САЙТ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНИНА






БИБЛИОТЕКА СВЯТЫХ ОТЦОВ И УЧИТЕЛЕЙ ЦЕРКВИ:


Феофан Затворник
Августин Блаженный
Анастасий Синаит
Антоний Великий
Афанасий Великий
Василий Великий
Василий Кинешемский
Георгий Задонский
Григорий Богослов
Григорий Нисский
Григорий Синаит
Димитрий Ростовский
Дорофей авва
Древние иноческие уставы
Евфимий Зигабен
Ерм. "Пастырь"
Игнатий Брянчанинов
Илия Минятий
Иннокентий Пензенский
Иннокентий Херсонский
Иоанн Кассиан Римлянин
Иоанн Кронштадтский
Иоанн Лествичник
Иоанн (Максимович) Тобольский и Сибирский
Исаак Сирин
Исаия Отшельник
Кирилл Александрийский
Лука Крымский
Макарий Египетский
Максим Грек
Марк Подвижник
Никита Стифат
Никодим Святогорец
Николай Сербский
Нил Синайский
Оптинские старцы
Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. (А - Г)
Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. (Д - К)
Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев (Л - Мол)
Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. (Мон - О)
Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев (П)
Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев (Р-Сп)
Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев (Ср - Я)
Макарий Оптинский. Душеполезные поучения. (А – З)
Макарий Оптинский. Душеполезные поучения. (И – О)
Макарий Оптинский. Душеполезные поучения. (П)
Макарий Оптинский. Душеполезные поучения. (Р - Ск)
Макарий Оптинский. Душеполезные поучения. (Сл - Я)
Амвросий Оптинский. Переписка с мирскими лицами (пп.1- 99)
Амвросий Оптинский. Переписка с мирскими лицами (пп.100-237)
Душеполезные поучения преподобного Амвросия Оптинского «А-М»
Душеполезные поучения преподобного Амвросия Оптинского «Н-Я»
Паисий Святогорец
Патерики
Русские подвижники 18 - 19 веков
Симеон Новый Богослов
Тихон Задонский
Троицкие Листки (19 век)
Е. Попов. Нравственное богословие для мирян
Иоанн Сан-Францисский
Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. «Мон - О»


Здесь можно скачать Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. (Мон - О)>>> в формате Microsoft Word (~ 155.0 Kb)

  Монастырская жизнь
    Устав
  Монастырь
  Монастырь и мир
  Монашество
    Новоначальное монашество
    Монашеский постриг
    Схима
    Духовная брань
    Уединение
  Монашеская жизнь
    Борьба с немощами
    Послушание
  Монашество и мир
  Мощи
  Мужество
  Мшелоимство
Н
  Наречение имени
  Наставления
  Наставница
  Настоятельство
  Наука
  Начальство
  Неблагодарность
  Неверие
  Неверующие
  Недостатки
  Недуги
  Незлобие
  Неискренность
  Немощные сестры
  Немощь
  Неправда
  Неприязнь к ближнему
  Неприятности
  Нерадение
  Нетерпение
  Нечувствие
  Нищета духовная
  Новости
  Нравственность
  Нужда
  Нужды монастыря
О
  Обеты
  Обещание
  Обитель
  Обличение
  Образование
  Общение с ближними
  Общежитие
  Общественная деятельность
  Одежда
  Оптина пустынь
  Опыт
  Осторожность в словах
  Осторожность при общении
  Осуждение
  Откровение помыслов
  Отношение к ближним
    Отношение к братии
    Отношение к врагам
    Отношение к игуменье
    Отношение к настоятелю
    Отношение к обижающим
    Отношение к сестрам
    Отношения с братией
  Отпуск
  Отсечение своей воли
  Отчаяние
  Отшельничество
  Отъезд из обители
Список использованной литературы
  Неопубликованные источники
    Переписка преподобного Илариона
    Переписка преподобного Иосифа
    Переписка преподобного Льва
    Переписка преподобного Моисея

    Оглавление    Монастырская жизнь

   Чаще спрашивай себя: «Зачем я пришла в монастырь?» И старайся каждый день провождать жизнь так, как ты проводила первый день, пришедши в обитель, и каждый день утром говори себе: быть может, этот день — день последний моей жизни? Потерплю же я по любви ко Господу Иисусу Христу, хотя ныне какая бы ни была скорбь, и прощу каждому оскорбившему меня обиду, да воспомянят и меня многогрешную Господь и помилует, и спасет по неложному Своему обещанию (Лк. 14, 37) (преп. Иосиф, 11, с. 255).

   Учись понимать и монастырскую жизнь, когда поймешь, тогда можешь понуждаться и на самое дело, от которого укореняется мир в душе, премогающий всякие неудобства (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 74).

   ...Что делать, что трудно тебе достается, надо потрудиться ради Святой Обители. За это Господь наградит, и обитель будет помнить твои труды с благодарностью. Молитовку не оставляй. Если в церковь не можешь ходить всегда, то помаливайся почаще во внутренней клети своей — в сердце своем. Там можно молиться и во время работы. Бог да поможет приучиться к сему. Вспоминай почаще и о последнем часе нашей жизни (преп. Иосиф, 11, с. 265).

   Ты, наверно, забыла про вечный покой во Царствии Небесном, а тем покоем нескончаемо будут наслаждаться претерпевшие до конца, ибо туда только и можно войти многими скорбями. Или ты никогда себе на память не приводишь того, как жили и что терпели Спаситель, Божия Матерь и все святые? Зачем же ты неразумно ропщешь и этим губишь свои венцы? Или ты не веришь в будущую жизнь? Не смотри, как живет богатый... а лучше подражай бедному Лазарю, и будет после смерти Ангелами отнесена твоя душа на лоно Авраамово (преп. Иосиф, 11, с. 266).

   Твое письмо получил и молюсь, чтобы Господь просветил твой ум. Не ищи своего пути к Царствию Небесному, а иди тем узким, по которому тебя ведет Господь. Получше разбери-ка свою жизнь и сличи с той жизнью, которую ты обязана по обету монашества проходить, — то ты непременно увидишь, что ты живешь не в скорбях, а в прохладе. Одно безропотное терпение и покорение участи спасет нас слабых, а если и это последнее средство отвергнем, то не спасение, а погибель наследуем. Будь усердной к молитве и послушаниям не ради какой корысти, а единственно ради Бога, — тогда все дастся тебе, что теперь ты никак не можешь, а тогда все это само придет к тебе (преп. Иосиф, 11, с. 267).

   Пишешь, что немирно между вами. Правда, это очень тяжелое состояние. Ну что делать, потерпеть надо, да старайся со своей стороны не делать того, что нарушает мир ближнего. А что тебя обижают, за это Господь утешит, если со смирением переносить будешь. Не ропщи, не раскаивайся, что пришла в монастырь. Потерпи, Бог даст, все обойдется. О переходе погоди думать (преп. Иосиф, 11, с. 268).

   Слава Премилосердому Господу, что Он даровал тебе чувство к возвращению в монастырь, совсем было поколебавшееся... Хотя бы ты в мире осталась, что же нам до этого, люди живут и в мире, и мирны бывают, но ты, уже посвятивши себя жизни монастырской, и <оставя> ее, не могла бы быть мирною, да и в содержании сомнительно... (преп. Лев, 168).

   Живя в обители хотя и скудно, но удобнее к смирению и лучше смиришься... (преп. Лев, 168).

   Если будешь жить по-монашески, то и на будущее время никто тебя не потревожит, и ты останешься в обители навсегда (преп. Амвросий, 1, ч. 1, с. 135).

    Если кто скажет: «Зайдите», то скажи: «Я теперь в кислом расположении, — не могу» (преп. Амвросий, 1, 3 ч. 2, с. 76).

   ...В обители... будут спасаться девы, и вообще лица женского пола, желающие уневестить души свои Христу, хотя по немощи человеческой живут и будут тут жить с некоторыми ошибками. Святой апостол Павел пишет: «не похвалится всяка плоть пред Богом» (1 Кор. 1, 29). Ив Ветхом Писании сказано: «несть человека, иже поживет и не согрешит» (Ср.: 3Цар. 8, 46). Наконец, часто повторяется многими и русская пословица: ошибка в фальшь не ставится (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 49—50).

   Да исполняется над всеми Евангельское слово Христово: «ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20). А вас собралось «о имени Христове» не две и не три, а немалое множество. Правда, что в большой семье бывает не без урода, но делать нечего, и это следует потерпеть. А иначе, когда все будут хороши, и возгордиться можно (преп. Амвросий, 23, ч.1, с.53).

   Сострадаю вам в скорбях ваших среди неудобств и неустройства обители. Впрочем, ждите милости Божией, пока благоволит Господь изменить положение дел обители вашей. Един Он все ведает и Един всем управляет или прямою Своею всесильною волею, или промыслительным попущением по причинам, Ему только известным вполне, людям же известным только отчасти, отчасти это за грехи наши и за жизнь, несообразную нашему званию. Сам Он чрез пророка Амоса говорит: «несть зла во граде, егоже не сотворих» (Ср.: Ам.3, 6), зло — то есть бедствие. Также апостол Павел пишет: «Если же наша неправда открывает правду Божию, то что скажем? не будет ли Бог несправедлив, когда изъявляет гнев?» (Рим.3,5) Думаю, помните вы сами церковную повесть: когда один святой пресвитер молился Богу, чтобы избавил от епископа, отягчавшего город разным неподобным нестроением, в ответ на его усердную молитву услышал глас: для этого города потребен был епископ еще худший. Мое грешное мнение: если бы каждый из членов, или, по крайней мере, многие, составляющие общество ваше, вместо ропота, обратились к Богу с усердным молением и исповеданием немощей своих, и желанием впредь направляться к стезям монашества по силе и возможности, то скорее бы, кажется, благоволил Всеблагий Господь изменить главную вину настоящей тяготы и неудобства и чрезмерной общей скорби... Советую вам, хотя и нелегко это, оставить человеческие изветы и извинения и обратиться за помощью к Единому Богу Сердцеведцу, Единому могущему все изменять и устроять, якоже Сам весть, паче чаяний и ожиданий человеческих. Святой Златоуст в письмах к Олимпиаде говорит, что Бог тогда только начинает являть Свою силу, когда оскудеют все человеческие соображения, и готово явиться безнадежие, «чтобы, - по слову Апостола, - надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых» (2 Кор. 1, 9) (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 129—130).

   ...То, что тебе кажется, что начальница тебя вышлет из обители, и что ты пленяешься этим помыслом, — и это обольщение вражие, потому что тебя еще никто не гонит, а только эта мысль тебя отводит от настоящего монашеского дела. Когда погонят, тогда видно будет (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 4).

   Ты пишешь, что не можешь равнодушно смотреть на м. Игуменью и потому удаляешься всячески, чтобы не являться ей на глаза. Это не хорошо и не полезно тебе, лучше с усердием и с верою помолиться Господу Богу о ней, как умеешь: тогда, может быть, и изменит в ней Господь неправое понятие о тебе, если это нужно будет, потому что, по слову Апостола: «се, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3, 12) (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 17).

   ...Писала ты, что приходил какой-то человек, от которого слышался смрад и зловоние, и после восстала на тебя сильная брань, а ты его неосторожно пустила в свою келью, и спрашиваешь меня, кто это такой?! Просто человек, одержимый различными страстями, но, думаю, подосланный к тебе попущением вражиим. Ты испытала эту брань, а сестра N. испытала сильную и долгую брань после того, как мирская женщина посидела на ее кровати. Вперед обе будьте осторожны в приеме мирских людей, презирая все благовидные к тому предлоги... «Время всякой вещи» (Еккл.3, 1)... Время принимать людей и время не принимать (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 27).

   ...Старайся жить в монастыре страннически, себе внимая и помалкивая, и не входя ни в какие дела. Тогда и уразумеешь самим делом Апостольское слово: «любящим Бога… все содействует ко благу» (Рим. 8, 28). Сказано в псалмах: «многи скорби праведным: многи раны грешному» (Пс. 33, 20; 31, 10). В каком бы положении христианин ни находился, не может избежать скорбей и болезней (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 53).

   В прежнем письме ты писала, что весной собираешься уехать куда-то из обители. Один выезд не удался. Советовал бы я тебе не делать других попыток, чтобы не случилось подобного. Тогда еще больше будет нареканий и больше придется терпеть неприятностей. Вернее и лучше терпеть на одном месте. Есть русская пословица: на одном месте и камень обрастает. А в старчестве сказано: сиди в келье своей, и келья всему тебя научит (преп. Амвросий, 23, ч.3, с.65).

   Сердечно желаю тебе, по возможности, успокоительного жития, елико возможно есть в юдоли сей плачевной, в ней же плачевным житием со смирением достигаем радости неизменной и нескончаемой, которую да сподобит нас Всеблагой Господь получить терпением и долготерпением, так как и праведным многи скорби, и грешным многи раны и уязвления, то кроме смиренного претерпевания переносить все это неудобно. Помолимся Господеви, да подаст нам помощь Свою, и веру, и мужество, и благое произволение к исполнению Божественных заповедей, и молитвенного келейного правила, и прежде сего хождения на церковные службы, со страхом Божиим, и вниманием, и благоговением, во сретении сестер и матерей благопокорным и благоприличным обращением, и подобающим поклонением, памятуя Евангельское слово: «как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Мф. 7, 12). Просто — в новой келье желаю тебе обновления духовного и успокоения душевного (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 81).

   Пишешь о послушнице N., которая все хочет поступить в сестры милосердия, но, наконец, слава Богу, уселась. Если опять станет смущаться, скажи ей, что если она убежит из монастыря, то враг ее поймает. А послушнице N. не советую, ради близости родных, перейти куда-нибудь подальше. Враг нигде не оставит искушениями. Касательно же своего положения, помни Апостолом вкратце выраженную волю Божию: «ко всем долготерпите, всегда радуйтеся, непрестанно молитеся, о всем благодарите: сия бо есть воля Божия» (1 Фес. 5, 14, 16—18). Если не можем еще радоваться, то, по крайней мере, постараемся не скорбеть паче меры, а вооружаться терпением и долготерпением, памятуя сказанное от Господа: «претерпевши до конца, той спасен будет» (Мф. 10, 22) (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 106-107).

   Как ни скорбно, как ни прискорбно тебе, но раскаиваться не следует, что пошла в монастырь. Во всяком случае, вернее и благонадежнее то, что мы находимся Промыслом Божиим в монастыре и более имеем надежды получить милость Божию, поступивши в монастырь, нежели бы оставшись в мире. И «в мире скорбни будете» (Ин. 16, 33), сказано в Евангелии. Лучше потерпеть скорби в монастыре. Можно получить большую милость Божию (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 123—124).

   Пишешь, что в новом месте ты скучаешь. Нельзя и не поскучать от разных причин, так как обитель новая только начинается и порядок еще не устроен, а нужно его устраивать, а вдруг всего не устроишь. В новом месте и в новом деле многого недостает, а эти недостатки и озабочивают тех, от которых дело зависит. Во всяком случае, прежде нужно потерпеть и не унывать и с верою на милость и помощь Божию уповать. Силен Господь все устроить и подать нужное и потребное (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 131—132).

   Ты воображаешь теперь, что примерами монастырских ты скорее возбудишься к покаянию, но я тебе говорю, что для тебя первая стрела вражия предстанет, — видеть их недостатки и зазирать их, пока не увидишь своих немощей и страстей. Не все совершенны, но чрез несовершенных-то и совершенные бывают, и паки те в свою очередь очищаются другими. Каким бы образом кто стяжал терпение, ежели бы никто его не оскорблял? И как бы узнал свое устроение без обличающих? И как бы смирился? Все это тебе предстоит, и тебе покажется странным, а я тебя предупреждаю, что этому надобно быть, и все это бывает по мере нашего устроения, не без Промысла Божия. Ты, хотя и читаешь отеческие книги, но понимаешь весьма мало, и то в теории, а на деле больше и яснее познаешь (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 181).

   Прежде всего: покоряйтесь старшим, несть власть, аще не от Бога, противляющиеся власти Божию велению противляются, а таковые грех приемлют. Посещайте неопустительно, кто может, храм Божий; в нем наша жизнь. Не оставляйте общей трапезы, на общей трапезе возлеже Возлюбленный, говорит святой Исаак Сирин, а тайная трапеза есть блудная трапеза. Держитесь отеческих преданий, не ходите по кельям, не принимайте мирских, особенно мужчин, не заводите дружбы между собою — мы все родные, и особенные приязни всегда беззаконны (преп. Анатолий, 7, с. 335).

   ...В обители нашей, хотя и довольное количество братии с хорошим поведением и ревностью к монашеской жизни, но более новоначальных, обучающихся на духовной брани в ополчении Христовом купно с братиями окормлением старших. Вам известно, какое бывает затруднение и в обители при избрании на какое-либо послушание, чтобы найти способного к исполнению оного. Кольми паче трудно указать на кого-либо к отпуску с вами, чтобы соответствовал вашему предприятию, в отдалении из обители и духовного окормления... По слуху же некоторые именуют обитель нашу рассадником монашества: это только пустая слава, не пользующая души наши. А хотя и были братия способные, но вам известно, что в три обители выбыло от нас немалое количество лучших из братий, а ведь люди не грибы, не одним утром поспевают (преп. Моисей, 333).

   Раздавать вещи погоди, еще самой пригодятся. Лишнего запасать не следует, но и без необходимого нельзя обойтись. В этом смущаться не следует (преп. Иосиф, 11, с. 267).

   Есть спасение и кроме монастыря, но с трудом велиим. Хотя и в монастыре спасение не без труда, но зато и кроме спасения в монастыре может человек достигать и совер-шенства христианского, если только достодолжно потрудится смирить себя и покорить не только воле Божией, но воле и начальствующих по Бозе и даже меньшим, в чем нет нарушения заповедей Божиих (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 74-75).

   Поздравляю тебя с облачением в монастырское платье и желаю тебе пожить по-монастырски — в кротости и смирении, — чтобы смотреть свои немощи и неисправно-сти, а других не судить. Кто судит и осуждает, тот то же самое после натворит... (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 78).

   Особенно же пред м. Игуменьею понуждайся смиряться и не толкуй ее поступков и обращения с тобою так превратно или горделиво, что будто бы она поступает с тобою по памятозлобию, я думаю, что просто, во-первых, как на-чальница, а во-вторых, соображаясь со множеством сестер, желающих ездить в Оптину. Так полезнее и покойнее думать, а вместе смиреннее и Богу приятнее (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 84).

    Оглавление    Устав

   Относительно же форм и обрядов монастырских, — они потому уж хороши, что обуздывают нашу непокорную природу и заставляют отрекаться от нашей воли (преп. Амвросий, 1, ч.2, с.12).

   Батюшка <преподобный Амвросий> строго запрещал хождение по кельям, а также и прием к себе братий, без особенной и притом крайней нужды. На вопрос <иеромонаха>, что отвечать тем из братий, которые по легкомыслию своему будут смущаться таким моим поведением, старец сказал: «Отвечай таким, что отец Архимандрит не велел тебе ходить по кельям» (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 2).

   ...После обеда требуется отдых, а после вечернего правила святыми отцами запрещены излишние беседы, кольми паче не полезные или ведущие к общему смущению (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 85).

   Готовить пищу в келье позволяется только старым да больным, которым груба трапезная пища. Если и ты больная, и трапезной пищей трудно жить, то можно и тебе благословиться у м. Игуменьи когда что-нибудь сготовить себе. А если бываешь сыта трапезной пищей, то по прихоти варить себе отдельно не следует, это грешно. Господь да укрепит тебя в монастырской жизни и поможет тебе (преп. Иосиф, 11, с. 266).

   Если у вас принято справлять именины, то не следует и тебе отставать от других. Живи так, чтобы ни в чем лучше сестер не показывать себя (преп. Иосиф, 11, с. 267).

   Не вози никогда мяса в монастырь. Вот один так-то привез, а в мясе завелась трихнина, и он отравился (преп. Амвросий, 1, ч.2, с.65).

   Когда бывает бдение, минут за восемь (до благовеста) надо читать вечерние молитвы (преп. Амвросий, 1, ч- 2, с. 68).

   Устройство женской больницы при женской обители, а мужской при мужской дело христианское и приличное, но кто измыслил брать или посылать из женских обителей инокинь, особенно юных, в общественные больницы, тому нельзя ожидать благого воздаяния от Господа, а скорее противного, потому что ни в древнеотеческом предании, ни в святых отеческих писаниях примеров этому не видим, а напротив, в писаниях преподобного Макария Египетского (в беседе 27 в гл. 15, по изд. Моск. Акад.) читаем пример разительный, сопротивляющийся новому учреждению. Он повествует, что «некто во время гонения предал на мучение тело свое, был повешен и строган, потом ввергнут в темницу, и что ему по вере прислуживала одна инокиня, и он, сблизившись с нею, бывши еще в темнице, впал в блуд!». Если от сближения и с исповедником, потерпевшим мучения, инокиня не осталась цела, а подверглась не только душевному вреду, но и падению, и еще в древнее время, то чего же можно ожидать от подобных обстоятельств в наше последнее, слабое время? Приводим сей пример кроме вышеозначенного и вопреки новому измышлению посылать монахинь из монастырей в больницы для практики, на случай войны, на том же положении, как существующие теперь общины сестер милосердия. Никак нельзя согласиться с тем мнением, что будто бы дело вполне христианское и полезное посылать невест Христовых, особенно юных, из мирных обителей в общественные больницы для служения грешным телам, с получением явного и неизбежного вреда для душ сих служительниц. Подтвердим свое мнение, кроме многих святых отцев, словами великого учителя монашества, святого Иоанна Лествичника, который в 3-й Степени, в главах 22 и 23, говорит следующее: «как невозможно единым оком смотреть на небо, другим на землю, так невозможно не подвергнуться душевным бедствиям тому, кто совершенно не устранился помыслом и телом всех своих родственников и не родственников». Добрый и благоустроенный нрав великим трудом и подвигом приобретается, но и со многим трудом приобретенное во мгновение потерять можно (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 126-127).

   По смерти монаха нет душеприказчика и никакое завещание законом не приемлется, а все следует монастырю, и это относится к настоятелю, который должен исполнить то, что закон повелевает, а А. сумасброд распорядителем себя поставил! Надобно непременно подвергнуть его ответ-ственности, а иначе останется в монастыре зло неисцельное. Употреби все меры безотложно, приведи все в известность, что у него находится, Бог Благой да вразумит тебя к охранению обители (преп. Моисей, 305).

    Оглавление    Монастырь

   ...Обиталища сии <монастыри> не суть изобретение человеческого ума, но Дух Святый, чрез богодухновенных отцов, уставил жительство сие для тех, кои позваны будут от Бога, или из любви к Нему, или ради множества грехов своих (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 23).

   ...Родители твои, с болезнью сердца, пишут ко мне, что ты просила у них дозволения отпустить тебя в монастырь. Похвально твое чувство... Однако ж скоро не спеши, испытай своего сердца чувства, готово ли оно к призванию сему. «Иже хощет по Мне ити, да отвержется себе и возмет крест свой и по Мне грядет» (Мф. 16, 24). Надобно отвергнуть свою волю и разум и покорить другим, могущим тебя вести спасенным путем, иначе ты не можешь научиться, по слову Господню, от Него, «яко Он кроток и смирен сердцем, и сим обрящешь покой душе твоей» (Мф. 11, 29). Он был «послушлив даже до смерти» (Флп.2, 8), и в нас чрез послушание является смирение, а без него все наши добродетели ничтожны. Когда же и решишься, то также избрание обиталища и наставляющего тебя не можешь сама избрать безошибочно, и о сем молись Богу: «скажи мне, Господи, путь, в оньже пойду, яко к Тебе взях душу мою» (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 183, 184—185).

   ...Если бы не десница Господня подкрепила меня, то, кажется, не в силах бы был и перенести всего того, что перенес. Ибо монастырь мой в городе, а посему у жи-тельствующих и нравственность похожа была на городскую, а не на пустынную. И мне все это должно было изменять, так что редкий день проходил без слез и без болезненного воздыхания (преп. Антоний, 22, с. 68).

   Вы святую обитель нашу назвали своим Иерусалимом, но это наименование слишком уже велико, ибо в этом Иерусалиме вашем обитают люди наиболее убогие и притом не безгрешные. Но если вы, по смирению своему, приемлете их или считаете за праведников, то, по слову Господню, и мзду праведничу приимете, только бы дал Бог не пристыдиться нам пред вами, если не то увидите в нас (преп. Антоний, 22, с. 73—74).

   ...О монастырской жизни должно не семь раз, но семьдесят раз хорошенько обдумать, и потом уже однажды навсегда решиться вступить в обитель святую на жизнь мо-нашескую (преп. Антоний, 22, с. 174).

   ...В монастыре еще может быть труднее, где вся жизнь до гроба должна быть в трудах, в подвигах, в повиновении, в отложении своих волей и желаний. И повиноваться должно не одной г-же Игуменье, но и старицам, и сестрам о Христе, и сделаться из барышни простою служаночкою, т. е. безответною и всепокорнейшею послушницею до последнего издыхания своего (преп. Антоний, 22, с. 174).

   Святые отцы говорят, что полезнее переменить себя, а не обитель, ибо и Н. ваш монастырь стоит на Господней земле и под покровом Божией Матери. Чего же еще больше искать? (преп. Антоний, 22, с. 251—252).

   Из чужих монастырей наши покойные настоятели не принимали, иногда, впрочем, в крайних случаях, и принимали, только с неохотою (преп. Иосиф, 67).

    Оглавление    Монастырь и мир

   ...Проси <в молитве> и о том, чтобы Он <Бог> возвестил твоим родителям об увольнении тебя в обитель, где покажутся тебе твои немощи при борьбе со страстями (преп. Макарий, 24, т.3, с.180).

   Хорошо, что ты познала, что спокойствие, на которое ты опиралась в мире, непрочно и ненадежно. А притом и то знай, что ты, живя в монастыре, находишься на поприще брани, как духовный воин, и раны приемлешь, и венцев сподобляешься, а удаляясь с сего поприща, уже не имеешь и брани и мнишь иметь спокойствие, но ложно, ибо оно скоро может превратиться в свирепую бурю. Итак, благодари Бога, призвавшего тебя на сей путь и обучающего во бранях (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 93).

   Некоторые спасаются в монастырях, иногда их упрекают в эгоизме. «Подумайте, — говорят, — такой-то поступил в монастырь! Он делал в миру столько добра, то-то и то-то, так много приносил пользы и вдруг все бросил. Это просто грех!» Не слушайте подобных речей. Если Господь призывает человека на служение Себе в иноческом чине, то надо все бросить и последовать призыву Божию. Впрочем, и в миру спасаются, но с большим трудом. В житиях святых рассказывается про двух сестер, из которых одна пошла в монастырь, а другая вышла замуж, и обе они спаслись. Правда, та, которая пошла в монастырь, получила высшую награду от Господа, но спасение получили обе. Но как спастись в миру, когда там так много соблазнов? Апостол говорит: «Не любите мира, ни яже в мире» (1Ин. 2, 15). Впрочем, здесь нужно оговориться: под словом «мир» подразумевается не вселенная, а все низменное, пошлое, скверное, греховное. Можно жить и в миру, и вне мира (преп. Варсонофий, 3, с.287, от 06.01.1913).

    Оглавление    Монашество

   Монашество есть образ смирения, и до оного достигают множеством браней и искушений, на которые и надобно себя приготовлять, а Господь силен тебя укрепить (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 282).

   ...О монашестве твоем... скажу: да будет принятие оного тебе не на тщеславие, или гордость, или возношение, а паче на смирение, и кротость, и терпение (преп. Макарий, 24, т.3, с. 281-282).

   Что же значит монашество? Совершение христианства, состоящее в исполнениях заповедей Божиих, в них же и любовь к Богу заключается: «аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет» (Ин. 14, 23), — сказал Господь, и деланием заповедей человек очищается от страстей, достигает бесстрастия и восходит к духовному умозрению, и все это должно быть растворено смиренномудрием, потому смиренномудрие все сети вражий сокрушает; при исполнении заповедей должно пройти и огнь искушений от людей и от врагов <бесов>, а без искушений мы не познаем себя и не можем смириться и получить духовный разум (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 517).

   ...Хотя иноки почтены от Господа ангельским образом, но крыльев ангельских им не дано, может быть, и потому, чтоб всякой инок наиболее находился в своем месте и вни-мал своему спасению, а иначе все бы разлетелись, кто куда, так что иного настоятель не скоро бы дождался в обитель. А потому довольно с меня и того, что мысленно с любовью моею летаю к вам! (преп. Антоний, 22, с. 401—402).

   Кому что дано: кому деятельность, кому безмолвие, даров Божиих много. Преподобному Арсению дано было равноангельское житие, служить Богу в безмолвии. Другие, наоборот, служат Богу в кипучей деятельности. Но уподобляются зарывающим свой талант те, которые отказываются от того, куда их поставляют согласно воле Божией. Так вот, и я стою на этом месте. Боюсь отказываться. Отец Архимандрит мне говорил: «А перенесете ли вы то, что может быть, если вы откажетесь?» Вот я и стою... (преп. Варсонофий, 5, с. 168, от 26.09.1910).

   ...Монашество есть внешнее и внутреннее. Миновать внешнее нельзя, но и удовлетвориться им одним тоже нельзя. Одно внешнее без внутреннего даже приносит вред. Внешнее монашество можно уподобить вспахиванию земли. Сколько ни пахай — ничего не вырастет, если ничего не посеешь. Вот внутреннее монашество и есть сеяние, а пшено — молитва Иисусова. Молитва освещает всю внутреннюю жизнь монаха, дает ему силу в борьбе, в особенности она необходима при перенесении скорбей и искушений... (преп. Варсонофий, 5, с.153-154, от 27.04.1910).

   ...Иночество есть великое безбрежное море, исчерпать или переплыть его невозможно. Это непонятно человеку, не вступающему на этот путь, практика нужна. Пред вами огромная завеса, и она начинает перед вами с нижнего уголка чуть-чуть приподниматься. Вся мудрость земная, правда, имеет некоторый смысл и цель, главным образом, для доставления удобств в земной плотской жизни, по сравнению же с иночеством есть ничто, или лучше сказать, копейка по сравнению с миллиардом рублей. Один известный мне человек, высокообразованный, получивший европейское образование, был в Московском университете, и в Лондоне, и в Париже. Поступив в монастырь, он пишет своему мирскому другу, товарищу по учению, что он до сих пор ничего не понимал. Так дивно глубок смысл иночества. А назначение инока еще выше. Святой апостол Павел говорит, что в будущей жизни будут различные степени блаженства: «Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе» (1 Кор. 15, 41). Этих степеней миллиарды, говоря по человеческому разумению, неисчислимое количество, и инокам принадлежит первая. А схимонахи, конечно, достойно своего звания живущие, будут в числе Серафимов. Вот как велико назначение инока. Поэтому как вы должны благодарить Бога, что Он привел вас сюда в скит. Ни на минуту не подумайте, что вы сами пришли: «Никто не может прийти ко Мне, аще Отец Мой Небесный не привлечет его» (Ср.: Ин. 6, 44). От Бога дана вам свобода, и с вашей стороны было лишь свободное произволение. Вы только не противились, когда Он, взяв вас за руку, повел сюда. Господь спасает нас, а не мы спасаемся, но Он, Милосердый, спасает нас при нашем на то желании. Итак, благодарите Бога. Вы сами видите, как много людей погибает в миру, сами поразмыслите теперь, за что Господь оказал вам такую милость, что привел вас сюда в монастырь, в наш укромный тихий скит! Да! Только при помощи Божией можно проходить этот тесный, скорбный путь. ...На первый взгляд кажется, что есть какое-то противоречие: с одной стороны, этот путь исполнения заповедей Господних есть легкий и благой, а с другой, он — тесный и прискорбный. Да, он тесен и прискорбен только для тех, кто вступает на него или с принуждением, без внутреннего расположения, или из-за каких-либо иных целей, кроме спасения души. Для таких он тяжел. А для тех, кто становится в ряд иноков с чистым желанием и намерением служить Господу Богу в духе и истине, — он легок. Правда, бывают скорби, но это — облачка на чистом, лучезарном небе (преп. Варсонофий, 5, с. 3—5, от 11.01.1908).

   Вопрос: «Меня иногда смущали мысли о том, что монашество уклонилось от своего идеала». Ответ: «Да, да уклонилось, однако диаволу и это не очень нравится, коли он так восстает против современного монашества. Этим монашеством держится весь мир. Когда монашества не будет, то настанет Страшный Суд» (преп. Варсонофий, 5, с. 14, от 22.01.1908).

   ...Вы пришли сюда искать Бога, и все ищут Бога. Найти Бога — это цель монашеской жизни... можно и жить в монастыре, да не быть монахом, ничего не достигнуть... Все ищут Бога. Вот и художники в области поэзии, живописи, особенно музыки, — все желают найти Бога. Да не так искали. Как искать Бога? Соблюдением заповедей, особенно смирением, поступать в монастырь. А они не хотели соблюдать заповеди, особенно не хотели смиряться, хотели пройти как-либо переулками, поближе, покороче. Знаете стихотворение Пушкина «Пророк»? Там он говорит: «В пустыне мрачной я влачился». Пустыня — это жизнь, он это понимал, что жизнь — пустыня. Влачился, да прямо ползал всем телом. Далее: «И шестикрылый Серафим на перепутье мне явился». Затем Пушкин рисует картину посвящения ветхозаветного пророка. Кажется, говорится так, что он постиг и «Херувимов горнее стремленье и гад морских подводный ход». Ангелы чисты, они только «горняя мудрствуют». А у нас есть и гад морских подводный ход. Эти два течения идут в нас параллельно. Но должно стараться только «горняя мудрствовать». Это не сразу достигается, а только ход морских будет все тише, и можно достигнуть того, что будет только одно горнее стремленье, а те гады нырнут в бездну и исчезнут. Да, этого можно достигнуть. Вот, я вам и говорю: смиряйтесь и смиряйтесь (преп. Варсонофий, 5, с. 28, от 18.02.1908).

   В Святом Писании, например, в Апокалипсисе и даже в Ветхом Завете, встречается слово «острова». Например, и острова будут уповать на Бога... (Ис. 51, 5). Как «ост-рова» могут уповать? Под словом «острова» разумеются монастыри. А означает весь текст то, что к пришествию антихриста разве в монастыре еще сохранится вера... (преп. Варсонофий, 5, с. 98, от 01.01.1909).

   Бояться надо только греха... А боязливых, сказано в Священном Писании, не любит Бог (Ср.: Сир. 2, 12), монах не должен быть боязлив, труслив, а должен возлагать на Бога надежду. Почему Бог не любит боязливых и трусливых? Потому что они близки к унынию, отчаянию, а это смертные грехи; боязливый и трусливый — на краю пропасти. Истинный монах должен быть чужд такого устроения... (преп. Варсонофий, 5, с. 58, от 29.06.1908).

   <У Игнатия Брянчанинова> все на одном и том же, на молитве Иисусовой. Какая ширина! Теперь вы видите это. А прежде, может быть, видели в монашестве, как и боль-шинство мирских, одну редьку, квас и глубочайшее невежество. Да и понятно. «Чашу жизни вкусите и видите, яко благ Господь». Да, надо вкусить, и тогда уже увидишь, какое блаженство... (преп. Варсонофий, 5, с. 60, от 10.07.1908).

   Святой Иоанн Лествичник говорит: «Ангелы — свет монахам, монахи — свет миру». Вспомните, что мы должны быть светом миру, что наше грядущее назначение — быть царями и священниками. Вспомните, как милостив Господь, призвавший нас в эту святую обитель. Сами посудите, какие дела мы творили, как жили до призвания нашего сюда, в эту святую обитель... (преп. Варсонофий, 5, с. 79—80, от 08.11.1908).

   .Монашество... есть блаженство, какое только возможно для человека на земле, выше этого блаженства нет ничего. И это потому, что монашество дает ключ ко внутренней жизни. Блаженство внутри нас, надо только открыть его. Полное блаженство на небе, в будущей жизни оно только продолжается... (преп. Варсонофий, 5, с. 106, от02.02.1909).

   Не все монашество заключается в подряснике да каше. Надел подрясник, стал есть кашу — и думает: я теперь стал монахом. Нет! Одно внешнее не принесет никакой пользы. Правда, нужно и носить монашескую одежду, и поститься, но это не все! Лампа, пока не горит, не оправдывает своего назначения — светить. Пожалуй, ее кто-либо и толкнет, и разобьет в темноте. Чего же не достает? — Огонька! Правда, необходимы и фитиль, и керосин, но раз нет огня, если она не зажжена, она не принесет никому пользы. Когда же она зажжена, сразу польется свет. Так в монашестве: одна внешность не приносит пользы, не обходим внутренний огонек. Отец Анатолий говорил, что монашество есть сокровенный сердца человек... (преп. Варсонофий, 5, с. 72, от 16.10.1908).

   Что такое монах? Монах есть исполнитель всех заповедей Божиих. А все заповеди сводятся к двум: 1. Возлюби Бога всем сердцем твоим, всею душою и всею крепостью твоею и 2. Ближнего твоего, яко сам себя. Эти две запове-ди совмещают в себе весь закон и заповеди Божий. Ангелы на небесах преуспевают в любви. Вся жизнь монаха должна быть — любовь. Наши великие старцы: о. Лев, о. Макарий, о. Амвросий, о. Анатолий действительно и имели эту любовь (преп. Варсонофий, 5, с. 128—129, от 08.11.1909).

   ...Всегда надейтесь только на Бога, но никак не на человека. Тогда всякое зло будет отпадать от вас, как отрубленная ветка... (преп. Варсонофий, 5, с. 130, от 14.11.1909).

   Есть два монашества: внешнее и внутреннее..., внешнее, так называемое клобуковое монашество, приобрести легко, как святой Иоанн Лествичник пишет: сделать внешнего монаха легко, но трудно сделаться внутренним монахом. Это внутреннее монашество может быть даже в миру, хотя именно «только может». И об этом-то внутреннем монашестве теперь так редко говорят, почти не имеют никакого понятия... (преп. Варсонофий, 5, с. 130, от 14.11.1909).

   С юных лет Господь привел тебя в лик избранниц своих, монастырь Он указал тебе самый удобный ко спасению, не лишил тебя близости к старцам, и все тебе мало грустно. Обратись к Божией Матери и говори Ей: «Ты, Владычице, привела меня в избранное Твое стадо, Ты и упаси мя. Ты могла Марию Египетскую спасти, ужели меня не сможешь?» (преп. Анатолий, 7, с. 165).

   .Монашеская жизнь трудная — это всем известно, а что она самая высокая, самая чистая, самая прекрасная и даже самая легкая — что говорю легкая — неизъяснимо привлекающая, сладостнейшая, отрадная, светлая, радостью вечною сияющая — это малым известно. Но истина на стороне малых, а не многих. Потому Господь и сказал возлюблен-ным ученикам: не бойся, малое мое стадо! Яко изволи Бог даровать вам — что? — думаешь, отраду? богатство? наслаждение? Нет! — Царство! (Лк. 12, 32). И какое Царство! Где не только все блага, все возможные сокровища, и красота, и слава, свет, радость, горящая любовь, Божеская жизнь и веселие вечное. Царство это — Царство всех веков, перед которым все величайшие царства мира сего — дым, смрад! И в том-то Царстве света и веселия тебе уготовано, и всем возлюбившим Господа Иисуса, царское место. Приведутся Царю девы — в след Ея — Царицы Небесной (преп. Анатолий, 7, с. 83—84).

   Я — монах, а монах есть исполнитель всех заповедей Божиих. Ни прельщения, ни угрозы, ни даже смерть не должны заставить монаха презреть заповедь Божию. Умиляют мое грешное сердце слова псаломские: «Твой есмь аз, спаси мя, яко оправданий Твоих взысках» (Пс. 118, 94). Говорю их Господу, когда грозят мне люди или помыслы мои при исполнении долга моего священноиноческого. Буди воля Господня!. (преп. Никон, 8, с. 253—254).

   Если монах пребывает в мирском доме, то на него смотрят как на мирянина. Нельзя монаху долго пребывать в миру. Как рыба без воды, так и монах вне монастыря (преп. Никон, 8, с. 310—311).

   Монах должен быть весь в Боге (преп. Никон, 8 с. 322).

   Если монах живет в миру, не несет никаких подвигов и даже одежды монашеской не носит, чем он отличается от мирянина? — Своею любовью к монашеству. Можно жить в монастыре, по видимости быть исправным монахом, но не любить монашества. Такой человек уже не есть монах (преп. Никон, 8, с. 332).

   Хотя теперь монастырей нет, но обет монашеский в душе должен остаться, ибо он дан Богу, ибо монашество было, есть и будет (преп. Никон, 8, с. 370).

   Монашеское дело наше: смириться, да поклониться, да попросить прощение — тем и оправдан (преп. Иларион, 10, с. 184).

   Сестра! Кайся, смиряйся, сестрам уступай — что можно, и не осуждай других — все с немощами (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Надо понимать дух времени и не увлекаться прежними понятиями и впечатлениями, которые в настоящее время осуществить невозможно. Важность в христианстве, а не в монашестве. Монашество в той степени важно, в какой оно приводит к совершенному христианству (преп. Никон, 8, с. 371).

   Такой был случай: на одного брата нашло искушение, задумал купить водки и выпить, пошел в шинок, стоят покупатели. Женщина-продавщица, увидев в монашеской одежде, спросила: «Что вам, батюшка, угодно?» Таким вопросом устыдила брата, и он ответил: «Полфунта изюму». Таким образом, монашеская одежда спасла от искушения (преп. Никон, 6, с. 275).

   ...Монашество, построенное по духу Святого Евангелия, на любви к Богу и отказе от мирской жизни, всегда являлось камнем преткновения для людей мира сего, всегда было ими ненавидимо, непонимаемо, как совершение чуждого им. Рабы же Христовы, хотя бы они были в миру, любили монашество и любят, видя в нем идеал христианской жизни, не чуждый им по духу. Говоря здесь о монашестве, имею в виду не отдельных людей, а самый образ жития, и говоря о людях мира сего, также имею в виду не живущих в мире, а душою своею преданных мирской жизни (преп. Никон, 20, с. 9-10).

   «Отчего это, батюшка, — спросила одна особа, — игуменье дано право распоряжаться монахинями, как крепостными?» Старец ответил: «Более, чем крепостными. Крепостные могли хоть за глаза поворчать на своих господ и побранить их, а у монахинь и это право отнято, — монахиня сама добровольно отдает себя в крепостное право» (преп. Амвросий, 1, ч. 1, с. 100).

   Монашество произошло от желания жить в точности по евангельскому учению. Потому что среди молвы городской и в заботах житейских представляется большое неудоб-ство жить в точности по евангельскому учению, хотя и все обязаны исполнять оное. Монахи от мирян различаются тем, что последним дозволена жизнь в супружестве, а первые избирают жизнь (безбрачную) безсупружную. И ты хотя живешь только при монастыре, а все-таки избрала жизнь безсупружную. Почаще читай Евангелие от Матфея 5 от начала 5-й главы до конца 10-й и старайся жить по сказанному там. Тогда и найдешь порядок в своей жизни, и стяжешь успокоение души твоей (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 26).

   ...О монашестве должно разуметь, что оно есть таинство, покрывающее прежние грехи, подобно крещению. Крещаемый прежде крещения не может чувствовать того, что после получает, т. е. силу внутреннюю исполнять заповеди Божии (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 43).

   Чадце мое неблагодарное и неразумное. Да весть малодушие твое, что никто из человек не имеет права дозволять кому бы то ни было оставить воспринятый им путь благочестивой жизни. Потому что воспринявшие монашество и оставившие оное уподобляются Иуде предателю, который ни у кого не просил на это дозволения, а самоизвольно предал, и сам терпит горькую участь свою во аде. У кого есть еще сколько-нибудь смысла, тот не должен решаться подражать такому жалкому и злополучному человеку, а лучше пусть потерпит временные неудобства и временную малую скорбь, чтобы получить вечную милость Божию велику (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 80—81).

   Вижу, что здоровье твое поправляется, а в делах подвигов монашеских лучшего нет. Что ж пользы-то от нашего здоровья? Не с тем мы вошли в ворота обители, чтобы готовить на выставку собственную тушу. А зачем? Затем, чтобы украшать себя скорбями, болезнями, укоризнами от других, постом, молитвою, смирением! Вот цель нашего отшествия от мира! (преп. Анатолий, 7, с. 238).

   Одной начальнице монастыря на ее слова, что народ, поступающий в обитель, разный, — трудно с ним, — батюшка сказал: «Мрамор и металл — все пойдет» (преп. Амвросий, 1, ч.2, с. 47).

   ...Главное дело нашего исправления и спасения зависит от нас самих, а со стороны в этом бывает только вспомоществование, хотя и немалое, потому что в каждом деле и в каждом искусстве потребно показание. А без показания простолюдин лаптя не сплетет, девушка чулка не свяжет. Кольми паче монастырская и монашеская жизнь требует показания, и указания, и наставления, а со стороны учащихся требует несомненного приятия и повиновения, по Евангельскому слову: «что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте» (Мф. 23, 3). Эти Евангельские слова ясно показывают, что не следует разбирать жития и дела наставников, а только наставления их принимать, если они согласны со словом Божиим и не противны оному. А за дела свои каждый сам отвечает перед Богом, и наставник, и повинующийся (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 51).

   Образ схимонашеский есть совершенный образ монашеский, а монашество есть совершенное христианство. Главная цель наша должна быть — исполнение заповедей Божиих, коими очищается сердце наше от страстей и ис-полняется плодов духовных: мира, радости, любви и прочих. Воздержанием утончается наш плотский состав, и оным, купно с молитвенным правилом, очищается ум, но при исполнении заповедей Божиих и при глубочайшем смирении, а без сего ни пост, ни труд, ни правило не принесут нам никакой пользы. И если только в том одном полагать образ монашества, чтобы исполнять правило и соблюдать пост, а о заповедях любви, терпения и смирения не иметь попечения, то всуе будем трудиться. Правило и пост, конечно, надобно иметь схимникам большие против простого монаха, и на сие подобает себя понуждать: но, впрочем, Бог ищет от нас, по силе каждого, телесного подвига, а душевного подвига — любви и смирения — от всех истязует: и больные, и престарелые могут любить ближнего, и смиряться, и получать милость Божию, это не мое мнение, а святых отцев учение вам предлагаю (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 148-149).

   Когда читают, особенно в церкви, хоть и без усердия, а слушай. Со временем все слюбится, и жизнь монастырская (преп. Анатолий, 7, с. 116).

   ...Всякое иноческое одеяние, длинное или короткое, с рукавами или без рукавов, с широкими рукавами или узкими, есть не простое одеяние, но смиренное и святое, а посему и возлагать оное на себя должно, как дар Божий, с благоговением и со благодарением (преп. Антоний, 22, с. 267).

   Один епископ, приехав в один монастырь, спросил настоятеля: — Есть ли у тебя хорошие монахи? — Есть, — был ответ. — Ну, покажи. Настоятель вызвал и говорит: — Вот хороший кузнец, вот хороший мастер и т. д. Послушал епископ и сказал: — Я просил тебя показать мне хорошего монаха, т. е. делателя молитвы или смирения, а ты показываешь мне хороших мастеров. Этого и в миру много. Уехал епископ и сменил потом этого настоятеля (пре Никон, 6, с. 276).

    Оглавление    Новоначальное монашество

   ...Сколько мог я заметить, неполезно и опасно слишком юных принимать <в монастырь>, ибо они более подвергаются влиянию слабой стороны и, навыкнув худому, не скоро могут прийти к истинному пути, так что ни к монастырю, ни к миру не бывают способны (преп. Макарий, 24, т. 2, с. 4).

   ...Ты не высокомудрствуй и не думай много о себе, будто бы ты достойна сего звания, — помни, что много званных, но мало избранных (Мф. 20, 16), постарайся удостоиться милости избрания: послушанием, смирением, терпением, кротостью, любовью и молитвою; считай себя последнейшею всех (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 472—473).

   ...Необходимо читать книгу Аввы Дорофея, и знать ее, как солдат знает пункты военной службы. Без сего нет утверждения в духовной жизни; и монах не может жить правильно (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 2).

   ...Не думай о себе много, что ты пошла в монастырь, и будто велико нечто сделала; Бог приемлет от нас все то, что со смирением, а от гордых отвращается. Научайся во всем познавать свою немощь и смиряться, будешь мирна и спокойна (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 478).

   Пишешь о приготовлении своем к монашеству — как поступить? Якоже блудный сын пришел к отцу и рек: «отче! согреших на небо и пред тобою, и уже несмь достоин нарещися сын твой» (Лк. 15, 21), и как мытарь пришел с сердцем сокрушенным и смиренным, воззвавши: «Боже, милостив буди мне грешному» (Лк. 18, 13). Вот какое приуготовление должно быть, ибо образ наш есть образ покаяния и смирения, и к оному нас Сам Господь призывает. И потому — иди без сомнения, со страхом и радостью (преп. Макарий, 24, т. 2, с. 146—147).

   Желание ваше вступить в монастырь, ежели есть истинное, то Господь и устроит так, но когда вы идете в монастырь, думая там успокоить себя от скорбей, то оное не есть истинное. Посвящая себя монастырской жизни, надобно себя отвергнуть и ожидать еще больших скорбей, это-то и значит взять крест свой и вслед Христа идти (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 701).

   Вы поступаете в монашество при самых благоприятных условиях, потому что впоследствии будут вам великие скорби (и искушения), но вы их перенесете, ибо уже окрепнете, и они послужат для прославления имени Божия и для получения венцев... (преп. Варсонофий, 5, с. 168, от 28.09.1910).

   ...Новоначальные всегда радуются, если идут в монастырь от всего сердца. Сказано в псалме: «Работайте Господеви со страхом и радуйтеся Ему с трепетом» (Пс. 2, 11). Вот такие и трудятся для Господа со страхом, боясь Его чем-либо оскорбить, и радуются — как? — с трепетом (преп. Варсонофий, 5, с. 54, от 04.05.1908).

   Если монашенке завидуют, еще больше смиряйся. Правило можешь справлять и не сразу!.. Матушки пугаться не следует. А любить должно, со страхом, впрочем. Мона-хиням всем должна кланяться. Конфуз сам собою пройдет. Плакать могут не все, а кому Бог даст слезы. А новоначальным Бог редко дарует слезы. А то возгордятся и будут хуже неплачущих. А чтобы из-за неимения слез не ходить в монастырь — это чистое неразумие. Иным лучше не иметь слез. С монахов, правда, больше спрашивается, но и миряне не святее от того, что с них не спрашивается. Впрочем, заповеди Евангельские писаны как для монахов, так и для мирян. Дурное — везде дурно, а хорошее — везде хорошо: и в миру, и в монастыре (преп. Анатолий, 7, с. 169).

   Веруй в Бога, создавшего тебя и приведшего тебя в число избранных своих овечек. В число возлюбленных своих невест. Каковою ты теперь и записана на небесах. А скорби теперешние твои (как я недавно писал одной) есть твое приданое Жениху твоему Возлюбленному Иисусу. Не брыкайся же, когда суют тебе целую пазуху драгоценного приданого (преп. Анатолий, 7, с. 259).

   А для новоначальной монашенки самый лучший пост, самая высшая добродетель есть терпеть все, что Бог пошлет (преп. Анатолий, 7, с. 272).

   Поздравляю тебя, С., со вступлением в избранное и возлюбленное Господом нашим стадо, в число невест Божиих. Блюди себя, живи достойно новому своему званию, а звание сие высоко, о нем говорит Апостол: «Вы есте граждане Иерусалима Небесного, царское священие, язык свят, люди обновления» (Ср.: 1 Пет. 2, 9). «Жительство ваше на небесех есть» (Флп.3, 20). А небесное жительство — вернее, Небесное Царствование чем достигается? Святое Писание говорит: «Многими скорбями подобает нам внити в Царствие Небесное» (Деян.14, 22) (преп. Анатолий, 7, с. 274).

   Поздравляю тебя со вступлением на новый путь жизни. Это тот, восхваленный Господом узкий путь, по которому идут не многие. Но он ведет в Царство — и Царство не временное, мимотекущее, а вечное, Царство это — Царство всех веков (преп. Анатолий, 7, с. 320).

   Ты пришла в монастырь учиться, и учись терпению, смирению и прочим добродетелям, украшающим венец монашества. Кто учится мастерству какому-нибудь, то неуже-ли сразу возьмет шило, дратвы или там топор, кисть и сделает тотчас сапог, шкаф, картину? Если этого не может быть в действительности, то как же ты хочешь сразу научиться науке наук? Ибо монашество выше всяких наук, оно учит небесному ангельскому жительству. Стало быть, и здесь, как в мастерских, человек грешный, поступающий в монастырь для приготовления себя к вечной жизни, не делается сразу святым, а прежде многажды погрешает, портит начатое и за это получает от близких, особенно от высших себя, укоризны или наказания. Так и живет, учась и смиряя себя. И возрастает потом незаметно в меру возраста исполнения Христова. Говорю — незаметно, ибо, если кто станет примечать за собою, что он преуспел, то уж это плохо, и погибель монаха близ (преп. Анатолий, 7, с. 58-59).

   Как поется в тропаре мученице: «Тебе, Женише мой, люблю» и прочее, а всякая монахиня, по учению святого Феодора Студита, есть мученица. Помни же, кому обручи-лася еси! (преп. Анатолий, 7, с. 61).

   ...Мы с тобою веруем и исповедуем, что есть Бог, есть вечность, есть демоны, есть Ангелы, и мы с тобою, сестра Н., обреклись или облеклись в Ангелов — в ангельский образ. Весь свет смотрит на нас (исключая развратителей и диавола) как на святых, и ублажает нас, а себя, сравнивая с нами, окаивает. Да и подлинно, и истинно: всякая девица, посвятившая себя Богу, есть невеста Иисуса Христа, есть подобие Самой Божией Матери... «Приведутся Царю (Иисусу Христу) девы в след Ея (Божией Матери); приведутся в веселии и радовании... Введутся в храм Царев...» (преп. Анатолий, 7, с. 71).

   Ведь мы монахи, невесты Христовы. Он, т. е. Иисус, настоящее наше солнце. Этого будем искать. Если Он кого просветит и обогреет, тот неизреченной радости и сладости сподобляется. И радости сей никто же возьмет. А которая радость в сем мире бывает, то велика она или невелика — все временная (преп. Анатолий, 7, с. 77).

   ...Ты идешь по тому пути, которому завидовали и которого искали богачки, знатные, княжны и царицы. Вспомни великомученицу Варвару! Вспомни святую Евфросинью. Вспомни даже тех, кои насладились и пресытились мирскими наслаждениями, величайших красавиц и богатейших — Пелагию и Евдокию. Чего у них не было? Сундуки золота и жемчуга! Князья за ними ухаживали! Но, как мудрые, они все побросали и пошли на посты и злострадания в монастырь (преп. Анатолий, 7, с. 78).

   Тебе помысл приходит: зачем ты пришла в монастырь? Зачем приходили в монастырь все святые? И царские и княжеские дочери? Вот и ты захотела идти тем же путем, чтоб здесь потерпеть да пострадать немножко-немножко и за это там царствовать с Господом и со всеми святыми во веки и веки веков нескончаемые! (преп. Анатолий, 7, с. 90).

   Ибо доля монашек высокая-превысокая: выше неба и звезд небесных. Их часть вместе с Ангелами. Только надо потерпеть. А тебе все не хочется терпеть, ты, значит, не понимаешь, где живешь. Говорю, Господь спасет тебя, только потерпи (преп. Анатолий, 7, с. 92).

   Описываешь труд жития монашеского. Правда, и святым отцам он казался трудным. А нам страстным и подавно. Но дело в том, что труд не напрасный, — не то что скорби мирских (преп. Анатолий, 7, с. 101).

   Делайте все сами, что можете, старайтесь не пользоваться чужими услугами. В келье своей ничего съестного не держите, всегда аккуратно ходите к трапезе, ибо Господь благословляет скудную пищу и делает ее вкусною. Заметьте, бывает, что те монахи и послушники, которые не трапезовали со всеми, а брали пищу себе, хворали и даже умирали (преп. Варсонофий, 5, с. 3, от 10.01.1908).

   Жены с миры богомудрые вслед Тебе (Христа) течаху... И ты, маленькая монашенка, в числе их, т.е. жен-мироносиц, находишься. Ибо и ты оставила дом, отца и людей и потекла за возлюбленным Иисусом. И вот теперь служишь Ему, Царю царей, служишь, ибо терпишь скорби, болезни, стараешься не поддаваться страстям (преп. Анатолий, 7, с. 120).

   Ибо послушница, волею-неволею терпящая скорби, есть невеста Христова, и там ей готовит Жених ее царский трон и почести, вместе с Божиею Матерью, как читаем: «предста Царица одесную Тебе в ризах позлащенных одеяна и преукрашена. Приведутся Царю девы вслед Ея, приведутся в веселии и радовании, введутся в храм Царев» (Пс. 44, 10, 15—16). А кто эти девы? Это ваша братия, молоденькие послушницы, терпящие скорби Господа ради. Я знаю, что ты ропщешь и смущаешься, а все же живешь. А Милосердый наш Отец Небесный и это примет как дар Ему. Не унывай, Л. Доля монашек ужасно высока, оттого она и тяжела здесь... (преп. Анатолий, 7, с. 121).

   ...Проходя подвиг сей, избегай во всем приумножений и оскудений, а иди среднею стезею, памятуя слова святого Исаака Сирина, что умеренному деланию цены несть...(преп. Иларион, 42).

   В наши времена Бог не посылает подвижникам таких испытаний, как древним, потому что не могли бы понести, и не подает древних дарований, чтобы не вознеслись безмерно (преп. Лев, 12, с. 70).

   Новоначальный и в самых обыкновенных случаях все тщеславится (преп. Лев, 12, с. 124).

   О новоначальных послушниках, по преимуществу склонных к тщеславию, преподобный имел обыкновение говорить так: «У кого голосок да волосок, у того лишний бесок (бес тщеславия)» (преп. Лев, 12, с. 124).

   Храни совесть, блюди мир, трудись по силам, молись всегда: ходя, лежа, вкушая, и будешь со временем походить на монахиню, и Господь пребудет с тобою навсегда (преп. Анатолий, 7, с. 59).

   ...Все будет зависеть от тебя самой; ты знаешь, что значит в переводе слово «монах», он должен быть один (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 107).

   Монашество само по себе имеет великую важность духовную и приносит большую пользу душевную тем, кто приступает к оному с искренним расположением и проходит оное с простотою и незлобием во смирении (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 31).

   Ведь ты веруешь, и я очень знаю, что ты вошла в брачный Чертог Небесного Жениха — в ангельское монашеское общество, не с тем, чтобы нежиться да свои капризы преследовать, а, глядя на Жениха своего, идти за Ним, Его святым путем. А как Он шел? Разве Он сидел на престолах? Разве почести собирал? Хотя и стоил того, и мог. Но этого Он не делал. А только творил повеленное Ему Отцом — творил добро. И за это от облагодетельствованных слышал: «Ты Самарянин и что бес в Тебе» (Ин. 8, 48) и подобное. И вот за сие и Бог превознес Его имя паче всякого имени. Хочешь быть вместе с Иисусом, иди за Ним. А капризничать грех! (преп. Анатолий, 7, с. 230).

   Советую внимательно прочитывать те книжечки наружного поведения для новоначальных иноков, которые я дал бывшим у меня сестрам. Шалости, каковы бы то они ни были, хотя и кажутся невинными, очень душевредны для иноков. Шалости и всякая вольность в обращении, хотя и со своими сестрами, есть дерзость, по толкованию святых отцов, и не радящих о покаянии и исправлении вводят в блуд, чего, к несчастию, многие не знают. Монашеская жизнь называется еще и постническою, девственною и нестяжательной, а поэтому особенно надо храниться от грехов, ведущих к нарушению сих добродетелей. Не для игр, забав и увеселений мы вступили в обитель. Не должно быть в обителях места смеху и забавам! (преп. Иосиф, 11, с. 281-282).

   Никого никогда в свою келью не пускайте без молитвы, пусть сначала пришедший произнесет молитву и только тогда впустите его. Выходя из кельи своей и входя в свою келью, кладите четыре уставных поклона с молитвами, а вообще всегда навыкайте молитве Иисусовой (преп. Варе нофий, 5, с. 5, от 11.01.1908).

   Если кого-либо встречаете из братии — всегда кланяйтесь первыми, у иеромонаха берите благословение, смиряйтесь, смиряйтесь, смиряйтесь (преп. Варсонофий, 5, с. 5, от 11.01.1908).

   Первым вашим делом, как только просыпаетесь, пусть будет крестное знамение, а первыми словами — слова Иисусовой молитвы (преп. Варсонофий, 5, с. 25, от 10.02.1908).

   Вот вам оружие <четки>, нещадно бейте этим невидимых врагов. Прежде всего, имейте всегда страх Божий, без него вы ничего не достигнете, теперь для вас начинается новая жизнь... Теперь везде разговор идет у бесов: «Были почти наши, теперь пришли сюда спасаться, как это можно?» (преп. Варсонофий, 5, с. 16, от 30.01.1908).

   Диавол вам не даст сделать ни одного шагу, за каждый шаг надо бороться. Вы помните, как евреи при построении храма в одной руке держали заступ, а в другой меч. Это вообще сказано про совершение добродетелей. С одной стороны, мы должны исполнять Евангельские заповеди, а с другой, отбиваться от врага мечом, борясь за каждый шаг... У нас один меч — молитва Иисусова. Сказано: «Бей этим мечом невидимых ратников, ибо нет более сильного орудия ни на небе, ни на земли» (преп. Варсонофий, 5, с. 59, от 07.07.1908).

    Оглавление    Монашеский постриг

   Монашества три степени: рясофор, мантия и схима; первый — новоначальных, второй — средних, а третий — совершенных (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 517).

   ...Что есть мантия? Образ смирения, а мы ищем ее из честолюбия, оттого и скорбь находит. Какие обеты при пострижении? Терпеть всякую нужду, обиду и смиряться, надобно же к этому быть прежде готовым, а не послел стяжавать оные, а где они? Ложный стыд, что мантия не вышла, доводит до безумия... Вижу, что вы печетесь только о том, что не исправите правило: а о том, чтобы правило жизни христианской по заповедям Божиим исправить, нимало не скорбите (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 52).

   ...Много найдется таких, скорбящих, не за мантию, но и за рясофор; это происходит от честолюбия — а им кажется, что от искания спасения; спасение состоит в смирении, а оного нет, — то и скорбят за внешнее одеяние, доставляющее честь (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 445).

   Вы приуготовились к принятию монашеского образа, а в чем состоит его сущность и какие вы давали обеты при пострижении? не то ли, чтобы все терпеть. Параман (принадлежность облачения монаха малой схимы - небольшой четырехугольный плат с изображением креста) и крест что иное означают, как не памятование о данном нами обете к терпению? Так благодарите же Бога, что Он вас обучал терпению, и ныне всякий случай должен быть уроком к научению терпению, и не только от внешних наносимых, но и от внутренних злоб духов, или к действию страстей, или к отчаянию понуждающих (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 178-179).

   ...Мати О. <просит> ...благословения облекаться в вечный траур, то это слово не согласно с истинным разумом. Одежда наша хотя по виду и черна, но она есть одежда веселия и радования и риза спасения. Поистине надобно радоваться, что сподобляет Господь избегнуть мира, как Израиль из Египта, и работать Господу, а не миру. Итак, в сию-то одежду веселия да благословит ее Господь облещися с радостью, а не с печалью, и не сетовать о оставлении мира, а радоваться о вступлении в новую жизнь, которая есть неизвестное народу разумение (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 583-584).

   ...О чем тут скорбеть? О внешней одежде: а разве она делает инока? А ведь ты хочешь спастись: делай инока внутреннего, а не внешнего. А когда о сем будем скорбеть, то далече удаляемся от спасения. Гордость чужда иноческого образа, ему сродно смирение (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 460).

   Мантия и схима имеют то великое значение, что принимающему их дается и благодать жить по-монашески, дается благодать исполнять монашеские обеты. Здесь мантия и схима похожи на оружие, которое дается воину, когда он идет на брань. Ему есть чем встретить врагов и защищаться, и отбиваться от них (преп. Варсонофий, 5, с. 137—138, от 20.12.1909).

   Приступая к принятию ангельского образа, иди на святое дело в разуме. Это не есть какое-либо земное отличие и честь, но вящее смирение. Образ истинного монашества есть искреннее смирение, а смирение святой Исаак Сирин называет одеянием Божества. Прочти сама его 53-е Слово. Малый ангельский образ есть обручение Небесному нашему Жениху, Сладчайшему Иисусу. И потому, как только оденут тебя в сию одежду смирения, ты обязана будешь иметь всегда на языке имя Иисусово, как обрученная невеста имеет пред глазами портрет своего жениха (преп. Анатолий, 7, с. 60).

   Поздравляю тебя с ангельским образом. Сердечно желаю тебе и по-ангельски жить чисто, свято, во смирении, послушании и молитве непрестанной, в незлобии и любви к ближнему (преп. Анатолий, 7, с. 112).

   Один монах, оставшись вне монастыря, начал думать: «Не буду носить четки. Я не молюсь по ним, и, может быть, это мне в грех поставится, что я показываю не то, что есть». Это неправильно. Я хотя и не молюсь по четкам, а на руке держу. Посмотрю на них и подумаю: «Я — монах, должен по обету непрестанно молиться и не молюсь». Укоряю себя, и это — на пользу... Одежду монашескую надо любить (преп. Никон, 8, с. 328).

   Хотя ты и не принимала пострига в мантию, но все же ты имела рясофор, а на одеяние рясы читается такая молитва: «Благодарим Тя, Господи Боже наш, Иже по мнозей милости Твоей избавил еси рабу Твою от суетныя мирския жизни, и призвал еси ю на честное сие обещание: сподоби убо ю пожити достойно во ангельском сем жительстве: и сохрани ю от сетей диавольских, и чисту ея душу и тело соблюди даже до смерти», и далее: «облецы ю освящения одеждою, целомудрием препояши чресла ея...». Из этого видно, что Святая Церковь Православная на рясофор смотрит, как на обет Богу. Бойся солгать Богу. Теперь, если к сему приложим еще и то, что соблазняет тебя монах мантийный, то мне страшно подумать, какой на это суд произносит Святая Церковь. Вот что написано в законоправильнике: монах или монахиня, если приидут в общение брака, не считается то брак, но блуд, или лучше сказать, прелюбодейство... (преп. Никон, 6, с. 231—232).

   Говорили старцу, что в обители <Оптинской> не скоро дают постриг. На это он ответил: «Внутреннее нужно соблюдать, а о внешнем нечего беспокоиться» (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 2).

   Не желай рясофора. Меня самого принудили в рясофор и в мантию, а я не хотел и говорил о сем батюшке Макарию — я сам не принял бы (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 73).

   ...Прочти жития Симеона Юродивого... и преподобного Алипия Столпника... и обрати внимание, что там го-ворится о пострижении. Хорошо позаботиться о внутреннем монашестве, но все-таки оно без внешнего не бывает, хотя внешнее без внутреннего и бывает. — Все таинства Православной Церкви совершаются из сочетания внешнего со внутренним, так как человек состоит не из одной души, но и из тела. Хорошо внутренно приготовить себя к сему и не спешить, пока устроишься. — Но так может рассуждать здоровый, больному же надо позаботиться, чтобы не упустить времени, и если сам не позаботится, то никто навязывать ему не будет. — Монашество принимается по собственному желанию, даже когда бывает представление от начальства, то сперва спросят и подписку возьмут, но потом в церкви опять спрашивают: «вольною ли ты волею пришел еси» и т. д. Очень высоко будет дожидаться, пока Сама Царица Небесная тебе предложит, что хочет постричь тебя, а следует, повторяю, тебе самой об этом подумать и позаботиться (преп. Амвросий, 23, ч.2, с.74).

   ...Пишешь, что ты недостойна! — Хорошо смиряться с толком, и если сознаешь свое недостоинство, то в других случаях и следует, сообразно с этим, вести себя и держать-ся смиренного образа мыслей и действования. — Но по причине недостоинства своего не должно отказываться от принятия монашеского образа. — Святой Иоанн Лествичник пишет: «Никто да не нарицает себя недостойна быти обета иноческого... Где находится велия гнилость, тамо и Велие врачевание потребно есть... Здравии бо врача не требуют и во врачебницу не приходят» (Степ. 1, отд. 19). Если не желаешь принять пострижения, то зачем поступала и в монастырь? Впрочем, вольному воля, а спасенному рай. Но если и в болезни будешь отказываться от монашества, то рассуждение твое весьма ошибочно, и внушение это явно с шуией стороны (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 75).

   Ты удивляешься себе, как ты решилась принять пострижение в <схиму>... Как бы ни было, а дело уже сдела-но, переделывать нельзя; остается исполнять по силе и возможности данные обеты, в чем же окажемся неисправными, в том да приносим искреннее и смиренное покаяние. — Смущаться же ни в каком случае не должно, кольми паче не жалеть и не раскаиваться в том, что принято такое пострижение. — Это великий дар Божий, а даром и невеликим пренебрегать не должно: а лучше благодарить и ста-раться быть достойным того, что нам даровано по великой милости Божией (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 90—91).

   ...По принятии мантии скорбные искушения более попутаются на человека, чтобы навык брани духовной и сотворился и стал искуснее. Тут уже не должно по-новоначальному рассуждать, зачем то или другое? а просто терпи, смиряйся и опять терпи, подставляя правую ланиту в духовном смысле, т. е. не оправдываясь, а принимая поношение и уничижение: во-первых, за грехи, во-вторых, ради того, что добровольно избрала ты спасительный путь, который называется тернистым, и тесным, и трудным; особенно принявшему мантию неприлично входить в чужие дела и подавать человеческие советы, кому где жить, или куда переходить, или еще непристойнее — поступать двуличием — в глаза принимать ласково, а заочно говорить противное. Надобно поверить себя, и душевредного должно удаляться, не давая воли языку и гневу, самооправданию, которые лишают человека пользы душевной... (преп. Амвросий, 23,ч. 2, с. 101).

   И простое стрижение овец бывает полезно и необходимо. Весною остригут овцу, а к осени вырастает на ней новая шерсть и более твердая. Постригут монаха в мантию. К осени, то есть к старости, расположение души его уже бывает более твердое и благонадежное к получению милости Божией, вечной и нескончаемой. Разумеется, если эта духовная овца не будет подражать козам, без толку лазить по плетням и колокольням и шататься по распутиям. Все знают, что козел, когда не пустят его вперед стада, то идет позади стада один, не хотя смириться (а за такое несмирение не бывает от него ни шерсти, ни молока) и идти наравне с другими, оправдывая собою слово Писания: «тем, якоже прочии человецы» (Лк. 18, 11). Не хочет внять словам псалмопевца: «се что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе» (Пс. 132, 1) (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 167).

   ...Слышу о тебе, начальственная мать, что ты не перестаешь унывать с тех пор, как начала горевать, получивши весть о пострижении. Знай, что горе, как море. Чем более человек в него входит, тем более погружается. Подумай сама, какой безопаснее воин, вооруженный или не вооруженный, и какой крепче монах, постриженный или не постриженный. Искуситель имеет обычай все извращать и в настоящее время стал всех обольщать какою-то мнимою свободой. А безвременная свобода, по слову святого Исаака Сирина, приводит к горькому рабству. Враг не хочет, чтобы мы повиновались Богу и по воле Божией служителям Божиим, а добивается чрез мрачные и тонкие внушения того, чтобы хоть не явно и не ясно, а повиноваться ему (пре Амвросий, 23, ч.2, с. 167-168).

   Поздравляю тебя с пострижением в рясофор — это первая степень монашеского образа. Сердечно желаю тебе пожить отселе по-монашески, в терпении и смирении, и во страхе Божием, и хранении совести, как требуют заповеди Божий, начиная с искреннего покаяния пред Богом и духовным отцом. Начало же из начал — терпение находящих скорбей — терпеть укоризны не только от старших, но и от младших, сознавая свои вины, за которые и нужно потерпеть, со смирением и благодарением, чтобы загладил Господь и простил согрешения наши (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 37-38).

   ...Советую тебе... принять тайно схиму. Смотри опять не отказывайся, — схима есть второе крещение, очищающее и прощающее грехи. Если встанешь, что однако ненадежно, то будем тебя уважать, а ты смиряться. Ты хоть и бодришься, но болезнь свое показывает и доказывает, поэтому не усомнись прямо принять тайную схиму, которая прикроется явною мантиею (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 69).

   Советую тебе отвергнуть и презреть помысл, смущающий тебя, что ты прямо приняла схиму. Посылаю тебе книгу преп. Феодора Студита. В завещании преподобного... ты сама можешь видеть, что древле святые отцы обыкновенно постригали прямо в схиму, а уже позднейшие отцы начали сперва постригать в мантию (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 70).

   Несмотря на то, что ты серьезно больна, никак не соглашаешься принять тайное пострижение, как делают это другие серьезно больные, из опасения чтобы не перейти в вечность без пострижения, проживши довольно лет в монастыре, а желаешь получить мантию видимую, т. е. длинную, церковную. Не знаю, дождешься ли ты этого. Из жития Киево-печерского преподобного Моисея Угрина видно, что он тайно пострижен в темнице проходящим иеромонахом. Разве ты выше этого преподобного? Советую тебе молиться этому угоднику Божию, чтобы он, предстательством своим у Господа, помог тебе избавиться от немощей душевных, ради которых посылаются и болезни телесные. Знай, что желать видимой мантии больному человеку есть явное тщеславие. Впрочем, я не убеждаю тебя к тайному пострижению, так как это дело совершается и должно совершаться по добровольному желанию разумеющих оное. Ибо образ монашеский есть образ покаяния и смирения, а не повод к тщеславию, высокомерию. На мытарствах и за простое тщеславие будут очень истязывать, кольми паче за тщеславное вышение длинною мантиею. Хорошо тому, у кого большое смирение, а не тому, у кого длинная мантия. Мантия длинная и короткая, обе не имеют рукавов, чем означается то, чтобы носящий их не делал ничего по ветхому человеку, тлеющему в похотях прелестных, от чего всех нас да избавит Всеблагой Господь милосердием Своим (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 72).

   Письмо твое получил, в котором объясняешь безотрадное твое положение по причине постригающихся прежде тебя, по твоему мнению, и менее достойных. С одной стороны, жаль тебя, что ты так скорбишь, а с другой стороны, я считаю это дело и промыслительным для тебя, чтобы ты после снисходительно думала об имеющих находиться в подобном положении и по опыту знала, как горько такое положение, и здраво об этом судила и рассуждала. Верховным Апостолам попущено было искушение: Петру отречение от Христа, а Павлу гонение на христиан, чтобы после милостивы были к согрешающим. Напрасно и несправедливо ты думаешь, что дела делаются только чрез одних людей, без участия Промысла Божия. Кроме властей зем-ных, на земле есть еще и Царь Небесный, Дух Святый, всем управляющий, к пользе нашей полезное устрояющий, неполезное отстраняющий. Держись за эту мысль, и ты успокоишься, молясь за тех, на кого скорбишь и кого презираешь (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 85).

    Оглавление    Схима

   Образ схимонашеский есть совершенный образ монашеский, а монашество есть совершенное христианство. Главная цель наша должна быть — исполнение заповедей Божиих, коими очищается сердце наше от страстей и исполняется плодов духовных: мира, радости, любви и прочих. Воздержанием утончается наш плотский состав, и оным, купно с молитвенным правилом, очищается ум, но при исполнении заповедей Божиих и при глубочайшем смирении, а без сего ни пост, ни труд, ни правило не принесут нам никакой пользы. И если только в том одном полагать образ монашества, чтобы исполнять правило и соблюдать пост, а о заповедях любви, терпения и смирения не иметь попечения, то всуе будем трудиться. Правило и пост, конечно, надобно иметь схимникам большие против простого монаха, и на сие подобает себя понуждать: но, впрочем, Бог ищет от нас, по силе каждого, телесного подвига, а душевного подвига — любви и смирения от всех истязует: и больные и престарелые могут любить ближнего, и смиряться, и получать милость Божию; это не мое мнение, а святых отцов учение вам предлагаю (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 148-149).

    Оглавление    Духовная брань

   Обители суть пристанища спасения, но случается, что и в оных бывают подвержены волнениям и погружаются в волнах: «ежели не всяк крестивыйся спасется, — говорит святой Иоанн Лествичник, — то умолчу о прочем», то есть о монашеском призвании; имеющие произволение благое через послушание приобретают смирение, которое сохраняет инока от всех сетей и козней вражиих, а без оного можно подвергнуться различным искушениям и неудобоносимым, а паче когда об откровении помыслов и понятия не имеют, что оно очень нужно в нашем звании; многие отцы пишут, что откровение очень нужно и приносит великую пользу..., а сие благое делание в нынешнее время совсем почти оставлено, оттого и прозябают дивии плоды и скорби умножаются (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 33—34).

   Стремление твое к оставлению мира и вступлению в обитель иноков, конечно, есть призвание Божие, тем паче, что оное постоянно в тебе возрастает, но все надобно делать с пожданием, рассмотрением и молитвою ко Господу, да поможет Он в благом твоем намерении исполнить оное... Отвержение себя вступающим в наше звание состоит в отвержении своего разума и своей воли и в терпении последующих за сим скорбей, надо к этому приготовиться и сообразоваться с своими силами, душевными и телесными... (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 681).

   Если посудить здраво, доставит ли нам пользу внешнее ношение мантии? Она есть образ смирения, а если люди ищут или желают ее, то конечно уже не для смирения, о прочем умолчу... (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 162)

   Обыкновенно мы, приходя в монастырь, думаем вдруг взлететь на небо, или найти покой нерушимый, но обретая сего от мучительства собственных наших страстей, впадаем в уныние, ища разрешения не там, где должно... (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 72).

   Взирая же на нынешние времена и оскудение делателей и наставников сей жизни, нельзя не поскорбеть, и что вступающие на путь сей, хотя и с ревностью, но, идя самочинно, в две крайности впадают: или, высоко возвысившись, обольщаются мнением, или ниспадают слабостью жизни. Но все нельзя отчаяться или порицать путь сей, видя ослабление и немощи умножившиеся, и отступление от высоких подвижнических дел, и лишающихся духовных дарований (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 141).

   Во всех твоих письмах не видно самоукорения и смирения, приличествующего для нашего монашеского звания, которое может нас и устроить в благоделании, и успокоить, но в твоем устроении все тебе кажутся виновными твоих скорбей и озлоблений, одна ты права во всем и от всех истязанная и оскорбленная. Поэтому вижу, ты ежели читаешь отеческие писания, то, видно, или не понимаешь, или не хочешь оным последовать, или вовсе не читаешь отеческих книг, а потому и ничего не понимаешь и, мняся быти мудра, объюродела (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 157).

   Сколько ты ошибочно имела понятие о монашестве, ты только и полагала: затвор, правило, видение, а о борении со страстями и о познании своих немощей и смирении от сего познания — уклонилась. Теперь же должно прийти в разум истины: не дерзай никого укорять, хотя бы что и видела неподобное: укоряющих и досаждающих тебе - считай своими благодетелями, посланными тебе от Бога ко уврачеванию страстей твоих, и при всем том считай себя последнейшею и меньше всех, яко побеждаемую и мучимую страстями, тогда совсем иначе просветится мысль твоя и получишь от Бога силу против страстей братися и не побеждаться от них... (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 133).

   ...Жизнь монастырская есть тесный и прискорбный путь, вводящий в живот вечный. Почему ж тесен и прискорбен путь? Не потому, чтобы он был таков в сущности—что легче любви, кротости и смирения? — но потому, что мы одержимы страстями и не хотим им противиться: они-то и делают нам путь скорбным (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 75).

   Пишешь, что, по случаю представления тебя в монашество, встретили тебя скорби: поношение и ругательство. Я полагаю, так как монашеский образ есть образ смирения и терпения: «монах есть столп терпения, бездна смирения», то предварительно тебе попущен такой искус, — какова ты обрящешься? Есть ли в тебе дух христианства — любви, по заповеди Божией: «любите враги ваша» (Мф. 5, 44)? Не унывай от сих приражений, но смиренно подклони выю против сих волн, и корабль души твоей не погрязнет во глубине моря, гордость твоя смирится, и враждующие умолкнут. Не вини никого, но смотри в них орудие Божие, искушающее тебя и смиряющее (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 654).

   Монастырская жизнь есть борьба непрерывная со всезлобным врагом — диаволом. Мы падаем и восстаем, побеждаеми и побеждаем, по мере нашего устроения — гордого или смиренного, а Господь Подвигоположник, видя нас изнемогающих, поддерживает, укрепляет и восставляет, на раны падших возливает вино и елей, врачует их скорбями и болезнями и приводит ко благому концу (преп. Макари 24, т. 6, с. 281-282).

   Жизнь наша есть духовная военная служба — брань: с кем же? — с невидимыми духами злобы. Кто воздвизает оные смуты? — враги живота нашего — бесы, стараясь восхитить от нас венцы подвигов за терпение, которые бы мы могли получить, принимая досады, оскорбления, уничижения, укоризны, презрения и прочее, и чрез сие смягчилось бы наше жестокое сердце и истребились страсти: самолюбия, славолюбия, сластолюбия и сребролюбия, от которых и все страсти принимают силу и действуют (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 303).

   Она стремилась в монастырь, думая найти покой, а того не знала, что оный зависит от победы над страстями и от смирения, терпения и любви. Предоставьте ее воле и отнюдь не уговаривайте остаться, а покажите ей, что наш путь есть тесный и прискорбный, который вводит в жизнь вечную, и когда согласится идти оным и терпеть все с самоукорением и смирением, то пусть остается... (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 311).

   Сильно работает диавол, желая отвлечь людей от служения Богу, и в миру он достигает этого легко. В монастыре же ему труднее бороться, оттого дух злобы так нена-видит монастыри и всячески старается очернить их в глазах людей неопытных. А между тем не погрешу, если скажу, что высшего блаженства могут достигнуть только монашествующие. Спастись в миру можно, но вполне убелиться, омыться от ветхого человека, подняться до равноангельской высоты, до высшего творчества духовного в миру невозможно, т. е. весь уклад мирской жизни, сложившийся по своим законам, разрушает, замедляет рост души. Потому-то до равноангельской высоты вырастают люди только в лабораториях, называемых монастырями (преп. Варсонофий, 3, с.104, от 30.05.1910).

   Замечу вообще, что стоит кому-нибудь принять твердое решение уйти в монастырь, как сатана начинает про-тив такого человека ряд козней. Отсюда прямо видим, что монашество для сатаны — вещь далеко не приятная. Конечно, про нас, монахов последних времен, нельзя сказать, чтобы мы вели особенно деятельную борьбу с врагом, — какие уж мы монахи! Но все же боремся, как можем. А в миру борьба эта давно забыта, сатана диктует законы миру, и он слепо идет за ним (преп. Варсонофий, 3, с. 224, б. д.).

   Чтобы работать только Христу и в монастыри идут — великое это дело. Но вот часто случается, поступят в монастырь, а затем разочаровываются. Пишут мне: «Я на-деялась найти в монастыре полный душевный покой, думала, что там я проникнусь молитвенным духом, а что выходит на деле? В монастыре такая же серенькая жизнь, как и в миру: зависть, интриги, сплетни... нет, не могу я переносить этого, что мне теперь делать?» Я отвечаю: «Терпи. Ты ошибочно думала о монастыре, что там только одна молитва; необходимо понести и досаду на сестер, чтобы омыться от приставшей духовной скверны». Снова пишут: «Батюш-ка, нестерпимо мне трудно, сестры восстают и возводят такую клевету, матушка Игуменья тоже нападает, защиты найти не в ком». — «Молись за обижающих тебя, — говорю, — не игуменья нападает на тебя, а так нужно для твоей пользы». — «Не могу я молиться, — отвечает, — за тех, которые приносят мне столько огорчений и зла». — «Не можешь? Проси Господа, и даст тебе силу полюбить их» (преп. Варсонофий, 3, с. 248—249, от 30.07.1912).

   Да, это его <врага> первое дело — указывать на немощи братии, погодите, еще и на большие немощи будет указывать. А что у монахов есть немощи, это нисколько не удивительно, монахи — люди. У всех в миру есть страсти. Когда человек приходит в монастырь, то он не сразу становится бесстрастным, нет, все его страсти и немощи остаются при нем, только в миру он не борется, а здесь хотя и побеждается страстью, но борется (преп. Варсонофий, 5, с. 31, от 23.02.1908).

   Монах есть битые черепки... Его все бьют: и бесы, и мирские люди... От всех он постоянно терпит унижения и уничижения. Бьют его, и остаются от него одни битые черепки... А Господь возьмет его да и склеит, только это происходит не здесь, а там... (Батюшка указал рукою на небо.) Вот, что такое монах... (преп. Варсонофий, 5, с. 62, от 01.08.1908).

   Батюшка заповедал... обращаться молитвенно к о. Макарию и ничего не делать самочинно, без смирения и благословения старца, ибо ни пост, ни бдение, ни молитва не приносят пользы, если совершаются без смирения и бла-гословения. «Постом, бдением и молитвою небесные дарования приим...» Ничем иным нельзя получить их, другого пути нет, но к этому необходимо нужно, как основание всего, смирение. У о. Макария и было глубокое, великое смирение... (преп. Варсонофий, 5, с. 66, от 07.09.1908).

   ...Сущность нашего иноческого жития — борьба со страстями... и... нельзя самочинно проходить путь ино-ческой жизни... (преп. Варсонофий, 5, с. 122—123, от 20.09.1909).

   Монах должен быть подобен младенцу по слову Евангелия: «Аще не будете яко дети, не вийдете в Царство Небесное» (Мф. 18, 3). В каком же отношении надо быть младенцем? По чистоте сердца. «Не дети бывайте умы, но злобою младенствуйте» (1 Кор. 14, 20), говорит Апостол (преп. Варсонофий, 5, с.124-125, от 29.09.1909).

   Спрашивают: как легче спастись? Один только смиряется, а не трудится, а другой только трудится целый день на всех послушаниях, а не смиряется, — с таким вопросом обратились к преп. Варсонофию Великому, а он ответил (я, конечно, говорю приблизительно к его словам): «Чадо, не так ты ставишь вопрос. Что сказано в псалме: «Виждь смирение мое, и труд мой, и остави вся грехи моя...» (Пс. 24, 18)». Отсюда ясно, что истинное смирение никогда не бывает без труда, а истинный труд никогда не бывает без смирения, одно должно быть необходимо сопровождаемо другим, иначе мы не будем получать никакой пользы. А если будем и трудиться, и смиряться, как сказано в псалме: «Виждь смирение мое и труд мой», то получим награду — оставление грехов, как сказано: «И остави вся грехи моя». Поэтому необходимо упражняться и в том, и в другом (преп. Варсонофий, 5, с. 126-127, от 26.10.1909).

   Иногда выражают мне некоторые свое желание высшей монашеской жизни, высших подвигов. А что может быть выше прощения обид, оскорблений, терпения скорбей и немо-щи братской?! Вы, вероятно, помните случай из жития препо-добного Пахомия. К нему приходит инок и говорит: «Авва! Благослови меня, я хочу идти и предать себя на мучение, дабы иметь мученический венец». А преподобный Пахомий говорит: «Ни, отче! Советую тебе остаться в обители, нести всю тесноту иноческого жития и немощи собратий и отрекаться от своей воли, — это вменится тебе в мученичество! (преп. Варсонофий, 5, с. 129, от 08.11.1909).

   Лицемерие, двойственность, лукавство вообще погрешительны, а на монашеском пути это — прямая погибель. Надо твердо идти, никуда не сворачивать, не служить и нашим и вашим... (преп. Варсонофий, 5, с. 144, от 02.02.1910).

   Тебя устрашило слово: «истязай будешь в День Судный» (чин пострижения монахов), а за обеты, данные в крещении, неужели не будем истязаны в День Судный? Ежели б не было покаяния и надежды на милосердие Божие, то, конечно, надо бы упасть духом, а как мы находимся в борьбе страстей, падаем и восстаем и приходим во смирение, то и надеемся на милость Божию, а не на наши дела (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 445).

   ...Не думайте, что сразу можно на небо взлететь и мертвецов воскрешать! Нет, сначала нужно упражняться во внешнем монашестве, перешагнуть его, а приступать сразу ко внутреннему нельзя, нужно потерпеть всякие скорби, унижения и озлобления и внутри себя от диавола, и совне от неразумных собратий. Сначала нужно пройти весь искус. Иногда даже будете чувствовать отвращение и ненависть к монашеской жизни. Нужно испытать борьбу со страстями, стяжать смиренное о себе мнение и многое другое... Внешнее монашество— это упражнение в подвигах: пост, бдение, сюда же относится исправное по внешности посещение церковных служб, трезвенность и прочее. А внутреннее монашество — это борьба со страстями, очищение сердца... (преп. Варсонофий, 5, с. 136, от 05.12.1909).

   Середина монашеского пути очень трудна... она есть даже самая трудная часть монашеского пути, ибо в начале пути, конечно, помогает и утешает Божия благодать. А се-редина — это самый зной... (преп. Варсонофий, 5, с. 148, от 14.03.1910).

   ...Помни, что мухояровая одежда прикрывает куски тела и кости, а настоящее одеяние — дела монашеские: смирение, кротость, терпение болезней и скорбей, особенно напраслин и клевет; это верхний вид одежды, а исподняя сторона этого одеяния есть радость, мир, милость, любовь и прочее, а более всего — непрестанное обращение сердца к Иисусу, так что монах день и ночь зрит Господа Иисуса, и красуется Им, и утешается, и веселится, и постоянно возрастает и расцветает (преп. Анатолий, 7, с. 131).

   Получил письмо твое и подивился: сколько времени прожила в монастыре и разума ни на грош не нажила. Господь устроил тебя так, что ни вклада, ни особенных просьб не употребила, и Господь принял тебя в Свою святую обитель, дал тебе уютный уголок, почетное, близкое Богу послушание, и тебе все это нипочем: в няньки лучше идти! Неразумная! А смотри, сколько теперь ищущих и не получающих такого места, как твое! (преп. Анатолий, 7, с. 209).

   Скорби иноков последнего времени утончены. При поверхностном взгляде на них нельзя признать их скорбями. Но это — злохитрость врага нашего диавола. Искушения явные, грубые и жестокие возбуждают в христианине пламенную ревность и мужество к перенесению их. Враг заменил грубые искушения слабыми, но утонченными и действующими очень сильно. Они не вызывают из сердца ревности, не возбуждают его к подвигу, но держат его в каком-то нерешенном положении, а ум — в недоумении. Они томят, постепенно истощая душевные силы человека, ввергают его в уныние, в бездействие и губят, соделывая жилищем страстей по причине расслабления, бездействия, уныния. Это выражается тем, что иноки последних времен ожидают чего-то лучшего, говоря: «Вот тогда и будем поститься и молиться, когда будут подходящие условия для этого». Но Господь обещал искренно покаявшемуся простить его грехи, а о том, что мы доживем до завтрашнего дня, нам не обещано. Поэтому мы должны при всяких условиях, благоприятных и неблагоприятных, стараться жить по заповедям Божиим, исполнять обеты монашеские и всегда помнить слова: «Се, ныне время благоприятно, се, ныне день спасения» (2 Кор. 6, 2) (преп. Никон, 8, с. 311—312).

   Настоящее время неблагоприятно и для внешнего и для внутреннего монашества. Для внешнего монашества неблагоприятно тем, что нет монастырей, нет соответ-ствующей обстановки. Для внутреннего — тем, что при слабости телесной многие не могут подвигов нести так, как должно. Остается одно — смирение. Пророк Давид говорит: «Жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс. 50, 19). Лучше смиренный грешник, чем гордый праведник (преп. Никон, 8, с. 321).

   Монах не должен устраивать свою жизнь по своему смышлению. Он должен идти путем послушания. Нет ничего пагубнее для монаха, как устраивать свою жизнь по своему усмотрению (преп. Никон, 8, с. 322).

   Монашество падает не только потому, что не проходится молитва Иисусова, но и оттого, что не следим за собой, за чистотой своего сердца (преп. Никон, 8, с. 305).

   Если иноки последних времен не будут иметь монашеского делания, то в чем же они должны устоять при наплыве скорбей, чтобы улучить преславное и вожделенное спасение? Чтобы непогрешительно ожидать спасения себе от терпения скорбей, надо решить и уяснить себе этот вопрос. Его и решает епископ Игнатий: надо устоять в вере православной. «Течение скончах, веру соблюдох» (2Тим. 4,7) - это и есть непременное условие для получения венца небесного и исполнения Евангельских заповедей, не отрекаясь и монашеского подвига. Читая жития святых и писания святых отцов, мы ясно видим, что их делание настолько возвышенно, что для нас грешных, слабых, оно непостижимо, и даже иногда кажется невероятным нашему маловерию. Мы должны веровать, что подвиг этот, это дивное иноческое делание существовало некогда, мы должны благоговеть перед ним и признать смиренно, что мы отнюдь не имеем этого монашеского делания. Не говоря уже о сокровенном душевном делании, непостижимом для нас, о великих молитвенных делах и других, мы не видим ныне ни столпников, ни безмолвников, ни послушников, ни всецелого отречения от мира, ни истинного покаяния, ни смирения, ни любви истинной, ни исполнения прочих добродетелей. Все ослабело, оскудело. Смиренно признавая, что всего этого делания в нас нет, мы все же должны посильно себя понуждать на все эти делания в доступной для нашей немощи мере. Мы должны себя понуждать на всякую добродетель, бороться со всяким видом греха, не отдаваясь ему добровольно ни внешне, ни внутренне, хотя бы за эту борьбу со грехом и пришлось потерпеть скорби, мы должны остаться, хотя недостойными, слабыми, но все-таки чадами, отдаленными благоговение и преклонение пред их великим подвигом, как некиим идеалом, хотя и непостижимым для нас, но влекущим нас к себе. Если в борьбе с грехом и соблазном мы не сдадимся, то есть не бросим посильного подвига, посильного подражания примеру святых Божиих, не откажемся от него, то мы устоим, по слову аввы Исхириона (преп. Никон, 20, с. 14—15).

   ...Ты единственный путь монашеский разветвляешь на многие стези, так ты мне и написала в письме своем... в котором говоришь: «я не знаю и недоумеваю, каким я иду путем: путем ли молитвенным, но не вижу его, путем ли послушания и отсечения своей воли, — и это не заметно, путем ли безмолвия и уединения, — но сестра и келейница мне мешают». И еще каких-то пути два или более насчитала, забывая, что путь монашеский один, а все остальное его принадлежности для монаха, как Апостол говорит: «Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диавольских» (Еф.6, 11). А если кто захотел довольствоваться одним только оружием, тем или другим, оставляя прочие, такой уподобился бы человеку, который вместо правильного хождения прыгает то на одной, то на другой ноге, а когда устанет, ложится совсем и пыхтит и, видя, что неудобно такое прыгание, придумывает, нельзя ли ползти на руках и волочить ноги. Само собою разумеется, и такое ползание неудобно, а только без толку утомляет. — Тогда такой чудотворец взывает: недоумеваю, как после этого ходить? На что ему просто отвечают: ходи обеими ногами, делай обеими руками, смотри обоими глазами, слушай обоими ушами и не придумывай прыгать на одной ноге или ходить на руках: то и не будешь без толку утомляться и избежишь нерассудных недоумений (преп Амвросий, 23, ч. 2, с. 76—77).

   ...На это именно мы и на свет рождены, для этого и живем, для этого-то особенно и в монастырь пошли. То есть, чтобы терпеть скорби, напраслины, труды, болезни и уничижения — а там получить неизреченная благая, их же око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеческое не взыдоша (преп. Анатолий, 7, с. 250).

    Оглавление    Уединение

   Необходимо углубляться в себя, в свой внутренний мир, т. к. в нем таится источник утешения. Ученые для отдыха уезжают за границу, под южное небо Сицилии, а мы углубимся в свое сердце, в коем заключается целый чудный мир, может быть, многим неизвестный. Но как войти в него? Единственный ключ есть Иисусова молитва, которая открывает нам дверь в этот мир. Но чтобы углубиться во внутренний мир, необходимо уединение. Некоторые святые для обретения уединения бежали в глубочайшие пустыни и оставляли всех и вся, чтобы только упражняться в Иисусовой молитве. Известный подвижник Лука Элладский, подвизавшийся сначала в одном из греческих монастырей, бежал в пустыню для усовершенствования в молитве, т. к. постоянные толпы народа, приходившего за советом и утешением, мешали ему сосредоточиться. Поступил он подобно Арсению Великому, который был научен Самим Богом: «Бегай людей и спасешься». Является вопрос: законно ли поступил Лука, оставив народные массы для спасения только своей собственной души? Вполне законно. Ученые, чтобы издать какой-нибудь научный труд, удаляются от общества и углубляются в свою работу. Ученик, приготовляясь к экзамену, уходит в отдельную комнату, а если нет таковой, то часто, закрыв уши, чтобы не слышать чего-либо посто-роннего, зубрит свои предметы; не тем ли более святой для приготовления себя к вечной жизни имеет право на уединение? И удаляется он от людей не из ненависти к ним, не по эгоизму, но и там, в пустыне, служит тому же миру молитвой о нем ко Господу. Одному схимнику явилась однажды Матерь Божия и спросила его: «Кто ты такой?» — «Я грешнейший и недостойнейший раб Твой, Владычица», — ответил он. «Но какое твое звание?» — «Я схимник». — «А что значит — схимник?» Старец затруднился ответить. Тогда Сама Владычица Матерь Божия объяснила ему: «Схимник — есть молитвенник за весь мир». Итак, святые, удаляясь от людей, не перестают любить их и молитвами своими отвращают от грешных гнев Божий (преп. Варсонофий, 3, с. 284—285, от 06.01.1913).

    Оглавление    Монашеская жизнь

   Говорить: прости, да поможет тебе Господь — приучишься. Это основание монашеской жизни. Если в чем и не виновата, то объяснить истину можно, но если видишь, что не принимают твоего оправдания, скорее надо смиряться и брать на себя вину, и говорить — прости. Этим умиротворишь и свое сердце, и того, кто с тобой говорит. А самооправдание только смущение на смущение прилагает, и пользы от него никогда не бывает. От страстей терпением и трудом излечиваются, а наипаче помощью Божиею, которая ниспосылается смиренным. Но помнить надо, что не вдруг страсти исторгаются, но требуется на это труд и время, и поэтому не надо смущаться при восстании в нас страстей, но молиться, приносить покаяние Богу, просить помощи и более всего — смиряться (преп. Иосиф, 108).

   Уходить из монастыря своего не следует, и напрашиваться на дела не должно. А когда Матушка отъезжает, расспроси у нее получше, какое дело без нее делать и как вести дело: и как она скажет, такого порядка и придерживайся (преп. Иосиф, 98).

   Батюшка как-то говорил, что одному святому было видение, как вкушает братия пищу: кто ест и ропщет, тот вкушает пищу, как навоз; кто не ропщет, но и не благодарит, для того пища ни то и ни се, а кто ест и благодарит, тот вкушает пищу, как мед. То же самое относится и монашеской жизни. Только тому хорошо жить в монастыре, кто благодарит Бога за Его милосердие, за то, что Он вселил его в монастырь, что оторвал от мира. А кто ропщет на свою жизнь, тому и в монастыре очень тяжело жить... (преп. Варсонофий, 5, с. 82, от 16.11.1908).

   ...Упадок и запустение обителей и начинается с забвения своих основателей и подвижников (преп. Варсонофий, 5, с. 84, от 01.12.1908).

   Постепенно нужно проходить иноческое житие — это наука из наук. Как всякую науку необходимо проходить, изучать под руководством более или менее опытного в сей науке человека, так и здесь необходимо держаться своего старца. Но «единого достоит вопрошати», ибо может произойти духовное разделение (преп. Варсонофий, 5, с. 8, от 13.01.1908).

   Помню, поступая в монастырь, я воображал, что там все только и знают, что вот так (отец Варсонофий молитвенно воздел руки). Ну, а когда поступил, оказалось совсем другое. Мало молитвы, мало труда молитвенного, на одной молитве не проживешь, нужен еще труд послушания. Если же труд молитвенный и исполнение послушаний чередуются, сменяя один другим, так и хорошо, этим путем легко достичь спасения (преп. Варсонофий, 3, с. 133—134, от 19.06.1911).

   Когда мне дали келью и я в ней поселился, у меня была самая простая обстановка: кровать из трех тесинок, покрытых войлоком, свернутым вдвое, табуретка, простой некрашеный стол, простые разножки с холстом, немного белья, иконы... и мне было гораздо лучше, чем теперь. У монаха вся радость состоит в смирении, смирении... и простоте (преп. Варсонофий, 5, с. 43, от 14.03.1908).

   Ни на минуту не подумайте, что вы сами пришли сюда <в скит>, если что-либо есть и было с вашей стороны, то это только то, что вы не противились (преп. Варсонофий, 5, с.53, от 04.05.1908).

   Живите по совести и просите помощи у Царицы Небесной, и все будет хорошо (преп. Исаакий, 15, с. 136).

   Любите Бога и ближних, любите Церковь Божию, в службе церковной, в молитве ищите благ не земных, а небесных; здесь, в этой святой обители, где вы положили начало иноческой жизни, и оканчивайте дни свои (преп. Исаакий, 15, с. 140).

   ...Сколько можно, удаляйся от молвы, уклоняйся от суетных людей, употреби волю свою и ревность на взыскание угодного пред Господом и на приобретение вечных вещей. Все временное изменится, но вечное пребудет вечно. Не позволяй рассеиваться добрым мыслям, все там суетно, где не назидается душа во спасение и не просвещается страхом Божиим (преп. Лев, 12, с. 392).

   Вопрос: «...Иногда приходит помысл, особенно за службой на правиле, что монашеская жизнь безотрадна, день идет за днем, главное, ожидать впереди нечего, все те же службы, та же трапеза и прочее». Ответ: «Это один из самых ядовитейших помыслов... Монах все время должен быть как бы в муках рождения, пока не придет в меру возраста совершения Христова. А пока еще жив наш ветхий человек, он и дает себя знать всякими страстями, тоской, унынием... и что теперь для такого человека отяготительно, впоследствии будет для него великим утешением, например, хождение к службам и утрени, — тогда применимо будет к такому человеку псаломское слово: «Возвеселихся о рекших мне: в дом Господень пойдем» (Пс. 121, 1). Тогда уже в нем будет все исполнено света и радования о Господе. Когда жена рождает, говорят, она терпит страшные муки, а когда родит, то уже не помнит от радости мук, что родился человек в мир. Этот закон рождения в муках наблюдается и в духовной жизни. И как жена не знает, как у нее в утробе зреет плод, как идет плодоношение и возрастание, так и в духовной жизни человек не замечает своего духовного роста... Это вы хорошо сделали, что сказали мне этот помысл, он многих заклевывал, так и уходили из обители...» (преп. Варсонофий, 5, с. 145, от 14.02.1910).

   «Како воспоем песнь Господню на земли чуждей?.. Прильпни язык мой гортани моему, аще забуду тебе, Иерусалиме» (Пс. 136, 4, 6). Подобную скорбь, подобную печаль переживаем и мы — иноки — в настоящее время. Нас гонят из монастырей, хотят, чтобы мы забыли свои святые обители, чтобы мы оставили образ иноческого жития, чтобы начали иную жизнь, жизнь мирскую, чтобы мы пренебрегли своими монашескими обетами. Но... нет. Пусть и наш язык прилипнет к гортани нашей, если мы забудем свою иноческую жизнь, если забудем свои монашеские обеты, оставим служение Господу, пренебрежем Его святыми заповедями и пойдем по широкому и пространному пути мира сего в забвении и грехах (преп. Никон, 6, с. 193—194).

   ...Благодари Его <Бога>, что Он сподобил тебя призвания к сей жизни духовной (монашеской) и не попустил тебе опутаться мирскими прелестями и удовольствиями, а от них и могшими произойти грехами. Мир опутывает своих любителей и ослепляет даже не видеть сего, а ты всего сего избежала, яко птица от сети ловящих (Пс. 123, 7) (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 275—276).

   ...Можно быть добрым человеком и в мире, и много есть таковых, и исполнить заповеди Божий, хотя и не-возможно обойтись без крестов и скорбей, но тем, кои позваны от Бога, гораздо труднее быть в мире, нежели в обители (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 50—51).

   Кто тебе сказал, что в миру люди лучше и скорбей меньше? Ведь ты была моложе, здоровая, малосмысленная; все тебе нравилось, а теперь ужели ты думаешь, мирская жизнь такая же розовая? Нет, М., ты судишь, как дитя. А диавол пользуется твоим глупеньким разумом и надувает тебя мнимыми удовольствиями, где их нет. Святитель Димитрий <Ростовский> поумней и поопытней тебя, да еще великий учитель Российской Церкви — что говорит о мирских удовольствиях и заманчивых обещаниях? Он говорит: «Мир обещает злато, а дает блато!» Вот тебе твой мир-то! Поверь ему! Да больному и в царских чертогах томно и нестерпимо. А здесь, по крайней мере, есть вели-кая, ничем не покупаемая надежда, что Господь наградит за все наши болезни, за каждую болячку, за каждую скорбь, за каждый вздох! Веришь мне? Будь же мирна! Будь рассудительна! Будь же благодарна Богу! Ведь если бы ты, своим куриным умом, могла хоть тысячную долю увидать от тех благ, которые отложены Милосердым Господом за болезни и скорби Его возлюбленным невестам-монахиням, — ты бы ужаснулась и отдала себя всю на сожжение в огонь!.. Спасайся! (преп. Анатолий, 7, с. 134—135).

   А что касается речей миролюбцев — оставь их. О них Господь — самая вечная Любовь — сказал: «остави мертвых погребсти своя мертвецы» (Мф. 8, 22). Им не дано разуметь тайны Царствия, от земли их радости и наслаждения — в землю с ними и отыдут. А ты хотя юная и слабая, но по любви к тебе Отца Небесного, и сама того не ведая, познала и возлюбила жизнь ангельскую, богоподобную, и ждет тебя жребий святых и веселие вечное! (преп. Анатолий, 7, с. 167).

   Смиряйся с условиями жизни и только себе внимай. Не принимай к сердцу проступки и дела других. Тогда будешь мирна и покойна. Иначе не научишься иноческой жизни (преп. Никон, 8, с. 375—376).

   ...Ты монашеский прияла образ и житие, обещалась подражать Христу — Жениху своему, Который послушлив был даже до смерти — смерти же крестной! Благодари, от души благодари Бога, что Он послал тебе вовремя помощь и ты увидала свою немощь (преп. Анатолий, 7, с. 179).

   О Матушке не беспокойся, она спасется и без тебя. И как она о тебе думает, не испытывай! Ты пришла в монастырь служить Богу, а не другому кому. И жди от Него от Единого Его велиих наград! (преп. Анатолий, 7, с. 75)

   Родных оставь. «Остави мертвых погребсти своя мертвецы» (Мф. 8, 22). Они, если захотят, без тебя спасутся!... (преп. Анатолий, 7, с. 197).

   А ты все скорбишь? О чем? О мамаше? Если так, то дважды нехорошо: «Аще кто любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин» (Мф. 10, 37). Она, говоришь, бедна: ну, а если этим-то именно — бедностью, а не довольством и спокойствием Господь хочет привести ее в Царство Свое вечное. А ты, по неразумию, томишься — зачем мамаша идет прямо в Царство? (преп. Анатолий, 7, с. 240—241).

   А если Бог сделает по-твоему и даст ей иной путь, желаемый тобою, — и мать не войдет в Чертог Небес-ный? Что тогда ты сделаешь? Смирись, девочка! Бог не только премудрее тебя, но и в тысячу крат милостивее. Ты за мать еще не умирала, а Он Святой умер за нас грешных. За эту-то непокорность твою воле Божией и страсти тебя мучают... (преп. Анатолий, 7, с. 241).

   Не монашеское дело думать и заботиться о мирских, хотя бы и родственниках. Господь прямо сказал: «Ищите прежде Царствия Божия и правды, и сия вся (т. е. блага мира) приложатся вам» (Мф. 6, 33) (преп. Анатолий, 7, с. 85).

   «Сия измена десницы Вышняго» (Пс. 76, 11), что ты не скучаешь в теперешний раз, приехавши из миру, и любишь свою обитель, благодари Господа, а не превозносись о сем, ибо всяк, кто в чем похвалится, в том после искушение постраждет (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 653).

   ...Как тебе достигнуть внутреннего христианского совершенства, так как твое старание об этом идет безуспешно? Ежели желаешь, чтобы дело это у тебя шло с успехом, то требуется первое условие — оставить всех с делами их на Промысл и суд Божий, на собственную их волю, — пусть действуют, как знают, как хотят и как разумеют. Апостол Павел пишет: «кийждо извествуется своею мыслию, ов сице, а ов еще» (Ср.: Рим. 14, 5), то есть один рассуждает так, а другой так, и каждый действует по своему намерению. А Един Судия живых и мертвых, ведая намерения каждого, воздаст комуждо не по делам, а по намерению дел. Прибавление к сказанному условию то, чтобы всегда помнить, что мы живем в монастыре для собственного исправления, а не для исправления других. Второе условие — заботиться о смиренном и искреннем покаянии, и не так поверхностно приносить покаяние, как привыкли мы в мире от ложного стыда и самолюбия. На чужие грехи и недостатки мы зорко смотрим, а на свои немощи душевные и случающиеся прегрешения смотрим как бы сквозь тусклое стекло. Чтобы научиться смиренному искреннему раскаянию, должно внимательно читать, кроме других книг, книги Ефрема Сирина, где и увидим, что прежде всего нужно оставить ревность не по разуму, которую святой Исаак Сирин называет ревностию буиею и которая под благовидными предлогами более всего вредит в духовной жизни (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 74).

    Оглавление    Борьба с немощами

   Старайся с леностью бороться и прогонять ее, и понуждать себя на труды молитвенные. Помни, что понуждение себя непременно нужно для получения спасения. К утрени приучайся ходить и стоять ее всю. В 5 часов встать не трудно, разве когда больна бываешь, ну, тогда дело другое. Пятисотницу непременно надо справлять, это Господь с монаха взыщет, а сто поклонов можно и не класть, разве только заповедь имеешь от духовного отца. На исповеди грехи не надо утаивать. Заочно и письменно грехи не разрешают. — Запрещено церковными правилами.... Кому завидуешь, за того Богу молись! Пристрастия старайся ни к кому не иметь, но люби всех равно (преп. Иосиф, 95).

   Только тогда хорошо жить в монастыре, когда живешь внимательно... (преп. Варсонофий, 5, с. 75, от 26.10.1908).

   Старайся избавиться от разных страстей, и когда сердце станет ко всем мирное, тогда всюду будет жить легко. Если напрасно гневаешься на кого, то, по слову святого Апостола, — человекоубийца. Нужно за обижающих нас, за тех, которые почему-либо не нравятся, — молиться по примеру Самого Спасителя. В церковь ко всякой службе спеши прийти до начала и до конца не уходи, иначе не получишь в помощь Божией благодати и будешь всегда с окаменелым нечувствием сердца. Во время службы старайся ничего из читаемого и поемого не пропускать, иначе будешь рассеянна. Сама знаешь, что плохо, а что хорошо, а поэтому и старайся хорошего держаться, а от дурного уклоняться. Проси всегда помощи Божией, ибо сказано: «Без Мене не можете творити ничесоже» (Ин. 15, 5). Будешь удерживать чрево от пресыщения и услаждения, а также и тело от излишнего покоя, то Господь вскоре поможет тебе более работать для души, чем для тела. Сама за себя дашь ответ Господу, а потому смотри, слишком не угождай телу, иначе уготовишь ему вечный огонь (преп. Иосиф, 11, с. 265—266).

   ...Со своим сном надо бороться. Надо иметь желание и решение встать, тогда вы встанете вовремя. А если нет желания и решения встать во что бы то ни стало, то если бы над тобой колокольня была, и то проспишь. А кроме того, молитесь своему Ангелу-хранителю и святителю Варсонофию, епископу Тверскому и Казанскому, коему дана благодать помогать от многоспания... (преп. Варсонофий, 5, с. 160, от 13.06.1910).

   Если пробудишься раньше положенного часа, то, не обленяся, восстани и мало помолися Богу твоему и святому возбудившему тебя Хранителю. Веруй же точно, что Хранитель твой возбуждает тебя на сие, посему ты и не должен лениться. Помолися, дабы ты не отгнал его от себя, а помолясь, паки возляжи, творя молитву до прикосновения сна (преп. Варсонофий, 4, с. 23).

   К утрени нам благодать помогает вставать... а вот уже после утрени в 6 часов мы сами должны вставать (преп. Варсонофий, 5, с. 69, от 27.09.1908).

   Старайтесь всегда прийти в церковь до звона, лишь раздастся первый удар, а вы уже в церкви. Так учили наши старцы, батюшки о. Макарий, о. Амвросий, о. Анатолий, — так и я говорю вам, так и делайте (преп. Варсонофий, 5, с. 71-72, от 14.10.1908).

   Вопрос: «Надо ли идти к обедне, если я просплю большую ее часть?» Ответ: «Обязательно!» (преп. Варсонофий, 5, с. 75, от 25.10.1908).

   Просыпание утрени и другие немощи происходят от недостатка решимости. Надо решить сделать дело во что бы то ни стало, тогда Господь помогает за такую решимость. Вот, например, вы решили оставить мир, и Господь вам помог, вы его оставили, и так во всяком деле и всегда... (преп. Варсонофий, 5, с. 117, от 14.07.1909).

   ...Нужно быть во всем аккуратным и внимательным. Внимательность, точность и аккуратность в делах и своих обязанностях даже будут способствовать утренней душевной собранности вашей, когда вы привыкнете ко внимательности (преп. Варсонофий, 5, с. 140, от 10.01.1910).

   За трапезой кушайте, но не до пресыщения. Пост и воздержание — необходимые впоследствии, для вас совсем необязательны (преп. Варсонофий, 5, с. 3, от 10.01.1908).

   Всякий человек начинает учение с азбуки, заучивая постепенно букву за буквой. Вот и вы подошли к первой букве. Первая буква в азбуке «а». По-славянски она про-износится «аз», что же это значит? — «Аз» значит «я», т. е. вам теперь представляется рассмотреть самого себя, свое собственное «я». Всмотритесь вы и увидите в себе все пороки, страсти, которых вовсе в себе не предполагали. Вы увидите и гордость — мать всех пороков, и уныние, и леность, а там, вглядываясь со вниманием, вы увидите и осуждение, гнев, и сребролюбие, и зависть, и злобу. Да неужели я злой? Вот уж не думал! А злоба есть. А там, глядишь, встанет исполин — блуд... Все прочее, все страсти во мне есть. Господи! Какой я грешный! Нет надежды на спасение, я не могу бороться, нет сил!.. Но что же я отчаиваюсь, Христос приходил призвать не праведных, но грешных на покаяние. «Господи! Немощен есмь «аз», помоги! На Тебя вся надежда, Господи! Я вижу теперь, что я сам по себе ничего не могу!» Тут вы, познав свою немощь, выучив первую букву, обращаетесь за помощью к Богу, переходите ко второй букве, «буки», — это древлеславянское слово, значащее «Бог», собственно не «буки», а «Бук». Здесь вы, сознавая свою немощь, будете надеяться на Бога, жить по Божию велению, по заповедям. Будете падать, спотыкаться, но ничего, не надо терять на-дежды на Бога. Упали, так не лежите, надо скорее встать и опять в путь, и так дальше и дальше. Вы больше и больше будете смиряться, видя свою немощь. Вот это вторая буква. Затем идут буквы «веди», «глаголь», «добро»! Итак, вы по мере того, как будете преуспевать в богоугодном житии, вы будете подходить к третьей букве, «веди», т. е. вы постепенно начнете ведать истину. Ваш разум будет мало-помалу проясняться, очищаться. А затем «глаголь», «добро», т. е от избытка сердца начнут уста глаголить. Так вот видите, что не все сразу делается, а постепенно (преп. Варсонофий, 5, с. 8—9, от 13.01.1908).

   ...Если лег хоть на минуту после того, как позвонил будильник, обязательно проспал. Это бесы нам говорят, чтобы мы еще полежали самую чуточку, как ляжем — моментально засыпаем (преп. Варсонофий, 5, с. 9—10, от 15.01.1908).

   Если плохо живешь, то тебя никто и не трогает, а если начинаешь жить хорошо — сразу скорби, искушения и оскорбления... Монахи, вообще вся наша братия, тоже люди, а раз люди, то есть обязательно свои страсти, пороки: один гордый, другой злой, третий блудник и т. д. Все эти люди пришли сюда в больницу лечиться, кто от чего, — и вылечиваются при помощи Божией. Я это говорю потому, что вы будете видеть пороки братии, но надо стараться не осуждать, — это у нас девиз. Все люди немощные, у всех есть страсти, мы должны прощать (преп. Варсонофий, 5, с 11, от 20.01.1908).

   ...Надо вставать до службы, даже до звона... Колокольный звон изображает глас Архангела. Блажен, его же обрящет бдяща. Надо встать заранее, приготовиться, умыться, необходимо умыть руки, лицо как хотите, главным образом руки надо содержать в чистоте, как вы, например, за обедней грязными руками антидор возьмете? Затем, приготовившись, ожидать звона или будильника, и тотчас же идти. А к обедне даже идите до звона, как только прочтете утренние молитвы (преп. Варсонофий, 5, с. 29, от 18.02.1908).

   Есть маленький секрет, чтобы вставать легко к утрени и не просыпать: не осуждать тех, кто просыпает и опаздывает. Если не будете осуждать других, и вам будет легко. К обедне вставать за час до начала. Я думаю, полчаса хватит, чтобы умыться, одеться и прочесть утренние молитвы, а затем, не дожидаясь звона, идти в церковь, посидите, а как зазвонят, начинайте читать синодики. За всенощной теперь сначала привыкайте не выходить, а то потом трудно будет... (преп. Варсонофий, 5, с. 42, от 10.03.1908).

   Спите шесть часов, и три из них должны быть непрерывного сна, так нужно для монаха (т. е. три часа непрерывного сна), а если проспите и семь часов, ничего, не смущайтесь, а то враг будет говорить: «А, что, проспал? проспал?..» (преп. Варсонофий, 5, с. 42, от 14.03.1908).

   ..Во избежание «угрызений» сахара... батюшка благословил купить конфет. Это не грех, только надо меру знать, а то некоторые, когда поступают, чуть ли не по весу пищу едят, а потом в излишество впадают, так лучше укорять себя и иметь конфеты, зная меру (преп. Варсонофий, 5, с. 47, от 22.04.1908).

   <Если случится проспать утренние молитвы>, то можно делать так: начните читать молитвы в келье, а окончите их на дороге (ведь вы знаете их на память). Утренние молитвы можно так, а вечерние неудобно, ибо их надо с открытой головой читать, даже клобуки снимают во время чтения их (преп. Варсонофий, 5, с. 50, от 04.05.1908).

   Вопрос: «...Если пропустишь утром и вечером проверку себя... а если проверяешь, то вам потом не говорить, что было или нет?» Ответ: «Пропустил, так пропустил. Что делать. Не сразу можно привыкнуть. Цель такой проверки себя — получить навык в этом. Сначала будете пропускать, может быть, по три дня, потом эти пробелы будут все меньше и меньше, и через десять лет вы уже приобретете этот навык — всегда проверять себя. А после проверки говорить мне не надо, только самое важное, только грубые отступления...» (преп. Варсонофий, 5, с. 50, от 04.05.1908).

   ...Всегда так бывает: начнут как бы о хорошем, а кончат пустословием и осуждением, начнут за здравие, а кончат за упокой. Потому-то наши старцы и запрещали справлять именины или ходить когда-либо в кельи к другим пить чай... (преп. Варсонофий, 5, с. 56, от 28.06.1908).

   В случае предложения ее поместиться тебе в начальнические кельи, — погоди соглашаться, как сказал святой Пророк: «не учащай ногу твою к другу твоему, да не насыщься» (Притч. 25, 17), — возненавидит тебя, в купно-житии скорее можно друг другу надоесть, да и тебе особо жить будет покойнее, можешь иногда и поуединиться (преп. Иларион, 25).

   ...Мы слышали, что ты <вышла> от сестры опять в свою келью, напрасно это сделала — вы должны друг другу в скорби быть подпорою и утешением, да ты же и испытала вред, живши одна в келье (преп. Лев, 171).

   ...Говорить Матушке о сестрах нужно с рассуждением, нужно сказывать ей о них то, от чего может произойти вред обители, а от чего вреда обители не может быть, о том — помалкивать. Обличать сестер и старших надо, но так, как пророк Нафан обличал царя Давида (преп. Иларион, 50).

    Оглавление    Послушание

   Вопрос: «Мне теперь дано очень спешное послушание... посещать ли мне церковные и общекелейные службы?». Ответ: «Обязательно, обязательно, хотя послушание и выше поста и молитвы, но это понимать надо с рассуждением. Потом — лет через семь — тогда дело другое, а теперь обязательно. Монашеское дело прежде всего, а главнее всего — молитва» (преп. Варсонофий, 5, с. 25, от 10.02.1908).

   ...Сегодня (т. е. в день чистки храма и всех принадлежностей) у всех что-нибудь, да случилось; это диавол нам мстит за чистку храма... (преп. Варсонофий, 5, с. 58, от 29.06.1908).

   Вопрос: «Ходить ли к вечерне, если очень много работы?». Ответ: «...Надо. Вот всегда я ходил к утрени, вечерни и молитвам вечерним, а дневное келейное правило опускал, когда много был занят послушаниями (правило: кафизмы, Апостол, Евангелие, помянник). Так и вам советую поступать» (преп. Варсонофий, 5, с. 66, от 07.09.1908).

   ...Высказываешь сильное желание побывать в Оптиной и, не находя другой причины, которая была бы в глаза матушки Игуменьи достаточна для того, чтобы отпустить тебя, благословляешься проситься ехать с книгой за сбором. Нет, не советую тебе быть сборщицей. На хлопоты же твои о том, чтобы побывать в Оптиной, скажу тебе, что не наше это дело, оставь эти заботы. Бог знает, какими путями устроить, чтобы тебе увидать меня. А то, что ты потерпишь от неисполнения желания твоего побывать в Оптиной и повидаться со мною, то это послужит тебе на спасение души твоей, и за это получишь награду (преп. Иларион, 51).

    Оглавление    Монашество и мир

   Мирские люди смотрят на монахов как на зверей, обрекают их на хлеб и воду, а не помышляют о немощах наших. Были во времена оные великие подвижники, но не все, а ныне умножились немощи наши. Молись Богу о них (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 736).

   Жалкие твои родители не понимают, где может быть тебе польза, они видят только стены и одежду монашескую, а во внутренность жизни проникать не могут, и рас-толковать им сего неудобно, это познание только опыт дарует (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 175).

   ...Как издевается мир над духовными, и горе нам, что должны бы быть свет мира, а теперь мир хочет просветить нас своим мрачным и темным — не светом, а тьмою (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 432).

   Смотри, какое есть училище благочестия: обитель дает видеть свои грехи и познавать, хотя отчасти, немощи. Ты, бывши в мире, мечтала о себе, что имеешь любовь Божию, которая есть глава всех добродетелей и совершенство, а теперь познала, что еще ничто, но и больше сего должна познать, когда будешь как должно смиряться, не языком и пером, а сердечно... Ты говоришь: я всех люблю, и этим себя обольщаешь. Любишь до тех пор, пока тебя не копнут, какая же это любовь? Господь Премилосердый да вразумит тебя и укрепит в пути истинном, а не заблудном... (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 220, 222).

   ...Мирские люди, и благочестием сияющие, не знают сих <монашеских> браней и не бывают так ввергаемы в пещь искушений, как в нашем звании, по мере каждого устроения (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 286).

   Суета же монастырская от мирской много различна: там по необходимости, а в мире для прихоти и роскоши (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 12).

   ...Случилось искушение — отвращение от монастыря, мне кажется, оттого, что она долго пробыла в мире, увлекалась прелестями и мнимыми удовольствиями мира, а открыть было некому, и укрепить также. Теперь же, при помощи Божией, может опять прийти в прежнее устроение... (преп. Макарий, 24, т.4, с.185).

   Прежде я не понимал, что делается в миру, а теперь, когда приходится мне сталкиваться с ним, он поражает меня своей крайней сложностью и безотрадностью. Прав-да, бывают радости, но они мимолетны, мгновенны. Да и какие это радости? Самой низшей пробы... А у нас блаженство, даже немножко как бы похоже на рай. Бывают, конечно, и скорби, но это временно... (преп. Варсонофий, 5, с. 107, от 21.02.1909).

   Пишете, что не можете себе выработать правильного понятия о монастырях, к тому же вам толкуют, что будто бы Господь в Евангелии ничего не говорил о монастырской жизни. А, напротив, многое сказано. Когда богатый юноша спрашивал Господа, как ему спастись, Господь ответил ему: «аще хощеши внити в живот, соблюди заповеди» (Мф. 19, 17), т. е. если хочешь получить только спасение и жизнь вечную, то исполняй заповеди Божий. «Аще хощеши совершен быти, продаждь имение и раздаждь нищим: и гряди вслед Мене» (Мф. 19, 21). — Вот прямое указание на различие жизни в мире и жизни в монастыре. И спрошу вас, кто выше — служащий ли самому царю или служащий слугам царским? Удаляющиеся в монастырь идут с тем туда, чтобы служить Богу, а остающиеся в мире обязуются служить рабам Божиим благотворением и милостынею. Еще прямое указание в Евангелии о различии жизни в мире и жизни в монастыре такими словами Господа: «иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене досто-ин» (Мф. 10, 37), «а ежели оставит отца или матерь, и жену, и чада, и братии, и сестер и вся, елика имеет, сторицею приимет и живот вечный наследит» (Ср.: Мф. 10, 29), т. е. еще в настоящей жизни вместо пяти или семи братий и сестер будете иметь сто или более сестер или братий, как вы и видели в Оптиной Пустыни и в Казанской женской общине. — Пишете, что многих из сестер этой общины вы видели и говорили с ними, и удивляетесь, и недоумеваете, через что они получили спокойствие духа. Отвечаю: через то, что они отреклись от мирских забот и от своей воли и делают все и поступают по духовному совету, с откровением своей совести, и своих поступков и намерений, и сердечных помышлений духовному наставнику и наставницам. Несправедливо некоторые толкуют вам, что удаление в монастырь есть проявление малодушия, боязнь борьбы, тогда как поступающие в монастырь должны поступать на борьбу с врагом с мужеством, и с верою, и надеждою на милость и помощь Божию. Из всего сказанного вы можете видеть различие жизни в мире и жизни в монастыре. Считаю нелишним объяснить вам, что мужчины в настоящее время так же, как и в древние времена, могут буквально исполнить Евангельское слово Господа: «продаждь имение и раздаждь нищим: и гряди вслед Мене» (Ср.: Мф. 19, 21). Говорю это о мужчинах, поступающих в монастырь. Женскому полу так нельзя. Для них требуется обеспечение и в монастыре, чтобы было на что иметь келью и себя содержать. В мужских штатных монастырях дается живущим жалование из доходов, а в общежительных дается и одежда, и обувь, и общая трапеза, а в женских монастырях, как показывают примеры, неудобно всего этого иметь от монастыря, а приходится прибавлять и свои средства и по слабости телесной или по воспитанию и по другим причинам (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 169—170).

   ...Один схоластик, купаясь, чуть-чуть не утонул. После чего дал клятву не входить в воду, пока не выучится плавать. Так и ты на сухом месте хочешь выучиться плавать, т. е. в городе у себя учиться монашеству. В особенности во время ярмарки много к тому случаев. Ты испытай монашество в монастыре. Во всяком случае, пожить в святой обители лучше, хотя бы и так, в гостях. Наши отцы и сановитые люди так делывали в прежнее время. А у католиков даже и для замужней жизни знатные девицы воспитывались в монастырях (преп. Анатолий, 7, с. 168).

   Инокиня принадлежит Богу, и ей полезнее служить Ему в кругу единомысленных сестер, но не в мирской семье, хотя и близких людей (преп. Никон, 8, с. 332).

    Оглавление    Мощи

   Учение Православной Церкви о почитании святых мощей хорошо изложено и объяснено в первой части «Камня Веры» Стефана Яворского, который между прочим приводит причины почитания святых мощей, именно: во-первых, свидетельство VII Вселенского Никейского Собора, который (не в правилах, а в третьем действии своем) называет мощи святых источниками исцелений, имиже Бог многа благодеяния человеком творит, а во-вторых, свидетельство святого Кирилла Иерусалимского, который в 18-м оглашении своем пишет так: «не душа точию святых почитания достойна есть: но и в телесах их усопших есть сила некая и могутство. Лежащ бо во гробе Елисеовом мертвец, мертваго же пророческаго тела прикоснувыйся, оживе» (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 82).

   ...Святой Василий Великий в 91-м правиле говорит: «если решимся отвергать неписаные обычаи (Православной Христианской Церкви), как бы не имеющие великой силы, то неприметно повредим Евангелию в главных предметах, или даже сократим Благовестие в единое имя без самой вещи». К таким неписаным преданиям Христианской Церкви всегда принадлежал обычай почитать не только честные останки и мощи святых угодников Божиих, но и сами вещи, им принадлежавшие. Например, не без причины установила Церковь празднование поклонения честным веригам святого апостола Петра (16 января). Явно, что через эти вериги были какие-либо чудеса и исцеления. Христиане первенствующей Церкви также свято чтили головные повязки святого апостола Павла, орошенные потом апостольских его трудов, так как чрез них получали исцеление от болезней и от злых духов. Если христиане так почитали вещи, принадлежавшие святым угодникам Божиим, то понятно, по каким причинам они почитали телесные их останки, или мощи, и почему составился обычай (утвержденный VII Вселенским Собором и другими поместными) строить храмы не иначе как над мощами святых мучеников, так как в первые века христианство распространялось и утверждалось преимущественно чрез проповеди мучеников и их страдания. Но из этого не следует заключать, чтобы целокупные мощи преподобных не имели равносильной важности: подвижническая жизнь преподобных есть продолжительное, ежедневное, добровольное мученичество. — А что целокупные нетленные мощи известны только в России, это несправедливо. С IV века и доныне Греческая Церковь хвалится целокупными мощами угодника Божия святого Спиридона Тримифунтского, которые не только нетленны, но в про-должение пятнадцати веков сохранили мягкость. Николай Васильевич Гоголь, бывши в Оптиной Пустыни, передавал издателю жития и писем затворника Задонского Георгия (о. Порфирию Григорову), что он сам видел мощи святого Спиридона и был свидетелем чуда от оных. При нем мощи обносились около города, как это ежегодно совершается 12 декабря с большим торжеством. Все бывшие тут прикладывались к мощам, а один английский путешественник не хотел оказать им должного почтения, говоря, что спина угодника будто бы была прорезана и тело набальзамировано, потом однако решился подойти, и мощи сами обратились к нему спиною. Англичанин в ужасе пал на землю пред святыней... (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 81—82)

   Во исполнение слов Господних: «земля ecи и в землю отыдеши» (Быт. 3, 19), и в мощах предается тлению часть некая, или пальцы какой-либо руки или ноги, или что иное. Недавно в Зосимовой пустыни заметили, что гроб основателя обители находится в воде, потому что место сырое. Высекли из целого кряжа гроб и сделали новый деревянный гроб, и во время переложения увидели, что все тело старца цело, а ступни ног предались тлению. Вот и равноапостольного князя Владимира осталась нетленною только глава, а из всего тела одни кости. При конце мира, по трубному гласу Архангела, тело душевное изменится и претворится в тело духовное (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 73).

   Действительно, теперь на Афоне нет мощей <целокупных>, как говорят, по следующему обстоятельству. Один благочестивый старец жил там в безмолвии и уединении, и ученика своего всегда поучал держаться безмолвной и уединенной жизни. По кончине старца чрез год, по обычаю афонскому, разрыли могилу и нашли главу старца, источающую благовонное и целительное миро. Многие стали ходить на поклонение этой главе, и мазались целебным миром, и тем нарушали безмолвие ученика. Поэтому он с упреком сказал почившему старцу: «Отче! ты при жизни своей всегда поучал меня безмолвию и уединению, а по смерти своей нарушаешь это». После этих слов благовонное и целебное миро иссякло и осталась одна простая кость, и люди перестали ходить на поклонение. И говорят, что после этого находили в могилах одни кости желтые, или белые, или черные, по которым и различали состояние почивших душ, или находили нерастлевшие тела темные. О таких всем братством молились в продолжение трех лет, ежегодно разрывая могилу и прося местных архиереев читать разрешительную молитву. Некоторые тела, и по прошествии трех лет, остаются нерастлевающимися. Так их и оставляют. Причину этому домышляют такую: грехи против Бога Бог прощает по молитвам других, особенно по молитвам церковным и за поминовение на Бескровной Жертве или за милостыню, подаваемую за сих умерших, а грехи против ближнего — обиду и неправду — Бог не прощает, если обидевший и неправдовавший вовремя не удовлетворит обиженного или не примирится испрошением прощения. (В монашестве подобные случаи могут быть за самочиние и преслушание отеческих повелений и заповедей, за нераскаянность и утаивание грехов.) В сороковых годах, или прежде, в Бессарабии турками сделано было разграбление. Русское правительство от турецкого потребовало удовлетворения, ограбленным велено было показать свою обиду. Кто показывал несправедливо и прибавлял свой убыток вдвое или втрое, тех тела по смерти оказались нерастлевшимися и темными. В России же много мощей святых: преподобного Сергия Радонежского, святителей: Митрофана Воронежского, Тихона Задонского, Димитрия Ростовского и многих других, которые о святости своей свидетельствуют чудесами. Бывают и грешные тела нерастлевающимися. В одном монастыре случайно открыли тело одного иеродиакона нерастлевшееся и темное. Местный архиерей в это время ездил по епархии. Владыку попросили прочитать разрешительную молитву над сим телом. Но и по разрешительной молитве тело осталось в одинаковом положении. Владыка спросил: «Кто он был и что за причина такого положения?» В ответ получил, что он был единственный сын бедной вдовы, и против воли матери пошел в монастырь, а мать, по причине бедности, всегда на него роптала, и кто-то проговорил, что мать его и до сих пор жива. Владыка приказал отыскать мать. Привели девяностолетнюю старуху, согбешгую. Владыка, указывая на положение ее сына, сказал, чтобы она простила его. Но старуха, отворачиваясь, не соглашалась, повторяя: «Я столько горя перетерпела через него!» Владыка продолжал убеждать старуху и, наконец, сказал: «Если не простишь, то и сама будешь связана». Убежденная старуха как бы нехотя сказала: «Ну, Бог его простит!» Темное тело тотчас рассыпалось в прах (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 72—73).

   Спрашиваете, можно ли вам носить на себе крест с мощами? Можно, только во время переезда на другое место, когда бывает это вам нужно. В другое же время иметь их в образной комнате. Сами сознаете, что для этого требуется чистота жизни (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 92).

   О вскрытии из любопытства гробов умерших с мнением твоим я согласен, что не должно их вскрывать и смотреть. Священники ваши справедливо сказали, что если угодно будет Богу, то Сам Он и прославит (преп. Иларион, 34).

    Оглавление    Мужество

   ...Истинное святое мужество всегда соединено с чувством глубокого смирения. Смиренный всегда готов все потерпеть, и внутреннее, и внешнее, считая себя достойным не только посылаемых скорбей, но и еще больших. Смиренного расстроить, смутить нельзя — он всегда готов ко всему, так и сказал Моисей Мурин, когда его выгнали из трапезы: «Уготовихся и не смутихся» (Пс. 118, 60). Итак, уготовим свои души и сердца смирением, и оно нам поможет в терпении всяких искушений (преп. Никон, 20, с. 30).

   Есть старинная мудрая поговорка: «Смелым Бог владеет» (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 194).

    Оглавление    Мшелоимство

   Что ж касается вещелюбия и мшелоимства (сиречь (то есть) излишества различных вещей), то сия немощь, по рассуждению святых отцов, горше и пребедственнее сребролюбия, но да пополяем <укоряем> и окаеваем себя, и Господь Всесилен нас и судьбу нашу во благотишный и спасительный устроить конец... (преп. Лев, 12, с. 339).

    Оглавление   
Н


    Оглавление    Наречение имени

   ...Я не одобряю преждевременной заботливости вашей о имени будущему своему чаду, правильнее бы прежде о том просить Бога, чтоб умерил болезни в рождении и да-ровал бы благополучно разрешиться от бремени и остаться здоровою, а имена в святцах все святые. И если сказано от Спасителя нашего: «не пецытпеся о утри» (Мф. 6, 34), то должно ли за полгода, или еще более, печься об имени, какое дать чаду (преп. Антоний, 22, с. 52).

   А мне недавно пришла мысль такая: если вы первому сыну дали имя дедушкино и отцово, то посему и первой дочери, если ею ныне Господь благословит вас, хорошо дать имя бабушкино и матернее. Впрочем, примите это не за заповедь и не за совет, а просто за праздный помысл мой, а в свое время Сам Господь вразумит вас (преп. Антоний, 22, с. 52).

    Оглавление    Наставления

   Юного брата направляй искусненько, прежде молитвою о нем, а потом и советом кратким, возлагая все на Господа, яко от Того исправляются стопы человеку. Блюди и себя отовсюду (преп. Моисей, 266).

   Приходящих к тебе за советом и утешением сестер не презирай. А сначала молитвенно воздохни ко Господу и скажи мысленно: «Господи, за молитвы пришедшей ко мне сестры, вразуми безумие мое сказать ей слово на пользу». И говори, что Бог пошлет тебе на сердце. Потом укоряй себя в том, что людей учишь, а сама не исполняешь того, чему учишь, и молись в уме, чтобы не послужило это к твоему осуждению, как и мною написанное к осуждению моему (преп. Иосиф, 107).

   Вопрошала: как поступать тебе, когда сестры, нуждающиеся, относятся к тебе за советами, и думаешь, не грех ли давать советы другим, когда сама погружена в грехах, и боишься тщеславия? Если кто спрашивает, почему же не сказывать — это духовная милостыня, говорить надо от учения святых отец, со смирением, считая себя в сем деле только орудием (преп. Иларион, 42).

   Что же касается желания некоторых сестер иметь к тебе откровение? Советую тебе без благословения матушки Игуменьи никого к себе не принимать, тогда только, когда м. Игуменья заставит тебя за послушание, и тогда с оговоркою, что ты и сама в этом деле мало что знаешь и неопытна. В противном же случае можно навлечь на себя большие скорби (преп. Иларион, 48).

   ...В уговоре келейной девочки попросить прощения — это хорошо ты сделала, а в неладах ее со старшей — одну уговаривай смиряться, а другую — понести немощи сестры... (преп. Иларион, 49).

    Оглавление    Наставница

   И ежели Премилосердый Господь невидимо <даст> и паки вам подобно прилепиться духом к каковой старице, то, искусясь, лучше будешь цену знать и как благоговеть к наставнице своей и при благости Господней будешь преуспевать (преп. Лев, 188).

   ...Мы должны преп. Иоанна Лествичника совету следовать с простотою и несомненною верою вопрошать, и Дух Святый и чрез неискусного будет нам в ясном произносе ее <матушки> устами душеназидательные ответы и советы преподавать (преп. Лев, 166).

   Пишешь, что с тобою повстречались сильные смущения против м. Аркадии чрез ее укоризны. Ты не знаешь сему причины, но между тем сама ее объяснишь: что ты не <имеешь> к ней особенной веры, а следовательно, и не открывала чисто своей совести, показывала же наружно оное расположение, и посему и ее сердцу извещается твоя противоположность, и надобно полагать, что некоторые случаи, может быть, доходили до ее сведения, по связи оных с другими чрез их откровения. По нашему разумению, самая сия есть причина немирства между вами. Не противоречь сама себе: говоришь, не могу от матушки отстать, и не имеешь к ней особенной веры, какая же из сего польза? ежели хочешь быть расположенною и пользоваться, то гордость и самолюбие все прочь откинь и совершенно себя <изменяй>, страсти оные так ослепляют, что и худое считаем за доброе (преп. Лев, 174).

   ..А сердце твое лежит ко обители и к старице каковой-нибудь, к которой относишь и объясняешь накопляемые помыслы, сие должно полагать внутри покой, а извне попущенная скорбь от врага, дабы расстраивать внутренний покой. А когда же такового <привлачительного> чувства внутри не имеется, то необходимо за нужное почесть переменить место, и право имеешь изыскивать себе удобнее к собранию своих чувств и ко спасению души своей... По приезде туда <в новую обитель> прежде помолитесь Премилостивому Господу, дабы вам даровал благопотребное чувство и веру, сорастворенную благорасположенностью к ее <старицы> святыне, и потом, ежели ощутите в сердце своем к ней любовь и благоговение, тогда самая привлекательность чувств принудит тебя открывать свои чувства... (преп. Лев, 164).

    Оглавление    Настоятельство

   Как вы думаете, кому труднее всего жить в простоте... Настоятелям. Быть настоятелем чрезвычайно трудно... То время, когда я был послушником, было самое блаженное. Мне тогда было лучше, чем теперь. Знал я только церковь, трапезу, послушание и свою келью... (преп. Варсонофий, 5, с. 71, от 14.10.1908).

   Кажется мне, не нужно нам начальствующим носить на себе железных вериг; одна игуменская должность достаточна сокрушить и смирить сердце; сердце же сокрушенно и смиренно Бог не уничижит, т. е. спасет (преп. Антоний, 22, с. 352).

   От настоятельства не отказывайтесь. Это — возложенное на вас Господом послушание, а послушание, люди мудрые говорят, паче поста и молитвы (преп. Иосиф, 66).

   Касательно настоятельствования своего не задумывайтесь, а положитесь на волю Божию. И каждый раз, когда придет помысл об отставке, говорите себе: «да будет о мне святая воля Твоя, Господи!» И не проситесь сами на покой (преп. Иосиф, 67).

   Скорбное письмо ваше... получил, и очень пожалел о том, что вы опять сильно малодушествуете. — Вам желательно оставить начальствование, но куда же вы уйдете от скорбей, которые служат уделом сей нашей временной жизни? Да и сами вы затрудняетесь, — где тогда и как вам жить: в другой монастырь не примут, а в этом недоброжелательствующие будут с бесстыдством вас донимать, да и кельи нет, и трапезной пищей не можете довольствоваться. По всем этим причинам, а, может быть, и по другим многим, вам вовсе не следует оставлять возложенного на вас Самим Господом ига настоятельства. Несите это иго до тех пор, пока Ему Самому благоугодно будет снять оное с вас, утешая себя словами Самого же Господа: «претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф. 10, 22). Ибо чрез претерпение скорбей вы делаетесь сообщницею Страстей Христовых, так как и Христос в сей жизни претерпел за нас грешных бесчисленные скорби. Его обзывали ядцею и винопийцею, другом мытарей и грешников, самарянином и имеющим в Себе веельзевула, князя бесовского, всячески насмехались, клеветали, и чего-чего не делали... Каков же конец? — Сказано: «Темже и Бог Его превознесе и дарова Ему имя, еже паче всякого имене», и проч. (Флп. 2, 9). — Хотите ли и вы, почтеннейшая Матушка, соцарствовать Господу в велицей славе Его? Терпите все находящее со смирением и благодарением, говоря мысленно: «Слава, Всеблагий Господи, Твоему премудрому промыслу о мне грешной, что Ты, Премилосердый, сими маловременными ничтожными скорбями хочешь избавить меня от вечных ужаснейших, невыразимых мучений во аде преисподнем!» (преп. Иосиф, 70).

   Вот и я, игумен сый, живу в светлых, теплых и пространных кельях, но имею горя против вашего чуть не вдвое; и кажется, перешел бы в темное некое и сырое подполье, лишь бы получить свободу от мучительных игуменских вериг. Но чашу страданий, которую Господь пожаловал нам, должны пить (преп. Антоний, 22, с. 311).

   Сестры обители вашей желают, чтобы вы продолжали настоятельствовать. — И продолжайте, призывая на помощь Господа и Царицу Небесную. — По болезненности не ходите в храм Божий. — Что делать? Ведь все видят и знают, что вы не ходите по болезни, и никто же вас за это не взыскивает. И Господь не ищет от человека подвигов сверх силы. Поэтому и не смущайтесь (преп. Иосиф, 72).

   ...Я занимался молитвой Иисусовой, дело шло, молитва начинала у меня разгораться... Но настоятельство отняло у меня ее... Молитва чуть дышит... Вот я часто задаю себе вопрос этот: «Что, выигрываю я на этом своем посту или проигрываю?.. Да, скажу я вам, враг вам все даст, что хотите: иеромонашество, власть, настоятельство, даже патриаршество, но только не даст молитвы Иисусовой. Сколь она ему ненавистна! Все даст, только не даст ее... (преп. Варсонофий, 5, с. 141, от 23.01.1910).

   Соборов не должно собирать по маловажным делам, кроме необходимо должных, как то: для подписания отчетных статей или представления о ком по поступкам противозаконным, со старшею братнею человек трех или четырех, и держаться прежде бывшего основания, каким образом правил покойный о. Архимандрит и как советовал определительно Архипастырь, чтобы никто не возвышал слишком дерзко своего голоса (преп. Моисей, 269).

   Получил твое писание, извещающее о приятных и противных встречах по возвращении в обитель. Господь да умудрит тебя во всех обстоятельствах. Мужайся и крепися упованием на Него. Побежденные из братии юной наветами вражиими если восстанут, и исправятся, и утвердятся паки Божиею помощью, хорошо, буде же нет, отпустить по начинаниям сердец их. Святое место не будет пусто. И не унывай. Моля о всех Бога, дающего душам мир, возложим всю печаль на Него. Вместе с сим, распоряжаясь благонамеренно к пользе каждого и к общему благу обители, действовать как настоятелю решительно по усмотрению (преп. Моисей, 272).

   Недуги братии как-то не в диковину. Врачевание их обыкновенно в домашней практике. Есть всякой всячины и у нас. Господь Всеблагий да призрит, и посетит, и исцелит немощи наши, и простит беззакония. Нам остается верным правило Апостольское: «друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов» (Гал. 6, 2) (преп. Моисей, 294).

   ...Сколько могу, молю Премилосердого Господа о ниспослании тебе вразумления и помощи в прохождении твоего служения <настоятельства> и дать наставление подробное, не зная в точности ваших нынешних положений, а также и соотношения и расположения к тебе братий и их устроения, не могу. Управляющий всемирною обителью, Избравший тебя на сие служение и Поручивший тебе пасти словесное свое стадо даст тебе разум и силы, как поступать, только всегда призывай Его (на) помощь и не надейся на свой разум, а принимай и от других, может быть, опытнейших тебя братий, имей из них помощников себе к духовному окормлению порученных тебе братий (преп. Моисей, 329).

   Кроме казначейской и духовнической настоятель распоряжается одним своим лицом без доклада архипастырю, как то: кого определить к свечной продаже, кого в кухню, кого сделать пономарем, кого привратником и будильщиком, также и в принятии приходящих вновь в братство впредь до усмотрения и определения их указом входить с докладами к архипастырю не следует, лишь бы у каждого был законный вид, так, как и у богомольцев, желающих побыть на время и поговеть в монастыре, или с увольнением для испытания себя в монастырских послушаниях. В принятии же упрочивать должно наиболее тех, которые с способностями для церкви в чтении и пении (преп. Моисей, 270).

   Знаю, что ты давно желаешь и ретишься на безмолвие и уединение. Но потерпи еще и потрудись вместе с о. И. в окормлении и наставлении сестер общины. Правда, что безмолвие и уединение дают большое удобство к молитве жаждущей того душе. Но, по святоотеческому слову, молитва есть добродетель частная, а любовь есть добродетель всеобщая. Любовью и Бог именуется по сказанному: «Бог любы есть, и пребывши в любви в Бозе пребывает, и Бог в нем пребывает» (1 Ин. 4, 16). «Больши же сея любви никтоже иматъ, да кто душу свою положит за други своя» (Ин. 15, 13). И паки: «любяй ближняго весь закон исполни» (Ср.: Рим. 13, 8). «Исполнение бо закона любы есть» (Рим. 13, 10). И паки: «не своих си да ищем, но елика суть и ближняго» (Ср.: 1 Кор. 10, 24). Поэтому потрудись еще с сестрами, живя в общине, а там после, когда воля Божия будет, поживешь в безмолвии и уединении (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 131—132).

   Знаю, сестра, что тебе очень трудно и от обстоятельств, и от резких и неуместных выходок, которые сильно влияют на слабые твои нервы, и потому ты все хочешь подражать пророку Ионе, который от лица Божия побежал в Фарсис да попал во чрево китово. Также помни, что и на берегу безмолвия ранний червь может подтачивать тыкву твою и зной огненных стрел вражиих опалять главу. От лица Божия никуда не можем уйти. Всякому христианину назначается свой крест и указуется свой путь, и в евангельском учении проповедуется, что послушание есть главная добродетель христианская. И настоятельство есть также послушание. Святой апостол Павел пишет и о Самом Спасителе, что Он был «послушлив до смерти, смерти же крестныя» (Флп. 2, 8). А вообще ко всем нам святой апостол Петр глаголет: «возлюбленнии, яко чада послушания, трезвящеся, совершение уповайте на приносимую вам благодать откровением Иисус Христовым, не преобразующеся первыми неведения вашего похотении» (1 Пет. 1, 13—14). И Сам Господь во Евангелии глаголет: «не приидох да творю волю Мою, но волю Пославшаго Мя Отца» (Ср.: Ин. 6, 38), и к верховному Апостолу рек: «Петре! любиши ли Мя паче сих; паси агнцы Моя» (Ин. 21, 15). Из этих слов сама ты, сестра, можешь понимать, чем более может выражаться любовь ко Христу. Поэтому не уклоняйся от возложенной на тебя трудной обязанности заботиться о юных сестрах, об их устроении и спасении, поминая слово, сказанное: «больше сея любве никтоже иматъ, да кто душу свою положит за други своя» (Ин. 15, 13). И Апостол пишет: «кийждо приймеш мзду по своему труду» (1 Кор. 3, 8). Силен Господь укрепить слабые твои нервы, а за резкие и неуместные выходки смирить виновного в свое время. Также если воля Божия будет, то и безмолвие в свое время подастся желающим. Выше воли Божией нет ничего, и послушание паче жертвы, послушание паче поста и молитвы. Всем назначено послушание, и младшим и стар-шим. Послушание для всех полезно и спасительно... (преп Амвросий, 23, ч. 2, с. 159).

   Совсем без скорбей и простые люди, и простые послушники и послушницы не пребывают, кольми паче послушание настоятельское сопряжено со многими скорбными неудобствами. Ты хочешь сделать так, а выходит попущением Божиим иначе. А Господь все попускает к пользе нашей душевной, к испытанию нашего терпения, и смирения, и покорности воле Божией, потому что без сих трех ничего мы полезного и душеспасительного не приобретем. Правда, что тяжело бороться с немощами человеческими и терпеть недостатки окружающих нас, но зато понесением такой тяготы доказывается исполнение закона Божия, как свидетельствует Апостол: «друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов...» (Гал. 6, 2) (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 162).

   Всякое дело хорошо в свое время и в своем месте. Так и начальнице обители следует поступать, более нужно надеяться на молитвенное ограждение, но совсем не остав-лять и присмотра за сестрами и благовременного наставления и вразумления, чтобы не закрался как-нибудь хищный волк и не похитил хотя единую из дремлющих овец. — А гласа пастырской свирели и волки боятся (преп. Амвросий, 23,ч. 2, с. 176-177).

   N. писала мне, что одна сестра, долго жившая в обители, по искушению вражию вышла из обители. А при выходе ты, убеждая ее остаться, сказала: «истину тебе говорю, евангельское слово, что если будешь опять проситься — не приму». Теперь эта сестра, опомнившись и увидевши свою ошибку, усердно просится опять в обитель. А ты, опираясь на свое слово, не принимаешь ее, несмотря на ее раскаяние и обещание все терпеть. Евангельская заповедь Самого Господа — «седмьдесят крат седмерицею» (Мф. 18, 22) прощать согрешившему против нас выше твоего евангельского слова. На Усекновение Предтечи поется в стихирах об Ироде, что лучше было бы ему, солгавшу, жизнь получити, нежели истинствовавшу главу Предтечи усекнути. Так и нам не следует отсекати жизни монашеской этой сестры. Себя же укорим за неосмотрительное слово и при исповеди покаемся в этом (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 179).

   Касательно нездоровья скажу, как и сам я постоянно нездоров и нахожусь всегда в каком-то расслаблении с ревматическими болями во всем теле и слабости в желудке и кишках. Находясь в таком положении, отраду нахожу в том, когда размышляю, что... святой Иоанн Златоуст находился всегда в болезненном положении. Несмотря на это, занимался делами Церкви и написал толкование на Евангелия и на все Апостольские послания и, наконец, терпел великие гонения со всех сторон. И в самих гонениях не оставлял попечения о Церкви. Других больных исцелял, а сам умер в лихорадочном положении. Правда, что больному настоятелю неудобно заниматься делами обители. Поэтому при неудобствах и полезно поминать святого <Иоанна> Златоуста, как он и в болезненном положении не оставлял заниматься делами Церкви (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 182).

   Подвигнемся и мы с помощью Божиею, елико возможно, исправлять порученное нам дело обители, а исправление это без болезни и скорби и без труда быть не может. Когда в теле человеческом заведутся испорченные соки, то они не иначе изгоняются, как лихорадкой или горячкой. А сама знаешь, что болезни эти нелегки, а только после бывает хорошо, когда кто себя достодолжно выдержит. Вот и в вашей обители дурные соки изгоняются, и нужно выдержать или лихорадку, или горячку, пока они изгнаны будут. А ты как главный член обители, вот тебе и приходится более других ощущать болезненную страдательность. Не без причины сказано в Евангелии: «в терпении вайи стяжите души ваши» (Лк. 21, 19) и «претерпевши до конца, той спасен будет» (Мф. 10, 22). Понудимся и мы потерпеть и получим милость Божию и спасение вечное и бесконечное со всеми терпящими и претерпевшими скорби (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 194—195).

   С регентшей вышел у вас разлад. Очень жаль. Нельзя ли вам определить на ее место другую, хоть бы простую, только бы умела мало-мальски управлять хором, как го-ворят, не до горячего. Матери же Евфалии при удобном случае можете объяснить, что самочиние в святых обителях никоим образом допускать нельзя, так как самочинная жизнь ведет и приводит душу не ко спасению, а к погибели, потому-то и вы требуете, чтобы все сестры все дела делали с благословения настоятельницы. И еще скажите, что внушит вам Бог (преп. Иосиф, 82).

    Оглавление    Наука

   Вы просите нас, дабы молиться о сыне, чтобы Господь помог ему выдержать экзамен в науках... Паче всего нужно для нас, дабы имели правую веру и истинный разум и старались об исполнении заповедей Божиих. При таком устроении не помешают науки, но еще более способствуют к благочестию, а в противном случае что может быть?., умолчу (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 139).

   ...Наука не только не препятствует, а даже способствует духовному, религиозному развитию. Об этом говорят таким же образом святой Василий Великий, святой апостол Павел и другие. Наукой злоупотребляют, это правда (преп. Варсонофий, 5, с. 13, от 22.01.1908).

    Оглавление    Начальство

   ...Поздравляю тебя со вступлением в новую должность казначеи. Мы знаем, что ты сего не искала, но приняла за послушание, то и пошлет тебе Господь Свою помощь и всему научит, что тебе кажется дико, странно и незнакомо. Помни, что ты позвана не на честь и славу, но для общей пользы обители и спасающихся в оной сестер; не возносись своим первенством над другими, но елико велика еси, толико и смиряйся, по слову Писания: ты поставлена не да послужат тебе, но ты им послужишь, и восприемлешь мзду верных и мудрых строителей, только не возносись над другими и, сколько можно, немощи немощных носи, не себе угождай, но ближнему во благое. Проходя путь жизни сей, познавай и свою немощь и берегись строго судить немощи других. Бог силен их спасти, однако ж, сколько можно, старайся по обители устраивать порядок, хотя внешний, что от тебя зависит, а там пошлет Бог помощь и ко внутреннему благоустроению (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 199).

   Да будет о нас по воле Божией, которая блага и совершенна. Начальства искать не должно, а если против желания изберут, упорно отказываться не следует, а только предварительно должна объяснить свою немощь телесную и душевную, и конец дела предоставить воле всеблагого Промысла Господа, хотящего всем спастись и в разум истины прийти. Преподобный Петр Дамаскин пишет, что как в начальстве есть спасающиеся и погибающие, так равно и в подчинении есть спасающиеся и погибающие, а причины сему следующие. Если человек оставит свои хотения и разумения, и потщится сотворить Божий хотения и разумения, то во всяком звании может получить спасение, и в подчинении, и в начальстве. Если же кто будет противное творить, то противное с ним и случится, в каком бы он звании и месте ни был (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 118)

   Вы по своей должности делайте, как следует, во в относитесь к N., то ежели на вас и вознесут что нелепое к главному начальству и за сие чем-либо накажут или от должности удалят, предавайте все воле Божией и не смущайтесь. Совесть ваша чиста: сего вам и довольно, а что неции порадуются или посмеются, сему внимать не должно, отдавая всякий случай воле Божией (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 4).

   Ныне начальникам весьма трудно, а особо внимающим: строгости большие, ответственность и пред Богом и пред начальством неизбежна, а как поступить? духом крото-сти? — не всем оная полезна; духом строгости? — никого не останется, или до зела отягчатся и возропщут. Иной живет сколько лет, по внешним заслугам надобно постричь, а по устроению <внутреннему> опасно; тут и беда — тесно отовсюду (преп. Макарий, 24, т. 2, с. 335).

   Ты говоришь, со вступлением в сию должность совершенно расстраиваешь себя. Виновата не должность, а наше устроение, и, видно, того-то ради и попустил Господь тебе быть в оной, дабы познала свою немощь и смирилась, не зазирала бы других в их немощах (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 200-201).

   Ты боишься в начальстве потерять молитву, к которой было стала прилепляться. Но были примеры, что некоторые и в патриаршеском звании обучились молитве Иисусовой, потому что начальство может дать большую свободу в этом занятии, если только человек сумеет поставить себя, как следует, в начальническом звании, и не будет по человеческим расчетам вдаваться в житейские попечения, а прежде всего будет заботиться о едином на потребу, остальное же ему пошлется, по неложному обещанию Господа: «ищите прежде всего Царствия Божия, и сия вся приложатся вам» (Мф. 6,33). А смиренный Никита в «Добротолюбии» пишет, что начальство даже избавляет от неправильного прохождения молитвы Иисусовой и не попущает впасть в прелесть вражию (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 118).

   Старец Паисий, бывши начальником многого братства, — и оттого стяжавал смирение, считая себя недостойным зрети своих подчиненных, яко лишенна суща добродетели послушания и их видя на сие нудящихся... (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 444).

   ...Несть власть, аще не от Бога, т. е. как благих, так и строптивых начальников Бог определяет к нам, первых ко утешению, а вторых — к сокрушению и смирению нашему. Почему святой апостол Петр и советует повиноваться владыкам, не только благим и кротким, но и строптивым, сие бо, говорит, есть угодно пред Богом. С нашей стороны потребно искусство, чтоб, сошедшись где вкупе, не иметь предосудительной беседы о недостатках начальствующих, ибо дурное сердце обыкновенно дурное и мечтает, дурное и вещает... (преп. Антоний, 22, с.250-251).

   ...Скажу вам, как другу, ту истину: елико возвеличена ты, толико смиряй себя пред всеми; ибо достоинство К... не в том, чтоб фертиком <франтом> ходить, поднявши носок кверху, и щекотать без умолку, но быть во всем первою послушницей у г-жи Игуменьи, никогда ни в чем не преслушать ее и ничего вопреки ей не сказать, и сим самым, а не другим чем, подавать собою пример и прочим сестрам, и сим самым, а не другим чем, вы получите благодать от Бога, благоволение от начальницы и любовь от всех сестер (преп. Антоний, 22, с. 347).

   Болю сердцем моим о том, что диавол языком А. лишает вас душевного мира, болю и о том, что он же предложением высокой чести искушает вас, оставя смирение, возмечтать о себе нечто высокое. Но когда бы вы, возлюбленная моя дщи, ведали, сколь тяжкий крест начальствующие несут и сколь горькую чашу пьют по внутреннему человеку, то легче согласиться можно от А. по вся дни претерпевать заплевания и заушения, нежели то, что страждут начальствующие ныне, и какой страшный отчет истяжется от них в будущем веке, ибо ему же дано будет много, много и взыщется от него. И когда не легко нам и свою душу спасти, то легко ли будет спасти других, судите сами. А посему знай только спасай себя, так и будет с тебя (преп. Антоний, 22, с. 353—354).

   Пишешь: «тяжело делать замечания сестрам в церкви». Но если тебе это дело поручено м. Игуменьей, то должно делать замечание с самоукорением. А если не поручено, то и не следовало бы тебе самой входить в это дело. В других монастырях для наблюдения за порядком в церкви поставляются благочинные. Пусть они и смотрят, а ты о себе заботься (преп. Иосиф, 103).

   Горишь, что и на послушаниях сестры держат себя вольно. Сама ты не напрашивайся смотреть за ними, а объясни об этом м. Игуменье, и, пожалуй, можешь скромно предложить ей посылать на эти послушания какую-либо благонадежную старую монахиню смотреть за порядком на общих послушаниях. Послушает тебя м. Игуменья? — хорошо, а не послушает, так и быть. Молись усерднее: «Господи, помилуй нас, имиже веси судьбами!» (преп. Иосиф, 103).

   Касательно оставления начальства ждите воли Божией Если Господу будет угодно, то отставят вас и без всяких с вашей стороны прошений. Если же будете усиливаться оставить настоятельскую должность, то это с вашей стороны будет противлением воле Божией (преп. Иосиф, 65).

   Описавши свои скорбные обстоятельства, вы спрашиваете меня грешного, не отказаться ли от начальства. Без сомнения, вы можете оставить начальство, дабы избежать скорбей. Но куда же можно от них укрыться? И кто из людей живет без скорбей? Недаром земная наша жизнь названа юдолью плача. При перемене жизни скорби только изменяться могут, но легче от сего быть не может, а, напротив, скорби могут усугубиться, как сказали старинные люди: побежишь от волка, нападешь на медведя. И Господь наш Иисус Христос во Святом Евангелии нигде не заповедал своим последователям бегать скорбей, а всегда учил терпению, говоря: «в терпении вашем стяжите души ваша» (Лк. 21, 19) и «претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф. 10, 22). И блаженными назвал терпящих поношения, гонения и всякие скорби. И все угодники Божии достигли вечной жизни скорбным путем. — А потому и вы, честнейшая Матушка, если желаете уневеститься Христу в Чертоге Небесном, не отрицайтесь нести иго начальствования, возложенное на вас Самим Господом, а лучше предайтесь в Его святую волю, ибо без воли Его ничего с нами не бывает. — Вы жалуетесь на слабость здоровья; но сила Божия в немощи совершается. На наших глазах шамординская на-чальница слепая начальствует. Кому Бог определил начальствовать, тому Он и помогает (преп. Иосиф, 59).

   Что же касается до неладных отношений ваших иереев и неодобрительных отношений некоторых из сестер к одному из них, то молитесь усерднее о них так: «устрой, Господи, полезное и спасительное о наших иереях и относящихся к ним сестрах, и их ради святых молитв помилуй и меня грешную». Доносить же высшему начальству неудобно, так как сами же вы говорите, что доказательств никаких нет. А если вы подозреваете в какой сестре страстность, то можете, сначала помолившись поусерднее Господу, при случае.... сделать ей общее наставление, отнюдь не касаясь лиц. Например, в таком роде: так и так поступать грешно, и мы всячески должны быть внимательны к своим движени-ям сердечным, ибо за все придется отвечать на Страшном Суде Божием (преп. Иосиф, 59).

   Скорбите о своем начальствовании, и приходят вам мысли, не согрешили ли вы тем, что взялись за это непосильное для вас дело. — Смотря на обстоятельства, при которых вы приняли начальствование, можно положительно сказать, что не согрешили. — А что дело это для вас непосильное, то нужно сказать правду, что оно и ни для кого из настоятелей непосильное. Но если вы во всем будете возвергать печаль свою на Господа и от Него Единого искать и ожидать помощи и вразумления, то Сам Господь невидимо будет управлять и вами, и вашими делами, так что вы сами будете в чувстве своего сердца восклицать: «дивны дела Твои, Господи! Вся Премудростию творил, и теперь творишь со мною грешною и недостойною рабою Твоею!» Того ведь только и ищет от нас Господь, чтобы мы смирились, чтобы сознали свое бессилие, свое ничтожество, свое окаянство, свою никуда-негодность и всем сердцем обращались бы к Нему, и всеусердно просили у Него помощи, как Он Сам говорит чрез святого пророка Давида: «Призови Мя в день скорби твоея, и изму тя, и прославити Мя» (Пс. 49, 15). И еще говорил: «Сила Моя в немощи совершается» (2 Кор. 12, 9). И святой апостол Павел о себе сказал: «егда немощствую, тогда я и силен» (2 Кор. 12,10), т. е. силен всесильною благодатиею Божиею. — Когда человек в чувстве сердца, как беспомощный ребенок, взывает ко Господу: «помози, пощади, спаси!», тогда Господь, по беспредельной Своей благости, не может не внять гласу с плачем призывающего грешника. И Сам Он сказал в утешение нам грешным: «скорее забудет мать исчадие Свое, Аз же не забуду» (Ср.: Ис. 49, 15). Итак, достопочтеннейшая Матушка, да не смущается сердце ваше, ни да устрашает вас начальствованием вашим, только старайтесь жить и действовать по совести. Даже и в случае преткновений не унывайте, а приносите Господу покаяния с твердою надеждою на милосердие Божие (преп. Иосиф, 62).

   Вопрошала, как тебе поступить касательно желания м. И. вручить тебе казначейское послушание и относительно тех трех лиц, которые не желают оного? И пишешь, что ты уже просила м. Игуменью уволить тебя от сего назначения. Отказываться самой не следует, и если м. Игуменье угодно будет поручить тебе должность — прими с покорностью воле Божией; сердцем начальницы располагает Бог. Касательно же той монахини, старающейся очернить тебя, — не давай вины ищущим вины. А благодетелям ее, если придется, можно сказать, что ты ничего не знаешь и ничего не ищешь. Молиться за них и стараться быть к ним ласковой, — как ты делаешь, — это хорошо, продолжай так делать (преп. Иларион, 43).

   ...Слава Богу, что у вас по обители поколе еще Господь терпит грехом нашим — благополучно. Сверх же сего, что будет, конечно, не без воли Божией, по-нашему, расстройка всегда кажется неприятною, но Бог весть, что нам на пользу, посему, если Господь избавит вас от жребия начальства, благословен Бог! а когда и падет жребий на вас, то и о сем благословенном отречении елико мощно, да будет воля Господня. Вам известно, что желать сего бедственно, но что случится не по нашей воле... в том сами весте, что особенная бывает помощь Божия (преп. Лев, 138).

   <Вижу> писанное вами о своем охлаждении ко всему монашеству, чему приписываете причиною сан начальства. Усматриваю и луч надежды к утешению о вас, всею душою желание ваше разрешиться от уз начальства. Но оный погашает малодушие и сомнение ваше после о раскаянии. Вы находитесь теперь между сими помышлениями в борьбе, не знаете, к чему обратиться, видите, что горе монаху, вкусившему начальнической жизни, которая лишает его добрых свойств. Почему ясно вижу, что и желаете спасения души, но и любления плоти со страстями колеблют вас... Вспомните свое намерение и ревность при вступлении вашем в монашество, обеты оного и тщание ваше с попечением старцев о снискании спасения души, и ежели что было приобретено — где оно теперь?.. Что сему причиною? Вы скажете: сан начальства, точно, неоспоримо, как и святой Исаак Сирин в 56-м Слове пишет, что находящемуся еще в <нездравии> душевном не должно пускаться в море мира, и между прочими, вредящими душу, упоминает и об начальстве. Однако ж не собственно сан начальства, но ваша немощь душевная и непобежденные еще страсти, а главные: славолюбия, сластолюбия и сребролюбия, с коими не могло <встретиться> чувство ваше без повреждения душевного свирепостью оных. И вы уже находитесь без оружия и не в силах сопротивляться оным. Есть люди, кои проходят и начальство не только без повреждения себя, но и с пользою ближних, но они сильны стать против страстей, а немощному, дабы и самому не погибнуть и окормляемых им не погубить, что нужно делать? — Ежели есть в вас истинное желание ко спасению души вашей, то примите совет, не от меня, но от святых отец — истинных делателей и учителей монашеского жития: святой Иоанн Лествичник пишет: «Которыми страстей пороками взошло в нас нерадение, теми должно и выйти»... <Из писаний отцев: святого Симеона Нового Богослова, преп. Нила Постника, преп. Иоанна Златоустого> вы увидите важность сана и сообразите вашу способность и силу с немощами душевными и какой предлежит дать ответ не за себя только, но и за души других (преп. Лев, 133).

   Касательно N. скажу, что она обращается с тобою не поучительно, а снисходительно и приблизительно к немощи человеческой, потому что к другому обращению ты еще не готова, и она старается тебя привлечь к добру любовью и благорасположением, а не способами принуждения и насилия. Да и самые лета твои и другие обстоятельства заставляют обращаться с тобою так, а не иначе. Привлекать любовью и снисхождением прочнее других средств, по сказанному: «любы николиже отпадает» (1 Кор. 13, 8). Только это не всем пригодно, а для некоторых, и многих, более пригодны меры строгие, а иначе заленятся, предадутся расслаблению и испортятся. Не только тебе кажется, что ты не на месте, но и самой N. кажется, что и она не на месте. Ей желалось и желается быть в безмолвии, уединении, а Промысл Божий устрояет ей быть начальницей и заботиться об устроении других сестер. Ин суд человеческий, и ин суд Божий (преп. Амвросий, 23, ч. 1,с. 30).

   Восхищающие незаконно царскую или другую какую-либо власть, по слову святого Иоанна Златоуста, боятся являться пред подчиненными просто и в смиренном виде, а всячески стараются поддержать свое могущество властительским и гордым, и жестоким обращением, опасаясь потерять свое владычество. А законно и правильно получившие начальство и власть нисколько не боятся обращаться с подчиненными просто, и кротко, и смиренно, потому что и великих людей простота и смирение не только не унижают, но, напротив, очень возвышают и возвеличивают (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 12).

   Если дело искупления рода человеческого совершено было послушанием до смерти Отцу воплотившегося Сына Божия, то и всякая поручаемая должность есть не что иное, как послушание Богу, потому что различные роды правлений разделяются от Духа Святаго, как свидетельствует Апостол (1 Кор. 12, 28) (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 13).

   Послушание и земному высшему начальству важно, так как чрез оное назначаются различные должности; послушание это начальническое, хотя, по-видимому, дается не до смерти, но если кто возмалодушествует при каких-либо столкновениях, то нередко некоторых почти приближает к смерти (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 13).

   Давно старинные люди решили, что искушения ходят не по лесу, а по людям. Впрочем, унывать и малодушествовать паче меры не должно. Силен Господь исправить и наше дело, как исправил царя-пророка Давида, когда восставал на него естественный сын его. Будем подражать святому Давиду в смирении, не только во внутреннем, но и во внешнем. Он не отверг несправедливых обвинений и укоризн от Семея, до проклятия, и за то возвратил ему Господь и милость Свою, и царство. Не будем и мы себя оправдывать совершенно по человеческому чувству, а будем судить себя по слову Божию. Святой Исаак Сирин говорит, что самооправдание в евангельском законе не означено. И Апостол пишет: «не похвалится всяка плоть пред Богом» (1 Кор. 1, 29). «Аще речем, яко греха не имамы, себе прельщаем» (1Ин. 1, 8). Положим, что в действиях наших были предположения добрые и благие, касательно управления вверенных нам душ. Но никак не можем сказать о себе с уверенностью, что мы всегда поступали так, как должно было и как требовала телесная и душевная нужда ближних наших. Господь говорит в Евангелии: «милости хощу, а не жертвы» (Мф. 12, 7), и заповедал прощать согрешающего против нас до седмьдесять крат седмерицею. Мы же по немощи человеческой бываем иногда и настойчивы в своих распоряжениях или предположениях: и думаю, что эта-то настойчивость не всегда была и бывает благовременна и уместна, и по большей части причиняет скорбь как нам самим, так и другим. Если ты совершенно права, то я ублажаю тебя, потому что хотя и «многи скорби праведным», но сказано во утешение, что «от всех их избавит тя Господь» (Пс. 33, 20). Но сомневаться в этом заставляет слово Писания: «никтоже чист пред Богом, аще и един день жития его» (Ср.: Иов. 14, 4—5). Поэтому основательнее смириться перед Богом и людьми, и должно молить с благопокорностью Всеблагого Господа, чтобы Сам Он, имиже весть судьбами направил и привел неустроенные обстоя-тельства к полезному концу. Сверх того, не должно забывать, что мы имеем исконного врага рода человеческого, который всеми мерами старается путать людей чрез их собственные немощи. Не забудем примера, как поступил Господь, когда привели пред Него жену грешную злые иудеи. Но бесы еще злее таких людей. Иудеи постыдились, будучи обличаемы, и уходили един по единому. Но о демонах святые отцы пишут, что они бесстыдны и, будучи отгоняемы и отвергаемы, опять возвращаются. Все это пишу тебе, желая преклонить на милость к согрешающим, да и сама получишь милость от Господа. Сказано: «милуяй помилован будет» (Притч. 17, 5). И паки слово Господне чрез пророка: «аще изведеши честное от недостойного, яко уста Моя будеши» (Иер. 15, 19). Если же сестры, с своей стороны, будут непреклонны и непокорны, то они и пожнут, что сеют. Ты же можешь получить мзду свою от Господа за труд свой, и за прискорбное скорбение, и за искреннее о них попечение, аще вся сия потщишися творить и сотворить о Господе (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 106-107).

   В одном письме пишешь мне, что ты очень довольна тем, что оставила казначейскую должность, а в другом письме пишешь, что тебя очень беспокоит помысл, и до изне-можения стужает, что будто бы ты смертно согрешила, что отказалась от казначейской должности пред владыкою милостивым и незлобивым. Не явно ли противоречие в твоих письмах и в твоих словах? Не открывается ли из этого, что иное ты мне писала, а иное думала? На словах была покойна, а на самом деле беспокоилась, что лишилась казначейской чести и сопряженного с нею значения в монастыре. А кто сам захочет искать чести, тот будет получать одно только бесчестие и с этим сопряженную скорбь. Впрочем, чувство это очень тонкое, которое может укрываться и от нас самих, обнаруживается же только высказывающимся противоречием: не хочу и скорблю, не согрешила ли смертно уклонением от казначейской должности? Если Григорий Богослов и святитель Тихон Задонский не согрешили смертно, что оставили святительские кафедры, то нам малейшим никак не может вмениться в грех, что отказались от должности среди великой неурядицы и мятежа, когда угрожала явная опасность попасть в подначальное заточение... Впро-чем, и тут еще не конец, а настоящий конец будет на Страшном Суде Божием, когда должно отдать отчет Богу за те души, которые начальствующие должны пасти, руководить и спасать. Если бы угодно было Богу и тебя вывести на это поприще, то не должно забывать сказанных слов об ответственности других. А пока нужно позаботиться о спасении собственной души своей (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 107-108).

   Ты стужаешь и отягощаешься от начальнической должности и часто принимаешь помыслы, нельзя ли как избыть тяготы сей. То же самое чувствует и так же думает наш о. С. Но ему и тебе говорю, что эти помыслы двоедушия для обоих вас весьма вредны. Они не только не облегчают вас, но более усугубляют тяготу начальства, расслабляя дух и как бы отнимая руки от предлежащих дел. Хорошо и полезно потрудиться для ближнего, хотя бы после и пришлось быть в заштате по воле всеблагого и всепремудрого Промысла Божия. Опытнейший из начальников монастырских преподобный Авва Дорофей, описывая причины успокоения душевного, выставил главную причину так: хощу, якоже будет (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 110).

   Сказано в старчестве: от ближнего живот и смерть, то есть чрез ближнего только может быть жизнь наша истинная, и наследуем жизнь блаженную и вечную, а если будут отношения наши к ближнему неправильные и презорливые, то мудрено убежать смерти душевной, а потом и второй, вечной, от нее же да избавит Господь всех понуждающихся на исполнение Его божественных и животворных заповедей, — и всех, аще и храмлющих от немощи, но ищущих Его великой милости покаянием и смирением. Апостол Иоанн пишет: «любяй Бога должен любить и ближняго» (Ср.: 1 Ин. 4, 21), а апостол Павел говорит: «вы сильнии немощи немощных носите и не себе угождайте» (Ср.: Рим. 15,1) и «исправляйте таковаго духом кротости: блюдый себе, да не и ты искушен будеши» (Гал. 6, 1) (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 129).

   Что делать, хотя начальственному лицу неудобно быть больным, ради неудобства к управлению, но Господь лучше нашего знает, что для нас полезнее. Он вся премудростию сотворил и творит. Попустил Господь первоверховным Апостолам, одному отречение, а другому неосмотрительную ревность гонения, чтобы после они снисходительны были к немощным духом. Так, думаю, и теперь попущает Господь болезнь начальственным лицам, чтобы снисходили к подчиненным немощствующим и болезненным. А то здоровые телом начальники часто не верят подчиненным, когда они ему объясняют какую-либо немощь телесную или болезнь. Не вотще святой Давид глаголет в псалмах: «проидохом сквозе огнь и воду, и извел ны еси в покой» (Пс. 65, 12). Кроме известных обстоятельств мученических, и болезнь телесная часто как огнем жжет болезнующее тело и как водою поливает обильною испариною. Но еще тяжелее больному бывает, когда болезнь его телесная происходит не от одних телесных причин, но и от внутренних скорбей, а в таком случае болящему бывает сугубое томление. Но святой Давид, все скорбное испытавши, взывал ко Господу: «по множеству болезней в сердце моем, утешения Твоя возвеселиша душу мою» (Пс. 93, 19). И апостол Павел пишет: «егоже любит Господь, наказует: биет всякого сына, егоже приемлет» (Евр.12, 6). И паки, получив много ран телесных, несправедливо ему нанесенных, святой Апостол написал: «елико внешний наш человек тлеет, толико внутренний обновляется по вся дни» (2 Кор. 4, 16) (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 142—143).

   Хотя начальникам и недосужно читать святоотеческие книги, а следует их почитывать, среди недосугов улучая и уделяя на то хоть несколько времени. Чтение это может укреплять нас душевно, и умирять внутреннее наше расположение, возмущаемое встречающимися неприятными обстоятельствами... (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 190—191).

   ...Прочитал, что старшее лицо обращается с тобою нехорошо... что положение твое очень затруднительное, а помочь этому не знаю как, разве только предложить тебе совет Марка Подвижника, который в своем законе духовном в главе 12-й говорит так: «не покушайся вещь неудобну разрешить любопрением, но имиже духовный закон повелевает, сиречь терпением, молитвою и единомысленною надеждою». В запутанных обстоятельствах неудобно сказать что-либо определенное, а только скажу: ничем не нужно спешить, ограждая себя смирением и терпением, как заповедует Сам Господь: «в терпении вашем стяжите души ваша (Лк. 21, 19) и претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф. 10, 22). В делах своих, особенно серьезных и важных, потребна осмотрительность, и осмотрительность немалая, растворяемая прилежною молитвою к Богу и Пресвятой Богородице, Святителю Николаю, великомученице Варваре и священномученику Фоке. Такая молитва может укреплять твой дух и придавать тебе бодрость и мужество (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 191).

   Сообразно с твоим устроением душевным и настроением духовным писано было тебе, что начальство, добровольно принятое, может помешать твоему безмолвному настроению и старанию удержать неослабную молитву. Также и сказано тебе в видении, чтобы не увлекаться земными и суетными попечениями. А ты в своем письме, просто-запросто, выразилась, что начальство мешает делу спасения, тогда как сама знаешь, что многое множество лиц начальственных получили не только спасение, но и славу Божию. Да и писано было тебе, что если кто спутается на молитвенном подвиге, то Промыслом Божиим устрояется на начальство, чтобы не подвергся совершенной прелести вражией. Исправь свою ошибку, и вперед разумевай, — что говорится кому-либо в частности, и что говорится вообще ко всем. Также — иное есть, что творится по воле Божией, и совсем другое, что творится по избранию собственной нашей воли (преп. Амвросий, 23, ч.3, с.50).

   Тебе все толкуют о начальстве, но думай, что это может случиться только по двум причинам, или по особенной воле Божией, или потому, если правильно не устроишься и не удержишься на молитвенной стези, как пишет о последней причине смиренный Никита Стифат в «Добротолюбии». По духовному же твоему настроению тебе прилична более безмолвная жизнь... Но всеблагий Промысл Божий лучше нашего знает, что для нас полезнее, полезное и устрояет (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 62).

   Мы преждевременно заботишься избавиться от Б... Есть старинная русская пословица: поспешишь, людей насмешишь. Вдруг отстранять ее нет никакой надобности и потребности, да и будет очень неловко, и душеприказчикам не понравится. А самое дело лучше укажет, как нужно будет поступить. Взять тебе вдруг все дело на себя одну будет тяжело, и многое попечение будет мешать молитвенному настроению. Во всяком деле нужна постепенность и последование примеру святых отцов. В монастыре казначей, благочинный, келлиарх, эконом назначены преподобным Феодором Студитом. Мы не можем быть премудрее сего святого отца, который сумел управлять тысячью братий. Повторяю, придержимся лучше постепенности и рассмотрению на самом деле. Самое же дело таково: Каин родился прежде Авеля, и Исав прежде Иакова, и Хам не оставлен, а перевезен через потопные воды. И Евангельское слово Самого Господа: «оставите обое расти до жатвы» (Мф. 13, 30) (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 63—64).

   ...Я всегда советую настоятельницам являться к духовным лицам вдвоем с какою-либо старшею сестрой скромной, которая бы не передавала разговоров начальнических (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 64).

   Ты, между прочим, еще поучишься, что начальнице не следует всякому слуху верить, и особенно тем лицам, в которых заметна зависть и ревность и недоброжелательство или искательство, или искание своих си. Прежде всего должно начальнице иметь чистое намерение во всем действовать по Богу и по-Божьему и молить прилежно Господа и Царицу Небесную, чтобы вразумили и помогли в этом. Также нужно помнить и не забывать, что в монастырь приходят не только неопытные, но и немощные и с прежними привычками, для исправления которых и поступают в монастырь. Все это нужно начальнице рассматривать, и знать, и помнить, и, соображаясь, действовать по потребности (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 64).

   На земле людей бесстрастных очень мало, а где страсти человеческие действуют, и особенно в главных лицах, там правильного порядка видеть невозможно. Впрочем, где главные лица по возможному исправны и действуют по Богу, там и в подчиненных, хотя бы и страстных, может быть порядок, во исполнение псаломских слов: «броздами и уздою челюсти их востягнеши, не приближающихся к Тебе», то есть удаляющихся от Господа (Пс. 31, 9). Но где действуют по Богу, там Бог и подает Свою помощь (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 64—65).

   Пишешь, что у тебя будет много старших. Какие бы ни были старшие, а начальница выше всех. Приличный почет кому нужно отдавай, а должного порядка требуй и бразды правления из рук не выпускай, как и сама писала прежде мне, чтобы без ведома и без благословения начальницы ничто не делалось. Разумеется, сперва нужно спросить о всяком деле, как оно тут делалось и делается, и хорошее утверждать, а нехорошее изменять, если ты разумеешь лучше. На самом деле все будет виднее (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 65).

   Описываешь, что отношения твои с матушкой Игуменьей несколько изменились, что ты правды ради потерпела. Вперед будь поискуснее: когда спрашивает твоего мнения, можешь отвечать: «на это уже не знаю, что и сказать» или в этом роде. Или если когда и выскажешь свое мнение о чем-либо, то нужно говорить не очень утвердительно, а выражаться умеренно, что думаешь так-то, а положительно и наверное не знаешь (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 101—102).

   Держись более среднего тона, так будет благонадежнее и вернее. Письмо твое получил, в котором описываешь борьбу твою с помыслами, тебя огорчающими. Ты более всех трудишься, а другие этого не хотят ценить, и первая мать Игуменья, которая со своей стороны мне пишет, что готова всячески тебя успокоить и сочувствует тебе в твоей борьбе, но не имеет возможности заставить других, чтобы ценили твои труды и хлопоты по обители. Предлагаю тебе два средства к твоему успокоению. Мать N. по болезни своей никак не согласилась бы принять настоятельство, а решилась принять его лишь ради того, чтобы вывести тебя из затруднительного положения, в котором ты находилась в N. монастыре, как сама ты все мне объяснила. Помни это и не забывай. Когда это будешь помнить, то менее будешь претендовать на игуменью, когда она, по должности своей и обязанности, подает свой голос, так как и невозможно всегда молчать игуменье. А матери Казначее следует иногда при других и промолчать, до времени, когда делаются матушкой Игуменьей о чем-нибудь вопросы, хотя бы после эти дела пришлось закапчивать матери Казначее. Так требует порядок духовный. Наедине матушке Игуменье все можно говорить, а при других с осторожностью нужно заявлять свое ведение и значение, чтобы не соблазнять посторонних, которые могут говорить, что казначея берет верх над игуменьей. Есть мудрая пословица: «тише едешь, дальше будешь». Пример Бисмарка должен тебя успокоить в твоей борьбе. Бисмарк был только канцлер, но значение имел более, нежели император не только в Пруссии, но и во всей Европе, и пока держал себя в пределах умеренности, до тех пор и продолжалось это значение, а как Бисмарк начал заявлять неумеренные претензии, то значение это потеряло свою силу. Ежели человек сам не ценит своих трудов, тогда оценивает их не только Бог, но и люди, в противном случае противное и бывает. Лучше всегда и во всем трудиться Бога ради и ради славы Божией, а не ради славы своей. Слава земная маловременна и скоропреходяща, а слава от Бога вечна и бесконечна. Последнего и должны мы держаться, чтобы не потрудиться вотще и бесполезно (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 87—88).

    Оглавление    Неблагодарность

   Если делаешь добро, то должно его делать только лишь для Бога. Почему на неблагодарность людей и не должно обращать никакого внимания. — Награду ожидай не здесь, а от Господа на небесех, а если ждешь здесь, то напрасно и лишение терпишь (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 13).

    Оглавление    Неверие

   Хулой на Духа Святаго непростительной и ведущей к погибели называется упорное неверие и отрицание бытия Божия, несмотря на воочию совершающиеся чудеса, несмотря на множество фактов, неопровержимо доказывающих существование Бога. Упорное отрицание и неверие являются хулой на Духа Божия, не прощается ни в сем веке, ни в будущем, и человек, умерший не покаявшись в своем неверии, погиб (преп. Варсонофий, 3, с. 62, от 15.06.1909).

    Оглавление    Неверующие

   ...Хорошее житейское общение можно иметь и с неверующими, только молитвенного общения с ними нельзя иметь и споров о религии нельзя заводить, чтобы имя Божие в споре не оскорблялось (преп. Нектарий, 18, с. 513).

    Оглавление    Недостатки

   Еще вы писали там о немирствии священников, о зависти сестер и о наговорах на вас благочинному. Вообще на все это скажу вам: старайтесь не принимать близко к сердцу все эти вещи, помня, что все люди не без недостатков. По слову Псалмопевца: «вси уклонишася, и неключими быша: несть творяй благое, несть до единого» (Пс. 13, 3). Поэтому люди рассудительные смотрят равнодушно на людские недостатки. Наш оптинский покойный настоятель о. архимандрит Моисей в подобных случаях говаривал: «да, уж это — все человеческое». А покойный митрополит Московский Филарет одному настоятелю, который ему жаловался на своих братий — тот-то тем не хорош, другой другим, — отвечал: «Ну, набери себе ангелов». Итак, не смущайтесь, матушка, людскими недостатками, а если что бывает, потерпите во смирении, говоря себе: «по грехам моим еще мало мне этого». И молитесь: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных. Но никак не осуждайте ни благочинного, ни сестер, — ибо все люди (преп. Иосиф, 63).

   Тогда хорошо покрывать недостатки ближних, когда можно это делать и когда это не причиняет вреда, а если уже недостатки эти сами собою начнут обнаруживаться, тогда лучше держаться правды, полагаясь на волю Божию (преп. Иосиф, 64).

    Оглавление    Недуги

   Будем молить Бога о недужных братиях, да исцелит их, ибо есть недуги, которые Одному только Ему исцелить возможно, а кроме ни человек, ни Ангел не уврачуют. Впрочем, не оставлять и средств к цельбе недугующего, но с Божиею помощью благонамеренно все меры употребить к тому, как Он Господь вразумит и умудрит во благое (преп. Моисей, 304).

    Оглавление    Незлобие

   Просишь научить тебя «совершенному незлобию». Поди лучше к Господу. Он Сам приглашает желающих: «Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии. Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен» (Мф. 11, 28—29). Взывай чаще: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешную! И научит тебя Сам! (преп. Анатолий, 7, с. 145).

    Оглавление    Неискренность

   Неискренность и лукавые умышления нередки в людях, а потому и не дивны. Есть этого и у нас немало в обители святой. Я таковым твержу в осторожность текст псалма: «не ревнуй лукавнующим, лукавнующии потребятся; праведницы же наследят землю» (Пс. 36, 1, 9, 29) (преп. Моисей, 287).

    Оглавление    Немощные сестры

   Письмо ваше от 3 сентября получил, в котором пишете, что сделали ошибку — приняли одну сестру. Что делать? Без ошибки век не проживешь. Вы написали, что не хотелось вам принимать эту сестру. Замечу вам при сем, что внутренним чувством пренебрегать не следует. А теперь держите ее, как вы и держите, в строгости. Хорошо бы поручить ее какой-либо строгой монахине, которая бы (ни к кому) не дозволяла ей ходить по кельям, и тем паче за ограду монастырскую, и к себе никого не принимать, в особенности же мужской пол, (побуждала бы ее) по возможности ходить ко всем церковным службам и исполнять по силам послушание. А там увидите, как она будет себя вести (преп. Иосиф, 71).

   Писала о недоумении твоем, как поступить тебе с той сестрой, имеющей навык есть тайно. Уговаривай, елико Бог вразумит, и потерпи ее немощь, а главное, чтобы объясняла тебе всегда свою немощь. Бог ей силен помочь оставить навык (преп. Иларион, 35).

   Во втором твоем письме на спрос твой, не обратить ли тебе внимания на неопрятность и небрежность келейных игуменьи. Оставь это, не вмешивайся в их хозяйство (преп. Иларион, 26).

   О бесчинствующих и т. п. сестрах, о которых доходят до тебя верные слухи. Сперва должно хорошенько и достоверно узнать о их таковых поступках и потом можно довести до сведения игуменьи, и как она там хочет, так и делает, а самой вмешиваться в это не надо (преп. Иларион, 26). 600

   Келейных надобно удерживать от неполезных навыков и говорить о вреде, происходящем от (оных), молчать же не советую, если кто-нибудь из них не захочет жить — Бог с ними, но потворствовать их немощам не должно (преп. Иларион, 54).

   Очень жаль и теперешнюю вашу письмоводительницу Ольгу, — вы думаете видеть в ней сумасшествие. — Но мне кажется, что она просто страдает сильною подозрительностью, которая есть следствие большого самолюбия и гордости. А известно, что гордость доводит людей и до сумасшествия. Следовало бы ей сознать свою немощь — подозрительность, и не доверять себе, и не следить за чужими поступками, каяться и окаивать себя пред Богом и смиряться. Полезно ей чаще прочитывать 9-е поучение преподобного Аввы Дорофея: «О том, что не должно лгать» (преп. Иосиф, 72).

    Оглавление    Немощь

   ...Видя свои немощи, можно снисходительно судить и о немощах других... (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 109).

   Ты напрасно малодушествуешь за нехождение твое в церковь, по немощи твоего тела. При оной немощи старайся об исцелении душевной немощи, которая видна в тебе, чрез малодушие и смущение, за то, что не была в церкви по немощи (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 125).

   Спрашиваешь: при душевном и телесном расслаблении давать ли себе покой или понуждаться переломить себя? Понуждение во всяком деле нужно, но выше меры понудить немощное тело — не принесет пользы, и на сие надобно иметь рассуждение, а более смирение за слабость помыслов (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 280).

   В немощах телесных надобно сообразоваться с оными, а выше меры понудить себя — то и совсем можно изнемочь, только надобно вооружиться против лености (преп. Макарий, 24, т.5, с.653).

    Оглавление    Неправда

   ...Неправда, какого бы рода ни была, мала или не мала, — пред Богом все неправда; сего ужасаясь, пророк Давид взывает ко Господу: «Путь неправды отстави от мене и законом Твоим помилуй мя» (Пс. 118, 29), что же касается до помыслов, которые возутешали и будто бы успокаивали, знайте, <что> это от противника, теми желает, усыпивши совесть вашу, заставить сделать неугодное Богу, и, наконец, навлечь немилость Божию. Итак, сделавши сие, нельзя уже не чем поправить, как только раскаянием от всего сердца: охуждайте себя пред Богом, обещайте впредь исправиться, и Господь наш Иисус Христос, приявый на Себя бесчисленные грехи наши, видя ваше сокрушение, примет и сии, соделанные вами (преп. Лев, 215).

    Оглавление    Неприязнь к ближнему

   Жалуешься, что не можешь смотреть на сестру. — Изгоняй этого беса из сердца твоего поклонами земными твоей сестре и проси ее, чтобы она помолилась о тебе, чтобы ты была посмиренней, поуважительней со своей сестрой, а если не будешь исполнять, как я тебе советую, — то всегда ты будешь в смущении, потому что злой дух будет всегда тобой обладать, если не выгонишь ты его поклонами смиренными сестре твоей. Пожалей сама себя, смиряйся, и Бог даст, будешь покойна, а то ведь погибнешь (преп. Иосиф, 11, с. 283).

   С кем что не случается! Но все принимать к сердцу и обиду держать очень нехорошо. Уж лучше и полезнее тебе пред ней молчать и смиряться, ибо она начальница ваша. Очень желаю, да опять водворится мир в сердца ваши, мир, без которого невозможно и спасение получить. А сей праздник есть праздник мира, ибо Ангелы воспели при Рождестве Спасителя: «Слава в вышних Богу, и на земли мир» (Лк. 2,14). Сей мир и принесли Ему в дар, как новорожденному младенцу. А что не приобщалась Святых Тайн ради этой ссоры, то очень худо сделала. Этим ты дала повод порадоваться над тобой врагу — диаволу. Очень хорошо бы было слышать, если бы ты постаралась исполнить сей долг к празднику (преп. Иосиф, 11, с. 274).

    Оглавление    Неприятности

   Скорбите еще, что получили неприятность от м. Вячеславы. Во-первых, должно сказать вам, что неприятных случаев в жизни сей избежать невозможно. А во-вторых, опытные в жизни духовной говорят, что такие случаи даже могут приносить пользу душе. Именно: чрез неприятные случаи мы познаем, что мы нетерпеливы, а если нетерпеливы, значит, самолюбивы. А познание это должно располагать нас к самоукорению и покаянию, и молитвенно просить у Господа помилования. Без неприятных же случаев всегда человек склонен к самомнению. Потому не смущайтесь, матушка, такими случаями (преп. Иосиф, 86).

    Оглавление    Нерадение

   Ежели дух благочестия в вас становится слабее, сие неудивительно, потому что вы в таком находитесь кругу, где все противное оному духу и видите, и слышите, и во всем участвуете сердцем и волею, и неволею, о чем и не без сожаления бываю по вас. Однако не надобно, братец, вовсе не радеть о душе, но все-таки дух оный разогревать то чтением духовным, то молитвою хотя краткою, то памятью вечности и прочим деланием заповедей Христовых питать и возращать себя в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова. Вспомните оного, постыдную и зловредную должность исправлявшего, мытаря евангельского, который, хотя совсем в противном богоугождению образе жизни был, однако не оставлял ходить в церковь. И в одно время случилось так, что он много Богу угодил немногими только словами покаяния, и вышел из оной оправдан паче фарисея, ревностного наблюдателя всего закона. Любезный! не угашай вовсе духа и не ослабляй себя нерадением, и излишнею дебелостью тела, и рассеянием ума в пристрастные воображения, да не постраждеши последи жребия евангельского ленивого раба, скрывшего талант благодати, приятой в крещении, которая отнюдь не должна быть тоща и бесплодна в каждого христианина душе (преп. Моисей, 326).

   Я сердечно пожалел о твоем нерадении, что ты оставила ходить в церковь к службе Божией, да и в своей келье правила своего не исполняешь. Это все равно: если двери кельи своей растворить настежь и выставить в окошках рамы, то комната или келья вся выстынет, и человек будет чувствовать лихорадочный озноб. Подобным образом, если оставить церковную службу и келейную молитву, то душа ощущает холодность ко всему доброму и наполняется всяких нечистых мыслей, об которых и пересказать бывает стыдно. А посему да помилует тебя Господь от такого плачевного состояния (преп. Антоний, 22, с. 283—284).

    Оглавление    Нетерпение

   Не слушайте помысла, что вам нет спасения за нетерпение и что будто погибла душа ваша. Все сии одного и того же врага козни, он побуждает к нетерпению, а после к отчаянию. За нетерпение приносите покаяние, а отчаянию врачевство прилагайте — Божие милосердие. Во время брани много способствуют самоукорение и смирение, о чем нужно попещися, а чрез оные невидимо Бог утешит, и противоратующие не возмогут противиться (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 181).

   ...Первые два порока <нетерпение и строптивость> преопасные враги, ибо оные — явные плоды гордости, и ежели не будешь вооружаться против них в начале твоих подвигов, то оные так пообладают тобою и ослепят душевные очи, что трудно и исправиться. Можно даже сказать, что какую имела прежде гордость, то оная еще более умножится... Нетерпение и строптивость умножаются более оттого, когда мы хотим составлять свою волю и мним себя быти разумными, а не познаваем своей немощи и неразумия (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 49).

   Случающиеся вам при послушании «жестокие раны» вам очень полезны. Сам Бог оные посылает, и к наказанию за грехи, и к испытанию в терпении и смирении, а кажутся оные вам невыносимы потому, что не имеете самоукорения, но вместо оного самооправдание; когда будем иметь в памяти данные нами обеты «вся терплю», то и возбудимся к благодушному терпению и благодарению (преп. Макарий, 24, т. 3,с. 145).

   Нетерпение твое пред старшими также показывает твою немощь и неимение смирения, до которого мы с то-бою еще не достигли и далеко отстоим... (преп. Лев, 161).

    Оглавление    Нечувствие

   Если на одном конце деревни будут вешать, на другом конце не перестанут грешить, говоря: до нас еще не скоро дойдут (преп. Амвросий, 1,4. 1, с. 103).

   Вот смерть-то не за горами, а за плечами, а нам на голове теши (преп. Амвросий, 1, ч. 1, с. 103).

    Оглавление    Нищета духовная

   Вы совсем не в том понимаете нищету духовную, как пишете, можно больше назвать оную, понимаемую вами: нищета добродетелей, а нищета духовная состоит в чувстве смирения: «сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит» (Пс. 50, 19). Сам Господь ублажает нищих духом; то вы до оной еще не достигли, и мы не смеем помнить о себе в достижении оной; нищий духом видит одну свою нищету, но не смущается, а чрез смирение получает помощь Божию и успокаивается (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 69—70).

    Оглавление    Новости

   Не входите в суждение происходящих порядков или беспорядков, а себя уклоняйте сколько можно, дабы не входить в советы, — что знаете? Пожалуй, увлечься недолго, а после не развяжешься (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 68).

   Спрашиваете меня о военных делах, но я очень мало слышу о сем... Мы же смотрим сами на себя: у нас жестокая война и непримиримая с духами злобы, и потечем оружие стяжать крепко против их — смирение (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 195).

    Оглавление    Нравственность

   Просвещение научное может быть усваиваемо всеми народами без различия, но нравственное просвещение и чистота свойственны только христианину... В монастыре достигнуть нравственного совершенства удобнее, чем в миру... Как в миру, так и в монастыре волнуют человека страсти, но в миру с наслаждением предаются страстям, если не на деле, то в слове и мысли, а в монастыре идет борьба против влечения страстей, за что и получается от Господа награда и нравственное очищение... (преп. Варсонофий, 5, с. 113, от 10.05.1909).

   Начало премудрости есть страх Господень, от которого бывает хранение заповедей Божиих, а когда страха Божия нет, то и нравственность во многих сословиях в большом упадке, так что при настоящем положении дел мудрено приискать средства положительно-действительные к восстановлению нравственности... (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 211-212).

    Оглавление    Нужда

   Не без причины повторяется поговорка: нужда мудрена! Нужда научит как калачи есть. Мне случилось слышать от одного опытного человека, который говорил, что все вещи человеческие, которые видим, изобрела или нужда, или прихоть. Что делается по нужде, то бывает или одобрительно, или по крайней мере извинительно, а что делается по прихоти, то не всегда бывает извинительно, кольми паче не всегда одобрительно (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 180).

    Оглавление    Нужды монастыря

   Недоумение о продовольствии обители по дороговизне вещей и скудости денег на покупку муки, круп, масла и дров — это тебе первая встреча, а у нас здесь беспрерывное затруднение в том же, особливо ныне. Но нужда научает калачи есть: где выпросишь деньгами, где возьмешь вещи с обожданием у добрых людей, с возвратом того и другого по времени. А наипаче нужда указывает к высшему и единственному средству молитвы Царевой прибегать с верою и упованием: «Очи всех на Тя уповают, Господи, и Ты даеши им пищу во благовремении, отверзаеши Ты щедрую руку Твою, и исполнявши всякое животное благоволения». Взыскающии же Господа не лишатся всякого блага. Терпением ждем. И «в терпении вашем стяжите души ваша» (Лк. 21, 19), глаголал Господь наш. И не беспокойтесь недоумением, что ямы или что пием. Весть бо Господь, яко всех сих требуете (преп. Моисей, 322).

    Оглавление   
О


    Оглавление    Обеты

   О обетах ничего не случалось мне видеть в Писании, что давать должно с благословения, знаю, что дают оные просто, но есть безрассудные обеты и неудобь исполнимые. В этом надобно предоставить на рассуждение духовного отца, он может переменить на другой удобоисполнимый... (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 490).

   ...О том, что вы налагали на себя пост: хлеб и воду, и не исполнили, советую не смущаться, ибо оное обещание ваше не имело рассуждения и выше силы вашей было предпринято, а Бог выше меры от нас не требует (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 259).

   Пишешь... что ты, по какому-то обстоятельству, дала обещание ежедневно читать акафист великомученице Варваре, а теперь при чтении других акафистов не имеешь времени для этого. По крайней мере, читай ежедневно хоть по три икоса и кондака. Объясни о своем обещании матушке игуменье N. Ежели этого не можешь исполнить исправно, тогда на каждой исповеди объявляй духовнику о своем обещании и неисправности (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 125-126).

    Оглавление    Обещание

   Неисполненное обещание все равно что хорошее дерево без плода (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 46).

    Оглавление    Обитель

   А я тому и радуюсь, что Д. в ограде, что не всякий волк похитит Христову овечку: поскалит за воротами зубы, да и в лес. А ты во храме Божием! Коль возлюбленна селения Твоя, Господи сил! Желает и скончавается душа моя! Блажени живущии в дому Твоем. Яко лучше день един во дворех Твоих паче тысящ... Яко скры мя в селении Своем, в день зол моих покры мя. Возвеселихся о рекших мне — в дом Господень пойдем. Обыдох и пожрох в селении Его жертву... Сколько утешений, сколько радостей душе верующей, живущей в дому Господни! А Д. душно! За ограду выйти нельзя! (преп. Анатолий, 7, с. 244).

   Ну как не видеть над тобою милости Божией? Обитель одна из лучших в России, обитель, расположенная к Оптиной, сестры очень хорошие, Мать предобрая, нет, ей дай другое... Ну, глупенькая, где твой разум? Если бы даже и из преданности твоей ко мне ты желала жить поближе к Оптиной, и то неполезно (преп. Анатолий, 7, с. 79).

    Оглавление    Обличение

   ...Когда бы ты приняла помыслы словооправдания, то еще больше открылась бы твоя гордость. Ибо правильное или неправильное обличение отвергший своего спасения отвергся. Лучше считать себя виновною, хотя бы и права была, нежели оправдываться (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 262).

   Обличать надо так, чтобы не расстроилась, и одну. А если не послушает, тогда при свидетелях (преп. Никон, 8, с. 321).

   Ты говоришь, что никого нет обличающих тебя о грехах, но неужели уже и совесть молчит пред тобою? Нет, старайся видеть свои немощи и грехи, проси и сестру не оставлять тебя обличениями; ваш такой путь теперешней вашей жизни; впрочем, не печалься, найдутся люди, и пошлет Бог к твоему испытанию, только принимай с самоукорением, а не с самооправданием (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 281).

    Оглавление    Образование

   По моему мнению, для сына вашего довольно образования: быть хорошим христианином, добрым человеком, почтительным сыном, помнить храм Божий, молиться Богу, чтить служителей Церкви Божией, пастырей, слушать их учения, трудиться для пользы ближних и своей, никого не обижать, хранить трезвость, целомудрие, и все оное исполнять со смирением. Вот для него истинное просвещение... В Б—е сын ваш не научится просвещению истинному, а очень немудрено, что может повредиться в нравственности; итак, не советую вам посылать его туда... (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 395—396).

   У девочки еще формируется ум, ей вредно читать книги светские, и театр не полезен, чтобы в страсти не вошло, не было бы то, что с афинянами — хлеба и зрелищ, — вот это опасно...

   Я вообще против высшего образования; редкая женщина, получив высшее образование, устоит в благочестии. С высшим образованием редко верующими остаются, даже лица Духовной академии (преп. Никон, 6, с. 241—242).

    Оглавление    Общение с ближними

   Спрашиваете меня грешного, как вам обходиться с м. А. Можете при случае, когда она бывает в хорошем настроении духа, говорить, что, по учению преподобного Аввы Дорофея, за одно мнение о себе, при всех возможных добрых делах, душа неминуемо должна подвергнуться адским мучениям. Когда же она бывает расстроена, лучше к ней не ходить, потому что в это время кроме дерзостей ничего от нее не услышите. Да, кажется, я уже писал вам, что должно за нее усерднее молиться Богу: «Устрой, Господи, о рабе Твоей (имя) полезное и спасительное по воле Твоей Святой». Так как, по замечанию святого Иоанна Лествичника, гордых силен исцелить только Бог Всемогущий (преп. Иосиф, 77).

    Оглавление    Общежитие

   Первые христиане жили единодушно. В их общежитиях давалось каждому по потребности, не всем одинаково равно, а что кому нужно. В монастырях этот вопрос был сложнее. Считались с тем, чтобы не вызывать зависти и, кроме того, давать то, что для души полезнее (преп. Никон, 8, с. 323-324).

    Оглавление    Общественная деятельность

   Желание трудиться на благо человечества — весьма благовидное, но поставлено не на своем месте. Царственный пророк святой Давид говорит: сперва «уклонися от зла», а потом уже «сотвори благо» (Пс. 33, 15). У нынешних же людей дело выходит навыворот. Все хотят, на словах, трудиться на благо ближним и нисколько или весьма мало заботятся о том, что наперед нужно самим уклониться от зла, а потом уже заботиться о пользе ближних. Широкие затеи молодого поколения о великой деятельности на пользу всего человечества похожи на то, как если бы кто, не кончив курса в гимназии, много мечтал о себе, что он мог бы быть профессором и великим наставником в университете. Но, с другой стороны, думать, что если мы не можем двинуть вперед всего человечества, то вовсе не стоит трудиться, — это опять другая крайность. Каждый христианин обязан по силам своим и сообразно своему положению трудиться на пользу других, но с тем, чтобы все это было вовремя и в порядке, как выше сказано, и чтобы успех наших трудов представлять Богу и Его святой воле (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 99).

    Оглавление    Одежда

   Чертог Твой вижу, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду в онь. Просвети одеяние души моея, Светодавче! Видишь ли? Одежда наша должна быть свет. И просветить темное силен один Светодавец. И чертог есть свет — свет неизглаголанный, невообразимый, свет сладчайший, любвеобильнейший, пленительнейший. Кто его хоть раз в жизни увидел, тот не забудет его никогда. Любовь к сему свету, сему чертогу, сему Светодавцу так сладка, так жарка, неизреченна, бесконечна, что этого жара любви реки и моря угасить не могут (преп. Анатолий, 7, с. 207).

   Твори чаще молитву Иисусову да смиряйся. Терпи. И знай, что царское одеяние состоит не в ряске, а сшивается оно из света. А касательно внешнего одеяния много не беспокойся... Главное, говорю, проси у Жениха царскую-то одежду. То есть непрестанно твори молитву: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, Богородицею помилуй мя (преп. Анатолий, 7, с. 226).

   ...Желание мое такое, чтобы в общине щегольства не заводилось, в избежание чего следует всем сестрам носить, по крайней мере, верхнее платье из тонкого сукна, называемого мухояром. Для примера можно и самой начальнице носить мухояровую рясу. Покойный Киевский митрополит Филарет во всю жизнь свою носил мухояровые подрясник и рясу, разумеется, из хорошего мухояра (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 64).

    Оглавление    Оптина пустынь

   Наша святая обитель привлекает к себе многих богомольцев, и часто слышится такое мнение, что, побывав раз в Оптиной, стремятся туда всей душой. Не имеет наша обитель ни чудотворных икон, ни прославленных мощей, но вся земля здесь как бы полита кровью и потом святых старцев, и молитвами их низводит благодать на души верующих. Нигде в другом месте этого нет (преп. Варсонофий, 3, с. 122 от 12.04.1911).

   Не отбивайся от Оптиной. Верую в то, что каждый приходящий в Оптину Пустынь в крайней своей потребности найдет удовлетворение милостью Божией и за молитвы великих наших отец Льва, Макария, Амвросия... Они весьма многих и многих воспитали духовно, для Небесного Отечества. Не перестают и теперь духовно воспитывать и призирать, особенно на тех, которые приходят в Оптину на поклонение их святым останкам (преп. Иосиф, 11, с. 275).

    Оглавление    Опыт

   Спрашиваю вас: может ли учить иностранному языку тот, кто оного не знает? Великое различие между людьми, дознавшими по опыту и знающими по одному слуху. Кто в какой чин призван, тот в нем да пребывает. Опыт лучший учитель. Писано есть: «да будут тебе друзи мнози, но советник един от тысящ» (Ср.: Сир. 6, 6) (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 34—35).

    Оглавление    Осторожность в словах

   ...Иногда и в простоте сердца сказанное слово бывает принято и растолковано в противную сторону, и потому должно иметь осторожность во всем и не давать вины ищущим вины. Что делать? здешняя наша жизнь вся есть брань духовная... (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 653—654).

   При разговоре с другими осторожность в словах не мешает иметь, и молитву Иисусову на уме держать в то же время можно (преп. Иларион, 47).

   Сидор да Карп в Коломне проживает, а грех да беда с кем не бывает. Если бы на хмель — не мороз, то он и дуб перерос. В пресном молоке, как в дураке, толку мало. Иное дело сливки и сметана, и особенно из них хорошо сбитое масло, и хорошо очищенное, и хорошо соблюденное. За битого двух небитых дают, да еще не берут. Чего недосмотришь, карманом доплотишь. Что стерпится, то после слюбится. Адамовы лета сначала света. Сделал Адам ошибку, и пришлось ему после много потерпеть, так бывает и со всеми делающими ошибки. Слово не воробей — вылетит не поймаешь. Нередко от неосторожных слов бывает более бед, нежели от самых дел. Человек словесным потому и называется, чтобы произносил слова разумно обдуманные (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 161—162).

    Оглавление    Осторожность при общении

   В соприкосновении другому лицу, хотя бы в случае оказания помощи, необходимо иметь осторожность и, касаясь, помышлять надо, что прикасаешься как к Самому Господу (преп. Иларион, 49).

   Живи пока, где удобнее и где не будешь в тягость, ожидая перемены к лучшему. От уныния можешь и побренчать клавишами по нужде, поминая старинное слово опытных: нужда мудрена — и не хочешь, да хохочешь. Впрочем, знай, что на всяком месте можно благоугождать Богу исполнением святых и животворных Его заповедей, потому-то и говорится иногда, что не место спасает человека, хотя удобное место подает много удобств к тому. Говорится же так по той причине, что везде потребны осторожность, охранение себя и понуждение ко благому. Адам и Ева были в раю, но по неосторожности и недостатку хранения и там нарушили заповедь. К этому еще прибавить, что всякий человек, верующий по-православному, как Лот, более хранит себя в том месте, где видит неудобство и опасность. Впрочем, сказанное не мешает исполнению задушевного твоего желания, которого жди в свое время от Промысла Божия (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 179—180).

    Оглавление    Осуждение

   Чистотою мысли нашей мы можем всех видеть святыми и добрыми. Когда же видим их дурных, то это происходит от нашего устроения (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 352).

   При взгляде на К. вам живо представляются страсти других. Но кто может испытать внутренние движения сердец их? Многое, кажущееся нам греховным действием, по благому намерению, приемлется от Бога добрым делом, а иное — и в образе добродетели представляющееся, по злому произволению, у Бога отвержено. Оставим дела их на суд Божий, а мы попечемся о себе, и дабы, чрез строгое суждение о других, не быть подобным видевшему сучец в оце брата своего, а в себе бревна не видевшему. Нельзя, чтобы не было болезни в сердце их о том, что вы видите в делах их худого, а посему, по глаголу старца: «ты видишь других падения, но не видишь их покаяния», можно и вам то же сказать (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 34).

   Получивши же помощь или исправив что благо, берегись помысла, хвалящего тебя, а других осуждающего. Это также сеть вражия, закликающая в высокоумие и все плоды добродетели отъемлющая (преп. Макарий, 24, т. 2, с. 143).

   Советую тебе не иметь ни на кого худых подозрений; каждый «своему Господеви стоит или падает» (Рим. 14, 4). И никто не будет за дела другого наказан или награжден: «кийждо бо свое бремя понесет» (Гал.6, 5). Отцы святые учат не верить даже глазам своим: ибо кто еще страстями пленен и не освобожден от них, тому враг чрез них что угодно ему, то и представляет; верь тому только помыслу, который благое только свидетельствует о ближнем. А всего лучше, если бы нам с тобою научиться видеть свои только недостатки, тогда бы и сами мы меньше терпели от нападения вражия, ибо неложны слова Господа: «не судите, да не судими будете!» (Мф. 7, 1) (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 139-140).

   Видящий пред собою лежащего своего мертвеца о нем и плачет и не обращает внимания на чужих мертвецов. Сей пример говорю о зазрении ближних, дабы обращать внимание на свои немощи и остерегаться мыслить о себе: «несмъ, якоже прочий человецы...» (Лк. 18, 11). А за это и страсти не только сильнее борют, но и одолевают, а все того ради — да смиримся (преп. Макарий, 24, т. 2, с. 290).

   Нужно иметь внимание к своей внутренней жизни, так чтобы не замечать того, что делается вокруг тебя. Тогда осуждать не будешь (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 13—14).

   Берегитесь и от зазора и осуждения; за неисправления и проступки ближних вы не дадите ответа, а за свои должны дать, а паче за осуждение. У кого же нет страстей и немощей душевных и кто не побеждается оными? У одного — одни, у другого — другие, одни больше, другие меньше, и мы часто видим сучец в оке ближнего, а бревно в своем не видим (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 76—77).

   ...Не доверяй также и тому помыслу, который при скорбях, наносимых тебе, научает не себя обвинять, а сожалеть о причинивших оные, как о виновных: что они покоряются врагу и т. п. Это тоже вражий помысл, тайно влекущий чрез самооправдание к самомнению; гораздо полезнее быть оглаголышком себя в первословии, то есть обвинять себя самого, как подавшего чем-либо повод к оскорблению себя, обвинять себя, как достойного оскорблений, в недостатке терпения, смирения, снисхождения и любви, чем всячески можно с помощью Божиею уступить или вовсе погасить вражду к себе во оскорбляющем нас брате. Притом же надобно помнить, что сие делается и не без попу-щения Божия, а всяко по грехам нашим ко вразумлению и смирению (преп. Макарий, 24, т. 2, с. 141).

   По заповеди церковной и апостольскому завещанию вы должны уважать священников, яко служителей алтаря и таинств Божиих; ибо без них невозможно спасться, и, по силе своей, сколько можете, уделяйте им на их нужды, ибо «служащий олтарю со олтарем делятся» (1 Кор. 9, 13); но при исповеди благодарность вашу можете дать или оставить. Судить же их в их погрешностях совсем не ваше дело; овца пастыря не судит, каков бы он ни был. Судить священника значит судить Самого Христа; как можно сего берегитесь! (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 157).

   ...Особенно не осуждайте других, ибо одно это ходатайствует нам всякое осуждение пред Богом (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 673).

   ...Попадаются на всякий день <твои> слова: «празднословлю и осуждаю». Мы знаем, как тяжко это, а особо осуждение, а все не оставляешь своего навыка. И о всяком праздном слове дадим Богу ответ, то что речем о осуждении? (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 272).

   Зазрение рождается у тебя... от гордости фарисейской; ты видишь сучец в глазе ближнем, а свое око бревном завалено. Свои поползновения и падения могут отвратить сего беса; читай у святого Лествичника о гордости и смирении, о неосуждении ближних, также у Аввы Дорофея о сем же; то, может быть, и внедрится в память твою то, что за зазрение ближних бываем оставляемы Богом и падаем в те же или еще и лютейшие пороки, дабы познали свою немощь и смирились (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 632).

   Скажу еще несколько слов о осуждении; как оно важно и законопреступно, это все мы знаем, но удержаться от сего не стараемся и как будто по благословной вине <причине> отверзаем уста свои на оное, а когда бы приобучали себя к отсечению волей своих и в удержании слова, хотя с болезнью понуждая на оное себя, то пришли бы в навык сего, так как теперь находимся в навыке неудержания к осуждению... (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 77).

   Не должно иметь при сообществе и сообращении вредных суждений и осуждений ближних, не входить ни в какие порядки и устройства, не касающиеся до вас, и не допускать, как в чувственную храмину, так и в сердечную умную, вносить сор чуждых немощей и погрешностей, а стараться видеть всех как Ангелов, невзирая на то, хотя бы кто и порицал вас за это, в этом случае лучше человека опечалить, нежели Бога. Когда будете так поступать, то избавитесь от многообразных сплетен, могущих вас запутать... В суждении о чужих делах «будите мудри яко змия, и цели яко голубие» (Мф. 10, 16), о чем просите от Господа помощи; считайте всех яко Ангелов, а себя вменяйте последнейшими всех, и на это надобно себя понудить (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 82-83).

   Вы помните, что праведный Лот и среди Содома сохранил праведность свою. Так должно разуметь и о святителе ...ском, что его святая душа шумом празднующих не была увлечена, а мы с вами, и в кабинетном затворе своем сидя, чего-чего не передумаем! Благоискусные из всего извлекают пользу, а мы? Да не возглаголют уста мои!., (преп. Антоний, 22, с. 24-25).

   А насчет вопрошения вашего о несоблюдении устава церковного, то готовый ответ прочтите о сем в книге жизнеописания молдавского старца Паисия... где на подобное вопрошение было старцем сказано: «умолкни, Господа ради, умолкни; кто тя постави судию, т.е. надзирателя и чинохранителя?» (преп. Антоний, 22, с. 84).

   Старинная пословица гласит: в монастырь со своим уставом не ходят, а посему и вы, за ложку постного масла, чувствование любви к отцу И. не угашайте (преп. Антоний, 22, с. 84).

   ...Он <диавол> глаза неискусных послушников при добродетелях начальниковых ослепляет, так что они ничего доброго в них не видят, а при недостатках и погрешностях их светлыми делает, так что никакая порошинка не укроется. Посему, о добрая мати, блюди сердце твое от немирствия и осуждения, да не удалится от тебя благодать Божия. Что нам до чужих грехов, когда сами по уши в бездне греховной. Будем отселе молиться и просить Бога: «положи, Господи, хранение устом моим. Не уклони, Господи, сердце мое в словеса лукавствия» (Пс. 140, 3—4). Господи, отврати очи мои, еже не видети погрешностей в начальнице моей! Господи, даруй мне зрети моя прегрешения! (преп. Антоний, 22, с. 251).

   В наших мужеских монастырях у братии весь ропот, и вся скорбь, и все негодование — против настоятеля, и любимые у братии разговоры только судить и осуждать настоятеля, и говорить иногда о нем то, чего вовсе и нет. Думаю я, — тот же нечистый дух обеспокоивает и живущих в обителях женских, и то же самое заставляет о настоятельницах мыслить и говорить, что и у нас. Ты же, смиренная мати, аще хощеши дни свои видети благи, то удержи язык свой от сего зла и устне твои, еже не глаголати лести. Посему от осуждения госпожи Игуменьи своей, как от блуда, отскочи, да не осквернится душа твоя, или прямее, как от огня отбегни. И какою ее желаете иметь к себе, такою и вы оказывайте себя к ней, и после такой перемены вы увидите в душе своей свет Христов (преп. Антоний, 22, с. 252-253).

   Келейную твою жаль. Молись о ней усерднее, чтобы Сам Господь наставил ее на путь добра и истины. А когда будет передавать тебе сплетни, каждый раз замечай: «А помнишь, ты обещалась мне сплетни не передавать? Ведь за одно осуждение ближних могут погибнуть души наши». Пусть если она и от твоих замечаний и похворает несколько, — это не беда, для души ее полезно (преп. Иосиф, 105).

   Грех осуждения или какой еще другой — против власти Богом поставленной — есть грех сугубый. Святой апостол Павел в Послании к Тимофею, как главе и начальнику многих духовных овец и их пастырей, советует ему не принимать обвинений на иереев, а значит, и вообще на старших, не иначе как при двух или троих свидетелях. А ты не начальник и, значит, тем паче не смеешь рассуждать о действиях своего непосредственного начальства. Начальница за свои грехи и грехи ей подвластных даст ответ, но если эти подвластные, вместо молитвы за свою мать к Богу о ниспослании ей силы и разума к продолжению столь трудного послушания, начнут ей противиться и осуждать ее, то вся тяжесть грехов ляжет на них. Вспомни казнь Корея и Дафана и их сонмища, о чем упоминается и в псалмах святого пророка Давида. И теперь ждет уже не развержение земли и не огонь небесный противников власти, а пропасть ада и его вечное пламя. Не к лицу монахам бунтовать, их добродетель и благородие состоит в смирении, молчании, кротости, покорности и терпении всех зол и бед до гроба. Удаляйся, ради Бога, ото всех тех, кои восстают на власть, хотя бы ты и своими глазами видела начальницу грешащую, но не осуди, а покрой молчанием, и Господь покроет множество твоих грехов. Мир ти. Послушай мой совет, даемый тебе по Бозе (преп. Иосиф, 11, с. 271).

   Боишься, чтобы во дно адово не погрузиться, — старайся больше, вот и не погрузишься, как бы много у тебя ни было грехов. А если будешь осуждать других, да еще старших, то и без других грехов пойдешь во дно адово. Начальницу не осуждай, это хуже всего. Что бы она ни делала, как бы ни поступала, — она сама даст за это ответ, а ваша обязанность беспрекословно слушаться ее. За это-то и находят вся злая на осуждающих (преп. Иосиф, 11, с. 271—272).

   И ведай, пред Богом кающийся грешник любезнее, чем самомнящийся праведник. И потому берегись осуждать! (преп. Анатолий, 7, с. 161).

   Как только придет в голову осуждение, так сейчас же со вниманием обратитесь: «Господи, даруй мне зрети мои согрешения и не осуждати брата моего» (преп. Нектарий, 13, с. 79).

   Хорошо, что стараешься не осуждать ближнего и не гордиться: если будешь внимать себе, то Господь со временем поможет тебе, и получишь вечное спасение (преп. Анатолий, 7, с.163).

   ...Просишь, чтобы тебе не осуждать других. Поистине нет легче для спасения этой добродетели. Тут ни трудов, ни поста, ни жертв, ни приношений. Просто: не судите и не судимы будете. Молю Господа, чтобы Он даровал тебе эту добродетель. (Хотя сам я ее и не имею.) (преп. Анатолий, 7, с. 114).

   Никого нельзя осуждать, даже самого отчаянного грешника (преп. Никон, 8, с. 305).

   Никогда никого не осуждайте. Каждого, кто бы он ни был, встречайте с добрым чувством, с надеждой найти в нем одно хорошее, видя пред собою образ Божий (преп. Никон, 8, с. 333).

   Господь видит сердце человеков. А люди в суждениях своих всегда могут ошибаться, и тогда суждения эти бывают плодом простого празднословия (преп. Никон, 8, с. 377).

   Надо твердо помнить этот закон духовной жизни: чем кого осудишь или смутишься чем-нибудь у другого человека, то тебя это же самое постигнет, ты сделаешь сам то, в чем осудил другого, или будешь страдать этим самым недостатком (преп. Никон, 6, с. 284).

   Ты с сопутствовавшей тебе монахиней скорбела на матушку Игуменью за то, что она без внимания оставляет таких людей, которые прежде благодетельствовали монас-тырю и с которыми она в течение многих лет имела общение, но от которых не ожидает более для обители пользы, которые, однако, могут влиять на других словом. Не твое дело судить действия игуменьи. Она над тобою приняла суд, а не ты над нею (преп. Иларион, 52).

   Искушение это попустилось тебе не иначе как за осуждение твое противящихся игуменье, за что пришлось и самой впасть в противление начальству, тех вина противление, положим, еще дельнее была, а твоя совершенно из пустяков. Жалею я, что своим устроением привела ты и Матушку в изменение к себе, как сама пишешь ты: «замечаешь ее изменение», не знаю, в состоянии ли будешь ты поправить свои ошибки, разве только долгим временем и то не без труда?! (преп. Иларион, 32).

   ...Пожалей и не осудишь (преп. Анатолий, 9, с. 95).

   Судить и осуждать берегись, особенно старших. Это хуже всего и ведет к нерасчерпаемой путанице. Безмолвствовать в своей келье и значит не осуждать и не празднословить (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 111).

   «Нужно смиряться, — сказал <преп. Амвросий>, — раздражение и осуждение происходят от гордости». Нарисовал <старец> цепочку колечками и указал, что грехи, подобно цепочке, связываются один с другим и происходят один от другого (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 9).

   Осуждать не нужно потому уже, что не знаешь чужой души. На себя больше смотри и, читая святые книги, к себе применяй и себя исправляй, а не других. А то будешь и много знать, да будешь, пожалуй, хуже других. Привел <старец> поразительный пример: «разбойник тридцать лет разбойничал и, покаявшись, вошел в рай. А апостол Иуда находился всегда при Господе Учителе, и под конец предал Его» (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 9—10).

   Суд праведный должен относиться к нам самим, а не к другим, и не по наружным деяниям должно себя судить, а по внутреннему состоянию или ощущению (преп. Амвро-сий, 1, ч.2, с.10).

   Ревность у тебя не по разуму; оставь других! Иногда тебе кажется что-либо по наружности только, а душа каждого человека глубока, почему Господь двукратно запретил не только осуждать, но и судить (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 10).

   А у них <сестер>, может, есть такое тайное добро, которое выкупает все другие в них недостатки и которого ты не видишь. В тебе же много способности к жертве, но Господь сказал: «Милости хощу, а не жертвы» (Мф. 9, 13). А милости-то у тебя и мало — почему и судишь всех без снисхождения; смотришь только на дурную сторону человека и не вглядываешься в хорошую, свои же жертвы видишь и превозносишься ими (преп. Амвросий, 1, ч.2, с.15).

   Как будешь кого осуждать, то скажи себе: «лицемере, изми первее бервно из очесе твоего» (Мф. 7, 5). Бревно в глазу — это гордость. Фарисей имел все добродетели, но был горд, а мытарь имел смирение, и был лучше (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 72).

   ...Везде потребно будет и смирение, и терпение, и неосуждение других. Только этими духовными средствами приобретается мирное устроение души, соразмерно тому, насколько мы будем простираться к смирению, и долготерпению, и неосуждению других. Ежели дозволявшии или присвояющии себе право судить находили недостатки и неправильности в Самом Господе, источнике всякой истины, называя Его льстецом, самарянином и хуже того (Мф. 27, 63; Ин. 8, 48), то какого заключения не сделают относительно обыкновенных людей. Всего лучше и спасительнее для нас последовать заповеди Апостола, глаголющего: «не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1 Кор. 4, 5) (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 36-37).

   .. «.Мир мног любящим закон Твой, и несть им соблазна» (Пс. 118, 165). Если же что-либо или кто-либо нас соблазняет или смущает, то явно показывается, что мы не вполне правильно относимся к закону заповедей Божиих, из которых главная заповедь никого не судить и не осуждать. Каждый бо от своих дел прославится или постыдится на Страшном Суде Божием. Судить других нам и право не дано, да и весьма часто мы судим ошибочно и неправильно. И еще в Ветхом Завете предписано было внимать себе и своему спасению и исправлению собственной своей души. Об этом и следует нам более всего заботиться (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 37).

   На тебя нехорошо влияют резкие слова таких лиц, которые, по твоему мнению, говорить бы должны иначе. Святой Иоанн Лествичник пишет, что Господь промыслительно иногда оставляет и в духовных людях некоторые недостатки, чтобы чрез это приводить их к смирению (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 56).

   Ежели святым людям повелевает пророк Давид, глаголя: «бойтеся Господа, вси святии Его» (Пс. 33, 10), то кольми паче людям грешным и неисправным потребно и полезно иметь всегда страх Божий, страшась нарушать заповеди Божий, и прежде всего относительно суждения и осуждения, которое жизнь христианина обращает в лицемерие, по сказанному в Евангелии: «Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза» (Мф. 7, 5). Хотя и кажется нам, что мы делаем это по ревности, но такая ревность называется ревностью не по разуму и ревностью буиею. Не без причины Апостол возражает, глаголя: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его» (Ср.: Рим. 14, 4). Кольми паче суждение неуместно относительно предметов средних, как, например, относительно построек, малы ли они, или велики. Впоследствии видно будет, что они окажутся очень пригодными, хотя теперь и кажутся нам неблаговременными (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 62—63).

   Не входи в рассмотрение поступков людей, не суди, не говори: зачем так, для чего это? Лучше говори себе: «а мне какое до них дело? Не мне за них отвечать на Страшном Суде Божием». Отвлекай всячески мысль свою от пересуд дел людских, а молись с усердием к Господу, чтобы Он Сам тебе помог в этом, потому что без помощи Божией мы ничего доброго не можем сделать, как и Сам Господь сказал: «без Мене не можете творити ничесоже» (Ин. 15, 5). Подозрительности берегись как огня, потому что враг рода человеческого тем и уловляет людей в свою сеть, что все старается представить в извращенном виде — белое черным и черное белым, как поступил он с прародителями Адамом и Евою в раю (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 89).

   Некоторые греху осуждения подвергаются от привычки, иные от памятозлобия, другие от зависти и ненависти, а большею частью подвергаемся мы греху сему от самомнения и возношения; несмотря на великую свою неиспра-вимость и греховность, нам все-таки кажется, что мы лучше многих. Если желаем исправиться от греха осуждения, то должны всячески понуждать себя к смирению пред Богом и людьми и просить в этом помощи Божией... (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 45).

   ...Даю четки сии с тем, чтобы приемлющий их человек сознавал свои недостатки и немощи и видел бы свои грехи, но никак не позволял себе замечать немощи и недостатки других, кольми паче старших, и всячески остерегался бы судить или унижать кого-либо, но дела и поступки других предоставлял бы Промыслу и суду Божию и собственной воле каждого. Как другие люди не отдадут пред Богом ответа за наши грехи и неисправности, равно и с нас не взыщет Бог за чужие недостатки и немощи, хотя бы и старших, если не будем вмешиваться в это и судить или уничижать, в противном же случае подвергаем себя суду Божию. Глаголет бо Господь во Евангелии: «в тоже меру мерите, возмерится вам» (Мф. 7, 2), и паки: «не осуждай-те, да не осуждена будете» (Лк. 6, 37) (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 101-102).

   ...Сам Господь глаголет во Святом Евангелии: «аще хощеши внити в живот, соблюди заповеди» (Мф. 19,17). А из заповедей есть одна, которую мы легко нарушаем, забывая, что нарушение это обращает жизнь нашу в лицемерие, заповедь эта — не судить и не осуждать, как Сам Господь глаголет: «Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза...» (Мф. 7, 5) (преп. Амвросий, 23, ч.2, с.178).

   ...Разумевать, по слову Аввы Дорофея, что у иного есть такое тайное добро, которое перед Богом ценнее всей нашей жизни. Человек может видеть только видимое, Господь же зрит самые глубины сердечные. Преподобный Макарий Египетский, увидев человека грешащего, сказал сам себе: «он хоть и согрешил, но сумеет покаяться, а если ты согрешишь, то покаяться не сумеешь». И таким разумением поставил себя ниже грешащего. Вот как древние святые отцы умудрялись смиряться и удерживать себя от суждения и осуждения (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 51).

   ...Не спешить судить и осуждать, потому что видимые нами люди внутри не всегда таковы, какими кажутся снаружи. Нередко человек начнет говорить по обычной немощи человеческой и, не окончивши еще разговора, уже начинает сознавать, что он говорит не то, что следует, а, пришедши в келью, горько раскаивается в сказанном или сделанном. — Преподобный Марк Подвижник пишет: «От дел и словес, и помышлений праведник един, а от покаяния праведницы быша мнози» (преп. Амвросий, 23, ч.3, с.55).

   ...Заповедь Евангельскую имеем — не спешить судить, нездраво рассуждать и неправо осуждать (преп. Амвросий, 23, ч.3, с. 54).

   ...Пишешь, что трудно работать, и келья сыра, и голова болит. Вот за это-то ты и была бы причислена к лику мучениц, а за осуждение, и укорение, и ропот лишаешь награды в жизни загробной (преп. Иосиф, 11, с. 270).

   Положение живущих близ монастырей бывает не только неполезно, но часто и вредно. Находясь вне монастыря и смотря на ошибки подвизающихся, они вместо духовной пользы навыкают только осуждать других, а за осуждение других человек и сам не избегает осуждения, если не позаботится вовремя покаяться. Чтобы не жить в самом монастыре и подвизаться наряду с другими, вы в извет представляете слабость вашего желудка. Но ведь неприлично есть мясное и живущим близ монастыря, все же остальное из пищи можно употреблять, находясь и в монастыре, а сверх того тут та польза, что человек, находясь в борьбе вместе с другими, ясно может видеть свои недостатки и потому уже не может судить других, видя перед собою много лучших себя (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 91).

    Оглавление    Откровение помыслов

   ...Почаще открывайте свои помыслы и внутренние действия в чувствах; мало-помалу объясняемые ваши язвы <не предуспеют> на горшия, но исцелеют благодатью Господа нашего Иисуса Христа... А что вы выражаете свои чувства и благие намерения, то и воистину так и есть, когда будем таковые чувства изъяснять со смиренным мудрованием (то есть с Божией помощью и за молитвы отец наших и матерей). А без сих объяснений опасно, поелику мы не можем быть утвержденней святого апостола Петра, но и тому было попущено впасть в малодушие и отрещися Иисуса Христа (преп. Лев, 163).

   Ты выражаешь свое удивление, какая великая сила сокрыта в исповедании борющих помыслов. Не удивляйся этому. И самое монашество есть тайна, а откровение помыслов духовным отцам, как монашествующих, так и других лиц, составляет существенную часть Таинства покаяния (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 104).

   Откровение святыми отцами положено, чтобы легче спастись. Ибо путь спасения вообще труден, но кто спасается с откровением и вопрошением старших, тот много облегчает себе этот трудный путь! Спасайся! (преп. Анатолий, 7, с. 200).

   ...Матушке... не укосневай открывать все от врага навеваемые помыслы, и сие ко исцелению тебе послужит... (преп. Лев, 191).

   Надо говорить помыслы м. И., помыслы и ослабеют. А откуда они, от гордости (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 76).

   Помыслы записывать каждый день. А когда пойдешь к м. И. (для откровения), то выпиши их вообще, например, сердилась и т. п. (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 76).

   <Старцу> все должно говорить; сказать, что осуждаю, и помыслы приносятся, а повторять их не надо. Это враг наносит. Ефрем Сирин называет это лаянием бесовским. Если <старец> спросит: какие? — тогда можно сказать (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с.76).

   ...Ходить на откровение легче всего и спасительнее. А потому ходи и все открывай (преп. Анатолий, 7, с. 110).

   Чужие дела не передавай (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 76).

   Свои грехи говори и себя больше вини, а не людей (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 76).

   Батюшка строго приказывал — чужих грехов не говорить матушке Игуменье, но себя винить (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 76).

   Надо говорить: приходят помыслы хульные против вас и осуждающие. (Если бывают помыслы против старицы или старца) (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 76).

   Не рассказывать, где что делается (преп. Амвросий, 1, ч.2, с.76).

   Помыслы те надо говорить, которые беспокоят. Иной помысл целый день приражается, и ничего, а другой враз оцарапает — тот и нужно говорить (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 76).

   Открывать помыслы очень полезно. Старайся держаться этого пути... (преп. Анатолий, 7, с. 116).

   Открывай, что можешь... Если не исправляешься, укоряй и осуждай себя. Господь и это примет за доброе дело (преп. Анатолий, 7, с. 162).

   К Матушке ходить я никого не понуждаю. А только советую, потому что на себе испытал, что открывать помыслы — облегчает тяготу душевную. А страсти искоренять начинай с самоукорения, познания своих (а не сестрин-ских) немощей и считай себя достойною скорбей (преп. Анатолий, 7, с. 200).

   А труды наши оценятся достойно и праведно в день общего Суда. Понуждай себя, сестра, ибо нудящих себя есть Царство Небесное. Помыслы нужно открывать те, которые особенно часто докучают (преп. Анатолий, 7, с. 201)

   Мне очень приятно, что ты приучаешься открывать свои помыслы. Если и впредь так будешь делать, то многих избегнешь бед и скорбей. Многие из-за этого едут за несколько сот верст, тратят последнюю трудовую копейку, с какими неприятностями, в стужу, постоялые дворы, нечего поесть и попить, а все для того, чтобы получить вразумление и облегчение. Прочти у Аввы Дорофея об откровении помыслов. Даже великие старцы ходили к более старшим и опытным отцам научаться духовной жизни. Великий Антоний, будучи 95 лет, ходил к Павлу Фивейскому, которому было 115 лет (преп. Анатолий, 7, с. 211—212).

   «А все являемое, - по слову Божию, - свет есть» (Еф.5, 13). И что диавол, как осиновый лист на ветру, тре-пещет, когда кто спешит открыть греховные помыслы. Пишешь: «сию мысль я долго в себе скрывала, и ничто так не трудно было говорить, как это». Да в том-то и искусство и коварство диавольское, что он страшит тем, что нам полезно. «Благо есть исповедатися Господеви» (Пс. 91, 2). «Исповедайтеся Господеви, яко благ: яко в век милость Его» (Пс. 135, 1). А враг этим старается возбудить ложный страх, ложный стыд: только скажи, ну и пропала. Ан вот не пропала, я более полюбил тебя за откровенность (преп. Анатолий, 7, с. 242—243).

   Пока не выскажешь, ничто в свете тебе не поможет! А помилуй Бог — смерть нагрянет! Смерть! (преп. Анатолий, 7, с.304).

   Что сделала, так и пиши, что сделала. Главное, не ври и не скрывай, хотя бы что было и нехорошо, ибо и аз человек зело грешный. А потому стыдиться некого (преп. Анатолий, 7, с. 76).

   На откровение ходить к матушке Игуменье — дело доброе, помоги тебе Господи! Только ты должна знать, что бесы очень не любят таковых (преп. Анатолий, 7, с. 85).

   Ты не открываешь, матушка, помыслов — вот враг и торжествует над тобою. И нам всем скорбь от этого. Одумайся, Г.! Ты девочка способная к монашеству, только не слушай врага, желающего погубить тебя. А если потерпишь, то Господь поможет тебе, и брань <пройдет>. Без этой брани никто не спасся. Даже и святые ее терпели (преп. Анатолий, 7, с. 95).

   Сестра Н. стыдится мне даже написать о помыслах. Вот какая она святая! А кто не считает себя святым, тот прямо так и говорит, что то-то и то-то сделал (преп. Анатолий, 7, с. 113).

   Ты удивляешься, что как только отправишь ко мне грешному письмо, то, еще не получив ответа, ощущаешь мир душевный и радость. — Таково свойство откровения. Так о сем написано и у преп. Аввы Дорофея (преп. Иосиф, 94).

   ...А что вы принужденною находитесь других сестер очищать и помыслы принимать, хотя воистину не твоей меры сие дело, но только благонадежие, что сие принужденное продолжать за послушание, то, по Лествичникову изъяснению, сама в тину погрязшая, других предостерегай, дабы и они в таковую же топтину не погрязли, а к тому же, и другим объясняя словеса и увещевая к целомудренной жизни, и своих словес устыдившись, и сама положишь начало ко исправлению своей греховной жизни... (преп. Лев, 195).

   Монахинь на откровение от других не принимай, а отсылай их к той, которая принимала кого от мантии. Пускай они им объясняют. — Ты хорошо сделала, что отказала в просьбе ее ходить к тебе на откровение. Делай так, как ей сказала, что будешь ей говорить, о чем она тебя спросит, а принимать на откровение ее — погоди (преп. Иларион, 50).

   Отчего, когда сестры открываются, делается тебе ужасно тяжело и грустно? Оттого, что с тобою, как с купелью бывает, которая, счищая грехи, и сама сквернится; надо просить Бога, чтобы Он тебе помог (преп. Иларион, 48).

   Сомнение, которое помыслом у тебя было, почему я запрещаю без Матушкиного благословения принимать сестер на откровение и какие могут быть от этого скорби? Матушка может заподозрить тебя в том, что ты подбираешь себе сестер для того, чтоб иметь желание быть начальницею, да и, кроме того, может быть много козней бесовских, а когда с ее позволения, то этого быть не может. — А так, если кто из сестер просит твоего совета, и ты знаешь, то не отказывайся сказать требующему. Вопрошенну же о деле только надо говорить... (преп. Иларион, 49).

   Также и при рассеянности надобно труд и понуждение себя, и призывание помощи Божией, а случится поддаться, то скорее покаяние приносить, а не смущаться. Спраши-ваешь, можно ли на некоторые вопросы спрашивать разъяснения у Матушки. А удобно ли это будет для вопрошающих? Если неудобства нет, то можешь при нужде и спросить. А если видишь, что иное и неудобно передавать Матушке, то отвечай сама, что Господь на сердце положит. Всегда молись Господу, чтобы просветил твою мысль сказать полезное вопрошающим. Когда приходят к тебе за советом, то двери непременно надо затворять и келейниц высылать. Видя это, приходящие к тебе откровеннее будут, а это к ихней пользе послужит. А чужие разговоры подслушивать даже и грешно (преп. Иосиф, 108).

   Открывать помыслы духовным отцам или матерям есть предание древнее и имеет великую пользу. Открывать надо все, что смущает, а одно открывать, а другое утаивать — нет пользы. Это не вред, если будут знать недостатки и погрешности твои, но больший вред, если хвалить тебя будут или считать за исправную (преп. Иосиф, 11, с. 280).

   Откровение устроено от святых отцев, чтобы не могли укрыться от неопытных вражии козни... (преп. Макарий, 24, т.5, с.441).

   Для тебя все еще ново, и ты не знаешь, с чего начать, о чем вопрошать и в чем открываться матери; в короткое время ничему нельзя научиться, но многим временем, слу-чаями и опытами упремудрит тебя Господь... Соображаясь, сколько можно, с возможностью и с своим устроением, открывайся в недоумениях, в страстных и гордых помыслах, в скорбных приключениях, в осуждении и тому подобных. Откровение, тоже и покаяние, врачует немощи наши и увядает злые помыслы... и сказанные тебе слова на твои недоумения принимай с верою, с каковою должна и идти на откровение (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 198—199).

   Я потому тебе предлагал иметь откровение или совет, не доверяя своему разуму, дабы не принять того за истину, что есть ложь, и не прельститься, а когда не можешь сего сделать, то сама умудряйся и поучайся в том, что более приводит нас к смирению и показует гнусную гордость и от оной происходящий вред (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 507).

   ...Когда В. не находит пользы в откровении, не надобно ее к этому и нудить; без веры и произволения какая уже будет польза? Когда с верою приходит, объясняет свои немощи и смиряется, — Бог дарует и слово к пользе того, а ежели кто идет с сомнением и пренемоганием, когда что не по нем, то какая ж тут польза может быть? (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 270).

   Что было с тобою такое сильное волнение, то ты виновата тем, что не открываешься матери И., а о сем я тебе многократно писал и теперь повторяю: стыд твой происходит от гордости, не хочешь пред нею показаться такою немощною и смириться, и тем сама себе умножаешь брань (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 432).

   К тебе особенно скажу несколько слов касательно откровения: не то только должно открывать, что пьешь, ешь и правил не исправляешь, но главные страсти, которыми ты или действуешь, или помыслом каким борима, надобно объявлять со смирением и самоосуждением, и принимать слова старицы, как Богом внушенные ей к твоей пользе. Главные же страсти суть: гордость, славолюбие, сластолюбие, сребролюбие, гнев, ярость, злопомнение, ненависть, леность, тщеславие, распря, строгое суждение недостатков ближних, строгое взыскание со служащих, скверные мысли, зазрение ближних и подобные таковые; страстные помыслы или деяния должно говорить со смирением, а не скрывать их; явление свет, а не явление тьма. Одно воспоминание о том, что надобно сказать, удерживает нас от грехов (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 51).

   Помыслы исповедовать надобно те, в которых воля наша участвует и соизволяет на них, укосневая, и делается мысленною преступницею пред Богом. Десятая заповедь ясно показывает нам сие; все заповеди запрещают делать зло, а оная и желать мысленно, но те помыслы, которые только приражаются, а мы с ними не согласуемся, не соизволяем на них и отвергаем, не нужно исповедовать (преп. Макарий, 24, т. 6, с. 252).

   ...Откровение тогда пользует, когда соединено с послушанием, — тогда приносит плод смирения, а откровение с требованием, чтобы было так, как и чего ей хочется, нимало не принесет пользы (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 312).

   Какой же толк в том откровении, когда оное не приносит успокоения? Ведь откровение не одно нужно, а при оном и послушание. Принимать, по откровении, совет и уже не самосмышлять и не верить своему разуму: от этого рождается смирение (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 281—282).

   Для того-то и послушание и откровение, чтобы истребилась гордость, а водворилось смирение; открываться должно со свободою и смирением, а тебя запинает враг и не допускает до сего (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 666—667).

   ...Ты думаешь довольствоваться только откровением. Этого одного мало. Если открыть свои раны, надобно и лекарство на них: укоризну, досаду, поношение, насмеяние и прочие неприятности для самолюбия и гордости, врачевства которых ты и не будешь иметь, а будешь обольщать себя, что живешь с откровением... (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 437).

   Когда тебе придет твой тяжелый нрав, — вини себя, а не других, и понудь себя к откровению, что тебя смущает, хоть бы и на мать Н. что пришло; не бойся, но говори ей, получишь облегчение. Знай, что это враг тебе запинает и хочет тебе погибели, а после и в отчаяние влагает; всему этому корень есть гордость, а победа на оное — смирение (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 463).

   После же, в то ли время, а уж непременно по окончании дня, изъяснив друг другу свои смущения, которые имели, испросить прощение, и будете мирны, а когда не будете сего делать, но смущаться за помыслы и таить их, то они могут возрасти и худой плод принести (преп. Макарий, 24, т. 4, с. 3).

   Ты говоришь, что не знаю, в чем открываться, а когда что и есть, приду и забуду. Во избежание сего, как только заметишь приходящего волка, да украдет и погубит твое устроение какими бы то ни было страстными помыслами, тотчас запиши, чтобы не забыть, а, пришедши, и объяви их. О том не смущайся, что будто не так говоришь или не все сказала: это сеть вражия, дабы смутить тебя... (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 664—665).

   ...Вся жизнь инока есть борьба с помыслами, для этого-то и нужна молитва Иисусова... (преп. Варсонофий, 5, с.133, от 24.11.1909).

   Помыслы не говори никому, кроме Матушки, а то потерпишь... стыд. Смотреть на мужчин оставь, а то такой брани наживешь, что и монашеской жизни будешь не рада. Ты и то уж иногда ропщешь, что пошла в монастырь. А это страшная глупость. Святитель Тихон Задонский, когда умирал, то особенно благодарил Бога, что Он сподобил его монашества (преп. Анатолий, 7, с. 91).

   Открывайте все свои помыслы, особенно те, которые долго вас не будут оставлять (преп. Варсонофий, 5, с. 8, от 13.01.1908).

   Сестрам надо говорить, чтобы все про себя сказывали, а то одно говорить, а другое умышленно скрывать, то не получат пользы и в том, в чем открываются (преп. Иосиф, 109).

   Пишешь, что уже не хотела писать ко мне грешному тех пор, пока не научишься делом выполнять мои совет Но как же это с делом-то согласить? Жизнь духовная требует от проходящих оную откровения, как замечает преподобный Авва Дорофей и другие святые отцы. А ты не хочешь писать о себе, значит, не хочешь иметь откровения. Не в том дело-то, чтобы быть исправной. Ибо пред Господом кто может быть исправен? И Господь не ищет от нас безгрешие, а ищет от нас покаяния, с сознанием своей греховности и с самоукорением. Итак, не пренебрегай откровением как весьма важным врачевством от заразы греховной (прей. Иосиф, 107).

   ...Помни о своем исправлении, которое не иначе может быть, как — иметь совершенное откровение, а не одно говорить, а другое умалчивать; это значит закрывать, а не заживлять раны; и по откровении принимать советы с верою и смирением и стараться о исполнении... (преп. Макарий, 24, т. 5, с. 476).

   Пишешь ты, N., что худо живешь и не имеешь откровения к старице. Оттого-то враг тебя и запинает, чтобы вести по его злой воле. Оттого тебя и страсти сильно обуревают и побеждаешься ими (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 71—72).

    Оглавление    Отношение к ближним

   Со всеми людьми, встречающимися на жизненном пути твоем, поступай так, как тебе хотелось бы, чтобы с тобой поступали (преп. Никон, 8, с. 328).

   Спасение ваше и погибель ваша — в ближнем вашем. Спасение ваше зависит от того, как вы относитесь к своему ближнему. Не забывайте в своем ближнем видеть образ Божий (преп. Никон, 8, с. 334—335).

   Без терпения и снисхождения к ближним жить невозможно (преп. Никон, 8, с. 376).

   Немирствие губит людей (преп. Никон, 8, с. 375).

   Не надо давать волю своим чувствам. Надо понуждать себя обходиться приветливо и с теми, которые не нравятся нам (преп. Никон, 8, с. 312).

   Если между нами произойдет какое-либо недоразумение, или нам покажется, что нам делают что-нибудь плохое нарочно, надо сейчас же попросту объясниться, и тогда всякое недоразумение исчезнет (преп. Никон, 6, с. 244).

   Вопрос: «Про меня сказали нехорошо, а теперь обращаются. Как мне быть? Уклоняться ли?» Ответ: «Нет, это будет как бы в отместку, а ты по-христиански, если можешь, помоги» (преп. Никон, 6, с. 273).

   А как я, хотя люблю вас по духу, яко дочь, но помню и то, что нрав имеете жесткий, в чем и советую Господа ради старайся себя умиротворить и к терпению себя приобучать, и понуждай себя матушку А. уважать и предпочитать; Господь Премилостивый да ответит тебе во смирении, и паче сих мною написанных, и вы знаете, что на всякое искушение — смирение, самоукорение и терпение — победа... (преп. Лев, 188).

   ...Против же непристойных и соблазнительных слов вы можете при помощи Всевышнего мужественно и дерзновенно сказать, дабы она впредь не смела более произносить. — А по <отходе> ее должна молить и просить Премилосердого Господа, дабы вразумил и просветил ее сердце к познанию истинного любомудрия, и вас бы покрыл от всех наветов вражиих и блазненных чувств, и да сохранит вас от злобы наветующих... (преп. Лев, 260)

   Когда позовут вас в гости, если востребует сего необходимость, идите с миром Божиим, но скорее старайтесь возвращаться в дом ваш. Также и на брак не гнушайтесь идти, только с большею осмотрительностью, в сем случае будьте постоянны в поступках кротости и воздержания: не зазирая же и осуждая поступки других; коль скоро заметите начало неблагоустройных глумлений, не ожидая дальних, извинившись звавшим вас, поспешайте домой. Притом не на всякую просьбу на брак соглашайтесь, но более устраняйтесь, а ходите только на самые необходимейшие браки, т. е. к ближним родным или к благочестивым о Господе друзьям (преп. Лев, 116).

   ...Просите моего благословения говорить ли брату когда надобно или умалчивать: вы, конечно, не в силах его исправить, ибо он имеет самовластие и знает, что худо и что хорошо. Но не оставляйте делать ему дружеские советы об оставлении христианину неприличных деланий, молитесь за него Господу и Пречистой Богородице, призывайте в помощь угодников Божиих: то, что кажется от человек невозможным, но от Бога вся возможна суть. Вы же не скорбите о сих неприятностях, ибо они суть маловременны и преходящи, но не без воли Божией бывают (преп. Лев, 226).

   Надо судить о человеке по его характеру. У тебя характер более сильный, а у нее - слабый, и она действует по-своему, как может. Ведь и ты сама, обличая других, действуешь неодинаково и фальшивишь, когда слабому говоришь более настойчиво и резко, а более сильному и высокому более мягким тоном (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 11).

   <Из рассказа г-жи N.> Когда же коснулось об отплате злом за зло, то я заметила, что этого, кажется, во мне нет. «Будто бы? — воскликнул старец. — А одним суровым взглядом своим отплатишь иногда так, что не забудут долго его» (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 11).

   На жалобы сестер, что досаждают им, укоряют или даже бранят, батюшка обыкновенно отвечал: «Благословляющия уста не имут досаждения» (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 47).

   Когда в мирском доме бываешь: то как в дом взойдешь, в первой комнате креститься три раза, а в другую комнату (перейдешь), можно один раз. А когда обедать сядешь, за первым кушаньем только один раз перекреститься, и на весь обед (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 71).

   Не должно обращаться свободно с мирскими — ты их соблазнишь (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 71).

   Уступай N. во всем, предложи свой совет, только не настаивай (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 73).

   Надо быть ко всем почтительной. Будь ласкова, но не ласкательна. Поклонись, да скорее мимо проходи (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 73).

   Прочитай «Живый в помощи Вышняго», да и иди, прощение проси, — на кого немирна (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Если кто сердится на тебя, то спроси у него причину (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Если кто непокоен (т. е. немирен на тебя, а не высказывает сего), то угождай ему, будто не замечаешь сего (прей. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Если помысл будет говорить тебе: отчего ты этому человеку, который оскорбил тебя, то и то не сказала? — то скажи своему помыслу: теперь поздно говорить — опоздала (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Будь сама к другим снисходительна (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Нужно ближнего успокаивать, — и с тобой то же может быть (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Сама живешь нерадиво, а с других строго требуешь, чтобы исполняли все (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Ты молчи пред всеми, и тебя будут все любить (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Шуточками лучше высказывай, когда непокойна (немирна на кого) бываешь (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Не должна вмешиваться в их (вместе живущих) спор. А уйди в свою келью, возьми бутылку воды и полей между ними; особенно же каждой можно говорить. Скажи К.: мы без щей насидимся, — ни я, ни ты не умеем варить, а другой скажи: потерпи — она Петербургская (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Не должно выбирать сестру по духу, а то будет по плоти (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Будь проста, и все пройдет. Считай себя хуже N. Если будешь внимать себе, то найдешь, что ты действи-тельно хуже N. (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Смотри на всех просто (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Жить просто значит не осуждать, не зазирать никого. Например, идет Е—да. Прошла, и только. Это значит, думать просто. А то при виде проходящей Е—ды подумать о ней с худой стороны: она такая-то, характер у ней такой-то. Вот уже это непросто (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74).

   Если непокойна то скажи: все по своим местам! Себе внимать и Авву Дорофея читать! — Напиши это и где-нибудь приколи (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 74—75).

   Ты ей, N, раз уступишь, а она тебе десять раз (преп. Амвросий, 1, ч. 2, с. 75).

   Когда ты непокойна на N, то клади поклоны от 3 до 9 с молитвой: Господи, якоже веси, помози рабе Твоей N.. и за ее молитвами меня, окаянную, помилуй. — Тогда клади поклоны, когда непокойна (немирна), а то не надо (преп. Амвросий, 1, ч.2, с.75).

   ...Ты пошла книзу, что скоро и жизни не рада будешь. Как говорят: ни Богу свеча, ни миру калач. Что святые отцы хвалят, каким путем сами они шли и нам по любви своей для нашего облегчения завещали, ты поносишь, — говорю о пути старчества и откровения помыслов. Куда ты готовишь себя? Или надеешься избежать врат смерти? Ей, не избежишь! Пощади себя, сестра! (преп. Анатолий, 7, с. 107).

   Ты спрашиваешь, как должна держать себя в отношении к людям? Помысл твой говорит тебе правильно: обращайся в простоте сердца. А когда кто во зло употребит твои слова, то явно, что угодно Богу наказать тебя сим, за предварившую твою какую-нибудь вину. Впрочем, что кажется тебе от простоты сердца сказано, а между тем и от навыка к излишней болтовне, а другие по своему устроению могут принимать слова твои и в худую сторону, а потому надобно иногда иметь в словах осторожность: зная человека, что может понести, надобно иметь такое и обращение. Не все в одной мере. «Будите мудри яко змия, и цели яко голубие» (Мф. 10, 16). Искус да будет тебе учителем (преп. Макарий, 24, т. 3, с. 419).

    Оглавление    Отношение к братии

   А тебе советую держаться золотой средины в обращении с младшими и старшими, стараясь не настаивать на своем, и делать по своей обязанности то, что будет воз-можно по соображению, руководствуясь страхом Божиим и благою совестью (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 189).

   Ты пишешь о немощах некоторых братий и спрашиваешь меня, что тебе делать? Что мы сами собою сделаем, аще не Господь поможет? Хорошо, что познают свою не-мощь и ищут врачевания. Конечно, не легко исцелиться, но, при помощи Божией и нашем произволении, все возможно. Твое дело: сострадать больному, давать совет удаляться, а паче всего смиряться; может быть, не попущена ли за возношение сия страсть. Остерегайся буия ревности, по слову святого Исаака, и смотри свои немощи и от них же ныне покровен благодатью Божиею; за строгий суд может и самому попуститься. Мы ходим посреди сетей, которых только смиренная мудрость избегает (преп. Макарий, 24, т. 2, с. 311).

   ...Пишешь, что для тебя грустно и тяжко сознавать, что Господь у всех как бы на последнем плане. — На это тебе скажу: ежели мнение пророка Илии не оправдалось, взывавшего ко Господу: «олтари Твоя раскопаша, пророки Твоя избиша, остахся аз един, и ищут души моея» (3Цар. 19, 14); и сказано было ему от Господа: «оставих седмъ тысящ мужей, не преклонивших колена пред Ваалом» (Ср.: 3Цар. 19, 18), то наше с тобою мнение может оказаться еще ошибочнее. И Апостол предостерегает: «мняйся стояти да блюдется, да не падет» (1 Кор. 10, 12) (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 55—56).

   Обычные немощи человеческие: младшие толкуют про старших, а старшие про младших, и все мы забываем Апостольский совет или, вернее, заповедь: «облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы: и мир Божий да водворяется в сердцах ваших» (Кол. 3, 12—13). Мы же, порицая друг друга по неразумию нашему, лишаемся сего блаженного мира. А в псалмах сказано, что в мире место Его, т. е. Божие, и Апостол пишет: «пребываяй в любви в Бозе пребывает» (1Ин.4,16). «Любовь же сия долготерпит, милосердствует, не завидит, не превозносится, не гордится» (то есть не уничижает никого), «не бесчинствует, не ищет своих си, не мыслит, и не помнит зла, всех любит» (то есть покрыва-ет всех немощи и недостатки), «вся уповает, вся терпит, любы николиже отпадает» (1 Кор. 13, 4—5, 7—8) (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 80).

   ...Никого презирать не следует. Мы не знаем, — какой кто получит конец. О презирающих других читается в паремиях: вздохнут и рекут, како сии, презираемые нами, обретошася в сынех Божиих (прей. Амвросий, 23, ч. 3, с. 85).

   Старинные люди давно решили, что век без притчи не проживешь, и прибавили, что и горшок с горшком сталкивается, кольми паче людям, живущим вместе, невозможно пробыть без столкновения. И особенно это бывает от различных взглядов на вещи, один о ходе дел думает так, а другой иначе, один убежден в своих понятиях, кажущихся ему твердыми и основательными, а другой верует в свои разумения. Ежели в первоначальном правиле арифметики слагается один и один, то выходит два; если же в третьем правиле помножить два на два, то выйдет уже четыре; если же дело дойдет до дробей, то окажутся цифры вверху и внизу, а посреди их черта: так бывает и в делах человеческих. Если их очень раздроблять, то окажется неудобство и вверху и внизу, с какою-либо преградою посреди. Я как тебе писал и говорил прежде, так и теперь скажу: ежели будешь веровать в Промысл Божий и надеяться на всесильную Божию помощь, то не встретишь таких неудобств, какие предполагаешь, и сверх того будешь всегда пользоваться возможным спокойствием душевным. Когда же будешь заботиться о том, чего не может и случиться (потому что предположения по большей части неверны и ошибочны), то напрасно себя будешь только беспокоить (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 188).

   Кто уступает, тот получает три осьмушки с половиной, а кто мнится и право настаивать, тот получает только одну осьмушку, а иногда и одной не получает, когда сам расстроится и другого расстроит (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 197).

    Оглавление    Отношение к врагам

   Противодействовать и бороться с людьми, причиняющими зло, не надо, не только делом или словом, но даже в помыслах своих. Иначе бесы будут побеждать. За таких людей надо молиться. Тогда Господь поможет и бесы отступят... Монах должен к смерти готовиться, поэтому надо всегда думать о том, чтобы встретить смерть в мире со всеми. Миряне этого не знают, поэтому и не придают значения немирствию (преп. Никон, 8, с. 317).

   ...Первейшее и самонужнейшее... средство к примирению с обидящими и гонящими нас есть молить о них по заповеди Христовой... (преп. Лев, 223).

   А сестра Т. И., хотя по действу злокозненного диавола гневом и дышит на вас, но... усты Давидыми вопием во псалме: «Аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое: аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю...» (Пс. 26, 3). И по сим божественным словесам мы должны с тобою со упованием и благонадежней уповать на Промыслителя Господа нашего Иисуса Христа, Который всячески защитит вас! (преп. Лев, 162).

   ...Причин или вин ко оскорблению ей <враждующей сестре> постарайтесь не подавать и Господа Бога о ней молите и просите, дабы дал ей Бог по Своему человеколюбию здравый разум и истинное рассуждение к познанию достодолжных христианских правил, и когда по нашему совету будешь употреблять, то А. И. совсем против вас будет другая и любовью сорастворенная; во размышления же и во мнения вдаваться нам с тобою не токмо не полезно, но зело вредно! … Бояться же А. И. не токмо спящей, но и бдящей не должно бояться; она хотя имеет вид и свирепый, но, однако, благомыслящих мыслей не отвергает, но желает спастись так, как и прочие девы... (преп. Лев, 163).

   Что вы берете участие в нашем покое по причине усмирения сущих к нам нерасположенных, за сие благодарим вашу любовь, но чтобы посчитать усмиренных врагами, такая мысль несправедлива, они Суда только орудия, чрез кои Бог посредственно строит нашу пользу... (преп. Лев, 222).

   Вы изволите вопрошать мою худость, дабы вас научить терпению против обидящих и враждующих вас, а как нас научает Спаситель наш Иисус Христос в Евангелии от Матфея: «А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся. Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5, 39—45). Итак, внимая сему евангельскому учению, мы обязаны всячески молиться за творящих нам напасть. Такожде подтверждает святой апостол Павел, пиша к Римской церкви в главе 12-й, стих 17-й: «Никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром перед всеми человеками. Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу [Божию]. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь. Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12, 17—21). Да видим, прелюбезнейший, каковое нам учение преподает Сам Спаситель Господь наш Иисус Христос и возлюбленный Его ученик святой апостол Павел, просветитель вселенной, ясно научает, как нам поступать со обидящими и ненавидящими нас. И в дополнение во вседневной евангельской молитве (то есть «Отче наш»), всегда читаем: «...и остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим, и не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго». Стих 14-й: «...Аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный: аще ли не отпущаете человеком согрешения их, ни Отец ваш отпустит вам согрешений ваших» (Мф. 6, 14—15) (преп. Лев, 208).

    Оглавление    Отношение к игуменье

   Касательно любви тебя Матушкою, возноситься очень неразумно. Потому что, обратись любовь ее в противную сторону, тогда ты придешь совершенно в отчаяние. А это очень может быть. Немножко уж и было. Помни стих Давида пророка: «Не надейтеся на князи, на сыны человеческия...» (Пс. 145, 3). А что? «Блажен, емуже Бог Иаковль помощник его, упование его на Господа Бога своего... Воцарится Господь во век» (Пс. 145, 5, 10) (преп. Анатолий, 7, с. 173).

   А ты ходи к Матушке. Враг борет тебя, потому что ты через Матушку можешь спастись от его власти (преп. Анатолий, 7, с. 89).

    Оглавление    Отношение к настоятелю

   ...Буди настоятелю тамошнему первым послушником и слугою, а не товарищем вопреки глаголющим; ибо кто противиться будет власти, тот Божию повелению будет про-тивиться, поелику Спаситель говорит: «слушаяй вас Мене слушает!» (Лк. 10, 16). О вопреки глаголющем настоятелю радуются бесы... (преп. Антоний, 22, с. 391).

    Оглавление    Отношение к обижающим

   А что Матушка и казначея тебя пробирают, за это я им очень и очень благодарен. И не напрасно. А потому что в свете ничто так не помогает молитве, как терпение скорбей и любовь к ближним. Так что если б у тебя не было скорбей, то нужно бы молить Милосердого Господа, чтобы Он их послал тебе (преп. Анатолий, 7, с. 145).

   А гневаться на других до памятозлобия не следует. По заповеди Господней, понуждайся молиться о всех ненавидящих и обидящих тебя! (преп. Анатолий, 7, с. 191).

   Да чем же ты лучше-то их? Этак ругаться и они умеют и сердиться. За что ж тебе почет-то? За то, что ты постарше? Да это еще хуже для тебя! Господь сказал; аще кто хощет быти старей, да будет всем раб и всем слуга. А ты — как барыня сердитая: противные, смотреть не хочу. Смиритесь! (преп. Анатолий, 7, с.219).

   А что касается жалкого положения твоего в кругу сестер, то ты только тогда и докажешь, что ты им сестра, а не приживалка какая-нибудь, когда окажешь им сестрин-скую любовь и потерпишь их. Мне даже больно видеть или слышать, как все давят тебя: ну, а если в этом давлении-то и кроется вся будущая вечная слава твоя? И лишать тебя скорбей — лишать жизни? Значит, злодействовать тебе? Потерпи же, потерпи Господа, мужайся (преп. Анатолий, 7, с. 289).

   Ты спрашиваешь, чем можно избавиться от злых людей? Простым образом мыслей и чувств, что ты пришла работать не демону, но Богу. И что Владыка неба и земли и всей вселенной не демон, а Бог, повелевающий и Ангелам, и демонам, а душам нашим мир дающий. На приписку твою ответствую припискою: «Если скорби твои смиряют, дают духу спокойствие и влекут к молитве, знай: чувство твое не обманчиво. Потому святой Марк Подвижник говорит: «В скорбях сокровенна есть милость Божия» (преп. Анатолий, 7, с. 295).

   Сестер милуй, если они тебе досаждают. А что они тебя считают за твое молчание сердящеюся — это ничего, ровно ничего (преп. Анатолий, 7, с. 65).

   Ты скорбишь, что тебя пробирают, а я за тебя радуюсь. Если б ты знала, как это полезно ко спасению, особенно страстным... (преп. Анатолий, 7, с. 110).

   О ненавидящей тебя молись, и силен Господь умиротворить ее к тебе. Своею ненавистью она себе вредит душевно, будучи подвизаема от врага, а тебе благодетельствует, потому что — блажени есте, егда поносят вас... (преп. Анатолий, 7, с. 153).

   ...Первейшее и самонужнейшее, не токмо сей, но и всем, средство к примирению с обидящими и гонящими нас есть молить о них по заповеди Христовой... (преп. Лев, 223

    Оглавление    Отношение к сестрам

   ...Не для того древние подвижники жили вместе, чтобы укорять и досаждать друг другу с намерением, а терпеть это и переносить разумно со смирением, если бы кто из них по немощи человеческой и по наветам вражиим когда-либо уклонился в непристойное обращение и оскорбление живущего с ним. Так и вы, матери, старайтесь жить разумно, каждая смотри свою пользу душевную, а другая сама о себе пусть да попечется. Впрочем, и это слово примите разумно, не толкуя превратно: «ты сама о себе пекись, какое тебе до меня дело». В Евангелии сказано коротко и ясно: «аще кто ударит тебя в десную ланиту, обрати ему и другую» (Мф. 5, 39). Бог да поможет нам исполнять словеса сия (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 71—72).

   Живи по-Божьему, будь кротка и милостива к сестрам, памятуй Бога по силе и спасешься (преп. Анатолий, 7, с. 78).

   Полезно нам всегда помнить, как мыслила блаженная Феодора, которая, при противном обращении с ней других, говорила себе самой, что «ты недостойна любви ближних» (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 51).

   Сестре говори, что нужно, только не часто, а то опостылеешь, но говори всегда помолясь и с кротостью и любовью (преп. Анатолий, 7, с. 202).

   ...Скажу о том, что и для меня весьма сожалительна холодность и невнимательность к вам... за что не будем поминать их лихом, а лучше скажем: ненавидящих и обидящих нас прости, Господи! А к сему если было бы в силу вам, то, кажется, благо бы было вам притворить себе то, что вы холодности и невнимательности их к себе не замечаете, и никому о том не говорите, что вас презирают они. А также, по совету премудрого Соломона, утвердите себя нечасто вносить ногу свою к ним, а только в великие праздники, и то по приглашению, а с приближенными их не должно терять и времени — поклон да и вон, и с прочими сестрами иметь только на вопрос ответ (преп. Антоний, 22, с. 320).

   Спрашиваешь, просить ли у М. прощения? Конечно, если в чем против нее провинилась! А если она ворчит без твоей вины, в чем же ты будешь извиняться? Если безвинно сердится, то пусть ее. А с тебя достаточно, если потерпишь ее немощь (преп. Анатолий, 7, с. 207).

   Сестра Е.! На твою болезнь — все тот же рецепт: терпеть. Младших сестер щади. Только за проступки и упорство взыскивай. И то с пожданием (преп. Анатолий, 7, с. 88).

   Сестер любить должно всех. А чтобы не брезгать — помни, что и из твоего лица, и груди, и живота будет гной и черви. И Бога моли даровать тебе разум вещей (преп. Анатолий, 7, с. 99).

   Грешно тебе не любить такую маленькую девочку, как Л.! Тебя диавол все мутит: что, дескать, я ей служу! А того не понимаешь, какое ты великое дело этим совершаешь! Ты уподобляешься Сыну Божию Иисусу Христу, Который сказал о Себе: «Не приидох да послужат Ми, но послужити» (Ср.: Мк.10, 45). И ты за это великую получишь награду (преп. Анатолий, 7, с. 110).

   Ты резко отозвалась о сестре, для которой, по мнению твоему, будто бы существует одна только обрядовая часть религии. Нельзя совсем осуждать и эту часть, потому что читаем в тропарях многих святых, что деяние есть восход к видению, а еще более потому, что дарования даются людям различные, как говорится в Евангелии: «овому дадеся пять талант, овому же два, овому же един, комуждо пропишу силы его» (Мф. 25, 15). И усугубившие пять и два равно вошли в радость Господа своего. Марфа и Мария, сестры Лазаревы, были сестры родные, но дарования имели различные. Мария присидела при ног Иисусовых, слушая Его Божественные глаголы, а Марфа готовила обед, чтобы учредить Христа пришедшего. А если бы они обе сидели при ног Иисусовых, кто бы приготовил обед для учреждения Христа? И сверх того нигде не писано, чтобы одна только Мария вошла в Царствие Небесное, а Марфа осталась вне. Святой Авва Дорофей, удерживая нас от строгого осуждения других, говорит так: может быть, в брате или сестре, которых осудить понуждает нас помысл, есть одно добро, которое перед Богом ценнее всей нашей жизни (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 55).

   Спрашиваешь, как тебе быть и держать себя, потому что всюду видится тобою одна личина? Сама объясняешь, что тебе очень помогает в таких случаях умеренность речи. Отвечать кратко, благоразумно и осторожно в подобных выражениях: не знаю, что вам сказать, иногда: это не по моей части; иногда: это меня не касается; или: это выше меня, а иногда отвечать молча одним поклоном и проходить, как будто не расслышала или не поняла. А сверх всего этого потребно держаться совета святого Исаака Сирина: «стараться не видеть злобы человека». В этом состоит чистота душевная. Все предстанем судилищу Христову и не знаем, какой кто получит конец, и в единонадесятый час пришедших Господь приемлет покаяние, и таковым повелевает первым раздавать награды, а прежде пришедших упрекает, что в них око лукаво, яко Аз благ есмь. Всех Господь хочет спасти, вразумить и исправить, чтобы имели смирение и любовь и не выставляли свои заслуги, потому что все туне спасаемся благодатью Христовою (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 52).

   Когда живем вместе, нам кажется все, что другая сторона более виновата или тем, что вперед лезет и высказывает свои требования, или тем, что будто не входит в дело и молчит, а иногда каким-то непонятным образом как бы стесняет нашу свободу. — Когда же придется нам жить порознь, тогда ясно увидим, что каждый из нас сам свою тяготу несет, и сам ее или уменьшает, или увеличивает, и сам дает своему духу или свободу, или стеснение. — Не вотще проповедует Православная Церковь, кийждо от своих дел или прославится, или постыдится. Может быть, промыслительно так устрояется, что пожить вам с сестрою порознь для познания каждой своей немощи (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 79).

   Счеты со старшими оставь — не монашеское дело. Тебе лукавый шепчет, что ты достигла почтенных 18 лет, а по-моему, ты девчонка. Да то же скажут и старшие (преп. Анатолий, 7, с. 185).

   ...Вы, дочь, пишете, что вам и поднесь враг мысленный — диавол усиливает брань продолжать против старшей своей сестры и всегдашней своей благодетельницы м. А. Но, о дочь моя духовная, вы, по-видимому, худо помните апостольское завещание, которое повелевает повиноваться родителям не токмо кротким. А вы, по вражию мысленному навету... на ее (страдальчество) взирая, скорбите и ее виновною мните, и ее видами суровыми к скорби скорбь прилагаете и <душу> в крайнее уныние приводите. А потому и самая совесть твоя вас обличает, да вы худо ей внимали... (преп. Лев, 134).

    Оглавление    Отношения с братией

   В сообращении с братиями имей осторожность, а паче с противомудрствующими; капля дождя камень пробивает, кольми паче противные слова могут сердце увлечь в другую сторону. Остерегайся их судить, но не следуй их разуму (преп. Макарий, 24, т. 2, с. 296).

   ...Всем вам желаю мирного жития: понеже взаимный мир повсюду оскудевает, а бестолковое немирствие возрастает: все виним друг друга и истязуем заповеди от ближнего, по видимому за благословные и благовидные причины, забывая, что кийждо от своих дел или прославится, или постыдится. Воистину трудно и сообразить настоящие обстоятельства и дела наши, и поступки, и стремления, и требования друг от друга. Забываем евангельское указание, а действуем по одному почти самолюбию, упорно отстаивая свои действия, не заботясь о их законности и незаконности. Тесно от обоюду, молчать трудно, и говорить неудобно, и что слышим, всему верить невозможно. Всюду примесь своей воли, или самооправдания, или чего другого, или просто бестолковщины. Молиться потребно в самоукорении, да не заблудим от пути истинного (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 100).

   ...Следует и должно позаботиться всячески, чтобы из самоугодия не мешать спасению ближнего, и миру его душевному и успеху духовному. — За это отдадим великий ответ Богу, если не будем осторожны. — Долг христианский содействовать спасению ближнего, а не препятствовать (преп. Амвросий, 23, ч. 2, с. 81).

   Негодование старших должно терпеть, считая это попущением Божиим, в наказание за наше возношение и самомнение, и особенно за сближение и толки с такими людьми, с которыми никак не следовало сближаться и толковать о чем-либо. — Путающиеся бо обыкновенно путают и приближающихся к ним. Вперед наука (преп. Амвросий, 23, ч.2, с. 70).

   Спрашиваешь, как тебе обходиться с людьми неискренними и у которых при разговоре нередко бывает задняя мысль. — Зная это, отвечай, соображаясь с настроением того, кто с тобою говорит. Преподобный Исаак Сирин пишет: «с недугующим завистию глаголи со охранением», чтобы завистливый, по своему устроению, не перетолковал и благие слова в худую сторону. Наперед придумай несколько общих выражений и ими отделывайся от неискренних толкунов. Большею частью говори — не знаю, а во избежание лжи говори — не знаю, как вам сказать, я не вслушалась, хорошо не поняла. А иногда: это не по моей части, это выше меня, я в подобные дела не вхожу. — А если издали увидишь, что тебе приходится встретиться с таким человеком, удвой шаги и отвечай: мне недосужно. Если будешь осторожна, то Бог научит и вразумит, как обращаться с такими людьми. Старших и равных предваряй приличным поклоном, а младшим отвечай приличным по-клоном. Страх Божий и хождение в присутствии Господнем вразумит и научит нас достодолжному обращению с другими (преп. Амвросий, 23, ч. 3, с. 51).

    Оглавление    Отпуск

   Но на то и монастырь, чтобы не свою волю исполнять, а Божию, т. е. начальническую. А когда придет время — все получишь. Домой же ездить я и сам не люблю, и дру-гим только в нужде соизволяю. 30 лет я не был на родине. Наша родина там — Небесный Иерусалим. Там наш Отец и Жених, сестры, братья и все сокровище и счастье! (преп. Анатолий, 7, с. 89).

   Касательно отпусков и я скажу, что они всякому неполезны, а тебе дважды вредны... (преп. Анатолий, 7, с. 72).

    Оглавление    Отсечение своей воли

   По желанию вашему молитвенно желаю, да поможет вам Господь возлюбить дело вопрошения и отсечения своей воли: впрочем, настоятельнице, живущей далеко от старцев, кажется, неудобно о всем спрашивать, в особенности о мелочах. Это предоставляется ее благоразумию. Для того и настоятельницы поставляются. О серьезных же делах хорошо советоваться с опытными. Да поможет Господь быть поснисходительнее к сестрам (преп. Иосиф, 78).

   Разрушенное порохом здание Господь да поможет вам, Матушка, возобновлять. Думалось вам нынче пожить потише от забот. Но действительность почти никогда не сходится с нашими думами. Потому покойный наш, бывший оптинский настоятель, муж мудрый, о. архимандрит Моисей имел обыкновение повторять слова: «Да, уж нигде не делай так, как предполагаешь». И еще, относительно обстоятельств своей жизни, говаривал: «Хощу, якоже будет». Так и вы вместе с своими думами обносите в уме своем слова Господа нашего Иисуса Христа: «Да будет воля Твоя!» (преп. Иосиф, 85).

    Оглавление    Отчаяние

   Прежде же надобно оставить грех и удаляться случаев, приводящих к оному, а отчаиваться отнюдь не должно, ибо отчаяние лишает надежды спасения, ввергает еще в вящие согрешения и само считается пред Богом тягчайшим грехом (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 275).

   ...Сколько могу заметить, в вашем устроении враг имеет сильный к вам приступ: возносит до небес и низводит до бездн, а это и есть вид духовной гордости, и самое отчаяние есть плод оной, потому-то и попущаемся падать, что не имеем смирения. К успокоению вашему потребно смирение и благонадежие; на смирение призирает Господь и ниспосылает Свою милость. Я не знаю, какой род грехов вас тяготит и смущает, только это известно, что несть грех побеждающ человеколюбие Божие (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 24).

   В ... отчаянии — все свои немощи и грехи ввергать в бездну милосердия Божия, сокрушаться об них и каяться, но надеяться на помилование, ибо Господь за грешников пролиял Пречистую Свою Кровь. И хотя бы мы весь закон исполнили, но не должны надеяться от дел своих спасения, а считать себя неключимыми рабами, по слову Господню... (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 433).

   Лучше всегда каяться и смиряться, нежели отчаиваться; покаянием и смирением привлечете на себя благодать Божию и помощь Его (преп. Макарий, 24, т. 1, с. 55).

   Отчаяние — грех смертный. Бегай его. А веруй в Милосердого Бога и Заступницу нашу Богородицу и святых. Они все могут сделать. А смириться и потерпеть непременно нужно (преп. Анатолий, 7, с. 89).

   Маловере, почто усумнилася еси в силе Божией, вместо того, чтобы убедиться в ней, видя свое бессилие? Иона на дне морском, поглощенный китом, не терял надежды, но молился, а ты, малодушная, наслаждаясь светом солнечным, не лишаемая даже духовного солнца, т. е. святой Литургии и служб церковных, да еще живя в среде мучениц, т. е. избранных невест Христовых, изрыгаешь хулы отчаяния, неверия, подозрения и других скаредных грехов. Ты, поддавшись ропоту, и разум потеряла: говоришь, что потеряла надежду исправиться — безумные глаголы! Девчонка готова лишить себя жизни, что не может исправиться! Ну, так можешь покаяться! Куда нам лезть в исправившихся, т. е. совершенных! Милость Божия, если попадем в стадо спасенных (т. е. кающихся)! (преп. Анатолий, 7, с. 114—115).

   Отчаиваться в милосердии Божием ни в каком случае не следует, приводя в пример евангельскую блудницу, разбойника и мытаря, покаявшихся и получивших прощение от Милосердого Господа... (преп. Анатолий, 7, с. 159).

   А что отчаянию ты позволяешь входить в сердце — это не христианское дело. Подходя к Страшным Христовым Тайнам, мы не обинуяся и не лукаво, а искренно говорим: «Верую и исповедую, яко Ты еси Христос Сын Бога Живаго, аз же первый от грешников...» (преп. Анатолий, 7, с. 236).

   ...Отчаянием только врага радуешь, и Бога прогневляешь и лишаешь себя Его помощи. «Оставите безумие, и живи будете» (Притч. 9, 6), глаголет слово Божие. Вот ты будешь приступать к Святым Тайнам и должна произнести: «Верую, Господи, и исповедую... яко Ты еси пришел грешники спасти, от них же первая есмь аз». Безумец подумает: пропал я, первый грешник, а христианин смиренно укорит себя и прославит милосердие Божие и любовь Его, и в мире сообщится со Христом, чего тебе от сердца желаю! (преп. Анатолий, 7, с. 279).

   ...Описываете свое жизненное неустроение и нерадение, в чем прошу вас не отчаиваться, ибо отчаяние доказывает явную гордость, но уповать на Бога, Той силен исправить стопы ваши к деланию святых и животворящих Его заповедей, о чем я сколько могу молю Господа... (преп. Лев, 221).

   ...Об отчаянии, которое святой Иоанн Лествичник почитает хуже всякого греха. Во всяком грехе человек может покаяться, имея твердое намерение вперед на то же не возвращаться, и таким образом получить прощение и милость от Господа. А отчаявшийся что может сделать и что получить? Поистине отчаяние хуже всяких зол. Положим, что человек иногда много и очень страдает: но мало таких людей, которые страдают по примеру праведного Иова. Большая часть страдающих из нас подвергается страданиям как следствиям или неправильных мыслей и мнений, или ошибочных действий. Но есть для страждущих и утешительное слово Апостола: «егоже любит Господь, наказует: биет же всякого сына, егоже приемлет» (Евр. 12, 6) (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 106).

   Несть греха побеждающего милосердие Божие, хощет бо всем спастись и в разум истинный прийти. Поэтому отложи свое неразумное отчаяние и старайся соблюдать заповеди Божий, а в чем согрешишь, кайся и исправляйся. Все скорби, постигающие тебя, терпи по слову Божию: «в терпении вашем стяжите души ваши» (Лк. 21, 19) и «претерпевый до конца, той спасен будет» (Мф. 10, 22). На домашних гнева не держи, а молись за них и за всех ненавидящих и обидящих тебя, и милостью Божиею спасешься, аще сотворишь сие, то есть заповеди Божий. А самоубийцы идут на самое дно адово, и тяжесть всех грешников сдавливает их там, и мучения их ужасны и бесконечны. Взирай на пример святых, как они терпели для спасения (преп. Амвросий, 23, ч. 1, с. 174).

   Вы упоминаете об устроении своем, которым, будучи оскорбляемы, смущаетесь и доходите до малодушия. Вы хотите вдруг совершенства, не обучаясь и не претерпев вражиих нападений, и не познав своей немощи, и смирив-шись, просто сказать, ты хочешь, быв еще младенцем, стать совершенным мужем или, вступя в службу нижним чином, сделаться сейчас генералом, и, начав учиться азбуке, вдруг читать все книги. Не многими ли трудами, подвигами и временем дошли до сего святые. Художество художеств и хитрость хитростей есть дело спасения, а не просто как захотел, так и сделал. Святые отцы, деятельно прошедшие путь сей и стяжавшие богатство благости чрез делание заповедей Христовых, оставили нам пример в учениях своих, чтобы чрез оное познавали в себе страсти, сопротивлялись им, а в уклонении к ним навершали смирением, самоукорением и покаянием, отнюдь не надеялись на свои дела или на свои силы и на свой разум, и так помалу очищались бы от страстей и приближались к Богу. Вспомните, что Господь ублажает тесный и прискорбный путь, а не пространный и безскорбный. Прошу вас не отчаиваться, но Господу во всех случаях предаваться, ибо отчаяние доказывает явную гордость, от коей силен Господь вас сохранить (преп. Лев, 225).

    Оглавление    Отшельничество

   ...На отшельничество и затвор нельзя решаться самопроизвольно, необходимо на то призвание от Бога (преп. Никон, 20, с. 24).

   При высокоумии и душевных страстях нельзя избирать уединенное житие. Кроме явной прелести, затвор может быть причиной тонкой мысленной прелести (преп. Никон, 20, с. 25).

   Иногда приходится наблюдать, что к пустынному житию и безмолвию некоторые стремятся, в тайне сердца своего ища вполне удобного, безмятежного, безскорбного жития. Это стремление безрассудное, не говоря уже, что оно и несбыточное. Безскорбного жития не было, нет и не будет (преп. Никон, 20, с. 25).

    Оглавление    Отъезд из обители

   Вы пишете, что приходят вам иногда мысли удалиться куда-либо из обители. Подобные помышления бывали прежде и со мною, но ныне погибе бегство от мене. Я такие помышления открывал старцу и слышал от него вот что: диавол, яко лев рыкая, ходит искии кого поглотити и нападает на праздношатающихся, и глотает, что меня крайне устрашило и присадило на одном месте сидеть (преп. Антоний, 22, с. 301).

   ...<Нужно>, чтобы путешествие ваше было не праздною прогулкою и рассеянием ума на разные предметы, но по подобию любомудрой пчелы возвратиться в обитель свою не без пользы, т. е. приобрести благонравие, любовное чувствование ко всем, готовность ко всякому делу благому, смирение в духе и преуспеяние в послушании и быть добрым примером для других, ибо и пчелы, вылетая из улья, собирают доброе не для себя только, но стараются быть полезными и для других (преп. Антоний, 22, с. 298).

   ...Как рыба, выскочившая из воды, не много надышит, так и инокиня, исшедшая из обители, если долго прошатается, то может умереть, аще и не телом (преп. Антоний, 22, с. 253).

   Если г-же Игуменье вашей не известит Бог благословить вас в путешествие, то вы не извольте и усиливаться, поелику где нет согласия настоятельницы, там и воли Божией нет. Если же вынудить согласие, то за своеволие неизбежно последует искушение, от которого да сохранит вас Господь (преп. Антоний, 22, с. 253).

   ...Ноева голубица, излетевши из ковчега, до тех пор не обрела себе покоя, дондеже паки возвратися в ковчег. Так и вы, когда окончите свои дела и возвратитесь в обитель нашу, то тогда обрящете покой себе (преп. Антоний, 22, с. 293).

   Именем Божиим прошу вас не унывать, не малодушествовать и не смущаться духом о том, что видите безза-коние и пререкание во граде и что чувствуете и днем и ночью труд посреди его и неправду. Ибо действительно посреди мира (т. е. во граде) несть мира. Но когда удалимся и водворимся в пустыню, то тогда узрим Бога, спасающего нас от малодушия оного и от бури. А до тех пор возверзи печаль свою на Господа, и прочитай 54-й псалом (преп. Антоний, 22, с. 293).

   ...Проситься должно у г-жи Игуменьи не настойчиво: если на первое слово скажет вам — Бог благословит, тогда со благодарением и грядите во имя Господне, а когда услышите — зачем? ты и так уже там была, тогда с покорностью сидите дома в мирном духе и своей воли не ищите! (преп. Антоний, 22, с. 297).

    Оглавление   
Список использованной литературы


   1. Агапит (Беловидов), схиархим. Жизнеописание в Бозе почившего оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. Ч. 1—2. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1900.
   2. Беловолов Г., иерей. Оптинский старец Анатолий Потапов//Русский паломник. 1993. № 7. С. 19-45.
   3. Варсонофий (Плиханков), схиархим. Беседы//Б-ка Оптиной Пустыни. № 3017. Машинопись.
   4. Варсонофий (Плиханков), схиархим. Келейные записки 1892—1896. М., 1991.
   5. Дневник иеромонаха Никона//Б-ка Оптиной Пустыни. № 4412. Машинопись.
   6. Дневник последнего старца Оптиной Пустыни иеромонаха Никона Беляева. СПб.: Сатис, 1994.
   7. Житие и поучения иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1994.
   8. Житие иеромонаха Никона. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1996.
   9. Житие иеросхимонаха Анатолия. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1995.
   10. Житие иеросхимонаха Илариона. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1993.
   11. Житие иеросхимонаха Иосифа. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1993.
   12. Житие иеросхимонаха Льва. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1994.
   13. Житие иеросхимонаха Нектария. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1996.
   4. Житие схиархимандрита Варсонофия. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1995
   15. Житие схиархимандрита Исаакия I. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1995.
   16. Житие схиархимандрита Моисея. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1992.
   17. Житие схиигумена Антония. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1992.
   18. Концевич И. М. Оптина Пустынь и ее время. Сергиев Посад: Свято-Троицкая Сергиева лавра, Издат. отд. Владимирской епархии, 1995.
   19. Лев Наголкин, иеросхим. Советование к сохранению заповедей: Из писем Оптинского старца иеромонаха Леонида, в схиме Льва, скончавшегося в 1841 г.//Калужские епархиальные ведомости. 1962. № 9. С. 127—132; Троицкие листки. 1880. № 24. С. 105—108.
   20. Никон (Беляев), иером. Оптиной Пустыни. Завещание духовным детям: Записки, сделанные на полях книги еп. Игнатия Брянчанинова (Соч. Т. 5). Куйбышев, 1990.
   21. Отец Никон, иером. Оптиной Пустыни//Б-ка Оптиной Пустыни. №4813. Машинопись.
   22. Письма к разным лицам игумена Антония, бывшего настоятеля Малоярославского Николаевского монастыря. М.: Изд. Оптиной Пустыни, 1869.
   23. Собрание писем блаженной памяти Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия к мирским особам. Ч. 1—3. 1-е изд. Сергиев Посад, 1908.
   24. Собрание писем блаженной памяти Оптинского старца иеросхимонаха Макария. Т. 1—6. М.: Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1862.

    Оглавление    Неопубликованные источники

    Оглавление    Переписка преподобного Илариона

   25. Письмо к м. Афанасии от 29 октября 1866 Г.//ОР РГБ, ф. 213, к. 63, ед. хр. 24.
   26. Письмо к м. Афанасии от 10 декабря 1866 г. //Там же.
   27. Письмо к м. Афанасии от 19 августа 1867 г. //Там же, ед. хр. 25.
   28. Письмо к м. Афанасии от 26 августа 1867 г.//Там же.
   29. Письмо к м. Афанасии от 27 сентября 1867 г.//Там же.
   30. Письмо к м. Афанасии от 14 октября 1867 г.//Там же.
   31. Письмо к м. Афанасии от 4 ноября 1867 г.//Там же.
   32. Письмо к м. Афанасии от 9 декабря 1867 г.//Там же.
   33. Письмо к м. Афанасии от 23 января 1868 г.//Там же.
   34. Письмо к м. Афанасии от 10 августа 1868 г.//Там же.
   35. Письмо к м. Афанасии от 18 января 1869 г.//Там же, ед. хр. 24.
   36. Письмо к м. Афанасии и др. от 30 мая 1869 г.//Там же.
   37. Письмо к м. Афанасии от 16 мая 1872 г.//Там же.
   38. Письмо к м. Афанасии от 7 мая 1873 г.//Там же.
   39. Письмо к м. Афанасии от 30 мая 1873 т.//Там же.
   40. Письмо к м. Леониде от 22 декабря 1868 г./Дам же, ед. хр. 26, лл. 1-2.
   41. Письмо к м. Леониде от 12 февраляя 1869 г.//Там же, лл. 3—4 об.
   42. Письмо к м. Леониде от 14 мая 1869 г.//Там же, лл. 5—6 об.
   43. Письмо к м. Леониде от 27 мая 1869 г.//Там же, лл. 7—8.
   44. Письмо к м. Леониде от 25 марта 1870 г./Дам же, лл. 9—10 об.
   45. Письмо к м. Леониде от 26 июля 1870 г./Дам же., лл. 11—12
   46. Письмо к м. Леониде от 1 ноября 1870 г./Дам же, лл. 15—16.
   47. Письмо к м. Леониде от 13 декабря 1870 г./Дам же, ед. хр. 26.
   48. Письмо к м. Леониде от 23 декабря 1870 г./Дам же.
   49. Письмо к м. Леониде от 17 января 1871 т.//Там же.
   50. Письмо к м. Леониде от 21 марта 1871 г./Дам же, лл. 33—35.
   51. Письмо к м. Леониде от 23 мая 1871 г./Дам же, лл. 42—43.
   52. Письмо к м. Леониде от 4 июля 1871 г./Дам же, лл. 44—51.
   53. Письмо к м. Леониде от 4 августа 1871 г./Дам же, лл. 52—53 об.
   54. Письмо к м. Магдалине, м. Афанасии и др. от 23 апреля 1863 г./Дам же, ед. хр. 27.
   55. Письмо к м. Магдалине, м. Афанасии и м. Мелании от 15 сентября 1863 г./Дам же.
   56. Письмо к м. Магдалине от 8 июля 1869 г./Дам же, ед. хр. 24.

    Оглавление    Переписка преподобного Иосифа

   57. Письмо к м. Евграфе, б. Д.//ОР РГБ, ф. 213, к. 65, ед. хр. 14, л. 15.
   58. Письмо к м. Евграфе, б. д./Дам же, л. 16.
   59. Письмо к игум. Леониде от 12 мая 1900 г./Дам же, ед. хр. 23, лл. 1-2.
   60. Письмо к игум. Леониде от 12 июля 1900 г./Дам же, лл. 3—4.
   61. Письмо к игум. Леониде от 7 октября 1900 г./Дам же, лл. 5—6 об.
   62. Письмо к игум. Леониде от 24 ноября 1900 г./Дам же, лл. 9-10 об.
   63. Письмо к игум. Леониде от 28 января 1901 г.//Там же, лл. 13-14 об.
   64. Письмо к игум. Леониде от 29 января 1901 г.//Там же, лл. 15-16.
   65. Письмо к игум. Леониде от 28 мая 1901 г.//Там же, лл. 21—22 об.
   66. Письмо к игум. Леониде от 15 июля 1901 г.//Там же, лл. 23-24 об.
   67. Письмо к игум. Леониде от 23 января 1902 г.//Там же, лл. 27-28 об.
   68. Письмо к игум. Леониде от 4 марта 1902 г.//Там же, лл. 29-30 об.
   69. Письмо к игум. Леониде от 23 апреля 1902 г.//Там же, лл. 33—34.
   70. Письмо к игум. Леониде от 13 июня 1902 г.//Там же, лл. 35—36 об.
   71. Письмо к игум. Леониде от 9 сентября 1902 г.//Там же, лл. 37-38.
   72. Письмо к игум. Леониде от 8 января 1903 г.//Там же, лл. 39-40 об.
   73. Письмо к игум. Леониде от 30 января 1903 г.//Там же, лл. 41-42 об.
   74. Письмо к игум. Леониде от 9 января 1904 г.//Там же, лл. 45-46.
   75. Письмо к игум. Людмиле от 22 марта 1902 г.//Там же, ед. хр. 24, лл. 27-27 об.
   76. Письмо к игум. Людмиле от 28 декабря 1902 г.//Там же, лл. 36—37 об.
   77. Письмо к игум. Людмиле от 31 марта 1903 г.//Там же, лл. 41-42.
   78. Письмо к игум. Людмиле от 2 июня 1903 г.//Там же лл. 43-44.
   79. Письмо к игум. Людмиле от 9 июня 1903 г.//Там же, лл. 45—46.
   80. Письмо к игум. Людмиле от 14 августа 1903 г.//Там же, лл. 47—48.
   81. Письмо к игум. Людмиле от 4 октября 1903 г.//Там же, лл. 49-50.
   82. Письмо к игум. Людмиле от 27 ноября 1903 г.//Там же, лл. 51—51 об.
   83. Письмо к игум. Людмиле от 23 февраля 1904 г.//Там же, ед. хр. 25, лл. 3—4.
   84. Письмо к игум. Людмиле от 31 марта 1904 г.//Там же, лл. 5—6.
   85. Письмо к игум. Людмиле от 13 апреля 1904 г.//Там же, лл. 7—8.
   86. Письмо к игум. Людмиле от 1 июля 1904 г.//Там же, лл. 9—9 об.
   87. Письмо к игум. Людмиле от 19 декабря 1904 г.//Там же, лл. 13-14.
   88. Письмо к игум. Людмиле от 22 января 1905 г.//Там же, лл. 15—15 об.
   89. Письмо к игум. Людмиле от 9 марта 1905 г.//Там же, лл. 17-18.
   90. Письмо к игум. Людмиле от 5 апреля 1905 г.//Там же, лл. 19-20.
   91. Письмо к игум. Людмиле от 3 июня 1905 г.//Там же, лл. 21-21 об.
   92. Письмо к игум. Людмиле от 23 июня 1905 г.//Там же, лл. 23-23 об.
   93. Письмо к м. Магдалине от 14 апреля 1904 г.//Там же, ед. хр. 27, лл. 3—3 об.
   94. Письмо к м. Магдалине от 29 сентября 1904 г.//Там же, лл. 4—4 об.
   95. Письмо к м. Магдалине от 22 апреля 1905 г.//Там же, л. 9.
   96. Письмо к м. Магдалине от 27 апреля 1905 г.//Там же, лл. 5—5 об.
   97. Письмо к м. Магдалине от 31 мая 1905 г.//Там же, лл. 6—6 об.
   98. Письмо к м. Магдалине от 4 июля 1905 г.//Там же, лл. 7—8 об.
   99. Письмо к м. Магдалине от 6 февраля 1906 г.//Там же, лл. 40—40 об.
   100. Письмо к м. Магдалине от 6 марта 1906 г.//Там же, лл. 41—41 об.
   101. Письмо к м. Магдалине от 7 марта 1906 г.//Там же, л. 9 об.
   102. Письмо к м. Магдалине от 15 апреля 1906 г.//Там же, лл. 37—38 об.
   103. Письмо к м. Магдалине от 6 июня 1906 г.//Там же, лл. 23-24 об.
   104. Письмо к м. Магдалине от 4 июля 1906 г.//Там же, лл. 16—16 об.
   105. Письмо к м. Магдалине от 21 июля 1906 г.//Там же, лл. 17—18 об.
   106. Письмо к м. Магдалине от 4 сентября 1906 т.//Там же, лл. 19—19 об.
   107. Письмо к м. Магдалине от 5 октября 1906 т.//Там же, лл. 20-22 об.
   108. Письмо к м. Магдалине от 27 декабря 1906 г.//Там же, лл. 13—14 об.
   109. Письмо к м. Магдалине от 23 января 1907 г.//Там же, л. 43.
   110. Письмо к м. Магдалине от 17 февраля 1907 г.//Там же, л. 45 об.
   111. Письмо к м. Магдалине от 13 марта 1907 г.//Там же, лл. 52—52 об.
   112. Письмо к м. Магдалине от 5 апреля 1907 г.//Там же, лл. 53-53 об.
   113. Письмо к м. Магдалине от 1 декабря 1907 г.//Там же, лл. 10-10 об.

    Оглавление    Переписка преподобного Льва

   114. Письмо к Алексею Николаевичу, Варваре Борисовне и др. от 17 января 1834 г.//ОР РГБ, ф. 213, к. 75, ед. хр. 4, лл. 5-6 об.
   115. Письмо к Алексею Николаевичу от 12 июня (30 мая) 1834 г.// Там же, лл. 9—10.
   116. Письмо к Алексею Николаевичу и Варваре Борисовне, сентябрь 1834 г.//Там же, ед. хр. 4.
   117. Письмо к Алексею Николаевичу и Варваре Борисовне со чадами, б. д.//Там же, лл. 7—8 об.
   118. Письмо к м. Анфии от 15 декабря 1831 г.//Там же, ед. хр. 3, лл. 3—6 об.
   119. Письмо к м. Анфии, б. д.//Там же, ед. хр. 3.
   120. Письмо к м. Анфии и м. Иулии, б. д.//Там же, лл. 7—7 об.
   121. Письмо к м. Варваре и др. от 25 декабря 1828 т.//Там же, ед. хр. 2, лл. 1—2.
   122. Письмо к м. Варваре от 17 сентября 1830 г.//Там же, лл. 12-13.
   123. Письмо к м. Варваре, б. д.//Там же, ед. хр. 2.
   124. Письмо к Варваре Михайловне Мансуровой, август 1835 г.// Там же, ед. хр. 9.
   125. Письмо к Вере от 23 декабря 1840 г.//Там же, л. 40.
   126. Письмо к м. Досифее от 1 июня 1837 г.//Там же, лл. 107—108.
   127. Письмо к Евдокии Ивановне от 17 марта 1836 г.//Там же, ед. хр. 4.
   128. Письмо к Евдокии Ивановне, б. д.//Там же, лл. 35—36.
   129. Письмо к Евфимии Васильевне, б. д.//Там же, ед. хр. 9, лл. 44—44 об.
   130. Письмо к Елене Николаевне Завадской от 7 4>евраля 1836 г.// Там же, ед. хр. 10.
   131. Письмо к Елене Николаевне Завадской от 10 ноября 1837 г.// Там же, лл. 70—71.
   132. Письмо к Елене Николаевне Завадской, б. д.//Там же, ед. хр. 10.
   133. Письмо к шум. Иларию от 3 ноября 1839 г.//Там же, ед. хр. 9, лл. 61—62 об.
   134. Письмо к м. Ирине (Борисовне) от 12 января 1837 г.//Там же, ед. хр. 3, лл. 11—12 об.
   135. Письмо к о. Исаакию от 24 мая 1831 г.//Там же, ед. хр. 30, лл. 1—2 об.
   136. Письмо к о. Макарию от 23 марта 1833 г.//Там же, ед. хр. 9.
   137. Письмо к о. Макарию от 17 мая 1833 г.//Там же.
   138. Письмо к о. Макарию, б. д.//Там же.
   139. Письмо к Марии Николаевне от 3 января 1839 г.//Там же, ед. хр. 10, лл. 58—58 об.
   140. Письмо к Марии Николаевне от 2 августа, б. г.//Там же, лл. 56—57
   141. Письмо к Марии Николаевне, б. д.//Там же, ед. хр. 10.
   142. Письмо к Марии Николаевне, б. д.//Там же.
   143. Письмо к Марии Николаевне, б. д.//Там же.
   144. Письмо к м. Маргарите от 16 декабря 1826 г.//Там же, ед. хр. 6, лл. 1—2 об.
   145. Письмо к м. Маргарите от 6 марта 1828 г.//Там же, ед. хр. 9, лл. 74-78 об.
   146. Письмо к. Марии Федоровне от 28 ноября 1840 г.//Там же, ед. хр. 10.
   147. Письмо к Матроне Григорьевне от 22 марта 1827 г.//Там же, ед. хр. 4, лл. 18—19.
   148. Письмо к м. Назарете, январь 1817 г.//Там же, ед. хр. 2, лл. 3—4.
   149. Письмо к о. Николаю от 3 о>евраля 1840 г.//Там же, ед. хр. 9, лл. 31-32 об.
   150. Письмо к Николаю Никитичу от 12 ноября 1834 г.//Там же, ед. хр. 9, лл. 24 об.—25.
   151. Письмо к Николаю Никитичу от 6 мая 1836 г.//Там же, ед. хр. 9, лл. 26—26 об.
   152. Письмо к Николаю Никитичу от 24 мая 1837 г.//Там же, л. 18.
   153. Письмо к Николаю Никитичу от 30 апреля 1840 г.//Там же, лл. 26.
   154. Письмо к Николаю Никитичу, б. д.//Там же, л. 18 об.
   155. Письмо к Николаю Никитичу, б. д.//Там же, лл. 26—27 об.
   156. Письмо к Николаю Никитичу, б. д.//Там же, л. 19.
   157. Письмо к Николаю Яковлевичу от 25 августа 1840 г.//Там же, ед. хр. 9.
   158. Письмо к Николаю Яковлевичу, б. д.//Там же, лл. 19—19 об.
   159. Письмо к Ольге Николаевне от 21 мая 1841 т.//Там же, лл. 103—103 об.
   160. Письмо к Ольге Николаевне от 23 сентября 1841 г.//Там же, лл. 103 об.—104.
   161. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 16 марта 1829 г.// Там же, к. 74, ед. хр. 31, лл. 19—20 об.
   162. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 26 марта 1830 г.// Там же, лл. 1—2.
   163. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 20 апреля 1830 г.// Там же, лл. 3—4 об.
   164. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 28 декабря 1831 г.// Там же, лл. 43—44 об.
   165. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 7 июня 1833 г.// Там же, лл. 10—10 об.
   166. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 2 января 1834 г.// Там же, лл. 48—48 об.
   167. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 21 февраля 1834 г.// Там же, лл. 11—12 об.
   168. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 14 марта 1834 г.// Там же, лл. 13—14 об.
   169. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 20 июня 1835 г.// Там же, лл. 52—52 об.
   170. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 26 марта 1836 г.// Там же, ед. хр. 31.
   171. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 31 августа 1836 г.// Там же, лл. 22—23 об.
   172. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 20 мая 1837 г.// Там же, лл. 31—31 об.
   173. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 17 июля 1837 г.// Там же, лл. 42—42 об.
   174. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 19 января 1838 г.// Там же, л. 29.
   175. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 6 мая 1838 г.// Там же, лл. 27—27 об.
   176. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 3 августа 1838 г.// Там же, лл. 30—30 об.
   177. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 7 марта 1839 г.// Там же, лл. 36—36 об.
   178. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 26 марта 1839 г.// Там же, лл. 25—25 об.
   179. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 28 марта 1839 г.// Там же, лл. 16—16 об.
   180. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 28 сентября 1839 г.// Там же, лл. 32—33 об.
   181. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 4 ноября 1839 г.// Там же, лл. 34—34 об.
   182. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 6 апреля 1840 г.// Там же, лл. 37—37 об.
   183. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 1 мая 1840 г.// Там же, лл. 38—38 об.
   184. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 17 января 1841 г.// Там же, лл. 41—41 об.
   185. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 19 апреля 1841 г.// Там же, лл. 49—49 об.
   186. Письмо к Петровской Анне Ивановне от 26 января, б. г.// Там же, лл. 21—21 об.
   187. Письмо к Петровской Анне Ивановне, б. д.//Там же, ед. хр. 31.
   188. Письмо к Петровской Анне Ивановне, б. д.//Там же.
   189. Письмо к Петровской Анне Ивановне, б. д.//Там же.
   190. Письмо к Петровской Анне Ивановне, б. д.//Там же.
   191. Письмо к Петровской Анне Ивановне, б. д.//Там же.
   192. Письмо к Пелагее Ивановне, б. д.//Там же, ед. хр. 9.
   193. Письмо к м. Тавифе от 25 мая 1832 г.//Там же.
   194. Письмо к м. Тавифе, б. д.//Там же.
   195. Письмо к м. Тавифе, б. д.//Там же.
   196. Письмо к Татиане Феодоровне, б. д.//Там же.
   197. Письмо к Фоме Никитичу и др. от 2 декабря 1831 г.//Там же, лл. 9 об.—10 об.
   198. Письмо к Фоме Никитичу и др. от 25 августа 1832 г.//Там же, л. 6 об.
   199. Письмо к Фоме Никитичу от 26 апреля 1833 г.//Там же, лл. 3—3 об.
   200. Письмо к Фоме Никитичу и др. от 24 октября 1833 г.//Там же, лл. 6 об.—7 об.
   201. Письмо к Фоме Никитичу, 1833 г.//Там же, ед. хр. 9.
   202. Письмо к Фоме Никитичу от 4 января 1834 г.//Там же, лл. 32 об.—33.
   203. Письмо к Фоме Никитичу и др. от 1 марта 1834 г.//Там же, лл. 16 об.—17 об.
   204. Письмо к Фоме Никитичу от 6 мая 1834 г.//Там же, л. 39 об.
   205. Письмо к Фоме Никитичу от 16 января 1835 г.//Там же, лл. 31-32.
   206. Письмо к Фоме Никитичу от 15 декабря 1835 г.//Там же, 24-24 об.
   207. Письмо к Фоме Никитичу и др. от 31 января 1836 г.//Там же лл. 7 об.—8 об.
   208. Письмо к Фоме Никитичу от 15 апреля 1836 г.//Там же, лл. 14—14 об.
   209. Письмо к Фоме Никитичу и др. от 7 июня 1836 г.//Там же, лл. 28 об.—29.
   210. Письмо к Фоме Никитичу от 29 июня 1836 г.//Там же, л. 15.
   211. Письмо к Фоме Никитичу от 14 июля 1836 г./Дам же, л. 14 об.
   212. Письмо к Фоме Никитичу от 7 августа 1836 г.//Там же, лл. 15—15 об.
   213. Письмо к Фоме Никитичу от 26 октября 1836 г.//Там же, лл. 3—3 об.
   214. Письмо к Фоме Никитичу и др. от 4 января 1837 г.//Там же, лл. 32 об.—33.
   215. Письмо к Фоме Никитичу от 20 февраля 1837 г.//Там же, л. 3.
   216. Письмо к Фоме Никитичу от 24 мая 1837 г.//Там же, лл. 16—16 об.
   217. Письмо к Фоме Никитичу, июнь 1837 г.//Там же, лл. 44 об.
   218. Письмо к Фоме Никитичу и др. от 19 октября 1837 г.//Там же, лл. 22 об.—23.
   219. Письмо к Фоме Никитичу от 12 декабря 1837 г.//Там же, лл. 40 об.—41.
   220. Письмо к Фоме Никитичу от 28 января 1838 г./Дам же, лл. 21 об.—22.
   221. Письмо к Фоме Никитичу от 19 марта 1838 г./Дам же, лл. 46—46 об.
   222. Письмо к Фоме Никитичу от 18 июля 1838 г./Дам же, ед. хр. 9.
   223. Письмо к Фоме Никитичу от 5 июля 1839 г./Дам же, л. 49 об.
   224. Письмо к Фоме Никитичу от 6 ноября 1839 т.//Там же л. 30—30 об.
   225. Письмо к Фоме Никитичу от 11 января 1840 г.//Там же, лл. 38 об.—39.
   226. Письмо к Фоме Никитичу от 17 июня 1840 т.//Там же, лл. 36—36 об.
   227. Письмо к Фоме Никитичу от 30 июня 1840 г.//Там же, лл. 29 об.- 30.
   228. Письмо к Фоме Никитичу от 12 октября 1840 т.//Там же, л. 29 об.
   229. Письмо к Фоме Никитичу от 30 мая 1841 г.//Там же, лл. 43—44 об.
   230. Письмо к Фоме Никитичу от 29 августа 1841 г.//Там же, лл. 19 об.—20.
   231. Письмо к Фоме Никитичу от 15 сентября 1844 г.//Там же, л. 38.
   232. Письмо к Фоме Никитичу от 26 августа, б. г.//Там же, л. 17 об.
   233. Письмо к Фоме Никитичу, б. д.//Там же, лл. 33—33 об.
   234. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне от 25 июля 1822 г.// Там же, ед. хр. 1, л. 2.
   235. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне от 10 сентября 1823 г.// Там же, л. 12.
   236. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне от 1 июня 1824 г.// Там же, лл. 13—14.
   237. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне от 30 января 1825 г.// Там же, лл. 5—6.
   238. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне от 29 июня 1825 г.// Там же, лл. 19—20.
   239. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне от 15 января 1826 г.// Там же, лл. 28—29.
   240. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне и Любови Николаевне от 16 января 1827 г.//Там же, лл. 30—31.
   241. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне и Любови Николаевне от 21 февраля 1827 г.//Там же, лл. 41—42.
   242. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне и Любови Николаевне от 23 сентября 1827 т.//Там же, лл. 38—39.
   243. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне и Любови Николаевне от 18 октября 1827 г.//Там же, лл. 36—37.
   244. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне и Любови Николаевне от 26 марта 1828 г.//Там же, лл. 69, 72.
   245. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне от 11 мая 1829 г.// Там же, лл. 43—44.
   246. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне и Любови Николаевне от 16 ноября 1830 г.//Там же, лл. 52—53.
   247. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне и Любови Николаевне от 22 марта 1833 т.//Там же, лл. 70—71.
   248. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне от 5 января 1836 г.// Там же, лл. 79—80.
   249. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне и Любови Николаевне от 13 августа 1836 г.//Там же, лл. 75—76.
   250. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне и Любови Николаевне от 10 марта 1840 г.//Там же, л. 51.
   251. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне и Любови Николаевне от 2 апреля 1840 т.//Там же, л. 47.
   252. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне от 3 марта 1841 г.// Там же, лл. 69—70.
   253. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне, б. д.//Там V ед. хр. 1.
   254. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне, б. д.//Там же.
   255. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне, б. д.//Там же.
   256. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне, б. д.//Там же.
   257. Письмо к Черкасовой Акилине Ивановне и Любови Николаевне, б. д.//Там же.
   258. Письмо к Черкасовой Любови Николаевне, б. д.//Там же.
   259. Письмо к Черкасовой Любови Николаевне, б. д.//Там же.
   260. Письмо к Черкасовой Любови Николаевне, б. д.//Там же.

    Оглавление    Переписка преподобного Моисея

   261. Письмо к Александру, б. Д.//ОР РГБ, ф. 214, № 395, лл. 28-29.
   262. Письмо к о. Антонию с брат, от 20 ноября 1820 г.//Там же, лл. 39 об.—40.
   263. Письмо к о. Антонию с брат, от 11 января 1821 г.//Там же, лл. 41 об.—42 об.
   264. Письмо к о. Антонию с брат, от 31 января 1821 г.//Там же, лл. 45—45 об.
   265. Письмо к о. Антонию с брат, от 27 февраля 1821 г.//Там же, лл. 45 об.—48.
   266. Письмо к о. Антонию, 1821 г.//Там же, лл. 48—50 об.
   267. Письмо к о. Антонию, 1825 г.//Там же, лл. 52—52 об.
   268. Письмо к о. Антонию от 5 декабря 1839 г.//Там же, лл. 54 об.—55 об.
   269. Письмо к о. Антонию от 21 декабря 1839 г.//Там же, лл. 56—58 об.
   270. Письмо к о. Антонию от 29 декабря 1839 г.//Там я ф лл. 60—60 об.
   271. Письмо к о. Антонию от 21 мая 1840 г.//Там же, лл. 69 об.—70.
   272. Письмо к о. Антонию от 8 декабря 1840 г.//Там же, лл. 70 об.-71.
   273. Письмо к о. Антонию от 28 декабря 1840 г.//Там же, л. 71 об.
   274. Письмо к о. Антонию, февраль 1841 г.//Там же, лл. 71 об.-72.
   275. Письмо к о. Антонию от 20 мая 1841 г.//Там же, л. 72 об.
   276. Письмо к о. Антонию от 4 августа 1842 г.//Там же, л. 73 об.
   277. Письмо к о. Антонию от 10 ноября 1842 г.//Там же, л. 74.
   278. Письмо к о. Антонию от 28 ноября 1842 г.//Там же, лл. 74 об.—75.
   279. Письмо к о. Антонию от 29 декабря 1842 г.//Там же, л. 73.
   280. Письмо к о. Антонию от 29 мая 1843 г.//Там же, лл. 75—75 об.
   281. Письмо к о. Антонию от 2 ноября 1843 г.//Там же, л. 76 об.
   282. Письмо к о. Антонию от 29 января 1844 г.//Там же, л. 77 об.
   283. Письмо к о. Антонию от 28 марта 1844 г.//Там же, л. 78.
   284. Письмо к о. Антонию от 10 октября 1844 г.//Там же, лл. 79-79 об.
   285. Письмо к о. Антонию от 18 ноября 1844 г.//Там же, лл. 80-81.
   286. Письмо к о. Антонию от 10 апреля 1845 г.//Там же, л. 81 об.
   287. Письмо к о. Антонию от 14 июля 1845 г.//Там же, л. 82.
   288. Письмо к о. Антонию от 19 августа 1845 г.//Там же, л. 82 об.
   289. Письмо к о. Антонию от 11 декабря 1845 г.//Там же, л. 83
   290. Письмо к о. Антонию от 17 декабря 1845 г.//Там лл. 83 об.-84.
   291. Письмо к о. Антонию от 5 января 1846 г.//Там же, лл. 84 об.-85.
   292. Письмо к о. Антонию от 26 января 1846 г.//Там же, л. 85 об.
   293. Письмо к о. Антонию от 5 марта 1846 г.//Там же, л. 86 об.
   294. Письмо к о. Антонию от 9 марта 1846 г.//Там же, л. 87.
   295. Письмо к о. Антонию от 30 марта 1846 г.//Там же, л. 87.
   296. Письмо к о. Антонию от 14 июня 1846 г.//Там же, л. 88.
   297. Письмо к о. Антонию от 8 июля 1846 г.//Там же, л. 89 об.
   298. Письмо к о. Антонию от 3 августа 1846 г.//Там же, л. 88 об.
   299. Письмо к о. Антонию от 10 сентября 1846 г.//Там же, лл. 66 об.—69.
   300. Письмо к о. Антонию от 14 января 1847 г.//Там же, л. 97.
   301. Письмо к о. Антонию от 19 апреля 1847 г.//Там же, л. 98 об.
   302. Письмо к о. Антонию от 28 июля 1847 г.//Там же, л. 90.
   303. Письмо к о. Антонию от 9 марта 1848 г.//Там же, л. 91.
   304. Письмо к о. Антонию от 13 апреля 1848 г.//Там же, л. 91 об.
   305. Письмо к о. Антонию от 31 августа 1848 г.//Там же, л. 99 об.
   306. Письмо к о. Антонию от 27 сентября 1848 г.//Там же, л. 92.
   307. Письмо к о. Антонию от 4 марта 1849 г.//Там же, л. 92 об.
   308. Письмо к о. Антонию от 16 апреля 1849 г.//Там же, л. 93.
   309. Письмо к о. Антонию от 30 апреля 1849 г.//Там же, л. 93 об.
   310. Письмо к о. Антонию от 19 июля 1849 г.//Там же, л. 100.
   311. Письмо к о. Антонию от 2 августа 1849 г.//Там же, л. 100 об.
   312. Письмо к о. Антонию от 26 ноября 1849 г.//Там же, л. 102.
   313. Письмо к о. Антонию от 27 декабря 1849 г.//Там же, л. 95 об.
   314. Письмо к о. Антонию от 7 марта 1850 г.//Там же, л. 104 об.
   315. Письмо к о. Антонию от 5 декабря 1850 г.//Там же, л. 108 об.
   316. Письмо к о. Антонию от 13 января 1851 г.//Там же, л. 111.
   317. Письмо к о. Антонию от 5 июня 1851 г.//Там же, л. 95 об.
   318. Письмо к о. Антонию от 15 января 1852 г.//Там же, л. 96 об.
   319. Письмо к о. Антонию от 5 февраля 1852 г.//Там же, л. 96.
   320. Письмо к о. Антонию от 29 апреля 1852 г.//Там же, л. 113 об.
   321. Письмо к о. Антонию, апрель, б. г.//Там же, лл. 61 об.—62 об.
   322. Письмо к о. Антонию от 29 декабря, б. г.//Там же, лл. 59—61.
   323. Письмо к о. Антонию, б. д.//Там же, л. 90.
   324. Письмо к о. Антонию, б. д.//Там же, л. 82 об.
   325. Письмо к о. Антонию, б. д.//Там же, л. 40 об.—41.
   326. Письмо к А. И. от 17 июля 1814 г./Дам же, лл. 30 об.—39 об.
   327. Письмо к Е. Д. от 19 августа 1816 г.//Там же, лл. 7—9.
   328. Письмо к Е. Д. от 21 августа 1817 г.//Там же, лл. 10—17.
   329. Письмо к о. И., б. д.//Там же, № 448, лл. 62—66.
   330. Письмо к м. М., б. д.//Там же, № 395, лл. 18—19.
   331. Письмо к м. М., б. д.//Там же, лл. 19—22.
   332. Письмо к Н. А. от 17 марта 1813 г.//Там же, лл. 1—5.
   333. Письмо к о. П. от 3 декабря 1849 г.//Там же, № 448, .-59 об.
   334. Письмо к о. П., б. д.//Там же, лл. 61—61 об.

БЕСЕДЫ О БОГОПОЗНАНИИ И САМОПОЗНАНИИ ПО УЧЕНИЮ СВЯТЫХ ОТЦОВ:

1. Записи р. Б. Ники
2. О молитве, молитвенном делании и молитвенном трезвении
3. О празднословии
4. О праздномыслии, или о мечтаниях, блуждании и рассеянии ума
5. О помыслах в форме мысленных разговоров (или внутренних диалогах)
6. Что такое «скорбь» по христианскому учению и почему люди тяжело переносят различные скорбные обстоятельства
7. О понятии «счастье» по христианскому учению
8. О прелести, или действиях бесов против людей
9. Таинственные действия Духа Святого у подвижников, сподобившихся стать причастниками Духа и в отношении всех людей
10. Блудная страсть и половая потребность
11. О брачных половых отношениях и воздержании по учениям святых отцов
12. Пьянство и наркомания как страсти телесного сладострастия
13. Страсть сребролюбия и материальные потребности
14. Страсть гнева
15. О праведных реакциях христианина на различные виды злоречий и злых действий
16. О страсти уныние, как лени и праздности
17. О саможалении по учению св. отцов
18. Учения святых отцов на мнение, что смысл жизни заключается в создании семьи
19. О конфликтах в семьях, происходящих от самолюбия и разных страстей
20. Печаль о смерти ближних
21. Предсмертные состояния праведников и грешников
22. Реакции людей на приближение смерти
23. О возвращении души в тело, или о видениях при клинической смерти по христианскому учению
24. О силе любви по учениям святых отцов (1. О естественной любви и самолюбии)
25. Умственная сила. Познавательные низшие способности, или тема о хранении чувств.
На главную Написать нам письмо В начало страницы





Copyright © 2006-2017 ni-ka.com.ua Created & hosted by Dmitry