О ЛОЖНЫХ ИУДООБРАЗНЫХ ХРИСТИАНАХ, ПРЕДАЮЩИХ ХРИСТА (часть 1)

Скачать О ложных христианах (часть 1) в формате docx

Скачать О ложных христианах (часть 1) в формате pdf

Составитель: Ника

От составителя Ники: Эта тема составлена на мою духовную потребу — познать, почему и что происходит с христианами, живущими греховной жизнью, оставаясь в Церкви. И да послужит она когда-то, может быть, к покаянию и исправлению ранее богоизбранному на особое служение Богу, но отказавшемуся от него, моему бывшему сослужителю во Христе по технической работе над этим сайтом, и, как мне казалось, моему духовному другу – протоиерею Владимиру Г.. Прошу молитв об этой душе и таких же, как эта!

 «Грешный же, нераскаянный человек во всем подобен Иуде. Он есть вор, ибо думает со своими грехами утаиться от всевидящего ока Божия…. Грешник такой во всем подобен Иуде и является вторым Иудой. И как много таких Иуд среди христиан! … Воззовем ко Господу со святым Петром: «Господи, спаси нас, погибаем» (Мф. 8: 25). Господи! Иудообразных грешников среди нас и грехи наши претвори всесильным Твоим милосердием в праведников и в оправдания». Дмитрий Ростовский. Поучения, 35. Поучение в неделю 9-ю по Святом Духе.

«О, Боже наш, Боже наш! наши беззакония в собственном смысле умножились паче влас главы нашей, паче числа песку морского, и мы их не чувствуем, мы равнодушны к ним, мы даже не перестаем любить их. «Если Ты, Господи, будешь замечать беззакония, Господи! кто устоит?» (ср. Пс. 129, 3). Даруй всем нам, Господи, дух сокрушенный и сердце смиренное, да принесем Тебе истинное покаяние. Аминь». Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе, ст. 1075

«Не почитайте баснями евангельских слов, оглашающих слух ваш; не думайте, что грешите безнаказанно. Не полагайте, что Бог неправдив, не держитесь мысли, что Всевидящий Бог не обращает на вас внимания». Исидор Пелусиот. Письма, ч.3, п.262.

 «Все это слагая в своем сердце, будем, братие, воздерживаться от таковых злых дел и не станем медлить с покаянием от всей души…» Иоанн Златоуст. Т.11, ч.2, О молитве.

Тема: О ЛОЖНЫХ ИУДООБРАЗНЫХ ХРИСТИАНАХ, ПРЕДАЮЩИХ ХРИСТА

Введение: 1. Слова предупредительные о себе и о некоторых духовных законах

О ЛИЧНОМ МОТИВЕ НАПИСАНИЯ ЭТОЙ ТЕМЫ

Ответы на возможные обвинения составителя в том, что она, рассказывая о греховных состояниях христиан, позорит Церковь и веру

О том, что существуют духовные законы, которые невозможно обойти человеку

О перетолковании истин по своему пристрастию

На постоянно грешащего христианина «уже ни увещательное слово, ни слово угрозы … не действует»

Истина: «Если ты будешь жить богоугодно, спасешься, а если развращенно – погибнешь. Бог предвидит и то, и другое. Но ни того, ни другого не предрешает Божие предвидение»

Святоотеческие поучения и увещевания священникам, живущим в смертных грехах, или о пастырях – волках «В ОВЕЧЬЕЙ ОДЕЖДЕ» (Мф.7,15), «которые имеют образ благочестия»

Введение 2. О плотском человеке и его склонности ко злу/греху

«Человек — смесь добра и зла», и в каждом человеке и христианине есть «два человека – плотяный и духовный»

У христианина всегда будет брань плоти и духа, и победить может или плоть, или дух

Грешники пребывают в разных степенях греховных состояний

О том, как образуются греховные пороки в человеке

Глава 1: О ЛОЖНЫХ ИУДООБРАЗНЫХ ХРИСТИАНАХ, ЖИВУЩИХ В ПЛОТСКИХ ГРЕХАХ, И ТЕМ ПРЕДАЮЩИХ ХРИСТА

Раздел 1.1. О ПОНЯТИИ «ЛОЖНЫЕ ХРИСТИАНЕ» И ИХ ГРЕХАХ

«Нужно знать одно — христиане ли вы?»

О понятии «неполные», «ложные», «неисправные» христиане

О смертных плотских грехах, в которых пребывают ложные христиане

Ложные христиане живут ради «ВРЕМЕННОГО ГРЕХОВНОГО НАСЛАЖДЕНИЯ» (Евр.11,25) и являются грехолюбцами и сластолюбцами

В ложных христианах побеждает плоть и грех, а не дух и добродетели

Ложные христиане являются «ПСАМИ, ВЕРНУВШИМИСЯ НА СВОЮ БЛЕВОТИНУ» (2 Петр. 2, 22) и теми в кого возвращаются «СЕМЬ ДРУГИХ ДУХОВ» (Лк.11, 24-26)

Ложные христиане грешат, не сокрушаясь, и не воспринимают грех, как грех

К ложным христианам относятся слова: «ЛУЧШЕ БЫ ИМ НЕ ПОЗНАТЬ ПУТИ ПРАВДЫ, НЕЖЕЛИ, ПОЗНАВ, ВОЗВРАТИТЬСЯ НАЗАД ОТ ПРЕДАННОЙ ИМ СВЯТОЙ ЗАПОВЕДИ» (2 Петр.2, 21)

Святоотеческие предупреждения тем христианам, которые не являются такими ложными христианами

Раздел 1.2. ЛОЖНЫЕ ХРИСТИАНЕ ЖИВУТ ПО СВОЕЙ ПЛОТСКОЙ ЗЛОЙ ВОЛЕ, А НЕ ПО ВОЛЕ БОЖИЕЙ

Ложные христиане живут по своей плотской воле, которой хочется жить в разных удовольствиях и выгодах для себя, и которая «не рассуждает о том: приятно ли это Богу, или же нет»

Грешнику тяжело жить по воле Божией и исполнять Его заповеди

Ложные христиане по свободной воле сделали свой выбор в пользу зла/греха

Бог не останавливает насильно человека в его выборе зла и добра

«До того сильна в них непокорность, что она, с течением времени, более и более ожесточается»

К ложным христианам относятся слова: «ВСЯКИЙ, ДЕЛАЮЩИЙ ГРЕХ, ЕСТЬ РАБ ГРЕХА» (Ин 8:34), который презирает закон Бога

Ложные христиане – «от диавола», потому что: «КТО ДЕЛАЕТ ГРЕХ, ТОТ ОТ ДИАВОЛА» (1Ин. 3: 8)

Самовольным христианам Христос говорит: «ЧТО ВЫ ЗОВЕТЕ МЕНЯ: ГОСПОДИ! ГОСПОДИ! — И НЕ ДЕЛАЕТЕ ТОГО, ЧТО Я ГОВОРЮ?» (Лк. 6:46)»

Тема: О ЛОЖНЫХ ИУДООБРАЗНЫХ ХРИСТИАНАХ, ПРЕДАЮЩИХ ХРИСТА

В этой теме будет рассматриваться вопрос, который вызывает мою духовную боль и, думаю, каждого истинного христианина: духовное состояние тех христиан, которые, будучи в вере и пребывая в Церкви, зачастую немало лет, начинают и продолжают жить во грехах так, как живут неверующие люди. Они блудят/прелюбодействуют, пьянствуют, принимают наркотики, ищут как бы разбогатеть, всячески по-мирски развлекаются, постоянно лгут и т.п., хотя внешне выглядят благообразно и о них даже говорят, что они – духовные люди. Это не только обычные миряне, но и монашествующие, и клирики, и священнослужители, и, к сожалению, опыт говорит, что таких людей немало в лоне Церкви. И как, опять-таки, говорит мой опыт, никто особо это не порицает, не накладывает христианских наказаний …

Составитель приведет ответы святых отцов на свои вопросы: почему Господь попускает христианам (и даже богоизбранным, т.е. тем, кого Он призвал на особое служение Ему) возвращаться к смертным плотским грехам; почему они не вразумляются словами Святого Писания и святых отцов, а также словами и делами тех людей, которые желают им помочь; почему они произносят якобы истины, а в них видна ложь; как происходят их греховные падения и какие духовные законы при этом действуют.

В учениях святых отцов разных веков есть немало поучений о ложных, неистинных христианах (и сейчас приводится только часть). И обращаю внимание, что, несмотря на то, что это писали святые отцы разных веков (от ранних до настоящего), эти поучения очень актуальны и сейчас, потому что: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, … невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2 Тим. 3, 1-5), «злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь» (2 Тим. 3, 13), а также о таких сказано: «Как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? говоря: «не прелюбодействуй», прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников» (Рим. 2, 21-24) и «В последнее время появятся ругатели, поступающие по своим нечестивым похотям. Это люди, отделяющие себя (от единства веры), душевные, не имеющие духа» (Иуд. 1, 18-19).

И если послужит эта тема кому-то к покаянию и исправлению, то хвала Господу за милость Его!

Иоанн Златоуст (т.8, ч.2, О втором пришествии…): «… Видя, что другие грешат, не только не будем подталкивать их на грех, но постараемся извлечь их из бездны порока, чтобы за гибель других нам самим не подвергнуться казни».

Но, к сожалению, опыт говорит, что те, о ком здесь будет написано, таких работ не читают…

И все же, Господи, дай услышать эти слова всем христианам, живущим в беззакониях, чтоб оставили свои грехи, покаялись и перестали предавать Тебя! «Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает» (Гал.6,7).

А тем христианам, которые не творят тяжких грехов на деле (и о них будет другая тема), надо помнить, что то, о чем будет сказано в этой теме, к сожалению, может настигнуть каждого. Это может случиться, во-первых, если христианин не будет знать христианского учения о законах греха и его последствий. Но даже если и будет знать, то, во-вторых, без исполнения этой заповеди: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Петр., 5.8), он может сойти с правого пути спасения своей души и стать таким, как написано в этой теме.

Амвросий Оптинский (Общие праздничные приветствия и письма к отдельным лицам, п.4): «… Все мы, христиане, пока живы, должны быть осторожны и внимательны к своему спасению. «Посему, кто думает, что он стоит, — по слову Апостольскому, — берегись, чтобы не упасть» (1Кор. 10, 12), памятуя всегда ужасающий пример погибшего Иуды».

Иосиф Оптинский (Письма, п. 540): «Спасение наше совершается среди страха и надежды, так что мы никогда не можем быть совершенно покойны. Если святые, достигавшие безстрастия, должны были иметь бдение над собою, чтобы не спасть из своего благодатного состояния, то тем паче нам, грешным, необходимо повседневное внимание и забота о своем вечном спасении. То, что мы еще живы, означает, что Господь терпит нашим грехам и ожидает нашего исправления, а если кто законно потрудится о спасении, то того берет Господь в то время, когда он становится достойным милости Божией. Ленивых же и нерадивых берет смерть после того, как они перестанут подавать какую-либо надежду на свое спасение. Нам дана свобода выбирать вечную радость или горе; потщимся же избрать первое. Мир ти».

Введение: 1. Слова предупредительные о себе и о некоторых духовных законах

О ЛИЧНОМ МОТИВЕ НАПИСАНИЯ ЭТОЙ ТЕМЫ

—— Я, составитель всех размещенных на сайте бесед, никогда в своих темах не говорила о себе, и эта единственная тема, в которой я сейчас скажу о том, что у меня произошло, что духовно болит и почему она составлена. И сразу скажу: пишу эту тему и выставляю ее на сайт не для того человека, который послужил поводом к ее написанию, с которым у меня случилась печальная история, т.к. вряд ли, он ее прочтет, по причине отчужденности от меня и, похоже, даже ненависти ко мне; а также, потому что у него другие интересы; да и потому что люди, находящиеся в таких духовных состояниях, не могут слышать таких речей. А если бы и прочел тот человек эту тему, то она, вряд ли бы, его отрезвила и привела к покаянию, потому что он уже очень много лет ничего не желает менять в своей греховной жизни по своему грехолюбию. Не отрезвят его все эти поучения и потому, что кое-что из того, что здесь приводится, он знает, но это ничего ему не дало; да и обличительных и увещевательных слов он никогда не мог перенести по своей гордыне … И выставляю этот материал для пользы своей и, возможно, еще чьей-то.

И для этого моего слова возьму в помощь моих друзей и учителей – святых отцов, и пусть и они скажут истину о таких верующих и обличат того «христианина» и ему подобных!

Итак:

—— Я никогда не думала, что когда-то буду изучать вопрос о христианине, предающем Христа своими смертными грехами. Потому что я искренне считала и считаю, что:

Феофан Затворник (Письма, п.768): «О смертных грехах нечего говорить: они совсем неуместны у тех, которые ревнуют о спасении».

Феофан Затворник (Толков. на посл. Колос., 3,8): «Христианин — не христианин, если не держит себя не оскверняемым страстями».

Феофан Затворник (Толк. на 1 Кор., гл.5, ст. 11): «Христиане должны быть столь святы и столь верны заповедям, что им и на мысль даже не должно приходить, чтобы можно было грешить, оставаясь христианином».

И оказалось, что так считают и живут далеко не все христиане…

—— Не знала я, что увижу в своей жизни разных христиан-иуд: священнослужителей, монахов и мирян, предающих Бога, которые повторяют путь Иуды, вместо того, чтобы повторить путь Христа. Не думала, что поводом к написанию окажется христианин, который был определен мне Богом много лет назад в сослужители в начале моего духовного пути и составления бесед, и который, как я считала, был моим верным духовным другом. А также, как показал многолетний опыт пребывания в Церкви, такими «предателями» Христа и веры оказались, к великому сожалению, немало священнослужителей и клириков З-ой Епархии, знаемых мною (прости их, Господи, и спасибо, что есть и не такие!). И уже страшно смотреть на такое поругание Церкви и Бога …

—— Ранее ко мне никогда даже и на мысль не приходило, что священники–прелюбодеи и монахи-блудники могут или открыто нагло ходить со своими любовницами-прихожанками, прикрываясь духовным окормлением, или тайно иметь гражданских жен, или быть мужеложниками, или пользоваться услугами женщин и мужчин по вызову, или быть наркоманами, пьяницами, самогонщиками (как для себя, так и для духовенства), или вместо святоотеческих учений читать и слушать популярных психологов, или заниматься «бесовскими» практиками об исполнении своих желаний, или активно участвовать в политических интригах … (И об этих их делах я знаю точно.)

Иоанн Златоуст (т.1, ч.2, О священстве, сл.3): «Нельзя, нельзя священникам скрыть свои недостатки; и малые из них скоро делаются известными».

И сразу, предваряя возможное возмущение священников о том, что я их упоминаю, скажу, что эта тема обо всех ложных христианах и это — собрание поучений святых отцов, говоривших и о священниках, и об обычных христианах (что и представлено далее; а что говорят святые отцы о священниках, живущих в грехах, будет сказано чуть ниже в другом разделе). А сейчас таким людям пусть скажет преп. Исидор Пелусиот:

Исидор Пелусиот (Письма, ч.1, п. 175): «Если избегаешь речей о том, что делаешь, то перестань делать, не будет и речей. Ибо кто не стыдится что-нибудь делать, тот да не смущается, когда по делам дают ему и имя».

—— Не могла представить, как можно быть верующим и священнослужителем, и не иметь страха Божиего, а иметь прожженную совесть и быть духовно мертвым. Но оказывается, что таких немало, и мой бывший «сослужитель» и «друг» таков же…

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.29): «…В нынешнее время большая часть христиан, кажется, находится в таком пагубном состоянии, в каком не находились даже языки, не слыхавшие имени истинного Бога; а между тем, думая о себе, что не мертвы душою, они живут в беспечности, и не видят, несчастные, лежащих пред собою этих мертвецов, то есть душ своих…. Нет, не христиане такие люди, не христиане. И пусть они не обманывают себя. Они неверные, нечестивые, безбожники, и особенно, если еще они монахи или священники».

—— Не думала я, что приведенные ниже слова Духа Святого записанные мною в 2004 году (что есть в записях «О тех, кто верит в Бога, и не знает, что со своей верой делать дальше»), будут касаться и моего бывшего «сослужителя», протоиерея Владимира Г.: «Не смущайся, душа Моя, когда встретишь на пути мужей лукавых…. Устыдитесь, служители Мои, не служащие Мне правдою и верою. … Прихожу Я к кающимся нелицемерно и творящим волю Мою! Крепись, душа Моя, и не ослабеют силы твои от натиска гордых мужей Моих!». (Когда же сбудутся и другие слова Господа в отношении служителей и меня, Бог знает?!)

—— Не думала, что буду близко знакома со священником (а также узнаю такое же и о других, знаемых мною), не боящимся десяток лет служить у Престола Божиего в своей плотской нечистоте, которые лукаво и нагло прикрываются Им пред людьми (и именно вера людей, что священники не смогут тогда служить, не дают заподозрить их в блуде/прелюбодеяниях, и они этим пользуются).

Григорий Богослов (Мысли, писанные двустишиями): «Нечистому приступать к жертвоприношению — значит оскорблять Бога».

Иоанн Златоуст (т.7, ч.2, б.75, и др.): «Кто сделал блуд, будучи священником, тот соответственно своему сану получает величайшее наказание. (т.3, ч.1, Беседа на слова: «Жена связана законом …») Как можешь ты войти в церковь после беседы с блудницами? Как будешь простирать к небу руки, которыми ты обнимал блудницу? Как двигать язык и призывать Бога теми устами, которыми ты целовал блудницу? Какими глазами будешь смотреть на честнейших из друзей?».

Дионисий Ареопагит (Письма к разным лица, 8. К монаху Демофилу): «Итак, если долг чина священнического — просвещать, то, конечно, тот не принадлежит к священническому чину, кто не может преподать света, а тем более, если кто и сам не имеет его. И такой мне кажется дерзновенным, если вступает в священнические права, не боится и не стыдится недостойно совершать божественные службы, думает, что Бог не знает того, что он сам сознает в себе, думает Его обмануть ложным названием Отца и дерзает … произносить на божественные таинства непозволительные хулы (так должно назвать его молитвы). Такой не священник, нет, но злодей, обманщик, посмешище для самого себя и волк в божественном стаде, одетый в овечью кожу».

Симеон Новый Богослов (Гимны, г.50): «(Откровения Божии, записанные преп. Симеоном – от сост.) Из епископов есть такие, … у которых жизнь противоположна слову, и которым неведомы страшные Мои и Божественные (таинства): они думают, что держат (в евхаристии) хлеб, который есть огнь, и, как простой, презирают Мой хлеб, и мнят, что видят и едят кусок (хлеба), не видя Моей невидимой славы. … Совне хорошо одевая тело, они кажутся блистающими и видятся чистыми; души же — хуже грязи и тины, лучше же (сказать) — (хуже) всякого смертоносного яда имеют эти лукавые праведники. Ибо как некогда Иуда предатель, приняв хлеб от Меня недостойно, съел его, как часть обыкновенная хлеба, и потому сатана вошел в него тотчас и бесстыдным предателем Меня — учителя (своего) соделал, воспользовавшись им, как слугою и рабом, и исполнителем своей воли; так случается в неведении и с теми, которые недостойно, дерзко и самонадеянно прикасаются к Моим Божественным тайнам. В особенности (таковы) возвышающиеся на престолах над святыми, над жертвенником и священством, имеющие совесть и прежде поврежденную и после того совершенно осужденную; они, входя в Мой Божественный двор, бесстыдно стоят во святилищах, открыто разговаривая предо Мною и совершенно не видя Моей Божественной славы, которую если бы видели они, то не делали бы этого и (даже) в преддверия Моего Божественного храма так дерзко не смели бы войти».

Лука Крымский (Сб. «Евангельское злато», Горе тебе, Хоразин!…): «Совсем не все равно, творит ли грехи человек, не знающий Божия закона, совершенно не просвещенный в религиозном отношении, или творит грехи человек, хорошо знающий закон, в особенности великое учение Христово. … Гораздо большая ответственность лежит на христианах, познавших благодать Христову, ибо от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут (Лк. 12:48). Какая потрясающая душу правда в этих важнейших словах Христовых! Разве можно поставить на одну доску простых мирян, часто невежественных в Писании, не получивших даров благодати Святого Духа, и епископов, священников, диаконов, которые в Таинстве священства получили эти великие дары? Неужели можно думать, что епископы, священники, диаконы, впавшие в блуд, будут так же наказаны Богом, как убогие по уму, воле и чистоте, не ведущие закона Божия слабые миряне?!».

—— Не думала я, что когда-то увижу воочию «конфликт» христианина с Богом; а точнее — священнослужителя (а тем более — ранее Богоизбранного), в сердце и на деле протестующего против заповедей Бога и жизни по Богу (а значит и самого Бога), потому что он желает жить в плотских услаждениях, любит грех и не желает его оставить.

Дмитрий Ростовский (Проповеди, п. 17. Слово в неделю св. жен мироносиц): «… Многие и православную истинную веру содержат, и внутри Церкви находятся, как будто держатся своей матери, и даже не помышляют отторгнуться от нее, а между тем они чужды Христа. … Приходится болеть сердцем, ибо многие из нас только по имени христиане, а по делам — хуже язычников; только имя христианское, а жизнь скотоподобная. Мы ограждаемся крестом Христовым и вторично распинаем Его, как богоубийцы,- распинаем Его скверными, мерзкими и нечистыми делами. Мы поклоняемся иконе Христовой, а Его драгоценную Кровь, пролитую за нас, попираем ногами, делая бесцельным и бесплодным Его вольное страдание за нас. Мы хвалимся именем христианским и это же самое Его святое имя, нам данное, оскорбляем. Будучи христианами, живем не по-христиански. Что же? Можно ли сказать, что здесь Христос? Никогда!»

—— Не могла представить, что священник, которого Бог избрал на особое служение Себе через откровение Духа Святого (а не на общее, как всех других священников), может со временем отказаться от него, избрав постыдные грехи, и не раскаяться и не оставлять их много лет.

—— Не знала, что увижу на примере христианина – священнослужителя как исполняются слова: «возлюбил проклятие, — оно и придет на него; не восхотел благословения, — оно и удалится от него» (Пс.108, 17).

Ефрем Сирин (Поучительные слова к египетским монахам, п.28): «И Господь также говорит: «Я по благости призвал его, дал ему возможность, делая доброе, чтобы приобрел он жизнь вечную; он же уничижил Меня, за то и сам будет лишен чести». «Но человек в чести не пребудет; он уподобится животным, которые погибают» (Пс.48:13). «Не восхотел благословения, — оно и удалится от него» (Пс.108:17). За что же именно? – За то, что «не хочет он вразумиться, чтобы делать добро; на ложе своем замышляет беззаконие, становится на путь недобрый, не гнушается злом» (Пс.35:4-5)».

Иоанн Златоуст (т.5, ч.1, Беседа на Пс.108): «(Псалмопевец) показывает, что начало и причина их не в ком-нибудь другом, а в нем самом, своими делами отвергшем помощь Божию и навлекшем на себя гнев Божий. «И облекся он проклятием, как одеждою, и оно вошло, как вода, в утробу его и, как елей, в кости его» (ст. 18)».

—— Не ожидала, что пойму на примере своего бывшего сослужителя и духовного «друга», как грехолюбие приводит к тому, что нравственно человек спускается все ниже и ниже, и становится подобием «скота» и беса.

Исаак Сирин (Слова подвижнические, сл.21, п. О различии слез): «…посвятить себя Богу и жить добродетельно, есть одно из великих дарований Христовых. Ибо многие, забыв, что по сей благодати сподобились они стать отлученными от людей и посвященными Богу, причастниками и приемниками дарований Его, избранными и удостоенными служения и священнодействия Богу, вместо того, чтобы непрестанно устами своими благодарить за сие Бога, уклонились в гордыню и высокомерие, и думают о себе не как приявшие благодать священнодействия, чтобы священнодействовать Богу чистым житием и духовным деланием, но как оказывающие милость Богу, когда бы надлежало им рассудить, что Бог изъял их из среды людей, и соделал присными Своими для познания тайн Его. И не трепещут они всею душею своею, рассуждая таким образом, наипаче же, когда видят, как у рассуждавших подобно сему прежде них, внезапно отъято было достоинство, и как Господь в мгновение ока свергнул их с той высокой славы и чести, какую имели они; и уклонились они в нечистоту, непотребство и студодеяние, подобно скотам».

Иннокентий Херсонский (О грехе и его последствиях, Слово о том, что грех неминуемо подвергает человека мучительному владычеству дьявола): «Чем обыкновенно обнаруживается власть дьявола над грешником? Тем, что он поспешно погашает и задушает в нем все доброе, начиная от первых понятий ума о Боге и законе, до последних угрызений совести, тем, что он постепенно переливает из себя в грешника все злое и богопротивное, начиная с нечистых мыслей и желаний до самых ужасных преступлений. Переходя от одного греха к другому, из разврата в разврат, от нечувствия и ожесточения к большему нечувствию и окаменению, грешник наконец созревает в зле до того, что чувствует прямое и постоянное отвращение ко всякому добру, неудержимое стремление ко всякому злу, явно презирает все святое, глумится безумно над собственною душою и совестью, готов на открытую брань с Самим Творцом».

Дмитрий Ростовский (Поучения, п.31. Поуч. 2-е в неделю 5-ю по Святом Духе): «Бесы просят войти в свиней, означающих собою грешников. Они проявляют здесь-то свое желание, что им очень приятно жить в людях блудных, проводящих свинскую жизнь, как в существах, более всего подходящих к ним, ибо живущий блудно и невоздержанно подобен не только свинье, но даже самому бесу…. … Как смрадна свинья, так смраден и бес; так же смраден и грешник. Слышишь ли сие, прескверный блудник? Разве не знаешь, что в тебе живет бес? Не ощущаешь ли ты его в себе? Или, быть может, не веришь сказанному? … Внемлем сему: в блуднике живет блудный бес, который мучит его блудным распадением. … Христиане, принявшие в крещении благодать христианства …, впавши в блудное сквернодействие, превращают принятую Божию благодать в скверну и отрекаются от Христа, если не словом пред мучителем, то делом пред своим господином — диаволом. А тот, кто делом блудным отрекается от Христа, не есть ли он идолопоклонник? Его идолом является его страсть, и в ней, как в идоле, он имеет беса, господина своего, которому он предоставляет свое сердце, рождающее скверные помыслы, в качестве алтаря; на этом алтаре он кладет огонь греховного вожделения, приносит в жертву самое дело блудное, которым оскверняется весь, и соделывается подобным и угодным бесу».

Тихон Задонский (Сокровище духовное…, ст. 70. Скот): «О, создание Божие высокопочтенное, создание, образом Божиим и подобием удобренное, в какую подлость и гнусность впало! Где твоя первозданная красота и благолепие? Где твоя святость, чистота, правда и непорочность? Где твой Божественный свет, который душу и разум твой просвещал? Где твое блаженство богоподобное, которое Создатель твой в начале тебе даровал? Все это отошло от тебя! Всего этого лишил тебя грех твой. Лишил блаженства, и вверг во всяческое бедствие и окаянство. Лишил света прелюбезного, и вверг в пагубную тьму. Лишил Божественного образа и подобия, и изобразил животное безобразие. Был ты создан по образу и подобию Божию, но сделался безобразен и подобен животному. «Человек, будучи в чести, не уразумел, сравнялся со скотами несмысленными и уподобился им» (Пс.48:13, 21). …О лютое падение!»

Цветник священноинока Дорофея (гл. 25): «А духи лукавые – это тьма, и пребывают в грязных, загаженных, похотливых и грехолюбивых сердцах. И от них умножаются в человеке стремление к наслаждению, различные греховные вожделения и страсти. Поскольку сердце, оскверняемое различными нечистыми желаниями, становится жилищем для духов тьмы, и от них омрачаются и чернеют ум и душа, сердце и тело человеческие».

Инок Агапий (Спасение грешников, ч.1, гл.10. О скотоподобном разврате): «Если тебя кто-нибудь только назовет “скотом”, ты считаешь это оскорблением и руганью. Но почему же ты добровольно становишься, невежда, свиньей, что вся в мерзкой грязи, в которой она обычно валяется? Посмотри, благообразна ли свинья, благоухает ли она? Ты отвращаешь в другую сторону очи, чтобы ее не видеть, и затыкаешь нос от вони, ты не позволяешь, чтобы она приблизилась даже к краю твоей одежды. Но почему же ты не мерзок сам себе, трижды несчастный, когда твоя душа еще более замарана, чем тело у свиньи? Свинью можно вымыть в корыте, а осквернение души очистит только одна вода: драгоценная вода слез покаяния».

—— Не думала, что христианское святоотеческое учение ни на йоту не принесет ему духовной пользы и не приведет к покаянию (и даже во время его первого нечистого прелюбодейного падения (не говоря уже о последующих), он будет читать беседы на курсах: «О брачных половых отношениях и воздержании по учениям святых отцов» и не покается, а еще и более, и более бесстыдно и нераскаянно будет впадать в плотской грех); или, например, хорошо зная тему о пьянстве и сребролюбии, станет сильно порабощен этими страстями.

Иоанн Златоуст (т.5, ч.1, Беседа на Пс. 49): «… тому нет никакой пользы учить других, кто предварительно не научил самого себя. Так как иудеи превозносились и жертвами, и тем, что имели закон, и называли себя учителями других, то он (ап. Павел) доказывает, что они получают от того небольшую пользу, если сами остаются невеждами, и, сильно укоряя их, говорит: «как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? говоря: «не прелюбодействуй», прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога?» (Рим.2:21-23). … Не соблюдающий добродетели не только не получает никакой пользы, поучая других, но и сам лишается своего преимущества. … И в царских дворцах не может быть истолкователем царского слова никто из обличенных в развратной жизни. Для чего же ты «проповедуешь уставы Мои», и учишь других, тогда как сам делаешь противное, опровергая жизнью своею слова свои…».

—— Не могла представить, что на православных курсах священник будет с лукавым благочестием читать людям все беседы, написанные мною, слушать духовные истины от меня и пересказывать их на проповедях, создавая себе имя «духовного батюшки»; и в то же самое время будет постыдно грешить, а внешне разыгрывать предо мною и прихожанами праведность, преданную дружбу и любезность. И до сих пор прихожане, не знающие правды об этом человеке, помнят беседы на этих курсах и проповеди, которые говорились много лет назад, и до сих пор чтут его как «духовного», думая, что с ним прибывает Благодать Божия… И я прошу прощения у тех людей, которым я говорила, что о. Владимир – подобен настоящему священнику, ибо не знала о предвидении Божием о нем и лукавство этого человека было ошеломляющим … И, передавая ему слова Духа, я исполняла повеление Божие, чтобы он нес Его учение.

Бл. Иероним (Толк. на Еванг. от Матф., кн.4, ст. 27-28): «…(есть) развращенные учител(я), которые проповедуют одно, а делают другое, показывают свою чистоту в покрое одежды и смиренной речи, а внутри наполнены всякою мерзостью и похотью».

Но спасибо Господу, что милостью Божией и Его любовь к людям, нечистота и низость того человека, никак не могла помешать слушающим его, когда он нес слово Божие, переданное ему …

—— Не знала, что этот христианин — священник, которому я передавала все, чему учил меня Господь, и который много читал святых отцов сам и через мои беседы, станет как неверующий в Бога, и его постигнет участь тех, кто имели «учителей добродетели, и не получ(или) от них никакой пользы», и тех, кто стали еще худшими, чем были до прихода к вере.

Иоанн Златоуст (т.7, ч.2, б.81): «Как не быть достойными наказания тем, которые имеют таких учителей добродетели, и не получают от них никакой пользы? Как благие и добрые вдвойне достойны чести за то, что и были добры, и нисколько не заразились от злых, так и злые достойны двойного наказания — и за то, что были злы, имея возможность стать добрыми …, и за то, что не получили никакой пользы от добрых».

Старец Зосима Верховский (Поучения, п.31): «Чего же достоин тот, который ради своих страстей и прихотей и самоугодия оставляет духовное братство и отца своего, и попирает все правила и предания святых отцов? Ибо сказано: если кроме благословной вины кто отступит от братства и от духовного отца своего, то за это бывает подобен Иуде предателю, отлучившемуся от Христа и от учеников Его. Что может еще быть страшнее и ужаснее этого изречения? И как такой думает предстать на Страшном Суде пред Господом, какими глазами увидит Христа, поругавшись Его Божественному благоволению и поправши правила и заповедания святых Его угодников, учителей и светильников всего мира?».

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл.,1, 24): «За ослаблением веры и благочестия всегда следовало и следует разлияние блуда, в разных, нередко самых срамных видах».

Никодим Святогорец (Невидимая брань, ч.1, кн.29): «… есть и такие, которые по освобождении от уз греха и стяжании добродетелей, попадают опять в грех с большим растлением нравственным».

—— Не думала я, что мой «духовный друг и сослужитель» со временем не будет верить моим словам от откровений Господа о нашем служении Богу, а будет разыгрывать, что верит и готов служить, и будет посмеиваться над моими словами. Не могла представить, что мой «лучший друг», как я его считала, не выберет путь духовного подвижничества, исправляющий пороки и страсти христианина, которому учил меня и его Господь, а выберет путь разных пороков. Не думала, что он будет много лет говорить мне о себе неправду; а мое доверие к нему, в минуты сомнения при выслушивании его обманных версий, будет строиться на моем доверии Богу, считая, что Он дал мне этого человека и поэтому он не может быть лжецом; и мысли-правды об этом человеке, которые иногда случались, я буду отвергать, как свои подозрительные помыслы на него. Не могла представить, что он будет скрытно смеяться над моим доверием к нему и хвалиться тем, что его постоянная ложь и лукавство не были мною раскрыты, не понимая, что это не его лукавство и вранье – искусны (хотя это и так), а в Промысле Божием было не открывать о нем долгое время и долготерпеть его, ожидая покаяния; но время это уже закончилось… Думала, что Господь до конца дней моих дал мне «сосуд милости Его», помощника, сослужителя, друга верного и честного, и духовно сильного человека, и даже не могла представить, что Бог приготовил мне другой путь — дал мне на десяток лет «друга» — «волка в овечьей шкуре» со скрытой двойной жизнью, подлого человека, лукавого «актера», грехолюбца, не кающегося, духовно слабого, не имеющего духовного стержня, постоянно лгущего всем людям и в мелочах, и в серьезном, и который со временем стал «сосудом гнева Божия». Не думала, что Господь не откроет мне этого много лет, а потом откроет чудесным образом часть его падений и черноты (и слава Его воле надо мной!). Не могла представить и мн.мн. другое, о чем не хочу более говорить, потому что мерзко даже думать об этом….

И пусть мои учителя и духовные друзья – святые отцы, которых и этот человек когда-то любил и читал, а потом и их предал, скажут о нем (и это настолько совпадает, что поражает!):

Иоанн Златоуст (т.2, ч.2, Беседа о том, что должно избегать притворного и неистинного вида): «Зачем же ты скрываешь себя в чуждом образе? Зачем шкурой овцы прикрываешь волка? Немного позже истина обнаруживает тебя, и, убегая от истины, ты будешь захвачен в плен истиной. … Не скроется твоя жестокость, хотя бы ты притворился очень нежным. Зачем ты надеваешь на себя личину дружбы, будучи врагом? Мы живем не во мраке: тайное обнаруживается, и ненависть, которую ты скрывал, изобличается. Зачем ты притворяешься дружественным? Зачем льстишь, не будучи дружественно настроен? И дело лести породит в тебе ненависть, неся вред, как бы от врага, а не пользу, как бы от друга. … Зачем, пребывая в неправдах и живя распутно, принимаешь на себя вид праведного и целомудренного?».

Лука Крымский (Сб. «Евангельское злато», Мы обязаны обличать согрешающих перед Богом): «Лицемер выдает себя не за того, каков он есть на самом деле. Лицемер тот, кто носит маску благочестия, будучи в душе своей лишенным всякого благочестия, кто выражает любовь и верность ближнему своему, говорит ему добрые, хорошие, льстивые слова, а в душе своей таит ненависть к нему, со злобой строит козни против него. Лицемер прячет от окружающих все злые, черные движения своей души, все скверные мысли и говорит с ближними, притворяясь любящим, чистым сердцем».

Игнатий Брянчанинов (Письма, п.214): «Лукаво старается грешник обмануть себя и людей! Лукаво старается грешник скрыть грех свой от себя и от людей! Лукаво старается он представиться праведником пред собою и пред людьми!»

Нил Афонский (Посмертные вещания, ч.5, гл.17): «Ты же, оказалось, был гнилым деревом, которое сломалось прежде, чем нажали на него. О, неблагодарный! Ты поступил со мною, подобно тому, как Иуда со Христом! О, неблагодарный, ты оказал мне неблагодарность, подобно тому, как израильтяне Богу!».

Николай Сербский (Письма, п.146): «… Иуда – предатель. Предатель Бога, людей и себя самого. Он предал Христа, предал апостолов, предал и человека в себе. Христа и апостолов предал иудеям, а себя – диаволу. … Горе человеку, который подчинится сатане и станет его орудием. Горе тому, кто, вопреки любви Божией, проявит любовь к Его противнику».

Энциклопедия: «Подлость — низость — негативное нравственное и духовное качество личности, которое включает в себя такие черты характера и поведенческие акты, как подобострастие, нечестность, неискренность, угодничество, которые противоречат истинному отношению характеризуемой личности к человеку, на которого направлены эти поведенческие акты. … Акт злодейства может быть назван подлым, если зло совершается неожиданно или скрытно, а бдительность противной стороны снижена из-за ложных уверений злодея в верности жертве, в доброте, любви и искренности по отношению к ней».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.13): «… Бог, испытующий сердца, ненавидит такие души, как сущие от части диаволовой, ибо диавол так делает, что, будучи врагом, принимает вид друга и, будучи тьмою, представляется светом».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.1, § 95): «Таких людей называют обыкновенно двоедушными, потому что как бы две души имеют, то есть внутреннюю и внешнюю: внешнею душою с людьми обходятся и людей обманывают, а внутреннею себя берегут. Этого рода люди обходятся с ближними ласково, гладко, тихо, но лестно и коварно, чтобы в сердца их, по подобию вора, вкрасться могли. Они знают, как смиренными себя показывать, но внутри все иное….… Таких людей нравы крайне развращенны, и не что иное, как нравы дьявольские, ибо тот лжет и обманывает, льстит и лукавит, и все с той только целью делает, чтобы погубить человека. Так и они в том и поучаются, чтобы прельстить ближнего, и посмеяться над ним. (§ 96) … Они стараются всем показаться приятелями, но внутри суть истинные всех враги».

Василий Кинешемский (Толк. на Ев. от Марка, гл. 14, ст. 43-52): «… самое возмутительное в преступлении Иуды, с чем никак не может примириться человеческая совесть, это — его лицемерие, низость и лживость его души. Носить маску преданности и любви, и в то же время коварно готовить предательство, … и после этого иметь наглость, как ни в чем не бывало, оставаться в тесном кружке Его ближайших учеников, … вместе с ними принять из Его рук преломленный хлеб, залог любви и доверия, вместе с ними с невинным и недоумевающим видом спрашивать: «кто Тебя предаст? не я ли, Господи?». Хуже, гнуснее этого лицемерия вряд ли что можно представить…. Вот эта-то наглость лицемерия и возмущает больше всего, ибо ясно становится, что в этой черной душе нет ни признака, ни тени сознания того, что он поступает дурно. Если что и беспокоит его в этот момент, то лишь опасение, что его предательство раскроется …. Напрасные опасения! Его ожидает более страшный суд Того, Кого обмануть невозможно».

Тихон Задонский (Сокровище духовное…, ст. 108): «О, скверные уста предателя, который не ужаснулся приступить и лестно лобзать святых святейшего и источника святыни, Господа! Такому лукавству следуют и уподобляются ему те христиане, которые лестно, коварно и хитро с ближними своими обходятся: иное языком произносят, иное в сердцах мыслят; на языках мед сладости, а в сердцах желчь горести имеют; устами благословляют, а сердцами клянут; устами говорят: «здравствуй», но в сердцах думают, как бы того, которого приветствуют словом, уловить и ему навредить. Все такие лестного предателя Иуды нрав имеют».

Иоанн Крестьянкин (Письма, гл. Ад): «Раба Божия М.! (это речь, обращенная к любовнице священника – от сост.) Как-то даже трудно именовать Вас этим именем, ведь сейчас Вы вполне раба вражия. И всё-то понимаете, но душа споткнулась о сластолюбие, а враг удовлетворен, что уловил священника и отнял его у Бога. Ведь всё, что сейчас этот священник совершает у престола, падет на его голову горящими угольями, а Вас враг уведет и из Церкви равнодушием к своему спасению. «Бог поругаем не бывает», а вы оба именно это и делаете. Падать людям свойственно, но, упав, надо тут же вставать. У вас же не просто падение — вы попрали Божию благодать, данную человеку при рукоположении. … Грехи легко совершать, а на восстание от греха надо много усилий и труда. Но жизнь так коротка, а впереди — вечность. Сейчас свидетельствую, что ад ждет вас обоих».

Иоанн Крестьянкин (Письма, гл. Искушение): «Нашло на Вас какое-то страшное, помрачающее всё Ваше существо искушение. И не играйте словами и понятиями — Бог не искушает никого, а Вы именно Ему приписываете помутнение своего сознания, в каком пребываете сейчас. Дорогой мой, Вы — воцерковленный человек, и мало этого — Вы причислены к клиру церковному…. И вот теперь … заявление — о браке (или о любовных неофициальных отношениях – от сост.), зачеркивающее многие годы Вашей внутренней духовной жизни. А знаете ли Вы, дорогой мой жених-дедушка, что и по церковным канонам Ваш брак с Е. благословлен быть не может. … И если по гражданским правилам это и допустимо, то это всё не в Боге, а значит руководством врага Божьего. Молюсь, чтобы Вы опомнились и распрощались с идеей быть супругом (любовником – от сост.) особы, которой годитесь в отцы».

Исидор Пелусиот (Письма, ч.2, п.51): «Если ты ни людей не стыдишься, ни общественного о себе мнения не уважаешь, то побойся хотя бы наказания, какое последует от Бога за такие дерзкие дела. Ибо, если теперь и весьма долготерпит Божий гнев, призывая к покаянию, то впоследствии без замедления строже накажет не уваживших столь великого человеколюбия. Посему многие еще здесь не избегли непреодолимой руки, но их постигли такие великие бедствия, которые затмили все самое ужасное, что только возможно представить; многие же, казалось бы, избежав здешних наказаний, там вкусили горчайшие, когда правдивый суд возмерил им, сколько было должно».

—— К сожалению, эти все слова святых отцов очень четко характеризуют того человека. И я, как его бывший друг, с которым он поступал лукаво и подло много лет (да и со всеми, кто его знает), и как человек, имеющий духовный опыт, и как тот, кому Бог назначил его мне в помощники, я имею право сказать, что его бесчувствие и бесстрашие по отношению к Богу и к людям, и его степень лукавства и постоянной лжи абсолютно всем людям, и его степень плотской похотливости и любовь к ней, и его цинизм, и гордыня, и умение притворяться, и нераскаянность, а похвальба своими нечистотами — находятся на данный момент в таких степенях, что покаяние не может его коснуться (тем более что он никогда и не знал, что это такое, и сокрушение не касалось его сердца даже и в ранние времена его веры по причине бесчувствия души. А в этой истории он еще и предал Бога, который оказал ему великую милость, и это еще более усугубило его духовное состояние). И, кстати сказать, эти состояния в той или иной мере свойственны и другим «бесстрашным» и духовно бесчувственным христианам.

—— Думаю, что если кто-то из знакомых с ним людей прочтет то, что здесь описано, они не поверят и будут ошеломлены, и будут его защищать, обвиняя меня во лжи. Но я перед Господом говорю – это печальная правда,  которую хорошо знает тот человек и всячески ее скрывает (и Господь дал мне ее теперь открыть). И эта правда говорится не для него (ибо вряд ли прочтет, а если и прочтет, то не услышит или возгорится ненавистью), а говорится для того, чтобы мы были внимательны и к себе, и к тем, с кем общаемся…

—— И, напоследок, говоря об этом человеке, скажу о том, почему Бог призвал его к особому служению Ему (помимо общего для всех священников), предвидя его падение и отречение (а о предвидении Божием в отношении всех людей будет сказано чуть позже).

Вначале очень кратко скажу об истории нашего знакомства и духовного соединения для служения Богу. Это то, о чем не знал никто (кроме меня и его), и сейчас я передам слова Духа Святого, записанные об этом человеке.

Итак, много лет назад, еще до нашего с ним знакомства, милостью Божией его коснулся Дух Божий (чего он не понял); и в этом человеке стали закладываться хорошие духовные задатки. А когда Господь нас познакомил, то я записала в 2003-2004 году такие слова Духа Святого о нем, которые мне сейчас дозволено выложить: «Войдя (в храм), ты увидела, что стоит батюшка Владимир. Ты встречалась уже с этим батюшкой и чуть сторонилась его, он всегда был очень строгим на вид. Но так надо было, чтобы ты подошла именно к нему. На твой вопрос о работе батюшка ответил, и неожиданно спросил: «а как вы молитесь», и ты ответила: «а я (записываю молитвы)». Вот где Промысел Господний! Твое признание и вопрос батюшки произошел не по вашим планам. А батюшка и до сих пор не может понять, как все произошло. Так и взял он тебя (в поездку), ведомый Господом».

И далее Господь призвал его к особому служению со мной, и не после его подвижнических трудов и духовной чистоты, а до этого, как призывал, например, апостолов и избранных святых (и это особый путь, отличный от пути, когда человек сподобляется особого служения и святости после многолетней подвижнической жизни). И у меня записаны в 2004 году такие слова ко мне о нем и ему, которые я некоторые приведу: «(1-е ко мне) Через пару воскресных занятий отдай батюшке дискету с записями («Для тех, кто верит в Бога…») и пусть он, прочувствовав каждое слово и поверив в их истину, начнет включать их в поучения о вере и любви к Господу, нимало не сомневаясь в правильности этих учений. Учить любви к Господу своих чад – вот его основная задача. Нужно начать подробно разбирать любую страсть, основываясь на святых отцах, Писании и жизненном опыте, пока не прочувствуют ее всем сердцем и не захотят отречься от нее. Учение должно быть живым… Господь поможет в этом батюшке, но его дело – не сомневаться, и самому вместе с его чадами постичь это учение – учение о любви и доверии к Господу Живому. (2-е ко мне) Будет батюшка учить чад своих, а не ты, а ты только будешь передавать ему то, что Я укажу (и открою). И будете вы с ним идти в тандеме. … Я должен стать неотъемлемой частью ваших мыслей, ваших дел, вы всегда должны чувствовать Мое присутствие и каждую секунду осознавать, что Я с вами, а вы со Мной. (3-е к нему) Служи Мне, как и служишь, но знай, что Я всегда с тобой рядом, и изменить свои мысли, значит, помнить о том, что ты воистину теперь Мой служитель. Пересмотри себя и смирись. Не все делаешь как должно. … Эти записи – пример живого общения учителя и ученика. Так и ты, иди по такому же пути, зная, чем души болеют, лечи их, когда со строгостью, когда со снисхождением, но они должны выйти с сокрушенным сердцем и упованием на Милость Божью. (4-е к нему) Я тебе доверяю Свои Слова для людей, а ты Мне не доверяешь. Посмотри в свое сердце, неужели оно так черство, что не видит, и не помнит, сколько Я оберегал тебя, и сколько прощал тебе. Очнись, и иди за Мной! (5-е к нему) Ты хочешь знать почему Я избрал тебя? Не по любви твоей ко Мне, но (по Моей любви) к чадам твоим и Моим. Все это ради них, а ты служи Мне с любовью, как любящему Владыке! (6-е к нему) Сколько ты просил милости у Меня, и вот она дается тебе, прими ее и возблагодари, но не устами только, а сердцем. Отвергни страх свой рабский и прими Господа как своего Спасителя. Ты знаешь все свои грехи и прегрешения, ты знаешь все твои страсти на которых ты претыкаешься и, тем самым, подпадаешь под искушения. Так борись с ними, борись, а не сдавайся. Ты ждешь обличений от Меня, но разве твоя совесть не свидетельствует об этом уже долгое время? Ты знаешь, что не полно веришь, что чего-то тебе не хватает в истинном познании Бога, ты искал и не находил. Да, ты веришь, что Бог есть, что Он Вседержитель и Управитель всего, но не веришь, что Он является и твоим Богом лично. Своим страхом перед Ним, перед Судом и гневом Божиим, ты закрываешься от Бога. Ты не веришь, что Я пришел спасти тебя лично, вразумить, научить, поднять, когда упадешь, поддержать, когда твои силы уже будут на исходе. Пока человек не воспримет Бога как Отца, Друга, Учителя лично для себя, а не как общее понятие, до тех пор и не может приблизиться к Богу и возлюбить Его всем сердцем».

Ко многим ли Бог так приходил, не знаю! Но к нему пришел так…

А вот не поверил ли этим откровениям этот человек сразу или через время, или засомневался в избрании и своем служении, или через несколько лет просто отказался от этого служения, не знаю, что было, т.к. не говорила с ним, а Господь не открыл мне этого…

И теперь расскажу о духовной трагедии этого человека: историю его отречения от особого служения Богу, а не как священника (и, конечно, здесь не будет подробностей).

На момент нашего знакомства и призвания его Богом, духовные задатки этого человека, хотя и были хорошие, но были еще слабые и не развитые, а душевные качества были относительно хорошие, но и было много плохих (и с последними ему предстояло усиленно бороться). При этом, Господь, предвидя, что этот человек через время будет побежден грехом и бесами, даже открыл ему вначале то, с чем ему нужно, прежде всего, бороться. И это была благодать Божия и милость, предвидящая и предваряющая падение этого человека … Но он не отнесся серьезно к этим и другим словам и предостережениям, и много лет назад постепенно демон начал его более искушать именно этими страстями — то одним прегрешением, то другим. Конечно, сатана уже знал, кем может стать этот человек и что его Господь избрал помогать многим людям, и сильно ополчился на него, искушая его страстями, которые любил этот человек; потому что диавол ненавидит избранных служителей Божиих и всячески старается, чтобы они пали и отошли от Бога. И это были классические схемы обмана диавола, и о некоторых знал этот человек из святоотеческого учения, но он опять-таки не отнесся к этому серьезно; и или не захотел бороться с искушениями и теми страстями, пока они его еще полностью не поработили; или, может быть, вначале и попытался сам бороться, но не смог, т.к. был духовно очень слаб, а возомнил, что сможет «выскочить». Все это он тогда скрывал от меня и не обратился за помощью, не желая ее, а шел далее в своем гордом самомнении и своеволии, падая и падая все ниже, и без покаяния, (и продолжает это делать и теперь). И когда тогда я его спрашивала, что с его страстями, он только на словах утверждал, что борется с ними, или лгал, что уже свободен от них милостью Божией. И я верила ему, т.к. не могла представить, что можно дойти до таких степеней греха, чтобы настолько не иметь страха Божиего тому, кого мне дал Господь в сослужители, и что можно говорить ложь о Боге, и что так может поступать священник. Но на все воля и попущение Божие, не нарушающие свободу человека! …

Таким образом своим грехолюбием и постоянным враньем тот человек осознанно не захотел принять данную ему милость Божию, и отказался от нее и от будущей святости в пользу сластолюбия и грехолюбия … И произошло то, что было в предвидении Божием – его победили похоть и бесы, и он осознанно не остался верным вере и заповедям (хотя находится в Церкви), предал и Бога, призвавшего его, и меня, человека, с которым его соединил Господь для духовного пути, и он стал «жилищем бесов», и таким, как описано в этой теме святыми отцами …

А если бы этот человек не выбрал гордыню, сребролюбие, блуд и пьянство, которые прикрывал постоянной ложью и лукавством, а боролся с ними, то, знаю точно, по откровению Божиему (о чем я ему не говорила), что со временем Господь прославил бы его, и он был бы святым и достойным служителем Бога, несущим учение о самопознании своей греховности, о духовном трезвении и брани со страстями… Но… Помилуй нас, Боже, по великой милости Твоей!

О невидимом отречении, которое случилось с этим человеком по его воле и попущению Божиему, святые учителя говорят так:

Василий Великий (Нравственные правила, пр. 58, гл.4): «Кто с благопризнательностью приял первый Божий дар, и тщательно возделал его во славу Божию, тот сподобляется и других даров. А кто не таков, тот лишается дара прежнего, не удостаивается дара для него приуготовленного и предается наказанию».

Макарий Египетский (Духовные беседы, б.15): «Человек имеет такую природу, что и тот, кто во глубине порока и работает греху, может обратиться к добру, и тот, кто связан Духом Святым и упоен небесным, имеет власть обратиться к злу. … Те самые, которые вкусили Божией благодати, и стали уже причастниками Духа, если не будут осторожны, угасают и делаются хуже того, какими были, живя в миру. И сие бывает не потому, что Бог изменяем и немощен, или Дух угасает, но потому, что сами люди не согласуются с благодатью, почему и совращаются и впадают в тысячи зол».

Нил Синайский (Письма, п. 2.315): «(Бог) мог бы делающих худое остановить и против их воли, но не останавливает насильно, чтобы не стеснялась человеческая свобода. Посему, по собственному хотению и по собственному изволению человек или увенчивается, или наказывается. И сказанное: «предал» Бог нечестивых и лукавых людей «превратному уму — делать непотребства» (Рим 1, 28), значит: попустил, не остановил Своею силою».

Иннокентий Херсонский (Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа, гл.18: Судьба предателя): «… Душа Иуды не чужда была многих добрых чувствований; почему он и был принят в апостолы и причислен к лику двенадцати. Но вместе с тем, в душе Искариота был зародыш гибельной страсти…. То и другое — и похвальная, и предосудительная стороны его характера могли равно расположить его следовать за Иисусом. … И вот Искариот — в числе учеников Иисусовых и причтен к лику дванадесяти. Быть не может, чтобы Иисус, избравший Своих апостолов после всенощной молитвы, среди собеседований с Отцом, не ведал, что Он избирает Своего предателя. Ведяше искони, кто есть предаяй Его, — и, однако же, избрал его! … Неизбранный, Искариот, конечно, не совершил бы предательства в настоящем его виде, но мог совершить в тысяче других видов: ибо Сын Божий, ипостасная Истина и Благо, предается всякий раз, когда мы злонамеренно изменяем истине и добродетели. Напротив, смертельный недуг, которым заражена была душа Искариота, нигде не мог найти скорейшего и прямейшего исцеления, как в святом обществе Иисусовом, если бы несчастный захотел восстановить здравие души своей! В этом отношении включение Иуды в число учеников было для него милостью величайшей. Постоянная, непосредственная близость Искариота к Иисусу должна была, по свойству сердца человеческого, сделать одно из двух: или подавить совершенно страсть … в сердце Иуды и сделать его совершенно чистым, подобно прочим ученикам; или произвести в нем тайную, постепенно возрастающую скуку от святого общества Иисусова, заставить его, избегая света, так ярко сиявшего перед очами и освещавшего все шаги его, более и более погружаться в собственную тьму, предаться совершенно страсти. К несчастью, над Иудой, по его собственной воле, сбылось во всей силе последнее. Тогда как прочие ученики, вступив в святое общество Иисусово, оставляли, так сказать, свою собственную жизнь и со дня на день более и более начинали жить божественной жизнью своего Учителя и Господа, — Иуда остался со своей гибельной самостоятельностью. В его уме продолжался мрак неверия; в его сердце лежал нетронутый лед самолюбия; он продолжал жить собственной нечистой жизнью, противоположной жизни Учителя…. Когда Сын Человеческий восходил от одного подвига к другому — несчастный сын погибели ниспадал от лукавства к лукавству, от измены к измене. Все злое настолько глубоко внедрялось в душу Иуды, что должно было оставаться тайной его совести: внешне он был апостол, как и другие. Учитель, без сомнения, употреблял все средства к излечению недугующего ученика. … Но по причине заключения чувств сердца, занятого страстью, все доброе оставалось на его поверхности — не было принято и не могло обратиться в силу и жизнь духовную. … Терзаемый своей страстью, может быть, не раз Искариот, подобно другим, думал оставить Иисуса (Ин. 6, 66). Но невидимые узы все еще держали его до предопределенного времени».

Николай Сербский (Письма, п.146): «Неверно, что Иуде было предопределено быть предателем, как ты думаешь. Ибо, если бы это было так, для чего бы Сын Божий так старался, чтобы отвратить Иуду от злых дел? Для чего бы взял его в ученики Свои и держал рядом с Собой три года? Зачем смирялся бы перед ним, зачем преклонялся бы и омывал ему ноги? Зачем давал бы ему Своей святой рукой хлеб с солью? Читая в душе Иуды страшное намерение, Господь делал все, чтобы спасти его от вечной погибели».

И так как когда-то этот человек не захотел, чтобы его изменил Бог, и он отказался идти по пути духовного подвижничества, то постепенно его изменили грех и сатана, и идет он теперь по пути погибели. Он не выбрал Бога Живаго, Духа Святого, хотя и находится в Церкви, и не захотел белой и чистой одежды духа, а выбрал «прокаженную грехом душу», черные рубища и сатану, и тем в сердце отрекся от Бога и бесчестит Его…

Николай Сербский (Неделя 4-ая Великого поста. Еванг. о бессилии неверия и силе веры): «…человек и после очищения может снова навлечь на себя нечистоту. Однажды изгнанный из человека бес может возвратиться и снова войти в человека. Это происходит, когда покаявшийся и Богом помилованный грешник вновь возвращается к своему старому греху. Тогда и бес возвращается в свой старый дом. Потому Господь и повелевает … (чтобы) после Божия помилования не возвращались к своему старому греху, как пес на свою блевотину, и не подвергались вновь душепагубной опасности, отверзая двери злому духу и приглашая его войти в нас и властвовать над нами».

Тихон Задонский (т.5, Письма посланные, п.19): «Дьявол, враждуя на Создателя нашего и не имея возможности ничего сделать, устремляется на человека, и через него стремится имя Божие похулить и обесчестить, и для того привлекает человека к преступлению заповедей Божиих, дабы так презрен был Законодатель. Человек, не понимая этого, слушает врага, разоряет заповеди Божии и преступлением заповедей бесчестит Заповедавшего, как апостол говорит: «преступлением закона бесчестишь Бога» (Рим 2:23), — и так делается орудием дьявольским, которым имя Божие бесчестится».

Тихон Задонский (т.5, Краткие нравоучительные слова, сл.7): «Невозможно довольно описать и оплакать бедственное состояние того христианина, который … вдался в беззаконные дела и беззаконно живет. … Ибо познал было истину, но в ней не захотел жить; познал Бога, но не захотел Его почитать; познал путь, ведущий к вечному блаженству, но по нему не захотел идти; обещал Богу служить, но в этом солгал Ему; «омылся, освятился, оправдался», но всего этого лишился; стал чадом Божиим, но это преславное благородство потерял; сделался наследником вечной жизни и царствия, но наследие это погубил».

Дмитрий Ростовский (Поучения, п. 31. Поуч. 2-е в неделю 5-ю по Святом Духе): «Диавол господствует и даже царствует над блудниками, как над своими людьми и своими рабами, ибо, по апостолу, «кто делает грех, тот от диавола» (1Ин. 3: 8); такой работает не Христу, но диаволу. … Они, впавши в блудное сквернодействие, превращают принятую Божию благодать в скверну и отрекаются от Христа, если не словом пред мучителем, то делом пред своим господином — диаволом».

Понял ли он, что он в сердце отказался от Бога, а не от меня – человека, и что, отказавшись от служения Богу, стал служителем сатаны, не знаю, и, вряд ли, узнаю…

Игнатий Брянчанинов (Аскетические опыты 2, Слово о спасении и о христианском совершенстве): «Свойственно возлюбившим грех отвергать Христа, потому что Христос повелевает оставление возлюбленного грешниками греха».

Иоанн Златоуст (т.11, ч.2, О молитве): «Чего ты хочешь? К чему стремишься? Быть с Христом или быть с демоном? Хочешь быть с Христом? Тогда хотя на остальное время жизни откажись от удовольствий и наслаждений, прекрати разврат, перестань воровать, перестань пьянствовать, перестань похищать чужое, перестань насмешничать, обманывать и превозноситься. Берегись соблазна: никто из подобных людей не войдет в царство небесное. Но если ты желаешь быть с демонами, если ты стремишься в геенну огненную, то делай, что тебе угодно, живи, как хочешь, – никто тебе не препятствует. Предайся миру и его постыдным страстям, блуду, прелюбодеянию, пьянству, невоздержанию и тому подобным бесовским удовольствиям: никто тебе не запрещает. Ведь тебя Евангелия не убеждают, закон не вразумляет, пророки не научают, апостолы не стесняют, наставления отцов для тебя бесполезны, пример братьев для тебя не имеет значения: ты стал совершенно бесстыдным, у тебя вид совсем как у блудницы. Продолжай наслаждаться тем, что ты почитаешь благом, в этой твоей жизни, но зато там уже не ожидай ни спасения, ни участия в грядущем дне Христовом. На твою долю выпадет тогда час, когда ты нагой и обнаженный предстанешь судищу Христову, пред ликами ангелов и людей. Там обнаружится, каков ты; там обличится всякая твоя неправда. Над Богом смеяться нельзя, и вот тогда-то услышишь ты этот печальный приговор: «связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов» (Mф.22:13). Кто после этого не будет оплакивать подобного человека? Кто не пожалеет навлекшего на себя вечные мучения ценою временных наслаждений? Не обольщайтесь же: Бог над Собой смеяться не позволяет».

И опять скажу, что по причине его осознанного падения, по не покаянию и по продолжению многолетней жизни в смертных грехах, на нем свершились те духовные законы, которые описаны в этой теме, которые свойственны осознанно или неосознанно отрекающимся своими грехами от Господа:

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл., гл.9, ст.22-23): «Бог долготерпел ему во благо ему, а он Божие долготерпение обратил во зло себе, все более и более ожесточаясь и богоборствуя. Он чрез это закалился в ожесточении, как глиняный сосуд в огне, и стал готовым сосудом гнева, законченным, вполне сформировавшимся. … Намерение Божие было … долготерпением Своим уготовать в сосуды милости, но они этого не захотели, и, вместо того чтоб действовать по Божиему указанию и устроению, действовали по-своему, и образовали из себя чрез то самочинников, богоборцев, за что праведно лишены милости и отчислены в разряд сосудов гнева».

Максим Исповедник (Главы о любви, 3-я сотн., гл.66): «… много можно найти людей, имеющих много познаний и в плотских страстях валяющихся, подобно свиньям в тине (2 Петр. 2, 22). Ибо очистившись несколько во время ревнования о добре и получив в известной мере познание о сем, потом же обленившись, они уподобились Саулу, который удостоившись царского престола, но недостойно его начав жить, со страшным гневом был с него свержен».

Инок Агапий (Спасение грешников, ч.2, гл.23): «Каждый может прочесть «Лавсаик», где увидит, как многие святейшие подвижники, годами не евшие ничего, кроме хлеба и воды, или даже траву без хлеба, вовсе не пившие вина, позже впадали в блуд или другое прегрешение, и скончались в отчаянии. И так было не только в древние времена, но и сегодня многие «звезды» падают с (в умственном смысле понимаемой) тверди самым жалким и несчастным образом. Они скатываются в грязь и мерзость вместе с бессловесными животными, едят пищу скотов. И это те, кто сидели на небесной трапезе и ели хлеб Ангелов! О, оставление Бога! Сколько людей сегодня нечестивы, сколько отрекаются от веры, — не только миряне, но и из церковного клира! Их оставил Господь за какое-то тайное прегрешение или неблагодарность, или другое подобное».

Дмитрий Ростовский (Поучения, п.48. Поуч. в неделю 23-ю по Пятидес.): «Неблагодарность — это меч, пресекающий благодеяние и, кроме того, убивающий неблагодарного. … Не малое благодеяние сделал Христос Иуде, причислив его к лику апостольскому и дав ему равную с прочими апостолами силу исцелять всякую болезнь в людях и изгонять нечистых духов. Он хотел сделать ему и еще большее благодеяние: Он хотел и ему дать, как и прочим, Духа Святого в огненных языках; но поскольку он оказался неблагодарным за первое благодеяние, то Господь пресек ему и благодеяние, и жизнь, отняв у него прежнюю благодать и попустив ему впасть в крайнее отчаяние…».

Тихон Задонский (т.5, Краткие нравоучительные слова, сл.7): «… познал было истину, но в ней не захотел жить; познал Бога, но не захотел Его почитать; познал путь, ведущий к вечному блаженству, но по нему не захотел идти; обещал Богу служить, но в этом солгал Ему; «омылся, освятился, оправдался», но всего этого лишился; стал чадом Божиим, но это преславное благородство потерял; сделался наследником вечной жизни и царствия, но наследие это погубил. Поэтому апостол говорит о таковых: «Лучше бы им не познать пути правды, нежели познавши возвратиться назад от преданной им святой заповеди» (2Петр 2:21)».

Тихон Задонский (Сокровище духовное…, ст.14, и др.): «Бывает, что высокое лицо принимает низкого человека себе в сыновья, снимает с него рубища, омывает, облекает в одежду, чести своей подобающую, и так делает его сыном и наследником своим. Так и Бог, Небесный Царь, поступает с бедным и подлым человеком. … Если бы упомянутый подлый человек, от своего благодетеля почтенный, вдался в бесчестные дела, и так совлек бы с себя честь и приличное одеяние и оделся бы опять в подлое и срамное рубище, то это дело достойно было бы удивления, сожаления и смеха от всех людей. И, действительно, это было бы немалым оскорблением почтившего его благодетеля! И иные люди сожалели бы, иные удивлялись бы, иные смеялись бы безумию этого глупого человека. Такое приключается с христианином, который в такую высокую милость Божию принят …(ст.1) … Христианину, который в беззаконные дела вдается, закон Божий бесстрашно нарушает, приличествует пословица: «пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи» (2 Пет 2:22). Снимаются с него прекрасные и священные одежды, в которые душа одета была. Лишается он высочайшей чести усыновления Божия и наследия вечного. Облекается в бесчестное и срамное греховное рубище и бывает подлейшим рабом. … Начинается смех, и насмешки, и радость злых духов, которые прежде ему завидовали. (ст.112) Христиане, которые к миру и греху любовью обращаются и беззаконничают, все то святое и великое Божественное сокровище теряют».

Лука Крымский (Проповеди, т.1, Слово на Пассии. 9-е): «Как это постигнуть нам, чтобы сердцем человеческим целиком мог завладеть диавол, чтобы сатана вошел в человека? Вот как возможно. Сатана не сразу вселяется в сердце человека, он не имеет власти войти в него, в особенности, если это сердце освящено великими таинствами покаяния и причащения. Сатана не может прямо, дерзко, насильно войти в сердце, если живет в нем Дух Святой, ибо вместе с Духом Святым сатана обитать не может: нет места Велиару там, где Бог. Сатана не сразу вошел в сердце Иуды. Он соблазнял Иуду и раньше на зло и предательство и продолжал соблазнять в течение долгого времени, вероятно, в течение всех апостольских лет Иуды, а может быть, и ранее. Ибо читаем у Евангелиста Иоанна, что Иуда был вором: носил ящик, в который опускали пожертвования, и воровал из него. Значит, и раньше, и до апостольства был вором и сребролюбцем. Когда же овладел полностью сатана сердцем Иуды? Тогда, когда уже окончательно созрело у Иуды решение предать Спасителя, и оставил его Дух Святой, и стал он домом сатаны. Это запомните».

Никодим Святогорец (Поучения, Размышления над притчей о блудном сыне): «Тебе был уготован в наследство весь Рай. Тебе была дана благодать сыноположения, ты был прекрасен той красотою, какую доставляют непорочность и безгрешность. … Эта благодать всегда была с тобою, она направляла тебя, она, как любящая мать, утешала тебя небесной сладостью и Божественными Таинствами. Она часто держала тебя в своих объятиях, как единственного сына. Но ты, подобно этому безрассудному юноше (из притчи о блудном сыне), презрел все это и опрометчиво захотел злоупотребить свободой, данной тебе от Бога, чтобы жить по собственным прихотям. Вместо того чтобы быть послушным своему Небесному Отцу и в будущем получить наследство, ты удалился от Него и стал несчастным. Как ты жестокосерден, когда Творцу предпочитаешь творение! … Пусть станет мерзкой для тебя та неосторожность, руководствуясь которой ты убежал из царских палат; покайся перед Отцом в своих ошибках и пообещай Ему никогда не покидать Его Божественного дома. … Теперь же, узнав о том, как ты пострадал от греха, почему не гнушаешься ты всего злого, что удаляет тебя от Бога? Почему, очнувшись, ты не убегаешь из дома своего бесчеловечного и жестокого хозяина, который ничему так не радуется, как твоему падению? Если ты думаешь найти покой, пребывая в грехе и общаясь со своими врагами, то знай, что Бог и твоя совесть не прекратят стыдить и обличать тебя. Как же ты хочешь одновременно и грешить, и оставаться в мире с совестью? Итак, решись вернуться в небесный дом твоего Отца, сознавая, что вдали от Него можно найти лишь болезни, скорби и лишения».

Илия Минятий (Слово в пятую неделю поста. О покаянии): «Неразумный христианин, ты думал, пусть во мне царствует грех один день, час, хоть один только раз. Но получив от твоей свободы позволение и власть, он день превратил в целую жизнь. Ты, например, один раз протянул руки на воровство. Исчисли, сколько уже раз это повторилось до этого дня. … Рост на рост, обида за обидой образовали длинную цепь, крепко связывающую твою совесть. Тебя не трогают … стыд перед людьми и страх перед Богом. Ты не думаешь о душе, не вспоминаешь о смерти, не хочешь и упомянуть о суде, не боишься мук. … Вот теперь ты хочешь покаяться, а твоя воля утвердилась во зле, ее охватила царящая привычка. Ты хочешь, но только одной мыслью, шаткой и нетвердой; хочешь, но с намерением не оставлять прежнего греха. Хочешь исповедаться, но не хочешь исправиться, а в таком случае безразлично, хочешь ты или нет. Это знак, что держащие тебя узы немного ослабляются, но не рвутся. Сейчас, пока ты слушаешь поучение, несколько смягчается твое сердце…. Но как только ты (закончишь читать), сердце тотчас ожесточается во зле … (и) ты опять обращаешься к прежней своей грязи. Что тебя влечет туда? Привычка. А что же воля? Она идет за привычкой. Итак, когда же ты изменишь свой характер? Никогда. — Послушай, что сказал Святой Дух устами пророка Иеремии: «Может ли Ефиоплянин переменить кожу свою и барс — пятна свои? так и вы можете ли делать доброе, привыкнув делать злое?» (Иер.13, 23). О, раз научившись злу, сильно ли хочет человек отвыкнуть от него? Привычка с одного раза начинает господствовать над волей, и однодневное делается постоянным, один день превращается в целую жизнь, один раз повторяется всегда. Вот уже одно крыло не подымается, т. е. твоя воля недугует и не может привести тебя к покаянию. … Я, говорит Бог через Исайю, тебя, о человек, насадил, как виноград, не в пустынной земле, безводной и непроходной, не на сухом и каменистом месте без надежды на плодоношение; Я не породил тебя ни в синагоге иудейской, ни в соборище агарянском. «Я насадил тебя на месте тучне» (Ис. 5,1) — на тучной и плодоносной почве; Я породил тебя в объятиях истинной Церкви…. Чтобы предохранить тебя от всяких случайностей, от лжи происходящих мирских утех, Я укрепил тебя со всех сторон, как рвом; обложил тебя дарованиями Святого Духа, которые излил на тебя еще в купели, чтобы ты не боялся нападений разбойников и искушений демонов; создал столп посреди тебя, столп силы — Мою Божественную благодать. А чтобы ты принес плод для небесной житницы, Я часто возделывал тебя учением Моего Евангелия; чтобы напоить тебя, один раз излил на кресте и ежедневно изливаю в Моих Тайнах кровь Мою. Что больше Я мог сделать для тебя и не сделал? «Что еще надлежало бы сделать …, чего Я не сделал ему?» (Ис. 5,4). Но труд погиб, тщетны заботы! Я ждал год и другой, чтобы Мой сад принес урожай, плод добродетели; ждал увидеть покаяние, исправление Моего христианина. Но нет! Мой виноград бесплоден, одичал, полон терний. Он ожесточился во зле, объят грехами: «ожидал, что он принесет добрые грозды, он принес дикие ягоды» (Там же). Скажите ж, учители, богословы, отцы духовные, рассудите между Мной и виноградником Моим! Обсудите мое долготерпение и его неблагодарность, и это за такую любовь и терпение! Решите, что Мне делать? Я сниму забор — пусть воры грабят его; разрушу сторожевую башню — пусть прохожие топчут его; запрещу облакам небесным изливать дождь — пусть он погибнет. «Отниму у него ограду, и будет он опустошаем; разрушу стены его, и будет попираем, и оставлю его в запустении: не будут ни обрезывать, ни вскапывать его, — и зарастет он тернами и волчцами, и повелю облакам не проливать на него дождя» (Ис. 5, 5-6). Разве это не страшные слова, которыми Бог ясно говорит тебе, что в конце концов Он тяготится тобой и оставляет тебя, что Его долготерпение превращается в негодование, терпение — в ярость? Как, говорит блаженный Павел, Бог с такой добротой зовет и ждет тебя, а ты этим пренебрегаешь? «Или пренебрегаешь богатство благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию?» (Рим. 2, 4). Вот та нить, которою … Бог влечет тебя к покаянию. Но если ты упорно будешь противиться, нить порвется, и ты впадешь в крайнюю погибель. Бог предлагает тебе все сокровища Божественной благодати, но ты меняешь их на сокровища гнева. «Но, по упорству твоему — продолжает апостол, — и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев» (Рим. 2, 5). Так, справедливо, чтобы ты испытал заслуженное. Ты забыл Бога? Будь забыт Им! Он звал тебя, а ты не хотел; теперь ты умоляй, а Он не захочет тебя. «Праведный суд Божий, — говорит Григорий Нисский, — действует сообразно нашему расположению: что мы сами делаем, то же и Он присуждает нам от себя» … И вот я от лица Божия говорю вам: вы в грехе прожили, в грехе и умрете (если не покаетесь) — «и умрете во грехе вашем» (Ин. 8, 21). Так определил в Евангелии Сын Божий. «Придет гнев Господень». Гнев Божий возгорелся до высшей степени и не может долее выносить вас. «Нет исцеления» — вы умрете, умрете! Настанет время, когда против ожидания вас восхитит внезапная смерть, — это может быть завтра, сегодня, сейчас, — и застигнет вас в постыдных объятиях. Или, может быть, придет естественная смерть, и тогда на одре, отягченные болезнью, вы будете думать больше о прошедшей, чем о будущей жизни, больше будете болеть от разлучения с миром, чем от сокрушения о грехах, думать больше об исправлении своих дел, чем души. Но если бы, увидев у изголовья жену, плачущих у одра детей, горюющих друзей и сродников, врача, приходящего в отчаяние от вашего недуга, писца, записывающего ваше завещание, духовника, ожидающего вашей исповеди, близко приступившую смерть, если бы, посмотрев на это, вы захотели раскаяться, какое покаяние вы принесли бы, когда ум ваш так сильно взволнован? Какую исповедь — языком, коснеющим от болезни? Какое сокрушение вы обнаружили бы сердцем, пораженным столькими скорбями? Разве у вас тогда хватит силы порвать цепи столь долгой привычки? Тогда в один час — и какой час! — вы захотите исправить зло всей вашей жизни? Но, хорошо, у вас тогда будет здравый ум и рассудок, чтобы принести покаяние, и для этого вы будете рассылать деньги на милостыни, молитвы, заступничества, чтобы умилостивить Бога. Но разве Бог примет тогда такое раскаяние? Кто вас в этом уверил? Наоборот, так долго презираемый, Он, может быть, отступил от вас …. Немного таких, которые жили позорно и умерли славно; но живших и умерших позорно бесчисленное множество. … Вы жили в грехе, вероятно, и умрете в грехе. О, какая страшная мысль! Раз вас оставила воля, покинет когда-нибудь и благодать. И если теперь, пока можно, вы не хотите раскаяться, может быть, настанет время, когда захотите, но уже будет невозможно».

Имеющий уши, да слышит!

К сожалению, этот человек или не внял словам Духа Святого, или забыл о них: «Я должен стать неотъемлемой частью ваших мыслей, ваших дел, вы всегда должны чувствовать Мое присутствие и каждую секунду осознавать, что Я с вами, а вы со Мной. … Служи Мне, как и служишь, но знай, что Я всегда с тобой рядом, и изменить свои мысли, значит, помнить о том, что ты воистину теперь Мой служитель». И этот человек после таких слов так дерзко и безумно пошел против Бога, считая, или что Он его не видит, когда он постыдно и бесстыдно грешил и грешит, или что Он потакает его грехам и милует его, или что с Богом и служением Ему можно так подло и низко себя вести?! И что можно безнаказанно так лгать всем людям и жить двойной жизнью священнику больше 15 лет? Или может он неверующий в Бога, а только ходящий на работу, которая дает ему содержание и почет? … О мотивах этого человека я не знаю. Но на эти и другие вопросы можно ответить благодаря знанию христианских истин и духовных законов, что и будет раскрыто в этой теме (и об этом человеке я больше не буду говорить в тексте темы).

—— Станет ли мой бывший «друг-сослужитель» и такие, как он, раскаявшимися, примирятся ли с Богом, вернутся ли они на путь Христов или так и пойдут по пути Иуды, не знаю — Бог знает! …

Но знаю, что вернуться с таких стадий очень и очень трудно, и самому человеку без опытного наставника и особой благодати Божией невозможно. А у этого человека к тому же и времени на это мало; и на этот час он находится в таком духовном ожесточении, при котором человек, не желая вернуться к Богу, решает жить во грехах, любя их и не желая их оставить. А если, возможно, его изредка и посещает эта мысль – прекратить жить во грехах, то покаяния и сил вернуться у него уже нет …

Феофан Затворник (Слова во святую Четыредесятницу …, В неделю Крестопоклонную): « … падающих по вкушении дара Небесного, невозможно «опять обновлять покаянием» (Ср. Евр.6,6),— конечно не оскудение милосердия Божия выражая тем, а окончательное расслабление самих падающих. Ибо от повторительных падений грубеет душа, тупеет чувство совести — раскаяния — и приближается предание себя в руки падения своего, «дойдя до бесчувствия» (Еф. 4, 19)».

Похоже и на то, этот человек обманывается, ожидая для себя чуда, милости и долготерпения Божиего, чтобы Господь вернул Его к Себе, и не понимает, что, во-первых, ему давалось уже очень много возможностей Богом, чтобы он прекратил творить беззакония, но он ими не пользовался, а все более утверждался в грехах и делал еще хуже. Во-вторых, не понимает он, что уже находится под гневом Божиим — «Страшно впасть в руки Бога живаго!»…

Иоанн Златоуст (т.2, ч.1, Беседа 4-я о покаянии и молитве, и др.): «Когда часто согрешающий получает от Бога прощение, и, между тем, не располагается таким долготерпением к оставлению нечестия, то такой человек, наконец, доводит Бога до того, что Он и против воли насылает на него самое великое бедствие, искореняет его в конец, и уже не дает ему нисколько времени для покаяния. (т.5, ч.1 Беседа на Пс. 49) «Ты это сделал, а Я умолчал; ты подумал беззаконие, будто Я буду тебе подобен. Я обличу тебя и представлю пред лицем твоим грехи твои» (ст. 21). Видишь ли неизреченное человеколюбие? Видишь ли величайшую благость? Видишь ли беспредельное богатство долготерпения? «Молчанием» пророк называет здесь долготерпение. Ты осмелился сделать, говорит, столько грехов, и Я не наказывал тебя, но терпел и переносил, давая тебе возможность покаяться. А ты, не только не извлек отсюда никакой пользы, но еще больше предался пороку; ты не только не переменился, не только не устыдился и не осудил себя за дела свои, но еще стал думать, что Я, – долготерпевший, ожидавший, молчавший и столько переносивший, – переношу это не по долготерпению и человеколюбию, но потому, будто не хочу исправлять этого и не огорчаюсь такими делами».

Дмитрий Ростовский (п. 20. Поуч. на вознесение Господа …): «Грешный человек вторично распинает Христа Сына Божия своими тяжкими грехами; он, пребывая в нерадении, непокаянии и прилагая грехи ко грехам, попирает своей нераскаянностью кровь Сына Божия, пролитую за нас. Молится ли Сын Божий к Отцу о таком грешнике и умилостивит ли Он Отца Своим ходатайством? Не скорее ли Он воздвигнет Отца ко гневу и мщению, чтобы отомстил Он за кровь Сына Своего? Поистине, так и есть. Бойся же, грешник, пребывающий в своей нераскаянности, чтобы не постигла тебя внезапно Божья месть, и ты будешь истреблен из числа живущих на земле и осужден вместе с убийцами, распявшими Сына Божия».

Остальное же об этом человеке и ему подобных ведает только Господь! И если все же кто-то из них прочтет этот труд, дай, Господи, им услышать всем сердцем эти слова!

Инок Агапий (Спасение грешников, ч.2, гл.5): «Самая ясная и достойная многого плача утрата — лишение Бога. Она и есть корень и причина всех остальных. Знай, что когда ты лишается Высшего Блага, то лишаешься всех остальных. Поэтому, совершив грех, ты тотчас должен понимать, что нужно плакать и скорбеть от всего сердца, — ты отпал от великого сокровища блаженства и вершины даров и плаваешь в море невезения. Как можно не плакать, когда человек впал во зло и в ров погибели? – Открой глаза, бедная моя душа, и пойми, — чем ты была прежде и чем стала теперь?! Ты являлась невестой Высочайшего, храмом Бога Живаго, сосудом избрания, престолом Истинного Соломона. Ты была основой мудрости, сестрой Ангелов, наследницей Небесного блаженства. Плачь более всего и скорби всякий раз, поняв, что у тебя нет больше прежних достоинств. Напротив, ты дошла до такого разврата и отчуждения, что невеста Божия стала блудницей и наложницей беса. Храм Святаго Духа превратился в пещеру разбойников, сосуд избрания — в сосуд погибели, око Христа — в свиную грязь и дрянь. Престол Бога стал основой нищеты, а сестра Ангелов — послушницей бесов. Душа, летавшая по небу как горлица, теперь ползает по земле как змея. Плачь, душа несчастная, и скорби, думая о своей великой беде. Плачь о том, что тебя оплакивают Небеса. Скорби, что о тебе скорбит Церковь и все святые. Проливай слезы, что ты согрешила и не покаялась в лукавстве. Печалься, что за тебя больно пророкам, провидевшим гнев справедливости Божией. Оплакивай, ибо над тобой плачут больше, чем Иеремия над стенами Иерусалима. Рыдай, моя бедная душа, пока не смоешь грязь греха и не возвратишься в прежнее благородное состояние».

И тех, кто почувствовал боль об этом человеке, прошу, молитесь о прот. Владимире …

—— И в заключение скажу о себе.

Не знала, что когда-либо Господь наглядно покажет мне путь Христов, когда предавали Его те, кого Он любил, учил и кому помогал. И всем сердцем я ощущу боль этих слов:

Иннокентий Херсонский (Последние дни земной жизни Господа…, гл. 11. Предание Иисуса Христа Иудой): «Воображая, как несчастный ученик (Иуда) тайными путями возвращается из дворца Каиафы в святое общество Иисусово, чтобы до времени играть в нем роль апостола, и, представляя, с другой стороны, как трудно было, находясь так долго в непосредственной близости к Сыну Божьему, не сделаться добрым, не занять от Него Духа Божьего, — невольно приходишь в изумление и вопрошаешь с Церковью: «Каким образом, Иуда, ты предателем Спасителя сделался? Разве Он отлучил тебя от сонма Апостолов? Разве лишил дара исцелений? Разве совершив с теми вечерю, тебя отстранил от трапезы? Разве омыв ноги другим, твои обошел? О, сколько ты благодеяний забыл, и теперь твой неблагодарный обличается нрав…» (Служба Страстей Господних, Седален после третьего Евангелия)».

И, несмотря на мою уже стихающую боль, когда многое открылось об этом человеке (и еще неизвестно, все ли?), я благодарна Богу за тот прошлый и этот период жизни. Много раз я просила Господа открыть, почему Он сразу не открыл мне истинное лицо того человека и правду, и почему Он дал мне этого человека и почему не остановил его; и спасибо Господу за то, что теперь я знаю, почему так надо было! Благодарна Богу, что через историю с этим человеком, прошла по пути Христовому! Благодарна Богу за то, что эта история послужила моему живому познанию страшных последствий греха, духовного нерадения и нераскаяния (о чем я ранее не знала так, как знаю сейчас), а теперь послужит и к познанию читателей. Благодарна Богу за то, что Он дал мне на опыте увидеть, как живы Евангельские истины и слова Господа нашего Иисуса Христа, а также учения святых отцов, хотя и печально, что я познала это на знакомых людях. Благодарна за то, что Господь сподобил меня остаться верной Ему и идти по пути спасения и служения Ему! И сохрани и помилуй меня, Господи, до конца дней моих пребывать верной Тебе и никогда не предать Тебя! И вместе с Исааком Сирином прошу: «Даруй мне в служении Тебе окончить краткую и мимолетную жизнь мою; да окажусь я поблизости от Тебя в конце дней моих, да буду в винограднике Твоем на закате жизни моей. Удостой меня того динария, который ты назначил трудившимся, еще прежде времени моего исхода. По благодати, Господи, а не по делам моим удостой меня даже в одиннадцатый час жизни моей оказаться бодрствующим в служении Тебе». Господи, сохрани и тех, кого Ты дал мне, чтобы и они остались верными Тебе! Благодарна Богу, что не прегрешила против того человека, была честна с ним, не предавала ту связь, данную Богом, и хотела спасения его душе! И да поможет Господь тому человеку и всем тем, о ком я знаю и не знаю, которые заблудились, и ушли далече от Него в греховную страну, предали Его и близких людей, и не любили ни Его, ни тех, кто истинно по духу любил их и верил им! И вновь с Исааком прошу: «Умоляю я и прошу Тебя, Господи, удостой всех заблуждающихся истинного познания Тебя, чтобы они познали славу Твою». Аминь.

Ответы на возможные обвинения составителя в том, что она, рассказывая о греховных состояниях христиан, позорит Церковь и веру

Предполагаю и то, что если бы эти слова были прочитаны священнослужителями моей Епархии (что очень сомнительно) или другими, которые порочно и беззаконно живут (и это – правда, известная многим людям), то они могут вызвать у них гнев на меня и обвинения меня во лжи или мести, и будут звучать «красивые» слова о том, что я позорю Церковь и православную веру, или, что я не имею право говорить о них. И это они скажут вместо их покаяния и исправления…

Сразу скажу, что я не боюсь их обвинений, потому что, во-первых, знает Господь, что я выполняю Его волю, и, составляя эту тему, с Его великой помощью, и делаю то, что мне должно исполнить.

Во-вторых, я точно знаю о том, что говорю о моем бывшем друге, и в моих словах нет лжи и клеветы, и Бог мне Свидетель, и Он — открыватель тайн того человека и других людей; да и тот человек и такие же, как он, знают о себе, что это – правда.

В-третьих, это не я грешу, собравшая поучения святых отцов на эту тему, и не я живу в беззакониях и предаю Христа, а это грешащие христиане (в том числе Его служители) позорят веру и Бога своими беззакониями:

Василий Кинешемский (Толк. на Ев. от Марка, гл. 14, ст. 43-52): «Каждый раз, когда, нося имя христианина, мы поступаем не по-христиански; каждый раз, когда, исповедуя устами учение Христа, мы жизнью и делами нарушаем Его заповеди; каждый раз, когда наружно преклоняясь перед Христом и оказывая Ему внешнее богопочтение, мы своим недостойным поведением даем неверующим повод указывать на нас пальцами и говорить: «Смотрите, каковы эти христиане! Хуже язычников и безбожников! Чему научил их Христос? Их религия — сплошное лицемерие»; каждый раз, когда ради нас, «как написано, имя Божие хулится у язычников» (Рим. 2, 24), — мы, строго говоря, совершаем грех Иуды, грех предательства, быть может, не в такой явно враждебной форме, но, несомненно, обнаруживая то же лицемерие и внутреннюю лживость души. Мы предаем Христа на позор и укоризну внешним».

И, говоря о ложных христианах, в том числе и о священниках, я ни в коей мере не порицаю священнический сан, тем более:

Исидор Пелусиот (Письма, ч.1, п.537, и др.): «Говорю же сие не потому, что все иереи таковы, да не будет сего! Если на некоторых и падает сей упрек, то иные не подлежат ему. (ч.1, п.552) Будем чествовать священство, и оплакивать недостойно проходящих оное, и грехопадения последних не приписывать священству, требующему нашей защиты».

И знаю, что:

Иоанн Златоуст (т.10, ч.1,б.8): «Случается, что … миряне живут благочестиво, а священники порочно; и если бы благодать всегда искала достойных, то не было бы ни крещения, ни совершения тела Христова, ни приношений. Но теперь Бог действует и чрез недостойных, и благодать крещения нисколько не терпит вреда от жизни священника; иначе и приемлющий терпел бы вред. Хотя это бывает редко, однако бывает. Говорю это для того, чтобы кто-нибудь из предстоящих, наблюдая за жизнью священника, не соблазнялся касательно совершаемых им таинств. Человек ничего не привносит в них от себя, но все – дело силы Божией; Бог действует на вас в таинствах».

В предыдущем разделе я, прежде всего, говорила о своем бывшем «друге», о данном мне Богом «сослужителе», о том, кому я передала то, чему учил меня Господь, а он уже передавал это людям какое-то время, и который к тому же является и священником (и только поэтому вскользь я коснулась вопроса священства, а большей моей скорбью есть то, что тот человек явился ярчайшим примером ложного христианина, с которого и началось познание этой темы). И далее в теме святые отцы говорят обо всех абсолютно христианах, независимо от их чина (и только в одном разделе будет сказано о священнослужителях). Но на святых, говорящих о таких христианах, же мы не рискнем сказать, что они позорят Церковь и христиан…

В-четвертых, много святых отцов говорили о церковных беззаконниках. Например:

Исидор Пелусиот (Письма, ч.1, п.627): «Твоему благоразумию и твоей власти, … предоставлено … восстановить Пелусийскую Церковь, пострадавшую от пороков в начальниках. Ибо не достанет … какого бы то ни было времени, чтобы рассказать о всех неправдах и поруганиях, какие терпела она, разграбляемая и оскорбляемая людьми развращенными и злонамеренными, которым иной не поручил бы и стада бессловесных животных, не только что людей, тварей разумных, ради которых пришел на землю и излил честную кровь Свою Христос. Да если бы и дозволило время, то замысленное ими превзошло бы всякое слово. Но необходимо и в настоящее время сказать то немногое, о чем умолчать нельзя было бы безнаказанно, если бы кто и захотел. … (Так) что Божество было хулимо, город ограблен, священство стало продажным, в Церкви явилось самоуправство, люди честные осуждались на изгнание, а те, которые не должны были бы ступать и на порог церковный, заслуживали одобрение, и им вверялись Божественные и неизреченные Таинства (они думали, что не души им вверяются, но захватывают они в руки свои отеческое самовластие), а также, что о нищих не было у них и слова, что расхищали церковные деньги и тратили в угодность собственному своему любочестию, что осмеливающимся стоять за добродетель мстили даже до крови, — это и все тому подобное оставлю в стороне, доказывая тем, что и эти слова вынужден выговорить против воли. Но так как молчание небезопасно и желающему молчать, скажу о замысленном ныне, сколько можно короче и темнее, потому что и не в состоянии говорить о сем ясно».

И, думаю, никто не дерзнет осудить преп. Исидора и других святых отцов в коварстве против веры и Церкви…

И я вместе с ними говорю:

Исидор Пелусиот (Письма, ч.3. п.262): «…моя цель — не худое говорить о (них), но показать, сколько оскорблена (ими) Церковь».

Максим Грек (Нравоучительные сочинения, сл.36): «Примите же это малое напоминание с обычною вам духовною любовью и кротостью, хотя бы в ней кое где и встречалась речь не особенно легкая. Не удивляйтесь этому и не смущайтесь, ибо я боюсь Того, Который чрез пророка своего Исаию говорит: «Горе глаголющим тьму свет, и свет тьму, полагающим горькое сладкое, и сладкое горькое» (Ис.5, 20); также: «Страшно впасть в руки Бога живаго!» (Евр.10,31). Хотя я и грешнее всех грешников, но истину евангельского законоположения я обязан всем проповедовать всею душою, всем сердцем и устами. Если же кто вознегодует по причине прямоты этой тетрадки, тот сам увидит, ибо каждый свое бремя понесет, сказано в божественном Писании, и также — каждый что посеет, то и пожнет. Здравствуйте всегда о Господе и нас во святых своих молитвах не забывайте!».

В-пятых: знаю и то, чему учили святые отцы:

Антоний Великий (Устав отшельнической жизни, пр.79-81): «Если ты перестал работать греху, то говори во имя Господне и наставляй тех, коих ради хулится имя Господа: и как они мертвые и отсечены от живаго Господа, постарайся, чтоб они отстали от своих мертвых дел, оживотворились и сподобились получить славу. … Обличай не щадя, но со страхом Божиим. Не приемли ничьего лица, кто бы тут ни был, и отлучай словами истины».

Дионисий Александрийский (Из толкований на книгу Иова, гл.10): «Мы прегрешаем устами двояко: когда или говорим недолжное, или умалчиваем о должном. Ибо если бы молчание не было иногда грехом, то пророк не сказал бы: «Увы, мне, ибо я умолчал» (Ис. 6, 5). Блаженный же Иов во всем, что говорил, устами нимало не согрешил, так как не сказал ничего гордостного против (Бога) Поразившего его, но и не стал молчать о праведных вещах перед лицом супруги, убеждавшей его ко злу. Итак, не согрешил он ни словом, ни молчанием, воздавая одновременно благодарность Поражающему его Отцу и снабжая супругу, склонявшую его ко злу, знанием (Божественного) учения. Ибо знал, чтó подобает приносить Богу, а чтó – ближнему, т.е. терпение Творцу, а мудрость супруге».

Лука Крымский (Сб. «Евангельское злато», Мы обязаны обличать согрешающих перед Богом): «… нужно различать слова брани от слов обличения. Ибо когда говорим ближнему своему; дурак, безумный, – то выражаем этим презрение к брату своему, уничижаем его. Такую брань, такое превозношение над ближним Господь строжайше запретил. А резкими словами – «змии, порождения ехиднины, лисицы» – Иисус Христос обличал людей, достойных сего (см. Мф. 23, 33). Обличение, в отличие от брани, заповедано нам как должное в Священном Писании: «Не участвуйте в бесплодных делах тьмы, но и обличайте» (Еф. 5:11). Апостолу Тимофею святой Павел заповедует: «Согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели» (1 Тим. 5:20) «Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием» (2 Тим. 4:2). Раз нам заповедано обличение злых дел, мы не смеем и не должны молча и равнодушно проходить мимо нечестия. … Есть святой гнев, заповеданный нам от Бога, которым мы должны воспылать, когда видим надругательство над святыней».

И, в-шестых, скажу возможным «обличителям» меня: на Суде Божием пусть моя жизнь и мои слова, и учения святых отцов о христианах-предателях Христа станут против возможных укорных слов в мой адрес и нераскаянных дел таких «краснословных» людей, и пусть Господь нас рассудит!… Аминь.

Но при всем при этом, не буду судить этих всех людей, т.к.: «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» (Рим.11,33)…

И:

Иоанн Златоуст (т.8, ч.2, Слово о лжепророках, и лжеучителях…): «Все мы сбились с прямого пути, и каждый блуждает по своей дороге…. И поистине, исполнилось на нас пророчество Давидово: «но смешались с язычниками и научились делам их» (Пс. 105:35). Потому-то мы и уничижены по всей земле за грехи наши и «все это происходило в наставление нам, достигшим последних веков», как написано (1Кор. 10:11): и пастыри – волки, и овцы – расхищены, и голод – при дверях: не голод хлеба и жажда воды, но голод слышания слова Божия (Ам. 8:11). Однако никто из надеющихся на Господа да не отчаивается. Не унывайте, но постоянно помните о Том, Кто сказал: «Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:20)».

Но закончим говорить о моих мотивах, и перейдем к святоотеческому учению о подобных христианах, которые в грехах на деле живут как неверующие люди. И вначале сделаем еще несколько предупредительных слов о важных духовных законах.

О том, что существуют духовные законы, которые невозможно обойти человеку

Прежде чем рассказать о духовном состоянии христиан, живущих в плотских грехах, обязательно скажем, что надо понимать и помнить, что существуют духовные законы и некие «формулы», как относительно греха, так и добродетелей. И они изложены в Святом Писании и объяснены святыми отцами.

Вот как, например, говорится о тех или иных законах:

Паисий Святогорец (Семейная жизнь, ч.5, гл.4): «Геронда, какие законы называются духовными? — Я тебе объясню. Подобно тому, как существуют законы природы, так и в жизни духовной существуют законы духовные. Предположим, человек бросает вверх тяжёлый предмет. Чем с большей силой и чем выше он его подбросит, тем с большей силой предмет упадёт вниз и разобьётся. Это природный естественный закон. А в жизни духовной, чем выше человек поднимается от своей гордости, тем сильнее будет его духовное падение, и в соответствии с высотой своей гордыни он разобьётся (духовно). Ведь гордец поднимается вверх до какого-то предела, а потом падает и терпит полную неудачу. «Всякий, возвышающий сам себя, унижен будет» (Лк. 18, 14). Это закон духовный».

Паисий Святогорец (Духовное пробуждение, т.1, ч.3, гл.1): «Когда я, будучи побуждаем эгоизмом, говорю что-то ради того, чтобы мною полюбовались, потому что я придумал что-то лучше других, то вступают в действие духовные законы — для того чтобы я пришел в себя. Однако, происходя постоянно, такое эгоистическое самовыставление наносит человеку вред. Ресничка, попадая в глаз, его немного раздражает. Однако, попадая в глаз постоянно, она вызывает сильное воспаление. Так и здесь — возникает духовное «воспаление»».

Иннокентий Херсонский (Лекции, л.6): «Всякая жизнь имеет свой закон, следовательно, и жизнь греха имеет свой закон греха. Этот закон есть самолюбие, — и действия сего закона чрезвычайно сильны. Даже образуется своего рода совесть греховная, так что грешник тотчас видит, что прикасается его самолюбию, и принимает другое направление. Например, в разговоре со сребролюбивым дайте хоть малейший намек, что вы хотите говорить о нестяжании, и он заранее постарается предотвратить вашу речь».

Никон Воробьев (Письма, п. 185): «Есть свои духовные законы в мире нравственном, как и в видимом мире. Основной закон: «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14,22). Ибо «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лк.9.23). Слышишь? Кто хочет вслед за Христом достичь царствия Божия, должен с большим и длительным мучительством подавлять в себе все дурные проявления нашего «ветхого человека», и терпеть всякие скорби и болезни».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст. 872): «Острие скорби, которое ты вонзишь невинно в чужое сердце, войдет и в твое сердце, по строгому закону возмездия: «какою мерою мерите, (такою) и вам будут мерить» (Мф. 7, 2). Не хочешь скорби, не делай ее и другому».

Василий Кинешемский (Толков. на Ев. от Марка, гл.7, ст.1-24): «Суровые испытания необходимы для духовного совершенствования, как огонь, очищающий металл. Здесь мы не будем говорить о психологических причинах этого явления, но это — закон духовной жизни. «Тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь» (Мф. 7, 14)».

Никон Оптинский (Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, гл. Осуждение): «Надо твердо помнить этот закон духовной жизни: чем кого осудишь или смутишься чем-нибудь у другого человека, то тебя это же самое постигнет, ты сделаешь сам то, в чем осудил другого, или будешь страдать этим самым недостатком».

Поэтому, христианину надо помнить, что все духовные законы относительно греха, которые названы в этой теме, обязательно действуют, и обойти их ему невозможно…

Но можно, если ты призовешь Бога, покаешься и прекратишь грешить!

Паисий Святогорец (Семейная жизнь, ч.5, гл.4): «Однако между естественными и духовными законами есть значительная разница. Естественные законы «несердобольны» и человек не может их изменить. А вот законы духовные «сердобольны», и человек изменить их может. Потому что (в случае с духовными законами) он имеет дело со своим Творцом и Создателем — с Многомилостивым Богом. То есть, быстро осознав, как «высоко» он залетел от своей гордости, человек скажет: «Боже мой, у меня нет ничего своего, и я ещё горжусь?! Прости меня!» — и сразу же бережные руки Бога подхватывают этого человека и нежно опускают его вниз, так что его падение остаётся незаметным. Таким образом, человек не сокрушается от падения (т.е. не побеждается грехом окончательно, не погибает духовно – от сост.), потому что ему предшествовало сердечное сокрушение и внутреннее покаяние. То же самое происходит и в случае с Евангельским законом: «все, взявшие меч, мечом погибнут» (Мф. 26, 52). То есть если я ударю кого-то мечом, то по духовному закону я должен расплатиться за это тем, что мечом ударят меня самого. Однако если я осознаю свой грех, если меня «бьёт мечом» собственная совесть и я прошу у Бога прощения, то духовные законы (греха – от сост.) прекращают действовать, и я, подобно целебному бальзаму, приемлю от Бога Его любовь».

И, к сожалению, те христиане, о которых будет идти речь далее, не учли духовных законов и формул, когда начали согрешать, пребывая в вере, и не задумываются над ними и далее…

К тому же, все мы, христиане, к сожалению, зная Св. Писание, не всегда напоминаем себе и не задумываемся, что многое из того, что там говорится, сказано нам о и нас.

Никон Воробьев (Письма, п.243 «Я знаю, что тебе это все известно и понятно, но оживить в памяти неплохо, тем более, что мы привыкли очень поверхностно относиться к словам Св. Писания»..

Думаю, что тот, по поводу кого, был составлен этот материал, также даже не подозревал ранее (да и сейчас тоже), что он будет относиться к иудообразным людям, как в отношении Бога (которому он служит), так и своего бывшего духовного друга, и не задумывался над тем, что с ним будет духовно происходить незримо для него …

О перетолковании истин по своему пристрастию

Также следует сказать и то, что некоторые «христиане», живущие в смертных плотских грехах, нередко перетолковывают некоторые истины, ища себе оправдания; и неопытные люди могут им верить и соблазняться.

Георгий Затворник (Письма, п. 2.282): «… Много есть таких, которые перетолковывают Священное Писание по своему пристрастию, не пленяя ума своего в послушание Христово, но, напротив, под свой разум подводя слова святой, неизреченной Истины».

Феофилакт Болгарский (Толк. на 1-е посл. ап. Иакова, гл.4): «… (некоторые бывают) ложными мудрецами, искажающими Божественное Писание, и по своей воле в превратном виде употребляющие оное, чтобы иметь повод к своей сладострастной жизни, а это есть не другое какое-нибудь зло, но вид гордости».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.25, и др.): «(Некоторые) извращают и вкривь перетолковывают все Божественное Писание по похотям своим и некоторым образом растлевают его страстями своими, хотя при сем не Божественное Писание растлевается, а растлеваются они сами — кривотолкователи его. (сл.45) …В настоящее время очень многие, или и все почти мы, делаем, по невежеству своему, всё извращая и перетолковывая слова Божественного Писания, и всячески стараясь сделать их споспешниками себе в страстях и пагубных похотениях своих».

Паисий Святогорец (Духовное пробуждение, т.2, ч.1, гл.2): «…бесстыдство — это тоже богохульство. Бесстыдник для того, чтобы оправдать свое падение, извращает или попирает какую-нибудь, например, евангельскую истину. Он не чтит истины, не чтит действительности, он сознательно комкает ее, он втаптывает святыню в грязь. И постепенно это становится уже его состоянием. Затем от него удаляется Благодать Божия, и человек принимает бесовские воздействия. И до чего же это дойдет, если он не покается! Боже упаси! … Тот, кто оправдывает свое падение, оправдывает диавола».

И таких лукавых самооправданий у тех, о ком будет идти речь, встречается немало. И поэтому составитель будет приводить толкования тех изречений Святого Писания, которые относятся к христианам, живущим в плотских смертных грехах, и тех истин, которые ими перетолковываются.

На постоянно грешащего христианина «уже ни увещательное слово, ни слово угрозы … не действует»

Также повторимся, что те христиане, о которых будет идти речь в этой теме, находясь в тяжелом духовном состоянии, скорее всего, вряд ли будут читать все эти поучения святых отцов о себе или слушать чьи-то увещевания, т.к. опыт говорит:

Максим Грек (Нравоучительные сочинения, сл.26): «(Презирающие закон и уставы общего всех Владыки и Царя, … предавшиеся лихоимству и пьянству, и плотским нечистотам) … не внемлют ни священническому душеполезному учению, ни советам опытных старцев, ни угрозам боговдохновенных писаний; ко всему этому они глухи, и как аспиды глухие затыкают себе уши, а предались лишь одним сатанинским играм, всякому объядению и пьянству, и поработились плотским страстям. Поэтому, они оставляются Богом и предаются во власть лукавых духов и оттоле бесы руководят ими».

Авва Дорофей (Душеполезные поучения, п.5): «Когда же повинуется своей воле, то не видит, что непорочны пути Божии; но если услышит что-либо, относящееся к наставлению, он тотчас порицает это, уничижает, отвращается от сего и действует напротив: ибо как ему перенести что-либо, или послушаться чьего-либо совета, если он держится своей воли».

Иосиф Исихаст (Письма, п.27): «… Я видел и разнообразно испытал, что если благодать Божия не просветит человека, то из слов, сколько бы ты ни говорил, пользы не выйдет. Какое-то мгновение он их слушает, а в следующее уже снова возвращается, плененный, к своему. Однако если сразу со словом подействует благодать, тогда происходит в тот час перемена в благом намерении человека. И с того часа чудесно изменяется его жизнь. Но случается это у тех, кто не ожесточил в себе слух и совесть. А если слушающие остаются в преслушании по своей злой воле, им хоть день и ночь говоришь, хоть мудрость отцов в их уши опорожнишь, хоть чудеса перед их глазами сотворишь, хоть течение Нила на них повернешь, они не получают ни капли пользы».

Василий Великий (Беседы, б.14): «Если пьяный не владеет умом и омрачен, то делающий ему выговор напрасно тратит слова для неслушающего. Поэтому кому же стал бы я говорить, если имеющий нужду в увещании не слышит того, что говорят…?».

Тихон Задонский (Плоть и дух, гл.6): «(Если у человека есть) эта мучительная страсть (пьянство): (то она) так бедного человека пленяет, что ничуть он от нее освободиться не может. Ни увещания, ни угрозы, ни страх, ни моления не могут его преклонить. Во рву погибели лежит, но того не чувствует; погибает, но погибели не познает; тонет в греховном болоте, но освободиться не старается, и на желающих его от этого отвести – негодует».

А следующие поучения объяснят, почему такие люди не воспринимают ни Божиего слова, ни увещевательного от людей: у них нет страха Божиего, у них сильна их злая воля, в них грех окаменел, они похотливые сластолюбцы, не желающие расстаться с грехом, они находятся во власти диавола, не дающего им услышать и очнуться, и др.

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.1, § 182): «Как страх Божий отвращает человека от всякого зла, так бесстрашие отворяет путь ко всякому злу и беззаконию. … Как по ступеням, по различным беззакониям во глубину зол нисходит, и так, придя в глубину зол, не думает. Тогда уже ни увещательное слово, ни слово угрозы на него не действует: на одно то только мыслью и делом стремится, на что злая воля и привычка зовет. Бедное и плача достойное состояние такого человека, какого бы он звания ни был! Ибо от этого не что иное следует, как вечная погибель, если особливый Промысел Бога, Милосердного и не желающего смерти грешнику, оттуда, как Иону из чрева кита, не извлечет».

Игнатий Брянчанинов (Плач инока, ст.2): ««Стенами» означаются сердечные чувства, которые окаменил смертный грех: такие чувства соделываются стеною, не допускающею слову Божию действовать на сердце».

Афанасий Великий (Из бесед на Ев. от Матфея, гл. 7, ст.6): «…по слову Апостола: «Берегитесь псов, берегитесь злых делателей» (Флп.3, 2), блюдитесь и от свиней, то есть, от похотливых. Похотливые же уподобляются свиньям не без основания; напротив того, сравнение это близко и верно. Как свинья почитает для себя утратою, если кто извлечет ее из тины; так, если и похотливого отвлекает кто от тины сластолюбия, то врагом своим, а не другом, признает он советующего ему быть целомудренным».

Авва Дорофей (Душеполезные поучения, п.5): «Сказано: «лукавый злодействует, когда сочетавается с праведным, ненавидит же гласа утверждения». Ибо не только самое наставление ненавидит лукавый (сатана), но даже и самого голоса, произносящего оное, не может слышать, даже ненавидит и самый голос наставления, т.е. то самое, когда говорят что-либо, служащее к наставлению. Прежде чем вопрошающий о полезном начнет действовать (по данному совету), прежде, нежели враг уразумеет, исполнит ли он или не исполнит слышанное, враг ненавидит уже то самое, чтобы спрашивать кого-нибудь или слышать что-либо полезное; самый голос, самый звук таковых слов он ненавидит и отвращается (от них). И сказать ли почему? Он знает, что злодейство его обнаружится тотчас, как только станут спрашивать и говорить о полезном. И ничего он так не ненавидит и не боится, как быть узнанным, потому что тогда он уже не может коварствовать, как хочет. Ибо если душа утверждается тем, что человек спрашивает и открывает все (о себе), и слышит от кого-либо опытного: “это делай, а сего не делай: это хорошо, а это нехорошо: это самооправдание, это своеволие”, и слышит также: “теперь не время сему делу”, а иной раз слышит: “теперь время”, тогда диавол не находит, каким образом вредить человеку, или как низложить его, потому что он всегда, как я уже сказал, советуется и со всех сторон ограждает себя, и таким образом исполняется на нем (слово): «спасение есть во мнозе совете». Лукавый же не хочет сего, но ненавидит, ибо он хочет делать зло и больше о тех радуется, у кого нет управления. Почему? — Потому что они падают, «как листья». Вспомни того брата, которого любил лукавый, и о котором говорил он авве Макарию: “имею одного брата, который, когда видит меня, вертится как мотовило.” Таких он любит, о таких всегда радуется, которые (живут) без наставления, и не поручают себя (человеку), могущему помогать им и руководить их о Боге».

Не хотят такие люди слышать вразумляющего или обличающего их слова и от своей гордости, которая считает по типу: «не нужно меня воспитывать», «я сам все знаю» и т.п.

Платон Митр. Москов. (т.14, Слово в неделю о слепом): «Слепота ума может прилежанием, советами, наставлением разумных людей истреблена, или уменьшена быть. Но слепотою сердца зараженный человек труднее всего может исцелен быть. Ибо он советы и наставления отвергает; поскольку почитает себя и без того просвещенным; а потому и врачевство остается без действия, и врач только с пролитием слез на него взирает».

Иоанн Крестьянкин (Опыт построения исповеди, 1-я запов. блаженства): « … наша гордыня, по словам святителя Феофана, от прикосновения пальцем кричит: «Кожу дерут!» Оттого мы такие обидчивые. А если рассмотреть внимательно, то обидчивость наша происходит в основном от самолюбия, вот, оказывается, в чем зло. Мы, Господи, честолюбивы, мы любим только похвалы, а в лучшем случае молчаливое признание наших мнимых достоинств и ни малейшего замечания ни от кого, даже своего духовного отца, начальника по работе, родителей дома не можем смиренно принять, уж не говоря о том, чтобы поблагодарить Господа, открывающего нам глаза на наши недостатки через людей».

Бывает даже и так:

Феофан Затворник (Сб. слов на Господские, Богородичные … дни, 6. Слово в неделю по Крещении): «(К тем, кто уклоняются от Господа в путь страстей, в рабство духу мира и князю его, и живут в богозабвении и богопротивных порядках) что и простирать слово, когда их здесь нет, и никогда не бывает? Они совсем уклонились в путь погибельный. О них можем жалеть только и молиться».

Итак, при всем том, что грешник, и особенно знающий многие истины христианин, не склонен слушать других людей, и что он нередко перетолковывает истины себе в угоду, составитель все же выставит эту тему, и делает это более для тех, кто не грешит явными плотскими грехами, для того, чтобы они были осторожными и берегли себя от смертных грехов, потому что духовные законы и формулы обязательно работают…

Ефрем Сирин (Слово 1, гл. 128-131, и др.): «Если хочешь спастись, возлюби истинное слово, и никогда безрассудно не отвращайся обличений. Слово истины «обращало к покаянию порождения ехиднины и внушало им бежать от будущего гнева» (Лк 3. 7). Приемлющий слово истины, приемлет Бога-Слова: ибо Христос говорит: «Кто принимает вас, принимает Меня» (Мф 10. 40). (гл.151) Ненавидящий обличения погрязает в страстях умышленно».

Истина: «Если ты будешь жить богоугодно, спасешься, а если развращенно – погибнешь. Бог предвидит и то, и другое. Но ни того, ни другого не предрешает Божие предвидение»

И так как эта тема будет идти о христианах, которые живут беззаконно, и за это они могут быть осуждены на вечные муки, то надо обязательно сразу сказать и о предведении/предвидении Божием. Это объяснит вопрос, почему же Господь допустил, чтобы немало верующих в Него (в том числе и некоторые избранные Им на служение Себе) стали такими, которые, возможно, не удостоятся Царствия Божия.

Иоанн Златоуст (т.8, ч.2, О хананеянке (Мф. 15), и о фараоне…): «Вникни, брат, тщательно в мои слова. Бог знает все наперед, именно знает, (а) не Сам определяет будущее, но по предведению (или предвидению – от сост.) знает то, что должно быть и будет. Иное ведь дело – что устрояет Он Своим промыслом, иное – что предусматривает Он относительно наших поступков; иное – предопределять, иное – знать по предведению. Если я предусматриваю зло, имеющее совершиться, — мое предведение не производит самого зла. Объясню примером. Мне случается нередко наблюдать, что юноша получает после родителей богатое наследство и тотчас торопиться воспользоваться своей свободой, утопает в наслаждениях, увлекается зрелищами, скачками. О таком я тотчас же наперед решаю, что он в короткое время пустит на ветер отцовское богатство и промотает наследство. Но ведь, конечно, предведение мое не предрешает будущего, оно является лишь выводом из ряда подобных случаев; если оно оправдывается на деле, так это обуславливается отнюдь не волею того, кто предусмотрел событие, но исключительно образом жизни виновника растраты. А как часто наблюдается подобное и в других делах! Идет ли путник по скользкой дороге без посоха в руках, мы тотчас при виде его говорим: он поскользнется; он не знает, что дорога опасна, и непременно упадет. Но неужели он упадет именно потому, что ты предсказал это? — Я вовсе не хочу сказать, что мое предведение и божественное – одинаковы. Но по тому, что бывает с нами, ты можешь судить о том, что выше нас. … Апостол говорит: «кого Он предузнал, тем и предопределил» (Римл. 8:29). Не сказал прежде: «предопределил» – и тогда уже: «предузнал». … Если о блуднице было известно, что она достойна царства небесного, — как она сделалась блудницей? Если о Павле Бог знал все, — почему предведение не отразилось на его природе? Почему тот, кто был в числе предуведенных от сложения мира, оказался хульником, гонителем и мучителем? Видишь, предведение не создает природы, а только предусматривает расположение воли? … (Так) природа производит шерсть, искусство же обрабатывает это произведение природы; так Бог, сотворив природу, предоставил ее в распоряжение воле человека. Для нас природа является шерстью и в твоих уже руках обратить ее в сосуд чести или в сосуд бесчестия. Ты – красильщик: тебе дана природа – шерсть, дана воля, как бы какая краска. Хочешь окрасить шерсть в царскую багряницу? Тогда ты будешь сыном царя. Или ты окрасил ее темными делами? Тогда ты будешь сыном тьмы и ночи, не потому, что это произвела в тебе природа, но потому, что воля твоя действовала в различных направлениях. Принуждения необходимости какой-либо для тебя тут нет, как бы ни оспаривали это люди, склонные к спорливости. … (Так) в доме у тебя есть сосуды, и ты не пользуешься ими безразлично, но знаешь, в каком сосуде содержится вино, в каком уксус; так и Бог знает, какая душа пригодна для помилования, какая достойна наказания, не потому, что она так именно создана, но потому, что к этому она приготовила себя своими привычками».

Лука Крымский (О предопределении): «В сегодняшнем апостольском чтении святой апостол Павел разрешает трудный, тяжелый вопрос, который и вы, может быть, себе задавали: отчего так, что одни люди от самого своего рождения предназначены к вечной жизни и к вечному блаженству, а другие — рождены и живут в неблагоприятных для спасения условиях, как будто от самого рождения отвержены Богом. Он приводит слова Божии к великому пророку Моисею: «Кого миловать — помилую, кого жалеть — пожалею» (Рим. 9, 15). Бог знает, кого миловать и кого жалеть, кто достоин помощи, кто достоин благодати Его. Господь говорил фараону, который не хотел отпустить евреев из плена, который, несмотря на постигавшие Египет казни, упорствовал и проявил самое полное непослушание Богу. … Фараон ожесточался больше и больше при повторных требованиях Моисея, ожесточался всё больше, и Господь попускал его ожесточение. … Господь всех любит и всех желает спасти. Но весьма и весьма многие не желают спастись, не любят добро, возлюбили зло и неправду. И карает их Он Сам в жизни этой, покарает и вечными муками … . Господь благоволит весь род праведников миловать, благословение Его пребывает на роде святых, а гнев Его пребывает на роде нечестивых. … Господь никого не творил грешником, пьяницей, развратником. … Господь Всевидящий с рождения ребенка знает, по какому пути пойдет человек: по пути правды и добра, или по пути зла. И тем, кто пойдет по пути правды, посылает Он Свою благодатную помощь, Господь о нем заботится.… Так делает Господь в роде праведных; а род грешников, исчадие тех, кто нечестив, кто ненавидит Бога — оставляет Бог. Бог не хочет их погибели, но так как они не хотят сами спасения, ищут погибели, предоставляет их собственной судьбе. … Бог ли этого хочет? Бог ли предназначил их к этой участи? Никто да не обвиняет Его, что люди избрали себе сами путь. Все вы под правдой Божией, и да знают все, что Бог Всеведущий, Бог Сердцеведец знает, кого миловать, кого жалеть».

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл., гл.8, ст.29-30): «Предопределение есть непостижимое действие предвечного Бога…. Он ведает и начало, и продолжение, и конец всего сущего и бывающего, — ведает и последнее свое определение участи каждого, как и всего человеческого рода, — ведает, кого коснется Его последнее: «придите», — и кого коснется: «отойдите». А как ведает, так и определяет тому быть. … Но, касаясь свободных тварей, оно не стесняет их свободы и не делает их невольными исполнителями своих определений. Свободные действия Бог предвидит, как свободные, видит все течение свободного лица и общий итог всех его деяний. И, видя то, определяет, как бы то было уже совершившимся. Ибо не просто предопределяет, но предопределяет, предуведав (см.: бл. Феодорит). Мы определяем человека, что хорош или худ, видя дела его, пред нами им наделанные. И Бог предопределяет по делам же, — но делам предвиденным, так, как бы они уже были сделаны. Не действия свободных лиц суть следствие предопределения, а само предопределение — следствие свободных дел. Так предуведал Бог и всех, которые истинно уверуют в Господа, вняв призванию чрез благовестие Евангелия, и последуют за Ним верным исполнением заповедей Его, и, освятившись благодатию, станут святы. И в силу сего предведения предопределил им быть такими и соответственную тому восприять часть в вечности. … Зовутся все; но из званных не все последуют званию, — не все делаются призванными. Призванным следует назвать того, который уже принял Евангелие и уверовал. Но и в этом числе не все избранные, не все предопределенные к сообразию с Сыном в праве и в славе. Ибо многие не остаются верными званию, и или в вере погрешают, или в жизни «хромают на оба колена» (ср.: 3 Цар. 18, 21). А избранные и предуставленные пребывают верными до конца. … Мы теперь все призванные; ибо находимся в Церкви Божией, в доме Бога нашего. … (Но) надобно различать между призванными и призванными. Одни из них суть предопределенные ко спасению и славе, а другие – не предопределенные. И если это необходимо различать, (то) необходимо положить различие между призванием и призванием. Избранные и предуставленные особенным образом проходят акт призвания, хотя слово призвания всех оглашает одинаково. Начавшись здесь, сие различие избранников продолжается потом и во всех последующих актах на пути спасения, или к Богу приближения, и доводит их до блаженного конца. … Амвросиаст пишет: «призвать — значит: задумавшему веровать помочь уверовать или побудить к вере того, о ком предуведано, что он послушает. Эти предуведенные пребывают верными до конца и состоят под Божиим благоволением. О прочих же, коих не предуведел Бог, нет Ему заботы, потому что Он не предуведел их, что пребудут угодными Ему до конца. Пусть они и веруют, и приемлются на время в сонм избранных, так как кажутся добрыми, а справедливость требует воздавать каждому свое: но не пребывают до конца и не внидут в славу, как видим на Иуде, Сауле и других». Когда призываются избранники, идут и сии вместе с ними и всё получают, что и те; но побудут много или немного в ограде сей и уходят, как те, которые ходили вслед Господа, но, после того, как Он предложил учение о Причащении, оставили Его и не ходили уже более с Ним (см.: Ин. 6, 71). … Если ты верен званию Христову; то знай, что тебе нет основания исключать себя из числа предуставленных. Пребудь верен и благословляй Бога, призвавшего тебя к сообразию с Сыном Его, помимо тебя. Если пребудешь так до конца, то не сомневайся, что и там встретит тебя беспредельная милость Божия. Если и падешь, не впадай в отчаяние, а спеши покаянием опять стать в чин, из коего испал, подобно Петру. Если и многократно падешь, вставай, веруя, что, вставши, ты опять вступаешь в сонм призванных по предуставлению. Только нераскаянные грешники и ожесточенные неверы могут быть исключены из сего сонма; но и то не решительно. … Блюди доброе настроение, и попадешь в избранники предуставленные. … Напряги усилие и ревнование, и завоюешь себе избрание. Впрочем, сие-то и означает, что ты из предуставленных избранников: ибо неизбранник не станет ревновать. … Апостол пишет, что Бог предуведел и предопределил, затем — призвал, оправдал, прославил. Всё — Бог; а мы-то что ж? Если всё — Бог, то нам, не сложить ли уже рук? На кого захочет Он так действовать, того уж непременно доведет до блаженного конца. А когда не захочет, сколько хочешь бейся, ничего не выйдет. — Но кто начинает биться и бьется, тот-то и есть желаемый Богом. Когда говорится, что Бог и призывает, и оправдывает, это не значит, чтоб призываемым и оправдываемым это ничего не стоило. Бог влечет, они изъявляют желание последовать и решаются на то, — и текут, борясь с предлежащими противностями и при помощи Божией преодолевая их. Течение сие напряженно, и путь сей есть кровный путь. Он совершается при взаимодействии благодатной силы Божией и произволения человеческого. … (Бл. Феодорит) пишет: «никто да не утверждает, что причина сего (призвания, оправдания, прославления) — предведение; потому что не предведение сделало их такими, но Бог издалече предусмотрел будущее, как Бог. Ибо если я, смотря на рьяного коня, который закусил удила и сбросил с себя седока, скажу, что он, приближась к стремнине, бросится в нее, и потом по слову моему исполнится это; то не я ввергнул коня в пропасть; предсказал же, что это будет, воспользовавшись, как признаком, отчаянным бешенством коня. Бог же всяческих издалека все предвидит, как Бог; а не доводит до необходимости — одного преуспевать в добродетели, другого же делать зло. Ибо если бы Сам принуждал к тому и другому; то несправедливо было бы одного провозглашать победителем, а другому определять наказание. А если Бог справедлив, как и действительно справедлив, то побуждает к доброму и запрещает противное тому, хвалит делателей добра и наказывает по воле Своей возлюбивших порок».

Илия Минятий (Слово о предопределении в 1-ю неделю поста): «Нет ничего столь гордого и столь любознательного, как человеческий разум. … Он стремится проникнуть в самую невидимую глубину непостижимых божественных судеб, чтобы удостовериться, действительно ли разумно высочайший Промысел Божий управляет всем и что он положительно определяет о человеческих делах. Ведь это неприличная дерзость! Божественное предопределение есть одна из наиболее непостижимых тайн, заключенных в бездне Божественного разума и премудрости! Ум человеческий, недалекий по познанию, ограниченный в восприятии, пусть сколько угодно изучает и исследует эту тайну: все равно никогда не сможет понять ее. … Вы не понимаете, что Бог от века предвидит все, что делают люди во времени, что это предведение божественное твердо, а дела человеческие во времени – свободны. … Предопределение есть сочетание воедино божественной благодати и человеческой воли, благодати Божией, которая призывает, и воли человеческой, которая следует призыванию. … В вопросе о предопределении пусть будет для нас непонятно все, что говорит Свящ. Писание, ибо оно непостижимо, – толкования святых отцов, ибо они трудны, – мнения ученых богословов, ибо они туманны. Пусть это будет поставлено в вину нашему разуму, слабому и слепому, который не может взойти на высоту или рассмотреть невидимое. … Достаточно знать эти два ясные, легкие и прочные положения: первое – что Бог хочет, чтобы мы спаслись, ибо Он – человеколюбив; второе – что мы можем спастись, ибо мы свободны. Воля Божия и произволение человеческое образуют предопределение. Бог хочет; если хочет и человек, то он уже предопределен. Да, человеколюбец Бог хочет, чтобы мы все спаслись, и это подтверждается Его тремя друг другу не противоречащими свойствами – Божественным правосудием, милосердием и промыслом. Бог даровал закон безразлично (абсолютно – от сост.) для всех людей и хочет, чтобы все решительно исполняли его: нет человека, который не был бы обязан соблюдать закон Божий. Греки и варвары, нечистивцы и православные, иудеи и христиане должны исполнять этот долг. Какую же награду ожидают себе люди за исполнение Божественного закона? – Спасение и царство небесное. «Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли» (Ис.1:19), так обещает Бог устами Исайи. Не было ли величайшей несправедливостью, если бы Бог желал, с одной стороны, чтобы люди соблюдали Его закон, а с другой – не желал бы всеобщего спасения? Если бы Он одну часть предопределял ко спасению, а другую предосуждал на муку? Как? Всех призывает на подвиг и только некоторых – к награде? Требует, чтобы все одинаково служили ему, но не желает всем дать одинаковую плату? Нет, правосуден Бог, – Он есть само правосудие: давая всем закон, Он хочет, чтобы все спаслись …. Это, действительно, только хотение, которое вместе со святым Дамаскиным весь лик богословов называет предваряющим; оно само по себе недостаточно для спасения человека. Оно есть как бы огненный столб, ночью указывавший Евреям путь в пустыне, – указывает путь, но не влечет по пути спасения. Это – благодать Божия, предваряющая, но необходимо со стороны человека произволение следовать ей. Это Бог призывает, но необходимо, чтобы человек внимал. Воля Божия есть одно только крыло; необходимо и другое крыло, наша воля, чтобы взлететь на небеса. Воля Божия и воля человеческая образуют предопределение. Бог хочет: если хочет и человек, то он уже спасен. От начала Бог создал человека свободным…. Бог оставил человека в его воле и не хочет производить никакого давления на его свободу. «И оставил его в руке произволения его» (Сир.15,14). Всемогущ Господь в Своей власти. Всемогущ и человек в своей свободе. … Как человек не может спастись без благодати Божией, так и Бог не может спасти человека без свободной воли человека. … Решение Божественное не похоже на решение человеческое. «Ваши мысли – не Мои мысли» (Ис.55,8). На сколько земля отстоит от неба, на столько же и судьбы человеческие отличаются от судеб Божиих. Бог иначе предопределяет, иначе подает Свою благодать, иначе дарует Свою славу, иначе творит избрание. Бог наблюдает за всем и Своим всевидящим оком видит все, до мельчайшего и сокровеннейшего. Бог праведен и судит каждого по достоинству. Он не смотрит на лица, не взирает на дары…. Бог всемудр и не обманывается хитростью, не побеждается страстью, не изменяет по слабости. … Он кого хочет, милует, ибо предвидит, что он будет человеком хорошей и послушной воли; а кого хочет, ожесточает, ибо предвидит, что он будет злого и нераскаянного сердца. Одного Он делает сосудом благословения, как Павла, а другого сосудом бесчестия, как фараона, ибо предвидит, что он (действительно) есть сосуд гнева, обреченный на погибель. Так должно понимать вышеприведенный текст, так его объясняют все святые отцы, особенно Златоуст в своем 16 слове на 9-ую главу послания к Римлянам. Итак, упомянутый текст не доказывает того, будто Бог не имеет всего желания спасти тебя, или будто ты не имеешь полной свободы спасаться. Всегда зовет тебя человеколюбец Бог, желай, и ты свободен, и будешь всегда предопределен. Мы исповедуем, что Бог делает, что хочет, ибо всемогущ. Но знаем (также), что Бог творит только должное, ибо Он правосуден. И хотя мы не знаем судеб Господних, ибо это бездна глубокая, – во всяком случае, веруем, что в Боге нет лицеприятия. … Итак, Бог не лицеприятен. Он всех зовет в Свое царство, никого не выделяет, а предпочитает только достойных. Окажись и ты достоин и будешь предопределен. «Мне оказаться достойным? Как это? Ведь Бог наперед знает, предопределен ли я в рай, или обречен на муки. Если я предопределен в рай, нет никакой нужды больше трудиться, чтобы достигнуть его; а если я осужден на муки, совершенно напрасно стараться избежать их. Ни в первом, ни во втором случае я не свободен. Предведение Божие верно; то, что Бог предвидит, непременно должно случиться. А если я свободен сделать то, чего Бог не предвидит, то значит, Бог ошибается, а это невозможно». Что ты говоришь, о человек? Ты говоришь: «если я свободен, то Бог ошибается? А я утверждаю, что если я не свободен, то Бог меня обманывает. Он вводит меня в заблуждение, ибо устами пророков и апостолов, Своими собственными устами зовет меня к покаянию, хотя Сам хорошо знает, что у меня решительно нет свободы раскаяться. Он обманывает меня, ибо призывает меня, взяв крест, идти за Ним, а Сам связал мою волю. Обманывает, ибо повелел мне соблюдать Его заповеди, а Своим предведением совершенно лишил меня силы. Итак, если я не свободен, то не есть ли наша вера – одна ошибка, Евангелие – одна шутка?». Нет! Бог не заблуждается, ибо Он есть Сама Премудрость, не обманывает другого – ибо есть Сама Истина. Ты не понимаешь, что такое Божественное предведение и что оно совершает. Так выслушай. Оно действительно есть камень преткновения, о который многие споткнулись и упали. Но кто думает о нем так (как ты) – сильно ошибается и очень далек от истины. … Бог действительно предвидит, будешь ли ты в раю или аду, но узнай, что из этого следует. В зеркале мы оказываемся такими, какими есть на самом деле, красивые – красивыми, и наоборот. Точно также и в чистейшем предвидении Божием мы являемся такими, каковы и в действительности: – или записанными светлыми буквами в книгу жизни, или помеченными в роковой книге смерти; если мы праведны, – то в лике спасенных праведников, а если грешны, – в списке осужденных грешников. Зеркало отражает наш вид, а предведение Божие – наше произволение. Это – мысль Григория Нисского. «Праведный суд Божий сообразуется с нашим расположением. Каково наше внутреннее (чувство), то же и Он воздает нам от Себя». И, как зеркало, отражающее красивого и безобразного, не делает их такими, так и Божие предведение, в котором один является предопределенным в рай, а другой – осужденным на муки, (на самом деле) ни первого не влечет к спасению, ни второго на муки. «Предведение Божие, — говорят богословы, — только созерцательно (бездеятельно – от сост.), а не деятельно». Это значит, что ты спасаешься или осуждаешься не потому, что Бог предвидит твое спасение или осуждение, а потому, что добрыми своими делами, содействуя благодати Божией, ты должен спастись, и Бог предвидит твое спасение; или потому, что злыми своими делами, избегая благодати Божией, ты должен быть наказан, и Бог предвидит твои муки. Таким образом, Иуда предал Христа не потому, что Христос предвидел его предательство, а наоборот, Христос предвидел предательство Иуды потому, что он намерен был предать Христа. Так об этом говорит мудрый Иустин, философ и мученик. «Не предведение есть причина будущих событий, а будущие события – причина предвидения. … Не Христос – виновник предательства Иуды, а предательство – причина Господнего предвидения». Если ты будешь жить богоугодно, спасешься, а если развращенно – погибнешь. Бог предвидит и то, и другое. Но ни того, ни другого не предрешает Божие предвидение. Ты или спасешься, или погибнешь, одно из двух несомненно, но не определено наперед. … Так теперь, когда ты живешь богоугодно, Бог предопределяет тебя в рай. Завтра ты согрешишь, и Бог определит тебя на мучения. Опять раскаешься, опять предопределен (на спасение). Как ты изменяешь свою жизнь, так и Бог – решение. Божий суд сообразуется с нашим произволением, – «и сообразуется с нашим расположением». … Пусть даже и состоялось решение о твоей погибели, но я говорю тебе: если ты обратишься и раскаешься, то спасешься, несмотря на определение о твоей муке. Подобно тому, как твоя воля переходит от хорошего к дурному или наоборот, так и Божие решение переходит от спасения к наказанию и наоборот. «Праведный суд Божий сообразуется с нашим расположением: каково наше внутреннее состояние, то же и Он воздает нам от Себя». Таким образом, предведение и определение Божие не препятствует ни Богу в желании спасти тебя, ни тебе – в свободе спастись. … Ты, о, человек, сам впадаешь в грехи и, раскаявшись, опять исправляешься благодатию Божией. Если ты и стал сосудом чести, ты можешь обратиться в сосуд бесчестия, и, наоборот, — из сосуда бесчестия обратиться в сосуд чести. … Бог решил спасти праведных и наказал грешных. Ты праведен? Смотри, как бы тебе не пасть, ибо тогда определение о твоем спасении превращается в определение о твоем наказании. Если ты грешен, постарайся раскаяться, и тогда решение о твоем наказании превратится в решение о твоем спасении. … Поэтому тебя не касается, что Бог решил о тебе или что предвидит; это ни полезно, ни вредно. Ты хочешь знать, что такое предопределение? Это — благодать Божия и человеческая воля вместе. Бог хочет, ибо Он человеколюбив; если хочет и человек, ибо он свободен, то человек предопределен. Но, о, душа моя, что предуготовано для меня? Предназначена ли ты в рай или ад? Кто скажет мне это, кто уверит в этом? Братья, ведь все мы — странники в этой жизни, полной печали; никто поэтому не может знать, что произойдет в будущем. Это обнаружится в конце. Сообразно тому, окажемся ли мы праведными или грешными, мы и получим от праведного Судии или венец славы, или осуждение на муки …Ты, о, христианин, спрашиваешь: твоей душе предстоит вечная жизнь или вечная смерть? «От тебя зависит это решить». Предопределение о тебе зависит от воли Божией и от твоей воли. Бог хочет; если и ты хочешь, ты предопределен для вечной жизни».

Лука Крымский (Проповеди, т.1, Слово на Пассии. 9-е): «О, Господи! О, Господи, как это страшно! Ученик, апостол предал на смерть Господа своего. Не раз, вероятно, возникал у вас вопрос, как же это, зачем это Господь Иисус, Бог Всеведущий, избрал Иуду в число двенадцати апостолов? Ведь знал, знал Он, что это за человек, знал, что предаст Его! Знал, знал, как Всеведущий, все знал; но то, что сделал Иуда, было предсказано пророком Давидом более чем за тысячу лет до Рождества Христова, ибо в 68-м псалме своем он говорит так: «Да будет двор его пуст, и да не будет живущего в нем: и достоинство его да приимет другой» (Деян. 1, 20). А в другом псалме он говорит от лица Господа Иисуса Христа: «Ядущий со Мною хлеб поднял на Меня пяту». Это было, как и все то, что случилось в жизни Господа Иисуса на земле, еще до сотворения мира предуставлено в Завете Божием, предусмотрено было падение Адама и Евы, предусмотрена глубокая развращенность рода человеческого. Было принято решение, изумляющее нас той бездной любви, которая породила это решение, любви к погибающему роду человеческому: было заранее предрешено, что Второе Лицо Святой Троицы, Бог Слово воплотится, сойдет на землю, Своей проповедью и Своей смертью на кресте спасет погибающий род человеческий. Итак, все было заранее предусмотрено, все пророками предвозвещено. Страдания Христовы были описаны св. пророком Исаиею так ярко, так сильно, как будто он сам присутствовал при этих страданиях, почему и именуется он Ветхозаветным Евангелистом. Зачем и почему был избран Иуда в ученики? Затем, что должно было исполниться то, что было предначертано в предвечном Божием Завете и предвозвещено пророками. Вас это, может быть, удивляет? Спросите вы – а разве иначе нельзя было? Не нам, не нам рассуждать! Так было угодно Богу, так предуставил Бог – значит, так должно было произойти! Об Иуде предателе на Тайной Вечере Господь сказал страшное слово: «… один из вас предаст Меня… лучше было бы этому человеку не родиться» (Мф. 26, 21, 24), – так страшен грех его. Чтобы понять вам, почему нужен был Иуда как орудие предания на смерть Господа, скажу я вам, что Бог не раз в глубокой древности избирал сосудами гнева Своего людей, погрязших во грехах, безнадежных для истины, избирал их орудием Своих Божественных действий. Таким был фараон, не хотевший отпустить народ израильский из Египта; таков был страшный царь Навуходоносор, таков был и Иуда. Но опять спросите, зачем попускает Бог, чтобы рождались такие злые люди, а если рождаются, скорее умирали бы. Опять критика Божиих путей, опять рассуждения о том, чего не понимаете. Понять надо, что злыми Бог никого не творит. Злыми не рождаются, злые потому злы, что сами избирают путь зла; они могли бы быть добрыми, избегнуть страшной участи Навуходоносора, фараона, Иуды, если бы этого захотели. Помните, помните основную и важнейшую истину – ту истину, что Бог насильно никого к Себе не привлекает, страхом и трепетом не заставляет повиноваться Ему. Помните, что только чистая свободная любовь к Богу угодна Ему. Подчинение из страха не имеет никакой нравственной ценности. Иуда, если бы захотел, мог бы не стать тем страшным предателем, которым стал. О сколько доброго, великого видел и слышал он от Учителя своего! … Он ждет, не погаснет ли страшная мысль о предательстве в сердце Иуды, в последний момент не раскается ли в злодеянии, которое затевает, не откажется ли от намерения предать Господа. Но зло в сердце Иуды уже достигло такой огромной силы, что он не постыдился даже вместе с другими учениками спросить: «Не я ли, Господи?». Ведь знал, окаянный, что именно он, знал, что предает, и посмел спрашивать, не я ли. … Сатана сотворил обитель свою в сердце Иуды подобно тому, как Дух Святой делает обителью своей сердце чистых и праведных людей. Иуда стал домом сатаны».

Макарий Египетский (Семь слов, сл. 4, гл.12): «… слушай, что говорит Павел: «дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился» (2Кор. 12, 7). Видишь, что и достигшие таких степеней имеют нужду в остережении. Сверх того, если бы человек сам не дал повода сатане; то сатана не стал бы господствовать над ним насильно. … До конца пребывший верным благодати делается принадлежащим к части Христовой; а кто не таков, тот хотя бы и родился Духом, то есть стал причастником Духа Святого, в своей будет иметь власти последовать воле сатаны».

Макарий Египетский (Духовные беседы, б.15): «Человек имеет такую природу, что и тот, кто во глубине порока и работает греху, может обратиться к добру, и тот, кто связан Духом Святым и упоен небесным, имеет власть обратиться к злу. Представь себе женщину, одетую в рубища, томящуюся голодом, покрытую нечистотами; и если она, после многих трудов достигнет царского сана, облечется в порфиру и венец, сделается невестою царя, то вспоминает прежнюю свою нечистоту, и имеет волю возвратиться в первобытное состояние, но не решается снизойти до прежней срамоты; потому что сие безрассудно. Но и те самые, которые вкусили Божией благодати, и стали уже причастниками Духа, если не будут осторожны, угасают и делаются хуже того, какими были, живя в миру. И сие бывает не потому, что Бог изменяем и немощен, или Дух угасает, но потому, что сами люди не согласуются с благодатью, почему и совращаются и впадают в тысячи зол».

Макарий Оптинский (Душеполезные поучения преп. Оптинский старцев, гл. Спасение): «…Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим. 2,4); но как видим из священных повествований, что есть спасающиеся и погибающие, то неужели виновен Бог, что не дал им мысли благой, могущей их к Нему привести? Это была бы хула на Бога. Он сотворил человека самовластным, и хочет, чтобы он сам избирал правый путь и к Нему стремился; Он же готов ему воспомоществовать и укреплять в оном, но не нудит не хотящего избирать правый путь, а попускает по злой его воле, и потому виновен сам человек, не избравший благого пути, как пишет в Псалме: «не восхотел благословения, — оно и удалится от него» (Пс.108, 17). Посему надобно, по данному от Бога нам разуму и самовластию, избирать самим благое и просить, да утвердит Он в нас сие Своим благоволением и поможет исполнить, «ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15, 5)».

Иосиф Оптинский (Письма, п.182): «Пишешь: «Я от кого-то слышала, что спасутся только те, которые предъизбраны Богом». — Правда. Но почему некоторые предъизбраны Богом ко спасению? — Потому что Бог Всеведущий от века знал и знает, кто из людей как будет жить, а потому и предопределил от века одних, проводящих жизнь в покаянии и смирении, к славе, а других, ленивых и нерадящих о своем душевном спасении, к вечному мучению. Притом из истории мы видим, что и самые суды Свои Господь переменяет при перемене обстоятельств. Например, Господь определил некогда истребить ниневитян. Но когда ниневитяне проповедью Иониною покаялись, Он отменил Свой суд несмотря на то, что пророк Божий уже изрек ниневитянам волю Божию: «еще три дня, и Ниневия превратится…»».

Думаю, читатель получил ответ на возможный свой вопрос: как же христиане могут быть не теми, кто спасется…

И напоследок приведем одно поучение по поводу пророчеств.

Иоанн Златоуст (Сохранившееся из толкования на книгу пророка Иеремии, Предисл.): «Предсказывают пророки не только тогда, когда их спрашивают…, но большею частью по собственному почину … Вообще из пророчеств одно духовное (от Духа), другое— диавольское, среднее между ними — естественное (φυσική) или искусственное, а четвертое — общее (κοινή) и народное. Причастниками духовного пророчества делаются преимущественно святые; а по устроению (Божию) и такие, как Навуходоносор, фараон, Валаам и Каиафа. … Предвещание у (диавольских) — не вследствие добродетели, как у нас, а посредством какой-либо хитрости; (диавольские) прорицают о богатстве, болезнях, войнах, имея при этом в виду не добродетель, а порок; а у нас (водимых Духом Святым) (предсказывается будущее) для исправления нравов и перемены к лучшему. Те должны исполниться (на деле), а эти (от Духа) — не всегда. Какая польза от предсказания, делаемого для блага души, если предсказанное в точности исполнится, не допуская никакой перемены с нашей стороны? Бог, предсказывая, указывает и способ избавиться от бедствий, если мы хотим покаяться. В этом и состоит польза пророчества. Если (люди) остаются без всякого изменения (к лучшему), то оно исполняется. Те (диавольские), в некоторых случаях явившись согласными с событиями, оказались большею частью ошибочными. Те (кроме того) требуют (особых) орудий, мест, времен и денег. А Бог свободен от этого. Таково божественное и дьявольское пророчества… — (Также) неудивительно, что из пророков одни неясны, а другие более ясны, когда в одной и той же книге божественного Писания есть неясное и ясное, когда и в сочинении одного писателя одно изложено так, а другое иначе, как это (видим) в Псалмах, апостольских Посланиях и словах Господа. А вообще неясность происходит или от свойства предметов, необычных для слуха, каково сооружение скинии, и приготовление храма у Иезекииля, или от слушателей, не имеющих надлежащего разумения. … Происходит неясность и от свойства говорящего, имеющего наклонность к такому изложению. И пророкам Дух внушал только мысли, а не слова, затем они выражали (эти мысли) в свойственной им форме речи, потому что пользовался не как неподвижными (существами), как — демоны при своих внушениях. Он хотел, чтобы понимали то, что говорят и говорили с участием их разума».

Святоотеческие поучения и увещевания священникам, живущим в смертных грехах, или о пастырях – волках «В ОВЕЧЬЕЙ ОДЕЖДЕ» (Мф.7,15), «которые имеют образ благочестия»

И, как уже говорилось, так как в современное время, к сожалению, ложными христианами являются и немало священнослужителей, и монахов, то сейчас приведем разные поучения о них. (Обратим внимание, что такие священники, диаконы, клирики и монашествующие были всегда, т.к. о них писали святые отцы разных времен.) И для того, чтобы закрыть вопрос о христианах этого чина, живущих в смертных грехах, т.к. составитель о нем упоминал вначале, а продолжить говорить обо все христианах, поставим этот раздел во Введении.

Опять-таки скажу, т.к. это — вопрос о священнослужителях Бога, то составитель не дерзает рассуждать об этом, т.к. знает следующие истины:

Иоанн Златоуст (т.10, ч.1,б.8, и др.): «Случается, что … миряне живут благочестиво, а священники порочно; и если бы благодать всегда искала достойных, то не было бы ни крещения, ни совершения тела Христова, ни приношений. Но теперь Бог действует и чрез недостойных, и благодать крещения нисколько не терпит вреда от жизни священника; иначе и приемлющий терпел бы вред. Хотя это бывает редко, однако бывает. Говорю это для того, чтобы кто-нибудь из предстоящих, наблюдая за жизнью священника, не соблазнялся касательно совершаемых им таинств. Человек ничего не привносит в них от себя, но все – дело силы Божией; Бог действует на вас в таинствах. (т.11, ч.2, б.2) Дары Божии не таковы, чтобы они зависели от священнической добродетели; все происходит от благодати; дело священника – только отверзать уста, а все совершает Бог; священник же исполняет только видимые действия.(т.12, ч.2, сл. 46) … Благодать Божия действует и через недостойного, не ради нас, а ради вас. … Не меня ты презираешь, а священство; когда увидишь, что я его лишен, тогда презирай; тогда и я не дозволю себе распоряжаться; а пока мы восседаем на этом престоле, пока имеем председательство, до тех пор имеем власть и силу, хотя бы были недостойны. (т.1, ч.2, О священстве, сл.6) … Еще прежде пророков, при установлении жертв желая показать, что грехи священников подлежат гораздо большему наказанию, нежели грехи простолюдинов, Он повелевает приносить за священника такую жертву, какая (была приносима) за весь народ (Лев, гл. 4). Этим Он выражает не что иное, как то, что раны священника нуждаются в большей помощи и такой, в какой — раны всего вообще народа; а они не нуждались бы в большей помощи, если бы не были тягчайшими; тягчайшими же они бывают не по своей природе, но по достоинству священника, который совершает эти грехи. Но что я говорю о мужах, проходящих это служение? Дочери священников, которые не имеют никакого отношения к священству, по причине достоинства отцов своих за одни и те же грехи подвергаются гораздо строжайшему наказанию. Преступление бывает одинаково как у них, так и у дочерей простолюдинов, например: любодеяние у тех и других, — но первые подвергаются наказанию гораздо тягчайшему, нежели последние (Лев. 21, 9; Второз. 22, 21). — Видишь ли, с какою силою Бог внушает тебе, что начальник заслуживает гораздо большего наказания, нежели подчиненные? Наказывающий дочь священника более других дочерей за отца ее, подвергнет не равному с другими наказанию того, кто бывает виновником такого увеличения наказаний ее, но гораздо большему; и весьма справедливо; потому что вред не ограничивается только самим начальником, но губит и души слабейших и взирающих на него людей».

Дионисий Ареопагит (Письма к разным лица, 8. К монаху Демофилу): «… послушай слов наших: служителям Церкви и высшим тебя, тем менее монахам равного с тобою чина (и мирским христианам – от сост.) порицать священника не следует, хотя бы казалось, что он и недостойно приступает к Божественным Тайнам или хотя бы очевидно он делал что-нибудь запрещенное. … Разве не должно, скажешь ты, исправлять священников, обличенных в нечестии или в каком бы то ни было преступлении? И можно позволить им бесчестить Бога преступлением закона, которым они одни хвалятся (Рим.2:23)? Какие же они посредники Божии? Как могут возвещать народу божественные добродетели, когда не знают силы их? Или как могут просвещать других, когда сами помрачены? Как преподадут божественного Духа, когда внутренне и истинно не уверены, есть ли даже Святой Дух? … Просто сказать: во всех существах праведный во все Промысл воздает через первые вторым по достоинству. Следовательно, и те, которых Бог поставил начальниками над другими, должны воздавать достойное низшим себя и подчиненным себе. … Итак, ты сам назначай (себе, т.е. суди о себе, предписывай себе, исправляй себя – от сост.), а тебе назначат священнодиаконы, им — священники, священникам — архиереи, архиереям — апостолы и преемники апостолов. Если же кто и из них преступит обязанность, то исправлять его должны святые одного и того же чина. Таким образом, чин с чином не смешается, но всякий останется в своем чине и при своем служении. Все это мы представили тебе для того, чтобы ты знал и исполнял свой долг».

Итак, вот поучения тех, которые выше по чину священнослужителей — святых отцов, предназначенные для них (которые они, конечно, хорошо знают, но, под действием греха, возможно, забывают).

Лука Крымский (Сб. «Евангельское злато», Горе тебе, Хоразин!…): «Совсем не все равно, творит ли грехи человек, не знающий Божия закона, совершенно не просвещенный в религиозном отношении, или творит грехи человек, хорошо знающий закон, в особенности великое учение Христово. … Гораздо большая ответственность лежит на христианах, познавших благодать Христову, ибо от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут (Лк. 12:48). Какая потрясающая душу правда в этих важнейших словах Христовых! Разве можно поставить на одну доску простых мирян, часто невежественных в Писании, не получивших даров благодати Святого Духа, и епископов, священников, диаконов, которые в Таинстве священства получили эти великие дары? Неужели можно думать, что епископы, священники, диаконы, впавшие в блуд, будут так же наказаны Богом, как убогие по уму, воле и чистоте, не ведущие закона Божия слабые миряне?!».

Дмитрий Ростовский (т.3, 18. Приготовление иереев к Божественному Причащению): «Если какой-либо иерей по случаю или по действию дьявольскому, или по своему произволению впадет в какой-либо смертный грех, такой пусть не дерзает совершать Литургию, пока не очистит свой грех покаянием, ибо совершающий Литургию в смертном грехе крайне прогневляет Бога. … Тот иерей, который недостойно служит Святую Литургию, наводит гнев Божий не только на себя одного, но и на весь народ, ибо если пастырь тяжко согрешает, то многие овцы терпят зло, подобно тому, как за грех Давида на израильский народ нашло неожиданное смертное всегубительство. Иерей, находящийся в гневе и вражде, как и в другом каком смертном грехе (ибо гнев — это тяжкий смертный грех), пусть не дерзает совершать службу, пока не разрушит вражду примирением и не очистит смертный грех покаянием».

Дмитрий Ростовский (Поучения, 3. Поуч. на день памяти … Симеона Богоприимца…, и др.): «Разве в том благочестие, чтобы именоваться правоверными, а следовать зловерным? Устами исповедовать веру истинную, а беззаконной жизнью отвергать Того, в Кого веруем? Челом поклоняться Христу до земли, а скверными делами вторично распинать Его, ругаться над Ним? В этом ли богопочитание? В этом ли христианство? К каждому из таких относятся слова Господа в Апокалипсисе: «Знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв» (Откр. 3, 1). Ты жив телом, но мертв душой; имя носишь Христово, а дела у тебя бесовские; молишься Христу, а демону угождаешь и Христа всегда прогневляешь! Разве это благочестие? Истинное благочестие познается и на самом деле существует у того, кто по именованию благочестия и делами чтит Бога, направляя к добродетели свою жизнь».

Максим Грек (Слово 20): «(Откровение Господа, записанное преп. Максимом) Тогда как Я повелеваю ходить узким и прискорбным путем, вводящим в жизнь тех, кои живут в воздержании и плаче, в терпении скорбей и напастей,—вы избираете путь пространный, которым идут и дикие народы: вкусно и обильно каждый день питаетесь и проводите время в смехе и пьянстве, в разных играх и рукоплесканиях, не допуская, чтобы что-либо из этого подверглось испытанию на страшном Моем суде, и совершенно изгнав память о сем из душ ваших. …Вы, подобно язычникам, незнающим Меня, Бога, всею душою прилепились к собранию богатства, предались пьянству, неправдам, разврату, как нисколько не думающие быть судимыми за это Мною, страшным Судиею. И опять, Я ублажаю миротворцев и называю их сынами Божиими; вы же друг другу завидуете, друг друга ревнуете, и, как дикие звери, восстаете друг против друга яростью и бесконечною враждою. Да еще поступают так и те, которые нарицаются Моими священниками, наставниками Моего нового Израиля, которые должны бы своею примерною жизнью быть светом, а учением своим быть солью, и должны быть образцом целомудренной жизни как для верующих, так и для неверных. Вы же ныне,—о, какой невыразимый стыд!—соделались наставниками всякого нечестия, преткновением и предметом соблазна для верных и неверных, ибо наравне с простыми и невежественными людьми и объедаетесь, и упиваетесь без всякого воздержания, и с великою яростью досаждаете друг другу, когда от многого винопития возникнет между вами спор, который и приводит вас в сильное бешенство. И это происходит у вас во дни Моих божественных праздников, когда следовало бы трезвиться, жить благочинно, и других, примером своей трезвенной жизни, привлекать к спасительному соревнованию вам. Вы же установленные Моим повелением (праздники), во славу и в честь Мою, а вам — во освящение и к исправлению доброго жития, … сделали себе поводом к пьянству и разгулу, крайне неприлично бесчинствуя в эти дни. Так ли воздаете Мне за Мое к вам благоутробие, за смерть Мою и тридневное погребение, которые Я подъял ради вашего спасения? Так ли стараетесь достойно прославить и почтить Меня, прославившего вас божественною Моею славою? Воистину, вы постоянно оказываетесь неблагодарными Мне и весьма противящимися, не радя о божественной Моей славе. Вы у всех славны и честны, и всякими благими обогатились в изобилии; вера же Моя и божественная слава обращаются в большой смех у язычников, видящих ваши нравы и ваше житие, направленными не по Моим заповедям, а, напротив, сообразными их беззаконным нравам и наполненными всякими пороками: пьянством, гордостью, лихоиманием, развратом; «этого ради», как написано, «грядет гнев» Мой на вас, и не перестанет идти, пока окончательно не истребит из вас всякое зло».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.33): «… Некоторые из них (живущих в постыдной похотливости своей и не (могущих) воздержаться, чтоб не удовлетворять ее постыдными делами) доходят до такого безумия, что дерзают причащаться пречистого Тела и бесценной Крови Христовых. Какое бесстыдство и самозабвение! … Горе причащающемуся, потому что, причащаясь после срамных дел, не очищенных покаянием и епитимиями, он все больше и больше подпадает власти диавола, а, наконец, и совсем им завладевается; и Бог совершенно оставляет такого за его бесстыдность и нечистоту, и особенно за его бесстыдство и дерзость, как пишет Святое Евангелие об Иуде, что как только причастился он, поданного ему Христом Господом хлеба, сей божественной вечери, тотчас «после сего куска вошел в него сатана» (Ин.13:27). … Недостойно причащающиеся повинны бывают крови Христа Господа, то есть будут осуждены вместе с Иудою и распинателями Господа. А что может быть хуже и тяжелее, как подпасть такому же осуждению, какому подпадут распявшие Господа? … Если любящий грех и недостойно причащающийся Пречистых Таин Тела и Крови Спасителя не подвергается тотчас вразумительным мучениям, то всячески не избежит вечных мучений там, где червь неусыпающий и огонь неугасающий. Итак, если таковый не боится вечного жжения и нестерпимых мук вместе с диаволом во веки веков, то пусть бесстрашно причащается. Если же боится, то лучше для него, воздержавшись некоторое время от причащения Пречистых Таин, покаяться, поплакать пред Богом, потрудиться по силе своей над изменением произволения своего и пресечь злой навык свой греховный, и тогда уже причаститься, без опасности для души своей, — и изженется из него сатана, который, живя в нем, насильственно подвигал его на распутство и всякую нечистоту. … Подобает нам знать, что есть пять классов людей, которым воспрещается от святых отцов приступать ко Святому Причастию: первый — оглашенные, как еще некрещеные; второй — крещеные, но возлюбившие срамные и неправедные дела, как отступники от святой жизни, для коей крещены, как-то: блудники, убийцы, лихоимцы, хищники, обидчики, гордецы, завистники, злопамятливые, которые все, будучи таковыми, не чувствуют, что суть враги Богу и находятся в бедственном положении, почему не сокрушаются, не плачут о грехах своих и не каются; третий — бесноватые, если они хулят и поносят божественное таинство сие; четвертый — те, которые пришли в чувство и раскаялись, прекратили греховные дела свои и исповедались, но несут наложенную на них епитимию стоять вне церкви определенное время; и пятый — те, у которых еще не созрел плод покаяния, то есть которые не дошли еще до решимости посвятить Богу всю жизнь свою и жить прочее во Христе жизнию чистою и безукоризненною. Эти пять классов очевидно недостойны Святого Причастия. Достоин же причаститься Пречистых Таин тот, кто чист и непричастен грехов, о коих мы сказали. Но когда кто-либо из таких достойных осквернится каким-либо осквернением, как человек, тогда, конечно, и он недостойно причастится, если не отмоет покаянием того, чем осквернился».

Иоанн Златоуст (т.7, ч.1, б.40, и др.): «Ничто так не раздражает Бога, как священнослужение недостойное. (т.9, ч.1, б.3) Когда ты сильно возжелаешь священства, то противопоставь геенну, противопоставь отчет, какой там нужно дать, противопоставь покойную жизнь, противопоставь степень наказания. Если ты согрешишь просто, как человек, ты не потерпишь ничего подобного; если же согрешишь, будучи священником, – ты погиб. … Не думаю, чтоб в среде священников было много спасающихся; напротив – гораздо больше погибающих, и именно потому, что это дело требует великой души. (т.7, ч.2, б.25) Не все грехи одинаково наказываются, но есть многие и различные наказания, смотря по времени, по лицам, по достоинствам, по степени разумения, и по многим другим обстоятельствам. Чтобы яснее были слова мои, укажем здесь на один грех — блуд; и смотри, сколь многоразличные наказания представлю я, не от себя самого, но из божественных Писаний. Кто любодействовал прежде закона, — иначе наказывается. … Кто любодействовал после закона, тот потерпит более жестокое наказание…. Кто сделал блуд, будучи священником, тот соответственно своему сану получает величайшее и усиленное наказание. (т.1, ч.2, О священстве, сл.3) Нельзя, нельзя священникам скрыть свои недостатки; и малые из них скоро делаются известными. …Священнослужение совершается на земле, но по чиноположению небесному; и весьма справедливо; потому что ни человек, ни ангел, ни архангел, и ни другая какая-либо сотворенная сила, но сам Утешитель учредил это чинопоследование, и людей, еще облеченных плотию, соделал представителями ангельскаго служения. Посему священнодействующему нужно быть столь чистым, как бы он стоял на самых небесах посреди тамошних Сил. (т.6, ч.2, Беседа о том, что один Законодатель Ветхого и нового заветов …) Закон назначает священнику изумруд, имеющий двоякую красоту: и прекрасный цвет, и чистоту на подобие зеркала. Так как нужно, чтобы священник, бодрствуя, вел подвижническую жизнь, и чтобы последняя была зеркалом для народа, то закон и желает, чтобы священник на раменах носил образ добродетели. (т.2, ч.2, Седьмое слово о священстве) Если кто удостоится получить эту честь (священства) и будет в ней ходить достойно и беспорочно, то она доставляет ему жизнь и нетленный венец; если же кто осмелится недостойно захватить эту честь, то он доставляет самому себе кромешнюю тьму и немилостивый суд».

Исаак Сирин (Слова подвижнические, сл.21, п. О различии слез): «…посвятить себя Богу, и жить добродетельно, есть одно из великих дарований Христовых. Ибо многие, забыв, что по сей благодати сподобились они стать отлученными от людей и посвященными Богу, причастниками и приемниками дарований Его, избранными и удостоенными служения и священнодействия Богу, вместо того, чтобы непрестанно устами своими благодарить за сие Бога, уклонились в гордыню и высокомерие, и думают о себе не как приявшие благодать священнодействия, чтобы священнодействовать Богу чистым житием и духовным деланием, но как оказывающие милость Богу, когда бы надлежало им рассудить, что Бог изъял их из среды людей, и соделал присными Своими для познания тайн Его. И не трепещут они всею душею своею, рассуждая таким образом, наипаче же, (не трепещут) когда видят, как у рассуждавших подобно этому прежде них внезапно отъято было достоинство, и как Господь в мгновение ока свергнул их с той высокой славы и чести, какую имели они; и уклонились они в нечистоту, непотребство и студодеяние, подобно скотам».

Преп. Феогност (Добротолюбие, т.3, гл.13, и др.): «Сподобившись Божественного и честного священства, прежде всего себя самого обязан ты всегда иметь принесенным в жертву умерщвлением страстей и сластей плотских, и таким образом дерзать приступать к животворной и страшной жертве, если не желаешь быть сожжен Божественным огнем, как какое-либо легко сгорающее вещество. (гл. 17) Приявшему священство и от всех страстей надлежит быть чисту, особенно же от блуда и злопамятства, о коих даже легких помышлений иметь не следует; если не хочешь подвергнуться гневу и проклятью, подобно прокаженному или сажею испачканному, когда он дерзнет коснуться царева тела. (гл.20) Если же для плоти и мiра страстно живешь ты, то уготовляешь себя после смерти на вечное мучение; если прежде кончины произвольно не перестанешь совершать бескровную жертву. Кому неизвестно, что многие из недостойно Священнодействующих восхищены быв отселе внезапной смертью, пересланы прямо в тамошние мучилища. (гл. 21) Один иерей и вместе монах, славившийся благочестием и многими по внешней видимости почитаемый досточестным, внутри же скрытно ласкосердствовавший и осквернявшийся, когда, совершая Божественную и Священную Литургию, дошел до херувимской песни, и, преклонив, как обычно, выю пред святою трапезою, начал читать: «никтоже достоин…» внезапно оказался мертвым, потому что душа оставила его в этом положении. (49) Опять у нас слово о пречестном священстве, какого ангельского устроения и какой чистоты требует оно, а по принятии его еще большей, чем прежде, твердости и целомудрия: ибо если нечистое сколько-нибудь следует очищать, то чистое как допускать до осквернения? Иначе, если свету попустим омрачиться, и к масти благовонной примешаем что зловонное, то имеем наследовать увы, – и пагубу, как святотатцы, подобно Анании и Сапфире. (52) Легок чин священства и благо иго его; но лишь тому, если кто, вместе с тем, как приемлет его, начинает и исправлять его, как должно…. … (54) Не осилив же отстать и очиститься от страстного расположения, по причине долговременной привычки, как дерзаешь ты, окаянный, касаться того, что и для Ангелов неприкосновенно? Итак или вострепещи и воздержись от Божественного священнодействия, и тем умилостиви правду Божию, или как бесчувственный и неисправимый, попускай себя впасть в руки Бога живого, Который не пощадит тебя человеколюбно, но накажет немилосердо за то, что ты бесстыдно дерзаешь приступать к царской брачной вечере с душой оскверненной и в рубищах, когда ты недостоин даже входа в царский чертог, а не только возлежания на его вечере. (55) Знал я одного из освященных, который дерзал приступать к Божественному тайнодействию недостойно, по причине блудной, владевшей им страсти. Впал он за это в тяжкую и неизлечимую болезнь и приближался уже к смерти. Поелику таким образом, все сделав для уврачевания своей болезни, не успел он ни мало, и болезнь не только продолжалась, но еще усиливалась; то пришедши в чувство и сознав, что умирает по причине недостойного литургисания, дал он с клятвою обет, что не приступит более никогда к священнодействию. За словом сим тотчас последовало и уврачевание болезни, так что и следа ее никакого не осталось. (56) Блистателен чин священства и священное облачение, но если посвященный имеет при сем внутри и душу блестящую чистотою. Когда же он сквернится с беспечностью, и совесть, свидетельствующая о срамоте сей, презирается; тогда свет становится тьмой, виновницей и вечного мрака и огня, если, оставив путь сей, стремнинистый по обе стороны, не изберет он другого, – жизни добродетельной со смирением, безбедно ведущей в Царствие Божие».

Исидор Пелусиот (Письма, ч.1, п. 145, и др.): «Если и прибрел ты себе священство происками и кучею денег, укрывшись от людей, не способных видеть истину, то не думай, что укроешься также и от будущего воздаяния. Ибо ни чудотворение, совершаемое иными во имя Христово, ни запрещение демонам, ни действия со многою силою не возмогут избавить от страшного пламени повинных оному. А если кто скажет: почему же Бог дозволяет творить чудеса недостойным? Отвечу на сие: ради славы имени Своего совершал Господь Божественные знамения, и останавливая тем козни демонов, и уравнивая непреткновенный путь Евангелию. А то и другое послужит к большему осуждению непризнательных, потому что, приняв такую силу от Бога, самовольно не познали Подателя благ. Призыванием имени Христова изгоняя демонов и врачуя болезни, сами себя обличали в неблагодарности, ибо лукавые и самые упорные демоны стали послушнее их, убоялись имени Господня и с великою поспешностью обращались в бегство. Почему и угрожает таковым неизбежное мучение, и услышат они от Господа: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф.7:23)». (ч.1, п.552) Священство есть божественное достояние, оно драгоценнее всякого имущества. Оскорбляют же оное больше всех те, которые исправляют дело худо и которых не надлежало бы вовсе рукополагать, чтобы малосмысленные не осмеливались обращать на самое священство вины проходящих оное худо… (ч.2, п.105) Пасть в грех состоящему в послушании — дело страшное; еще страшнее — пасть посвященному; самое же страшное во всех отношениях дело — пасть принявшему жребий первосвященства. Насколько выше почести, настолько и грех, хотя будет один и тот же, делается более тяжким, ибо судится не по естеству, но по достоинству согрешившего. И что сравнивать вождя с подчиненными, когда Законодатель сказал, что грехопадение первосвященника равносильно греху целого народа, и узаконил принести такую же жертву, какую постановлено принести целому народу, если он согрешит? А если бы не была равна и равносильна язва, то не было бы определено равного врачевания. (ч.2, п. 330) Знаю …, что ты справедливо негодуешь на (некоторых священников)…. Но должно знать тебе хорошо, что чем большей сподобились они чести, тем большее понесут наказание за то, что не исправило их благодеяние. (ч.2, п.365) Сан священства для решившихся жить недостойно сей почести делается приращением наказания. (ч.1, п.537) Священник даст страшный отчет в собственной своей жизни, и в такой же мере увеличится его наказание, в какой воздавалась ему честь. Ибо кто, даже и будучи почтен священством, не соделается добрым, тот по справедливости достоин большего наказания».

Исидор Пелусиот (Из сб. «Сокровищница духовной мудрости», т.10, ст. Священство): 1). «Оскорблять почтившего Бога – такое дело, которое надлежит признать ужаснейшим всякого бедствия и наказания. … Посему приявшим священство надлежит блюсти себя недоступным всякой самоуправной и срамной страсти. 2). Страшно, и крайне страшно вступать ныне в священство. Одно из двух приключится с вступившим; или живя по древним и апостольским правилам, будет ненавидим и злокозненно преследуем теми, которые вкравшийся ныне вредный и беззаконный обычай хранят как божественный закон, и живущих право осуждают на изгнание; или сам, подклонясь под иго (греха – от сост.), и своего не пощадит (своего) спасения, и соблазнит других многих, за которых понесет жестокие наказания. Посему блаженное дело – не быть когда-либо плененным такую любовию. Если же кто и не плененный будет рукоположен; то да держится первоначальной цели, и с дерзновением да обновит древнее и апостольские подарки, не содействуя в грехопадениях тем, которые изменяют ныне священству, и думают о себе, что им возможно все говорить и делать. Лучше подвергнуться злоумышлениям и быть лишенным священства, нежели находиться в одном сане и такими людьми. 3) Не жалуйтесь… на Божественный Промысл, что он если не повелел, то и не воспрепятствовал священнодействовать недостойным. Напротив, подивитесь Его долготерпению, которое в скором времени, если недостойный не образумится, подвергнет его таким наказаниям, что жалующиеся ныне, ужаснувшись, восхвалят нелицемерный приговор. 4). … Тем, которые, сподобившись такового сана, не сделались лучшими, справедливо подвергнутся строжайшему наказанию. Величие сана естественным образом делается напутием к большему наказанию. 5) Кто славен делами добродетели, тот является подлинным украшением Священства, а кто, не имея внутренних достоинств, прикрывается их внешним благолепием, величаясь только одним саном, тот по Суду Истины причисляется к поддельным людям».

Инок Агапий (Спасение грешников, ч.1, гл.15): «О, несказанное Твое долготерпение, великодушный Господи! Как Ты допускаешь, что Тебя осязают руки недостойных служителей, души которых — обители сатаны? Но чтобы нас посетить и утешить, Ты решил, что Тебе должны служить такие люди, и они принимают Тебя в нечистые и оскверненные уста. Один единственный раз, братья, Господь был предан Иудой, лишенным благодарности. Но в этом трепетном Таинстве Он предаваем бесчисленные тысячи раз. Один раз Он был презираем по Своей воле в добровольном страдании, но здесь, на священной Трапезе, Он претерпевает надругательства и бесчестия тысячи раз. И все это Он переносит с безмерным великодушием, чтобы мы устыдились своей греховности через Его благодеяния».

А вот поучения о служителях Божиих, пастырях-лжецах, о которых сказано Господом, что они – «волки в овечьей шкуре».

Иоанн Златоуст (т.8, ч.2, Слово о лжепророках, и лжеучителях…): «Не удивляйтесь, если и пастыри оказываются волками. Ведь именно в беседе с епископами и пресвитерами апостол Павел говорил: «и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно» (Деян. 20:30). Итак, не давайтесь в обман никому, хотя бы кто и имел снаружи вид ангела, будучи внутри дьяволом. Поэтому Иисус и говорит: «берегитесь, чтобы кто не прельстил вас» (Мф. 24:4). И я опять повторю тоже самое. Берегитесь от соблазна, откуда бы он ни шел – от чужих ли, или от своих, и кто бы ни был тот, кто говорит «развращенная» – епископ ли, пресвитер ли, дьякон ли, или чтец – из тех, «которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные» (Мф. 7:15), которые имеют образ благочестия, силы же его отверглись».

Афанасий Великий (Из бесед на Еванг. от Матфея, гл.7): «Господь сказал: (ст.15) «Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные». (ст.16) «По плодам их узнаете их». Поэтому, брат, если видишь, что имеет кто благоприличную наружность, не на то обращай внимание, облечен ли он в овчую вóлну, носит ли он имя пресвитера, или епископа, или диакона, или подвижника; но постарайся узнать дела его: целомудрен ли он, страннолюбив ли, милосерд ли, исполнен ли любви, пребывает ли в молитвах, терпелив ли? Если чрево ему — бог, и гортань его — ад, если страждет он сребролюбием, корчемствует благочестием; то оставь его. Это — не пастырь сведущий, но волк хищный. Если о деревах умеешь заключать по плодам, какой они породы, какого вкуса и качества; то тем паче должен по делам заключать о христопродавцах, что, славясь своим благоговением, имеют они диавольскую душу. Если не собираешь «от терния грозды, или от репия смоквы»: то как же предполагаешь, что от законопреступных услышишь что-либо доброе, или от предателей что-либо полезное? Поэтому, уклоняйся от них, как от волков аравийских (Соф. 3, 3), как от тернов преслушания, как от репия неправды и от негодных дерев».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, § 471): «Тот есть пастырь добрый, который учит, и чему учит, то делом на себе показывает. Поэтому пастырям не только должно учить, но и образ добрых дел на себе показывать. Им Пастыреначальник Христос говорит: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф.5:16). И апостол святой: «Будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте» (1 Тим 4:12). И в другом месте: «Во всем показывай в себе образец добрых дел» (Тит 2:7). Пастырю нужно иметь перед Богом чистую и незазрительную совесть и перед людьми добрых дел пример, дабы совесть его самого в том не обличала, что в людях обличает, и в том его оправдала, чему других научает. Тогда пастырь свободно будет учить, когда учению его совесть его согласует. Следовательно, пастыри учащие, но не творящие, мало что успеют, поскольку, чему учат словом, то житием своим разоряют, истину, которую словом проповедуют, примером своим в сомнение и подозрение приводят. Таковые пастыри услышат слово: «Врач! исцели Самого Себя» (Лк.4:23). «Как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? говоря: «не прелюбодействуй», прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога?» (Рим 2:21-23) К таким пастырям говорит Бог: «Зачем ты проповедуешь уставы Мои и держишь завет Мой во устах своих? Ведь ты возненавидел наставление и поверг слова Мои назад. Если ты видел вора, то спешил вместе с ним, и с прелюбодеем имел участие. Уста твои умножали злословие, и язык твой сплетал коварства. Сидя (в собрании) на брата твоего ты клеветал, и для сына матери твоей полагал соблазн» (Пс.49:16-20). Прилично таковые пастыри уподобляются столпам, на дороге поставленным, которые путь указывают во град, но сами с места не двигаются, уподобляются колоколам, которые людей в церковь созывают, но сами не входят. … Следует им со всеми овцами, им от Христа порученными, явиться на суде Его и обо всех их дать Ему ответ. Блажен, кто скажет тогда: «Вот Я и дети, которых дал Мне Бог» (Евр.2:13). Окаянен и беден, кто не сможет того сказать тогда, но, стыдом и страхом объятый, услышит: «Негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф.25:30). В Апокалипсисе читаем, что Христос всякому Ангелу (епископу) семи Церквей говорит: «Знаю дела твои» (Откр.2:2, 9, 13, 19; 3:1, 8, 15). Что это значит? Не иное что, как что всякого пастыря наблюдает Христос, и дела его, замыслы и начинания примечает, и в книге Своей записывает, и всякому воздает по делам его, … хотя и о всяком человеке такое же всеведение имеет Он. Если непостыдными быть хотят пастыри в тот день, пусть рассуждают, что Христос на все их дела смотрит, и потому, как перед очами Его, пусть обращаются, и внимают себе и всему стаду своему». 

А это поучение о священниках, которые должны быть проповедниками и должны заниматься своим духовным совершенствованием.
Григорий Двоеслов (40 бесед на Евангелие, б.17): «Вот мир наполнен священниками, однако же на жатве Божией весьма редко можно найти делателя, потому что мы, хотя принимаем должность священническую, но не выполняем обязанностей этой должности. Но взвесьте, возлюбленнейшая братия, взвесьте, что говорится: «молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою». Вы за нас молитесь, чтобы мы могли достойно трудиться для вас, дабы язык не уставал от увещания, дабы, после того, как мы заняли место проповедничества, наша молчаливость не осудила нас пред Праведным Судией. Ибо часто язык препинается от собственного нечестия проповедников, но часто и по виновности предстоящих не предлагаются им слова проповеди. Язык препинается от собственного нечестия проповедников потому, что Псалмопевец говорит: грешнику же говорит Бог: что ты проповедуешь уставы Мои (Пс. 49. 16)? И наоборот, голос проповедников замолкает от порока предстоящих, как говорит Господь к Иезекиилю: и язык твой Я прилеплю к гортани твоей, и ты онемеешь, и не будешь обличителем их, ибо они мятежный дом (Иез. 3. 26). Ясно Он говорит как бы так: “У тебя отнимается слово проповеди потому, что когда народ разгневал Меня своими действиями, тогда он соделался недостойным увещания к истине”. Но за чей именно порок отымается у проповедника слово, определить трудно. Но решительно известно, что молчаливость Пастыря вредна, иногда для него самого, а всегда — для предстоящих. Но, о, если бы мы тогда исполняли обязанность нашего места в невинности жизни, когда не имеем достаточной силы проповедовать! — … Но многие, когда принимают права правления, воспламеняются к терзанию подчиненных, с ужасом властвуют и вредят тем, которым должны быть полезными. И поскольку они не имеют внутренней любви, то желают казаться господами; совсем забывают о том, что они — отцы; место смирения переменяют на возвышение владычества, — и если когда по внешности ласковы, то внутренне свирепствуют. О них-то некогда говорит Истина: «берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные». (Мф. 7. 15). … Надобно размыслить о том, что за одно наше дело даются две награды: одна на (этом мирском) пути, другая в Отечестве (в будущей жизни); одна поддерживает нас в труде, другая вознаграждает нас по воскресении. Итак, награда, получаемая нами в настоящее время, должна производить в нас то, чтобы мы усильнее стремились к награде следующей. Итак, каждый древний проповедник должен был не для того проповедовать, чтобы получить награду в этом времени, но для того получать награду, чтобы иметь силу проповедовать. Ибо кто проповедует для того, чтобы здесь получить награду или похвалы, или подарок, тот без сомнения лишает себя Вечной Награды. Но кто желает или тем, что он говорит, нравиться людям, для того, чтобы словами его возбуждалась любовь, не к нему, а к Богу, или получает земные награды в продолжение проповеди для того, чтобы от недостатка не утомиться в проповеди, тому, без сомнения, ничто не препятствует к получению награды в Отечестве, потому что на пути он взял только издержки. ….Но что мы (чего, впрочем, без скорби говорить не могу, что мы, Пастыри, делаем, — мы, которые и награду получаем, и однако же отнюдь не делатели? — Потому что в ежегодную награду получаем плоды Св. Церкви, но для Вечной Церкви не трудимся проповеданием. Помыслим, какого осуждения достойно без труда получать здесь награду за труд. Вот мы живем от приношения верующих — но сколько мы трудимся для душ верующих? — Мы принимаем в награду свою то, что верующие принесли для искупления грехов своих, однако же не употребляем, как бы следовало, против тех же самых грехов усилия или молитвы, или проповеди. … И еще (что важнее), если иногда будет лицо, в мире сем могущественное, то, быть может, заблуждения этого человека превозносятся похвалами для того, чтобы он, если бы стали говорить противное, во гневе не лишил подарка, который давал. Но мы непрестанно должны помнить, что написано о некоторых: «грехами народа Моего кормятся они, и к беззаконию его стремится душа их» (Ос. 4. 8). Почему же они называются снедающими грехи народа, если не потому, что поблажают грехам нечестивцев, дабы не лишиться временных наград? Но и мы, живущие от приношений верующих, делаемых ими за грехи свои, если едим и молчим, то, без сомнения, снедаем грехи их. Итак, помыслим, какой важности преступление перед Богом снедать цену за грехи и ничего не делать против грехов проповедью! — … Добрый владелец этой земли никогда не ест плодов с ней без денег, потому что благоразумный пастырь наперед платит талант слова, дабы не принимать от Церкви награды содержания к обвинению своему. Ибо мы тогда едим плоды от земли своей за цену, когда, принимая церковные пособия, трудимся в проповедании. Ибо мы проповедники будущего Судии. Итак, кто будет возвещать о грядущем Судии, если молчит проповедник? — Затем нам надобно подумать о том, чтобы каждый, сколько может, сколько достанет сил, старался возвещать заведываемой им Церкви и страх будущего Судии, и радость Царства. И кто не имеет достаточной силы одним и тем же голосом увещания убедить вместе всех, тот должен поодиночке настраивать каждого, сколько может, назидать частными разговорами, простым увещанием искать плода в сердцах детей своих. Ибо мы непременно должны думать о том, что говорится Святым Апостолам, а через Апостолов и нам: Вы — соль земли. (Мф. 5. 13). Итак, если мы соль, то должны исправлять души верующих. … Ибо священнику необходимо надобно стараться о том, что говорить каждому порознь, чем увещевать каждого, приноровительно к его состоянию, для того, чтобы имеющий общение со священником был приправляем вкусом Вечной Жизни, как бы от прикосновения к соли. Ибо мы не соль земли, если не исправляем сердец слушающих. Эту приправу к кушанью доставляет ближнему именно тот, кто не лишает его слова проповеди. Но мы истинно проповедуем другим правду тогда, когда проповеданное доказываем делами, когда мы сами бываем проникнуты Божественною любовью, и ежедневные пятна человеческой жизни, которая без виновности протекать никак не может, омываем слезами. Но мы тогда истинно сокрушаемся о себе, когда тщательно пересматриваем деяния предшествовавших Отцов для того, чтобы от очевидной славы их наша жизнь казалась нам презренной в собственных наших глазах. Тогда истинно сокрушаемся, когда тщательно исследуем заповеди Господни и стараемся сами себя усовершить через то, через что уже усовершились, как мы знаем, те, которых мы почитаем. …. Но в то время, когда мы сокрушаемся о себе, весьма необходимо иметь попечение и о жизни вверенных нам. Посему горесть сокрушения должна поражать нас так, чтобы не отклоняла, впрочем, от стражи ближних. Ибо что пользы, если мы, любя самих себя, оставим ближних? Или наоборот, что пользы, если мы, любя или ревнуя о ближних, оставим самих себя? … Вам, Епископам, я говорю со слезами, потому что мы узнали, что некоторые из вас рукополагают за награды, духовную благодать продают и от чужих беззаконий со вредом греха собирают временные выгоды. Почему же не приходит на вашу память то, что глас Господень, заповедуя, говорит: «даром получили, даром давайте» (Мф. 10. 8)? — Почему не представляете пред очи ума вашего, что Искупитель наш, вошед во храм, седалища продающих голубей опрокинул и деньги у меновщиков рассыпал (Ин. 2. 15-16)? Ибо кто ныне в храме Божием продавцы голубей, если не те, которые в Церкви принимают мзду за рукоположение? — Через это именно рукоположение низводится с небеси Дух Святой. Следовательно, продается голубь, потому что возложение руки, через которое приемлется Дух Святой, продается за деньги. Но Искупитель наш опрокинул седалища продавцов голубиных, потому что опроверг священство таких продавцов. Поэтому-то священные правила осуждают ересь симонийскую и повелевают лишать священства тех, которые за даруемые степени священства домогаются платы. — Итак, седалище продавцов голубиных опрокидывается, когда те, которые продают духовную благодать или перед людьми, или перед очами Божиими, лишаются священства. — В предстоятелях много есть и других зол, которые только скрываются от глаз человеческих. И большей частью священники выдают себя людям за святых, но не стыдятся оказываться гнусными в своих глазах, перед очами внутреннего Судии. Приидет, подлинно приидет тот день, — не далек он, — в который явится Пастырь Пастырей и выведет наружу дела каждого, и Тот, Кто через предстоятелей наказывает только преступления подчиненных, гневно осудит пороки предстоятелей лично Сам. Почему и вошед во храм, Он лично Сам сделал бич из веревок и, выгоняя из Дома Божия нечестивых торговцев, опрокинул седалища продавцов голубиных (Ин. 2. 15-16); потому что, хотя Он преступления подчиненных наказывает через пастырей, но преступления пастырей наказывает лично Сам. Вот этому только люди не могут поверить, потому что оно совершается сокровенно. Подлинно приидет Тот Судия, перед Которым молчанием никто не может утаить себя, Которого запирательством обмануть невозможно. — Есть и другое, возлюбленнейшая братия, что в жизни пастырей меня тяжко огорчает, но дабы кому не показалось, быть может, обидным то, что я утверждаю, то я и себя равно обвиняю, хотя, будучи принужден необходимостью варварского времени, очень неохотно пребываю в этом. Ибо мы впали во внешние занятия, и одно приняли из чести, а другое выражаем обязанностью деятельности. Мы оставляем служение проповеди, и к наказанию нашему, как вижу, называемся Епископами, — мы, которые удерживаем имя чести, а не силу. Ибо те, которые нам вверены, оставляют Бога, а мы молчим. Они валяются в нечестии, а мы не простираем к ним руки исправления. Ежедневно гибнут от многих беззаконий, а мы небрежно смотрим, как они стремятся в преисподнюю. Но когда мы можем исправить чужую жизнь, если небрежем о своей? Ибо занятые мирскими заботами, мы внутренне делаемся тем нечувствительнее, чем усерднейшими кажемся ко внешнему. Потому что душа от привычки к земной заботе делается нечувствительной к желанию небесного; и когда, по самой своей привычке, она делается твердой от влияния сего века, тогда она не может размягчаться к тому, что относится к любви Божией. Потому Святая Церковь хорошо говорит о слабых своих членах: «поставили меня стеречь виноградники, — моего собственного виноградника я не стерегла» (П.Песн. 1. 5). Ибо виноградные лозы суть наши действия, которые мы совершаем в ежедневном нашем труде. Но будучи поставлены стражами в виноградниках, мы не сохраняем нашего винограда, потому что, когда мы запутываемся во внешних действиях, тогда небрежем об исполнении нашего долга. Я, возлюбленнейшая братия, думаю, что Бог ни от кого не терпит более, как от священников, когда видит, что те, которых Он поставил для исправления других, подают собой примеры нечестия, когда грешим сами мы, которые имеем обязанность обуздывать грехи. — Часто, — что еще важнее, — священники, которые долженствовали бы раздавать свою собственность, похищают даже чужое. Часто они смеются, если видят кого живущим смиренно и воздержно. Итак, рассудите, что должно делаться со стадами, когда пастырями их бывают волки? Ибо принимают стражу над стадом те, которые не страшатся делать засады для стада Господня, от которых стада Божии должны быть оберегаемы. Мы не желаем никакой пользы для душ, проводим каждый день в своих занятиях, желаем земного, напряженным умом домогаемся славы человеческой. — И поскольку мы, по тому самому, по чему мы превознесены над прочими, имеем большую свободу делать что-либо, то мы служение принятого благословения обращаем в повод к честолюбию, дело Божие оставляем, а занимаемся земными делами; занимаем место святости, а запутываемся в земных делах. Подлинно исполнилось на нас то, что написано: и что будет с народом, то и со священником (Ос. 4. 9). Ибо священник не различается от народа тогда, когда никакой заслугой не превосходит деятельности своего народа. … Вы видите, каким мечом мир посекается, вы зрите, от каких ежедневных преследований гибнет народ; за что это, если не преимущественно за нашу греховность? Вот города опустошены, лагеря рассеяны; Церкви и Монастыри разрушены, поля превращены в пустыню. Но виновниками смерти для гибнущего народа мы, которые долженствовали быть вождями его к жизни. Ибо за нашу греховность повержена толпа народа, потому что, по нашему нерадению, она не обучена была для жизни. Чем же мы назовем души людей, если не пищей Господа, когда они созданы для того, чтобы в теле Его переваривались, т. е. чтобы стремились к приумножению Вечной Церкви? Но приправою для этой пищи должны были быть мы. Ибо, как сказали мы несколько впереди, посланным проповедникам говорится: вы — соль земли. (Мф. 5. 13). Итак, если народ есть пища Божия, то приправой для этой пищи должны быть священники. Но поскольку когда мы перестаем употреблять святую проповедь и учение, соль теряет силу, то она не может приправлять пищи Божией, и потому не принимается Виновником то, что по нашей глупости не сберегается. Итак, подумаем о том, кто покаялся, будучи некогда обращен нашим словом, кто исправился в своем поведении от нашего выговора, кто оставил роскошь по нашему наставлению, кто бросил сребролюбие, кто гордость? Подумаем, какую пользу для Бога сделали мы, которые, по принятии таланта, посланы от Него на делание? Ибо Он говорит: дал им десять мин и сказал им: употребляйте их в оборот, «пока я возвращусь» (Лк. 19. 13). Вот Он уже грядет; вот Он требует прибыли от нашей купли. Какую прибыль душ мы покажем Ему от своего делания? Сколько пригоршней душ представим пред Лицо Его от сеяния нашего слова? Представим пред взоры наши тот страшный день, в который придет Судия и будет рассчитываться со своими слугами, которым вверил таланты. Вот узрят Его в страшном величии среди сонмов Ангелов и Архангелов. На это величественное испытание будет приведено множество избранных всех, и нечестивых, и каждый объявит, что он сделал. Там явится Петр с обращенной Иудеей, ведомой им за собой. Там Павел, ведущий за собой, так сказать, целый мир. Там Андрей, там Иоанн, Фома, ведущие за собой пред лицо Царя своего; первый —Ахаию, второй —Азию, третий — Индию. Там явятся все овны стада Господня с прибылью душ, которые своими святыми проповедями ведут за собою к Богу преданное им стадо. Итак, когда перед взором Вечного Пастыря явится столько пастырей со стадами своими, тогда что скажем мы — несчастные, которые после служения ни с чем возвращаемся к нашему Господу, которые носили имя пастырей, а не можем указать на овец, которых должны были бы воспитать? — Здесь мы называемся пастырями, а туда не приводим стада. Но неужели, когда мы нерадим, и всемогущий Бог оставляет овец Своих? — Отнюдь нет, ибо Он лично Сам пасет их, как обещался через Пророка (Иез. 34), — и всех, предопределенных к жизни, учит ударами вразумления, духом сокрушения. Хотя и через нас верующие приходят к святому очищению, благословляются нашими молитвами и через возложение наших рук принимают от Бога Святого Духа, однако же, сами достигают до Царства Небесного, а мы, по нерадению своему, стремимся вниз. Избранные, очищенные руками священников, входят в Небесное Отечество, а сами священники нечестивой жизнью спешат к адским наказаниям. Итак, чему мы уподобим злых священников, если не воде Крещения, которая, омыв грехи крещенных, посылает их к Царству Небесному, а сама после стекает в нечистые места? Устрашимся этого, братия; да согласуется самое наше служение с нашим деланием! Будем ежедневно помышлять об отпущении грехов наших, дабы не оставалась преданной греху наша жизнь, через которую Всемогущий Бог ежедневно разрешает других от грехов. Будем непрестанно рассуждать, что такое мы, будем обсуживать свою должность, взвешивать тяжесть, которую приняли. Будем ежедневно давать самим себе те отчеты, которые дадим нашему Судии. И о себе мы должны иметь попечение так, чтобы не оставлять попечения и о ближнем, дабы всякий, кто имеет общение с нами, был приправляем солью нашего собеседования. …. Помолимся! Боже, благоволивый наименовать нас пастырями в народе, сотвори, молим Тя, да имеем силу быть в очах Твоих тем, чем мы называемся на языке человеческом, Господом нашим Иисусом Христом, Ему же подобает всякая слава, честь и поклонение во веки веков! Аминь».

Введение 2. О плотском человеке и его склонности ко злу/греху

Также вначале этой темы очень кратко скажем и о том, что в каждом грешном человеке есть плотяный и склонный ко греху и злу внутренний человек. Это приводит «мало-помалу в бездну зол и бедственное нерадение», если христианин не будет работать над собой и бороться со своими страстями. И до каких состояний может дойти грешный христианин, живущий по плоти и в грехах, будет сказано в этой теме.

«Человек — смесь добра и зла», и в каждом человеке и христианине есть «два человека – плотяный и духовный»

Итак, рассматривая человека, христианское учение говорит о том, что по грехопадению в каждом из нас легко уживается как зло, так и добро.

Феофан Затворник (Толк. на Пс. 51,5): «В сердце человека каждого всегда есть смесь добра и зла; и иногда одно пересиливает, иногда другое, однако ж, человек всегда по своей воле избирает то или другое».

Иоанн Златоуст (т.1, ч.2, О Лазаре, сл.3): «Так бывает, что иной невоздержен, но иногда милостив; или бесчеловечен, но целомудрен; если же невоздержен и жесток, однако сделал когда-нибудь в жизни хотя бы одно доброе дело. То же, наоборот, надобно думать и о людях добрых. Как самые нечестивые иногда делают что-нибудь доброе, так и честные, и добродетельные нередко в чем-нибудь погрешают».

И поэтому говорится, что человек двояк.

Также его двоякость проявляется в том, что в нем действует и плоть, и дух.

Тихон Задонский (Плоть и дух, гл.1): «В человеке, христианскую веру воспринявшем, два закона обретаются: закон плоти и закон духа, или закон телесный и закон ума».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, § 382): «Поскольку в христианине двоякое имеется рождение, ветхое и новое, или плотское и духовное, то в том же христианине двоякий и человек — ветхий и новый: двоякий не по существу …, но по внутреннему устроению, наклонностям и действию. Ветхий человек иначе называется внешним, новый же — внутренним…. Еще называется ветхий — плотью, новый же — духом».

О плотяности говорится так:

Иннокентий Херсонский (Лекции, л. 6): «Природа человеческая поврежденная называется еще в Священном Писании «плотию» (Быт. 6; 3). … Человек естественный более предан плоти, нежели духу».

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл., 7.14): «Плотян — не естеством, а внутренним настроением, то есть ищу только того, что плоть услаждает или устрояет мое лишь земное благобытие».

Иннокентий Пензенский (Христианское нравоучение, или богословие деятельное подлежательное, ч.7): «Под именем «плоти» должно здесь разуметь внешнего человека, или силу плотскую, которая держит в осаде внутреннего, сокровенного человека, возбуждая в нем пагубные похотения, возобновляя прежние худые привычки и приводя мало-помалу в бездну зол и бедственное нерадение («Погибают многие в этой жизни, потому что нерадят о предложенном им законе Божием» (3 Езд.7,20))».

Дмитрий Ростовский (Поучения, п. 30. Поуч. на пречестную память … свят. Николая … Чудотворца): «Что же скажем мы о плотском нечистом грехе? Разве он не является великой волной на море мира сего?! Разве не обуревается этой волной всякий земнородный?! Разве напрасно говорит Писание: «Все, что в мире — похоть плоти» (1 Ин. 2, 16)? Не в этой ли волне погрязли люди первого мира, эти древние исполины, когда спасся один только Ной с чадами? Ибо Отцы возвещают, что за эту плотскую нечистоту наказал Бог древних людей всемирным потопом. Не в этой ли волне погрязли содомиты с окрестными городами? Не в этой ли волне погряз было Давид, а также и Соломон, сын его? Не в этой ли волне плотской похоти и ныне погибают многие, юные и старые? Одним словом, едва ли не все в мире побеждены плотской похотью: «Все, что в мире: похоть плоти»».

А вторая составляющая человека, противоположная плоти – дух.

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл., гл.12.11): «Духом называется та сила или та сторона нашей внутренней жизни, которая обращена к Богу, добродетели, небу и вечности. В падении она ослабла и подавлена; но когда приходит благодать, оживляет ее, и человек начинает ревновать о Божеском, святом, неземном. Гореть духом — значит: ревновать пламенно о богоугождении, спасении и стяжании Царства Небесного».

Думаю понятно и то, что хорошее/духовное в человеке от образа и подобия Божиего, а плохое и ищущее плотских удовольствий – от греха и диавола.

Феофан Затворник (Слова во св. Четыредесятницу …, В неделю 2-ю Великого Поста): «Святой Макарий Египетский … говорит, что в первобытном состоянии человек был чист, совершенен и украшен всеми добродетелями: страхом Божиим, верою, кротостью, смирением, милосердием, воздержанием, чистотою, нестяжательностью, братолюбием — словом, всеми совершенствами, в каких сиял в нем образ и подобие Божие. Но когда внял он внушению лукавого и преступил заповедь, тогда вошел в него другой человек, во всем противоположный первому, который, сорастворившись с ним, закрыл его, стеснил и заглушил собою, как бы член наложился на член, голова против головы, грудь против груди, руки против рук и прочее, всякий, член против соответствующего члена: так что того первого человека не видно стало, а виднелся один почти сей пришлый человек, во всем, как сказано, противоположный первому: страстный, нечистый, гордый, богоборный, злобный, любостяжательный, завистливый, невоздержный, похотливый, братоненавистный, всякою нечистотою и неправдою исполненный. — Так одвоился человек. Собственно человек есть естество человеческое, как оно вышло из рук Творца; а это пришлое, нечистое и страстное не есть человек, а только призрак являет человека, и не живет, а только являет призрак жизни, на деле же мертво есть или, лучше, мертвяще в отношении к истинному человеку. Кажется нам самим, нашему лицу, надлежало бы стоять на стороне правого, первобытного человека. Но неизвестно, что такое сделалось с нами, что мы отшатнулись от него и стали на сторону человека пришлого, страстного, до того, что его только и считаем собою. Отчего и бывает, что, какою бы страстью ни был одолеваем человек, он стоит за нее, как за себя. Ему и на мысль не приходит, что он тут действует не за себя, а за чужого кого-то против себя …».

К сожалению, именно такими – плотскими, злыми, душевными, страстными и т.д., в которых, конечно, есть что-то и доброе, и что-то духовное, является большинство людей, в том числе и немало христиан.

А теперь приведем поучения о том, как можно увидеть внутреннее раздвоение (на плоть и дух) по нашим реакциям, желаниям, мыслям и чувствам. И следует учитывать, что святые отцы указывают не всегда на разных людей, а и на внутренние расположения и состояния, когда в одном христианине проявляется то плотское и злое, то духовное и доброе.

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст. 1642, и др.): «Духовный человек погружается умом и сердцем в Бога и в Нем находит сокровище знаний и премудрости, правды, мира и радости о Духе Святом, а плотской человек — в мир прелюбодейный и грешный, или в вещественную природу, не видя в ней Бога, и в ней ищет пищу своему земному близорукому уму, своему самолюбию и гордости. (ст.275) Верь и твердо помни, что ты двойственный человек: один — плотской, больной страстями, ветхий, диавольский, плотского ищущий и в плотском поставляющий жизнь; его надо умерщвлять и ни в чем ему не удовлетворять, не преклоняться на его греховные, настойчивые, болезненные вопли; а другой — духовный, новый, здравый, Христов, во всем Христа ищущий, Христом живущий (вместо похотей мира) и во Христе обретающий покой и жизнь; кроме Христа ничего не желающий иметь в этом мире; «все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа» (Филп. 3,8). Как требования того человека всеми мерами нужно презирать, потому что исполнение их убийственно для души, так требования последнего надо всеми мерами исполнять, потому что они ведут к истинной и вечной жизни. Познай это всякий христианин и возьми на себя труд исполнять на деле познанное».

Дмитрий Ростовский (Поучения, п. 22. Поучение на память … св. Гурия, Архиеп. Казан.): «Грехолюбивое тело, всегда желающее скверных сластей, есть как бы труп смердящий: «Возсмердели и согнали раны мои от безумия моего», — говорит Давид (Пс. 37, 6). Дух же, старающийся угодить Богу, есть как бы живой человек, стремящийся к жизни вечной».

Георгий Затворник (Письма, п. 1.120): «Плотской человек не разумевает, яже суть духовная, и мудрствует земная, а не небесная; смущается, когда не по нем бывает: досадует, гневается, спорит, противословит, злословит, ненавидит, ропщет, жалуется, завидует и ищет угодить чувствам своим. Все земные блага любит, всего сладкого желает и всякого лишения боится; любит почтение и славу принимать от человеков, надменен и горд бывает. Таковой Господу угодить не может и называется человек «душевен», потому что угождает только своим душевным чувствам. А кто живет по Богу, тот не любит мира «ни того, что в мире» (1Ин.2, 15), но «распяли плоть со страстями и похотями» (Гал.5, 24), смиряется, долготерпит, не ропщет, не жалуется, но и радуется, когда гоним бывает и презираем ради Господа; ни чести, ни славы, ни самой жизни не ищет на земли, все его сокровища — на небеси; и таковой человек называется духовным: небесная мудрствует, а не земная, духом живет и угождает Господу своему, а не плоти. Ревнует по разуму в смиренномудрии и кротости, а не в безумии и в порывах чувств своих; не бесчинствует, но во всем хранит благочестие и истину и во всем — любовь истинную духовно и смиренно».

Платон, митр. Московский (т.14, Слово на день Архангела Михаила): «Всяк грех есть действие плоти, а не духа. И для того Апостол некоторых упрекая во грехах ими содеянных, заключает: «не плотские ли вы?» (1 Кор. 3, ст. 4). Когда ты видишь доброе и похваляешь, сие есть действие духа; но когда при всем том следуешь худому, сие есть действие плоти. Когда ты желаешь идти во храм, сие есть действие духа, но когда по лености то отлагаешь, сие есть действие плоти. Когда ты желаешь помочь бедному, сие есть действие духа; но когда скупость преодолевает, сие есть действие плоти. Когда ты склоняешься простить обидевшему, сие есть действие духа; но когда мщением воспаляешься, сие есть действие плоти. Когда ты желаешь хранить целомудрие, сие есть действие духа; но когда сладострастие тебя побеждает, сие есть действие плоти. Когда ты желаешь принести покаяние и исповедание, сие есть действие духа; но когда стыд от того тебя отводит, сие есть действие плоти».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, § 300): «Плотское … склоняет христианина к плотскому мудрованию, а духовное — к мудрованию духовному. Плотское подвигает его к исканию чести, славы, земного богатства, а духовное отводит от этого и движет к исканию вечных благ, славы и блаженства вечного. Плотское побуждается к гордости и высокоумию, а духовное — к смиренномудрию. Плотское поощряет к гневу, ярости, злобе, мщению, а духовное отвращает от этого, и поощряет к терпению, тихости, незлобию, кротости. Плотское побуждает ненавидеть ближнего, а духовное от этого уклоняет и склоняет к любви. Плотское движет к немилосердию и жестокости, а духовное — к милосердию. Плотское влечет к сребролюбию и миролюбию, а духовное — к любви Божией. Плотское привлекает сердце к ссоре и вражде, а духовное — к миру, согласию и к благочестивому единомыслию. Плотское побуждает к пьянству, невоздержанию, нечистоте, а духовное — к трезвости, воздержанию и целомудрию. Плотское ведет ко лжи, лести, лицемерию, а духовное — к истине и простосердечию. Коротко говоря, плотское рождение наклоняет человека к самолюбию, исполнению своей воли и угождению самому себе, а духовное — к боголюбию, к послушанию Богу и творению воли Божией (т.е. жизни по заповедям Божиим – от сост.), и от всего того отводит, что воле Божией противно».

Тихон Задонский (Плоть и дух, гл.1): «Плотское мудрование — такое, когда делается то, что хочет плоть; духовное мудрование — когда делается то, что дух хочет. … Плотской человек весь ум свой и замыслы имеет только к приобретению временного, а духовный всегда стремится к вечному … Плотской человек, хотя и делает похвальное, но делает это ради тщеславия и приобретения суетной славы, а духовный все намерение простирает во славу Божию и в надежду жизни вечной. … Плотской человек перед всеми гордится, возносится, ему никто не равен, выше всех себя ставит, всех презирает, а духовный — пред Богом и людьми смиряется. Плотской человек не терпит в презрении быть, а духовный с охотой это принимает. Плотской человек хулящего хулит, укоряющего укоряет, злословящего злословит, ненавидящего ненавидит, а духовный, когда хулят его, утешается, когда гонят, терпит, клянущего благословляет, добро творит ненавидящему. Плотской человек не любит и ближнего, а духовный и от врагов своих любви своей не отъемлет. Плотской человек злопамятен, и за малую обиду ищет отмщения, а духовный и за отнимающих жизнь у него молится: «Господи! не вмени им греха сего» (Деян.7:60). Плотской человек коварно, лестно, хитро со всяким поступает; а духовный со всеми простосердечным является. … Плотской человек непримирим, а духовный и с ненавидящими мира бывает мирен. … Плотской человек склонностям и вожделениям нечистым следует, а духовный — чистоте и целомудрию прилежит. … Плотской человек всякий грех за ничто ставит, а духовный от всякого и малейшего греха бежит, как от лица змеиного. Плотской человек надежду свою возлагает на честь, на богатство, на силу свою, на своих покровителей, а духовный упование свое возлагает на помощь Вышнего и милостивый Промысел Творца своего. Плотской человек больше всего опасается лишиться чести, богатства, изгнанным быть, а духовный на все это с охотой, или великодушием, готовым себя показывает».

У христианина всегда будет брань плоти и духа, и победить может или плоть, или дух

Итак, в нас, христианах, уживается и плотской, и духовный внутренний человек, которые к тому же всегда, бессознательно для нас, борются между собой.

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, § 383): «Эти два человека, в одном христианине обретающиеся, как противоположны между собою, так непрестанную между собою имеют брань, и друг другу противятся, как учит апостол: «плоть желает противного духу, а дух — противного плоти: они друг другу противятся» (Гал.5:17). Чего хочет плоть, того не хочет дух, и чего хочет дух, того не хочет плоть. … От сего сражения и брани следует то, что одно побеждает, другое бывает побеждено, ибо брань без этого не бывает. Когда побеждает внутренний человек, тогда побеждается внешний, и когда побеждает внешний, тогда побеждается внутренний, от чего бывает одному жизнь, а другому смерть».

Цветник священноинока Дорофея (гл. 14): «… (плоть) постоянно борется против души, подвига и спасительных дел. Потому что плоть стремится к греху, а душа к спасению, и враждуют одна с другой. …Телесное наслаждение враждует с душой и помогает дьяволу».

А у некоторых христиан «эти два человека» уже и не борются, т.к. плотской победил. Так, например, плотской, когда взыграла похоть и захотелось сблудить – блудит, появилась возможность приобрести деньги нечестным путем – украл, захотелось повеселиться – выпил спиртного, побоялся быть разоблаченным в чем-то – врет, не стыдясь, и т.д.; и духовный его человек уже и не проявляется.

Думаю, понятно, что в христианине должен победить дух и добродетели, а страсти и грех должны быть умерщвлены. И для этого должна вестись сознательная и внимательная духовная брань с самим собой, а точнее — со своими телесными страстями/похотью – чревоугодием, пьянством, блудом; душевными – гневом, ненавистью, печалью, гордостью, эгоизмом и тщеславием; и со сребролюбием. Эта брань ведется в те моменты, когда они проявляются в человеке и пытаются склонить душу на свою сторону. Так, например: обратил внимание на противоположный пол и понимаешь, что уже увлекаешься, и тогда нужно, как можно скорее, прекратить это увлечение (через удаление от человека, через самовразумление, самоукорение, молясь и каясь); или, например, понимаешь, что хочется взять деньги незаконно – откажи себе; или чувствуешь, что разгневался или обиделся – укори себя, кайся в ненависти и молись против нее.

И без этой осознанной брани/подвига с самим собой мы не сможем стать «новыми» людьми «благопотребными для Небесного Царства».

Макарий Великий (Духовные беседы, б.44): «Душе, истинно во Христа верующей, должно из нынешнего порочного состояния перейти в состояние иное, доброе, и нынешнее уничиженное естество изменить в естество иное, божественное, и соделаться естеством новым, при содействующей силе Святого Духа; и тогда может она стать благопотребной для небесного царства. Достигнуть же сего возможно только нам, которые веруем, истинно любим Его, и исполняем все святые заповеди Его. … Душам нашим должно из настоящего состояния перейти в другое состояние, и измениться в Божественное естество, из ветхих соделаться новыми, то есть из негодных и неверных — добрыми, честными и верными; и таким образом, прийти в благоустройство, став благопотребными для небесного царства».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, § 300): «Такая брань (плотского и духовного) происходит в одном и том же христианине. Это есть всегдашнее сражение между плотью и духом, ибо «плоть желает противного духу, а дух — противного плоти». В этом состоит христианский подвиг, в котором должно нам до конца жизни нашей подвизаться, плоть духу покорять, и «делать не то, что хотели бы» (Гал.5:17), но что воля Божия, закон Божий и новое рождение от нас требует. … Христианин, если хочет новое рождение сохранить и быть истинным христианином, то должен ветхого человека не слушать, деяний его не творить, и так от всякого зла уклоняться, а следовать свойствам нового рождения, нового человека, и так ко всякому доброму делу прилежать. К этому подвигу святые апостолы везде в своих святых посланиях нас поощряют. То же и Христос в святом Евангелии Своем предлагает нам, когда велит входить «тесными вратами» (Мф.7:13), «отвергнуться себя, и взять крест свой, и следовать» Ему (Мф.16:24), взять иго Свое, и учиться от Него (см. Мф.11:29)».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.312): «…Заслуживают тысяч венцов святые подвижники, называемые преподобными отцами, которые, из любви к Богу оставив мир и все, что в мире, ушли в пустые, совершенно необитаемые места и там, затворяясь в своих кельях, всю жизнь проводили в богомыслии, молитве, в отсечении своей воли, посте, бдении, труде и подвиге ради Бога и терпели всю жизнь нападения от противных сил, всячески усиливавшихся поколебать их веру и надежду на Бога, особенно же любовь к Нему. Бороться из любви к Богу со своею плотью и диаволом, этим хитрым, сильным и злобным врагом, не несколько часов, дней и месяцев, а много лет, иногда 60 и 70 лет, каких это заслуживает венцов? И что в сравнении с этими подвижниками люди, живущие в мире, без нападений так часто падающие и без поражений так поражаемые от своей плоти? Что значат в сравнении с св. подвижниками люди-миряне, живущие по своей воле, в роскоши, в удовольствиях всякого рода, в одежде славней и пище сущии, предающиеся гордости, честолюбию, зависти, ненависти, скупости, раздражительности, гневу, мщению, развлечениям, блуду, пьянству — всем порокам, хотя и не в одном лице совершаемым? Они заживо уловлены без всякого сопротивления в волю диавола, а потому он не нападает на них, оставляя их, давно опутанных его сетями, в предсмертном покое и самозабвении».

Игнатий Брянчанинов (Слово о чувственном и о духовном видении духов): «Для человеков неизбежны или плен (греху и злым духам) или борьба. Благочестивый подвиг есть ничто иное, как деятельное принятие спасения, как явление нашего произволения, показываемое и доказываемое самым опытом, самою жизнью. Весьма естественно, что падшие духи стараются удержать нас в своем плене и общении, когда мы захотим расторгнуть общение, освободиться из плена; а нам необходимо доказать наше искреннее желание свергнуть их иго приведением в действие всех зависящих от нас средств к тому».

О том, что таким борющимся с собой христианам помогает благодать Божия, будет сказано позже, а сейчас продолжаем разговор о других христианах – не борющихся и порабощенных греху.

Итак, у тех, о ком будет идти речь в этой теме, все же побеждает «плоть» и «жало страстей», потому что они – сластолюбивы по плоти, и потому что они живут в неосознанной ими брани плоти против духа, где побеждают плотские и душевные страсти. А духовного подвига осознанной и внимательной брани со своими страстями они не ведут.

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.421): «Жало страстей и сластей изгнало жало Божией любви, места не дает ему. В иных ежедневно эти два начала борются и попеременно вытесняют друг друга, а в других и борьбы нет; жало земное в иных вполне господствует, подавляя жало небесное, например: в корыстолюбцах, сластолюбцах, честолюбцах, пьяницах, обманщиках, убийцах, блудниках и прелюбодеях и т.п.».

Грешники пребывают в разных степенях греховных состояний

Также, прежде чем сказать о грехах таких христиан, нужно отметить, что следует различать как внутренние состояния христиан, так и степень грехов вообще. Например, вот поучения об этом.

Платон, Митр. Московский (Поучительные слова. т. 14, Слово на Крещение Господне): «Но кто же из христиан, скажет кто, сколько б ни был совершен, есть без греха: ибо Иоанн устами всех христиан сказал: «Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1 Ин. 1, 8). Конечно, сие правда: но великое есть различие между больным и мертвым. (Истинный – от сост.) христианин по немощи иногда во грехи впадает, но тотчас свою болезнь признает, и с истинным раскаянием прибегает ко врачу, и от него тотчас исцеляется; и получив исцеление в знак благодарности своей, всемерно того оберегается; и самая сия болезнь душевная послужила для него к добру, ибо он и добро, потерянное чрез то, узнает больше, и в нем крепче утверждается, и для будущаго времени становится благоразумнее и осторожнее. И потому он всегда здрав или творением добра, или покаянием и исправлением зла. — А ложный христианин напротив: он грехом не болезнует, но умирает: он к нему прилепляется всею душею и на все время, так что и при самой кончине не он оставляет грехи, но грехи его».

Максим Исповедник (Главы о любви, сотн. 3-я, гл.74): «Не одинаково должно судить о согрешающих тем же, по действию, грехом, но различно (судя по причине согрешения): ибо иное грешить по навыку, а иное по внезапному, неудержимому увлечению. В последнем случае человек ни прежде греха не имел мысли о нем, ни после греха не имеет влечения к нему, а напротив весьма скорбит и мучится о случившемся. Совсем не то бывает с тем, кто грешит по навыку: ибо он и до греха не переставал грешить мысленно, и по совершении его в том же остается расположении».

Никодим Святогорец (Невидимая брань, ч.1, кн.29): «Ведай, возлюбленный, что диавол ни о чем другом не печется, как о погибели каждого из нас, и что не одним и тем же способом ведет со всеми брань. Чтоб тебе было это яснее увидеть и понять, представлю тебе пять нравственных состояний людей и опишу соответственные им козни, обходы и прельщения вражеские. Состояния эти суть следующие: — одни пребывают в рабстве греху, и помышления не имея об освобождении от него; — другие, хотя помышляют об этом освобождении и желают его, но ничего не предпринимают, чтобы достигнуть его; — есть и такие, которые по освобождении от уз греха и стяжании добродетелей, попадают опять в грех с большим растлением нравственным. Из этих последних одни в самопрельщении думают, что, несмотря на то, все еще идут к совершенству; другие — в беспечности оставляют путь добродетели; иные — самую добродетель, какую имеют, превращают в повод и причину зла для себя. На каждого из таковых враг действует, соображаясь с его настроением».

Иннокентий Херсонский (О грехе и его последствиях, гл. Слово о существе греха, его видах…, и др.): «Есть грехи мысленные — это все нечистые помыслы и желания, греховные воображения и воспоминания. … Второго рода грехи состоят из худых и гнилых слов. (Эти грехи есть абсолютно у всех христиан – от сост.)… Третий вид грехов состоит из самых порочных действий (и именно в грехах на деле живут те христиане, о которых будет идти речь – от сост.). Здесь, если начать исчислять поименно, то недостанет числ и слов. — Приметим только, что иные грехи (устремлены) прямо против Бога и веры в Него, как-то: неверие, хула и отчаяние; иные грехи устремлены прямо против ближнего, например: татьба, убийство; иные — против самого грешника, например: сладострастие, невоздержание и пьянство. — Не все грехи, бывают, без сомнения, в каждом человеке, обыкновенно одна какая-либо страсть берет верх над другими и, становясь господствующею…. — Не все грешники стоят также на одной степени развращения: в грехе, как и в добродетели, есть своя постепенность. Первая степень, когда человек начинает предаваться по временам разным порокам или одному какому-либо, без особенного расположения ко греху, не забывая по временам и покаяние, хотя без особенных плодов его. Вторая степень — когда худые действия обращаются в навык, порок или страсть, становятся постоянным началом действий и правилом для жизни, не заглушая, однако же, вовсе желания исправиться и перестать грешить. Третья степень — когда развращение доходит до того, что грешник, совершенно ослепленный грехом, почитает его для себя необходимостью, вовсе забывает закон и страх Божий, грешит нераскаянно, с намерением всегда оставаться таким, как есть. (Вторая и третья степень характерна для тех христиан, о которых эта тема – от сост.) Состояния греховные также различны. — Есть состояние греховного неведения, в коем человек, следуя влечению растленной природы и худым примерам, совершает многие грехи, не имея надлежащего понятия о том, как совершаемое им противно закону и природе. В таком состоянии находятся многие из бедных язычников (и неверующих – от сост.), по недостатку истинной религии. — Есть состояние беспечности духовной, в коем находящиеся вовсе не думают о том, что и как должно человеку делать, чего требует закон Божий и что воспрещает, живут как случится, поступают как случится, грешат и беззаконствуют как случится. Пример и обстоятельства, привычка и страсти суть для них вместо всех правил и законов. — Есть состояние духовного лицемерия, когда человек ясно видит, чего требуют долг и совесть, и старается сохранять на себе всю личину честности, но в тайне предается всему, к чему влекут его страсти. В таком лицемерии обличал некогда Господь фарисеев. — Есть состояние духовного ожесточения, когда грешник выходит из свойственной греху боязни и скрытости, бесчинствует явно, упорно отвергает все вразумления и хвалится своими преступлениями. (Три последних состояния – состояния христиан, о ком эта тема – от сост.) — Есть состояние отчаяния, когда грешник, пробудившись от греха, чувствует крайнее к нему отвращение, но вообразив, что его грех неотпустителен, готов бывает на самые отчаянные поступки и против других и против самого себя: пример сего состояния — несчастный предатель Христов. — Видите, сколько болезней и язв у души человеческой! (гл. Слово о том, чем грех соблазняет человека…): «И разум, и опыт, и слово Божие уверяют нас, братие, что грех есть зло великое, и предаваться ему значит быть врагом самому себе. Между тем, что видим мы в мире? Что видим вокруг нас и в нас самих? Грех. Малая только часть избранных Божиих, утвердившись на камени заповедей Господних, оградившись страхом Божиим и благодатию Христовою, блюдет себя чистою от греха, постоянно сражается с ним во всех его видах, и побеждает его в себе и в других. Гораздо большая часть, если и не оставляет совершенно пути правды и истины, то непрестанно уклоняется от него на десно и шуее. Еще большая часть людей и не думает о царском пути правды и долга, спокойно позволяет себя влачить страстям по всем дебрям порока. Есть, наконец, и такие, кои до того раздружились со всякою добродетелью, до того сроднились со всяким грехом, что подобно духам отверженным, готовы навсегда оставаться во грехе, готовы, если бы было возможно, воцарить его над всем миром».

Иннокентий Херсонский (Лекции, л.6): «Человек не стоит в одном положении, но проходит разные состояния и степени, как во зле, так и в добре. … Еще можно разделять род человеческий на четыре разряда: 1) людей, имеющих худое сердце, а наружность добрую: таковы лицемеры; 2) имеющих сердце доброе, но наружность худую: это мечтатели — те, которые ревнуют, но не по разуму, как некогда Савл; 3) у иных великие пороки соединены с некоторыми добродетелями: так убийцы среди злодеяний бывают иногда великодушны; 4) у некоторых с добрыми свойствами соединены худые действия. Вот деление по отношению к смешению добра со злом. — В отношении к спасению различаются следующие состояния: 1) состояние неведения и сродной с ним беспечности; 2) лицемерия или обмана себя и других; 3) ожесточения; 4) отчаяния. В состоянии неведения не чувствуется нужда спасения. В лицемерии эта нужда чувствуется, но думается, что она удовлетворена. В ожесточении упорно и намеренно прогоняется всякая мысль о спасении. В отчаянии, хотя чувствуется нужда спасения, но предполагается невозможность его».

Итак, далее мы будем говорить о таких степенях греховности, когда христианин грешит на деле, когда «(к греху) прилепляется всею душею и на все время», когда «грешит по навыку» и «по совершении его в том же остается расположении», который «пребывает в рабстве греху, и помышления не имея об освобождении от него», и о тех, кто, хотя помышляют об этом освобождении и как бы и желают его, но ничего не предпринимают, чтобы достигнуть его.

О том, как образуются греховные пороки в человеке

Также святые отцы показывают, как образуется грех и навык к нему. И именно так происходило укрепление во грехах на деле у тех, о ком будем идти речь в этой теме. Вот некоторые поучения об этом.

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл., 7.15): «… всякий грех делается с желанием и любовью. До решения на дело бывает желание иного и ненавидение предлежащего; но подходит сласть самоугодия и — все изменяется. Бывает борьба, но потом все улегается, и нехотимое прежде творится всем лицом человека со всею охотою. … Как в какой-либо семье глава семейства держит намерения, по его убеждению полезные, но, когда надо действовать, собираются семьяне и уговаривают его делать противное тому: он соглашается и делает. После хоть и видит, что не следовало соглашаться, но уж сделанного не переделаешь. Это, однако ж, не исправляет его; но, когда приходится действовать в том же смысле, семьяне опять сбивают его сделать по-ихнему. Так и всегда делает он не как хочет. То же самое происходит и внутри нас. Всякий желает доброго и ненавидит злое; но приходит сласть самоугодия, отуманивает очи ума, извращает расположение сердца, — и желаемое доброе не желается, а ненавидимое злое является привлекательным; от чего не то творится, а это содевается.».

Игнатий Брянчанинов (Аскетическая проповедь, Глава: Часть 1): «Вспомни святого Давида, впавшего в любодеяние и убийство. Вкралось в душу праведника неприметным образом нерадение; от нерадения родилось нехранение чувств телесных; освобожденный от хранения взор встретился неожиданно с предметом соблазна; предмет соблазна возбудил в душе освященной преступное пожелание; за пожеланием последовало преступное исполнение: за совершением прелюбодеяния последовал стыд тщеславный. Стыд, которым устыдилась греха человеческая гордость, родил новое преступное желание — желание скрыть грех, желание сохранить личину праведности пред человеками. Для этого совершено убийство».

Василий Кинешемский (Беседы на Еванг. от Марка, гл. 6, ст. 14-29): «Попробуем заглянуть в эту темную душу (Ирода) и проследить, как постепенно назревало здесь преступление, вызванное страстью, и как разгоралась и укреплялась сама страсть. Выяснить законы развития порока и страсти для нас очень важно, ибо в душе каждого человека они действуют приблизительно одинаково, и на примере Ирода мы можем выяснить условия наших собственных падений. — Дело начинается похотью, нечистою любовью к Иродиаде, снохе Ирода, жене его брата Филиппа. Нисколько не заботясь о том, чтобы остановить развивающуюся преступную страсть, Ирод скоро переходит к делу, легко переступает через первое препятствие и жену брата своего делает своей женой. Этот первый шаг уже достаточно ясно показывает, насколько развилась страсть в его душе, ибо сила страсти измеряется величиной преодолеваемых ею препятствий; другими словами, чем труднее препятствие, побежденное страстью, тем о большей силе страсти это говорит. Но, победив первое препятствие, Ирод сейчас же встречается с другим — обличительною проповедью Иоанна Крестителя, который говорил Ироду: «не должно тебе иметь жену брата твоего!» Эти упреки, несомненно, имели для Ирода больше значения, чем неловкость перед братом и боязнь общественного мнения, которое, благодаря подобострастию его руководителей-фарисеев и саддукеев, легко было заставить молчать. Принудить к молчанию неподкупного Иоанна или заставить его смягчить прямолинейный тон обличений оказалось невозможным. Кроме того, и на совесть самого Ирода эти суровые речи должны были оказать большое влияние, ибо Ирод питал к пророку невольное уважение и, несомненно, считался с его мнением. Но, тем не менее, и это новое препятствие не могло принудить его переломить свою страсть. Более того: он не только не отступает перед ним, но, подстрекаемый Иродиадой, берет под стражу Пророка, которого уважает, и заключает в темницу — яркий показатель того, как далеко зашла его страсть. Наконец, в сцене с Соломией он уже почти совсем не владеет собою. Напряженное до последней степени сладострастие отуманивает его, и он дает свою безумную клятву. Он уже полный раб страсти! Так при отсутствии сопротивления усиливается страсть, захватывая в свою деспотическую власть человеческую душу. Наряду с этим мы замечаем и другое явление: один вид допущенного греха вызывает множество других. В данном случае вслед за блудною похотью является вероломство по отношению к брату, кровосмесительное прелюбодеяние, несправедливость, жестокость, насилие по отношению к Иоанну, суетная клятва, тщеславие перед гостями, ложное самолюбие и, наконец, убийство. Как будто за первой змеей пробудившейся страсти, сознавшей свою силу, сразу начинает шипеть и шевелиться целая стая других змеек, до сих пор мирно дремавших в душе. Наконец, нельзя оставить без внимания и то обстоятельство, что искушения, представляющиеся Ироду, становятся все серьезнее, а преступления тяжелее. Как будто идет проверка, до какой степени падения может дойти этот человек, подчинившийся пороку. — Таким образом, мы видим, как постепенно петля греха затягивается все туже и туже и как все меньше и меньше остается надежды на то, что попавший в нее человек сумеет от нее освободиться. Положение становится почти безысходным, когда в душе исчезают последние силы и даже желание разорвать эту петлю, и убийство или другое преступление, не менее тяжелое, является тогда лишь естественным следствием, неизбежным заключительным аккордом разнуздавшейся страсти. — Всматриваясь в процесс развития искушений, как он обрисован в евангельской повести об Ироде, можно найти здесь тройной закон, которому подчинено это развитие, если оно не встречает противодействия в сознательной воле человека. — Первый закон можно назвать законом усиления. Он состоит в том, что сила страсти, ее интенсивность и власть над душой растет прогрессивно, по мере того, как ей делаются уступки. Уступки ее не успокаивают, но делают лишь более требовательной и властной. Человек, допустивший грех однажды, нравственно слабеет и при повторном искушении совершает его с большей легкостью, чем тот, кто устоял в первой борьбе. Воля человека укрепляется своими победами и ослабляется поражениями — это закон психологии. Нравственная течь, просочившаяся раз в душе, скоро превращается в бурный поток и разрушает всю плотину морального закона совести, если с нею не бороться. — Доктор Матт рассказывает об одном студенте, страдавшем пороком рукоблудия, который признался ему, что в течение первого года порок этот был допущен им один раз, на другой год три раза, а затем стал повторяться каждую неделю. Это обычное явление. Мы часто наблюдаем его в развитии пристрастия к пьянству. Как гласит народная поговорка, «первая рюмка колом, вторая — соколом, прочие — мелкими пташечками». Уступки и падения играют здесь роль сухого хвороста, который вы подкидываете в костер. Чем больше бросать, тем больше и ярче становится жадное пламя. Чем больше грешить, тем сильнее разгорается страсть. — Второй закон — расширения страсти. За одним грехом неизбежно следует ряд новых. Одна страсть, разгораясь в душе, вызывает к жизни и другие страсти, как будто между ними существует какая-то незримая, таинственная связь. Успех одной страсти служит точно сигналом для других и все они сразу или одна за другой спешат обрушиться на несчастную душу, точно желая добить ослабевшего противника. За блудной похотью непременно появляются ревность, недоверие, ложь, зависть, гнев и т. д. и т. д. Здесь как на войне: прорван фронт в одном месте, — и сейчас же неприятель массами устремляется в прорыв, чтобы расширить и докончить поражение. — Однажды давно-давно на одной из голландских верфей строился корабль. Для киля, или для основной балки, к которой прикрепляются ребра — шпангоуты, нужно было найти хорошее, длинное, крепкое бревно. В грудах леса, сложенного на дворе верфи, два рабочих нашли одно, казавшееся, на первый взгляд, подходящим. «Вот, — сказал один из них, — хорошее бревно! Возьмем его…». Но другой внимательно осмотрел бревно и покачал головой. «Нет, — возразил он, — это не годится!» «Почему?» «Видишь здесь маленькую червоточину? Это признак, что черви уже завелись тут…» «Вот пустяки… Что значит такая маленькая червоточина для такого громадного прочного бревна. Ее едва заметишь… Возьмем!» Они немного поспорили. Наконец более осторожный уступил. Бревно взяли и из него сделали киль нового корабля. Несколько лет благополучно плавал по морям новый корабль. Он был легок, прочен и не боялся бурь. Все любовались им. Но в один прекрасный день среди совершенно ясной и тихой погоды он вдруг без всякой видимой причины пошел ко дну. Когда в море спустились водолазы, чтобы осмотреть его, они нашли, что дно корабля было проедено червями. За годы плавания черви размножились и источили все дерево. Маленькая червоточина оказалась роковой для громадного судна. — Так и в душе. Один червячок страсти, если его не истребить вовремя, может размножиться в громадном количестве, порождая новые пороки, захватывая все стороны души и подтачивая ее здоровые ткани. — Причина этого — в ослаблении веры. Побежденная одним грехом, воля теряет силу сопротивления и легко уступает другим. В глубине человеческой души всегда существует грех в виде самых разнообразных порочных наклонностей и страстей. Эти страсти кипят и бурлят, как в котле, ища выхода. Но если человек не уступает им, то его воля играет тогда роль тяжелой свинцовой крышки котла, которая не выпускает бушующий пар. Но стоит лишь немного приподнять — и в образовавшуюся щель, как бы мала она ни была, с силой устремляются все страсти, существующие в душе. Уступив, таким образом, человек тем самым разнуздывает и другие страсти и справиться с ними уже почти не в состоянии. — Третий закон — углубления страсти. Действие его состоит, во-первых, в том, что способы удовлетворения разыгравшейся страсти, охватившей душу, становятся все хуже и нравственно безобразнее. Страсть становится все требовательнее, капризнее, причудливее. Она уже не удовлетворяется обычными формами греха, но ищет новых, более утонченных, способных более возбуждать истрепанные и притупившиеся нервы. Так блудная страсть часто осложняется жестокостью, переходя в садизм. Чревоугодие требует все новых и новых, более изысканных и замысловатых кушаний. Кроме того, тот же закон углубления проявляется иногда и иначе. Ради удовлетворения растущей страсти человек начинает делать преступления все более и более тяжелые. Он жертвует для нее всем, всеми моральными ценностями, которые еще сохранились в его душе. — За борт жизни выбрасывается все, что мешает страсти: нравственные привычки, убеждения и принципы, веления долга и религии — все летит вон, начиная с менее важного и кончая самыми крупными ценностями. Так скупец, охваченный страстью сребролюбия, для приобретения денег не щадит ничего: сначала прекращает благотворительность, потом погружается в скаредность, отказывая в помощи самым близким людям; далее пускается в бесчестные аферы, жертвуя правдивостью и порядочностью, нередко доходит до воровства, иногда и до убийства и т. д. Душа постепенно опустошается, теряя все, что было в ней ценного, в угоду страсти. Человек опускается все ниже и ниже на самое дно греха и порока. Рассматривая законы, действующие в процессе развития страсти, мы без труда можем заметить, что общим, главным, основным условием, от которого зависит весь этот процесс, является отсутствие твердых нравственных правил и исключительное служение своему эгоизму, своему «я». — Отчего Ирод пал так низко? Несомненно, потому, что его себялюбие, его личное «я» было для него главным кумиром, которому он служил всю жизнь; другой высшей воли над собой он не признавал, кроме собственных прихотей и желаний; нравственных принципов мы совершенно не видим в его деятельности, и если он слушался Иоанна Крестителя, то, конечно, не потому, что ценил моральную высоту и чистоту его советов, но, вероятнее всего, потому, что угадывал в нем прозорливца, который лучше видит тропинки жизни, переплетающиеся в тумане будущего».

Феофан Затворник (Рукописи из кельи – 1, ст. Возрасты греха): «В слове Божием о грешнике вообще говорится, что он, все более и более «преуспевая на горшее» (2 Тим. 3, 13), приходит, наконец, «в глубину зол» (Притч. 18, 3); означаются и степени ниспадения в сию глубину, например: «он болит неправдою, зачинает болезнь и рождает беззаконие» (Пс.7, 15), или, яснее, по противоположности с мужем, ублажаемым в первом псалме,— «идет» на совет нечестивых, «останавливается» на пути грешных и, наконец, «садится» на седалище губителей (Пс. 1, 1). Последние выражения можно принять за характеристические черты греховных возрастов. Их тоже три: младенческий, юношеский, мужеский. В первом грешник только пошел в грех, во втором остановился в нем, в третьем стал распорядителем в его области. — Младенческий возраст. Это — период образующейся духовной жизни, не установившейся в своих формах, колеблющейся,— время борьбы остатков внутреннего добра и света со вступающим злом и тьмою. Здесь поблажающий греху человек все еще думает отстать от него: мало-мало, говорит он себе, и брошу. Грех еще кажется ему как бы шуткою, или он занимается им, как дитя, резвящееся игрушкою; он только будто рассеян и опрометчив. Но в сем чаду, в сем состоянии кружения невидимо полагаются основы будущему ужасному состоянию грешника. Первые черты, первые линии его полагаются в первый момент отдаления от Бога. Когда сей свет, сия жизнь и сила сокрываются от человека, или человек сокрывает себя от него, вслед за тем начинает слепнуть ум, расслабляться и нерадеть воля, черстветь и проникаться нечувствием сердце, что все и заставляет человека часто говорить себе: «Нет; перестану». Но время течет, и зло растет. Кто-то из ума крадет истины, одну за другою; он уже многого не понимает даже из того, что прежде ясно понимал; многого никак не может удержать в голове, по тяжести и невместимости того в теперешнее время; наконец совсем ослепляется: не видит Бога и вещей Божественных, не понимает настоящего порядка вещей, ни своих отношений истинных, ни своего состояния, ни того, чем он был, ни того, чем стал теперь и что с ним будет, вступает в тьму и ходит во тьме. Воля, побуждаемая совестью, все еще иногда радеет и приемлет заботы о спасении человека; иногда он напрягается, восстает, удерживается от одного или другого дела в надежде и совсем поправиться, но и опять падает, и чем более падает, тем становится слабее. Прежние остановки и отказы делам, действительные, превращаются в одни бесплодные намерения, а из намерений — в холодные помышления об исправлении, наконец, и это исчезает. Грешник как бы махнул рукою: «Так и быть, пусть оно идет, авось само как-нибудь остановится!» И начинает жить, как живется, предаваясь порочным желаниям, удерживаясь от явных дел, когда нужно, не беспокоясь ни угрозами, ни обещаниями, не тревожась даже явным растлением души и тела. Грех есть болезнь и язва; сильно терзает он душу после первого опыта, но время все сглаживает; второй опыт бывает сноснее, третий еще сноснее и так далее. Наконец душа немеет, как немеет часть тела от частого трения по ней. То были страхи и ужасы, и гром готов был разразиться с неба, и люди хотели будто преследовать преступника, стыд не давал покоя и не позволял показываться на свет,— а тут, наконец, все — ничего. Человек смело и небоязненно продолжает грешить, понять не умея, откуда это прежде бывали у него такие тревоги. Когда, таким образом, образовались ослепление, нерадение и нечувствие,— видимо, что человек грешник остановился на пути грешных. Все добрые восстания улеглись; он покойно, без смущений и тревог, пребывает в грехе… Здесь вступает он в период юношеский. — Возраст юношеский. Это — период пребывания в грехе, или стояния на пути грешных, в слепоте, нечувствии и нерадении. Высшие силы человеческого духа поражены летаргическим сном, а силы греха возобладали над ними и как бы наслаждаются покоем. Сначала это есть как бы точка безразличия, но с сей точки начинается покорение лица человеческого греху. Силы его, одна за другою, приводятся к подножию греха и поклоняются ему, принимают, или признают над собою, его царскую власть и становятся его агентами. Поклоняется ум, и принимает начала неверия; поклоняется воля, и вдается в разврат, поклоняется сердце, и полнится робостью и страхом греха и греховного начала. — Не все спит грешник, иногда и просыпается. В это время хотел бы все оставить, но боится начать сие дело, по непонятной некоторой робости, в которой отчета дать нельзя. Так застращивается человек тиранством греха, что о возмущении против него как бы и подумать не смеет! Тут свидетельство, как чрез грех глубоко падает сила духа … Ум сначала только не видит, или теряет, все истинное, но с продолжением времени вместо истины вступает в него ложь. … И воля спит в беспечности, действуя по началам недобрым, сама того не замечая, как ими вытесняются начала добрые. … Таким образом, грешник, робостию застращенный восставать на грех, неверием принявший начала лжи, волею усвоивший правила развратные, … вступил в возраст мужа… — Возраст мужеский. Это — период самостоятельного, настойчивого действования в пользу греха, против всего доброго, от чего человек приходит на край пагубы. Степени ниспадения его определяются степенями противления свету и добру. Ибо и тогда, как он так живет, совесть не перестает тревожить его. Но, принявши другие начала, он не слушает и идет напротив. Иногда он только не внимает сему гласу, в состоянии нераскаянности; иногда отвергает и вооружается против него, в состоянии ожесточения; иногда же самого себя сознательно предает пагубе, в состоянии отчаяния. Это — конец, куда приводит грешника грех, им возлюбленный!..».

Об этих степенях греха каждый христианин должен понимать и помнить, и правдиво оценивать себя: на какой он находится, и должен учиться понимать это и о других людях, особенно когда он склонен осудить их, обидеться на них или плохо к ним относится.

На этом закончим краткое введение, которое в некой мере объяснит, что происходит вначале с христианином, живущим противно заповедям Божиим, и грешащим на деле плотскими грехами, несмотря на его пребывание в вере, и какие духовные законы обязательно работают, о которых мы, христиане, даже не задумываемся. А далее составитель выделит основные характеристики таких людей – ложных христиан, приведет поучения о нарушенных ими заповедях и какие духовные законы сработали, что они пришли к такому пагубному состоянию.

Глава 1: О ЛОЖНЫХ ИУДООБРАЗНЫХ ХРИСТИАНАХ, ЖИВУЩИХ В ПЛОТСКИХ ГРЕХАХ, И ТЕМ ПРЕДАЮЩИХ ХРИСТА

А теперь рассмотрим вопрос, который касается тех христиан, которые живут по-плотски/по страстям/в грехах, и этим они не отличаются от неверующих людей, хотя и пребывают в лоне Церкви.

Сразу кратко обозначим, что ложными христианами считаются те, кто грешат «делами плоти» и живут по явным страстям, ничем не отличаясь от неверующих (например, пьянствуют, употребляют наркотики, блудят/прелюбодействуют, бесчинно развлекаются, постоянно лгут, часто конфликтуют, сильно пристрастны к деньгам или подворовывают и т.д.). При этом они могут, так сказать, прятаться, выдавая себя за благочестивых (и тогда это еще лукавые лицемеры), а могут уже и не особо прятаться (и тогда это еще ожесточенные и отчаянные люди). Это и миряне, и монашествующие, и священники.

Раздел 1.1. О ПОНЯТИИ «ЛОЖНЫЕ ХРИСТИАНЕ» И ИХ ГРЕХАХ

«Нужно знать одно — христиане ли вы?»

Иннокентий Херсонский (Слово при первом посещении города Купенска): «… Нужно знать одно — христиане ли вы? Не удивляйтесь такому вопросу и не почитайте его необыкновенным. …- Не спешите с ответом. Нам очень хорошо известно, что вы все крещены во имя Отца и Сына и Святаго Духа; что вы, по временам, ходите в храм Божий и совершаете известное число поклонов и молитв, что раз в году, во время Святого поста (или чаще – от сост.), являетесь к Исповеди и Причащению Святых Тайн, что вы не убегаете и прочих Таинств и обрядов Святой Церкви, — все это принадлежит к званию христианина, но все это одно не составляет еще истинного христианства. Ибо, исполняя все это, можно быть худым человеком, неверным супругом, жестоким господином, мздоимным судьей, лукавым продавцом, вредным гражданином; можно ли таких людей назвать христианами? Нет, христианину как обещано чрезвычайно многое, так и требуется потому от него немалого. … Можете ли сказать, что спасение душ ваших для вас дороже всего в мире? что хотя половина, хотя третья часть времени и сил ваших употребляется вами прямо и непосредственно на усовершение себя в добродетелях, на приготовление себя к вечности, на покаяние во грехах ваших? Блажен, кто чувствует в своей совести, что он не напрасно носит драгоценное имя христианина, что он старается быть верным последователем заповедей Христовых, что грех и страсти не владычествуют в душе и сердце его, что мир с его соблазнами не имеет для него прелести. Таковой благословен от Бога Отца, благословен от Бога Сына, благословен от Бога Духа Святаго! Такой спокойно может пребывать в своем звании, каково бы оно ни было; спокойно может взирать на все, с ним случающееся, с твердой уверенностью, что верующим в Бога вся споспешествует во благое; спокойно может ожидать своей кончины, которая приведет для него с собой награду за все труды и подвиги. Но стократ злополучен тот, кто идет путем противным и, быв доселе предан суете мирской и страстям, не помышляет о своем исправлении. … Настанет грозный час, когда все, что забавляло, радовало, наполняло душу и сердце, рассыплется в прах и исчезнет как сон; и бедный грешник останется один с прокаженной грехом душой своей, и должен будет терпеть и страдать вечно».

Илия Минятий (Слово в 1-ю неделю поста. О вере): «В то время когда, как солнце в полдень, сияет Православие, возжигаю и я светильник Евангельской проповеди, прихожу в церковь, полную христиан, и ищу христианина, ищу христианина! Как же это? Разве не христиане те, которых я вижу здесь и там, в городах, крепостях, в областях, царствах, в значительной части вселенной? Бывают двух родов христиане. Одни только носят это имя, христиане по внешности, и, по-видимому, имеют, как говорит Павел, только образ истины, а внутри не имеют должных дел. Они имеют христианскую веру, но не жизнь; жизнь их противоположна вере. «Имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2Тим. 3, 5). Из таких мне никого не нужно. Но есть христиане, которые, кроме имени, имеют еще дела, вместе с верой соединяют должную жизнь и вовне и внутри всецело православны, поистине христиане. Я хочу найти хотя бы одного такого в многолюдном христианском городе, но не нахожу. Христианина ищу, христианина! Я перехожу с места на место, чтобы найти его. Ищу на площадях, между вельможами, но вижу здесь одно только тщеславное самомнение. Нет христианина! Ищу его на базарах среди торговцев, но вижу здесь одну ненасытную жадность. Нет христианина! Ищу его на улицах среди молодежи, и вижу крайнее развращение. Нет христианина! Выхожу вон за стены города и ищу его у поселян, но вижу здесь всю ложь мира. Нет христианина! Обхожу часть моря и ищу его среди матросов, но слышу здесь одни страшные ругательства. Нет христианина! Обхожу войска и ищу его среди солдат, но вижу здесь крайнюю распущенность. Нет христианина! Вхожу во внутренности домов и ищу христианку среди женщин, что же здесь я вижу? Замужние расходятся с мужьями и веселятся с прелюбодеями. Незамужние живут грехом… Вижу честных женщин, ни о чем, кроме нарядов и суеты, не помышляющих. Нет ни одной христианки! Я хотел бы взойти во дворцы вельмож и сильных людей, чтобы смотреть, нет ли там христианина, но не осмеливаюсь, боюсь. Там сторожит лесть и не дает проникнуть истине. О, великое посрамление веры! О, величайшее осуждение христиан! — Не говорил ли я вам, что мы дошли до самого плохого состояния, что мы достигли ног идола, частью железных, частью глиняных? Разве я вам не говорил, что между столькими христианами ищу и не нахожу ни одного истинного? «Все уклонились, сделались равно непотребными; нет делающего добро, нет ни одного» (Пс. 13, 3). Все, клирики и миряне, князья и бедные, мужи, жены и дети, юноши и старцы уклонились от веры, стали жить непотребной жизнью, нет ни одного, кто бы жил по вере. Христиане, без слез внимающие этому! Если вы не хотите плакать из сокрушения, плачьте из стыда! — Что же до меня, то я прихожу в ужас; боль сердечная не дает моим устам продолжать речь. Я умолкаю с этим».

Дмитрий Ростовский (Проповеди, 17. Слово в неделю святых жен мироносиц): «Внемли здесь и рассмотри в себе самом, человек христианский, являющийся, по апостолу, «церковью Бога живого»: не упал ли в тебе крест, не возлег ли на горнем седалище твоего сердца вепрь и свинья? Если ты оставил всегдашнее воспоминание о страданиях Христовых, если прекратил повседневное умерщвление твоих греховных страстей, если не имеешь благодарного терпения в случающихся с тобой скорбях, то знай: это есть верный признак того, что не находится в тебе Христос. «Несть зде (Бога)». Если в сердце твоем вместо любимого Христа лежит вепрь или свинья, любовь к какому-либо блудническому лицу, если нрав твой как у вепря и житие твое свинское, то знай: это есть верный признак, что нет в тебе Христа. «Несть зде». Если ты мне покажешь, что ты сораспят с Христом в умерщвлении страстей твоих, если явишь мне не свинское, но святое и праведное житие, то я без всяких сомнений скажу, что в тебе обитает Христос, скажу: «здесь Он». Но пока я вижу, что ты, как свинья в кале тинном, валяешься в греховных страстях и сластях, до тех пор я без сомнений буду говорить: нет Христа в нас, нераскаянных грешниках. «Несть зде».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл. 28, и др.): «Многие из тех, кои происходят от рода христианского, думают, что полезно для них именоваться христианами, и не знают, что это одно только имя, которое получают они от отца или от матери, или от отечества, и само по себе никакой не доставляет пользы. Тогда только, когда они и живут по закону Христову, становится их собственностью и имя христианина, и вера христианская. (сл.25) Как не стыдятся (некоторые) ставить себя в число истинных христиан и духоносных мужей, не имея ничего в себе духовного, и не только радения, но и помышления о том не имея? Как некоторые из таких не трепещут вступать на степень диаконства и иерейства и священнодействовать пречистое Тело и Кровь Господа? Поистине недоумеваю. — Конечно, слепота ума и сопутствующие ей нечувствие и неведение, и рождающееся от них самомнение, делают то, что такие попирают, как прах, истинное золото и многоценный камень, Господа нашего Иисуса Христа. Но горе таковым за эту их страшную дерзость, по коей осмеливаются они восходить на такие степени, с такою великою богонебоязненностию и небрежением о божественных вещах, как будто малых и ничтожных, — и это для того только, чтоб казаться выше других. И кто после сего будет называть их христианами? — Это сказали мы для тех, которые говорят, что знают все это, и думают о себе, что значат что-нибудь, тогда как ничего не значат, и как на картине представили им в настоящем слове, что такое суть истинные христиане, чтоб они сличили себя с этим первообразом и познали, сколь далеки они от истинных христиан. (сл.48) Кто (истинно) верует, тот не идет широким и просторным путем (т.е. не блудит, не пьянствует, не врет, не крадет, не ненавидит людей и т.д. – от сост.), ведущим в пагубу тех, которые им идут, но идет путем тесным и прискорбным (т.е. сопротивляясь своим страстным наклонностям – от сост.), веруя, что, поскорбевши на нем немного (т.е. отказываясь от мирских и плотских греховных удовольствий – от сост.), будет вечно радоваться с Господом и всеми святыми. Верующий не любит мира, ни вещей мирских, ни родителей или братии, ни жены или детей, ни другого чего, но любит единого Господа и, взявши крест Его, последует Ему. Кто верует, тот не остается нераскаянным во грехах своих, но, если и согрешит, как человек, кается, сокрушается и плачет о грехах своих, стараясь не грешить более. Верующий не любит гулять и не услаждается винопитием, срамным бражничаньем и блудническими свиряниями и песнями, но всегда памятует о смерти, о страшном дне судном и, помня о сем, молится, постится, от всего воздерживается и прежде смерти поспешает приготовиться, как ответить и дать отчет пред Царем славы. Верующий любит Господа и ненавидит всякое зло, Ему противное. …Тот, кто верует истинно от сердца, исполняет заповеди Господни, а кто верует на словах только, а не сердцем, тот пуст бывает от добрых дел. О таковых говорит Господь чрез Пророка: «этот народ приближается ко Мне устами своими, и языком своим чтит Меня, сердце же его далеко отстоит от Меня» (Ис.29:13). Итак, брате мой, когда видишь, что ты обильно богат всякого рода худыми делами, но скуден и пуст добром, скажи мне, как можешь ты называть себя верным? В таком случае ты, как я думаю, хуже всякого неверного, потому что и «язычники, не имеющие закона, по природе законное делают» (Рим.2:14). Почему если веруешь, беги от греха, и с воплем восстенай и восплачь, осуждая себя самого, оставь злые дела, в которых жил ты доселе, и восприими подвиг покаяния и исправления, чтоб с добрыми делами явиться тебе пред Царем славы в оный страшный день суда, в который воздаст Он каждому по делам его».

Феофан Затворник (Мысли на каждый день года, Неделя 14-ая по Пятидесятнице): «(2Кор. 1, 21-2, 4; Мф.22, 1-14). Царь устрояет брачный пир для своего сына, посылает за званными однажды, посылает дважды, не идут из-за житейских забот: тот занялся хозяйством, тот торговлею. Сделано новое приглашение в других сферах, и брачная палата наполнилась возлежащими. Между ними оказался один не одетый по брачному, и потому извержен. Смысл притчи ясен. Пир брачный — Царство Небесное; приглашение — проповедь Евангелия; отказавшиеся — совсем не уверовавшие; неодетый по брачному — уверовавший, но не живший по вере. К какому разряду кто из нас относится, сам всякий разбери. Что мы званные, это ясно, но верующие ли? Ведь можно быть и среди верующих, под общим их именем, без веры. Иной совсем не думает о вере, словно нет ее; иной кое-что ведает о ней и из нее и доволен; иной криво толкует веру; иной совсем враждебно относится к ней, а все числятся в кругу христиан, хоть у них ровно ничего нет христианского. Если ты веруешь, — разбери, сообразны ли с верою чувства твои, дела твои, — одеяние души, ради которых Бог видит тебя брачно или небрачно одетым. Можно знать веру хорошо и ревновать по ней, а в жизни работать страстям, одеваться, то есть, в срамную одежду души грехолюбивой. У таких на словах одно, а в сердце другое; на языке: “Господи, Господи!”, а внутри: «имей мя отреченна» («прошу тебя, извини меня») (Лк.14,18). Рассуждайте же о себе, в вере ли вы и в брачной ли вы одежде добродетелей, или в срамных рубищах грехов и страстей».

Тихон Задонский (Сокровищ духовное…, ст.79, и др.): «О, сколько врагов Божиих на свете есть, не только тех, которые не знают Его, но и тех, которые мнят, что Его почитают и верой Его святой хвалятся! Воистину враг Божий не только тот, который явные хулы изрыгает на имя Его святое, но и тот, который бесстрашно дерзает грешить. Все таковые говорят в сердце своем: «Не увидит Господь, и не узнает Бог Иаковлев дел наших». Образумьтесь, безумные в народе, и глупые, наконец, поймите. Насадивший ухо не слышит ли? и создавший глаз не видит ли?» (Пс.93:7-9). О, человек, христианским именем называющийся, но с идолопоклонниками одно делающий. Бога исповедуешь, но делами отстоишь от Него. Имя Божие почитаешь, но преступлением закона Божия бесчестишь Его! Осмотрись, пожалуйста, каков ты перед Богом, и к чему, к какому концу злонравие ведет тебя. Осмотрись, пока кончина не постигнет тебя, и не отойдешь, чтобы получить по делам своим. Бог тебя долготерпел и долготерпит, ожидая твоего покаяния, а впредь стерпит ли, неизвестно. Благ и милостив Господь, но и праведен. Милость Его узнают обращающиеся и кающиеся, но правду и суд Его праведный нераскаянные грешники на себе узнают. (ст.74) Как ветхому Адаму сотворились мы сообразными, так должны сотвориться сообразными и Новому Адаму, Иисусу Христу, если хотим войти в жизнь вечную. И как уподобились злонравием тому первому человеку, так должны уподобиться добронравием второму Человеку, Господу с небес — Иисусу Христу …. Посматривай чаще в чистое зеркало непорочного жития Христова, и пороки, к душе твоей прилипшие, покаянием и сокрушением сердца стирай, и, сколько есть сил, Ему сообразуйся. Сообразуйся Христу, Сыну Божию, в смирении, кротости, терпении, любви и прочих добродетелях ныне, и будешь сообразен там. А нынешним христианам не сообразуйся. У нынешних христиан по большей части жизнь противоположна Христу, а не сообразна. — Христос жил в смирении — нынешние же христиане любят жить в гордости и пышности. —  Христос искренно и просто со всеми обходился — нынешние же христиане хитро и лукаво со всеми обходятся. —  Христос жил в нищете великой, так что не имел где и головы приклонить, хотя и все мог иметь, потому что Он — Господь всех, а нынешние христиане о том только думают и заботятся, как бы великое богатство собрать, и если бы можно было, все бы сокровища мира у себя имели. —  Христос, достойный всякого почитания и прославления, чести и славы избегал, а нынешние христиане к тому всю силу и старание свое прилагают, чтобы в этом мире почтенными и прославленными быть. — Христос жил в любви и милости, а нынешние христиане друг друга ненавидят, друг на друга клевещут, друг друга злословят, хулят, друг у друга крадут, похищают, отнимают, друг другу козни и сети плетут. —  Христос за обиду никому не мстил, хотя мог всех врагов Своих одним мановением поразить, а нынешние христиане и словом, и делом друг другу мстят. — Христос был с хулителями Своими кроток, Его укоряли — Он в ответ не укорял. А нынешние христиане друг друга укоряют, и друг друга языком, как мечом острым, секут. —  Христос в великом терпении жил, а нынешние христиане, даже если малая какая напасть и беда случится — ропщут и хулят. — Христос старался только волю Небесного Своего Отца исполнить и дело спасения нашего совершить, — исполнил и совершил. А у нынешних христиан все иное — они о воле Божией не заботятся, но все старание прилагают к тому, как бы миру угодить и прихоти свои исполнить. —  Видишь, христианин, что Христос в этом мире делал, видишь, что делают и христиане. Сам познавай, что за христианство у нынешних христиан! Видишь сам, что оно ложное. Не сообразуйся нынешним христианам, так как все их замыслы, начинания, старания и дела противны Христу. Но как в зеркало для исправления лица своего посматриваешь, так чаще посматривай в зеркало непорочного жития Христова, и нрав свой исправляй, и душу очищай. «Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Флп.2:5). «Итак, умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего, и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12:1-2)».

О понятии «неполные», «ложные», «неисправные» христиане

Так, среди людей, которые принадлежат к христианской вере, но не являются истинными христианами, есть:

— во-первых, те, которые были только крещены, но в храм не стали еще ходить или стали просто, так сказать, заходить «поставить свечку». Такие люди не обучены христианской вере, не знают заповедей Христовых и Его учения, и не участвуют в Таинствах. Такими были многие из нас до нашего прихода к вере и в Церковь.

Феофан Затворник (Письма о духовной жизни, п.2): «(У многих только крещенных людей) семя благодатно духовной жизни (после Крещения – от сост.) заглушено, — и вы получите в человеке, возмужавшем или вступающем в жизнь, лицо без духа жизни о Христе Иисусе. Нерадение родителей и воспитателей раскрыть в нем начало и правила, и требования сей жизни, а еще более недобрые примеры дома и вне, в старших и сверстниках, оставляют полный простор раскрытию в нем всех естественных недостатков поврежденного естества нашего. Но как раскрылся он, так потом начинает жить и действовать под влиянием всех страстных наклонностей и недобрых привычек…. Он гневлив, своекорыстен, сластолюбив, горд, завистлив, похотлив, своенравен, и проч. Не то, чтоб эти и подобные им страсти действовали в нем поминутно, а как только выпадает случай. Не то также, чтоб он был зазорной жизни: нет, — наружно он бывает исправен, и не позволит себе осрамиться пред другими дурнотою нрава, — жить на показ главная его пружина. Не то, наконец, чтобы в нем не было ничего доброго: Создателем положено в естество наше много добра, и мы, при всей испорченности нашей, не можем в конец истребить его, так что оно проглядывает и проглядывает. В нем смесь добра со злом, и перевес того или другого зависит от случайностей. Ныне рассердился, завтра перенесет обиду; ныне обидел кого, завтра окажет услугу; ныне воздержался, завтра предается всему разгару утешной жизни, и т. п.. Он действует, как повлечет его свой нрав и сплетение внешних обстоятельств жизни, действует по движению душевно-телесных изменений и по течению окружающих событий, позволяя себе самоуправление на столько, на сколько дает ему к тому сил его самолюбие. … Забота о своем спасении и о своей загробной участи никогда не посещает и не тревожит его. При всем том, он приятный член общества, увлекательный собеседник, пользуется общим вниманием, уважением и славою. Только в нем ничего нет такого, что входит в состав жизни о Христе Иисусе».

И о таких людях мы речь вообще не ведем.

— Во-вторых, есть воцерковленные христиане (мирские, монашествующие, клирики и священнослужители), которые не живут в явных плотских грехах, но и не ведут внимательную и трезвенную духовно-подвижническую жизнь, направленную на брань со своими страстями. Вот пару поучений о них:

Феофан Затворник (Сборник слов на Господские, … дни, 6. Слово в неделю по Крещении): «(Некоторые христиане) незнать кому принадлежат — не то Христу, не то миру, внешно участвуют во всех порядках христианской жизни, а мыслями и сердцем в другой области обращаются и в других предметах полагают свою утеху, услаждение и счастье: это христиане, не имеющие Духа Христова. Не о Господе у них забота, а об одном том, как бы покойно и утешно прожить на земле, среди всех порядков, в которые поставляет их случайная обстановка временной жизни…. (Они являются) — внешними христианами с миролюбивым сердцем».

Феофан Затворник (Письма о духовной жизни, п.2): «(Такие) обращают внимание на христианское воспитание (себя), но не доводят его до конца, или оставляют без внимания cyщественнейшие и труднейшие стороны христианской жизни, останавливаясь на легчайших, видимых, внешних. Это недоконченное, или не как следует направленное воспитание, дает лиц, которые тщательно соблюдают все установившиеся порядки благочестивой жизни, но мало обращают или и совсем не обращают внимания на внутренние движения сердца и на истинное преспеяние внутренней духовной жизни. Это не то, что лицемеры, которые намеренно так себя держат для своих особых целей: нет, — они со всем усердием и любовью все исполняют, и ограничиваются одним этим, или преимущественно этим, по незнанию лучшего, по не ощущению недостаточности своего строя жизни. Они чужды смертных грехов, но за движениями помыслов сердечных не смотрят. Оттого иногда и посудят, и потщеславятся, и погордятся, и посерчают в чувстве правоты своего дела, увлекутся иногда красотою и утехами, иногда даже обидят в порывах неудовольствия, поленятся молиться, и в молитве расхищаются в помышлениях суетных, и прочее подобное — и ничего им. Движения эти малозначительны для них. Сходили в церковь, или дома помолились, подали милостыню, по заведенному порядку, исправили свои обычные дела, — и совершенно довольны, и покойны. А что при этом происходит в сердце им мало заботы; между тем, оно может «ковать злая» и тем отнимать всю цену у их исправной благочестивой жизни. …(Это класс) христиан неполных, ставших на полдороге».

Феофан Затворник (Мысли на каждый день года, Неделя 19-я по Пятидесятнице): «Верно, враг держит такую душу в ослеплении; что это ничего, лишь бы явных грехов не было, или учит ее откладывать на завтра главное дело: завтра займемся собою серьезно, как следует, а ныне пусть душа усладится страстными мыслями и мечтами, если не делами. Поостережемся, как бы не состариться в этом настроении, и как бы исправление для нас не стало таким же невозможным, как переучивание старика».

О таких христианах, не живущих в явных грехах, мы также не будем сейчас говорить, т.к. о них будет другая тема.

— И, в-третьих, есть воцерковленные христиане, к сожалению, и таких немало в наше время, которые проводят свою жизнь в плотских грехах. Они считаются ложными/неисправными/ неистинными христианами, потому что постоянно ходят в храм (а некоторые стали служителями и монашествующими), участвуют в Таинствах, знают о заповедях Христовых, о грехе и т.д., как и предыдущие, но грешат явными плотскими и смертными грехами, как многие неверующие люди, живя, таким образом, по своей плотской воле без соблюдения заповедей Божиих и без истинного раскаяния.

Причем таких христиан есть два вида:

— первые вначале своего осознанного прихода к Богу, имели горение духа, которое направляло их на духовную жизнь. Так, они искренне каялись в грехах жизни до веры, изучали духовную литературу, имели некое рвение к исполнению заповедей, старались творить постоянную молитву, желали общения на духовные темы, старались не грешить и т.п.. Но со временем это все ослабло, и они постепенно вернулись к прежним страстным привычкам и склонностям, а то и стали делать то, чего не делали до веры. Т.е. в них со временем победил не дух христианский, который они ощутили вначале, а обычный плотской человек. О таких говорится так:

Иннокентий Херсонский (Слово в день Рождества Христова): «Ирод Иерусалимский не мог погубить Отроча в Вифлееме; а Ирод наш внутренний может погубить Его в сердце нашем. Кто сей Ирод? Это — наш ветхий, плотской человек; это — наше греховное нечистое самолюбие; это – наша злая воля! В самом деле, сколько есть людей, кои чувствовали внутри себя благодатное присутствие Спасителя своего, а потом, по небрежению, лишились сей благодати, соделались, якоже Вифлеем, после исшествия из него Спасителя».

— И второй вид ложных христиан: те, кто, придя к вере, не особо почувствовали горения духа или оно было минимальное, или ограничивалось внешней обрядовостью. Причем, одни, так сказать, стали членами Церкви, потому что зашли случайно в храм, могли с кем-то познакомиться из прихожан или священников, а затем начали посещать храм и, например, воскресную школу; другие были детьми священников или их привели в детстве родители в храм. Но мало того, что их рвение не особо было направлено на истинную духовную жизнь, так они еще и сразу не особо прекратили мирской и греховный образ жизни. Например: как пили спиртное, так и не отказались от этого; как не прочь были поблудить, так и делали это; как вели праздный или многопопечительный образ жизни, так и при вере не стали уделять время и силы на духовные занятия: молитву, чтение Св. Писания, учения святых отцов; как не старались над исправлением своих греховных наклонностей, так и не стали с ними бороться и позволяют себе думать, делать и чувствовать, как придется. И отличие этих людей в том, то они не имели изначального горения духа, не имели подвига покаяния, не углублялись в христианское учение, и остались то в добре, то во зле, и заботы о своем спасении не имели и не имеют.

Но и тот, кто горел духом вначале, и тот, кто не горел, стали или продолжили грешить на деле, попирая заповеди, как будто они не верят в Бога.

Есть и четвертый вид христиан, которых Господь лично призвал на служение Себе, т.е. те, кто были «богоизбранны на особое служение». Но таких людей единицы, и поэтому мы не будем их выделять в этой теме (хотя вначале уже и сказали об одном из них, но не ставшим им…).

Итак, ложными христианами считаются те, кто живут в плотских грехах, не придавая значения заповедям, не страшась греха, не стараясь исправиться; это те, кто прилепился к удовольствиям тела, это те, кто ищут здесь богатой и «успешной» жизни и истинно не каются.

В таких христианах не существует внутреннего духовного человека, он только на словах и напоказ, а по правде, они – плотские, по-плотски мыслят и живут. К сожалению, развития духа и его победы над плотью, которая должна быть у христианина, у таких людей не происходит; и они, так сказать, остаются как неверующие (если приход к вере был без начального горения духа), или, если приход был с горением духа, то со временем становятся как неверующие, откатываясь назад, и возвращаются к прежнему образу жизни, который был до веры, или начинают грешить еще большими грехами, чем грешили до прихода к ней.

Итак, вот только часть поучений святых отцов о любого вида ложных христиан.

Феофан Затворник (Толков. на посл. Галатам. 5, 6): «Христианин остается только именем христианин и внешними некоторыми делами; на деле же он стал иудей, чающий оправдаться внешним принадлежанием к Церкви Божией».

Иннокентий Херсонский (Заметки, п.12): «…ложным(и) христианам(и) (являются), кои, довольствуясь одним праздным именем христиан, нисколько не думают о том, чтобы в самом деле принадлежать Христу, или, что еще хуже, отвергшись внутренних сил благочестия, стараются удержать на себе Его внешний образ».

Иннокентий Херсонский (Слова и беседы на праздники Господни, Беседа на новый год): «(Есть) те из нас, кои … совершенно не мыслили о своем спасении, влаялись всяким ветрам страстей, позволяли себе все роды и виды пороков, жили так, как бы не было Бога и вечности, и, что всего преступнее, не только сами гибли во грехах, но и служили соблазном и пагубою для многих других. Но, разве есть такие люди? Между христианами? Народом избранным, святым, очищенным кровью Сына Божия? — Увы, граде Божий, граде святый, Церковь Христова! – «Славное возвещается о тебе, град Божий!» (Пс. 86; 3); но что совершается в недрах твоих? — Мало было, что безумный меч кесарей пожинал младые леторасли твои; мало было, что святотатственная рука врагов истины посягала на святыню алтарей твоих; надлежало, наконец, чтобы собственные сыны твои соделались для тебя поношением, чтобы ты лишена была последнего утешения — видеть их ходящих в чистоте и истине. … И ныне, кажется, нет различия ни христианину, ни неверному; но потому, что все — ветхая тварь, грешники!».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, § 301, и др.): «Плотской человек тот, который по плоти живет, дела плотские творит, хотя бы рясою, клобуком и мантиею покрывался или наружным крестом украшался. Ибо не платье и прочая наружность делает христианина и духовного человека, но вера живая, плодами украшенная. И напротив, плотского делает неверие с беззаконными плодами…. Видишь, … что такое ложный христианин, то есть тот, который хотя Бога и Христа, Сына Божиего, исповедует и крещен во имя Святой Троицы, но делами своими, как дерево злое злыми плодами своими, себя не в числе христиан, но в числе язычников показывает. Ибо как дерево доброе от вкуса добрых плодов, так и христианин от добрых дел познается. И как дерево злое от вкуса худых плодов, так ложный христианин от злых дел показывается. (§324) Неисправный христианин, который противно Слову Божиему живет и исполняет прихоти ветхого человека, в плотском только рождении находится, не имеет духовного и нового рождения, и так он не есть истинный христианин, а плотской, душевный и невозрожденный человек, хотя и крещен, и в Церковь ходит, молится и прочие христианские признаки показывает. … Отсюда, наконец, следует, что таковые ложные христиане, хотя посреди Церкви и находятся, но никакой части в Церкви не имеют, они не являются сынами Церкви, никакой части во Христе не имеют, хотя и исповедуют Его, пока чистосердечно к Нему не обратятся и похотей своих не оставят. (кн.1, §27, CXXXIX.) Прочие, хотя и называются христианами, но грешить не перестают и плодов покаяния творить не хотят, к этому святому дому не принадлежат и Богу не служат. Если земному царю рубище гнусно и царской палате безобразие телесное неприлично, насколько более очам Небесного Царя греховная скверна мерзка и гнусна, и святому дому Его безобразие душевное непристойно».

Иоанн Златоуст (т.11, ч.2, б.8, и др.): «… вера без дел есть только наружный вид без силы; и справедливо. Как тело красивое и цветущее, но не имеющее силы, подобно нарисованному изображению, так и правая вера без дел. Представим, что какой-нибудь сребролюбец, предатель, или наглый человек содержит правую веру: что в этом пользы, если он не имеет ничего приличного христианину, если он не делает ничего свойственного благочестию, но превосходит язычников своим нечестием, если он служит заразою для близких к нему и поводом к хуле на Бога, если он позорит учение своими делами? (т.8, ч.2, Слово о лжепророках, и лжеучителях…) Я хочу вам показать …, что не все, именующиеся христианами, христиане на самом деле, что по отношению ко многим это наименование пустой звук, вводящий лишь других в заблуждение. По названию христиан много, а на деле – очень немного. Иные по виду как будто и христиане, и ученики Христа, а по характеру – предатели; на словах благочестивы и милостивы, а на деле немилосердны и нечестивы; по названию христиане, а по убеждениям язычники, потому что, предрек еще пророк Давид, «смешались с язычниками и научились делам их» (Пс.105:35). … По какому праву осмеливаются они называть себя христианами? Как дерзают приступать к божественным таинствам, будучи хуже язычников? … Если он преступил завет и попрал свои обеты и слово евангельское отверг и живет по-язычески, тогда ему бесполезно и называться христианином. … Много ведь ныне сынов погибели и они еще умножаются. Берегитесь, время нынешнее лукаво, таких же и слуг оно себе избирает».

Никодим Святогорец (Поучения, Бессильная вера): «В то же время те, которые исповедуют, что Христос есть Учитель веры, Таинств и догматов, что Он открыл их нам, те самые люди не применяют в своей жизни Его закона. И, хотя они и слышат из Его уст, что блаженны страдающие за других, воздерживающиеся от наслаждений, прощающие наносимые им бесчестия и обиды, несмотря на это, они переступают через все заповеди Божии, через Божественное учение Христа, говоря в своем сердце: все это истинно по отношению к Богу, но не к миру. И так эти несчастные считают, будто этим они действительно оправдываются перед судом воплощенной Премудрости Божией. Вера таких людей похожа на амальгаму золота, которая по внешнему виду очень похожа на настоящее золото, но только до тех пор, пока не будет брошена в огонь. Потому что, когда ее бросят в огонь, настоящее золото останется (если оно там было), а ртуть испарится. Так и эти люди — они следуют за Божественным Учителем только до тех пор, пока не приходится бороться со страстями, когда же наступает время для этого, они оставляют Его в одиночестве. Когда Иисус Христос повелевает им воевать со своими страстями и побеждать их, они тотчас отрекаются от Его учения и возвращаются вспять. — Все зло происходит от бессильной веры. Умаление и немощь веры приводит к оскудению добродетели и к обогащению злом».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.46, и др.): «Если найдется христианин, который ходит стезями греха, или всеми, или некоторыми, то такой — не христианин, ибо христианин есть и именуется просвещенным; всякий же, ходящий во свете, видит рвы и стремнины (и не позволяет себе падать в них). Если же не видит их и падает, значит, не имеет света, и потому, как же он будет христианин? Если и говорит он, что видит, но грешит, будучи обольщаем диаволом, то лжет. Не видит он добре, но видит, как видят и непросвещенные, то есть неверные. (сл.80) Как же можно признать таковых верными и христианами, когда они преслушают и оставляют словеса Христа Господа и святых Его Апостолов, не соблюдают законоположений, которые постановил Он и ученики Его, и не идут по стопам учителя нашего Христа и не последуют Ему? Как возможно увидеть свет заповедей тем, которые явно преступают сии божественные заповеди? Нет, это невозможно».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.1037): ««Хранящие таинство веры в чистой совести» (1Тим. 3, 9). Чистого сердца требует святая, божественная, пренебесная вера христианская, чтобы благотворно воздействовать на все существо человека, а в нечистом сердце она обитать не может и производить благотворных перемен в нем не может, если человек не исправляется от своих пороков. Вот почему и в христианстве много званых, но мало избранных. Многие именуются христианами, но не многие в самом деле таковы, не многие творят плоды Царствия Божия; вот отчего и в христианстве много безбожников, вольнодумцев, суеверов, корыстолюбцев, сластолюбцев, блудников, пьяниц, воров и так далее. Не вера виновата, что христиане таковы, а носящие имя Христово на себе виноваты в своем невнимании к вере и ее правилам, в своей нечистоте и в своем пристрастии к земному, по которому они не могут вместить в своем нечистом сердце чистейшего небесного сокровища — веры Христовой, и погибают у самого источника спасения».

Троицкие Листки (565. Слово о пьяницах, и др.): «…мы, грешные, только по имени называемся христианами, а на деле — хуже неверующих во Христа. Не так бы было удивительно, не столь было бы жаль, если бы такое бесчиние творили неверующие, потому что Бога они не знают и надежды на Него не имеют, а мы ведь христиане, нас Господь Бог призвал от смерти к жизни. (ст.643): …Мы, — называем себя православными, а вера правая у нас только на устах. Хвалимся богатством, которое принес на землю Христос, а на деле за наши беззакония давно его лишились, стали нищи и наги… Что значит имя без вещи? что название без дела? Ничто иное, как гроб раскрашенный, внутри полный мертвых костей и всякой нечистоты! Смотрит на нас человек, ищущий правой веры, слышит, что мы называем себя право верующими, думает, что у нас-то и есть добро, — но лишь только присмотрится к нашей жизни, так скажет совсем другое: у этих людей, скажет он, слово не сходится с делом, одно они говорят, а другое делают. Говорят: «Мы веруем в Бога», — а живут, как безбожники. Говорят: «Мы ожидаем воскресения мертвых», — а вовсе не заботятся о своей душе, как будто она умрет с телом… Итак, не к стыду ли нашему служит самое исповедание веры нашей? Не оскорбляем ли мы этим дражайшее имя Христа Спасителя, которое на себе носим? —Когда-то Александр Македонский, увидев нерадивого воина, которого тоже звали Александром, сказал ему: «Слушай ты, или имя перемени, или нрав!» Храброму царю показалось бесчестным, что ленивец носит его имя. Что, если бы и Христос, Царь Небесный, восхотел судить нас, Своих воинов, которые по имени Его называются христианами, а живут не по-христиански, что сказал бы Он нам? Поистине, сказал бы: или перемените свое имя, или оставьте свои беззаконные нравы, но не порочьте Моего доброго имени своей греховной жизнью! И, конечно, нам не миновать сего грозного обличения в день Страшного Суда Его. Да и теперь Бог обличает каждого грешника в его совести: «знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв» (Откр. 3; 1). Но не чувствуем мы, жестоковыйные, грома сего! Но не доходит сия молния до глубины наших душ ожесточенных! Кажется, мы вовсе забыли даже, что христианами называемся! И вот, наши Ангелы-хранители приходят ко Господу и говорят: «не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?» (Мф. 13; 27). Не Ты ли, Господи, пролил за сих людей дражайшую Кровь Твою? Не Ты ли дал им власть чадами Божиими быть? Откуда же это, что пшеница Твоя обратилась в плевелы? Почему даже пролитие Крови Твоей не принесло пользы сим душам? Как это чада Твои преобразились в наследников геенны огненной? Прикажи нам, и мы тотчас истребим сии плевелы и бросим их в пещь огненную! Но Божие долготерпение удерживает их, велит ждать до определенного времени жатвы: «Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится» (Откр. 22; 11). Что же делать нам, братие? Напишем на наших сердцах наше святое имя — христиане и, взирая на него очами душевными, будем жить согласно с сим именем! Аминь».

 

О смертных плотских грехах, в которых пребывают ложные христиане

Итак, вот какие это грехи ложных христиан, которые относятся к плотским грехам, которые творятся на деле, т.к. человек желает жить и живет в разных телесных, душевных и мирских удовольствиях и самоугодии, пренебрегая заповедями Божиими.

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, §301): «Дела плотские нам святой апостол показывает: «Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное» (Гал.5:19-21). Сюда относятся исчисленные дела (1Кор.6:9-10; Рим. 1:29-32; 1 Тим. 1:9-10; 2 Тим. 3:2-5 и в прочих местах)».

Лука Крымский (Сб. «Евангельское злато», Будьте детьми Божиими…): «Какие похоти плоти знаем мы? Знаем самую сильную и мерзкую похоть сладострастия; знаем похоть чревоугодия и пьянства, похоть лени, похоть покоя, сытой жизни, богатства, роскоши. Все это похоть плоти».

Феофан Затворник (Рукописи из кельи – 1, Мысли о внутренней жизни): «Плотские (болезни) — пьянство, блуд, …; душевные — корысть, гордость и другие. … Есть болезни духа: богозабвение, бессовестность, отвращение от Божественного — потеря духовного вкуса».

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл., 13, 13, и др.): «Безобразие это составляли пьянство, пирушки, срамные песни, блудные дела, ссоры, споры и подобное. От всего этого желающему жить благообразно надлежит воздерживаться. Не следует нам увлекаться такими делами или какое-нибудь принимать в них участие. Это языческие обычаи, и для нас они совсем непригодны. … Послабление таким обычаям есть верный признак ослабления духа христианской жизни и что общество, в котором они в ходу, язычествует, прикрываясь именем христианским. (гл.1, ст.29): ««Исполнены… блуда». … Именем «блуда», — «означая сожительство без брака» (бл. Феодорит) или и нарушение брачных отношений. «Лукавства», — злокозненность, хитро подкапывающаяся под благо и покой ближнего … «Это коварство против ближнего» (бл. Феофилакт). «Зверский нрав» (б. Феодорит). «Корыстолюбия (лихоимания) — страсть иметь все больше и больше, от коей умножение стяжаний без разбора средств, чрез обман в сделках и торговле, чрез неправый рост и воровство. — «Это вожделение имений» (бл. Феофилакт), — «болезнь душевная, причиняемая чрезмерным похотением большего и большего» (Геннадий у Экумения), — «желание большего и похищение непринадлежащего» (бл. Феодорит). «Злобы» — «наклонность души к худшему и помысл, устремленный ко вреду ближнего» (бл. Феодорит)… Или этим означается злопамятство (см.: бл. Феофилакт) и месть, которая сидит и думает, как бы отплатить злом за зло. … «Обмана» — лесть и обман, льстивые речи с целью одурачить ближнего… «Злонравия». Может быть, это сердитость и злючесть, от коих непрестанные вспышки гнева, брани и ссор; подладить нельзя, все не по нем, и за все серчание. Или злонравие означает «скрытную злобу» (бл. Феофилакт)…».

Василий Кинешемский (Беседы на Еванг. от Марка, гл. 1, ст.14-34): «Все человеческие кумиры, которые могут служить для человека центрами жизни, можно разбить на (разные) категории. Первая группа — самых грубых, самых низменных страстей: чревоугодия, сладострастия, лености, пьянства и т. п. Даже из этих страстей люди нередко делают себе кумиров и отдают им всю жизнь и все силы. … Есть немало людей, которые отдаются всецело сладострастию и распутству. Без этого для них жизнь не жизнь».

Эти грехи считаются смертными, т.к. в человеке победила плоть, а это несет смерть его духу (и об этом мы скажем чуть позже).

Отдельно кратко скажем о таких явных плотских грехах, как блуд/прелюбодеяние и пьянство. Останавливаемся на этих грехах потому, что, во-первых, они, к сожалению, распространены в современной христианской среде (опыт говорит, что немало их среди священников), и, во-вторых, говорим для того, чтобы показать, за какую малую цену – за временное телесное удовольствие – ложные христиане предают Христа и губят свои души.

Ефрем Сирин (Первое посл. к Коринф., т.18): «…тот, кто незадолго пред тем был членом Христа, чрез блуд делается членом блуда».

Иоанн Златоуст (т.6, ч.1, Беседа о воздержании, и др.): «Не столь велико зло упасть с неба в грязь, сколь велико зло, сделавшись членом Христовым, лишиться божественной почести и стать членом блудодейцы. (т.1, ч.1, Книга о девстве) Это увещание относится не ко всем, а к весьма похотливым. Если, говорит (ап. Павел), ты такой раб наслаждений, если ты так расслаблен, что беспрестанно распаляешься и стремишься к совокуплению, то сообщайся с женою. … Невоздержанию свойственно не иметь силы для удаления от прелюбодеяния, если кто не будет постоянно иметь подле себя жену и наслаждаться совокуплением. (т.6, ч.2, Беседа против оставивших церковь…) Пусть не входит в Церковь никто из предающихся прелюбодеянию, но пусть будет он отвержен вами и станет общим врагом».

Авва Феон (Собесед. 1-е, Иоанна Кассиана): «…привычкою к совокуплению (человек) очень скоро увлекается к излишествам прелюбодеяния».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 7-й заповеди, Грех: Разврат, и др.): «Когда кто согрешает блудом часто (или) с разными лицами, это называется «развратом». Разврат бывает «тайный», как замечается у Сираха: «Человек, который согрешает против своего ложа, говорит в душе своей: «кто видит меня? Вокруг меня тьма, и стены закрывают меня, и никто не видит меня: чего мне бояться? Всевышний не воспомянет грехов моих. Страх его – только глаза человеческие» (Сир.23,24-26). … Если страсть к разврату не будет подавлена вначале, то об этой-то страсти, в ряду других страстей, по преимуществу мы должны сказать, что она тем чаще предъявляет свои позывы, чем более удовлетворяется. … Это почти тоже, что запой пьяницы, повторяющийся время от времени. Мужчина же (который) не оставляет разврата в самой седине своей, если во все периоды жизни и во всех состояниях ее, т.е. и до брака, и в супружестве, предавался разврату и если еще, соблюдая воздержание в других случаях, например, относительно употребления вина, пользуется крепким телосложением и здоровьем. А когда будет изнемогать его тело: он искусственно возбуждает в себе похоть. … Как бы плотский разврат ни проявлялся, он отвратителен сам по себе, губителен для души и тела человека и в высшей степени противен Богу. … Это один из семи смертных грехов пред Богом. (Грех: Прелюбодеяние) «Прелюбодеев судит Бог» (Евр.13,4). По правилам церковным прелюбодею епитимия вдвое больше чем блуднику, именно — до 15 лет (Василий Великий, 58). Притом, имя «прелюбодея» отнесено в них не только к нарушителю собственной супружеской верности, т.е. к человеку женатому или замужней, но и к холостым; когда холостые нарушают чужое супружеское ложе. Что же сказать о тяжести греха прелюбодеев по существу самого дела? Если это законные муж и жена, то они во время венчания дали обет взаимной супружеской верности. Обет свой они произнесли сознательно и свободно пред крестом и Евангелием и залогом его получили обручальные перстни. И так, крест, евангелие, святая церковь, священник и Сам Бог, бывшие свидетелями их обета или готовности остаться верными в супружестве: все это ими забыто! какая небогобоязненность! … (К тому же) брак, разъединенный прелюбодеянием, уже теряет свою жизненность, сочувственность и гармонию. … Со стороны одного только лица уже никак не может быть истинная супружеская любовь. И к тому же, после этого, будет большая половая привязанность прелюбодея и прелюбодейцы (потому что привязанность этого рода не может раздвояться). К одному лицу она, действительно, будет преобладающею, но только так же без всякой твердости; другое же или третье лицо (кроме законного брака), с которым прелюбодей разделяет свое ложе, будет не лучше вещи, сберегаемой для запаса в кладовой (как на востоке гаремы). Какое все это расстройство в супружестве! … А что сказать к стыду прелюбодеев о похоти их? Есть у иного законная жена, и он не удовлетворяется тем, прибегает еще к другому женскому лицу; или «жена своего мужа имей» (1Кор.7,2), но для ее (или его – от сост.) похоти мало одного мужа (жены – от сост.), она (он) отдается другому и третьему мужчине (женщине – от сост.). Тогда возникает естественный вопрос или упрек прелюбодеям: «разве нет у него жены, разве нет у нее мужа?». — Что же касается вины холостых прелюбодеев, которые т.е. согрешают с замужними или женатыми, то можно сказать здесь кратко: вина этих людей подобна тому, как богач отнимает последнюю овечку у бедного (2Цар.12,4). Холостой прелюбодей или прелюбодейца вторгаются в чужой брак, как бы становятся в средину между мужем и женой, которые во время венчания стояли пред крестом и Евангелием, рассекают в двух лицах своим постыдным вторжением в единую плоть. В смысле этого коварства и обиды чужому союзу такой блуд холостым и считается в правилах церковных «сугубым». … Хоть падший или падшая и слезно будет раскаиваться за первое падение, но большею частью не сохранит себя от нового падения. Горе же, горе каждому прелюбодею!».

Иоанн Златоуст (т.2, ч.1, Беседы о статуях, б.1): «Пьяница — живой мертвец; пьянство — демон самозваный, недуг, не имеющий прощения, падение, лишенное оправдания, общий позор рода нашего».

Троицкие Листки (565. Слово о пьяницах): «Смотри же, несчастный человек, как мерзко и гнусно пьянство, подумай, что ты ведь только и отличаешься от скота тем, что получил от своего Творца разум и через то поставлен господином всей неразумной твари. Но если ты пьянством лишаешь себя разума, то сам уподобляешься скотам бессловесным. Да пьяница даже еще хуже и неразумнее скота: известно, что никакой скот не станет пить больше того, сколько ему нужно, хотя бы ты и принуждал его к тому побоями, а пьяница пьет без всякой меры и оскверняет свои уста. Не срамное ли это дело? А между тем пьяницы обыкновенно ни во что ставят свой порок и пьянство за грех даже не почитают, у них всегда есть разные оправдания и отговорки, они и слышать не хотят о том, что едва ли есть еще такой порок, который так разорял бы дома и влек за собой великий гнев Божий, как пьянство…. Но что это за жизнь — быть подобным скоту? Что за удовольствие — добровольно делаться безумным? Что пьяный, что безумный — одно и то же, потому что вино отнимает у человека ум, возбуждает в нем гнев и похоть блудную. Как «печь испытывает крепость лезвия закалкою, — говорит премудрый сын Сирахов, — так вино испытывает сердца гордых — пьянством» (Сир. 31; 30). «И не упивайтесь вином, — предупреждает святой апостол Павел, — от которого бывает распутство» (Еф. 5; 18). Вот почему еще в Ветхом Завете Господь Бог заповедал священникам и всему роду их не пить вина и никакого опьяняющего напитка под страхом смерти (Лев. 10; 9).».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 2-й заповеди, Грех: Пьянство): «В смысле страсти пьянство бывает: или без перерыва времени, каждый день (крепкие телосложением выносят до времени такую нетрезвую жизнь, выполняют и должность свою, хотя не без опущений);—или (бывает) с некоторыми промежутками времени, до первого свободного дня или до первого случая упиться; — или, (бывает) наконец, чрез известные сроки и в продолжение известного срока, но уже с самым свирепым характером: это болезнь, известная под именем «запоя». …В отношении к Богу это самый неверный и изменчивый раб. Пьянство в такой степени отвлекает от служения Богу, что для пьяницы вино (любое спиртное – от сост.) вполне кумир, которому он поклоняется и приносит всего себя в жертву, особенно в период свирепого запоя. Отвлекает оно от Бога, потому что привлекает к всевозможным грехам и преступлениям. Ободрив себя вином или дойдя до сильного опьянения, на какие преступления не решается человек? При помощи вина совершивший одно преступление может совершить и еще пять-десять преступлений. Этою страстью человек поставляет себя в отношении к Господу Богу как бы в неисправимое состояние. Когда будет случай упиться, да к тому еще присоединится со стороны соблазн (упрашивание, компания), тогда он жертвует для своей страсти и молитвой, и другими священными обязанностями христианина; например, для говения, для исповеди и св. причащения, у него и в целом году не найдется нескольких трезвых дней; или он все откладывает свое говение или же приступает к этим таинствам, не совершенно освободившись от винного запаха. И со стороны подать ему добрый совет к исправлению трудно. Надобно ловить время, когда бы он мог понять и принять ваш добрый совет: то он нетрезв, то мучится после сильной нетрезвости. Это как человек сумасшедший каждый день, особенно, если имеет неспокойный характер. «Вином на вино» (т. е. после излишнего вечера допуская новое излишество на другой день за обедом, вместо того, чтоб подкрепиться и дать желудку очиститься от винных влаг, а также и после обеда невоздержного повторяя то же невоздержание относительно вина вечером) …. Другие страсти на время немеют при каком-либо поразительном случае, а пьяницу, особенно в период его болезни, ничто не останавливает. (Скажите ему, что вот в другой комнате умирает его жена, и эти слова не потрясут его так, чтоб он вдруг почувствовал отвращение к вину, и решился бы не пить; и тогда он, да тогда-то еще скорее, протягивает свою руку к чаше с вином). О, какая же это свирепая страсть! сколько погибло и погибает людей от нее! сколько погребено в вине талантов ума и добрых качеств души! — Но скажут: «в болезни пьянства человек находится под неволей и сам себе не рад». И как болезнь, пьянство не извиняется. Страшные примеры этой болезни на других должны научать каждого чтоб не развить в себе самом той же страсти: самые ожесточенные винопийцы не вдруг же сделались такими, но постепенно развили в себе страсть (запой, например, бывает сначала на три дня, а потом по неделе, а затем и по месяцу). Но если кто по наследству от родителей или по господствующей в родстве страсти предрасположен к пьянству и запою, то тем более должен вооружиться против страсти, помня наставление: «прежде недуга врачуйся» (Сир.18,19). … Больные этого рода редко решаются лечиться, не признавая себя и больными, а, в сущности дела, не желая расстаться с любимою страстью».

Нельзя не сказать, что часто у плотских сластолюбцев развита и такая страсть, как сребролюбие, т.к. на свои удовольствия им нужны деньги.

Феофан Затворник (Толков. на посл. Ефес. 5, 5): «… в послании к Колоссаям называет (ап. Павел) лихоимание идолослужением (Кол. 3, 5). И Господь сказал, что нельзя служить Богу и мамоне (Мф. 6, 24). Следовательно, кто служит мамоне, то есть работает страсти любостяжания, тот не служит Богу. Мамона стал для него богом. Ему он предан всею душою, всем сердцем, всем помышлением и всеми силами. Как следовало ему быть расположенну к Богу, так он расположился к богатству. Такова, впрочем, и всякая страсть, что когда кого одолевает, то всего его поглощает; почему и чрево назвал Апостол «богом» (Флп. 3, 19), но в пристрастии к богатству есть особая черта, ставящая обладаемого им на одной линии с идолопоклонниками, именно упование на богатство. Надлежит всего ожидать от Бога и на Нем опираться всеми надеждами своими. Но обладаемый лихоиманием всего ожидает от денег и богатства, на них опирается и почивает своими надеждами. Там, где следует стоять Богу, стоит у него мамона. Стало, он прямой идолопоклонник».

Также скажем и то, что ложные христиане – гордые люди, и гордость предшествовала их падению в грехи (если при приходе к вере они и горели духом).

Никодим Святогорец (Поучения, п. Отречение Петра): «Главной причиной отречения Петра была гордость. …О, проклятая гордость, начало и корень всякого греха! Какого только зла не принесла ты несчастному человеку! Горе тебе, брат мой, если ты дерзок и надеешься только на свои силы! Горе тебе, если ты хочешь что-либо сделать без совета твоего духовного отца, который мудрее тебя и лучше знает, что тебе полезно. Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны перед самими собою! (Ис. 5, 21). Горе тебе, если ты мыслишь несогласно с Божественным Писанием и Преданием и с упорством преступаешь заповеди, данные тебе духовником. Горе тебе, если ты позволяешь гордости ослеплять тебя, если считаешь, что ты что-то значишь в этом мире».

На этом закончим очень краткий обзор смертельных грехов плотских христиан, которые они совершают на деле, и не просто один – два раза, а постоянно.

Ложные христиане живут ради «ВРЕМЕННОГО ГРЕХОВНОГО НАСЛАЖДЕНИЯ» (Евр.11,25) и являются грехолюбцами и сластолюбцами

Думаю, многие знают, что:

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, § 419): «… грех … человеку сладким кажется».

Напомним и то, что святые отцы говорят о плоти, как о грехолюбивой и сластолюбивой.

Дмитрий Ростовский (Поучения, п. 14. Поуч. на усекновение честной главы св. Иоанна Предтечи): «О, нечистота плотская, похотная, греховная! Нечистота, которая хуже пса, более скверная, чем червь, более нечистая, чем все нечистоты, мерзкая даже дьяволу, а сердцу любострастному, любосластному и грехолюбивому приятная, сладкая и прелюбезная! Мне стыдно говорить это».

Авва Даниил (Собеседов. Иоанна Кассиана, гл.11): «…похоть плоти неудержимо стремится к одному греховному и находит удовольствие в одном том, что доставляет временный покой…. Плоть услаждается сластями и похотями…. (Плоть) желает изобиловать всякими сокровищами…. (Плоть) желает нежиться и окружать себя толпой ласкателей …, (и) пленяется похвалами и почестями человеческими».

Такая плотяность имеет корень – удовольстволюбие/сластолюбие/сладострастие, получаемое посредством тела и земных вещей. И ею порабощен тот христианин, который живет в плотских смертных грехах, и поэтому он называется «сластолюбцем» и «грехолюбцем».

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл., 7.14, и др.): «… (люди) ищу(т) только того, что плоть услаждает или устрояет (их) лишь земное благобытие. (гл.2,22) … Блудящий когда от своей жены бежит к другой, сластолюбие его, видимо, делается неудержимым».

Феофан Затворник (Толк. на посл. 2 Тим., гл.3, ст.4 ): ««Сластолюбцы» — живущие в собственное свое удовольствие; в чем кто любит находить удовольствие, то и делает. Это самое льстивое исчадие самолюбия и самое широкое в приложении: потому что оно падко не на одни плотские сласти, — хотя это преимущественно бывает, — но и на душевные, даже на духовные»

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.16): «Эти три — сластолюбие, сребролюбие и славолюбие — порабощают человека диаволу».

Григорий Нисский (О жизни Моисея – Законодателя…, ч.2): «… изобретатель зла (диавол) … уловляет естество человеческое в порок приманкою удовольствий. И действительно удовольствие, подобно какой-то приманке, ко всякому пороку, как скоро поставлено на вид, жадные души удобно привлекает удою погибели; особливо же естество наше без всякой какой-то осторожности вовлекается во зло сладострастием».

Иоанн Златоуст (т.11, ч.2, б.17): «Отовсюду появляются бесчисленные приманки, которые привлекают к себе душевные очи, именно — утехи, деньги, прельщение, леность, слава, гордость, власть, любоначалие,—и появляются со светлым и приятным лицом, способным привлечь к себе тех, которые подчиняются их влиянию и не очень любят истину, ибо она жестка и не содержит в себе ничего приятного. Почему? Потому что она всевозможные утешения обещает только в будущем, между тем как эти предметы уже теперь обещают почести, удовольствия, покой, конечно, не истинный, но имеющий только наружный его вид. Вследствие сего, всякий сластолюбивый, изнеженный и слабодушный прилепляется к ним, бежа от трудов, сопряженных с добродетелию».

Цветник священноинока Дорофея (гл. 14): «Плоть же наша любит наслаждаться и, привыкнув всегда уподобляться скотам и пребывать в излишествах, любит ежечасные наслаждения и никогда не прекратит наслаждаться …. И никто из людей никогда не может удовлетворить и утешить свою плоть на этом свете: ни цари, ни князья, ни знатные вельможи, – как жестокого кредитора или лютого зверя. И цари, и князья, и знатные вельможи бесконечно наслаждаются, а и те не могут удовлетворить желаний своей плоти. Сегодня насладился, а завтра больше прежнего хочет наслаждаться».

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст. 695): «Что тебя отвращает от исполнения заповедей Христовых? Плоть и мир, именно приятная пища и питье, которые человек любит, коими услаждается мысленно и на деле, загрубляющие и окаменяющие сердце, — пристрастие к изысканной одежде и украшениям или отличиям наград…, а забота о том, как бы угодить Богу мыслями, словами, делами — исчезает, и сердце, так сказать, живет одеждой и украшением и бывает все приковано к ней, о Боге же нерадит и к Нему не прилепляется; если же он священник, то нерадит о молитве за народ и делается не душелюбцем, а сребролюбцем, честолюбцем, ища не людей, а людского, т.е. их денег, пищи, питья, их ласки, доброго мнения и отзывов — и льстя им».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 7-й заповеди, Грех: разврат): «… поставим вопрос: ради чего же человек развратный подвергает себя такой страшной участи? Ради «временного греха сладости» (Евр.11,25). Да! если какой грех особенно есть временная сладость, так это половое совокупление вне законного брака».

Никодим Святогорец (Поучения, п. Стремление к наслаждениям): «Любители наслаждений устремляются к пиршествам, к развлечениям, к дурным компаниям, к бесстыдным песням, к комедиям, на праздники и не пропускают ни одного случая к удовольствию; их жизнь полна наслаждениями, блудом, развлечениями и всякого рода грехами. А если кто-нибудь укорит их за такую жизнь, то они станут обзывать его неотесанной деревенщиной, которая хочет превратить города в пустыни, а мирян — в отшельников. Они будут говорить так для того, чтобы оправдать себя. Только одно они считают благом — проводить время в развлечениях…. И так проходит вся их жизнь — без отдыха бегут они от одного греха к другому, и ад открывает свои уста, чтобы поглотить их всех, самих ввергающих себя в него».

О таких людях можно сказать, что они еще не вкусили истинного духовного наслаждения, поэтому и стремятся к «земле и грязи».

Древний Патерик (гл.10, п.131): «Спросили братия одного из отцев, говоря: почему душа не стремится к обетованиям Божиим, которые Он обещал в писаниях Своих, но уклоняется к нечистому? Старец отвечал: я думаю, что она еще не вкусила горняго, потому и имеет похотение к нечистому».

Также, нужно понимать, что грешник не может «насытить свои похоти».

Никодим Святогорец (Поучения, Размышления над притчей о блудном сыне): «… этот несчастный не может ни исцелиться, ни насытить свои похоти, но чем больше он питается пищей срамных дел, тем голоднее становится. Об этом очень точно сказал бл. Феофилакт: «Делающий зло не может насытиться им. Ибо наслаждение непостоянно, оно приходит и уходит, а этот несчастный вновь остается опустошенным — состояние, достойное слез» (Толк. на притчу о блудном сыне)».

В ложных христианах побеждает плоть и грех, а не дух и добродетели

Выше уже отмечалось, что в грешнике побеждает плоть, а не дух, и поэтому плотские грехи ведут к духовной смерти.

Инок Агапий (Спасения грешников, ч.1, гл.3): «Грехи и беззакония, которые мы совершаем, многообразны и различны, но все заключаются в семи: превозношении, сребролюбии, разврате, гневливости, чревоугодии, зависти и унынии. Эти грехи называются смертными, ибо они возглавляют другие, являются корнями и основаниями прочих грехов, — и потому умерщвляют нашу душу. С помощью семи грехов с нами сражаются три великих врага и убийцы: плоть, мир сей и диавол. Плоть нас испытывает и бросает в разврат, чревоугодие и уныние. Мир сей тащит к сребролюбию и ненасытному вожделению вещей. А бес поощряет нас к превозношению, к гневу и зависти. Сей диавол, хотя и является причиной всего беззакония, но более всего жаждет метнуть нас в превозношение, дабы мы стали его слугами и последователями. Существуют и другие шесть смертных беззаконий. Они происходят из названных выше семи, но ничуть не меньше их, а скорее являются частью семи смертных грехов, причем тягчайшей. (Это — богохульство, ложная клятва, воровство, преступление какой-либо церковной заповеди или канона учителей и святых апостолов, сплетни и осуждение, ложь – сокращ. от сост.)».

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл.,1, 24): «По назначению человека в сотворении, ему надлежит жить духом в Боге, чтобы дух, чрез жизнь в Боге приемля свойственную ему силу, властвовал над душою и телом и правил ими. Условие такого нормального состояния или такой силы духа — то, чтобы человек духом жил в Боге. Коль же скоро отпадает он от Бога и начинает нечествовать, дух его теряет силу и не только не властвует над душою и телом, но подпадает в рабство им, служа им в похотях их. Так как жизнь наша направляется наиболее исканием приятного, после того как потеряет она искание достодолжного, — приятное же чувственное сильнее действует на сердце и влечет: то, за ниспадением духа от Бога и обессилением его, чрез то естественно следует жизнь в чувственных удовольствиях, и, как из этих удовольствий слаще всех удовольствие похоти плотской, — жизнь похотная. За ослаблением веры и благочестия всегда следовало и следует разлияние блуда, в разных, нередко самых срамных видах».

Игнатий Брянчанинов (Аскетическая проповедь, гл. Поучение к простому народу при посещении епархии): «Что такое грех смертный? Смертный грех есть тот, который убивает вечною смертью душу человека совершившего такой грех. Если человек умрет в смертном грехе, не принесши в нем должного покаяния, то демоны похищают его душу и низводят ее в подземные, мрачные и душные пропасти, во ад, на вечное мучение. Смертные грехи суть следующие: ересь, раскол, отступничество от веры христианской, богохульство, волшебство и колдовство, человекоубийство и самоубийство, блуд, прелюбодеяние, противоестественные блудные грехи, пьянство, святотатство, грабеж, воровство и всякая жестокая бесчеловечная обида. Из смертных грехов только для одного самоубийства нет покаяния; прочие же смертные грехи, по великой, неизреченной милости Божией к падшему человечеству, врачуются покаянием».

А теперь напомним, что те, кто, пребывая в вере, ведут греховную жизнь, бывают, во-первых, такими, у которых не было изначального горения духа, и которые особо и не прекращали жить в явных грехах, находясь в вере. А, во-вторых, такими, которые, вначале старались жить по законам веры, а со временем, продолжая внешне прибывать в вере, постепенно сошли опять на обычную жизнь грешника. Так, например, до прихода к вере человек имел склонность к блуду и развратным фильмам, пьянству, вранью, подворовыванию и др. И вначале своего прихода к вере он начал стараться исполнять заповеди и правила, например: поститься, перестал употреблять алкоголь (или пил его реже), бросил курить, прелюбодействовать, воровать и т.д.; и начал читать святых отцов и Святое Писание, молиться, соблюдать посты, воздерживаться и т.п., — и тогда у него начинает возрастать дух, а плотские желания умаляться. (Это может быть и прихожанин, и послушник в монастыре, и начальный священнослужитель.) Но со временем он начинает поблажать плоти: то послабляет пост, а потом и отказывается от него, то начинает употреблять по праздникам алкоголь, а потом уже и постоянно это делает, то начинает флиртовать с противоположным полом, а затем и прелюбодействовать, начинает все меньше читать духовную литературу, Писание и молиться, а затем и вообще прекращает это делать. При этом он вначале еще сопротивляется своим плотским желаниям (нарушить пост, не выпить алкоголь, заставляет себя молиться и т.д.), а через время вовсе перестает это делать. И таким образом, в нем побеждает тот старый обычный мужчина или женщина, бывшие до веры, а не христианин, монах, священник. Это пример, так сказать, серьезной победы плоти над духом. А христианская вера говорит, что должно произойти наоборот:

Макарий Великий (Духовные беседы, б.44): «Душе, истинно во Христа верующей, должно из нынешнего порочного состояния перейти в состояние иное, доброе, и нынешнее уничиженное естество изменить в естество иное, божественное, и соделаться естеством новым, при содействующей силе Святого Духа».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, § 300): «В этом состоит христианский подвиг, в котором должно нам до конца жизни нашей подвизаться, плоть духу покорять, и «делать не то, что хотели бы» (Гал.5:17), но что воля Божия, закон Божий и новое рождение от нас требует».

Но этого не случилось, и в ложных христианах победил не дух, а плоть.

Ложные христиане являются «ПСАМИ, ВЕРНУВШИМИСЯ НА СВОЮ БЛЕВОТИНУ» (2 Петр. 2, 22) и теми в кого возвращаются «СЕМЬ ДРУГИХ ДУХОВ» (Лк.11, 24-26)

И поэтому говорится, что они вернулись к грехам обычных неверующих людей как «пес на свою блевотину».

Послание 2-е ап. Петра, гл.2, ст. 22: «Но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и: вымытая свинья (идет) валяться в грязи».

Тихон Задонский (Сокровище духовное…, ст.1, и др.): «… Христианину, который в беззаконные дела вдается, закон Божий бесстрашно нарушает, приличествует пословица: «пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи» (2 Пет 2:22). Снимаются с него прекрасные и священные одежды, в которые душа одета была. Лишается он высочайшей чести усыновления Божия и наследия вечного. Облекается в бесчестное и срамное греховное рубище и бывает подлейшим рабом. Бывает печаль и плач святым Ангелам и всем избранным Божиим жителям небесным, которые все прежде радовались его блаженству. Начинается смех, и насмешки, и радость злых духов, которые прежде ему завидовали. В такое бедное состояние впадает каждый христианин, после святого Крещения (и можно сказать и после воцерковления – от сост.) беззаконствующий! (ст.112) Христиане, которые к миру и греху любовью обращаются и беззаконничают, все то святое и великое Божественное сокровище теряют. … Они подобны тем людям, которые, войдя в баню и омывшись, самовольно входят в грязь и мараются. Так и они, омывшись святым крещением и забыв великую эту милость Божию, им оказанную, самовольно сквернам греховным предаются, и все более и более ими сквернятся. Сам рассуди, человек, какая польза для таких от святого крещения? Воистину, никакой. Поэтому бывает, что такие христиане нравами бывают хуже язычников и мусульман. Так как многие язычники по естественному закону такими грехами гнушаются, на которые развращенные христиане бесстрашно дерзают. Не видна у образованных язычников такая неправда, хищение, ограбление, насилие, хитрость, лесть, лукавство, ненасытное сребролюбие, мерзкая нечистота, как в развращенных христианах видится. А многие уже до того дошли, что грехов явных, законом Божиим запрещенных, за грехи не считают. Это великая слепота, помрачение и заблуждение ума, и происходит от неблагодарности человеческой. Так человек, придя во глубину зол, нерадит».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.1, § 50): «Оставивший злой обычай не должен возвращаться к нему, как «пес на свою блевотину и вымытая свинья в грязь» (2Петр.2:22); но твердо против него стоять, побеждать благодатью Божией, «забывая заднее и простираясь вперед» (Флп.3:13), и, по увещанию Господнему, «вспоминать жену Лотову» (Лк.17:32), которая, обернувшись назад, то есть к Содому, из которого вышла, «стала соляным столпом» (Быт.19:26). Мир с похотями своими есть Содом беззаконный, убегающие из которого не должны обращаться к нему, чтобы, опять запутавшись в сетях его, не быть с ним осужденными».

Максим Исповедник (Главы о любви, 3-я сотн., гл.66): «… много можно найти людей, имеющих много познаний и в плотских страстях валяющихся, подобно свиньям в тине (2 Петр. 2, 22). Ибо очистившись несколько во время ревнования о добре и получив в известной мере познание о сем, потом же обленившись, они уподобились Саулу, который удостоившись царского престола, но недостойно его начав жить, со страшным гневом был с него свержен».

Относятся к ним и такие слова Господа о семи нечистых духах, вернувшихся в незанятый дом:

Григорий Богослов (Слова, сл.40): «Помни всегда Христову притчу; это будет для тебя самым лучшим и совершенным пособием. Вышел из тебя нечистый и вещественный дух, изгнанный Крещением (и воцерковлением – от сост.). Ему несносно гонение, он не терпит быть бездомным и бесприютным, проходит «сквозь безводные места», где пересох Божественный поток (ибо там любит он быть), скитается, «ища покоя, и не находит». Приступает к душам крещеным, в которых порчу омыла купель. Боится воды, душит его очищение, как легион издох в море. Опять возвращается в дом, из которого вышел, потому что бесстыден и упорен, снова приступает, новые делает покушения. Если найдет, что Христос водворился и занял место, им оставленное, то снова отраженный уходит без успеха, продолжая свое жалкое скитание. Если же найдет в тебе место «выметенное и убранное», пустое, ничем незанятое, равно готовое к принятию того или другого, кто бы ни пришел первый, поспешно входит, поселяется с большими против прежнего запасами, «и будет последнее хуже первого» (Мф.12:43-45). Ибо прежде была надежда на исправление и осторожность, а теперь явно стало повреждение, через удаление добра, привлекающее к себе лукавое, почему для поселившегося обладание местом сделалось тверже».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, §296): «(Таких христиан), которые, после принятия дара в святом Крещении (и воцерковлении – от сост.), обращаются к нечестивому и безбожному житию … Христос то же изображает, говоря: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит. Тогда говорит: «Возвращусь в дом мой, откуда я вышел». И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого» (Мф.12:43-45). В святом Крещении мы освобождаемся от нечистого духа и темной его власти, и каждому говорится то, что сказано Христом расслабленному и исцелившемуся: «Ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин 5:14). … Но когда крестившийся (воцерковленный – от сост.) человек возвращается на прежний путь нечестия, и, «избегнув скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутывается в них и побеждается ими» (2 Петр 2:20), то бывает ему «последнее хуже первого», — по Христову и апостольскому учению. Поэтому заблудший и развращенный христианин бывает хуже честного язычника, так что теми грехами и беззакониями, которыми честные язычники гнушаются, развращенный христианин услаждается. Отсюда бывает, что у таких христиан за нечто малое или, что хуже того, за ничто считается похищать чужое, красть, нарушать присягу, данную перед Богом-Сердцеведцем, неправду в суде делать, … льстить, обманывать, лукавить, пьянствовать, прелюбодействовать и на прочие беззакония бесстрашно дерзать, от которых благоразумные язычники отвращаются, как читаем в историях и ныне слышим. И где один нечистый дух был, там уже «семь духов лютейших» бывают, и бедного человека от греха в грех гонят и от беззакония в беззаконие, и бывает «ему последнее хуже первого». Отсюда следует, что таковые христиане большему и ужаснейшему суду Божиему и вечному осуждению подлежат, нежели язычники. Ибо, по слову Христову, «раб, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много; а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше» (Лк.12:47-48; Рим 2:5-6). — У согрешивших против своих обетов, данных при Крещении, осталась надежда — истинное покаяние…. Поэтому, если хотят получить милость у Бога, то должно им чистосердечно обратиться к Богу, Которого они оставили».

Тихон Задонский (т.5, Краткие нравоучительные слова, сл.7): «Он поступает так же, как и тот, кто, выйдя из тьмы на свет, опять во тьму возвращается, ибо он вышел было из тьмы греховной на свет ко Христу, Свету истинному, но опять во тьму греховную возвратился. Как освободившийся от рабства и плена выходит на свободу и опять в горькую ту неволю возвращается, так и беззаконно живущий христианин избавился было благодатью Христовой от горького рабства и плена дьявольского, но опять в бедствие это возвратился».

Николай Сербский (Неделя 4-ая Великого поста. Еванг. о бессилии неверия и силе веры): «…человек и после очищения может снова навлечь на себя нечистоту. Однажды изгнанный из человека бес может возвратиться и снова войти в человека. Это происходит, когда покаявшийся и Богом помилованный грешник вновь возвращается к своему старому греху. Тогда и бес возвращается в свой старый дом. Потому Господь и повелевает … (чтобы) после Божия помилования не возвращались к своему старому греху, как пес на свою блевотину, и не подвергались вновь душепагубной опасности, отверзая двери злому духу и приглашая его войти в нас и властвовать над нами».

Варсонофий Оптинский (Душеполезные поучения преп. Оптинских старцев, ст. Брань): «…Батюшка объяснил один текст из Евангелия «…ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя…» (Лк. 11, 24). Что разумеется здесь под «безводными местами»? Души людей слабых, порочных, не имеющих никаких добродетелей. Диаволу неинтересно соблазнять, навести на грех такого человека, у которого грешить не только мыслию и словом, но и делом есть дело обыкновенное. Такого человека он вводит в грех без всякой борьбы, как обыкновенно он действует в миру. Наконец, он опять решается возвратиться к тому человеку, из которого он исшел, и приходит… Когда он исшел из этого человека, человек ощутил умаление борьбы со страстями, они его как бы перестали тревожить. И предался рассеянности человек, перестал внимательно следить за собою, впал в беспечность. Вот в таком-то состоянии и находит, возвратившись к нему, диавол. Видя его неготовым к борьбе с собой, пользуясь его беспечностью, диавол идет и берет с собой еще семь духов, злейших себя, «и, войдя, живут там, — и бывает для человека того последнее хуже первого…» (Лк. 11, 26). Потому всегда надо внимать себе… Такой человек, по утишению скорбей, дал место в себе гордости, что в такое время и способствовало тому, что он пришел, наконец, в такое бедственное положение…».

Феофан Затворник (Мысли на каждый день года, Неделя 4-я по Пятидестнице, Среда. (Рим. 15, 7-16; Мф. 12, 38-45)): «Во всяком человеке, нераскаянно живущем во грехе, живет бес, как в доме, и всем у него распоряжается. Когда по благодати Божией такой грешник приходит в сокрушение о грехах своих, кается и перестает грешить, — бес из него изгоняется. Сначала он не беспокоит покаявшегося, потому что в нем на первых порах много ревности, которая как огонь жжет бесов и как стрела отражает их. Но потом, когда ревность начинает охладевать, подступает и бес издали со своими предложениями, вбрасывает воспоминание о прежних удовольствиях и взывает к ним. Не поостерегись только покаянник — от сочувствия скоро перейдет к желанию; если и здесь не опомнится и не возвратит себя в состояние прежней трезвенности, то падение недалеко. Из желания рождается склонение на грех и решимость: внутренний грех готов, для внешнего ожидается только удобство. Представься оно, и грех будет сделан. С этим вместе бес опять входит и начинает гнать человека от греха к греху еще быстрее, чем прежде. Это изобразил Господь притчею о вторичном возвращении беса в дом очищенный, подметенный».

Ложные христиане грешат, не сокрушаясь, и не воспринимают грех, как грех

Платон, Митр. Московский (Поучительные слова. т. 14, Слово на Крещение Господне): «… ложный христианин … грехом не болезнует (т.е. не переживает о нем – от сост.)».

Тихон Задонский (Сокровище духовное…, ст.41): «Христианин неисправный, прилепившийся к суете этого мира, не перестающий бесстрашно нарушать закон Божий, грех чем-то малым, или, что горше того, — ничем считающий! Пощади душу свою бедную».

Напомним, как происходит так, что ложный христианин входит в состояния, при которых он уже не раскаивается и не пытается измениться.

Василий Кинешемский (Беседы на Еванг. от Марка, гл. 6, ст. 14-29): «(У ложных христиан) сила страсти, ее интенсивность и власть над душой растет прогрессивно, по мере того, как ей делаются уступки. … Человек, допустивший грех однажды, нравственно слабеет и при повторном искушении совершает его с большей легкостью, чем тот, кто устоял в первой борьбе. … Чем больше греши(т), тем сильнее разгорается страсть. … (Также у них расширяются грехи – от сост.) За одним грехом неизбежно следует ряд новых. Одна страсть, разгораясь в душе, вызывает к жизни и другие страсти…. Один червячок страсти, если его не истребить вовремя, может размножиться в громадном количестве, порождая новые пороки, захватывая все стороны души и подтачивая ее здоровые ткани. — Причина этого — в ослаблении веры. Побежденная одним грехом, воля теряет силу сопротивления и легко уступает другим. … (Также ложный христианин) жертвует для (своих страстей и грехов) всем, всеми моральными ценностями, которые еще сохранились в его душе. — За борт жизни выбрасывается все, что мешает страсти: нравственные привычки, убеждения и принципы, веления долга и религии — все летит вон, начиная с менее важного и кончая самыми крупными ценностями. … Душа постепенно опустошается, теряя все, что было в ней ценного, в угоду страсти. Человек опускается все ниже и ниже на самое дно греха и порока».

Феофан Затворник (Рукописи из кельи – 1, ст. Возрасты греха): «(В начале своего падения ложный христианин говорит) себе: «Нет; перестану». Но время течет, и зло растет. Кто-то из ума крадет истины, одну за другою; он уже многого не понимает даже из того, что прежде ясно понимал; … наконец совсем ослепляется: не видит Бога и вещей Божественных, не понимает настоящего порядка вещей, ни своих отношений истинных, ни своего состояния, ни того, чем он был, ни того, чем стал теперь и что с ним будет, вступает в тьму и ходит во тьме. … Прежние остановки и отказы … (своим греховным делам) превращаются в одни бесплодные намерения, а из намерений — в холодные помышления об исправлении, наконец, и это исчезает. Грешник как бы махнул рукою: «Так и быть, пусть оно идет, авось само как-нибудь остановится!» И начинает жить, как живется, предаваясь порочным желаниям, удерживаясь от явных дел, когда нужно, не беспокоясь ни угрозами, ни обещаниями, не тревожась даже явным растлением души и тела. Грех есть болезнь и язва; сильно терзает он душу после первого опыта, но время все сглаживает; второй опыт бывает сноснее, третий еще сноснее и так далее. Наконец душа немеет, как немеет часть тела от частого трения по ней. То были страхи и ужасы, и гром готов был разразиться с неба, и люди хотели будто преследовать преступника, стыд не давал покоя и не позволял показываться на свет,— а тут, наконец, все — ничего. Человек смело и небоязненно продолжает грешить, понять не умея, откуда это прежде бывали у него такие тревоги (т.е. думает по типу: «чего я боялся, ведь ничего не произошло и все нормально…» — от сост.). … (Затем ложный христианин находится) в грехе, или стояни(и) на пути грешных, в слепоте, нечувствии и нерадении. Высшие силы человеческого духа поражены летаргическим сном, а силы греха возобладали над ними и как бы наслаждаются покоем. … (При этом) не все спит грешник, иногда и просыпается. В это время хотел бы все оставить, но боится начать сие дело, по непонятной некоторой робости, в которой отчета дать нельзя. Так застращивается человек тиранством греха … (Затем происходит) период самостоятельного, настойчивого действования в пользу греха, против всего доброго, от чего человек приходит на край пагубы. … Ибо и тогда, как он так живет, совесть не перестает тревожить его. … Иногда он только не внимает сему гласу, в состоянии нераскаянности; иногда отвергает и вооружается против него, в состоянии ожесточения».

К тому же, так как ложные христиане являются грехолюбцами, то им, по словам свт. Дмитрия, неприятно покаяние.

Дмитрий Ростовский (Поучения, п. 6. Поучение в неделю сыропустную): «Что есть хуже пепла? Кто ищет вкуса в нем? Кто захочет питаться пеплом? Точно так же и покаяние невкусно для людей грехолюбивых, погрязших в сластях и страстях мира сего. Кто из таких желает покаяния и кто из них вспоминает о покаянии? Сыпни кому-либо пеплом в очи; приятно ли это будет? Вспомни грехолюбцу покаяние; понравится ли это ему?… Покаяние считается грехолюбцами крайне неприятной для них вещью».

Итак:

Дмитрий Ростовский (Поучения, 35. Поуч. в неделю 9-ю по Святом Духе): «… (ложный христианин) иногда приходит как будто к покаянию, исповедует устами свои грехи, на деле же творить плоды, достойные покаяния, и не думает. Он «молится устами, а сердце его далече отстоит от Бога» (Ис. 29: 13); скверными своими устами лобзает Христа, недостойно причащаясь пречистых Тайн, а потом снова возвращается к своим греховным делам. Он только льстит, говоря «каюсь», он только обещается быть добрым, но неисправимым пребывает Иуда, раб и льстец…».

Лука Крымский (Проповеди, т.1, Слово в неделю о расслабленном): « …совесть свою они (которые «помышляют только об угождении своей мерзкой плоти, ни перед чем не останавливаясь, чтобы угодить ей») заставляют молчать, ибо можно заставить ее молчать. Когда впервые впадает человек в грех, тогда совесть громко обличает его, но если он не слушает голоса совести, то голос этот становится тише и тише. Продолжает он грешить, продолжает осквернять тело и душу свою, а совесть уже тихо-тихо робко шепчет: оставь, оставь… А он не слушается, он заставляет совесть совсем молчать. И чем больше будет он грешить, чем больше будет подавлять голос совести своей, тем скорее достигнет того, что она замолчит».

Дмитрий Ростовский (Поучения, п.18. Поуч. в неделю 4-ю по Пасхе, о расслабленном): «Когда человек впадает однажды в какой-либо грех, то еще не совсем сокрушается («разрушается»), еще есть надежда на восстание, еще рука Господня может поднять и подкрепить его …. Поставленный же после на своем месте чрез святое покаяние, как при ковчеге при прежней Божией благодати, если падет вторично, если снова возвратится к прежнему беззаконию, тогда падение его бывает несравненно ужаснее, ибо тогда он губит как главу, то есть, здравый разум, так и руки, то есть, дела разумные; тогда лицо его душевное обезображивается и пред Богом, и пред людьми. Он тогда не только горше прогневляет Бога, но является и для людей предметом соблазна, осуждения, смеха и поношения. Он бывает тогда без прежней своей добродетельной красоты, как без красоты лица, бывает без богомысленного разума, как без главы, без добрых дел, как без рук. Он тогда не может отстать от греховной привычки, но совершенно порабощается ею и уже делает не то, что хочет, но то, чего и не хочет, ибо делает не он, но живущий в нем грех …. Без главы же, разума, и без рук — деяний разумных — остается один только … идол бесчувственный и недейственный; а такой сокрушенный идол не скоро может быть поставлен на прежнем месте. Нужен искусный мастер, художник, чтобы ту отпавшую голову и те отпавшие руки снова ему приделать, а для этого необходимо много труда, времени и стараний».

Думаю, понятно, и то, что также одной из характерных особенностей ложных христиан является их холодное отношение к своим грехам.

Никодим Святогорец (Поучения, Бессильная вера): … Многие христиане считают, что грех — это по-детски наивное и не очень большое зло; они не только считают его малым злом, но и посмеиваются над ним, а некоторые из них даже хвалятся совершенными ими постыдными грехами. Они не боятся грешить и постоянно прилагают грех ко греху».

Илия Минятий (Слово в Великую пятницу. О спасительном страдании): «… а вот – христианин, который не думает оставлять объятия блудницы. Другой временно ее покинул, но не с тем ли, чтобы поскорее опять соединиться с ней? Другой не желает возвратить присвоенного чужого добра, третий упорствует примириться с врагом. Иной вовсе не раскаялся; другой хотя и раскаялся, но с тем, чтобы снова предаться прежним порокам».

Троицкие Листки (565. Слово о пьяницах): «… пьяницы (и люди с другими пороками – от сост.) обыкновенно ни во что ставят свой порок и пьянство за грех даже не почитают, у них всегда есть разные оправдания и отговорки».

Примечательно еще и то, что иногда грехи могут облагораживаться и оправдываться. Так, ложный христианин не видит греха, например, в том, что он употребляет спиртное (и в будни, и в посты и праздники), что он под предлогом сохранения своего здоровья гонит самогон, что у него его заказывают священники, клирики и миряне. Главное же, чтобы здоровье сохранить и чтобы голова не болела на утро. А то, что это грех против 4-ой заповеди Божией, то это не важно, это не про это…

Платон Митр. Московский (т.6, Сокращенный Катихизис, в.20): «Вопрос: Что повелевает Бог в четвертой заповеди? Ответ: Повелевает во все воскресные и праздничные дни, оставив свои дела и работы, приходить в церковь, слушать и читать со вниманием поучения духовные, в дому наставлять детей своих и домашних закону Божию, и как все, так особливо сии святые дни беречься, какими-нибудь бесчестными делами и упражнениями, а паче пьянством опорочить».

Или, например, есть истина, что нельзя произносить молитвы в опьянении или заходить в храм в нетрезвом виде.

Феодосий Печерский (Поучение о тропарях и о пьянстве): «Кто имеет разум, спроси, что сказала св. Богородица св. Василию. А сказано ему так: «если хочешь иметь Меня заступницею во всех бедах твоих, послушайся меня, отвращайся всякого питья и не молись пьян, потому что не только не будешь услышан, но даже Бога разгневаешь и будешь осужден на мучение».

Житие Арсения Тверского изложено Дмитрием Ростовским (2 марта): «Один из братии, по имени Гермоген, в нетрезвом состоянии зашел после вечерни в церковь и заснул недалеко от мощей святителя. Проснувшись ночью, он был поражен дивным видением. Храм был ярко освещен; святой Арсений приподнялся и сел на своей каменной гробнице. Гермоген, объятый ужасом, хотел было бежать. Но святой Арсений, взглянув на него, грозно сказал: «Зачем ты, дерзновенный, нетрезвым вошел в храм Божий?» Гермоген упал, как мертвый. Долго лежал он, но потом, придя в себя, с большим трудом вышел из храма северными дверями, которые запирались изнутри. После того долго был он болен. Но святитель хотел только вразумить неразумного и избавить от порока. Когда Гермоген, чистосердечно исповедав пред всеми свой грех, просил у святителя прощения, он получил исцеление от своего недуга пред мощами святого Арсения».

Но ложные христиане на это не обращают внимания и, как говорит мой опыт, никто не придерживается правила веры даже среди священников:

Платон, Митр Москов. (Т.6.Инструкция благочинным иереям, ст.16): «Прилежно наблюдать, чтоб священники, диаконы и церковники, а особенно священники жили честно, постоянно, сановито, кротко и любовно, и в должности своей были бы исправны и порядочны: а наипаче с крайним вниманием смотреть, чтоб не пьянствовали, в питейные дома не ходили, и вели бы жизнь, какую прилично служителю святого алтаря и пастырю христианскому, трезвую. А если бы усмотрел ты кого часто напивающегося, в пьянстве бесчинствующего, или исправляющего требы не в трезвости, о таковом без всякого закрытия представлять».

Или, например, если ложный христианин или другой кто изменяют жене, то оправдывается тем, что он ведь полюбил другую (а это ведь – любовь), или сошелся с другой потому что ему стало неинтересно с женой (жена стала такой, что ему и поговорить с ней не о чем, и она не стала привлекать его как женщина). Какие же веские аргументы у греха! И везде такой «христианин» благородный или жертва других людей или обстоятельств! И обязательно он оправдает и другого такого же, так как судит по себе. Похоже, что именно поэтому и не наказываются по Церковным правилам такие священнослужители… Но кто придерживается этого правила веры?

Василий Кинешемский (Толк. на Еванг. от Марка, 10 гл, с.1-16): «Прелюбодеяние было строго запрещено еще в Ветхом Завете. «Не прелюбодействуй», — гласит седьмая заповедь Закона Моисеева (Исх. 20, 14; Втор. 5, 18), и нарушение ее каралось смертной казнью через побиение камнями (Втор. 22, 22-24). Точно такому же суровому наказанию подвергались уличенные в блудодеянии разных видов (Втор.22, 21, 24-25; Исх.22, 19; Лев. 20, 10-18). Так же строго относилась и Православная Церковь к грехам против седьмой заповеди, карая за эти грехи отлучением от Святого Причастия и от общения с верующими. По правилу Василия Великого прелюбодеи, то есть совершившие грех в замужестве, отлучаются от общения на 15 лет (см. Василий Великий, пр. 58). Епитимия эта сокращается до семи лет, если виновные со слезами покаются в своем преступлении (VI Всел. Собор, пр. 87; Василий Великий, пр. 77) …. Если бы в настоящее время применять эти правила со всею строгостью, то, вероятно, мало бы оказалось людей, не отлученных от церковного общения. Последний Поместный Собор Русской Церкви 1917-1918 годов за прелюбодейную, зазорную жизнь определил лишение прав избрания на церковно-приходские должности, то есть на должности церковных старост, членов приходских советов и т. п.».

Об этом мы еще скажем подробнее в другой главе, а сейчас хочется сказать только: спаси, Господи, и помилуй от такого помутнения и ожесточения, не дающего видеть свой грех, да еще и облагородить его и прикрыть его у других!

К ложным христианам относятся слова: «ЛУЧШЕ БЫ ИМ НЕ ПОЗНАТЬ ПУТИ ПРАВДЫ, НЕЖЕЛИ, ПОЗНАВ, ВОЗВРАТИТЬСЯ НАЗАД ОТ ПРЕДАННОЙ ИМ СВЯТОЙ ЗАПОВЕДИ» (2 Петр.2, 21)

А вот, что еще говорится о ложных христианах, независимо от того, вернулись они к своим грехам или и не прекращали в них жить:

Послание 2-е ап. Петра, гл.2, ст. 20-21: «20. Если, избегнув скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. 21. Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл. 28): «Если же не живут они по-христиански, лучше бы им и не носить имени верующих во Христа или, лучше сказать, лучше бы им и не родиться. Ибо происходя от родителей христианских, они не могли не принадлежать к верующим во Христа; потому и лучше было бы им совсем не родиться, потому что, родясь между христианами и не имея в себе ничего христианского, они большему подвергнутся мучению, нежели нечестивые».

Блж. Феофилакт (Толков. на 2-е посл. Св. Апостола Петра, гл.2): «Если те, которые чрез познание Господа и Спасителя Иисуса Христа избегли скверн мира, опять запутываются в них и побеждаются ими, то они, без сомнения, и порабощаются ими, и положение их становится хуже, чем было до познания о рабстве, ибо сатана старается, чтобы они впали в большее зло. Посему-то апостол и говорит, что при такой будущности для тех, кто добровольно возвращается на зло, лучше было бы им не познавать правды, нежели, познав, впадать в большее зло».

Тихон Задонский (т.5, Краткие нравоучительные слова, сл.7): «Невозможно довольно описать и оплакать бедственное состояние того христианина, который после святого Крещения (и прихода к вере – от сост.) вдался в беззаконные дела и беззаконно живет. Всего того блаженства лишается, которое при крещении Божией благодатью сподобился было, и самовольно ввергает себя в то самое бедствие, от которого избавился было, но даже и в еще большее бедствие попадает. Ибо познал было истину, но в ней не захотел жить; познал Бога, но не захотел Его почитать; познал путь, ведущий к вечному блаженству, но по нему не захотел идти; обещал Богу служить, но в этом солгал Ему; «омылся, освятился, оправдался», но всего этого лишился; стал чадом Божиим, но это преславное благородство потерял; сделался наследником вечной жизни и царствия, но наследие это погубил. Поэтому апостол говорит о таковых: «Лучше бы им не познать пути правды, нежели познавши возвратиться назад от преданной им святой заповеди» (2Петр 2:21). Видишь, христианин, каково бедствие беззаконно живущего христианина! Не видно его сейчас, так как оно не телесными очами, но душевными видится. Но тогда явится, когда и все тайные и явные дела наши всему миру явятся, то есть во время второго пришествия Христова. Тогда бедный таковой христианин узнает и увидит свою великую беду и погибель. Воистину много слез и плача надо, чтобы оплакать состояние такого христианина. … В таком бедственном состоянии находятся: 1) Блудники, прелюбодеи и все каким-либо образом себя оскверняющие. 2) Воры, похитители, грабители и все как-нибудь неправедно чужое добро похищающие. 3) Люди злобные и каким-либо образом причиняющие вред своему ближнему и его жизни. 4) Лукавые, хитрецы, лицемеры, как-либо обманывающие своих ближних. 5) Хулители, сквернословы и клеветники. …10) Все против совести и бесстрашно закон Божий нарушающие».

Святоотеческие предупреждения тем христианам, которые не являются такими ложными христианами

Далее в теме очень подробно будет описано святыми отцами, что происходит с духовной стороны с христианами, которые живут в смертных грехах и не оставляют их, и не исправляются. И тому, что будет сказано далее, нельзя не верить и нельзя относиться к этому несерьезно. Я, в который раз, получила подтверждение истинности и жизненности слов Евангелия и святых отцов. Пусть те люди – ложные христиане (и мой бывший «друг» в том числе) и не прочтут этих слов и этой темы (и Господь будет Сам с ними, так сказать, разбираться), но прочти ты, читатель, чтобы твой дух проникся страхом согрешать, и пусть эта тема поможет тебе познать законы греха. Читай, христианин, чтобы боялся когда-либо услышать такие слова в свой адрес, и помни их, когда будешь склоняться на сторону греха.

Итак, тем христианам, которые не принадлежат к этому виду ложных христиан (согрешающих смертными грехами и не имеющего истинного покаяния), но все равно, конечно, являются грешниками, и тем, для которых эта тема, святые отцы говорят следующее:

Лука Крымский (О предопределении): «…Нужно, чтобы праведники видели, как страдают и гибнут последователи лжи, чтобы видели, как погибают люди, избравшие путь зла, и, видя это, хранили бы себя от пути зла. Образ грешников их устрашает, указывает им тот путь, которого надо бояться».

Лука Крымский (Сб. «Спешите идти за Христом, На слова: «В доме Отца Моего обителей много»): «…(Мы, слабые и плохие христиане, далекие от того совершенства, какое заповедал нам Господь Иисус Христос: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48)). Далеко нам до этого. Но не будем падать духом: если и плохие мы христиане, будем знать, что у Отца Небесного обителей много. Если только мы не такие великие, тяжкие грешники, которые возненавидели Бога, которые богохульствуют, о которых говорит апостол Павел в Первом послании к Коринфянам: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6, 9-10). Если вы не таковы, то не теряйте надежды на то, что и для вас уготована обитель в доме Отца Небесного».

Иннокентий Херсонский (Слова и беседы на праздники Господни, Беседа на новый год): «Да сохранит нас Бог от такового ожесточения во грехе, от ниспадения в эту глубину зол! Но, братие, ужасные примеры зла не напрасно попущаются Промыслом; они попущаются для того, да, видя их, блюдемся от закоснения во грехах. Зная это, поспешим искоренить в нашем сердце семя погибели, доколе оно не возросло, не проникло в нашу природу, не заняло воображения, не наполнило сердца, не подавило совести; поспешим оставить путь неправды, доколе слабые стопы наши не отреклись служить нам».

Бл. Августин (Беседа 13 (353)): «Будьте истинными и настоящими христианами. Не подражайте тем, которые являются христианами только по имени. Опять говорю, и часто следует говорить это: довольно, что вы в прошедшее время поступали по воле языческой. Удаляйтесь и бегайте от псов, «возвращающихся на свою блевотину». Удаляйтесь и избегайте тех домов — выметенных и просторных, куда входят «семь других нечистых духов, так что последнее для человека бывает хуже первого». Имейте обитателем в себе своего Очистителя. Умоляем вас, чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами (2 Кор. 6, 1) Довольно, что вы в прошедшее время жизни поступали по воле языческой».

Феофан Затворник (Слова во святую Четыредесятницу …, В неделю Крестопоклонную): «Такие устрашения предъявляет нам Господь в слове Своем не за тем, чтоб ввергнуть кого в отчаянное состояние, а за тем, чтоб, зная сие, мы имели опасливую заботу, как бы не довести себя до него в самом деле; за тем, чтоб, если кто пал, не валялся в падении, а поспешил встать, а кто встал, раздражал бы в себе ревность всегда стоять, не позволял бы себе разлениваться и снова падать в прежние грехи и поблажки страстям. Ведь оставаться в падении нельзя. Надо встать. Помог Господь, встали — и стойте».

Иоанн Златоуст (т.2, ч.1, О статуях, б.18, и др.): «Смотри, не поставь себя в опасность еще большего наказания, не вызови опять минувшей грозы с большею силою, и не подвергнись тому, что говорит Христос о демонах. «Когда, — говорит Он, — нечистый дух выйдет и потом найдет дом праздным и очищенным, то, взяв с собою еще семь других духов, злейших себя, входит в душу –и бывает для человека того последнее хуже первого» (Лук. 11:24-26). Убоимся же и мы, чтобы, избавившись от прежнего несчастия, последующим нерадением не навлечь нам на себя больших против прежнего бедствий. Знаю, что вы чисты от этого неразумия: так удерживайте, обуздывайте, вразумляйте и бесчинствующих, чтобы нам радоваться всегда, как заповедал Павел, чтобы и за свои добрые дела, и за попечение о других, и здесь и в будущей жизни, получить нам великую награду, по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа…. (т.2, ч.2, Беседа о том, что должно избегать притворного и неистинного вида) Но бывает обещание (Богу) не только имущества, а и слова, и доброй воли. «За всякое праздное слово», говорит (Писание), дашь «ответ в день суда» (Мф.12:36). Божественное и великое таинство касается не денег, а совершенного произволения и веры в Бога, потому что все мы дали обещание и все мы – должники обещания. Поэтому, необходимо девственнице: исполнять обет девства, каковое она и обещала; воздержному же – воздержания, а пребывающему в браке – (исполнять обещание) целомудрия и любви друг к другу. Если какая женщина даст обещание сохранять свое девство или быть воздержной в состоянии вдовства, но солжет против обещания и вступит в брак, то она имеет осуждение, так как отвергла первый залог верности. Естественно также, что и пресвитер должен исполнить обязанности священства благородно, и диакон – свое служение беспорочно, не похищая воровски того, что относится к обязанности диаконства, чтобы не быть осужденным, как Иуда – предатель. Итак, здесь нужда в большом тщании, чтобы как-либо кто не обманул Бога, не исполняя своего обещания в его целости, лучше же сказать – не отдавая своего залога, который именно каждый из нас обещал. Он более не наш; но мы должны размышлять таким образом, что залог мы получили от Бога и для того, чтобы, с молитвой сохранив обещание без примеси обмана, мы предстали пред страшный престол Христов,; чтобы, по примеру Анании, мнение Судьи не осудило нас, как вероломных. Итак, здесь (есть) нужда в большой осторожности, чтобы не погрешить в чем-либо и не оставить чего-либо из обещания не исполненным, – постараемся же ревностно со тщанием исполнить обещание. Не будем думать, что христианство должно быть исповедуемо только по виду, и не будем этим довольствоваться, но, чрез утверждение делами пребыв последователями истины и справедливости, получим следующие за справедливостью почести от Христа, Которому слава во веки. Аминь».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл. 29): «… «избави нас от лукаваго». Сей лукавый есть диавол, который смешал с естеством человеческим закон греха. Итак, все время, как мы подчиняемся и служим этому лукавому посредством злых дел, какие делаем, благий Бог не имеет части в нас и мы недостойны царствия Его, — так что ложно называем мы Его Богом и Отцом нашим, когда имеем диавола властителем над собою и отцом, и господом, и богом своим, коего и черты подобия имеем в себе, открывающиеся в злых делах наших, как говорит Господь к евреям: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Ин.8:44). Ибо как сын подобен отцу, потому что сын не откуда есть, как из отеческого естества, так и христианину надлежит иметь подобие Отцу своему, то есть Христу, открывающееся обычно в плодах Духа Святого, и не иметь подобия лукавому диаволу посредством греховных страстей».

Лука Крымский (Проповеди, т.1, Слово на Пассии. 9-е): «Злой род становится игралищем и обителью злых духов. А мы, христиане, какой вывод для себя сделаем из всего этого? Подумаем, что этот ужас вселения злого духа грозит каждому из нас, хотя молимся мы, хотя причащаемся Святых Таин, ибо Тело и Кровь Христовы не есть талисман, не есть нечто механически защищающее нас от всякого зла, от всех наветов диавола и ангелов его. Это только великая, безмерная помощь Божия в нашей борьбе с искушениями от злых духов, если будет сердце наше чисто, если не будем постоянно, изо дня в день грешить. Будем хранить в сердцах наших великое слово Спасителя: «Царство Божие силой берется и только употребляющие усилие восхищают его». Будем вести постоянную борьбу с пороками и страстями нашими и никого не осуждать, помня, что и среди нас есть немало предателей; конечно, не столь страшных, как Иуда, но все-таки предателей».

Дмитрий Ростовский (Поучения, 18. Поучение в неделю 4-ю по Пасхе, о расслабленном): «Будем ли и мы в состоянии придти к истинному покаянию, получим ли мы снова прощение грехов: об этом не знаем; Бог знает уж не оставил ли Он нас навсегда? Не приготовил ли для нас меча вечного наказания? Убоимся же и мы, братие, возвращаться к прежним нашим злым делам, не будем даже и думать о них, чтобы не подвергнуться нам еще более ужасным мукам. Каждый из нас пусть говорит душе своей: «вот, ты выздоровел» по благодати Божией чрез святое покаяние, «не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже» (Ин.5, 14)! О, Господи! Ты Сам подай нам то, что велишь! Ты Сам охраняй нас от ужасных грехопадений во все дни жизни нашей. Аминь».

Ефрем Сирин (Слово умилительное): «Однажды навсегда отрекся ты от сатаны и от ангелов его, и при многих свидетелях вступил в завет со Христом. Смотри же, с Кем вступил в завет и не пренебрегай этим. Но знай, что в тот же час Ангелы записали слова твои и завет твой, и отречение твое, и хранят это на небесах до страшного дня судного. Ужели же не устрашает тебя это и не приводит в ужас? В день суда Ангелы принесут рукописание твое и слова уст твоих на Страшное Судилище, которому и Ангелы предстоят с трепетом. И тогда услышишь неприятное для тебя слово: «твоими устами буду судить тебя, лукавый раб!» (Лк.19:22). Действительно, горько тогда вздохнешь и восплачешь в тот час, но это не принесет тебе пользы. …(Скажет Господь) Отойди от меня, делатель беззакония. Ты не миловал, и не будешь помилован. …Ты слышал Святые Мои Писания, и смеялся над ними, поэтому не дозволяю тебе войти. Ты не принял Моих пророков и апостолов, поэтому: «слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день» (Ин.12:48). Отойди от Меня, узкие врата не приемлют тебя, ты питал плоть свою и убивал душу свою; как же хочешь войти сюда и осквернить Царство Мое? Ты запятнал одежду плоти своей, наполнил уста свои злословием, ненавидел ближнего своего, выполнял волю диавола, отвергал же Мою волю; как же теперь просишь позволения войти, куда ничего не предпослал, где ничего тобой не запасено, – ни слез, ни плача, ни поста, ни бдения, ни псалмопения, ни девства, ни терпения, ни милостыни? Ничего такого не предпослал ты сюда, – чего же здесь ищешь? Обитель эту населяют обнищавшие ради Меня. Это – царство милостивых; это – веселие плакавших; это – радость каявшихся и рыдавших и оплакивавших грехи свои; это – покой бодрствующих и постившихся; это – жизнь вдов и сирот. Здесь алкавшие и жаждавшие возвеселятся вовеки; (а) «ты получил уже доброе твое в жизни твоей» (Лк.16:25); «идите от Меня … в огонь вечный» (Мф.25:41). Слушая это, ты будешь стоять пристыженный. И в то же время дойдет до ушей твоих глас веселия и радости, и узнаешь голос каждого из друзей своих и горько вздохнешь тогда, говоря: «Увы, мне, несчастному! Как я лишился этой славы и разлучен стал с ними за лукавые и негодные дела свои? Действительно, справедлив суд Божий. Действительно, пострадал я справедливо. … Они теперь радуются, а я сетую; они веселятся, а я плачу; они будут царствовать со Христом в бесконечные веки, а я с антихристом ввергаюсь в огнь вечный. Увы, мне, злосчастному! Что со мной стало? Сколько благ утратил я для того, чтобы некоторое время исполнять мне волю диавола! Теперь узнал я, что каждый приемлет по делам своим. Теперь узнал я, что насмеялся надо мной и запнул меня (подставил мне ногу) суетный мир. О, скольких благ лишил я сам себя! О, какому подвергся я стыду! О, сколькими бедствиями обременил я себя!». Это и подобное этому будешь говорить, терзаясь, и никакой не получишь от того пользы, потому что там нет пользы и в покаянии».

Феофан Затворник (Сборник проповедей «Слова о покаянии …», В среду страстной седмицы (Как избежать участи Иуды горькой): «… Моя мысль перешла к характеру Иудина предательства; и между тем как я думал об этом, из совести начали возникать одно за другим дела мои собственные, очень похожие на дело Иуды. Чем дальше, тем больше. Тогда, вместо негодования на Иуду, начало возрождаться опасение за себя, и внутренний голос сказал мне: «Оставь ты Иуду, обратись скорее на себя и озаботься избежать участи его горькой». С этим же, братие, выхожу и к вам. Я предполагал изобразить пред вами черноту Иудина предательства. А теперь говорю: оставим Иуду. Пересмотрим лучше свои дела, чтоб вычистить из жизни своей все, что носит какую-либо черту характера Иудина, и тем избежать падшей на него кары Небесной. Что особенно поразительно в Иуде — это то, что ведь во время пребывания своего с Господом он был по жизни точь-в-точь то же, что и все Апостолы. С ними ел, пил, ходил, проводил ночи, с ними слышал поучения и видел чудеса Господа, с ними терпел все нужды, ходил даже на проповедь Евангелия и, может быть, творил чудеса именем Господа; ни Апостолы, ни другие никакой от себя особенности в нем не видели. А между тем под конец видите, что вышло? Откуда же этот плод? Конечно, извнутри, из души. И вот, видите, внутри души зрело то, чему во время не было никаких признаков снаружи. Знал ли даже сам Иуда, что у сердца своего он лелеял такую змею, которая сгубит его наконец? По обычаю врага нашего скрывать узы, коими опутывает он грешника, главную страсть всегда закрывает он разными сторонними благовидностями от сознания и даже совести; и только тогда, как рассчитывает на верную погибель человека, выпускает ее — напасть — на него со всею неудержимою яростью. Можно, судя по сему, думать, что Иуда не видел всего безобразия своей страсти и сам себя сознавал не худшим других Апостолов. И пал, как бы не предвидя того. Имея сие в мысли, братие, обратимся к себе и строгое учиним исследование самых сокровеннейших движений сердца своего, не останавливаясь на своей незазорной внешности. По внешности, посмотрите, чем мы худы? А между тем, кто знает, может быть, вокруг сердца увивается такой змей, который готов погубить нас, — и погубит, только представься случай. … Но обратимся опять к Иуде. Так носил он занозу в сердце своем. Представился случай — страсть закипела. Враг взял его, бедного, за сию страсть, отуманил его ум и совесть и повел как слепого или связанного невольника сначала на злодеяние, а потом и в пагубу отчаяния. А ведь этого не было бы, если б он Господу открыл свою страсть. Врач душ тотчас бы уврачевал болезнь души его. И Иуда был бы спасен. То же и с нами будет, если не откроем духовному отцу своей страсти. Теперь она притихнет; но после, лишь только случай, сейчас падение. Если же откроемся, сокрушимся, положим намерение не поддаваться и попросим у Господа помощи на то, тогда верно устоим… Господь благодатию Своею, в час разрешения, убьет страсть и положит семя противоположной ей добродетели. И тогда приложи только труд небольшой, и, при помощи Божией, не будешь уже более валяться в страстях бесчестия, и открытым лицом начнешь взирать и ко Господу, и ко святым, и ко всем христианам. … Выбросьте из сердца все противное Господу, сметите всякую пыль сердечными воздыханиями, отмойте всякое пятно слезами сокрушения, чтоб, вошедши к вам, Господь нашел храмину сердца вашего убрану, постлану, вычищену. Да не будет между вами похожих на Иуду».

Итак:

Иоанн Златоуст (т.11, ч.2, О молитве): «Все это слагая в своем сердце, будем, братие, воздерживаться от таковых злых дел и не станем медлить покаянием от всей души, чтобы и грядущего гнева избежать и небесных и вечных благ достигнуть, чего и да удостоимся все мы благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Которым Отцу слава со Святым Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

 

Раздел 1.2. ЛОЖНЫЕ ХРИСТИАНЕ ЖИВУТ ПО СВОЕЙ ПЛОТСКОЙ ЗЛОЙ ВОЛЕ, А НЕ ПО ВОЛЕ БОЖИЕЙ

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, § 419): «… Грех есть сопротивление святой и благой воле Божией. Бог хочет, чтобы мы уклонялись от зла и творили благое, но окаянный грешник противно тому делает: уклоняется от добра, и творит злое, и так противится Божией воле».

Тихон Задонский (Сокровище духовное…, ст.4. Господин и раб): «Рабы непостоянные и злые за спиной своего господина по своей воле живут и своевольничают. Делают то, что хотят, думая, что господин их не видит. Так и многие бессовестные христиане поступают против совести и закона Божиего, как будто Христос их не видит, и только что не говорят: «Христос на небе, далеко от нас, не видит нас и дел наших». А может быть, многие так думают и говорят».

Ложные христиане живут по своей плотской воле, которой хочется жить в разных удовольствиях и выгодах для себя, и которая «не рассуждает о том: приятно ли это Богу, или же нет»

Иоанн Максимович (Илиотропион…, кн.4, гл.4): «Своя воля заботится и внимательна только к тому, что для нее безопасно и приятно, и не рассуждает о том: приятно ли это Богу, или же нет».

Василий Кинешемский (Толков. на Еванг. от Марка, гл.3 ст.20-35): «После грехопадения воля человека стала несовершенна, желания — греховны и неразумны, потому что теперь они управляются его страстями. … С нравственной точки зрения они (желания) почти никогда не бывают выше желаний того анекдотического цыгана, который хотел быть царем, чтобы каждый день есть пряники с медом. Разве это не правда? Разве громадное большинство наших желаний не носит узко эгоистический, чувственный характер? Все они рождены нашими страстями, и, пытаясь удовлетворить их, мы неизбежно разрушаем тело и отравляем душу, ибо каждая страсть разрушительна и гибельна. … Один желает богатства, другой хороших кушаний и тонких вин, третий успеха в блуде и т. д.».

Иоанн Златоуст (т.7, ч.2, б.28): « … (Сладострастный) не повинуется и повелению Христову, хотя Он каждодневно слышит Его слова: «не можете Богу работать и мамоне» (Мф. 6, 24), и угрозы геенною и нестерпимыми мучениями, и все-таки не повинуется — не потому, что он могущественнее Христа, но потому, что Христос против нашей воли не ведет нас к исправлению».

Иннокентий Пензенский (Христианское нравоучение…, ч.2): «Сила плотская, или сила воли человека необновленного … если не предвидит опасности для себя, то противится всем законам человеческим: домашним, гражданским, церковным; вооружается против всякого правления; иногда доходит до того, что не страшится ни угроз, ни наказаний, презирает обещания и награды; преследует всех своих противников презрением и ненавистью, словом и делом и т. п.».

Феофан Затворник (Толков. на посл. Римлян., гл.7, ст.11): «Грех здесь — коренная наша греховность, сущность которой самоугодие: я сам, я так хочу, мне так нравится и приятно, никаких других уважений знать не хочу».

Грешнику тяжело жить по воле Божией и исполнять Его заповеди

К тому же скажем и о том, что нам всем, нерадивым христианам, а особенно ложным, любящим плотские удовольствия, кажется, что тяжело исполнять заповеди Христовы. А Господь и Его святые говорят обратное.

Иоанн Кронштадтский (Моя жизнь во Христе, ст.692): ««Иго Мое благо и бремя Мое легко» (Мф. 11, 30). Так заповеди Господни благи и легки. А иго диавола – зло, и бремя его — тяжко. И что же? Заповеди Господни нарушаем, а волю диавола исполняем! Окаянные мы!».

Макарий Египетский (Поучения, п. 16): «Как если была бы безмерно высокая и отвесно крутая гора с очень тесной тропой шириною, скажем, в след ноги, и по ней не могли бы ступать и проходить четвероногие звери или иное что, кроме только легких птиц, возносимых своими крыльями, – так и высочайшие заповеди Евангелия и путь Божии тесны и узки людям мира сего, непричастным Духа Божия, и этим путем (то есть стать послушниками и безупречными во всех евангельских заповедях) невозможно идти … никому, пока они не приобретут крыл Святого Духа».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.57): «Если кто станет говорить, что никто не может исполнить всех заповедей, то да ведает он, что ложно клевещет на Бога, будто Он заповедал нам невозможное. Такой будет осужден, как тот, кто сказал: «господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал» (Мф.25:24), и как диавол, сказавший Еве: «знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт.3:5). Ибо и он почитает Бога лжецом, обманщиком и завистливым. Лжецом, потому что, когда Господь сказал: «иго мое благо и бремя мое легко есть», он не только говорит, что оно не легко, но еще утверждает, что оно даже неподъятно; обманщиком и завистливым (почитает Бога) — потому что, сошедши на землю, наобещал нам многое, но дать ничего не хочет, а завидует спасению нашему, почему заповедал нам соблюдать и делать дела невозможные, чтоб мы не могли их исполнить, и Он имел будто благословный предлог лишить нас тех благ, какие обещал. Но горе говорящим таковое, если не покаются! Владыка наш Христос ничего не заповедал нам тяжкого и неудобоисполнимого, но все заповеди Его удобны и легки».

Тихон Задонский (Сокровище духовное.., ст.105): «Не следуй воле плоти своей, хотя она и ласкает тебя, но последуй воле Христовой, которая ведет тебя к добру и блаженству твоему. Говоришь, что это тяжко и горько? Ответ: Не тяжко, а легко носить иго Христово, по свидетельству Самого Христа: «Иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф.11:30). Сам рассуди, что тяжелее и что легче: мстить или простить, гневаться или не гневаться, ненавидеть или любить, в гордости или смирении жить, богатства, чести и славы искать или пренебречь этим, нетерпеливым или терпеливым быть, и прочее. Сама совесть убеждает признать, что намного легче простить, чем мстить; кротким быть, чем гневаться; терпеть, чем не терпеть; любить, чем ненавидеть; не заботиться о земных благах, чем искать их; о небесном помышлять, чем о земном. Мстить немалого труда требует, а простить — не составляет никакого труда. Любить — легко и сладко, ненавидеть — тяжко и горько. Ненависть связывает и отягчает сердце, а любовь развязывает, распространяет и облегчает сердце и тем человека радостным и веселым делает. Смирение не боится упасть, так как на земле лежит и по земле ходит: куда падать тому, кто по земле ходит? Гордость высоко поднимается и возносится, но всегда в страхе и трепете находится, как бы не упасть. И хотя мечется и всеми силами бережется от падения, однако падает и сокрушается. Душа терпеливая всегда в покое и тишине, нетерпеливая же в смущении, беспокойстве и мятеже. И чем в большем нетерпении находится, тем большее беспокойство и мятеж имеет. Тогда как терпеливая душа, чем более терпит, тем больший покой и тишину внутри себя чувствует».

Итак, тяжело нам, потому что мы привыкли жить по воле диавола, в грехах: хотим получать различные телесные удовольствия, хотим жить в самоугодии, эгоизме, гордости и т.д. И если этого хотим, то нам будет, например, невыносимо воздерживаться от законных и незаконных половых отношений, от употребления спиртного, нам невыносимо смиряться, исправлять свои недостатки и т.д. И любое ограничение нашей плотской воли мы воспринимаем, как насилие над нами, т.к. мы хотим жить по своим плотским желаниям. И даже не понимаем, что это нас духовно убивает.

Авва Авраам (Семь собеседований Иоанна Кассиана, гл.24): «Что столь приятная легкость Божественного бремени кажется тяжелою, то это — от того, что мы упрямою самонадеянностью презираем (Бога, т.е.) Того, Кем поддерживаемся. … (Мы,) правые и легкие стези Господни неровными и жесткими камнями пожеланий делаем не гладкими, которые царский путь, упроченный апостольскими и пророческими камнями, уровненный стопами всех святых и Самого Господа, безумно оставляем, ходим по распутиям и местам, покрытым колючим кустарником, и, ослепленные прелестями настоящих утех, по мрачным (тропам ползем, затрудняемым (колючками) пороков), изранив голени, разодрав брачную одежду, пронзаемые не только острыми иглами терния, но и уязвляемые жалами ядовитых змей и скорпионов, скрывающихся там. … О таких и Господь говорит чрез Пророка: «А народ Мой оставил Меня; они кадят суетным, споткнулись на путях своих, оставили пути древние, чтобы ходить по стезям пути непроложенного» (Иер.18,15)».

Феофан Затворник (Сб. «Внутренняя жизнь», п.4): «Творить волю плоти и помышлений — значит что пришло на мысль, то и делать, чего захотелось, к тому и стремиться. Пришел гнев — браниться; пришла похоть — скоро удовлетворять ей; представился случай к неправой прибыли — сейчас пользоваться им; захотелось возвыситься — решаться на все кривые пути к тому. Так и во всем, что ни захотелось — тотчас делать то. Кто таков, тот очень походит на вьючное животное. Как мула, навьючив, ведут, куда хотят, и еще бьют,- так враг наложил на человека бремя страстей, связал его ими, правит им посредством их и ведет, куда хочет, тиранствуя и издеваясь над ним. Праведно пророк Давид грешнику, покаявшемуся и вспоминающему о своем состоянии во грехе, влагает в уста такие слова: «На хребте моем орали оратаи» (Пс. 128, 3). И апостол говорит, что неверные, как ведомые, ведутся к безгласным идолам (1 Кор. 12, 2), то есть, как связанные влекутся по пути страстей и похотей. А что это за жизнь? Что тут человеческого? Человеческое тут все замерло, а действует только самостное, страстное, сатанинское, плод принося смерти, а не жизни».

И при этом надо знать и то, что:

Макарий Египетский (Поучения, п. 16): «(Когда приобретут крылья Святого Духа) тогда, возносимые Святым Духом, они легко смогут пройти по евангельскому пути правды и удостоятся войти в жизнь, по слову Господа: «Иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф 11, 30). Они узнают, что не тяжелы заповеди Иисуса, когда, окрыленные Святым Духом, пойдут с великой легкостью и радостью по тесному для остальных людей пути. И невозможно без святых крыл духовных никому вступить на сказанный путь (то есть в совершенной и безупречной чистоте исполнить все заповеди Господа) и удостоиться войти так во врата Царства Небесного».

Ложные христиане по свободной воле сделали свой выбор в пользу зла/греха

Феофан Затворник (Толк. на Пс. 51,5): «В сердце человека каждого всегда есть смесь добра и зла; и иногда одно пересиливает, иногда другое, однако ж, человек всегда по своей воле избирает то или другое».

Василий Великий (Беседы, б.9): «… в собственном смысле зло, то есть, грех — это зло, … (которое) зависит от нашего произволения; потому что в нашей воле — или удержаться от порока, или быть порочным».

Иоанн Златоуст (т.8, ч.2, О хананеянке…): «… Сосудом чести или сосудом бесчестия человек делается не по воле Божией, но в зависимости от собственного своего расположения, от того, что берет в нем верх – влечение к добродетели или склонность к пороку».

Бл. Августин (Об упреке и благодати, гл.6): «… Изначальная порочность, из-за которой (люди) не покоряются Богу, проистекает от человека, который, отступив по своей злой воле от правоты, в которой создал его от начала Бог, сделался порочным».

Игнатий Брянчанинов (Слово о чувственном и о духовном видении духов): «Человек произвольно отверг общение с Богом и святыми Ангелами, произвольно вступил в общение со злыми духами, в один разряд с ними, в разряд существ, отверженных Богом, враждебных Богу, подчинился злым духам. Спасение падшему человеку даровано Богом даром; но предоставлено на произвол принять или отвергнуть это спасение. Ему дана возможность, дана благодатная сила исторгнуться из разряда падших духов, свергнуть иго их; но предоставлено на произвол и оставаться в прежнем состоянии общения с ними, порабощения им».

Феофан Затворник (Толк. на посл. Римл., 7.14 и 20): «… Грешащий в угоду самости и страстям всегда делает это свободно, самоохотно решается на такие дела. … Грех никогда не восстает против закона вообще, а только в каждом частном случае представляет дело так, что человек считает более пригодным поступить против закона, нежели по закону, — и грешит. (ст.20) (ап. Павел говорит) «Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех». Совсем будто слагает с себя вину. Не я, говорит, это делаю, а живущий во мне грех, — этот господин, коему я продан. Но что за личность этот господин? Это — лицо, душу которого составляет сластолюбивое самоугодие, а тело — все страсти, со всеми привычками, питающими их…. Самоугодничает кто? Сам же грешащий. Сластию греха кто увлекается? Он же, и самоохотно. Почему? Потому что сам первоначально возлюбил ее и восприял в начало своей жизни. В этот момент он продал себя сему господину, — он и помыкает им. … Грех пленяет (человека) по его собственной порочности и оплошности. Поелику он чрез согласие на грех сам себя отдает в рабство греху, то грех по праву завладевает им. Он прежде склоняет произволение человека, а потом уже властвует над ним, как над пленником».

Феофан Затворник (Начертание христианского нравоучения, ч.1, Б, 4, б, аа, 1): «Свобода (человека) не связана: можем обращаться к Богу и можем отвращаться от Него. Но сия возможность есть в свободе не для того, чтобы тварь отвращалась от Творца, но потому что составляет природу свободы. Цель и назначение свободы — непринужденное служение Богу, Творцу своему чтобы тварь, свободно служа Богу и исполняя волю Его, тем больших сподоблялась благ, становилась пространнейшим вместилищем блаженства. Очевидно, что тварь, уклоняющаяся от воли Божией, злоупотребляет свободою».

 Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, § 436): «Человек прежде согрешения стоит между двумя противоположными вещами — Богом и сатаною; и имеет свободное произволение к тому или другому обратиться. Бог зовет его к добру и отзывает от зла, а сатана прельщает, и отзывает от добра, и склоняет ко злу и греху — делу своему. И так, когда кто слушает Бога и добро творит, — к Богу обращается лицом, а когда слушает сатану и зло творит, — к сатане обращается лицом, а спиной обращается к Богу, и так, отвратившись от Бога, вслед сатаны идет. Из сего видеть можешь, христианин, как тяжко согрешает человек перед Богом, когда на грех, дьявольское дело, обращается».

Бог не останавливает насильно человека в его выборе зла и добра

 Иоанн Златоуст (т.2, ч.1, О Предательстве Иуды, б.1): «Бог создал нас господами в выборе и худых, и добрых дел, и желал, чтобы мы были добрыми по своей воле, Он не принуждает и не заставляет, если мы не хотим, потому что быть добрым по принуждению не значит быть добрым».

Нил Синайский (Письма, п. 2.315): «(Бог) мог бы делающих худое остановить и против их воли, но не останавливает насильно, чтобы не стеснялась человеческая свобода. Посему по собственному хотению и по собственному изволению человек или увенчивается, или наказывается. И сказанное: «предал» Бог нечестивых и лукавых людей «превратному уму — делать непотребства» (Рим 1, 28), значит: попустил, не остановил Своею силою».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.26): «Бог, будучи всесилен и непобедим, вспомоществует тем, которые произволением своим хотят противоборствовать диаволу, и делает их победителями злого диавола. А тех, которые не хотят противодействовать диаволу и бороться с ним, Бог не принуждает, чтоб не нарушить самовластия разумного естества нашего, которое Он создал по образу Своему…».

Итак, если человек стремится жить по воле Божией, то Он помогает, а «когда же по безумию желает противного воле Божией и старается о соделании сего, Бог, не связуя нашего самовластия, попускает быть сему».

Макарий Оптинский (Письма, ч.1, п.45): «Человек одарен от Бога разумом и свободною волею в избрании лучшего, посему желание наше есть происхождение свободной воли; когда самовластное наше произволение, разумом управляемое, желает доброго, т. е. исполнения воли Божией (это значит – жить по заповедям и добродетелям — от сост.), и стремится к оному делом, то сие угодно Богу, и Он помогает нам в творении сего. Когда же по безумию желает противного воле Божией и старается о соделании того, Бог, не связуя нашего самовластия, попускает быть тому, но за первое награждает, а за второе наказует, о чем в Священном Писании много упоминается».

«До того сильна в них непокорность, что она, с течением времени, более и более ожесточается»

И чем больше и дольше человек не желает жить по воле Бога, тем он все «более и более ожесточается» и «во глубину зол нисходит».

Библейская Энциклопедия Брокгауза: «Ожесточение. … Речь при этом идет о состоянии внутренней ожесточенности, которое не позволяет слову Божьему воздействовать на человека и привести его к обращению. Тем же смыслом наделены и образы людей, у которых лица «крепче камня» (Иер. 5:3), сердца «окаменены» (Зах. 7:12) …. Ожесточение сердец приводит к тому, что люди не желают слушать Бога и Его посланников (Иез. 3:7). Тем не менее, ожесточившийся по-прежнему слышит слово Божье (Ис. 6:9.10), которое независимо от его воли оказывает свое воздействие, хотя это воздействие ведет уже не к спасению, а к суду (Ис. 6:11.12). Поэтому Библия настойчиво предостерегает от ожесточения сердец, когда говорит Господь (Пс. 94:7; Евр. 3:7), ибо сознательный отказ слушать Бога приводит к трагическим последствиям. … Ожесточиться – значит отвергнуть Бога и Его милость, что беспощадно осуждается Богом, вершащим суд согласно слову: «Что посеет человек, то и пожнет» (Гал. 6:7). Осознанно, решительно и ожесточенно отвергая Бога, человек неизбежно подвергает себя опасности самому оказаться отвергнутым Богом».

Иоанн Максимович (Илиотропион, кн.4, гл.4): «Все портит, все оскверняет непокорная Богу собственная наша воля! Она же сделалась крайним бедствием всех отпавших от Бога и вверженных на дно ада. До того сильна в них непокорность, что она, с течением времени, более и более ожесточается, и потому во веки вечные не может соединиться воля их с Божественной волей, всегда сопротивляясь последней. Никогда погибшие не захотят того, чего Бог хочет, и даже не смогут захотеть. О них хорошо выразился бл. Августин, говоря: «воля их такова, что желает погибели другим и никогда не в состоянии измениться в желание благости (добра и добродетелей – от сост.)»».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.1, § 182): «Как страх Божий отвращает человека от всякого зла, так бесстрашие отворяет путь ко всякому злу и беззаконию. … Как конь свирепый, не имея правителя, стремится и бежит, куда хочет и глаза смотрят, так человек, от природы ко всякому злу склонный, если лишится страха Божия, как доброго правителя, на все злое устремляется, и куда злая воля ни повелевает идти ему, туда и идет, и что ни захочет, то и делает, от зла во зло, от греха в грех, и от беззакония в беззаконие впадает. Мыслит зло — и говорит зло; начинает зло — и совершает зло; и, как по ступеням, по различным беззакониям во глубину зол нисходит, и так, придя в глубину зол, не думает».

К ложным христианам относятся слова: «ВСЯКИЙ, ДЕЛАЮЩИЙ ГРЕХ, ЕСТЬ РАБ ГРЕХА» (Ин 8:34), который презирает закон Бога

Думаю, понятно, что такие христиане, творящие свою плотскую волю, т.е. живущими как им хочется, а не по законам Бога, являются рабами греха.

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.2, §361): ««Всякий, делающий грех, есть раб греха», — говорит Христос (Ин.8:34). Таковые христиане — ложные христиане, лицемеры и лукавые рабы, и в сущности своей — язычники, и для них Христос ничего не значит, хотя и исповедуют имя Его».

Тихон Задонский (Письма келейные, п. 21): «Человек или Богу живет, когда Богу повинуется и волю Его творит, или греху живет, если греху повинуется и творит его. Итак, всякий человек или Богу живет, или греху. Кто в истинном покаянии находится и заповеди Божии, в которых воля Божия изображена, исполняет, тот Богу живет, а кто в нераскаянии пребывает и грех творит, тот не Богу, но греху живет. Поэтому Богу живущий называется рабом Божиим, ибо служит Ему творением воли и заповедей Его, а живущий греху рабом греха называется, ибо делает то, что грех хочет, по Писанию: «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин 8:34)».

Феофан Затворник (Начертание христианского нравоучения, ч.1, Б, 4, б, аа, 1): «Презрение закона (Бога) есть неотъемлемая черта греха; презрение закона, следовательно, презрение воли Божией и противление Богу. … Можно сказать, грех есть яд и разрушение человека через самовольное нарушение закона. От противления закону неминуемо рождается смерть и возгорается гнев Божий. Посему вообще характеризуется грех этою необузданностию воли, этим презорством к закону, этою силою разрушительною, коею он возвратно действует на грешника».

Феофан Затворник (Толков. на посл. Римлян., гл.7, ст.11): «Заповедь подчиняет воле Божией, а грех себе угождать научает в противность воле Божией. Заповедь, подчиняя воле Божией, вводит в поток жизни всеобщей; а грех, выводя из подчинения воле Божией в пользу самоугодия, исторгает из сего потока и ввергает в область, чуждую жизни, — мертвую и мертвящую. Как грех успевает в этом? Чрез прельщение. Ухитряется он представлять дела, противные заповеди, в таком свете, что человеку кажется, что гораздо лучше, будто даже разумнее, поступить против заповеди, нежели как по заповеди. Например: обидел кто. Заповедь повелевает: прости. Но подходит грех и внушает: будешь прощать, тебя затопчут, с грязью смешают, — и жить нельзя будет. Лучше постой за себя; докажи, что тебя нельзя трогать ненаказанно. И тут ничего не будет худого. Закон справедливости того требует. — Кажется человеку, по таким резонам, что лучше не прощать, — и не прощает. На деле же лучше простить; а не простить только кажется лучше, но не есть. Вот и прельстился человек. Как в этом случае, так бывает и во всяком деле, противном заповеди. Грех ухитряется так представить дело, что лучше кажется поступить против заповеди, и прельщает. Он вообще против заповеди не восстает, не спорит, что заповеди должно исполнять. Но во всяком частном действии непременно подстрянет и постарается отвратить от требуемого заповедью, все ту же употребляя уловку, — представляя, что в этом случае лучше сделать не по заповеди. И выходит, что человек, и, зная, что должно жить по заповедям, и будучи убежден в том, и даже имея в мысли так именно действовать, действует противно заповедям. Такова прелесть греха! В каждом грехе повторяется то же, что было с прародителями».

Иннокентий Херсонский (О грехе и его последствиях, Слово о существе греха, его видах…): «На вопрос: что есть грех? ответствует нам апостол, говоря, что грех есть беззаконие (1Ин.3,4). И действительно, сущность всякого греха состоит в нарушении какого-либо закона, так что если не было бы закона, то не было бы и греха. Поелику же закон сам по себе есть не что иное, как выражение воли Божией, то грех столь же справедливо называется преступлением сей всесвятой воли. При каждом грехе, человек, всякий раз, вместо закона поставляет свой слепой произвол, вместо закона пресвятой воли Божией — свою злую волю, а посему при всяком грехе человек становится противником и врагом своему Создателю. Уже по сей одной черте, может судить всякий — как преступен, опасен и зловреден грех: ибо малое ли дело стать твари против своего Творца?».

Итак, воспримем слова:

Дмитрий Ростовский (Поучения, 38. Поуч. 2-е в неделю 13-ю по Святом Духе): «О, глупый христианский человек! Ты в своем сердце вместо прекрасного, сладкого и радостотворного винограда — Христа — насаждаешь скаредность, горечь и многострадальную любовь к греховным похотям. Та лоза насаждается и тот виноград духовный родится в сердце рабов Его, а не в сердце рабов греха. Соделаемся же мы истинными рабами Христовыми, а не рабами греха, порабощенными сладострастными похотями».

Ложные христиане – «от диавола», потому что: «КТО ДЕЛАЕТ ГРЕХ, ТОТ ОТ ДИАВОЛА» (1Ин. 3: 8)

Христианское учение говорит, что похоть плотская – это грех и воля диавола.

Ефрем Сирин (Наставление братиям): «Воля Божия есть доблесть добрых дел, воля же диавольская — все этому противное. Кто творит волю диавола, тот питает его».

Схииг. Савва (Путь к совершенной радости, гл. Воля человеческая): «У невоздержанного, духовно мертвого человека воля связана и покорена диаволу – сатане».

Иннокентий Херсонский (Слово в Четверток Светлой Седмицы): «И между верующими во имя Христово многие суть христиане только по имени, а на деле творят волю врага Христова, дают ему убежище в своей душе, позволяют из своих сердец делать твердыни против Креста Христова».

Бл. Августин (О граде Божием, кн.14, гл.2,3): «Не тем человек сделался похожим на дьявола, что имеет плоть, которой дьявол не имеет; а тем, что живет сам по себе, т. е. по человеку. Ибо и дьявол захотел жить сам по себе, когда не устоял в истине…. Итак, когда человек живет по человеку, а не по Богу, он подобен дьяволу».

Иоанн Максимович (Илиотропион …, кн.4 гл.5): «… воля наша, будучи свободной, делает нас принадлежащими себе самим, злая воля — принадлежащими диаволу, а добрая воля — принадлежащими Богу: но те, которые желали быть только самими собой, как боги, знающими добро и зло — сделались не только принадлежащими себе, но — и диаволу. И действительно так: своя воля порабощает нас диаволу, ибо она не сама; наша воля самостоятельной не бывает, пока Создателю своему совершенно не покорится».

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.33): «Как если бы какой человек благородный и богатый, оставя протертую и обычную дорогу и уклонясь к местности пустынной и труднопроходимой, попал в руки разбойников, которые, схватив его, сняли с него хорошие одеяния, какие носил он, и одели его в рубища, пропитанные кровию и всякими нечистотами; и затем, оставя его с собою, заставили и его вместе с собою объедаться, напиваться и делать срамные дела, а также и разбойничать, как они; и он находил бы удовольствие в многоядении, что ни попадется, в многопитии и нечистых делах, а со временем, привыкши к их разбойническим обычаям, совсем остался у них, забыв и все родство свое, и прежнюю благородную и честную жизнь, по той причине, что совсем охладела в нем любовь, какую имел прежде, к честным и благочестивым нравам и обычаям — то же самое и еще худшее страждет и христианин, который, оставя путь, коим подобает шествовать христианам, уклоняется на распутия диавольские, когда то есть он, скажем к примеру, оставя честную и трудолюбную жизнь, чтоб жить своим и довольствоваться немногим, возлюбит жизнь с мирскими утехами, и для того начнет употреблять неправду, обиду и хищение, а потом дойдет и до нечистых и срамных дел блудных. Не очевидно ли, что такой впал в руки демонов и обнажен ими от благодати святого Крещения?».

Игнатий Брянчанинов (Советы относительно душевного иноческого делания, сл.47): «Как нарушение одной заповеди есть вместе нарушение всего закона Божия или воли Божией, так исполнение одного совета диавольского есть вместе исполнение вообще воли диавола. Подвижник, исполнивший волю диавола, лишается свободы и подвергается насильному влиянию падшего духа в той степени, в какой исполнена воля диавола. Смертный грех решительно порабощает человека диаволу и решительно расторгает общение человека с Богом, доколе человек не уврачует себя покаянием».

Евфимий Зигабен (Толковая Псалтырь, Пс.42,ст.1): ««От человека неправедна и льстива избави мя». Избавь, говорит, меня, Господи, от человека неправедного, как беззаконного, и льстивого, как обманщика, лжеца и злейшего. … Впрочем, ты можешь разуметь под непреподобным народом и демонов; а под человеком неправедным и хитрым, и диавола…. Ибо диавол ничем не отличается от человека по страсти и сластолюбию, потому что и он любит красивые тела, как любит и плотской человек, и валяется в страстях, как валяется и страстный человек».

Лука Крымский (Сб. «Спешите идти за Христом», Исцеление гадаринского бесноватого): «… дух человеческий подобен бесплотным духам, это только дух менее сильный, чем эти духи бесплотные, но он совершенно той же природы и родственен им, сродни: способен к общению и соединению. И потому духи злобы поднебесные могут вселяться в дух грешных людей и овладевать им. Вам известны явления гипноза: гипнотизер своей волей парализует волю усыпленного и может заставить его делать всё, что ему угодно. И эти веления исполняются совершенно точно после внушения в состоянии гипноза. Вот точно так же воля бесов вселяется в сердца грешников и управляет ими и мучает их. Тогда грешники творят волю бесов».

Дмитрий Ростовский (Поучения, п. 30. Поуч. 1-е в неделю 5-ю по Святом Духе, и др.): «… Где нет присутствия Господня, где люди не имеют пред очами своими Бога, где не смотрят на Бога, там не что иное может умножаться, разве только бесы да свиньи, то есть, бесовская злоба и свинское житие; там люди не как люди, но как бесы и бесноватые свиньи, утопающие в пучине погибели. — Потерял Иуда присутствие Господне в себе, … совсем перестал смотреть на Бога и бояться Его. И что же случилось с Иудой? Вошел в него сатана, и стал Иуда как бес, ибо как «соединяющийся с Господом есть один дух с Господом» (1Кор. 6: 17), так и прилепляющийся к бесу имеет один дух с бесом. Злой человек есть то же, что и бес, ибо, прилепившись к бесу, он имеет один дух с ним. (п.48. Поуч. в неделю 23-ю по Пятидесятнице) Кто побеждаем бесчисленными страстями, тот имеет бесчисленное множество свиней, а где соберется стадо свиней, там будет и легион бесов, ибо при всяком греховном пристрастии есть особый бес. Тот бесовский легион мучает душу грешника, хотя и не явно ныне, зато тайно. В совести самого грешника он обнажает одежды благодати Божией, поселяет его как бы в гробницах смрадных, в скверных плотских делах; побивает его камнем отчаяния; преследует его то по пустыням безделья с развращенными бездельниками, то по горам суетной гордой надменности. Он поощряет его нападать на других злобою, гневом и яростью. Он проявляет здесь временно на нем всю свою демонскую власть, волю и силу, пока не возьмет его с душой и телом на вечное мучение».

Амвросий Медиоланский (Сб. «Азбука спасения», гл. Грех): «Всякий связывается узами своих грехов. Вяжет нас узами обольщение плоти; есть узы сребролюбия, пьянства, похоти, гордости. Есть и узы диавола, который связывает нас узами беззаконий: таковы узы блуда и прелюбодейства, узы вероломства, когда отвергаются Христа, узы неверности, когда изменяют и брату, узы жестокости, когда убивают подобного себе».

А вот что говорится о блуде, пьянстве и воле диавола.

Николай Сербский (Кассиана, 84): «Во Святом Божественном Писании часто прелюбодейством и блудом называется отпадение от единого Бога и поклонение идолам. Пророки и апостолы громогласно осуждают оба этих срамных греха как погибельных для души. Изменяет ли муж жене или поклоняется идолам, в обоих случаях он отпадает от Бога и делает то, что угодно дьяволу».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 7-й заповеди, Грех: разврат): «Дьявол, как дух, хоть не может творить блуда; но любит блуд, любит его за то, что им человек всего более отдаляется от Бога и Христа. Не без глубокого же основания святые подвижники рассуждают, что «ничто столько не радует бесов в человеке, как блуд, развитый до разврата» (Лествица)».

Иоанн Златоуст (т.12, ч.3, Беседа на слова: «Всякий грех…»): «Хотя всякое греховное рабство бесславно, бесчестит благородство души, но блудник есть самый бесчестный раб греха, которому приказано последним вычерпывать грязь, собирать нечистоты в кучу, служить грязному делу, валяться в тине удовольствий, заниматься бесстыдством, иметь тело, не отличное от тряпки. Разве есть какое отличие между тряпкой и блудником? Он оторвался от благочестия в общей его совокупности. На путях греха он подвергается каждодневному гниению; как бесполезная тряпка, отбрасывается; он лежит на попрание всем демонам; в него диавол переливает свою гнилость».

Дмитрий Ростовский (Поучения, п. 31. Поуч. 2-е в неделю 5-ю по Святом Духе): «Диавол господствует и даже царствует над блудниками, как над своими людьми и своими рабами, ибо, по апостолу, «кто делает грех, тот от диавола» (1Ин. 3: 8); такой работает не Христу, но диаволу. Мы знаем, что диавол некогда царствовал над идолопоклонниками: они были его истинными рабами. Люди же, живущие в телесных нечистотах, являются вторыми идолопоклонниками; следовательно, и они суть его истинные рабы. А что блудники суть именно идолопоклонники, это видно из слов святого апостола, который говорит так: «обращающие благодать Бога нашего в (повод к) распутству и отвергающиеся единого Владыки Бога и Господа нашего Иисуса Христа» (Иуд. 1: 4). Кто же это «обращающие благодать Бога нашего в (повод к) распутству»? Поистине, никто иной, как христиане, принявшие в крещении благодать христианства. Они, впавши в блудное сквернодействие, превращают принятую Божию благодать в скверну и отрекаются от Христа, если не словом пред мучителем, то делом пред своим господином — диаволом. А тот, кто делом блудным отрекается от Христа, не есть ли он идолопоклонник? Его идолом является его страсть, и в ней, как в идоле, он имеет беса, господина своего, которому он предоставляет свое сердце, рождающее скверные помыслы, в качестве алтаря; на этом алтаре он кладет огонь греховного вожделения, приносит в жертву самое дело блудное, которым оскверняется весь, и соделывается подобным и угодным бесу. Над такими крещенными идолопоклонниками господствует диавол, как над своими рабами, и господствует мучительски; ибо, где только удается ему, он разбивает, ввергает в огонь и в воду, да погубит его. Разбивает, отнимая душевную силу к покаянию и лишая грешника Божией благодати; ввергает в огонь плотского распадения или невоздержности и в воду нечистого сладострастия; губит его, потопляя в адской бездне, как свинью в море, мучит и удручает его во веки. Вот какую мзду воздает диавол своему рабу, который верно и усердно работает ему плотскими сквернодействиями! Вот каково мучительское господствование беса над грешником!».

Троицкие Листки (ст.565. Слово о пьяницах): «Пьяница лишает сам себя благодати Божией и вечного блаженства, навлекает на себя гнев Божий, и если не покается, то не избежать ему вечных мук, потому что через пьянство он отвращается от Бога и творит волю диавола. Ничто так не угодно диаволу, как пьянство и блуд: эти пороки — мать всякого зла, известно, что в пьяном виде люди много совершают преступлений и ради блудной страсти творятся злодеяния без числа».

И именно потому, что греховная воля человека связана с волей диавола, человеку интересней и приятно жить с диаволом, чем с Богом. С Богом надо жить тихо, смиренно, праведно, творить молитву, читать святые истины и богомыслить, да еще и надо бороться со своими страстными наклонностями – и это не привлекает грешную душу, т.к. ей скучно, неприятно, уныло, трудно и т.п. А вот с диаволом – делай, что хочется: получай приятное для тела в блуде, имей опьяненное сознание под действием алкоголя или наркотиков, веселись, не контролируй эмоции и чувства от гордости: злись, гневайся, обижайся и т.д., показывай себя хорошим (как актер), а не будь им, и мн.мн. др. И самое в этом трагичное то, что любит быть с бесом, а не с Богом, христианин …

Дмитрий Ростовский (Поучения, п. 30. Поуч. 1-е в неделю 5-ю по Святом Духе): «О, глупые! О, безумные люди! Неужели бесы для вас лучше, чем Бог? Неужели свиньи для вас дороже Христа?».

Тихон Задонский (Об истинном христианстве, кн.1, §44, и др.): «Грех для христиан не что иное, как богоотступничество, измена, которой не человеку, а Богу изменяют. Рассуждай, христианин, что есть грех, которым услаждаешься. Хотя исповедуешь имя Божие, но делом отрекаешься от Него, когда заповедь Его преступаешь. Сколько раз согрешаешь, например, убиваешь, блудодействуешь, крадешь, похищаешь, злословишь, хулишь, клевещешь, и прочее, столько раз совета дьявольского слушаешься и заповедь Божию, и повеление Его отметаешь; сколько раз врага дьявола слушаешься и не слушаешься Бога, столько раз от Него отступаешь и приступаешь к дьяволу. Истинно это и так есть, хотя того и не замечаешь. (кн.2, §361) Хотя не преклоняешь колен языческим богам, не простираешь рук им, не приносишь кадила, но когда волю бесовскую, к которой через страсти наши нас убеждает, исполняешь, столько иных богов почитаешь, сколько страстей совершаешь. … Так имеются и христиане неисправные. Они числятся между верными Христовыми рабами и Христа называют Господом своим: «Господи, Господи», — в церковь ходят, молятся, поют и поклоняются, но волю Его не хотят исполнять, а исполняют волю и хотение противника Его, дьявола, и тому в страстях и прихотях своих угождают, и так наружностью только единою имеются христианами и рабами Христовыми, но на самом деле — рабы страстей своих, греха и дьявола, которым угождают».

И пусть каждый сам проверит — отрекся ли он от сатаны истинно, на деле:

Ефрем Сирин (Слово на второе пришествие Господа нашего Иисуса Христа): «…Сказано: отрекаюсь сатаны и всех дел его. Каких дел? – Выслушай: блуда, прелюбодеяния, нечистоты, лжи, татьбы, раздражительности, зависти, отравления, гадания, ворожбы, гнева, хулы, вражды, ссоры, ревности; отрекаюсь пьянства, празднословия, гордыни, празднолюбия, отрекаюсь глумления… бесовских песен… вызывания духов…; нет времени перечислить все — …отрекаемся …всего, именуемого худым, что только ненавидит Бог. … Итак, кто по приятии (Божией спасительной) благодати делает упомянутые выше лукавые дела, тот отпал от благодати, и Христос нимало не воспользует (не поможет) ему, пребывающему во грехе».

Самовольным христианам Христос говорит: «ЧТО ВЫ ЗОВЕТЕ МЕНЯ: ГОСПОДИ! ГОСПОДИ! — И НЕ ДЕЛАЕТЕ ТОГО, ЧТО Я ГОВОРЮ?» (Лк. 6:46)»

Итак, живя в смертных плотских грехах, ложные христиане выступают против воли Божией, изложенной в заповедях. И о таком предательстве Господь предупреждал в Евангелии.

Иннокентий Пензенский (Христианское нравоучение…, ч.2): «(Грешащий) силой воли своей: противится Богу, и особенно Слову Божию, которое слышится во внутренней природе человека, т.е. в совести, в природе внешней или во всем мире и в Церкви Божией…».

Тихон Задонский (т.5, Прибавление «О взаимной должности христианской»): «Кто против совести поступает, тот упорно и с умыслом против закона Божия грешит, и потому тяжко грешит. Ибо не хочет свою волю закону Божию покорить, поэтому таковой — не истинный христианин, а ложный. Ибо истинный христианин не хочет ни в чем против совести согрешить, но старается сохранить совесть чистой от греха, и предпочитает лучше умереть, нежели против совести согрешить и ее уязвить».

Тихон Задонский (Сокровище духовное…, ст.95, и др.): «Правое сердце Богу и воле Его святой следует, а неправое — своей злой воле и своим прихотям. Правое сердце всякого остерегается греха, а неправое сердце о том не заботится. (ст.108) Неверный тот раб, который живет не по воле господина, а по своей воле и своим прихотям. Так и христианин — не истинный христианин, а ложный и неверный раб Христов, если не по Христовой, а по своей воле живет. Поэтому Христос Господь и говорит таким: «Что вы зовете Меня: Господи! Господи! — и не делаете того, что Я говорю?» (Лк 6:46)».

Тихон Задонский (Письма келейные, п. 21, и др.): «… невозможно и греху и Богу жить потому бывает, что Бог запрещает то, что грех или похоть греховная хочет и советует. Бог запрещает гневаться, злиться, мстить, блудодействовать, красть, злословить, и прочее, но к тому похоть влечет. Итак, невозможно и похоть слушать и Бога, и похоти жить и Богу. «Никто не может служить двум господам» (Мф.6:24). (п.98) … Говорит Господь таковым христианам: «Что вы зовете Меня: Господи! Господи! — и не делаете того, что Я говорю?» (Лк 6:46) То же и другое слово Господне значит: «Кто не со Мною, тот против Меня» (Лк 11:23). Как ни толкуй и ни превращай, оно колет глаза нынешних христиан: оно, как зеркало представляет им неправду их, показывает им, что они, хотя и исповедуют Христа, но жизнью своей противятся Христу. Противник Христов не только тот, кто учением слову Его противится, но и тот, кто жизнью слову Его сопротивляется».

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)