у компьютера, и считают, что они достаточно много работают. Их больная совесть, пораженная страстью лени и праздности, даже не говорит им о том, что их жены работают еще и дома, хотя также были на работе.

Часто бывает так, что у человека еще есть телесные силы и время на то, чтобы что-то делать полезное и нужное, но уже не хочется, потому что появляется желание развлечься. Кстати сказать, в отношении активности при отдыхе, психологи заметили, что:

Н. Д. Гурьев (Страсти и их воплощение в болезнях): «Лень отличается от празднолюбия, с которым очень схожа, тем, что празднолюбивый человек готов ради праздности (праздничного времяпровождения) прилагать много усилий (понести много усилий, затрат и трудов), что бывает связанно с приемом гостей, с выездом на пикник или охоту, с посещением зрелищных мероприятий, ресторанов и т.д.».

Есть и такое искажение – ленивый и празднолюбец оставляет нужные дела. Об этом хорошо, например, передает пословица: «Прощай, квашня (забродившее тесто), я гулять ушла!».

Бывает и так, что человек отдыхает, не будучи изможденным, а необходимые дела не сделаны, и из-за этого он много не успевает, и потом у него появляются проблемы, например, в учебе или работе.

Заметим и то, что у трудолюбивого нет времени на игры и забавы, а ленивый проводит в них много времени.

Грех, когда человек отдыхает в то время, когда ближний работает

О следующем искажении мы говорили в разделе 4.6. «О том, что многие люди не склонны помогать ближнему», и заключается он в том, что грехом есть то, когда один работает, а другой отдыхает и развлекается, и, по словам Платона Митр. Московского, это отдых с обидой другому.

Опять-таки приведем некоторые пословицы о лени и праздности, которых очень много и которые точно передают их суть: «1. Не наше дело горшки лепить, а наше дело горшки колотить. Не наше дело тесать да гладить, а наше дело готовое владить (управлять). 2. Семеро лежат в куче, а один всех растаскает. 3. Чай ты устал, на мне сидя? 4. Кляча воду возит, а козел бородой потряхивает. 5. Работает, как ребенок, а ест, как детина».

Мы уже не раз говорили, что вместо того, чтобы помочь другому сделать то, что нужно для себя и всех членов семьи, праздный человек отказывается это делать, тем самым проявляя эгоизм, нелюбовь, не сострадательность и саможаление по лени. Так, например, когда у членов семьи обычно наступает телесный отдых? У одних отдых от трудов наступает после работы (службы) или учебы (обычно это мужья и дети, особенно дети, которые мало или вовсе не делают уроков дома). А у других отдых от трудов наступает после работы и после домашних трудов или после выполнения уроков (обычно это жены и матери, а также дети, которые действительно занимаются дома уроками). Как видим, у женщин и учащихся детей время на отдых меньше и работы больше, чем у многих мужчин (конечно, если они не работают до позднего вечера). В случае если женщина домохозяйка, то у нее также наступает отдых только от труда по дому. И уже сейчас видно, что отдых, будучи естественным, может распределяться несправедливо, когда одни работают больше на благо других, а другие больше отдыхают. И при этом тот, кто отдыхает, пользуется трудами того, кто работает, пока он отдыхает. 

Дела мирские и хозяйские не оставляют времени для необходимого отдыха и для духовных деланий

О следующем искажении в отношении труда и отдыха мы говорили в разделе 4.3. «О том, что телесная усталость нередко бывает от многопопечительности или неправильной организации труда». И если чрезмерный отдых есть одна крайность, то вообще не отдыхать есть другая крайность. К нему относится то, что некоторые люди многопопечительны или неправильно организовывают свой труд, и тогда, по словам Никодима Святогорца, плоть измождается «без крайней к тому нужды». Поэтому грехом является, когда организм нуждается в отдыхе, но многопопечение или стремление больше заработать денег, или неразумное распределение дел не дает полноценно отдыхать человеку.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 6-й запов., Изнурение самого себя занятиями по должности, ремеслу или в торговле): ««Труд глупого утомляет его» (Ек.10,15)… Когда силы человека непрерывно возбуждены или напряжены; когда он не дает себе ни малейшего отдыха; отказывает себе и в прогулке на свежем воздухе или же, напротив, не уходит с улицы, работая; когда не уделяет определенного или только свободного часа, чтоб подкрепить себя пищей (для обеда и ужина); мало спит ночью, не хочет заснуть и днем, не смотря на позыв ко сну, который всего вернее доказывает нужду отдохновения; когда таким-то образом он проводит жизнь свою изо дня в день по пословице «вечно суетится»: тогда неизбежно укорачивается его жизнь. …Христианин! Пощади и свою телесную природу от изнурения. Лучше ведь ленивый слуга, чем больной и отживающий свои дни. Так и тело — слуга нам до тех пор, пока здорово».

Заметим, что:

Иоанн Златоуст (т.8. ч.1, б.44): «…не печься не значит не трудиться, но – не привязываться к вещам житейским, т.е. не заботиться о покое на завтра, но считать эту заботу излишнею. Можно и трудиться и не собирать ничего на завтра, можно и трудиться и ни о чем не печься. Попечение и труд не одно и то же».

Поэтому святые отцы говорят:

Василий Великий (Письма, п.22): «Не должно развлекаться непомерной работой и преступать пределы умеренности, по сказанному Апостолом: «Имея пропитание и одежду, будем довольны тем» (1Тим.6,8), потому что обилие сверх потребности выказывает любостяжательность, а любостяжательность осуждается как идолопоклонство (см.: Кол.3, 5)».

Ефрем Сирин (В подражания притчам): «Не вдавайся в непомерную работу, потому что хорошо и полезно делать все в меру и в порядке».

Чрезмерно трудящийся и суетящийся верующий не может заниматься духовным деланием, а некоторым христианам и храм некогда посещать.

Никодим Святогорец (Поучения. Две сети диавола): «Как праздность, так и многие дела, попечения и хлопоты порождают много зла. О них сказал Господь, когда говорил о тернии, подавляющем семя Божественных заповедей и препятствующем возрастанию всего прекрасного и доброго: а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода (Лк. 8,14). Эти люди, когда настает время молиться, идти в церковь и причащаться Святых Тайн, не имеют на все это времени. Они все — в работе. Как только оставят одно дело, сразу же принимаются за другое, но вот чтобы почитать что-нибудь полезное для души — это им некогда. Они похожи на веревку, завязанную на тысячу узлов, которые никогда не будут развязаны».

Но если сказать точнее, то человек (даже христианин), привыкший к многопопечительности и устроению своей земной жизни, не хочет помнить о Боге, о грехе, спасении и т.п. Душе такого человека не интересны молитва и духовные делания, ее интересуют только мирские дела и получение различных телесных и душевных удовольствий.

Плотоугодливый и самолюбивый человек отдыхает порочным или бесполезным способом, и даже не знает, как по-другому можно отдыхать

Следующим искажением естественного отдыха грехом является то, что плотоугодливый грешник отдыхает такими способами, что это или наносит вред его душе, или не приносит никакой пользы.

Нил Синайский (К досточтимейшей Магне…, гл.12): «…праздное время не всеми употребляется на должное».

В своем отдыхе грешник стремится получить удовольствия, которые соответствуют его порокам, например, блудник будет отдыхать в блуде, пьяница – со спиртным и т.п.

Есть и другие способы проведения свободного времени, которые менее порочные, но они все равно показывают страсти души. Вот, например, обличения тем, кто любит развлекаться песнями, танцами и музыкой, но все это не для пользы души, а для ее развращения или абсолютно пустые.

Иоанн Златоуст (т.11, ч.1, беседа 12): «Разве нельзя и повеселиться, но без вреда для себя? Ты хочешь послушать приятных песен? Но лучше бы не слушать. Впрочем, если угодно, я уступаю тебе; но слушай не сатанинские, а духовные (песни)»

Василий Великий (Толков. на пророка Исаию, на 5 гл.): «…в искусствах, необходимых для жизни, конец перед глазами, например, в столярном искусстве — скамья, в домостроительном — дом, в кораблестроительном — корабль, в ткацком — одежда, в кузнечном — меч. А в искусствах пустых, каковы искусства играть на гуслях или свирели или плясать, вместе с окончанием действия исчезает и самое произведение. И подлинно, по слову апостольскому, «кончина» сим «погибель» (ср.: Флп. 3, 19). О сем распространился я по необходимости, имея в виду тех, которые, по чрезмерной преданности забавам, или постоянно, или во время, по их предположению, веселья, на браках и пиршествах употребляют при ужинах свирели, гусли и певницы,- распространился, чтобы вы, узнав, как слово Божие порицает занятия подобного рода, из страха угрожающих бедствий, по крайней мере, впоследствии, худой навык жизни своей переменили на лучшее».

Вообще грешники так привыкли отдыхать по своим страстям, что не хотят заняться чем-то полезным или просто активным отдыхом. Так, тот, кто привык лежать на диване перед телевизором, не желает заняться никаким рукоделием или пойти в спортзал. И слова о бесполезности такого досуга на них никак не влияют. Есть и еще отдых для души. Но грешник видит его в развлечениях от мирских впечатлений (например, от просмотра телевизора или игры на компьютере), а истинный душевный отдых заключается в благих делах.

Николай Сербский (Неделя 27-я по Пятидесятнице): «…для души отдых — не лежание и безделье, как для тела, но дела благие, дела милосердия, дела богоугодные. Сие есть истинный отдых души, ибо сие укрепляет ее здравие, дает ей силы и радует».

Это то, что касается общепринятых способов отдыхать телесно и душевно.

У истинных христиан есть другие отличительные способы проведения свободного времени, которые святые отцы иногда называют благой, полезной и блаженной праздностью.

Григорий Палама (Триады, 1-я часть 1-й Триады, ответ 1-й): «Василий Великий, приведя слова фараона к Израилю, что-де «праздные вы, праздны; вот и говорите: Пойдем, принесем жертву Господу» (Исх.5, 17), продолжает: «Это — благая праздность и полезная для празднующего, дурная же праздность — праздность афинян, которые не знали лучшего досуга, как слушать какие-нибудь новости (Деян.17, 21); такой праздности, угодной лукавым демонам, и теперь иные подражают в занятиях всей своей жизни»».

Тихон Задонский (т.5, Письма келейные, п.42): «Не быть никогда в праздности, но делать что-нибудь полезное, а только упраздняться от злых дел, слов и помыслов. Ибо только эта одна праздность нам полезна».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.1, §103): «Как не всякий труд полезен, так не всякая праздность порочна. Злы те беззаконные труды, которые ради беззаконных дел поднима­ются …. Сколь блажен покой, когда ум от злых и душевредных мыслей, сердце от похотей лукавых успокаивается; очи не видят ничего, уши не слушают ничего, язык и уста не говорят ничего, руки не делают ничего, что святому Божию Закону противно! Блаженна эта праздность и благословенный покой. Этого Творец наш и Господь от нас требует. Эту «субботу» не только каждую неделю, но и каждый день, час и минуту праздновать мы должны. К этому спасительному и тишайшему упокоению, в котором не только внешние члены телесные, но и внутренние душевные силы от вредных дел успокаиваются и совесть сладко почивает, Сам Христос призывает: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф.11:28)».

А сейчас приведем поучения, в чем досуг плотского человека и духовного.

Схииг. Савва (Путь к совершенной радости): «(Досуг внешнего человека) — хочется развлечься, забыться. (Досуг внутреннего человека) — хочется быть в уединении и молиться или в задушевной беседе с близкими по духу и преимущественно на духовные темы. Книги ценятся преимущественно духовные, очищающие душу».

Тихон Задонский (Плоть и дух, гл.1): «Плоть хочет праздновать, пьянствовать, веселиться, а дух воздерживаться, поститься, о грехах сетовать».

Платон Митр. Москов. (т.3, Слово в день святителя Алексия Митр.): «Когда искать различия между чувствами и духом: то найдутся одни требования чувств, другие требования духа. Требования чувств есть: нега, всегдашнее гуляние, игры, зрелища, сладострастия, вреднейшая праздность; требования духа есть: незазорность совести, внутренняя тишина и спокойствие, дельное уединение, удовольствие рождаемое от исполнения должности своей, веселие от зрения истины, сладчайшее чувствие плодов веры, мир и радость о Дусе Святе. О! блажен, кто устроил дух свой раем сих Божественных утех! а напротив, о, сколь жалостны, которые очарованы чувств прелестями! Что они суть? Суть дух ходяй и не обращаяйся: то есть ветер, которым подымаемая пыль на все стороны превращается, и несется неизвестно куда».

Все ли из нас, христиан, могут сказать Богу так, как сказал св. Григорий Богослов:

Григорий Богослов (Песнопения таинственные, Молитва шествующего в пути): «В Тебе, Божие Слово, упокоеваемся мы, находясь дома; Тебе посвящаем свой досуг».

Итак, истинные христиане проводят свое свободное время в добрых делах или в духовных деланиях. Но, как говорит опыт, мало кто так отдыхает, посвящая свободное время Богу.

В поучениях святых отцов встречаются увещевания о праздном проведении времени в воскресные и праздничные дни, и в этих же поучениях можно увидеть, чем в основном занимаются люди и дома и вне дома.

Платон Митр. Москов. (т.2, Слово на освящение домового храма на подворье Троицкой Лавры …): «Часто с горестью видим, что во дни воскресные, во дни праздничные … иные в домах остаются в праздности; иные бездельно шатаются по торжищам, иных ненасытная сребролюбия алчба гонит искать прибытков, и с расслаблением духа и тела своего мучатся над работою; иные в то время бегают по домам, и под видом поклонов (приветствий) в непостоянстве человеческом ищут себе покровительства; иные в веселостях препровождают те часы и зрелищем смехотворных, и соблазнительных представлений услаждают суетные мысли свои».

И именно о том, как разные люди проводят свободное время, мы и будем говорить далее.

4.2.2. О страсти праздности, как любви к развлечениям

Так как всё о чем будет идти речь далее, всё это будет говориться о страсти праздности, то кратко скажем об этой страсти. 

Праздность относится к греховным порокам и страсти уныние

Как мы уже говорили в беседах о лени, праздность, как в разной силе стремление к различным видам развлечений, относится к пороку похоть очей, сластолюбию, плотоугодию и страсти уныния.

Феофан Затворник (Слова во святую Четыредесятницу…, В неделю 2-ю Великого Поста): «…сластолюбие, или чувственность, есть греховная страсть к чувственным удовольствиям; а дела ее суть: многоядение, сладкоядение, многопитие, сладкопитие, гулянье в трактирах, на гульбищах, в непотребных домах; в театрах, на балах, вечеринках».

Игнатий Брянчанинов (Аскетические опыты, т.1, Восемь главных страстей…): «(К унынию относится)… Праздность. …Перехождение с места на место. Частые выходы из кельи, прогулки и посещения друзей. Празднословие. Шутки».

Филарет Дроздов (т.4, Слово в день обретения мощей преп. Cepгия): «…«похоть очей» — неудерживаемое желание несытых глаз, которое предметами видимого мира хочет не пользоваться благоразумно, а жадно наслаждаться, или завладеть, – любостяжание, любовь к суетным украшениям, страсть к зрелищам».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 2-й запов., грех: Чревоугодие, или плотоугодие): «…плотоугодием, называется пристрастие к чувственному, или страстная привязанность к нарядным одеждам для украшения тела, к жизни в довольстве и покое, к пирам, разным играм, увеселениям и зрелищам».

Феофан Затворник (Сборник слов на Господские, Богородичные и торжественные дни, Слово на Сретение Господне): «Мы служим … в теле, например, сластолюбию, лености, похоти, сну, разгульству в плясках, гуляньях, театрах и прочем, как язычник служил Венере, Бахусу и другим».

Следует заметить, что к понятию праздность относятся два вида: праздность бывает полная, когда человек никогда не трудится, и частичная, как неправый отдых в свободное от работы время.

О полной праздности (к которой относится и тунеядство) христианское учение говорит следующее:

Феофан Затворник (Толков. на 2 Солун., 3, 7): «Бесчинием… Апостол называет бывание без труда и работы… Ибо Бог положил быть человеку в труде и для того снабдил его пригодными к тому членами; так что, кто остается праздным, тот выступает из чина Божия» (Феофилакт)».

От такой праздности христианину надо всячески отвращаться, даже если нужно будет работать на не очень приятной работе.

Амвросий Оптинский (Письма к мирянам, п.192): «Спрашиваешь моего мнения о службе, на которую желает поступить твой сын. Мое мнение такое: хотя служба эта не хороша, но праздность еще много хуже; лучше служить и быть при деле, чем в бездействии проводить время в кругу таких людей, о которых он упоминает в своем письме».

Мы же будем далее говорить о втором виде праздности – о проведении времени свободного от трудов. Причем в этом виде праздности можно выделить другие подвиды, например: праздность, как стремление к внешним развлечениям, праздность, как бесполезно проведенное время, праздность, как праздный ум, праздность, как празднословие и др.

Так же, как мы уже говорили в вопросе о лени в разделе «Святые отцы о страсти уныния, или лени и праздности», страсть уныния направлена против полезной деятельности человека и отдыха. В виде лености — это не желание трудиться, а в виде праздности – это неправильное проведение свободного времени при отдыхе. Эти страсти имеют природную основу.

Феофан Затворник (Слова во святую Четыредесятницу…, В неделю 2-ую Великого поста): «Тело наше имеет движение. Органы сего отправления суть мускулы с руками и ногами. Страсти, нападающие на сию часть, суть, с одной стороны, леность и сонливость, с другой — ветреность, непоседство, страсть к играм и забавам, танцорство, актерство, драки и прочее».

Говорили мы и о том, что лень и праздность две неразлучные сестры, потому что ленящийся будет все равно чем-то заниматься, но это будет не трудовая деятельность, а какая-то легкая и приятная.

Иоанн Кассиан (Послание к Кастору, кн.10, гл.21): «Всякий, кто, будучи побежден сном празднолюбия или уныния, захочет покрыться не тщательным трудолюбием, но лохмотьями бездеятельности».

У уныния в отношении свободного времени святые отцы выделяют два вида:

Авва Серапион (Собеседования Иоанна Кассиана, гл.11): «Уныния два рода: один повергает в сон во время жара (жары) (в полдень); а другой склоняет оставить келью и бежать».

Иоанн Кассиан (Послание к Кастору…, кн.10, гл.5): «…истинный подвижник Христов…, должен… против этого злейшего духа уныния подвизаться с обеих сторон, так чтобы сокрушенному стрелою сна не пасть, и чтобы выгнанному из затвора монастыря, хотя бы под благовидным предлогом, не быть беглецом».

Что означает «повергает в сон», «оставить келью» или быть «выгнанным из затвора»? Здесь речь идет о монахах, которые в кельях должны заниматься или духовным чтением, или молитвой, или необходимыми трудами, а им становилось скучно и они или ложились спать, или выходили с кем-то поговорить, или вообще уходили за пределы монастыря.

В отношении обычных людей происходит то же самое – в свободное время они также могут ложиться спать от лени и скуки, или, желая развлечься, выходят из дома, в котором в старину не было особых видов развлечений, и люди шли развлекаться, общаясь с другими людьми, или на какие-то увеселительные мероприятия. Сейчас же благодаря телевизору и компьютеру можно не выходить из дома, чтобы развлечься. На основании этого мы разграничим страсть к развлечениям на два вида: развлечения вне дома и развлечения дома.

В общем же мы поведем речь о трех видах праздно проведенного времени: первый – о развлечениях вне дома, второй — о сне, как пассивном отдыхе не в ночное время, и третий – о развлечениях дома. Но прежде продолжим говорить о страсти праздности.

Заметим еще и то, что в мире некоторые страсти обозначили как зависимость, для которой характерны некоторые признаки. (Они достаточно ясно показывают принципы, по которым каждый может определить, к чему пристрастен или насколько у него сильна страсть)

Интернет – источник: «Зависимость — это навязчивая потребность человека в чем-то. Потребность может быть в употреблении наркотиков, алкоголя, курении, в какой-то деятельности, играх и многом другом. На сегодняшний день есть очень много видов зависимости от каких-то вещей или веществ. Зависимость можно выделить по следующим признакам: получение реального удовольствия от вещества или каких-то действий; состояние депрессии, подавленности и даже физического недомогания при отсутствии объекта зависимости; легкое и быстрое привыкание; трудно самостоятельно отказаться от зависимости; необходимо все больше и больше объекта зависимости».

Для страсти праздности характерна зависимость от развлечений, или еще можно сказать страсть к развлечениям, когда человек все больше и больше испытывает сильное стремление к тем или иным пустым развлечениям и удовольствиям, и уже не может без них обходиться. (В приводимых нами примерах были и будут в основном истории о таких людях, у которых страсть праздности есть главная страсть) Пусть попробует тот, кто привык смотреть телевизор или играть, или общаться в соцсетях, не делать этого хотя бы день. Что он почувствует? Сильную опустошенность, тягу и незнание, что делать, и вот это и есть основный признак пристрастия.

Страсть праздности в мире принято обозначать только в виде зависимости от азартных игр, интернет — зависимости и шопоголизма (заметим, что шопоголизм это смесь разных страстей, например: сребролюбия, вещеимания, гордости, тщеславия и праздности)

Интернет – источник: «1. Зависимость от азартных игр (лудомания) – при этом виде зависимости центром жизни такого человека становятся азартные игры: карточные игры, рулетка, всевозможные тотализаторы. Первоначальным пусковым фактором является желание выиграть крупную сумму денег. Постепенно человек входит в азарт, вместо выигрышей наступают проигрыши, однако это только стимулирует к продолжению игры. Зависимость от азартных игр может стать причиной потери огромных денежных долгов. 2. Интернет-зависимость – современный вид зависимости, при котором возникает навязчивое желание постоянно находиться во Всемирной Сети. Существует несколько разновидностей интернет — зависимости, наиболее распространенная – зависимость от компьютерных игр (игромания). 3. Шопоголизм – зависимость от постоянного приобретения всевозможных вещей. Цель жизни человека, имеющего такую зависимость – всевозможные покупки, в основном бесполезные. Необходим сам факт приобретения чего-то. Возникает стремление постоянного посещения магазинов, покупается множество вещей, большая часть из которых вообще не нужна. Однако человек входит в своеобразный азарт, поэтому он не способен оценивать необходимость каждой покупки».

Мы же будем говорить еще и о других видах страсти праздности, но мир не оценивает их как праздность. 

Праздности предшествует маята и скука

Как известно, необходимому естественному отдыху предшествует естественная телесная усталость, а страсти праздности предшествует душевная лень, или скука. Поэтому далее скажем о таком знакомом всем состоянии, свойственном праздности, как маята и скука, когда человек не знает чем заняться, или знает, но не хочет ничем заниматься, и при которой время долго тянется.

Вот что говорят люди о том, как они избавляются от маяты.

Интернет – источники: 1). «А что вы делаете, когда маетесь, и сами не знаете, чего хотите. Ответы: громко врубаю музыку и начинаю что-нибудь ремонтировать (магнитофон, телек, комп); –Валяюсь на диване и дразню своего кота; – Сижу на форуме (или читаю, что попало в инете); – Стараюсь отвлечься музыкой или интересной книгой; – Чай пью с плюшками; – Мечтаю; – Сплю; – Если есть свободное время и деньги — пойди в фитнес-клуб, на танцы! Так затянет, что не будешь знать, куда время девается! Если денег нет — занимайся дома, например, покачай пресс. Еще можно вязать, вышивать или шить, заниматься плетением из бисера; – При маяте помогаю кому-нибудь» 2). «Есть море способов, как перестать скучать. Выбирай: Почитать интересную книжку. Устроить у себя дома вечеринку (ретро, рок, первобытную, обжираловку). Прошвырнуться по магазинам и мерять, мерять, мерять. Покупать совсем не обязательно, ну уж если очень понравиться. Заняться сексом! Если не с кем, то познакомиться срочно (например, позвонить на случайный номер телефона и приколоться). Посмотреть фильм и лучше в кинотеатре. Принять ванну (с аромомаслами), выпить чашечку кофе. На спор написать в инете 50 писем или ответов» 3) Когда мне скучно, я пересматриваю старые любимые фильмы, читаю глупые журналы, а ещё можно сказать привет аэробике; тёплой ванне с эфирными маслами; кулинарной книге и цветным карандашам Масса интересного безделья».

Так говорят люди о своей скуке и маете. И как видим, при таких состояниях люди чаще ищут себе удовольствий и развлечений дома или вне дома, а не то чтобы заняться каким-то полезным делом (но верим, что немало и таких примеров).

А теперь приведем учения святых отцов, что они говорят о скуке и маяте.

Иннокентий Херсонский (Слово в пяток недели 1-й Великого поста): «…праздность имеет то зловредное свойство, что производит в человеке скуку, заставляющую искать развлечений и забав, кои у праздного обыкновенно состоят из того, что вредит душе, поелику обращаются около предметов самых чувственных, если не прямо богопротивных. И здесь-то корень, и источник различных пристрастий к забавам, от коих страдают люди праздные…».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, 170): «Обыкновенное средство прогонять тоску у людей века сего — вечера, карты, танцы, театры. Но эти средства после еще более увеличивают скуку и томление сердца. Если же по счастью обратятся они к Богу, тогда спадает с сердца их тяжесть, и они видят ясно, что прежде на их сердце лежала величайшая тяжесть, хотя они часто и не чувствовали ее».

Скука может происходить и когда не только нечего делать, а и когда труд не интересен душе.

Феофан Затворник (Толков. Псалма 118, 28): «Уныние есть скучание за делом. Когда оно нападает, дела идут вяло. До того все делается охотно, дело спеется, и время за делом не замечается. Но когда нападет уныние, делающий начинает посматривать по сторонам, и — то делает, то останавливается, так вот и хочется поскорее бросить дело. Это бывает и в житейском быту, бывает и в духовной жизни. Пропадает охота и в церкви стоять, и дома Богу молиться, и читать, и обычные добрые дела исправлять. Труженик начинает скучать за всем этим; оттого, и, делая, как будто не делает, и проку нет никакого от такого делания. Он точь-в-точь полусонный, у которого работа из рук валится. Это состояние изображает пророк в словах: «воздрема душа моя от уныния»».

При скуке кажется, что время течет медленно.

При скуке происходит некое расслабление души, которое, как правило, потом сменяется какой-либо развлекательной деятельностью.

В. А. Снегирев (Психология): «Скука — выражение в сознании ослабленной, расстроенной деятельности душевной — имеет аналогию с общим ощущением физического нездоровья: она есть как бы общее «недомогание» в душевной сфере; потому-то действительное расстройство, болезни душевные, когда они возникают постепенно, начинаются обыкновенно с этого чувства. …В свою очередь мучительное чувство скуки, вынуждая избегать себя, постоянно поддерживает деятельность, как средство своего устранения, и заставляет человека самый отдых, необходимый после напряжённой деятельности, превращать тоже в деятельность. Этим создаётся особый род деятельностей, известных под именем «развлечений, игр, забав» и т.п., которые, служа временною заменою действительной деятельности, обыкновенно связываются с различного рода удовольствиями, увеличивающими приятность отдыха и развлечения. Но здесь мы встречаемся с явлением, которое в различных формах возникает во всех сферах душевной жизни и вообще жизни человека, — именно: средство само становится целью, и жизнь, вместо того, чтобы состоять из нормальной смены серьёзной напряжённой деятельности и отдыха, в связи с другими удовольствиями, превращается, так сказать, в напряжённый отдых, в преследование развлечений и удовольствий. С тем вместе скука рано или поздно превращается в хронический недуг, делается преобладающим волнением, около которого группируются все другие волнения и действия человека, — так как устраняется единственное действительное и радикальное средство её уничтожения — серьёзная деятельность, и остаётся её суррогат и подобие».

Человеку, порабощенному страстью праздности невыносимо быть одному (конечно, если рядом нет того, что может его развлекать), и его душа тяготится и мается.

Феофан Затворник (Сборник слов «Внутренняя жизнь», Чем и как питать душу…): «…кто только и знает, что балы да театры, гулянья да вечеринки, живые картины да фиглярство и подобное, душа того глубоко ноет и томится, когда останется он один — сам с собою!..».

Скучать можно и во время богослужения.

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 9-й заповеди, грех: Скучающее на службу внимание): ««Возвеселихся о рекших мне: в дом Господень пойдем» (Пс.121,1). Как с веселием духа ревностный христианин встречает благовест к службе, особенно праздничной и особенно к божественной литургии: так затем, и, придя в церковь, среди самого сокрушения о грехах, как преобладающего чувства за церковным богослужением, хранит дух свой веселым и бодрственным. Между тем иные же здесь скучают. Они пришли в церковь и выстаивают службу с каким-то принуждением, будто подать какую выполняют,—пришли и стоят только потому, что так уже заведено, так уж привыкли делать. Они переминаются с ноги на ногу; прислоняются к стене или столбу; часто посматривают на свои часы; любопытствуют, как ставится большая свеча или спускается лампадка; часто оглядываются назад, сами не зная зачем; обращают внимание на входящих и выходящих, на бумагу или книгу, какая попадет на глаза; не делают поклонов или кланяются, когда поклон не совсем-то идет; решительно не следят умом и сердцем за богослужением; не проникают в смысл или значение службы: не применяют всего того, что читается и поется, к своей грешной душе; недовольны, что долго идет служба или долго произносится проповедь. А наскучавшись так, с окончанием богослужения торопливо выходят из церкви, как бы из темницы на свободу. Пусть эти люди и не видят телесными очами в церкви ничего страшного. Но если б они раскрыли ясновидящие очи души своей: то увидали бы, что в лице святых икон сам Господь с сонмом угодников взирает на них».

Состояние скуки бывает у всех людей, и особенно у тех, кто живет уединенно.

Тихон Задонский (т.5, Размышления на псалмы и замечания из текстов, 8): «На всякого христианина, но особенно в монастыре уединенного, находит скука, уныние, печаль и тоска».

Анатолий Оптинский (Житие и поучения иеросхим. Анатолия (Зерцалова), с.90, 54, 89): «Что тебе скучно — это не беда, это со всеми бывает, но всегда проходит скука со временем. …Монахам никак нельзя прожить, чтоб не нападала никогда скука и уныние, а изредка даже и легкое отчаяние… Что скучно, не унывай. Монашеская жизнь более всего искушается унынием. «Претерпевший же до конца спасется» (Ср.: Мф.10, 22)».

Состояние скуки обычно свойственно молодежи, которая еще не научилась трудиться, и у которой нет забот о других людях.

Феофан Затворник (Письма, п.1263): «Беда большая, что молодежь наша не учится работать. Когда б знали одну, другую работу, она привлекала бы их и занимала. Скука не имела бы места».

И как мы уже отмечали, более скука и праздность свойственны тем, кто ничего не делает по дому.

Феофан Затворник (Что есть духовная жизнь…, п.64): «У всякого, говорит, есть круг своих повседневных занятий, которые он отбывает как оброк какой. Но есть много людей, у которых эти оброчные занятия несложны и недолги. Остается от них много времени, которого если ничем не наполнить, не избежишь скуки».

Кстати сказать, что трудолюбивые люди не понимают, как можно быть без дела и скучать.

Феофан Затворник (Письма, п. 144): «…Время свободное бывает, конечно. …Я не умею понять, как можно быть без какого-либо дела. Или голова работает, или руки. А пустопорожнего времени чтобы не было. И скуки не будет. И мысли никакие в голову не полезут».

Феофан Затворник (Письма, п.1069): «Скажите, пожалуйста, у вас есть время? — Спрашиваю это того ради, — что у меня нет времени. Не успеешь повернуться уж обед, — а там и спать».

Вот как описывается маята ленивого монаха и бесовские нападения.

Иоанн Кассиан (Послание к Кастору, кн.10, гл.2): «…(в унынии человек) беспокойно озирается туда и сюда, вздыхает, что никто из братий не идет к нему, часто то выходит, то входит в келью, и часто взглядывает на солнце, как будто оно медленно идет к западу. Таким образом, в таком неразумном смущении духа, как бы земля покрылась мраком, пребывает праздным, не занятым никаким духовным делом».

Авва Евагрий Понтийский (Слово о духовном делании 12): «Прежде всего, этот бес (уныния) заставляет монаха замечать, будто солнце движется очень медленно или совсем остается неподвижным, и день делается словно пятидесятичасовым. Затем бес (уныния) понуждает монаха постоянно смотреть в окна и выскакивать из келлии, чтобы взглянуть на солнце и узнать, сколько еще осталось до девяти часов, или для того, чтобы посмотреть, нет ли рядом кого-либо из братии».

Евергетин (т.3, гл.13, 2. Из Антиоха Пандекта): «Бес уныния довольно страшен и тягостен. Около шестого часа он нападает на монаха, причиняя ему предсмертное изнеможение, чтобы монаху опротивел и монастырь, и братья, с которыми он живет, и все его труды, и даже чтение Божественного Писания. При чтении монах начинает зевать и легко склоняется ко сну, трет кулаком глаза, потягивается и, отведя взгляд от книги, тупо смотрит в стену. Затем взгляд возвращается к книге, он почитает немного, заглянет в начало, потом в конец, полистает, пересчитает страницы, проверит тетради, побранит или похвалит почерк и миниатюры, и, наконец, закроет книгу, наклонит голову и начнет дремать, но не заснет, потому что от уныния ему еще и есть захочется, в душе проснется жажда жизни, и долго спать ему не придется. А через некоторое время он встанет, увидит, что уже день прошел, посмотрит на то, как заходит солнце, и в ожидании часа трапезы будет держать слух наготове, чтобы не пропустить сигнала. И как только ударят в било и позовут вкушать пищу, он весь оживет и в сердце прославит наступивший миг».

Думаю, многие увидят похожие признаки своей маяты и скуки, и дай нам, Господи, чтобы это послужило к познанию своих страстей и исправлению.

Мир очень любит праздность и веселье

Как известно, мир (в значении — грешные люди) очень любит праздность и веселье, и обозначил их как потребность, и вот что на это говорит христианское учение.

Блж. Диадох (Подвижническое слово, 93): «…человеческое естество с самого исхода из чрева матери привыкает жить пространно в удовольствиях».

Григорий Богослов (Песнопения таинственные, Плач о страданиях души своей) «…у смертных много утех в многообразной жизни, и к самым бедствиям примешивается веселие».

Филарет Дроздов (т.5, Слово по освящении храма Св. равноап. Марии Магдалины…): «Мир представляет себе забавы почти такою же потребностью жизни, как труд, пища и покой. Он думает жить, играя. Нет, братия, жизнь не игра, но дело важное. Земная жизнь дана человеку для того, чтобы из нее, рукою свободной воли, силою Божией благодати, выработать вечное блаженство. Кто понял сие дело, и занялся им, как должно: тот едва ли найдет много времени для игр и забав».

Филарет Дроздов (т.5, Слово в день памяти Свят. Алексия): «Мир не любит плакать, когда не исторгает слез страсть или беда. Он любит веселие или смех. Спешит скачущею ногою достигнуть минутного блаженства. Кажется, он стремится теперь к такому совершенству суеты, чтобы совсем ничего не делать, а только забавляться. Столько занимаются увеселениями, столько говорят о них, и пишут и печатают, что непонятно, как людям не наскучит веселие, простираемое до пресыщения и утомления».

Игнатий Брянчанинов (т.3, Аскетическая проповедь, Поучение в 26-ю неделю): «Что значит… хорошо пожить? Значит: сладко, много есть и пить, предаваться развлечениям и увеселениям, прелюбодействовать, роскошествовать, тщеславиться, удовлетворять всем своим похотениям и прихотям. Если повнимательнее посмотреть на мир, то найдем, что евангельская притча о богаче может служить зеркалом для всех нас: не все ли мы постоянно увлечены мечтаниями богача, не все ли по временам более или менее увлекаемся ими».

Те люди, которые видят смысл жизни в получении удовольствий, уподобляются эпикурейцам и детям.

Игнатий Брянчанинов (Слово о смерти): «…вопиют сладострастные эпикурейцы: …Человек существует на земле для наслаждения; он окружен предметами наслаждения: почему ж ему не пользоваться ими? Что тут худого и греховного?» …Чего не отвергало многострастное человеческое сердце, чтоб свободнее предаваться разврату!».

Никодим Святогорец (Поучения. Стремление к наслаждениям): «Любители наслаждений устремляются к пиршествам, к развлечениям, к дурным компаниям, к бесстыдным песням, к комедиям, на праздники и не пропускают ни одного случая к удовольствию; их жизнь полна наслаждениями, блудом, развлечениями и всякого рода грехами. …Только одно они считают благом — проводить время в развлечениях: от кровати они переходят к столу, от стола — к развлечениям. И так проходит вся их жизнь — без отдыха бегут они от одного греха к другому, и ад открывает свои уста, чтобы поглотить их всех, самих ввергающих себя в него».

Иоанн Златоуст (т.10, ч.1, б.4): «Все язычники – настоящие дети… Дети не хотят думать ни о чем полезном; так и язычники хотят постоянно забавляться и пресмыкаются по земле, предавшись низкому и земному. Дети, слыша наши разговоры о предметах необходимых, часто не понимают ничего из сказанного, но постоянно смеются; так и язычники: когда мы говорим о царствии (небесном), они смеются. У детей из уст часто течет слюна и оскверняет пищу и питие; так и из уст язычников исходят слова суетные и нечистые; вы подаете им необходимую пищу, а они оскорбляют подающих злословием, и надобно терпеть это… Если же отнимешь у них корзиночку или побрякушку, или что-нибудь другое из игрушек, то огорчаются, сердятся, выходят из себя и бросаются на пол; так точно и язычники, видя диавола, отнимающего у них все прирожденные блага, необходимые для их жизни, смеются и предаются ему, как другу, а если кто отнимает у них имущество, богатство или что-нибудь подобное из этих детских игрушек, они огорчаются и выходят из себя. Дети обнажаются, не чувствуя стыда и не краснея; так и язычники, смешиваясь с блудниками и блудницами, извращая законы природы и вступая в незаконные связи, остаются бесстыдными. Вы громко рукоплещете и одобряете, но при этих рукоплесканиях смотрите, как бы это не оказалось сказанным и на ваш счет. Всех увещеваю – быть мужами…».

Кстати, люди, любящие развлекаться, зачастую, таким образом стараются избавиться от скорбей и тягостных забот.

Лука Крымский (Проповеди, т.1, Слово в неделю Крестопоклонную): «Как стараются избавиться от скорбей люди мирские, вы знаете это: они заливают свое горе, свои скорби вином и водкой, одурманиваются табаком и даже наркотиками. А разве достойно это нас, христиан? Разве не в высшей степени низменно успокаивать голос совести своей вином, табаком? О, это глубоко, глубоко недостойно, и не дай Бог, чтобы кто-нибудь из вас когда-нибудь прибегал к этому богопротивному средству заглушения совести своей. Ищут люди мирские утешения в скорбях своих, и когда не находят, тогда стараются забыть о них: ищут развлечений, занимаются гуляньем, ходят друг к другу в гости и пустословят. Этого да не будет с вами никогда, ибо христиане не должны заглушать голос совести своей, а наоборот, чутко прислушиваться к нему. Ищут заглушения скорбей своих в дружбе, и особенно в древнем мире высоко ценили дружбу. А разве не знаете, как ненадежна эта опора на людей, а не на Бога? Ищут люди, более высоко стоящие в духовном отношении, забвения своих скорбей, своих мучений в напряженном труде, в работе. Это, конечно, средство облегчения скорбей неизмеримо высшее, чем заливание их вином, чем развлечения, танцы и гулянья. Труд на время заглушает скорбь, но трудиться непрерывно нельзя, а когда кончается труд, начинает обличать голос совести, опять восстают тяжкие скорби».

Конечно, мир с его устоями и стремлением к получению удовольствий с рвением пропагандирует виды отдыха, например, в городах. Приведем мирскую оценку некоторых видов, о которых мы будем говорить далее, и увидим как расхваливаются порочные вещи.

Интернет – источник: «Современный мегаполис предоставляет целый ряд возможностей для увлекательного отдыха и интересного времяпрепровождения. …(1) Клубный отдых – это танцы, музыка, флирт, знакомства, яркая и динамичная ночная жизнь, веселье и экспрессия. В мегаполисах количество ночных клубов исчисляется десятками, а то и сотнями. Чем больше город, тем насыщеннее в нем клубная жизнь. В ночные клубы отправляются, чтобы интересно и приятно провести время, встретиться с друзьями или завести новых знакомых. Кто-то приходит туда только ради того, чтобы потанцевать или послушать музыку известных ди-джеев. Кто-то – чтобы найти партнера для секса. А для некоторых представителей клубно-богемной тусовки, наиболее важным считается посетить как можно больше клубов за одну ночь. (2) Карнавал – это шумный праздник, любимое развлечение для миллионов жителей разных стран и незабываемое веселое зрелище для туристов. Обычно карнавалы длятся не более недели, но для того чтобы побывать на всех карнавалах мира – не хватит и нескольких месяцев. …(3) Отдых в кинотеатрах – давно стал привычным развлечением и времяпрепровождением для городских жителей. Посмотреть фильм в компании друзей или любимого человека – это и способ расслабиться, и возможность получить новые впечатления, а в некоторых случаях и весьма полезный процесс получения новой, важной информации. Хорошее кино может поднять настроение, а гениальное – изменить взгляды на мир. А кинотеатр – это не только возможность посмотреть кинофильм, это еще и особая, ни с чем несравнимая атмосфера. (4) Концерты – это возможность послушать любимого исполнителя или группу в обществе таких же поклонников их творчества. В отличие от индивидуального прослушивания – дома или в автомобиле – на концерте можно погрузиться в особую атмосферу, созданную мощным звуком, шоу и личной харизмой музыкантов. В больших городах регулярно проходят клубные концерты и концерты звезд, которые собирают большие площадки. …(5) Шопинг – для большинства женщин является прекрасным отдыхом, источником положительных эмоций и психологической нагрузки, а для многих мужчин – ужасно скучным процессом, от одной мысли о котором становится не по себе. Однако понятие шопинга включает не только походы по магазинам на уик-энд в поисках очередной кофточки. Шопинг может быть увлекательным и выгодным времяпрепровождением для всех. В больших городах шопинг, при наличии средств, времени и желания, может быть бесконечным процессом. …(6) Театр – это искусство и вид отдыха, который дошел до нас из глубокой древности. Когда-то перевоплощение актеров на сцене казалось магией. Сегодня, с появлением кино, телевидения и интернета, зрителей все сложнее удивить. И, тем не менее, театральные залы по-прежнему полны, а постановки с участием звезд вызывают неизменные аншлаги. Все потому, что атмосферу спектакля – искусственную реальность, которая создается актерами здесь и сейчас, на глазах у публики – невозможно воссоздать ни в одном из других видов искусства. …(7) Прогулки – совершенно бесплатный вид отдыха, доступный абсолютно всем, независимо от возраста и состояния здоровья. Более того – это самый демократичный вид отдыха. Выбираешь маршрут и идешь, не спеша, осматривая все, что вызывает определенный интерес. Прогулки по историческим местам – дело другое. Они возможны только там, где есть эти самые исторические места. …(8) Отдых для гурманов – это дегустация новых, изысканных, эксклюзивных или просто оригинальных блюд и напитков. Это отдых в угоду собственному желудку и вкусовым рецепторам. Кроме того, это отдых, гарантирующий эстетическое удовольствие: от интерьера, который в каждом хорошем заведении уникален, атмосферы и обслуживания, которые должны быть на высшем уровне, сервировки стола и оформления блюд. Во многих больших городах есть рестораны, посещение которых доставит настоящее удовольствие, как гурманам, так и менее требовательным посетителям. (9) Отдых в кафе и барах – это возможность встретиться с друзьями, послушать живую музыку или мило посидеть в уютной обстановке, с чашкой кофе или бокалом пива. Он не имеет ничего общего с отдыхом для гурманов, поскольку хорошо, а тем более изысканно, поесть в кафе, барах и пабах – вряд ли получится. Да и еда, в данном случае, служит лишь закуской и дополнением к общению. (10) Отдых в парке – приятный и полезный вид отдыха, доступный всем и каждому, как и прогулки по историческим местам. В большинстве крупных городов есть парки и ботанические сады, куда можно отправиться после работы или на выходных – подышать свежим воздухом, размяться, побыть ближе к природе. В зависимости от времени года, в парке можно полюбоваться: как расцветают деревья, как кружатся в воздухе желтые листья, или как падает мохнатый белый снег».

Как видим, всё, что здесь перечислено, на первый взгляд, безвинно и хорошо, но христианское учение смотрит на эти вещи по-другому, и далее мы рассмотрим, как об этом говорят святые отцы.

Многие христиане также любят развлекаться

Опыт говорит, что немало христиан также любят развлечения и имеют эту привычку с тех пор, как они были еще неверующими. К сожалению, многие из нас не понимают, что мы согрешаем этим и уподобляемся миру, и продолжаем любить идти пространным путем.

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, §369): «…многие христиане не видят греха или за малое что почитают ближнего обидеть, обмануть, ругать, оклеветать, хитрым словом уязвить. …Иные не видят греха в том, чтобы мамоне, вместо Бога, служить. Иные не видят греха в том, чтобы время в праздности проводить, дни и ночи в картежной игре и прочих забавах веселиться».

Платон Митр. Москов. (т.15, Слово в неделю 3-ю Великого поста): «…мы желаем по Христе идти; однако не идем: то есть, что Он велит нам за собою идти; но не просто, а со крестом. «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой» (Мк. 8,34). Мы хотели бы по Нем идти, но без креста. Дозволь нам Спасителю, (хотя не словами, а делами так мы к нему говорим) Дозволь Спасителю, нам идти за Тобою; но с тем, чтоб все мирские выгоды и увеселения при нас остались. Как сему возможно быть? «Раб не больше господина своего» (Ин. 13, 16). Он сам восходит со крестом на Голгофу: как же нам идти за ним без креста? Сие значит, хотеть идти, и не хотеть: хотеть устами, но не хотеть сердцем: хотеть словом, но не хотеть делом».

Ефрем Сирин (Слово на второе пришествие Господа…): «… равным (хождению по пути пространному есть) смехотворства, кличи, забавы, гусли, свирели, пляски, омовения, пышные одежды, многоценные вечери, рукоплескания и молва, беззаботные пения, мягкие постели, различные ложа, объедение, братоненавидение и, что всего хуже, нераскаянность и непамятование об исшествии из этой жизни. Таковы шествования по тому неудобному пути, которым идут многие, и потому найдут они сообразное с этим пристанище. Вместо наслаждения – голод, вместо пьянства – жажду, вместо покоя – болезнь, вместо смеха – рыдание, вместо гуслей – плач, вместо утученности плоти – червя, вместо беззаботности – заботу, вместо плясок – пребывание с демонами, вместо бездельных занятий, ворожбы и других лукавых предприятий – тьму кромешную, геенну огненную и все тому подобное, что составляет пажити смерти, где пасет она овец своих, учеников и друзей своих, идущих путем широким и пространным, по слову пророка. Ибо говорит он: «Как овец, заключат их в преисподнюю; смерть будет пасти их» (Пс.48:15). А мы, возлюбленные братья, уклоняясь от этого неудобного пути, послушаем Господа, Который говорит: «подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти, и не возмогут» (Лк.13:24)».

Инок Агапий (Спасение грешников, ч.2, гл.17): «Если у тебя есть привязанности и телесные утехи, не надейся тогда на отдых в иной жизни. Как говорит Великий Афанасий: «Тот, кто отдыхает в этом мире, пусть не надеется найти вечный мир. Царствие Небесное принадлежит не отдыхающим, но проходящим жизнь в великой скорби и стеснении. Лучше смерть за Бога, чем жизнь в лени и позоре». А Григорий Нисский подтверждает: «Те, кто живут в легкости и усладе, те притворяются христианами. Они враждуют с Крестом, они противники Креста. Крест души — это уставное умерщвление, не требующее (не ищущее) никаких облегчений». То же самое говорит и святой Епифаний Кипрский: «Дух Божий не живет в тех, кто проводит свою жизнь в успокоении. В них живет дух диавола». Некий из любящих Бога твердо считал, что раз «поклялся — каждый день я умираю». Этим и отличаются сыны Бога от других: они в скорбях, а мир утопает в усладах и развлечениях. Бог не благоволил, чтобы Его возлюбленные отдыхали, пока они в теле. Он скорее пожелал, чтобы они были в трудах, простоте, нужде и немощи, уничижении, переживаниях… Господь знал, что невозможно в расслабленности тела быть в любви к Нему, поэтому и затрудняет нам наслаждение и отдых».

Тихон Задонский (т.5, Размышления на псалмы…, разм.16): «Тесный путь и пространный» 1. На тесном: крест, страдание, терпение, воздержание, отвержение себя и воли своей, и последование воле Божией. И огражден сей путь Божиим знаком. На пространном: презрение и отвержение закона Божия, свободная и безоглядная жизнь, самолюбие, славолюбие, честолюбие, мщение, сластолюбие, веселости мира сего, банкеты, пиршества и прочее. 2. Тесным путем шел Сам Христос, и за Ним идут верные Его, и последуют Ему любовью, терпением, кротостью и смирением, а на пространном пути князь тьмы, по нему гуляют те, кто миру сему служит и следует за ним. 3. Тесным путем немногие идут, так как скорби окружают его и мало кто хочет скорби терпеть, а пространным многие идут, так как всякий любит веселости и утехи мира сего. 4. Тесный путь хотя и скорбен, но ведет в вечную радость. Пространный путь весел, но в вечную скорбь и мучение ведет. Эти пути и конец обоих Господь наш показывает: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф.7:13-14). 5. Тесный путь вначале страшен человеку и прискорбен, но потом приятен, мирен, покоен и весел, ибо иго Христово «благо, и бремя», которое на тесном пути несется, «легко» (Мф.11:29). Пространный путь сначала приятен и весел, но всегда мерзок, гнусен, и потом страшен. Ибо на нем иго тяжело нести, иго дьявольское и мерзкое рабство страстям и греху тяжко угнетают. 6. Избирай, человек, какой хочешь путь».

Троицкие Листки (ст.512): «…внешний враг наш — мир, менее ли для нас опасен? Не так же ли искушает нас и он, не так же ли соблазняет и влечет нас на грех? Видим богатства и богатых, — вот и в нас рождается желание быть богатыми. Видим роскошную жизнь других, убранство домов, всю внешнюю обстановку блестящую, — и в нас возникает забота подражать в этом другим, насколько это возможно. Видим богатый наряд, одежду по последней моде, — и нам становится неловко отставать от других, и нам кажется тяжело сидеть дома. Слышим, что там-то такое-то будет гулянье, такие-то увеселения и игры, — и мы не хотим отказать себе в этом удовольствии. Знаем, что там-то у того-то будет вечер, где можно вдоволь навеселиться, — и мы спешим туда, как в рай, бросая и дома, и семейства. Да можно ли исчислить все прелести и соблазны, какие встречают нас в миру? Ведь недаром же сказал Спаситель: «Горе миру от соблазн» (Мф. 18; 7). Каково же противиться этим соблазнам? Каково отказывать себе и в том, и в другом, и ныне, и всегда? Тяжело, тяжело, братие, воевать нам с миром, а надо, надо непременно! Этого требует наша святая вера, наше христианское звание. Неужели можно христианам пленяться богатством и вести жизнь веселую, разгульную, тратить время в играх и забавах? Нет, нет! Мы должны вести жизнь разумную, степенную, воздержную, благоговейную, и самым отдохновением, самым наслаждением земными благами пользоваться благопристойно и в благоразумной мере. Иначе мы ложно будем считать себя христианами. Иначе и нам скажет Христос: «горе вам, богатые!… Горе вам, пресыщенные ныне!… Горе вам, смеющиеся ныне!» (Лк. 6; 24-25)».

Феофан Затворник (Сборник слов на Господские, Богородичные и торжественные дни, Слово в день тезоименитства государя… А.Н.): «…(есть) только два духа: дух мира и Дух, иже от Бога. «Мы же, — говорит (апостол Павел), — не духа мира сего прияхом, но Духа иже от Бога..» (1Кор.2.12). Какой же из сих двух господствует ныне? Смотря на то, что делается вокруг нас, можем решительно ответить: ныне начинает господственно водворяться среди нас дух мира тот дух, который побежден Господом нашим Иисусом Христом и должен быть побеждаем силою Его и чрез нас. Воды потопного нечестия устремляются на нас и готовы поглотить всех нас. Будем же трезвиться и бодрствовать. Не подумал бы кто, говоря так, мы устрашаем вас призраками, подставляем небывалые опасности, указываем врага, сильного, может быть, где-нибудь в другом месте, но не у нас. Дал бы Бог, чтоб это было так! И да удалится от нас этот пагубный дух на край света, и да не помянется имя его среди нас! Но посмотрите, что делается вокруг, и увидите, что враг лицом к лицу предстоит нам, уже врывается в ряды воинства нашего и производит в нем сильное смятение и опустошение. Ибо что такое есть дух мира? Дух мира есть дух вражды на Бога. …Дух мира есть дух взаимного между людьми охлаждения, разделения и враждования… Дух мира есть дух всесторонних похотствований… Глаз требует разнообразия цветов, картин, естественных и искусственных, ухо — приятных звуков, пения и музыки, вкус — разнообразия яств усладительных, осязание — мягких тканей и легких одежд, другие потребности — других удовольствий, которым конца нет; все это разнообразится под влиянием тщеславия, сладострастия и житейской гордыни, и все входит в тон, в условие жизни, в закон, прикрываясь естественностью, которой будто ни в чем отказать нельзя и не следует. И вот у нас повсюду открыты гульбища, зрелища, театры, музыкальные вечера, домашние представления, живые картины, концерты, балы, фейерверки, увеселительные сады, куда всех приглашают без различия пола и возраста, без различия воскресных дней, праздников и постов. Сотни рук заняты описанием и живописным изображением всего этого, в сотнях листов газет и журналов где наперерыв стараются представить все это в самых привлекательных и обольстительных красках. Все это пред очами нашими. Видите ли, как одолевает нас дух мира и, совлекая с нас целомудренную одежду жития христианского, облекает в срамные рубища похотливых дел и обычаев».

Иоанн Крестьянкин (Опыт построения исповеди, 4-я запов.): «А может, кто из вас в праздник доходил до скотского состояния объядения и пьянства, предавался паче всякой меры пустым развлечениям, какой-нибудь азартной игре, смотрению каких-либо не подобающих христианину пьес или кинокартин, может быть, не отрываясь, целый день просидел у телевизора, или предавался карточной игре, предавался (особенно молодежь) каким-нибудь безудержным и диким пляскам и песням? Кайтесь Господу!».

Ответы святых отцов на недоумения, что плохого в развлечениях

Нельзя не сказать, что многие люди недоумевают о том, что плохого в развлечениях. И вот что говорят на это святые отцы.

Иоанн Златоуст (т.8, ч.2, Слово о лжепророках, и лжеучителях…): «Когда увидите роскошные пиры со всеми их наслаждениями, ложью, шумом и беспорядочными кликами, — вспомните слова Господа: «Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете» (Лк. 6:25). Когда увидите пляшущих и играющих и поющих бесовские песни, — с плачем и рыданием вспомните слова Давида: «не знают, не разумеют, во тьме ходят» (Пс. 81:5), и пророка Исаии: «горе тем, которые с раннего утра ищут сикеры и до позднего вечера разгорячают себя вином; и цитра и гусли, тимпан и свирель и вино на пиршествах их; а на дела Господа они не взирают и о деяниях рук Его не помышляют» (Ис. 5:11,12). И вообще при виде всякого совершающегося соблазна помните слова Господа: «горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит» (Мф. 18:7: Лук. 17:1). Но что говорят эти люди, жестокие сердцем, преданные лжи? Нет, говорят, зла в развлечениях. Что вредного в игре на цитре или на чем-либо подобном? О, крайнее безумие! О, лукавое внушение дьявола! Род лукавый и прелюбодейный, так-то вы воздаете Господу? Пречистый Господь повсюду заповедал, чтобы христиане совсем не касались развлечений, а ты говоришь: какой вред от развлечений? «Горе тем, которые зло называют добром, и добро — злом, тьму почитают светом, и свет — тьмою» (Ис.5:20)! Пусть скажут нам эти необузданные, из какой священной книги могут они представить доказательства, что христианину можно предаваться развлечениям? Какие святые, какое Евангелие научило христиан так непристойничать? вот вселенская и апостольская Церковь от восхода солнца до запада и от концов вселенной вопиет и учит и увещевает и через закон, и через пророков, и через апостолов, и устами самого Господа, и положительно нигде вы не найдете, чтобы христианину позволено было заниматься такими делами. …Кто … может показать или доказать относительно того, что христианину позволено играть на цитре или плясать или что-либо другое делать из того, что мы указали выше? Никто не в состоянии доказать это. Пусть же никто не вводит вас в заблуждение: нельзя делать этого христианину, все это чуждо кафолической Церкви, все это – дела, свойственные язычникам. Никто, братья мои, вас да не обольщает: насколько вы предадитесь удовольствиям, настолько отпадете от благодати: тогда и Христос не принесет вам никакой пользы».

Никодим Святогорец (Поучения. Стремление к наслаждениям): «Ты спросишь: разве грех — спокойно спать, хорошо есть и пить, ходить на празднества и увеселения? Но этим вопросом ты хочешь только оправдать себя, потому что все это, может, и не грех, но этим ты подготавливаешься к нему. Все это препятствует тебе когда-либо вкусить духовных благ, исходящих от Бога. И ты пострадаешь от них так, как пострадал когда-то Соломон, который не был осторожен в наслаждениях и из-за них впал в идолослужение, или как пострадали жители Содома, которые своим обжорством, пьянством и любовью к развлечениям достигли страшного и мерзкого состояния — впали в разврат и противоестественные пороки. Тертуллиан очень часто говорил, что христиане должны отвергать наслаждения из-за того, что они изнеживают человека и от этого его добродетель становится немощной и бессильной. Вялость и бессилие, которые появляются в душе от наслаждений, противны предназначению христианина. Наша цель состоит в том, чтобы уподобиться Иисусу Христу, Который есть Глава предопределенных, как учит нас Апостол Павел: «кого Он предузнал, тем и предопределил быть подобными образу Сына Своего» (Рим. 8, 29). Для того, чтобы прийти в Свою Славу, Христос провел жизнь в нищете, скорбях и поруганиях, а сластолюбцы боятся такого образа жизни и именно поэтому они не хотят каяться. Неужели они нашли какое-то другое Евангелие, или к ним пришел другой Христос, пообещавший им, неразумным, прекрасную одежду, сладкую пищу, покой, развлечения и почет от людей? Они забыли, что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь (Мф. 7, 14). Послушай еще об одной важной вещи. Как-то раз один благородный и богатый вельможа, любивший наслаждения, услышал о добродетельной жизни одного человека и пошел к нему, чтобы посоветоваться с ним. И вот, тот духовный муж говорит ему: «Христос был беден, а ты — богат, Христос постился, а ты — пресыщаешься, у Христа не было достаточно одежды, а на тебе — лишняя, Христос терпел скорби и страдания, а ты — сладко ешь, покоишься и спишь на мягкой постели». Услышав это, вельможа разволновался, принес покаяние и с того времени не прекращал слезно просить у Господа прощения за ту жизнь, которую он вел прежде. Научись же и ты из этого, что лучше в этой жизни терпеть скорби, чем вечно мучиться в другой. Об этом говорит и святой Афанасий Великий: «Имеющий успокоение в этом мире пусть не надеется получить вечный покой, ибо Царство Небесное принадлежит не тем, которые здесь пребывают в покое, но тем, которые в скорбях и лишениях проводят эту жизнь» (Слово о девстве). Потерпи в этой жизни, чтобы тебе не услышать страшных слов Христа: «Чадо! Вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей» (Лк. 16, 25). И пойми, наконец, что Царство Небесное стяжается не теми, кто пребывает в праздности и удобстве, но теми, кто понуждает себя, как сказал Господь: Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11, 12). Итак, не говори больше, что наслаждения — не грех, и обратись к Богу с покаянием, чтобы тебе стать действительно счастливым».

Феофан Затворник (Сборник «Слова о покаянии», В неделю Крестопоклонную): «Вы говорите обыкновенно: вот и повеселиться будто нельзя, или какое-либо себе позволить удовольствие. Да вы главное то прежде сделайте, а потом позволяйте и это. А то у иного только и дела, что – ныне бал, завтра театр, там гулянье, да веселое чтение и беседа, да развлечения разные, – переход от одних приятностей к другим. А о главном, о том, как достигнуть того, чем должен быть всякий христианин, и помышления нет. Какого же плода ожидать от такой жизни?».

Иннокентий Херсонский (Слово в пяток недели 1-й Великого поста): «Но что худого делает праздный человек, когда он ничего не делает? То именно, что ничего не делает, ибо человеку всегда надобно делать что-либо. …Деятельность — наше назначение: для сего именно даны нам бытие и жизнь, для сего снабжены мы силами и способностями. И как земная жизнь наша вообще не долговечна, а между тем в продолжение ее мы должны заслуживать целую вечность, блаженную или злополучную, то праздность, рассматриваемая с сей стороны, есть уже великое преступление против нас самих; ибо всякий праздно проведенный час ведет за собой потерю не только для здешней жизни, но и для вечности. Неупотребление данных от Бога сил на дела благие уподобляет человека рабу, сокрывшему свой талант в землю, и уготовляет ему плачевную участь сего раба, то есть: «у неимеющего отнимется и то, что имеет» (Мф. 25; 29)».

Анатолий Оптинский (Житие и поучения иеросхимонаха Анатолия): «А нам доставляет утешение — попрыгать по паркету, как какому козленку, нам бы похохотать до лому затылка, нам бы рожу какую надеть, замаскироваться, и сколько еще есть глупостей и нелепостей, поглощающих этот световидный дар неба — ум наш».

Феофан Затворник (Письма, п.п. 944, 945): ««В прошлую зиму, говорите, до упаду навеселилась и, пришедши домой, благодарила Бога за веселье». Отчего не повеселиться? и Господа надо благодарить за все. Но мне думается, что после увеселений лучше поступать так, как поступал Иов. Дети его веселились каждый вечер. А он утром приносил за них жертву Богу в очищение, говоря: не погрешили ль они чем-нибудь. Вот и вам тоже после веселья надо делать. …Потому после развеселости лучше молиться: «прости мне Господи если нагрешила мыслями и словами». Собираетесь пуститься в светскую жизнь, и как видится, со всех ног. …Вы хотите покружиться, но не закружиться. …Дух светской жизни действует как угар. Все входит и входит, не чуется. А потом вдруг в глазах позеленеет, и об земь. И оглянуться не успеете, как закружитесь. Нет, собирайтесь лучше и в свете быть, и быть солидною, главное не танцевать. …В последнем письме вы точнее определили, что такое за позыв у вас к увеселениям. И я ничего не имею сказать против, если вы сможете удержаться в тех пределах, в каких чаете держать себя. Но удержите ли вы себя в них? Припомните народное изречение: «берегись первой чарки». Откуда оно родилось? Из опыта, — что выпивши одну чарку, трудно удержаться от другой, а там уж пошла разливанная. Такова власть чувственных удовольствий над нашим слабым сердцем! Водоворот и бурление светских развлечений такого же свойства. Вы говорите: ведь я не хочу пуститься во вся тяжкая. Теперь вам легко говорить; но что дело покажет после. Положите, что вы видите комнату, где есть скрытый угар и порываетесь побыть в ней и пересмотреть, что там. Вам говорят: не ходи, там угар. А вы отвечаете: я ведь не хочу угореть. Пощадит ли вас угар, потому что вы говорите, что не хотите угореть. Светские развлечения — угар. И сами не учуете, как угорите».  

Праздность – одна из сетей диавола

К сожалению, люди не знают и того, что враг искушает или многопопечением, или неправым отдыхом и развлечениями.

Никодим Святогорец (Поучения. Две сети диавола): «Множество различных сетей ставит диавол, чтобы уловить в них человеческие души и подтолкнуть их к погибели. Двумя из них являются праздность и многопопечительность. И праздность, из-за которой человек сидит и разлагается от лени, достойной всякого осуждения, и многопопечительность, состоящая в том, что человек постоянно занят тысячей дел, есть препятствия к спасению. …Так они проводят день за днем без всякой пользы для себя».

Феофан Затворник (Примеры записывания добрых мыслей…, 127): «Блюди. …Первый (вражий) прием есть — подсовывать какие-либо дела, и привязать к деланию их. Пусть они нехуды; но худо то, что, заняв мысль и чувство, отклоняют от главного (то духовных деланий), заставляя или отодвигать его на второй план, или совсем позабывать его на время. То и другое крайне опасно, особенно последнее. Второй прием его есть — навести на то, чтоб дать покой плоти, допустить льготу в пище, сне, отдыхе, разрешить себе вольнодвижения и свободу во впечатлениях на чувства. Все это будто мелочь, но крайне разорительно. Смотри в оба».

Троицкие листки (ст.144): «Настанет праздник Господень, надобно бы от попечений мирских удалиться, нужно бы в храм Божий пойти, Богу помолиться, душою и телом отдохнуть, а враг шепчет человеку: «ну что за праздник? Что за обедня? Занимайся каждый своим делом — «идите кийждо вас на дела своя!» Что тебе до праздника? — говорит он мастеровому человеку: — докончи лучше работу свою, лишняя копейка тебе пригодится. А ты иди на биржу или в лавку свою, — подсказывает он купцу: — посмотри, как у тебя там идут дела, как спеется торговля твоя. — Ты побывай у такого-то вельможи, — шепчет враг знатному человеку: — дивлюсь я тебе, что ты разбираешь какие-то праздники, когда у тебя столько нужных дел! Какие тут обедни, когда надобно тебе побывать там-то, повидать такого-то; зачем тебе служба церковная? Ведь ты не монах! Иди, лучше своим делом займись: «идите кийждо на дела своя!»» Так-то расточает свои советы диавол, а христиане его слушают…».

Все святые отцы определяют праздность как одну из сетей диавола, или беса уныния, или духа праздности.

Тихон Задонский (т.5, Письма, 12): «Ни к кому удобнее дьявол не приступает, как к человеку, живущему в праздности и лености. Тут ему дом подметен и украшен (см. Мф.12:44)».

Никодим Святогорец (Поучения. Две сети диавола): «Диавол, так сказать, открыл свою школу лукавства и зла и, сам не желая давать уроки о зле, поставил вместо себя учителем — праздность, чтобы она за него читала эти лекции. Люди же в этой школе учатся грехам быстро и без труда».

Иоанн Кассиан (Послание к Кастору…, кн.10, гл.23): «…у древних отцов в Египте составилась поговорка: работающего монаха искушает один бес, а на праздного нападает бесчисленное множество бесов».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.1540): «Например, вы становитесь на молитву, и вами овладевает уныние, между тем как до молитвы его не было; или — вот вы принимаетесь читать какую-нибудь книгу духовного содержания, например Св. Писание, и вами тоже овладевает уныние, леность, сомнение, маловерие и неверие. Отчего? — Оттого, что вас искушают, над вами коварствуют злые духи уныния, сомнения и неверия. Вы в церкви у Богослужения: и вам скучно, тяжело, лень, — на вас напало уныние. Отчего опять? — Оттого, что над вами коварствуют злые духи уныния и лености. Или вы принимаетесь за сочинение духовное, например, за проповедь: и в вашем сердце, в вашем уме мрак, холод, а во всем теле — расслабление. Отчего? — Оттого, что в вас коварствуют невидимые враги. — Доказать это легко: — только не стань всего этого делать, и будет так легко и приятно, будет такой простор в душе и сердце — откуда что возьмется».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, 1072): «Враг рода человеческого подметил эту слабость в людях заниматься суетными, житейскими разговорами и вообще проводить время в суетных забавах; он извлек и извлекает для себя из этой слабости огромную выгоду: завел театры, цирки — истинное осуществление суеты, истинное посмеяние над суетою людскою; и безумные между людьми, склонные к суете, к лености и бездействию охотно посещают эти театры и цирки, не находя для себя лучшего занятия, которое бы доставляло спокойствие и приятность их духу».

Тихон Задонский (Сокровище духовное…, ст.120): «Видим, что люди в тех местах, в которых птицы и звери ходят, тайно раскидывают сети, чтобы их уловить. Так сатана, христиане, раскидывает нам сети свои и старается нас уловить в них. …Простирает сети любви мира сего, гордости и суеты его. Представляет всякой душе христианской честь, славу, богатство и роскошь мира этого и шепчет в уши, как хорошо и приятно быть в чести, от всех почитание и поклонение иметь, … жить в богатстве, в богатом и красивом доме, … одеваться в шелковую и пригожую одежду, проезжаться в карете цугом (запряжкой в две или три пары), знаться со знатными и прославленными людьми, ставить каждый день богатую трапезу и веселиться, и приезжающих гостей веселить, и прочее. Так шепча, замышляет лукавый дух, чтобы бедный человек в таких суетных мыслях запутался, и не помышлял о должности и звании своем христианском, и забыл бы, что он искуплен, и позван, и обновлен к вечной жизни. О, сколь многих христиан уловляют в эти сети, особенно в нынешнее время».

Праздность связана с другими страстями

Также праздность приводит ко многим грехам и связана с другими страстями.

Платон Митр. Московский (Поучительные слова, т.1, Слово в неделю 19-ую о милосердии): «…(От избытка денег и богатства) рождается праздность, от праздности леность, от лености расслабление, от расслабления нерадение о должности, о добродетели, о благочестии, а оттуда выходит страшное оное чудовище называемое «Эпикурство» (жить ради удовольствий – от сост.)».

Нравственное богословие Е.Попова (Грехи против 7-ой заповеди, грех: Полная праздность): «…как порок, она не бывает одна, но постепенно вводит с собой друзей, т.е. другие пороки: «праздность научила многому худому» (Сир.33,28), как и в простой пословице говорится: «праздность мать пороков»».

Иннокентий Херсонский (Слово в пяток недели 1-й Великого поста): «Но праздность опасна не одним тем, чего лишает, но и тем, что приводит за собой. Что же она приводит? Порок и развращение. Если бы душа наша была подобна бесчувственному инструменту, который, когда прекращают на нем игру, остается спокоен, то можно было бы без вреда оставлять ее в бездействии; но с душой, по ее духовной природе, подобного бездействия быть не может; а происходит то же, что с полем, оставленным без возделывания: поле покрывается худыми травами, душа — худыми мыслями и чувствами. Посему праздность справедливо можно назвать готовой и самородной почвой для всего худого и греховного. …Не забудем, наконец, при оценке праздности и того, что для большей части людей порок сей влечет за собой недостатки и бедность, заставляет обращаться к непозволительным средствам приобретения: и так как праздный человек, по привычке к неге, бывает обыкновенно наклоннее других к чувственности и удовольствиям, то искушение пользоваться незаконно трудами других через то самое для праздного еще более увеличивается. Пересмотрите людей, заключенных в темницах, вникните в причину их преступлений, и увидите, что большая часть их произошла вначале своем, так или иначе, именно от праздности».

Например, праздность часто связана с блудом.

Иннокентий Херсонский (О великих Господских… праздниках, гл. Общие замечания о праздниках): «…праздность, так как неестественна человеку, заставляет искать сперва развлечения, далее увеселений; потом оживляет похоть и производит бесчисленные пожелания, за которыми непосредственно следуют порок и разврат».

Феофан Затворник (Толков. на посл. Галатам, 5, 19-21): «…на пирушках и похоть, и гнев разыгрываются широко. Бесчинны кличи, …пирушки, заводимые затем только, чтоб потешиться и шумно повеселиться».

Авва Зосима (Добротолюбие т.3, Собеседования, 26): «…причины блуда, как сказал Авва Моисей, суть: есть и пить невоздержно, спать вдоволь, сидеть без дела, забавляться, празднословить, и любить наряжаться. Если кто отсечет все это, страсть блуда будет бессильна».

К праздности легко присоединяется страсть пьянства. Ща развлечения, человек желает усилить эффект удовольствия за счет нетрезвости (это, например, употребление пива перед телевизором и компьютером, или просто употребление спиртного в компании). Часто при этом говорят: хочу отдохнуть и расслабиться.

Феофан Затворник (Толков. на посл. галатам, 5, 19-21): «Пьяный — и срамные дела творить, и раздорить готов. Равно на пирушках и похоть, и гнев разыгрываются широко. Бесчинны кличи, пирушки, заводимые затем только, чтоб потешиться и шумно повеселиться».

Платон Митр. Москов. (т.6, Слово в неделю 2-ю Великого поста): «…в праздности препровождения времени рождается уныние, которое состоит в том, когда человек мысли свои и действие рассудка связывает скукою, задумчивостью и печалью. …И так скука и уныние его отягощает, а связанные крепкою лености привычкою узы разорвать не в силах, и вместо того, чтоб себя ободрить, в большее от времени приходит расслабление. Но таковое унынием связанной души состояние есть мучительно: всегда же быть в мучении, опять не есть свойственно человеку. Почему ищет бедный какого-либо от того когда не избавления, так хотя облегчения. Вот же тотчас и встречает его пьянственная отрада! Излишнее сего вредного напитка употребление приводит его в забвение своего несчастия, и неизвестно, какими наполняет голову веселостями: отведывает, и подлинно находит некоторое мыслям облегчение: радуется: часто начинает повторять сии погибельные приемы, и так снискивает привычку, и ввергает себя в пьянственную страсть».

А вот сребролюбие зачастую побеждается праздностью, на которую и денег не жалко, а чтобы кому-то помочь то жалко.

Иоанн Златоуст (т.11, ч.2, б.1): «Для пьянства, пированья и гулянья мы теперь делаем все – и общую постель, и общий стол, и общее вино, и общие издержки; а устроить общественную милостыню не думает никто».

Иоанн Златоуст (т.10, ч.2, На притчу о неправедном домоправителе…): «Где издержка приносит бесчисленную выгоду и вечное спасение, там мы крепко держим свое серебро, чтобы не выпало из руки даже немного оболов; а где бывает трата греховная и повинная бесчисленным наказаниям и огненному мщению, там честолюбие предваряет просьбу: открыв все двери, мы попускаем уходить своему богатству ко внешним. Это не есть соображение рабов, ожидающих своего Господа, но распутных юношей и необузданных гуляк».

Но есть и такое, что сребролюбие побеждает праздность, когда человеку жалко потратить деньги на развлечения, и хоть в этом есть некая польза сребролюбия…

Стремление к праздности показывает духовную пустоту и желание идти по легкому жизненному пути 

Святые отцы говорят, что стремление к праздности показывает внутреннюю духовную пустоту сердца.

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст. 623): «Что значит искать развлечений? Значит, хотеть наполнить чем-нибудь внутреннюю болезненную пустоту души, созданной для деятельности и не терпящей быть праздною».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.1499): «Вот у человека теснота греховная на сердце, тоска, скука грешная; если надежды христианской нет у него на сердце, то что он делает? Прибегает к искусственным средствам прогнать тесноту и скуку, к развлечениям преступным, а не ко Христу, Коего иго благо сердцу нашему и бремя легко (Мф. 11, 30), — не к молитве, не к раскаянию во грехах, не к Слову Божию, которое полезно к научению, к обличению, утешению (2Тим, 3, 16; ср. Рим.15, 4). Так делается большею частью. Отсюда необходимость для светских людей театров и множества других развлечений».

Паисий Святогорец (Страсти и добродетели, разд. 2, ч.4, гл.4): «Находящиеся далеко от Христа не имеют истинной радости. Они могут предаваться мечтаниям…, они могут предаваться развлечениям и оттого испытывать радость, но эта радость не насытит их душу. Эта радость вещественная, мирская, а мирская радость не насыщает душу, и человек остаётся с пустотой в сердце. Знаешь, что говорит Соломон? «Я построил дома, посадил виноградники, разбил сады, собрал золото, приобрел всё, чего желало моё сердце, но в конце понял, что всё это суетно» (См. Еккл.2,4-11). Мирская радость даёт нечто временное, что приятно только в данный момент, не даёт того, что даёт радость духовная. Духовная радость — это райская жизнь».

В развлечениях грешной душе просторно и легко, а в труде телесном или молитвенном, в познании истины или самопознании ей тяжко и неинтересно.

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.503): «Читаешь светский журнал или газету: легко и приятно читается, легко всему верится. Но возьмись читать духовный журнал или книгу, особенно церковную, или начнешь читать молитвы иногда — станет тяжело на сердце и сомнение тебя будет мучить, и неверие, и какое-то омрачение и отвращение. Многие в этом признаются. Отчего это бывает? Не от свойства, конечно, самых книг, а от свойства читающих, от качества их сердец, и — главное — от диавола, врага человеческого, врага всего священного: «и уносит слово из сердца их» (Лк.8,12). Когда читаем светские сочинения, мы не трогаем его, и он нас не трогает. Как примемся за священные книги, начнем мыслить о своем исправлении и спасении, тогда мы идем против него, раздражаем его, мучим его злобу, и вот он нападает на нас и взаимно мучит нас, — что же делать? Не бросать же доброго дела, душеполезного чтения, молитвы, а надо терпеть и в терпении спасать свою душу. «В терпении вашем стяжите души ваша» (Лк. 21, 19), говорит Господь. Это же применить надо к театрам и церкви, к сцене и к Богослужению. В театре многим приятно чувствуется, а в церкви — тяжело, скучно, — отчего? Оттого, что в театре все прекрасно подлажено чувственному человеку, и диавола мы там не трогаем, а тешим его, и он нам делает удовольствие, не трогает нас: «веселитесь себе, друзья мои, думает, только смейтесь, да Бога не помните». В церкви же все приспособлено к возбуждению веры и страха Божия, благочестивых чувств, чувства нашей греховности, растленности; и диавол всевает в наше сердце сомнения, уныние, тоску, лукавые, скверные и хульные помыслы, — и вот сам себе не рад человек и стоять не может, час трудно простоять. И бежит скорее вон. Театр и церковь — противоположности. То — храм мира, а это храм Божий; то — капище диавола, а это — храм Господа».

Георгий Затворник (Письма, п.1, 189): «…многими скорбями подобает нам войти в царствие Божье. Без сравнения лучше идти тесным и прискорбным путем: сей путь ведет в жизнь вечную; горе будет тем, которые, уклоняясь от спасительного пути, идут пространным путем — всяких забав и веселья: по нему весело идти, только такой путь ведет в муку вечную. Избави, Господи, от этого пространного пути, но дай нам истинный разум и терпение по тесному идти и жить по заповедям твоим».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.36): «…вообрази, каким непонятным образом властвует грех над человеческим естеством! Большею частью этого ни разум не разумеет, ни совесть не ощущает. Понять нельзя, каким образом бывает, что человек находит утеху и веселие в песнях и плясках, в шутках и смехах, в играх и забавах, в борьбах и кулачных боях, и во многом другом излишнем и непотребном, и несмотря на то, что все это очевидно бесполезно и непристойно человеку, не жалеет на это трудов, заботы и сил, а к тому, что добро и Богу угодно и не требует иногда никаких трудов, душа у него не лежит, и он тяготится тем, скучает за тем и бежит от того, хотя то никакого не причиняет ему зла, а приносит одно добро. И смотри, как лукава эта тайная сила! Она привела человека, разумную тварь, в такое бедное и жалости достойное состояние, что он отвращается от подобающего ему, как от неподобающего, и любит неподобающее ему и несообразное с ним, как подобающее и сообразное. И еще хуже то, что когда, познав всю пустоту и лживость таких утех, он захочет отстать и отвратиться от них, то встречает в этом большой для себя труд. Понимаешь ли эту бедственность? Постигаешь ли нужду и насилие, претерпеваемое человеческим естеством? Видишь ли опасность? Когда призывают в храм Божий, то как старцы, так юноши и дети тяготятся идти, а на гулянья, игры и в хороводы все бегом бегут с великою радостью и поспешностью».

Пролог в поучениях (В. Гурьев, 26 апреля): «Лежит на столе Библия и рядом с нею пустая, наполненная негодными баснями книжонка; редко не окажется, что для чтения не предпочтут последнюю первой. Говорят о Боге, о душе, о вечном спасении, — дремлют, скучают, терпеливо ждут окончания разговора; явись же тут какой-нибудь балагур и начни рассказывать небылицы, — все встрепенутся, все обрадуются, все окажут ему величайшее внимание и засыплют его похвалами. Но это только капля в море; всех случаев, где мы показываем свое небрежение к Божественному и увлечение мирским и греховным, кажется, и не перечтешь. Что же это значит? Отчего же так? Нерасположение наше к духовным упражнениям зависит оттого, что мы не привыкли к ним. Душа наша так создана, братие, что такую же имеет нужду в каждодневном обновлении сил своих Богомыслием, как и тело в подкреплении себя пищею. А между тем много ли из нас Богомудрствующих? День поглощен делами житейскими, и часть отдыха — заботами о житейском. Размышлению же о Боге, о душе, о будущей жизни, если когда и предаемся, то большею частью как будто бы самому последнему из своих попечений. А при таком положении вещей, при засоренном попечениями житейскими уме и сердце, можно ли когда сделаться отзывчивым к тому, о чем менее всего думаешь? Увы, в засоренное русло вода не проникнет, а обходит его стороною, и семя, упавшее при пути, на камни и в тернии, не свершает плода. И все духовное — Божественное потому, как чуждое нам, мало находит сочувствия в нашем сердце и вследствие сего сухим и скучным кажется, особенно, если с заботами житейскими соединяется еще пристрастие к земным удовольствиям. Днем мирские расчеты, вечером же надобно отдохнуть на пустых зрелищах или на картах. Посмотрите на людей, стоящих в низкой доле: в будни они работают, — им не до Богомыслия и молитвы; а в праздник опять некогда, ибо нужно прогулять то, что с таким трудом добыто в неделю. Могут ли же быть такие люди внимательными к Божественному, когда оземленили свой ум, низвратили волю, оскотоподобили сердце? Увы, не собирают, говорит Господь, смокв с терновника и винограда с кустарника (Лук. 6, 44)».

О некоторых пагубных плодах праздности

Праздность имеет пагубные плоды, о которых даже не догадываются многие люди. Назовем некоторые из них.

Вполне понятно, что чем больше человек отдыхает и развлекается, тем более в нем укореняется лень.

Платон Митр. Москов. (т.6, Слово в неделю 2-ю Великого поста): «Леность же питается и возрастает, когда кто себя пристрастил к неге, к гулянью, к пустым разговорам, к смехотворным зрелищам, к сладострастию, к играм, ко всегдашнему сну, или к праздной ветренности. Таковому уже труд, честной подвиг, прилежание к должности, и ревность к общему добру, невместны или неприятны, и зело (сильно) отвратительны».

Все святые отцы говорят о том, что праздность губительна и для тела и для души.

Вонифатий из Феофании (Ответы на вопросы от разных лиц, в.182): «Вопрос: Какие последствия праздности? Ответ. Душа праздного человека со дня на день портится все более и более: чувство угасает, рассудок становится слабым, воля леденеет, праздный человек не чувствует себя способным ни к чему трудному. Праздность не менее губительна и для тела. Слабость, изнеможение, преждевременная вялость и хилость, и оттоле целый ряд различных болезней, — таковы обыкновенные последствия праздности! Она сама кладет страшную печать на своих поклонников: у одного тело задавлено тучностью, другой страдает от избытка крови, у того поражены или отняты члены, иной остается без всякого движения от подагры, у другого от неумеренности на заре жизни притупились все чувства. Какое-нибудь легкое беспокойство, усталость, мгновенная перемена погоды или другой какой-нибудь непредвиденный случай сопровождаются всегда болезненным потрясением в этих искаженных праздностью телах. Так для души и для тела праздность есть зло великое и ужасное».

Евергетин (т.3, гл. 31, из святого Исаака): «Отдых и безделье — погибель для души: они вредят ей больше бесов. …Если у тебя крепкое тело, а ты предаешь его безделью, то в душе, живущей в этом теле, начинает зарождаться любое зло. Душа забывается, не хочет больше благ и начинает желать только погибельных вещей».

Иосиф Оптинский (Письма, п.735): «…смехословить и празднословить очень нехорошо — этим совсем можешь охладить свою душу, и будешь сам себе в тягость. Оттого и хаос в душе, и недовольство самим собою, что нет пищи души – слова Божия».

Инок Агапий (Спасение грешников, ч.1, гл.16): «Любящий безделье и отдых недостоин будущего ликования».

Филарет Дроздов (т.5, Слово в день памяти Свят. Алексия): «Знаете ли, думаете ли вы, куда ведет сей путь, к каким последствиям приближает сия все поглощающая страсть к увеселениям, к роскоши, к непрестанным чувственным наслаждениям? – Суд уже произнесен; и произнесен таким Судиею, Которого определения неизменны, потому что Он бесконечно праведен и вечен. Горе вам смеющимся ныне, яко возрыдаете и восплачете (Лук. 6. 25)».

Тому, кому скучно, и кто ищет, как себя развлечь, не может помнить Бога, о смерти, о душе, иметь покаяние и духовную радость.

Тихон Задонский (Сокровище духовное, ст. 153): ««Скучно мне без музыки быть; надобно постараться, чтобы музыка у меня была. Немалую веселость придает собачья охота; постараюсь я и ее иметь. Печальные мысли и скуку прогоняет картежная игра; что мне возбраняет и ею себя утешать? Немалую веселость придают хорошие пруды, сады и галереи; построю и их», и прочее. Так замышляет и размышляет тот, который знает, что Христос Господь за него пострадал и распят был на Кресте, и в житии Своем не имел, «где голову приклонить» (Мф.8:20), и которому от Того же Господа показан путь узкий к вечной жизни! О, бедный христианин, так себя расширяющий! …Когда тебе в таких мыслях подумать о Боге, о Христе, распятом за грехи твои? Когда о душе твоей? Когда о смерти? Когда о Суде Христовом, которому предстанешь, и за все ответ воздашь? Когда о блаженной и неблагополучной вечности?».

Тихон Задонский (т.5, Письма келейные п.99): «Христос «пришел призвать нас к покаянию». Обрати особое внимание на слова: «пришел призвать к покаянию». Не веселье, не трапезы, не гуляния, не пиршества, не ликование, и прочее, но покаяние, плач, слезы, рыдание и крест предлагает нам, во юдоли плачевной живущим, Господь наш. Теперь видишь, что значит христианская жизнь в мире, который «лежит во зле». Читай Евангелие Христово и (яснее) увидишь. Имеют и христиане здесь веселье, но духовное. Они радуются не о золоте, серебре, пище, питье, чести и славе, но «о Боге Спасе своем», о благости и милости Его к ним, о надежде вечной жизни, и прочее. Отсюда видишь, что заблуждаются те христиане, которые в веселостях мира сего дни свои проводят, любят проезжаться в каретах, в гости ездить и гостей принимать, банкеты, танцы и прочие веселья устраивать, оставляя долг богопочитания и должность к отечеству. Нет в них покаяния и потому напрасно зовут ко Христу: «Господи, Господи!» — ибо не делают, что Христос говорит: «Покайтесь». Рассуждай об этом и бегай от таких дел, как от Содома и Гоморры, чтобы с ними не погибнуть. Христос Господь всех зовет к покаянию, но если кто не кается и не творит дел покаяния, то это значит, что он Христа не послушал и, к покаянию Им позванный, не повиновался Ему, потому и Христос и Евангелие такому никакой пользы подать не могут».

Феофан Затворник (Толков. Псалма 118, ст. 14): «Опыт всех времен говорит, что только те и бывают довольны, которые находят удовольствие быть на путях свидений Божиих (добрые и милосердные дела – от сост.); они всегда веселы, всегда в ровном расположении духа, без вспышек, без восхищений. Другие радости восхищают до того, что человек забывается и думает, будто в рай попал, но это лишь на минуту. Такие радости скоро переходят в неопределенную тугу сердца, которая истребляет и память о них. Это общая участь всех радостей не духовных и не подчиненных духовным интересам. Нет в них того, чем бы мог удовлетвориться дух, а дух — главное в человеке, и, когда он не удовлетворен, человек доволен быть не может; все равно как если  бы  считающему  себя  голодным  не дали любимого блюда, хотя бы других и много было. Ухищряются размножать утехи, но этим только успевают заглушить, заморить на время духовный инстинкт. Проходит пора утешная, и дух снова берет свою силу, разбрасывает все утехи и начинает томить человека за то, что он не внимает ему, не хочет доставлять ему свойственной, удовлетворяющей его пищи».

Феофан Затворник (Мысли на каждый день года, Неделя 3-я по Пятидесятнице, понедельник): «Утехи всех сортов удаляют от Царствия, а у нас ныне только и забот что об утехах, изредка душевных, а больше плотских: есть, пить, веселиться, гулять и роскошествовать во всем. Царствию сказали: “прошу тебя, извини меня”, хоть и в нем пир, и пир царский, какого и на ум никому не придет приготовить, да вкусы у нас не те. Что там сладким считается, то нам горько; что там приятно, то нам противно, что там веселит, то нас тяготит — разошлись совсем».

Феофан Затворник (Мысли на каждый день года, Неделя 18-я по Пятидесятнице, пятница): «Утехи, довольство, почет, по слову сему, не представляют собою блага; да оно так и есть. Но пока в них почивает человек, он не сознает того. Только когда высвободится из обаяния их —видит, что они не представители блага, а только призраки его. Душа не может обойтись без утешений, но они не в чувственном; не может обойтись без сокровищ, но они не в золоте и серебре, не в пышных домах и одеждах, не в этой полноте внешней; не может обойтись без чести, но она не в раболепных поклонах людских. Есть иные утехи, иное довольство, иной почет, — духовные, душе сродные. Кто их найдет, тот не захочет внешних; да не только не захочет, а презрит и возненавидит их ради того, что они заграждают духовные, не дают видеть их, держат душу в омрачении, опьянении, в призраках».

Иоанн Крестьянкин (Опыт построения исповеди, 2.я заповедь блаженства): «Есть еще спасительные слезы, о которых мы и понятия не имеем. «И тогда, – говорит преподобный Макарий Великий, – подвижники плачут и сетуют о роде человеческом, проливают слезы, воспламененные любовью к человечеству». А мы о своих грехах плакать не умеем да не хотим, потому что наше бесчувствие и холодность к делу спасения толкает нас искать не истинных, совершенных радостей, а пустых развлечений, смехотворства, паясничества: развлекаемся игрой в карты, бесконечным увлечением телевизором или кино и театром, чтением пустых, а то и развращающих нас книг, рассказыванием анекдотов, предаемся пляскам, песням и прочим бурным проявлениям напускного, суетного, опустошающего душу и убивающего зачастую тело «веселья». Вот как далеки мы от этой второй ступеньки нравственного совершенства! Мы совсем забываем, что находимся «под гневом Божиим: проходим поприще отчаянной борьбы на жизнь или смерть, когда отовсюду беды, когда всегубительный и обольстительный грех с такою наглостью и свирепством повсюду губит души человеческие, Кровию Сына Божия искупленные; когда это исчадие ада ежечасно угрожает низринуть нас в готовую разверзться геену огненную!» (пр. Иоанн Кронштадтский). Время ли нам, христианам, сейчас смеяться и веселиться? «Время смеха и веселья настанет после слез и рыданий о грехах в этой жизни и после победы над грехом» (пр. Иоанн Кронштадтский)».

Троицкие листки (ст.72): «Два человека стояли на площади города и ждали, не наймет ли их кто-нибудь себе в услужение. Они были родные братья, но имели весьма различные свойства: старший был рассудителен и опытен, младший был ветреней, легкомысленен и особенно склонен к забавам и удовольствиям. Оба они были бедны и потому должны были искать себе занятие и пропитание. В том же городе два господина искали себе слуг: один имел обширное хозяйство и, давая праздным людям дело у себя, хотел через то доставить и себе удовольствие, и им выгоды; другой же, хотя не занимался хозяйством, но был тщеславен и всегда завидовал первому, а потому собирал у себя в доме как можно более слуг, чтобы блистать пышностью и великолепием. Посланные от обоих господ пришли на площадь и стали звать обоих братьев, каждый к своему господину. Один говорил: «Идите служить к нам: наш господин богат и щедр, много у него работы, но велика и награда; надобно только быть прилежными и верными, и он сделает вас навек счастливыми». Другой говорил: «Нет, идите лучше к нам: у нашего господина совсем нет никакой работы, а нужны ему люди только для легких услуг в доме; у нас вы будете проводить время в удовольствиях, о содержании же и плате и говорить нечего: увидите сами, как щедро он награждает служащих ему». Братья долго думали и не решались, куда им идти. Старший предпочитал первого господина, а младший пленился описанием веселой и приятной жизни у последнего и решился непременно идти к нему. Таким образом, братья, хотя с некоторым прискорбием, решились разлучиться. Впрочем, чтобы знать, кто удачнее сделал выбор, положили в каждую неделю один раз видеться и рассказывать друг другу о своем житье. По истечении недели оба брата, по условию, увиделись. «Как живешь, брат? — спросил младший, — каков твой господин? Как тебя принял? Ты что-то невесел и уныл: видно тебе не посчастливилось?» — «Не знаю, что тебе сказать на это: я и доволен, и нет. Господин наш, как видно, человек богатый и весьма добр. Принял меня и важно, и ласково, обещал щедро награждать, если буду исправен и верен, и, не отлагая надолго, тот же час назначил мне дело и велел идти на работу. «Время дорого, — говорил он, — не надобно терять ни минуты». Содержит нас хорошо, о каждом печется, как о родном, сам наблюдает, все ли довольны и здоровы. Хорошо бы нам жить у него, да слишком много дела. Я немного пожил, а уже измучился от трудов. А ты как живешь?» — «О, я не живу, а блаженствую. Наш господин самый любезный человек в свете. Какой у него богатый дом! Везде золото и серебро, либо мрамор. А как он меня принял! Это, кажется, не господин, а друг и товарищ. Все мое дело состоит в том, чтобы или провожать господина в театр, на охоту, в гости, или у себя принимать гостей, доставлять им удовольствия, забавлять их и только. Прошла целая неделя, а я и не видал ее. А какое содержание! Не только пища та же, какую сам употребляет, но и вино позволяет нам употреблять, сколько хотим. О, я бы советовал и тебе к нам же перейти». — «Посмотрю, что будет далее, — сказал старший брат, — если не будет мне легче, то я, кажется, решусь на это. Через неделю скажу тебе, что придумаю». Неделя прошла, и братья снова увиделись. «Что, решился ли ты оставить своего строгого господина? — спросил младший брат». «Нет, — ответил старший, — теперь и не думаю никогда отходить от своего господина: я вижу, что живу в добром месте. Господин наш самый добрый и благородный человек, какие богатые подарки он нам делает!» — «Но ведь ты говорил, что у него трудно; разве теперь вам меньше дела?» — «Нет, не меньше, но я ныне привык к трудам. Теперь мне ничего не стоит встать с восходом солнца и заниматься весь день. Даже я не могу понять, как я прежде мог жить без занятия и труда, как и ты теперь живешь. Я думаю, что ты должен скучать». — «О, не заботься обо мне. Я не вижу, как время летит. У нас удовольствия столь разнообразны и столь их много, что скуке не может быть места». — «А ты отчего томен и бледен: уже здоров ли ты?» — спросил старший. «О, ничего, — отвечал младший, — это, конечно, оттого, что я ночью мало спал, потому что до самой зари веселился с гостями. Да и теперь мне время идти домой и приготовиться к принятию гостей. Прощай». Еще прошла неделя, и братья опять свиделись. «Здоров ли, брат любезный? ты бледен и худ, тебя едва узнать можно!» — «Ах, я едва могу ходить. Кажется, ничего трудного не делал, проводил время в одних играх и забавах, но и они меня так истомили и измучили, что я начинаю опасаться, чтобы не случилось со мной чего худого». — «Я предугадывал, что это случится с тобой: но только не смел говорить тебе, потому что тогда ты бы меня не послушал. Но послушай теперь, брат любезный, послушай совета искреннего, — перемени образ жизни, оставь своего господина. Ты немного послужил у него, но так изнурился, а что будет после? Что будет, если он тебя сошлет от себя, когда ты не в состоянии будешь служить ему? чем ты будешь тогда жить? Подумай об этом!» — «Я уже и сам думаю о сем и располагаюсь отойти от своего господина. Только теперь нельзя сего сделать, надобно кончить некоторые дела. На следующей неделе надеюсь быть свободен». Через неделю старший брат пришел на место свидания, но младшего там не было. Долго ждал он его и, не дождавшись, наконец, решился идти к нему в дом. — «Не болен ли он, надобно посетить его». Подходя к дому, он еще издали видит у него великолепный съезд, слышит громкую музыку и, подумав, что брат его, конечно, занят принятием гостей, хотел идти назад. Но в какое он пришел изумление, когда не в дальнем от себя расстоянии услышал стон и потом увидел своего брата, лежащего на голой земле! «Что с тобой, брат? Каким образом ты очутился здесь, и в таком жалком положении?» —»Ах, —отвечал тот, —сколько я был безумен, что служил господину, который не имеет ни чувства, ни совести, который только обольщает бедных людей приманкой приятной службы, а после, вот видишь, как за оную награждает! Услышав о моей болезни, хозяин тотчас сказал мне, что более не имеет во мне нужды, и что, следовательно, я должен искать себе другого места. Я представлял ему мое усердие к служению, но он сделал знак слугам, и они насильно вывели меня за ворота и оставили здесь умирать от болезни и горести». — «Несчастный брат! — сказал старший, — твое легкомыслие погубило тебя. Но если выздоровеешь, надеешься ли ты преодолеть свою склонность к забавам и неге и трудиться, сколько сил станет? В таком случае я бы сказал о тебе моему господину, и он, по своему милосердию к бедным, верно, не отринет тебя, несмотря на то, что ты служил у врага его, и приложит о тебе попечение, как отец. Только обещай впредь служить ему одному, сколько позволят твои силы. У нас тебе будет хорошо». У бедного появились слезы на глазах. — «Веди меня к нему», — сказал он и тотчас же побрел, хотя и с трудом, опираясь на плечо своего брата, к новому господину. Милосердный господин милосердно его принял, обласкал, успокоил, скоро исцелил от болезни, приохотил к трудам и сделал его счастливым человеком. Братья — это все мы. Господин, сперва принявший к себе столь ласково, а потом изгнавший от себя столь презрительно меньшего брата — это мир, который обманывает людей ложным видом своего богатства, завлекает приманкой непрестанных забав и удовольствий, а потом оставляет на явную гибель. Другой господин, строгий, но справедливый и благий, коему служит старший брат — это Бог, который, дав нам краткое время жизни, требует, чтобы мы оное все без малейшего опущения проводили в трудах. Служение Богу сначала кажется тяжким и трудным, но потом легким и приятным, и оканчивается приобретением от Него богатейшего наследия — Царства Небесного. Блажен, кто в служении Богу проводит все время своей жизни! Счастлив и тот, кто, хотя и служил миру, но увидел его обман, и пришел к Богу с искренним раскаянием и готовностью впредь служить Ему одному! Но горе тому, кто всю жизнь свою служит миру и умирает слугой мира!». 

Христиане не должны праздно проводить свободное время, и особенно в привычных для неверующих людей способах досуга

Итак, зная всю пагубность страсти уныния и праздности, святые отцы призывали христиан:

Феофан Затворник (Сб. «Девять слов по случаю пожаров в Тамбове…», в неделю 12-ую по Пятидесятнице): «Презрим забавы суетные, убивающие время, данное нам для делания доб­ра».

Тихон Задонский (Сокровище духовное, ст.108): «…учимся, христианин: не в праздности, а в трудах добрых жить».

Георгий Задонский (Письма, п.1, 152): «…не забывайте, что по смерти есть другая жизнь — Царствие Небесное и муки вечные без конца: послушавшие же Господа будут с Господом в Царствии Небесном, а не послушавшие и презревшие Его заповедь и все любящие погулять и повеселиться с суетным миром будут со злобным духом диаволом в муке вечной, и мучению их не будет конца…».

Георгий Задонский (Письма, п.2,255): «Заверяю вас искренно истинным словом: что и самая опытность ваша скажет вам сегодня о том, что не можно в шумных забавах наслаждаться утешением мирным. Нет! не можно быть вкупе и с миром и с Богом!».

Георгий Затворник (Письма, п. 2, 256): «Противься духу сего мира – И да будет твое сердце — святая лира, не для мира, но как псалтирь, воспевающая Бога. …– Не смотри в путь умом блудящих, и книг тебе не надлежащих, как христианка, не читай. –Не любомудрствуй, не мечтай; Чему учит нас Учитель наш Христос, тому внимай. – Не чрез игрища и смехи, не чрез балы и утехи, но чрез скорби Он нас вводит в рай».

Тихон Задонский (т.5, Письма посланные, п.9): «Как и в чем время, данное тебе от Бога на покаяние, проводишь? Не изнуряешь ли его в праздности и суетных забавах? Помнишь ли, что время дорого, и как слово сказанное, так оно, потерянное, не возвращается?».

Иннокентий Херсонский (Слова и проповеди при посещении паств…, Слово при обозрении епархии, сказанное в Перекопе…): «Ищите (развлечения душевного) в том, что чисто, невинно, благородно, что истинно питает, облегчает, увеселяет душу и сердце. Всякая прочая забава сладка на время и оставляет за собою вечную горечь. Истинный христианин в малом круге семейном и дружеском находит то, чего миролюбец не может найти на торжищах Тира и Сидона».

Феофан Затворник (Созерцание и размышления, Преимущество скорбей пред утехами жизни): «Да разве горит свеча на ветре? Разве жизнь смеется от приемов яда? Так помышляйте и об этом. Чем окружаете себя, чем занимаете душу, то и питает ее и по роду своему образует ее характер. Непостоянство мысли, нетвердость намерений, бурность желаний — вот наследство от утех! Если хотите добра себе, бросьте утехи, вступите на крестный путь покаяния, перегорите в огне самораспинания, закалитесь в слезах сокрушения сердечного, и станете золотом или серебром, или камнем драгоценным и в свое время будете взяты небесным Домовладыкою на украшение Его премирных, пресветлых чертогов».

Феофан Затворник (Толков. Псалма 118, ст. 14): «Без утешений нет никого на земле: всякий ищет и находит их по своему вкусу. Один идет гулять в увеселительный сад, другой в театр, третий на вечер, четвертый в ученое собрание и тому подобное. Где же сладостнее быть богобоязненному ревнителю хождения в воле Божией? — На пути свидений Божиих: то в храме Божием, то в больницах, странноприимницах, богадельнях, то на должности, то дома — в благочестивых занятиях, то на богомолье в местах святых. Как вошедший в дом, полный всяким добром и довольством, утешается тем, что встречает все, в чем привык находить для себя удовольствие, так и ревнитель о богоугождении находит удовольствие быть в указанных местах, находя в них удовлетворение образовавшемуся в сердце его вкусу: там — утеха, там — рай его. «Ничто не пленяет меня в настоящей жизни, — говорит он с пророком, — ни злато, ни достоинства, ни почести, ни могущество! Вместо всего свидения Твои, Господи, для меня и веселие, и богатство».

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл. 13,13): «В чем должно состоять… благообразие, Апостол означает указанием безобразия, которого должно избегать. Безобразие это составляли пьянство, пирушки, срамные песни, блудные дела, ссоры, споры и подобное. От всего этого желающему жить благообразно надлежит воздерживаться. Мы, христиане, сыны света и дня, — прияли свет веры и благодать Духа. Не следует нам увлекаться такими делами или какое-нибудь принимать в них участие. Это языческие обычаи, и для нас они совсем непригодны. То же писал Апостол и солунянам и то же выставлял побуждение: мы не во тьме ночи, а во свете дня. Упиваются ночные, а нам надлежит трезвиться и бодрствовать (см.: 1Сол. 5, 5-7). Это главный предмет настоящего отделения, в коем Апостол требует, чтоб христиане, пребывая добрыми гражданами, воздерживались, однако ж, от худых обычаев, получивших гражданство в языческих обществах. Святой апостол Петр замечает, что христиане тогда так себя и держали. «Ибо довольно, что вы в прошедшее время жизни поступали по воле языческой, предаваясь нечистотам, похотям …, пьянству, излишеству в пище и питии… Почему они (то есть язычники) и дивятся, что вы не участвуете с ними в том же распутстве» (1Пет. 4,3-4). Из этого надлежит заключить, что послабление таким обычаям есть верный признак ослабления духа христианской жизни и что общество, в котором они в ходу, язычествует, прикрываясь именем христианским».

Паисий Святогорец (Страсти и добродетели, р.1, ч.1, гл.1): «Разве мы пришли в эту жизнь отдыхать или для удобств и комфорта? В этот мир мы пришли не для того, чтобы весело провести время, а чтобы очистить себя и приготовиться к жизни другой».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.1, §102): «Чтобы праздности и ей последующих зол избежать, должно твердо знать: 1) Что время дороже всякого сокровища. 2) Как слова сказанного возвратить, так и времени потерянного сыскать невозможно. 3) Потерявшие напрасно время будут жалеть и малейшего времени для покаяния поищут, не иначе, как жаждущие студеной воды; но не найдут, когда время будет суда, а не покаяния; строгости, а не помилования. 4) Следует непременно дать ответ и за само время, даром потерянное. Ибо настоящее время есть торг, на котором таланты, Господом нашим нам данные, должно трудами с помощью Божией умножать, чтобы с ленивым рабом не услышать страшного того определения Господнего: «Негодного раба выбросьте во тьму внешнюю» (Мф.25:30)».

Троицкие Листки (ст. 650): «Ни о чем так не заботятся в свете, как о провождении времени, и ничем так не злоупотребляют, как провождением времени. А между тем, всего времени нашей жизни много семьдесят лет, аще же в силах — осмьдесят лет, по слову Пророка. Но и при этой краткости времени за правильное употребление его можно купить целую вечность блаженства, равно как за злоупотребление — целую вечность мучений. Как же драгоценно для нас время и как ужасно злоупотребление им! … Следовательно, времени совершенно праздного и пустого нет и быть не должно. В мире, окружающем нас, нет праздного времени, то есть нет совершенного бездействия, ибо всеобщее бездействие было бы всеобщей смертью. И действительно, посмотрим ли на собственное тело, — в нем и во время бодрствования, и во время сна непрестанное движение и непрестанная деятельность. Остановить сие движение значит отнять жизнь. Прислушаемся ли к собственной душе, — в ней непрестанно являются различные представления и образы, движутся мысли, волнуются чувства. Остановить сие движение нельзя ни на одно мгновение без того, чтоб не прекратить жизни души. Значит, совершенного бездействия нет и у человека; каждое мгновение времени наполняется непременно какою-либо деятельностью — полезной или бесполезной, правильной или неправильной, законной или незаконной. Итак, что же такое так называемое праздное время у человека? Это время, праздное только от добрых и полезных дел, но полное дел пустых и бесполезных. Праздно, говорим мы, проводит время дитя, когда оно занимается игрушками. Но так же праздно проводит время и взрослый, когда проводит его в пустых мечтах, в праздных словах, бесполезных делах, — с тем только различием, что игрушки дитяти не вредят никому, а игрушки взрослых всегда сопровождаются неизбежным вредом как для них самих, так и для других. Ибо между добром, которое одно истинно полезно, и злом, которое всегда вредно, нет средины. Потому-то праздность, уже сама по себе, есть порок, который осуждается и Судом Божеским, и судом человеческим, грех, за который ожидает достойная казнь в жизни будущей».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, 622): «Не нашедшие Христа живут в этой жизни без сердечной веры, думают и заботятся больше о житейском: как бы повеселиться, сладко попить и поесть, как бы одеться поизысканнее, как бы удовлетворить своим похотям, как бы время убить, которого не знают куда девать, хотя время их ищет и, не находя их, быстро мчится в их глазах, летят дни за днями, ночи за ночами, месяцы за месяцами, годы за годами, пока, наконец, ударит последний, грозный час и им скажут: стойте, ваше течение совершилось, ваше время потеряно, грехи, беззакония ваши все пришли пред вас и всею силою обрушиваются».

(К сожалению, о многих из нас, современных христиан, ищущих земного счастья и веселия, можно сказать, что внутренне они еще не нашли Христа…)