САЙТ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНИНА






БИБЛИОТЕКА СВЯТЫХ ОТЦОВ И УЧИТЕЛЕЙ ЦЕРКВИ:


Феофан Затворник
Августин Блаженный
Анастасий Синаит
Антоний Великий
Афанасий Великий
Василий Великий
Василий Кинешемский
Георгий Задонский
Григорий Богослов
Григорий Нисский
Григорий Синаит
Димитрий Ростовский
Дорофей авва
Древние иноческие уставы
Евфимий Зигабен
Ерм. "Пастырь"
Игнатий Брянчанинов
Илия Минятий
Иннокентий Пензенский
Иннокентий Херсонский
Иоанн Кассиан Римлянин
Иоанн Кронштадтский
Иоанн Лествичник
Иоанн (Максимович) Тобольский и Сибирский
Исаак Сирин
Исаия Отшельник
Кирилл Александрийский
Лука Крымский
Макарий Египетский
Максим Грек
Марк Подвижник
Никита Стифат
Никодим Святогорец
Николай Сербский
Нил Синайский
Оптинские старцы
Паисий Святогорец
Патерики
Русские подвижники 18 - 19 веков
Симеон Новый Богослов
Тихон Задонский
«Плоть и дух»
Слова
Увещания и наставления
«Об истинном христианстве. Кн. 1 Часть 1»
«Об истинном христианстве. Кн. 1 Часть 2»
«Об истинном христианстве. Кн. 2» (начало)
«Об истинном христианстве. Кн. 2» (окончание)
«Сокровище духовное, от мира собираемое» (начало)
«Сокровище духовное, от мира собираемое» (окончание)
«Наставление Христианское»
Размышления, напутствия, увещевания, наставления, советы.
Краткие нравоучительные слова
Письма келейные
Письма
Моления святителя Тихона
Троицкие Листки (19 век)
Е. Попов. Нравственное богословие для мирян
Иоанн Сан-Францисский
Святитель Тихон Задонский


Здесь можно скачать Слова. (Т. 1)>>> в формате Microsoft Word (~ 98.2 k Kb)

СЛОВО О СПАСИТЕЛЬНОМ БОЖИЕМ СМОТРЕНИИ К РОДУ ЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ, КРАТКО СОСТАВЛЕННОЕ НА ОСНОВЕ СВЯТОГО ЕВАНГЕЛИЯ, НА ПОЛЬЗУ ВСЯКОГО, КТО ХОЧЕТ ЗНАТЬ ПРИЧИНУ И ОБРАЗ СПАСЕНИЯ НАШЕГО.

СЛОВО НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО. (О том как найти Христа Спасителя.)

СЛОВО НА НОВЫЙ ГОД. (О покаянии.)

СЛОВО О СЫРНОЙ СЕДМИЦЕ. (О праздновании Христианских праздников.)

СЛОВО НА ВОЗДВИЖЕНИЕ ЧЕСТНОГО КРЕСТА. (О плотском (ветхом) и духовном (новом) человеке.)

СЛОВО В ДЕНЬ ВВЕДЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ВО ХРАМ. (О необходимости читать Св. Писание.)

Слово В ДЕНЬ ТЕЗОИМЕНИТСТВА ЕЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ ВТОРОЙ. (Об обязанностях к Богу и об обязанностях к ближнему.)

СЛОВО НА ОСВЯЩЕНИЕ ХРАМА ВО ИМЯ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА, ЧТО НА АКАТОВЕ, В ВОРОНЕЖЕ. (О том, что храм – Дом Божий, и как в него ходить подобает.)

СЛОВО В ДЕНЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ. (Что есть вера, и каковы ее плоды. От чего приобретается и умножается вера.)

СЛОВО В ТОТ ЖЕ ДЕНЬ (ДЕНЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ). (О памятовании смерти и о покаянии.)

Слово о хищении.

Слово о любви к Богу и о любви к ближнему.

    Оглавление   
СЛОВО О СПАСИТЕЛЬНОМ БОЖИЕМ СМОТРЕНИИ К РОДУ ЧЕЛОВЕЧЕСКОМУ, КРАТКО СОСТАВЛЕННОЕ НА ОСНОВЕ СВЯТОГО ЕВАНГЕЛИЯ, НА ПОЛЬЗУ ВСЯКОГО, КТО ХОЧЕТ ЗНАТЬ ПРИЧИНУ И ОБРАЗ СПАСЕНИЯ НАШЕГО.


    Господи! Услышал я слух Твой и убоялся. (Авв 3:2)
    Когда Всемогущий Бог сотворил небо и землю, и прочие видимые и невидимые вещи, после всего создал человека из земли, и вдохнул в него душу живую, дал ему имя Адам, и ввел его в рай — место прекрасное, всякими изрядными и плодоносными деревьями украшенное (Быт 2:15). Адаму создал Бог помощницу Еву, и обоим им, Адаму и Еве, дал Бог заповедь такую, чтобы от всех деревьев плоды вкушали, а от того дерева, которое было посреди рая, не дерзали вкушать плода (Быт 3:3). Притом объявил им Бог: если вы от того дерева
    Адам и Ева не сохранили заповеди Божией, от заповеданного дерева вкусили. На то преступление и вкушению от того дерева заповеданного, змей, или сам сатана, дух лукавый, в змее действующий, прельстил их (Быт 3:4—5, 13). Этим преступлением праотцы Адам и Ева Бога весьма прогневали, и на себя Божию клятву навели, из-за чего из рая были изгнаны и на смерть осуждены, и вечному мучению подпали (Быт 3:23). А с ними и мы все, как их сыны, той же клятве и казни стали подвержены Божиим правосудием.
    Однако же Бог, как весьма Благой и Милостивый, тогда еще обещал им, и всем людям, которые должны были быть после них, послать избавление. Это избавление, которое должно было быть всему миру, Милосердный и Человеколюбивый Бог разнообразно предвозвещал: предъявлял через патриархов и святых мужей знамениями всякими, предсказывал через пророков Духом Своим Святым, о чем написано в книгах Ветхого Закона.
    А как приблизилось то время, в которое определил Бог послать роду человеческому избавление, родился от неплодных и старых родителей, Захария священника и Елизаветы праведных, пророк именем Иоанн, рождение которого празднуется 24 июня. Сей пророк был как бы посредник между Ветхим и Новым Законом, поскольку от его рождения Ветхий отступает, а наступает Новый Закон. Сего сына Захарии и Елизавете дал Бог через явление Архангела Гавриила. Назван он Предтечей потому, что от Бога послан уготовить путь Избавителю и возвестить людям пришествие в мир Спасителя. И возвестил так, как утренняя звезда возвещает приближающееся восхождение солнца. Потому и Церковь называет его денницей, то есть утренней звездой Солнца Праведного Христа, в мире воссиявшего.
    Об этом пророке Предтече Бог также предсказал: Вот, Я посылаю Ангела Моего пред лицом Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою (Мал 3:11; Мк 1:2). Это слово сказал Отец Небесный Избавителю, Который должен был прийти в мир, а Предтечу назвал Ангелом, и ради жития ангельского, чистого, и ради того, что возвестил пришествие в мир Избавителя. Ибо Ангел — это греческое слово, и значит «вестник».
    А как и через Кого избавление и спасение наше устроилось, предлагаю вам вкратце из святого Евангелия, которое каждый день в церкви всем проповедуется, чтобы понимать его и всегда помнить, да так, зная Причину и образ избавления, скорее сможете получить спасение.
    Бог наш есть Святая Троица: Отец, Сын и Святой Дух, не три Бога, но Един Бог. Един Бог естеством, но Он Триипостасный: Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой. У Трех Этих Божественных Лиц — единое Существо, единая воля, единая держава, царство, сила, слава. Никто не меньший, никто не больший, но равномощный, равносильный, равночестный Триипостасный Бог. Отец не рожден, Сын рожден от Отца, и Дух Святой от Того же Отца происходит. Тайна эта нам непостижима. А что так веруем и исповедуем, о том нам Сам Бог открыл в Писании Святом, и через мужей богодухновенных научил нас.
    Второе Лицо Этой Святой Троицы, Сын Божий, пришел ради избавления рода человеческого в мир. И поскольку Бог есть Дух, изволил воплотиться, и так спасти человека следующим образом.
    В шестой месяц по зачатии Иоанна Предтечи во чреве Елизаветы, Архангел Гавриил Божиим повелением пришел к Пречистой Деве Марии, в город Назарет, и прежде всего приветствовал Ее так: Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах (Лк 1:28)! Потом объявил Ей, что Она родит Сына, Спасителя всему миру. Пресвятая Дева, услышав о Сыне, Который должен от Нее родиться, отвечала Ангелу так: «Как это может быть, когда Я мужа не знаю?» Ангел в ответ сказал Ей: Дух Святый найдет на Тебя, и сила Вышнего осенит Тебя, — и прочие слова в уверение придал (Лк 1: 35, 37) С великим смирением и изволением отвечала на то Пресвятая Дева: Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему (Лк 1:38).
    И так Сын Божий благоволением Отца Небесного, и действием Духа Святого, без семени мужского, зачался плотью во чреве Девическом, неведомым нам образом. В воспоминание этого к нам Божия благодеяния, Церковь установила праздновать день Благовещения Пресвятой Богородицы, который 25 марта празднуется, поскольку отсюда начало устраиваться наше спасение.
    А когда приспело время родить Пречистой Деве зачатого во чреве Ее Сына Божия, родила не так, как прочие жены рожают, с болезнью, — но без болезни, и без нарушения девства Своего. И потому Пречистая Дева Мария Богородица как до Рождества, так и после Рождества сохранила девство Свое, поскольку как зачала без семени, так и родила чудно воплотившегося Сына Божия, Который как прежде век родился от Отца без матери, так во времени воплотился от Матери без отца, и потому как то от Отца без матери, так и это от Матери Девы без отца рождение Его чудное.
    Родился Он в Иудейском городе Вифлееме, а как только родился, явилось множество Ангелов, на небесах хвалящих Бога, и поющих: Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение (Лк 2:14)! Их видели и песнь их слышали в то время и в той стране находившиеся пастухи, которые в ту ночь стерегли стадо свое. Пастухи, по указанию Ангелов, пришли к родившемуся Младенцу и, увидев Его, поклонились с радостью (Лк 2:15—16). Рождество по плоти Сына Божия, Избавителя нашего, празднуем 25 декабря. Сей чудный Младенец, на избавление наше родившийся, в восьмой день после Рождества был обрезан по закону Моисея, и дано Ему имя Иисус (Лк 2:21), то есть Спаситель. Имя это Сыну Божию прежде Рождества Его еще нарек Ангел; называется Он еще и Еммануил, то есть с нами Бог (Мф 1:23).
    Когда прошло сорок дней после рождения, Мать принесла рожденного Младенца в храм Божий, пред Лицо Господа, повинуясь закону. В то время, по смотрению Божию, в храме находился Симеон праведный, муж престарелый, которому обещано было от Бога не умереть, пока не увидит Мессии, то есть Христа, пришедшего в мир. Как только Симеон увидел Младенца, Богородицей Марией принесенного, Духом Святым узнал, что Он есть Мессия, Богом обещанный на спасение мира и пророками проповеданный. И так, взяв Его с благолепным благоговением на свои руки, с радостью великой запел: Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему, с миром, яко видеста очи мои спасение Твое, еже еси уготовал пред лицем всех людей (Лк 2:29—31). И значит это, что 2 февраля празднуем Сретение Господне.
    Когда Ему было двенадцать лет от рождения, в праздник Пасхи, во Иерусалиме, сев в церкви посреди учителей, слушал их, и вопрошал, и все слышащие весьма удивлялись Его разуму и ответам, поскольку, хотя Отрок был мал возрастом, Премудрость Божия Ипостасная действовала в Нем и разум не человеческий, но Божественный в Нем показывался (Лк 2:47).
    А когда пришел в возраст, и был тридцати лет, пришел на реку Иордан, к Иоанну Предтече, о котором прежде мы упомянули, и который тогда, выйдя из пустыни, крестил на реке той приходящих к нему людей. К нему и Сын Божий среди прочих пришел креститься. Иоанн Предтеча, узнав Духом Святым, что Он есть Тот Мессия, о Котором пророки предсказали, крестить Его отказывался, говоря: «Мне должно креститься от Тебя, а Ты ко мне идешь». Но Сын Божий сказал ему, чтобы не отказывался Его крестить. Послушав Сына Божия, как Господа раб, крестил Его, и голос с неба от Отца Небесного слышал, Сыну Божию говорящий: Ты Сын Мой Возлюбленный; в Тебе Мое благоволение! — и Духа Святого, в виде голубя на пресвятую Его голову сшедшего, видел (Лк 3:22). И Христос крестился, не от скверны греховной омываясь — ибо Он Безгрешен, — но нас от грехов очищая, и водное естество освятил пречистой Своей Плотью. Крещение Христово празднуем 6 января.
    После Крещения изведен был духом в пустыню, и сорок дней постился. Подражая Христу, святая Церковь содержит ежегодно пост Четыредесятницы, который всегда бывает перед праздником святой Пасхи. Христос, по исполнении сорокадневного поста, троекратно был искушаем дьяволом (Мф 4:12), являя то, что всякому, приступающему служить Господу, следует искушение. И победил искусителя, показывая нам образ, да и мы, взирая на Него, как на Подвигоположника и Начальника, подвизаемся, и побежденного Им сатану силой и благодатью Его Божественной побеждаем.
    По троекратном искушении, Христос, Сын Божий, когда услышал, что предан был Иоанн Предтеча, проповедовавший покаяние и крестивший приходящих людей, вышел на проповедь, и начал проповедовать Евангелие царствия Божия, говоря: Покайтесь и веруйте в Евангелие (Мф 4:17; Мк 1:14—15). Проповедуя Евангелие, Он собрал двенадцать учеников, которых назвал апостолами и которые всегда с Ним неотлучно были. С ними ходя с места на место, из города в город, поучал о спасении и царствии небесном, показывая путь к нему.
    Приходящих грешников принимал, и властью Своею им грехи, как Бог, отпускал, всякие болезни и недуги исцелял, всякие чудеса творил: слепым — зрение, глухим — слух, хромым — хождение, немым — речь давал, мертвых воскрешал, прокаженных очищал и прочие вышеестественные чудеса, не так, как святые — молитвой, но силой Своего Божества, словом единым делал. И так люди, видевшие Его чудеса великие и слышавшие учение небесное и душеспасительное, вслед за Ним ходили в великом множестве, и куда бы Он ни приходил, люди, слышавшие о Нем, тотчас приходили к Нему, иные для исцеления больных, иные для слушания Его Божественного учения. Где бы только ни услышали о Его приходе, приносили расслабленных и одержимых всякими недугами, — и всех исцелял словом.
    Обо всем этом во святом Евангелии пространо написано. А в пустынях, когда хлеба не оставалось, многие тысячи чудесно насыщал, как-то: пять тысяч, не считая жен и детей, пятью хлебами (Мф 14:20—21), четыре тысячи семью хлебами напитал (Мк 8:9). Архиереи иудейские, книжники и фарисеи, видя, что много простых людей за Ним ходит, позавидовали Ему, и возымели на Него злобу, и хулили Его многократно всякими бесчестными словами (Ин 7:12, 20, 31—32). Все их хулы претерпевая, Сын Божий показывал им, что они грешат, ругая Его без Его вины, и устрашал их судом Божиим, чтобы в чувство пришли. Но они в своей злобе были неподвижны, даже убить Его неоднократно пытались, той же подучаемые злобой.
    Так живя, или странствуя, на земле Сын Божий ученикам Своим сказывал, что надобно Ему идти в Иерусалим, и там пострадать много, умереть и в третий день воскреснуть (Мф 16:21; Мк 8:31).
    А когда приближалось время страдания Его, о котором апостолам предсказывал, взял трех учеников избраннейших, а именно Петра, Иакова и Иоанна, возвел их наверх горы Фаворской, где стал молиться, и Лицо Его, как солнце, просветилось, и ризы Его стали белы, как свет. Там явились два пророка, Моисей и Илия, и с Ним разговаривали. Потом слышали апостолы голос из облака, которое их тогда покрыло, так им о Христе говорящий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте. Устрашившись этого голоса, апостолы пали ниц на землю (Мф 17:5—6; Лк 9:35).
    Таким явлением Своей славы Христос показал ученикам, что Он то страдание, о котором предсказывал, волей Своей принимает, и чтобы, видя Его страждущим, не сомневались и не страшились. Показал и то, что такая по смерти в вечной жизни будет слава тем, которые в Него будут веровать и Ему следовать в терпении. Сие Христово Преображение празднуем 6 августа.
    Когда же пришло время Христу страдать и умереть, Он, сев на ослицу, в Иерусалим поехал (Лк 19:35). Люди, услышав о пришествии Его, вышли навстречу Ему из города. Из них иные постилали ветви по пути, по которому Он ехал, иные полагали одежды свои, а иные держали ветви финиковых деревьев и восклицали: Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне (Мф 21:9)! И когда вошел Сын Божий с такой славой в город Иерусалим, книжники, фарисеи и архиереи иудейские, которые, как сказано, завидовали и злобились на Него, тогда на еще большую зависть и злобу подвиглись. Поэтому как прежде, так особенно тогда искали, как бы Его погубить, но ради простого народа не могли этого явно учинить, поскольку все к Нему стремились, Его почитали, прославляли, слушая Его спасительное учение.
    Тогда один из двенадцати учеников, Иуда, именем Искариотский, сатаной подстрекаемый, за тридцать серебренников тайно предал Его им, и, взяв с собой несколько слуг архиерейских, в ночь с четверга на пятницу со свечами пришел в сад к Сыну Божию, когда Он молился, и Христос Сам Себя им в руки отдал (Мф 26:50; Мк 14:46), потому что пришло Ему время умереть, от Отца Небесного определенное.
    Слуги архиерейские взяли Христа и, связав, повели во двор архиерейский, где собрались книжники и фарисеи. Апостолы тогда все разбежались. Святой апостол Петр издалека шел за Ним, а как во двор тот пришел, узнали его слуги архиерейские, что он со Христом был. Тогда Петр трижды от Христа отрекся, а потом, выйдя из двора, сильно плакал оттого, что отвергся Христа, и ради этих слез и опять в лик апостольский принят был Христом, Сыном Божиим. Иисуса же, Спасителя нашего, по-разному в ту ночь мучили во дворе архиерейском, и всякие бесчестия, насмешки и хулы показывали (Ин 18:12,22, 30; 19:2-6,16). А как настал день, то есть пятница, у Пилата, бывшего тогда в Иерусалиме правителем, испросили с великим упорством на Кресте распять (Мф 27:26; Мк 15:15; Лк 23:25).
    И так по принятии многих бесчестий, насмеяний, хулений, ран, Он на Кресте нагим между двумя разбойниками был повешен (Ин 19:18). В шестом часу дня, и от этого шестого часа до девятого была тьма по всей земле. В девятом же часу, вися на Кресте, Сын Божий, умер. И тогда завеса церковная разодралась надвое, с верхнего края до нижнего, земля потряслась, камни распались, и гробы отверзлися, и многих усопших святых тела восстали (Мф 27:50—52; Мк 15:37—38), и страх великий на всех напал. Поэтому к вечеру снят с Креста Умерший, и погребен в новом гробу. В третий день из мертвых воскрес силой Своего Божества, и неоднократно являлся Своим ученикам, поучая их о царствии Божием (Мф 28:16-20; Лк 24:13, 34-36, 44; Мк 14:12, 14; Ин 20:19-25; Деян 1:3).
    А перед тем, как вознестись на небо, послал их на проповедь во всю вселенную, но прежде приказал им ждать в Иерусалиме сошествия Святого Духа, а до этого никуда не отлучаться из Иерусалима. И так их наставив, пред ними вознесся на небо от горы Елионской со славой. И сел одесную Бога Отца (Лк 24:49-51; Мк 16:19; Деян 1:4, 9). В день же пятидесятый после Воскресения Его снизошел Дух Святой в виде огненных языков на всех апостолов, тогда в одном доме собравшихся (Деян 2:1—4). Укрепившись Им, они по всему миру разошлись, и идолопоклонство, прелесть бесовскую упразднили, пришествие Сына Божия в мир, страдание, смерть и Воскресение проповедали и так научили всех, как их самих научил Христос, и Дух Святой, в них живущий, тогда наставлял. Это учение святая Церковь и доныне содержит, и этим наставлением спасается.
    Вот видишь, возлюбленный, Кто есть Избавитель наш, и каким образом избавил Он нас. Он — Господь наш, Сын Божий Еединородный, от Отца рожденный прежде всех век, Свет от Света, Бог Истинный от Бога Истинного, рожденный, несотворенный, единосущный Отцу, Имже вся быша. А как Он избавил нас, слышал ты. Он нас ради и нашего ради спасения с небес сошел, и воплотился от Девы Марии, был распят при Понтийском Пилате, и страдал, и был погребен, и в третий день из мертвых воскрес.
    Так Он за нас пострадал и умер, и тем страданием и смертью умилостивил Отца Небесного и нас примирил. Так ту казнь, которой мы повинны были, Он на Себя взял, и так за нас вступился, так нам заслужил отпущение грехов, и через грех последующей вечной казни избавил, а вместо рая, из которого изгнаны мы были, небо нам отверз, царство небесное нам даровал. Его заслугой и Его благодатью, Его Кровью, ради нас пролитой, надеемся у Отца Небесного милость получить; Его пресладким именем надеемся спастись. Он есть Мессия, Богом обещанный, пророками проповеданный, Которого ожидал весь мир. Он есть Христос, от Которого мы называемся христианами. Это есть наше благородство, которое все чести, титулы и высокие ранги мира сего превосходит. Этим именем хвалимся, ибо без сего имени всякое благородство есть низость, богатство — нищета, честь — бесчестие, слава — ничто. С этим именем и нищий богат, бесславный славен, не имеющий чести имеет ее, низкий высок, несчастный счастлив.
    Что же нам такому Милостивому Избавителю, такому чудному Любителю нашему воздать? Послушай, я тебе скажу. Он от нас не требует великого. Он нас так чудно возлюбил, и от нас единой требует любви. Итак, за любовь Его к нам любовью воздадим, за благодеяние благодарность покажем таким образом. Если бы ты — всякому здесь говорю — за какое преступление попал в такую беду, что по законам и по определению монаршему следовала тебе смертная казнь, и нашелся бы такой добрый человек, который тебя от великой беды избавил, и употребляя ходатайство свое, и сам всякие страдания и бесчестия за тебя принимая, и таким образом возвратил бы тебе монаршую милость и первое достоинство, — что бы ты такому благодетелю делал? Непременно бы возлюбил его так, что и имени его никогда бы не выпустил из памяти, всегда бы ты о нем с радостными и благодарными слезами всякому хвалился и прославлял имя его до смерти, да притом и все, что бы он тебе ни приказал делать, с охотой и любовью старался исполнить, и всячески старался бы ему угождать.
    Делай же это и Христу, Сыну Божию, Великому твоему Благодетелю. Возлюби Его всем сердцем твоим. Не выпускай никогда благодеяний Его из памяти, вспоминай всегда имя Его пресвятое с благодарными слезами, хвались неизреченным Его милосердием и любовью, прославляй имя Его сладчайшее перед всеми. Ради Его имени люби врагов своих, делай добро ненавидящим тебя, благословляй проклинающих тебя. Ради Его имени просящему у тебя дай, ради Его имени алчущего напитай, жаждущего напой, нагого одень, странствующего введи в дом, болящему послужи, в темнице сидящего посети, печального утешь, страждущему сострадай. Ради Его имени всякие беды с охотой и благодарным сердцем претерпи, да притом берегись Его прогневать, но во всем старайся Ему угождать.
    Угождать будешь, когда заповеди Его с любовью будешь исполнять, отсюда и любовь твоя к Нему покажется. Так Он Сам говорит: Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня (Ин 14:21). Заповеди же Его не тяжки. Ибо что легче, чем друг друга любить? Этого Он от нас требует: Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга (Ин 15:12). Итак, будешь любить Его и угождать Ему, когда брата своего, то есть всякого человека так, как себя, любить будешь, а иначе неблагодарным к Нему явишься, поскольку Он тебя, как ты уже слышал, к смерти вечной судом Божиим приговоренного, избавил.
    А как? Не серебром, ни золотом, не через ходатая какого. Но как? Сам для тебя с неба сошел и воплотился от Пресвятой Девы Марии. Сам для тебя как Человек на земле между людьми жил, все немощи твои на Себя принял, словом сказать, во всем тебе уподобился, кроме греха. Не отрекся за тебя укоризны, хулы, бесчестия, оплевания, заушения, раны, страшные страдания, распятие, такую бесчестную смерть претерпеть, и тем тебя от казни вечной освободил; и так чудесно избавив тебя от той беды горькой, отворил тебе царствие небесное; сверх того всего и другими благодеяниями тебя обогащать не перестает.
    Он тебя питает, одевает, солнцу над тобой повелевает сияет, дождь подает, Ангела Своего тебе приставил, души и тела твоего Хранителя, согрешающим тебя видит и терпит, ожидая твоего покаяния, от всяких вредных и смертоносных напастей невидимо сохраняет тебя. Хотя и посылает тебе иногда немощь или иную какую беду, но это только ради того делает, чтобы ты через это очувствовался, и пришел в покаяние, и спасение вечное смог получить. Вот какой Он, твой Благодетель, возлюбивший тебя!
    Итак, старайся любовью за любовь Ему воздавать, угождай Ему во всем ради этой только одной Его к тебе безмерной любви. Ибо Он тебя даром, без всякой от тебя пользы, возлюбил. Старайся же и Ему угождать ради одной только к Нему любви. Ибо хотя бы Он тебе такой любви и не показал (но выше изъяснено, как велика Его к тебе любовь), однако обязан ты Ему, как раб Господу своему, угождать, и исполнять Его волю. Ведь рабы господ своих, подданные монархов своих и без всяких наград приказы исполняют, а когда не исполняют, то принимают наказание, как рабы непослушливые.
    Мы же Владыке своему Христу, Сыну Божию, дважды обязаны, как Господу своему и Царю, и как Благодетелю. Как Господу рабское повиновение и послушание, как Благодетелю любовь и благодарность должны оказывать. А если этого не сделаем, то явимся Ему как Господу рабами непотребными и непокорными, а как Благодетелю — неблагодарными. И так за непослушание и неблагодарность снова той казни, от которой Он нас чудесно избавил, даже большей будем повинны, как презревшие такую благодать.
    Итак, испытай и рассмотри всякий сам себя: оказываешь ли Ему послушание как Господу, благодарность и любовь как Благодетелю; и если этого не исполняешь, очувствуйся, обратись, прибегни к Нему с умиленными слезами и кайся Ему. Жалей о непослушании и неблагодарности и проси у Него прощения. Он, как Милостивый, Долготрепеливый и Человеколюбивый, примет тебя снова и, как оный отец блудного сына, обнимет и не помянет твоих грехов. А впредь, памятуя Его благодеяния, берегись Его раздражать, чтобы Он тебя совсем не отринул от Себя. Аминь.

    Оглавление   
СЛОВО НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО. (О том как найти Христа Спасителя.)


    Мы нашли Мессию, что значит: Христос. (Ин 1:41)
    О голос, всяких радостей и веселий исполненный: Мы нашли Мессию! Брат брату, апостол апостолу, первозванный Андрей теплейшему Петру возвещает: Мы нашли Мессию. Обрели Мессию, Богом Самим обещанного.
    Обрели Мессию, пророками проповеданного.
    Обрели Мессию, законом и патриархами проображенного.
    Обрели Мессию, многие годы с великим желанием и воздыханием ожидаемого.
    Обрели Мессию — чаяние народов.
    Обрели Мессию, Которого все, как земля, жаждущая воды, как сидящий во тьме света, как в темнице заключенный избавителя, как немощный врача, как овцы заблудшие пастыря, желали.
    Обрели Мессию, Которого многие пророки и цари хотели видеть, и не видели, слышать, и не слышали (Мф 13:17).
    Обрели Мессию и видим, и наслаждаемся беседой Его, которая слаще меда.
    Видим уже Бога в Человеке, Творца в твари, Владыку в образе раба.
    Видим Царя Небесного на земле, видим мертвых воскрешающего, прокаженных очищающего, слепым прозрение и глухим слух дающего.
    Слышим от Него весть приятную — покаяние, отпущение грехов, царствие небесное приближающееся.
    О, сколь блаженны вы, Петр и Андрей святой с другими, братией вашей, что такое неоцененное сокровище обрели! Блаженны очи ваши видевшие, и уши ваши слышавшие, и руки ваши осязавшие слово жизни (Мф 13:16; 1 Ин 1:1). Но скажите и нам, апостолы святые, любезные наши учителя: где нам такое сокровище обрести? Хотим и мы обрести его. Ибо если и обрели его Крещением святым, но опять — о крайняя бедность наша! — нерадением нашим потеряли неоцененное то сокровище. «Ищите, — говорят они, — и найдете» (Мф 7:7).
    Итак, поищем, слушатели, его, с прилежанием поищем, ибо без него крайне бедное и окаянное наше житие. Поищем Того, с Которым и несчастье — счастье, и даже плач весел, слезы радостны. Поищем Того, с Которым все благополучие, все блага временные и вечные обретем. Да где же нам Его искать? Знаем мы, что Он там не живет, где царство свое распространяют славолюбивые и лукавые Ироды, которые столько душ погубить, столько крови пролить не страшатся, чтобы временной чести не потерять, но Он спешно бежит оттуда, бежит, говорю, оттуда, где Его Самого и ради Него подобных Ему незлобивых хотят умертвить. Не живет там смиренный и кроткий Иисус, Спаситель наш, где гордость и высокоумие жилище свое имеет. Не общая ли пословица есть, что подобный с подобным дружит? Нищий с нищим, богатый с богатым, благородный с благородным общество находит. Нигде не увидишь того, чтобы трезвый с пьяницей, воздержанный со сластолюбцем, праведный с неправедным, щедрый и подающий много с похитителем водился, но один от другого бегает, поскольку черное к белому не пристает, сладкое с горьким не ладится, свет с тьмой участия не имеет.
    Так и Христу, кроткому и смиренному сердцем (Мф 11:20), нет места там, где гордостью и высокоумием надменные сердца высоко возносятся и много о себе мечтают. Нет Ему и там места, где злоковарные лисы норы имеют. Не может поместиться Предвечная Истина с лестью, коварством, обманом, пронырством и двоедушием, которое на языке мед, а в сердце желчь носит, которое словом мир обещает, а делом меч готовит, которое устами приближается, а сердцем далеко отстоит (Ис 29:13; Мф 15:8), которое устами приветствует, лобызает, поздравляет, говоря: «Радуйся!» — а на деле о цене сговаривается, в руки вражьи предать замышляет, к бесчестию, поношению, оплеванию, поруганию, ко Кресту и смерти путь устилает. Оставляет Он такого, столь лестного Иуду. Не хочет как агнец с лисом тем вместе пребывать, и от числа избранных Своих овец отлучает его.
    Отходит Он и от того места и ученикам Своим избегать его повелевает, где проповедников Его гонят: Когда же, — говорит, — будут гнать вас в одном городе, бегите в другой (Мф 10:23). Отходит, говорю, оттуда, где Евангелие Его, проповедь Его святую вымыслом, царство вечное, Им проповеданное, басней считают, где грех за игрушку ставят, где с душой своей так разглагольствуют: Душа, ешь, пей, веселись, имеешь богатства много (Лк 12:19).
    Не сыщем Его и там, где нечистые духи место себе убранное и украшенное имеют, духи ненависти, злобы, зависти, духи блудодеяния, прелюбодеяния, вражды. Что общего у света с тьмою и у Христа с велиаром (2 Кор 6:14— 15)? Не сыщем, говорю, да и искать незачем, да не услышим и мы того, что женам-мироносицам, ищущим Его среди мертвых, сказано: Что вы ищете Живого между мертвыми (Лк 24:5)? Ибо мертвецы — все вышесказанные, мертвецы непогребенные, одной ногой по земле, а другой во вратах адовых ходящие.
    Что же нам делать? Куда обратиться? Где нам Света нашего, Сокровища нашего искать? А непременно Он где-нибудь между рабами Своими есть. Ибо если и взошел на небеса, и сидит одесную Бога Отца, однако обещал не разлучаться и с земными: Я с вами, — говорит, — до скончания века (Мф 28:20). Итак, поищем прилежнее, возжегши свечу, по подобию евангельской вдовицы (Лк 15:8), и тогда обретем. Господи, яви нам зрак лица Твоего! Равви, сладчайший наш Учитель, где живешь (Ин 1:38)?
    Придите, говорит, и видите. Ах, слышим, слышим глас сладчайшего нашего Учителя, слышим: Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф 18:20). Вот где Он нам отзывается, вот где жилище, где покой Свой имеет сладчайший Свет наш. Где, — сказал, — двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них. Там, — говорит Он, — место покоища Моего, где двоих или троих любовь искренняя, любовь нелицемерная соединяет: Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.
    Но и тут заметить должно, слушатели, что не просто собранные Христа сожительствующим себе имеют, но собранные во имя Его святое. Ибо многие собираются, но не во имя Его. Собирались некогда Анна и Каиафа с духами фарисейскими, но не во имя Христово, а на Христа. Собирались Ирод и Понтийский Пилат, но на Христа, один — на бесчестие, на укоризну, на поругание, а другой — на убийство соглашаясь. Собираются и ныне блудник с блудницею, вор с вором, разбойник с разбойником, пьяница с пьяницей, похититель с похитителем, однако не во имя Христово, но на Христа. Ибо все они и им подобные, поскольку заповеди Его святые разрушают, на Христа собираются. Кто, — сказал Он, — не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает (Мф 12:30).
    Итак, далеко и от этих беззаконных сборищ, и от иудейских сонмищ отходит Сладчайший Иисус. Да где же Он? Где собраны во имя Его святое, там почивает Он, там покоище Его, где любовь христианская. А что такое любовь христианская? Это та, которая, как учит святой апостол, долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит; никогда не перестает (1 Кор 13:4— 8). Вот любовь христианская, тут и Христос, как в прекрасной палате, обитает. Вот где нашли мы Христа, слушатели, отыскали посреди любви христианской.
    Теперь один только труд нам остается — как бы Его в дом наш призвать. Но знаем мы, что Он и нищим домом не гнушается. Он уклоняется и к мытарям, когда Его с подобающим желанием зовут, даже и при дверях стоит и стучит: Вот, стою, — говорит Он в Апокалипсисе, — у дверей и стучу: если кто услышит голос Мой, войду к нему, и буду вечерять с ним (Откр 3:20). Он ради нас в Девическое вселился чрево и Плоть от чистой Ее крови Себе исткав, родился чудесно. Он ради нас не возгнушался скотскими яслями, в которых, как Младенец, пеленами повитый, быть положен изволил. Не возгнушается и нашим подлым домишком, когда со смирением Его попросим, потому что Милостив и Человеколюбив, и на смиренное прошение преклоняется. Преклонится и к нашему смирению. Припадем только к Нему, подражая благоразумным волхвам (Мф 2:1—12).
    Припадем к Нему, не пеленами уже повитому, но на Престоле славы с Отцом и Духом сидящему. Вместо золота, Ливана, смирны, сокрушенное и смиренное прошение принесем. А поскольку, как сказано, упокоевается Он в любви христианской, то прежде себя ею оградим и предуготовим. Видя брата нашего алчущего, напитаем его; видя жаждущего, напоим; видя нагого, оденем; видя странствующего и не имеющего крова, в дом введем и угостим его; видя болящего, посетим, утешим, и послужим ему; окажем любовь и в темнице сидящему и чем сможем послужим ему. Одним словом, возлюбим братию нашу так, как самих себя.
    Таким образом устроив себя, припадем к Нему, и со смирением попросим Его так: Царю Небесный, Сыне Божий, воплотиться нас ради грешников изволивший, умилосердись над нами, не возгнушайся нами, грешными и смиренными рабами Твоими. Знаем мы, что Ты ради нас, рабов Своих, в рабий образ облекся, нам уподобился во всем, кроме греха, и так с нами, нищими, нищим был, с нами, немощными, немоществовать, с нами, плененными и странными, в юдоли сей плачевной странствовать, с нами, бедными, бедствовать, с нами, плачущими, плакать, а далее за нас один за всех пострадать и умереть изволил, чтобы нас так чудесно привести к Твоему Бессмертному и Безначальному Родителю. Ты Сам, Господь наш, к нам, рабам Своим, в рабском образе пришел, потому что мы к Тебе прийти не могли. Ты Сам, Бог, Создатель наш, к созданию Своему приступил, поскольку к Тебе приступить мы не имели дерзновения, и так нам к Тебе дерзновение подал. Не возгнушайся же и ныне окаянством нашим.
    Знаем мы и Твоей благости от сердца признаем, что ничего мы не можем Тебе за это принести. Ангелы Тебе приносят пение, небеса — звезду, волхвы — дары, пустыня — ясли. А мы что? Нет ничего, ибо все, что и имеем — Твое. Твои и мы, Твой мы храм, Твоими руками созданный, Твоей пречистой Кровью возобновленный, но ах — увы нам — снова окаянной нашей волей растленный и сотворенный непотребным для Тебя, Господа и Бога нашего.
    А наше что? Грехи наши — это наш собственный плод, это наше исчадие, ими мы богаты, ими мы, как бременем, отягощены, это бремя тяжкое носим без стыда. Однако со страхом и смирением приходим к Тебе. Приходим к Тебе, как к агнцу Божию, вземлющему грехи всего мира (Ин 1:29), и с этим бременем храм сей телесный, весь оскверненный, перед стопами Твоими повергаем и, по подобию евангельской блудницы, умными устами с умилением касаемся пречистых Твоих ног (Лк 7:46), и, не смея, как мытарь, к Тебе очей наших возвести (Лк 18:13), из глубины зовем: Агнче Божий, возьми бремя наше тяжкое греховное и, яко милостив, ущедри нас.
    А так мы, убогие и окаянные, вместо дара представляем Тебе Матерь Деву Чистую, Тебя, Бога, нам родившую, Которые дотойнее всех тварей небесных и земных, Которую Ты Сам Себе, как Дар благоприятнейший, от всего рода человеческого изволил избрать. Ее представительством помилуй нас; возобнови вновь вседейственною Твоею благодатью растленный храм наш, очисти его огнем Твоим невещественным.
    Сердце чисто созижди в нас, Боже, и дух прав обнови во утробе нашей (Пс 50:12), и так прииди и вселися в ны, и Ты один царствуй в нас и над нами с Отцом и Пресвятым Твоим Духом, никому не попуская владеть нами. Тогда и мы с радостью и весельем воззовем: Мы нашли Мессию, что значит: Христос. Аминь.

    Оглавление   
СЛОВО НА НОВЫЙ ГОД. (О покаянии.)


    Покайтесь. (Мф 4:17)
    Всякий, надеюсь, слыша это предложение: покайтесь, — удивляясь, в уме своем так помышляет: «Вот что нам проповедник сей ныне предлагает. Праздник ныне весел и светел всем, все ныне друг друга с новым годом поздравляют, а он печаль нам предлагает: покайтесь. Празднуем мы в сей день, во-первых, обрезание по плоти Спаса нашего Иисуса Христа, которое Он Сам некогда через верного Своего раба Авраама узаконил на пользу людей Своих. Во-вторых, совершаем память великого светила вселенной, свт. Василия Великого. В-третьих, начинаем новый год, 1765-й от Рождества Христова. Все эти обстоятельства требуют веселости, требуют поздравления, а он нам печальную материю предлагает: покайтесь. Обстоятельства дня праздник предполагают, а он нам налагает пост: покайтесь. День велит веселиться, а он нам советует плакать: покайтесь. Так, уповаю, всякий, взирая на меня, и в себе помышляя, на меня негодуя, говорит.
    Не не знаю и я, возлюбленный слушатель, не не знаю, что три вышеназванные обстоятельства светлый нам составляют праздник, не премину и я счастью твоему порадоваться, и с новым годом и счастьем новым поздравить. Но если рассудим силу слова сего: покайтесь, — то оно очень дню этому сходно нам покажется. Возьмем только с помощью Божией его себе в рассуждение, и подумаем, как кто новый год начинает, и тогда подлинно увидим истину.
    Для человека христианина одно только несчастье, одна беда есть, по словам святого Златоуста, — Бога прогневать. Ибо для христианина одно только зло — душевное зло, одно только несчастье — которое от гнева Божия последует. Гнев же Божий вызывает преступление святых Его заповедей. Находящиеся в гневе у Царя земного только телесное несчастье претерпевают, то есть или казнь смертную, или ссылку, или отнятие имений, или лишение чести, или телесное наказание, или иное какое. Несчастье то для души безвредно, чаще же и полезно бывает, ибо человек им может очувствоваться, и так спасение получить вечное.
    В гневе же у Бога, Царя Небесного, находящиеся, душевному и телесному подпадают несчастью. Ибо прогневавших Бога ожидает вечная мука в будущем веке, в которой и душой, как и телом будут мучиться без конца: червь их не умирает и огонь не угасает (Мк 9:44, 46), — по слову Христа. А здесь, в мире сем, мучает их совесть, грехами раздраженная, это мучение человеку бедному хуже ссылки, темницы, нищеты, бесчестия, болезни.
    Народ простой и всякий, кто не знает своей пользы, несчастьем своим считает, когда находится в болезни, в изгнании и в прочих сим подобных, от Бога посылаемых наказаниях, и, напротив, думает, что тот счастлив, кто в здравии, в богатстве, в чести, в славе и прочих мира сего благах процветает. Правда, это относится к телу нашему, и я о том не спорю, что относится к внешнему человеку, и я в том же благополучие признаю. А так как человек из двух частей состоит, из души и тела, то и благополучие двоякое бывает, душевное и телесное.
    Душевное благополучие — это совесть спокойная, мирная, радующаяся о Боге, Спасе своем, на земле небесное веселье чувствующая, в темнице, в узах, в нищете, в бесчестии, в ранах, в изгнании, в болезни, в слезах веселящаяся. Телесное благополучие — это здоровье тела, честь, богатство, слава, насыщение, увеселение, и прочее. Но часто бывает так, что тело счастливо, да душа несчастлива; тело здорово, да душа нездорова; тело в богатстве, да душа в нищете; тело в чести, да душа в бесчестии; тело веселится, да душа сетует; тело радуется, да душа унывает; тело процветает, да душа истлевает; тело застольничает, да душа голодает; тело благоухает, да душа злосмрадную вонь издает. Также, напротив, бывает то, что тело в злополучии, а душа в благополучии; тело в печали, а душа в радости; тело в нищете, а душа в богатстве; тело алчет, а душа насыщается; тело смердит, а душа благоухание издает, Богу приятное, как о том и апостол Павел написал некогда: Если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется (2 Кор 4:16). Внешним человеком называет здесь Павел святой тело, а внутренним — душу.
    А такое редко бывает, чтобы человек и душой, и телом был счастлив. Ибо мир как любителей своих жалует, упокоевает, прославляет, так тех, кои ему не сообразуются, злобой его и прелестями его гнушаются, ненавидит, беспокоит, гонит. Все, — говорит апостол Павел, — желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы (2 Тим 3:12). Итак, если кто в душевном и телесном счастье препроводил прошедший год, и новый начинает в том же счастье, о, как он благополучен! Как благополучно год проводил! Как благополучно новый начинает! Сорадуюсь и я такому его благополучию, хотя и сам его не имею. А притом с благополучным окончанием прошедшего и с началом нового года поздравляю, и желаю ему в том Божием благословении, и даже в большем, день ото дня, год от году во славу Божию процветать.
    Его, так благополучно и весело начинающего новый год, слово мое, в начале речи моей положенное: покайтесь, — не касается.
    А если кто в злополучии телесном, да в благополучии душевном прошедший год прожил, и так новый год начинает, — и его благополучию сорадуюсь я, поздравляю и его с тем счастьем, объявляю и ему свое желание, чтобы он и телом благополучен был, если благополучие обоих, и тела, и души, поместиться может. А если не может, как и подлинно редко бывает, то я того же одного только и впредь ему благополучия желаю, которое доселе имел, да еще и умножить данный ему сей талант терпения, да так бедному лучше будет войти в жизнь вечную, нежели счастливому по телу быть вверженным и душой, и телом в геенну огненную, по слову Христову (Мк 9:43,45). Ибо лучше с нищим Лазарем и ранами смердящим на гноище умереть, да быть отнесенным Ангелами на лоно Авраамово в вечную радость, нежели с богатым, одетым в порфиру и виссон, среди певцов и музыки окончить жизнь, да в ад низвергнутым быть, и в вечном пламени страдать (Лк 16:19—25).
    Но и до него вышесказанное слово: покайтесь, — не простирается. Ибо они, как праведные, по слову Христову, не требуют покаяния (Лк 15:7), так как не здоровые, как тот же Небесный Учитель учит, имеют нужду во враче, но больные (Мф 9:12).
    Ежели кто телом счастливо, а душой бедственно прошлый прожил год, и так начинает новый: о, как бедственно начинает! Что пользы от телесного счастья, которое как цвет скоро увядает, как пар ненадолго является и потом исчезает, — что, говорю, пользы, столь маловременным, или лучшее сказать, мнимым счастьем красоваться, а душевного, истинного, постоянного, никогда неотъемлемого не иметь? Но кто и так несчастливо проводил год, я и того поздравляю с окончанием прошлого года. Я и ему сорадуюсь, да только не в том, что он так неблагополучно проводил время, но в том, что ему Бог, ожидающий обращения всех, покаяния и исправления, до сего времени дожить потерпел, не по правосудию Своему, но по Своему долготерпению. Да и совет даю ему, чтобы он со всем усердием Божие милосердие благодарил, что не судил ему Господь по делам его, что не по беззакониям его сотворил с ним, ни по грехам его воздал ему. Ибо многих по согрешении тотчас казнь Божия постигла. Жена Лотова оглянулась стала соляным столбом (Быт 19:26). Дафан и Авирон на Бога и на Моисея, раба Его, возроптали, и живыми землею были поглощены (Числ 16:31—32). Анания и Сапфира солгали Духу Святому, и внезапной смертью поражены были (Деян 5:3, 5). Эти примеры на ум приводя, пусть благодарит Господа, что тогда же не получил наказания.
    Вот, слушатели, таковым, столь несчастливым, средство счастья, как немощным врачевство покаяния предлагаю: покайтесь! Так несчастливо проводившим год и начинающий новый год, слово Христово: покайтесь, — представляю. Уповаю, и вы сами признаете, что слово это: покайтесь, — прилично и благовременно при начале нового года предлагается, если рассудите, что есть покаяние. Ибо покаяние — это омерзение прежнего грехолюбивого жития, и исправление нового, по закону Божию управляемого.
    Так, например, кто доселе был пьяницей и прочих сластей любителем, тому надобно воздержанным быть. Кто в плотских нечистотах валялся, как свинья в болоте, тому, отринув сих страстей неистовство, надобно чистоту телесную и душевную возлюбить, то есть не только тело не осквернять, но и ум от помыслов скверных хранить. Кто в ссоре и вражде с ближним житие свое доселе препроводил, тому надобно примириться, и со всеми, в том, что касается его, иметь мир, — по словам апостола (Евр 12:14), с ненавидящими мир быть мирным, — как говорит Псаломник (Пс 119:6). Кто был мздоимец и похититель, тому должно руки свои удержать и от окаянного грабительства, и от злособранного сокровища, как сделал мытарь Закхей, половину раздать нищим, а кого обидел, вчетверо возвратить. Тогда и он услышит глас Христов: Ныне пришло спасение дому сему (Лк 19:8—9).
    Кто злоречивым языком имени ближнего касался и так славу его терзал, тому надобно язык свой привязать, и не попускать более ему говорить, разве только ради славословия Божие, на пользу и созидание ближнего. Если же к злоречию так привык, что не может от него отстать, то я ему здравый совет даю такой: пусть он обратит язык свой на себя, сыщет у себя, что судить, что порочить и что злословить; пусть представит сам себе грехи свои, которые от самого младенчества совершил, и за них поносит себя как хочет; пусть обратит злоречие свое на глаза, которые на чужие пороки смотрели, и этим к осуждению приводили, и прочих грехов виновными были; пусть обратит его на уши, что скверные песни, клеветы на ближнего слушали. Пусть злословит язык свой, что праздное и мерзкое слово болтал, что ближнего осуждал, порочил, злословил, честь терзал. Пусть злословит руки, что чужое имение грабили. А во-первых, волю свою окаянную и необузданную пусть укоряет, что она всех зол виновной бывает. Ибо только это злословие ему полезно будет, а ближнего да не дерзает осуждать. Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает, — по словам апостольским (Рим 14:4).
    Так и прочие грешники оставить должны грехолюбивый нрав свой, и начать новое, противоположное прежнему, житие. Должны уклониться от зла, по совету Псаломника, и сотворить благое (Пс 33:15), да притом и о прежде содеянных злых делах Бога Милосердного слезами и говением умилостивлять, жалеть, что страсть свою, как идола какого, любили, больше, нежели Бога, тварь больше Творца, к созданию сердца прилагали более, чем Создателю.
    Вот что такое покаяние, слушатели! Грешникам, новый год начинающим, прилично слово: покайтесь. Итак, празднуя, — грешникам говорю, — Господне по плоти обрезание, обрежьте сердца ваши от похотей лукавых, отсеките страсти бесчестия. А совершая память великого учителя, который и словом, и делом приводил всех к покаянию, послушайте его учение: покайтесь. А новый год начиная, новую начните жизнь: покайтесь. Доселе Бог Преблагой вам терпел, ожидая вашего обращения, терпел, что вы Его не слушали, что вы закон Его разоряли, а впредь стерпит ли, не знаю, и ничего о том не говорю, а только предлагаю грешникам некающимся слова Самого Бога.
    Христос Бог, когда пришли некие и сказали Ему о бедствии галилеян, кровь которых Пилат смешал с жертвами их, так сказал им: Думаете ли вы, что эти галилеяне были грешнее всех галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете. Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам, но, если не покаетесь, все так же погибнете (Лк 13:2—5). Через Псаломника так грозит: Если не обратитесь, то Он оружие Свое изощрит, лук Свой Он натянул и приготовился его, и в нем приготовил орудия смерти (Пс 7:13— 14). Через Исайю и того страшнее к сынам Израилевым гремит: Бысте Ми в сытость, ктому не стерплю грехов ваших (Ис 1:14), то есть «до сытости Я вам терпел, но уже не стало у Меня терпения; более не стерплю грехов ваших, но по делам вашим воздам».
    Итак, убойтесь, грешники, гнева Божия, покайтесь, да не погибнете. Обратитесь, пока из лука Своего натянутого стрел не испустит, прибегните со слезами к Нему, пока еще терпит. Покайтесь, обновитесь, новый год начиная. Се ныне время благоприятно, се ныне день спасения, — говорит апостол (2 Кор 6:2). Омойтесь, и чисты будете, — восклицает пророк Исаия. Отнимите лукавство от душ ваших перед очами Моими, прекратите лукавство ваше, научитесь делать добро. Ищите правды, избавьте обидимого, защитите сироту и оправдайте вдовицу (Ис 1:16—18): покайтесь. Приблизьтесь к Богу,— увещевает вас апостол Иаков, — и приблизится к вам; очистите руки, грешники, исправьте сердца, двоедушные. Сокрушайтесь, плачьте и рыдайте; смех ваш да обратится в плач, и радость — в печаль. Смиритесь пред Господом, и вознесет вас (Иак4:8—10). О Христе молим, — так молит нас, о бедные грешники, сосуд избранный пронести имя Христово, учитель вселенной святой апостол Павел, — о Христе молим, и как бы Сам Бог молит через нас; итак, о Христе молим: примиритесь с Богом. Ибо Не знавшего греха Он сделал для нас Жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом (2 Кор 5:20—21).
    Итак, послушав этих богодухновенных и великих учителей, начните новый год с новой жизни. В этом деле будьте мудры как змея, которая, когда состарится, проходит сквозь тесное место, и так старую с себя снимает кожу, как повествуют естества описатели. Так и вы, отбросив грехолюбивое пространное житие, вводящее в пагубу, и избрав тесный путь, который один только вводит в жизнь вечную, совлекитесь ветхого человека с делами его и облекитесь в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его (Кол 3:9—10).
    А если так начнете новый год, о как благополучно начнете, а еще и того лучше, когда, так начав, и окончите! Ибо не всякий, кто начинает хорошо, хорошо и оканчивает. Я вам и себе, как этот, так, если Бог изволит, и прочие следующие годы, так начать и прочее время жития в сем душеполезном обновлении препроводить, и так христианскую кончину получить желаю, чего каждый день неоднократно у Преблагого и Милосердного Бога в Церкви просим. Аминь.

    Оглавление   
СЛОВО О СЫРНОЙ СЕДМИЦЕ. (О праздновании Христианских праздников.)


    О сырной седмице, которую простые люди называют масленицей, любви вашей умыслил я предложить краткое слово, хотя казалось, и не нужно было бы этого предлагать. Ибо святая Церковь в своих песнях, всю ту седмицу поющихся, ясно всем показывает, что она есть и как ее должно проводить. Но так как многие, или не внимая песням тем, или слепотой и застарелой привычкой влекомые, не так, как христианская должность требует, проводят ее, потому словом этим яснее о ней вознамерился рассказать. Понуждает меня к тому должность моя, которая в таких случаях не велит молчать, но настоять вовремя и невовремя (2 Тим 4:2).
    Знаю я и то, что слово мое многим не понравится, ибо хочу бесчинное празднование масленицы опровергать и искоренять, поскольку паздновать масленицу — обычай, хотя и порочный, но застарелый и с любовью хранимый. Но притом объявляю, что хотя и неприятно предложение, однако, надеюсь, что полезно. Лекари говорят, что горькая пища неприятна, да для желудка полезна. Соль горька, но червей выгоняет и гнилости не допускает. Лекарство, хотя и горькое, да принимаем для сохранения здоровья нашего. Так и обличительное слово страстной плоти нашей не любо, да душе полезно. Послушайте же, да со вниманием послушайте.
    Слово это не касается тех, кто памятуя, что они — христиане, по своему долгу поступают. Ибо они, как благодатью Христовой здравые, не требуют врачевства. Но их молю щедротами Божиими, чтобы немощнейшей братии советом и молитвами помогали, по примеру того, как делают люди, когда хотят общий погасить пожар. Ибо какой больший может быть пожар, как не тот, на котором души человеческие беззаконием, как пламенем поедаются?
    Хорошо знаете, слушатели, вы сами, и бесспорно признаете, что масленицы почти все ожидают так, как какого знатного праздника, почему к празднованию ее заранее готовятся, а как приблизится, варят пиво, мед, покупают вино. В самое ее празднование люди обоего пола одеваются в лучшее платье, жены, кроме того, украшают, или, лучше сказать, портят лица свои различными красками на прельщение юных сердец, и уже из естественной красоты делают притворную личину. Приготовляют и всякое, какое кто может, богатое кушанье, пироги, конфеты и всякие закуски, которыми украшают столы. Так приготовившись, друг друга в гости зовут, друг друга посещают.
    Чего тут примечать? Собралась компания, последует опустошение бутылок, стаканы и бокалы никогда не иссыхают. Бывает здесь поздравление: «Здравствуй, братец, или сестрица, с масленицей!» От такого поздравления следует бесчувствие. А далее чем еще веселье сему праздничку делают? Не держится зло между стенами, не скрывается в домах, выходит на публику, является на улицах, площадях, на дорогах, и бывает зло сугубейшее, зло соблазнами. Тогда бывают непрестанные скачки на лошадях. Тогда одни за другими, словно привязанные следуют, протягивается долгий обоз, как веревка соблазнов.
    К этим забавам присоединяются и другие, не меньшие. Тут возносятся кличи, песни, а в другом месте кулачные бои производятся, где-то драки, брани, сквернословие слышится. И так кажется, что сам воздух соблазнами человеческими преисполнен, шумит. А что в ночи, что в тайных и сокровенных местах делается, о том и не говорю. Ибо о том, что они делают тайно, стыдно и говорить (Еф 5:12).
    Вот как масленица празднуется, слушатели! Стыд лицо мое покрывает, когда я о таком праздновании говорю. А притом думаю, что так празднуют те христиане, возрожденные водой и Духом, чающие воскресения мертвых и жизни будущего века. Болезнь и жалость сердце сокрушает, что таким празднованием вера святая и благочестивая порочится. Страх и трепет содрогает члены мои, когда я пред умными глазами моими представляю праведный и страшный Божий суд.
    Я уповаю, что и вы, слушатели, то же чувствуете. Но когда еще увидите, что есть масленица, или седмица сырная, то уповаю, что праздник такой омерзеет вам. О, дал бы то Преблагой Бог! А что она есть? О том мать наша святая Церковь припевает нам, как младенцам своим, в песнях своих, на той седмице певаемых. Ибо в одном месте она так нам по-матерински поет: «Отверзошася божественнаго покаяния преддверия; приступим, усердно очистивше телеса, брашен и страстей отложение творяще, яко послушницы Христа», и прочее. А в другом месте так: «Светлая предпразднества воздержания, светлая предпутия поста днесь». В другом месте: «Се время покаяния, предпразднественный сей постов вход». И еще: «Постов входы и преддверия вси да не оскверним зде невоздержанием и пиянством».
    Вот и слышим же мы из песней святой Церкви, и знаем, что такое масленица, а именно — начало, или преддверие святого Великого поста. Ибо и пищу некоторую, как-то мясо, употреблять, и браки венчать запретила. В среду и пятницу Литургии быть не дозволила ради поста, и пищи и пития повелела воздержнее касаться, чтобы понемногу привыкать к постному подвигу. И потому христианам, как истинным сынам Церкви, должно в ту седмицу намного воздержнее во всем поступать, нежели в предшествовавшие дни, хотя такое воздержание и всегда похвально.
    Что ж, так ли делается? Слышали вы, да и сами знаете, не для чего того более повторять. Слушают ли христиане сладкие и любезные песни матери своей Церкви? Ах, жалко! Ах, стыд нам! Сыновей родила, — простирает она Божий и жалобный глас, — сыновей родила и возвысила, они же отверглись Меня. Сыновей родила купелью пакибытия, напоила молоком Божия слова, воспитала Таинствами веры, одела одеждой нетления, утвердила надеждою вечной жизни. Слушай, небо, и внимай, земля: сыновей родила и возвысила, они же отверглись Меня (Ис 1:2). А как отверглись сыны эти матери своей, слышите. Она приказывает в эти дни более благоговеть, а они более бесчинствуют. Она приказывает воздерживаться, а они более страстям предаются. Она определяет пост, а они более объедаются и пьянствуют. Она приказывает очищать телеса и души, а они более оскверняют. Она приказывает страсти отлагать, а они более прибавляют. Она предлагает покаяние, а они более свирепеют. Она велит сетовать о содеянных грехах, а они более прибавляют. Она повелевает плакать, а они более утешаются. Она велит умилостивлять Бога, а они более прогневляют.
    Ах, справедливая жалоба! Сожаления и плача достойный глас! Сыновей родила и возвысила, они же отверглись меня. Слушай, небо, и внимай, земля! Сыны, мать свою отвергнувшие, христиане, Церкви Христовой не слушают, христиане, отвергшиеся сатаны и всех дел его, снова к делам его обращаются. Жалостное дело, слушатели, да и страшное! Поскольку кто Церкви не слушает, тот, по слову Христову, как язычник и мытарь (Мф 18:17). И опять повторяю: кто Церкви не слушает, тот не сын Церкви. Кто не сын Церкви, тому Христос не Пастырь. Кому Христос не Пастырь, тот не Христова овца. Кто не Христова овца, тот напрасно ожидает вечной жизни. Потому что Христос-Пастырь только Своим овцам обещает жизнь вечную: Овцы Мои, — говорит, — слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную (Ин 10:27-28).
    Вот, слушатели, к чему приводит бесчинное празднование масленицы! Да и само празднование масленицы выше описанным образом есть дело языческое. Был у язычников ложный бог, изобретатель всякого пьяного питья, по-гречески называемый Вакх, или Дионисий, по-римски Ливер, по-египетски Осирис. Этому скверному божку язычники учредили особенные ежегодные праздники, которые и доныне по их наименованию называются вакханалиями. Они эти праздники во всяких бесчиниях, играх, пьянствах и скверностях проводили. Смотрите, не так ли и христиане масленицу проводят, да и прочие празднуют праздники?
    Не для чего в полдень свет показывать, сами видите. А я еще подтверждаю, что тот, кто масленицу в вышеописанных бесчиниях провождает, тот явным преступником Церкви бывает, и как бы упорно против нее стоит, и показывает себя недостойным и имени христианского.
    Знаете вы, слушатели, какими масленица или сырная седмица ограждена днями? Какое ее начало и какой конец? Начинается она в первый день после недели мясопустной, в которую Церковь святая творит воспоминание Страшного Суда Христова, чтобы в страх и чувство нас привести. Тогда Евангелие святое проповедует, что придет Сын Человеческий во славе Своей, и все святые Ангелы с Ним. Придет Тот Судья Страшный, Который сердца и утробы испытывает, от гнева и ярости Которого вся тварь вострепещет, небо потрясется, солнце во тьму перейдет, и луна не даст света своего, звезды небесные спадут, горы растают, и самый ад поколеблется. Тогда скажут горам: Падите на нас, и холмам: покройте нас от лица Сидящего на Престоле, и от гнева Агнца (Лк 23:30; Откр 6:16).
    Возвещается, что тогда, перед этим Страшным Судьей соберутся все народы, и отделятся друг от друга, как пастырь отделяет овец от козлов (Мф 25:32). Представляется, что тогда овцы, то есть праведники, по правую сторону от Страшного того Судии, а козлы, то есть, грешники по левую сторону будут поставлены.
    Тогда слышится находящимся по правую сторону голос вожделенный Судии Праведного: Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира (Мф 25:34). Тогда как гром возгремит и всех в трепет приведет страшное прогневанного Судии изречение к сущим по левую сторону от Него: Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его (Мф 25:41).
    Тогда всем воображается, что на небе отверзаются обители Отца Небесного, являются чертоги Царя славы украшенные, представляется великая вечеря, увеселяющая бесконечно, открывается преславный брак Агнчий, а внизу протекает река огненная, разверзает ад уста свои, отворяются темницы вечные, показываются места плача, и видится, что идут сии, то есть грешники, в муку вечную, праведники же в жизнь вечную (Мф 25:46).
    Идут, но не равно: одни с плачем и рыданием неутешным, другие — с несказанной радостью. Тогда показывается, что один берется, а другой оставляется (Мф 24:40). Сын берется, а отец оставляется; жена берется, а муж оставляется; дочь берется, а мать оставляется: раб берется, а господин оставляется. Сын с отцом, жена с мужем, дочь с матерью, брат с братом, друг с другом разлучаются, на веки бесконечные разлучаются, но в различные места: одного небо, а другого ад, одного обитель Отца Небесного, а другого геенна огненная, одного чертог Царя славы, а другого темница преисподняя воспримет.
    Один входит в жизнь вечную, а другой вечной предается смерти. Один идет в радость Господа своего (Мф 25:21, 23), а другой в неутешный плач. Один — в пресладкое сожитие патриархов, пророков, апостолов, мучеников и всех святых, а другой с мрачными демонами и им подобными грешниками вселяется. Одного любезно встречают и принимают Ангелы, а другого немилостиво влекут злобные духи.
    Тогда праведники, — по Христову слову, — воссияют, как солнце, в царстве Отца их (Мф 13:43). Тогда царствие благолепия примут, и венец красоты от руки Господней, — как Премудрость объявляет (Прем 5:16). Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: ибо Агнец, Который среди Престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их, — по откровению святого Иоанна Богослова (Откр 7:16—17).
    Тогда будут люди Господни жить в жилище покоя, и в храминах безопасных, в покоищах премирных, по пророчеству Исаии (Ис 32:18). Тогда Сам Бог обещает утешить их: Как мать утешает дитя свое, так Я утешу вас (Ис 66:13). И далее: Слуги Мои будут есть и пить, и от радости сердца восклицать (Ис 65:13—14). Тогда возвратятся искупленные от Господа, придут в Сион с восклицанием. Вечная радость будет на главах их, постигнет радость и веселие, отбежит болезнь, печаль и воздыхание (Ис 35:10). Тогда праведник станет в дерзновении многом, и от радости возопиет: Да возрадуется душа моя о Господе, ибо Он облек меня в ризу спасения и одеждой веселия одел меня, как жениху возложил венец и как невесту украсил меня красотою (Ис 63:10).
    Тогда наконец начнется пресладкая праведных в небесном чертоге музыка, и во веки веков восхвалят Божию благость. О радость неизреченная! О утеха бесконечная!
    Тогда и отчаянные грешники начнут свою плачевную вечность, начнут, и всегда, без конца начинать будут: Взыщут смерти, и бежит от них. Обымет их, во-первых, печаль и воздыхание, что небесных лишились благ, лицезрения Божия удалились, и что все эти блага ради маловременной сласти потеряли. К печали той неизреченное чувств мучение присоединится: огонь окружающий и нестерпимо опаляющий вне и внутри, страшные для глаз демонские лица, страшные для ушей вопли, стенания и скрежет зубов мучимых, нестерпимый для ноздрей дым и смрад, для уст и языка — неизреченная жажда.
    Так, мучаемые грешники еще сильнее почувствуют мучение, оттого, что никакого утешения или ослабления своих болезней не будут иметь, и во веки веков непрестанно в таковом злополучии будут страдать: огонь их не угасает, и червь не усыпает, — говорит Христос (Мк 9:44). Увы, беда, увы, страх!
    Вот что представляет нам тот день, который седмицу сырную предваряет! Ах, какой страшный приходит день! Можно, кажется, очувствоваться всякому, и осторожнее поступать в следующие дни тем, кто хотя бы немного попечения о душе своей имеет, и верует, что будет тот день страшный.
    А чем кончится сырная седмица? Знаете вы сами, что неделя сыропустная заключает, в которую вспоминает нам Церковь святая падение и изгнание из рая праотца нашего Адама, а с ним и нас самих. Поэтому в этот день оплакиваем крайнее наше несчастье. Оплакиваем мы тогда тот час и день, в который наш род стал преступником заповеди Божией, и Бога Преблагого начал прогневлять. Оплакиваем тот день, в который Божиим правосудием проклятию преданы мы, на смерть осуждены, преданы тлению, изгнаны из рая, лишились прекраснейшей той красоты, удалились от богозданного селения, посланы в юдоль эту плачевную, в поте лица нашего (Быт 3:19) искать себе хлеб.
    С крайним нашим сожалением вспоминаем то время, в которое мы подпадали всяким несчастьям, бедам, болезням, немощам, печали, воздыханию. Плачем еще, вспоминая тот час, в который образ Божий, неизреченную ту красоту потеряли мы, и сравнялись со скотами несмысленными, и уподобились им (Пс 48:13), в который, наконец, смерть начала над нами царствовать. Ах, какое плачевное воспоминание! Какая жалостная память! Каким печальным днем оканчивается масленица! Начало всех бед и зол воспоминаем мы в тот день.
    Видите, вы слушатели, какими днями ограждается масленица. Один день нам предлагает плач, а другой страх; один начало грехопадения, а другой муку вечную за грех представляет; один воспоминает, что грехом прогневали мы Бога, а другой предсказывает, что прогневанный Бог за тот грех будет судить, и воздаст каждому по делам его (Мф 16:27).
    Вот видите, слушатели, что такое сырная седмица и какие ее обстоятельства, и сколь неприличное христианству делают те, кто в пьянстве и прочих бесчиниях проводят ее. Поэтому, чтобы по христианской должности проводить ее, должно так в ней поступать, как требуют вышесказанные обстоятельства, и приказывает святая Церковь, а именно: отложить все вкрадшиеся непристойные забавы, о каковых выше немного сказано, и отменить злой обычай, памятуя Страшный Суд Христов и вспоминая праотеческое падение, и за это все беды последовавшие. Надобно отстать, снова повторяю, надобно отстать заранее от того, что при исходе души от тела будет совесть нашу терзать и мучить.
    Если ныне от злых обычаев отстанем, то по своей воле их оставим. А если не оставим их теперь, то при смерти они уже нас самих, и когда уже не будем хотеть, оставят, когда их уже не сможем исполнять. Но тогда уже вооружится совесть, которая будет обличать, мучить, терзать, что не слушали полезного увещания. Тогда будет истязание Страшного Суда Божия. Тогда будет скорбь, печаль, болезнь, тоска, воздыхание, отчаяние вечной жизни. Тогда будет трепет и ужас геенны. Тогда будет раскаяние истинное, но поздно.
    Внимай этому, грешник, и снова говорю: внимай, да не постигнет это тебя. Пожалей себя, ибо Бог о тебе печется, когда эти и подобные им случаи посылает тебе. Впрочем, если кто по застарелому обычаю не захочет исправиться, то пусть он знает, да и перед вами, слушатели, засвидетельствую, что по должности своей, как мог, объявил и объявляю: худо и грешно в вышесказанных непорядках, хотя и все дни, однако же особенно Сырную седмицу, как преддверие поста святого, проводить, и прочие праздники в таких бесчиниях праздновать. А притом заключаю словом великого учителя вселенной апостола Христова Павла, что всем нам должно явиться пред Судилищем Христовым, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое. Итак, зная страх Господень, мы вразумляем людей (2 Кор 5:10—11). Аминь.

    Оглавление   
СЛОВО НА ВОЗДВИЖЕНИЕ ЧЕСТНОГО КРЕСТА. (О плотском (ветхом) и духовном (новом) человеке.)


    Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями. (Гал 5:24)
    Христос, Сын Божий, научил нас в святом Своем Евангелии, что подобает нам творить, чтобы спастись. А чему научил словом, то и делом самым показал. Учил смирению, и Сам Себя смирил: Смирил Себя, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестной, — говорит апостол (Флп 2:8). Образ глубочайшего смирения тогда показал нам, когда не устыдился ноги умыть святым Своим ученикам и апостолам (Ин 13:5—7). Учил нищете: и Сам, будучи богат, обнищал нас ради, да мы обогатимся Его нищетою, — говорит тот же апостол (2 Кор 8:9); и Сам о Себе свидетельствует, что Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову (Мф 8:20). Учил терпению и Сам терпел. Ибо все житие Его святое от рождения до смерти одно только терпение было, как может видеть читающий святое Евангелие. Учил любить врагов и Сам нас, врагов Своих, так возлюбил, что и умереть за нас не отрекся. Учил каждому крест свой носить: Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф 16:24), и Сам через всю Свою жизнь крест нес. Так и в прочем, чему учил, в Себе образ показал.
    Итак, если кто хочет Христовым быть и со Христом в царствии Его бесконечном быть участником, должно тому непременно последовать Его стопам, должно смирить себя, должно терпеть, должно врагов любить, добро делать ненавидящим, благословлять проклинающих (Мф 5:44), должно крест свой нести, должно наконец распять плоть со страстями и похотями (Гал 5:24), должно совлечься ветхого, по апостолу, или плотского человека, и облечься в нового, или духовного (Кол 3:9—10).
    Но чтобы лучше это учение нам уразуметь, я вам в этом кратком слове скажу, что такое ветхий, или плотской человек, и что есть новый, или духовный, с таким намерением, чтобы каждый о себе мог рассудить, каким он является, плотским или духовным, человеком, кому последует и сообразуется, ветхому ли Адаму, или Новому, то есть Христу. Прошу послушать с прилежанием: это материя, душе полезная и тому, кто хочет спастись, приятная.
    В христианине два закона обретаются: закон ума и закон членов, как святой апостол Павел изобразил: Но в членах моих вижу, — говорит, — иной закон, противоборствующий закону ума моего (Рим 7:23); или, как тот же апостол говорит: плоть и дух. Плоть, — сказал он, — желает противного духу, а дух — противного плоти (Гал 5:17). Эти два закона, закон плоти и закон ума, или плоть и дух, всегда между собою брань имеюьт. Что один хочет, от того другой отвращается. Что один повелевает, другой запрещает. Что один созидает, другой то разоряет. Что плоть избирает, от того дух отворачивается, и что хочет дух, того не хочет плоть.
    Плоть хочет гордиться, величаться, дух же хочет смиренномудрствовать.
    Плоть хочет в славе и чести быть, дух же все это считает сором.
    Плоть хочет в богатстве быть, дух же в нищете.
    Плоть хочет успокаиваться, а дух — бодрствовать, трудиться.
    Плоть хочет праздновать, пьянствовать, веселиться, а дух — воздерживаться, поститься, о грехах сетовать.
    Плоть хочет врагу своему мстить, а дух — любить врагов, делать добро ненавидящим, благословлять проклинающих.
    Плоть хочет самой себе угождать, а дух — ближнему во благо.
    Плоть хочет чужое похищать, а дух и свое раздавать.
    Плоть хочет во всем воле своей следовать, а дух воле Божией.
    Итак, между плотью и духом — непрестанная брань. А от этих желаний противоположных двоякое восстает мудрование, или действие, плотское и духовное. Плотское мудрование — это когда мудрствуется или делается то, что плоть хочет. А духовное мудрование — когда мудрствуется то, что дух хочет. А кто что мудрствует, таковым и человеком называется. Кто по-плотски мудрствует, плотским человеком называется и таковой и есть, кто по-духовному — духовным. Или, проще сказать, кто плоть слушает и ей повинуется, тот плотской человек, а кто духу следует, и плоть покоряет духу, тот духовный.
    Но как плоть и дух противоположны между собой, так плотского и духовного человека действия совсем не похожи, даже противоположны.
    Плотского человека весь ум и замыслы направлены только к приобретению временного, а духовный всегда стремится к вечному.
    Плотский человек звание свое проходит для одной своей временной прибыли, а духовный трудится к расширению славы Божией и пользы ближнего.
    Плотский человек, если сделает что, достойное похвалы, в этом веке награды ищет, а духовный в будущем веке от Бога чает воздаяния за добродетель.
    Плотский человек хотя и делает что похвальное, но то делает ради тщеславия и приобретения суетной славы, а духовный все намерения простирает во славу Божию и в надежду жизни вечной.
    Плотский человек против всех гордится, возносится, ему никто не равен, выше всех себя ставит, всех презирает, а духовный пред Богом и людьми смиряется.
    Плотский человек не терпит презрения, а духовный с охотой это принимает.
    Плотский человек хулящего хулит, укоряющего укоряет, злословящего злословит, ненавидящего ненавидит, а духовный, будучи хулим, утешается, будучи гоним, терпит, проклинающего благословляет, добро творит ненавидящему (1 Кор 4:12—13; Мф 5:44).
    Плотский человек не любит и ближнего, а духовный и от врагов своей любви не отъемлет.
    Плотский человек памятозлобствует и за малую обиду ищет отмщения, а духовный и за отнимающих жизнь молится: Господи, не постави им греха сего.
    Плотский человек коварно, лестно, хитро со всяким поступает, а духовный ко всем простосердечен.
    Плотский человек чужое грабит, похищает, крадет, а духовный и от своего уделяет требующим.
    Плотский человек непримирим, а духовный и с ненавидящими мир бывает мирен (Пс 119:6).
    Плотский человек склонностям и вожделениям нечистым следует, а духовный чистоте и целомудрию прилежит.
    Плотский человек разум свой употребляет всегда на свою корысть или на разорение ближнего, а духовный все свое старание полагает на созидание братии своей. И потому плотской человек для общества вреден, а духовный полезен.
    Плотский человек всякий грех за ничто ставит, а духовный от всякого и малейшего греха бежит, как от лица змеиного.
    Плотский человек надежду свою полагает на честь, богатство, на силу свою, на своих патронов, а духовный упование свое возлагает на помощь Вышнего и милостивый Промысл Творца своего.
    Плотский человек очень опасается лишиться чести, богатства и изгнанным быть, а духовный на все это с охотой или великодушием готовым себя показывает.
    Плотский человек не хочет с этим светом расстаться, а духовный с радостью желает разрешиться от телесных уз.
    Итак, мудрование плотского человека — гордость и кичение, духовного же — смиренномудрие.
    Плотского — сластолюбие, невоздержание, духовного же — трезвость, воздержание.
    Плотского — сребролюбие, духовного — нищелюбие.
    Плотского — блуд, нечистота, духовного — целомудрие, чистота.
    Плотского — роптание и злословие, духовного — терпение и молчание.
    Плотского — вражда и ссора, духовного — мир и тишина.
    Плотского — злоба и мщение, духовного — кротость и непамятозлобие.
    Плотского — леность, духовного — трудолюбие.
    Плотского — лесть, коварство, обман, духовного — простота и чистосердечие.
    Плотского — грабительство, хищение, воровство, духовного же — щедролюбие, подаяние.
    Плотского — попечение о суетном, духовного — о вечном.
    У плотского дело, слово и помышление есть грех: делом грешит, словом грешит и помышлением грешит, у духовного в деле добродетель, в слове добродетель и в помышлении добродетель.
    Словом сказать, плотский человек природной злобой превосходит всех скотов и зверей. Он хитрее лиса, немилостивее волка, горделивее павлина, прожорливее свиньи, ядовитее ехидны, лютее медведя. Какие пороки и злонравие есть во всех зверях или скотах, те почти все в каждом плотском человеке находятся. Так плотский человек зол, так вне и внутри растлен. Ибо все члены его — оружие неправды: разум употребляет для прельщения, тело для гордости и нечистоты, язык для хулы и злоречия, очи для видения неподобного, уши для слушанию клеветы, осуждения, скверных песен и басен, руки для воровства.
    Страшно описывает слово Божие растленное естество наше и показывает нас нам самим, как в зеркале. Нет праведного ни одного; нетразумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного. Гортань их — открытый гроб; языком своим обманывают; яд аспидов на губах их. Уста их полны злословия и горечи. Ноги их быстры на пролитие крови; разрушение и пагуба на путях их; они не знают пути мира. Нет страха Божия перед глазами их (Рим 3:10—18).
    Это изображение плотского, естественного, ветхого человека. У духовного, нового, духом Божиим просвещенного, все наоборот. Наконец, дела плотские апостол объявляет: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное (Гал 5:19—21). Плоды же духовного тот же апостол исчисляет: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал 5:22—23).
    Вот, слушатель, видишь, какое мудрование или действие плотского, и какое духовного человека. От этих действий можешь видеть, что в плотском человеке грех живет и над ним царствует, а в духовном — благодать Божия. А отсюда следует, что плотской человек — во гневе Божием, ибо плотское мудрование, — по слову апостола, — вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряется (Рим 8:7), а духовный в милости Его находится: Нет ныне никакого осуждения тем, — говорит тот же апостол, — которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу (Рим 8:1).
    Но, как действия плотского и духовного человека различны и жизнь их не одинаковая, так и кончина не сходна, и по кончине — будущее состояние. Для плотского человека смерть люта, а для духовного мирна. Для плотского человека смерть печальна, а для духовного радостна. Для плотского человека смерть горестна, а для духовного сладостна. Плотский человек, умирая временно, умирает и вечно: мудрование плотское есть смерть, — говорит святой апостол, но духовный через свою смерть переходит к вечной жизни, ибо мудрование духовное — жизнь и мир (Рим 8:6). Плотский человек от трудов, бед, печалей, скорбей к большим трудам, бедам и печалям отходит, а духовный от печали в радость, от скорби в утешение, от бед в блаженство, от трудов в покой переселяется вечный. Плотскому — ад, геенна, а духовному небо жилищем будет. Плотский — с дьяволом и ангелами его в вечный огонь, а духовный со Христом, Которому усердно служил, в радость вечную вселяется. Оба получат по делам своим, которые соделали, живя в теле (2 Кор 5:10).
    Итак, видишь, слушатель, что это такое, плотской и духовный человек. Видишь дела их обоих, а по делам и вознаграждение видишь. Что ж, по этим вышесказанным и прочим им подобным действиям можешь и о себе рассуждать: кто ты и какой человек, плотской или духовный. Если по закону духа поступаешь и духовно мудрствуешь, то ты человек духовный.
    Ежели по плоти живешь и по-плотски мудрствуешь, то ты плотской человек. А если плотской, но хочешь спастись вечно, то надобно тебе непременно иго сие отвергнуть, и мудрование плотское оставить, поскольку, как апостол учит: мудрование плотское есть смерть, потому что мудрование плотское есть вражда против Бога, — и надобно приняться за мудрование духовное, которое есть жизнь и мир, как тот же апостол учит. Так переменишься благодатью Божией из ветхого в нового, из плотского в духовного человека.
    Но притом знай, что плоть всегда со страстями и похотями будет на тебя восставать, и под свое иго покорять, но ты ей оружием духа воспротивься. Итак, если она гордостью и надмением против тебя подниматься будет, вооружайся духом смирения, помни, что ты земля и в землю пойдешь (Быт 3:19). Если похотью прелюбодеяния и нечистоты будет она бороть, вооружайся духом чистоты и целомудрия; если похотью сребролюбия и многостяжания, противься духом нестяжания и нищеты; если похотью сладострастия, невоздержания и пьянства, противься духом воздержания и трезвости; если похотью воровства и хищения, противься духом щедролюбия и милосердия; если похотью мщения, противься духом кротости и незлобия. Так и в прочем плоть духу покоряй, в помощь призывая Того, Чье имя на себе носишь, — Иисуса Христа.
    Подвиг этот против плоти страстной не так, как считают люди нынешнего века, одним монахам и пустынножителям, но всем христианам предстоит. Предстоит Царям и князьям, вельможам и боярам, знаменитым и незнаменитым людям, военачальникам и градоначальникам, полководцам и воинам, господам и рабам, богатым и убогим, в супружестве и без супружества живущим, мужам и женам, старым и молодым, здоровым и немощным, счастливым и несчастливым, — словом сказать, всякому, кто хочет спастись, надобно в этот подвиг вступить и, сколько сил есть, с помощью Божией, подвизаться. Ибо плоть и кровь, — по словам апостола, — не могут наследовать царствия Божия (1 Кор 15:50). А на высоком месте сидящим тем более этот подвиг нужен, дабы быть примером подчиненной братии своей, и примером терпения своего малодушных и немощных подкреплять и утверждать.
    Труден, признаюсь я, труден, сей подвиг, слушатель! Ибо естество свое победить, злость природную победить — великого подвига требует. К тому же, плоти страстной мир с прелестями и соблазнами, враг душ наших дьявол с кознями помогает. Итак, повторяю я, трудно подвизаться против плоти, но славная победа. Многие победили великие государства, многочисленные народы, крепкие разорили города, но своей страстной плоти покорялись, и бедными пленниками ее остались. Но хотя труден подвиг этот, однако весьма нужен. Тесен этот путь и прискорбен, но только один он вводит в жизнь вечную. Нет никого на небе, кто бы не шел этим путем. Им пророки, апостолы, святители и священники, светлейшие мученики, преподобные отцы и пустынники дошли до небесного Отечества и вечного покоя.
    Могли они подвизаться — можешь и ты. Победили они — можешь и ты. Ибо как им в подвиге этом помогал Сам Подвигоположник и Начальник Иисус Христос, Милостивейший наш Ходатай, так и тебе помогает. Помогает Он тебе, когда словом Своим святым просвещает внутренние твои очи. Помогает Он тебе, когда грозит за ослушание огнем неугасающим и червем неусыпающим. Помогает Он тебе, когда за послушание обещает тебе вечные блага, которых око не видело, и ухо не слышало, и на сердце человеку не приходило то, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор 2:9). Помогает тебе, когда через проповедников, учителей увещевает тебя к обращению. Помогает тебе, когда посылает на тебя беды, напасти, скорби, голод, нищету, болезни.
    Чувствуешь Его помощь, когда ощущаешь в себе память смертную, когда на ум тебе приходит, что ты земля и в землю пойдешь. Чувствуешь Его помощь, когда ощущаешь страх геенны и вечных мучений. Чувствуешь Его помощь, когда ни приходит желание небесных благ. Чувствуешь Его помощь, когда за грех — скорбь и печаль, за добродетель — покой и радость внутри себя ощущаешь. Чувствуешь Его помощь, когда совесть твоя в бедах, напастях, неправедно наносимых, утешает. Чувствуешь, наконец, Его помощь, когда внутри тебя сладкий Его слышишь голос, возбуждающий тебя: Встань, спящий, и воскресни из мертвых (Еф 5:14), и к Себе призывающий: Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас (Мф 11:28). Итак, можешь подвизаться и ты, такого Великого Помощника имея, когда хочешь. А надобно непременно, если хочешь вечную жизнь, смертью Христовой приобретенную, получить. Аминь.

    Оглавление   
СЛОВО В ДЕНЬ ВВЕДЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ ВО ХРАМ. (О необходимости читать Св. Писание.)


    Пришел Иисус в одно селение; здесь жена, именем Марфа, приняла Его в дом свой; у нее была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его. (Лк 10:38-39)
    Сын Божий, Избавитель наш, ради спасения нашего по земле странствуя, и переходя из города в город, из селения в селение, и на нивах сердец человеческих семя спасительного Своего учения рассеивая, пришел в селение некое, в котором некая благочестивая жена, именем Марфа, приняла Его в дом свой с великой радостью. Желая же угостить любезного и вожделенного Гостя, всячески старалась Ему лучше угодить. Сын Божий, поскольку для того и в мир пришел, чтобы открыть волю Отца Небесного и проповедать Евангелие царствия, и в доме том не преминул проповедать слово Божие.
    У благоговейной Марфы благоговейнейшая была сестра, именем Мария, которая, оставив все попечение домашнее, каким жены бывают заняты в таком случае, и сев при красных ногах Спасителя, с охотой начала слушать слово Божие.
    Что вы, слушатели, думаете об этих двух христолюбивых сестрах: которая из них более Христу услужила, Марфа или Мария? Марфа старалась угостить Спасителя, Мария всем сердцем приложилась к слушанию проповеди Христовой. Я думаю, что многие труд Марфы более похвалят, нежели Марии. Мне тоже так кажется, так как Марфа старалась, трудилась, беспокоилась, чтобы доставить удовольствие приятному Гостю, а Мария не трудилась, одним только слушанием слова Божия услаждалась. Поэтому Марфа, негодуя на сестру свою Марию, жаловалась Христу: Господи! Или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы помогла мне. Но слышите, что Христос Марфе, так пекущейся, говорит: Марфа! Марфа! Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно, — и далее прибавил: Мария же избрала благую, — то есть лучшую, — часть (Лк 10:40-42).
    Так вот видим, что Христос не по нашему мнению определил, старание Марии более похвалил, чем Марфы: Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее. Похвально было старание Марфы, что Христа угостить старалась, но похвальнее старание Марии, потому что прилежно слушала слово Божие. Марфа о телесном, а Мария о душевном угощении заботилась, поэтому Христу приятнее было старание Марии, нежели Марфы. Ибо Ему это так приятно, как пища сладкая, если кто Его святое слово с благоговением и усердием слушает. А когда Христос так хвалит усердие Марии в слушании слова Божия, тем научает нас, чтобы мы тому же духовному усердию подражали.
    Итак, подражая старанию боголюбивой Марии, поучимся и мы, слушатели у слова Божия, о чем и беседу нашу ныне составим. Этого и торжество нынешнее требует, которое устраивает Церковь святая Пресвятой Матери явившегося на землю Сына Божия. Ныне Она в храм Божий во Святая Святых вошла, да храмом святым и жилищем воплощаемого Ипостасного Божия Слова со делаться.
    Материя сия, так как о слове Божием предлагается, сама собою требует прилежного внимания. Итак, послушайте.
    Беседа наша в трех продолжится пунктах: 1) Что от незнания слова Божия всякие бывают заблуждения и пороки, которые оно обличает. 2)Следственно, что оно нужно всякому, желающему жить по воле Божией. 3)Как его должно слушать.
    Первый пункт. Человек, лишившийся глаз или ходящий в глубочайшей тьме, не знает, куда идет, не предвидит, где ему следует вред, часто попадает в яму, часто спотыкается, и всяким опаснейшим случаям подвергается, потому что не имеет света, который правильный показывает путь, не видит на себе скверны и порока, хотя бы и весь замаран был. Так человек, который не имеет разума, словом Божиим просвещенного, подобное или даже большее претерпевает зло. Ибо не видит и он, помраченный тьмой неведения, пути истинного и спасительного, спотыкается непрестанно, часто падает, и тем он беднее, что падения своего не чувствует. Пороками весь замаран, но тем окаяннее, что их не видит, грешит всегда, и грехов своих не познает.
    Хотите ли, слушатели, истину эту достоверно узнать, что такое бедное состояние от неведения слова Божия бывает. Я вам некоторые примеры того приведу, которыми вы точно можете удостовериться, если прилежно послушаете.
    Скаредный и вредительнейший порок — пьянство, причина многих зол телесных и душевных. Телесных, поскольку лишает тело естественной крепости и подвергает всяким болезням. Душу же ничего так, как пьянство, не губит. Ибо от пьянства происходят ссоры, драки, сквернословия, крики бесчинные, богомерзкие песни, разжжение плотское и постыдное плотоугодие и прочие бесчисленные соблазны, явную на душу погибель наводящие. Потому и святой Иоанн Златоуст точно учит, что никто так не бывает дьяволом любим, как в пьянстве пребывающий.
    И подлинно так: никто так воли его злой не исполняет, как пьяница. Ибо чего трезвый не сделает, на то пьяный дерзает. Сей страстью обладаемый человек уже почти в могиле лежит, но того не чувствует. Погибает, но погибели не познает. Тонет в греховном блате, но освободиться не старается. Как свинья валяется в грязи, но омыться не хочет, и на желающих из этой пропасти его вывести негодует. Но слово Божие против порока этого страшно гремит: Не обманывайтесь: ни блудники, ни пьяницы, и проч., царства Божия не наследуют (1 Кор 6:9—10).
    Есть худой обычай у многих: так гостей своих потчевать, что когда они домой уходят, уже и дороги не узнают, которой в гости шли. К такому угощению, как усиленная просьба, так и низкие поклоны в обычай вошли. А злая и плотоугодная человеческая хитрость выдумала и вид добрый, которым злоба, как яд медом, прикрывается: «За здоровье-де того и того выпьем!», будто бы тому, который поминается, от частого сего поздравления прибавлялось здоровья.
    Этот обычай душевредный многие люди не только не за грех, но и за учтивость считают, словно бы и угощение не угощением было, когда гостя допьяна не напоишь. Ах, ослепление! Ах, неистовство! Ах, прелесть душегубца дьявола! Послушайте, слушатели, в каком эти учтивцы опасном состоянии и сами находятся, и тех, которых так бесчеловечно потчуют, в то же состояние приводят.
    Первое. Человек пьяный на всякое зло дерзает, всякие соблазны вводит, как выше сказано. Всех этих беззаконий участник бывает и учтивец тот, кто так его угостил, поскольку трезвый таких соблазнов не показывал бы. Ибо, та хотя бы малая искра разума, которая в трезвых сияет, в пьяном совсем угашается. Трезвого, хотя и влечет похоть к беззаконию, но совесть вооружается, и противостоит, и отводит от беззакония. А в пьяном похоть уже преодолевает, а совесть ослабевает.
    Второе. От этих учтивых и ядовитых угощений приходит человек и в страсть пьянственную, в которой так затвердеет, что и освободиться от нее не может. И так часто бывает, что он в этом бедственнейшем бесчувствии и жизнь свою оканчивает без надежды спасения. Как виновник этой погибели и мнимый его благодетель, или скорее злодей, судится. Поскольку кто к погибели дорогу отворяет, тот в погибели той виновен бывает.
    Третье. Сей учтивец и сокращению жизни бывает причиной. Ибо от пьянства, к которому он своей учтивостью приводит, следуют болезни, а от болезней — смерть.
    Четвертое. Человек, этой учтивостью развращенный, как домашним своим: отцу, матери, жене, детям и друзьям — крайне несносен, так и для Отечество ни к чему непотребен становится.
    Вот, слушатели, учтивость эта скольких зол виновницей бывает! Но от этого порока слово Божие предостерегает нас, говоря: Не упивайтесь вином, от которого бывает блуд (Еф 5:18). Многие привыкли ближнего осуждать, злословить, и в том своего порока не видят; но как тяжко они грешат, в следующих пунктах показываю.
    Во-первых, Судии сии, осуждая ближнего, тем самым показывают себя праведными перед людьми, как то делал фарисей евангельский. В этом показывается их гордость, богомерзкое и фарисейское лицемерие.
    Во-вторых, часто бывает, что осуждающий в больших и многих грехах повинен, нежели им осуждаемый. Это и Христос обличает, говоря о нем так: И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Лицемер! Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего (Мф 7:3, 5). Сучком меньший грех, бревном больший грех называет Христос. Да и подлинно, праведный человек от этого греха крайне бережется. Ибо, видя брата согрешающего, он не только не осуждает, но и сожалеет о душевном его несчастии. И при этом молится Человеколюбцу Богу, чтобы избавил его из этой дьявольской сети, ведая, что всем одинаково подвержены падению.
    В-третьих, часто согрешение ближнего нашего мы видим, а покаяния не видим. Пред нами согрешил, а от нас отойдя, или, может быть, в тот самый час и покаялся. Ибо удобно человек, пав, особенно от немощи, благодатью Божией восстает. Это восстание, поскольку бывает внутри, в сокрушении сердечном, потому нам и невидимо.
    В-четвертых, многие люди, мира сего честь и славу за ничто считающие и ищущие от единого Бога славы, пред нами являются грешными, но их недостоин весь мир. И потому часто бывает, что кого мы осуждаем, того Бог оправдает. Кого мы за грешника вменяем, тот пред Богом праведен. Кого мы за врага Божия считаем, тот любимый друг Божий. Кого мы бесчестим, поносим злословием своим, того Бог Сам почитает. Кого мы проклинаем, того Бог благословляет: Они проклянут, а Ты благословишь, — говорит Псаломник (Пс 108:28).
    О, горе нам окаянным, когда эти, по нашему безумному мнению, грешники, которых мы ныне неправедно судим, явятся во царствии
    Отца Небесного в лике праведных, и нас, судей беззаконных, будут уже праведно судить пред всем миром: Тогда станет в дерзновении многом праведник пред лицом оскорбивших его и отметающих труды его, — говорит Премудрость Божия (Прем 5:1). Тогда непременно вострепещут видевшие такое славное изменение. Они же, увидев, смятутся великим страхом и ужаснутся преславному спасению его, и скажут в себе, каясь и воздыхая в стеснении духа: «Это тот, который некогда был у нас в посмеянии и притчей поношения; безумные, мы считали жизнь его неистовством и кончину его бесчестной. Как же он причислен к сынам Божиим и жребий его со святыми? Итак, мы заблудились от пути истины, и свет правды не облистал нас, и солнце не воссияло нам, — та же Премудрость говорит (Прем 5:2—6).
    В-пятых, хотя бы и подлинно был тот, кого осуждаешь, грешным, а ты праведным, что тебе из того, что он то и то делает? Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его, — так тебя апостол обличает в послании к Римлянам (Рим 14:4). А твоя правда откуда? В беззаконии ты зачат, и во грехах родила тебя мать твоя (Пс 50:7). А ежели что доброе имеешь, то Божие есть, а не твое. Если Бог отнимет от тебя Свое, то и ты будешь иметь только свои грехи, так вот и ты останешься таким же грешником. Ибо человек, как апостол учит, не только сделать, но и помыслить от себя ничего доброго не может.
    В-шестых, наконец, эти святоши и судии неправедные, судом своим сан Христа, Сына Божия, себе похищают, Который один весь мир будет судить, и воздаст каждому по делам его: Всем нам должно явиться пред Судилищем Христовым, — говорит апостол (2 Кор 5:10). Какое это страшное дерзновение и бесстыдство, всякий может видеть. Но этих неправедных судей слово Божие обличает, говоря: Не судите, да не судимы будете (Мф 7:1). И еще: Не осуждайте, и не будете осуждены (Лк 6:37).
    У многих в злой обычай вошло во всяком слове великое и страшное имя Божие прибавлять: «Бог-де знает, Бог весть!» Иные по тому ужасному обычаю, что-нибудь говоря, тем же страшным именем клянутся, хотя бы само дело и не требовало того, как-то: «Ей Богу». «Бог Свидетель». «Бог видит». «На то Бог». «На то Христос», — и прочее, и в том своего порока не чувствуют. А как откроют свои внутренние глаза, увидят, что они тем проявляют к имени Божиему великое непочтение. Но таковых Писание обличает, говоря: Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно; ибо Господь не оставит без наказания произносящего имя Его напрасно (Исх 20:7).
    Многие не считают пороком празднословить и бесчинно смеяться, но Христос говорит: Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день Суда (Мф 12:36). А смеющимся и более того гремит: Горе вам, смеющиеся ныне! Ибо восплачете и возрыдаете (Лк 6:25). У многих только тем и ум занят, как бы от людей похвалу сыскать, и в этом своего порока не признают, но Христос говорит им: Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете (Ин 5:44), — между неверными их поставляя.
    Некоторые насыщаться, объедаться — ни во что не вменяют, Христос говорит: Горе вам, пресыщенные ныне! Ибо взалчете (Лк 6:25). Эти все и им подобные греховные обычаи от незнания и непонимания слова Божия вошли в нас. Это я вам сказал о том, что касается первого пункта.
    Из вышесказанного вы можете понять и то, что во втором пункте содержится, то есть, что слово Божие нужно знать тому, кто хочет по воле Божией жить, пороки свои усмотреть и от них очиститься. Ибо в слове Божием открывается воля Божия, благая и совершенная (Рим 12:2). И тому, кто хочет волю Божию исполнять, надобно знать, в чем она состоит. Знать же невозможно, если прилежно не поучаться в слове Божием, в котором она открыта. Как можно волю монаршую исполнять, если не знать указов, в которых она изъявляется? Как можно и по воле Божией жить, без знания слова Божия, в котором она открывается? На то и дано нам святое слово Божие, чтобы в нем поучаться и так жизнь по воле Божией управлять, ибо говорит апостол: Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен (2 Тим 3:16—17). Для чего и Сам Христос испытывать его приказывает: Исследуйте Писания, ибо вы думаете через них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют обо Мне (Ин 5:39). Непрестанно поучаться в Своем законе приказывает Господь, как пишется в книге Иисуса Навина: Да не отступит книга закона сего от уст твоих, и да поучаешься в ней день и ночь, да уразумеешь, как исполнить все написанное; тогда будешь благоуспешен, и исправишь пути твои, и тогда уразумеешь (Ис Нав 1:8).
    Святое Писание — как свеча, сияющая в темном месте, которая, ходящим во тьме мира сего светит, чтобы не споткнулись: светильник ногам моим закон Твой и свет стезям моим (Пс 118:105). Священное Писание — это духовное правило твердое, по которому мы должны проводить наше житие, а что не согласно с ним, менять и исправлять. Оно как путеводитель, показывающий нам путь правый, ведущий к Богу, Создателю нашему, Источнику всех благ. Оно как духовное зеркало, которое нашей душе показывает пороки, дабы, их узнав, могли очистить покаянием. Оно, наконец, как благовонная аптека, которая содержит в себе различные врачевания душевных немощей.
    Страдает ли кто недугом гордости и высокоумия, сыщет там врачевство своей немощи соответствующее. Там он, увидев, что всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится (Лк 14:11), станет на одной стороне со смиренным мытарем и, не дерзая очей на небо вознести, будет стенать о своих грехах. Болеет ли кто недугом сребролюбия, там, услышав Божий глас сей: Безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? (Лк 12:20), — устрашен будет и исцелится. Малодушествует ли кто, оттуда получит исцеление. Сомневается ли кто в чем, отойдет утвержденный. Неверия ли кто недугом страдает, там веру приобретет. Отчаянием ли кто одержим, там обретет надежду милосердия Божия, известную всем кающимся грешникам. Там он увидит, что Милосердный Отец Небесный с распростертыми руками принимает к Себе блудников, прелюбодеев, мытарей, разбойников и прочих великих грешников, с сокрушенным сердцем к Нему приходящих, и приказывает всем небесным Силам радоваться их обращению. Бывает радость на небе у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся, — говорит Христос (Лк 15:10), этим милосердием нас, малодушных, ободряя.
    Словом сказать, всякий, кто бы ни имел какую душевную немощь, обретет там несомненное врачевание, если только с подобающим приступит сердцем. Ибо Писание просвещает разум в вере, подготавливает волю к творению добрых дел, воскрешает и укореняет надежду, и так три богословские добродетели: веру, надежду и любовь, — без которых человеку невозможно спастись, в сердце нашем насаждает с помощью Того, Который его на пользу нашу душевную, по Своей благости, благоволил передать.
    Итак, видим, слушатели, и то, как слово Божие нужно нам. Теперь посмотрим и то, как должно его слушать, или читать самому. Если хотим или слушать, или читать Божие слово с пользой душевной, надобно нам очистить сердце свое от всех препятствий, которые не допускают Божию слову вместиться в нем. Губка напоенная ничего не может в себя принять, пока то, чем она напоена, не выжмется. Так и сердце человеческое, занятое различными похотями и попечениями, не может допустить в себя и вместить Божия слова. Итак, надлежит, если в слове Божием хотим с пользой поучиться, соблюдать следующее.
    Во-первых, чтобы сердце наше не было дорогой различных похотей и суетных помышлений, на которой посеянное слово Божие птицы небесные поедают (Мф 13:4), то есть духи злобы поднебесной похищают. Во-вторых, чтобы сердце наше не было каменное, и потому бесчувственное, дабы от печали житейских попечений, всеянное словом Божим семя не посохло (Мф 13:5—6). В-третьих, чтобы не было объято терниями сребролюбия, любочестия, любосластия и прочих прихотей, которыми подавляется всеянное слово Божие и бесполезно бывает (Мф 13:7). В-четвертых, следовательно, должно быть ему землей доброй, чтобы могло принести плод во сто, или в шестьдесят, или, по крайней мере, в тридцать крат (Мф 13:8).
    Так, очистив и подготовив сердце, надобно со страхом и радостью приступать к слушанию слова Божия. Со страхом — помышляя о величестве Того, Кем оно дано, ибо Он есть Бог, Царь Небесный. С радостью — помышляя о благости Того, Который через слово Свое святое благоизволил с нами, бедными, нищими и отверженными, беседовать, и не возгнушался к нам послать Писание Свое, как друг посылает письмо своему другу. А то, какая радость должна быть, о которой я здесь говорю, из следующего примечайте.
    Когда Монарх земной письмо от себя кому-нибудь напишет, знаете ли вы, с какой радостью, весельем и услаждением письмо то читает получивший его? Сколько раз его прочитывает, лобызает, из рук почти не выпускает, день и ночь им утешается, соседям и друзьям своим им хвалится: «Государь-де меня удостоил своим писанием». И подлинно, есть чем хвалиться, поскольку это знак монаршего немалого почтения и любви к своему рабу. Этим показывается, что монарх его больше других жалует, как верного своего. Монарх Небесный, Бог и Создатель наш, послал к человеку писание Свое через пророков и апостолов, как письмо к другу Своему, в котором волю Свою открыл, в котором объявил о Себе, Кто Он, и как человека любит, хранит и к чему ведет; в нем Он призывает его к Себе и в общение с Собой, обещает с Собою вечное небесное царствие и невыразимую на небесах радость.
    Итак, читай и слушай, человек, Писание сие, к твоей особе писанное. Читай, как письмо от Царя Небесного, Богом и Создателем твоим к тебе посланное, в знак любви и милости Его к тебе,— и так непременно с радостью и великим утешением слово Божие читать или слушать будешь. И притом молись прилежно с Давидом святым к Творцу его, говоря: Господи, открый очи мои, и уразумею чудеса от закона Твоего (Пс 118:18).
    Так молитва твоя будет беседой с Богом, а твое чтение или слушание Божия слова будет Божией с тобой беседой. Через молитву ты будешь с Богом говорить и свое предлагать прошение, а Бог через слово Свое святое будет тебе отвечать, научать, увещевать, наставлять, вразумлять, утешать тебя. Сладкая и желаемая беседа! Чудная беседа! Бог с человеком, Создатель с созданием своим, Господь с рабом беседует.
    Так, приступая к слушанию слова Божия, возьми в пример благочестивую Марию, о которой помянул я в начале речи, которая все попечение домашнее оставила, и сев при ногах Иисусовых, слушала слово Его. Аминь.

    Оглавление   
Слово В ДЕНЬ ТЕЗОИМЕНИТСТВА ЕЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, ИМПЕРАТРИЦЫ ЕКАТЕРИНЫ ВТОРОЙ. (Об обязанностях к Богу и об обязанностях к ближнему.)


    Отдавайте всякому должное. (Рим 13:7)
    Краткая это заповедь, слушатели, святого и премудрого учителя, апостола Христова Павла. Краткая заповедь, но все содержит, к чему мы обязаны: отдавайте всякому должное. Этому учит весь закон, перстом Божиим написанный. Об этом проповедуют все пророки. Ему учит Евангелие и проповедники Евангелия, святые апостолы. Этому и учителя церковные, богоносные Отцы увещевают. Ради этого всегда трудятся проповедники слова Божия. Об этом болезнуют и просят пастыри словесных Христовых овец. К этому склоняют все права и законы монаршие. Это подтверждает и говорит всякому внутри, на скрижалях сердечных, написанный закон: отдавайте всякому должное.
    Должное же это, которое отдавать обязан человек, трояко: долг к Богу, долг к самому себе, долг к ближнему. К этим обязанностям, написанным и природным законом, и Божиим, приводимся и благочестивыми указами Монархов. К этим обязанностям привлекает и ныне нами торжественно почитаемая именинница, Ее Императорское Величество, Государыня Императрица Екатерина Алексеевна.
    Я вашему благочестивому собранию о двух обязанностях, то есть об обязанности к Богу и об обязанности к ближнему, краткую предложу беседу, которая в следующих состоит пунктах:
    Что мы Богу, Создателю своему, воздавать должны, и кто против обязанности этой грешит.
    Что должны мы воздавать ближнему своему, то есть всякому человеку, и кто противится этой обязанности.
    Как плохо делает тот, который сих обязанностей не выполняет.
    Материя сия сама по себе требует внимания. Послушайте же со вниманием и рассуждением, и в памяти своей затвердите, да и детям своим и домашним объявить не премините. Да даст Господь вам разум о всем, и волю, последующую разуму.
    Обязанность к Богу описывается в первых четырех заповедях, согласно которым должно исполнять следующее.
    Во-первых, обязанность эта требует, чтобы мы сердцем признавали и устами исповедовали,
    что един только есть Бог, Безначальный, Бесконечный, Бессмертный, Всемогущий, Всеведущий, Преблагий, все совершенства имеющий и о всех промышляющий.
    Против этой обязанности грешат:
    Безбожники, которые никакого Бога не признают.
    Те, которые, хотя и признают Бога, да делами своими отметаются от Него. Устами исповедуют Бога, но сердцем отрицаются, о каковых псаломник говорит: Сказал безумный в сердце своем: «Нет Бога» (Пс 13:1).
    Многобожники, которые многих богов почитают, как например, язычники.
    Не признающие Божия Промысла о создании.
    Волхвы, чародеи, заклинатели, шептуны, заговорщики и те, кто их к себе призывает и от них помощи ищет.
    Суеверы, которые по некоторым вещам или лицам ищут бездельные приметы, или некую силу им приписывают, и прочие им подобные.
    Во-вторых, обязанность эта требует, чтобы мы всему верили, что Бог нам открыл в своем Святом Писании, ибо верен Господь во всех словах Своих (Пс 144:13).
    Грешат против обязанности этой те, которые или не верят Святому Писанию, или испытывают непостижимые Божие тайны, и с иудеями повторяют сие слово: Как это может быть (Ин 7:15; 3:9), ибо явственнейший признак неверия — о Боге вопрошать: «Как?» — так сказал некто из Святых Отцов.
    В-третьих, обязанность эта требует, чтобы мы Бога боялись и Его почитали самым высочайшим почтением, то есть ходили бы везде перед Ним, как Вездесущим и нам везде соприсутствующим, со страхом и всяким благоговением, по примеру того, как, стоя перед земным Монархом, показываем себя. Это требует от нас, чтобы мы ничего противного воли Его не делали, ничего, не только худого, но и праздного не говорили, и в уме ничего бы богопротивного не помышляли, ибо Бог и в ум наш проникает, и сердца, и утробы наши испытывает, и имя бы Его со всяким почтением, и то в самонужнейших случаях, поминали.
    Против этой обязанности грешат, и потому страха и почтения Богу не воздают: которые или тайно, или явно заповедей Его нарушать не боятся, и всякие безобразия делают; которые бесчинно кощунствуют, смех и крики издают, песни неподобные поют, на кулачные бои собираются и друг с другом безумно и беззаконно сражаются; которые сквернословят и празднословят; худое, скверное, суетное помышляют; имя Божие, по негодному обычаю, во всяких непристойных разговорах поминают, как-то: «Бог-де знает, Свидетель Бог, видит Бог, ей-Богу, по евангельской заповеди», а иногда и в шутках страшное имя Божие, — о страшное и ужасное дело! — страшное имя Божие в шутках приводят.
    Особенно против этой обязанности грешат те, которые явно на Бога и на имя Его святое изрыгают хулы, — и прочие им подобные.
    В-четвертых, обязанность эта требует, чтобы Его единого, как Благого и самого высшего Благодетеля, любили более всех вещей, и сильнее себя самих. Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим (Мф 22:37).
    Итак, грешат против этой обязанности те, которые безмерно самих себя или иную какую созданную вещь любят, и к ней всем сердцем прилепились, так что от нее отстать не могут. Это те, которые сердце свое приложили к богатству, к славе суетной, плоти угождают в похотях ее, чреву служат, и проч.
    В-пятых, обязанность эта требует, чтобы мы на Него только одного все наше упование возлагали и от Него одного помощи искали.
    Итак, грешат против этой обязанности те, которые в противных случаях прибегают к начальству, помощи ждут от богатства, или надеются на свою силу и ранг. Эта напрасная надежда явно в Святом Писании запрещается. Не надейтесь, — сказано, — на князей, на сынов человеческих, в которых нет спасения (Пс 145:3). И еще: Проклят человек, который надеется на человека, — говорит пророк Иеремия (Иер 17:5). Потому что, тот, кто или на честь, или на богатство, или на силу, или на разум свой, или на своих благодетелей надеется, оказывается сомневающимся в Промысле Божием, и потому не верит Богу.
    В-шестых, обязанность эта требует, чтобы мы имя Его святое, подражая небесным Силам, славословили и за все Его благодеяния усердно благодарили, и для того в церковь на славословие, особенно в праздничные дни, собирались бы.
    Итак, грешат против обязанности этой те, которые, оставив это благочестивое дело, или на охоту отъезжают, или в карты дома играют, или в кабаках шумят и бесчинствуют, или иным чем житейским забавляются, или работают, не заботясь о славословии Божием. Весьма грешат против этой обязанности те помещики и прочие, которые своих крестьян в праздничные дни принуждают работать, или в прочие дни так их работами своими обременяют, что не удается им даже собственных своих работ в простые дни выполнить и потому вынуждены, бедные, в праздничные дни работать, и так себе и домашним необходимое искать.
    Все эти и вышеперечисленные, так как Создателю своему должного не воздают, грешат против величества Его. И сие я сказал вам о том, что первого пункта касается, то есть об обязанностях к Богу.
    Второй пункт. Что касается обязанности, которую мы по отношению друг ко другу исполнять должны, то ее Христос в святом Своем Евангелии в следующих словах изъяснил: И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними (Лк 6:31). То есть чего хотим себе от ближних наших, то и им должны делать, а чего не хотим себе от них, того не должны и им делать. Хотим, чтобы они нас любили, и мы должны их любить. Не хотим, чтобы они нас обижали, не должны и сами их обижать. В этом все шесть заповедей Божиих о любви к ближнему сказаны.
    Так, например, хочешь ты, чтобы тебя, в силу пятой заповеди, дети твои почитали, должен и ты сам своих родителей почитать. А если не почитаешь отца и матери твоей, уже не исполняешь долга своего, и грешишь против пятой заповеди. И так подлежишь страшному суду Божию, которым к смерти Он таковых приговорил, говоря: Тот, кто злословит отца или мать, смертью да умрет (Исх 21:16). А под именем отца не только отец по естеству, но и всякая власть духовная и светская разумеется, как-то: Монархи, пастыри, проповедники, градоначальники, судии и прочие, об общественном деле пекущиеся. И если их не почитаешь, грешишь против обязанности своей и пятую заповедь нарушаешь.
    Не хочешь, чтобы кто-нибудь тебе каким-нибудь образом повредил, или умертвил, или был причиной смерти, что бывает или через совет, или через повеление, или через лишение здоровья каким-нибудь способом, не должно и тебе того делать ближнему твоему. А если на то дерзаешь, грешишь против обязанности твоей.
    Не хочешь, чтобы ближний твой беззаконно касался ложа твоего, берегись и сам чужое осквернять ложе, и всякой касаться нечистоты, а иначе явишься преступником закона, и подпадешь суду Божию. Не хочешь, чтобы кто у тебя украл что, или насильно что отнял, или каким прелестным способом выманил, или твою потерянную вещь, найдя, утаил, или в товаре или в купле обманул, то есть худую вещь за хорошую, или дешевую за дорогую продал, или иной какой обман учинил, и тем бы тебя обидел, берегись же и сам ближнему своему такое являть неистовство.
    Не хочешь, чтобы на тебя кто ложно доносил, или клеветал, или осуждал и имя твое злословил, и славу твою повреждал, или тебя в чем осмеивал, не делай же того и ближнему твоему. Ибо как тебе ложные клеветы, осуждения, злословия, насмешки, порицания горестно терпеть, так и ближнему несносно. Не хочешь, чтобы ближний твой не только не наносил обиды самым делом, но и не хотел наносить, не имей же и сам злой воли и похотения неправедного, поскольку не только злое дело, но и похотение злое запрещаются десятой заповедью, которая гласит: Не пожелай жены ближнего твоего, ни села его, ни вола его, ни всего, что принадлежит ближнему твоему (Исх 20:17), ибо от похотения злого и дело злое бывает.
    Я вам рассказал о долге к ближнему! Теперь приступим мы к третьей части, и увидим, как человек худо делает и тяжко грешит, когда этих обязанностей не исполняет. Во-первых, это касается преступления обязанности к Богу.
    Бог есть Господь всех и Царь неба и земли, всеми владеющий, Который весь мир в руке Своей держит, и страшен зело, так что все создания Ему со страхом и трепетом служат. Ангелы и все небесные Силы славы Его трепещут, и волю Его со всяким страхом исполняют. Человек, когда воли Его не хочет творить, противится повелению Его, то тем себя показывает ослушником и преслушником такого страшного Господа и Царя, почему вся тварь и все Ангелы святые негодуют на него, ревнуя о славе Создателя своего и Господа.
    Бог Праведен, и воздает каждому по делам его. Он и Ангелов согрешивших не пощадил. Он праотца Адама за преступление заповеди из рая со всем родом изринул. Он потоп на весь мир за грехи навел. Он на Содом и Гоморру с окрестными городами за беззаконие горящую смолу и серу послал дождем. Он и ныне за грехи всякие наказания посылает, как-то: моровые язвы, нашествие иноплеменников, трясение земли, ненастья, засухи, неурожаи хлеба, и прочее. А человек, когда не боится повеления Его преступать, и тем Его прогневлять, ведая Его праведный суд и мстительную руку, показывает крайнее свое бесстрашие и неистовство ужасное.
    Бог человека весьма любит, так что ради него и Сына Своего в мир послал, как свидетельствует Сам Единородный Сын Божий, говоря: Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин 3:16). А когда человек разоряет заповедь Божию, и, разоряя, прогневляет Его, тогда не имеет любви к Богу, и не воздает любовью за любовь, в чем показывается крайняя человеческая неправда и бесстыдство, так как, когда любящих нас не любим, то не воздаем им должного, то есть любви за любовь, и тем самым делаем неправду. Правда же требует того, чтобы всякому воздавать должное. Отдавайте всякому должное.
    Бог есть высочайший наш Благодетель. Все, какое ни имеет человек добро, имеет от Бога. Что на свете живет, от Бога имеет. Что чувствует, то от Бога имеет. Что словесной душой, благородным разумом одарен, то от Бога имеет. Весь мир, все создания Божиим повелением человеку служат. Все украшения небесные, солнце, луна, звезды Божиим повелением человеку служат. Воздух и все парящие в нем Божиим повелением человеку служат. Моря, озера, реки и в них живущие рыбы, Божиим повелением человеку служат. Земля и вся что на ней, различный скот, звери, многочисленные деревья, разные роды трав, Божиим повелением человеку служат. Сверх того, Бог долготерпит согрешающего человека, и, будучи преклоняем крайним милосердием, ожидает от него покаяния. Над всеми падшего человека чудным образом так восставил, погибшего спас, что такое Божие неизреченное благодеяние и сами Ангелы восхваляют: Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение (Лк 2:14)!
    Восхваляют, говорю, тем и самого человека побуждая к благодарению. А когда человек, как бесчувственное дерево или как твердый камень, такого Великого Благодетеля своего не благодарит, и святого Его имени не прославляет, в том проявляется крайняя его неблагодарность, что Богу, как Благодетелю, весьма досадно. Ибо и нам ничто так не досадно, как терпеть неблагодарность.
    Вот, слушатели, видите вы, каким человек гнусным делается, когда долга своего к Создателю своему не исполняет. Что вы думаете? Каким бы тогда был человек, если бы ясно ему открылись внутренние, сердечные глаза и увидел бы он, в каком состоянии находится, когда таковым пред Богом является, каким я отчасти описал? То есть он познал бы, что он не боится Того, Которого ужасаются все небесные Силы; не слушает Того, Который сказал — и было, повелел — и создалось (Пс 32:9), приказаниям Которого вся тварь повинуется; не почитает Того, на Которого не смеют взирать Серафимы; не любит Того, Который весь желание и весь сладость для любящих Его (Песн 5:16); неблагодарен Тому, благодеяниями Которого весь напоен.
    Я вам точно говорю, что он тогда весь от ужаса вострепетал бы, весь стыдом покрылся бы, весь от сожаления слезами облился бы. Тогда от стыда не дерзал бы смотреть и на солнце, которое Божиим повелением его, неблагодарного, освещает; с опасением ходил бы по земле, которая его, неблагодарного, пределом Божиим держит, и стонет, отягчаемая его неблагодарностью; краюхи хлеба не касался бы без страха, которая его неблагодарного питает, словом сказать, тогда признал бы он себя и неба, и земли недостойным. Тогда бы запечатлелось у него в уме, что вся тварь, повелениям Божиим служащая, против него восстает, к Богу вопиет, отмщения просит.
    Но если кто ныне относительно сего долга неисправен, и того не чувствует, и не видит своего окаянства, то я ему точно объявляю, что ясно ему все это откроется тогда, когда эти глаза мраком смертным будут покрываться. Тогда с этим любимым ему светом надобно будет, и нехотя, попрощаться. Тогда обо всем праведное у каждого бывает мнение: тогда всякий узнает, какую пользу приносят честь, богатство, гордость житейская, сластолюбие, которые от Бога Преблагого отводят.
    Теперь же каждый об этом рассуждай и молись Сотворившему с Давидом святым: Открый очи мои, и уразумею чудеса от закона Твоего. И далее: Пришлец аз есмь на земли: не скрый от мене заповедей Твоих (Пс 118:18—19)!
    А я еще добавлю о том, как тяжко грешат те, которые против долга к ближнему грешат, причиняя ему всякие обиды.
    Первое. Кто обижает ближнего, то есть всякого человека, тот разрушает заповедь Божию, которая нам велит не только не обижать, но и любить его, как самих себя: Люби ближнего твоего, как самого себя (Мф 19:19), — поэтому таковой является Божиим преслушником.
    Второе. Бог человеку делает всякое добро и благодеяние, как выше сказано, а обижающий ближнего, делает ему зло и наносит всякий вред. То есть что Бог созидает, то он разоряет, поэтому является Божиим противником.
    Третье. Когда человек ближнему своему показывает озлобление, в том бывает сообщником дьяволу, который всякие пакости делает человеку. И так с сатаной сообщаясь, вооружается против человека.
    Четвертое. Обижающий ближнего наносит обиду и Самому Богу, так как каждый господин считает своей ту обиду, которую причинили его рабу. Каждый же человек есть раб Божий, и его обиду, как раба Своего, Себе вменяет Бог, как Господь его. Поэтому отмщением грозит обижающим: Мне отмщение, Я воздам, — говорит Господь (Рим 12:19).
    Пятое. Человек образ Божий на себе носит, как созданный по образу Божию. Такое драгоценное, такое высоко почтенное, такое удивительное, такое изящное создание Божие — человек. Такая любимая и превосходная Вышнего тварь человек, о котором Триипостасный Бог, созидая, так сказал: Сотворим человека по образу Нашему и по подобию (Быт 1:26). Ему все Свои создания в услужение отдал Творец, и поставил его над делом рук Своих. Разве не беззаконное дело — бесчестить того, кого Сам Бог почтил такой честью?
    Шестое. За человека Христос, Сын Божий, драгоценнейшую Свою Кровь пролил. Ты ли, о окаянный (обижающему говорю), ты ли ненавидишь того, которого Сам Бог так возлюбил?
    Ты ли уничтожаешь и дешево ставишь того, за кого великая цена заплачена? Сын Божий за него Кровь Свою пролил!
    Ты ли гонишь того, кого Сам Бог принимает?
    Ты ли гнушаешься тем, кем Сам Бог утешается?
    Ты ли разоряешь того, кого Сам Бог созидает?
    Ты ли злословишь того, кого Сам Бог благословляет?
    Ты ли осуждаешь того, кого Сам Бог оправдает?
    Ты ли оскорбляешь и заставляешь проливать слезы того, кого Сам Бог утешает?
    Ты ли отнимаешь жизнь у того, за которого Бог Сына Своего Единородного не только не пощадил, но и на смерть предал?
    Ты ли лишаешь пищи того, кому Христос Тело Свое в снедь подает?
    Ты ли совлекаешь одежду с того, которого Сам Бог бессмертной одевает одеждою, славою и честию венчает?
    О, дерзновение! О, неистовство! О, бесстыдство! О, крайнее ослепление!
    К этому приложу еще и седьмое: что человек-христианин есть сын Божий по благодати, Кровью Единородного Сына Божия усыновленный. Как же досадно Богу, когда сына Его гонят, ругают, лишают чего, бесчестя, обнажают!
    Вот я вам, слушатели, по силе своей показал, в чем состоит обязанность к Богу и ближнему и как тяжко мы грешим, когда этих обязанностей не исполняем. Впрочем, всякому брату о Христе здравый совет даю: если хочешь обязанности эти исполнять, так поступай: помышляй всегда о вездесущем величестве Божием, и с тобой присутствующее; помышляй о всевидящем Его Оке, все твои дела, слова и помышления проницающем; рассуждай со страхом и трепетом о праведном и неизбежном Суде Его; помни высочайшую Его любовь и неисчислимые Его благодеяния. И так в исполнении обязанностей к Нему будешь благоуспешен.
    А о должности к ближнему затверди и всегда памятуй такое правило: чего не хочешь себе, того и другому не делай, и чего хочешь себе, то и другому делай. Об этом весь закон учит. И если злоба вкорененная отвлекает тебя от обязанности этой и не хочешь любить ближнего твоего, как человека и как своего брата, то хотя бы потому люби, что он есть раб Преблагого Бога и твоего Благодетеля, Который столько тебя любит и жалует. Потому люби, что он образом Божиим почтен, что за него Христос Свою Кровь пролил. Если он сам недостоин твоей любви, по твоему мнению, то достоин Бог, Которого он раб и Которого образ на себе носит, достоин Христос, Который Кровь Свою за него пролил. Итак, если не любишь как человека, то хотя бы люби его как раба Божия, как по образу Божию созданного, как Кровью Сына Божия искупленного, как христианина, как единой с тобой верой просвещенного, как единым Крещением омытого, как одной и той же Церкви сына. Аминь.

    Оглавление   
СЛОВО НА ОСВЯЩЕНИЕ ХРАМА ВО ИМЯ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА, ЧТО НА АКАТОВЕ, В ВОРОНЕЖЕ. (О том, что храм – Дом Божий, и как в него ходить подобает.)


    Освятил Я храм сей, который ты создал, чтобы положить имя Мое там вовеки.
    Глас Божий к царю Израиля Соломону (3 Цар 9:3).
    Что человек с добрым намерением начинает и что происходит от благого сокровища сердца его, что делает он и Богу приятное, и для людей Его спасительное, то Господь с неба, Благой Промыслитель, благословляет, тому помогает и в совершенство приводит.
    Слушатели христолюбивые! Как только премудрый царь Израилев Соломон создал храм, дом Вышнему Богу Иакова, тотчас Господь, сердца и утробы испытывающий, благословляет дело его, и освящает его в жилище Себе. И было, — гласит Писание, — когда окончил Соломон строительство храма Господня, явился Господь Соломону, и сказал ему: «Освятил Я храм сей, который ты создал, чтобы положить имя Мое там вовеки» .
    Какое же, слушатели, лучшее может быть дело, как дом созидать Божий? Ибо это есть знак особой к Богу любви и усердия, если намерение созидающего только к славе Божией. Как созидающие города и столпы высокие, удивительные здания, многоценные палаты, ищут суетной славы мира сего, хотят назвать своими именами земли, прославиться в последующих родах, увидеть живущих во вселенной, так созидающие дом Господень, селение Бога Иаковля, Его славы ищут. Ищут, чтобы Он едиными устами и единым сердцем людей верных восхвалялся. Ибо где более, слушатели, как не во святом храме восхваляется великолепное имя Бога нашего? Тут-то вечером, утром и в полдень исповедается и возвещается имя Бога Иаковля. Тут, верные, Херувимам подражая, воспевают Создателя. Тут возвещают славу Его. Тут исповедуют имя Его святое. Для чего и в сей боголепный храм, который усердием и неусыпным старанием создан, устроен и украшен, и ныне свыше Самим Богом, все освящающим, освящен, для чего, говорю, и вы в таком множестве сошлись, как не для того, чтобы только бы едиными устами и единым сердцем прославить всесвятое имя Его?
    Но хорошо, пусть боголюбцы строят, пусть созидают, украшают храмы Божии. Похвала им не от людей, но от Бога. Воздаяние им от Вышнего. Награда им многая на небесах: Он прославляющих Его прославит (1 Цар 2:30). А мы, слушатели, хотя бы постараемся в храмы Божии, трудом боголюбивых людей созданные, почаще ходить. А как входить в дом Божий, поищем образец.
    Боже Израилев, Иисусе Христе, о всех промышляющий! Даждь нам сердце и охоту входить в дом Твой, и сердца наши страхом Твоим огради! Двоице святая! Сладчайшие наши учителя, Петр и Павел с прочими апостолами! Помогите нам, да научимся и поймем, как в дом Божий подобает входить.
    Бог наш, слушатели, как непостижим, так и невместим есть. И поэтому не только какое-нибудь малое место, какой-нибудь малый храм, но и весь мир, какой он ни есть, небо и земля, восток и запад, север и юг, величества Бога нашего вместить не может. Ибо, как учат священные богословы, Бог везде и на всяком месте есть. На небо пойдешь? Там Бог. В концы вселенной пойдешь? Там Бог. В одну минуту на небе, на земле и в преисподней земли один и тот же неотлучно Бог. Изобразил это пророк Его святой и Царь Израилев Давид, говоря: Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Если взойду на небо, Ты там; если сойду во ад, Ты там; если подниму крылья мои поутру и поселюсь на краю моря, и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя (Пс 138:7—10).
    И так везде и на всяком месте Господь наш. Однако есть некие места, в которых некоторым образом особенно обитает невместимый Бог наш, как-то: обитает на небе, являя там особенный неизреченной славы Своей свет, наслаждая блаженных духов ненасытным видением Лица Своего, даруя радость душам праведных. Обитает и в душах верных Своих, подавая им благодать Свою, возбуждая их к творению добрых дел, оберегая их от козней дьявольских, от навета вражеского. Так учит и Спаситель наш: Кто, — сказал Он, — любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим (Ин 14:23). И еще святой ученик Христов верных людей храмом Божиим называет, говоря: Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас (1 Кор 3:16)?
    Итак, слушатели, всякое место, о котором говорится, что в нем обитает Бог, домом Божиим назваться может, ибо дом есть место обитания. Однако молитвенные храмы, старанием боголюбивых людей построенные, особенно домом Божиим называются. Ибо только в них служения, единому Богу подобающие, отправляются; для того они строятся и освещаются. В них священнодействие совершается, Святые Тайны совершаются, пение совершается, славословие совершается. В них непостижимая та, в которую и Ангелы желают проникнуть, Небесному Отцу во все дни Бескровная приносится Жертва (1 Петр 1:12). В них Сам Спаситель наш, Христос Господь, в священной Евхаристии, под видом хлеба и вина, присутствует. В них Дух Святой на предложенные Святые Дары снисходит, священнодействие совершает, молящихся освещает. В них глас евангельский, вещания апостольские слышатся, слово Божие проповедуется. В них молитвы Своих верных рабов слышит Господь.
    Итак, слушатели, если храмы святые называются домом Божиим и они есть прежде всего дом Божий, то рассудите, с каким опасением, с каким почтением в дом Божий входить должно нам. Дом Божий свят и страшен, ибо каков хозяин, таков и дом его. Страшен и Свят Хозяин сего дома, ибо Он — Бог, страшен и свят дом Его. И потому дому сему всякое почтение подобает. Если дому Царя земного воздаем всякую честь, как и должно, и всякое почтение и в него со всяким опасением входим, дабы чем-нибудь Монарха не прогневать, тем более это необходимо оказывать дому Царя Небесного, дому, в котором Силы небесные с людьми невидимо служат, в котором бесплотные Чины, Ангелы, Архангелы, Престолы, Херувимы, Серафимы, Царя славы, Царя, Который Страшен более царей земных, Господа жизни и смерти, со страхом и трепетом окружают, Которому раболепно служат.
    Страшно место было Иакову святому и Израилю, рабу Божию, на котором он во сне видел славное некое видение, видел лествицу, от земли до небес протяженную, и Ангелы Божии восходили и нисходили по ней. Страшно было, ибо, пробудившись от сна, ужаснулся, убоялся, — говорит Писание. Иаков сказал: «Страшно место сие!» А почему? Отвечает сам, говоря: Ибо Господь на месте сем (Быт 28:12, 16—17).
    Если страшно было, слушатели, место Иакову, на котором он видение Божественное видел, не намного ли более нам Божий дом, в котором Он Сам присутствует с бесплотными Силами, страшен должен быть? А если страшен, то со страхом должно в него входить и со страхом стоять в нем. И так всякий, идя в храм Божий, рассуди, куда идешь, в какое место, к чему приступаешь? Идешь в Божий дом, в место священия, в место, небу подобное, идешь туда, где небесное совершаются. А если в такое место пришел ты, где нет ничего земного, то оставь все земное, отложи житейские попечения, да на месте святом достойно сподобишься стоять.
    Моисей Боговидец, людей Израилевых вождь, еще когда овец Иофора, тестя своего, в горе Божией Хориве пас и увидел издалека купину, огнем палимую и несгораемую, удивился великому видению тому, начал было приближаться, желая узнать, что это за преславное видение. Но тотчас Господь, явившийся ему в купине, сказал: «Моисей! Не приступай близко, сними прежде обувь твою». И воззвал к нему Господь из купины, говоря: «Моисей, Моисей! Не приближайся сюда: сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, земля святая» (Исх 3:4—5).
    Снять обувь, как поучают учителя, значит отложить земные попечения. Итак, сними и ты, христианин, обувь с ног твоих, то есть печаль житейскую, помыслы суетные отбрось, если ты в дом Божий пришел, ибо место, на котором ты стоишь, земля святая. Мужичок пахарь! Перестань думать о земледелии, выброси из своей головы сенокос, не броди мыслями по полям, по степям, по лесам, по хуторам. Не на то ты место пришел: ибо место, на котором ты стоишь, земля святая.
    Купец! Не торгуйся здесь, не уговаривайся о цене, не пекись о продаже, выброси из своей головы лавки, торг, товар. Не место здесь купли, здесь не покупают и не продают, ибо место, на котором ты стоишь, земля святая. Воин! Не помышляй здесь о ружье, о брани, о победе, не готовь себя к сражению, не готовься на корабль. Не брани здесь место, ибо место, на котором ты стоишь, земля святая. Подъячий и секретарь! Не пекись о своем деле, не сочиняй определений, не заготовливай памяток, не пиши допросов. Не то здесь место, ибо место, на котором ты стоишь, земля святая. А судия здесь не суди, ибо нечего здесь судить, нет здесь ссор, никто здесь не челобитчик. Не судебное это место, ибо место, на котором ты стоишь, земля святая.
    А священник должен быть всему тому образец, во всем том людям Божиим пример показывать. Ибо он есть пастырь овцам, слепым вождь, заблудшим наставник, о грешниках молитвенник, ближайший за всех предстатель, Божий слуга, свет миру, соль земли, город, стоящий на верху горы, свеча, поставленная на подсвечнике (Мф 5:14—15), и поэтому все это ему должно знать.
    А если уже отложил ты, христианин, житейское попечение, войдя в храм Господень, то осмотрись, пожалуй, кто ты таков и к Кому пришел? Пришел ты раб к Господу, тварь к Творцу, и грешник к Праведному Судии. А также рассуждай: для чего ты в храм Божий пришел? Ибо входим, слушатели, в храм Божий, или славословить Бога, или благодарить Бога, или просить чего у Бога, или умилостивлять Бога о грехах наших. Так, если пришел ты в дом Божий затем, чтобы просить прощения за свои грехи, то вспомни все свои грехи, какими ты от самого малого возраста прогневал Творца своего. Посмотри в книгу совести своей, посмотри и рассуждай, сколько ты Господа своего огорчил. И так, в себе размышляя, умились сердцем, взлети умом на небо, со смиренномудрием повергни себя перед Престолом славы, припади к ногам Спасителя твоего, сидящего одесную Отца, лобызай ноги Его, обливай слезами, по подобию евангельской блудницы, отирай слезами омоченные ноги Его своими волосами, зови к Нему гласом мытаря: Боже! Милостив буди мне, грешному (Лк 18:13)!
    Он пока еще никого не судит. Хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1 Тим 2:4). Принимает кающихся, примет и слезы твои. Оставит грехи твои, отпустит беззакония твои, говорит и тебе: Прощаются тебе грехи; иди с миром, и впредь не греши (Лк 7:38, 48, 50; Ин 8:11).
    Благодарить ли хочешь Бога? Исповедайся в уме твоем, начни от самого исхода твоего, от самого твоего начала вспомни благодеяния Его. Ибо то, что ты живешь на свете, — благодеяние Его. То, что ты образом Божиим почтен, — благодеяние Его. То, что ты, падший, восставлен, что ты имеешь власть быть сыном Божиим (Ин 1:12), — благодеяние Его. То, что благодать Его от тебя не отступает, стучит в двери сердца твоего, то, что тебя днем и ночью охраняют Ангелы Его, ополчаются окрест тебя (Пс 33:8) на всех путях твоих, — то благодеяние Его. То, что ты повседневную пищу, необходимую для жизни, имеешь, — благодеяние Его. Так думая, также и рассуждай, достоин ли ты всего того, что тебе Господь жалует? Но кто может быть достойным? Ибо, что Он нас так жалует, даром, за единую благость Свою жалует.
    Так, признавая свое недостоинство, пади ниц пред Господом, благодаря Его, как некогда сделал благодарный самарянин (Лк 17:16). А Он, видя твою благодарность, многочисленнейшими тебя одарит благами. Ибо благодарность бывает причиной и других благодеяний.
    А если хочешь хвалить имя Его, хочешь славословить Господа твоего, то рассуждай, какие уста ты имеешь? Не красна похвала во устах грешника, — говорит Писание (Сир 15:9). Итак, если неосужденно хочешь похвалить Создателя, Которого непрестанно хвалят небесные Силы, Которому Херувимы и Серафимы непрестанно взывают: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф (Ис 6:3), — то принеси уста чистые, очисти свое сердце.
    Воспев устами, воспой и духом, да песнь твоя Богу будет приятна. «Ибо прежде, — говорит святой Иоанн Златоуст, — надобно житие исправить, и так воспевать Господа». А если так будешь хвалить Господа твоего, то и похвала твоя красна будет, будет приятное благоухание Господу твоему (Числ 15:3).
    Если же просить ты пришел чего у Бога, то проси без сомнения, ибо сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой, — по слову апостола Иакова (Иак 1:6). Но проси с надеждой, и получишь, ибо верен Говорящий: Просите, и дано будет вам (Мф 7:7). Проси того, что к славе Божией и к твоему спасению потребно, это и Богу приятно, и тебе спасительно.
    Таким-то образом, слушатели, в дом Божий нам надлежит входить. Если так будем входить в храм Божий и так стоять в нем, то благословит Господь вход и исход наш, исполнит желание наше, услышит прошение наше. А если иначе входить в дом Божий и, войдя, думать о том, что и на другом месте запрещается, рассуждать о вещах суетных; разговаривать о земном, стоя перед Царем Небесным; разглядывать входящих и выходящих; смотреть на одну только церемонию; примечать, как кто стоит, во что одет, то лучше с такими намерениями и не входить в святое место. Ибо это неполезно, даже и вредно.
    Дом Мой, — говорит Господь, — домом молитвы наречется (Мк 11:17; Лк 19:46). Сжалился сердцем Христос Господь, когда вошел в ветхозаветный Иерусалимский храм, и увидел в нем куплю и продажу. Увидел, что дом Отца Его Небесного стал домом торговли. Потому, не терпя бесчестия этого дома, с жалостью сказал: Возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговли. И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех продающих и покупающих, и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал «Не делайте дома Отца Моего домом торговли» (Ин 2:15—16).
    Как вы думаете, слушатели? Что бы сделал Христос Господь, если бы застал такое бесчиние в храме новой благодати, где совершаются страшные Его Таинства; если бы увидел смеющихся и глумящихся, дом молитвы домом торговли делающих? Но видит Он, видит это и ныне. И хотя ныне не изгоняет бичом из храма Своего, однако изгонит из храма вечной славы, и часть их с неверными положит, если не перестанут того делать, и покаянием Его не умилостивят.
    Итак, слушатели, отчасти увидев, как подобает входить в дом Божий и как на месте святом стоять, постараемся это и делом исполнять. Да, входя в храм Божий в страхе Господнем и в радости духовной, и в нерукотворенное святое, в самое небо, в храм вечной славы войдем, куда вошел Предтеча наш и Ходатай о нас Христос Господь. Аминь.

    Оглавление   
СЛОВО В ДЕНЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ. (Что есть вера, и каковы ее плоды. От чего приобретается и умножается вера.)


    Светлое ныне и всеприятное зрелище вижу я, слушатели. Вижу в благолепный храм сей великое множество сошедшихся различного чина и обоего пола людей. Вижу священный чин служителей Бога Вышнего, вижу градоначальников и военачальников, вижу воинов, Церкви святой и Отечества заступников. Вижу в судебных местах заседающих, суд Божий творящих, и их сотрудников, для пользы Отечества, для благого состояния день и ночь неусыпно трудящихся. Вижу изрядное и Отечеству преполезное купечество. Вижу наконец, всякого звания и чина людей множество, вижу старых и молодых. Всех вас, надеюсь, на это святое место собрала священная и славная память Божией Матери. Для всех же начинает Церковь святая петь, как вторая Мариам с ликами и песнями духовными.
    В этот день одушевленный Божества храм, и Мать нестареющей жизни от земных к небесным переселилась. В сей день предстала Царица одесную Царя Небесного, в ризах, расшитых золотом, преукрашенная (Пс 44:10). На сей духовный пир в великом вы пришли множестве. Доброе и достохвальное намерение ваше, не тщетны труды ваши. Так познается любовь и усердие ваше к Божией Матери, что так почитаете святую Ее память. Так познается и вера ваша в то, что хотя Она и переселилась от земли к небесным, но «мира не оставила во успении Своем», обо всех ходатайствует к Сыну Своему и Богу непрестанно. Итак, будьте непреклонны в вере вашей.
    Я, желая к духовному сему торжеству еще веселия приложить, побеседую с вами о силе и действии веры, чтобы вы, познав, что есть вера, удобнее могли и плоды ее производить. Беседа наша в двух состоит пунктах. Первое — что есть вера, и каковы ее плоды. Второе — от чего приобретается и умножается вера.
    Человек, духовно мыслящий, подобен дереву, слушатели. Дерево все от корня зависит. Каков корень, таково и дерево. А что в дереве корень, то в человеке, духовно мыслящем, вера: какова вера внутри, таков и человек. У дерева, чем более корень распространяется и углубляется, тем более дерево растет и возвышается, тем более распространяются ветви его и умножаются плоды. Так, чем более вера в человеке углубляется и умножается, тем более человек духовно растет, возносится, и тем более многочисленные плоды духовные произрастают. Такового человека духовного называем все великим человеком, хотя бы он по естественному возрасту своему и мал был, или был бы самого низшего чина, или всеми униженный и оплеванный был бы.
    Такого человека описал богодухновенный псаломник: И будет он, как дерево, посаженное при истоках вод, которое плод свой будет давать в свое время, илист его не отпадет, и все, что он ни делает, будет благоуспешно (Пс 1:3). И еще: Праведник, как финик, процветет и, как кедр Ливанский, размножится (Пс 91:13). Такого человека украшают плоды Духа Святого: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал 5:22—23).
    Если корень в дереве начнет портиться, то и самое древо понемногу начнет иссыхать. Так, когда вера в человеке начнет оскудевать, тогда и сам человек в плодах духовных начнет оскудевать. Когда корень в дереве совсем испортится, дерево все засохнет; так, и когда в человеке вера совсем оскудеет, человек совсем испортится. Такой человек живой мертв, тело его живет, а душа умерла, ходит он одной ногою по земле, а другой уже увяз во вратах адовых. Плоды его таковы, каков он внутри. Ум его преисполнен мыслями неподобными, суетными, скверными. От сердца исходят всякие похоти и вожделения, растленному естеству угодные. Язык изощрен многословием, злоречием, осуждением, клеветами и всякой хулой. Очи исполнены блуд о деяния и неперестаю щим грехом. Уши открыты к одним только скверным и плотоугодным басням и песням. Руки наполнены воровством, мздоимством, убийством. И так все члены его Ч орудия беззакония. Он весь сделается грехом: беззаконие мыслит, беззаконие говорит, беззаконие делает. О таких людях Премудрость говорит: Не уснут, если не сделают зла (Притч 4:16). Ах, страшное слово: Не уснут, если не сделают зла.
    Так бедный человек привыкает ко злу, что и спать не может, если не сотворит зла. Мздоимец судья и день тот не считает, в который не удалось ему неправедным прибытком попользоваться, да и ночь ему следующая не без тоски бывает. Нет вору сна, скука и печаль объяла сердце его. А почему? Не удалось чужим добром поживиться. Сетует блудник, что ему с той-то и той-то не удалось скверного совершить вожделения. Отходит сон от памятозлобной головы, внутри сердцем терзается, сокрушается, мучается, уязвляется, что сопернику своему не отомстил. Все эти и им подобные не уснут, если не сделают зла.
    Человеку, в таком состоянии находящемуся, увещевание и слово также полезно, как глухому музыка, как мертвому речь. Евангелие святое, слово Божие, как басню слушает, муку вечную и царство небесное вымыслом считает. Кто-то говорит: «Как такое может быть, чтобы мне не верить Евангелию, которое каждый почти день слышу в церкви читаемое?» Хорошо, братец, и я тебе с апостолом Иаковом говорю: Покажи мне веру от дел твоих (Иак 2:18).
    Веруешь Евангелию, тогда почему по вере своей не исполняешь написанного в Евангелии? Веруешь Евангелию, тогда почему не повинуешься Евангелию? Веруешь, что Бог везде есть, потому и с тобою есть неотлучно, где бы ты ни был и что бы ты ни делал, все знает точно, почему же делаешь то, что в присутствии Божием крайне не должно делать? Когда перед Монархом стоишь, со всяким почтением и страхом предстоишь ему, как и должно, ибо сама персона монаршая требует того. Бог есть Великий и Страшный Царь, Который и душу, и тело твое в руке Своей держит, тогда почему ж, если веруешь, что Он тебе соприсутствует, почему такого почтения и страха не воздаешь Ему, какое почтение и страх земному Царю показываешь, когда ему предстоишь? Разве это причина, что земного Царя видишь, а Бога не видишь. Правда то, что Бога не видишь да и видеть нельзя. Не видишь Бога телесными очами, да душевными видишь, если веруешь в Него. Такова-то вера твоя!
    Веруешь, что Бог есть Праведный Судия, почему не трепещешь, когда грехами раздражаешь Его? Такова-то вера твоя!
    Веруешь, что Бог есть самое высочайшее добро и что Его надобно всем сердцем любить, почему же не любишь Его, как самое большое добро? Почему малую сласть предпочитаешь этому высочайшему добру? Почему то творишь, что противно воле Его святой? Любящий любимого во всем непременно со всякой охотой слушает, во всем волю его исполняет, чтобы он не огорчился. Как Бога можно любить, а воле Его противиться? Таковая-то вера твоя и любовь!
    Веруешь, что Сын Божий пришел в мир для тебя, и страшные претерпел страдания, и тем тебя от смерти вечной избавил, почему же по вере своей не угождаешь Ему? Если бы кто тебя от смерти телесной избавил каким-нибудь способом, ты бы ведь все делал, что бы он ни хотел. Почему же ради Христа не делаешь того, чего Он хочет, если веруешь, что Он от смерти вечной избавил тебя таким чудным образом? Такая-то вера твоя!
    Веруешь, что Он придет со славою судить живых и мертвых, почему слезами и покаянием прежде того времени не умилостивляешь Его? Почему на Суд тот не готовишься? Те, кто должен суд человеческий предстать, заблаговременно думают, как бы на том суде оправдаться. Ты веруешь, что Суду Божию предстанешь, где не только худое дело, но и слово праздное будет подвергнуто испытанию, где за дело, слово, помышление будешь судиться; почему же заблаговременно страшного и неподкупного Судию не только не умилостивляешь, но и не престаешь того делать, за что будешь осужден на том всемирном позорище? Такая-то вера твоя!
    Веруешь Евангелию, которое учит, что Христос вменяет Себе все то, что нищим и бедным дается ради имени Его святого: Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф 25:40). Почему же не хочешь алчущего напитать, жаждущего напоить, странника в дом ввести, нагого одеть, болящего и в темнице сидящего посетить? Скоморох и шут, который увеселяет тебя, льстец, который бесстыдно хвалит тебя, отходит от тебя довольный, а Христос, Который обещает тебе царствие небесное, отходит ни с чем?! На банкеты и музыку весьма щедрой рукой сыплешь, а крестьянам, которые и последнюю скотину для того, чтобы заплатить оброк, продают, и немного спустить не хочешь?! Псы, любезная твоя охота, насыщаются от трапезы твоей, а бедный твой слуга и хлеба с водой в охоту поест! В карты в одну ночь проиграешь до ста рублей и более, и это ничего, а на освобождение пленных и за долги в темнице сидящих и рубля жаль. Такая-то вера твоя, такие ее и плоды?!
    Веруешь Евангелию, которое обещает идущим только тесным и прискорбным путем жизнь вечную и радость нескончаемую, почему же идешь пространным путем сластей и страстей, который ведет в погибель, по слову Христову (Мф 7:13). Такая-то вера твоя!
    Храброго воина, который желает от Монарха получить высокий ранг, не устрашает треск и звук смертоносный, он идет прямо, подвергает себя всякой опасности. Трудолюбивого купца, который хочет временное и тленное богатство собрать, не устрашает, ни беда, которая может прийти от моря, ни беда от разбойников, ни беды от иноплеменников, ни разлука с женой и детей, ни странствование вдали от сладкого Отечества. Земледелец сколько проливает пота, все лето жаром солнечным сжигаемый, для того только единственно, чтобы вожделенный собрать плод! Видишь, сколько подъемлется труда для одного только тленного и почти мнимого добра? А ты, если веруешь и чаешь вечного добра, почему и равного труда не подъемлешь ради такого добра? Такая-то вера твоя!
    Нет, друг мой, не такие плоды вера христианская произносит. Как огню свойственно согревать, воде орошать, свету просвещать, так и вере живой свойственно добрые дела показывать. Хочешь ли знать, что она есть и какие ее плоды? Посмотри в книгу Бытия, главы 15 и 22, как там Авраам, всех верных отец, в старости уже глубокой, по повелению Божию, возносит Исаака, сына своего, на жертву. Видишь, как вера действует в святом старце? Единственного сына, наследника, по обетованию Божию данного, того, о котором сказано Богом: В Исааке наречется тебе семя (Быт 21:12), — закалывает. Ибо веровал Авраам Богу, что силен Он его из мертвых воскресить (Евр 11:19), потому и наследника своего не усомнился произволением заколоть. А потому и Писание о нем свидетельствует: Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность (Рим 4:3).
    Прочитай еще и книгу Исход, и увидишь, как Моисей великий отказался называться сыном дочери фараона, царя египетского, и лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение, и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели египетские сокровища (Евр 11:24—26). А почему? Ибо взирал на воздаяние. Вера была причиной того, что Моисей изволил скорее с людьми Божиими в пустыне страдать, нежели в египетской славе быть. Уверен он крепко, верой укреплен, что по принятии оных трудов и страданий следует вечное и великое от Христа мздовоздаяние.
    А если еще потрудишься и прочитаешь книгу, в которой жития святых и много различных страданий мучеников описаны, лучше еще узнаешь, как сильна и действенна вера. Там увидишь, что ни скорбь, ни теснота, ни голод, ни нагота, ни беда, ни меч, ни смерть, воинов Христовых не смогла отлучить от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем (Рим 8:35). Вменились они, как овцы заколения (Пс 43:23). Они, ради Христа, узы приняли вместо украшения, темницы — вместо чертогов царских, всякое поношение и хулу — вместо чести. К смерти поносной, к съедению зверями, к сожжению в огне, к потоплению в море спешили, как на сладкий брак. Биения, раны, растерзания и раздробления членов так принимали, как в чужих телах. А что их понудило так много различных страданий с радостью принимать, если не вера и вере родная сестра — любовь ко Христу Иисусу, и за то вечных и неизреченных благ в чертоге небесном воздаяние?
    Видишь ли, как они веру свою кровью своей и смертью запечатлели. От сих страстотерпцев перейди умом к самопроизвольным и духовным мучникам, преподобным отцам, и посмотри на подвиг их, которым они подвизались против плоти и крови, против мира и дьявола. Что побудило их оставить красоту мира сего и поселиться в пустыне непроходимой, жить скорее со зверьми, нежели с людьми? Что побудило их повседневно для греха и плоти умирать, постом, трудами, голодом и жаждой плоть духу покорять, горячайшими слезами омываться, из глубины сердца воздыхать, стенать непрестанно, как горлице пустынной, жаром солнечным сожигаемым быть, от холода и мороза трястись, нагим скитаться по горам, по вертепам, по пропастям земным? Что, говорю, так побудило их самопроизвольно мучиться, если не живая и действительная вера, и вере сопряженная любовь? Все эти вышеназванные мученики, получив верой извещение о том, что ничего достойного невозможно воздать за любовь Божию, которой Он возлюбил мир так, что и Сына Своего Единородного отдал за него, и что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с той славой, которая откроется в нас (Рим 8:18), предали себя таким различным и многоболезненным страстям.
    Вот видишь, возлюбленный, каковые плоды живой веры. Можешь и то знать, что, как дерево познается от плодов, так и вера познается от дел. Живет в том вера и ходатайствует к жизни вечной для того, в ком плоды ее являются. Нет в том веры живой, в ком дел, от веры происходящих, не видно, как апостол Иаков написал: Как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва (Иак 2:26).
    А если вера без дел мертва, то уже и нет ее. Ибо что в теле душа, то в душе вера. Тело живет, пока душа в нем есть. А как душа выйдет, уже тело мертво, нечувствительно, не слышит, не видит, не обоняет, не движется. Душа живет, пока вера в ней живет. Как не станет веры, то уже и душа умерла, ибо и она никакого не имеет движения духовного. Человек же, имеющий такую душу, как идол: очи имеет, и не видит; уши имеет, и не слышит; ноздри имеет, и не обоняет (Пс 113:13—14), то есть ни видеть, ни слышать духовного и спасительного не хочет. Ибо он весь плотен и душевен: Душевный человек, — говорит апостол, — не принимает того, что от Духа Божия (1 Кор 2:14). И сие есть то, что тот же апостол говорит: А без веры угодить Богу невозможно (Евр 11:6).
    Ибо многие делают добро, но не от веры, потому угодить Богу не могут. Многие удерживаются от убийства, от воровства, от похищения, лихоимства, злословия, но делают то от страха человеческого, боятся гражданского наказания, а не от страха Божия, и это не от веры. Многие удаляются от нечистоты, но ради стыда человеческого, а не от страха Божия, то есть не от веры, ибо такие тайно дерзают на такое, о чем стыдо и говорить (Еф 5:12). Иные кроткими и незлобивыми кажутся, но ради мирной и спокойной жизни с людьми. Это есть мудрость человеческая, и потому не от веры. Иные ближним своим всякое добро делают, но ради того, чтобы ими любимы были, и это не от веры. Другие много дают милостыни, строят Божие храмы, богадельни, но ради того, чтобы пред людьми показаться, и это не от веры. Некоторые молитвы учащают, удлиняют, чтобы их видели люди (Мф 23:5), и это не от веры. Многие постятся много, но для того, чтобы явиться перед людьми постящимися (Мф 6:16), и это не от веры.
    Все они и прочие, им подобные, поскольку не ради Бога добро делают, не от веры это делают, и потому Богу тем угодить не могут. Делают или ради славы суетной, или ради иного чего, а не во славу Божию. Ибо как может быть угодно Богу то, что не ради Него делается?
    Доселе я вам сказывал, что есть вера живая и что — мертвая. Ныне же предложу вам то, отчего вера живая бывает и чем она умножается.
    Вера живая есть дар Божий и как семя некое божественное, которое при Крещении всякому крещаемому всевается. Семя это то, от которого человек называется рожденным от Бога. Об этом апостол святой Иоанн Богослов говорит: Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога (1Ин 3:9).
    Как семя, посеянное на земле, растет и умножается влагой, так божественной веры семя, посеянное на земле сердца человеческого, растет и умножается влагой слова Божия, говорит апостол Павел: Вера от слышания, а слышание от слова Божия (Рим 10:17). Слово Божие живо, — гласит тот же богодухновенный учитель, — и действенно, и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные (Евр 4:12). И опять тот же апостол: Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен (2 Тим 3:16-17).
    Слово Божие представляет нам Бога Единосущного, но Триипостасного, и потому непостижимого, и потому не надобно Его испытывать. Слово Божие представляет Его Всемогущим, и потому надобно от Него одного помощи искать. Слово Божие представляет Его обо всех промышляющим, и потому надобно на Него надеяться. Слово Божие представляет Его неложным, и потому надобно Ему несомненно веровать. Слово Божие представляет Его Праведным и воздающим каждому по делам его, и потому бояться Его надобно. Слово Божие представляет Его Великим, и потому надобно перед Ним смиряться. Слово Божие представляет Его Вездесущим, и все дела, слова и помышления наши видящим, и потому пред Ним, как перед страшным Царем, ходить со всяким страхом и опасением надобно, и делать, и говорить, и думать воли Его угодное. Слово Божие представляет Его Преблагим, и потому любить Его надобно. Слово Божие представляет Его Милостивым к кающимся грешникам, и потому грешникам надобно с покаянием и сожалением к Нему прибегать.
    Слово Божие представляет Его грядущим судить живых и мертвых, и потому надобно к Суду Его готовиться.
    Так и о прочем, что веры и плодов ее касается, представляет, учит, показывает и уверяет слово Божие. Таким образом Слово Божие произрастает и умножает веру в сердце человеческом.
    Слово Божие слушать или читать надобно не просто, но со всяким усердием, тщанием и размышлением. Надобно не только открыть уши к слушанию, но и сердце к принятию слова Божия. Надобно теми ушами слышать слово Божие, которых Христос требует во многих местах Евангелия, говоря: Кто имеет уши слышать, да слышит (Мф 13:43)! Из этого следует, что кто слова Божия или не читает, или не слушает прилежно, веры соблюсти и плодов ее показать не может. У таких людей всякое бывает заблуждение и беспорядок, не могут они ничего доброго и душеспасительного сделать, хотя бы и добрыми казались. А чтобы Божие слово силу и действие свое в сердце производило, надобно Творцу его с Давидом молиться прилежно: Открый очи мои, и уразумею чудеса от закона Твоего (Пс 118:8).
    Кроме того, жития святых Божиих, которые в вере и ее плодах преуспели, почаще прочитывать и рассматривать нужно, чтобы вере их удобнее подражать. Ибо подлинно о сем написано: Все, что писано было прежде, написано нам в наставление, — говорит святой апостол Павел (Рим 15:4). Таким образом, когда будем поучаться в законе Господнем и Творцу закона усердно молиться, непременно придем все в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенна, в меру полного возраста Христова (Еф 4:13). Аминь.

    Оглавление   
СЛОВО В ТОТ ЖЕ ДЕНЬ (ДЕНЬ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ). (О памятовании смерти и о покаянии.)


    Смотрите, поступайте осторожно. (Еф 5:15)
    Представьте человека, который бы, сидя на преукрашенном престоле, имея в руках все удовольствия, видел под собой воспламеняющийся огонь, над головой преострый меч, на самой тончайшей нитке повешенный, и со всех сторон вооружающихся против него.
    Рассудите, слушатели, в такой опасности, в таком ужасе, дадут ли все эти удовольствия и увеселения спокойствие этому человека? Отовсюду смерть: сверху смерть, снизу смерть, со всех сторон смерть. Такая опасность и страх не превозмогут ли все удовольствия его?
    Я, когда такое состояние человека изображаю, описываю тем состояние жития нашего. Мы все, живущие на земле, в такой же опасности находимся, в какой сей человек. Настоящее слово я предложу во славу Божию, в честь нынешнего торжества, дабы нам всем, такими опасностями окруженным, в мире сем осторожнее жить, по увещанию богомудрого учителя, Павла святого: смотрите, поступайте осторожно.
    Когда откроем умные наши очи, слушатели, и посмотрим на обстоятельства жития нашего, увидим непременно, что оно похоже на состояние того человека, и никакая красота мира сего нас увеселить не сможет.
    Увидим над собою Бога, мечом правды нам грозящего. Увидим под собою ров адский, грешникам уготованный. Увидим сзади грехи наши, совестью нас непрестанно мучащие. Увидим пред собою смерть, непрестанно к нам приближающуюся. Увидим по правую и по левую сторону врагов душ наших, козни нам строящих и погибели ищущих. Бог, Который наверху, — Всемогущий, так что никто Ему противиться не может. Он есть наш Творец и Господь, Который нас, как сосуды глиняные, руками Своими сделанные, в одну минуту сокрушить может, и потому страшен. Потому и Христос нам бояться Его приказывает: убойтесь могущего и душу, и тело в геенне погубить (Мф 10:28). И еще Иеремия к Нему вопиет: Кто не убоится Тебя, о Царь народов (Иер 10:7)? Он и Всевидящий, и за всеми нашими делами, за всеми замыслами, за всеми сердечными помышления наблюдающий. Он и несоделанное наше видит: и несоделанное мое видели очи Твои, — говорит Псаломник (Пс 138:16).
    И так как Он есть бесконечное Добро, то и малейшего зла ненавидит, и за то наказывает, ибо правосуден. Не было Ему приятнейшего и любезнейшего между сынами Израилевыми, исшедшими из Египта, как святой Моисей, с которым Он как с другом беседовал, ради моления которого и меч гнева Своего отвращал от непокорных и жестоковыйных людей, которому, наконец, Сам объявлял, говоря: Знаю тебя более всех (Исх 33:12). Однако же за некое преступление наказал и его: до земли обетованной его не допустил, хотя тот с великим усердием желал ее.
    А если Бог и друзей Своих за преступление наказывает, вы, бесстрашно и явно против Божия закона дерзающие, что думаете? Вы, которые чужого ложа беззаконно касаетесь; вы, которые кровь брата проливаете; вы, которые тайным и явным образом ближнего обижаете; вы, которые кровавые слезы вдов, сирот, бедных пьете; вы, которые работников и наемников ваших труды даром пожираете; вы, которые хульными устами на небесном троне Сидящего касаетесь; вы, которые присяги и клятвы свои нарушаете; вы, которые неким малым прискорбным словом вас опечалившего ищете истребить от земли живых, и прочие им подобные грешники, — что вы о себе думаете?
    Думаете ли, что избежите праведного суда Божия? В вас ли великое преступление останется безнаказанным, когда во святых малое наказывается? Малое Бог наказывает, а великое оставит ли? Неужели неправда у Бога? Да не будет (Рим 9:14). Да не будет то и помыслить: ибо праведен Господь, и нет неправды в Нем (Пс 91:16). Сколько вы беззаконий к беззаконию прилагаете, сколько собираете себе гнева и ярости Божией, ежели скоро к Божию милосердию не прибегнете с покаянием и сокрушенными слезами. Вот, слушатели, какой меч над нами висит! Меч Божия правосудия, грехами нашими изощренный.
    Но посмотрите умным оком вниз, и увидите под собой и ров глубокий, ад зияющий, грешников хотящий пожрать, — и тотчас пожрал бы, если бы милосердие Божие, Божия благость, покаяния грешника ожидающая, не удерживала его. Страшна сия пропасть и мужам святым. Святой Кирилл Александрийский говорит: «Боюсь геенны, ибо она бесконечна. Боюсь тартара, ибо он непричастен теплоты. Боюсь тьмы, ибо она непричастна света». Да и у других святых тот же был страх. Ибо святые Божии, которые все житие в таком покаянии проводили, так Богу служили, что и малейшей заповеди Его преступать боялись, пропасти той, трепеща, опасались. А нам ли, грешникам, бесстрашными быть?
    Святой Иоанн Златоуст таковых сравнивает с малыми детьми, которые личин или маскарадов боятся, но не боятся огня, за который хватаются руками и обжигаются. Так и люди, младенческий ум имеющие, боятся временного несчастья, временных бед, уз, темницы, нищеты, которые все от Бога посылаются, по большей части для исправления, а не трепещут геенны, которой и сами бесы ужасаются, как святое Евангелие учит: и молили Его, то есть Христа, чтобы не повелел им идти в бездну (Лк 8:31), хотя она для них уготована. В этом видим и вторую опасность, которая — под нами.
    А когда вперед посмотрим, увидим не меньшую опасность, увидим смерть, которая никого не оставляет. И чем более живем, тем более она к нам приближается. Этот предел Божий как неизвестен нам, так и весьма страшен. Неизвестен потому, что старых и молодых, младенцев и юношей, готовых и неготовых, праведных и грешных без разбора похищает. Страшен потому, что отсюда начинается нескончаемая, постоянная, всегда пребывающая вечность. Отсюда мы или в блаженство вечное, или в вечную муку, или в место радости, или в место плача отходим. Теперь мы или вечно жить, или вечно умирать, или вечно царствовать на небе со Христом и святыми Его, или вечно страдать в аду с сатаной и ангелами его начинаем.
    Ах, смерть, смерть! Сколь страшна и память твоя! Но дивная вещь! Всех нас ожидает сей необходимый рок, а мы живем так, как бы его и не было. Окаянная наша слепота! Когда кого закуют в железо и, посадив в темницу, к смерти приговорят, в каком он тогда находится состоянии, всякому известно. Не нужен ему тогда ни дом, ни жена, ни дети, ни друзья, ни родня, ни богатство. Тогда пища и питие на ум не идет. Одна у него только дума, что к смерти приговорен, смерти ожидает. Одним этим страхом одержим, болезнует, сетует, сокрушается, ожидает, когда день, когда час тот придет, в который ему умереть.
    Праведный суд Божий еще в раю всех нас с праотцом к смерти приговорил: ты земля, и в землю отойдешь (Быт 3:19). И сколько веков ни прошло, еще не было такого, кто бы предел сей миновал, да и повседневные примеры показывают это. Почему же мы не так, как к смерти приговоренный, живем? Почему не боимся часа того? Почему не готовимся к нему? Почему всегда в банкетах, в пьянстве, в роскоши, в играх, в забавах, в картах упражняемся? Почему друг друга обижаем, грабим, обманываем? Почему поклонами, коварством дьявольским вымышленными, любуемся? Почему через неправедные доходы собираем богатство, будто бы мы с ним вечно не расстанемся? Почему мы не чувствуем, слушатели?
    Ведь мы к смерти судом Божиим приговорены так, как в темнице сидящий, и непременно из темницы тела этого суд Божий изведет нас, когда назначенное время будет, а персть персти будет предана: ты земля, и в землю пойдешь. Разве бы кто сказал, что это смерть не равная, то есть для тех, кто в темнице сидит, вынужденная и бесчестная, а для прочих обыкновенная, через болезнь несносную приключающаяся?
    Но Бог один знает, какая тебе кончина будет, тебе, который так думает. Имеешь ли ты откровение от Бога, как Он тебе определил житие окончить? Может быть, и тебя казнить будут? Может быть, или в пучине морской погрязнешь, или разбойниками, или коварными людьми убит будешь, или иным подобным образом скончаешься? Ведь столько почти смертей, сколько людей на свете. Одним образом только рождаемся все, а умираем различными. Иной стоя падает, и бездыханным становится. Иной при ходьбе споткнется, и без души лежит. Иной сидя склоняется, и мертвым поднимают. Иной на одре спать ляжет вечером, а поутру на одре смертном полагается. Иной за столом сидя празднует, веселится, и в тот час вместо веселья плач последует, и износится ко гробу с рыданием. А что с иным случается, то и с тобой, и со мной случиться может. Все мы как одного естества люди, так и тем же случаям подвержены. А когда это будет, мы не знаем. Итак, всякий час надобно этого ожидать.
    Но когда бы и как бы ни случилось окончить жизнь, и то не без страха. Поскольку тут книги совести каждому откроются. Тут явятся дела каждого, которые он соделал, живя в теле, добрые или худые (2 Кор 5:10). Тут встретит подвиг, о котором никогда не думали мы. Тут покажутся две дороги, из которых одна в жизнь, а другая в смерть вечную ведет. Одно должно признать, что нам князь тьмы ослепил глаза, дабы нам того предела Божия не видеть и не помышлять о нем, а не помышляя, злую его и погибельную исполнять волю, и так спасения лишиться. Вот что и перед нами обращается, слушатели!
    А когда посмотрим назад, посмотрим умным нашим оком, что мы там увидим? Ах, страшно туда нам и взглянуть! Там стоят лютые наши соперники, за нас крепко держащиеся, немилостиво нас к Судии влекущие, в темницу вечную предать старающиеся. Там, говорю, грехи наши, за всю жизнь нашу совершенные, как страшилища, которые хотят на нас напасть, и во дно адово низринуть. Грехи, говорю, наши на нас наступают, совесть нашу уязвляют, колют как мечом. Сии враги мучительные, ангелов с неба на дно адово низринули и цепями мрака связали. Сии враги праотца Адама со всем его родом из рая выгнали. Они на весь мир страшный потоп навели. Сии враги Содомские и Гоморрские города спалили. Сии враги столько людей Божиих в пустыне повалили, до земли обетованной не допустили. Сии, наконец, мучительные враги, и ныне города, великие государства разоряют, столько крови проливают и всякие другие беды и напасти наводят. Такие, говорю, лютые враги наши позади нас стоят и восстают на нас.
    Но если еще прилежнее осмотримся, и на правую и на левую сторону душевными посмотрим глазами, увидим не меньше опасности. Увидим с одной стороны мир с прелестями своими, с другой — князя тьмы с началами, с властью злобы поднебесной на нас вооружающихся. И так, когда с одной стороны уклонишься, с другой стороны приходит беда.
    Слышите, что о сем Исаия вопиет: Страх, и пропасть, и сеть на вас, живущих на земле. И будет: бегущий от страха впадет в пропасть, и вылезающий из пропасти будет пойман в сеть (Ис 24:17—18). Ибо, слушатели, как звери в лесах ловцами, так люди в мире сем гонимы и пойманы бывают духами злобы поднебесной. Звери, когда освободятся от силков, попадают в ямы. А ежели оттуда освободятся, попадают на псов. То же и с человеком бедным случается. Когда он от одной освободился козни, попадает в другую. Ищет уединения, в большее впадает искушение, так как в уединении более сатана нападает. Оставив уединение, общается с соседями, с друзьями развращенными, и их злобой, как смолой, очернится. Живя с ними, как Лот в Содоме, благодатью Христовою сохранился, тотчас чувствует сильное нападение гордости, высокоумия.
    И так, куда ни обратится, везде ему сеть пагубы предлежит. Святой Антоний Великий, как читаем в церковной истории, видел, что весь мир от земли даже до небес сетями наполнен, поэтому с воздыханием к Господу воззвал: «Господи! Кто от сих сетей избавиться может?» И подлинно, никто бы от них не избавился, если бы Божия благодать не спасала всех.
    Теперь вы слушатели, на все эти обстоятельства умными взирая очами, рассудите, не в такой ли и наше житие находится опасности, в какой было брата того царского, о котором в начале слова помянули мы? Видим над главою нашей меч правды Божией висящий. Видим внизу отверстую пропасть геенны огненной, грешникам уготованную. Видим перед собой смерть, с часу на час к нам приближающуюся и поймать нас хотящую. Видим позади себя грехи наши, совесть нашу угнетающие и воспоминанием, как мечом, колющие. Видим по обеим сторонам мир и дьявола, врагов наших, на нас стрелы свои мечущих и уязвляющих нас.
    Сверх всего того имеем и престол колеблющийся, то есть естество непостоянное, ко всякому падению склонное. Ну же, братия, и я вам говорю, сидя на сем престоле колеблющемся, окруженные этими бедами, станем каждый день надевать порфиру и виссон, как евангельский богач; станем созывать друзей, наполнять столы, украшать богатой пищей, сладкими и дорогими винами согреваться, кушать, праздновать, веселиться; прикажем и музыкой себя увеселять, танцы и маскарады устраивать; присовокупим и оперы, когда деньги позволяют: но пойдет ли на ум веселье? Захочется ли праздновать, когда и сверху, и снизу, позади, и спереди с обеих сторон нас окружает страх?!
    Что же нам в таких обстоятельствах делать? Как нам от всех этих зол избавиться? Поищем и мы себе образца, которым бы нам от сих опасностей уклониться. А вот способ этот нам на ум и приходит: от грехов избавим себя истинным и слезным покаянием, которое Милосердый Бог нам, грешникам, ради немощи нашей даровал. И так от мучительства их совесть свою освободим, а смиренным покаянием и праведный гнев Божий отвратим, и Бога на милость преклоним, и геенну под нами, грехами нашими разожженную, угасим. Ибо Человеколюбивый Бог ничем так не преклоняется, как слезами человеческими, от сердца сокрушенного происходящими.
    Поощряют и ободряют нас к тому ниневитяне, покаянием гнева Божия избежавшие. Поощряет Манассия, царь Иудин, сокрушением сердца от уз греховных разрешившийся. Поощряет блудница, слезами Христовы ноги омывшая, и так от скверн греховных омывшаяся. Подает пример Петр святой, верховный апостол, трижды от Христа отрекшийся и горьким плачем опять возвращенный в апостольский лик. Им подражая, прибегнем и мы с умилением ко Владыке нашему. Он, как Отец Многомилостивый, преклонившись на милость, и от грехов нас очистит, и праведный Свой гнев отвратит, и от пропасти адской Своим человеколюбием избавит.
    А если Бог с нами примирится, то уже и смерть нам не страшна будет. Но и от прочих обстояний, то есть от наветов дьявола и мира избавимся, если со слезами будем молиться Тому же Милосердному нашему Промыслителю Богу, чтобы нам открыл очи разумные, которыми бы могли увидеть распростертые для нас сети вражеские. А когда их увидим, то благодатью Того же Господа можем от них уклониться, ибо явные наветы врага не так опасны, как тайные, и потому легко избегаемы.
    А за помощью, защитой и покровом всегда будем прибегать, во-первых, к Владычице нашей Богородице, общей всем христианам Предстательнице, честное Успение Которой ныне праздновали мы. Потом с усердием призовем и всех угодников Божиих, да помогут нам. Потому что они, как сами искушены были, так и нам, искушаемым, могут помочь (Евр 2:12). Постараемся подражать им в осторожности жития. Они уклонялись от наветов вражьих, памятуя последних четыре: смерть, суд, ад, царствие небесное.
    И мы сие примем в ум, и всегда будем помнить о смерти. Это не позволит нам хвалиться благородством, и других, братию свою, презирать. Так как, помня о смерти, будем помнить, что мы — земля, и в землю пойдем. Памятуя о смерти, отвратим руку от лихоимства, воровства, но еще и от своих имений руки требующих наполнять будем, ведая, что все мирское миру останется, а мы как нагими вошли в мир, так нагими и отойдем. Памятуя о смерти, не будем объедением и пьянством мех телесный обременять, но столько пищи и пития будем принимать, чтобы не ослабеть, и трудиться можно было, ожидая, что сами будем снедью червей.
    Памятуя о смерти, не пожелаем различных и богатых одежд, ведая, что при погребении одна только рубашка для прикрытия наготы нужна. Памятуя о смерти, не будем доставать зло коварными происками многих сел, деревень, земель, ведая, что после смерти не более трех аршин надобно будет земли.
    Итак, памятуя о смерти, великую осторожность будем иметь для избежания козней неприязненных. А когда смерть будем помнить, то на ум придет и Суд Страшный, который по смерти следует, где за слово, дело и помышление худое, истязаны будем. Итак, памятуя о смерти, будем и к Страшному Суду готовиться, и Судию Праведного всякими мерами умилостивлять. Ибо, если, когда нас призывают к человеческому суду, мы готовимся, как на нем поступать, что сказать, чем оправдаться, тем более — к Божию Суду, на котором явлены будут и все помышления наши. От Страшного Суда две дороги лежащие представятся в уме: по одной бедные грешники с плачем, воплем и рыданием бесполезным идут в муку вечную, а по другой блаженные праведники с радостью неизреченною идут в жизнь вечную.
    Сих четырех всегдашняя память не попустит нам прельщаться греховной сладостью, по Писанию, в предосторожность нам говорящему: Помни последние твои четыре, и во веки не согрешишь (Сир 7:37). Аминь.

    Оглавление   
Слово о хищении.


    Не укради. Восьмая заповедь Божия (Исх 20:15)
    Взойдите, слушатели, мысленно вместе со мною как бы на превысокую гору, и оттуда то на пространнейшие небеса, то на обширную землю возводя глаза ваши, посмотрите на весь сей видимый мир, в единый союз Зиждителем соединенный. Усмотрите ли вы в соединении его какой непорядок? Увидите ли, чтобы одно светило нападало на другое? Не скорее ли приметить можете, что солнце просвещает луну, луна обращает свой свет на землю, звезда звезде помогает светить, день дню передает слово, и ночь ночи возвещает знание бытия и Промышления Божественного?
    А это Самим Богом утвержденное соединение и союз между созданными тварями не ясно ли доказывают и свидетельствуют, что одна вещь мира сего создана ради пользы другой вещи, а эта другая для третьей, а третья для четвертой? Например, солнце поставлено на высоте для того, чтобы оно освещало и согревало всю поднебесную. И ни единая тварь не переступает того предела, который им, все премудростью сотворивший (Пс.103:24) Бог непоколебимо положил. Один разумом одаренный и законом просвещенный человек не повинуется Божьему закону, дерзновенно преступает заповедь Творца своего.
    Бог создал человека по образу и по подобию Своему для того, чтобы он, как разумная тварь, исполнял волю Его и был верховным украшением дел Создателя. Человек, напротив того, грехами и беззакониями своими самовольно делает себя безобразным, и бывает нарушителем Божественного закона. Бог людям велит, чтобы друг другу не только не вредили, но еще благодетельствовали, друг друга тяготы носили (Галл. 6:2), ближнего своего, как самого себя, любили. Человек, напротив того, все силы своего разума употребляет на изобретение коварства, каким бы образом ближнего своего обмануть, повредить, обидеть мог. О, горе! Насколько грех сей пред Богом великое есть зло, настолько между человеками умножился он на лице земли. Насколько хищение и воровство вредно, настолько развращенные человеческие сердца, обладав мы ими, бывают. О лютые времена! О развращение людей! Иные отнимают у ближнего своего собственное его добро разбоем, другие воровством, третьи обманом, четвертые лестью, пятые коварством, другие иным беззаконным образом.
    Чтобы таких развращенных людей от пути сего беззаконного отвратить и на путь истинного покаяния направить, намерен я по должности моей в следующем слове вам предложить, насколько великий грех пред Богом — хищение и какие есть различные рода сего греха. Послушайте. Есть три главнейших рода хищения, а именно: явное, тайное и лестное.
    Явное хищение есть то, когда кто-то чужую вещь насильно отнимает. Так поступают:
    Разбойники, которые насильно другого грабят.
    Властелины, которые у своих подчиненных, а сильные у немощных отнимают нагло имение, дом, рабов, землю и прочее, или принуждают их продать себе то, что они продать не хотят, или продать за малую цену, или принуждают работников к большим трудам сверх договора и вознаграждения, или насильно закабаляют и порабощают свободных людей, или самовольно берут чужие вещи, например, платье и другие какие орудия, или на чужой земле пашут, или за работу и службу удерживают плату и вознаграждение.
    Такому хищению подвержены те бессовестные продавцы, которые в крайней нужде другого, например, во время голода хлеб не продают, или продают, но только за несносную цену, или требуют за то некоторой вещи, например, дом, или землю, или коня.
    Связывают себя виной явного хищения те, кто при крайнем чьем бедствии обещают помощь подать, но под тяжелым договором, хотя бы и не трудно было помочь, например, подъехать на судне к утопающему в воде, и проч.
    Сюда относятся и те, кто, видя нужду другого, взаймы не дают денег, или хлеба, или чего другого, разве только требуя неправедной лихвы и роста.
    Им подобны те, которые удерживают положенные им в заклад вещи, и другим подобным образом ближнего своего обижают.
    Другого рода хищение — тайное. Это такое воровство, когда кто чужую вещь похищает без воли и без ведома хозяина той вещи. Такие воры — это те, которые окрадывают дома, лавки, житницы, скотные дворы, рыбные ловли, сады, леса, сенокосы и прочее. Великие и несносные воры — те, которые казну государственную крадут, ибо они все общество обижают, а также те, которые сокровище церковное или монастырское похищают, и это воровство называется святотатством. Тайно похищают и те, которые, найдя какую-нибудь потерянную вещь, не объявляют об этом, и у себя удерживают ее, или заблудшую скотину, или беглого чужого раба, укрывая, присваивают. Бесчеловечнейшие же — те воры, которые с пожара что-нибудь крадут, и тем бедного и разоряемого разоряют.
    Третьего рода хищение есть лестное, когда кто какую-либо чужую вещь себе присваивает обманом. Таковое хищение совершается многоразличным образом, а именно:
    Когда кто продает какую вещь за большую цену, нежели та стоит, или обманывает мерой и весом, или худой товар продает за добрый, например, примешивает в хлеб мякину, в вино воду, или монету ложную дает за добрую, хрусталь за алмаз, куницу за соболя, или больше, чем надлежит, берет пошлины.
    К числу таковых хищников относятся судьи, которые за мзду судят, и потому, праведно ли, или неправедно судят, крадут, и приказные люди, которые дают медленный ход делу челобитчиков, как бы другими делами важнейшими занятые, и таким образом домогаются поклонов.
    Пороком этим заражены те, которые, будучи казначеями, или какими приставниками, утаивают доходы, или приписывают большие расходы, или своей небрежностью делают господским доходам потери.
    К ним принадлежат и те, которые составляют ложные завещания, и присваивают неположенные им имения, или представляются близким родственником умершего, и становятся его наследниками.
    Хищниками должны считаться те, которые, будучи наняты за хорошее вознаграждение, неверно и нерадиво работают, время проводят в праздности.
    К этому числу принадлежат ложные нищие, которые, или будучи здоровыми, притворяются немощными, или, имея довольствие, притворяются нищими, или некоторые вымышляют нужды, будто бы разорились от пожара, или ограблены разбойниками, или просят милостыню на имя других ложно, например, на богадельню, на выкуп пленников, или на подать и прочее, а тем самым у бедных, действительно нищих, отнимают подаяние: так как, что должно было быть подано настоящим бедным, то они своим обманом у подателей похищают.
    К этим похитителям причисляться должны и лицемеры, которые под видом притворной святости или беззаконно представляя мощи как будто святые, или иконы, будто чудотворные, простой народ обольщают к подаянию.
    Такого рода и те льстецы и ябедники, которые разными ухищрениями за ябеду получают: все то они крадут.
    Наконец, принадлежат к числу таких хищников картежники, которые ухищренным искусством отнимают добро у ближнего. Потому, что всякий, кто чужую вещь себе несправедливо присваивает, каким бы то ни было образом, тот похищает ее и грешит против заповеди Божией — не укради. Спроси любого картежника: ради чего он начинает играть? Не для того ли, чтобы чужое добро захватить, чтобы добро ближнего присвоить? А если так, то сердце его занято страстью хищения, и, следовательно, хотя и не выиграет, однако грешит против десятой заповеди Божией, которая ничего не велит желать ближнего своего — не пожелай. А когда выиграет, то и саму вещь похищает.
    Итак, выиграет ли картежник, или проиграет, все равно грешит. Если выиграет, похищает чужое добро. Ежели проиграет, грешит желанием чужого добра. К тому же, сколько картежники проигравшиеся причиняют другим обиды, перечислить почти нельзя. Они никому несносны, и никакого добра, кроме зла, обществу сделать не могут.
    Проигравшийся картежник обижает, во-первых, домашних своих, жену, детей, отнимая у них надлежащий достаток и их должное наследство. Если картежник — судья и приказной, то стремится к мздоимству, преступает присягу, делается изменником Богу и Монарху своему, а от того возносятся плачевные вопли к Судящему праведно, от того последуют всякие нестроения в обществе. Делающие насилие торжествуют, насилуемые унывают и плачут. Если то будет купец, то такой к обману и несправедливости стремится.
    Итак, картежник ненавидим Богом, потому что заповеди Его разрушает. Ненавидим своими домашними, так как отнимает у них надлежащий достаток. Ненавидим и всем обществом, которого он своей обидой касается. Теперь же, сколь пагубная роду человеческому эта ловкая и мучительная страсть, сами вы, слушатели рассуждайте. А я между тем вам предложу, сколь великий грех пред Богом всякое хищение, каким бы ни было образом.
    Всякое хищение — это обида ближнему нашему. И потому, когда ты каким-либо образом похищаешь добро ближнего твоего, помысли, кого ты тогда обижаешь? Обижаешь ты того, кто единого с тобою тела и кого, как самого себя, любить Бог тебе повелел. Обижаешь ты того, который создан по образу и по подобию Божиему, и раб и слуга есть Царя Небесного. Обижаешь ты того, которого Сам Бог возлюбил, омыл, очистил, освятил, искупил честною и драгоценнейшею Кровию яко Агнца Непорочна и Пречиста Христа. И такое дело — обижать брата своего, за которого Сын Божий Кровь Свою пролил, за малый грех почитаешь!
    Судите сами: не противно ли земному Монарху, если кто портрет или образ его ногами попирает, бесчестит? Не вступится ли Царь, если кто любезного слугу его обижает? Не будет ли мстить сердобольный отец, когда кто сына его обнажает и грабит? Но каждый ближний твой, о христианин, носит образ в душе своей Бога невидимого; он слуга и раб Царя Превечного, любезный сын Отца Небесного. Так избежишь ли ты гнева Божия, когда образ Его, слугу и раба Его, и Его сына обижать будешь?
    Объявляет нам Ипостасная Премудрость, Сын Божий, что на Суде, на Страшном том Суде стоящие по левую сторону от Него осуждены будут и отосланы в геенну на вечное мучение за то, что нищим, странным, бедным, в лице Христовом, ради Христа милости в жизни своей не делали, больного и узника не посетили, нагого не одели, странника в дом не ввели, жаждущего не напоили, алчущего не накормили. Так свидетельствует о сем святое Евангелие: Тогда скажет и тем, которые по левую сторону от Него: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. А когда начнут осужденные извинение приносить, говоря: Господи! Когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? — тогда отвечает им, говоря: Истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную (Мф 25:41—46).
    Что же, если праведным судом Божиим осуждены будут во тьму кромешную, в огонь неугасающий все те, которые ближнему своему от своего имущества не уделяют, то сами подумайте, слушатели, какой же страшный суд в день оный постигнет тех беззаконников, которые и собственное добро своего ближнего похищают, грабят, отнимают и разоряют.
    Страдает неутешно евангельский богач в пламени геенском, и вечно страдать будет за то, что нищего Лазаря, который лежал пред его вратами голодный и желал насытиться от крупиц, падающих от трапезы его, он не кормил, не помилосердовал, не сжалился над ним. Каков же плач и вопль в будущем веке ожидает тех, которые сами воровством, хищениями, ябедами, обманом, коварствами и неправдами своими немалое число ближних своих до такого доводят жалостного состояния, в каком представляет нам Евангелие святое Лазаря нищего! Я горести мучения того не только словом изобразить, но и умом понять никак не могу.
    Одно знаю, каким образом в сей жизни человеку избежать ее, а именно, через истинное и неложное покаяние, т.е. когда грешный человек истинно обращается к Богу, умиляется душой и сокрушается сердцем, сожалеет и плачется о бывших своих согрешениях, а притом и все то, что похитил каким-либо образом у ближнего своего, ему возвращает и вознаграждает его.
    Итак, всякому, каким-нибудь способом похищающему, совет здравый предлагаю — избавиться от этого зла. Ибо, чем более богатства собирает он неправдой и хищением, тем более собирает себе гнева Божия и последующую вечную казнь. А в пример взять Закхея, мытаря евангельского: он зло собранное добре расточил, вчетверо, кого чем обидел, возвратил, потому и услышал от Христа: Ныне пришло спасение дому сему (Лк 19:9).
    Вот тебе единственное средство и способ, похититель, которым можешь быть избавлен от грозящего вечного несчастья. Но если прелестный сей мир, или плоть угодливая не допускают тебя до этого, то ты возьми меч непоколебимого намерения и рассеки истинным покаянием неразрешимый сей узел грехов твоих; отдай всем все, у кого ты неправедно что ни присвоил. Лучше убогому и нищему в царствие небесное войти, нежели богатому страдать в пламени геенском. Да и богатым никто из мира сего не исходит, но все одинаково, как нагими входим в сей мир, так нагими и отходим. Тогда надобно будет нехотя попрощаться всякому с вотчинами, которые каким-нибудь неправедным способом себе присвоил; надобно оставить те отягощенные сундуки, которые от слез братии своей наполнил; надобно вынесенным быть из тех чертогов, которые от крови убогих соорудил; надобно совлечь те драгоценные одежды, которые из неправды сшил; надобно лишиться тех вин, которыми со слезами вопиющих на небо наслаждался; надобно удалиться от той музыки, которую с воплем рыдающих бедных приятно слышал. Одна только рубашка, ради прикрытия наготы, один гроб и только три аршина земли нужны будут.
    Об этом всегда помышляй, думай, пекись и старайся. А если об этом сейчас не позаботишься и не поспешишь, то настанет время, когда и пожалеешь, и сокрушишься, и восплачешь, да без пользы, то есть когда время покаянию прейдет. А притом имей твердое и нерушимое правило, чтобы чужой вещи неправедно ни явным, ни тайным, ни лестным и никаким образом не присваивать. Обязывает тебя к сему и естественный, и написанный Евангельский закон: чего не хочешь себе, того не делай и ближнему, и чего хочешь себе, то делай и ближнему (Деян. 15:20, 29). Аминь.

    Оглавление   
Слово о любви к Богу и о любви к ближнему.


    Цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры. (1 Тим 1:5)
    Человеколюбец Господь Бог наш, когда создал человека по образу Своему и по подобию, насадил в душе его закон, через который он мог все, что касается его обязанностей, знать, и по тому закону поступать. Он по тому закону мог знать, в чем состояла его обязанность к Богу, Создателю своему, к себе и ближнему своему. Но по падении человеческом закон этот так попортился, что едва малые следы от него остались. Отсюда последовало, что люди вместо добра избирали зло, и, тьмой неведения помраченные, пороки вместо добродетелей почитали.
    Потому Милосердный Творец наш, по Своей естественной благости, изобразил закон тот на двух скрижалях, которые через Моисея, верного Своего раба, передал избранному Своему народу — Израилю, а потом и всем людям и народам. Но цель как естественного, так и написанного закона не иная, как только единая любовь. Ибо Премилосердный и Человеколюбивый Бог, зная, что без любви не может быть в роде человеческом никакого благополучия, по той причине, как Отец, промышляя о чадах Своих, дал нам закон для пользы нашей и ради нашего благополучия, — который состоит в том, чтобы мы, во-первых, Бога, а потом ближнего нашего любили так: Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как сам себя. На сих двух заповедях, — по словам Самого Христа, — утверждается весь закон и пророки (Мф 22:40).
    Но то, какие плоды любовь к Богу производит и чего ради должно Бога любить, каковы плоды любви к ближнему и чего ради мы его должны любить, в следующем кратком слове желающему об этом знать и по силе исполнять, представляется. Прошу послушать всякого, кто хочет вражду, как врага своего, из сердца выгнать.
    Сердце человеческое праздно быть не может, но оно непременно занято или враждой, или любовью к какой-нибудь вещи. Если враждой занято, то такие и плоды приносит: приносит ссоры, драки, убийства, обиды, злословия, клятвы, лесть, обманы, клевету, осуждение, презрение, уничтожение, насмешки и прочее тому подобное. А если любовь в сердце живет, то и плоды являются любезные, и как чистейшим очам Божиим, так и благоразумным людям приятнейшие.
    Я здесь о чистой любви говорю, а не о нечистой, мирской, плотской, скверной, которая с обидой Создателя и ближнего бывает, и самого любящего губит. Говорю о той любви, которая, по словам апостола, — от чистого сердца, и доброй совести, и нелицемерной веры (1 Тим 1:5). Итак, от такого сердца, в котором чистая Божия любовь обитает, следующие являются плоды.
    Первый плод — презрение мира и всего, что в мире. Ибо что для истинного боголюбца слава, честь, богатство мира сего? Ничто. Он все то в любимом своем превосходным образом обретает. Ему и слава — Бог, и честь — Бог, и богатство — Бог. Он считает себя славным, честным, богатым, потому что любит Того, Коего слава страшна, и богатство всякое в руке Его. А так как утешение свое в едином любимом полагает Боге, потому и все блага мира сего за сор считает. Даже если и течет к нему богатство благословением Божиим, но он не прилагает к нему сердца (Пс 61:11), а расточает для требующих. Хотя и дается ему честь, она для него, как иго наложенное, которое он должен носить для общей пользы братии своей.
    Следовательно, кто к мирским и суетным вещам прилепляется сердцем, в том нет любви Божией. Дружба с миром есть вражда против Бога; кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу, — научает святой апостол Иаков (Иак 4:4). Ибо Бог и мир — две вещи противоположные, и потому любовь одного вытесняет любовь другого. Кто любит Бога, нет в том любви к миру. А в ком любовь к миру есть, в том нет любви Божией. Итак, Божия и мирская любовь в одном сердце поместиться не может, точно так, как огонь с водою. Ибо Бог есть Ревнитель, хочет, чтобы человек любил Его всем сердцем, а не половиной: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим (Мф 22:37).
    Второй плод любви Божией — усердное и частое размышление о Боге и Его благости: ибо где сокровище наше, там и сердце наше (Мф 6:21; Лк 12:34), — по слову Христову. Ибо так бывает между людьми: кого кто сердечно любит, того из памяти никогда не выпускает, о нем всегда думает. Так, кто Бога любит сердечно, всегда в богомыслии поучается, а из этого следует, что с Ним частой молитвою беседует, благодеяния Его и чудеса поминает и проповедует. Следовательно, кто умом от Него отвращается и молитвою к Нему не восходит, в том сердце занято другой любовью.
    Третий плод любви Божией — тщательное угождение воли Его святой. Чего воля Божия хочет, о том старается и боголюбец. И чего воля Божия не хочет, от того отвращается и боголюбец, и потому волю свою воле Божией покорять старается. Потому истинный боголюбец в слове Божием, в котором воля Божия открыта, часто поучается, чтобы узнать, что есть воля Божия и в чем состоит, а узнав, самим делом исполнять ее. А из этого следует, что когда истинный боголюбец против воли любимого своего по немощи что-то сделает, об этом весьма печалится, сокрушается, воздыхает, а часто слезы проливает. Апостол это называет печаль по Богу, которая производит неизменное покаяние ко спасению (2 Кор 7:10).
    Следовательно, те, которые воле Божией угождать не стараются и более печалятся о порче богатств, о потере чести и прочих временных вещах, нежели о преступлении закона Божия, любви к Богу не имеют. Где сокровище их, там и сердце их.
    Четвертый плод любви Божией — усердное попечение об умножении славы Божией. Истинный боголюбец везде и во всяких случаях и делах ищет славы и чести Создателя своего, звание свое тщательно проходит во славу и честь имени Божия. Например, если начальник старается всячески искоренять в подчиненных пороки и беззакония, которыми имя Божие хулится, отсюда восстает ревность по Богу, которая с великой печалью и негодованием слышит, что имя любимого его хулится, и более желает сама быть в бесчестии, поругании, поношении, озлоблении и в смерти, нежели чтобы честь Божия умалилась. Отсюда бывает, что истинного боголюбца ни скорбь, ни теснота, ни гонение, ни голод, ни нагота, ни беда, ни меч не может отлучить от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем, как учит великий апостол Павел (Рим 8:35).
    Следственно, кто славы и чести Божией не ищет, но все делает ради собственной своей пользы и чести, даже если оно само по себе и доброе дело, в том любви Божией нет, но есть самолюбие, которое является виною всех зол.
    Пятый плод любви — любовь к ближнему. Ибо если кого мы любим, то любим и того, кого любимый нами любит. Бог же, без сомнения, человека любит: итак, любящий Бога, любит и ближнего. От любви ближнего и Божия любовь познается, по словам святого апостола Иоанна Богослова: Кто говорит: «Я люблю Бога», — а брата своего ненавидит, тот лжец (1 Ин 4:20). Но какие плоды любви ближнего, то ниже увидим.
    Ныне посмотрим вкратце, для чего нужно Бога любить, или лучше сказать, что такое то, чем в нас Божия любовь более может возбудиться. Кажется, что излишнее дело — показывать, для чего должно Бога любить. Ибо и сама совесть всякому говорит, что Бога, как Творца и Отца своего, любить, почитать и бояться всякому должно. Однако есть три главнейшие причины (так святой Иоанн Златоуст учит), которые в нас усердную любовь к Богу должны возжигать. Первая — благость и красота Его неизреченная и всякий разум и понятие превосходящая. Вторая — любовь Его к нам неизреченная. Третья — величество и множество к нам благодеяний Его, от единой любви происходящих.
    Что касается красоты блаженного и бессмертного Естества, не думай, слушатель, что это нечто телесное, но это некая слава и великолепие неизреченное, некий свет неприступный. Показывая эту красоту Исаия пророк говорит: И Серафимы стояли окрест Его, двумя крылами покрывали лицо свое, двумя же крылами покрывали ноги, двумя же летали и взывали: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф!» (Ис 6:2—3). А делают это, как тот же святой Иоанн Златоуст толкует, Ангелы святые от удивления, от ужаса, от благолепия оного, и от великолепной славы. Видеть сию красоту желал святой Давид: Когда приду и явлюсь Лицу Божию ? Как лань желает на источники вод, так желает душа моя к Тебе, Боже (Пс 41:2—3). Желал и Филипп: Господи! Покажи нам Отца, и довольно для нас (Ин 14:8). Этой красотой блаженные духи от начала ненасытно наслаждаются, и вовеки наслаждаться будут. Лицезрением этой красоты насыщаются души праведных, и вовеки насыщаться будут. Но что много о том говорить, чего не только ум человеческий, но и Ангельский понять не может? Сподоби нас, Милосердный Господи, по Своей неизреченной благости, красотой этой в свое время насыщаться.
    Но и любовь, которую к роду человеческому имеет Бог, какое слово изречет? Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал и Сына Своего Единородного (Ин 3:16). Что более этой любви может быть? Великую любовь имеет мать к своему ребенку, но Бог большую любовь имеет к человеку: Если и забудет жена младенца своего, но Яне забуду тебя, — говорит Господь (Ис 49:15). И опять Христос, великую любовь являя, говорит: Как птица собирает птенцов своих под крылья, так хотел Я собрать детей твоих (Мф 23:37).
    Благодеяния же к нам Божий вся тварь проповедует. Проповедует солнце, согревая и освещая нас. Проповедуют луна и звезды, освещая ночь. Проповедует воздух, сохраняя жизнь нашу. Проповедуют облака, орошая дождь нам.
    Проповедует земля, подавая нам плоды для пищи. Проповедуют травы, врачуя болезни наши и питая скот наш. Проповедуют скоты, иные одевая нас, иные питая нас, иные служа нам. Проповедуют птицы, иные увеселяя нас пением, иные питая нас. Проповедуют воды, напоевая нас и давая нам рыбу в пищу. Словом, вся тварь, на службу нам созданная, проповедует Божие к нам благодеяние.
    Но если посмотрим начало бытия нашего, то увидим, что мы — создание дивное, разумное, образом Божиим почтенное, выше всей твари превознесенное, малым чем пред Ангелами умаленное (Пс 8:6), и падшее, опять чудным образом восстановленное.
    Возьми только в руки книгу святого Евангелия, и увидишь, что Бог для человека Человеком сделался, с людьми на земле жил, и страсти человеческие, кроме греха, претерпел: претерпел поношения, хулы, лютейшие страдания, и наконец и смерть бесчестную ради человека от грешников принял. О глубина богатства, и премудрости, и разума Божия! Кто изречет силы Господни? Что воздадим за все, что Он даровал нам (Пс 115:3)?
    Но это — общие к роду человеческому благодеяния. А сколько каждый из нас особенно, каждый день, каждый час и каждую минуту получает Божиих благодеяний, и знать сами не можем, не только их перечислить. Сколько случаев смертоносных у каждого бывает в любое время, сколько козней диавол строит! Но от них всех Человеколюбивый Бог сохраняет нас так, как сердобольная мать малое и несмысленое свое дитя предостерегает от всяких вредных случаев.
    Но то, что мы повседневно грешим и подлежим наказанию Божию, а не наказываемся, по делам своим тотчас не воспринимаем, — не великое ли это Божие благодеяние и Отеческая любовь? Ибо, если бы Бог за каждое преступление наказывал нас по Своему правосудию, ни малейшее бы время не могли жить, по словам пророка: Если беззакония будешь у сматривать, Господи, Господи, кто устоит (Пс 129:3)? А если и наказывает нас, но, как Отец чад своих, казнит и милует, поражает и исцеляет, оскорбляет и увеселяет, уязвляет и врачует; все же это делает от единой любви, дабы мы могли исправиться и так спастись вечно.
    Все это, то есть и благость Божию неизреченную, и любовь Его к нам непостижимую, и благодеяния, от любви бываемые, если помыслим, непременно возгорится любовь в сердцах наших. Сможем и мы с Давидом говорить: Как лань желает на источники вод, так желает душа моя к Тебе, Боже (Пс 41:2).
    О любовь чистейшая, искреннейшая и совершеннейшая! О доброта непостижимая! О ненасытное желание и блаженных духов! О Свете Присносущный! Даждь ми свет, да во свете Твоем узрю свет Твой (Пс 35:10).
    Даждь ми свет, да узрю любовь Твою.
    Даждь ми свет, да узрю Твое Отеческое благоутробие.
    Даждь ми сердце любити Тя.
    Даждь ми очи видети Тя.
    Даждь ми уши слышати пресладкий глас Твой.
    Даждь ми уста глаголати о Тебе.
    Даждь ми вкус вкусити Тя.
    Даждь ми ухание благоухати Тя. Даждь ми руце осязати Тя.
    Даждь ми нозе последовати Тебе.
    До этого говорил я о любви к Богу. Ныне предложу слово о плодах любви к ближнему. Ибо и любовь к ближнему, как выше сказано, от любви Божией следует: не любит Бога тот, кто ближнего не любит. Плоды любви к ближнему перечисляет святой апостол Павел в первом Послании к Коринфянам, говоря: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, радуется же истине; всех любит, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает (1 Кор 13:4— 8). Все эти плоды вкратце рассмотрим.
    Первый. Любовь долготерпит. Тот, кто любит ближнего, тот не мстит за нанесенную обиду, но с кротостью и незлобием все претерпевает, и даже молится за творящих напасти. Итак, отмщение и воздаяние злом за зло есть плод не любви, но ненависти.
    Второй. Любовь милосердствует. Истинно любящий, видя бедность ближнего своего, кто бы он ни был, не может не подвигнуться душою, не может сердцем не сострадать страждущему, а потому с плачущими плачет. Он видит нагого и одевает, видит алчущего и питает, видит странствующего и вводит в дом свой, больного и в темнице сидящего посещает, печального утешает, сомневающегося наставляет, заблудшего исправляет. Он не думает и не говорит, как иногда бывает: «Что мне до него нужды?! Ведь он не наш, найдется кто-нибудь и кроме меня ему послужить», — но сам с бедным бедствует, пополам делит счастье и несчастье, не щадит себя, чтобы бедствию ближнего помочь, и так бедность его своею бедностью считает. Итак, презрение бедного есть плод жестокосердечного и ненавистного сердца.
    Третий. Любовь не завидует. Истинная христианская любовь о благополучии брата так радуется, как о собственном. Видя брата веселым, и сама веселится. Видя почитаемым, как бы сама себя почитаемой считает. О несчастии же его, как о своем, печалится. Итак, печаль о благополучии ближнего и радость о злополучии есть плод не любящего, а завистливого и злобного сердца. Ибо зависть — это печаль о добре ближнего. Радость же о зле есть самое дьявольское дело, так как дьявол о спасении человеческом печалится, а о погибели радуется.
    Четвертый. Любовь не превозносится, не гордится. Любовь высшим повинуется, равных почитает, меньших не презирает, всем уступает, никого не осмеивает, не укоряет, не ругается, не бесчестит, не осуждает, но себя и свои пороки видит, всякое зло — себе, а что доброе, не себе, но Богу приписывает; всякое обличение и наказание с радостью принимает. Итак, гордость, высокоумие, осуждение и презрение — это плод не любящего сердца, но от духа злобы дьявола.
    Пятый. Любовь не бесчинствует, ибо знает, где и что говорить, или делать, рассуждает о месте и времени, бережется того, чтобы подать и принять соблазн, а потому все с рассуждением и говорит, и делает, везде себя чинно и благоговейно ведет. Итак, всякое бесчиние не есть плод любви.
    Шестой. Любовь не ищет своего. Радость и веселье истинной любви в том, чтобы ближнему добро сделать даром, без всякого ожидаемого прибытка. Она в том подражает Создателю своему, Который всем благодеяние творит даром, повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф 5:45). Она не щадит и себя для пользы ближнего, трудится, потеет, бдит, чтобы ближний созидаем был. Для нее нет ничего неудобного, она из невозможного возможное с помощью Божией делает. Во всем же она ищет не своего, но пользы ближнего, по наставлению апостола. Итак, кто ближнему добро делает ради своего прибытка, нет в том любви к ближнему, но самолюбие.
    Седьмой. Любовь не раздражается. Она великому гневу возгореться не попускает, не открывает уста свои на клятву, злословие, укорение ближнего. Итак, клятва и всякое злословие не есть плод любви.
    Восьмой. Любовь не мыслит зла. Она не только не делает ближнему никакого зла, но и не мыслит. Любовью горящее сердце всегда в том и поучается, чтобы добро было любимому. Итак, злопомнение не есть плод любви, но плод злобы.
    Девятый. Любовь не радуется неправде, а радуется же истине. Истинная любовь, видя, что ближний его, неправду делая, наносит обиду другому, а тем оскорбляет величество Божие и праведному Его подпадает гневу, печалится по трем причинам. Во-первых, потому, что неправдой заповедь Божия нарушается. Во-вторых, потому, что ближний его, будучи обижаем, в неблагополучии находится. В-третьих, потому, что делающий неправду подлежит гневу Божию. И напротив того, веселится, когда видит кого-то в истине пребывающим. Итак, радость о неправде не есть плод любви.
    Десятый. Любовь всех любит, то есть злых и добрых, чтобы союз мира был неразрушим, и общее благополучие процветало.
    Одиннадцатый. Любовь всему верит. Поскольку сама простосердечно со всеми обходится, и обмануть и обольстить никого не хочет, так и о лукавстве других не помышляет. Из-за этого от хитрых и лукавых людей козни терпит.
    Двенадцатый. Любовь всего надеется, все переносит, уповая и ожидая, чтобы ближнему какая польза и выгода сделалась.
    Тринадцатый. Любовь никогда не перестает. Ибо крепка, как смерть любовь, многие воды не могут угасить ее, — учит Божие слово (Песн 8:6—7). Вера и надежда здесь только в верных пребывает, а любовь и вовеки пребудет в избранных Божиих. Она здесь начинается, а в оном веке совершится.
    Таковы, слушатели, плоды христианской любви к ближнему, святым апостолом описанные.
    Причины же, по которым ближнего нашего, то есть всякого человека мы должны любить, следующие.
    Первая. Есть заповедь Бога нашего, которая велит ближнего любить, как самого себя: Люби ближнего твоего, как самого себя (Мф 19:19). И еще Христос говорит: Заповедь новую даю вам, да любите друг друга (Ин 13:34). Итак, не любящий ближнего противится Божию повелению.
    Вторая. Любовь к ближнему соделывает любящего учеником Христовым. Ибо Сам Христос говорит: По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин 13:35). Ибо как дерево от плода познается, так и истинный христианин от веры, которой помогает любовь, ибо вера без дел мертва (Иак 2:20, 26). Что пользы христианином называться, Христа устами исповедовать, а воли Его не исполнять, Ему не следовать?
    Третья. Так как и Божия любовь без любви ближнего не может быть, то говорит святой Иоанн Богослов: Кто говорит: «Я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего (1 Ин 4:20—21). Итак, если кто ближнего своего не любит, тот и Бога не любит. А кто ближнего не любит, тот на него враждует, ибо сердцем человека или вражда, или любовь обладает. А кто на человека враждует, тот враждует и на Бога, потому что Бог человека любит, как выше сказано.
    Четвертая. Апостол Павел говорит, что все дарования без любви — ничто (1 Кор 13:1—8). Чудеса творить, много таинств знать, на многих языках говорить — нет в том никакой пользы без любви. Ибо многие, — говорит Христос, — скажут Мне в тот день: «Господи! Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали ? И не Твоим ли именем бесов изгоняли? И не Твоим ли именем многие чудеса творили?» И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф 7:23). Но знамение истинного христианина — вера, любовью подкрепляемая, как говорит тот же апостол (1 Кор 13:2)
    Пятая. Общее для всех благополучие происходит от взаимной любви. О, как благополучно жили бы все, если бы друг друга взаимно любили! Не было бы тогда воровства, разбоев, хищений, убийств, обманов. Не укрепляли бы для сохранения имений кладовые. Не нужны были бы сторожа, не нужны были бы замки. Не было бы столько плачущих и проливающих кровавые слезы. Не слышались бы жалобные голоса вопиющих на небо вдовиц, сирот, бедных и беззащитных людей. Не отягощены были бы суды жалобными челобитными. Не скиталась бы по улицам и площадям алчущая братия, не тряслись бы от холода и мороза полунагие члены Христовы. Не были бы наполнены темницы узниками, сидящими за долги, за векселя и недоимки. Не было бы, наконец, нищих и убогих, а все жили бы безопасно, спокойно и мирно, и все были бы равны.
    По этой причине Господь Бог, отечески сожалея о роде человеческом, дал такую заповедь: Возлюби ближнего твоего, как самого себя. О, любовь, любовь, союз совершенства (Кол 3:14)! Любовь, сколь многих благ мы лишаемся, когда тебя не имеем! С тобою все хорошо и благополучно, а без тебя все плохо и неблагополучно!
    Шестая. Истинная христианская любовь — это предвкушение вечной жизни. Она здесь начинается, а в вечной жизни совершится. Ибо в вечной жизни избранные Божии взаимно друг друга будут любить, друг о друге радоваться, друг другом духовно наслаждаться. Не великое ли благополучие было бы в том доме, в котором муж и жена, дети их и рабы в надлежащей христианской любви пребывали? Воистину не погрешил бы тот, кто этот дом назвал бы земным раем. Итак, если кто хочет некое предвкушение вечной жизни иметь, тот любовь христианскую должен стяжать.
    Седьмая. Истинной любовью приближаемся к Богу, потому что Бог есть Любовь, — как апостол говорит (1 Ин 4:8). И чем чище, теплее и усерднее любовь, тем ближе она к Богу. Чем более и усерднее человек любит Бога и ближнего, тем более уподобляется Богу, или даже с Самим Богом соединяется. Ибо пребывающий в любви, — говорит св. Иоанн Богослов, — пребывает в Боге, и Бог в нем пребывает (1 Ин 4:16).
    О сколь великое блаженство человеку с Вечным и Блаженнейшим Божеством соединиться! Что сего союза желаннее и радостнее может быть? Пребывающий в любви христианской удостаивается такого великого блаженства.
    До этого я приводил причины, которые побуждают нас любить ближнего нашего. Из всего этого следует, что мы и врагов наших любить должны, по заповеди Христовой: Любите врагов ваших, делайте добро ненавидящим вас, молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного (Мф 5:44— 45). Ибо и язычники, не знающие Истинного Бога и не верующие во Христа, любящих любят; но не любящих любить — это дело одних христиан.
    Противно это, признаюсь я, естеству нашему растленному, но в том состоит слава христианская, чтобы естество побеждать, плоть духу покорять, зло добром побеждать (Рим 12:21). Это христианское благородство — над самим собой господствовать. Сыном Отца Небесного быть — какое может быть большее благородство? Но об этом ходатайствует любовь к врагам.
    «Как, — скажет кто, — любить мне врага моего?» И я говорю, что сие естеству нашему растленному противно, но новому человеку, во Христе возродившемуся, удобно. Ветхий человек не терпит этого, но новый, во Христа крестившийся и облекшийся (Рим 6:3), с радостью это приемлет. Ибо заповедь Христова и пример Христов велит это. И Сам Христос врагов любил и молился за них: Отче, отпусти им (Лк 23:34).
    Так и ты вражду и злобу в ближнем своем, как дело диавольское, не люби, но самого его люби, поскольку он есть Божие создание и раб Божий. Требует того от тебя повеление Христово: любите врагов ваших. Побуждает к тому высокое обещание: Да будете, говорит, сынами Отца вашего Небесного. Устрашает прещение смерти: Не любящий брата пребывает в смерти, — говорит св. Иоанн Богослов (1 Ин 3:14). Ободряет высокое христианское благородство, которое от любви к врагам познается. Поощряет высочайшая эта добродетель, которой человек самого себя побеждает.
    Итак, не человека гони, но злобу и вражду в человеке старайся истребить, как диавольское изобретение. А о человеке, как о ближнем твоем, как о брате твоем, как о мысленном члене единого тела, единой с тобою веры, единым Крещением просвещенном, единого Бога и Отца имеющем, сожалей и соболезнуй. Потому что он, когда на тебе враждует, более на себя враждует. Когда тебя обижает, более себя обижает. Когда тебя проклинает, сам Божией подпадает клятве. Когда тебя судит, сам Божию суду себя подвергает: Не судите, да не судимы будете (Мф 7:1). Когда тобой гнушается, сам перед Богом в омерзение приходит. Тебя временных благ лишает, а себя — вечных. У тебя временную отнимает честь, а у себя — вечную. Твое тело убивает, а свою — душу. Ибо тем прогневляет Бога, Который велел ближнего любить: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Аминь.

БЕСЕДЫ О БОГОПОЗНАНИИ И САМОПОЗНАНИИ ПО УЧЕНИЮ СВЯТЫХ ОТЦОВ:

1. Записи р. Б. Ники
2. О молитве, молитвенном делании и молитвенном трезвении
3. О празднословии
4. О праздномыслии, или о мечтаниях, блуждании и рассеянии ума
5. О помыслах в форме мысленных разговоров (или внутренних диалогах)
6. Что такое «скорбь» по христианскому учению и почему люди тяжело переносят различные скорбные обстоятельства
7. О понятии «счастье» по христианскому учению
8. О прелести, или действиях бесов против людей
9. Таинственные действия Духа Святого у подвижников, сподобившихся стать причастниками Духа и в отношении всех людей
10. Блудная страсть и половая потребность
11. О брачных половых отношениях и воздержании по учениям святых отцов
12. Пьянство и наркомания как страсти телесного сладострастия
13. Страсть сребролюбия и материальные потребности
14. Страсть гнева
15. О праведных реакциях христианина на различные виды злоречий и злых действий
16. О страсти уныние, как лени и праздности
17. О саможалении по учению св. отцов
18. Учения святых отцов на мнение, что смысл жизни заключается в создании семьи
19. О конфликтах в семьях, происходящих от самолюбия и разных страстей
20. Печаль о смерти ближних
21. Предсмертные состояния праведников и грешников
22. Реакции людей на приближение смерти
23. О возвращении души в тело, или о видениях при клинической смерти по христианскому учению
24. О силе любви по учениям святых отцов (1. О естественной любви и самолюбии)
25. Умственная сила. Познавательные низшие способности, или тема о хранении чувств.
На главную Написать нам письмо В начало страницы





Copyright © 2006-2017 ni-ka.com.ua Created & hosted by Dmitry