Молитвы и молитвенные духовные рассуждения

Скачать Молитвы и молитвенные духовные рассуждения

Видение блаженного Августина

Карманная Псалтырь

Душеспасительные размышления с молитвенными обращениями к Господу Иисусу Христу и Пресвятой Богородице

1. Призывание Всемогущего Бога для стяжания добродетельной жизни

2. Обвинение человека и похвала милосердию Божию

3. Жалобы человека, которому Бог не внимает за непослушание

4. Боязнь Судии

5. Отец призывается через Сына

6. Человек представляет Богу Отцу страдания Сына, как искупительную жертву за себя

7. Человек признает себя причиной страданий Сына

8. Крестные страдания Сына Божия являются причиною примирения человека с Богом

9. Призывание Святого Духа

10. Молитвенное обращение смиренного раба Божия

11. Молитва Святой Троице

12. Исповедание Всемогущего Бога

13. О том, как Бог Отец благоволил помочь роду человеческому, и о воплощении Слова

14. О надежде, которую душа должна иметь на Господа Иисуса

15. О неизмеримой любви Вечного Бога Отца к роду человеческому

16. О двух естествах в Иисусе Христе, милующем нас и ходатайствующем о нас

17. О благодарности, которою человек обязан за искупление

18. Молитвенное воззвание к Иисусу Христу

19. Различие между премудростью дома Божия и премудростью Божией

20. О небесном Иерусалиме

21. О том, каких горестей исполнена жизнь

22. О блаженной жизни, которую Бог уготовал любящим Его

23. О блаженстве святой души, переселяющейся из мира этого

24. Молитвенное обращение к святым о помощи в несчастьях

25. Стремление души к небесному Иерусалиму

26. Непрестанная хвала Богу

27. Что значит некоторым образом видеть невидимого Бога

28. О свойствах существа Божия

29. О троичности божественных Лиц и о единстве Божества

30. Молитвенное обращение к Святой Троице

31. Бог есть истинная и высочайшая жизнь

32. Хвала ангелов и людей Богу

33. Жалоба человека на то, что от созерцания Бога он не приходит в сокрушение

34. Просьба о даровании горячей любви к Богу

35. О любви ко Христу

36. Молитва, вызывающая сокрушение сердечное

37. Воззвание к Богу в скорби

38. Молитвенное обращение к Иисусу Христу, Сыну Божию

39. Молитвенное обращение к Господу Иисусу Христу, Пресвятой Богородице, ангелам и святым

40. Воспоминание страданий Христовых

Беседы души с Богом (в сокращении)

1. Тебя ищу, Жизнь моя: без Тебя умираю (О сладости познания Бога)

2. Тебе поведаю бедность мою: помоги Твоему созданию (О бренности человеческого естества)

3. О, Свет мой, просвети тьму мою! (О досточудном свете Божества)

4. Горе мне без Тебя, Господи! (О мертвенности человеческого естества)

5. Без Тебя я ничто! (Что значит быть ничем?)

6. Без Тебя враги одолели меня. (О падении души в грехах)

7. Откуда мне это, что так возлюбил Ты меня, Господи? (О многообразных благодеяниях Божиих)

8. По единой благости Твоей – я разумное творение (О всемогуществе Божием)

9. Не мне хвалить Тебя: Ты Сам похвала моя! (О восхвалении Бога)

10. По благости создал Ты меня, по благости и спаси. (О возложении упования на Бога)

11. Много сетей, много врагов: не покинь меня(О сетях вожделений)

12. О, Свет мой! Без Тебя я во тьме: осияй меня! (О скудости человеческой и о благодеяниях Божиих)

13. Ты все видишь: как мне не бояться Тебя? (О том, что Бог рассматривает дела и намерения человеческие)

14. Тебе, Господи, слава; нам же стыд (О том, что человек сам по себе бессилен без благодати Божией)

15. Самим нам не спастись от врага: Сам спаси! (О различных искушениях от диавола)

16. Без Тебя не распознать нам сетей вражиих: Сам укажи их!

17. Все от Тебя: как мне не благодарить Тебя?! (О благодеяниях Божиих)

18. О, Любовь пламенеющая! Воспламени меня любовью к Тебе! (О горячей любви к Богу)

19. Все для человека, чтобы весь человек был для Тебя. (О том, что Бог отдал все на служение человеку)

20. Если здесь много благ: то каково будет там? (Из рассмотрения временных благ познается превосходство небесных)

21. Сладость души моей! не хочу иных утешений кроме Тебя! (Сладость Божественная уничтожает привременную горечь)

22. Без Тебя не войти нам в вечные обители Твои! (Все наше упование и желание сердца должно быть устремлено к Богу)

23. Ты – надежда моя: хочу ли, не хочу ли, — спаси меня! (Спасение наше зависит от Бога)

24. По опыту вижу, что я ничего не могу: Ты спаси! (Для совершения добрых дел недостаточно одной человеческой воли без благодати Божией)

25. Томлюсь в неизвестности будущего: Надежда моя, не оставь меня! (О древних благодеяниях Божиих)

26. Ради любви Твоей к нам и ангелы Твои любят нас как братьев своих (Об ангелах-хранителях)

27. Единый чистый, кто чист пред Тобою, если Ты Сам не очистишь избранных своих? (О предведении Божием)

28. Трепещу при мысли, как изменчив человек и как праведен Ты, Судия земли! (О непостижимости судеб Божиих)

29. Один Ты можешь насытить желание души моей и никто кроме Тебя (Душа праведного — святилище Божие)

30. Искал я Тебя в мире, а нашел только в себе, ибо Ты Сам открыл Себя мне (Ни внешними, ни внутренними чувствами нельзя обрести Бога)

31. Познал я Тебя в Троице славимого и поклоняюсь Тебе (Исповедание истинной веры)

32. Не искал я Тебя — Ты меня взыскал: благодарю Тебя, Просветитель мой! (Признание в своей духовной слепоте)

33. Боже неисповедимый! Просвети очи мои, да узрю Тебя лицом к лицу! (О величии Божием)

34. Когда приду и явлюсь лицу Твоему, Боже мой! (О стремлении души к Богу)

35. Тогда насыщусь (О славе царства небесного)

36. Стучу – отверзи мне, Господи! (Молитвенное воздыхание к Пресвятой Троице)

Ручная книжка

1. О дивном существе Божием

2. О неизреченном всеведении Божием

3. О стремлении души к Богу

4. О нищете души, которая не любит и не ищет Господа нашего Иисуса Христа

5. Душевное желание христианина

6. О блаженстве души, освободившейся от земной темницы

7. О радости райской жизни

8. О царстве небесном

9. Об утешении Божием в скорби

10. О сладости любви к Богу

11. О приготовлении к таинству причащения

12. О радости Божественной

13. Упование наше — воплощенное Слово

14. Сладостно размышление о Боге

15. Бедствий в земной жизни надо даже желать ради будущего блаженства со Христом

16. Каким образом можно получить царство небесное?

17. Что такое рай?

18. Человек ничем, кроме любви, не может воздать Богу за благодеяния Его

19. О подражании Богу

20. О надежде боголюбивой души

21. Что сделал Бог для человека?

22. Воспоминание язв Господа нашего Иисуса Христа

23. Воспоминание язв Христовых есть действительное врачевство против всех бедствий

24. Беседа со своею душою о любви ко Христу

25. Ничто не может удовлетворить душу, кроме Высочайшего Блага

26. В чем состоит познание истины?

27. О действии в нас Духа Святого

28. О нравах и поступках человека боголюбивого

29. Об истинном покое сердца

30. Следует избегать всего, что удаляет от Бога

31. Об утрате лицезрения Божия и о нищете духовной

32. О благости Божией

33. О духовном веселии при размышлении о Боге

34. О том, что следует стремиться душою к Высочайшему Благу

35. О взаимной любви святых

36. О неисчерпаемой радости вечной жизни

Видение блаженного Августина

 Шумит Средиземный морей исполин,

 И плещется пеной седою;

 На береге влажном святой Августин,

 Поникнув к земле головою,

 В тяжелом раздумье печально сидел,

 Печально на темные волны глядел.

 Полуденный ветер, крепчая, играл

 Сребристой его сединою;

 На пенистый вал новый вал набегал,

 Волна разбивалась волною.

 Далеко святой своим духом летал,

 И дум в нем роилося много:

 Он мыслью крылатой постигнуть желал

 Надзвездного тайну чертога,

 Густую завесу небес приподнять,

 В трех лицах Единого Бога обнять!

 Но тщетно в нем мысль, как морская волна,

 Встает и опять упадает:

 Все бьется, как узник в оковах, она,

 Все глубже святитель вздыхает.

 И видит: склонясь над пучиной морской,

 Младенец пред ним сидит милый,

 Невинный, прекрасный лицом и душой,

 Как житель небес легкокрылый!

 Он — в светлой одежде, с ее белизной

 Не мог бы сравняться и снег молодой;

 В очах голубых — безмятежность, покой,

 Беспечная радость сияют,

 И русые кудри струистой волной

 С прелестной головки спадают.

 Он красный обломок коралла держал,

 Прибитый к земле в непогоду,

 И в воду свой малый коралл опускал,

 Выплескивал на берег воду…

 Все думою в небе святитель витал,

 Все труд свой ребенок перед ним продолжал.

 — Устал ты, малютка! Не полно ль шалить?

 Оставь же пустые затеи!

 — Отец мой! Я море хочу перелить

 На землю скорлупкой своею!

 — Безумный младенец! Не может обнять

 Наш взор Средиземного моря,

 Не может пучины свободной сковать

 Людская бессильная воля!

 Одна беспредельность — подруга ему!

 Лишь Богу послушно оно одному,

 Лишь Он может грозную бурю смирить!

 Песчинка корабль перед нею;

 Ты ж на берег море хотел перелить

 Ничтожной скорлупкой своею!

 — Отец мой! Я знаю, чем полон теперь

 Пытливый твой дух, — где тревожной

 Ты носишься мыслью; но верь же мне, верь:

 Своею скорлупкой ничтожной

 Я на берег море скорей перелью,

 Скорее всю землю я им затоплю, —

 Чем здесь, на земле, среди падших людей,

 Ты тайну небес разгадаешь,

 Чем в книге небесной ты мыслью своей

 Хоть букву одну прочитаешь!

 Исчезло виденье. Но, мнилось, звучал

 В волнах еще голос тот строгий;

 Святитель в ребенке со страхом узнал

 Посланника вечного Бога!

 И тихо, пустынно все было кругом;

 Лишь море, в раздолье привольном своем.

 Сердито гуляя, волну за волной

 К святого ногам прибивало,

 И с рокотом злобным о берег крутой

 Волну за волной разбивало.

Карманная Псалтырь

(Блаженный Августин, взяв отдельные слова или целые фразы из всех 150 псалмов Писания, составил псалтирь для своей матери Моники)

Господи Боже Всемогущий, Царь вечной славы! Ты знаешь, что тот только человек блажен, который, презрев путь грешных, о законе заповедей Твоих размышляет днем и ночью (1:1). Научи меня грешного от всего сердца со страхом и трепетом верно служить (2:11) Тебе, и голос мой (3:5), смиренно призывающий Тебя, услышь (4:2); итак, милостиво услышь слова мои (5:2) и во гневе Твоем (6:2) не покинь меня заблуждающегося, да не похитит древний враг, как лев, души моей, когда нет избавляющего (7:3) и спасающего. Но Ты, Господи, — ибо величественно имя Твое на небе и по всей земле (8:2), — обрати врага моего назад, да преткнется и погибнет пред лицем Твоим (9:4), чтобы не мог он поймать души моей в огненные сети, — а сера и палящий ветер (10:6) не истребили меня. Ради страдания нищего и воздыхания бедного восставь (11:6), призри и услышь меня, Господи (12:4), потому что Ты — совет нищего и упование его (13:6). Дай мне, Боже мой, поступать непорочно и делать правду (14:2), да будет благодать милосердия Твоего частью наследия моего (15:5). Храни меня, как зеницу ока; в тени крыл Твоих укрой меня (16:8), потому что Ты — крепость моя, твердыня моя и прибежище мое (17:2-3) . От тайных (грехов) очисти меня и от умышленных удержи раба Твоего (18:13-14), Господи. Пошли мне помощь из Святилища (19:3) и желание сердца (20:3) моего исполни. Спаси меня от пасти льва (21:22) и направь меня на стези правды (22:3) Твоей, чтобы я мог взойти на гору Твою и стать на святом месте Твоем, с неповинными руками и чистым сердцем (23:3-4) .

Грехов юности моей и преступлений моих не вспоминай (24:7). Не погуби души моей с грешниками (25:9) и не предай меня на произвол врагам моим (26:12); но милостиво услышь голос мольбы моей (27:2), и внемли призывающему славу имени (28:2) Твоего святого, и помилуй меня (29:11). Услышь, Господи, чтобы, на Тебя уповая, я не постыдился вовек (30:2), и прости мне преступления мои (31:5). Да будет, Господи, милость Твоя надо мною, так как я уповаю на Тебя (32:22), и от всех опасностей моих избавь меня (33:5), скажи душе моей: «Я — спасение твое» (34:3). Так как я в тени крыл Твоих покоен (35:8), исполни желание сердца моего (36:4) и поспеши на помощь мне, Господи (37:23), Боже спасения моего.

Скажи мне, Господи, (когда) конец мой и какое число дней моих, дабы я знал, каков век мой (38:5). Услышь, Господи, вопль мой, и изведи меня из страшного рва, из тинистого болота, и поставь на камне ноги мои, и утверди стопы мои (39:2-3). В день бедствия избавь меня, Господи (40:2), чтобы вступить в дом Божий со гласом радости (41:5),ибо Ты — Бог крепости моей (42:2). Не уклони стопы мои от пути Твоего (43:19), да возлюблю правду и возненавижу беззаконие (44:8). Будь мне прибежищем и силою (45:2), ибо Ты — великий Царь над всею землею (46:3) . Вождь наш на веки и веки (47:15), избавь душу мою от власти преисподней, когда примешь меня (48:16). Когда же придешь Ты судить народ Свой (49:3-4), помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, и Духа Твоего Святого не отними от меня. Отврати, Милосердный Владыка, в час тот лице Твое от грехов моих, и все беззакония мои изгладь. Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня (50:3,11-13), — чтобы я, как зеленеющая маслина, был принят в доме Божием (51:10) в елей святыни и возрадовался там с Иаковом и возвеселился с Израилем (52:7) . Именем Твоим спаси меня и силою Твоею суди меня (53:3). Не скройся от моления моего (54:2) , но помилуй меня (55:2). Пошли с небес милость Твою и истину Твою и посрами ищущих поглотить меня (56:4); сокруши зубы их в устах их и разбей челюсти львов (57:7). Ты — Бог мой, милующий меня (58:18), спаси десницею Твоею (59:7), и я укроюсь под кровом крыльев Твоих (60:5), когда воздашь каждому по делам его (61:13). Жаждет Тебя душа моя (62:2), укрой меня от замысла коварных (63:3). Когда к Тебе придет всякая плоть (64:3), не отврати милости Своей от меня (65:20), но освети меня лицом Твоим (66:2). Бог для нас — Бог во спасение (67:21); благополучным сделай путь мой, Боже, да не поглотит меня пучина, да не затворит надо мною пропасть зева своего (68:16). Помощью моею будь, Господи, не замедли (69:6), потому что на Тебя, Господи, уповаю; да не постыжусь вовек (70:1). Когда будешь судить людей Твоих (71:2) и удаляющиеся от Тебя погибнут (72:27), да не буду я угнетенный посрамлен (73:21): ибо Ты — праведный Судия, одного унижаешь, а другого возносишь (74:8), — Ты страшен, и кто устоит пред лицем Твоим? (75:8) Ты Бог, творящий чудеса (76:15). Как Ты напитал народ Свой хлебом в пустыне и желаемое ими дал им (77:20,29), так меня алчущего да насытит благость Твоя и да встретят меня щедроты Твои (78:8). Хлеб слезный (79:6) и горечь печали пошли во время скорби и меда сладость произведи из скалы (80:17), чтобы получить мне внутреннюю усладу. Боже (81:8), рассматривающий (дела) праведных и грешных, Всевышний над всею землею (82:19), услышь молитву мою (83:9), помилуй меня и благослови меня, Законоположник; прости беззаконие мое, и покрой все грехи (84:3) мои, и спаси раба Твоего, Боже мой, уповающего на Тебя (85:2). Боже, утвердивший Церковь Свою на святых горах (86:2), приклони ухо Твое к молению моему (87:3). Рука Твоя да пребудет (88:22) со мною, чтобы не возвратился я в тление (89:4); но избавь меня от сети ловца и от заразы, опустошающей в полдень (90:3,6), чтобы я, будучи насажден в доме Господнем, цвел, как финиковая пальма, и возвышался, как кедр на Ливане (91:13-14), на долгие дни (92:5). Будь мне защитой и твердыней убежища моего (93:22), Боже мой, великий Царь над всеми богами (94:3).

Когда будешь судить вселенную по правде и народы — по истине Своей (95:13), да наслажусь вечным светом, сияющим на праведника, и веселием (96:11) с правыми сердцем, да спасет меня десница Твоя и мышца святая Твоя (97:1). Восседающий на херувимах (98:1), сделай, чтобы я шел пред лице Твое с восклицанием (99:2), в непорочности сердца моего посреди дома моего. Сердце развращенное да удалится от меня, но да будут глаза мои (обращены) на верных святых Твоих и да буду жить с ними, ходя путем непорочности, когда Ты по суду искоренишь из города Твоего всех делающих беззаконие (100:2,4,6,8). Господи! услышь молитву мою, и вопль мой да придет к Тебе. Не скрывай лица Твоего от меня, в день скорби моей приклони ко мне ухо Твое (101:2-3). Будь милостив ко мне во всех делах моих, избавь от могилы жизнь мою, наполни благами желание мое (102:4-5).

Призирающий на землю и она трясется (103:32), Выведший народ Свой в радости и избранных Своих в веселии (104:43), помоги мне хранить суд и творить правду во всякое время (105:3); выведи меня из тьмы и тени смертной (106:10), да готовым сердцем буду славить и воспевать Тебя (107:2,4). Сотвори со мною знамение во спасение ради имени Твоего: ибо блага милость Твоя (108:21), да во благолепии святыни (109:3), в совете праведных и в собрании (110:1) правда моя пребудет вовеки и рог мой вознесется во славе (111:9). И когда Ты повелишь мне бедному подняться из праха и из брения возвысишь нищего (112:7), я благословлю Тебя отныне и вовек (113:26) и буду ходить пред лицем Твоим на земле живых (114:9). Разреши узы мои (115:7), ибо велика милость Твоя (116:2). Когда в тесноте воззову к Тебе, Господи, услышь меня (117:5), (дав мне) простор. Укажи мне, Господи, чтобы я жил и пути уставов Твоих держался до конца. Вразуми меня, и буду соблюдать закон Твой, и сохраню его всем сердцем моим. Я заблудился, как овца потерянная (118:33-34,176); взыскав, избавь душу мою (119:2). Охрани выхождение мое и вхождение мое (120:8), да станут ноги мои во вратах Твоего Иерусалима (121:2). К Тебе возвожу душу мою и очи мои, Живущий на небесах (122:1): избавь душу мою из сети ловящих (123:7), чтобы я не простер рук своих к беззаконию (124:3). Да будут уста мои полны веселия и язык мой — пения (125:2). Не оставь меня в стыде (126:5) и благослови меня с Сиона, чтобы увидел я благоденствие Иерусалима (127:5); да постыдятся все ненавидящие Сион (128:5).

Да будут уши Твои внимательны к голосу моления (129:2) раба Твоего, Господи. Пусть не надмевается сердце мое и не возносятся очи мои (130:1), но да пребываю в смирении, доколе не найду места Господу, жилища — Богу Иакова (131:5). Где Ты заповедал благословение и жизнь навеки (132:3), там я подниму руки мои к святилищу и благословлю Тебя (133:2), Который будет судить народ Свой и над рабами Своими умилосердится (134:14). Боже богов и Господи господствующих (135:2-3), плачу (136:1) и поклоняюсь пред святым храмом Твоим (137:2); испытай меня и узнай сердце мое; испытай меня и узнай помышления мои и направь меня на путь вечный (138:23-24). Соблюди меня, Господи, от рук нечестивого, сохрани от притеснителей (139:5). Да направится молитва моя, как фимиам, пред Тобою (140:2), Господи. Выведи из темницы душу мою, чтобы мне славить имя Твое (141:7), Господи. Услышь меня, Господи, по истине Твоей и не входи в суд с рабом Твоим. Скоро услышь меня, Господи, да не изнеможет дух мой (142:1-2,7), — так как Ты — Бог мой, Милость моя, Прибежище мое и Избавитель мой (143:2). Ты велик и достохвален, и величию Твоему (144:3) нет конца. Восставь согбенного, разреши узника, открой очи слепому (145:7-8), Созидающий Иерусалим, Господи (146:2). Когда же укрепишь вереи ворот (147:2) Твоих, да поселюсь я внутри с сынами Твоими. Как хвалят Тебя ангелы и все воинства Твои (148:2) в царстве небесном; так и я, веселясь с ними со славою в собрании святых (149:1), да восхвалю и прославлю на громогласных кимвалах (150:5) имя Твое святое, славное и царствующее в бесконечные века веков. Аминь.

Душеспасительные размышления с молитвенными обращениями к Господу Иисусу Христу и Пресвятой Богородице

1. Призывание Всемогущего Бога для стяжания добродетельной жизни

 Господи Боже мой, дай, чтобы сердце мое Тебя желало, желая искало, ища нашло, найдя любило; любя, очистило себя от грехов; очис­тив, уже не повторяло их.

 Даруй, Господи Боже мой, сердцу моему покаяние, духу сокрушение, гла­зам источник слез, рукам щедрость к милостыне.

 Царь мой, погаси во мне плотские вожделения и воспламени огонь любви Твоей.

 Искупитель мой, изгони из меня дух гордости и даруй сокровище смирения твоего.

 Спаситель мой, удали от меня гнев ярости и подай твердый щит терпения.

 Творец мой, уничтожь горечь души моей и даруй мне, Пре­благой, духовную сладость.

 Подай мне, Милосерд­ный, веру твердую, упование несомненное, любовь непрестанную.

 Кормчий мой, отврати от меня суету, непостоянство мысли, заблуждение сердца, празднословие уст, похоть очей, чревоугодие, по­ношение ближних, любопытство, погоню за почес­тями, желание суетной славы, лицемерие, яд лести, пренебрежение бедными, угнетение бессильных, жар сребролюбия, зависть, хулу.

 Уничтожь во мне, Создатель мой, дерзость, разнузданность, упрямст­во, беспокойство, праздность, сонливость, леность, шаткость мысли, ослепление сердца, оцепенение чувств, суровость нрава, непокорство добру, про­тивление благому желанию, необузданность языка, насилие над немощными, клевету на невинных, презрение к подчиненным, бессердечие к домаш­ним, измену по отношению к друзьям и грубость к ближним.

 Прещедрый мой Боже! Молю Тебя через Тво­его возлюбленного Сына, даруй мне совершить дела милосердия и проявить любовь к людям: со­страдать несчастным, наставлять на путь заблуж­дающихся, поддерживать бедных, помогать убо­гим, утешать печальных, защищать обиженных, снабжать нищих, ободрять плачущих, прощать должникам, любить ненавидящих меня, возда­вать за зло добром, никого не презирать; подра­жать добрым, остерегаться злых, стремиться к добродетели, отвергать пороки; «положи, Госпо­ди, охрану устам моим, и огради двери уст моих» (Пс.140,3); даруй мне в несчастии терпение, в благо­получии воздержание; к земному презрение, к небесному жажду.

2. Обвинение человека и похвала милосердию Божию

 Создатель мой, много просил я у Тебя, не заслу­жив и малого. Признаюсь, увы! признаюсь, что я не только не заслужил просимых мною у Тебя даров, но достоин многих и жестоких мучений. Но ободряют меня мытари, блудницы и разбойники, которые, мгновенно вырвавшись из вражеских че­люстей, входят в пределы Пастыря. Ты, Создатель всех, Боже, хотя чуден и во всех делах Твоих, но еще более чудным являешься в делах любви. Поэ­тому о Себе Самом через некоторого раба Своего Ты сказал: «щедроты Его на всех делах Его» (Пс. 144:9). И мы веруем, что Ты, говоря об одном, сказал о всех людях: «милости Моей не отниму от него» (2 Цар. 7:15), — так как Ты никем не гнушаешься, никого не отверга­ешь, никого не боишься.

 Прогневанный, Ты не только не поражаешь, но и прогневляющим Тебя, если просить будут, посы­лаешь дары Свои. Боже мой, рог спасения моего! Я несчастный зло сделал пред Тобою, согрешил, и Ты стерпел; я прогневал Тебя, я заблудился, и Ты тер­пишь до сих пор. Я медлю, я отлагаю раскаяние, и Ты ожидаешь. Обращаешь заблуждающего, призы­ваешь противящегося, ждешь ослабевающего, об­нимаешь возвращающегося. Ты наставляешь меня не понимающего, утешаешь печального, избавля­ешь от падения, восставляешь после падения, подаешь просящему, открываешь ищущему, отверза­ешь стучащему. Господи, Боже спасения моего! Что скажу против Тебя? Не знаю. Как отвечать Тебе? Не разумею. Никакого нет от Тебя убежища, никакого нет от Тебя скрытого места. Показал Ты мне путь к добродетельной жизни и дал разум, чтобы он руководил меня, угрожал мне геенною и обещал мне райскую славу.

 Теперь, «Отец милосердия и Бог всякого уте­шения» (2Кор. 1:3), пронзи страхом Твоим плоть мою, чтобы я избежал этим страхом того, чем Ты мне угрожа­ешь; и дай мне радость спасения Твоего, чтобы я получил любовью обещанное Тобою. Крепость моя, Господи, утверждение мое, Боже мой, прибежище мое и избавитель мой! внуши, что мне мыслить о Тебе; научи, какими словами Тебя призывать; вра­зуми, какими делам Тебе благоугождать. Я знаю одно, чем благоугодить Тебе, и другое, от чего Ты отвращаешься. Есть пред Тобою жертва — дух со­крушенный, и Ты принимаешь сокрушенное серд­це. Этими-то, Боже мой, Помощник мой, обогати меня дарами. Этими-то огради меня против врага покровами. Это от пламени пороков дай мне про­хлаждение.

 Сделай, Господи, сила спасения моего, чтобы я не был из числа тех, которые на время веруют, а во время искушения отпадают. Ты — надежда моя в день скорби и спасение мое во время печали.

 Господи, просвещение мое! Я просил, в чем нуждаюсь; открыл, чего боюсь. Но мучит меня со­весть, обличают меня сердечные тайны, и, что дает любовь, то расторгает страх. Ужасны дела мои, но Твоя благость подает надежду. Милосердие Твое призывает, а мое жестокосердие препятствует. На память приходят ужасные пороки, которые отнима­ют смелость у обращающихся сердец.

3. Жалобы человека, которому Бог не внимает за непослушание

 Как попросит благодеяния Твоего недостой­ный? Как осмелится искать прославления достойный наказания? Раздражает судию тот, кто, не дав удовлетворения за преступление, ищет на­грады. Царя оскорбляет преступник, который домо­гается неподобающей чести. Родительскую любовь огорчает безумный сын.

 Что я сделал пред Тобою, Отче мой? Я заслужил смерть, а прошу жизни. Я раздражил Царя моего, покровительства Которого я без стыда ищу. Я презрел Судию, помощи Кото­рого я безрассудно домогаюсь.

 Горе мне, как поздно я прихожу! Увы, мне, как медленно я спешу! Я пре­небрегал наносившими мне удары стрелами, а те­перь забочусь о приблизившейся смерти! Раны я прибавил к ранам, так как не боялся прилагать грехи ко грехам. Вновь открылись мои раны, пото­му что грехопадения свои я умножил новыми без­закониями. Плоть, которая закрывала раны, стала смердеть от гноя: потому что повторенное беззако­ние удалило данную благодать.

 Мне известно Писание: «когда» праведник «сдела­ет неправду, то все праведные дела его не помянутся» (Иез. 33:13).

 Если правда падающего праведника вменяется ни во что, то тем более покаяние грешника, на то же самое обращающегося. Сколько раз я как пес возвращался на блевотину, и как свинья в грязь?

 Признаюсь, что я не могу всего запомнить, сколько непонимающих людей я научил грешить, нехотящих склонил, нерешающихся побудил, же­лающим посоветовал! А чтобы не бояться таких дел, я не страшился все предавать забвению. Но Ты, праведный Судия! ни слова мне не говорил, всегда молчал, терпел; увы мне! уже напоследок Ты скажешь мне «во гневе Своем!» (Пс. 2:5)

4. Боязнь Судии

 Боже богов! Я знаю, что Ты не всегда бу­дешь молчать, знаю, что Ты открыто при­дешь: пред лицом Твоим «огонь поедаю­щий, и вокруг Тебя сильная буря» (Пс.49:3). Ты призовешь «свыше небо и землю, судить народ Свой» (Пс.49:4). И вот пред столькими тысячами народа обнажатся все грехи мои, стольким сонмам ангелов открыты будут все беззакония мои, не только совершенные делом, но и самые помышления и слова мои.

 Пред столькими судьями я предстану, сколько меня опередили в добрых делах. Столько обличен буду свидетелями, сколько они наставляли меня полезными словами, и к подражанию моему себя самих представляли мне в примере добрыми дела­ми. Господи мой, не знаю я, что сказать; не пони­маю, как отвечать. Я еще не на этом грозном суде, а уже мучит меня совесть, терзают сердечные тайны, связывает сребролюбие, обвиняет гордость, пожирает зависть, сожигает похоть, опустошает роскошь, бесчестит объедение, низвергает пьянст­во, раздирает бесславие, обличает похищение, рас­точает несогласие, возмущает гнев, расслабляет покой, подавляет слабость, обольщает лицемерие, склоняет лесть, возносит благополучие, уязвляет бесчестие.

 Избавитель мой от рода гневливого: вот, с кем я жил от дня рождения моего, в чем я упражнялся и кому служил! Самые любимые занятия мои осуж­дают меня; что я хвалил, то меня опорочивает. Так это мои друзья, которыми я любовался, которым верил, с которыми жил, которым повиновался. Увы мне, Царю мой и Боже мой, «что я пребываю у Мосоха» (Пс.119:5). Горе мне, что я обитал с живущими в Кидаре! И если святой Давид сильно возлюбил их, тем более я окаянный могу сказать о себе: «долго жила душа моя с ненавидящими мир!» (Пс.119:6). Утверж­дение мое, Боже мой, «не оправдается пред» Тобою «никакая плоть» (Рим. 3:20). Упования моего не полагаю на сынов человеческих. Кого Ты, если будешь судить без милосердия Твоего, найдешь праведным? И если Ты не встретишь нечестивого милостью, не будет прославляющего праведного.

 Ибо я, Спаситель мой, верю тому, что слышал, так как милосердие Твое ведет меня к покаянию. Мне сказали Твои сладчайшие уста: «никто не может прийти ко Мне, если не привлечет его Отец» (Ин. 6:44) Мой Небесный. А так как Ты научил меня этому, и, как милостивый, наставил, то я всеми ду­шевными силами, всем зрением ума, прошу Тебя, Всемогущий Отче! с возлюбленнейшим Сыном Твоим, и Тебя, вожделеннейший Сын! с прелюбезным призываю Утешителем: привлеки меня, чтобы я радостно за Тобою шел «в приятное благоуха­ние» (Лев. 17:6) Тебе.

5. Отец призывается через Сына

 Призываю я Тебя, Боже мой! призываю я Тебя; потому что Ты «близок ко всем при­зывающим» Тебя «в истине» (Пс.144:18). Ты, Истина, научи меня, молю, милосердием Твоим, научи меня, свя­тая Истина, призвать Тебя во истине, потому что я этого сделать сам не умею; но наставления Твоего, блаженная Истина, прошу смиренно. Без тебя по­мышлять значит: безумствовать; а знать Тебя есть совершенная премудрость. Наставь меня, Божия Премудрость, и научи меня закону Твоему; я верю тому, что тот будет «блажен человек, которого вразумляешь Ты, Господи, и наставляешь зако­ном Твоим» (Пс.93:12). Я желаю призывать Тебя, но молю, чтобы было то «в истине». Что значит призывать «в истине» Истину, если не в Сыне Отца? Итак, Свя­тый Отче, Слово Твое — Истина, и начало слов Твоих — Истина, потому что то есть Начало слов Твоих, которое в начале было Слово. В том самом начале поклоняюсь Тебе, высочайшему Началу. Призываю Тебя, совершенная Истина, в самом слове Истины, которым Ты, самая Истина, управь и научи меня.

 Что может быть сладостнее того, как родителя призывать именем Единородного? Отца воспомина­нием Сына преклонять на милость? Царя умилос­тивлять наименованием возлюбленнейшего Сына? Таким способом виновные избавляются от темниц, так заключенные в узы освобождаются от них, так приговоренные к смертной казни не только проще­ние, но необыкновенную получают милость, как только они напомнят прогневанным владыкам лю­бовь к себе их любимых детей.

 Так я Тебя, Всемогущий Отче, прошу любовью всемогущего Сына Твоего, «выведи из темницы душу мою, чтобы мне славить имя Твое» (Пс.141:7). Осво­боди меня от уз греховных, молю через равновечного Тебе Единородного Сына, и меня возведи к вечной жизни ходатайством одесную Тебя сидяще­го Сына. Кого другого предстателем я за себя пошлю к Тебе? не знаю, если не Сего, Который есть «очищение грехов наших» (Евр.1:3). Это — ходатай мой у Тебя, Бога Отца! Это — высочайший Пер­восвященник, не требующий очищения чужою кровию: потому что блистает Он, окропленный Своею собственною кровию! Это — жертва святая, в аро­мат благоухания принесенная и принятая!

 Это — Агнец без порока, Который молчал пред стригущими Его, Который, заплеванный и укорен­ный, не открывал уст Своих! Это Тот, Кто не соделал греха, а наши грехи понес на Себе и болезни наши исцелил Своими ранами!

6. Человек представляет Богу Отцу страдания Сына, как искупительную жертву за себя

 Воззри, Милостивый Отец, на возлюбленного Сына, за меня претерпевшего столько мук. Воззри, всемилостивейший Царь, на страдающего и вспомни, Щедрый, за кого страдает Он.

 Не Этот ли Самый, Господи, Тот невинный, Ко­торого Ты предал для искупления раба? Не Этот ли Самый — Источник жизни, Который, «как овца на заклание» (Ис.53:7; Деян.8:32) веденный, — не побоялся подъять лю­тейший род смерти? Вспомни, Строитель спасения, что это Тот Самый, Которому, хотя Ты Сам родил Его, благоволил Ты быть участником немощи моей. Истинно это Твое Божество, которое облеклось в мое существо и воспринятою плотию вытерпело горькое мучение. Возведи, Господи Боже мой, очи Свои на дело несказанной любви. Воззри на возлюбленнейшего Сына, распростертого на кресте всем телом! Видишь невинные руки, источающие святую кровь, и отпусти, Милосердный, грехи, ко­торые сделали руки мои! Видишь непорочное ребро, мучительно копием пронзенное, и обнови меня святым, из него истекшим, источником. Ви­дишь неоскверненные стопы, на пути грешников не стоявшие, но всегда в законе Твоем ходившие, ос­трыми пронзенные гвоздями; «утверди шаги мои на путях Твоих» (Пс.16:5), и сотвори, Милостивый, чтобы я возненавидел все пути беззакония. Молю Тебя, Царь святых, чрез Сего Святого святых, чрез Сего Искупителя моего: сотвори, чтобы я шел путем за­поведей Твоих, чтобы я мог соединиться с Тем, Ко­торый не погнушался одеться моей плотию. Не­ужели Ты не видишь, милосердный Отец, бесцен­ную голову любимейшего Отрока Твоего, с белей­шею шеею, приклонившуюся к смерти? Посмотри, всещедрый Творец, на человеколюбие любимого Сына, и помилуй немощное и слабое создание Твое!

 Белеет обнаженная грудь, чернеет окровавлен­ный бок, распростертая сохнет утроба, меркнут очи, бледнеют царственные уста, костенеют вели­чественные мышцы, висят мраморные голени, омочает струя святой крови пробитые стопы. Видишь растерзанные члены любимого Сына, и вспомни, Человеколюбивый, какое мое существо. Взгляни на мучение Богочеловека, и уменьши несчастие со­зданного человека! Видишь жестокое страдание Искупителя, и оставь искупленному согрешение! Это Тот, Господи, Которого Ты поразил за беззако­ния людей, хотя Он — возлюбленный Твой, «к Ко­торому благоволит душа Твоя» (Ис.42:1; Мф.12:8); Тот Самый, в Котором не обрелось лести, — и однако Он был вменен с беззаконными.

7. Человек признает себя причиной страданий Сына

 Что такое Ты сделал, сладчайший Отрок, чтобы Тебя так осуждали? Что такое Ты со­вершил, возлюбленнейший Юноша, чтобы столь бесчеловечно поступили с Тобою? Какой грех Твой, какой проступок Твой, какая причина смерти, что подало повод к Твоему осуждению? Я, я — причина Твоего страдания, вина Твоего убиения, я — повод Твоей смерти, беззаконие Твоего мщения; я — язвы Твоего страдания, тяжесть мучения Твоего.

 О, удивительное смотрение и неизглаголанное устрое­ние таинства! Грешит нечестивый, а наказывается праведный. Что заслуживает злой, то терпит бла­гой.

 До чего, Сын Божий, снисходило смирение Твое? До чего Твоя возгорелась любовь? До чего дошла Твоя благость? До чего, до чего дошло сост­радание?

 Ибо я соделал неправду, а Ты наказан, я совершил беззаконие, а Ты терпишь отмщение.

 Я согрешил, Ты подвергаешься истязанию.

 Я возгор­дился, Ты смиряешься.

 Я высокомерен был, Ты уни­чижаешься.

 Я непослушлив был, Ты послушно пла­тишь за грех моего непослушания.

 Я был рабом не­воздержания, Ты терпишь голод.

 Меня запретным плодом пленило древо, Тебя совершенная любовь возвела на крест.

 Я увеселяюсь забавами, Ты раз­дираешься гвоздями.

 Я вкушал сладость яблока, Ты вкушаешь горесть желчи.

 Со мной смеясь радуется Ева, Тебе сострадает плачущая Мария.

 Царь славы! Мое несчастие, а Твоя любовь; моя неправда, а Твоя правда. Что, Царь мой и Боже мой, что я воз­дам Тебе за все соделанное Тобою для меня?

 В сердце человека невозможно найти ничего до­стойного, чтобы возблагодарить за такие благодея­ния. Неужели острый разум человеческий может сделать нечто такое, с чем бы сравнялось милосер­дие Божие? Не может тварь оказать никакой услу­ги, чтобы соразмерно вознаградить попечение к себе Творца своего. Но есть нечто, Сын Божий, в Твоем чудном устроении, в чем моя немощь прием­лет малое участие, именно: если Твоим посещени­ем сокрушенная мысль распинает свою плоть со страстями и похотями. Когда Ты это даруешь, она как бы уже начинает Тебе сострадать. Это — не­бесное лекарство. Это, благий Иисусе, Твоей любви врачевство.

 Молю Тебя древними щедрота­ми Твоими, возлей его на раны мои, чтобы я, одер­жавши внутреннюю и внешнюю победу, не устра­шился за любовь Твою подойти под меч веществен­ный и чтобы я, исцелившись от ядовитого угрызе­ния ехидны, пришел в прежнее благополучное здо­ровье; и, вкусивши сладость любви Твоей, возгнушался бы всею душою наслаждений этого мира и для Тебя не побоялся бы никаких его злоключений; и, помня вечное блаженство, всегда презирал бы ветры этого преходящего страха.

 Ничто мне без Тебя да не будет сладостно, ничто мне без Тебя да не будет привлекательно; да станет мне все противно без Тебя!

 Пусть Твое благоволение будет непрерывным нашим желанием.

 Да грустна мне будет без Тебя радость и приятна печаль за Тебя.

 Да будет мне подкреплением имя Твое, и память о Тебе утешением.

 Да будут мне слезы мои хлебом день и ночь.

 Молю Тебя, надеж­да моя, будь милостив к согрешениям моим. От­крой очи мои на заповеди Твои, и не уклони име­нем святым Твоим сердце мое в слова лукавства, чтобы оправдываться в грехах.

 Также прошу дивным человеколюбием Твоим, «да не наступит на меня нога гордыни, и рука грешника да не изгонит меня» (Пс.35:12).

8. Крестные страдания Сына Божия являются причиною примирения человека с Богом

 Всемогущий Боже, Отче Господа моего, устрой милостиво, чтобы помиловать меня, по­тому что я все, что ни обрел драгоценного, усердно принес Тебе; что ни нашел любимого, смиренно представил Тебе. Я ничего не оставил себе, чего бы не открыл Тебе: потому что я все мое упование ус­тремил к Тебе. Предложил я ходатая моего пред Тобою, возлюбленного Сына Твоего. Через Этого Ходатая я надеюсь на прощение. Послал я словами Слово и исчислил пред Тобою страдания Святейше­го Сына, за меня понесенные. Верую, что послан­ное Тобою Божество восприняло мое человечество, и в нем благоволило претерпеть заушения, узы, плевания и поношения, также подъять крест, гвоз­ди и копие. Верую, что Слово Твое Божественное, ставшее плотию, во плоти ранами уязвленное, стра­даниями раздробленное, вмененное с мертвыми, одаренное славою воскресения, на небеса взошло и одесную Тебя воссело. Оно — умилостивление мое и жертва Твоя.

 Здесь внемли, Щедрый, какого Ты родил Сына и какого искупил раба. Здесь обними с любовью Пас­тыря и воззри милосердно на принесенную к Тебе на собственных Его плечах овцу. Это — верный и добрый Пастырь, Который овцу, давно заблудившу­юся, по расселинам гор и по стремнинам долин искал с великим старанием; и ее, уже умирающую от долговременного странствования, наконец найдя, радостно возложил на Себя; ее, прилепив­шуюся к Нему чудным стремлением любви, извлек из пропасти глубокого поругания и, взявши в слад­кие объятия, к девяносто девяти принес одну по­гибшую.

 Господи, Царь мой, Боже всемогущий, Пастырь добрый приносит Тебе то, что Ты поручил Ему. Он, по совету Твоему спасти человека, приводит его к Тебе, очистившегося от всякой скверны. Вот препрославленный Сын тварь Твою с Тобою примиря­ет, которая далеко заблудилась от Тебя. Вот в стадо Твое Пастырь кроткий приносит овцу, кото­рую отнял дерзкий грабитель. Представляет пред лицо Твое раба, которого собственное признание сделало беглецом, чтобы заслуживший наказание удовлетворением Его получил прощение, и повинный за преступления геенне при таком Вожде уже наслаждался возвращением в отечество.

 Святый Отче, я прогневлял Тебя, но собою не мог умилостивить Тебя. Стал помощником моим, Боже мой, Твой возлюбленный Сын, принявши мое человечество для уврачевания немощи моей, чтобы тем самым, что было причиною Твоего оскорбле­ния, принести Тебе жертву хваления и меня тем примирить с Твоею благостью; этим Он, сидя одес­ную Тебя, всегда объявляет Себя участником моего существа. Он — моя надежда, Он — мое упование.

 Воззри, Милосердный, воззри на меня, хотя из любви к возлюбленному Сыну Твоему. Воззри на то в Сыне, чем Ты умилостивляешься к рабу. Ви­дишь таинство плоти, и оставь осуждение плоти. Когда открываются пред Тобою раны возлюбленно­го Сына, всегда да исчезают, молю, согрешения мои. Всякий раз, когда краснеет драгоценная кровь из святого ребра, да истребляются, молю, пороки моего осквернения.

 Есть ли такой грех человеческий, которого бы не загладил Сын Божий, ставши человеком? Может ли быть такая гордость, которую бы не поп­рало смирение Сына Божия? Неужели держава смерти так велика, чтобы ее не разрушило крест­ное мучение Сына Божия?

 Всеблагой Творец света, прости мои преступления ради безмерных страданий Твоего возлюбленного Сына. Да укро­тится Его благостью мое нечестие и Его кротостью моя жестокость. Да покорит Его смирение мою гордость, Его терпение — мою нетерпеливость, Его щедрость — мою черствость, Его послушание — мое непокорство, Его тихость — мое беспокойство, Его приятность — мою горесть. Его сладость — мой гнев, Его любовь — мое бессердечие.

9. Призывание Святого Духа

 Теперь Ты, о божественная любовь Отца всемогущего и всеблаженного Сына свя­тое общение, всесильный Утешитель Дух, печаль­ных всемилостивый Утешитель! теперь Ты войди всемогущею силою Твоею внутрь сердца моего и от нерадения моего все мрачные в нем места освети светом сияния Твоего, и изобилием росы Твоей со­твори плодоносными их, от долговременной нечис­тоты иссохшие. Уязви внутреннего человека моего стрелою Твоей любви; и, проходя, воспламени спа­сительным пламенем силы ослабевающего сердца моего, и, освящая огнем, попали все греховное в мысли и теле.

 Напои меня потоком сладости Твоей, чтобы я уже не вкушал никакой ядовитой сладости мирс­ких вещей. «Суди меня, Боже, и вступись в тяжбу мою с народом недобрым» (Пс.42:1), и научи меня творить волю Твою, потому что Ты — Бог мой. В ком Ты обитаешь, в том творишь дом Отцу и Сыну. Блажен тот, кто Тебя удостоится принять, потому что Тобою в нем Отец и Сын сотворят Себе оби­тель.

 Приди, приди, Утешитель скорбящей души, по­мощник в печали.

 Приди, Очиститель скверн, Врач язв; приди, крепость немощных, Откровение тайн.

 Приди, смиренных Наставник, гордых Низложитель.

 Приди, милостивый Отец сирот, вдов сладкий Судия.

 Приди, Надежда нищих, Восстановитель ослабевающих.

 Приди, плавающих путеводная Звезда, от кораблекрушения пристанище.

 Приди, всех живых Красота, умирающих единое Спасение.

 Приди, Пресвятой Дух, приди и помилуй меня: сде­лай меня достойным Тебя и сойди милостиво ко мне, чтобы моя малость явилась благоугодною перед Твоим могуществом, по множеству щедрот Твоих, о Христе Иисусе Спасителе моем, Который с Отцом в едином Божестве живет и царствует во веки веков. Аминь.

10. Молитвенное обращение смиренного раба Божия

 Знаю, Господи, знаю и исповедую, что я недостоин того, чтобы Ты любил меня, но истинно Ты достоин, чтобы я Тебя любил. Хотя я недостоин Тебе служить, но Ты достоин служения твари Твоей. Ради этого даруй мне, Господи, от достоин­ства Твоего: и я буду достоин от недостоинства моего. Сотвори волею Твоей, чтобы я оставил грехи, и служил Тебе, как должно. Даруй мне так вести и окончить жизнь мою, чтобы я уснул в мире и почил в Тебе. Сотвори, чтобы при кончине при­шел ко мне сон с миром, мир с безопасностью, без­опасность с вечностью. Аминь.

11. Молитва Святой Троице

 Тебя, нерожденного Бога Отца, Тебя, Сына Единородного, Тебя, Духа Святого Утеши­теля, Святую и нераздельную Троицу, всем сердцем и устами исповедуем, хвалим и благословляем: Тебе слава во веки веков. Аминь.

12. Исповедание Всемогущего Бога

 О, Высочайшая Троица, единая сила и нераздельное величие, Боже наш, Боже всемогу­щий! исповедуюсь Тебе я, последний из рабов Твоих и малый член Церкви Твоей, исповедуюсь Тебе и почитаю Тебя достойною жертвою хваления, что Ты мне столь униженному благоволил дать зна­ние и силу. Если я не имею наружных даров, чтобы принести Тебе, то охотно и радостно, с верою не­лицемерною и благою совестью приношу Тебе обеты хваления.

 Верую в Тебя всем сердцем моим, Царь неба и земли, Господи, и молю Тебя, исповедую Отца и Сына и Святого Духа, в Лицах тройственного, в су­ществе единого, истинного Бога, всемогущего, еди­ного простого, бесплотного, невидимого и не опи­санного, ничего выше и более Себя не имеющего, но всяким образом без недостатка совершенного, без количества великого, без качества благого, без смерти жизнь, без немощи сильного, без лжи ис­тинного, без положения вездесущего, без места повсюду целого, без протяжения все наполняюще­го, без противления всюду встречающегося, без ос­тановки во всех тварях пребывающего, без нужды все творящего, без труда всем управляющего, без Своего начала всему начало дающего, без Своего изменения во всем существующем перемены про­изводящего; величием бесконечного, силою всемо­гущего, благостью величайшего, премудростью не­постижимого, советами страшного, судом правед­ного, помышлениями сокровеннейшего, в словах справедливого, в делах святого, в щедротах изо­бильного, к согрешающим весьма терпеливого, к раскаивающимся милосердного, всегда вместе веч­ного и бесконечного, бессмертного и неизменного, Которого ни пространство не увеличивает, ни тес­нота мест не умаляет, и никакое вместилище не за­ключает, ни желание не изменяет, ни дружба не приклоняет, ни печаль не смущает, ни радость не пленяет; у Которого ни забвение ничего не отнима­ет, ни память не возвращает, ни минувшее не про­ходит, ни будущее не наступает; Которому ни нача­ло начала, ни времена приращения, ни случай окончания не дает, но Ты прежде веков, в веках и вовеки живешь вечно, и у Тебя вечная хвала, веч­ная слава, высочайшая власть и особенная честь, непрерывное царство, и держава без конца, в неог­раниченные, нескончаемые и бессмертные века веков.

13. О том, как Бог Отец благоволил помочь роду человеческому, и о воплощении Слова

 До сих пор, Всемогущий Боже, Зритель и Хранитель сердца моего, исповедовал я всемогу­щество величия Твоего и величие всемогущества Твоего; а теперь то, как Ты на земле человеческому роду в конце веков благоволил помочь, — как сер­дцем верую в правду, так устами исповедую пред Тобою во спасение. О Сыне Твоем пишет апостол: «когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего» (Гал.4:425). Он в мир этот послан был, и, родив­шись от блаженной Приснодевы Марии, во плоти явился истинным и совершенным человеком. Но что такое говорит о Нем евангелист: «в мире был, и мир чрез Него начал быть» (Ин. 1:10). А туда Он послан по человечеству, где всегда пребывает по Божеству. Я всем сердцем признаю и устами исповедую это пос­лание делом всей Святой Троицы. Как же Ты воз­любил нас, что и Сына Своего не пощадил, но пре­дал Его за нас грешных? Он послушен был Тебе до крестной смерти; взял рукописание грехов наших и пригвоздил его ко кресту, распял грех и умертвил смерть.

 Он один был свободен среди мертвых, имел власть положить за нас душу Свою и опять при­нять ее. Он Совершитель и жертва. Он Священник и жертвоприношение. Я великое имею упование на Него, потому что Ты исцелишь все болезни мои Тем, Кто сидит одесную Тебя и ходатайствует о нас. Избавь меня от князя мира этого сидящим одесную Тебя Искупителем нашим, в Котором он никакого зла найти не мог. Тем Самым оправдай меня, Который не сотворил греха. Избавь, молю, меня от грехов, пороков, преступлений и нераде­ний моих. Наполни меня Твоими святыми доброде­телями и сотвори, чтобы я привык к добру. Сделай, чтобы я в святых упражнениях во имя святое Твое пробыл до кончины моей, по Твоему благоволению!

14. О надежде, которую душа должна иметь на Господа Иисуса

 Я пришел бы в отчаяние от безмерных грехов моих и бесчисленных преступлений моих, если бы не стало плотию Слово Твое, Боже, и не все­лилось в нас. Но уже не смею отчаиваться, потому что мы, еще бывши врагами, примирились смертью Сына Твоего, тем более после примирения спасаемся Им. Вся моя надежда и незыблемость всего моего упования возложена на бесценную кровь Его, для нас и для спасения нашего излиянную.

 За это благодарим Тебя, милостивый и щедрый Человеколюбец Боже, что Ты нас Сыном Твоим, Господом нашим Иисусом Христом, чудесно изба­вил и возвратил погибших по вине своей.

 Я воздаю Тебе хвалы от всего сердца моего за то, что Ты, по неизглаголанной любви Твоей, кото­рою нас бедных и недостойных по чудной благости возлюбить благоволил, послал из лона Своего Еди­нородного Сына Своего спасти нас грешных, тогда бывших сынами погибели. Благодарю Тебя за свя­тое воплощение и рождество Его, и за славную Матерь Его, от Которой Он ради нас благоволил принять плоть, чтобы Он, — как истинный Бог от Бога, — так истинным был Человеком от человека. Благодарю Тебя за страдание и крест Его, за смерть и воскресение Его, за вознесение Его на небо, за присутствие Его одесную Тебя и за посла­ние Им Святого Духа.

 Благодарю Тебя за то святейшее бесценной крови Его излияние, которою мы искуплены, и за святейшую и животворящую тайну Тела и Крови Его, которою мы повседневно насыщаемся, и Еди­ного высочайшего Божества становимся участни­ками. Благодарю Тебя за Твою чудную и неизре­ченную любовь, которою Ты нас недостойных так возлюбил и спас чрез Единородного и возлюблен­ного Сына Твоего, «дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). Сия же есть жизнь вечная, да познаем Тебя, истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа, верою правою и делами веры.

15. О неизмеримой любви Вечного Бога Отца к роду человеческому

 О, неизмеримая благость! О, невероятная любовь! Для избавления раба послал Ты Сына. Бог стал Человеком, чтобы погибший человек был избавлен от власти демона. Как милосерд, Челове­колюбец, Сын Твой, Которому недовольно каза­лось, что Он уничижил Себя, ставши Человеком, и Который еще подъял крестные мучения, излив кровь Свою для спасения нас! Пришел Бог, пришел из любви Своей взыскать и спасти погибшее.

 О, любовь! О, благость! Кто когда слышал подо­бное? Кто не изумится такому благоутробию мило­сердия? Кто не удивится? Кто не возрадуется о преизбыточествующей любви Твоей, которою Ты нас возлюбил?

 Но что мы воздадим Тебе, Боже наш, за такие благодеяния Твои? Какие хвалы принесем Тебе за милосердие Твое? Хотя бы мы имели ангельский разум и силу, и тогда мы не могли бы воздать ни­чего достойного такой любви Твоей. Если бы все наши члены превратились в языки, то для принесе­ния Тебе достойных хвалений мы оказались бы все-таки бессильными и ничтожными. Ибо превосхо­дит всякий разум Твоя невероятная любовь, кото­рую Ты показал нам, так как Сын Твой уподобился нам во всем, кроме греха.

 Восприяв не ангельское, но человеческое ес­тество и прославив его воскресением и бессмер­тием, Ты в Своем лице вознес его выше всех небес, выше сонмов ангелов, выше херувимов и серафимов. Тебя славят ангелы, Тебе поклоняют­ся господства, и все силы небесные трепещут перед Богочеловеком.

 В этом-то вся моя надежда и все мое упование, потому что в Самом Иисусе, Господе нашем, есть часть каждого из нас, плоть и кровь. Там, где моя часть царствует, верю, что там царствую и я, где плоть моя прославляется, там и я себя прославля­емым признаю. Где кровь моя владычествует, думаю, что и я там владычествую, хотя грехи мои удерживают меня; хотя мои беззакония исключают меня, — но соединение естества не устраняет меня от спасения. Щедр и весьма милостив Господь Бог наш; и любит плоть Свою, члены Свои, утробу Свою. В Самом Боге и Господе нашем Иисусе Христе сладчайшем и милостивейшем, в Котором мы воскресли, и уже вознеслись на небо, и уже сидим вместе с небожителями, плоть наша любит нас; и мы имеем преимущество крови нашей в Нем. Мы члены Его и плоть Его, Он глава наша, от Которого все тело, как написано: «кость от костей моих и плоть от плоти моей» (Быт. 2:23) и «будут два одною плотью» (Мф.19:5). И: «никто никогда не имел нена­висти к своей плоти, но питает и греет ее» (Еф.5:29). «Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Еф.5:32), говорит апостол.

16. О двух естествах в Иисусе Христе, милующем нас и ходатайствующем о нас

 Я благодарю устами и сердцем и всею возможною силою за бесконечное милосердие Твое, Господи Боже наш, и за все щедроты Твои, которыми Ты нам, погибшим, чудесно благоволил послать помощь чрез Того же Сына Своего, Спа­сителя и Восстановителя нашего, Который умер за беззакония наши, и воскрес для оправдания на­шего, и теперь живой сидит одесную Тебя, и хо­датайствует за нас, и вместе с Тобою милует: по­тому что Он Бог от Тебя Отца, равновечен и соприсносущен Тебе во всем и может всегда спасти нас. Но потому, что Он человек, дана Ему всякая власть на небе и на земле: «дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык испове­дал» (Флп.2:10), что Господь наш Иисус Христос есть во славе Твоей, Боже Отче Всемогущий. Он постав­лен от Тебя Судиею живых и мертвых. Ты же не судишь никого, но весь суд Свой отдал Сыну Сво­ему, в сердце Которого «сокрыты все сокровища .премудрости и ведения» (Кол. 2:3). Он — Свидетель и Судия, Которого не избежит никакая грешная со­весть, потому что пред очами Его все обнажено и открыто. Он, неправедно осужденный, будет су­дить вселенную в правоте и людей Своих в исти­не. Поэтому я благословлю имя святое Твое вовеки и прославлю от всего сердца моего, Всемогущий, Милостивый Господи, за это неизреченное и чуд­ное соединение Божества и человечества в одном лице. Но, хотя по чудному благоволению Слово стало плотию, однако ни одно из двух естеств не изменилось в другое. К таинству Троицы не при­ложилось четвертое лицо: потому что существо Бога Слова и человека соединилось, а не слилось. Не иной был Бог, а иной человек, — но один и тот же Бог и человек, человек и Бог, то есть Бо­гочеловек.

 О, удивительное таинство! О, несказанное со­единение! О, чудная благость! Мы даже не до­стойны быть рабами, и вот сделались сынами Божиими, наследниками Богу и сонаследниками Христу! Откуда нам это и кто нас привел к этому? Но, умоляю Тебя, милостивый Отче, Боже мой, этой неоцененной милостью, благостью и любовью Твоей, соделай нас достойными многих и великих обетовании Сына Твоего, Гос­пода нашего Иисуса Христа. Повели силе Твоей и утверди то, что соделал Ты в нас; соверши, что ты начал, чтобы мы достигли до полной благода­ти Твоей любви. Сотвори, чтобы мы понимали Духом Святым, заслуживали и с достойным бла­гоговением всегда почитали это великое таинство Твоей любви, которое явилось во плоти, оправда­лось в духе, показано ангелам, проповедано языч­никам и принято верою в мире.

17. О благодарности, которою человек обязан за искупление

 О, как много мы должны Тебе, Господи Боже наш, искупленные, спасенные благодатью и осыпанные столькими благодеяниями! О, как мы, не­потребные, должны любить Тебя, бояться, благослов­лять, хвалить, почитать и прославлять! Ты нас так возлюбил, спас, освятил, превознес! Тебе мы обязаны всем, что имеем, тем, что живем и одарены разумом. Даруй нам, Господи, от благ Твоих, чтобы мы этими благами служили и угождали Тебе и приносили ежед­невно хвалы Тебе за столькие благодеяния милосер­дия Твоего. Ибо мы не другим чем можем служить и благоугождать Тебе, как только Твоим дарованием, — так как «всякое даяние доброе и всякий дар со­вершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения» (Иак.1:17). Господи Боже наш, Боже щедрый, Боже благий, Боже всемогущий, Боже неизреченного и неописанного существа, Боже Зиж­дитель всех вещей и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Ты, Который послал возлюбленного Сына Своего, Господа нашего сладчайшего, послал Его из лона Своего, чтобы Он принял жизнь нашу, да отдаст нам Свою жизнь, и чтобы Он был совершенный Бог от Тебя Отца и совершенный человек от Матери-Девы, весь Бог и весь человек, один и тот же Христос, вечный и временный, бессмертный и смертный, Тво­рец и сотворенный, крепкий и немощный, победи­тель и побежденный, питатель и воспитанный, пас­тырь и овца, временно умерший и с Тобою вовеки жи­вущий. Он, Своим возлюбленным ученикам обещая подкрепление в жизни, сказал: «если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю» (Ин. 14:13). Чрез Этого истин­ного Первосвященника и доброго Пастыря, Который принес Себя Тебе в жертву, положив душу Свою за стадо Свое, прошу Тебя, любовь и благость Твою сми­ренно умоляю, всеблагой и прелюбезный Человеко­любец Боже, даруй мне, чтобы я Тебя с Сыном Твоим и Святым Духом за все благословлял и прославлял с сердечным сокрушением и слезным источником, по­тому что, у Которых одно существо, у Тех один дар. Но так как тленное тело отягощает душу, то восставь слабость мою силою Твоей и сотвори, чтобы я твердо пребывал в заповедях Твоих и в прославлении Тебя. Даруй мне, чтобы согрелось во мне сердце мое и в размышлении моем разгорелся огонь. И как Сам Еди­нородный Сын Твой сказал: «никто не может прий­ти ко Мне, если не привлечет его Отец, послав­ший Меня» (Ин. 6:44), — то я прошу и молю, влеки меня всегда к Нему, чтобы, наконец, Он Сам возвел меня к Тебе туда, где Он сидит одесную Тебя; где есть жизнь веч­ная и вечно блаженная, где нет никакого страха, а совершенная любовь, где вечный день, где истинная и величайшая безопасность, и спокойная отрада, и приятное благополучие, и блаженная вечность, и бла­женное, без конца, лицезрение Тебя; где Ты с Ним и Он с Тобою в соединении Святого Духа вечно жи­вешь и царствуешь, Боже, во все века. Аминь.

18. Молитвенное воззвание к Иисусу Христу

 Надежда моя, Христе Боже, Человеколюбец, свет, путь, жизнь, спасение, слава и все украшение! За наше спасение Ты благоволил все претерпеть: оковы, крест, язвы, смерть и погре­бение, потом на третий день, победив смерть, вос­стал и, утвердив сомневающиеся сердца учеников, в сороковой день вознесся в высоту небес, и теперь живешь вечно и вовеки царствуешь. Ты — Бог мой живой и истинный, Отец мой святой, Господь мой щедрый, Царь мой великий, пастырь мой добрый, учитель мой единый, помощник мой благой, воз­любленный мой прекрасный, хлеб мой живой, свя­щенник мой вовеки, вождь мой в отечество, свет мой истинный, сладость моя святая, путь мой пря­мой, премудрость моя преславная, простота моя чистая, согласие мое мирное, ограждение мое бе­зопасное, часть моя благая, спасение мое вечное, милосердие мое великое, терпение мое твердое, жертва моя непорочная, искупление мое святое, надежда моя крепкая, любовь моя совершенная, воскресение мое истинное, жизнь моя вечная, ра­дость моя бессмертная, видение мое блаженное и бесконечное! Тебя усердно прошу, молю и сми­ренно умоляю, чтобы я Тобою ходил, к Тебе при­шел и в Тебе успокоился, потому что Ты — путь, истина и жизнь, и без Тебя никто не приходит к Отцу: я желаю Тебя, сладчайшего и прекраснейше­го Господа.

 О, сияние Отчей славы, Ты восседаешь на херу­вимах и видишь бездны мировых пространств, свет истинный, свет просвещающий, свет немеркну­щий, в который желают проникнуть ангелы! Вот сердце мое пред Тобою, разгони мрак его, чтобы оно просветилось светом любви Твоей.

 Дай мне, Боже мой, Себя, отдай мне Себя: вот я люблю Тебя, и если мало, то возлюблю сильнее. Я не могу узнать, насколько мне недостает любви Твоей к совершенствованию, чтобы стремилась жизнь моя в объятия Твои и не уклонилась, пока не сокроется в тайнах лица Твоего.

 Ты один — добро, которое ни на лучшее, ни на худшее не может измениться. Ты один пребы­ваешь, у Тебя жить и счастливо жить — не есть иное, потому что блаженство Твое — Ты Сам, но тварь Твоя, для которой иное значит жить, а иное — благополучно жить, все то, чем живет и как живет, должна приписывать только Твоей благо­дати.

 Твоим даянием мы возжигаемся и устремляемся в высоту, возгораемся, идем, восходим, огнем Твоим благим воспламененные. Куда? В высоту идем, к покою Иерусалима. Но мы, находясь в теле, странствуем от Тебя, Господи, «не имеем, здесь постоянного града, но ищем будущего» (Евр.13:14). «Наше же жительство — на небесах» (Флп.3:20). Потому я с благодатью Твоей вхожу в ложе сердца моего и пою Тебе песнь, Царь мой, Боже мой, вздыхаю неизглаголанными воздыханиями на месте странствования моего, где «уставы Твои были песнями моими» (Пс.118:54).

 И, вспоминая Иерусалим, возвожу к нему чув­ство сердца, к Иерусалиму, отечеству моему, и к Тебе, Обладателю его, Просветителю, Отцу, Пок­ровителю, Правителю, Пастырю, к непорочному и твердому веселию, к постоянной радости и ко всем вместе неизреченным благам. Я не возвращусь, пока Ты всего меня не соберешь от рассеяния в покой того любимого отечества, где находится пер­вое начало моего духа, Боже мой, милость моя!

19. Различие между премудростью дома Божия и премудростью Божией

 Это дом Твой, Боже, не земной и не по какому-либо небесному сложению построенный, не телесный, но духовный и причастный вечности, по­тому что без порока пребывает вовеки. Ты утвердил его в век века, «дал устав, который не прейдет» (Пс.148:6). Но он сотворен Тобою не без начала, потому что премудрость создана прежде всего. Но насколько различен Свет просвещающий от света просвещае­мого, столько же различия между Тобою, высочай­шею Премудростию творящей, и этой, сотворен­ной, как между правдою оправдывающею, которая есть Ты, Боже наш, и правдою, соделанною от оп­равдания этого, потому что и мы наречены правдою Бога Отца в Тебе, Сыне Его, Господе нашем, по сви­детельству апостола.

 Итак, созданная премудрость есть разумная мысль и одаренная понятием Бога, Отца нашего, свободная и вечная, пребывающая на небе, на тех небесах, которые хвалят Тебя, потому что это «небо — небо Господу» (Пс.113:24). Прежде этой созданной премуд­рости — Ты, Бог вечный, Творец всех, от Которого зависят ее произведения, от Которого она приняла начало, хотя без времени, потому что еще его не было. Она всегда видит лицо Твое и никуда не ук­лоняется от него. Потому-то она никакой переме­ною не изменяется. Однако и она померкла и охла­дела бы, если бы не прилепилась к Тебе великою любовью и не согревалась Тобою.

 Такою чистою она любовью прилепляется к Тебе, Богу вечному, и в одном созерцании Твоем успокаивается.

 Дом Твой есть небо небес. Мысль чистая, утвер­ждение блаженных духов, всегда прилепляется к блаженству Твоему и преизбыточно счастлива Тобою.

 Вот и душа, которая стремится к Тебе, просит одного, чтобы жить ей в доме Твоем во все дни жизни ее. И какие дни ее, если не вечность Твоя, которая не оскудеет.

 Итак, здесь пусть разумеет душа, которая может, насколько Ты больше всех времен вечен, когда дом Твой, хотя и не вечен, как Ты, но непре­станно с Тобою соединяется и не подлежит ника­кой временной перемене, не имеет к ожиданию будущего, ни к воспоминанию прошедшего, не изме­няется переменами и не ограничивается никакими временами.

20. О небесном Иерусалиме

 О, дом Божий, светлый и прекрасный! Я возлюбил благолепие твое и место селения славы Господа Бога моего, Обладателя и Создателя твое­го. К тебе пусть воздыхает странствование мое днем и ночью, к Тебе да стремится сердце мое, к Тебе воскрыляется мысль моя, в сообщество бла­женства Твоего, войти пусть желает душа моя. Я вопию к Сотворившему тебя, да обладает Он мною в тебе, потому что Он создал меня и тебя. Я ищу чудной красоты Твоей не по заслугам моим, но ради крови Того, Которым я искуплен.

 Я заблудился, как погибшая овца; странствова­ние мое продолжилось, и далеко я отвержен от лица Господа Бога моего в это мрачное заточение, где, изгнан от райского веселия, оплакиваю повсе­дневно пленение мое печальною песнею, когда вспоминаю о тебе, родной Иерусалим, когда ноги мои стоят в притворе твоем, святой и прекрасный Сион, еще не имея возможности видеть внутрен­ность твою. Христос есть мир наш, Он обещал дать нам Себя, говоря: будут равны ангелам на небесах. О, Иерусалим, дом Божий, сладкое воспоминание твоего блаженного имени да будет отрадой в печа­ли моей.

21. О том, каких горестей исполнена жизнь

 Весьма мне грустна, Господи, жизнь эта и тя­гостно странствование это. Жизнь эта — жизнь несчастная, жизнь тленная, жизнь неизвес­тная, жизнь многотрудная, жизнь нечистая, госпо­жа зол, царская дочь гордых, которая не жизнью, а смертью должна называться, в которой умираем каждую минуту от бедствий и невзгод.

 Так неужели же только то, что мы живем на свете этом, можно назвать жизнью? Эту жизнь бо­лезни истощают, жары иссушают, воздух заража­ет, пища отягощает, посты сушат, веселость рас­слабляет, печаль убивает, забота стесняет, беспеч­ность притупляет, богатство надмевает и колеблет, нищета низвергает, юность возносит, старость сги­бает, немощь крушит, печаль угнетает, — а за всеми этими бедствиями наступает неистовая смерть и все радости так внезапно прекращает, что, по пресечении жизни, кажется, что ее и не бы­вало. Эта жизненная смерть и смертная жизнь хотя и наполнена горестями, но многих ловит сво­ими прелестями и многих обманывает своими лож­ными обещаниями. Она многих напояет золотою чашею, — и мало тех счастливых, которые прези­рают ее непостоянные радости, чтобы с ними, ис­чезающими, и самим не быть погубленными обман­щицею.

22. О блаженной жизни, которую Бог уготовал любящим Его

 Жизнь, которую уготовал Бог любящим Его, — жизнь жизненная, жизнь блаженная, жизнь безопасная, жизнь спокойная, жизнь пре­красная, жизнь чистая, жизнь непорочная, жизнь святая, жизнь, неведающая смерти, жизнь, не зна­ющая скуки, жизнь без порока, без болезни, без за­боты, без тления, без смятения, без перемены, жизнь, переполненная красотою и достоинством, где нет противника нападающего, где нет греховной прелести, где любовь совершенная и нет никакого страха, где Бог лицом к лицу зрится и этою жиз­ненною пищею мысль без недостатка насыщается!

 Чем более изнемогаю от любви к Тебе, сладким желанием Тебя и памятью о Тебе услаждаюсь. Не­выразимо приятно возводить к Тебе очи сердца, сладостно о Тебе говорить, о Тебе слышать, о Тебе писать, о Твоем блаженстве читать и думать о про­чтенном.

 Как я желаю прийти к Тебе и на лоне Твоем приклонить мою усталую голову! Для этого я выхо­жу на прохладные луга священных писаний и рву цветы изречений и, собирая их, храню в памяти, чтобы не чувствовать горести этой жизни.

 О, жизнь преблагополучная! О, царство бла­женное, не имеющее смерти и конца, в котором время не проходит, где непрерывный день без ночи! О, когда бы я, получивши оставление грехов, вошел в град твой и принял венец от руки Господ­ней, чтобы предстоять с блаженнейшими духами пред славою Творца, чтобы видеть лицо Христово, чтобы зреть тот неизреченный, неописуемый свет и никаким страхом смерти не поражаться, но беско­нечно радоваться о благодати вечного нетления.

23. О блаженстве святой души, переселяющейся из мира этого

 Счастлива душа, которая, разрешившись от земного тела, свободно восходит на небо, без­опасная и спокойная, не боится ни врага, ни смер­ти, — потому что она имеет всегда присутствующе­го и видит непрестанно прекраснейшего Господа, Которому служила, Которого любила и к Которому, наконец, пришла. А такую блаженства славу ника­кой день не умалит и никакой нечестивец отнять не может. Увидели ее дочери Сиона, ублажили и ска­зали: кто эта, восходящая из пустыни, изобилую­щая сладостями, опершаяся на возлюбленного сво­его? Кто это идущая, прекрасная, как луна, укра­шенная, как солнце? Как радостно спешит она, слыша возлюбленного своего, ей говорящего: спеши, прекрасная моя, и приходи; зима прошла, дождь прошел и удалился; цветы появились в земле нашей, время подрезывания винограда настало, слышен голос горлицы, смоковница цветет, спею­щий виноград издает благоухание.

 Спеши, ближняя моя, прекрасная, голубица моя, покажи мне лицо свое, потому что оно пре­красно. Приди после многих бед и трудов: войди в радость Господа твоего, которую никто не возьмет у тебя!

24. Молитвенное обращение к святым о помощи в несчастьях

 Блаженны вы все, беспечальны и радост­ны, святые Божии, которые уже пере­шли это мертвое море и сподобились войти в пристанище вечного покоя, безопасности и тишины! Молю вас любовью вашей, будьте попечительны о нас. Тем Самым прошу вас, Которо­го красотою вы уже наслаждаетесь, от бессмер­тия Которого вы стали бессмертны, Которого бла­женнейшим зрением всегда веселитесь; помните нас всегда, помогите нам, несчастным, которые еще на море этой жизни колеблемся окружающи­ми нас со всех сторон бурями.

 Вы, врата прекрасные, вознесшиеся до высоты великой! Помогите нам, весьма долу поверженным; подайте руки ваши и воздвигните лежащих, да, ис­целившись от немощи, сделаемся крепкими в борь­бе. Заступите и молите непрестанно о нас, бедных и нерадивых грешниках. Мы носимся по морю жизни великому и пространному, где находятся пресмыкающиеся, которым нет числа, где есть жи­вотные малые с великими, где дракон лютейший, всегда готовый поглотить нас, где места опасные, пропасть и пучина, в которых погибают колеблю­щиеся в вере.

 Молите Господа, молите, все множество святых и бесчисленные сонмы блаженных, чтобы помощью ваших молитв с неповрежденным кораблем и целыми товарами мы сподобились войти в при­стань вечного спасения, покоя и непрерывного мира.

25. Стремление души к небесному Иерусалиму

 Иерусалим, град святой Божий, прелюбезная невеста Христова! Тебя любит сердце мое, красоты твоей желает мысль моя. О, как ты пре­красна и благородна! Ты вся прекрасна, и порока нет в тебе. Радуйся и веселись, прекрасная дочь Царя, потому что возжелал Царь красоты твоей и возлюбил благолепие твое Прекраснейший из сынов человеческих. Но какой Возлюбленный твой, прекрасная? Возлюбленный мой бел и прекрасен, избранный из людей. Как яблоня между лесными деревьями, так Возлюбленный мой между людьми. «На ложе моем искала я того, которого любит душа моя» (Песн.3:1), взыскала и обрела.

 Я взыскал и обрел Его, держу и не отпущу, пока введет меня в дом Свой. Счастлива душа, которая сподобится увидеть славу твою, Иерусалим, бла­женство твое, красоту твою, врата и стены, улицы и многие обители твои, блаженных граждан твоих и сильного Царя твоего во всей красоте Его! Стены твои сооружены из дорогих каменьев, врата твои — из лучших жемчужин, улицы твои — из чистей­шего золота, обители твои — из сапфира; в них никто не входит, кроме чистого, и не обитает ос­кверненный.

 Прекрасен ты и сладок утехами, Иерусалим; ни­чего в тебе нет такого, что видим мы в этой жизни: нет в тебе темноты или шума, и никакого различия времени; не светит в тебе свет солнца или блеск звезд, но Бог от Бога, Свет от Света, Солнце правды всегда освещает тебя. Агнец непорочный, прекрас­ный — свет твой; солнце твое и все благо твое — непрестанное созерцание этого прекрасного Царя.

 Там ангелов хоры, там общество небесных граждан, там сладостное торжество всех от горест­ного странствования к тебе возвращающихся. Там апостолы, пророки, мученики, исповедники, там иноки, там жены, там овцы и агнцы, от сетей похо­ти убежавшие, ликуют все в обителях твоих. Раз­лична каждого слава, но общая всем радость. Там царствует совершенная любовь, потому что там Бог, Которого без конца видят и, видя Его, любо­вью горят, любят и славят, славят и любят. Их де­ятельность — хвала Божия без конца, без переры­ва, без труда. Вечно счастлив буду я, если, по раз­решении от тела, сподоблюсь услышать небесное пение. Безмерно блажен буду я, если и сам удосто­юсь видеть Бога моего во славе Его, как Он Сам обещал, говоря: «Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира» (Ин. 17:24). И еще: «кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам» (Ин. 14:21).

26. Непрестанная хвала Богу

 «Благослови, душа моя, Господа, и вся внутренность моя — святое имя Его. Благослови, душа моя, Господа, и не за­бывай всех благодеяний Его» (Пс.102:1,2). «Благословите Гос­пода, все дела Его, во всех местах владычества Его. Благослови, душа моя, Господа!» (Пс.102:22). Восхвалим Господа, Которого хвалят ангелы и трепещут влас­ти, Которому поклоняются господства, Которому херувимы и серафимы непрестанно вопиют: свят, свят, свят. Соединим голоса наши с голосами свя­тых ангелов, и общего всех Господа восхвалим по мере нашей.

 Они хвалят Господа непрестанно, созерцают Его лицом к лицу. Но никто не может вообразить, — какое пред лицом Господа бесчисленное мно­жество блаженных духов, — какое у них бесконеч­ное торжество о видении Бога, — какая полная ра­дость, — какой жар любви, не томящий, но услаж­дающий, — какое в них желание созерцания Бога с насыщением и насыщение с желанием, в которых ни желание не рождает греха, ни насыщение не про­изводит отвращения, — как они, прилепляясь высо­чайшему блаженству, сами становятся блаженными, — как, соединившись с истинным светом, сделались сами светом, — как, всегда видя неизменяемую Тро­ицу, сами превратились в неподвижность.

 Но как мы можем постигнуть высоту ангельско­го достоинства, если не можем исследовать естест­ва и души нашей? Как она может оживлять плоть, а себя в святых помыслах сдержать не может? Как это она так крепка и слаба, мала и велика; испыты­вает тайны Божий и созерцает небесное и на поль­зу человеческую острым разумом своим изобрела многие искусства? Она — какой-то разумный дух, созданный могуществом Творца, бессмертно, по мере своей живущий и мертвенное тело, которое носит, оживляющий. О Боге непостижимом высо­кое и чудное читаем, говорим и пишем; но об анге­лах и духах все, что ни говорим, не можем ясно ут­вердить. Но да отойдет от этого душа и оставит все созданное, поспешит и вознесется, и устремит очи веры к Создавшему. Итак я сотворю степени вос­хождения в сердце моем, и ими войду в душу мою, и чрез нее и мысль мою войду к Господу моему, обитающему над главой моей. Блаженна та мысль, которая оставляет дольнее и восходит на высоту и с высочайших гор созерцает Солнце правды орли­ным зрением! Ничего нет сладостнее, как созер­цать Иисуса Бога и взирать на иной, а не на этот свет, который в сравнении с тем величайшим Све­том может назваться не светом, но тьмою.

27. Что значит некоторым образом видеть невидимого Бога

 Хотя высочайшее и неизменяемое Существо, Свет истинный, Свет непрестанный, Свет ангелов, никем не может быть видимо в этой жизни, но в Него верить, Его разумевать, о Нем мыслить, Его с горячностью желать, — значит не­которым образом Его видеть и в себе иметь.

 Творец для прославления Своего сотворил нас, хотя в наших хвалах не нуждается. Он — сила не­постижимая, ни в чем не имеющая нужды. «Велик Господь и достохвален» (1Пар. 16:25).

 Пусть верная душа, укрепленная небесной пищею, восклицает воплем великим, взывает всем сердцем, взывает с пламенным желанием и ра­достью: «Велик Бог наш» (2 Пар. 2:5)!

28. О свойствах существа Божия

 О, Боже величайший, всеблагой, всемогущий, всемилостивый, всеправедный, всесокровенный, всеприсущий, прекрасный и прекрепкий, не­поколебимый и непостижимый, невидимый, всеви­дящий, неизменный, все изменяющий, бессмерт­ный, невместимый, неограниченный, неописанный, беспредельный, неоцененный, неизреченный, недоведомый, недвижимый, все движущий, неисследимый, несказанный, страшный и ужасный, почтения, трепета и благоговения глубочайшего достойный, никогда не древний, все обновляющий; всегда дела­ющий и всегда спокойный, собирающий и не требу­ющий, все носящий без отягощения, все наполня­ющий без включения, все творящий, покрываю­щий, воспитывающий и успевающий, ищущий, все имея у Себя, любящий и не ревнующий, ревную­щий и безопасный! Ты раскаиваешься, но не собо­лезнуешь; гневаешься, но спокоен; не изменяешь совета Своего; принимаешь, что обретаешь, и ни­когда ничего не теряешь; никогда не имеешь недо­статка, а о прибыли радуешься. Ты один все ожи­вотворяешь, сотворил все, можешь быть ощущаем, но видим быть не можешь; Ты всего касаешься, но не одним образом; потому что Ты некоторых каса­ешься, чтобы только существовали, однако чтобы не жили, не чувствовали и не различали; а некото­рых касаешься, чтобы существовали и жили, а не ощущали и различали; некоторых же касаешься, чтобы существовали, жили и ощущали, но не раз­личали; а некоторых Ты касаешься, чтобы сущест­вовали, жили, ощущали и различали. За Тобою, пребывающим в покое, мы следуем, но достигнуть Тебя не можем; Ты содержишь все, наполняешь все, объемлешь все, превышаешь все; окружая на­полняешь и наполняя окружаешь; содержа превос­ходишь и превосходя содержишь; научаешь сердца верных без произнесения слов; нигде не присутст­вуешь, но от помышлений нечестивых далеко от­стоишь; и там присутствуешь, где далеко отстоишь; везде всегда присутствуешь, но обрестись едва мо­жешь; не простираешься по местам и не изменяешься от времени, и не имеешь ни приращения, ни умале­ния, но живешь во свете неприступном. Ты всюду ок­ружаешь все и везде всецело весь, потому что Ты ни разделен, ни раздроблен не можешь быть; Ты один и не раздробляешься на части. Этой тайны неизмери­мую глубину ни человеческая мысль не может по­нять, ни язык витий поведать, ни все в книгохрани­лищах находящиеся книги не могут истолковать. Если бы и весь мир был наполнен книгами, Твой неизглаголанный разум не может быть высказан, — по­тому что Ты никаким образом не можешь быть опи­сан, Ты велик без количества, и потому неизмерим; благ без качества, и потому истинно благ. Ты, Чья воля есть дело и Чье желание есть возможность, все из ничего сотворил, производя все единою Твою волею; всею тварью без всякого усилия обладаешь, без скуки управляешь, — и ничто не может поколе­бать порядка Твоего владычества; Ты — не виновник зла и причинить его не можешь.

 Никогда Ты не лжешь, потому что Ты вечная Истина; Твоею благостью мы сотворены, правосу­дием наказаны, милостию спасаемся. Ты никогда не изменяешься и пребываешь тем, чем пребыва­ешь, и Тебе весьма прилично греческое наименова­ние ΄ΩΝ [ΨΗ, Сый или Сущий].

 Этому и иному многому научила меня святая Церковь, членом которой благодатью Твоею я удос­тоился быть. И сами ангелы подлинно видеть Тебя не могут в Твоем истинном существе, и ни от кого из смертных Ты не можешь быть зрим в Твоем собст­венном существе, и, наконец, никому иному, толь­ко Тебе одному известна вся всемогущая Троица.

29. О троичности божественных Лиц и о единстве Божества

 Ты Единица Божества, Лиц множествен­ным числом различная, весом недомыслимая. Твое Божественное существо не имело и не имеет вещества, хотя и имеет вид, то есть несозданный, вид видов, вид прекраснейший.

 О, единая Троица и тройственная Единица, Боже, Которого всемогущество всем обладает и все напол­няет, что сотворило. Все Тобою содержится. Никто от владычества Твоего скрыться не может. Ибо кто Тебя не имеет к себе милостивым, тот никак не из­бежит от прогневанного, так как написано: «Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу?» (Пс.138:7). Это — неизмеримость божественного вели­чия Твоего, чтобы познали, что Ты во всех творени­ях, но не включен; вне всех, но не исключен.

 Ты — Творец и потому находишься внутри всего, что все содержишь; Ты Правитель и имеешь­ся вне всего, потому что все объемлешь неизмеримостью величия Твоего. Итак, неразделимая Твое­го существа Единица хотя имеет разные Лица, но неразделима: Троица в Единице и Единица в Трои­це без разделения. Мы называем Тебя, Отца, по естеству Богом, но по естеству и Сын Бог, по естес­тву и Дух Святой Бог; однако не три Бога, но один по естеству Бог: Отец и Сын и Святой Дух.

 Сущность Лиц не может быть разделена в Свя­той Троице, Которая есть единый истинный Бог, потому что Каждого Лица имя всегда относится к другому Лицу. Это — истинная вера, приходящая от здравого учения; это истинно вера кафоличес­кая православная, которой меня научил Бог в лоне матери Церкви благодатью Своей.

30. Молитвенное обращение к Святой Троице

 Тебя, Господи, призывает вера моя, которую Ты мне дал по благодати Твоей ко спа­сению моему. Но верная душа верою жива; содер­жит то надеждою, что увидит в Тебе.

 Призывает Тебя, Боже мой, непорочная совесть моя, и сладкая любовь веры моей, которую Ты при­вел к познанию истины и сделал сладостною от сладости любви Твоей.

 Призывает Тебя, Святая Троица, искренняя любовь веры моей.

 Тебя призываю, блаженная, единая Святая Тро­ица, Отец и Сын и Святой Дух, Бог Господь, Уте­шитель, любовь, благодать. Жизнь живая, жизнь от Живущего, живых оживотворитель, — Един от Себя, един от единого. Истина Отец, Истина Сын, Истина Святой Дух. Одно существо, одна сила, одна благость, одно Божество, от Которого, чрез Которое и в Котором все бывает блаженно!

31. Бог есть истинная и высочайшая жизнь

 Боже, истинная и высочайшая жизнь, от Которого, Которым и в Котором живо все, что истинно и блаженно живет! Боже, добро и красота, от Него, Им и в Нем все добро и красота, что ни есть хорошо и прекрасно! Боже, Которого вера нас возбуждает, надежда восставляет, любовь совокупляет! Боже, Который повелеваешь Тебя просить, и Сам «стучащему» (Мф.7:8) отверзаешь! Боже, от Которого отвратиться значит упасть, к Которому обратиться значит восстать, в Котором пребывать значит твердо стоять! Боже, Которого знать значит жить, Которому служить значит царствовать, Кото­рого хвалить означает спасение и веселие души! Тебя устами, сердцем и всей возможною силою хвалю, благословляю и поклоняюсь, и Твоему ми­лосердию приношу благодарение, и песнь славе Твоей пою: свят, свят, свят! Тебя призываю, о бла­женная Троица! войди в меня и сотвори меня хра­мом, достойным славы Твоей, молю Отца чрез Сына, молю Сына чрез Отца, молю Духа Святого чрез Отца и Сына, да все пороки удалятся от меня и все святые добродетели да будут насаждены во мне. Боже неизмеримый, в Котором сотворено все видимое и невидимое, храни меня, дело рук Твоих, на Тебя надеющегося и на Твое единое милосердие только уповающего. Молю Тебя, храни меня, здесь и везде, теперь и всегда, внутри и вне, предо мной и за мной, свыше и снизу, храни всего меня вокруг так, чтобы во мне не оставалось никакого места на­ветам и козням вражеским.

 Ты, Бог всемогущий, страж и покровитель всех на Тебя уповающих. Ты Бог, и нет иного Бога, кроме Тебя, ни «на небе вверху», ни «на земле внизу» (Исх. 20:4), Который творит великое, дивное и непос­тижимое, чему нет числа.

 Тебе подобает хвала, Тебе все ангелы, Тебе не­беса и все власти поют пение хвалы непрестанно, как Творцу твари, Господу рабы, воины Царю; Тебя, святую и неразделимую Троицу, всякая тварь величает, всякое дыхание хвалит.

32. Хвала ангелов и людей Богу

 Тебе святые и смиренные сердцем, Тебе духи и души праведных, Тебе небожите­ли и все блаженные духи, поклоняясь, без конца воспевают честь и славу. Восхваляют Тебя, Гос­поди, небожители великолепно и преславно. Хва­лит Тебя человек, и я грешный великим желани­ем желаю Тебя хвалить, любить Тебя желаю лю­бовью особенною.

 Боже мой, жизнь моя, блаженство мое и хвала моя! сподоби меня восхвалить Тебя; даруй мне свет в сердце, слово в уста, чтобы сердце мое помышля­ло о славе Твоей, а язык мой весь день воспевал хвалы Тебе.

 Но так как «неприятна похвала в устах грешника» (Сир. 15:9) и я — муж нечистый устами, то очисти, молю, сердце мое от всякой скверны, освяти меня, всемогущий Освятитель, изнутри и извне, и сотво­ри меня достойным хваления Твоего. Прими ми­лостиво от сердца и мысленной любви, прими жер­тву уст моих, и да внидет к Тебе «в приятное бла­гоухание» (Лев. 17:6). Святая память о Тебе да обладает всей душою моей, да восхитит ее. Да перейдет она от земных к небесным и увидит чудное видение.

 О, вечная Истина, и истинная Любовь, и сла­достная Вечность, Ты, Боже мой! К Тебе вздыхаю днем и ночью, к Тебе стремлюсь, к Тебе желаю прийти. Кто познал Тебя, тот познал истину, поз­нал вечность. Ты истинно властвуешь над всем, и Тебя мы увидим, каков Ты, когда минует эта сле­пая и смертная жизнь, в которой говорят нам: где Бог твой? И я говорю: Боже мой, где Ты? Я не­сколько успокаиваюсь в Тебе, когда изливаю к Тебе душу мою «со гласом радости и славословия празднующего сонма» (Пс.41:5). Но душа моя прискорбна еще, потому что она отпадает и делается бездною. Вера моя говорит ей: «что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься?» (Пс.41:6) Уповай на Бога: све­тильник ногам моим — слово Его. Уповай, пока пройдет ночь, мать нечестивых, пока воссияет день и уклонится тьма. Заутра предстану и узрю спасе­ние лица моего, Бога моего, Который оживотворит мертвенные тела наши ради живущего в нас Духа Его; да будем сынами света и сынами дня, а не ночи и не тьмы.

 Хвалят Тебя, Господи, бессмертные множества ангелов Твоих и прославляют имя Твое небесные силы; они видят лицо Твое и в нем читают без дней времени, чего требует вечная воля Твоя; читают, избирают и любят, и всегда читают, и никогда то не проходит, что они читают. Избирая и любя, чи­тают самую непоколебимость совета Твоего, и не закроется книга их и не сложится свиток их, пото­му что это — Ты Сам для них вовеки. О, безмерно блаженны небесные духи! Они Тебя хвалят, пото­му что видят, отсюда могут радоваться и хвалить. Но мы далеко отстоим от лица Твоего и достойно Тебя хвалить не можем; хвалим однако верою, а не лицом; ангелы же лицом, а не верою. Но, хотя раз­ным образом Тебя хвалим, однако и мы войдем в общество ангелов, с которыми Тебя без конца вос­хвалим. Даруй мне, Господи, и в этом тленном теле хвалить Тебя сердцем и языком, и да рекут все кости мои: Господи! Кто подобен Тебе? Ты — Бог всемогущий, Которого — тройственного Лицами, единого существом Бога — почитаем, и поклоня­емся Отцу нерожденному, Сыну от Отца рожден­ному, Духу Святому от Отца исходящему, святой и нераздельной Троице, единому Богу Всемогущему, Который, когда еще мы не были, сотворил нас силою Своей; и когда мы погибли по вине нашей, любовью Своей чудесно нас возвратил.

 Сотвори нас благодатью Твоей непоколебимы­ми в вере, да делами веры, по Твоей милости, вой­дем в жизнь вечную и там, поклоняясь величию Твоему, воскликнем Тебе: слава Отцу, сотворивше­му нас; слава Сыну, искупившему нас; слава Духу Святому, освятившему нас; слава нераздельной Троице, Которой дела нераздельны и владычество бесконечно. Тебе подобает пение, Тебе подобает всякая честь и слава, Тебе благодарение, Тебе сила и крепость, Богу нашему во веки веков. Аминь.

33. Жалоба человека на то, что от созерцания Бога он не приходит в сокрушение

 Прости, Господи, оставь, милостивый, отпусти и помилуй, пощади и неведение мое, и недостоинство мое! Не отвергни меня как непотреб­ного за то, что осмеливаюсь я Тебя, великого Бога, хвалить и благословлять без слез и сокрушения сердечного, без страха и трепета! Ангелы, Тебе пок­лоняясь и прославляя Тебя, трепещут, исполнив­шись чудной радостью. А я, когда хвалю Тебя, по­чему не содрогаюсь сердцем, не бледнею лицом, не трепещу устами, не содрогаюсь телом и не плачу пред Тобою? Хочу я, да не могу; так как не могу, чего желаю. Я сам удивляюсь этому, когда созер­цаю Тебя очами веры. Но что все это без благодати Твоей? Ибо все спасение наше есть Твое великое милосердие.

 О, как бесчувственна стала душа моя, что не трепещет, предстоя пред Богом и воспевая хвалы Ему? Как ожесточилось сердце мое, что глаза мои не испускают слезы, когда тварь беседует с Твор­цом, сделанный из глины — с Создавшим все из ничего? Пригвозди, молю, страхом Твоим плоть мою, «утверди сердце мое в страхе имени Твое­го» (Пс.85:11). О, когда бы так боялась Тебя грешная совесть моя, как тот святой муж, который сказал: «Господи, услышал я слух Твой и убоялся» (Авв.3:2).

 Податель благ, Боже, даруй мне в хвале Твоей источник слез, да, совершенно любя Тебя и достой­но хваля, я ощущу и вкушу самым сердцем, как Ты благ и сладостен, Господи! «Блаженны чистые сер­дцем, ибо они Бога узрят» (Мф.5:8). «Блаженны живущие в доме Твоем; они непрестанно будут восхва­лять Тебя» (Пс.83:5).

34. Просьба о даровании горячей любви к Богу

 Иисус, искупление наше, любовь и желание, Боже от Бога, будь со мною, рабом Твоим. Тебя призываю, к Тебе взываю великим воплем от всего сердца моего, Тебя зову в душу мою: войди в нее и обладай ею. Тебе подобает чистая обитель, поэтому освяти меня и наполни Своей благодатью.

 Сладчайший, любящий, вожделеннейший, неоцененнейший, прекраснейший! Ты меда сладост­нее, молока и снега белее, отраднее нектара, драго­ценнее бесценных камней и милее и приятнее всех земных богатств и почестей.

 Я не обретаю слов, которыми бы достаточно мог выразить всемогущее и всеведущее слово. Скажу то, что могу, доколе не велишь мне прийти к Тебе, где могу говорить то, что прилично Тебе и мне до­лжно. И теперь смиренно молю, взирай не на то, что я говорю, но на то, что я сказать желаю. Ты знаешь, Боже всеведущий, что Ты дороже и милее мне неба и земли, и всего находящегося на них. Я люблю Тебя больше неба и земли, и всего, что есть на них.

 Люблю Тебя, Боже мой, любовью великою и более любить Тебя желаю. Даруй мне, чтобы я любил Тебя, сколько хочу и сколько должен лю­бить, да будешь Ты один все помышление мое.

 Молю Тебя, сотвори, чтобы я имел сердце со­крушенное и смиренное со множеством слез; со­твори, чтобы я со всем желанием и усердием все­цело умер миру этому и вовсе забыл преходящие вещи от великой любви к Тебе так, чтобы я не пла­кал и не радовался о временном, ничего не любил и не боялся, благополучием не возгордился и не­счастием не поколебался.

 Любовь к Тебе крепка, как смерть. Пусть пото­пит пламенная и медоточная сила любви Твоей мысль мою от всех сущих под солнцем, чтобы я к Тебе одному прилепился и сладостью памяти о Тебе насыщался.

 Да сойдет, Господи, да сойдет, молю, да сойдет в сердце мое благоухание Твое сладчайшее, да вой­дет любовь Твоя медоточная, да войдет в меня Тво­его благоухания чудная и несказанная сладость, которая возбудит во мне вечные желания, и из сер­дца моего да изведет реки воды, текущие в жизнь вечную. Неизмерим Ты, Господи, и поэтому до­лжен быть хвалим и любим без меры.

 Если человек человека так любит, что не может терпеть отсутствия любимого, если невеста с же­нихом соединяется таким внутренним жаром, что не может иметь покоя в отсутствие любимого, — то с каким жаром должна любить душа Тебя, ис­тинного Бога, прекрасного Жениха, Который нас так возлюбил и спас, Который ради нас столько сделал? Любовь земная и наслаждения дольные не так услаждают, как Ты, Боже наш, — потому что любовь Твоя сладка и спокойна. Ты наполняешь сладостью и спокойствием сердца, которыми обла­даешь.

 Сладчайший Христе, благий Иисусе! Наполняй всегда сердце мое неугасимою любовью Твоею, не­прерывною памятью о Тебе настолько, чтобы я, как горящий уголь, весь пылал в сладости любви Твоей. Любовь к Тебе и Твоя, любовь не мучащая, но услаждающая, любовь искренно и чисто пребы­вающая в век века, — всегда горит и не угасает. Сладчайший Христе, благий Иисусе, Боже любви моей! Воспламени меня всего огнем Твоим, утехою и вожделением Твоим, которое есть святое и бла­гое, непорочное и чистое, спокойное и безопасное, чтобы, весь наполнившись сладостью любви Твоей, возлюбил я Тебя, Бога моего, всем сердцем моим и всеми силами моими. Услышь, Боже мой, услышь, свет очей моих, услышь мое прошение! Дай мне плод моления и желания моего предстательством преславной Девы, Матери Твоей Марии, Владычи­цы моей, со всеми святыми Твоими. Аминь.

35. О любви ко Христу

 Христе Господи, Слово Отчее, пришедший в мир этот спасти грешных! Молю Тебя мило­сердием Твоим, исправь жизнь мою, соделай лучши­ми дела, установи наклонности, отними от меня все, что неприятно Тебе и вредно мне, и даруй мне, что Ты Сам знаешь, Тебе угодное и мне полезное. Кто может сделать чистым зачатого от нечистого семени? Только Ты один, Бог всемогущий, Бог бесконечной благости, Который оправдываешь нечестивых и ожи­вотворяешь умерших за беззакония; Который изме­няешь грешников, так что они исчезают [перестают быть ими]. Отними от меня, что Тебе неприятно. Пред Тобою, Господи, здоровье и немощь моя; то, молю, сохрани, эту исцели. Исцели меня, Господи, и спасусь; спаси меня и спасен буду.

 Ты, Который одним мановением Своим восставля­ешь разоренное и падшее, сладчайший, вожделеннейший, бесценнейший, прекраснейший! Влей, молю, множество сладости в сердце мое, чтобы я ни­чего земного, ничего телесного не желал и ни о чем временном не помышлял, но Тебя одного любил, Тебя одного имел в сердце, в уме и на устах моих. Истреби десницею любви Твоей терния пороков моих. Напиши перстом Твоим на сердце моем слад­кую память Твоего медоточного имени, которая ни­каким забвением истребиться не может. Сладкий Христе, благий Иисусе! Даруй мне любовь Твою, ко­торая бы мною управляла и во всем мною обладала. Дай мне явное знамение любви Твоей — орошаю­щий сердце, приснотекущий источник слез.

 Пусть слезы выражают и говорят, что душа моя так любит Тебя, когда очи мои не могут удержать слез. Как должна плакать душа, которая ничего, кроме Христа, любить не хочет? Дивно то, если слезы не сделались для нее насущным хлебом в те­чение дня и ночи. Итак, призри и помилуй меня. Даруй мне утешение Твое небесное, и не возгнушайся душою моей, за которую Ты умер. Даруй мне, молю, слезы, которые могли бы разрешить цепи грехов моих и небесною сладостью всегда на­полняли душу мою. Приходит мне на мысль чудное усердие жены, которая Тебя во гробе лежащего ис­кала от любви, которая не отходила от гроба с ухо­дящими учениками; потому что при нем сидела, пе­чалилась, скорбела, и долго и много плакала, и, встав со слезами, опять и опять оглядывала не­дремлющими очами пещеру оставленного ею гроба, не увидит ли где Тебя, Которого пламенным желанием искала. Итак, она больше прочих люби­ла, любя плакала, плача искала и ища твердо пре­бывала, поэтому и удостоилась прежде всех Тебя видеть и с Тобою говорить. И сделалась предвоз­вестницей для учеников Твоего воскресения.

 Итак, как воздыхать и плакать должна душа, ко­торая Тебя любит всем сердцем и Тебя всем стрем­лением желает видеть, единое прибежище и еди­ную надежду бедных, Который никогда без на­дежды помилования просим не бываешь? Даруй мне эту благодать ради Тебя, чтобы я, когда думаю о Тебе, о Тебе говорю, о Тебе пишу, о Тебе читаю, о Тебе повествую, о Тебе вспоминаю, пред Тобою предстою, хвалы, молитвы и жертву приношу Тебе, всегда бы, обливаясь слезами пред лицом Твоим, изобильно и сладостно плакал так, чтобы «слезы мои» мне сделались «хлебом день и ночь» (Пс.41:4). Ты, Царь славы и всех духов Учитель, научил нас словом и примером плакать, говоря: «блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф.5:4).

 Молю Тебя, благий Иисусе, даруй мне благодать слез, которых желает душа моя. Да будут мне слезы пищею днем и ночью, и да соделаюсь я пред лицом Твоим, Боже мой, всесожжением тучным и приятным; да заклан буду весь на жертвеннике сердца моего, и, как тучнейшее всесожжение, буду воспринят Тобою «в приятное благоухание» (Лев. 17:6) Тебе. Даруй мне благодать слез, бесконечной любви достойный Боже!

 Услышь, Боже мой! Услышь, свет очей моих, услышь, чего прошу, и даруй мне! Благой и милос­тивый, Господи, не будь неумолим ради грехов моих, но ради благости Твоей прими молитву раба Твоего, и даруй мне плод прошения и желания моего, молитвами преславной Девы Марии, Влады­чицы моей, и всех святых. Аминь.

36. Молитва, вызывающая сокрушение сердечное

 Иисусе Господи, Иисусе любимый, Иисусе благий, Который благоволил умереть ради беззаконий наших и воскрес для оправдания наше­го! Молю Тебя воскресением Твоим, воскреси меня из гроба пороков и согрешений моих.

 Прелюбимый, прекрасный, Ты восшел на небо с торжеством славы Своей и сидишь одесную Отца. Царь всемогущий, влеки к Себе ввысь, да спешу за Тобою «в приятное благоухание» (Лев. 17:6) Тебе. Влеки меня к Себе, Источнику живому, да от Него по воз­можности пью и тем всегда жив буду, Боже мой, жизнь моя!

 Ты сказал святыми Твоими устами: жаждущий пусть идет ко Мне и пьет (Ин. 4:10-14).

 Источник жизни, сотвори, чтобы жаждущая душа моя всегда пила от Тебя, да по святому и не­ложному обещанию Твоему из чрева моего потекут воды живые. Источник жизни, наполни жизнь мою потоком сладости Твоей, упои сердце мое целомуд­ренным питием любви Твоей, чтобы я забыл все су­етное и земное.

 Даруй мне Духа Святого Твоего, Которого озна­чали те воды, которые Ты обещал дать жаждущим. Даруй мне, чтобы там было сердце мое, где нахо­дишься Ты, сокровище мое вожделенное, несрав­ненное и любимое.

 Да восприимет, Господи, да восприимет, молю, дух мой крылья, как бы орлиные, да парит и до­стигнет до благолепия дома Твоего и до места селе­ния славы Твоей, да там за трапезою упокоения не­бесных граждан насытится от тайных Твоих на месте пажити Твоей, при источниках изобильных. Да успокоится в Тебе, Боже, сердце мое, сердце, вздымающееся волнами.

 Да уйдет, Господи, мысль моя под тень крыл Твоих от жгучих помышлений века этого, да, со­крывшись в благорастворенном воздухе прохлады Твоей, радостно воскликнет Тебе: «спокойно ло­жусь я и сплю» (Пс.4:9). Сладчайший, вожделеннейший, любимейший, прекраснейший Иисусе! Когда Тебя увижу, когда явлюсь пред лицом Твоим, когда на­сыщусь красотой Твоею?

 Когда я приду в тот чудный и прекрасный дом Твой, где раздается голос радости? Блаженны живу­щие в доме Твоем, Господи! Святые Твои, Господи, цветут пред Тобою, как лилии. Они насыщаются от обилия дома Твоего, и Ты потоком сладости Своей напояешь их, и они во свете Твоем видят свет и сами, просветившись Тобою, как солнце сияют пред лицом Твоим. Когда приду и явлюсь лицу Твоему, Боже мой? Когда увижу Тебя, Которого жаждет душа моя? Когда узрю Тебя на земле живых?

 Управь сердце мое десницею Своей; потому что без Тебя оно не может вознестись на высоту. Я спешу туда, в страну изобилия, где Ты пасешь из­бранных злаком истины.

 Блажен, кто живет в уединении и Тебя единого созерцает: он ничего, кроме Тебя, не ищет, ни о чем не думает, ничего не желает.

 Да устремит душа моя в Тебя очи веры и о Тебе только да помышляет. Уязви душу мою огненною стрелою любви Твоей. Ты стрела всесильная и меч острейший, пронзи Твоею силой твердый щит сер­дца человеческого! Пронзи сердце мое стрелою любви Твоей, да скажет оно Тебе: любовью Твоей я уязвлено. Пусть из самой раны любви изобильно льются слезы день и ночь.

 Порази, Господи, порази эту твердейшую мысль мою святым и крепким острием любви Твоей и глуб­же пронзи во внутренность Твоею всемощною силой.

 О, пусть я плачу день и ночь от желания лицезре­ния красоты Твоей и никакого в этой жизни не полу­чу утешения, пока в брачном чертоге не удостоюсь видеть Тебя, возлюбленного и прекрасного Жениха моего, Бога и Господа моего. Там, видя чудное лицо Твое и поклоняясь Тебе с избранными Твоими, ис­полнившись неизреченной радости, да воскликну с любящими Тебя: вот я вижу вожделенное мною; на что надеялся, то обрел; чего желал, то получил.

 Ибо я с Тем соединился на небе, Которого, на­ходясь на земле, любил всею силой, обнимал всей любовью, к Которому всем сердцем прилепился; Того славлю, Тому поклоняюсь, Который живет и царствует во веки веков. Аминь.

37. Воззвание к Богу в скорби

 Помилуй, Господи, помилуй, Святой, помилуй меня, несчастного грешника, позорное творящего и достойное приемлющего, непрестанно согрешающего. Зло, сделанное мною, не соразмер­но тому, что я терплю: то тяжелее, что я сделал; легче то, что выношу. Праведен Ты, Господи, и пра­веден и истинен суд Твой. Праведен Ты, Господи, и нет никакой неправды в Тебе. Жизнь наша управляется не безрассудными движениями; но Тобою, Богом нашим, она располагается и управляется. Ты заботишься о тех, которые возложили всю свою надежду на одно милосердие Твое. Молю Тебя, не сотвори со мной по грехам моим, но по великому милосердию Твоему, которое превосходит и всего мира грехи.

 Господи, наружно наказующий, даруй всегда внутренно неослабимое терпение, чтобы хвала Твоя не отступала от уст моих.

 Помилуй меня, Господи, помилуй и помоги мне, как Ты знаешь, в чем я нужду имею телом и душою. Ты знаешь все, можешь все, Живой вовеки.

38. Молитвенное обращение к Иисусу Христу, Сыну Божию

 Господи Иисусе Христе, Сын Бога живого, Который на кресте, распростерши руки для ис­купления всех смертных, испил чашу страдания, благоволи даровать мне помощь. Вот я нищий при­хожу к Тебе богатому, бедный к милосердному. Ал­чущий прибегаю, да не уйду от Тебя презрен; жаж­дущий приступаю, да не отступлю голодным.

 Господи, беззакония превзошли главу мою. Но Ты внемли мне и спаси меня ради милости Твоей.

 Я погряз во грехах, и чего достиг? Я умираю, а Иисуса нет со мною, — и истинно лучше мне не жить, чем быть без Иисуса. Лучше не жить, неже­ли жить без Жизни.

 И Ты, Господи Иисусе, умилостивись, молю, и не отврати лица Твоего от меня.

 Горе мне, когда придет день суда и отверсты будут книги совести; когда сказано мне будет: вот человек и дела его. Что я сделаю тогда, когда небе­са откроют неправду мою и земля восстанет против меня? Что скажу?

 Увы мне бедному! Ничего ответить не буду я в состоянии.

 Плачь, душа моя, как вдова о муже юности своей! Рыдай и плачь, что оставил тебя Христос!

 Помилуй меня, Всемогущий, да не впаду в отча­яние, но да избавлюсь от него.

 Ты, Господи, не хочешь смерти грешника и не радуешься о погибели умирающих. Ты умер, и смерть Твоя греховную смерть умертвила, — и они смертью Твоей ожили.

 Молю Тебя, Господи, да и я при Тебе, Жизни моей, не умру. Иисусе благой, осененный покровом милосердия Твоего, прихожу к престолу славы Твоей, иду, прося, восклицаю и ударяю: Господи, помилуй меня!

 Не воспламени, сладчайший Иисусе, правды Твоей против грешника, но вспомни милосердие Твое к созданию Твоему.

 Иисусе, Тобою Самим восстань в помощь мою и скажи душе моей: Я — спасение твое. И Ты, Гос­поди, повелевающий просить, сотвори, чтобы и я получил. Я должен Тебе всем, но я более не имею, и что имею отдать Тебе, не могу без Тебя; но прими меня Ты Сам и влеки меня к Себе, да буду Твой, подражанием и любовью, как Твой по состо­янию и по созданию, — Господи, Который живешь и царствуешь вовеки. Аминь.

39. Молитвенное обращение к Господу Иисусу Христу, Пресвятой Богородице, ангелам и святым

 Господи Боже всемогущий, Который тройствен и един, Который существуешь всегда и во всех, Который был прежде всего и будешь всегда во всем, Боже, благословенный вовеки, Тебе вру­чаю теперь и на всякое время душу мою, тело мое, зрение, слух, вкус, обоняние и осязание, все помы­шления мои, наклонности, слова, дела, наружность и внутренность, чувство и разум, память, веру мою и маловерие, храни их во дни и ночи во всякий час и минуту. Услышь меня, Троица Святая, и сохрани меня от всякого зла, от всякого соблазна, от всяко­го смертного греха, от всех нападений демонских и врагов видимых и невидимых, молитвами патриар­хов, молением пророков, прошением апостолов, твердостью мучеников, верою исповедников, чисто­тою дев и ходатайством всех святых, от начала века Тебе благоугодивших. Вырви из меня превозноше­ние мысли и увеличь сердечное сокрушение. Умали гордость мою и соверши во мне смирение истинное. Возбуди во мне плач, умягчи мое жестокое и камен­ное сердце. Научи меня, Господи, творить волю Твою, потому что Ты — Бог мой.

 Услышь, Господи мой и Боже мой, услышь, свет очей моих, услышь, о чем прошу, и даруй, чтобы Ты прошение мое услышал. Отними от меня все вредное и дай мне полезное. Даруй мне, Господи, врачевство, которым бы могли уврачеваться раны мои. Даруй мне, Господи, сердца сокрушение, мысли смирение, совесть чистую. Пощади душу мою, прости зло мое, прости грехи и преступления мои, посети меня немощного, исцели больного, ув­рачуй расслабленного и воскреси мертвого.

 Святая и непорочная Дева, Богородица Мария, Мать Господа нашего Иисуса Христа! Благоволи ходатайствовать за меня пред Тем, Кого храмом Ты удостоилась быть.

 Святой Михаил, святой Гавриил, святой Рафа­ил, святые сонмы ангелов, архангелов, патриархов и пророков, апостолов, евангелистов, мучеников, исповедников, священников, левитов, иноков, дев и всех праведных, вас дерзаю просить: умолите Бога о мне грешном, чтобы я мог избавиться от че­люстей диавола и от вечной смерти. Благоволи, Господи, даровать мне вечную жизнь по милосер­дию Твоему.

 О, сладчайший и милосердный, Господи Иисусе Христе! Не попусти мне быть удаленным от мило­сердия Твоего. Умоляю Тебя благословенного: когда последний день мой и кончина моя придет, будь Ты мне милостивым Судиею против злобного обвинителя диавола, и будь мне вечным Защитителем против наветов врага древнего, и в обществе ангелов и всех святых всели меня в святом раю Твоем, Ты, благословенный во веки веков. Аминь.

40. Воспоминание страданий Христовых

 Господи Иисусе Христе, искупление мое, милосердие мое, спасение мое! Тебя хвалю, Тебе благодарение приношу, хотя и не соразмерное Твоим благодеяниям, хотя лишенное горячности, хотя не имеющее полноты любви, однако посильное благодарение, не какое должен, но какое может приносить Тебе душа моя. Упование сердца моего, сила души моей! Жизнь моя, предел желания моего!

 Просвещение мое! Ты видишь совесть мою, по­тому что пред Тобою все желание мое. Обрати, Всемилостивый, мою слабость в самую горячую любовь к Тебе. Ожидает душа моя Твоей благодати вдохновения для покаяния и добродетельной жизни. Боже мой, Творец мой и Питатель мой! Тебя желаю, к Тебе вздыхаю и стремлюсь и жажду лицезрения Твоего.

 Я вспоминаю страдания Твои, заушения, биения и язвы Твои; вспоминаю крест Твой, как Ты за меня был умерщвлен, как погребен, также вспоми­наю чудное воскресение и вознесение Твое.

 Сладчайший, пресветлейший Иисусе! Чудный, неоцененный, несравненный! Кто возвестит воз­любленному, что я от любви изнемогаю?

 «Кто мне на небе? и с Тобою ничего не хочу на земле» (Пс.72:25). Тебя желаю, Тебя ожидаю, Тебя ищу; «сер­дце мое говорит от Тебя: «ищите лица Моего»; и я буду искать лица Твоего, Господи» (Пс.26:8).

 Человеколюбец благоутробнейший! Тебе остав­лен нищий; «сироте Ты помощник» (Пс.9:35). Ходатай мой надежнейший! Помилуй меня сирого оставленного: я стал сиротою без Отца; душа моя как вдова. При­зри на слезы сиротства и вдовства моего, которые приношу Тебе, пока возвратишься.

 Явись мне, Господи, и я утешусь; яви лицо Твое, и получу желание мое. «Жаждет душа моя» к Тебе, Богу моему, источнику живому: «когда приду и яв­люсь пред лице Божие» (Пс.41:3).

 Когда придешь, Утешитель мой? Кого ожидать буду? О, когда увижу радость мою, которую желаю! Если бы Ты напоил меня потоком сладости Твоей, которого жажду! Между тем да будут мне слезы мои хлебом день и ночь, — пока скажут мне: вот Бог твой, пока услышит душа моя: вот Жених твой! Питай меня между тем воздыханиями моими, возбуждай болезнями моими.

 Придет, наконец, Искупитель мой: потому что Он благ, и не замедлит, потому что Он справедлив. Ему слава во веки веков. Аминь.

Беседы души с Богом (в сокращении)

1. Тебя ищу, Жизнь моя: без Тебя умираю (О сладости познания Бога)

  О, дай мне познать Тебя, Господь; дай мне познать Тебя, Сила души моей! Явись мне, Уте­шитель мой, — чтобы мне увидеть Тебя, Свет очей моих. Приди, Веселие души моей, чтобы мне уви­деть Тебя, Радость сердца моего. Дай мне любить Тебя, Жизнь души моей. Явись мне, Наслаждение мое, сладостное Утешение мое, Господи Боже мой, Податель жизни, Слава души моей. Дай мне обрести Тебя, Желание сердца моего; дай мне удержать Тебя, Любовь души моей. Дай мне постигнуть Тебя, Жених небесный, величайшая Радость и Утешение мое! Дай мне обладать Тобою, Блаженство вечное; дай мне обладать Тобою в сердце моем, Жизнь бла­женная, высочайшая Сладость души моей. Дай мне возлюбить Тебя, Господи, Крепость моя, Прибежище мое, Избавитель мой! Дай мне возлюбить Тебя, Боже мой, Помощник мой, Опора твердости моей, сладостная Надежда во всякой скорби моей. Дай мне объять Тебя Благого, без Которого нет ника­кого блага; дай насладиться Тобою Преблагим. Слух мой изостри словом, острейшим всякого обоюдоострого меча, чтобы мне услышать голос Твой. Загреми, Господи, с высоты голосом громким и сильным! Пусть взволнуется море и живущее в нем. Пусть поколеблется земля и все существую­щее на ней!

 Просвети очи мои, Свет непостижимый! Блесни молниею и ослепи их, чтобы они не видели суеты. Свет невидимый, даруй мне зрение, при посредстве которого я увидел бы Тебя. Благоухание жизни, со­здай новое обоняние, чтобы мне идти путем Твоим «в приятное благоухание» (Лев 17:6) Тебе. Уврачуй вкус, чтобы, вкусив, я познал, как велика сладость Твоя, Господи, которую Ты скрыл для исполненных любви Твоей. Даруй, Господи, чтобы сердце по­мышляло о Тебе, дух горел любовью к Тебе, мысль всегда о Тебе вспоминала, ум познавал Тебя, разум к Тебе прилеплялся.

 О, Жизнь, дающая мне жизнь! Жизнь, моя жизнь, Которой я живу и без Которой умираю! Жизнь, о Которой я радуюсь и без Кото­рой печалюсь! Жизнь животворящая, сладостная и возлюбленная, — где Ты находишься? Где найти мне Тебя? Будь в душе моей, в сердце и на устах, — потому что я таю от любви, умираю без Тебя и оживаю, вспомнив о Тебе. Благоухание Твое ус­лаждает меня, воспоминание Твое исцеляет… Же­лает и скончавается душа моя воспоминанием о Тебе. Когда приду и явлюсь Тебе, Радость моя? Зачем Ты, Веселие мое, которым наслаждаюсь, от­вращаешь лицо Свое? Благоухание Твое обоняя, живу и радуюсь; но Тебя не вижу. Голос Твой слышу; но зачем Ты скрываешь лицо Свое? Может быть, скажешь: пусть не видит Меня человек, чтобы быть живым. О, Господи, пусть я умру, лишь бы видеть Тебя. Не хочу жить, чтобы предаться смерти; «имею желание разрешиться и быть со Христом» (Флп.1:23). Я желаю умереть, чтобы увидеть Хрис­та. Господи Иисусе, прими дух мой! Податель жизни, прими душу мою! Веселие мое, привлеки сердце мое! Свет очей моих, просвети меня! Благо­ухание мое, оживи меня. Похвала моя, возвесели душу раба Твоего; войди в нее, радость моя, чтобы она радовалась о Тебе.

 Свет вечный, воссияй в ней, чтобы она уразуме­ла, познала и полюбила Тебя. Потому она не разу­меет, что не постигает Твоего света; «и свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1:5).

 О, светлая Истина, о, истинный Свет, просвеща­ющий «всякого человека, приходящего в мир» (Ин.1:9), от­гони тьму от мысли моей, чтобы она познала Тебя разумом и полюбила Тебя познанием. Познающий Тебя любит Тебя; любя Тебя более себя, он отвер­гается себя и идет к Тебе. Я же, Господи, мало люблю Тебя, потому что мало познаю; а так как мало люблю Тебя, мало радуюсь о Тебе. От Тебя, истинной внутренней радости, я удаляюсь, пленяе­мый наружными вещами. Сердце свое, которое я должен был со всей любовью и стремлением пре­дать Тебе, я обратил к суетным вещам и, возлюбив­ши суету, стал суетным. Это служит причиною того, что я не о Тебе, Господи, радуюсь и не к Тебе прилепляюсь. Я душою и помышлением обретаюсь в земных и преходящих вещах, а Ты — во внутреннем, и духовном, и вечном. Ты — на небе, я — на земле; Ты возлюбил небесное, а я — земное. А как могут соединиться эти противоположности?

2. Тебе поведаю бедность мою: помоги Твоему созданию (О бренности человеческого естества)

 Как может моя неправда соединиться с Твоею правдою? Ты, Господи, любил уеди­нение, а я — общение; Ты —тишину, а я — шум; Ты — истину, а я — суету… Ты — благ, а я — зол; Ты — щедр, а я — беден; Ты — свят, а я — нечес­тив; Ты — праведен, а я — неправеден; Ты — свет, а я — слеп; Ты — жизнь, а я — мертв; Ты — врачевство, а я — немощен; Ты — радость, а я — пе­чаль; Ты — величайшая истина, а я — суета, как и всякий живой человек. Что же, Творец, мне ска­зать? Призри, Создатель, на меня, создание Твое: я уже погиб, я уже умираю. Я — творение Твое: «руки Твои сотворили меня и устроили меня» (Пс.118:73), — руки, пригвожденные за меня (на кресте). Я — дело рук Твоих, Господи: не презри меня; на язвы рук Твоих, умоляю, взгляни. К Тебе воздыхаю я, создание Твое, Ты, Творец, возвесели меня. К Тебе взываю, творение Твое: Ты, Жизнь, оживи меня. На Тебя уповаю, творение Твое: Ты, Создатель, обнови меня. Пощади меня, Господи, потому что дни мои — ничто.

 Что такое человек, чтобы мог беседовать с Богом, Творцом своим? Пощади меня, говорящего с Тобою. Прости раба Своего, осмеливающегося взывать к Господу: в крайности ослабляется закон. Скорбь побуждает меня говорить; беда, претерпеваемая мною, принуждает меня взывать. Я немощен и взываю к врачу; я слеп и спешу к свету; я мертв и воздыхаю к жизни. Ты — Врач, Ты — Свет, Ты — Жизнь; Иисус Назарянин, по­милуй меня! Сын Давидов, помилуй меня! Источ­ник милосердия, услышь вопль немощного! Свет мимогрядущий, подожди слепого и подай ему руку, чтобы он пришел к Тебе и в свете Твоем увидел свет. Податель жизни, воззови [к жизни] мертвого. Что я такое, что осмеливаюсь к Тебе обращать речь свою? Пощади меня, Господи! Я — гнилой труп, пища червей, хворост для [воз­жигания] огня. Что я такое, что говорю с Тобою? Прости меня, Господи: я — несчастный человек. Я — человек, рожденный от жены, имеющий краткую жизнь, удрученный многими бедствия­ми; человек, плененный суетою и уподобившийся скотам бессловесным.

 Что такое я? Прах, земля, сын гнева, рожден­ный в нечистоте, живущий в нищете и имеющий умереть в тесноте и скорби. Горе мне бедному: что такое я теперь и чем я буду? Я — слепой, нищий, нагой, подверженный многим бедствиям, не знаю­щий входа и исхода своего; смертный, дни которого проходят, как тень, — жизнь которого исчезает, как лунная тень, — как цветок, который появляет­ся на дереве и вскоре увядает: временно цветет и мгновенно засыхает.

 Жизнь моя, подлежащая разрушению и упадку, чем более возрастает, тем более умаляется, и чем более продолжается, тем более приближается к смерти, — жизнь обманчивая, исполненная сетей. Теперь я радуюсь — и вскоре начинаю пе­чалиться; сейчас я в силе — и вот я лишен сил; сейчас я жив — и уже умираю. Все подлежит пе­ремене, так что ничто не пребывает ни одного мгновения в одинаковом положении. Отсюда страх и трепет; отсюда голод и жажда; отсюда жар и холод; отсюда расслабление, отсюда усили­вается болезнь, а за нею следует безвременная смерть, которая бесчисленными способами ежед­невно похищает людей. Одного она умерщвляет горячкою, другого изнурительными болезнями, того голодом, того жаждою, иного наводнением, иного насилием, одного истребляет пожаром, другого зубами диких зверей; того губит мечом, того отравляет ядом, иной кончает свою жалкую жизнь от [панического] страха. И сверх того: нет ничего неизбежнее смерти, но человек не знает времени своей кончины. И в то самое время, когда он чувствует себя бодрым, разбивается и погибает надежда его, — так как не знает чело­век, когда, где и каким образом он умрет, хотя известно ему, что умереть ему придется.

 Вот как велико, Господи, несчастие человечес­кое; велико бедствие, претерпеваемое мною, но и об этом я не скорблю. Я воззову к Тебе, Господи, пока не умру, возвещу о несчастии моем, открою его и не постыжусь ничтожества моего. Помоги мне Ты, сила, восстанавливающая меня; помоги мне, сила, поддерживающая меня, приди, свет, ко­торым я вижу; явись, слава, о которой радуюсь; явись Ты, Господи Боже мой, — жизнь, которою я буду жив!

3. О, Свет мой, просвети тьму мою! (О досточудном свете Божества)

 О, Свет, Который видел Товия, когда с закрытыми глазами наставлял сына своего на путь жизни! Свет, Который видел внутренно Исаак, когда со слепыми глазами возвещал сыну будущее! Свет невидимый, перед Которым открыта вся глу­бина человеческого сердца! Свет, Который видел Иаков, когда, по наставлению Твоему, предсказы­вал будущее сыновьям! Тьма на лице бездны мысли моей, а Ты — Свет! Мрак на водах сердца моего, а Ты — Истина! О, Слово, Которым сотворено все и без Которого ничего не сотворено, Слово предвеч­ное, прежде Которого ничего не было, Слово, уп­равляющее всем, — Слово, без Которого все — ничто! Слово, сказанное в начале: «да будет свет» (Быт. 1:3),— и был свет. Скажи также и мне: «да будет свет» — и пусть будет свет, и я увижу свет, и узнаю все то, что не свет, — так как без Тебя тьма бывает светом и свет тьмою, потому что без Твоего света нет истины. Тогда наступает заблуждение, суета, вместо различия смешение, вместо знания неведе­ние, вместо зрения слепота, вместо пути недоступ­ность, вместо жизни смерть.

4. Горе мне без Тебя, Господи! (О мертвенности человеческого естества)

 Справедливо, Господи, что мы получаем достой­ное по делам нашим [воздаяние], обращаясь в ничто, как проточная вода. Без Тебя нет ничего, — и мы обращаемся в ничто, так как мы — ничто без Тебя, чрез Которого сотворено все и без Которого ничего не сотворено. О, Бог Слово, Которым все со­творено, горе мне бедному, настолько ослепленно­му, — потому что Ты — Свет, а я удален от Тебя! Горе мне несчастному, так израненному, — потому что Ты — Врачевство, а я — удален от Тебя! Горе мне жалкому, так обезумевшему, — потому что Ты — Истина, а я удален от Тебя! Горе мне бедному, впавшему в такие заблуждения, потому что Ты — Путь, а я удален от Тебя!

 О, Бог Слово, Ты — Свет, Которым сотворен свет; Ты — Путь, Истина и Жизнь, в Которой нет тьмы, заблуждения, суеты и смерти. Свет, без Ко­торого все — тьма; Путь, без Которого везде — за­блуждение; Истина, без Которой все — суета; Жизнь, без Которой все — смерть. Скажи, Слово Божие: «да будет свет» (Быт. 1:3) — чтобы я увидел свет и избежал тьмы, чтобы я увидел путь и уклонился от заблуждения, увидел истину и удалился от суеты, увидел жизнь и избежал смерти. Воссияй мне, Гос­поди, Свет мой, Просвещение мое, Спасение мое, — Господь мой, Бог мой, Отец мой. Явись, Свет мой, слепцу Твоему, который сидит «во тьме и тени смертной» (Пс.106:10;), и направь стопы его на мирный путь, идя которым он достиг бы дома Божия «со гласом радости» (Пс.41:5) и исповедания. Истинная исповедь есть путь, по которому дойду до Тебя и обращусь к Тебе, так как Ты — прямой путь жизни.

5. Без Тебя я ничто! (Что значит быть ничем?)

 Что Тебе исповедую? Исповедую Тебе, Отче, Господи неба и земли, бедность мою, чтобы мне приступить к милосердию Твоему. Я обеднел, но не сознал своей бедности, ибо Ты — истина, а я не был с Тобою; меня изранили беззакония мои, и я не сожалел об этом, ибо Ты — жизнь, а я не был с Тобою. Я не был с Тобою, Которым сотворено все и без Которого не было ничего. Все Словом создано, что ни сотворено. «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт.1:31). Все, что ни сотворено, Сло­вом сотворено, и все Словом сотворенное весьма хо­рошо. Почему хорошо? Потому что все Словом со­творено и без Него не было ничего, потому что ничего хорошего не бывает без высочайшего добра. Где нет никакого добра, там бывает зло, которое, собственно, есть ничто, так как оно — не что иное, как лишение добра, как слепота есть лишение света.

 Итак, зло есть ничто, потому что оно произошло без Слова, без Которого ничего не бывает. Зло есть лишение Того Добра, Которым сотворено все, что ни сотворено. А чего нет, то не сотворено Им и по­этому есть ничто. То, что не сотворено, есть зло, потому что все сотворенное Словом сотворено и все созданное Словом есть добро. Если же все со­творено Словом, зло Им не создано. Стало быть, все несотворенное не [есть] добро, потому что все сотворенное [есть] добро; поэтому несотворенное есть зло и оно есть ничто, потому что без Слова ничего не бывает. Но как же зло существует, если оно не сотворено? [Это происходит] потому, что зло есть лишение Добра, Которым сотворено все доброе. Итак, быть без Слова есть зло и значит не быть, потому что без Него ничего не бывает. Но что значит разлучиться от Слова?

 Если ты хочешь знать это, послушай, что такое Слово. Слово Божие говорит: «Я есмь путь и исти­на и жизнь» (Ин. 14:6). Разлучиться от Слова значит быть без пути, без истины, без жизни; потому и зло — ничто, что оно разлучается от Слова, Которым все сотворено. Разлучиться от Слова, создавшего все, значит не что иное, как уничтожиться, потому что без Него нет ничего. Поэтому, поскольку ты удаля­ешься от добра, постольку ты разлучаешься от Слова, Которое есть добро, и тем самым стано­вишься ничто, так как ты удалился от Слова, без Которого нет ничего. Итак, Господи, теперь Ты просветил меня, чтобы я увидел Тебя и познал себя. Ибо я столько раз был ничто, сколько разлу­чался от Тебя; так как я Тебя, сущее Добро, поза­был, то сделался злым. Горе мне бедному, как я не познавал того, что, оставив Тебя, я был ничто? Но зачем я спрашиваю об этом? Если я был ничто, то как не хотел познать? Мы знаем, что зло есть ничто и что сущее ничто не бывает; и что не добро, то не бывает, потому что оно ничто. Когда же я был ничто, быв без Тебя, я был подобен идолу, ко­торый — ничто, который хотя и имеет уши, но не слышит; имеет ноздри, но не обоняет; имеет глаза, но не видит; имеет уста, но не говорит; имеет руки, но не осязает; имеет ноги, но не ходит; имеет все изображения членов без их чувств.

6. Без Тебя враги одолели меня. (О падении души в грехах)

 Когда я был без Тебя, то это не был я, но я был ничто: и поэтому я был слеп, глух и бесчувствен, так как я не различал добра, не избе­гал зла, не ощущал язв моих болезней, ни тьмы моей не видел, потому что я был без Тебя, истин­ного Света, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир. Увы! меня уязвляли, а я не чувствовал боли; меня влекли, а я не ощущал этого, потому что я был ничто, так как я был без жизни, которая есть Слово, сотворившее все. Поэтому-то, Господи, мои враги сделали меня орудием своих хо­тений: били, обнажили, осквернили, растлили, из­ранили и убили меня, так как я удалился от Тебя и сделался без Тебя ничто.

 Увы! Господи, Жизнь моя, Который сотворил меня; Свет мой, Который наставил меня! Защититель жизни моей! Помилуй меня и восстанови меня, Господи Боже мой, Надежда моя, Сила моя, Крепость моя, Утешение мое! В день моей скорби взгляни на моих врагов и отними меня от них; да бежит от лица моего ненавидящий меня и да живу я в Тебе и Тобою. Ибо они, Господи, помышляли о мне и, увидев меня без Тебя, почувствовали ко мне презрение. Разделили между собой одежды добро­детелей, которыми Ты меня украшал; проложили себе путь через меня и ногами своими попрали меня; греховными мерзостями осквернили храм святой Твой; повергли меня, лишенного всего и со­крушенного печалью. За ними я следовал, слепой и нагой, опутанный узами грехов. Они влекли меня за собою от порока к пороку и от мерзости к мер­зости, и я шел без сопротивления. Я был рабом и любил рабство; я был слеп и желал слепоты; я был связан и не боялся уз. Горькое я считал сладким, а сладкое горьким. Беден я был и не разумел этого, потому что был без Слова, без Которого «ничто не начало быть» (Ин. 1:3), Которым все сохраняется, без Которого все превра­щается в ничто. Ибо как все чрез Него сотворено «и без Него ничто не начало быть» (Ин. 1:3), так Им сохра­няется все, что ни есть на небе и на земле, в море и во всех безднах. И частица с частицею в камне, как и в чем-либо ином созданном, соединяется только Словом, Которым все произведено и сохра­няется. Ради этого прилеплюсь к Тебе, Слову, да соблюдешь меня; так как я, отступив от Тебя, погиб бы в себе, если бы Ты, Создатель мой, не об­новил меня. Я согрешил, Ты меня посетил; я пал, Ты меня восстановил; я был в неведении, Ты меня вразумил; я не видел, Ты меня просветил.

7. Откуда мне это, что так возлюбил Ты меня, Господи? (О многообразных благодеяниях Божиих)

 Боже мой! Как я бедный обязан любить Тебя, покажи мне; как хвалить Тебя до­лжен, яви мне; как мне следует благоугождать Тебе, возвести мне. Возгреми, Господи, свыше во внушение сердцу моему, научи и спаси меня, и я восхвалю Тебя, создавшего меня из ниче­го, просветившего меня, бывшего во тьме; воскре­сившего меня из мертвых, упасшего меня от юнос­ти моей всеми благами Твоими. Сего непотребного червя, смердящего грехами, питаешь Ты изобильно прекрасными дарами Твоими.

 Отверзи мне, о, Ключ Давидов! отверзи Ты, Ко­торый кому отверзаешь, тому никто не затворяет, и кому заключаешь, тому никто не отверзает (ср.Апок.3,7): от­верзи мне двери света Твоего, да войду, увижу и познаю, и исповедуюсь Тебе всем сердцем моим, так как «милость Твоя велика ко мне и Ты избавил мою душу от ада преисподнего» (Пс.85,12). Господи Боже наш! сколь чудно и славно имя Твое по всей земле! «Что такое человек, что Ты помнишь его? или сын чело­веческий, что Ты посещаешь его?» (Пс.8,2.5) Господи, Надеж­да святых и Столп их крепости! Боже, Жизнь моей души, Которою я живу и без Которой умираю! Свет моих очей, Которою я живу, без Которого я слеп! Веселье моего сердца и Радость моего духа! Воз­люблю Тебя всем моим сердцем, и всею моею душою, и всеми членами и внутренностью моею: так как Ты прежде возлюбил меня. «И откуда мне это» (Лк.1,43), о, Создатель неба и земли и бездны, никак не требующий моих благ! Откуда мне это, что Ты возлюбил меня?

 О, Премудрость, отверзающая уста, связанные немотою! О, Слово, сотворившее все! Отверзи мои уста, дай мне голос хвалы, да поведаю все благодеяния Твои, которые Ты мне явил от начала. Вот я существую, ибо Ты создал меня: и Ты сотворил меня и от вечности предопределил мне быть в числе тварей Твоих — прежде, нежели распростер Ты небеса, когда еще не было бездны, еще Ты не произвел земли и не основал гор и источники еще не протекали. Пре­жде всего этого, созданного Словом, Ты по нелож­ному провидению Твоему предвидел, что я буду тварию Твоею, и быть ею мне благоволил.

 И откуда мне это, благоутробнейший Господи, Боже Всевышний, Отче премилосердный, Творец всемощный и кротчайший! Какие мои заслуги, какое мое доброе дело, что благоугодно стало пред лицом Твоего великолепного величия создать меня? Я не был, и Ты создал меня; был ничто, и из ничего — меня соделал нечто. Что же такое нечто? Не водную каплю, не огонь, не птицу или рыбу, не змею или некоторое из животных, не камень и де­рево. Не из рода тех, которые имеют только бытие, и не из тех, которые могут только быть и расти; не из числа тех, которые быть, расти и чувствовать могут: но выше всего этого благоволил Ты мне быть из числа существующих, ибо и я существую; и из числа имеющих бытие и произрастание, так как и я существую и расту, — и из числа сущест­вующих, растущих и чувствующих; ибо я сущест­вую, расту и чувствую. И мало чем соделал меня меньше ангелов, так как я получил от Тебя общий с ними разум к познанию Тебя. Но сделал меньше, я сказал, ибо они познают Тебя уже в лицо, а я упованием; они «лицом к лицу», а я «зерцалом в гада­нии»; они совершенно, а я «отчасти» (1Кор.13,12).

 «Когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится» (1Кор.13,10); когда уже откро­венным лицом лицо Твое увидим, то что тогда по­мешает нам не быть меньшими ангелов, которых Ты, Господи, украшенных венцом упования, увен­чаешь славою и честью, которых Ты прославишь, как Своих друзей: что помешает нам быть и во всем равными ангелам? Так как истина Твоя так возве­щает: будут как ангелы и сынами Божиими наре­кутся. Отчего же не будут сынами Божиими, если будут равны ангелам? Истинно будут сынами Бо­жиими, так как Сыном Человеческим стал Сын Божий. Когда я об этом рассуждаю, то дерзаю ска­зать, что человек ничем не менее ангелов и не толь­ко им равен, но выше ангелов, так как Бог был че­ловеком, а не ангелом.

 И поэтому я скажу, что человек есть достойное создание, потому что Слово, Которое было искони Бог у Бога; Слово, чрез Которое сказал Бог: «да будет свет» (Быт. 1:3), то есть ангельское естество; Слово, Которым Бог искони сотворил все, то самое «Слово стало плотию и обитало с нами, и мы видели славу Его» (Ин.1:14). Это слава, которою хвалюсь, когда действительно хвалюсь! Это радость, которою ра­дуюсь, когда истинно веселюсь, Господи Боже мой, жизнь и вся слава моей души! Исповедуюсь Тебе, Господи Боже мой, что Ты, сотворив меня разум­ным, сотворил не как равного с ангелами; так как я чрез Слово Твое могу достигнуть и равенства с ними, и стать сыном чрез единородное Слово Твое, Господи, чрез возлюбленного Сына Твоего, о Кото­ром Ты благоволил; чрез единого наследника и соестественного Тебе и равновечного Иисуса Христа, единого Господа, Искупителя нашего, Просветите­ля и Утешителя нашего, — Который есть Ходатай наш пред Тобою, Жизнь наша, Спаситель наш, еди­ная Надежда наша, — Который возлюбил нас более Себя, чрез Которого имеем упование, и твердую надежду, и доступ к Тебе, так как Он дал власть верующим во имя Его быть сынами Божиими.

 Воздам хвалу имени Твоему, Господи! За то, что Ты меня, сотворив по образу и по подобию Своему, сделал причастным такой славы, что я могу быть сыном Божиим, чем не могут быть деревья или камни и вообще все движущееся и растущее в воз­духе, или в море, или на земле, так как не дал им власти чрез Слово Твое быть сынами Божиими, по­тому что не имеют разума. Ибо эта власть состоит в разуме, которым мы познаем Бога. А дал эту власть людям, которых сотворил разумными по об­разу и по подобию Своему. И я благодатью Твоею человек; и сыном Твоим быть могу благодатью, а все упомянутое быть им не может.

 Откуда мне это, Господи, истина высочайшая и истинная высота, начало всех тварей? Откуда мне это, Господи, что я могу быть сыном Божиим, а они не могут? Ты живешь вечно и все сотворил вместе. Ты вместе создал человека и скотов, камни и расте­ния земли. Не предупредили никакие заслуги или до­брые дела: так как все Ты по одной благости сотво­рил, все твари были равны заслугами, потому что все не имели никаких заслуг. Так откуда же благость Твоя более в сей твари, которую Ты сотворил разум­ной, нежели во всех прочих, бессловесных, явилась? Для чего я не такой, как все прочие, или все они не такие, каков я? Какие мои заслуги, какие мои добрые дела, что Ты меня сотворил способным быть сыном Божиим, а им в том всем отказал? Да не помыслю, Господи, о своих заслугах. Твоя только благодать, только Твоя благость сделала то, чтобы я был участ­ником этого блаженства. Итак, по одной Твоей бла­годати, которою Ты меня произвел из ничего, молю Тебя: даруй мне благодать, да благодарение за это принесу Тебе.

8. По единой благости Твоей – я разумное творение (О всемогуществе Божием)

 Всемогущая Твоя десница, которая всегда одна и та же, сотворила на небе ангелов и на земле людей; не более сильная в одних и не более слабая в других. Ибо ничья иная рука не могла создать червячка. Как ничья рука, кроме Твоей, не могла создать неба, так ничья иная не могла произ­вести самого малейшего листка на дереве. Как ника­кая тело, так никакая бы не могла сотворить ни од­ного белого или черного волоса, — кроме всемогущей десницы Твоей, которой все равномерно возможно. Ибо не удобнее ей сотворить червячка, нежели ангела; и не труднее распростереть небо, нежели листок; и не легче произвести волос моей головы, не­жели тело; и не более трудно основать землю на водах, нежели воды на земле. Но все, что захотела, она сотворила, на небе и на земле, в море и во всех безднах, и меня посреди всего, как захотела, так ус­троила. Могла Твоя рука, Господи, сотворить меня камнем, или птицей, или змеей, или каким-нибудь зверем и знала, но не захотела по благости Своей. Для чего же я не камень, или не дерево, или не зверь какой? Потому что так постановила благость Твоя; но чтобы так было решено, не было моих заслуг.

 9. Не мне хвалить Тебя: Ты Сам похвала моя! (О восхвалении Бога)

 Откуда мне, Господи, откуда мне хвалы к хва­лению Твоему? Как сотворил меня без меня, по благоволению Своему, так хвала Твоя без меня, как угодно пред Тобою. Пред Тобою, Господи, хвала Твоя — Ты Сам. Да восхвалят Тебя дела Твои по множеству величия Твоего. Хвала Твоя, Господи, непостижима: необъятна для сердца, невыразима для уст, непонятна для слуха, так как они времен­ны, а хвала Твоя, Господи, пребывает вовеки. По­мышление начинается и кончается; голос раздается и проходит; ухо слышит и перестает слышать, а хвала Твоя пребывает вечно.

 Кто же Тебя восхвалит? Какой человек возвес­тит хвалу Твою? Хвала Твоя вечна, а не преходя­ща. Тот Тебя хвалит, кто верит, что Ты Сам — хвала Твоя. Тот Тебя хвалит, кто понимает, что он сам хвалы Твоей не может постигнуть. Хвала веч­ная, никогда не преходящая, о Тебе — хвала наша, о Тебе похвалится душа моя. Не мы Тебя прослав­ляем, но Ты Сам Себя, Собою и в Себе: и мы хва­лимся о Тебе. Тогда мы имеем истинную похвалу, когда от Тебя имеем ее, когда свет одобряет свет: так как Ты, истинная похвала, даешь истинную похвалу. А когда мы от иного, а не от Тебя ищем похвалы, тогда лишаемся Твоей похвалы, потому что та временна, а Твоя вечна. Если мы ищем вре­менной похвалы, то теряем вечную. Если желаем вечной, то пусть не любим временной. Похвала вечная, Господи Боже мой, от Которого всякая пох­вала, без Которого никакой нет похвалы! Я не могу похвалить Тебя без Тебя; имея Тебя, восхвалю Тебя. Ибо что я, Господи, чтобы мог Тебя восхва­лить? Прах и пепел, пес мертвый и смердящий, червь и гной. Кто я, чтобы восхвалить Тебя, Госпо­ди Боже мой Всесильный, Дух всякой плоти, насе­ляющий вечность?

 Разве тьма восхвалит свет или смерть — жизнь? Ты свет, я тьма: Ты жизнь, я смерть. Разве суета восхвалит истину? Ты истина, а я человек, уподобившийся суете. Как же, Господи, я восхвалю Тебя? Разве бедность моя восхвалит Твое богатство? Разве зловоние восхвалит благоухание? Разве чело­веческая мертвенность, ныне существующая, а завт­рашним днем уносимая, восхвалит Тебя? Восхвалит ли Тебя, Господи, человек — гной, и сын человечес­кий — червь? Восхвалит ли Тебя, Господи, во грехах зачатый, рожденный и воспитанный? Ибо не красна похвала в устах грешника. Да восхвалит Тебя, Госпо­ди Боже мой, Твое непостижимое могущество, не­описанная премудрость Твоя и невыразимая словами благость Твоя. Да восхвалит Тебя безмерная милость Твоя, изобильное милосердие Твое, вечная сила и Божество Твое. Да восхвалит Тебя всемогущая кре­пость Твоя, крайняя благость Твоя и любовь Твоя, по которой Ты нас сотворил, Господи Боже, Податель жизни души моей.

10. По благости создал Ты меня, по благости и спаси. (О возложении упования на Бога)

 Я — создание Твое, под кровом крыл Твоих буду уповать на благость Твою, которою сотво­рил меня. Помоги созданию Твоему, сотворенному благоутробием Твоим. Пусть не исчезнет в злобе моей то, что сделала благость Твоя; пусть не погиб­нет в моем окаянстве то, что произвела крайняя ми­лость Твоя. Ты создал меня, Господи, так управляй Твоим созданием. Меня сотворил из ничего: если Ты не будешь управлять мною, я опять возвращусь в ничто.

 Помоги мне, Господи, Жизнеподатель мой, чтоб я не погиб во злобе моей. Если бы Ты не создал меня, меня бы не было; так как Ты сотворил меня, я существую. Когда Ты не управляешь мною, то я уже лишаюсь существования. Ибо не мои заслуги принудили Тебя к созданию меня, но человеколюбивейшая благость Твоя и милость Твоя. Эта лю­бовь Твоя, Господи Боже мой, которая побудила Тебя к созданию, да поведет Тебя к управлению. Что пользы в том, что любовь Твоя приклонила Тебя к творению, если я погибну в бедности моей и мною не будет управлять десница Твоя? Пусть убедит Тебя, Господи Боже мой, к сохранению со­здания Твоего милость, которая Тебя убедила к со­творению того, чего не было. Да подвигнет Тебя к соблюдению та самая любовь, которая подвигнула Тебя к творению, так как эта любовь — Ты Сам, Который всегда Тот же: не оскудела десница Твоя, чтобы опять не могла меня спасти. Но грехи мои положили преграду между мною и Тобою, между тьмою и светом, между образом смерти и жизнью, между суетою и истиною, между этой превратной жизнью моею и вечною Твоею.

11. Много сетей, много врагов: не покинь меня(О сетях вожделений)

 Вот тени тьмы, которыми покрытый лежу, по­верженный в пропасти этой мрачной темни­цы, пока не придет день и не исчезнет тень и не воссияет свет на тверди силы Твоей. Глас Господень в крепости, глас Господень в великолепии воз­гласит, да будет свет, и да исчезнет тьма, и да явит­ся суша и произрастит земля траву зеленеющую и творящую семя и добрый плод правды царства Тво­его. Господи, Отче и Боже, жизнь, которою все живет и без которой все становится мертвым! Не оставь меня в злобном помышлении, и превозноше­ния моих очей не дай мне: отними от меня вожде­ления и не предай меня духу бесстрашному, но Ты обладай моим сердцем, чтобы оно всегда помышля­ло о Тебе.

 Просвети мои очи, чтобы видели Тебя и не пре­возносились пред Тобою, вечною славою, и узрели, что одесную и что ошуюю Тебя. Истреби вожделе­ния мои сладостью Твоею, которую хранишь для боящихся Тебя, чтобы я возжелал Тебя вечными желаниями, чтобы не почел, суетными вещами прельстившись и обманувшись, горького сладким, а сладкого горьким, тьмы светом и света тьмою, чтобы я мог избавиться от врага посреди стольких прелестей и обманов, встречающихся на этом пути для уловления душ грешников.

 Вот, Господи Боже мой, весь мир этот наполнен сетями похотей, которые готовят пагубу ногам моим! И кто избежит их? Поистине тот, от кого Ты отнимешь превозношение очей его, чтобы не пре­льщала его похоть их; и от кого Ты отнимешь по­хоть плоти, чтобы она его не обольщала; и от кого Ты отнимешь дух бесстрашный и безумный, чтобы его не прельстила житейская гордость. О сколь блажен тот, кому Ты это сотворишь! Ибо он прой­дет свой путь безвредно.

 Тебя, Избавитель мой, молю Тобою, помоги мне, чтобы я не пал пред лицом врагов моих, улов­ленный сетями, приготовленными ногам моим к преклонению души моей. Но избавь меня, сила спасения моего, чтобы не посмеялись надо мной мои враги, ненавидящие меня. Восстань, Господи Боже мой, крепость моя, и расточатся враги мои, и да бегут от лица Твоего ненавидящие Тебя. Как тает воск от лица огня, так да погибнут грешники от лица Твоего: и я да скроюсь в тайне лица Твоего и возрадуюсь с сынами Твоими, насыщенный всеми благами Твоими. И Ты, Господи Боже, Отче сирот, услышь вопль сынов Твоих и простри крылья Твои, да скроемся в них от лица вражия. Столп крепости Израилевой, Который не воздремлешь и не уснешь, храни Израиля: не спит и не дремлет враг, вооружающийся на Израиля.

12. О, Свет мой! Без Тебя я во тьме: осияй меня! (О скудости человеческой и о благодеяниях Божиих)

 О, свет, которого не видит другой свет! Светлость, которую не зрит иная светлость! Свет, который затмевает всякий свет, и светлость, кото­рая ослепляет всякий наружный блеск! Свет, от ко­торого всякий свет! Светлость, от которой всякая светлость! Сияние, пред которым всякий блеск — тьма, пред которым всякая светлость — темнота! Свет, пред которым всякая тьма — светлость, у ко­торого всякая мрачность — свет, Свет высочай­ший, которого слепота не помрачает, мрак не пок­рывает, которого тьма не затмевает, которого ника­кая противолежащая вещь не пресекает, которого никогда не отделяет никакая тень! Свет, просвеща­ющий все вдруг, однажды и всегда, да повергнусь в глубину светлости Твоей, да узрю всюду Тебя в Тебе, и меня в Тебе, и все под Тобою. Не оставь меня, чтобы не умножился мрак неведения моего и не возросли беззакония мои. Ибо без Тебя все для меня — тьма, все — зло: так как ничто не благо без Тебя, истинного, единого и высочайшего Блага.

 Это исповедую, это признаю, Господи Боже мой! так как, где я нахожусь без Тебя, все для меня зло, кроме Тебя: не только вне меня, но и во мне, так как всякое изобилие, которое не есть Бог мой, для меня нищета. Я насыщаюсь тогда, когда явится мне слава Твоя. И Ты, Господи, жизнь моя блажен­ная, сотвори, чтобы я исповедал пред Тобою мою бедность, так как меня, отпавшего от единого блага, высочайшего и единого добра, многоразличность временных вещей лишила духовных сокро­вищ чрез плотские чувства; и самое богатство стало мне тягостным и нищетою многою, когда я за тем и за другим гонялся и ничем не удовлетворял­ся; когда в себе не имел Тебя, непременяемое и особенное нераздельное единое добро, получив ко­торое, не имею ни в чем нужды; которое, получив, не соболезную; которое, имея, насыщаю желание мое.

 Увы, бедность хуже бедности моей, когда бед­ная душа моя удаляется от Тебя, с Которым всегда изобилует и радуется, и следует за миром, с кото­рым всегда находится в нищете и страдает. Мир вопиет: изнемогаю; а Ты, Господи, вопиешь: восстановляю; и моя развратная бедность предпочита­ет следовать за изнемогающим, а не за восстановляющим. Истинно, это — немощь моя; Врач душ, исцели ее, да исповедуюсь Тебе, спасение души моей, всем сердцем моим о всех благодеяниях Твоих, которыми обогащает меня от моей юности до старости и престарелости. Тебя умоляю Тобою Самим, не оставь меня; Ты сотворил меня, когда меня не было, искупил погибавшего; я погибал и мертв был, Ты ко мне умершему снизошел, мерт­венность на Себя воспринял; Ты, Царь, пришел к рабу, для искупления раба предал Себя. Для ожив­ления меня Ты принял смерть, смерть победил. Меня восстановил, смиривши Себя Самого.

 Я погибал, исчезал, грехами продан был: Ты за меня продался, чтобы искупить меня; и столько Ты возлюбил меня, что в цену кровь Свою дал за меня; возлюбил Ты, Господи, меня более Себя Самого, так как умереть благоволил за меня. Таким обра­зом столь дорогою ценою возвратил Ты меня из за­точения, искупил меня из рабства, избавил меня от мучения, назвал меня именем Твоим, назнаменовал меня кровию Твоею, чтобы памятование о Тебе — всегда было во мне и никогда бы от сердца моего не отступало, так как Ты за меня не удалил­ся от креста. Помазал Ты меня елеем Своим, которым Ты Сам помазан был, дабы я от Тебя Христа назывался Христианином. На дланях Твоих начер­тал меня, чтоб Тебе всегда помнить меня, если только я непрестанно стану памятовать о Тебе. Таким-то образом всегда благодать Твоя и милость предупреждали меня. Ибо Ты от многих и великих бед часто избавлял меня, Избавитель мой! Ты за­блуждающегося меня на путь наставлял, неразумеющего вразумлял, согрешающего исправлял, в пе­чали утешал, терзаемого отчаянием укреплял, па­дающего восстановлял, плачущего удерживал, ищущего привел, пришедшего принял, спящего со­хранял, возопившего к Тебе услышал.

13. Ты все видишь: как мне не бояться Тебя? (О том, что Бог рассматривает дела и намерения человеческие)

 Такие и многие иные благодеяния сотворил Ты мне, Господи Боже мой, Жизнеподатель мой, о которых мне сладостно всегда говорить, всегда помышлять, всегда Тебя благодарить, да воз­могу Тебя всегда хвалить за все блага Твои и лю­бить Тебя всем сердцем моим, и всею душою моею, и всею мыслию моею, и всею крепостью моею, от всей внутренности сердца моего, и всеми чувствами моими. Блаженна сладость, Господи Боже мой, всех услаждающихся Тобою. И не сделанное мной видели очи Твои. Очи, говорю, Твои, призирающие на все пути человеческие и на глубину бездны, светлее солнца и на всяком месте видят всегда до­брых и злых.

 Так как Ты всем управляешь, все наполняешь, весь везде всегда присутствуешь и промышляешь о всем созданном Тобой, ибо Ты ничего не презира­ешь, что сотворил: то и на мои пути и стези взира­ешь, и днем, и ночью на страже моей стоя, все мои пути прилежно надзираешь. Зритель вечный! Ты как бы всю тварь Свою, небо и землю позабывши, только меня одного рассматриваешь и меньше о других творениях промышляешь. Ибо в Тебе не ум­ножается неизменяемый свет зрения Твоего, когда Ты на одного зришь, и не умаляется, когда Ты про­стираешь взор на бесчисленные и различные тво­рения. Поэтому, как Ты все вдруг совершенно ус­матриваешь, так каждую вещь и различно, совер­шенно вдруг всю видит око Твое. Но как все, так и одно; и как одно, так каждое Ты без разделения, или изменения, или умаления созерцаешь. Поэто­му Ты во всем времени без времени, всего меня вдруг и всегда видишь, как бы созерцал меня одно­го, оставляя все прочее.

 Так бдишь Ты на страже моей, как бы все забыл, благоволишь надзирать меня одного. Ибо Ты всегда мне присущим являешься, когда меня обретаешь готовым. Куда я ни пойду, Ты меня, Гос­поди, не оставляешь, если я прежде Тебя не остав­лю. Где я бываю, Ты не отступаешь от меня; так как Ты везде находишься, то куда я ни пойду, везде Тебя найду: ибо чрез Тебя только я могу существо­вать, чтобы мне не погибнуть без Тебя. Признаюсь, что все, что я ни делаю, пред Тобою делаю, и мною творимое Ты лучше видишь, нежели я, делающий. Ибо что ни творю, Ты всегда присутствуешь, как вечный Надзиратель всех помышлений, предпри­ятий, радостей и деяний моих. Господи, пред Тобою всегда все желание мое, пред Тобою все по­мышление мое.

 Ты, Господи, знаешь, откуда приходит дух, где живет и куда грядет, так как Ты всех духов Испы­татель. И корень тот сладок ли или горек, от кото­рого красивые листья произрастают, как Судия, лучше Ты знаешь, и самые жилы кореньев ясно зришь. И не только Ты расположение, но и корня этого внутренний состав откровеннейшею света Твоего истиной рассматриваешь, исчисляешь, зришь и замечаешь, да воздашь каждому не только по делам или по намерению, но и по самому распо­ложению сокровенному состава древа, от которого происходит предприятие делающего. К чему я стремлюсь в деле, что ни думаю и чем ни увеселя­юсь, Ты все видишь, уши Твои слышат, очи Твои видят и рассматривают; наблюдаешь, вникаешь, за­мечаешь и записываешь в книге Твоей доброе и злое, да воздашь после за доброе награды, а за злое мучения, когда откроются книги и судимы будут люди по написанному в книгах Твоих.

 Это неоспоримо; ибо Ты Сам поведал нам: «увижу, какой будет конец их» (Вт. 32:20); и это о Тебе ска­зывается, Господи! Ты конец всего рассматрива­ешь: так как Ты во всех делах наших на конец на­мерения более взираешь, нежели на действие. И когда я об этом с прилежанием рассуждаю, Госпо­ди Боже мой, страшный и всемогущий, то страхом и стыдом великим смущаюсь, потому что великая нам надлежит необходимость жить праведно и свято, так как мы все делаем пред очами Судии всевидящего.

14. Тебе, Господи, слава; нам же стыд (О том, что человек сам по себе бессилен без благодати Божией)

 Всесильный, Всемогущий Боже духов и вся-кой плоти, очи Которого над всеми путями сынов Адамовых от дня рождения их до дня их ис­хода, да воздашь каждому по делам его, добрым или злым! Научи меня исповедать пред Тобою нищету мою: так как я в себе сказал, что я богат и ничего не требую, и не разумел, что я нищ, слеп, наг, беден и сожаления достоин. Ибо я, будучи ничто, думал, что буду нечто. Говорил в себе: сделаюсь разум­ным, и стал безумным. Помышлял, что я благора­зумен, и обманулся; и теперь вижу, что это дар Твой, без которого мы ничего не можем совершить: так как если не Ты, Господи, сохранишь город, то напрасно бодрствует стерегущий его. Ты вразумил меня, чтоб я познал самого себя; ибо Ты оставил меня и испытал меня не ради Себя, чтоб Ты познал меня, но ради меня, чтоб я познал себя. Так как, как сказал, я думал, Господи, что буду нечто сам собою: мнил я, что я сам собою доволен, и не понимал, что Ты управлял мною; пока несколько уда­лился от меня, и я тотчас пал в себе, тогда уже я увидел и познал, что Ты управляешь мною; и что я пал, то было от меня; и что восстал, то от Тебя.

 Открыл мне очи Ты, Свет, и пробудил и просве­тил меня: увидел я, что человеческая жизнь на земле — искушение и что не может похвалиться пред Тобою никакая плоть и оправдаться никто живой; так как все доброе, малое или великое, Твой дар, а наше только зло. Чем же похвалится всякая плоть? Разве только злом? Это не слава, но бедность. Похвалится ли добром? Но не чужим ли? Твое, Господи, добро, Твоя слава. Ибо кто Твоим добром ищет славу себе, тот вор и разбойник и по­добен диаволу, хотевшему похитить Твою славу. Так как кто хочет похвалиться Твоим добром и не ищет им славы Твоей, но ищет своей, тот, хотя будет хвалим за свое дарование людьми, но от Тебя отвержен: так он Твоим даром не Твоей, но своей славы ищет. А хвалимого людьми, Тобою же прези­раемого, не защитят люди на суде Твоем и не изба­вят от осуждения Твоего.

 Но Ты, Господи Создатель мой от утробы мате­ри моей, не попусти мне впасть в это поношение, чтобы меня не упрекали тем, что я хотел когда-либо похитить славу Твою: да будет слава Тебе, Которого все добро, а нам посрамление и бедность, которых все зло, разве только Ты благоволишь по­миловать. Ибо Ты милуешь, Господи; милуешь все, и ничего из созданного не презираешь: и подаешь нам блага Свои, и обогащаешь нас, Господи Боже, убогих, преблагими дарами Своими. Вот, Господи, мы убогие дети Твои и малое стадо Твое: отверзи нам двери, и будут есть нищие, и насытятся и вос­хвалят Тебя ищущие Тебя. Ибо знаю, Господи, и исповедую по внушению Твоему, что только одни признающие себя нищими и исповедующие Тебе нищету свою обогатятся Тобою; так как мнящие себя богатыми, будучи нищими, от Твоего богатст­ва будут удалены.

 Ради этого исповедую Тебе, Господи Боже мой, нищету мою, да будет Тебе вся хвала Твоя, так как Твое все доброе, сделанное мною. Господи! Испове­дую пред Тобою, что я не что иное, как всякая суета, и смертная тень, и некая мрачная пропасть, и пустая земля, которая без Твоего благословения ничего не произращает и плода не приносит, но только посрамление, грех и смерть. Если я когда-либо имел какое-нибудь доброе дело, то принял его от Тебя; что ни имею доброго, Твое и от Тебя полу­чил. Если я стоял, Тобою стоял; но когда падал, падал собой: я бы всегда в грязи валялся, если бы Ты меня не восстановил; всегда б был слеп, если бы Ты не просветил меня. Упавши, я никогда бы не восстал, если бы Ты мне не помог: и по Твоем вос­становлении меня я всегда бы падал, если бы Ты меня не поддерживал. Часто бы я погибал, если бы Ты мною не управлял.

 Так всегда, Господи, так всегда благодать Твоя и милосердие Твое предупреждали меня, избавляя от всех зол, спасая от прошедших, восстановляя от настоящих, ограждая от будущих и расторгая предо мною греховные сети, отнимая случаи и при­чины ко греху, так как, если бы Ты не предохранял меня, я бы все грехи сделал. Знаю, Господи, что нет греха, сделанного человеком, которого бы дру­гой сделать не мог, когда отступит от него Творец, создавший его. Но в чем я не согрешил, то Ты так сотворил; от чего воздержался, Ты повелел, и что я в Тебя верую, это Ты в меня вселил. Ибо Ты, Гос­поди, управлял мною; Ты мне даровал благодать и свет, чтобы я не сделал прелюбодеяния и никакого иного греха.

15. Самим нам не спастись от врага: Сам спаси! (О различных искушениях от диавола)

 Не было искусителя, и, чтобы его не было, Ты то сотворил: не было места и времени, и это, что их не было, Ты сделал. Явился искуси­тель, было место, было и время; но что я не согла­сился на козни их, Ты меня удержал. Пришел тем­ный искуситель, и что я его презрел, Ты меня ук­репил. Приступил искуситель вооруженный и силь­ный; но что меня не одолел, Ты его обуздал. При­шел искуситель, преобразившийся в светлого анге­ла; и что меня не обманул, Ты ему воспретил; и что я узнал его, Ты меня просветил. Он — тот дракон великий и черный, змий древний, нареченный диаволом и сатаною, имеющий семь голов и десять рогов, которого Ты создал играть в этом великом и пространном море, в котором пресмыкаются бес­численные животные: и животные малые с велики­ми, то есть различные роды демонские, которые днем и ночью иного ничего не делают, как только всюду обтекают, ища кого поглотить, если Ты не избавишь.

 Он — тот древний дракон, возникший в раю ра­дости, который хоботом своим отторгает третью часть звезд небесных и повергает на землю; кото­рый ядом своим заражает воды земные, чтобы пьющие их люди умирали; и который бросает золо­то, как грязь, и имеет упование, что Иордан погло­щен будет челюстями его; который сделался безбо­язненным и неустрашимым. И кто защитит от уяз­влений его? Кто исхитит из челюстей его, если не Ты, Господи, сокрушивший головы змея великого? Помоги нам! Распростри, Господи, крылья Твои, да укроемся в них от лица этого дракона, гоняющего нас, и щитом Твоим избавь нас от рогов его. Ибо он о том только непрестанно старается, к тому единственно усиленно и стремится, чтобы погло­тить созданные Тобою души.

 И поэтому к Тебе, Боже, мы вопием: избавь нас от всегдашнего врага нашего, который на нас, спим ли мы или бодрствуем, едим ли или пьем, или какое другое дело делаем, всеми способами воору­жается, нападает днем и ночью, пронырствами и коварствами то явно, то тайно стрелы ядовитые против нас устремляет на умерщвление душ наших. Но при всем том крайнее наше безумие: так как мы, непрестанно видя против нас дракона, зияющего отверстыми челюстями и готового на поглощение нас, спим без опасения и нежимся в наших небрежениях, как бы не имели никакой опасности от него, который ничего иного не ищет, как только нашей погибели. Враг наш для погубления нас всегда неусыпно бодрствует; а мы для сво­его сохранения не хотим пробудиться от усыпле­ния.

 Вот он распростер бесчисленные сети пред нашим ногами и наполнил все пути наши различ­ными приманками для уловления наших душ. Кто избежит? Сети положил он в богатстве, сети поло­жил он в убожестве, сети расставил он в пище, в питье, в увеселении, во сне и во бдении; сети поло­жил он в слове и в деле и во всяком нашем пути. Но Ты, Господи, избавь нас от сети ловящих и от уст неправедных, да исповедуемся пред Тобою, го­воря: благословен Господь, Который не оставил нас в лов зубам их. Душа наша как птица, избавивша­яся из сети ловящих. Сеть сокрушилась, и мы из­бавились.

16. Без Тебя не распознать нам сетей вражиих: Сам укажи их!

 Ты, Господи, Свет мой! Просвети очи мои, чтобы я узрел свет, и пошел во свете Твоем, и не впал в сети диавола. Ибо кто избежит этих многих сетей, если не будет видеть их? И кто увидит их, кроме того, кого Ты просветишь светом Твоим? Так как он, отец тьмы, скрыл свои сети во мраке своем, чтоб ими уловлять всех находящихся во тьме его, сынов этой тьмы, не видящих Твоего света, в котором всякий ходящий не устрашится. Ибо ходящий во дне не споткнется, а ходящий в ночи спотыкается; так как нет света в нем. Ты Свет, Господи: Ты Свет сынов света: Ты День, не имеющий запада, в котором сыны Твои ходят без преткнове­ния и без которого все ходящие во тьме ходят, по­тому что Тебя, истинного света мира, не имеют.

 Вот мы повседневно видим, что чем более кто от Тебя, истинного Света, удаляется, тем более он тьмою греховною покрывается, и чем далее во тьму вступает, тем менее видит сети на пути своем, и тем менее их узнает, и поэтому тем скорее и чаще уловляется, и повергается в них, и, что ужаснее, не разумеет своего падения. А кто своего падения не знает, тот тем меньше старается восстать, чем более думает, что он еще стоит. Но Ты, Свет мыс­ленный, Господи Боже мой! Просвети теперь очи мои, да увижу и познаю, чтобы мне не пасть пред лицом врагов моих. Ибо враг наш старается вовсе искоренить нас; молим Тебя, чтобы Ты прогнал его от лица нашего так, как тает воск от лица огня. Так как он-то, Господи, душегубец первый и последний, сотворивший совет на похищение Твоей славы; по­тому что он, превознесшись гордостью, восшумел и устремился на лицо свое, и Ты низверг его с Твоей святой горы и из средины огненных камень­ев, посреди которых он ходил.

 И теперь, жизнь моя, Господи Боже мой, с тех пор он не перестает гнать сынов Твоих; и из нена­висти к Тебе, Царь великий! старается погубить это создание Твое, которое сотворила всемогущая благость Твоя по образу Твоему, чтобы ему полу­чить славу Твою, которую он потерял по гордости своей. Но сокруши его, Крепость наша, пока он не пожрал нас, агнцев Твоих. Просвети нас, да уви­дим сети его, приготовленные им для нас, и убе­жим к Тебе, радость наша! И это все Ты больше знаешь, Господи; потому что Ты знаешь вражду его и гордость его. Я приношу пред стонами величия Твоего жалобу на врага моего, Судия вечный, чтобы Ты наказал его и избавил нас, сынов Твоих, которых крепость — Ты Сам.

 Ибо, Господи, этот враг лукав и пронырлив, и нескоро понятны все хитрые следы пути его и поз­наваемы виды лица его, если Ты не просветишь, потому что он то здесь, то там показывает собою то волка, то агнца, то тьму, то свет; и на всякое качес­тво, время и место, по разным переменам вещей, делает разные искушения: он, чтобы обмануть пе­чальных, печалится сам; чтобы поглумиться над ра­дующимися, притворяется и сам веселым. Для об­мана духовных он преобразуется в ангела света; для одоления крепких является агнцем; чтобы пог­лотить кротких, показывается волком. Это все по сходству разнообразных искушений является для того, чтобы поглотить и устрашить иных страхом ночи, иных летящими стрелами днем, других — ве­щами, во тьме происходящими, иных нападениями, иных полуденными бесами. И ко всему этому, кто поймет хитрости его, кто узнает его? Кто расска­жет вид одежды и козни его кто узнает? Это он скрывает стрелы свои в колчане и сети свои ставит под видом света; и это трудно усмотреть, если только от Тебя, Господи, не просветимся и не уви­дим все, — потому что он скрывает тонкие сети не только в плотских делах, легко узнаваемых, не только в пороках, но и в самых духовных упражне­ниях, и под видом добродетелей показывает поро­ки, и обращается в ангела света. Это, Господи Боже наш, и многое другое делает против нас сын Ваалов, сам сатана; и то как лев, то как дракон, явно и тайно, внутри и вне, днем и ночью, он, на­падая, старается похитить души наши. Ты избавь нас, Господи, спасающий уповающих на Тебя, Гос­поди Боже наш.

17. Все от Тебя: как мне не благодарить Тебя?! (О благодеяниях Божиих)

 Я — сын рабы Твоей, вручивший себя деснице Твоей, этими моими убогими исповеда­ниями исповедуюсь Тебе, Избавитель мой, всем сердцем моим и вспомяну все блага Твои, которые Ты явил мне от юности моей, во всю жизнь мою. Я знаю, что неблагодарность неприятна Тебе, потому что она есть корень всего духовного зла и некото­рый ветер, иссушающий и пожигающий всякое добро, заграждающий источник Твоего божествен­ного к человеку милосердия. И я, Господи, благода­рю Тебя, да не буду неблагодарен пред Тобою, Из­бавитель мой, потому что Ты сохранил меня.

 Сколь­ко раз тот дракон хотел поглотить меня, но ты, Гос­поди, из челюстей его избавлял меня. Когда я грешил и он приготовлялся пожрать меня, Ты, Господи Боже мой, защищал меня.

 Когда я жил непотребно пред Тобой и заповеди Твои преступал, тогда он го­товился похитить меня в ад, но Ты запрещал ему.

 Я Тебя прогневлял, но Ты меня защищал, я Тебя не страшился, но Ты меня хранил.

 Я удалялся от Тебя и предавался врагу моему, но Ты, чтобы он не по­хитил меня, устрашал его. Господи Боже мой, Ты оказывал мне такие благодеяния, но я, несчастный, не понимал их. Много раз Ты меня, не понимающе­го, выводил из ада. Я спустился до самых врат ад­ских, но от входа в него Ты меня удержал.

 Я приближался уже к вратам смертным, но Ты устроил то, что я не был там заключен.

 Когда одержим я был тяжкими болезнями, Спа­ситель мой, когда я был в опасности на море и на земле, Ты хранил меня, от огня и меча и от всякого зла Ты избавлял меня.

 Милосердие Твое и благодать Твоя предваряли меня и избавляли от телесной и душевной смерти.

 Ты один, Создатель мой, одушевляешь души наши и ничего Тобою сотворенного не презираешь. Исповедую благодеяния Твои великие, потому что Ты избавлял меня тысячекратно от ада преиспод­него; я всегда стремился в ад, но Ты меня всегда отводил. Праведно Ты сотворил бы, если бы нака­зал меня. Но Ты не хотел этого сделать со мною, потому что Ты любишь души наши и прикрываешь грехи человеческие покаянием. Господи Боже мой! «Все пути Господни — милость и истина» (Пс. 24:10). Ты из­бавил душу мою от ада преисподнего. Я весь был в смерти, но Ты всего меня воскресил.

 Поэтому я возлюблю Тебя, Господи, Жизнь моя, возлюблю Тебя, несказанная Радость моя. Господи Боже мой, Освятитель мой, Твое все — добро. Ты повелеваешь любить Тебя. Дай Сам то, что повеле­ваешь, и повели, что угодно Тебе.

18. О, Любовь пламенеющая! Воспламени меня любовью к Тебе! (О горячей любви к Богу)

 Люблю Тебя, Боже мой, и всегда сильнее любить Тебя хочу, потому что Ты слаще всякого меда, питательнее всякой пищи и дороже всякого золота и драгоценных камней. О, Огонь всегда горящий и никогда не погасающий! О, Лю­бовь, всегда пламенеющая и никогда не умаляю­щаяся! Воспламени меня, да возгорюсь я весь Тобою, да весь возлюблю Тебя, потому что тот не любит Тебя, кто, нечто другое любя, любит то не для Тебя.

 Возлюблю Тебя, Господи, потому что Ты пре­жде возлюбил меня. Но где найду выражения на изъяснение знаков великой любви Твоей ко мне, ради бесчисленных благодеяний Твоих, которыми Ты меня воспитывал с самого начала? Ты меня со­творил из ничего, украсив светом лица Твоего, и малым чем умалил меня перед ангелами. Но и это малым показалось пред лицом Божества Твоего, потому что Ты питал меня повседневными, особен­ными и великими дарами Твоих благодеяний и, как младенца Твоего, сосцами Твоего утешения отдоил и укрепил. Ибо все сотворенное Тобою отдал на службу мне, чтобы я Тебе одному служил.

19. Все для человека, чтобы весь человек был для Тебя. (О том, что Бог отдал все на служение человеку)

 Ты покорил все под ноги человеку, чтобы только один человек весь был покорен Тебе, чтобы весь человек был Твой и властвовал над всеми делами Твоими. Ибо все наружные вещи Ты сотворил для тела, тело для души, а душу для Тебя, чтобы она Тобою одним была занята и Тебя одного любила, владея Тобою для утешения, а на­ружными вещами как служебными. Все, что обни­мется окружностью небесною, ниже человеческой души, которая сотворена для того, чтобы ей владеть высочайшим добром, и обладанием его быть бла­женною, и с радостью увидеть лицо вечного бес­смертия, Господа своего. Тогда она насладится в доме Божием теми благами, в сравнении с кото­рыми все видимые нами здесь вещи кажутся ни­чтожными.

 Ты, Господи Боже мой, и телу нашему — чтобы видеть — дал свет рукою неустанных служителей Твоих, солнца и луны, которые по повелению Тво­ему непрерывно днем и ночью служат сынам Твоим. Для дыхания Ты дал человеку чистоту воз­духа, для слуха разнообразие голосов, для обоня­ния аромат, для вкуса качества его, для осязания Ты облек тело в чувственные составы. Для помощи в нуждах Ты дал скотов. Птицы, рыбы морские и плоды земные Ты назначил для подкрепления чело­века. Лекарства от всех его болезней сотворил на земле. Против всякого его зла приготовил всякое облегчение. Ибо Ты милостив и щедр и знаешь со­став наш, Ты горшечник наш, а мы все — как глина в руке Твоей.

20. Если здесь много благ: то каково будет там? (Из рассмотрения временных благ познается превосходство небесных)

 Да откроется мне милосердие Твое светом Твоим! Просвети еще более меня, да увижу яснее его, — потому что мы познаем от этих малых благ Твои великие и от видимых невидимые Твои блага, Господи Боже святой и благой Творец наш! Ибо если Ты, Господи, для этого бесславного и тленного тела являешь такие великие и бесчислен­ные благодеяния от неба и воздуха, от земли и моря, от света и темноты, от теплоты и мрака, росы и дождя, от ветров, птиц и рыб, скотов и деревьев, и от различных трав и растений земных, и от служ­бы всех созданий Твоих, попеременно служащих нам к облегчению нашему, — то какие великие и бесчисленные будут те блага, которые Ты уготовал любящим Тебя в том небесном отечестве, где мы увидим Тебя лицом к лицу? Если Ты даешь нам такие блага в темнице, то что уже дашь в доме Твоем? Велики и неисчислимы дела Твои, Господи, Царь небесный! Если такие утешения в этот день плача, то какие явишь в день брака? Если такие ра­дости имеет темница, то какие будут в отечестве? Око не видело, что Ты уготовал любящим Тебя, — ибо Ты велик, Господи Боже мой, непостижим и не­измерим и нет предела величию Твоему, нет числа премудрости Твоей, нет меры благоутробию Твое­му. Так нет предела, ни числа, ни меры воздаянию Твоему! Ты велик, и велики дары Твои, потому что Ты Сам награда воинов Твоих.

21. Сладость души моей! не хочу иных утешений кроме Тебя! (Сладость Божественная уничтожает привременную горечь)

 Этими благодеяниями Твоими великими, Гос­поди Боже, освящение святых Твоих, Ты до­полнишь недостаток алчущих сынов Твоих; потому что Ты Сам надежда отчаянных, Ты венец упова­ния, украшенный славою, уготованный побеждаю­щим. Ты — утешение бесконечное, подаваемое только тем одним, которые ради Твоего вечного уте­шения презирают грехи этого мира — потому что все здесь веселящиеся не достойны Твоего утеше­ния. Но здесь томимые услаждаются Тобою, и учас­твующие в страданиях участвуют и в утешениях, — потому что никто не может и в том, и в здешнем веке быть утешаем. Но надо тому лишиться одного, кто желает получить другое. Когда я рассуждаю об этом, Господи, Утешитель мой! то я отстраняю зем­ное утешение, чтобы сделаться достойным вечных Твоих утешений. Ты — Сладость несравненная, ко­торою услаждается всякая горечь.

 Сладость Твоя усладила Стефану поточные камни. Твоя сладость блаженному Лаврентию напол­нила сладостью череп главы. Апостолы, упоенные Твоей сладостью, шли, радуясь, из синедриона, что удостоились принять поношение за имя Твое. Андрей шел дерзновенно на крест, радуясь, что приближает­ся к сладости Твоей. Для достижения ее Варфоломей собственную свою отдал кожу. Чтобы вкусить ее, Иоанн выпил чашу, наполненную ядом. Ее Петр вку­сил и упоенный воскликнул: Господи! «хорошо нам здесь быть; сделаем три куши» (Мк.9:5;Лк. 9:33): здесь пребудем, Тебя всегда да видим, ибо мы ничего иного не требу­ем. Это-то и есть блаженство, Господи Боже наш, ко­торого от Тебя ожидаем, для которого мы непрестан­но Тебе служим, для которого умерщвляемся весь день, да поживем в Твоей жизни.

22. Без Тебя не войти нам в вечные обители Твои! (Все наше упование и желание сердца должно быть устремлено к Богу)

 Ты, Господи, упование, желание наше, к Которому стремится дух наш, поспеши и не замедли. Восстань, поспеши и приди, да изведешь нас из темницы этой исповедаться имени Твоему. И я, отрок между отроками дома Твоего, Боже, Отче и крепость моя, когда приду и явлюсь лицу Твоему? Блажен буду я, если увижу славу Твою. Знаю, Господи, знаю, что я недостоин войти под кров Твой, но не посрами уповающего на Тебя раба Твоего. И кто войдет в святилище Твое, видеть силы Твои, если Ты не отворишь? Если Ты заклю­чишь человека, то никто не освободит его. Если Ты удержишь воды, то все посохнет. А если пустишь их, то они потопят землю. Если Ты все, что сотво­рил, обратишь в ничто, то кто будет противоречить Тебе?

 Вечна благость Твоего милосердия, по которой Ты сотворил все, что ни восхотел. Ты нас создал, не возгнушайся нами, потому что мы творение Твое. Господи Боже наш, мы точно прах и черви, не можем войти в Твою вечность, если Ты не вве­дешь нас Сам, создавший все из ничего.

23. Ты – надежда моя: хочу ли, не хочу ли, — спаси меня! (Спасение наше зависит от Бога)

 Я — дело рук Твоих, «утверди сердце мое в страхе имени Твоего» (Пс.85:11), потому что я не на лук мой уповаю и меч мой не спасет меня, «но Твоя десница и Твоя мышца и свет лица Твоего» (Пс.43:4). Иначе я бы отчаялся, если бы не Ты, Создатель мой, был надеждою моею; потому что Ты не остав­ляешь уповающих на Тебя. Не прогневайся на нас, когда мы падаем; так как Ты знаешь наш слабый состав, Господи Боже наш.

 Разве Ты, Боже неизреченной сладости, хочешь показать силы Твои против праха, взметаемого вет­ром, и будешь сокрушать иссохшую трость? Разве Ты накажешь презреннейшего червя? Мы слышали о милосердии Твоем, что Ты не творишь смерти и не радуешься о погибели умирающих. Все в Твоей состоит воле, и никто ей противиться не может. Ты, что хочешь, то творишь.

 Желать принадлежит мне, а что сделать, я не обретаю. Я не могу хотеть доброго, если Ты не за­хочешь; и что хочу, не могу, если Твое могущество не подкрепит меня. И что могу, того иногда не хочу, если Твоей воли не будет, как на небе, так и на земле. И что хочу и могу, того не разумею, если Твоя премудрость не просветит меня. Так да будет в нас воля Твоя!

 Кто избавит нас от руки ада, если Ты один не избавишь, Жизнь, оживотворяющая всякую жизнь, которой живут все?

24. По опыту вижу, что я ничего не могу: Ты спаси! (Для совершения добрых дел недостаточно одной человеческой воли без благодати Божией)

 Как исповедуюсь пред Тобою, похвала жизни моей, Господи Боже мой, сила спасения моего? Уповал я когда-то на крепость мою, которой, однако, не имел. Когда я думал, что стою, тогда более падал и обращался опять назад, а не вдаль шел и простирался; и что намеревался получить, то более отдалялось от меня. Чем более я надеялся на собственную мою силу, тем менее мог всегда. Я го­ворил: это сделаю, то сделаю; но ни этого, ни того не совершал. Было желание, но не было способнос­ти; была способность, но не было желания, так как я на свои надеялся силы.

 А теперь понимаю, что не укрепится силою своей человек, потому что не от него зависит хо­теть, что может, или мочь, что хочет, или разуметь, что может, но Тобою стези человеческие управля­ются.

 Молим Тебя, Господи, спаси создание Твое; так как в Твоей воле — сила спасения нашего.

25. Томлюсь в неизвестности будущего: Надежда моя, не оставь меня! (О древних благодеяниях Божиих)

 Вспомни древние милости Твои, которыми Ты с начала опередил нас в благословениях сла­дости Твоей. Прежде чем родился я, Ты опередил меня, приготовляя мне путь, по которому бы я шел и вошел в славу дома Твоего. Прежде образования моего в чреве матери Ты знал меня, и прежде ис­хода моего из утробы Ты все, что ни благоугодно было пред Тобою, предопределил обо мне.

 Пред лицом вечности Твоей самоё будущее уже совершилось. А я ничего не знаю, и страх нападает на меня, когда я вижу, что со всех сторон окружен множеством бедствий. И если бы не было помощи Твоей, то я впал бы в отчаяние.

 Но я великую имею надежду на Тебя, милости­вый Боже, и размышление о щедротах Твоих ук­репляет надежду мою, чтобы она веселилась о Тебе, Господи Боже мой, веселие святое и живое, которым Ты увеселяешь юность мою.

26. Ради любви Твоей к нам и ангелы Твои любят нас как братьев своих (Об ангелах-хранителях)

 Ты возлюбил меня, единственная Любовь моя, прежде чем я стал любить Тебя. Ты создал для меня ангелов, Твоих духов, которым по­велел хранить меня во всех путях моих. Они пос­ланы для получающих наследие спасения, чтобы они избавляли их от врагов, также укрепляли и на­ставляли и молитвы сынов Твоих приносили пред лицо славы величия Твоего. Они любят нас и с не­дремлющим старанием присутствуют с нами; во всякое время и на всяком месте помогают нам и за­ботливо ходят между нами. Стенания и воздыхания наши относят к Тебе для испрошения нам милости Твоей и приносят нам благословения благодати Твоей. Ангелы входят и выходят с нами; прилежно смотрят, как живем мы посреди развращенного рода и с каким усердием ищем царства Твоего. Они помогают трудящимся, покрывают отдыхающих, увещевают сражающихся, венчают побеждающих. Все это ангелы делают в честь Твоей любви, кото­рою Ты возлюбил нас, — потому что они любят то, что Ты любишь, хранят тех, которых Ты соблюда­ешь, и оставляют, которых Ты оставляешь, и не любят делающих беззаконие, так как Ты ненави­дишь всех творящих беззаконие. Когда мы совер­шаем добро, ангелы радуются.

 Велики благодеяния Твои, которыми Ты облаго­детельствовал нас, дав нам ангелов, Твоих духов, на служение нам.

 Да восхвалят Тебя, Господи, все ангелы Твои, и святые Твои да благословят Тебя. О, слава наша, безмерно прославляющая нас!

 Что есть человек, что Ты прилагаешь к нему сердце Свое? Не гной ли человек и не червь ли сын человеческий? И Ты считаешь такого достойным, чтобы глядеть на него и привести его на суд с Собою.

27. Единый чистый, кто чист пред Тобою, если Ты Сам не очистишь избранных своих? (О предведении Божием)

 Наставь меня, бездна глубочайшая, все сотворившая премудрость, которая повесила на весах горы и холмы и на мериле утвердила тремя перстами громаду земли. Свет, сиявший прежде всякого света на святых горах древней вечности, пред Которым было все обнажено и отверсто пре­жде творения. Свет, ненавидящий всякую скверну, как непорочнейший и чистейший! Какое Тебе весе­лие с человеком? Какое сообщение света с тьмою? Где Ты уготовал во мне достойное святилище Себе? Где находится в человеке к восприятию Тебя столь чистый храм? Кто может сделать чистым зачатого от нечистого семени?

 Не Ты ли один — чист? Мы чистыми быть можем только тогда, когда Ты очистишь нас. А очи­щаешь Ты тех, в которых благоволишь обитать, ко­торых без их заслуг предопределил прежде мира, призвал из мира, оправдал в мире и прославляешь после мира.

 Которых Ты избрал Себе из многих в храм Себе, тех очищаешь, изливая на них чистую воду, кото­рых имена Ты знаешь, написанные в книге жизни, которые никак погибнуть не могут и которым все споспешествует во благое.

 Когда они падают, не разбиваются, так как Ты полагаешь десницу Твою, храня все кости их, да ни одна от них не сокрушится.

28. Трепещу при мысли, как изменчив человек и как праведен Ты, Судия земли! (О непостижимости судеб Божиих)

 Велики суды Твои, Господи Боже, Судия пра­ведный и крепкий, судящий правду и творя­щий непостижимое, о Котором когда я рассуждаю, содрогаются все кости мои. Человек должен жить всю жизнь благочестиво и служить Тебе с трепе­том, да не хвалится пред Тобою ни праведный, ни неправедный, да не похвалится пред Тобою всякая плоть, но да боится и трепещет от лица Твоего, так как не знает человек, любви ли или ненависти до­стоин он; но все это на будущее время хранится не­известным.

 Мы видели многих, как они взошли до самого неба и поселились между звездами, но после упали до самой бездны. Мы видели, что звезды, от­торгнутые хвостом дракона, с неба упали; и ле­жавшие в прахе земном, от лица восставляю­щей десницы Твоей, Господи, чудесно возне­слись. Видели мы, что ходившие посреди ог­ненных камней как прах обратились в ничто. Видели мы, что свет померк и из тьмы стал свет, так как мытари и блудницы предупрежда­ют жителей в царстве небесном, а сыны царст­ва извергаются в тьму кромешную.

29. Один Ты можешь насытить желание души моей и никто кроме Тебя (Душа праведного — святилище Божие)

 Душа, которую Ты сотворил Словом Твоим, не из материи, но из ничего, только одним Тобою, а не иным чем может быть наполнена. А когда она имеет Тебя, тогда исполняется желание ее и уже ничего более желать ей не остается.

 Ты высочайшее добро, и она ничего иного же­лать не может.

 Когда она желает какого-либо творения, то имеет постоянный голод, так как она хотя и полу­чит желаемое ею, но остается пустою, потому что ее ничто не может наполнить, кроме Тебя, по обра­зу Которого она создана. А Ты наполняешь тех, ко­торые ничего иного, кроме Тебя, не желают, и Ты их делаешь достойными Тебя, святыми, блаженны­ми, друзьями Божиими, так как они всё вменяют ни во что, чтобы приобрести одного Тебя.

 Это — то блаженство, которое Ты явил челове­ку, это — та честь, которою Ты его между всеми и над всеми поставил тварями. Ты почтил его для прославления имени Твоего по всей земле. Вот, Господи Боже мой, преблагой, всемогущий, — я обрел место Твоего пребывания; потому что Ты живешь в душе, созданной Тобою, которая Тебя од­ного ищет и желает; а не в той, которая Тебя не ищет и не желает.

30. Искал я Тебя в мире, а нашел только в себе, ибо Ты Сам открыл Себя мне (Ни внешними, ни внутренними чувствами нельзя обрести Бога)

 Я заблудился, как овца погибшая, ища Тебя вне находящегося во мне. И много трудился я, ища Тебя вне себя; а Ты живешь во мне, если я только желаю Тебя. Я всюду ходил по селам и рас­путьям мира этого, ища Тебя, но нигде не обретал; так как я напрасно искал того вне, что было во мне. Я посылал вестников моих — все внешние чувства — обрести Тебя, и не нашел Тебя.

 Я вижу, Боже, Свет мой, просветивший меня, что я дурно искал Тебя чрез них; так как Ты нахо­дишься во внутренности моей, а они не знали, когда Ты вошел в меня.

 Ибо глаза мне говорят: «если Он не имеет ника­кого цвета, то чрез нас не вошел». Уши сказывают: «если Он не издал никакого звука, то нами не про­ходил». Обоняние извещает: «если Он не имеет никакого запаха, то мною не входил». Вкус отвечает: «если Он не имеет вкуса, то чрез меня не вошел». И осязание добавляет: «если Он не телесен, то неза­чем о Нем и спрашивать меня».

 Итак, в Тебе ничего этого нет, Боже мой! Ниче­го сходного с чувствами этими. Когда я Бога моего ищу, да не будет мне, чтобы я то почел Богом моим, что понимают и скоты. Но когда я Бога моего ищу, то ищу света, который больше всякого света, которого не вмещает око; некоторого голоса, который больше всякого голоса, которого не вме­щает ухо; некоторое благоухание, которое больше всякого благоухания, которого не вмещает обоня­ние; некоторую сладость, которая больше всякой сладости, которую не понимает вкус; некоторое объятие, которое больше всякого объятия, которо­го не вмещает осязание. Этот свет блещет там, где место не обнимает; этот голос раздается там, где дух не прерывается; благоухание это там разлива­ется, где ветер не дышит; вкус этот там ощущает­ся, где нет позыва на пищу; объятие это там осяза­ется, где не расторгается. Сей-то Бог мой, и не сравнится с Ним иной. Сего ищу, когда Бога моего ищу. Сие я люблю, когда Бога моего люблю. Позд­но я возлюбил Тебя, красота древняя и новая. Ты был внутри меня, а я был вне и там искал Тебя, и в этих созданных Тобою прекрасных вещах я увя­зал. Со мною был Ты, но я не был с Тобою. Я ходил кругом всего, ища Тебя, и ради всего оставлял себя. Вопрошал я воздух, и сказал мне весь воздух со всеми своими жителями: обманывается Анаксимен (философ); я не Бог твой. Спросил я небо, солнце, луну и звезды; и они мне поведали: мы — не Бог твой. Тогда я вопросил громаду мира: скажи мне, ты ли Бог мой, или не ты? И отвечала она мне великим голосом: не я, но Тот сотворил меня, Кого ищешь ты. И кого я ни спрашивал, отвечали мне: Бог со­творил нас. И я возвратился к себе, взошел в себя и стал рассуждать об этом, спрашивая сам себя: ты кто? Откуда это такое живое существо? Откуда, если не от Тебя, Господи Боже мой? Ты сотворил меня, а не я сам себя. Кто же Ты? Ты, Которым я живу; Ты, чрез Которого все живет. Кто Ты? Ты, Господи Боже мой истинный, один всемогущий и вечный, непостижимый и неизмеримый, Который всегда жив, и ничто в Тебе не умирает. Ты бес­смертен и населяешь вечность. Ты чуден для зре­ния ангелов. Ты неизглаголан и безымянен. Бог живой, не имеющий ни начала, ни конца, начало всего и конец; Который существует прежде веков и прежде всякого начала веков. Ты — Бог мой и Гос­подь всех творений, и у Тебя причины всех неизме­няемых вещей и начало всех изменяемых. Никто не может быть художником своего состава. Все, что ни есть, от Тебя существует, потому что без Тебя ничего не бывает. Ты — Источник жизни, из Которого истекает всякая жизнь. Все живущее Тобою живет, и без Тебя ничто не живет.

 Благодарю Тебя, Свет мой, что Ты просветил меня.

 Ты — Свет неприступный и сияние недомыслимое, до Которого никакой не достигает свет.

 Кто может познать Тебя, Которого ни один че­ловек не видел никогда, да и видеть не может? Только Ты Сам Себя познаешь и чудно созерцаешь. Одна Троица Себя одну познает совершенно. Небо Твое, Господи, скрывающее тайный, вышеразум­ный свет, никто никогда из ангелов не видел. Это «небо — небо Господу» (Пс.113:24). Оно чудно превознесено выше всякого неба. Оно никому неведомо, кроме Господа; на него никто не входил, только Сшедший с небес. Ты, Троица Святая, превосходишь всякий разум, всякое понятие, всякий ум, всякое естество духов небесных; Тебя не может ум ангельский ни высказать, ни вообразить, ни понять, ни познать.

 Тебя серафимы и херувимы не постигают, но крылами созерцаний своих закрывают лица свои от Сидящего на престоле.

 Как же человек может познать Тебя? Как я поз­нал Тебя? Я познал Тебя не таким, каков Ты в Себе, но познал Тебя, каков Ты по отношению ко мне, но и то с Тобою, потому что Ты — Свет, про­светивший меня. Каков Ты в Себе, то знаешь толь­ко Ты один. А каков Ты по благодати Своей отно­сительно меня, то и я познал.

 Но позволь мне, праху и пеплу, говорить пред милосердием Твоим.

 Скажи, поведай мне, смиренному рабу Твоему, что Ты такое по отношению ко мне?

 И возгремел с высоты голос Твой во внутренние уши сердца моего и прервал глухоту мою, и услы­шал я голос Твой и познал, что Ты Бог мой. Поэто­му-то я сказал, что познал Тебя. Я познал Тебя, единого истинного Бога и, Которого послал Ты, Иисуса Христа.

 Ты просветил меня, Свет мира, и я узрел Тебя и возлюбил Тебя, — потому что никто Тебя не любит, кроме того, кто видит Тебя; и никто Тебя не видит, кроме того, кто Тебя любит. Поздно я воз­любил Тебя, красота сколько древняя, столько новая. Поздно я возлюбил Тебя. Горе времени тому, в которое я не любил Тебя.

31. Познал я Тебя в Троице славимого и поклоняюсь Тебе (Исповедание истинной веры)

 Благодарю Тебя, Свет мой, что Ты просве­тил меня и я познал Тебя. Как же я познал Тебя? Познал я Тебя, единого Бога, живо­го и истинного Создателя моего; познал Тебя, Твор­ца неба и земли, видимых и невидимых, Бога все­могущего, неописанного, беспредельного, вечного, неприступного, непостижимого, недомыслимого, неизмеримого, бесконечного, начало всех видимых и невидимых тварей, Которым все сотворено и все стоят стихии.

 Познал я Тебя и исповедую Тебя, Бога Отца нерожденного, Тебя, Сына, от Отца рожденного, и Духа Святого Утешителя, не рожденного, но от Отца исходящего, Святую и нераздельную Троицу, в трех равных Лицах единоестественных и равновечных: Троицу в Единице и Единицу в Троице. Сердцем верую в правду и устами исповедую во спасение.

 Познал я Тебя, истинного Бога и Господа наше­го Иисуса Христа, Сына Божия Единородного, Со­здателя, Избавителя и Искупителя моего и всего рода человеческого; Которого я исповедую от Отца рожденного прежде веков, Бога от Бога, света от света; Бога истинного от Бога истинного, не сотво­ренного, но рожденного, единосущного Отцу и Святому Духу; «все чрез Него начало быть» (Ин. 1:3); креп­ко верую и истинно исповедую Тебя, Бога Едино­родного Иисуса Христа, для спасения человеков из всей Троицы воплотившегося от Марии Приснодевы, зачатого содействием Святого Духа, истинным человеком ставшего, из души разумной и плоти че­ловеческой состоящего.

 По Божеству бесстрастный и бессмертный, Ты, по безмерной любви Своей, которою возлюбил нас, Тот же Самый Сын Божий, по человечеству сде­лался нам подобострастен и смертен; для спасения рода человеческого один Ты, Сын Божий, на крес­тном древе благоволил претерпеть страдание и смерть, чтобы нас избавить от вечной смерти. И во ад, где сидели во тьме отцы наши, сошел Ты, На­чальник света, и в третий день со славою воскрес, приняв священное тело, которое лежало мертвым во гробе за грехи наши и ожило, по Писанию, в третий день. Ты, освободив сидящих в аде, истин­ный Сын Божий — с существом нашей плоти, то есть с душою и плотию человеческой, от Девы вос­принятой, — восшел выше всех небес, где сидишь одесную Бога Отца, где источник жизни. Тебе, ис­тинному Богу Иисусу Христу, поклоняемся, и ве­руем, исповедуя, и ждем пришествия Твоего для суда живых и мертвых и для воздаяния всем до­брым и злым по делам их, когда воскреснут от го­лоса силы Твоей все люди. Познал я Тебя, Бога ис­тинного, единого, Духа Святого, от Отца исходяще­го, единосущного и равновечного Отцу и Сыну, Утешителя и Ходатая нашего, на Бога нашего и Господа Иисуса Христа в виде голубя сошедшего и на апостолах явившегося в огненных языках, Кото­рый и всех святых Божиих поучал дарованием Твоей благодати.

 Я всем сердцем моим прославляю имя Твое и поклоняюсь Тебе, Который помазанием Своим на­ставляешь нас на всякую истину, Свет животворя­щий, исходящий от Отца светов и чрез Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, в мир посылаемый, Которым соприсносущен, равен и вечен, пребываю­щий в существе единой Троицы, сопрославляемый и соцарствующий.

 Познал я Тебя, единого Бога живого и истинно­го, Отца и Сына и Святого Духа, тройственного в Лицах, единого в существе; Которого исповедую, поклоняюсь и прославляю всем сердцем моим, еди­ного истинного Бога, бессмертного, неизменяемо­го, недомыслимого; один свет, один хлеб, одну жизнь. Бога, сотворившего небо и землю, небеса и земля да благословят.

32. Не искал я Тебя — Ты меня взыскал: благодарю Тебя, Просветитель мой! (Признание в своей духовной слепоте)

 Кто подобен Тебе, Господи? Кто уподобится Тебе, великий в святости, страшный, достохвальный и творящий чудеса?

 Я поздно познал Тебя. Я был весь во тьме, сын тьмы. Я был слеп, любил слепоту мою и шел из тьмы во тьму. Кто извел меня оттуда, где я был, че­ловек слепой и сидящий во тьме и тени смертной? Кто взял меня за руку и вывел оттуда? Ты, Ты, Гос­поди Боже мой, милостивый и щедрый, Отец щед­рот и Бог всякой утехи. Ты призвал меня в чудный свет Твой, и вот я вижу. Благодарю Тебя, просве­титель мой, потому что нет света вне Тебя.

33. Боже неисповедимый! Просвети очи мои, да узрю Тебя лицом к лицу! (О величии Божием)

 Святой святых, Боже непостижимого величия, у Боже богов и Господь господствующих, чуд­ный, неизреченный, от Которого на небесах содро­гаются ангельские власти, Которому поклоняются все господства и престолы и от лица Которого все силы трепещут; Которого могуществу и премудрос­ти нет числа; Который основал мир ни на чем и море связал на воздухе, как в мехе; всемогущий, святейший Боже духов и всякой плоти, от лица Ко­торого бежит небо и земля, перед мановением Ко­торого все стихии раболепно служат! Тебе да пок­лоняются и Тебя прославляют все твари Твои! Вот вижу свет небесный, блещет в очах мысли моей луч с высоты от лица света Твоего и веселит все кости мои. Горе слепым очам, которые не видят Тебя, Со­лнце, освещающее небо и землю!

 О, Свет блаженнейший, Который только чисты­ми может быть видим очами! Благодарю Тебя, Свет мой. Вот, я вижу! Да распространится, молю, зре­ние мое Тобою. Открой очи мои, да узрю чудеса от закона Твоего. Я вижу, но еще в зерцале и гадании. Но когда лицом к лицу? Когда придет день радости и ликования, в который войду в место чудного се­ления, даже до дома Божия, да увижу видящего меня лицом к лицу, и насытится желание мое?

34. Когда приду и явлюсь лицу Твоему, Боже мой! (О стремлении души к Богу)

 Как стремится олень на источники водные, так желает душа моя к Тебе, Боже жаждет душа моя Тебя, Бога, источника живого! Когда приду и явлюсь лицу Божию? О, поток вод живых! Когда приду к водам сладости Твоей из земли пус­той, непроходимой и безводной, да увижу Тебя и утолю водами милосердия Твоего жажду мою? Жажду я, Господи! Ты источник жизни: утоли жажду мою. Жажду я, Господи, жажду Тебя, Бога живого. О, когда приду и явлюсь лицу Божию? Когда приду и явлюсь лицу Твоему, Господи Боже мой? Увижу ли день тот, день радости, день, кото­рый сотворил Господь, да возрадуемся и возвеселимся в оный? О, день прекрасный, не имеющий ве­чера, в который услышу: войди в дом Господа тво­его, где все великое, чудное, которому нет числа! Там будет все, чего ни захочешь, и не будет ничего, чего не желаешь. Там вечное блаженство и радость большая всякой радости. О, царство вечное, царст­во всех веков! О, царство красоты, в котором души праведных упокоиваются и радость вечная в глазах их и откуда отбежала болезнь и воздыхание. Там одежды праведных — свет, там красота никогда не увядает, юность не стареет, там любовь никогда не хладеет, там здоровье не умаляется, болезнь не ощущается, радость вечно ликует.

35. Тогда насыщусь (О славе царства небесного)

 Когда же мы придем к Тебе и увидим Тебя уже не в зерцале и в гадании, но лицом к лицу? Тогда насытится во благих желание наше, потому что ничего больше не остается желать нам. Там мы увидим, возлюбим и прославим Тебя. Там в свете Твоем мы узрим свет. Какой же свет? Свет неизмеримый, свет бестелесный, нетленный, непос­тижимый, свет не ослабевающий, свет неугасимый, свет несозданный, свет божественный, который просвещает очи ангельские, который веселит юность святых, который есть Свет светов, Который есть Ты, Господи Боже мой.

 Да говорит Тебе всегда сердце мое: «всем, серд­цем моим ищу Тебя» (Пс.118:10); «буду искать лица Твоего, Господи» (Пс.26:8). И так как ищу всегда горячо, непрерыв­но лицо Твое, — может быть, наконец, откроется мне дверь и врата правды, да войду в радость Гос­пода моего. Это — врата Господни, в которые пра­ведные войдут.

36. Стучу – отверзи мне, Господи! (Молитвенное воздыхание к Пресвятой Троице)

 О, три равные и вечные Лица, Бог мой истин­ный, Отец, Сын и Дух Святой, Который один живет в вечности и свете неприступном; Который основал землю силою Своею и управляет движени­ем земли премудростью Своею! Свят, свят, свят Господь Бог Саваоф, страшный и крепкий, правед­ный и милостивый, чудный, хвальный, любимый. Один Бог, три Лица; одно естество, могущество, премудрость, благость, одна и нераздельная Трои­ца! Отвори мне вопиющему врата правды, «войду в них, прославлю Господа» (Пс.117:19). Вот двери Твои, высо­чайший этого дома хозяин, я толкаю нищий! Пове­ли отворить толкающему Ты, Который сказал: «сту­чите, и отворят» (Мф.7:7), — потому что ударяют в двери Твои, Отец премилостивейший, желания стремя­щегося сердца моего и вопли слезные очей моих. Пред Тобою все желание мое, и воздыхание мое от Тебя не утаилось. И Ты, Господи, «не скрой от меня лица Твоего» (Пс.26:9) и не уклонись в гневе от раба Твоего. Отец щедрот, услышь плач сироты и подай руку Твою, благую помощницу, да извлечет меня из глу­бины вод, и из болота бедности, и из скверны без­законий, да не погибну в виду милосердия лица Твоего и милостивого благоутробия Твоего, но да приду к Тебе, Господу Богу моему, видеть богатство царства Твоего и всегда зреть лицо Твое и хвалить имя святое Твое. Господи! Который творишь чуде­са, Который веселишь сердце мое памятью о Тебе, Который просвещаешь юность, не презри старости моей, но возвесели все кости мои и обнови старость мою.

Ручная книжка

1. О дивном существе Божием

 Ты, Господи, наполняешь небо и землю, но­сишь все без отягощения и наполняешь все без включения Себя. Ты всегда деятелен, но всегда спокоен; собираешь, ничего не требуя; ищешь, все имея у Себя; любишь, но не ревнуешь; дела переме­няешь, но не нарушаешь плана; принимаешь все, что находишь, но ничего не теряешь; всего Тебе доволь­но, но о прибыли радуешься; нисколько не сребролю­бив, но требуешь роста; даешь, кому не должен, — или Тебе дают, чтобы Ты был постоянно должником. У кого есть что-нибудь не Твое? Ты отдаешь долги, не будучи никому должен; Ты прощаешь долги, но ничего не теряешь, Ты всюду находишься — и везде весь; Ты можешь быть чувствуем, но не можешь быть видим; Ты всюду присутствуешь, но далек от нечес­тивых помышлений. Ты присутствуешь везде, но найти Тебя нельзя. Ты держишь все, наполняешь все, обнимаешь все, возвышаешься над всем и но­сишь все. Ты сердца верных вразумляешь без голо­са и слов и не имеешь ни увеличения, ни уменьше­ния. Ты живешь во свете неприступном, которого ни один человек не видел. В Себе Самом Ты спокоен, все и везде окружаешь, так как Ты не можешь разд­робляться, потому что Ты — один; Ты все держишь, все наполняешь, все просвещаешь, всем обладаешь.

2. О неизреченном всеведении Божием

 Хотя бы весь мир был наполнен книгами, Твое неизреченное всеведение невозможно выра­зить. В силу того, что Ты — неизречен, Тебя никоим образом нельзя описать. Ты — источник света божес­твенного и солнце вечной славы; Ты неизмерим, Ты — истинно благ, и никто не благ, кроме Тебя; Твоя воля — уже действие, Твое желание — возможность. Все, созданное из ничего, Ты сотворил одной волею; Ты владеешь всеми созданиями без принуждения, уп­равляешь без труда, приводишь в порядок без скуки — и ничто ни в горних, ни в дольних не может по­шатнуть Твоего порядка. Ты — не виновник зла, по­тому что не можешь его делать; Твоею благостью мы сотворены, правосудием наказаны и милосердием спасаемся; Твое всемогущество управляет и распоря­жается всеми созданиями, и Ты все их наполняешь. Не потому Ты наполняешь все, будто все Тебя содер­жит, но потому, что все держится Тобою. Ты — весь во всех, и все — в Тебе. Своим всемогуществом Ты все объемлешь, и никто не может избегнуть Твоего владычества, — потому что кто не имеет Тебя милос­тивым к себе, тот никак не может избежать Тебя про­гневанного.

3. О стремлении души к Богу

 Тебя, милосердный Боже, призываю я в душу свою, которую Ты, согласно с вдох­новленным ей Тобою желанием, приготовляешь к воспринятию Тебя. Войди, молю Тебя, в нее и сде­лай ее достойною Твоего обитания в ней; управляй тою, которую Ты создал и обновил. Прошу Тебя, Милостивый, не покинь меня призывающего, пото­му что Ты Сам прежде моего призыва призвал и нашел меня, чтобы я, раб Твой, Тебя искал, ища нашел и найдя любил. Я искал и нашел Тебя, Гос­поди, и желаю Тебя любить. Умножь желание мое и просимое мною дай. Даруй мне Тебя Самого, Боже мой; я люблю Тебя, и если мало, да возлюблю более! Испытывая любовь к Тебе, я горю желанием Тебя и наслаждаюсь сладким воспоминанием о Тебе. В то время, как мысль моя углубляется в Тебя и размышляет о Твоей неизреченной любви, самая тяжесть плоти не обременяет, волнение помыслов исчезает, бремя мертвенности и бедствий не трево­жит, как обыкновенно, — все утихло, все спокойно. Сердце пламенеет, дух ликует, память в расцвете, разум светел, и душа горит желанием видеть Тебя. О если бы дух мой получил орлиные крылья, и вос­парил, и не ослаб, и долетел до благолепия дома Твоего, до престола славы Твоей, и там на трапезе веселия небожителей насытился сокровенными Твоими [благами], на месте злачном, при полновод­ных источниках! Ты, наша надежда, спасение и избавление, будь Сам нашею радостью; будь нашим веселием Ты, Который будешь нашим воздаянием. Тебя непрестанно пусть ищет душа моя, и Ты сде­лай так, чтобы она, ища Тебя, не ослабевала.

4. О нищете души, которая не любит и не ищет Господа нашего Иисуса Христа

 Горе бедной душе, которая не ищет и не любит Христа: она остается бедною и не­счастною. Губит жизнь тот, кто не любит Тебя, Боже; ничто — тот, кто старается жить не для Тебя, Господи; мертв тот, кто не хочет жить для Тебя; безумен тот; кто не мудрствует с Тобою. Я вручаю себя Тебе, Которым я существую, живу и мыслю; надеюсь и возлагаю всю надежду мою на Тебя, Которым я воскресну, оживу и успокоюсь; я люблю и поклоняюсь Тебе, [вместе] с Которым я во­царюсь и стану блаженным. Душа, которая не ищет и не любит Тебя, любит мир, раболепствует пред грехом, служит пороку, никогда не бывает спокой­на, а всегда в страхе и опасности.

 Да почиет в Тебе, Боже, дух мой, да созерцает Тебя в восхищении ум мой; я воспою в хвалу Тебе, и это будет мне утешением в заточении моем. Да удалится мысль моя от помышлений об этом мире под тень крыл Твоих, да ликует Тобою сердце мое. О, неистощимый источник всяких благ, щедрый податель небесного наслаждения, Боже, подай пищу изнемогающему от голода, собери рассеянно­го, освободи пленного и исцели израненного. Молю Тебя, Источник щедрот, которыми Ты, Восток, по­сетил нас: вели бедному, ударяющему в дверь Твою, открыть ее, чтобы он вошел и насладился Тобою, хлебом небесным, — потому что Ты — пища и жизнь, свет вечной славы, все, чем живут праведные, любящие Тебя.

5. Душевное желание христианина

 Боже, свет сердец, плененных Тобою, жизнь душ, любящих Тебя, и сила помышлений, ищущих Тебя, дай мне прильнуть к любви Твоей. Приди, молю Тебя, в сердце мое и обилием сладости Твоей наполни его, чтобы оно по­забыло все временное. Мне стыдно, и я не хочу тер­петь того, что делает мир. Скорбь доставляет мне то, что я вижу; досаждает мне то, что слышу о пре­ходящих [событиях] этого мира. Помоги мне, Господи Боже мой, и обрадуй меня тем, что поселишь­ся в сердце моем. Тесен дом души моей, но войди в него — и он распространится; он весь разорен — возобнови его; в нем много того, что оскорбляет очи Твои [признаюсь в этом и знаю это], — но кто очис­тит его или кому другому могу я воскликнуть: «от тайных моих очисти меня и от умышленных удержи раба Твоего» (Пс.18:13-14).

 Сладчайший Иисусе Христе, дай, чтобы я, любя Тебя и воспламеняясь желанием Тебя, сложил тяжесть плотских вожделений и земных похотей. Да управляет телом моим душа, душою разум, разу­мом благодать Твоя, — и всего меня внутри и извне покори воле Твоей. Даруй мне, да восхвалит Тебя сердце мое, язык мой и все кости мои; рас­ширь мысль мою и возвысь духовное зрение мое, чтобы хотя кратким помыслом касалось оно Тебя, вечной премудрости, пребывающей над всеми. Раз­реши меня, умоляю, от оков, которыми я связан, чтобы, оставив все земное, я Тебе служил, к Тебе одному прилепился и Тебе одному внимал.

6. О блаженстве души, освободившейся от земной темницы

 Блаженна та душа, которая, освободившись от земной темницы, восходит на небо и лицом к лицу видит Тебя, сладчайшего Господа. Она не поражается страхом, но радуется нетлению вечной славы; она спокойна и безопасна и не боится ни врага, ни смерти. Она получила Тебя, благого Господа, Которого долго искала и всегда любила. Она, соединившись с хором певцов, всю вечность воспевает сладостные песни вечного торжества в похвалу славы Твоей, Царь благой, Иисусе Христе, ибо она упоена потоком сладости от обилия дома Твоего. Блажен сонм небожителей, и славно торжество всех восходящих из этого мно­готрудного странствования нашего к Тебе, к величию благолепия, к красоте славы. Там Тебя, Госпо­ди, постоянно видят обитатели Твоего города; и нет там ничего, что смутило бы мысль. Какие воскли­цания, какие сладостные песни воспеваются там бесконечно! Раздается там постоянно звук похва­лы, и сладостные голоса ангелов, и чудные песни песней, которые воспеваются небожителями в пох­валу и славу Твою. Горечь и острая печаль не имеют места в стране Твоей, потому что там нет ни зла, ни врага, нет никакого греховного обмана. Там нет ни в чем нужды, никакой нестройности, ника­кой ссоры, никакой насмешки, никакого обвинения, никакого страха, никакого беспокойства, никакого наказания, никакого сомнения, никакого насилия, никакого раздора, — но мир и тишина величайшая, любовь совершенная, вечная хвала Богу, вовеки не­нарушимый покой и постоянная радость в Духе Святом. О, как счастлив я буду, если услышу слад­когласное пение небожителей, возносящее похвалу высочайшей Троице! Безмерно блажен я буду, если сам удостоюсь воспеть песнь Господу Иисусу Хрис­ту из сладостных песней Сионских.

7. О радости райской жизни

 О, жизнь живнеподательная, жизнь вечная и вечно блаженная, — где радость без печали, покой без труда, почесть без опасности, богатство без утраты, здоровье без болезни, изобилие без не­достатка, жизнь без смерти, вечность без тления, блаженство без бедствия, — где все блага, где со­зерцание лицом к лицу, где полное знание всего, где высочайшая Божия благость и немеркнущий свет, где величие Божие. Всем этим насыщается там мысль небожителей. Они постоянно видят все это и постоянно желают видеть. Там истинное Солнце правды услаждает всех чудным видом красоты Своей и так освещает всех небожителей, что они сами сияют, становятся светом, просвещенным от Божиего света, который светится сильнее тепереш­него солнечного сияния и блеска всех звезд. Соеди­нившись с бессмертным Божеством, они сами стали бессмертными и нетленными, по обетованию Спасителя: «Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою» (Ин. 17:24). «Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе» (Ин 17:21), и они в Нас едино да будут.

8. О царстве небесном

 Царство небесное, блаженное, не имеющее ни разрушения, ни конца и не подлежащее изменениям времени, — где беспрерывный день, где победоносный воин за подвиги свои ублажается неизреченными почестями, где добро­детель венчается венцом вечной славы!

 О, если бы мне, последнему рабу Христову, бла­говолила благость Божия, оставив все грехи, сло­жить с себя бремя плоти, — чтобы я переселился в вечные обители Божий, исполненные веселия, вошел туда радостно, присоединился к небесным хорам святых, предстал с блаженнейшими духами пред престолом славы Творца и увидел лицо Божие, — притом не поражался бы ни малейшим страхом смерти, радовался бы нетлению вечного бессмертия и, соединившись с Всеведущим, осво­бодился бы от мрака неведения, все земное пре­зрел, и на эту юдоль плачевную никогда бы не за­хотел взглянуть, и вспомнить о ней не захотел бы. Здесь жизнь многотрудная, подверженная тлению, исполненная всякой горечи, окруженная злом, слу­жащая аду, — жизнь, которую излишества надмевают, болезни истощают, воздух заражает, пища утучняет, пост иссушает, забавы расслабляют, пе­чали разрывают, заботы теснят, безопасность пор­тит, богатство возносит, скудость низвергает, мо­лодость возвышает, старость сгибает, болезнь со­крушает, скорбь подавляет. Здесь диавол нападает, мир льстит, плоть соблазняет, душа ослепляется и человек смущается. А затем наступает беспощад­ная смерть, и все суетные удовольствия прекраща­ет, так что потом кажется, будто их и не бывало.

9. Об утешении Божием в скорби

 Какую  хвалу  или  какую  благодарность можем мы принести Тебе, Боже наш, за то, что Ты в скорбях и печалях наших не перестаешь утешать нас чудным посещением благодати Твоей! Вот я, несчастный, обременен многими печалями, — когда страшусь конца жизни, обсуждаю свои грехи, боюсь Твоего суда, размышляю о смерт­ном часе, трепещу адских мучений, не знаю того, с каким испытанием и строгостью будут судимы Тобою дела мои, — не знаю и того, как их окончу.

 В то время как я о многом подобном размыш­ляю, Ты, Господи Боже, по обыкновенному благоутробию Твоему, являешься с утешением посреди этих волнений, посреди плача и глубоких сердеч­ных воздыханий возводишь печальную и скорбную мысль мою выше горных вершин и ставишь меня на месте пажити, при источниках сладких вод, где передо мною предлагаешь различную трапезу, ко­торая усладила бы утомленный дух мой и возвесе­лила плакавшее сердце. И я, забыв свои бедствия и будучи вознесен выше земной высоты, успокаи­ваюсь в Тебе, истинном покое.

10. О сладости любви к Богу

 Люблю Тебя, Боже мой, люблю Тебя и желаю безмерно любить. Господи, «Ты пре­краснее сынов человеческих» (Пс.44:3). Дай мне, чтобы я желал и любил Тебя, сколько желаю и сколько до­лжен. Ты — неизмерим, и Тебя должно безмерно любить, особенно нам, которых Ты столько возлю­бил, спас и для которых столько сделал.

 О, любовь, постоянно горящая и никогда не гас­нущая! Сладчайший Иисусе, благий Христе, Боже мой! Воспламени всего меня огнем Твоим, любо­вью Твоею, желанием Твоим, благостью Твоею, утешением и вожделением Твоим святым, непороч­ным, чистым и благим, — чтобы я, весь исполнив­шись сладости любви Твоей, пылая пламенем любви к Тебе, возлюбил Тебя, Господи, всем серд­цем моим, всею душою моею, всеми силами моими, всем стремлением моим, с сердечным сокрушени­ем и слезами, со страхом и трепетом, имея Тебя в сердце, и на устах, и перед очами моими всегда и везде!..

11. О приготовлении к таинству причащения

 Иисусе Христе, умоляю Тебя излиянием свя­тейшей Крови Твоей, которою мы искупле­ны: даруй мне сокрушение сердца и источник слез, — когда я приношу Тебе молитвы, когда совершаю тайну нашего искупления, явное воспоминание дела милосердия Твоего, когда предстою пред свя­щенным жертвенником, хотя и недостоин, желая принести Тебе страшную, небесную жертву, до­стойную всякого почитания и благоговения, кото­рую Ты, Господи Боже мой, непорочный Первосвя­щенник, установил и повелел приносить в воспоми­нание Твоей любви, то есть страдания и смерти за спасение наше, — в повседневное укрепление не­мощи нашей.

 Да подкрепляется мысль моя при столь великом таинстве сладчайшим присутствием Твоим, да ощущает Тебя присутствующего и радуется пред Тобою, Который [есть] — всегда светящий огонь, всегда горящая любовь. Сладчайший Иисусе, бла­гий Христе, свет вечный и немеркнущий, хлеб жизни, нас насыщающий и Сам по Себе не умаля­ющийся, ежедневно снедаемый, но всегда пребыва­ющий в целости, — явись мне, воспламени, про­свети и освяти сосуд Твой; очисти, наполни благо­датию и сохрани наполненный, чтобы во спасение души я вкушал хлеб тела Твоего, потому что, вку­шая Тебя, я буду жив от Тебя, приду к Тебе и воз­радуюсь о Тебе.

12. О радости Божественной

 О, сладость возлюбленная и любовь сладостная, да наполнится Тобою внутренность моя и да выразит мысль моя слово благо. Ты, Боже мой, Лю­бовь моя, сделай, чтобы я вкушал Тебя. Ты — Жизнь моя, которою я живу; Надежда, к которой я прилепляюсь; Слава, получить которую желаю. Об­ладай моим сердцем, управляй моей мыслью, про­свети мой разум, возвысь любовь, привлеки душу и воскрыли дух мой, жаждущий Тебя, к небесным источникам. Молю, да утихнет волнение плоти; да исчезнут представления о земле и воде, о воздухе и небе; да умолкнут сновидения и явления, происходящие от воображения. Да молчит и самая душа; пусть она помышляет не о себе, а о Тебе, Боже мой, так как Ты, Боже, — один, вся надежда, все упование мое: ибо в Тебе, Боге и Господе нашем Иисусе Христе, сладчайшем, человеколюбивейшем и милостивейшем, находится часть плоти и крови каждого из нас. Поэтому, где царствует моя часть, там, верю, царствую и я; где плоть моя про­славляется, там я и себя нахожу прославляемым. Хотя я и грешен, но уповаю на это благодатное единение.

13. Упование наше — воплощенное Слово

 Я мог бы отчаяться по причине бесчислен­ных моих грехов, пороков и преступлений, которые я совершил и ежедневно не перестаю со­вершать сердцем, устами, делом, всеми способа­ми, которыми может грешить человеческая не­мощь, — если бы Слово Твое, Боже мой, не стало плотию и в нас не обитало. Но я не осмеливаюсь уже отчаиваться, так как Он был «послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп.2:8), понес на Себе рукописание грехов наших и, пригвоздив его ко кресту, распял грех и смерть. И я обрел бе­зопасность в Нем,  сидящем одесную Тебя и хода­тайствующем о нас. Уповая на Него, я желаю прийти к Тебе, Которым мы уже воскресли, и ожили, и взошли на небо. Тебе хвала, Тебе слава, Тебе честь, Тебе благодарение.

14. Сладостно размышление о Боге

 О, Всеблагой Господи, так возлюбивший и спас­ший нас, оживотворивший и возвысивший! Милосердный Господи, как сладостно воспомина­ние о Тебе! Чем более я о Тебе размышляю, тем более я люблю Тебя. Услаждают меня блага Твои в земном странствовании моем, — и, пока я нахо­жусь в этом немощном и тленном теле, я стрем­люсь постоянно к Твоей чудной красоте и хочу о ней размышлять, потому что я уязвлен стрелою любви к Тебе, горю желанием Тебя, стремлюсь прийти к Тебе и желаю видеть Тебя. Поэтому я стану на страже и, бодрствуя, воспою духом, мыслью и всеми силами Тебя, Создателя и Обнови­теля моего. Мыслью взойду я на небо и желанием буду с Тобою, — так что, хотя телом буду пребы­вать в настоящем бедственном положении, с Тобою буду всегда помышлением, наклонностью и жела­нием, — и сердце мое будет там, где Ты, мое сокро­вище вожделенное и несравненное.

 Но вот, Боже мой Преблагой и Премилосердный, когда я хочу рассуждать о славе Твоей неиз­меримой благости, ум мой для этого недостаточен; ибо превосходит всякое понятие человеческого ра­зума Твоя сила, Твоя слава, Твое великолепие, Твое величие и любовь Твоя. Как непостижим свет Твоей славы, так неизреченно человеколюбие Твоей вечной любви, которым Ты созданных Тобою из ничего делаешь сынам и соединяешь с Собою.

15. Бедствий в земной жизни надо даже желать ради будущего блаженства со Христом

 О, душа моя! Если бы ежедневно надлежало сносить мучения и даже самую муку гееннскую до­лгое время претерпеть для того, чтоб увидеть Христа во славе Его и соединиться со святыми Его, то не до­лжно ли было бы снести всякую скорбь, чтобы такого благополучия и такой славы нам быть участниками? Поэтому пусть демоны строят свои козни, пусть посты удручают тело, одежда отягчает плоть, труды отягоща­ют, бодрствования иссушают, пусть поносит меня этот, беспокоит тот и тот, пусть стужа холодит, пусть рас­судок упрекает, жар сожигает, пусть голова расседает­ся, пусть грудь пламенеет, пусть немощен буду весь, пусть побледнеет лицо, пусть придет в изнеможение моя жизнь и изнемогут лета мои в воздыханиях, пусть войдет гнилость в кости мои, — только бы опочил я в день печали и вошел в лик торжествующих!

 Ибо какова будет слава праведных! Сколь вели­ка радость святых, когда каждое лицо воссияет, как солнце; когда, разделивши лики, Господь в цар­ствии Отца Своего начнет призывать людей Своих и по делам и заслугам каждому, как Он обещал, воздаст за земное небесным, за временное вечным, за малое великим! Поистине будет стечение благо­получия, когда Господь приведет святых Своих в видение славы отеческой и посадит в небесных обителях, и Он будет всем во всех.

16. Каким образом можно получить царство небесное?

 О, блаженная сладость и сладкое блаженство видеть святых, быть со святыми и быть свя­тым, видеть Бога, иметь Бога вовеки! Об этом-то мы тщательно и непрестанно помышлять должны, этого-то всем вожделением желать, чтобы нам этого достигнуть. Если спросишь, каким образом это может быть или какими заслугами и каким спо­собом, услышь: это находится в воле делателя; ибо царство небесное достигается с усилием.

 Царство небесное, о, человек! не требует иной цены, как только тебя; оно столько стоит, сколько ты. Отдай себя, и получишь его. Что беспокоишься о цене? Христос Себя предал, чтобы тебя приобрести в царство Богу и Отцу: так и ты себя отдай, да бу­дешь Его царством, и да не царствует грех в твоем мертвенном теле, но дух в приобретение жизни.

17. Что такое рай?

 О, душа моя! Возвратимся в град небесный, в котором мы написаны и определены жителя­ми. Как сожители святых и присные Богу и как на­следники Божий, а сонаследники Христовы, помыс­лим о славном блаженстве нашего града, сколько о нем помыслить можем. Поэтому, скажем с проро­ком, «славное возвещается о тебе, град Божий» (Пс.86:3): поющих и играющих — «все источники в тебе» (Пс.86:7). Нет в тебе ни старости, ни дряхлости; нет ни без­рукого, ни хромого, ни горбатого, ни безобразного; так как все приходят «в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (Еф.4:13).

 Что блаженнее этой жизни, где нет ни страха от нищеты, ни болезненной слабости? Никто не ос­корбляется, никто не гневается, никто не завидует, никакой не восстает похоти, никакой пищи не по­является желание, никакой чести или власти не трогает кичливость, никакого нет там от диавола ужаса, никаких нападок и козней демонских. Бо­язнь геенны удалена; нет смерти ни телесной, ни душевной, но бессмертие, но жизнь; никаких не будет несчастий, нигде не будет раздора, но всякое спокойствие; так как между всеми святыми будет согласие; повсюду мир и радость владычествует, все спокойно и тихо. Всегдашнее сияние — не такое, какое ныне видим, но настолько светлее, на­сколько блаженнее; ибо град тот не имеет нужды ни в солнце, ни в луне, но Господь Вседержитель будет освещать его и светильник его Агнец; там святые воссияют, как звезды в бесконечной веч­ности и как радуга на небе.

 Поэтому там не будет никакой ночи, никакой темноты, никакого стечения облаков, никакой стужи, ни жара, но такой благорастворенный воз­дух, какого ничье око не видало, ничье ухо не слы­хало и на сердце никакому человеку не входило, кроме тех, которые им наслаждаться удостаивают­ся, которых имена написаны в книге жизни. Но важ­нее этого соединиться с хорами ангелов и архангелов и всех небесных сил, зреть патриархов, видеть апос­толов и всех святых, видеть и родителей наших. Преславно это, но преславнее всего зреть присутствую­щее лицо Божие и видеть неописанный свет.

18. Человек ничем, кроме любви, не может воздать Богу за благодеяния Его

 Душа, почтенная Божиим образом, украшенная Божиим подобием, имеет в себе самой от Бога то, чем бывает убеждаема всегда или при­сутствовать с Ним, или к Нему возвращаться, если, будучи отвлечена страстями, удалится от Него. И не только она имеет то, что делает ее благонадеж­ною в получении прощения и милосердия, но и то, что производит в ней дерзновение войти с Богом в дружественный союз, с Царем ангелов соединиться сладкою любовью.

 Все это делает любовь, если будет подобна Богу, Которому подобна по существу своею волею, любит так, как и сама любима; ибо одна только лю­бовь из всех душевных свойств, чувствований и на­клонностей есть то, чем может тварь, хотя и не со­размерно, соответствовать своему Создателю. Где вселяется любовь, там она привлекает к себе и пленяет все прочие наклонности. Любовь сама по себе достаточна, сама собою мила и ради себя, сама заслуга, сама награда, сама причина, сама плод и уп­ражнение; так как мы любовью соединяемся с Богом.

 Любовь делает в двух один дух. Любовь сперва ис­правляет склонности, потом помышляет о всем, что ни имеет, так, как бы того вовсе не было; в-третьих, взи­рает чистым зрением сердца на превыспреннее и внут­реннее. Любовью сперва в свете все честное соверша­ется, потом все блага века этого презираются и, нако­нец, самое существо Божие созерцается.

19. О подражании Богу

 Бог Отец — любовь, Бог Сын — любовь, Дух Святой — Отца и Сына любовь. Эта любовь требует от нас нечто подобное, то есть любовь, которою, как некоторым кровным сродством, мы соединяемся с Богом. Любовь не имеет боязни. Любящий с дерзновением приступа­ет к Богу и дружески с Ним беседует, ничего не страшась, нимало не сомневаясь. Теряет, что имеет, кто не любит; а любящий всегда устремляет очи свои к Богу, Которого любит, Которого желает, о Котором размышляет, в Котором наслаждается, Которым насыщается.

 Этот человек боголюбивый, поет ли, читает ли, во всех делах своих так прозорлив и осторожен, как бы Бог всегда пред глазами его присутствовал, как и есть на самом деле. Молится ли, как будто вознесен и представлен пред лицо величия Бога, сидящего на превознесенном престоле, где тысячи тысяч служат Ему и тьмы тем предстоят Ему. Душу, которую посещает Бог любовью, возбуждает спя­щую; наставляет и умягчает ее, уязвляет сердце ее; мрачное просвещает, заключенное отверзает, холод­ное разгорячает, мысль жестокую, склонную к гневу и нетерпеливую смиряет, пороки удаляет, плотские страсти укрощает, обычаи исправляет, преобразует и обновляет душу, непостоянного возраста движения и деяния сокращает. Это все делает любовь, а когда она уходит, душа так начинает остывать, как кипя­щий котел, когда из-под него отнимется огонь.

20. О надежде боголюбивой души

 Великое дело — любовь, по которой душа сама собою дерзновенно приступает к Богу, твердо прилепляется к Нему, дружески вопрошает и советуется во всяком деле с Богом. Душа, любя­щая Бога, ни о чем, кроме Него, не мыслит, ни о чем, кроме Него, не говорит, все прочее презирает, всем гнушается. О чем ни размышляет, что ни го­ворит, все любовью растворено, все обнаруживает любовь; так любовь Божия ею овладела! Кто хочет познать Бога, тот пусть любит. Понапрасну тот при­нимается за чтение, за размышление, за проповедь, за молитву, который не любит. Любовь Божия ро­ждает любовь души и заставляет ее вникать в себя. Любит Бог, да будет любим Сам. Когда любит, ни­чего иного не желает, как только быть любимым, зная, что любящие Его любовью бывают блаженны.

 Душа любящая отрекается от житейских прист­растий и вся отдается одной любви, чтобы могла вза­имно соответствовать любви. И хотя вся она в любовь превратится, но что она в сравнении с вечным источ­ником любви? Далеко разнствуют любовь и любящий, душа и Бог, Творец и тварь. Да не боится душа, кото­рая любит, да страшится, которая не любит.

 Душа любящая стремится усердием, возносится желаниями, скрывает заслуги, не смотрит на свое достоинство, взирает на увеселение небесное, упо­вая на спасение. Любовью душа отвлекается от себя самой и разлучается с телесными чувствами, чтобы ей, ощущая Бога, себя не чувствовать. Это бывает тогда, когда мысль, упоенная неизреченною божественною сладостью, некоторым образом себя у самой себя похищает и из себя самой выходит, чтоб наслаждаться Богом. Любовь приобретает у Бога дружбу, дружба — дерзновение. Душа, кото­рую трогает любовь Божия, ни о чем ином не может мыслить, ничего иного желать и часто воз­дыхает, говоря: как олень стремится на источники водные, так я стремлюсь к Тебе, Боже мой!

21. Что сделал Бог для человека?

 Бог по любви пришел к людям, стал Сам человеком. Любовью Бог невидимый сделал­ся рабам Своим подобен, по любви уязв­лен за беззакония наши. Безопасное и твердое упо­коение немощным и грешникам в язвах Спасителя. В них я спокойно обитаю, сквозь язвы вижу я без­дну щедрот. Все то, чего я от себя для меня не имею, заимствую от язв Господа моего; так как щед­роты изобильно текут и имеются язвы, чрез кото­рые бы им проистекать: чрез язвы телесные откры­ты мне тайны сердечные, отверсто великое таинст­во любви, отворена бездна щедрот, в которых посе­тил нас Восток с высоты.

 Язвы Иисуса Христа наполнены милосердием, наполнены благоутробием, наполнены сладостью и любовью. «Пронзили руки» Его «и ноги» (Пс.21:17), «копьем» про­нзили «Ему ребра» (Ин. 19:34). Чрез эти язвы могу я вкусить, сколь сладостен Господь Бог мой, как благ, долго­терпелив и многомилостив ко всем призывающим Его. Достаточное искупление дано нам в язвах Иисуса Христа, Спасителя нашего, великое мно­жество сладости, исполнение благодати и совер­шенство добродетелей.

22. Воспоминание язв Господа нашего Иисуса Христа

 Когда меня смущает какое-либо непристойное помышление, я обращаюсь к язвам Христовым; когда меня подавляет моя плоть, вос­поминанием язв Господа моего восстаю; когда диавол мне готовит сети, прибегаю к бездне щедрот Господа моего, и — отходит от меня; если жар по­хоти движет члены мои, воспоминанием язв Госпо­да нашего, Сына Божия, погашается. Во всех невз­годах я не нашел столь действительного врачева­ния, как язвы Христовы; чрез них я сплю без опа­сения и почиваю без боязни.

 Христос умер плотию за нас. Ничего нет столь го­рестного даже до смерти, что бы смертью Христовою не истреблялось. Вся надежда моя на смерть Господа моего. Смерть Его — моя заслуга и прибежище мое, спасение, жизнь и воскресение мое: заслуга моя — щедрота Господня. Я участник заслуги, пока Он Гос­подом щедрот будет; и ежели щедроты Господни многи, то и я мног в заслугах. Насколько Он силен в спасении моем, настолько я безопасен.

23. Воспоминание язв Христовых есть действительное врачевство против всех бедствий

 Согрешил я тяжко и многие знаю за собою грехи, но не отчаиваюсь; так как, где умножи­лись согрешения, там преизбыточествует и благо­дать; кто отчаивается в отношении прощения своих грехов, тот не признает Бога милосердным. Вели­кую обиду делает Богу, кто на Его милосердие не надеется, как-то: он не признает в Боге любви, ис­тины и силы, в которых все упование мое состоит, то есть в любви усыновления, в истине обещания и в силе искупления. Пусть говорит, сколько хочет, помысл мой: кто ты такой? какая та слава? и по каким заслугам ее получить надеешься? Я с дерз­новением отвечать буду: знаю, Кому поверил, с какой любовью Он принял меня в сына; ибо Он праведен в обещании, силен в исполнении, может Он сделать все, что хочет.

 Не могу я ужасаться множества грехов моих, если смерть Господня на ум мой приходит; так как согрешения мои победить Его не могут. Гвозди и копие вопиют мне, что я истинно примирился со Христом, если любить Его буду. Лонгин отворил мне ребро Христово копьем, и я в него вошел и там покоюсь безопасно. Кто боится, тот не любит; так как любовь вон «изгоняет страх» (1Ин. 4:18). Нет никакого столь сильного и столь действительного против воспаления похоти врачевания, как смерть Искупи­теля моего. Он распростер мышцы и руки Свои на кресте, будучи готов к объятию грешников. В мыш­цах Спасителя моего и жить хочу, и умереть желаю. Там с веселием воспою: «превознесу Тебя, Господи, что Ты поднял меня и не дал моим вра­гам восторжествовать надо мною» (Пс.29:2). Спаситель наш главу преклонил в смерти, чтобы подать лоб­зание Своим возлюбленным. Мы столько раз Бога лобызаем, сколько раз в любви Его сокрушаемся.

24. Беседа со своею душою о любви ко Христу

 О, душа моя, почтенная Божиим образом, ис­купленная Христовою кровью, обрученная верою, одаренная Духом, украшенная дарования­ми, сопричтенная ангелам! Возлюби Того, Которым ты столько возлюблена; внимай Тому, Который внемлет тебе; ищи Ищущего тебя; люби Любящего тебя, Которым ты любима, Которого любовью пред­варена, Который причина твоей любви. Он Сам за­слуга, Сам награда, Сам плод, Сам наслаждение. Будь ты со старающимся старательна, с пекущимся попечительна, с чистым чиста, с святым праведна. Какою ты покажешься Богу, таким покажется тебе Бог: благой, кроткий и многомилостивый, Он тре­бует благих, кротких, богоприятных, смиренных. Люби Того, Который извел тебя из болота нищеты и из нечистоты беззаконий.

 Избери Другом, больше всех друзей твоих, Того, Кто в то время, когда ты всего лишишься, один вер­ность Свою к тебе сохранит. В день погребения твоего, когда все приятели и друзья твои от тебя отступят, Он один тебя не покинет, но защитит от демонов рыкающих и готовых поглотить тебя, и по­ведет тебя по незнакомой стране, и введет в селе­ния горнего Сиона, и там посадит тебя с ангелами пред лицом величия Своего, где услышишь ангель­скую песнь: свят, свят, свят! Там песни радости, «глас радости и спасения» (Пс.117:15), и благодарения, и глас хвалы и аллилуйя вовеки. Там собрание благополу­чия, превосходная слава, изобильная радость и все блага.

 О, душа моя! Воздыхай с жаром, желай со всей возможностью, чтоб ты могла войти в этот небес­ный город, о котором «славное возвещается» (Пс.86:3) и в котором «все источники мои» (Пс.86:7). Любовью ты мо­жешь войти. Любящему ничего нет трудного, ниче­го невозможного. Любящая душа восходит и летит по селениям небесного Иерусалима, посещая пат­риархов и пророков, приветствуя апостолов, удив­ляясь воинству мучеников и исповедников и хоры дев созерцая. Небо и земля и все, что на них ни находится, не перестают мне говорить, чтобы я любил Господа Бога моего.

25. Ничто не может удовлетворить душу, кроме Высочайшего Блага

 Человеческое сердце, нетвердое в желании вечности, никогда не может быть постоян­ным, но скоротечнее всего скоротечного, от одного переходит к другому, ища себе там покоя, где его нет. А в этих увядающих и преходящих вещах, в которых его страсти бывают пленными, не может найти истинного покоя; так как оно такого достоин­ства, что его не может удовлетворить никакое добро, кроме высочайшего. Оно настолько свобод­но, что ни к какому пороку не может быть принуж­дено. Поэтому для всякого собственная воля быва­ет причиной своего осуждения или спасения; и по­этому ничего дороже доброй воли Богу не прино­сится. Благая воля Бога к нам сходит и нас к Нему направляет; благою волею Бога любим, Бога пред­почитаем, к Богу стремимся, к Богу приходим и Им обладаем.

 О, благая воля, по которой мы преобразуемся в подобие Божие и делаемся подобными Ему! Так приятна Богу благая воля, что Он не благоволит обитать в том сердце, в котором ее нет. Благая воля приклоняет к себе Троицу этого высочайшего величия; ибо премудрость просвещает ее к позна­нию истины и любовь воспламеняет к желанию благости.

26. В чем состоит познание истины?

 Что есть познание истины? Во-первых, позна­ние себя самого; и чем ты быть должен, тем быть старайся; а что требует исправления, то по­правь. Потом надлежит познать и любить Создате­ля твоего; ибо в Нем состоит все благополучие че­ловеческое. И так смотри, сколь неизреченна лю­бовь Божия к нам: из ничего нас сотворил и все, что ни имеем, нам даровал. Но так как мы более полюбили данное, нежели Подателя, — тварь, не­жели Творца, то впали в сеть диавола и сделались его рабами. Бог, побужденный милосердием, пос­лал Сына Своего для искупления Им Своих рабов: послал Духа Святого, Которым бы рабов сделать Себе сынами. Сына дал в цену искупления, Духа Святого для торжества любви, Себя, наконец, всего блюдет в наследие усыновления.

 Так Бог, как Преблагой и Премилосердный, от горячей любви к человеку не только Свои блага, но и Себя Самого истощает, чтобы возвратить человека не столько для Себя, сколько для самого челове­ка. Чтобы человек родился от Бога, сперва от него родился Бог. Кто так ожесточен, кого не умягчила бы любовь Божия, предупреждающая человека, — столь, говорю, сильная любовь, что Он человеком для человека благоволил быть? Кто может ненави­деть человека, которого естество и подобие видит в человечестве Богочеловека? Подлинно, ненавидя­щий его ненавидит Бога; и таким образом губит все, что ни делает; ибо Бог ради человека сделался человеком, чтоб быть Искупителем. Бог, чтобы более любим был человеком, в подобии человечес­ком явился, — и чтобы оба чувства человеческие в Нем совершились: и обновилось бы око сердечное в Его Божестве и око телесное в Его человечестве, чтобы и входя, и исходя в Нем Самом нашло па­жить естество человеческое, сотворенное Им.

27. О действии в нас Духа Святого

 Спаситель наш родился для нас, распят и умер за нас, чтобы Своею смертию разрушить нашу смерть. И, так как лоза плоти была вложена в тиски крестные и по выдавлении начало течь из нее вино Божества, то послан Дух Святой для приготовле­ния сосудов сердечных и для помещения нового вина в новые мехи; сперва — чтобы сердца были очищены, дабы влитое не осквернилось; и потом, чтобы они были укреплены, дабы влитое вино не погибло: очищены были от беззаконной радости и укреплены против суетной радости; ибо доброе не могло бы прийти, если бы прежде не удалилось злое. Радость беззакония оскверняет и веселие су­етное выливает; радость беззакония делает сосуд нечистым, а суетное веселие — дырявым.

 Радость беззакония бывает, когда мы любим грех; а суетное веселие, когда любим преходящие вещи. Извергни злое, чтобы мог принять доброе; излей горечь, чтобы мог быть наполненным сла­достью. Дух Святой — радость и любовь. Изгони дух диавольский и дух мира сего, чтобы принять Духа Божия. Дух диавольский производит безза­конную радость, и дух мира — суетное веселие. Вот эти увеселения злые; так как одно — преступ­ление, другое — случай ко греху. А Дух Божий придет, когда будут изгнаны злые духи, и войдет в дом сердечный, и сотворит радость благую, кото­рою изгоняется любовь мира и любовь греха. Лю­бовь мира привлекает и смущает, любовь грехов­ная оскверняет и ведет к смерти. Любовь Божия просвещает мысль, очищает совесть, наполняет душу радостью и показывает Бога.

28. О нравах и поступках человека боголюбивого

 В ком любовь Божия, тот всегда мыслит о том, когда к Богу придет, когда оставит мир, когда избегнет телесного тления, чтобы найти истинный покой; всегда имеет сердце свое и желание устрем­ленным в пренебесное. Когда сидит, когда ходит, когда покоится или когда что делает, сердце его от Бога не отступает. Всех к любви Божией увещевает, всем любовь Божию восхваляет; и сколь сладка лю­бовь Божия, и сколь зла и горька любовь века сего, сердцем, устами и делами всем доказывает. Смеется над славой века сего, обличает заботы и показывает, как безумно полагать надежду на преходящие вещи. Дивится человеческой слепоте, которая это любит; удивляется тому, как все не оставят этих скоропре­ходящих, разрушающихся вещей. Часто Бога своего созерцает и наслаждается Его созерцанием.

29. Об истинном покое сердца

 Поистине это — прямое спокойствие сердца, когда оно все сосредоточивается желанием в любви Божией, и ничего иного не желает, и тем, что содержит, увеселяется с какой-то блаженной приятностью, и, увеселяясь, услаждается. А если каким-либо суетным помыслом или занятием дела­ми будет от того отвлечено, то спешит к этому воз­вратиться со всевозможной скоростью, считая за наказание всякое промедление. Ибо как нет ни одной минуты, в которую человек не наслаждался бы или не пользовался бы благостью Божией, так ни одной не должно быть минуты, в которую бы не имел Бога в памяти.

 Поэтому не легко тот грешит, кто в молитве беседует с Богом и только нечаянно отвлекается от Его зрения, как бы от глаз невидящего и неслыша­щего. А это происходит тогда, когда он следует за помыслами своими злыми и безвременными и какое-либо творение, к которому мысленное зрение отвлекается, предпочитает Богу, чаще вспоминая в помысле о первом, нежели о Том, Которого должен непрестанно вспоминать, как Создателя, покло­няться, как Искупителю, ожидать, как Спасителя, бояться, как Судии.

30. Следует избегать всего, что удаляет от Бога

 Беги, человек, от суетных удовольствий твоих и скройся от злых помыслов твоих; отвергни тягостные попечения твои, ос­тавь беспокойные споры, займись Богом и в Нем успокойся. Исключи все из твоей мысли, кроме того, что способствует снисканию Бога. Да скажет все сердце твое Богу: лица Твоего ищу.

 Ныне, Господи Боже мой, Ты научи сердце мое, где и как Тебя искать, где и как Тебя найти. Госпо­ди! Если здесь Тебя нет, то где я Тебя сыщу отсут­ствующего? А если Ты везде, то почему я Тебя не вижу? Поистине Ты живешь во свете неприступ­ном! Каким образом приступлю к свету неприступ­ному? Или кто меня доведет и введет в него, чтобы я узрел Тебя в нем? Притом по каким приметам и какого лицом Тебя стану искать? Я никогда не видел Тебя, Господи Боже мой, никогда не познал лица Твоего. Что сотворит, Всевышний Господи, удаленный изгнанник Твой? Что сотворит раб Твой, уязвленный любовью Твоею и далеко отвер­женный от лица Твоего? Вот он желает видеть Тебя, но весьма удалено от него лицо Твое; приступить к Тебе желает, но неприступно селение Твое; найти Тебя желает, но не знает, как обрести место Твое; Тебя усиленно желает, но не знает лица Твоего.

31. Об утрате лицезрения Божия и о нищете духовной

 Господи! Бог мой Ты и Господь, но я никогда не видел Тебя, Ты меня сотворил и обновил и все благое мне явил, но я еще не зрел Тебя и не познал. Я для зрения Тебя создан и еще не возымел того, для чего я создан. О, несчастная участь человека, кото­рый погубил то, для чего сотворен! О жестокое и лютое падение! увы! что он потерял и что нашел? Что погубил и что осталось? Потерял блаженство, для ко­торого сотворен, и обрел нищету, для которой не был создан. Погубил то, без чего не может быть никакое благополучие, и остались при нем только несчастие и бедность. Вкушал тогда человек хлеб ангельский, которого ныне жаждет; вкушает теперь хлеб болез­ней, которого тогда не знал.

 О, Ты, Господи! Доколе забудешь нас до конца? Доколе отвращаешь лицо Твое от нас? Когда обра­тишься и услышишь нас? Когда просветишь очи наши и явишь лицо Твое нам? Когда возвратишься к нам? Призри, Господи, и услышь, и просвети нас, и явись нам; обратись к нам, да благо нам будет, без которого нам так тяжело. Призови нас, помоги нам, молю Тебя, Господи! Преогорчилось сердце мое опустением, услади его Твоим утешением, молю Тебя, Господи! Алчущий начинаю искать Тебя, да не буду оставлен Тобою тощ; жаждущий приступил, да не отойду неутоленным; нищий при­шел к Тебе богатому, несчастный к милостивому, да не отступлю неудовлетворенным и презренным.

 Господи! Преклонен я и могу зреть только долу; восставь меня, да возмогу зреть горе. Беззакония мои превзошли главу мою, спутали меня крепко и, как тяжкое бремя, подавляют меня; освободи меня и тяжесть сними с меня, «да не затворит надо мною пропасть зева своего» (Пс.68:16). Научи меня искать Тебя и явись ищущему Тебя; так как и искать Тебя не могу, если Ты не наставишь; и обрести Тебя, если не явишься Сам. Да взыщу Тебя, желая, да желаю, ища, да обрету, любя, да люблю, обретая!

32. О благости Божией

 Признаюсь, Господи, и благодарю, что Ты меня сотворил по образу Своему, чтобы я Тебя любил; но этот образ так заглажен растлени­ем пороков, так потемнел от чада грехов, что не может делать того, для чего создан, если Ты не об­новишь и не преобразуешь. Молю Тебя, Господи, дающего познание веры, даруй мне, чтобы я познал Тебя настолько, сколько мне знать Тебя должно; так как Ты таков, как мы веруем, и самое то, что веруем; и верим, что Ты нечто такое, чего более и лучше помыслить ничего нельзя. Что же Ты, Госпо­ди Боже, такое, чего более и лучше помыслить ни­чего нельзя, как не самое то высочайшее из всех Благо, Которое, одно Собою пребывая, все прочие вещи сотворило из ничего? Какого же блага нет в высочайшем Благе, чрез Которое произошло всякое благо? И посему Ты праведен, истинен, блажен.

 Но как Ты щадишь злых, если Ты весь праве­ден? Потому ли, что благость Твоя непостижима? Сокрыто это во свете неприступном, в котором Ты живешь; истинно в глубочайшей и сокровенней­шей бездне Твоей благости сокрыт источник, из ко­торого проистекает река милосердия Твоего. Ты, весь будучи праведен, потому к злым снисходите­лен, что весь благ; Ты не столько бы благ был, если бы ни к одному грешнику не был милостив; ибо тот более благ, который и к добрым и злым бывает добр, нежели тот, который добр только к одним до­брым; и лучше тот, который к злым и милостью и наказанием благ, нежели одним наказанием. Итак, Ты потому милосерд, что весь благ.

33. О духовном веселии при размышлении о Боге

 О, неизмеримая благость, которая так превосходит всякое понятие! Да придет на меня это милосердие, которое от такого богатства происхо­дит; да течет на меня благодать, которая происте­кает от Тебя. Пощади по милости и не мсти по пра­восудию! Пробудись теперь, душа моя, и возвысь понятие твое и помысли, сколько можешь, о вели­чии того Блага, Которое есть Бог. Ибо если каждое благо усладительно, то подумай со вниманием, сколь сладостно то Благо, Которое содержит сла­дость всех благ, и не такую, какую мы в сотворен­ных вещах ощущаем, но настолько различную, на­сколько различествует Творец от создания. Ибо если хороша созданная жизнь, то сколь хороша жизнь созидающая! Если приятно спасение, то сколь приятно то спасение, которое творит всякое другое спасение! Если любезна премудрость в со­зданиях, то сколь любезна премудрость, которая все сотворила и произвела из ничего! Наконец, если многие и великие услаждения бывают в вещах при­ятных, то какое услаждение в Том, Который создал эти приятные вещи? Кто будет наслаждаться этим вечным Благом, тот будет пользоваться духовными благами: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку» (1Кор. 2:9).

34. О том, что следует стремиться душою к Высочайшему Благу

 Для чего же ты, человек, за многими вещами скитаешься, ища благ своей душе и своему телу? Люби одно Благо, в Котором содержится все благое, и этого будет достаточно; желай простого добра, которое есть всякое добро, и довольно с тебя. Ибо что любишь ты, плоть моя? Чего жела­ешь, душа моя? Там все то, что ты любишь; там все то, чего ты желаешь. Если тебя прельщает красота — воссияют праведные, как солнце; если быстрота, крепость или свобода тела, которой ничто проти­виться не может, — то праведные будут как ангелы Божий; так как «сеется тело душевное, восстает тело духовное» (1Кор. 15:44), и сие силою, а не естеством. Если продолжение здравой жизни — там будет благо­денственная вечность и вечное здравие; так как праведники будут жить вовеки и спасение правед­ных от Господа. Если насыщение — насытятся, когда явится слава Господня; если упоение — упиются «от тука дома Твоего» (Пс.35:9); если приятное пение — там ангелы воспевать будут без конца. Если вся­кая чистейшая утеха — Господь потоком сладости Своей напоит. Если премудрость — сама Божия премудрость явит нам себя. Если дружба — возлю­бим Бога более себя самих и Бог нас возлюбит более нас самих. Если согласие — то у всех нас будет одна воля; так как у нас никакой не будет воли, кроме Божией. Если сила — то мы всемощны будем в своей воле, как Бог в Своей; ибо как Бог может все, что ни захочет, чрез Себя, так правед­ные возмогут, что ни захотят, чрез Него; так как они не иное что пожелают, как только то, что Бог захочет и Он всего того захочет, чего они ни поже­лают; и чего они захотят, тому невозможно не быть. Если честь и богатство — Бог добрых и верных Своих рабов над многим имением поставит, и еще сынами Божиими названы будут и наследниками Божиими, а сонаследниками будут Христовыми. А если безопасность — то они уверены будут, что ни­когда и ни под каким видом то благо от них не будет отнято и любящий их Бог его от Своих любителей не возьмет, и ничего сильнее Бога нет, что могло бы их разлучить с Ним.

35. О взаимной любви святых

 Сердце человеческое, сердце бедное, сердце, испытавшее скорби и бедность и изнуренное не­счастиями! Сколько бы ты возрадовалось, когда бы всем этим изобиловало? Вопроси все свои чувства, могли ли бы они вместить радость свою о таком блаженстве своем. Но поистине, когда бы кто дру­гой, которого бы ты искренне, как себя самого, любил, то же блаженство имел, то удвоилась бы ра­дость твоя, так как ты не менее радовался бы о себе, чем о нем. А когда бы два, или три, или гораз­до более то самое имели, то столько бы ты о каждом радовался, сколько о себе самом, если бы ты каж­дого, как себя самого, любил. Почему это будет в той совершенной любви ангелов и людей там, где никто не будет любить другого менее себя самого? Потому что возрадуется каждый о другом не иначе, как о себе самом.

 Итак, если сердце человеческое не вместит своей собственной радости о таком благополучии своем, то как сможет вместить столь много радостей? Не вместит, так как, сколько кто любит кого, столько о благополучии его радуется. Как в этом блаженном состоянии всякий без сравнения боль­ше возлюбит Бога, нежели себя и всех других, так более возрадуется без сравнения о блаженстве Божием, нежели о своем и всех прочих с собою. И если так возлюбит всем сердцем, всею мыслию, всею душою, что при всем том все сердце, вся мысль, вся душа не соразмерна достоинству любви, то, конечно, так будет радоваться всем сердцем, всею мыслию, всею душою, что при том все сердце, вся мысль, вся душа не сможет вместить полноты радости.

36. О неисчерпаемой радости вечной жизни

 Боже мой и Господи мой, Надежда моя и Радование сердца моего! Скажи душе моей, — та ли это радость, о которой Ты нам чрез Сына Своего говоришь: просите — и примете, да будет радость ваша исполнена; ибо я обрел некото­рую радость полную, и весьма полную. Так как, хотя все сердце, вся мысль, вся душа и весь человек наполнен будет этою радости, но она тем не менее пребудет без меры. Поэтому не вся эта радость все­лится в радующихся, то есть все радующиеся внидут в радость Господа своего.

 Поведай, Господи, скажи внутрь сердца моего рабу Твоему, эта ли радость, в которую внидут рабы Твои, которые внидут в радость Господа сво­его? Но поистине ту радость, которою возрадуются избранные Твои, ни око не видало, ни ухо не слы­хало, ни на сердце человеку она не всходила. Еще скажу: Господи! Сколько возрадуются избранные Твои? Столько возрадуются, сколько возлюбят; столько возлюбят, сколько Тебя познают, Господи. А столько подлинно «не видел глаз, не слышало ухо и. не приходило на сердце человеку» (1Кор. 2:9) в сей жизни, сколько Тебя познают и возлюбят в той жизни.

 Молю Тебя, Боже мой, да познаю Тебя, да люблю Тебя, да радуюсь о Тебе. И так как не могу в сей жизни иметь этого совершенно, то хотя день ото дня в том да успеваю, пока не наступит это со­вершенство. Да множится во мне здесь познание Твое, чтобы там оно было полным; да возрастает во мне любовь Твоя, чтобы там быть ей полною; да будет здесь радость моя в себе велика, а там в Тебе полною. Боже истинный! Прошу, да получу, что Ты обещаешь, да радость моя будет полною. А между тем да размышляет о том мысль моя, да говорит о том язык мой, да любит то сердце мое, да говорят о том уста мои, да алчет того душа моя, да жаждет плоть моя, да желает того весь состав мой, пока не приду в радость Господа моего и в ней пребуду вечно.