САЙТ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНИНА






БИБЛИОТЕКА СВЯТЫХ ОТЦОВ И УЧИТЕЛЕЙ ЦЕРКВИ:


Феофан Затворник
Августин Блаженный
Анастасий Синаит
Антоний Великий
Афанасий Великий
Василий Великий
Василий Кинешемский
Георгий Задонский
Григорий Богослов
Григорий Нисский
Григорий Синаит
Димитрий Ростовский
Дорофей авва
Древние иноческие уставы
Евфимий Зигабен
Ерм. "Пастырь"
Игнатий Брянчанинов
Илия Минятий
Иннокентий Пензенский
Иннокентий Херсонский
Иоанн Кассиан Римлянин
Иоанн Кронштадтский
Иоанн Лествичник
Иоанн (Максимович) Тобольский и Сибирский
Исаак Сирин
Исаия Отшельник
Кирилл Александрийский
Лука Крымский
Макарий Египетский
Максим Грек
Марк Подвижник
Никита Стифат
Никодим Святогорец
Николай Сербский
Нил Синайский
Творения
Творения (2)
«К монаху Агафию»
Письма (1)
Письма (2)
Оптинские старцы
Паисий Святогорец
Патерики
Русские подвижники 18 - 19 веков
Симеон Новый Богослов
Тихон Задонский
Троицкие Листки (19 век)
Е. Попов. Нравственное богословие для мирян
Иоанн Сан-Францисский
Нил Синайский

Письма


Здесь можно скачать Письма (2)>>> в формате Microsoft Word (~ 147.5 Kb)

    (Обращаем внимание на то, что по печатному изданию 1858 г. письма собраны в четырех частях и имеют номера. Составитель сайта классифицировал письма Нила Синайского по своему усмотрению. Но при этом сохранена нумерация, предложенная в печатном издании. Вначале указывается номер части - 1, 2, 3 или 4, а затем номер письма)

Наставления, связанные со смирением, добродетелями, бранью и другими аспектами духовной жизни

Об уме, помыслах и трезвении

О клятвах, празднословии, сквернословии и других грехах языка

Об осуждении и злословии

О чревоугодии, вкушении пищи и посте

О целомудрии, о блуде и о борьбе с блудной страстью

О злопамятстве, гневе, ненависти, зависти и ропоте

О нищете, сребролюбии, попечительности и милостыне

О страсти уныния - праздности, лени и скуке

Утешения в скорбях, печалях и отчаянии

О славолюбии, тщеславии и гордости

О смиренномудрии, надмении и самомнении

О бдении

Письма на разные темы

    Оглавление   
Наставления, связанные со смирением, добродетелями, бранью и другими аспектами духовной жизни


   1.8. Сенатору Птоломею.
    И веровать только во Христа Спасителя есть оправдание, исповедать же Его устами — совершенное спасение (Рим. 10, 910).
   1.9. Сенатору Птоломею.
    Богомудрый Исаия говорит: «Да рекут не яко же слово сие, занеже не лет дары даяти» (Ис. 8, 20). Ибо не найдется ничего равночестного исповеданию Владыки и блаженному и святому ведению, какое даровано нам. Посему справедливо изречь при сем Давидово слово: «Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми?» (Пс. 115, 3). Принял Он от меня веру и воздал небесным ведением. Ибо святое ведение заключает в себе тысячи благ.
   1.10. Сенатору Птоломею.
    Иные, отправившись из пристаней летом, потерпели крушение, а иные, совершив плавание зимою, безбедно спаслись. И сколько подвижников, ожидавших несомненной победы, были побеждены? Не надеявшиеся же быть и вторыми стали первыми венценосцами. Посему не будем небрежны и не предадимся отчаянию, но во всяком деле будем прилежны к молитве.
   1. 13. Сенатору Птоломею.
    Сказано: если кто не будет обрезан «в день осмый, погубится» (Быт. 17,14). Впрочем, незлобивый и неразумный младенец не наказывается, если бывает и не обрезан. Да и надлежало бы более родителям подвергаться наказанью. Но Бог наказывает, если верою и молитвою не обрежешь ты, человек, злобы. Потому и Апостол повелевает «младенчествовать злобою» (1 Кор. 14, 20). Посему будем обрезываться духовным мечом, взирая на «день осмый», то есть на век будущий. Обрежем же всякое плотское мудрование, и слово, и дело беззаконное, чтобы не погибнуть и не быть отчужденными от среды народа, спасаемого Христом.
   1.45. Досифею.
    Приобретенное с трудом обыкновенно лучше удерживается, а легко приобретенное весьма скоро отвергается с презрением по тому самому, что оно может быть снова получено. Поэтому трудность получить благодеяние да признается самым высоким и прочным благодеянием.
   1.46. Досифею.
    Всего, добытого с великим затруднением и с борьбою, привыкли мы сильно желать, неослабно это любить и всеми силами сохранять.
   1.63. Феодотиону.
    Истинный Иисус не имеет нужды в долгом времени, чтобы написать второй закон на скрижалях сердца, сохраняемых в целости благочестием. Ибо как скоро принял ты проповедь, ничего другого не надлежит тебе говорить, кроме следующего: перенесу на внутренние скрижали закон благодати, нетяжкий и вожделенный для сынов Израилевых, то есть для Божественных и бесплотных Сил,— перенесу на камни, не искаженные и обломанные неверием, но целые душою и слухом. Ибо сказано: «имеяй уши слышати, да слышишь» (Матф.11,15) с верою и со всею внимательностью.
   1.64. Иподиакону Ираклию, золотых дел мастеру.
    Как мужественный воин, сражаясь за царя, если противники ранят его стрелами, перенесет страдания и не поддастся малодушию, а когда, при попечительности о нем других, вылечится, самые рубцы от ран обратит в похвалу своему мужеству, так и уязвленные врагом, если не пренебрегут трудом покаяния, несомненно, спасшись, будут похвалены в день Суда. Потому что мужественный, хотя и будет в ранах, непременно победит, сражаясь, несмотря на ранение.
   1.130. Феодосию.
    Знаю многих, которые не могли приобрести известности добрыми делами, но оказались скорее знамени-тыми и страшными по причине дурной своей жизни и крайнего лукавства.
   1.133. Пресвитеру Серапиону.
    Господь изрек: «В оный день будут говорить Мне о себе, будто бы они известны Мне. Отвечу им: «Не вем вас» (Лук. 13, 27),— потому что словом чтите вы благочестие, а на деле поступаете худо».
   1.139. Младшему комиту Амфилохию.
    Добродетель в старости может быть названа не добродетелью, но бессилием. Посему в юности должно нам особенно упражняться в добродетели и в юном теле показывать благоразумие, приличное сединам.
   1.143. Евлампию.
    Сказано: «желает Дух», Которого вселил в нас Бог (Иаков. 4, 5). Чего же желает, что выше всего ценит и любит Дух Божий, кроме единения, единомыслия и взаимной любви братий? Но любовь порождается смиренномудрием и благоговением, а зависть и горькая ненависть происходить от презорства и кичливости. Посему и сказано: «Бог гордым противится» (6), восставая на них за их безумие, как на сатану, который прежде всех стал болезновать гордынею. «Смиренным же дает благодать», то есть источает какие-либо духовные дарования старающимся смиряться ради Бога.
   1.145. Созомену.
    Хотя грех и рассевается скоро, подобно дыму, но сколько веков продолжатся заслуженное наказание и мучение? Если размыслишь о семь, то весьма устрашишься и вострепещешь.
   1.147. Скорописцу Геронтию.
    «Не приобщайтеся к делом неплодным тмы»,— говорит Апостол (Ефес. 5, 11). Какой плод имели вы от оброков духовной смерти, которых стыдитесь ныне? Ибо действительно бесплодны дела лукавые и всякий темный поступок. Но как скоро душа бывает в состоянии отрезвиться и прийти в само-сознание, чувствует она смущение и стыдится грехов, учиненных в упоении пороком, и находить просвет целомудрия.
   1.148. Диакону Ипафлору.
    Не приходи в малодушие, но мужайся, храня твердый образ мыслей. Ибо мужественный, хотя и в ранах будете, несомненно, победит, сражаясь и будучи раненым.
   1.149. Схоластику Олимпию.
    Да не будет сего! Не о себе говорит божественный Апостол: «вижду ин закон во удех моих, пленяющ мя законом греховным» (Рим. 4, 23), но говорит это от лица тех, кого тревожат плотские страсти, но кто, впрочем, сопротивляется им и мно-гократно побеждает, иногда же и побеждается по минутному увлеченью.
   1.152. Диакону Фессалию.
    Желающему доброго не помыслом только и словом, но самым делом надлежит всю жизнь прилагать о сем труде, чтобы, возделав плоды многообразной добродетели, достигнуть таким образом небесного упокоения и царствия. Смотри, как о сем говорит патриарх Иаков: «Иссахар доброе возжела, почивая посреде пределов: и видев землю, яко тучна, подложи рамы своя на труде, и бысть муж земледелец» (Быт. 49, 14. 15). И Пророк Иеремия говорит: «дай сердце твое на рамена твои» (Иер. 31, 21),— то есть, став деятельным, благие изволения приведи в дело.
   1.153. Хрисогону Клисуалию.
    Если кто из невежд вознамерится очернять лучшее, и начинать со лжи, и оканчивать всегда ложью, то скажи, остановится ли он на чем-нибудь и встретит ли где конец?
   1.154. Феогносту.
    Не знаешь, может быть, брат, что соблюдаемый закон Божий обыкновенно блюдет, охраняет и покрывает старающихся соблюдать и хранить его трезвенно.
   1.156. Декуриону.
    «Узкая врата, и тесный путь вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают его» (Матф. 7, 14). Поэтому, если и обретающих путь мало, то еще меньше тех, которые имеют силу войти в живот. Но не входят они по собственному своему нерадению.
   1.160. Деве Юлиане.
    Для честной и благообразной девы самое лучшее зеркало — пост. Ибо в нем видит дева Бога, насколько ей возможно, и, приобретши бесстрастный образ мыслей, устраивает «умывальницу медяну» и «стояло» твердое, непоколебимое и неподвижное (Исх.38).
   1.161. Деве Юлиане.
   Многократно читала ты, что пишет святой Моисей об одном превосходном и премудром муже, что «сей сотвори умывальницу медяну, и стояло ея медяно из зерцал постниц, яже постишася у дверей скинии свидения» (Исх. 38).
   1.164. Трибуну Софронию.
   Чрезмерное наслаждение, неумеренную радость и надмение души из-за счастливого течения дел будем умерять строгим видом лица и благовременным молчанием.
   1.174. Монаху Лимению.
    Правильное упражнение в добродетелях доставляет блаженство на небесах, которого невозможно ни словом выразить, ни умом постигнуть, ни мыслью объять.
   1.177. Монаху Лимению.
    Самое великое благо —кротость. Приобретя ее, великий Моисей видел Бога, насколько человеку видеть можно.
   1.184. Иподиакону Гигантию.
    Когда за терпение и молитву примем дар свыше, тогда в состоянии будем обратить в бегство невидимых варваров. И в трепете падут они под ногами нашими. Ибо говорит один Пророк: «Те самые, которых боялись вы прежде, вас убоятся».
   1.213. . Законоведцу Евграммию.
    У тебя в обычае часто говорить, что диавол изобретателен и хитер. В этом и я согласен с тобою. Но если пожелаем быть трезвенными, то диавол будет лукав только для себя, а не для нас. Потому что таково свойство порока — быть пагубным только для имеющих его. Добродетель же, напротив того, может быть полезною не одним обладающим ею, но и ближним.
   1.214. . Законоведцу Евграммию.
    Чтобы знать тебе, что злой для себя только зол, а добрый добр и для других, представлю тебе свиде-тельство из Притчей. Ибо сказано: «сыне, аще зол будеши, един почерпнеши злая: аще же премудр будеши, себе премудр будеши, и искреннему» (Притч. 9, 12).
   1.223. Спафарию Сисинию.
    Лукавый демон, который мучит тебя, побуждает этим самым трезвиться и более прибегать к Богу, Его умолять о помощи и защите. Ибо кто видит наступающего врага, тот бежит и присоединяется к имеющему силы подать помощь. Так делают и малые дети: как скоро увидят что-то страшное, бросаются в объятия матери и, повиснув у нее на платье, крепко держатся за него, хотя многие часто и отвлекают их. А когда ничто не тревожит их, не подходят к призывающей и привлекающей их матери, не обращают и внимания на матерний зов и, чем она ни ухищряется их приманить, бегут прочь, не смотрят и на приготовленную для них трапезу. Под этою сердобольною матерью разумей у меня теперь Божий Промысл.
   1.229. Протектору Феопемиту.
    Полезно и весьма выгодно для тебя будет иметь всегда перед очами исшествие из жизни и избегать хитросплетенных диавольских сетей.
   1.240. Магистриану Сабину.
    Должно нам избегать человекоугодия и гнева, потому что закон преднарек их белеющею и багровеющею проказою (Лев. 43, 19). Надобно также уклоняться от уподобляющего лисицам лицемерия и низкой боязни, потому что это синеющая проказа. Еще должно отгонять от себя неразумную печаль и иссушающую зависть, ибо это зеленеющая проказа (49).
   1.246. Диакону Тевкру.
    Если делаешь дела добрые и подражаешь кротости Иисусовой, то напитал ты Иисуса маслом и медом. А если пребываешь гневливым и делатель ты негодных дел, то не без причины и о тебе скажет Иисус: дал «в снедь Мою желчь, и в жажду Мою» напоил «Мя оцта» (Пс. 68, 22).
   1.270. Схоластику Ираклиту.
    Сказано: если «человек страшлив сердцем, да возвратится в дом свой», и не выходит на брань, «да не устрашит сердца брата своего» (Втор. 20, 8). Ибо кто «страшлив» при вид искушений и брани с демонами, тот может ослабить усердие и в человеке, приготовившемся к доблестному подвигу.
   1.275. Пресвитеру Иларию.
    Когда возможешь в продолжение двух месяцев пребыть в молитве и безмолвии, тогда в состоянии будешь разве только некую часть постигнуть умом или некое малое составить представление о тягостном терпении и многотрудном житии посвятивших себя на целую жизнь монашескому правилу и удалению от всякого шума.
   1.293. Трибуну Евифию.
    Если всегда хочешь подвизаться в том, чтобы немилосердно преследовать демонов и страсти, то не преследуй людей.
   1.294. Трибуну Евифию.
    Писал ты: «Почему же не перестаю преследовать людей?» Но неоднократно давал я понять, что причина сего — твое малодушие и скупость твоя. Ибо я приду в изумление, если хотя изредка станешь бороться и вести брань с своим человеконенавистничеством.
   1.295. Трибуну Евифию.
    Никогда волк не беседовал дружески с овцою, а также и немилосердный и ненасытный помысл не может быть в дружбе с доброжелательством.
   1.308. Драконтию.
    Боюсь,— говорит Иов,— «да не мглою мя потребит» Господь (Иов 9, 17), то есть боюсь, чтобы некогда, лишив части удостоившихся быть во свете славы Его, не предал Он меня вечной тьме. Посему не нерадиво и не беспечно будем совершать жизненный путь.
   1.310. Сенатору Пиерию.
    Человеколюбивейший Спаситель всех Христос, пришел спасти всех человеков. Но видим, что не все предают себя спасению своему. Посему осудим себя самих и признаем окаянными за свое нерадение и злоумие, не будем же возлагать вины на Благого Владыку.
   1.311. Ходатаю по делам Афанасию.
    Ты уподобляешься человеку, который говорит: «Желал бы я видеть дожди, которые напоили бы всю землю, но сам зябнуть не желаю». Как же возможно без холода иметь дожди? Как же ты говоришь, что желаешь и молишь Бога сподобить тебя какой-либо духовной благодати без труда и скорби? Всякому, и мирянину, и монаху, если желает он принять какой-либо небесный дар, должно прежде претерпеть много скорбей, искушений, печалей (что все уподобляется сильной зиме) и потом уже собирать плоды Святого Духа.
   1.321. Правителю дел Иппонику.
    Иные молятся нередко о том, чтобы избавиться им от тела своего, как побуждающего душу ко греху. Но им надлежало бы лучше молиться о том, чтобы избавиться от своего худого нрава, страстного и сквернолюбивого сердца.
   1.324. Сенатору Феопомпу.
    Некогда Иисус, сын Иоседеков, преобразовательно, лучше же сказать, пророчественно явился носящим на себе «ризы гнусны» (Зах. 3, 3). Но гнусные ризы были с него совлечены, и облечен он в ризы чистые. Сделано же сие, чтобы мы познали и уразумели, «яко же облекохомся в образ перстного, облечемся и во образ небеснаго» (1Кор. 15, 49); потому что Христос добродетелями Своими весьма препобеждает скверны человеческие. Потому должно молиться о том, чтобы спастись и избавиться нам от долговременного предубеждения и не умереть в оскверненном и предосудительном состоянии.
   1.325. Монаху Иларию.
    В Песни Песней сказано: «от главы Санира и Аермона» (Песнь Песн. 4, 8). А «Санир» значит «путь светильника», «Аермон» же —«приношение», и под «главою» Соломон разумеет рассудок наш. Посему всецело принесем себя самих в дар Богу, неленостно шествуя предстоящим нам путем тесным и дальним, просветив душевные очи светильником Божиих заповедей.
   1.326. Монаху Иларию.
    Упоминаемые в Писании «ризы гнусны» (Зах. 3, 3) —это лукавые помыслы, гнилые слова и беззаконные по-ступки. Посему в книге псалмов сказано об Иуде: «облечеся в клятву, яко в ризу» (Пс. 108, 18), и: «облекутся в студ и срам ищущих злая мне» (Пс.70, 13). Но ничто не может так постыдить и ничто не подвергает человека такому проклятью, как грех.
   1.327. Химазию.
    О начавших и не совершивших чудного дела добродетели да будет сказано оное пророческое слово: «пред лицем его яко же рай сладости, и созади его поле пагубы» (Иоиль 2, 3).
   2.1. Афиногену.
    Много потрудившиеся в делах правды, если иногда и будут на краткое время преодолены силою искушений, то не потеряют бодрости, но, восстав, приимут твердое и непоколебимое положение и не дадутся более в обман.
   2.3. Епископу Тимону.
    Ни в каком случае не станем умолять Бога об избавлении нас от Его обличений и наказаний и не будем отвращаться от Отца духов, чтобы за кратковременное о чем-либо нерадение и малодушие не утратить нам оное вечное, неотъемлемое, на небесах уготованное нам наследие и непрекращающееся веселие.
   2.10. Чтецу Астерию.
    Воздержание, совершаемое по Христу, прекрасно, весьма доблестно и полезно, а воздержание, устанавлива-емое в подражание язычникам и манихеям, достойно порицания и вредно.
   2.11. Силенциарию Ниметрию.
    Во всяком деле, способствующем благочестию, никогда не давай себе отдыха, потому что во время от-дыха и бездействия всего скорее допускается нами что-нибудь погрешительное и худое. Напротив того, чаще молись, со вниманием читай Господни постановления, обращай и устремляй мысль свою на благотворение нуждающимся, на предстательство за угнетенных. Таким образом удобно избежишь не только греховных дел, но, что вероятно, и самых приражений греха, греховных воспоминаний и непристойных движений.
   2.12. Силенциарию Ниметрию.
    Хвалю тебя за великую попечительность о душе, за воздержность, за удаление от худых зрелищ, за непамятозлобие и за преуспеяние в других добродетелях, какое показал ты, живя среди мира. Но ко всему этому приложи для меня еще одно: устрани себя, наконец, от этой язвы — иметь при себе смехотворцев; и вот сплетен тебе венец.
   2.22. Диакону Афродисию.
    Не очень полагайся на старость, потому что и старцы падают. Но всегда призывай на помощь Христа, чтобы Он был твоим Охранителем и твоею непоколебимою Оградой.
   2.23. Епископу Харисию.
    Взирай на небо, к Богу. Что у тебя общего с земным? Не желай и видеть то, что делает мир, потому что ты удалился от мира и от житейских путь. Поэтому не смотри на дела житейские, но будь внимателен только к себе самому и заботься о том, чтобы совершать тебе свое дело, как это прилично подвижникам. «Блюдите, како опасно ходите», и как проводите жизнь,— ежедневно взывает Божественная заповедь (Ефес. 5, 15).
   2.25. Пресвитеру Прокопию.
    Если порицаешь обращение к худшему, то избегай обращения к худшему. Ибо сказано: «Никто же обратившийся вспять управлен есть в Царствии Небесном» (Лук. 9, 62).
   2.26. Комиту Фрументию.
    «Обрезание ничто же есть,— говорит Апостол, — и необрезание ничто же есть» (1Кор. 7, 15); потому что ни то ни другое из сказанного не содействует спасению души и Божественному ведению. Посему, что же будет полезно и доставить человеку успех? Явно, что соблюдение Божиих заповедей.
   2.27. Трибуну Иппасию.
    Как есть пост в отношении снедей, так есть пост в отношении раздражительности, пост в отношении любоначалия, зависти, хвастливости, любостяжательности, вспыльчивости, сонливости, лености, пустого любопытства, смущения и тому подобного.
   2.34. Сократию скорописцу.
    Нечестивые, безбожные, лукавые и беззаконные сатанинские помыслы да не смущают и не изумляют тебя, да не приводят в уныние и расслабление добрую душу твою, украшенную верою и огражденную Крестом Христовым.
   2.47. Монаху Леониду.
    Исповедуй Богу немощь свою, чтобы воссияла для тебя возможность благодати и чтобы Владычнее изволение совершило чудо, превысшее естества.
   2.62. Монаху Сириану.
    В монашеском чине вести себя должно внимательно и трезвенно, потому что наш подвиг гораздо труднее подвига борцов. Там у подвижников приводятся в колебание тела, которые без труда можно возвращать в прямое положение, а здесь подвергаются падению души, которые, если однажды низложены, едва можно восставить.
   2.66. Елевферию, монаху из полковых.
    Не прииму тебя, пока не отсечешь страстей, так как у тебя бывают тысячи свиданий и на сердце посредством чувств скапливаются язвы к язвам. А особенно не прииму потому, что от нерадивой и нечистой жизни вознамерился ты перейти к добродетели Христовой. Поэтому старайся, чтобы неосторожными свиданиями не растравить своих душевных болезней. Ибо ум недавно уклонившихся от порочной жизни уподобляется телу, которое начинает выздоравливать после долговременного недуга и для которого и какой-либо малый предлог делается причиною впадения в прежнюю болезнь, как для не утвердившегося еще в силах. Ибо слабы и скоро истощаются у них духовные силы. А потому можно бояться, как бы не возвратилась гнусная страсть, при данном ей послаблении обыкновенно возбуждающая множество вредного.
   2.67. Елевферию, монаху из полковых.
    Научись из истории Дины, дочери Иаковлевой, что подлинно девической и женской душе свойственно брать на себя то, что превышает ее способности и силы, и, обманываясь, предполагать, что хватит ее на принятое дело. Ибо если бы упомянутая выше Дина не бросилась опрометчиво обозревать, что есть у туземцев, как уже имеющая силы не подвергнуться ничему предосудительному при наслаждении видимым ею, то не была бы безвременно растлена рассудительная сила души, сокрушенная представлением чувственного, когда Дина не освоилась еще со здравым, твердым и мужественным помыслом.
   2.68. Елевферию, монаху из полковых.
    «Храм Божий есте»,— говорит Апостол (1 Кор. 3,16). Посему, чтобы ни один нечистый образ не вкрался в мысль твою, в дверях тела распростри сеть помыслов о будущем суде, и таким образом защити свое разумение от входящих чрез чувства изображений. Если же во время искушений, предавшись удовольствию, затмишь в себе страх Божественного Судилища, то представь себе, что произошло с Охозиею, который, упав из решетчатого окна, до смерти оставался тяжко больным. Всего же тягостнее и смертельнее — недуг греховный.
   2.71. Монаху Демокриту.
    Умывальница, сделанная Моисеем, имела основание. Поэтому и очищение подвижника имеет нужду в твердости, терпении, всегдашней устойчивости и непоколебимом образ жизни.
   2.88. Монаху Арсану.
    Когда со временем сможешь искоренить в себе все пагубные и неистовые страсти, тогда посвяти себя умозренью возвышенных понятий. Если же прежде, нежели преодолеешь враждебных демонов, осмелишься усиленно восходить на гору, вопреки Божиему изволенью, то не получишь помощи и содействия Божия, и враги будут язвить тебя, как пчелы.
   2.91. Монаху Амфилохию.
    Что приходишь в боязнь, уязвляемый духом хулы? Вспомни, что блаженный Давид, помазанный таинственным елеем, тотчас же нашел Саула и наветника.
   2.92. Монаху Амфилохию.
    И ты невидимо помазан, приступив к принятию на себя досточестного иноческого образа. Божественным же помазанием называю снисшедшую на тебя благодать Святого Духа.
   2.93. Монаху Клеовулу.
    «И положил еси лук медян мышца моя» (Пс.17,35). Не лук восковой, гибкий, уступающий демонам и страстям, немедленно ломающийся на войне при первом же столкновении со врагом, но лук медян. Ибо надлежит приобрести от Господа оружия твердые и прочные, которые могут устоять и противодействовать во многих бранях с сопротивными.
   2.102. Монаху Евфимию.
    Пятьдесят четвертый псалом напоминает о страхе, трепете и тьме греховной и говорит: «кто даст ми криле, яко голубине? и полещу», и миную тревожащие меня бедствия, и достигну Бога, и «почию» у Него (Пс.54, 6. 7), найду покой у своего человеколюбивого Владыки. Ибо Он есть покой утружденных мучительным пролитием пота в грехе. Почему и взывает: «приидите ко Мне, вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы» (Матф.11, 28). Посему-то Давид, зная, что сказано им в целом псалме, открыв очи подвизающимся и настроив их на то, чтобы не отчаивались, оканчивает псалом благим упованием.
   2.105. Монаху Марину.
    «Язва моя тверда»,— говорит Пророк Иеремия, от лица нашего слагая свой плачь,— «вскую оскорбляющий мя возмогают на мя» (Иер. 15, 18)? «Сварил еси и не пощадел» (Плач. Иер.2, 21). Ибо предал меня архимагиру Навузардану и окружающим его. И Аввакум сказал Господу: «вскую премолчаваеши» и терпишь, видя, что «нечестивый пожирает праведного» (Авв. 1, 13)?
   2.106. Монаху Марину.
    Не только грешные, но и ревностно старающиеся держаться всего доброго, нередко бывают оставляемы, чтобы научились терпенью и твердости и избежали гордости. И как говорит Священное Писание, «во время определенное» падают от беззаконных, и мысленные «домы» их «опустошаемы» бывать беззаконными (Иов.12,5). И еще сказано: «праведен» беззаконным «бысть в поругание» (4). «Боже Боже мой, вонми ми, вскую оставил мя еси» (Пс.21, 1)? И еще написано: благодарю Тебя, Господи, что поразил меня и отвратил лицо Твое от меня, и после того помилуешь меня. И еще: «елики явил ми еси скорби многи и злы, и обращся оживотворил мя еси, и от бездн земли возвел мя еси. Умножил еси на мне величествие Твое, и обращся утешил мя еси» (Пс. 70, 20. 21).
   2.114. Архимандриту Ригину.
    Ты в мире мир. Поэтому всякую тварь рассматривай в себе самом и все уразумевай относительно себя. Не смотри на внешнее, но устремляй взор во внутреннее, всецело ум собери в мысленную клеть души, уготовь Господу не имеющий в себе кумиров храм.
   2.115. Монаху Александру.
    «Спасая, спасай душу» свою, «не озирайся вспять» на оставшееся позади зло, от которого так прекрасно отрекся. Восходи на гору бесстрастия, «да не когда купно» с грешным миром «ят будеши» в вечный огонь (Быт. 19,17).
   2.116. Монаху Александру.
    Молись Господу подобным сему образом: отверзи, Владыка, богатую руку Твою на подаяние духовной благостыни, и душа всякого, подобно моей, загрубевшая и ожесточившаяся, исполнится благости и, освирепевшая — укротится. Ибо, хотя и оставлен я ненадолго за леность мою, но Ты можешь и по оставлении снова ниспослать Святаго Духа и обновить растленную землю мою, чтобы тогда возвеселиться тебе о делах Своих, когда исчезнуть грешницы от земли, то есть демонские обаяния в сердце моем. Нечто подобное, как найдем, сказано в конце сто третьего псалма.
   2.117. Монаху Александру.
    Если огорчаем Бога небрежением и нерадением, то постарайся лучше возвеселить Его рачительностью и добрыми делами.
   2.118. Монаху Александру.
    В пророчестве сказано: «вода Немримля пуста будет» и высохнет, «и трава ея оскудеет: травы бо зелены не будет» (Ис.15, 6). «Немриим» толкуется как неправославие. Посему разумей, что всякая ересь вскоре пустеет и иссыхает, по причине учений, предлагаемых идущими вопреки слову истины. Впрочем, и грех есть неправославие; потому что иной, признавая что-либо недобрым, стремится к тому. Но поскольку грех приведен в бездействие покаянием, то явно, что трава иссохла. Когда же и самая сухая трава вы-рвана будет с корнем, тогда погибнет и память о сделанном худо.
   2.155. Военачальнику Симмаху.
    Образ богочестия составляется из сих двух частей: из благочестивых догматов и добрых дел. Поэтому не надлежит расторгать одно с другим.
   2.161. Пресвитеру Аристарху.
    «Мир преходит, и похоть»,— говорит Иоанн (1Иоан. 2,17), которого возлюбил Иисус за чистоту, и кротость, и тихость нрава. Посему, если «похоть преходит», то есть прекращается и гибнет, как же ты учишь, что иные сластолюбивые люди и после того, как умрут, снова по смерти страстно желают приятностей временного мира?
   2.163. Диакону Ксенофонту.
    Поведение и состояние каждого лица называется домом души. Ибо есть дом правды, дом мужества, дом целомудрия и так далее; и напротив того — дом неправды, дом боязни, дом блуда и так далее. Посему сказанное: «исполнишася помрачении земли домов беззаконий» (Пс. 43, 20),— значит: преисполнены многих и различных страстей, неправедных и законопреступных дел. А в сказанном: «истина от земли возсия, и правда с небесе приниче» (Пс. 84, 12),— если понимать сие нравственно, землею означается тело, произращающее плоды целомудрия, по сему слову: «процвете плоть моя» (Пс. 27, 7) досточестностию, при пособии сердцу человеческому молитвы и упования. Ибо прекрасно определяли иные, что блуд есть ложь, а целомудрие — истина и истинное удовольствие. «Правда же, приникшая с небесе», то есть от ума, есть Иисусово, по щедротам Божиим, даяние. Ибо «Господе даст благость, и земля наша даст плод» (Пс.84, 13) «духовный: любы, радость, мир, долготерпение» и все иное, что перечислил блаженный Павел (Гал.5, 22). Под «землею» же в последнем стихе разуметь должно сердце, как говорит Господь: семя же, падшее «на земли добрей, приплодоваше на тридесять, и на шестьдесят, и на сто» (Марк. 4, 8).
   2.183. Диакону Мелитону.
    Где заповедь Божия, там, конечно, и искушение, и вражеские козни. В сем да уверит тебя Адам, который в раю принял заповедь Божью и немедленно подвергся козням и запинанию врага. А где скорбь, где великая печаль, там, когда придет время, будет великая радость. «Прискорбна есть душа Моя до смер-ти»,— говорит Господь (Матф.26, 38). Однако же печаль Его послужила в радость вселенной. И мы печалимся, терпя скорби в тысячах искушений то от демонов, то от людей. Бог же наш силен все скорби наши переменить в радость и всегдашнее услаждение. Не предавайся много унынию и безмерной печали, потому что опечаленные «возрадуются на ложах своих», на которых печалились (Пс.149, 5). А под «ложем» разумей теперь некий навык и некое состояние души, скорбящей о приобретении добродетелей. Посему, где печаль ради Бога, там явно и вечная будет радость. Ибо чрезмерно опечаленные Мария Магдалина и другая Мария услышали, что Податель радования всем нам Христос по воскресении сказал им: «Радуйтеся» (Матф. 28, 9).
   2.184. Диакону Зенону.
    Добродетель по Богу дороже богатства, а безмолвная жизнь знатнее неисчетных богатств. Посему прекрасно любить прекрасное.
   2.192. Чтецу Феодосию.
    Как засохшее уже от недостатка воды дерево, если поливать его водою, снова дает отростки, так и душа, умерщвленная грехом, если покается и умилостивит своего Владыку, омывается от скверн и, приобщившись духовной благодати, напоив ум обильным орошением, приносит плоды всякой правды.
   2.198. Скороходу Симону.
    Если стараешься ты подражать мудрой пчеле, то не ленись от всякого чтения собирать полезное.
   2.206. Каллинику, золотых дел мастеру.
    Прикосновение к мертвому телу существа бессловесного или словесного, брачное ложе, сонные видения и что-либо другое сему подобное, никогда не вредят ни мужу, ни жене. Потому что вера во Христа очистила и всегда очищает истинно верных. Для неверующих же нет ничего чистого, ибо осквернены у них ум и совесть, и все кажется им мерзким и нечистым.
   2.221. Протектору Емилиану.
    «Во злобе лица,— говорит Соломон,— ублажится сердце» (Еккл.7, 4). Ибо, если приходим в гнев сами на себя и огорчаемся, когда чувствуем в себе склонность к нехорошему поступку, то, конечно, ублажится душа наша, услаждаясь и восторгаясь красотою добродетелей.
   2.222. Правителю дел.
    «О Христе Иисусе,— говорит Апостол,— несть мужеский пол, ни женский» (Гал. 3, 28). Однако же все верующие представляются в виде мужского и женского пола. Но великий Павел говорит не о видимом, а напротив того, дает разуметь недоступное зренью. Потому что у устремляющих взор к Богу и мужская и женская страсть умерщвлена и намерением, и верою, и хотением.
   2.248. Диакону Марину.
    Что тебе до людей смертных, которые не в состоянии вознаградить за то, что сделано в жизни хорошего, не имеют часто в душе и способности судить здраво и, обладаемые завистью, скорее порицают, нежели хвалят, добрые поступки? Поэтому обучи себя духовным оком взирать на небо. Потому что вышнее судилище произносит чистые, истинные и нелицеприятные приговоры. Посему прими намерение, любитель добродетели, небесное судилище услаждать приятностью добрых дел и оттуда привлекай себе блаженные похвалы.
   2.252. Механику Фаретрию.
    «Руце» Израиля,— сказано в псалме,— «в коши поработасте» (Пс. 80, 7). Посему, если стараешься научиться, не в чувственный Египет спеши умом и смотри не на то, что было при Моисее, но вникай в себя самого. Ибо «коша» означает многосплетенный грех, Египет — скорбь, а руки — предначинания. Посему, если приметил ты, что работаешь грехам, от сердца воздохни ко Господу и от тайной бури, от лукавого утеснения спеши к свободе добродетели.
   2.258. Скорописцу Ганимеду.
    Поскольку Петр уязвлен был троекратным произнесением отречения, то, по Воскресении Спасителя, он врачуется троекратным произнесением исповедания и согласия. Сказано: «любиши ли Мя», Петр? «Ей, Господи» (Иоан. 21, 15)! Так и ты от падающих требуй только любви. Ибо кто искренно любит, тот, хотя и падет когда, скоро возвратится к возлюбленному.
   2.260. Таксеоту Кекропию.
    Если говоришь, что настоящий век есть море, то с каким прибытком, о приобретении которого обязан ты позаботиться, переплыв море человеческой жизни, явишься ты к Судии?
    2.287. Градоначальнику Приску.
    Кто раздает имение свое нищим и кто не мыслит зла против любостяжательного хищника и злого человека и не проклинает его, тот и другой, делая сие по страху Божию, как явно, получат и одинаковые небесные воздаяния.
   2.305. Докладчику Мартину.
    Не будем нерадивы и ленивы в попечении о себе самих. Ибо, если впадем и в самую бездну греха, возможно еще нам восстановить себя, сделаться лучше и истребить в себе все негодное, потому что зло не неподвижно, как утверждают манихеи. Но поскольку любовь обыкновенно рождается всегда от зрения, то возбраняй глазам своим всматриваться в благообразные лица, чтобы от неосторожного взгляда не перейти к неблагоприличному и гнусному поступку. Если бы Ева не смотрела на прекрасное дерево, то не взяла бы и не вкусила бы плода, и не лишилась бы тотчас Божественного целомудрия. Под Евою же теперь разумей чувство, которое, если побеждено видимым, сперва само вкушает вредное, а вслед за тем передает смертоносную снедь и мужу невидимому, уму что говорил я тебе прежде.
   3.3. Референдарию Феоктисту.
    «Повинися Господеви и умоли Его»,— сказано в тридцать шестом псалме (Пс.36, 7),— «и уповай, и изведет, яко свет, правду твою» (6) во тьме скорбей, подавляющих помыслов, внезапным изменением производя постоянный полдень, а в бурю и треволнение — улыбающуюся тишину. «Зане аще сяду во тме»,— говорит другой Пророк,— «изведет мя на свет» (Мих.7, 8—9), «близ от лица тмы» (Иов. 17, 12), то есть на свет, ожидаемый во мраке.
   3.18. Децемвиру Юлию.
    Если такому точному исследованью подвергаются грехи, что и за слова и за помышленья полагается нака-занье, то тем паче добрые дела, велики ли, малы ли оные будут, вменятся нам в оный День воздаянья. Посему не унывай и не ленись, но более, по мере сил, делай добро.
   3.22. Дуксу Кастору.
    Добродетель — не самостоятельная сущность по естеству, и порок — не живое и разумное существо, как думают иные. Но и порок, и добродетель обыкновенно появляются или утрачиваются вследствие уразумения, или упражнения, или делания, или уклонения от дела участвующих или не участвующих в этом.
   3.25. Филумению.
    Душа, от нерадения запустевшая и соделавшаяся бесплодною, а теперь прекрасно изменяющаяся, может стать кроткою, добротолюбивою, благолепною, преобразившеюся в лучший вид. Ибо написано: «положил есть пустыню во езера и во исходища водная. И насели тамо алчущия, и составиша грады обитель-ны и наспяша села, и насадиша винограды, и благослови я» (Пс.106, 35—38). А то, что сказано сие не о поле неодушевленном, а о разумной душе, говорится в конце псалма: «кто премудр, и сохранит сия, и уразумеют милости Господни» (43)? Посему не отчаивайся в себе, запустевшем для всякой правды, если только захочешь изменить свой нрав. Ибо Моисей и тем, что скинию Божью устроил в пустыне, образно указывает на то, что и запустевшая душа может соделаться приемлемою для скинии Господней. Ибо сказано: «во век возрадуются» верные, «и вселится в них» Господь, «и похвалятся о Тебе любящи имя Твое», Христе (Пс. 5,12).
   3.27. Диакону Феодоту.
    Сказано: «благословлю Господа на всякое время, выну хвала Его во устех моих» (Пс. 33, 2). Ибо стыдно для нас благословлять Бога при добром и молчать при горестном положении дел. Напротив того, тогда более должно благодарить, когда злострадаем, зная что, «его же любит Господь, наказует; биет же всякого сына, его же приемлет» (Евр. 12, 6).
   3.28 Диакону Феодоту.
    «Аз же, яко маслина плодовита, в дому Божии» (Пс. 51, 10), никогда не теряю блаженного упования. Сделаемся поэтому маслиною плодовитою, не где-либо в другом месте, не в язычестве, не в иудействе, не в зловредной ереси, но «в дому Божии», то есть в вере и благочестии. Потому что злочестивые, вне Церкви, приносят бесполезный плод.
   3.33. Монаху Фавмасию.
    Чего ожидал ты, избирая отшельничество и безмолвие? Конечно, скорбей и искушений, бесчисленных нападений, засад и ухищрений злобных демонов. Почему же негодуешь теперь на то, что отовсюду уязвляют тебя острия искушений и что огневидные колеса демонской колесницы на части рвут твою душу и растирают, как солому? Напротив того, терпи с благодарностью, великодушно, будучи тверд в образе мыслей, в непрестанной молитве, с неослабным бденьем и добрым воздержаньем не отступая от Всесовершенного, и узришь конец. А конец подвизающихся за Христа есть спасенье, конец же демонов — тяжкая гибель. Тогда уязвлены будут терзающие тебя ныне, и «поперешь их, и будут прах под ногами» твоими (Мал. 4, 3), и те, кого ты прежде боялся, убоятся тебя, по «совету, его же совеща Господь» (Ис. 14, 26).
    Иногда демонские помыслы скрываются внутри нас, а иногда проникают наружу, побуждая нас ко греху на самом деле. Но призванный нами на помощь Бог рассеивает и прогоняет их от нас. И тогда, отрезвившись от смущенья, собираемся в самих себя, как бы из мертвых став живыми, ободряемся духом, возводимые на возможную для естества нашего высоту бесстрастия, славословим и песнословим Господа, упокоевая жизнь свою доброю и благоугодною Богу кончиною. Сие-то и значит, как думаю, сказанное Давидом: «и проникоша еси делающии беззаконие, яко да потребятся в век века» (Пс. 91, 8). «И вознесется яко единорога рог мой», то есть сила Божественного бесстрастия, «и старость моя в елей мастите» (11). То есть Всесовершенный духовным елеем утучняет человека-подвижника, который прежде был изнурен и истощен множеством тревоживших его страстей. Поэтому ничуть не будем смущаться искушеньями, если и не тотчас следует прекращенье искушений, предоставим же сие лучше Богу, как Единому имеющему власть прекращать их. Ибо когда Он медлит, тогда вознаграждает большею благодатью.
    Потому более всего будем благодарить Бога и песнословить, когда Бог медлит с исполненьем просимого, несколько времени не склоняется на прошенье и, без сомненья, для больших даров хранит испрашиваемую благодать. Потому что постигающие нас скорби соделывают цветущими надежды наши на Бога. Ибо написано: «печаль к печали, надежда к надежде» (Цс 28, 13); «еще во мало елико елико, грядый приидет и не укоснит» (Евр. 10, 37). «По множеству,— сказано,— болезней в сердце моем утешения Твоя возвеселиша душу мою» (Пс. 93, 19). Ибо по мере приключающихся нам горестей находим равносильную отраду у Бога.
    Но когда душа явно и тайно бывает сокрушаема и уничижаема различными искушениями, тогда утешают ее умосозерцаемые иереи, т.е. Ангелы, восстанавливающие ее воспламеняющею сладостью слез, утонченными мыслями и силою добродетелей. Смотри, возлюбленный, что говорит Господь: «утешайте, утешайте люди Моя, священницы, глаголите во уши иерусалиму, утешайте и, яко наполнися смирение его, разрешися грех его» (Ис. 40, 1—2). Наконец, во всяком случае должно благодарить Всевышнего Христа. «Благословлю Господа на всякое время» — говорит великий Давид (Пс. 33, 2). Ибо благодарность нашу в скорбях Бог принимает взамен всякой правды.
    Посему и нам необходимо подражать Аврааму и приносить Господу десятину добычи. А сею десятиною да будет главнейшая из десяти заповедей, именно та, на которой «закон и пророцы висят» (Матф. 22, 40), то есть любить Бога всею душою и всею силою. Ибо Божественный Апостол определяет, что «любы есть исполнение закона» (Рим. 13, 10). Правда же есть нами питаемое желание уделять всем поровну, которого, конечно, не удовлетворяем в точности, однако же, поступая по самому справедливому внушению сердца, не уклоняемся от цели. Она есть также и назначаемое свыше Праведным Судьею определение и исправительное, и воздаятельное, для нас весьма неудобопостижимое по высоте сокровенных в нем определений, как говорит Божественный Давид: «правда Твоя, яко горы Божья, судьбы Твоя — бездна многа» (Пс. 35, 7). Посему будем молиться, чтобы Владыка всяческих Бог и души, и тела наши привел в лучшее срастворение, ибо ничто не противостоит Божию мановению и изволению. Посему не будем нерадивы и ленивы в попечении о себе самих. Ибо если бы ниспали мы в самую глубину порока, то можем снова восставить себя самих, соделаться лучшими и свергнуть с себя всякую худость; потому что зло не неподвижно, как утверждают манихеи.
    И не думай, будто бы это малая какая благодать Божия — осуждать свои прегрешения и печалиться о них. Нет,— это самая великая благодать, Крестом Владычним даруемая истинно верующим. Представь себе, прежде Евреи, обличаемые Пророками за дела скверные и непозволительные, не брали на себя труда вымолвить просто слова: «Согрешили мы, прости нас»,— а напротив того, делая тысячи худых дел, усиливались утверждать, что нимало ни в чем не погрешили. Ныне же в такой мере озарил нас свет Христа, Всевышнего Бога, что, если и не падем видимым образом, а только втайне вступим в приязненную беседу с лукавыми помыслами, немедленно осуждаем себя, скорбим, воздыхаем, осуждаем жизнь свою, хотя и не в чем уличить ее, плачем, сетуем, подвергаем себя тяжким наказаниям.
    И памятование о Спасителе нашем Иисусе Христе, возведение к Нему очей, неослабная молитва да соделаются для тебя бесплотным щитом против невидимого врага. Ибо Апостол пишет: «над всеми же восприимите щит веры, в нем же возможете вся стрелы лукавого разжженныя угасити» (Ефес. 6, 16). Ибо покусится ли враг нашей жизни уязвлять тебя стрелами лукавого похотения, зависти или памятозлобия или посредством всякого другого порока ополчится на душу, несомненно, побежден будет и приведен в бездействие силою веры и призыванием Божественного имени Христова. Демоны весьма завидуют возлюбившим целомудрие и в подвизающихся влагают худые и недозволенные пожелания. Но не должно при этом терять бодрость. Тогда более напряжем силы, когда тревожат нас; тогда более и утвердимся в уповании на обетованные блага, потому что столько искушаемся плотолюбивыми демонами.
    Ибо враги, зная, что Господь обетовал нам великие блага, весьма гневаются на нас, из зависти ополчаются срамными и низкими страстями и стараются до крайности расслаблять людей, стремящихся к добродетели. А ум, отпав от созерцания Божия, делается по понятиям своим или демоном, или скотом. Потому что ум человеческий, удалившись от созерцания Божия, обязательно или подпадает под власть похотливого демона, ведущего к невоздержанию, или побеждается лукавым раздражительным духом. А невоздержную похотливость опытный отец назвал скотским, раздражительность же — бесовским движением. Но на каком бы понятии или деле ни остановилась душа, только при благочестивом помысле, несомненно, бывает она с Богом.
    Поэтому тому, кто желает украситься в жизни множеством добродетелей, не надобно ни искать себе славы и свиданий со многими, ни пользоваться частыми выходами, ни укорять кого-либо, хотя бы укоряемые и были достойны того, ни вести долгие беседы, хотя бы и прекрасно было то, о чем идет речь, потому что неумеренная говорливость предает во власть демонам печали и гнева. Должно же быть занятым соблюдением святых заповедей и глубоким памятованием Господа славы Иисуса.
    Ибо сказано: «храняй заповедь, не увесть глагола лукавна» (Еккл. 8, 5), то есть не обратится к словам лукавым и пустым. Потому что к чистоте приводит не только то, чтобы не делать худого, но и то, чтобы рачительностью о прекрасном всеми силами уничтожать худое. От привычки происходит обыкновенно навык, а навык обращается в природу; природу же трудно и неудобно извратить или переменить.
    Однако возможно сие Богу. Потому что природа не противится Богу. Сказано: «аще будут греси ваши, яко багряное, яко снег убелю; аще же будут, яко червленое, яко волну убелю» (Ис. 1,18). Потому не должно отчаиваться. Ибо сильнее худой и предосудительной привычки Создавший нас Бог, как говорит Пророк, «творяяй вся и претворяли» (Амос. 5, 8). И хотя приобретешь порочный навык, войдешь в самое естество порока, не отчаивайся, но прибегни к покаянию — и спасешься. Посему-то Бог, взяв цвета неизглаждающиеся, но как бы обратившиеся в сущность окрашенных ими вещей, разумею цвет «багряный и червленный», чтобы внушить людям благую надежду, сказал, что и это приведет в противоположное состояние. Посему велика сила покаяния, если оно делает нас белыми, как снег, убеляет, как волну, хотя бы предшествовавший грех продолжительное время очернял и изменял душу негодными делами.
    Ибо Господь кающимся в грехах своих говорит: обнажив сердца свои, станьте, как осужденные, и печали вашей присужу дерзновение, и пойдете увенчанными, как праведники, потому что «щедроты Мои на всех делех» Моих (Пс. 144, 9). Почему и говорим Богу: мы дела рук Твоих, Господи, не погуби «дел руку Твоею» (137, 8). Да и в книге Иова написано: «Господь поникша очима спасет» (Иов. 22, 29). И: «спасешися чистыма рукама твоима» (30), т.е. Господь спасет и грешника, поникшего в покаянии и великом смирении, как спасает и мытаря, который, не смея возвести очей, бьет себя в перси и говорит: «Боже милостив буди мне, грешнику» (Лук. 18, 13). Потому Господь и говорит таким грешникам: во глубине преклоните предо Мною души ваши, как осужденные, и приимете одни венцы с праведными. Так спасается поникший не за деятельную добродетель, не за совершенье Божественных дел, но по Божью человеколюбию, за сознание, с великим смиреньем и сокрушеньем, сердца, исповедующего собственные грехопадения. Так поникший очами спасается покаяньем и самым глубоким сокрушением.
    Но ты спасайся «чистыма рукама», т. е. добродетелями и доблестными делами, потому что Писанье обычно руками именует добродетели. Спасайся, взывая к Богу: сохрани душу мою, Владыко Христе, да не окрадет меня диавол, уклонив от правды, не «уподоблюся нисходящим в ров» (Пс. 27, 1). А рвом Пророк называет ад и греховную тьму. Непрестанно умоляй Спасителя Христа, говоря: спаси, Владыка, меня, раба Твоего, уповающего на Тебя и не отчаивающегося сподобиться нетленных и вечных даров. Написано же: несть наша брань к крови и плоти, но «к началом и ко властем, ко духовом злобы» (Ефес. 6,12),— брань с собственным своим телом, с пламенеющими в нем различными видами сластолюбья, с сердечными страстями и с порождающимися от каких бы то ни было причин губительными помыслами. Поэтому, хотя пламенеют похоти и нечистые пожеланья сластолюбья, хотя возбуждаемая плоть скачет, хотя искушает нас всякое диавольское помышленье и злоухищренье, все победим верою, надеждою, терпением, бденьем, молитвою, псалмопением, чтением, смиренномудрием и другими подвигами, более же всего призыванием имени Иисуса Христа, Человеколюбивого Бога и Спасителя нашего.
    Невозможно преодолеть нас враждебным демонам, если прежде не пренебрежем страхом Божьим по маловерию и не вознерадим о том, что заповедано нам Господом. Посему, хотя есть такие демоны, которые входят в тело человеческое, умаляют все силы телесного состава, во все почти члены влагают немощь и расслабленье, тогда как нет никакой болезни и никакого недуга, а сверх того, ввергают душу в великую безотрадность и холодность в образе мыслей, но мы, отгнав их от себя мужественным умом и трезвенным сердцем, с помощью молитвы прилепимся ко Всевидящему Богу, говоря: «изми мя от враг моих, Боже, и от возстающих на мя избави мя» (Пс. 58, 2), «устрой душу мою от злодейства их» (Пс. 34,17). Но как некогда Сампсону случилось по сластолюбью впасть в руки иноплеменников и потерпеть, что о нем написано, так, без сомненья, и ныне то же бывает с уловляемыми удою удовольствий — в отношении их душ.
    Ибо как только человеческие помыслы по приражении лукавого демона последуют за ним, отступает от человека охраняющая душу благодать. Демоны же, взяв уловленного, искореняют в нем всякую целомудренную мысль, связывают его труднорасторжимыми узами усладительных щекотаний и срамного похотения и, введя в Газу порока (Суд. 16, 21), заставляют молоть для худой привычки и целые дни и ночи услуживать диаволу. Но если душа уловленного в греховные сети, придя в себя, сможет воздохнуть к Богу с сердечною болезнью, молитвою и прошением обнять невидимые стопы Владыки, то Господь, как Елисей о Соманитянине, скажет Ангелам: «оставите ю» (4 Цар 4, 27) прийти ко Мне и не гоните ее, хотя и не приобрела она никакой добродетели и никакого дерзновения предо Мною; но поскольку болезненно сердце ее, и неотступно припадает ко Мне со слезами и скорбью, то принимаю и спасаю ее. Нам же нужны и сила, и благодать Всемогущего и Всепремудрого Духа, которые и должны мы искать ревностно. Ибо в таком случае изнеможет лук сильных злобою демонов, поражающий нас сладострастными помыслами, как некиими огненными стрелами, а изнемогашие прежде и упавшие сердцем верные впоследствии весьма укрепятся силами на истребление сопротивных. И сие-то самое исполненная веры Самуилова матерь изрекла, пророчествуя: «лук сильных изнеможе, и немоществующии препоясашася силою» (1 Цар. 2, 4).
    Не знает диавол, внутри ли, в сердце ли домовладыка Христос или нет Его там. Посему, когда видит враг, что ты гневаешься, или клянешься, или кричишь, или говоришь срамное и пустое, тогда уразумевает, что внутри души твоей нет Бога, охраняющего тебя, пекущегося о тебе и ограждающего и внутренность, и внешность мысленного дома твоего. И в таком случае лукавый, войдя уже как вор, так как в сердце твоем нет светильника, окрадывает ду-шевный дом твой.
    Однако не только люди грешные, но и ревностно старающиеся держаться всего доброго нередко бывают оставлены, чтобы научились терпению и твердости и победили в себе гордыню. Ибо, имея в сокровенных уголках своих великие недуги надменности, кичливости, самомнения, часто, по невнимательности к себе, утаиваем их от многих людей и от себя самих. Но Великий Врач душ наших знает, какое попечение приложить о сокрытых недугах.
    Поэтому не будем негодовать, малодушествовать и падать духом, когда Господь насылает на нас то, что полезно нам. Ибо и во врачебнице настоящего века много недужных и уязвленных, и не всем подходит одно врачевство и пригодна одна трапеза. Но для каждого предлагает врач особый способ лечения и особый образ жизни. Этот больной, говорит он, пусть чаще услаждается медом, а другой пусть поморщится от горечи полыни, иной же пусть отведает и невкусной чемерицы. И с каждым обходится и врачует его по-особому. Так и Бог о каждом из нас домостроительствует, как для кого полезно. У демона, этого виновника и вместе с тем живописателя порока, та цель, чтобы каждого человека ввергнуть в тяжкую и безутешную печаль, соделать его далеким от веры, от надежды, от любви Божией, то есть от главнейшего и важнейшего в благочестии пред Богом. А потому нередко и иных верных он доводит до того, что, вследствие скотского движения, в самом святом доме изливают семя, чтобы душу страждущего ввергнуть тем в безнадежность, уныние и совершенное отчаяние.
    Посему, кто ополчается против сего демона и вступает с ним в противоборство, тот, приноравливаясь противостоять к коварной цели врага, действуя с терпением, великодушием, молитвою, неослабным постом, верою, надеждою и совершенною любовью к Богу, будет поражать и поборать сего скверного и нечистого демона и с помощью Господа нашего Иисуса Христа, несомненно, победит его. Да будут же употреблены в дело не только чтение Писаний, но и молитвы, и псалмы, и воздержанье, и бденье, и возлежание на голой земле, и безмолвие, и рукоделье. Сказано: «сии на колесницах и на конех», т. е. гневом, раздраженьем, тщеславием, завистью и другими страстями (сие называется конями и колесницами сопротивной силы) вооружаются на нас, «мы же во имя Господа Бога нашего призовем» (Пс. 19, 8). Потому что к отмщенью врагам достаточно для нас имени Иисуса Христа, Всевышнего Бога. Посему нужно нам много умолять Бога, чтобы не отпасть от добродетели.
    О том же, что возможно из правды ниспасть в грех и из бесстрастного преобразоваться в страстного, взывает к Богу Пророк: «быхом, яко исперва, егда не владел еси нами, ниже бе нареченно имя Твое на нас» (Ис. 65, 19), и стали мы нечисты. Но возможно и по совершившемся падении снова покаяньем достигнуть первоначального бесстрастия и прежней силы. Ибо всякий, кто с покаянием и моленьем просит, в надлежащее время снова приимет силу свыше и бесстрастие. Вникни в пророчество: «востани, Иерусалиме, и облецыся в крепость мышцы твоея, востани, яко в начале дне» (Ис. 51, 9), потому что «отбеже» от тебя «болезнь», и «печаль», и «воздыхание» (11). А в худых обстоятельствах и малое добро велико. Если и ненавистны мы Богу за грехи наши, то снова будем возлюблены за покаянье. А о том, что снова восприимет нас Премилосердный Владыка и возвеселит любовью Своею, смотри, что говорит Он мысленному Иерусалиму, т.е. душе нашей: «положу тя в радость вечную, веселье родом родов» (Ис. 60, 15). Не сомневайся, думая о том, как это будет.
    Ибо, когда угодно Богу превратить дело из худшего в лучшее, повеленью Божью уступает все сопротивное, так что без труда и легко возможет Господь пересоздать человечество, как остроганному и сухому жезлу Ааронову повелел принести плод быстрее, чем растения, укоренившиеся в земле. Если последние приносят плод по истечении многих лет и смен времен года, то жезл Ааронов в одну ночь произвел все: и листья, и цветы, и плод. Потому возможно огрубевшие и окаменевшие сердца человеческие, если вкусят они духовного ученья, превратить в тучную и плодоносную землю.
    Посему не будем медлить, но отныне же всем сердцем обратимся к Богу. Ибо, если позаботимся о своем спасении, то окажем великое благодеянье не другому кому, но себе самим. Каждый из нас имеет естественную выгоду, если делает доброе. А если согрешим, то, без сомненья, пали мы с естественной высоты и соделались презренными, как брошенные на землю. Но если вознамеримся снова преклониться к добру, то, как очевидно, снова взойдем на свойственную и сродную нам высоту, если только будем ра-зумны, благородны по разуму, покоримся словам Божиим, предадимся бегству от непостоянного и услаждающего ненадолго и трезвенно и рачительно поспешим ко благам постоянным, незыблемым и продолжающимся беспредельные веки.
   3.34. Диакону Евпору.
    Закон Моисеев между прочим иным предписывает остерегаться «мыши и ласицы» (Лев.11, 29). Узаконивая же сие, иносказательно и образно, повелевает не входить в согласие с предыдущими и последующими скверными помыслами. Ибо запрещенные законом страсти, и обычаи, и нравы частью предваряют, а частью сопровождают друг друга. За предшествующими человекоугодием и тщеславием, конечно, следуют гордость, высокомерие и всякая срамная демонская страсть. Также злое вожделение выкапывает предварительно нору непотребства, и тотчас входит студодейный демон и, поселившись в уготовленной норе, соделывает грех. Ибо Господь Иисус говорит, что воззревший на жену с вожделением есть совершенный прелюбодей (Матф.5, 28). И еще за предшествующими ненавистью и гневом идут по следам зло-козненность и вред. Ибо часто сперва мышь прогрызет в стене скважину, а потом входит «ласица», или змея, или что-то другое, и гнездятся в скважине.
   3.35. Монаху Давурию.
    Во время искушений великая помощь — терпение по Богу. Ибо Господь говорит: «в терпении вашем стяжите души ваша» (Лук. 21, 19). Не сказал: в посте вашем, или в безмолвии вашем, или в псалмопении вашем, хотя все это способствует спасению души, но — «в терпении вашем. В терпении»,— то есть во всяком, какое ни придет, искушении, во всякой скорби, будет ли это обида, или уничижение, или бесчестие от какого бы то ни было человека, важного и неважного, или телесная немощь, или восстание сатанинских браней, или какое бы то ни было искушение от людей, или от демонов. «В терпении вашем стяжите души» ваша,— не просто в терпении вашем, но и со всяким благодарением, и молитвою, и смирением благословляй и песнословь Спасителя всяческих Бога, Благодетеля, все приводящего в согласие, все, будет ли это благо или нет, всяко устраивающего на пользу. И Апостол пишет: «терпением да течем на предлежащий нам подвиг» веры (Евр.12, 1). Ибо что выше добродетели? Что тверже и сильнее терпения, разумею терпение по Богу, эту царицу добродетелей, основание доблестных дел, неволнуемую пристань? Ибо оно, оно именно, есть мир во время браней, тишина во время бури, безопасность среди наветов и опасностей. Оно преуспевшего в нем делает тверже ада-манта. Ни приводимые в движение оружия и луки, ни мятущиеся полчища, ни придвинутые стенобитные орудия, ни пущенные стрелы и копья, ни самое демонское полчище, ни темные дружины сопротивных сил, ни сам диавол, ополчившийся со всем своим воинством и злоухищрением, не возмогут повредить тому, кто о Христе приобрел терпение.
   3.38. Монаху Каллинику.
    «Горы высокия еленем» (Пс. 103, 18), и «глас Господень, свершающий елени» (Пс. 28, 9). Посему, если, по Владычнему учению и Божественным правилам подвижничества, соделался ты «еленем» и, истребив в себе дубравы порока, осмелился наступить на мысленных змиев и убиваешь их, то не останавливайся на сем, но частым псалмопением, усовершением себя и блаженнейшим оным созерцанием, которого ничто не выше, поспешай востекать на высокие горы, так как «блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят» (Матф. 5, 8). И: «на высокая возводит мя Господь, еже победити» губительных демонов в пути Его (Авв.3, 19). И: «на высоких поставляяй мя», или, как читается в другом списке, «на высоких поставляяй мя, научаяй руце мои на брань» (Пс. 17, 34. 35) с диаволом. Ибо и в Евангелии сказано: «сущии в иудеи», то есть просвещенные в Церкви, «да бежат в горы» (Матф.24, 16), на высоту добродетелей и небесного созерцания; потому что то и другое сродно между собою.
   3.41. Князю Евгению.
    Когда, оказав благодеяние, или приступив к Божественному Причащению, или совершив прилежную молитву, или сделав что-либо доброе, подвергаешься сильнейшему искушению от диавола, тогда знай, что пораженный и крайне утружденный тобою враг стремительнее нападает на тебя, рыкая, как лев, и не переставай поражать, уязвлять и прободать его мысленными копиями. Ибо если не прекратим и не ослабим с ним брани, не откажемся от борьбы и разных видов ратоборства, то, несомненно, одержим победу над полчищем неприязненных демонов.
   3.47. Монаху Геласию.
    Остерегайся и излишеств, и недостатков.
   3.48. Монаху Геласию.
    Всякая добродетель есть истинная и именуется истинною.
   3.62. Пресвитеру Юлиану.
    Смотри, чтобы и тебе иногда, в сокровенном доме ума изобразив кумиров срамных страстей, не обо-готворить их и не послужить им. Ибо Пророк говорит: «внидох, и видех, и се всякое подобие гада, и скота, суетныя гнушения и кумиры написани быша около» (Иезек. 8, 10).
   3.65. Децемвиру Фарисманиму.
    Если и не гонит тебя ни один языческий мучитель, все же будь готов к мучению, чтобы не утратить ревности. Если и нет гонения, как желал бы ты, то все же будет у тебя дело. Лучше же сказать, и гонение предстоит целую жизнь: есть раздражительность, есть срамная похоть, мучат тебя неудовольствие, печаль, уныние, близ тебя безвременный страх, с тобою зависть, при тебе стоит князь тщеславия, чревоугодия, пьянства и других зловредных страстей. Ибо каждый из них гонит человеческую душу, не пуская ее в жизнь вечную. Посему подвизайся и мужайся против них, как Христов воин.
   3.68. Монаху Феоне.
    Кто хочет подвизаться и упражняться в духовном любомудрии, тому более всего надлежит жить в монастыре с братьями, а не просто, как случилось, на удачу и опрометчиво, по самоугодию и упрямству избирать уединение, чтобы сверх чаяния не похитили душу злокозненные духи, потому что вражий меч угрожает отовсюду. А кто говорит: «Для того делаюсь отшельником, чтобы некому было возбуждать меня на гневе»,— тот ничем не отличается от бессловесного зверя. Ибо видим, что звери тихи и ничуть не свирепеют, если не раздражит их какой человек! И для чего же написано: «повинующеся друг другу в страсе Божием» (Ефес.5,21), и: «яко же приясте дарование, между себе служащее» (1Петр. 4, 10), и: «повинитеся всякому человечу созданию Господа ради» (1 Петр. 2, 13), «друг друга честию больша себе творяще, не своих си кийждо смотряще, но и дружних кийждо» (Филип. 2, 3-4); «кто премудр и худог в вас, да покажет дела своя в кротости и премудрости» (Иак. 3, 13)? Не знаешь разве, что страстные мысли, внушаемые демонами, многоплодны, как зайцы. Вложенная в душу лукавая мысль, из одной в другую переиначиваясь и преобразуясь, порождает многие новые помыслы. И таково-то сказанное в псалме: «овцы» сынов чуждых, то есть демонов, «многоплодны, множащияся во исходищах своих» (Пс. 143, 11—13).
   3.73. Пресвитеру Евномию.
    Неизвестна быстрота коня, если нет состязания. Неведома сила борца, если нет противоборца. И золото, может быть, и пробное сомнительно, не будучи искушено огнем, как Иов, как Иосиф, как все святые. Если бы не было гонения, не оказалось бы мучеников. Если бы не было искушающего и утесняющего нас сатаны, не сделалось бы явным, кто усерден, а кто неблагоискусен и ленив.
   3.79. Председателю Филагрию.
    Дела плотские: блуд, распутство и тому подобное, как дела мертвые, удобно гибнут и пропадают. Если же блудник, переменясь, приобретет воздержание, то плоть не называется уже плотью, потому что изменяется в духе, и человек называется духовным. Прилепившийся к блуднице называется плотию, а прилепившийся к Господу именуется духом (1 Кор. 6,16-17).
   3.83. Чтецу Хрисанфу.
    Устраняй поводы ко вражде, и вот дикие звери будут при тебе мирны, «и почиешь под лозою своею, егда даст Господь возлюбленным сон» (Пс.126, 2), мертвящий богоненавистные страсти, «и не будет устрашающаго» (Мих. 4, 4).
   3.85. Диакону Григорию.
    Иногда гвоздем выколачивается гвоздь, и вторым искушением отражается первое искушение. Посему смирись и не будь нетерпелив.
   3.88. Монахам Лаврентию, Фавсту и Епинику.
    Ничуть не бойтесь и не ужасайтесь угроз и страхований лукавых демонов, голосов, колебания дома, молний, тысячей искр, угрызения змей и верблюдов, внезапных ночных нашествий варваров, шума, стука, свиста, боязни, смеха, плясок и других козней нечестивых и нечистых духов. Ибо каждый из вас писал, что подобное сему терпел от них в здешних монастырях. Прочтите все вы написанное мною и, как сказал я выше, не бойтесь и не приходите в ужас. Всему этому и большему сего неоднократно подвергались мы и знаем, что испытывали то же и другие прежде нас. Посему да не сокрушается при этом, не впадает в робость, не теряет бодрости сердце ваше — все это ничто и в ничто вменится. Мужайтесь, возмогайте о Господе, укрепляйтесь, напрягайте силы, трезвитесь, употребляйте в дело веру, терпение, молитву, псалмы, коленопреклонение, бдение, обычное возлежание на голой земле, чтения, кротость, безмолвие, мир, смиренномудрие, крестное знамение и увидите, что враги исчезнут, как дым.
   3.89. Монахам Лаврентию, Фавсту и Епинику.
    В эти дни, как вы сказывали, сильно беспокоили вас хульные и неразумные мысли, внушаемые вам не-годными демонами. И это неудивительно, потому что, побежденные вами в прежних своих предприятиях, теперь таким уже способом рассудили вести с вами брань эти осужденные и приговоренные мучиться в оном недоведомом огне, который может коснуться и бесплотного естества. И они много будут плакать и скорбеть, тогда как мы возвеселимся за то, что ныне были смиряемы и подвергались бесчисленным озлоблениям. Ибо исчезнут, всего лишены будут де-моны, которые нас стараются всего лишить и изгладить из числа спасаемых. Посему с силою скажем им пророческое слово: «сия глаголет Господь: слышах хуления» ваши, говорили вы: «горы Израилевы пусты, и даны нам в снедь». Против Меня говорили вы громко и часто, вопияли в сердце, «Аз услышах. Сего ради живу Аз, глаголет Господь, сотворю вам по вражде вашей и по ревности вашей» (Иезек. 35, 11— 15), так как вы возненавидели монахов, преследовали людей бедных, нищих и сокрушенных сердцем, чтобы умертвить их. Возлюбили вы «клятву, и приидет вам, не восхотели благословенья, и удалится» от вас (Пс. 108, 17). Коснусь горам, и «воздымятся» (Пс. 103, 32); блесну несказанной молнией, и рассеетесь (Пс. 143 6), «падут углия» (Пс. 139, 11) на вас, до неба превознесшихся злобою и «высоковыйных» врагов, и, низложенные карающим свыше огнем, будете бедствовать и не «постоите». «Ибо истреблю от земли память вашу» (Пс. 108, 15), и познаете Меня, что Я единый сильный Господь Бог всяческих. «Сие «глаголет Господь: в веселии всея земли пусты сотворю» вас, потому что порадовалися и возвеселились вы об уничиженном «наследии» Моем и утраченном Моими Израильтянами. «Тако сотворю пусту» мысленную гору «Сеир, и вся Идумея потребится» (Иезек. 35, 14. 15). Сие и подобные сим изречения Священного Писания обращая к враждующим на нас, утешим сердце свое.
    С полною уверенностью сказываю вам, братия, всякий, кто терпит брань от диавола, да прибегает к Спасителю Христу, и к Нему одному. Его не может достигнуть преследующий нас враг жизни нашей. Сказано: Ты, Боже, был мне Помощником в «место крепко» спасения (Пс. 70, 3) и «столп крепости от лица вражья» (Пс. 60, 4). Не будем же нерадивы и к рукоделиям; потому что и славный Павел хвалился трудом, работою и тем, что своими руками добывал потребное для себя.
   3.90. Монахам Лаврентию, Фавсту и Епинику.
    Пишете, что освободились вы от душевной болезни и ощутили радость после скорби, сообщив мне все, что терпели. И мне не безызвестно было, что почувствуете облегчение и утешение, открыв бывшее с вами такому человеку, который сам тысячекратно терпел брани и угрызения от демонов. Ибо и угрызенный ехидною, когда, встретив другого человека, который также угрызен был прежде него, расскажет о постигшей его беде, получает облегчение.
   3.95. Монаху Мусиону.
    Возможно ли без труда изгнать врагов внешних тому, кто приобретает себе и с удовольствием кормит врагов внутренних. Устранись от мира растленного. Слышишь, может быть, к чему призывает нас Христос: «востаните, идем отсюду» (Иоан. 14, 31), от пресмыкающегося по земле — к небесному.
   3.101. Монаху Иннокентию.
    Следствием того, что участвуем во многих неосмотрительных и неосторожных сообществах и увлекаемся временною приятностью, бывает то, что большею частью уловляемся помыслами раздражительности, неудовольствия и похоти.
   3.113. Епископу Филагрию.
    Умертви, прошу тебя, телесные свои члены. Если можно, все отдавай духу, не медли вступить на путь тесный и проходимый немногими. Соделайся смиренным и возвышенным, смертным и бессмертным, земным и небесным, наследником Богу, сонаследником Христу. Да будут у тебя непрерывная молитва, благообразное, неослабное и единомудренное псалмопение, поучение в Слове Божием, частое преклонение изможденных колен, бодрствование души и тела со слезами, очищающими привнесенную, как вероятно, чувствами скверну, вспомоществование утружденным, попечение о бедных, пища, одежда и питие им. Ибо, если найдется у тебя все это и подобное сему и ежедневно будет приумножаться и возрастать, то не праздным и бесплодным представит оно тебя Христу, Богу всяческих, в день мздовоздаяния.
   3.117. Диакону Мелифеонгу.
    Когда змея вложит голову в скважину, в которую вползает, тогда легче ее разорвать, нежели вытащить назад, потому что освобождение ее из скважины делается невозможным, так как препятствует сему упирающаяся чешуя. Вообще же говоря, зверь этот есть страсть к удовольствию, а различные и многообразные виды удовольствий, при посредстве чувств примешанные к жизни человеческой,— это самые чешуи у змеи, испещренные разнообразием страстей. Посему, если хочешь избежать сожительства с сим мысленным зверем, остерегайся головы, то есть первого приражения зла.
   3.124. Пресвитеру Феодулу.
   Некто из Пророков воскликнул: «наг побегнет в день той» (Амос. 2, 16). Ибо обнаживший себя от всякого временного и суетного попечения, несомненно, избежит уловления противниками. Посему «наг и побегнет» и будет преследовать,— побегнет от козней и ухищрений вражеских, но впоследствии, более укрепленный содействием и помощью свыше, восстанет на сопротивников и, обнадеженный благодатью Божиею, сам погонится вослед гнавших его прежде. Ибо написано, что те самые демоны, которых прежде боялись вы, убоятся вас, и «седмию путми побежать» (Втор. 28, 7), гонимые вами, хотя прежде одним гладким путем пришли к вам и разграбили вас.
   3.130. Монаху Евгению.
    Обучаемым искушениями невозможно совершить путь сей без печали. Впрочем, по миновании искушений и по удалении демонов все таковые, возделавшие в сердцах своих полезный труд и спасительную скорбь, исполняются великой радости, сладостных слез и Божественных помышлений. Ибо сказано: «по множеству болезней в сердце моем, утешения» и удостоверения Божии «возвеселиша душу мою» (Пс. 93,19).
   3.141. Монаху Феодору.
    Если на море не подует какой-нибудь сильный ветер — не явятся волны. А если не сделает на нас нападения нечистый демон — ни душа, ни тело нимало не будут обуреваемы скверными страстями.
   3.142. Монаху Феодору.
    Никогда не бывает неблаговременно как перевести дыхание, так и до последнего издыхания испрашивать у Бога таинственные дары.
   3.152. Монаху Евтению.
    Когда взойдешь на высшие степени, когда отрешишься от земли, когда совершенно возгнушаешься земным, когда уничижишь все видимое, когда истинно возлюбишь небесные блага, когда в состоянии будешь все принять крылья духовных орлов и услаждаться стройною красотою крыл, легко возносящихся к небу, то-гда, именно тогда, увидишь страшные искушения, тогда испытаешь ужасные брани, того более всего желая и о том молясь, чтобы освободиться от здешней человеческой жизни и не видеть более жития смертных.
   3.160. Филиппу
   «Обретый душу свою, погубит ю, а иже погубит душу свою, обрящет ю» (Матф.10,39). Примечаешь ли в словах сих прекрасное губительство и доброе обретение? Посему, когда, углубившись в душу свою, найдешь ее в каком-либо грехе, спеши погубить ее для этого бедственного состояния, чтобы обрести ее снова возвратившеюся в первоначальное доброе состояние, то есть к жизни добродетельной.
   3.162. Епископу Иоанну.
    Не беспечально и не бесчувственно встречай приключающееся с тобою. Ибо, по твоему нерадению соделал нашествие на душу твою царь египетский, и «вся сокровища дому Господня, и копия златая, яже» с великими подвигами, по закону войны, «взя Давид из руки отроков» иноплеменника «Адраазара» (3 Цар. 14, 26). И однако же самому тебе приятно то, о чем надлежало бы печалиться и сетовать.
   3.170. Монаху Петру.
    На что только не ухищряется злонравный демон, чтобы добрых подвижников довести до малодушия? Иногда, как бы устрашая их, приносимые ими добрые прошения таким образом покушается обратить в противоположное. Когда молящийся взывает: помилуй меня, Боже, и спаси меня,— враг подсказывает душе, говоря: прогневайся на меня, Боже, и погуби меня. И часто также человек от всего сердца исповедует и песнословит Всесовершенного, а враждебный этот змий песнопение и славословие превращает немедленно в хулу. Но не должно нам приходить в ужас от этой дер-зости лукавого, а напротив того, надобно пребывать благодушными и продолжением молитв и частым повторением Божественного славословия подрезывать жилы сопротивной силе и приводить ее в изнеможение. Ибо, когда будем бороться как должно и сподобимся благословения, подобно Иакову, тогда сии властители, негодующие на житие наше, ослабеют в стрелянии, и, как написано, сотрутся «с силою луки», и расслабеют «жилы мышцей рук их» (Быт. 49, 24), а мы прославимся с сонмом победоносцев.
   3.175. Чтецу Павлу.
    «Открый ко Господу путь твой и уповай на Него, и Той сотворит» (Пс. 36, 5). Покажи Ему зазорную жизнь твою, открой, прокаженный, Великому Архиерею душевные язвы и «уповай на Него», и «Той сотворит» нечистого чистым, пса соделает законным чадом, гневливого — кротким, нетерпеливого — терпеливым и ум твой очистит от скверн.
   3.179. Архимандриту Евфимию
    Написано, что к благосердному Давиду «собрашася всяк иже в нужде должник, и всяк печальный душою, и бяше има обладаяй Давид» (1Цар. 22, 2). Поэтому все те, кого связуют узы нечистых помышлений, душат помыслы зависти, хулы, уныния, ненависти, вспыльчивости и другие бесчисленные лукавые и нечистые мысли, кто знает о себе, что обременен долгами многих прегрешений, и кто печален душою по причине постыдных и рабских страстей, демонских прикосновений и сильного воспаления и прочего,— все, будут ли они духовные, или миряне, или назореи и отрекшиеся от мира, да прибегнут к духовному Давиду, то есть к Человеколюбивейшему Христу Иисусу, с плачем и молитвами, чтобы утешиться. Ибо Царь царей и Бог Христос весьма охотно предводительствует болезненно обращающими к Нему взоры; почему и говорить: «придите ко Мне, вси трудающиися и обремененнии, и Аз упокою вы» (Матф.11, 28), так как Мое вы создание. Известна Мне болезнь сердца вашего, знаю «тугу, ею же стужают вам» египетские демоны (Исх. 3, 9), и стенание ваше не укрылось от Меня.
   3.180. Архимандриту Евфимию
    Сказано: «востани заутра и стани пред фараоном» (Исх. 8, 20). Ибо усердно служащие Богу, всегда пребывая в утреннем свете, без сомнения противятся и противоборствуют мысленному фараону.
   3.184. Диакону Агафию.
    Несправедливо расслабевать душевными силами в минуту вражеских приражений, но должно более укрепляться духом, слыша сказанное Богом: «укрепитеся, руце ослабленныя и колена расслабленная, укрепитеся, не бойтеся» (Ис. 35, 3. 4)? «Аз с вами есмь до скончания века» (Матф.28, 20). «Не оставлю вас сиры, приду к вам», подвизающимся (Иоан.14, 18). Ибо, если и переполнилась душа твоя множеством искушений, тем не менее снова утешает тебя Владычнее слово, говоря: да будет утешение для малодушных сердцем! Ибо Я, нелживый Господь, даю обещание, что после такого бедствия, и плена, и расхищения «будет слава храма сего последняя паче первыя» (Агг. 2,10).
   3.187. Монаху Проватию.
    В отношении того, о чем писал ты мне, имея в виду книгу блаженного Исаии, предложу тебе краткий урок. Пророк вопиет: «болезни прияша мя аки раждающую» (Ис. 21, 3). Видишь ли крайнюю нужду болезнующего и скорбящего сердца? Потом говорит за сим: «неправдовах, еже не слышати, потщахся еже не видети»,— потому что, смущенный невыносимыми искушениями, вместо света люблю тьму. «Сердце мое заблуждает, и беззаконие» мучит меня, «душа моя стоит во страсе» (4). Я уже в опасности погибнуть от лица Божия и уподобиться «нисходящим во ад» (Пс. 142, 7), так как и света мысленных очей моих нет уже со мною (Пс. 37, 11).
   3.188. Монаху Проватию.
    Не ослабевай, со слезами молясь и ожидая Божией помощи, потому что после демонских браней человек сподобляется Божиего посещения, таинственного явления и неизреченной помощи. Сверх сказанного мною тебе вчера, написано: «явлен бых не вопрошающим о Мне» (Ис. 65,1). И сие, во-первых, исполнилось в пришествие Спасителя всяческих во плоти. Исполняется же и ныне на нас и будет исполняться после нас, на подвижниках благочестивой жизни. Посему, если открывался Господь древним не ищущим Его, то тем паче нам откроется Он просвещающим, врачующим, подкрепляющим, защищающим и присвояющим Себе нас. Открывается же с помощью молитвы и великой надежды. Посему яви нам лицо Твое, Владыко, и славно спасемся. Немедленно обратят к нам тыл и предадутся бегству все демоны, и мерзкие страсти, и великие скорби. Ибо подлинно великие скорби — эти нечистые демоны и страстные помышления.
   3.190. Монаху Алвину.
    Недавно удалившись от мирских мятежей, должен ты соблюдать великое безмолвие, не растравлять ран, какие нанесены сердцу посредством чувств частыми выходами из уединения, и старым греховным кумирам не придавать новых видов. Но должен отклонять от себя приражение новых мечтаний и прилагать все старание о том, чтобы изгладить и истребить в себе предшествовавшая представления.
   3.192. Председателю Тилемаху.
    Закон говорит: «дубравы их посецы» (Исх. 34, 13),— то есть полчища страстей и удовольствий предай губительству воздержанием и молитвою. А Соломон написал: «кто весть, аще дух человека», то есть праведного, «восходит горе» (Еккл. 3, 21)? «Прежде смерти,— говорить Сирах,— не блажи никого же» (Сир. 11, 28); потому что род человеческий легко соблазняется, весьма легко из состояния праведного впадает в беззаконие. Посему, кто знает о сегодняшнем делателе добродетели, войдет ли он в небесные дворы, до исшествия своего из этой жизни пребыв непреткновенным и доблестным и не угасив вовсе светильника дивных нравов? «Кто весть, аще дух скотский», то есть человека, которого грех соделал скотом, со-вершенно «нисходит долу» (Еккл. 3, 21)? Ибо неизвестен и конец порочного. Может быть, при вратах смертных, принеся покаяние, и он, по написанному, избавлен будет «от ада преисподняго» (Пс. 85,13). И в этом да убедит тебя оный разбойник, о котором упоминает Евангелист Лука, при последнем дыхании по прошению своему соделавшийся обитателем рая и научивший нас не отчаиваться в спасении ни одного грешного человека прежде его кончины.
   3.201. Авве Афанасию.
    Иные из братий, скучая трудностью, частым повторением и продолжительностью молитвы и песнопения, по обладающей ими лености, сидят, привязанные к одной книге, зевают, часто потягиваются, дремлют, а тем нарушают заповедь, повелевающую «прежде всех творити молитвы, моления, прошения, благодарения» (1 Тим. 2,1), и потом поучаться «во псалмех, и пениих, и песнях духовных» (Ефес. 5, 19). Посему, кто держит всегда в руках книгу, тот может ли чрез исполнение одной заповеди, как бы из одного камня, выстроить совершенный духовный дом? А я знаю несколько духовных братий, которые молятся, и поют псалмы, и просят о подании им с неба неких дарований, и прислуживают ближним, и усердны к рукоделиям, между тем как не нерадивы и к чтению в определенные на то часы, и во всем украшаются и обилуют различными добродетелями.
   3.210. Епископу Филимону.
    Во время приражений врага расслабевать, рассеиваться, не памятовать со строгим образом мыслей о страшных судах Господних, но предаваться удовольствиям и уступать воле плоти — значит упасть из решетчатого окна и заболеть самою трудною душевною болезнью, которая гораздо мучительнее телесного недуга. Ибо сказано: «паде Охозия» царь «из окна и разболеся» смертельною болезнью (4 Цар. 1, 2), то есть царственный ум пал в мысленную смерть деятельного греха.
   3.211. Селариоту Гавдентию.
    Всею душою любящие Бога везде обретают сердечную радость и отовсюду в недро свое собирают богатство благодарности ко Господу и славословия. Посему, когда увидишь окончание года, возблагодари Владыку, что Он и тебя ввел в это круговращение лет, умились сердцем своим, вычисли продолжение жизни своей, скажи сам себе: дни бегут и проходят, годы исполняются, много пути нами уже пройдено; что же доброго сделано мною? Ужели со временем и я лишенным всякой правды и ничего у себя не имеющим отойду отсюда? Судилище уже уготовано, жизнь моя приближается, наконец, к старости. Помыслим, наконец, душа, о будущем веке. Убоимся, чтобы и о нас не возопил Пророк: «изчезоша в суете дние» их, со «тщанием» приводимые в смятение (Пс. 77, 33). Сие сказал я тебе, желающему приобрести пользу душе, а не телу. Ибо хорошо знаю, что ты не хочешь более праздновать народных торжеств, не стараешься о демонских игрищах и забавах, о тысячах других развлечений для глаз и о конских ристалищах, но тогда наиболее посещаешь молитвенные дома, когда видишь, что все малосмысленные поспешают на конские бега, кружатся на этих, достойных проклятия, зрелищах и душевредных диавольских выходах.
   3.213. Чтецу Юлиану.
    Иные имеют усердие принести совершенное и чистое покаяние, но, встречая временные препятствия от духов злобы, приходят в уныние и, ослабев в силах, скоро оставляют начатый ими подвиг и отлагают самое малое покаяние, которое, кажется идущим ощупью, как сказал бы иной по написанному,— и сами того не зная, ввергаются в погибель. Поэтому не будем оставлять имеющую больные глаза Лию, и в непродолжительном времени приобретем вожделенную и доброочитую Рахиль. А это — совершеннейшая, чистая и непоколебимая добродетель.
   3.215. Пресвитеру Нилу.
    Смиреннее всякого — сокрушенный духом грешник, с воздыханием в покаянии умоляющий Господа. Посему надобно всему предпочитать молитву ко Христу и просить о помощи и покровительств Святого Духа. Ибо от лукавого преобладали над нами тления невозможно освободиться иначе, как если воспримет над нами владычество Божия сила. Поэтому молись подобными сим словами: будь моим помощником, Владыка всяческих Христе, и покрой мою душевную немощь, да избавлюсь от нечестивого и греховного растления, соделаюсь свободным от беззакония и от уз его. Да не восстает во мне самоуправство порока, да не обладает мною лукавый демон, и да не уведет меня в плен непотребством. Да придет на меня царствие Божественного и достопокланяемого Духа, да отступит от меня или, лучше сказать, в ничто обратятся преобладающие и царствующие надо мною ныне необузданные страсти.
   3.219. Софронию.
    Говоришь, что диавол и против воли твоей возбуждает в тебе неверие к Богу. Но ты не бойся неверия, злокозненно влагаемого; напротив того, смело откройся великому Врачу Христу, взывая Ему: «верую» Владыка, «помози моему неверию» (Матф. 9, 24), и получишь исцеление.
   3.220. Кириаку.
    Многовидно и многообразно к жизни человеческой примешивается грех. Причиною же сему то, что люди не пользуются Божиим содействием в труде рук своих. Ибо, если труду будет предшествовать молитва, то многообразный грех, окружающий нас отовсюду, не найдет доступа к душе; потому что, когда утверждено в сердце памятование о Боге, замыслы сопротивника остаются недейственными, так как повсюду во всяком сомнительном обстоятельств действует правда. Отлучается же от Бога всякий человек, который не хочет привести себя в единение с Богом молитвою.
   3.221. Киприану.
    Великое дело — никогда не подвергаться падению. Если же когда, по увлечению врагом, прилучится какое падение, должно прибегать к благой надежде; потому что человеческие наклонности всегда влекут к противоположному. Но и духовному учению обычно разгонять лежащий на душах дым порока. А подобно сему и святейшие слова сообщают Божию силу и читающего с любовью могут из злонравного соделать благонравным.
   3.222. Руфину.
    Кто домогается великого, тот по необходимости должен приниматься за дела не с леностью и рассеянием, как за что-либо постороннее, но усердно и мужественно.
   3.223. Харитону.
    Как дым, поднявшись в воздух, не оставляет и признака собственного своего естества, и как воск, брошенный в огонь, исчезает; так, когда долго призываешь и умоляешь человеколюбивого Господа, тогда, если снизойдут на тебя Божия благодать и Божия сила, обладающие ныне тобою страсти исчезнут. Ибо тьма не выносит появления света, и болезнь не удерживается по восстановлении здоровья. Посему и страсти не действенны при бесстрастии.
   3.226. Монаху Филумену.
    Добрую славу и похвалу, как рассуждаем, доставляет не то, чтобы иногда сделать что-либо доброе пред Богом, но то, чтобы всегда так поступать и действовать.
   3.227. Филику.
    Браздодержец ум, поскольку один из коней рьян и быстр, другой медлителен, а последний горяч, то одним конем только правит, третьего сдерживает, а второго погоняет бичом, пока не доведет их до того, что все побегут ровно, одним духом. Посему и для того, что избыточествует жаром по молодости, не придумывай увеличивающего горячность, и для того, что охлаждено немощью или временем, не увеличивай охлаждающего или изнуряющего, чтобы не преумножить многого и не умалить малого. Напротив того, отсекая превышающее меру в том и другом, старайся восполнить недостающее, и в такой мере остерегайся сделать тело бесполезным, по причине того или другого, чтобы и чрезмерным плотоугодием не обучить плоть непокорности и необузданности, и неумеренным злостраданием не соделать ее болезненною, расслабленною, бессильною для необходимого служения. Совершеннейшая цель воздержания та, чтобы иметь в виду не злострадание, расслабление и совершенную ко всему негодность тела, но удобство душевных движений.
   3.230. Диакону Евпраксию.
    Из сказанного святым: «кто даст ми криле яко голубине» (Пс.54, 7),— научаемся, что Божие дело дать нам духовные крылья, чтобы возмогли мы как ныне безбедно миновать гибельные страсти, так и при исшествии нашем из жизни — устремленные на нас демонские полчища. Но Господь не просто всякому дарует Божественную, духовную благодать, а только тем, которые в труде, в самоизнурении, с пролитием пота просят ее ночь и день. Посему паче всего воспримем на себя молитвенное служение Богу.
   3.231. Доместику Павлину.
    Пока ты со всем усердием, страхом и благоговением возводишь взоры к своему Владыке, и Он, без сомнения, с благоволением и любовью внимает тебе, и не возмогут преодолеть тебя ни сатана, ни страсть, ни беда, ни всякий грех. А когда, утратив Владычний страх, забудешь ты своего Спасителя, тогда и Он отвратит от тебя лице и соделаешься уже покорным всякому злу. Зная это, некто из святых молился, говоря так: «не отврати лица Твоего от мене, и не уклонися гневом от раба Твоего» (Пс. 26, 9).
   3.236. Диакону Феофрону.
    Сказано: «приближитеся Богу, и приближитеся вам» (Иак. 4, 8). Поэтому прекрасно сердцем чистым и не оскверненным быть в единении с Богом. Если же не возможно это, по какой-либо лености и немощи душевной, то, по крайней мере, старайся воздыханиями, слезами и благою надеждою объять невидимые и превожделенные ноги Иисуса Христа, человеколюбивого Владыки Господа нашего. Потому что Царь всех Бог, как премилосердый, не отвращается от тех, которые устремлены к Нему и из глубины сердца воздыхают пред Ним, хотя бы обременены они были многими грехами; а, напротив того, принимает и очищает их, дарует им дарование сыноположения и с течением времени сотворяет делателями добродетелей.
   3.245. Диакону Панигирию.
    Поскольку писал ты: по какой причине нередко многие, погрешив в одном и том же, понесли не одно и то же наказание?— то ответствую: потому что у Судии великая точность. В грехопадениях принимается в рассмотрение не один только вид греха, но и намерение и достоинство согрешившего, время, место, корень греха, а также услаждался ли, печалился ли, или оставался бесчувственным после греха, пребыл ли во грехе, или каялся, не по случаю ли какому, не по увлечению ли, или по обольщению, или обдуманно, или по неведению впал в грех, а также многое другое под-вергается при сем рассмотрению, исследуется и различие времени, и состояние жизни. Ибо соделавший один и тот же грех до закона, по законе и при благодати не одно и то же несут наказание, но один наказуется снисходительнее, другой — с большею строгостью, а третей — без пощады. Все же сие ясно проповедано в Святом Писании.
   3.246. Схоластику Евдемону.
    Когда намереваешься выйти из дома за ворота, тогда произнеси прежде сии слова: отрекаюсь от тебя, сатана, от гордыни твоей и от служения твоего и сочетаваюсь с Тобою, Христе; а без этих слов никогда не выходи. Это будет для тебя жезлом, оружием, столпом непреоборимым. Вместе же с сими словами изобрази на челе крест. Ибо тогда не только встречный человек, но и сам диавол не возможет причинить тебе какой-либо вред, видя, что всюду являешься ты с сим оружием.
   3.250. Монаху Евлогию.
    Если, как сказал Пророк, «паче влас» мысленной «главы умножишася» (Пс. 68, 5) мысленные твои враги, то смотри, с каким множеством неприятелей предпринял ты брань.
   3.251. Монаху Никону.
    Бедный человек всегда обыкновенно стремится к вредному, потому что непрестанно ополчается на него множество демонов и побуждает его на худое. Но мы будем отражать насилие силою. Ибо подвизающийся обязан исправлять всякую нечистую мысль, вооружаться гневом на себя самого и призывать в помощь Всесовершенного, прежде нежели помысл расслабнет и изнеможет. Поэтому необходимо истончать одебелевшую плоть; ибо дебелое чрево не способно породить тонкую мысль.
   3.257. Монаху Роману.
    Все, старающееся сохранить девство свое неукоризненным и неприкосновенным и «телеса свои представить Богови жертву живу» (Рим. 12, 1), обязаны подавлять в себе не только плотское вожделение, но и любостяжательность, и тщеславие, и ненасытность, и страсть к обманам и раздорам, и ропотливость, и пьянство, и пустословие, и всякий другой порок. Ибо того называю девственником, кто девствует и душою, и телом. И Господь, упомянув в притче о десяти девах, пять из них ввел в чертог царствия, как чистых душою и плотью, а пять оставил вне чертога, потому что девственны были только телом, осквернились же помыслами, обманывая сами себя.
   3.259. Монаху Неофиту.
    Не должно пренебрегать и малыми по видимому заповедями, но надобно исполнять и их вместе с великими. Ибо, как по разорении ограды поле подвергается опустошениям, а пока ограда цела, виноградник и сад безопасны от расхищений; так, если сохранишь и малые заповеди, не может угрызть тебя мысленный змий; а если растащишь ограду, охраняющую внутренние плоды, то лукавому змию удобно злоумышлять против тебя.
   3.267. Пресвитеру Никону.
    Если не вооружится кто прекрасным терпением, то делается удобоуловимым для сатаны; потому что он и здесь, и там ставит тысячи ловушек монахам. Почему и увещевает нас Господь, говоря: в «терпении вашем стяжите души ваша» (Лук. 21, 19), ибо «претерпевый до конца, той спасется» (Матф. 24, 13).
   3.268. Евагрию.
    Прежде всего познай самого себя: ибо познать себя самого всего неудобнее, тяжелее и многотруднее. Но когда познаешь себя самого, тогда возможешь познать и Бога и, как должно, обозреть мыслию твари.
   3.270. Марману.
    Если и нам желательно, чтобы пришел к нам Господь, как к Апостолам, «дверем затворенным» (Иоан. 20, 19), то постараемся затворить двери, то есть, уста совершеннейшим молчанием, око — тем, чтобы не смотреть страстно, слуху же воспретим слушать тлетворные речи, а обоняние и осязание уклоним от плотских удовольствий.
   3.271. Диакону Юлианию.
    Говоришь, что весьма стесняют и затрудняют тебя всякие беззаконные и богоборные помыслы, влагаемые в душу диаволом, но сколько есть сил, отражай от себя эту горесть и это затруднение и радуйся паче, ободряя и укрепляя себя обетованием от Бога венцев. Ибо никаким образом Господь не допустит до погибели всех искренно и непрестанно к Нему возводящих взоры.
   3.274.
    Познавшим присущую им немощь, когда приметят, что демоны нападают на них с большею наглостью, должно всю надежду возложить на Бога и Его призывать, чтобы соделался их Защитником.
   3.275.
    Спишь ты, а время идет; бодрствуешь ты, а сердце твое увлекается суетным; между тем жизнь твоя сокращается, хотя сам ты и не чувствуешь и не разумеешь того.
   3.284.
   Душевному спасению по Богу ничего не предпочитай в настоящем видимом мире.
   4.4.
    В миру при военных наборах выбирают только мужей и юношей, а старцев презирают, детей оставляют, рабов не одобряют и жен, по немощи естества, гонят прочь. Для подвига же по Богу при наборе воинов благочестия и старцы призываются, и юноши стекаются, и дети прибегают, и рабы усердно и с дерзновением предстают, и жены оказываются не нестоящими выбора, но с горячностью и мужественно устремляются на диавола, и, подвизаясь, препобеждают врага, поборают его, воздвигают победные памятники, каждый день увенчиваются за одоление сопротивников.
   4.1. Ученику.
    Вот, после прежних писем пишем к тебе и это, зная, что от нашего смирения ожидал ты слов назидательных, желая спастись и прейти в познание истины. Не предавайся, брать, развлечениям, заботам и попечениям этой душевредной жизни. Чего ждешь? Будет ли у тебя время? «Дние яко сень» и как сон «преходят» (Пс. 143, 4), а ты не порадеешь о себе и украшаешь неодушевленные стены. Господь сотворил тебя беспечальным, а ты мучишь себя хлопотами; Он снял с тебя заботы, и ты сам себя запутываешь в дрязгах. Из всего, чем ты занимаешься, ничто не принесет пользы душе. Смотри же, сын, чтобы, ища славы человеческой, не лишиться тебе славы Божией; ибо не иначе можно достигнуть славы, как только избегая ее; а пока гонимся за славою, она бежит от нас. Если хочешь быть славным, не вожделевай славы. Если хочешь быть высоким, не будь высок. Будь внимателен к себе, чадо, и да не обольщает тебя мысль степенью священства и настоятельства. Боюсь и опасаюсь за тебя, чтобы, стараясь спасти других, не погубить тебе душу свою. Ибо свят и досточестен спасающий свою душу. Поэтому, чадо, послушай меня, смиренного отца, о Христе тебя любящего и жалеющего тебя. Оставь, чадо, по земле пресмыкающееся замыслы и, уклонясь, безмолвствуй в келлии, заградив ее отовсюду, чтобы вовсе ни с кем не видеться, кроме одного раза в субботу и в день воскресный. И тогда узнаешь, что пригодно для души, а также и иное, как например, что предстоит тебе претерпеть много скорбей, много искушений, много немощей. Но блажен ты, если претерпишь. А если и не сделаешь этого, то перейди оттуда на другое место. И если желательно тебе придти в сокрушение, не читай языческих книг — ни исторических, ни иносказательных, не касайся даже и ветхозаветных книг, но читай Новый Завет, мученичества, жития отцов и сказания о старчестве; и приобретешь от сего великую пользу. Советую же тебе не читать книг Ветхого Завета не потому, что отметает их Церковь, напротив того, он приемлются, изреченые Духом Святым, и Церковь без них не может обойтись, но потому, что в безмолвниках и монахах не производят они сокрушения. Будь внимателен к себе, брат: «жатвы убо много» (Матф. 9, 37), не оставляй ее, вместо колосьев не пожинай солому; сбор винограда обилен, не оставляй собирать духовные плоды, не начинай искать гроздей после собравших виноград. Оставь земное и займись небесным. Пожинай и обирай плоды правды. И если хочешь упокоиться, приобрети другом себе Господа, стань мертв для всякого человека. Соделайся рабом единого Владыки, тогда как сейчас ты в порабощении у многих. Кто пред Одним благоговеет, тот не убоится многих, лучше же сказать, многие убоятся одного. Для чего, чадо, уклоняешься с пути, который говорит: кто я?— «земля и пепел» (Быт. 18, 27), и хочешь идти путем стропотным, полным скорбей и опасностей? Где оставил ты мои слова, хранимые для тебя день и ночь? Где ты был и где видишь себя преуспевающим? Где ты был и где я желаю быть тебе? Где ты теперь, потому что любишь начальствовать, и неумолкающий язык свой не держишь на привязи? Где данные тебе мною заповеди? Не будут ли на тебя жаловаться? Плачь и проливай слезы, не предавайся любоначалию, ни в чем не равняй себя с другими; на иной путь обрати любовь свою; переселись из мира, взойди наконец на крест, воспари от земли; «отряси прах от ног твоих» (Матф. 10, 14), пренебреги срамотой, всякому человеку отдавай пред собою предпочтение; оплакивай своего мертвеца; «изми бревно из очесе твоего» (Лук. 6, 2). Созижди угрожающей падением дом твой. Возопий: «помилуй мя, Сыне Давидов, помилуй мя, да прозрю» (Мар. 10, 47. 51). Знай, что «всяка уста заградятся» (Рим. 3, 19) и не ленись благодарить во всякое время; запри дверь твою для врага, пусть слова твои «в мерилех станут» (Сир. 21, 28), и двери твоей сделай «завору» (Сир. 28, 29); не засыпай в беспечности, чтобы не коснулось внезапно слуха твоего: се «Жених, исходите в сретение Его» (Матф. 25, 6). И что тогда скажешь?— Не время, я занят? Он упокоил тебя, а ты хочешь трудиться. Нет у тебя времени скорбеть, проливать слезы, плакать о грехах своих. Помни, что сказал Господь о дверях, что будут затворены (Матф. 25, 10). Спеши, чтобы не остаться вне с юродивыми девами. Переселись помыслом из этой суетной жизни в другой век; отложи земное и взыщи небесного; оставь тленное и обретешь нетленное; беги мыслью от временного и встретишь вечное; умертви плотские члены, чтобы жить совершенною жизнью. Знаешь, почему говорю, уразумей слова мои. Трудись над сим тщательнее и обретешь утаиваемые по Богу сокровища. Не посрами пред Богом седин человека, молящегося о тебе день и ночь. Не говори, брат: как все монахи, так и я. Сказываю тебе, что много растений на горах, на холмах, в лесах и на полях, но одни плодовитые достойны сада, бесплодные же пригодны на сожжение огнем. Сказано: «всяк творяй грех раб есть греха» (Иоан. 8, 34), священник ли он, или царь, или монах, или носит на голове тысячи унизанных камнями венцев; «несть бо на лица зрения у Бога» (Рим. 2, 11). Кто сподобился облечься в святую схиму и не творит дел, приличных оной, тот есть дерево, у которого много листьев и вовсе нет плодов. Посему тебе, который говоришь: как все монахи, так и я,— подобные слова не принесут никакой пользы в тот час, когда душа твоя разлучится с телом; напротив того: послужат к великому твоему осуждению и соделаются напутием к мучению. Наконец, не превозносись, брат; потому что «Господь гордым противится, смиренным же дает благодать» (Иак. 4, 6). Смотри, брат, чтобы, по надежд на покаяние, собрав себе множество зол, не пожать тебе греха и не остаться без помилования. «Бог поругаем не бывает» (Гал. 6, 7). Делаемое невольно заглаждается искренним покаянием, а что делается произвольно, то лишено всякого извинения. Бегай, чадо, сластолюбия. Разумей, что плод его — раскаяние — для тебя будет горше желчи и паче меча обоюдуострого. «Имже бо кто побежден бывает, сему и работен есть» (2 Петр. 2, 19). Истязание и осуждение определены и за праздное слово; кольми же паче подпадет сему погруженный в сластолюбие. Написано: «аще кто Божий храм растлит, растлит сего Бог» (1 Кор. 3,17). «Уды ли Христовы сотворишь уды блудничи? да не будет» (1 Кор. 6, 15), особливо же в освященном храме. Бегай, брат, сластолюбия — этой матери погибели и смерти, не слушайся слов его; потому что оно, как волк, ласкает агнцев. Бегай всякого развлечения, всякой забавы, праздности, роскоши, красоты лица, поползновения очей; сладкая речь — стрела для слуха, она предает члены сладострастию. Душа такого человека — прохладное место для лукавых духов и советница на зло, а тело — стража нечистых помыслов, которые превозмогают над тем, кого утаивают от него самого. Почти, брат, Ангела Хранителя твоего. Не печаль святых Ангелов и не радуй демонов. Помни о зловонии жен и о том, какая от него польза, кроме огня неугасающего, червя неумирающего и скрежета зубов; потому что сластолюбие — вражда на Бога. Представляй, брат, в уме неусыпное Око, потому что назирает за твоими поступками, проникает в сердце, изведывает помыслы, обнаруживает мысли «Могущий душу и тело погубити в гееннт огненней» (Матф. 10, 28). Испытай себя самого: кто ты? Познай природу свою, познай, что тало твое смертно, а душа бессмертна. Презри плоть, потому что она смертна. Приложи попечение о добродетели бессмертного духа. Велик и тяжел грех. Великая у тебя потребность в исповедании, в горьких слезах, в усиленной молитве, в непрестанном бдении в непрерывном посте Будь внимателен к самому себе чадо, среди сетей ходишь ты, по-тому что силки скрыты врагом. Посему берегись, как бы в сердце своем не укрыть беззакония; ибо «воззревший на жену, ко еже вожделети ея, уже любодействова с нею в сердце своем» (Матф. 6, 28). Поэтому у многих телесные дела бывают прекращены, но у согрешающего в намерении быстротою помышлений грех вполне совершается. Помни, что приятное тебе в настоящем приведет к горькому концу, и это самое производимое удовольствием в теле щекотание породит неумирающего ядоносного червя, который будет нас мучить в геенне, и разжжение плоти соделается матерью вечного огня. Укушенный зверем пес еще более на него раздражается, боль в ране делает его непримиримыми. Представь в уме, чадо, скорби и прекращение молитвы. Представь в ум Седящего «на Херувимех и видящаго бездны» (Дан. 3, 54). А я, чадо, сколько мог, сделал по слову Пророка, который говорит: если увидишь, что брат твой идет путем недобрым, и не заметишь ему, «крови его от руки твоея взыщу» (Иезек. 3,18). И в прежних письмах говорил я тебе, и вот еще сказываю то же самое. Неполезна для тебя степень священства, неполезно тебе учить других и начальствовать над кем-либо. Многие из монахов, благочестиво отличившись в пустыне постом и воздержанием, подобно воссиявшему светилу, соделались славными. Но волею или неволею возведенные на степень священства, сблизившись с миром, погубили те добродетели, какие приобрели с великим трудом, усилием и потом. Пришедши послужить другим, сами пали, предавшись страсти чревоугодия и сребролюбия, даже впали в блуд, а напоследок мечом отсекли свои члены, умерли сугубою смертью, разумею смерть душевную и телесную. Поэтому и Апостол советует нам, говоря: «кийждо в звании, в немже призван бысть, в том да пребывает» (1 Кор. 7, 20). Знаешь, брат, почему говорю; как проницательный, обсудишь слова мои. Да даст тебе Бог смысл и разуметь, и делать полезное. Ибо думаю, что не отступил ты так далеко от учения отцов, а напротив того, и был, и будешь весьма трудолюбивым образцом к пользе других. Смотри, брать, да не похулится из-за тебя велелепое имя Божие. Не соделайся виновником соблазна для желающих спастись. Но будь лучше агнцем, а не волком, чтобы не соделаться губителем, а не жизнью, кислой, а не сладкой гроздью, плевелами, а не пшеницею, соломою, а не золотом, волнением, а не тишиною. Смотри, возлюбленный, не приведи в исполнение разглашаемого о тебе, не соделайся посмешищем для мирян. А если на них обратишь внимание, то выйдешь из ума, утратишь благоразумие. Скорее «уклонись от зла и сотвори благо» (Пс. 33, 15). Ибо верим, что не преслушаешь нашего ничтожества. Но да будет (как и есть) благодать Божия с хранящими заповеди Господа нашего Иисуса Христа! Ему слава и держава во веки веков! Аминь.
   4.12. Епископу Аристовулу.
    Подражай великому Иову, который соскребал гной и очищал червей с ран, и очистись от всякой заботы настоящего века, отложив скверные помыслы и земные удовольствия, гнездящиеся в тебе, подобно червям. Если Иов страдал видимо, то и ты втайне должен и бороться и подвизаться, чтобы возрадовать лик ангельский. Ангелы же Божии как радуются, когда каемся и обращаемся ко спасению, так и печалятся и воздыхают, когда уразумевают, что произвольно порабощаемся демонам по причине греха.
   4.14. Оривасию.
    Хотя и почтены мы свободою произволения, однако же без содействия свыше не можем на пути настоящей жизни совершить ни одного доблестного дела. Ибо сказано: «вем, яко несть человеку путь его, ниже муж пойдет, и исправит шествие свое» (Иерем. 10, 23). Посему не себе одним будем приписывать победы в подвигах; от нас зависит избрать только лучшее и стараться о лучшем, от Бога же — наше доброе желание привести в исполнение.
   4.15. Антиоху.
    Не представляй в предлог боязни и бесполезных отговорок, будто бы никак не смеешь просить Господа, по нищете добродетелей. Сказано: «сей нищий воззва, и Господь услыша и, и от всех скорбей его спасе и» (Пс. 33, 7). Что же может быть прискорбнее греха для тех, которые познают и чувствуют сами себя?
   4.17. Монаху Литорию.
    Ни в чем не нуждаемся мы столько, как во времени; и наука долга, а жизнь наша коротка, и конец жизни близок. Поэтому бодрствуй больше, человек.
   4.26. Силентиарию Гавдентию.
    Сказано: да «снидет» в таинственный «вертоград, и да яст овощий» (Песн. Песн. 5,1). Посему, если дознали мы, что Господь снисшел в вертоград, по домостроительству Им и ради Него сотворенный, то есть, в мир наш — то принесем Ему евангельские плоды, которые и вкусит со сладостью, а именно: «любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость» и паче всего «воздержание» (Гал. 5, 22. 23), для которых «закон не лежит» (1 Тим. 1, 9), «зане несмы под законом, но под благодатью», как истинные некие сыны, послушные всему отеческому.
   4.32. Димитрию.
    Осмелимся, наконец, приступить к благоугождению Богу и не упадем в духе, но будем прилагать попечение, не имея в виду безуспешности. Ибо всякий, намеревающийся обучиться какому-либо искусству, если боится и смотрит на все, что может помешать делу, никогда не будет в состоянии привести оное к концу, как, например, моряк, который боится кораблекрушенья, и купец, и земледелец, который высчитывает неудачи. Напротив того, каждый из них приступает к делу и берется за оное, подкрепляя себя добрыми надеждами.
   4.33. Сотириху.
    Говоришь, что не знаешь, какими словами надлежит умилостивлять прогневанного Владыку. Близ себя имеешь научающего тебя святого Даниила. Посему, пользуясь его словами, с горячностью умоляй Бога: «приклони, Господи, ухо Твое, и услыши, отверзи очи Твои, и виждь потребление наше, не на наши правды повергаем моление наше пред Тобою. Услыши, Господи, очисти, Господи, вонми, Господи, сотвори, и не закосни» помиловать, Боже (Дан. 9, 18. 19).
   4.39. Монаху Мариану.
    К языку и оку приставь пестуна, руки часто и постоянно простирай к небу для неразвлекаемой молитвы, ноги приводи в движенье по воле Святаго и пречистаго Владыки. В беседах да будут всегда у вас священнолепие, обдуманность, уважительность, в походке твердость, а не вертлявость, в принятии пищи малояденье, во сне умеренность, в воздержании ревность и усилье.
   4.42. Асклипиаду.
    Если у пришедшему к тебе человека — врача — не требуешь объяснений, как он лечит, а только просишь, чтобы вылечил, то почему же доведываешься у Бога способа спасенья? Посему, когда в покаянии приступаешь ко Господу, не любопытствуй узнать способ очищенья твоих грехопадений, а веруй только, и дивись, и покланяйся, и песнословь. В противном же случае, объясни мне способ Божественной хитрости: как из естества однородного, я разумею персть, сотворено это разумное живое существо — человек, сложенный из стольких частей и членов, если только захочешь обратить вниманье на сухие жилы, кости, волосы, ногти, плоть, мозг, жилы кровеносный и на прочее разнообразье и устройство тела? Если же не можешь сказать, каким способом устроил тебя Бог, то не требуй так же объясненья, как душа врачуется Божественною силою и Божьим человеколюбьем и как очищается от многих грехов. Ибо где действует Бог, там не надлежит входить в исследованье о способе спасенья.
   4.46. Диакону Афанасию.
    У тех, которые ввергли себя в безнадежное состояние, болея совершенным забвением Господа, без сомнения, из внутренности их изъят спасительный дух обращения. О них-то написано: что «не мертвии во аде», у которых из внутренности изъят дух, воздадут славу Богу (Пс. 113, 25). Скорбящие же о грехах своих и о лености своей, которые и внимательны, сколько можно, к своему спасению, и утверждаются на уповании во Христа Спасителя, сопричислены будут к живущим вечною жизнью, чтобы восхвалять Господа. Но и всякая душа, опечаленная безмерностью зол, которая ходит поникши и немощно, с померкшими очами, и душа жаждущая и смиренная, и уничиженная — воздадут славу Господу правды.
   4.50. Монаху Епифанию.
    Ныне преданы мы диаволу и окружающим его свирепым силам на искушения нашей же пользе, ныне потребны нам подвиг, всякого рода брани и борьба с сопротивниками, ныне покажем духовное мужество. «Еще мало», как говорить Писание (Иоан. 14, 19), и получим великую помощь свыше, сокрушим различ-ные оружия диавола, и наступим на выи мысленных врагов наших. Попрем змеев, и скорпионов, и силу вражью, сопротивную нам,— только да не будем нерадивы.
   4.53. Дионисию.
    Если готовимся вкусить таинственную Пасху, то душевные стопы обезопасим воздержаньем; потому что им согнем и сломим иглы мысленных терний, препятствующих идти от некоего невидимого и тонкого начала и проникнуть внутрь.
   4.57. Монаху Павлу.
    Каким-то увальнем, связанным ленью, ухватившись только за книгу, как слышу, с раннего утра до захожденья солнца, сидишь ты неподвижно, как бы приваренный к скамье свинцом, и как будто тело у тебя совершенно одеревенело. Но не так поступал первоначальник наш Антоний; напротив того, по указанью Ангела, то садился за рукоделье, то опять вставал на молитву и такое было даровано ему просвещенье, что в один день сказал он какому-то философу: «В природе созданий, как на листе, читаю всегда Господне слово». И настолько приближался он к Богу во время ночи, когда наступала наибольшая тьма, что при появлении дня крайне огорчался и восклицал: «Что мне в тебе, чувственный свет?» Посему, если в точнос-ти знаешь, что из одного камня никак не выстроится дом, то не думай, что надлежит одной только владеть добродетелью, то есть чтением, но надобно заняться, наконец, и молитвою, и трезвенным псалмопением, и неослабным бдением, и тому подобным, чем возможешь, и постепенно благоустроить себя, и благоугодить как должно Богу, ревнуя о всяком виде добродетели и свергая с себя грязь и тяготу лености.

    Оглавление   
Об уме, помыслах и трезвении


   1.131. Пресвитеру Серапиону.
    Сказано: «идеже есть сокровище» твое, «ту будет и сердце» твое (Матф. 6, 21). Ибо каковы занятия, таков, без сомнения, и образ мыслей, и к чему устремлены занятия, того держатся и воспоминания, и ум. Посему должно более обращать трезвенное внимание на сокровище небесное и некрадомое.
   1.132. Пресвитеру Серапиону.
    Сказано: «светильник телу есть око» (Матф. 6, 22). Ибо горнее мудрствующий ум есть душевное око, и зрение его сильно распространяет свет свой на все устройство вещей. Но если в упоении среди бесполезных забот, влекущих долу, в бездну погибели, преклонишь ум к этому грубому и жалкому, то будет ли ум в состоянии представить себе что-то доброе или внушить что-то полезное собственным своим помыслам? Посему должен прийти в омрачение и смятение всякий злой навык, который везде, как в ночи, представляет уму недоумения и тяжкую брань.
   1.157. Декуриону.
    Ум есть владыка, а плоть — раба. Поэтому не услуживай без меры раб чревоугодием, чтобы, забыв свою меру, не сделалась она самоуправною и не осмелилась поднять оружие на владельца. Посему Соломон, зная неразумие тела, сказал: «не пользует безумному сладость, и аще раб начнет с досаждением обладати» (Притч. 19, 10) своим властелином.
   1.269. Схоластику Ираклиту.
    Первое приражение искушения, откуда берут начало свое страсти,— это только разведывание о нашей силе. Например, глазу представилось зрелище, которое может возбудить похоть. Враг разведывает через это, сколько в тебе силы, крепок ли и готов ли ты к борьбе, или слаб и удобоуловим. Если чувство сластолюбием предрасположено к зрению и отпечатлевшийся образ посредством глаза проникает во внутренность ума, то одолевается внутренний вождь, то есть ум.
   1.286. Монаху Линнию.
    Всю поднебесную стараешься ты облететь не знающею себе покоя мыслью, изобретая тысячи предлогов и одно место сменяя на другое. Хотя бы теперь прекрати скитание, утверди свою мысль, восприми постоянный помысел, умертви непостоянство мечом терпеливости, удержи бесчинные стремления, положи конец невыразимой кипучести, всего себя душою и телом собери ко Христу.
   2.95. Монаху Фавсту.
    Сказано: «да подвижатся основания земли» (Пс.81,5). А сие значит: таящиеся во глубине сердца помыслы из шуиих да будут изменены в десные.
   2.142. Комиту Марону.
    Духа хулы, который часто тревожит твое боголюбивое и доброе сердце, нимало не устрашайся, но лучше восставай против него, поражая его молитвами, благотворениями, защитою притесняемых, долготерпением, смиренномудрием и кротким обхождением со своими слугами. Ибо все сие и подобное сему может отогнать от души твоей демона-губителя, который отваживается внушать тебе дикие и нечестивые помыслы против тебя самого, против Бога, против созданий, против святых и честных Таинств.
   2.188. Счетчику Пуллиону.
    Когда занимаемся помыслами, по природе своей чистыми, тогда мы в раю, наги от страстей, пребываем в молитве, и добродетелью возносимся в пренебесное. А когда склонимся на худое, тогда бываем изгнаны из Божественного рая, облекаемся в кожаные ризы страстей и, огрубев, обременяемся грехом. Но если, снова отрезвившись, трудолюбием утончим грубость страстных риз, то, окрылившись, сделаемся пребывающими на высоте, как орлы, и будем названы духовными, как написано, что «рожденный от Духа дух есть» (Иоан. 3, 6). Почему Апостол Павел скажет нам: «вы же несте во плоти, но в Дусе» (Рим. 8, 29). А потому «отложите ветхаго человека, тлеющего в похотех» различных (Ефес. 4, 22). И будучи обложены плотью, не «по плоти воинствуйте» (2 Кор. 10, 3), но будете небошественны умом; «ваше бо житие на небесех есть» (Филип. 3, 20).
   2.204. Логографу Афонию.
    И демоны влагают в нас страшливые и боязливые помыслы, и сам ум порождает нередко какие то смятения, страхи и ужасы. Но то и другое врачует Спаситель, легко исцеляющий всякую болезнь и всякое страдание, если будет призван молитвами, благотворениями, чтением Божественных слове, и при бдении призыванием честного имени Иисуса.
   2.214. Софисту Лукиану, христианину.
    Не должно давать доступа к уму таким представлениям, которые обыкновенно повреждают помыслы, чтобы не оживить страстей, с великим тщанием умерщвленных, и снова не проводить жизнь, исполненную борений. Ибо ум снова преклоняется к страстям, которые прежде были истреблены, и весовую чашу наслаждений обременяет до того, что доходит она до земли. Таково свойство добродетели: она удобопреклонна. Если вознерадеют о ней, весьма легко перевешивает противная сторона.
   2.246. Пресвитеру Комавию.
    Если помысл гневный, или срамно-похотливый, или сребролюбивый к себе преклоняет все чувства души и тела, то тем паче приверженность к любомудрию по Христе (Кол. 2, 8) настроит ум отречься не только от чувственного, но и от самых чувств, вознося его выше всего и занимая созерцанием небесного.
   2.276. Комиту Востока Елевферию.
    Немало и то, что от малого. Ибо за малое, за одну ночь, Иуда вошел бы в царствие Божие, и оный человек в Севастии, немного недотерпевший, был бы увенчан с прочими мучениками. Посему, оставив ложные толкования, поспешим на всякое доброе и прочное дело.
   3.74. Пресвитеру Евномию.
    Кто не останавливается на нечистых помыслах, не соглашается принимать множество неприличий, тот, как очевидно, сам по себе ведет жизнь беззаботную и беспечальную; «яко Ты, Господи,— говорит Пророк,— единаго на уповании вселил мя еси» (Пс.4,3). Потому Бог говорит о таковом: «вселится о себе, и не попечется» (2 Цар. 7, 10), «и сын беззакония не приложит озлобити его» (Пс. 88, 23), «яко же исперва; и упокою тя от всех враг твоих, и возвестит тебе Господь, что созиждеши дом Ему, и милости Моея не отставлю, яко же отставих от тех, их же отставих» (2 Цар. 7, 11—15).
   3.77. Референдарию Иакинфу.
    Пока мы «млади» умом (Гал.4, 3), не приблизилось еще царство небесное. А когда преуспеем в духовной мудрости и в возрасте и готовы будем принять отеческую мудрость исполнения времен, сокрытую в пестуне законе, находясь уже не под пестунами-повелителями, тогда говорит Господь: «Бог приближайся Аз есм, а не Бог издалеча» (Иер. 23, 23). Для святого же, и совершенного по добродетели и по ведению мужа, настало уже царство небесное: «се во,— говорит Христос,— царствие внутрь вас есть» (Лук. 17, 21), В вас обитать и пребывает, не силою только, но и действенностью.
   3.159. Епископу Язону.
    Сказано: «погублю звери лютыя от земли вашей», то есть свирепых демонов и их злоухищренные замыслы против души подвизающихся,— «и поженете враги ваша, и падут пред вами убиением меча», который составляет похвалу вашу, «и поженут от вас пять сто, и сто вас поженет тьмы» (Лев. 26, 6—8). Потому что пять чувств, ограждаются высотою духа, от Бога подаваемою свыше крепостью и наилучшею силою человеческого естества, какую приобретает человеческий ум. Делаясь победоносным, он отгоняет сотни противников, а сто самых изведанных и совершеннейших наших мыслей и добрых деланий пленяют и покоряют себе тьмы мучителей, облеченных крайнею злокозненностью.
   3.189. Монаху Проватию.
    Не о тех только демонах, которые причиняют скорби и болезни телу, говорится, по написанному у Иова, что касаются они «костем и плоти» (Иов. 2, 5), но и о духах грехолюбивых и нечистых, которые в членах бедного человека порождают непрестанно постыдные страсти и сластолюбие. И да уверит тебя в этом многоопытный Давид, взывая: «несть исцеления в плоти моей от лица гнева Твоего, несть мира в костех моих от лица грех моих; яко беззакония моя превзыдоша, возсмердеша и согниша» от великого «безумия». Потому «пострадах и слякохся» (Пс. 37, 4—7), став хуже не на малое, но на весьма великое число дней. И еще некто другой, как бы вовсе не имея помогающих Ангелов, со слезами и стенанием испрашивая помощи, взывает и говорит: «кто мя избавит» от мысленной смерти, которая объяла меня и овладела мною. Беден «и окаянен аз человек» (Рим. 7, 24), обуреваемый множеством бесовских нашествий. И еще другой, не неопытный в подобных бедствиях муж, вдохновенный Богом, предлагает немалое утешение подвизающимся о нерастлении и духовным борцам. Ибо говорит: «исцеление будет телу твоему и уврачевание костем твоим» (Притч. 3, 8), так что «вся кости твоя рекут: Господи, Господи, кто подобен Тебе? Избавляяй нища из руки креплеших его и расхищающих его» (Пс. 34, 10).
   3.218. Пресвитеру Палладию.
    Лукавые и грехолюбивые помыслы отлучают человека от Господа. Если призванный им Бог умертвить и истребить лукавые и нечестивые помыслы, то человек в состоянии будет восстать со дна греховности и прибегнуть к благому Богу. И в таком смысле понимай сказанное: «востах, и еще есме с Тобою», как был сначала, «аще избгеши грешники, Боже» (Пс. 138, 18. 19).
   3.224. Монаху Ионе.
    Слова: «мраволев погибе, занеже не имеяше брашна» (Иов. 4, 11), означают, вероятно, нечто подобное следующему: блаженный Иов, желая показать злокозненность гнусной страсти, изобрел для нее сложное сие наименование, составив оное из имен самого отважного животного — льва и самой ничтожной твари — муравья; потому что приражения страстей начинаются сперва с самых маловажных представлений, неприметно вкрадываясь, подобно муравью, а напоследок обращаются в большую громаду и угрожают встретившемуся не меньшею опасностью, чем бросившийся лев. Поэтому подвижнику надобно тогда вступать в борьбу со страстями, когда он появляются в виде муравьев, употребляя свою маловажность вместо приманки; потому что, если успеют придти в силу льва, то делаются неудобоодолимыми. Посему должно не давать им пищи, а пищею для них служат входящие в нас чрез чувства образы чувственного, потому что чувства питают страсти, вооружая на душу каждый образ один за другим.
   3.248. Приску.
    Никак не должны мы перечислять в уме уже снисканные нами добродетели, но каждый день надлежит нам помышлять о новых, и притом полезных и достойных похвалы, так, чтобы данный нам Божиею силою духовный талант увеличивался и во много крат приумножался, даже до последнего издыхания прекрасно приращаемый нами.
   3.252.
    Будем обучать ум благочестию, если телесное обучение уже с успехом кончено. «Телесное бо обучение вмале есть полезно» как подобное учению детскому, «а благочестие на все полезно есть» (1 Тим. 4, 8), доставляя душевное здравие желающим приобрести победу над противоборствующими страстями. Ибо как для борцов, обучающихся еще детским играм, прилично упражнять тело и часто приводить в движение члены, а борцам возмужавшим свой-ственно прилагать попечение о подвижнической крепости и умащать себя на великие подвиги; так и в отношении добродетели: только приступающим к богочестию хорошо прилагать попечение о том, чтобы остановить действенность удовольствий, в которых они выросли, и страстей, которыми, так сказать, непроизвольно увлекаются, и преодолеть их; а соделавшиеся способными к деятельной добродетели да употребят все усердие позаботиться о движениях мысли и охранить помысл, чтобы, придя в беспорядочное движение, он не увлекся к чему-либо бесполезному. И короче сказать, одни стараются о том, чтобы уп-равлять телесными движениями, а другие о том, чтобы дать правильное направление стремлениям помысла, так, чтобы он стремился к только любомудренному образу жизни, и никакое мирское представление не отвлекало его от Божественных помышлений. Ибо вожделение богочестивого человека должно быть всецело направлено к возлюбленному им, так чтобы человеческие помыслы вовсе не находили времени приводить в действие свои страсти. И если каждая страсть, когда она приведена в движение, держит помысл обладаемого ею в связанном состоянии, то почему же и ревности о добродетели не удерживать мысль свободною от всего прочего? Ибо ощущает ли что-либо внешнее человек огорченный, борясь мысленно с представлением огорчившего лица? Человек непотребный, нередко сидя с кем-нибудь в обществе, не владеет своими чувствами и, представляя любимый им образ, беседует с ним, забыв о присутствующих, и сидит, как столп без-гласный, не знает, что делают или говорят у него перед глазами, но, погрузившись в себя, весь занят представлением любимого лица. Если же это в такой мере овладевает помыслом по пристрастию к сата-нинской любви и делает чувства недеятельными, то гораздо более любовь к духовному любомудрию заставляет ум отрешаться и от чувственного, и от чувств, восхищая его в высочайшее, и, заняв созерцанием представляемого уму, приводит его в нерасторгаемое единение с Богом.
   4.5.
    Духовно разумея, читай написанное: «аще будет око твое просто, все тело твое светло будет» (Матф. 6, 22). Ибо телом называется здесь душа, а оком — ум.

    Оглавление   
О клятвах, празднословии, сквернословии и других грехах языка


   1.3. Сенатору Птоломею.
    Иные грехи действительно тяжки, и почитаются такими. Тяжки убийство и прелюбодеяние, потому что действительно это тяжкие грехи, и почитаются тяжкими. Клятва же, хотя и тяжкий грех, но не почитается таким (среди людей). Посему то и будем лучше хранить клятву, справедливо или не справедливо нами она дана, чтобы, впав в клятвопреступление, не быть лишенными жизни вечной.
   1.42. Ликинию Младшему.
    Изо всех сил отвращайся и бегай губительного сообщества со сластолюбивыми молодыми людьми, по-тому что и делами и скверными беседами растлевают они души тех, кто их любит.
   1.86. Акакию Мемориалию.
    Произносить устами слово весьма вредное, праздное, бесполезное и не согласное с духовным назиданием — почти то же, что питать в сердце змей и скорпионов худых помыслов.
   1.271. Схоластику Ираклиту.
    Поскольку для любящих говорить о пустом и понапрасну немалое зло — острота языка, то святой Моисей вместо двери и запора налагает на него молчание. Ибо для того даны нам два уха и один язык, чтобы для спасения более мы слушали, нежели говорили, взывая более добрыми делами и Божественными преуспеяниями. Посему весьма кстати и сам Моисей, и священники, и Левиты посылались говорит всему Израилю: «молчи и слыши, Израилю, словеса Господни» (Втор 27, 9).
   1.307. Диакону Фессалию.
    Если лающий пес делает вред неодолимому исполину, то и истинно верующему повредит дух хулы, возмущая его душу.
   2.279. Ритору Леониду.
    Желательно мне, чтобы ты соблюдал правильность и в нравах и в поступках. Ибо не погрешать против правил сочинения и не употреблять в речи слов, не свойственных языку, могут и люди поврежденной нравственности. Поэтому перестань гоняться за чистотою произносимого, если только, как мне кажется, ты христианин. Ибо царствие небесное, конечно, приобретается не красотою выражений, но добрым нравом, благими делами и твердою верой.
   3.194. Монаху Юлиану.
    Дивлюсь, почему умные и ученые монахи, когда спросить их о чем, редко отвечают или и вовсе молчат, по смиренномудрию, а ты, имея необузданный язык, когда тебя никто не спрашивает, с невежественною опрометчивостью просто сыплешь тысячи слов, о чем ни случится, широко вещаешь и, как говория иные, пустословишь. Да кажется, и много найдется подобных тебе поселян, людей неученых и пустых, которые каждый, так сказать, час, никем не спрашиваемые, готовы говорить вообще со всяким, знакомым и незнакомым, из тщеславия, напоказ и по человекоугодию. Но не заслуживают тем они похвалы, а бывают по справедливости осмеяны и явно поруганы сатаною.
   3.205. Чтецу Дидиму.
    Много вредят себе и великий терпят ущерб без пользы и безвременно пустословящее о многом, без пользы и безвременно упражняющееся в словопрениях, великим шумом пышных слов затмевающие самый смысл, затрудняющее удобство разумения, от-гоняющее от себя неисповедимую действенность благодати и, вместо того, чтобы предаться созерцанию сущего, занимающиеся житейскими куплями и впадающее в разнообразные искушения.
   3.289.
    О постигших тебя бедствиях и невзгодах не рассказывай без меры широко и обильно всякому встречному. Ибо, если тебе самому приятно воспоминать о том, что было с тобою, то слушателям не покажется столько же приятным слышать о чужих бедах.
   3.291.
    Ублажение гонимых (Матф. 5,10) дает видеть, что не должно непременно разуметь гонимых за правду только злонамеренными людьми; потому что есть и враги невидимые, которые гонят людей от боговедения и делания добра преступлением малых, конечно, заповедей. Поэтому не должно склонять слуха пред суесловами, готовыми оклеветать почти всякого, и злоречивыми. Да и смешного касаться не полезно для души. Ибо вообще это показывает низость, падение духа, и служит знаком внутреннего нестроения и расслабления. Вместо того, чтобы смеяться, должно паче песнословить и прославлять Божество. Ибо имеющим уста, день и ночь отверстые на песнословие Божие, с готовностью отверзается сокровище небесных благ.

    Оглавление   
Об осуждении и злословии


   1.277. Дионисиодору.
    Нет необходимости и не заслуживает похвалы легкомысленно верить тем, которые составляют обвинения против каких-либо лиц, хотя и кажется, что они достойны уважения. Ибо всего полезнее дождаться оправдания стороны обвиненной, и потом уже, выслушав обе стороны, произносить законный и справедливый, как следуете, приговор.
   2.28. Монаху Фирсу.
    Если ты слишком любопытен и приятно тебе выведывать дела поступающих неблагопристойно, то забыл ты собственное свое сердце, не знаешь своей кельи, заблудился, уклонясь от истины, и идешь не тем путем. Смотри же, к какому придешь концу.
   2.119. Монаху Евлисию.
    Ни добродетель, ни порок не пребывают непреложными и неподвижными, потому что род человеческий имеет свободу изменяться. Поэтому о брате, которого почитаешь самым нерадивым и признаешь грешником, не знаешь, что, может быть, он воздохнул сам в себе и, переменившись на лучшее, спасен Богом. А ты, часто не зная этого, унижаешь такого брата, злословишь и жестоко осуждаешь человека, который ближе тебя к спасенью.
   2.156. Диакону Колокасию.
    Как скоро злословит кто ближнего, немедленно поражается проказою в сердце. Посему избегай пересудов и злословия. Ибо знаешь, как за кратковременное злословие и за одно осуждающее слово, по определению Божию, стала прокаженною пророчица Мариам.
   2.250. Дуксу Евсевию.
    Не будь судьею судей; потому что в Церкви занимаешь ты место ног, а не главы. Посему не осуждай иереев за то, что не все они чисты. Не твое дело судить и пересуживать епископов Господних. Притом, по Божию промышлению, кормило священства не вручается ни одному из бесплотных Ангелов, чтобы, будучи безгрешными, не стали они поступать строго и немедленно предавать смерти всякого падающего человека. Но подобные нам люди, сложенные из плоти и крови и повинные в грехах, принимают чин предстоятельства, чтобы, когда заметят кого впадшим во что-либо предосудительное, убеждаемые собственными прегрешениями, оказывали человеколюбие единоплеменному. И смотри, первый камень Церкви, Петр, первоверховный в лик Апостолов, употреблен в дело после покаяния, потому что не был безгрешен. Поэтому не требуй, чтобы все были безукоризненны и ни один из предстоятелей Церкви не имел ни порока, ни скверны человеческой.
   3.55. Монаху Вириму.
    Если видишь, что иной — самый нечистый из всех нечистых и самый лукавый из всех лукавых людей, то не изъявляй желания осудить его, и не будешь оставлен Богом, и не соделаешься пленником.
   3.56. Монаху Вириму.
    Судить позволительно наиболее славным и чистым из пастырей, которым вверены ключи царствия, а не пасомым и носящим на себе следы греховных скверн.
   3.98. Диакону Хрисафию.
    Если с худою мыслию и злым произволением разглашаешь грех ближнего, то явно, что окажешься несправедливым и подвергнешься ответственности за неправду. Ибо справедливость требовала не разглашать, но скрыть, сколько возможно, и исправить падшего советом и сострадательностью.
   3.118. Ходатаю по делам Урсакию.
    В день воскресный молимся, прямо стоя на ногах и сим изображая постоянство будущего века. А в прочие дни преклоняем колена, давая тем видеть падение человеческого рода через грех. Восставая же с коленопреклонения, возвещаем тем совершившееся в воскресный день воскресение, какое Христом даровано всем нам.

    Оглавление   
О чревоугодии, вкушении пищи и посте


   1.278. Фидерату Иулию.
    Конец употребления пищи сверх меры явен, сие доводит тело до мучительного состояния, а часто и до болезни.
   1.301. Сильвану, пребывающему в общежитии.
    Если желаем совершенно попрать демонов, то будем показывать во всем смиренномудрие, далеко отринув от себя волю свою. И как охотно принимаем пост, предписанный нам предшественниками нашими в этом роде жизни, так и, если хорошо сведущие в оценке дел посоветуют нам есть или пить, чтобы на некоторое время дать отдохновение утомленному телу, послушаемся их с готовностью и не колеблясь. Потому что вкушение из послушания сильнее поста поражает демонов.
   2.9. Чтецу Астерию.
    Как худому иудею и обрезание вменяется в необрезание, так воздержание и пост вменяются в объядение и ненасытность такому человеку, который постится, как язычники, иного не ест, как манихеи, и гнушается добрыми Божими созданиями.
   2.58. Монаху Харитону.
    Нет греха каждый день в назначенный час приступать к пище для умеренного вкушения оной. Но после того, как унизишься до потребности телесной, надобно уже скорее снова возносить мысль к небу, не вознося с нею ни одной из земных забот.
   2.89. Монаху Арсану.
    Иные ежедневно укрощают сердце трудами и стараются изнурить себя воздержанием. А ты подвергаешься опасности, разорвать свою плоть многоядением и пьянством.
   2.150. Епископу Филону.
    И у вас самих достаточно сил каждому из живущих в монастыре вашем дать должные правила. Но поскольку в письме своем упоминали вы о пище, прося сообщить свое о сем мнение, то признаю за лучшее, так как телесное сложение бывает различно и одни больны, а другие здоровы, установить пищу неодинаковую, каждому лицу сообразную. И здоровым в удовлетворение потребности предлагать овощи грубые, а немного больным в утешение их — овощи садовые, крайне же изнемогшим и обессилившим в подкрепление сил давать в меру и мяса.
   2.233. Знатному сановнику Димарху.
    Когда ослабевает под чревом гнездящаяся страсть, явно, что изнемогает она от оскудения сосуда, под которым таится, то есть чрева. А когда усиливается и приходит в движение, без сомнения, имеет силу, оттуда подаваемую вследствие безмерного наполнения.
   3.46. Монаху Геласию.
    Преухищренные демоны не только внушают чревоугодие, но советуют соблюдать и строгое воздержание, и чрезмерные посты, имея при сем в виду две цели: чтобы обольщенный или, упоившись кичением думал о себе, что по жизни он выше подвизающихся с ним братии и наравне с коршунами возносится вверх воздержанием, или чтобы он расслабил тело не мог приносить пользы ни себе, ни другому, а так как с течением времени болезнь нередко в высшей степени усиливается, погряз бы, наконец, человек в неверии, безнадежности и хуле.
   3.49 Монаху Геласию.
    Предлагаемые братии на общей трапезе недорогие яства вкушай нелицемерно, чтобы, отказываясь от них, по прошествии недолгого времени не оказаться тебе, по причине усилившейся немощи, переменившим образ жизни и придумывающим всякого рода и вида дорогие яства, которых нет за трапезой.
   3.258. Пионию .
    Пока не приобрели мы чистого сердца, соделаем, по крайней мере, чистыми уста свои; потому что худыми речами оскверняется и тот, кто говорит, и тот, кто слушает. Написано: «смерть и живот в руце языка» (Прит. 18, 21). Язык злоречивый — диавольское ложе.
   4.23. Ходатаю по делам Парнасию.
    Сластолюбие есть диавольская уда, влекущая к погибели. Сластолюбие бывает приуготовителем вечного огня. Сластолюбие — питатель неусыпающего черви. Сластолюбие — смерть бессмертной души. Сластолюбие утучняет ненадолго гортань неразумных, а в последствии производит отрыжку более горькую, нежели полынь. Сластолюбие с жаром, с неистовством и, так сказать, с насилием побуждает человека наслаждаться зловонною и даже вредною нечистотою; а когда осквернение совершено, уловленному и обольщенному сею предосудительною и проклятою сладостью оставляет в дар укоризны и сердечные болезни, печали, смятение и страх.
   4.54. Епископу Епифанию.
    Чтобы тело наше особенно пребывало спокойным и не возмущалось ни одною из страстей, происходящих от пресыщения, должно позаботиться о воздержности поведенья, мерою и правилом в пользовании тем, что служит к утешенью, постановив не удовольствие, но потребность в каждой вещи. Если же к потребности примешивается нередко и услажденье, потому что скудость умеет все сделать приятным, силою пожеланья услаждая все изобретенное потребностью,— то не должно отвергать потребности, по причине последующего наслажденья, и отклонять от себя удовольствие в удовлетворении потребности. Но благодаря, извлекая из всего полезное, надлежит презирать то, что увеселяет чувства, и по всегдашней скудости должно, благодаря Бога, пользоваться потребным.
   4.55. Епископу Евфимию.
    Бегать должно раболепства, угодливости и невоздержанья в пище, но паче со скромностью, с рассужденьем, со страхом Божьим и с благодарностью надлежит касаться предлагаемого.
   4.56. Епископу Евфимию.
    Немаловажных зол источниками и проводниками бывают употребленье снедей без различья и неумерен-ный смех, потому что невоздержный смех и чревоугодие порождают неисчетное множество грехов. Иерею же надлежит избегать всякого греха.

    Оглавление   
О целомудрии, о блуде и о борьбе с блудной страстью


   1.165. Трибуну Софронию.
    Скакание плоти и срамное пожелание, наказав бичом поста и словом, убедим безмолвствовать.
   1.178. Монаху Лимению.
    В непорочности и чистоте подражай чудному Илие, который, сделавшись вождем в великом подвижничестве, первый показал нам целомудрие и равноангельную небрачную жизнь, за что и восхищен огненною колесницей.
   1.197. Секундиану.
    То, что и нечистый может быть преобразован до девственного произволения, показывает Павел, когда пишет Коринфянам: «обручих вас единому мужу деву чисту предстпавити Христови» (2 Кор. 11, 2).
   1.218. Монаху Ферину.
    Злодействующие на море никогда не нападают на плывущих там, где есть город или место для остановки кораблей, или пристань, потому что значило бы это напрасно подвергать себя опасности. Но если они захватят ладью среди моря, пользуясь тем, что некому прийти на помощь, все приводят в движение, употребляют все силы и не отступают, пока или не потопят плавателей или сами не потерпят того же. Так и страшное искушение сластолюбия на избравшего жизнь девственную воздвигает сильные ветры, жестокую бурю, невыносимый треволнения, все переворачивая вверх дном, чтобы силою и стремительностью опрокинуть ладью. Ибо знает, что монах не имеет права жениться и в супружеском союзе укрыться, как в пристани, но необходимо ему всю жизнь вести брань с демонами, раздражающими душу сладострастием. Посему не будем удивляться, если бываем боримы, и не будем ослабевать в борьбе; потому что имеем великого защитника — Святаго Духа, при содействии Которого легко можем угасить все диавольские разженные стрелы срамных похотей и воспламенений плоти.
   1.317. Диакону Кириаку.
    Не отсекай, по примеру неразумных, у тела частей, служащих к деторождению, но молись и призывай Господа, чтобы невидимою силою стал скопцом внутренний твой человек, а тебе чтобы не знать и не различать уже, что такое мужеский и что такое женский пол.
   2.45. Монаху Илиодору.
    Тем, которые многими трудами и потом, долгое время боровшись со сластолюбием, сподобились, наконец, дарования бесстрастия, дозволяем иметь общение с подвижницами. А которые, подобно тебе, обременены еще сластолюбивыми страстями, тем да возбраняется таковое весьма опасное собеседование, чтобы и собственные свои, и чужие души не вринули в бездну. Ибо без неотлагаемой и необходимой потребности не должно и смотреть на женщин, будут ли они монахини или мирские. Мирянам же, приглашающим нас в дома свои, чтобы сотворить о них молитву, должно отвечать со смиренномудрием Евангельским словом: «несм достоин» по добродетелям, чтобы войти мне в дом твой (Лук. 7, 6. 7). Но поскольку веруешь, что молитва монахов принесет тебе пользу, «буди тебе якоже веровал еси» (Матф. 8,13). И все любящее нашу скудость отцы и братия упрошены будут мною искренне помолиться о мирянах, имеющих в том нужду.
   2.132. Диакону Никотиху.
    Невидимые Мадеаниты — демоны — представляют уму дочерей своих, то есть срамные мысли, которые раздражают его и усиленно вызывают склониться на дело бесчестное, неистовое и проклятое. И если случится кому духом впасть в печь сластолюбия и невидимо совершить внутреннее прелюбодеяние, как некогда совершил видимо Замврий при Моисее, то понадобится тогда уже Финеес, то есть слово иерея, палицею грозного учения убивающее (Числ.25, 7) и погубляющее и Еврея, и Мадеанитянку, то есть как любострастный нрав, так и раздражившее и возжегшее страсть приражение.
   2.149. Диакону Гавдентию.
    Демон блуда, подобно жадному молодому псу, обыкновенно не отходит от искушаемого им, хотя не делает ему насилия. Поэтому от тебя зависит, в твоей власти и воле или накормить его непотребным деланием, или с гневом обратить в бегство молитвами, псалмопением, постом, бдениями, возлежанием на голой земле. «Ибо противитеся» врагу, как пишет великий Иаков, «и бежит от вас» (Иак. 4, 7).
   2.157. Младшему комиту Пиерию.
    Одно дело — любовь по Богу, и иное — какая-то скотская и неразумная приязнь по отношениям мирским и по плоти. Поэтому то, что содержится в письме твоем, а именно, будто бы в продолжение этого месяца довольно великая твоя привязанность к Дионисиодору, сыну магистра, сделалась настолько сильною и невыно-симою, что тебе не хочется ни есть, ни пить, если не увидишь прежде этого отрока, который наперед полюбил тебя, а также другие в присланном тобою мне письме заключающиеся черты и признаки явно обнаруживают моей худости коварного и многоопытного демона, который старается подстеречь и пленить добродетельную и боголюбивую душу твою. Ибо из письма легко усматриваю этого разбойника и хитрый способ его действования, потому что преухищрен он в делании зла. Этот дух блуда, у эллинов, явным образом склонных к сластолюбию и пренебрегающих будущими судами и вселенским оным Судилищем, обыкновенно называемый «любовью», скоро и без всякого труда вовлекает в пропасть непотребства. К заботящимся же о спасении и борющимся со зверями сладострастия он приступает с какими-нибудь приманками, ухищрениями и обманами. Сперва влагает не что-либо худое, но одну добрую привязанность и нежную, но еще не страстную, склонность к какому-нибудь лицу, Постороннему или здешнему, мужского или женского пола. Потом побуждает входить в собеседования, вместе проводить время, вместе вступать в сношения, путешествовать, вместе предаваться парению мыслей, иметь общими необходимый вещи, вместе праздновать, забавляться, иметь общую трапезу,— и все без блудного помысла. Но сие-то самое и служит основанием, предлогом, началом и корнем греха. Наконец после сего, когда пройдет много времени и худая привязанность друг к другу сделается нерасторгаемою, тогда уже демон, обращая действие свое на телесные члены, внезапно возжигает плотской пламень и, как медный котел, приводит члены в кипение. И, поразив сердце разженными стрелами помыслов о недозволенном удовольствии, понуждает к совершенью лукавого дела, сильно разжигает его, как вавилонскую печь. Потому душа, многократно уже доводимая до изнеможения, ослабляемая в духовных силах услаждающими раздражениями и сделавшаяся совершенно расслабленною, бывает в необходимости воскликнуть словами Писания: «обступили меня, окружили меня, и угасли, как огонь в терне» (Пс.117, 11,12), разжжением тела и непристойными движениями, влив во «внутренности мои» яд скверного змия, «не щадяще» (Иов. 16,13), «чресла мои полны воспалениями» (Пс.37, 8). Ибо, се «крепость» змия воздействовала «на чреслех» моих (Иов.40,11); «согбен и совсем поник» (Пс.37, 7), «преградил мне дорогу» (Иов. 19, 8) стеною срамной страсти. И как возмогу взойти «на стену» сию (Пс.17, 30)? «Приготовили сеть ногам моим; душа моя поникла» (Пс.56,7): «тма в очах моих, потщахся еже не видети» (Пс.21, 3). Ибо тяжкая слепота есть блуд и, говоря короче, удовлетворение плоти и ее хотение. «Ловим» же «есмь аки лев на убиеше» (Иов. 10, 16), стремлюсь, «яко пес на узы, и яко птица на спит» (Притч. 7, 22. 23), рас-каляюсь самым сильным жаром нечистоты. Кто же умолит за меня человеколюбивого Владыку, чтобы пришел ко мне на помощь и коснулся руки моей, как «прикоснулся» некогда «руце» тещи Петровой (Матф. 8, 15), чтобы отступило от меня искушение и оставила меня сожигающая меня эта жестокая и мерзкая любовь, и тогда возмог бы я восстать к целомудрью и трезвенно служить своему Господу? Но, чтобы не писать теперь много, убеждаю тебя, добрую отрасль доброго корня: хранись и остерегайся, сколько есть сил, от этого развратного и лукавого демона, уклоняясь от общения с Деонисиодором. Не по-являйся с ним на празднествах, не ходи вместе с ним на торжественные собрания, не ешь, не пей, не проводи вместе с ним времени, не предпринимай с ним даже недальнего пути. Если же где будет не-обходимо сойтись с ним, не смотри на него пристально, чтобы «сквозь окна твои», то есть посредством очей твоих, как говорит Пророк, в душу твою не вошла «смерть» греха (Иер.9, 21); но, глядя вниз, потупившись в землю, со строгим взором и угрюмым лицом давай ему ответы. Не соглашайся смеяться или мыться с ним вместе. Ибо нам надлежит наперед захватить оплоты и стенобитные орудия скверного змия, прежде нежели уловит он нас в различные сети и силки этою склонностью к упомянутому отроку. А этот юноша приобрел недобрую о себе молву, и избегать должно подозрений, какие ходят о нем. Поскольку корнем поступка, относящегося к телу, бывает плотолюбивое расположение сердца, то исторгни оное совершенно, прежде нежели прорастет вовне, произрастит зло и, наконец, образуется в дерево, так что необходимо будет употребить топоры, добывать огонь и почувствовать потребность в большей помощи для уничтожения дерева непотребства. Ибо корень с продолжением времени нередко делал некрепкою и прекрасно сложенную стену, даже рассыпать камень. Поэтому бегай от уды растления, старайся уйти от ловушек диавола и сокрушай его сети, ограждая себя постом, частою молитвою, коленопреклонениями, телесным трудом, благочестивым самоизнурением и другими оплотами и пособиями, какие нередко старался я предлагать тебе. И с блаженным Давидом воспой Все-вышнему Спасителю и Благодетелю нашему — Христу: «Сохрани мя от сети, юже составиша ми, и от соблазн делающих беззаконие» (Пс. 140, 9). Вспомни и данные в Евангелии наставления: «да будут чресла ваша препоясана» целомудрием, «и светильницы ума горящии: и вы подобии человеком, чающим Господа своего, когда» Он придет с небес, и «обрящет бдящих» (Лук. 12, 35—37), искренно чтущих и любящих Его, чтобы соделать их светлыми, подобно солнцу, в царствии небесном. Знай же и то, что враг искушает иных не только благовидными, но и гнусными, безобразными лицами, и женского, и мужеского пола, влагая в душу какую-то слепую любовь. Ибо любитель нечистоты демон, бу-дучи злохитрым и разнообразными пытается часто с помощью той или другой наружности ослепить нелепым и срамным похотением. Посему избегай общения с нечистыми молодыми людьми, и благообразными, и безобразными. Когда же в какое-либо время почувствуешь и уразумеешь, что тревожит тебя негодная страсть и доводит до омрачения души и до грязного состояния, то представляй себе, что ум твой есть царь Саул, которого давит лукавый демон неистовой любви. И вынеся на среду Давидову книгу, сердце свое, как одержимое бесом, оглашай словами Святаго Духа: «и благо ти будет» (1 Цар. 16, 14. 16.), когда воспоешь ко Господу: «Сохрани мя от сети, юже составиша ми, и от соблазн делающих беззаконие». И: «избави мя из руки враг, гонящих мя» (Пс. 30, 16). И демон, убоявшись и устыдившись Божественных слов и на многое полезного сладкопения, улетит от тебя. Сам же ты благодатью Божьею извлечен будешь «от рова страстей» (Пс. 39, 3) и узришь тогда необычайный для тебя воздух чистоты и состояние бесстрастное, чистое, невозмутимое, самую ясную погоду, рас-пространяющуюся вместо какой-то мглистой и сумрачной ночи, так что можно будет сказать тебе: сей «день, его же сотвори Господе, возрадуемся и возвеселимся в он» (Пс. 117, 24). Откройте мне, наконец, Ангелы Божии, «врата правды: вшед в ня, исповемся Господеви» (19). «Исповемся Тебе, яко услышал мя еси и был еси мне во спасение» (21). «Благословен Бог, Иже не остави молитву мою и милость Свою от мене» (Пс.65, 20).
   2.158. Децемвиру Пергамию.
    Порицай не Бога, Премудрого Творца телесных членов, но свое грехолюбивое сердце. Ни один из всех членов человеческих не худ и не достоин осуждения. Праотец наш Адам и Ева, когда вначале были в раю, имели те же телесные члены. И отвержены вовсе не за члены, но за преступление Божией заповеди. Поэтому порицай не члены, но произволение.
   2.159. Децемвиру Пергамию.
    Если ты в вину вменяешь Давиду, что было у него десять жен (2 Цар. 15, 16), то знай, что имел их он не по сластолюбию, но для чадородея. И доказал сие Давид тем, что после того, как имел с ними общение отцеубийца Авессалом, не захотел войти ни к ним (1Цар.20, 3), ни ко всякой другой жене. И впоследствии, когда спала с ним Суманитянка, потому что он чувствовал сильный холод в членах и нужно было согревать его, нимало не восхотел познать ее (3Цар.1,4), что служит доказательством величайшего бесстрастия.
   2.201. Законоведцу Адолию.
    Мужчинам мыться с женщинами никак не позволяли ученики Христовы, но отвращались сего, гнушались сим, запрещали это и как нечто неприличное и вредное для христиан отвергли и осудили.
   2.203. Жене комита Юлии.
    Весьма подходит тебе одно изречение Писания. Ибо сказано: «яко же усерязь златый в ноздрех свинии, тако жене злоумней лепота» (Притч. И, 22). И кто из благомыслящих не восплачет о тебе? Природа наделила тебя красотой, а ты употребляешь ее на худое, кружишься и живешь непотребно, летишь на всякий разврат, с неистовством кидаешься на чужих мужей. И хотя обременяешь себя одеждами, золотом, драгоценными камнями, смрадную плоть свою старательно удобряешь разными изобретениями роскоши, банями, благовонными мастями, но о душе своей не заботишься, как будто она чужая. Она у тебя обнажена от всякого доброго дела, вовсе ничем не украшена, вся изъязвлена, чужда добродетелей, всегда и зловонна, и голодна, растленна сквернами похотливости.
   2.216. Законоведцу Анфемию.
    Поставь себя дальше от скверны блуда, и не впадешь в силок печали.
   2.224. Докладчику Франку.
    Когда раздражают тебя плотские помыслы, прими в сердце свое страх вечных мучений и, как говорит Соломон, «возляжеши в сердце моря, и яко же кормчий во мнозе волнении» (Притч. 23, 24). Ибо, если во время борения с раздражающим тебя благообразным лицом в состоянии будешь предвозвещенною тебе вечностью мучений поставить себя в такое же противоборство, в каком бывает обуреваемый на море, то легко и без труда преодолеешь усиленное побуждение нападающих на тебя демонов.
   2.231. Церковному ходатаю Юлиану.
    Молением к Богу можно избавиться от блудных очей, чтобы более не видеть скверного сластолюбия и от благодати Господней воспринять новые очи, которыми узрим, наконец, красоту благоуханного и святого целомудрия и, став свободными, поразим в лицо сквернолюбивых демонов.
   2.245. Епископу Вевиану.
    Злостраданиями пресекать и приводить в бездействие возбешение плоти и воспламеняющееся в теле сластолюбие — Божественный Апостол называет «телесным обучением». «Благочестие же»,— говорит он,— на все полезно есть» (1 Тим. 4, 8). И оно действительно таково, потому что при содействии Божием может совершенно уничтожить страстные воспоминания и приобрести, наконец, постоянную чистоту ума.
   2.270. Сборщику податей Мартирию.
    Всякий вид нечистоты, как-то: блуд, прелюбодеяние, распутство, мужеложство и тому подобное,— у Со-ломона называется зимою (Песн.Песн.2,11). Посему, так как все покаявшиеся, водясь правым помыслом, освобождаются от таковых проступков и после того с любовью внимают словам целомудренным, написано, что «зима прейде, глас горлицы слышан в земли нашей» (Песн.Песн.2,11.12). Ибо горлица означает целомудрие.
   2.273. Силентиарию Никарету.
    Кто входит на зрелище и кого посредством ушей и очей очаровывает и услаждает срамное вожделение, тот, хочет или не хочет, но совершенный уже прелюбодей. Как же ты, не будучи свободен от обвинения в прелюбодействе, говоришь мне, будто бы не терпит никакого вреда душа твоя, живя в плену и добровольно отдавшись в рабство диаволу?
   3.4. Престарелому и любодейному богачу Мартину.
    «Сынове их, яко новосажденная, водруженная в юности своей» (Пс.143, 12). Поскольку, оставив буквальный смысл, просишь меня изложить тебе умопредставляемый смысл сих речей, то узнай оный и вопреки своему желанию. Ибо, может быть, и не вызвал бы ты меня на это по желанию своему, ожидая, что дам другое какое-либо истолкованье, а не это. «Сынами» нечистых демонов называются скверные помыслы и всякий худой нрав, обращающий грехолюбивых людей к делам порочным. Они-то, «яко новосаждения», неподвижно «водружены в юности» твоей, потому что, хотя и состарился ты телом, но силен еще в мерзостях, юн этою проклятою похотливостью. С юного возраста и до глубокой старости пребываешь ненасытным в неистовом блуде, и на тебе исполняется пословица, что худая страсть в душе никогда не стареет. Посему, хотя бы теперь, если пристыжают тебя слова сии, стенай горько, как бы отрезвившись от долговременного упоенья, умоляй Бога, Который может сотворить в тебе всякое чудо, поколебать эти негодные и предосудительные «новосаждения», потрясти и с корнем вырвать их по Своему Божественному владычеству, чтобы, наконец, отстав от блуда и успокоившись, мог ты сказать: «С самого основанья возмущено состояние души моей, поэтому успокоюсь, взирая на кончину».
   3.43. Председателю Домнину-младшему.
    О чем просил ты меня недавно, излагаю тебе мысли свои, а ты, по причине забывчивости, начертай это глубже в памяти. Но не требуй теперь от меня, чтобы стал я говорить о неувлекаемости к удовольствию тех, кто приобрел естественную неподвижность. Ибо немного нахожу таких, которые, подобно каким-то неодушевленным камням, совершенно нечувствительны к страсти, так что и во сне не бывает у них страстных возбуждений. Это есть Божие даяние, как из материнского чрева рожденным евнухами. А причины такого дара известны одному только Богу, подающему оный иным не подвизавшимся и не трудившимся. Скажу же теперь тебе, доблестный сын мой, о том, что бывает в помыслах при различных щекотаниях, пламенном воскипении и пожеланиях тела. А ты ограждай юность свою, всего более связывая и обуздывая оную страхом Божиим и представлением вечных мучений. Ибо, если постараешься укрепиться против греха, сражаться и бороться с тысячами представляющихся тебе срамных помыслов и с воспламененными движениями плоти, то точно знаю, что великую славу приобретешь себе за свое отличное мужество и целомудренный ум, заслужишь себе одобрение и похвалу, в несказанной радости и сердечном веселии пройдешь человеческую жизнь. Но если, и немного ослабев, попустишь уму своему плениться утехами кратковременного и суетного удовольствия и уступит над собою победу неистовой страсти, то несомненно знай, что, опечаленный и огорченный упреками совести, будешь сам себя тысячекратно поносить и укорять.
    Преоскверненный и многообразный демон блуда искушает всякого своим образом и всякому особые при-чиняет беспокойства, и одних юных низлагает скорее, других медленнее, иных обучает растлению около двенадцатого года, иных уловляет страстью, когда достигнут уже восемнадцати лет, а иных, переживших и тридцатый год, сверх чаяния, увлекает в бездну студодеяния. Подивись же, как проклятый демон и не испытавших блудной страсти обучает делу сему. Нередко отрок в полуденный час лежит на постели, и, приступив к нему, демон, как хитрый и коварный змий в великой тишине говорить мысленно душе, как бы от мужеского или женского лица, и настойчиво побуждает к гнусной страсти. Иногда же, коснувшись головы отрока, отгоняет сон, чтобы уже в бодрственном состоянии, не имея у себя другого дела, занялся нечистыми помыслами и, предавшись срамным думам, с большею легкостью обучился блуду. А если юный погружен в сон, то действует на него также сновидениями, в точности и живо представляя грех, касаясь плоти и влагая в нее пламень. А другого приводит к сему опять неприметно и неощутительно видением мужеского или женского лица, не показывая, впрочем, ничего блудного, но представляя одну приязнь и неумеренную приверженность к этому лицу, между тем как по намерению демона во всем этом имеется в виду не добрый, но худой конец. Иным же неотступно внушает пожелание сердца явно привести в дело. Иного вовлекает в сластолюбие беседою сверстников, а другого какими-нибудь видами беззакония, о которых нет надобности и говорить, исторгает из Божественного целомудрия.
    Поэтому, тогда как другие связуются и уловляются на погибель самым злобным демоном блуда, ты, сколько есть сил, защищай себя оградами непорочности, чтобы не потерпеть того же, что говорят Пророки от лица уловляемых в сеть: «потщахся, еже не видети» (Ис. 21, 3), «понеже отвержение и бедность» навел на себя (Иер. 20, 8).
    Ибо всякий человек, который не слушает слов Господних, побуждаемый подучающим его нечистым демоном, вовлекается в ослеплении е, чтобы не видеть добродетели, пребывая в омрачении блудной страсти, так как всего чаще человек склоняется на волю плоти и демона. Посему-то в Писании Слово непорочности изрекло подвизающимся: «грядет час», что отступите от Меня, и «Мене единаго оставите» (Иоан. 16, 32). Ибо человек легко отступает от честной и блаженной жизни, вдается в позорное и срамное делание, идет из Иерусалима в Иерихон, встречает разбойников, душегубительных демонов, которые совлекают с него ризы строгости в нравах и святыни, наносят ему удары нечистоты и страшной невоздержности и оставляют полумертвым пред Богом.
    Ибо вообще памятование о покаянии и о перемене на лучшее позволяет надеяться на наследие вечной жизни, а со временем приведет и к жизни совершенной, разумею же жизнь, исполненную великой рачительности и плодов, достойных твердого покаяния. Но ты не имеешь нужды в столь великом злострадании, «во вретище, пепле» и раздрании одежд, горьком плач и воплях, как терпят все это краткое время пожинающие и собирающие сладость покаяния. Но будешь стоять выше сетей врага, если только постараешься никогда не выходить из стен иерусалимских. А Иерусалим означает «гора мира», и имя сие по первоначальному смыслу означает благоугодное и непо-рочное житие.
    Ибо плотское удовольствие есть не гора мира, но гора борьбы, браней, смятения, неустройства, молвы, бури, одна другую преследующих волн страсти, греха и тайного преднамерения. Сластолюбие никогда не может успокоиться и укротиться в тех, которые впали в оное и побеждены им, но, как немилосердная какая госпожа, подвергшихся падениям поражает бича-ми похотливости, неотложно и насильственно требует с них даней и вовсе почти не дает времени попавшим под ее власть. Ибо и Божие Слово говорит: «время ваше всегда готово есть, время же Мое не у прииде» (Иоан. 7, 6). И нелегко приобретается свобода, потому что люди охотно уступают скорее над собою победу растлению и, любя яд сластолюбия, во всякое время, и днем и ночью, с охотою спешат услуживать злу.
    О царстве же и владычеств добродетели многие вовсе, может быть, не хотят подумать или рассудить, пребывая в неистовой страсти сластолюбия. Но ты, чадо, избегай сетей врага. Ибо, как род свой ведешь от целомудренных, так и по собственному прекрасному избранию хранишь удивительное целомудрие отцов и дедов своих, стараясь непрестанно прилепляться к Богу, пренебрегая красотами мирскими, ежедневно постясь, украшая себя молитвами и милостынями и сохраняя чистоту среди бесчисленных возможностей оскверниться. И что удивительно, занимаясь делами общественными и по мере нужды давая ответы производителям общественных дел, не нерадишь о чтении церковных книг. И настолько возлюбил смиренномудрие, что, при всестороннем образовании и по изучении философских мудрований, не стыдишься слушаться монахов, часто и поселян, и от них охотно принимаешь напутствие к душевному спасению.
    Посему, как сказал я прежде, совершенно огради себя от злоухищрений коварного. Ибо демон не во сне только крайне непотребно и срамно производит в нас подобие страсти, но и в бодрственном состоянии нередко представляет уму срамные видения. И иногда также, когда человек молится в церкви, раздражает его искушением, распаляя телесные члены и сердце, уязвляет непристойными помыслами. Иных же страшный и бесстыдный враг всего более искушает во время священных празднестве. Итак, сие немногое из многого раскрыл я тебе о хитрости нечистых демонов. Если же развяжешься с делопроизводителями и найдешь свободное время, то приходи ко мне, тогда лично опишу тебе в большей полноте все, что бывает в блудных бранях. Будь же здоров о Господе, возлюбленнейший сыне.
   3.53. Монаху Вириму.
    Многие, полагаясь на себя по причине некоторых добродетелей и не ожидая, что войдут к ним осаждающие и расхищающие душу демоны, думали о себе высоко. Однако же, сверх чаяния, изменившись к худшему, на опыте узнали врагов, вторгшихся чрез телесные чувства и приведших в запустение душу. Потому и написано: «не вероваша царие земстии, яко внидет враг стужаяй, сквозе врата Иерусалимския» (Плач. 4, 12). А что после целомудренной жизни изнемогшим в добродетели и усилившимся в пороке посредством нечистых помыслов возможно впасть в телесную нечистоту, вот тебе о семе свидетельство. Пророк говорит: «поколебашася бодрии на стогнах, осквернишися в крови, внегда немощи им, прикоснушася одежд своих» (14).
   3.87. Гигантию.
    Если приобучишь себя не смотреть на привлекающее тебя лицо, то, без сомнения, угасишь пламень неза-конной любви и уврачуешь этот струп молитвою и постом.
   3.94. Диакону Тимвону.
    Кто во время блудной борьбы предается пресыщению и пьянству и к многим приправам присоединяет рыбный рассол и перец, тот, конечно, сам в себе возбуждает неистовство и неумиримую брань. Ибо, как говорит Писание, таковой человек «изумление в дому Господни утверди» (Ос. 9, 8).
   3.128. Монаху Димитрию.
    Сквернолюбивый изобретатель и учитель блуда, демон, душе подвижника представляет благообразных жен или благовидных отроков, склоняющих ум мечтать о них и побуждающих содеять грех. И сим мечтательным представлением нередко бывает он в состоянии глубоко впечатлеть в уме мерзкую и бесстыдную страсть.
   3.133. Монаху Вилиллу.
    Монах не должен и во сне смотреть на лицо женское, ни есть, ни пить, ни смеяться, ни проводить ночь вместе с женщинами и не наполнять все чувства тлетворным ощущением видимой им жены.
   3.134. Монаху Вилиллу.
    Что сказать тебе, чтобы положить конец твоему непотребству? Что предложить тебе полезное и пригодное для душеспасительного совета, удержать тебя от порока? Какую узду вразумлений наложить на этого крепкоуздого коня, чтобы отвратить от сластолюбия? Что мне сделать с тобою, чтобы освободить тебя от женонеистовства и связать узами непорочности?
   3.146. Монаху Павлу.
    Да не устрашают скакания плоти тебя, усиленно держащегося воздержания, часто прибегающего к молит-вословию и любящего безмолвствовать. Ибо сказано: «не убоимся, внегда смущается земля» (Пс. 45, 3),— то есть, когда плоть, подобно котлу, кипит от смятения и волнения враждебных страстей и движений. А также, призывая на помощь Владыку всяческих, никогда не будем пугаться и демонских наслаждений, подобно какому-то очарованию, извне примешивающихся к человеческим движениям и приводящим в неистовство наше естество. Ежедневно говорит нам блаженный Давид: «на Бога уповах, не убоюся, что сотворить мне человек» (Пс. 55, 12). Потому что всякий верный, возводя око ума к Всесовершенному и непоколебимо уповая на Него, без сомнения, преодолеет и приведет в бездействие свойственные плоти скакания, и отгонит от себя яростные и чудовищные помыслы, а срамные с презрением отринет. Посему, как же ты более всего боишься, пугаешься и ужасаешься скаканий и восстаний кожи и худых помыслов? Надобно тебе допытываться, не от неверия ли происходит и бывает этот страх, и взывать ко Врачу душ: «верую, Господи, помози моему неверию» (Марк. 9, 24), или также повторять написанное: «приложи нам веру», Господи (Лук. 17, 5). Ибо знаю, что, без сомнения, помнишь ты святого Иакова, который написал: колеблющийся в молитвах и сомневающийся есть «муж двоедушен, неустроен, уподобися волнению морскому, ветры возметаему и развеваему, и да не мнит таковый человек, яко приимет» от Господа какое-либо чудное дарование (Иак. 1, 6—8).
   3.235. Афонию.
    Да будет тебе вполне известно, что человека, который, будучи обладаем похотью и объят плотскою привязанностью, из страха Божия расторгает сии, столь крепкие, узы должно почитать не меньшим подвизающихся самым великим подвигом.
   3.247. Приску.
    Великое дело — всегда трезвиться и вовсе не быть уловляемым мерзкою похотью. Если же случится потер-петь когда что-либо человеческое от того, что увидишь благообразное лицо, то сию приключившуюся тебе болезнь врачуй немедленно воздыханием пред Богом и ударением себя в перси, избегая помыслами представления уязвившей тебя красоты и малейшего желания занять ею ум и с мерзкою страстью всматриваться в ее образ. Ибо частые припоминания, начертывая в душе глубокие впечатления, вредят ей и невольно доводят ее до преступления.
   3.253.
    Увидев благообразное лицо, не надобно тотчас увлекаться возбуждаемым красотою удовольствием и предаваться самой сильнейшей любви. Напротив того, надлежит дать несколько времени и места доброму размышлению, чтобы рассмотреть и узнать, рассудив разумно: что может быть вредным и что полезным, и сколько будет опечалена и обременена совесть, если недозволенное удовольствие будет вкушено на самом деле, а также сколько восхитится, усладится и процветет благими помыслами человек, мужественно преодолев неуместное вожделение и душевными стопами поправ мерзкую страсть.
   3.288.
   3. Если кто, уязвленный кумиром срамной похоти, начнет о сем сам с собою размышлять и рассуждать и войдет в разглагольствования с страстью; то, без сомнения, придет в расслабление, предастся страсти и поработится нечистой любви, убаюкивающей и разнеживающей владычественный ум. И будет он бедствовать, злострадать и проклинать свою жизнь. Как змея и как плотоядного некоего льва, избегать должно дурных представлений. Ибо человеку христианину действительно прилично представлять одни многоцветные виды добродетелей Христовых.
   4.2. Тимофею.
    Если запах речной рыбы имел силу обратить в бегство демона и далеко отогнать от Рагуиловой дочери; то тем паче приближение благоухания Святаго Духа изгонит из тебя сластолюбивого духа, кроющегося в телесных членах, воздвигающего волны сластолюбия и похотения и непрестанно омрачающего помыслы.
   4.6.
    Во время блудной брани отказывайся, когда приглашают на пире. Если же придет к тебе гость, то ему услужи и его упокой, а себя самого огради втайне воздержанием и от пищи, и от пития.

    Оглавление   
О злопамятстве, гневе, ненависти, зависти и ропоте


   1. 4. Монаху Маркеллину.
    Молитвою и воздеянием рук Моисей обратил в бегство Амалика. Посему, если не помнишь зла на брата и молишься за ближнего, который оскорбляет и огорчает тебя, то явно, что руки твои воздеты горе, к небу, и, конечно, ты получишь помощь, когда искушает и начинает преодолевать тебя диавол. А если хранишь в себе гнев на ближнего, сам нападаешь на него, порицаешь, клевещешь на человека, то, без сомнений, руки твоего внутреннего человека опущены еще долу, к земле, хотя, видно, что и руки воздеваешь, и око возводишь к Богу. И молитва твоя не будет услышана. «Руки бо твои,— говорит Бог,— исполнены крове» (Ис. 1,15) братней. Ибо что убийственнее памятозлобия? Посему послушаем Того, Кто говорит: «Измыйтеся покаянием, и чисти будете от лукавств ваших» (16), при помощи чистой молитвы.
   1.11. Сенатору Птоломею.
    Скажи другу своему, что необузданная горячность бывает для людей причиною величайших зол.
   1.102. Диакону Капитону.
    Надлежит тебе принудить себя любить мысленно и ненавистных тебе людей.
   1.103. Диакону Капитону.
    Погрузил ты помысл в змеиную зависть и в горечь ненависти. Но имеешь у себя честное древо — Крест Господень, которым, если пожелаешь, можно усладить горькую воду твоего нрава. Ибо и великий Моисей, в самую горькую воду Мерры вложив древо, немедленно сделал ее весьма сладкой и приятной.
   1.142. Евлампию.
    Желал бы ты знать, что значит сказанное архиепископом Иерусалимским Иаковом: «Или мните, яко всуе Писание глаголет: к зависти» (Иак. 4, 5)? Не безвременно, но весьма благовременно и с особенною целью Божественное Писание говорит против зависти. Потому что всякое святое изречение против всякой страсти, особливо же против пагубной зависти, обыкновенно возлагает на нас самое крепкое оружие.
   2.43. Монаху Кириллу.
    Почему говоришь, будто бы мал грех, ради которого отрицается Бог и которым наносится оскорбление Богу нарушением Божественных заповедей? Если убиет кто мужа или умертвит младенца, без сомнения, одинаково делается убийцей и судится как убийца. Поэтому, как же подвергаешься такому падению, за которое не будешь допущен в царство небесное?
   2.44. Монаху Кириллу.
    Не ропщи, человек, если бы случилось тебе и смертной подвергнуться опасности, исполняя то, что приказано тебе братством, потому что роптать несвойственно монаху. Ибо сказано: «Слушаяй вас, Мене слушаете», и осмелившийся отринуть вас, «Мене отметается» (Лук. 10,16). И Апостол пишет: «Не ропщите, яко же нецыи» из Израильтян «ропташа, и погибоша от всегубителя» (1 Кор. 10,10). Поэтому, если не хочешь погибнуть, то прекрати роптания. Или как в состоянии будешь воздевать руки ко Господу и молиться, по апос-тольскому преданию, «без гнева и размышления» (1 Тим. 2, 8)? Ибо ропот есть порождение гнева.
   2.199. Комиту Пигасию.
    Ни с чем не сообразно бить тебе свою сожительницу, которая и целомудренна, и достохвальна, всю жизнь сохраняет к тебе благорасположение, по великой скромности и из уважения к тебе не смеет и посмотреть на тебя косо. Поэтому перестань мучить вернейшую тебе, чтобы она не вознегодовала на тебя. Ибо признак души любомудрой — вовсе не налагать ни на кого рук, а поступающих лукаво поражать словом. Напротив же того, со всею готовностью наносить удары всякому, кто встретился — признак человека непорядочного и невоспитанного.
   2.207. Оресту слесарю.
    Узнал я некогда об одном человеке, что он прямо бросил во врага камень, но камень, полетев вкось, ударил в глаз сыну бросившего, который где то стоял беззаботно, и сделал его слепым. Ибо вознамерившийся сделать зло другому, более себе делает зло, по правдивому определенью всевидящего Бога. Сказано это мною к тому, чтобы перестал ты произносить проклятия на всякого, кого только почитаешь врагом, и чтобы собственный твой дом не постигла пагуба. Потому что заповедано нам молиться за врагов, а не проклинать их.
   2.284. Председателю Ликинию.
    Не говори: не могу примириться с человеком, мне враждебным, потому что он зол и неисцелим. Ибо можешь примирить его с собою и сделать благорасположенным к себе, если только пожелаешь этого всею душою. Что свирепее льва? Однако же и его укрощают люди. Искусство преодолевает природу: лев делается смирнее овцы и ходит по торжищу, никого не боясь. Поэтому какое будешь иметь извинение и какое оправдание, говоря, что не можешь укротить человека, когда укрощают и зверей? Но как зверю противоестественна кротость, так человеку противоестественна свирепость. Посему пожелай, хотя в настоящее время, смягчить и другом себе сделать соседа.
   2.292. Квестору Олимпию.
    Неполезно гневаться как без причины, так и по основательной причине; ибо справедливо воспрещено сие Господом (Матф. 5, 22). Посему, если захочешь любомудрствовать по Христе, то все злые люди, всегубительные и всезлобные демоны и даже сам виновник всякого зла, сатана, не возмогут подвигнуть тебя к гневу и ярости.
   2.294. Пресвитеру Феодору.
    После того, как овладела тобою вражда, напала на тебя жестокая буря, возмущенный ум твой не может уже ни видеть, ни слышать здраво. Но если, сделав себе принуждение, расторгнешь тучу неприязни, то придешь тогда в состояние воспринять свыше душевную ясность. Потому что, отложив ненависть к ближнему, исполнишься любви, благоугодной Христу, и взор, по неприязни казавшийся тебе прежде враждебным и неприятным, теперь, когда помысл озарится светом, покажется желанным и приятным.
   2.300. Председателю Валерию.
    Когда видишь враждующего против тебя и приходит тебе на мысль все, что потерпел или выслушал ты от него прискорбного, то старайся это забыть, а если остается то в памяти, припиши все диаволу. Собери же в мысли, что сказал или сделал полезного когда-либо такой человек, и если остановишься на этом припоминании, то весьма скоро успокоишься, избавившись от своей суровости и от ожесточения.
   3.1. Референдарию Феоктисту.
    О лжепророке пишет Лука: «внезапу же нападе нань мрак и тма, и осязая искаше вождей» (Деян. 13,11). Посему смотри и ты, чтобы вместе с тем, как приходишь в гнев, не стать причастником тьмы и помрачения в уме. И нужно тебе поискать Божественных наставников, которые бы привели тебя от гневного нрава к кротости и великодушию, просвещающим ум.
   3.59. Бывшему консулу Акиле.
    Прежде Господня дня старайся предварить небесного Судию и исхить себя из геенны. Если хочешь, чтобы вышний Владыка уступил тебе тысячи талантов, прости сорабу своему «сто пенязей» (Матф. 18, 28). А сорабом твоим называю служителя твоего, потому что и у него есть Господин на небе.
   3.287.
    В точности обязана знать твоя малоученость, что, если и апостольские чудеса будет совершать человек, делающий все на показ, мятежный и гневливый, то мерзок он пред Богом и пред людьми. Да не будет же неизвестным тебе и то, что многие из епископов наследуют пещь огненную.
   4.45. Диакону Еортасию.
    Когда припоминалось оскорбившее тебя лице и ты, поборов себя, в состоянии был освободиться от этого припоминания, то поступил ты как Давид, потому что и ты исторг добычу из уст львовых (1 Цар. 17, 35), под львом же разумею раздражение. И если еще поразишь медведицу, то есть лукавое пожелание, тогда, несомненно, «душа твоя водворится в благих» Господних (Пс. 24, 13).

    Оглавление   
О нищете, сребролюбии, попечительности и милостыне


   1.234. Софиану, стражу при дворце.
    Господь наш Иисус Христос в удел нищете дал блаженство, потому что она одна умеет соблюдать меру человеческой бедности, ненавидит надмение, укращает высокоумие, смиряет помыслы, посрамляет гордыню, наблюдает за жизнью человека и убеждает утаивать ее, чтобы не лишиться спасения.
   1.291. Трибуну Евифию.
    Когда покажешь мне мирный договор пса и гиены, тогда поверю тому, что утверждаешь, будто бы ненасытно обогащающийся может быть человеколюбивым.
   2.21. Никодиму.
    Благодарить обязан ты Бога, что нет у тебя денег, в которых потребовался бы у тебя отчет в день Суда. Ибо сказано: «Емуже дано много, множайше просят от него» истязатели Ангелы (Лук. 12, 48). И богач за данные ему деньги подвергнется тяжкому наказанию, строгой ответственности и страшному исследованию: хорошо ли он или худо распорядился тем, что было ему передано Промыслом Божим.
   2.54. Монаху Евфимию.
    Крайне нелюбомудренным делом почитаю для нас, оставив заботу о небесном и вечном, заниматься тем, чтобы изнурять себя попечением о земном и выдумывать тысячи предлогов для приобретения временной и неразумной выгоды.
   2.59. Монаху Адриану.
    Для чего великою и безвременною заботливостью подвергаешь себя опасности впасть в неверие, ожидая себе оставления Богом и оскудения в потребном для жизни? Имеешь пока нескольких помощников, оказывающих пособие великой твоей немощи: славного у всех сановника Герона, который от сердца весьма уважает монахов, и племянника святейшего епископа, который также монахолюбив, и еще досточестнейшую диакониссу Христову Феодулу.
    А если приходит тебе на мысль, что могут они скончаться прежде твоей смерти, то, без сомнения, Бог, видя кротость и безмолвие души твоей, безмятежность, непытливость и доброе старание об усовершенствовании себя, внезапно пошлет тебе людей, которые послужат твоим нуждам. Потому что Бог может и «из камней сих воздвигнуть» готовых с усердием служить проходящим монашескую жизнь. Ибо живущим благочестиво, досточестно и добродетельно — кто не подаст, даже с усиленною просьбою о принятии, не только потребного, но и того, что сверх потребности? Ибо если Вавилоняне, народ варварский, по праву войны взяв Иерусалим, уважили добродетель Иеремии и великодушно оказали ему всякую услугу, не только дав нужное для пропитания, но даже снабдив сосудами, какие обыкновенно употребляются при принятии гостей, то неужели не уважат добродетельной жизни единоплеменники, с детства уже жившие не как варвары и очистившие свой рассудок к уразуменью лучшего и ревнующие о добродетели? Они, если по каким-нибудь причинам и не смогли сами сделаться ее подвижниками, то чтут ее и дивятся ее подвижникам.
    Поэтому не заботься много, но, по совету Петра и Павла, «бодрствуй и трезвися» в молитвах (1 Петр. 5, 8; 1Сол. 5, 6) и всю печаль твою возложи на Бога (1 Петр. 5, 7). Ибо сказано: «Господь близ. Ни о чем же пецытеся, но во всем молитвою и молением прошения ваша да сказуются к Богу» (Филип. 4, 5. 6), и Он во всем будет промышлять о вас. И еще в другом мест написано: воззрите на древние роды, «кто когда верова Господеви, и презре и» (Сир. 2, 10)? Все это читал ты, однако же напомним тебе. Даниил в Вавилоне, вверженный в ров львиный и не потерпевший от львов ничего худого, истаивал от голода. Но Пророк Аввакум, приняв повеление от Бога и перенесенный из иудеи в Вавилон Ангелом, в самый ров львиный приносит обед. И великий Даниил, благодаря, говорит: «помянул бо мя еси, Боже, и неси оставил взыскующих Тя» (Дан. 14, 28). Поэтому сие, и подобное сему, содержи в уме, непрестанно прибегай мыслью к Богу, и к одному Богу.
   2.69. Архимандриту Виктору.
    На подвигах борцов намазанный маслом легко ускользает от так называемых у них захватов, а если ляжет на него пыль, то с трудом вырывается из рук противника. Так и здесь тот, кто не имеет забот, не уловим диаволом. А заботящийся попечениями, как пылью, гладкость беззаботного ума обратив в негладкое, с трудом исторгается из сатанинских рук. Итак, под маслом разумей теперь беззаботность, а под пылью — многообразный заботы настоящего века.
   2.103. Монаху Евфимию.
    Если мы не лениво совершаем духовное дело и трезвенно заботимся о служении, какое нести на себе обязывает нас святое правило, то явно, что пекущийся о нас Бог тем более возбудит благочестивые души служить нам всем, что для нас потребно. Если же сами мы ленимся и не заботимся о занимающихся духовным делом, то удостоимся ли того, чтобы и о нас позаботились?
   2.139. Председателю Палатину.
    Часто говоришь ты: как могу спастись, покрытый тысячами душевных струпов, исполненный несказанных зол, сожигаемый собственною мучительною совестью? Загляни, хотя отчасти, со вниманием, человек, в Богодухновенное Писание и не будешь иметь нужды в моих советах. Смотри, что говорит Соломон: «милостынями и верами очищаются греси» (Притч. 15, 27). Смотри еще, что Пророк Даниил советует Навуходоносору: беззакония «твоя милостынями искупи» и грехи твоя «щедротами убогих» (Дан. 4, 24). Послушайся и Сираха, который увещевает: «огнь горящ» вода, и пламя грехов угасить «милостыня» (Сир. 3, 30) «Милостыня бо от смерти избавляешь» (Тов. 12, 9), то есть от смерти, которая есть следствие страшного и в трепет приводящего осуждения и тьма, как думает Товит и Соломон.
   2.169. Попечителю Амвлиху.
    Для чего утруждаешь себя, человек, и утомляешь без конца? Для чего рвешься в лживую суету? Окаянным и неблаженным называется такой образ мыслей у Божественного Пророка. Ибо он говорит: «блажен муж, ему же есть имя Господне упование его, и не призре в суеты и неистовления ложная» (Пс.39,5). Разве мы сами совершаем то, что нужно для нашей жизни? Все домостроительствует Бог. И человеческое старание, если нет ему Божией помощи, не должно достигнуть конца, Божие же домостроительство и без человеческого содействия подает совершенные блага. Посему доброе дело — возлюбить добро. Что же такое добро? Не то ли, чтобы, укоренившись и укрепившись в твердой и нелживой вере, всю заботу и все попечение возложить на Господа?
   2.175. Опекуну Капитону.
    Не целуй руки свои, хваля их и ублажая себя за то, что ими добываешь пропитание и дому своему, и многим другим людям, пустым и негодным. А лучше благодари Бога, Который и руки тебе дал, и промышляет о тебе. А если, забывая Бога, кланяешься рукам своим, то бойся того, как бы со временем не расслабели от немощи или не отсохли у тебя руки.
   2.193. Зосиме сапожнику.
    За одно смирение спасен мытарь. И Господь говорит, что всякий «смиряяйся вознесется» (Матф. 23, 12). Потому и святой Давид в оправдание свое выставляет смирение, говоря: «вонми молению моему, яко смирихся зело» (Пс. 141, 7). И еще говорит: «виждь смирение мое и труд мой, и остави вся грехи моя» (Пс.24,18). Посему не печалься не кстати, говоря: нет у меня денег непрестанно подавать нищим. Ибо, когда не имеешь у себя ничего, и Бог с тебя не взыщет, но не медли принести Спасителю то, что имеешь, то есть сокрушенное и смиренное сердце и неоскудную молитву, и не будешь уничижен Тем, Кто любить смиренных и удостаивает их Своего утешения.
   2.219. Филону.
    Один возымел склонность к чему-либо суетному в мире, а иной уязвлен чем-нибудь нимало не полезным для души. Но ты с любовью заботишься только об одном,— чтобы нещадно расточать имение свое на подвижников Христовых. Поэтому то, сколь великие воздаяния получишь ты за это, явно прежде кончины показывает тебе благодать Господня, которая, как предведущая будущее, внушает тебе делать душеполезное и наперед открывает вечные награды.
   2.235. Легату Зиновию.
    Многие во время бури на море своими руками бросают в глубину груз, какие бы ни были в нем драгоценности, имущество, ставя ниже временной жизни, только бы корабль, обремененный тяжестью груза, избавить от опасности. А ты, ублажая выкупающих себе жизнь вечную и нескончаемую, не хочешь уделить своего богатства нуждающимся, но решаешься скорее погибнуть вместе с грузом огромного имения, нежели спастись, выбросив хотя бы часть оного. Почему же на тебя не действует столько страх Божий, сколько на других действует страх моря?
   2.254. Диоскорие вдове.
    Всевидящий Бог Пророку Илии, имевшему нужду в необходимой пище, сказал: «иди в Сарепту сидонскую: заповедаю тамо вдовице некоей препитати тя» (3Цар. 17, 9). Иди,— не потому что устами и языком явно изрек сие вдовице Владыка, но потому что ей и чадам вложил в ум благочестивые помыслы позаботиться о Пророке. Посему и ты не предавайся малодушию, но только молись, с благодарностию перенося нищету, и Господь всяческих внушит сердцам людей, имеющих достаток, снабдить тебя не только потребным, но и сверх потребности.
   3.6. Ходатаю по церковным делам Гигантию.
    Если думаешь о себе, что стал ты совершенно выше плотских удовольствий, и даешь видеть, что подвиза-ешься в посте, то какую пользу приносить тебе старинное золото, оставшееся от предков и с немалою тщательностью у тебя хранимое? Разве и тебе, как драконам из басен, доставляет какое-нибудь удовольствие неусыпно стеречь зарытые в земле золотые сокровища?
   3.7. Пресвитеру Савину.
    Написано: «да распространит Бог Иафева» (Быт. 9, 27). И мы весьма желаем того же тебе, человек Господень. Господь да распространит и умножит, да прославит и возвеличит дом твой. Бог да соделает его блистательным, да наполнит тысячами благ, да дарует ему известность у всех людей и да сотворит его именитым. Господь да водворяется в дому твоем, потому что прибытки твои доставляют успокоение нуждающимся, плод твой добр, благ и вечен, и от него часто вкушает Спаситель наш Христос. Ибо когда рабы, пребывающие в нужде, едят, тогда Владыка Христос, Себе усваивает то, что бывает с Его служителями, Себя признает вкушающим. Поэтому не печалься и не скорби о том, что некоторые христолюбивые и богочестивые мужи и жены отвне приносят тебе что-то в твое распоряженье. Ибо не причинишь никакого ущерба и не положишь преграды воздаяниям, какие следуют тебе, когда, подавая нуждающимся свое собственное, вместе со своим достоянием благодушно и усердно передавать будешь и чужие приношения. Сим даже в большее число крат умножаешь, а не умаляешь Божье воздаяние, и более светлый сплетается тебе венец. Господь, видя искреннее, нелживое и блаженное расположение твоего сердца, внушает достойным и при жизни своей отдавать, и, умирая, оставлять тебе щедро, чтобы и они были помилованы, и ты прославился и увенчался, со своим имением раздавая и приносимые другими блага.
   3.57. Монаху Мавриану.
    Если постоянно пребываем в монастыре на безмолвии, в молитве и псалмопении, и не беспокоим мирян, то Бог, промышляя и прилагая попечение о нас, их самих приводит к нам и понуждает с усердием удовлетворять нашим телесным потребностям. Печется же о нас Бог, когда и мы печемся о деле духовном.
   3.97. Пресвитеру Лусию.
    Если проводишь жизнь с малыми потребностями и без излишеств, то скажет о тебе книга блаженного Иова: благословен рожденный «от жены малодетен» (Иов. 14, 1), соделавшийся свободным от многих и неизбежных житейских забот. Ибо благословляется не многопопечительный, неверный и достойный проклятия, но беспечальный и имеющий у себя только самое необходимое.

    Оглавление   
О страсти уныния - праздности, лени и скуке


   1.304. Чтецу Елладию.
    И сам сознаешься, что праздность, особенно для невежд, есть начало худых дел, знаешь также, что Евреи в пустыне, поскольку им нечего было делать, впали в идолопоклонство. Посему не гнушайся рукоделием: оно полезно и весьма трезвенно.
   2.215. Диакону Сотириху.
    «Яко же дверь обращается на пяте» своей,— говорит Соломон,— тако муж ленивый на ложи своем (Притч. 26, 14). И «калу воловию» уподобляет ленивого Сирах (Сир. 22, 2). Вот что могу сказать твоей лености.
   2.278. Комиту Константину.
    Нет отрады душе (хотя и утверждают, что есть) проводить время на зрелищах и конских ристалищах. Напротив того, это крайняя погибель и страшный вред для души. Если же действительно хочешь найти себе хорошее успокоение, то спеши во вселенскую Церковь, иди туда, где подвизаются монахи. Там подлинно найдешь много утешения для добрых и великое врачество для болезнующих сердцем. Потом испытай себя самого, каков ты бываешь, выходя из церкви и из монастырей, и каков,— выходя со зрелища и конского ристалища? Сличив тот и другой день, не будешь иметь нужды в постороннем вразумлении. Потому что сравнения обоих дней достаточно будет, чтобы показать тебе великость как пользы, приобретенной в церкви и в монастырях, так и вреда, получаемого в цирках и на зрелищах.
   3.127. Пресвитеру Полихронию.
    И письмом своим и через подателей письма просил ты меня подать тебе какой-нибудь совет, как истребить уныние и уничтожить грусть, тайно посеваемую демонами в твоем трудолюбивом и боголюбивом сердце. И нимало не медля, вкратце, в немногих словах подам тебе утешение. Будь же внимателен к тому, что скажу. Воды, в большом количеств поднимаемые облаками в высоту — разумею же воды морские,— по повелению Божию, отлагают свою соленость и делаются сладкими. Так и мы, по Божию изволению и Божиею силою, тогда будем подняты и соделаемся добрыми и чуждыми всякой греховной солености, когда «поглощающии» нас, по пророчеству, «удалятся» от нас (Ис. 49,19). Ибо «восхищены» будем на мысленных «облацех» в таинственный воздух, и «тако всегда уже с Господем будем» (1 Сол. 4,17), не соглашаясь более падать или уклоняться от вожделенного и истинного Владыки и Пастыря и отдаляться от Его благости. Но будем за Ним следовать в продолжение всей вечной жизни, состоять всегда под Его управлением и пастырством. Посему будем утешать себя и утешаться в «словесех сих», как пишет божественный Апостол Павел (18), без сомнения, преодолеем скорбное ощущение, коварно посеваемое в нас нечистыми духами, чтобы ослабить нас и лишить силы веру в воскресение праведных. Ибо для чего нам унывать или падать духом после того, как Господь ясно обетовал в Евангелии, что, когда «вознесен будет, вся привлечет к Себе (Иоан. 12, 32)? И Пророк подкрепляет и ободряет каждого, говоря: «потерпи Господа и сохрани пути Его, и вознесет тя, еже наследити» горнее место (Пс. 36, 34). Посему, представляя сие в мысли, не будем отчаиваться в своем спасении. «Поработаем же Господеви со страхом и возрадуемся Ему с трепетом» (Пс. 2, 11) и великим благоговением, никогда не предаваясь ни безнадежности, ни небрежению, ни презорству.
   3.145. Монаху Петру.
    Никогда не должно пребывать в праздности и прекращать изучение Писания, молитву, духовные песнопения и светоносное, согласное с правдою, делание, чтобы, вознерадев о себе самих, при расслаблении нравов, не утратить нам теплоты благодати. Посему-то божественный Апостол повелевает, взывая: «духа не угашайте» (1 Сол. 5, 19). Да и в ветхозаветном законе, как неоднократно ты слышал, предписано: «огнь на алтаре да горит на нем»,— то есть, во владычественном души,— и «не угасает» (Лев. 6, 12).
   3.155. Председателю Венустру.
    «Сон сладок работающему» (Еккл.5,11),— говорит Божественное Писание. Ибо тогда действительно он сладок и весьма приятен, и спящий некоторым образом покоится и безмолвствует, когда овладевшая телом душа достаточно и в меру употребляет пищу, положив для себя целью напитать и прикрыть тело. Тогда и для раба сон делается сладок. А кто предается роскоши и неумеренным употреблением всего раздражает тело, тому не сладок и не естествен сон и нимало не дает упокоиться душе владеющей сим рабом. Потому что свергает он с себя иго рабства, пресыщаемый многоценными яствами и питиями, и представляет себя свободным, и, восстав против господствующей природы, возбудив рой непотребств, без стыда выступив на поприще различных удовольствий и на состязание в самых гнусных страстях, домогается позорных венцов и наград.
   3.191. Монаху Алвину.
    Чем сильнее налегает на тебя дух блуда, тем более сам ты расслабляешь душу нерадением и печалью, не хочешь уже ни молиться, ни петь псалмы, но без меры предаешься сну. Поступая же так, не знаешь, что веселишь этим врагов и делаешь их более наглыми, несносными и неотступными. Потому что нечистые демоны привыкли при тех пребывать и тех более тревожить, которые расслабляют себя леностью и не радят о молитве и о Божественном песнопении.
   4.51. Диакону Юлиану.
    Старайся не предаваться нераденью, сонливости и паренью мыслей, но принуждать себя к трудам и подвигам добродетели, рассуждая, что постоянный труд лучше беспечного состоянья.

    Оглавление   
Утешения в скорбях, печалях и отчаянии


   1.7. Монаху Маркеллину.
    В Самарии, в царствование Иорама, сына Ахавова, поскольку ополчился против нее царь ассирийский, оскудело необходимое, и продавалась «глава ослова за пятьдесят сикль, и четвертая часть меры гноя голубинаго за пять сикль сребра» (4 Цар. 6, 25), почему все ожидали бедственной смерти. Но сверх чаяния настало такое всего изобилие, что «мера муки пшеничны» продавалась за сикль, и две меры ячменя также за сикль (4 Цар. 7, 16). «Ибо Господе разоряет советы языков и князей, совет же Господень во век пребывает» (Ис. 32, 10—11). Посему не впадем в малодушие, но будем и в скудости ожидать изобилия, и в скорби — упокоения.
   1.23. Маркиану.
    Ты недостоин? Веруй, что спасешься. Ты бесчувствен? Не ожидай спасения. Недостойных, но благопризнательных и при всякой скорби благодарящих, милует и спасает человеколюбивый Бог, хотя бы они дошли даже до глубины отчаяния в принятии благ. Но бесчувственных не милует. Кто же бесчувственен? Не тот ли, кто не хочет благопризнательно исповедать, что исповеданием Владыки Христа тысячи благодеяний и выгод дарованы миру?
   1.55. Зосарию трибуну. Если после великой радости постигла вас горесть, то ожидай, что Бог, призванный в помощь, без сомнения, великую печаль переменит на веселие, еще большее прежнего.
   1.70. Диакону Помпию.
    Не падай духом. И тебе, уверовавшему во Христа, родившегося от семени Авраама, дан мысленный жребий, потому что Бог приснопамятных патриархов стал и твоим Богом.
   1.100. Евфию, чиновнику при градоначальник е.
    Постигшая тебя печаль предобручает великую радость, но вместе готовит и достаточное прощение того, в чем ты прегрешил.
   1.120. Скороходу Епигону.
    При постигших бедствиях не давай ослабевать доброй надежде и не выпускай из рук рога Божественного упования. Богу, если угодно Ему, не трудно и горестное переменить в светлое и радостное.
   1.183. Иподиакону Гигантию.
    Чтобы не утратить тебе права на дарование неустрашимости и совершенного бесстрастия и самому себя не подавить печалью, имеешь святого Моисея, который ободряет тебя и говорит в книге Левит: «и дам мир в земли вашей, и уснете, и не будет устрашаяй вас, и погублю звери лютыя от земли вашея, и поженете враги ваша, и падут пред вами» (Лев. 26, 6—7). Землею называет сердце человеческое, принимающее в себя добрые и худые семена, а лютыми зверями — неприязненных демонов и злоухищренные внушения порока.
   1.226. Зефириану.
    Нет нужды как полагаться на множество похвальных дел, так и отчаиваться по причине падений. Фарисей, полагавшийся на добрые свои дела, пал с самой высоты добродетели, а не отчаявшийся мытарь настолько возвысился, что, по суду Совершеннейшего, превзошел и совершенного фарисея.
   1.227. Правителю дел Никарсту.
    Как на вздымающемся в высоту море, среди высящихся отовсюду волн, ладья тонет, так и душа, когда отовсюду окружило ее уныние, вскоре бывает подавлена, если не найдет, кто простер бы к ней руку и утешил ее.
   1.231. Диакону Евсевию.
    Бог многое совершает тайно, нам же — на пользу. Хотя происшествие и кажется прискорбным, но мы, как верные и искренние служители, не будем пытливо доискиваться причины происшедшего. Ибо в одном только надобно увериться,— в том, что Промыслителем душ наших все ниспосылается на пользу нам, и не входить в исследование, как это бывает, и если не узнаем, не огорчаться и не унывать. Потому что нет для нас пользы знать это, как по той причине, что мы смертны, так и по той, что легко предаемся кичливости и высокоумию.
   1.296. Пресвитеру Филику.
    Сильным и крепким душам свойственно со многими скорбями проходить путь настоящего века. Ибо Господь избирает для сего душу твердую.
   1.300. Калокиру.
    Христос Бог и Владыка всяческих в Евангелии ясно и вразумительно призывает к себе обремененных всякими грехами, возглашая: «приидите ко Мне, и Аз упокою вы» (Матф.11, 28). Ибо, как утверждал Он, сие было причиною сошествия Его с неба. Не «приидох,— говорит Он,— призвати праведники, но грешники на покаяние» (9, 13). И: «не требуют здравии врача, но болящии» (12). А если так, то нимало не отчаивайся, но лучше укрепляйся более благими надеждами.
   1.305. Градоправителю Феоне.
    Безутешно печалиться, плакать и поститься над умершим родственником — служит обличением неверия и безнадежности. Кто верует, что преданный теперь погребению воскреснет из мертвых, тот укрепится надеждою, возблагодарит Бога, плач переменит на благодушие, будет молиться, чтобы почивший сподобился вечного помилования, также обратится к исправлению собственных своих падений.
   1.306. Созомену.
    Если кто с благодарением и мужественно перенес утрату любимого, то назовут его мудрым и великодушным, и будет прощено ему много прежних грехов.
   1.318. Диакону Кириаку.
    Сказанное Апостолом: «утешайте себе, дондеже, днесь, нарицается» (Евр.3,14),— и написанное в книге Иова: «бысть же, яко день сей» (Иов. 2, 1),— означаете целый настоящий век. Потому что вся жизнь человеческая — один день. А поэтому и «сатана» непрестанно и всегда «просит сеять вас, яко пшеницу» (Лук. 22, 31). Посему сказано: «бысть, яко день сей»,— то есть и тогда случилось быть чему-то такому, что и у нас ныне случается с искушаемыми диаволом. Посему прекрасно не малодушествовать, но призыванием и утешением Духа укреплять мысли свои, чтобы враг не поглотил нас по причине отчаяния.
   1.323. Мавриану.
    Сыне Божий Иисус Христос не пощадил Себя, чтобы пощадить нас, и единый Безгрешный умер за грешников. Посему не отчаивайся, но поспеши ко спасенью.
   2.17. Агафону Декемврию.
    Многие из людей худого нрава, с намерением утаить от других скорбь, какою омрачено их сердце, громко смеются и представляют себя людьми веселящимися. Но нужно знать, что внутренне они исполнены великой печали, потому что отвратилась от них по справедливости радость.
   2.20. Чтецу Исидору.
    Первоверховный из Апостолов Петр говорит что если укоряют вас за имя Христово, «блажени есте» (1Петр. 4, 14). И Господь изрек устами Исаии: «не бойтеся укорения человеча» (Исаиа 15, 7). Да и Сам Он взывает в Евангелии: «Блажени есте, егда поносят вам: радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех» (Матф.5, 11. 12). И Апостол Павел в послании к Евреям весьма похвалил имеющих горячую веру в Спасителя Христа. А если сие действительно так, то нимало не падай духом и не приходи в боязнь, если люди низкие, безбожные и ненавистные поносят тебя за добрую о тебе славу, за доброту нравов твоих и за видимое для всех благочестие. Ибо и блудники смеются над целомудренными, и нечестивые издеваются над благочестивыми, и порочные ругаются над добрыми, и слепые называют себя дальновидными, и самые негодные люди с рукоплесканием разглашают грехи и самые постыдные страсти бесчестия, уверяя, что горькое сладко. А мы над ними лучше посмеемся еще больше, чем они, их осудим, будем плакать и проливать слезы о по-гибели всех, подобных им.
   2.42. Монаху Фавстину.
    Что скорбишь, мятешься, ропщешь и жалуешься, ропотник? Для чего выказываешь себя нетерпеливым и самым малодушным, не перенося мужественно приключившегося с тобою? Вспомни о том, кто говорит в советах своих: «Чадо, аще приступаеши работати Господеви, уготови душу твою во искушение: управи сердце твое и потерпи, и не скор буди во время наведения» (Сир. 2, 1. 2). Ибо знай: без суда Божия никого не постигает ничто скорбное. Поэтому «мужайся, и да крепится сердце твое, и потерпи Господа» (Пс. 26, 14), чтобы помиловал тебя.
   2.52. Монаху Мавриану.
    Искушение несносной печали и великого уныния можешь уничтожить обильными слезами, благими надеждами и любовью к сладчайшему Спасителю Христу.
   2.60. Монаху Флориону.
    Изнемогши телом, не падай духом, думая, что некому будет утешить тебя. Ибо «благо есть надеятися на Господа, нежели надеятися на человека» (Пс. 117, 8). Без сомнения же, Бог найдет способ тебя утешить и у Источника премудрости не будет недостатка в промышлении нужного ко спасению.
   2.73. Подвижнику Зосе.
    Блаженный Петр вместо огня во дворе Каиафином (Иоан. 18, 18), где подвергся искушению, нашел впоследствии Божественный огонь при море Тивериадском. Ибо, будучи наг по причине отречения,— не подумай, что отвергаю Евангельскую историю и примешиваю нечто от своего ума,— Итак, будучи наг, блаженный Петр «препоясуется епендитом» упования на Христа (Иоан. 21, 7), ввергается в море щедрот Божиях, приходит к Иисусу, как цепью какою влекомый, к Нему любовью. И поскольку во время отречения Петр был утружден, изнурен, огорчен плачем и печалью, как лишившийся Господа, то Владыка ободрил его чудным хлебом и чудесною рыбою. И после вечери говорит Спаситель с ним, желавшим услышать блаженный голос, и успокаивает и утешает его по множеству болезней сердца Петрова, и таким образом усладив его, поставляет пастырем целой вселенной (25).
   2.104. Монаху Марину.
    Не приходи в негодование и неудовольствие, обременяясь продолжительностью искушений, не дивись тяжким и частым нападениям, разграблениям и гонениям мысленных варваров. Ибо надеемся, что, если будем претерпевать это с благодарением, даже от врагов и ненавидящих нас приобретем спасение.
   2.124. Монаху Нимертию.
    Многократно искал тебя дух боязни и не находил, потому что не был ты предан ему в обучение. А теперь он нашел и смущает тебя целые ночи и целые дни. Но не унывай и «потерпи» в молитве«Господа», ожидая, что избавит тебя, часто пред очами Его орошаемого слезами.
   2.125. Монаху Нимертию.
    Если говоришь, что вовсе не можешь больше жить в кельи один, сверх чаяния побеждаемый безмерным демонским страхованием после того, как столько времени по отречении твоем от мира уединенно пребывал ты в пустыне, то возьми теперь к себе какого-либо боголюбивого и благоговейного человека, и пусть он вместе с тобою и живет, и молится, и поет псалмы, и пребывает во бдении, пока не получишь Божественной помощи и не будет прогнан лукавый демон.
   2.126. Монаху Нимертию.
    Уверен я и твердо убежден, что оставит тебя демон боязни, обращенный в бегство святым Ангелом. Ибо «не оставит Господь» навсегда «жезла грешных» демонов «на жребии праведных» людей (Пс. 124, 3). Потому и Давид сказал: «терпя потерпех Господа», (который навел на меня искушение, «и внять ми, и услыша молитву мою» (Пс.39, 1).
   2.127. Монаху Нимертию.
    Вот, по благодати, сил и человеколюбию Христа, Всевышнего Бога, прошло восемь месяцев, и прогнан от тебя нечестивый дух, и снова небоязненно один живешь ты в кельи.
   2.136. Филоксену, хранителю народной переписи.
    Не должно ни в радости предаваться неистовству и напрасно надмеваться, ни в горестных обстоятельствах предаваться неразумию, падать духом и утопать в печали. Это свойственно душе немужественной и изнеженной. А тленная эта жизнь ничем не отличается от представляемого на зрелище. И благоуспешность в делах, и противное тому не окажутся здесь прочными.
   2.160. Елене, жене знатного сановника.
    По видимости ты верная, но стараешься подражать эллинам и уподобляться неверным. Ибо если несомненно веруешь, что по скончании настоящего века будет воскресение всех умерших, то почему плачены непрестанно и неутешно терзаешь себя? Если и почил прекраснейший сын твой Никарет, который был у тебя один, то увидишь в оный день, что благолепнее солнца, в неизреченной славе и радовании предстоит он Царскому Престолу и за тебя приносит моления Христу, человеколюбивейшему Царю веков. И тогда ублажишь себя, видя, что от чрева твоего рожденный сын пребывает в небесных чертогах, имеет дерзновение пред Создателем всех Богом, избавившись от мира и живущего в нем многовидного греха и на-слаждаясь чистою, непреткновенною и вовеки нетленною жизнью. Поэтому положи конец сему достойному порицания малодушью и сему безмерному плачу. Восприми же блаженную радость, добрые ожидания, благие надежды, чтобы слезами своими и не огорчить сына своего, отшедшего отсюда ко благу, и не подвигнуть на гнев против тебя с любовью принявшего его Владыку. Вспомни также что пишет святой Апостол: не «хощу вас, да о умерших скорбит», как скорбят язычники, «не имущии упования» (1Сол.4, 13). Посему «всегда радуйтеся: непрестанно молитеся, о всем благодарите: сия бо есть воля Божия» (5,16—18).
   2.162. Диакону Ксенофонту.
    Вознерадев несколько, впал ты в грех и помрачил славу целомудрия. Но, вскоре отрезвившись и, как надлежало, переменившись, признал справедливым возвратиться в прежнее состояние, не допустив до себя пагубного отчаяния, какое внушал тебе диавол. Ибо он и ко греху побуждает, он же и по содеянии греха ввергает согрешившего в отчаяние. Посему согрешить — дело человеческое, отчаяться же — сатанинское и всегубительное; почему и сам диавол отчаянием низринут в таковую погибель, не захотев покаяться. Но мужайся, соберись с силами, «да крепится сердце твое» (Пс.26, 14), поддерживаемое добрыми надеждами. Ибо уверены мы, что теперь приложишь гораздо больший труд, прежнее поражение загладишь последующим старанием, и будешь увенчан, победив позавидовавшего тебе сопротивника. И увидим, что ты, «вместо крапивы и мелкого драчия», стал высоким, негниющим и благовонным «кипарисом» (Ис.55,13), или плодовитою пальмою, жалами воз-держания и злострадания, сладостного для поспешающих к покаянию, поражая поразившего тебя грехом диавола. Ибо добровольная скорбь, произвольная болезнь и многотрудность доброго злострадания гораздо сладостнее и дороже невольного покоя и наслаждения. Посему будет «слава» мысленного «храма» твоего «последняя паче первыя» (Апок.2, 10), и наследуешь ты «престол славы» (1Цар.2, 8), как говорит Пророки.
   2.165. Пресвитеру Фирмину.
    Если убедили мы сердце свое во время всякой напасти и скорби не прибегать к человеческим надеждам и не оттуда привлекать помощь, но слезами, воздыханиями, трудолюбивою молитвою и усиленными бдениями умилостивлять Всесовершенного и от Него ожидать защиты, то почему же смущаемся? Почему расслабеваем в малодушии, колеблемся, приходим в отчаяние, что Бог не сотворит вскоре просимого нами? Ибо думаю, что Бог делает это с намерением усилить твое к Нему молитвенное обращение и твою неотступность, чтобы, получив скоро, и не отступил ты скоро, и не предал забвению Его благого даяния. Но ты не унывай молясь, и, без сомнения, получишь. Ибо Господь в Евангелии сказал и некую «притчу о том, како подобает всегда молитися и не стужати» (Лук. 18, 1). Сверх сего знай и то, что замедление подаст тебе большую благодать, как сказал святый Апостол: «Могущему же паче вся творити по преизбыточествию, ихже просим или разумеем, слава», честь и держава во веки (Еф.3, 20. 21)!
   2.186. Пресвитеру Кириаку.
    Знаю все приключившиеся с тобою испытания и скорби. Посему восприми на себя оружие молитвы, не-умолчно взывая ко Господу, и тем паче, чем в большей мере и сильнее нападают на нас демоны и люди, скрежеща на нас зубами и думая, что не будет нам помощи свыше. Ибо если и не приобретем в помощники сильных людей, то, без сомнения, с упованием на Всесовершенного и с благодарением Ему получим крепкую помощь. Посему, смотри, что говорит в молитв сын Сирахов: «Прославлю Тебя, Господи Царю, и восхвалю Тебя, Бога, Спасителя моего; прославляю имя Твое, ибо Ты был мне покровителем и помощником и избавил тело мое от погибели и от сети клеветнического языка, от уст сплетающих ложь; и против восставших на меня Ты был мне помощником и избавил меня, по множеству милости и ради имени Твоего», от скрежетания ненавидящих мя. Уготован я был на уловление ищущими оскорбить и погубить душу мою, стужал меня окрест как бы огонь горящий; был я во глубине чрева мысленного ада и окружен «от языка нечистого и слова ложного, от клеветы пред царем языка неправедного. Душа моя близка была к смерти, и жизнь моя была близ ада преисподнего: со всех сторон окружали меня, и не было помогающего; искал я глазами заступления от людей, – и не было его. И вспомнил я о Твоей, Господи, милости и о делах Твоих от века, что Ты избавляешь надеющихся на Тебя и спасаешь их от руки врагов. И я вознес от земли моление мое и молился о избавлении от смерти: воззвал я к Господу, Отцу Господа моего, чтобы Он не оставил меня во дни скорби» (Сир. 51, 1—14). И в другом месте тот же сын Сирахов, предлагая совет, говорит: «Взгляните на древние роды и посмотрите: кто верил Господу – и был постыжен? или кто пребывал в страхе Его – и был оставлен? или кто взывал к Нему– и Он презрел его? Ибо Господь сострадателен и милостив и прощает грехи, и спасает во время скорби» (2, 10. 11).
   2.212. Попечителю Аглаофонту.
    Когда человек изнеможет наконец, видя, что несправедливо ненавидящие и расхищающее усиливаются и делаются властелинами, когда уже утратит он надежду, не имея себе помощника, тогда увидит и защиту, и помощь, чудесно подаваемые ему с неба. Поэтому не переставай молиться и надеяться.
   2.217. Епископу Мариану.
    Во всем можно находить великое домостроительство Благого Владыки о рабах Его, так что, если что кажется горестным и не во всем соответствует их желание, то и сие к польз многих домостроительствуется незримою премудростью Господа, по неисследимым судам Его. Но противостань искушениям, которые ныне, наподобие бури, восстают на нас, и увенчай себя, отец, молясь обо мне.
   2.271. Комиту Аммонно.
    Болезненное состояние, с крайнею для тебя опасностью, по злоумышлению диавола, постигшее тело твое не было нам неизвестно. А также и то, что приключилось сие с тобою по Божию смотрению, чтобы ты во всей ясности познал и неистовую злобу врага, и попечительность Христа, Который тебя, как преданного раба, скоро избавил от боязни.
   3.12. Пресвитеру Кириаку.
    Не дивись, видя, что сродник твой, богочестивейший Писимей, украшенный великою добродетелью, весь-ма часто терпит скорби и искушенья от диавола и от людей, служащих воле его. Как разбойники чаще проводят ночи без сна и делают подкопы не там, где сено и солома, но там, где золото и серебро, так и враги истины и правды более всего нападают и злоумышляют против тех людей, которые подвизаются в добродетели и стараются преуспеть при помощи Божьей
   3.26. Диакону Феодоту.
    Не надобно приходить в удивленье от того, что бывает в жизни; потому что и от людей трезвенных нигде не отступают искушенья — и от своих, и от чужих. Посему и Апостол, видя воздвигающиеся бури опасностей и боясь, как бы некоторые из учеников не пришли от сего в смущенье, сказал в своем послании: послал я к вам Тимофея, «чтобы никто не поколебался в скорбях сих: ибо вы сами знаете, что так нам суждено» (1Сол. 3, 3). Сказанное же им значит: такова жизнь наша, таков чин Апостольского постановленья, — терпеть тысячи зол. «Что так нам суждено»,— говорит Апостол. Как товары выкладываются для того, чтобы продавались и покупались, так и апостольская жизнь «так нам суждено», чтобы подвергаться злословью, злострадать, не иметь никакого отдыха. И те, которые трезвятся, не только не терпят от сего вреда, но еще и приобретают большую выгоду.
   3.50. Монаху Елевферию.
    Чем больше кто совершает добрых дел, тем большее число людей оскорбляют его, потому что восстают на него многие злые духи и неправедные люди. А Бог попускает многим оскорблять праведника, доставляя ему случай к приобретению вечной и приснопамятной славы, воздаваемой за перенесение чрезмерных скорбей. Посему, когда праведник, недоумевая, скажет Богу: для чего, Владыка мой, все «стужающии ми» укрепляются на меня (Пс. 12, 5)? Для чего, Владыка мой, «отстоишь далече и презираеши меня» (Пс. 9, 22), тысячекратно оскорбленного и утружденного? Для чего «бых язвен весь день» бедственной жизни моей (Пс. 72, 14)? Когда сие и подобное сему скажет праведник, ответит ему Бог, изрекший у Пророка: «еще глаголющу ти, се приидох» (Ис. 58, 9). Так ответит верному и от сердца возведшему к Нему взоры рабу, и скажет: для того попустил Я тебе много скорбеть и обременяться бедствиями, чтобы соделать тебе «тяготу вечныя славы» (2 Кор. 4, 17). Для сего-то и описываются, и на самом дел бывают «многи скорби праведным» (Пс. 33, 20).
   3.51. Пресвитеру Анатолию.
    И что удивительного, если ты, вместив в недра свои всякую добродетель, для большего упражнения предан духу боязни? Сказано: «положил еси твердая его страх» (Пс. 88, 41). И: «возвысил еси десницу стужающих ему» (43). Но потерпи немного и увидишь, что святым Ангелом сокрушены недавно тебя сокрушавшие мышцы врагов, и станешь искать место демона боязни и не найдешь его, и собственными глазами увидишь, что преследующие тебя обратились в бегство.
   3.63. Архимандриту Павлу.
    Краткие дни бедственной жизни этой не желай проходить небурно и беспечально. Потому что жить беспечально, быть веселым и вовсе не испытывать горестей свойственно не нам, подвизающимся на поприще с противоборствующими демонами, но не радящим и не заботящимся о жизни вечной. Все же вознамерившиеся жить благочестиво с великими болезнями вкушают хлеб ведения и пьют разумную воду, день и ночь в душу и тело уязвляемые остриями искушений. Разумей, что говорю: «мужу печальну засышут кости» (Притч. 17, 22); «и моль костем сердце чувственно» (Притч. 14, 30). Да и у Иезекииля написано: «сыне человечь, хлеб твой с болезнию снеси, и воду твою со страданием и скорбию испиеши» (Иезек. 12,18).
   3.92. Аглаофонту.
    Сказано: кто любит, тот прилежно «наказует, биет же Бог всякаго сына, его же приемлет» (Евр. 12, 6). И еще некто из святых сказал: «бых язвен весь день моей жизни» (Пс. 72, 14). Итак, чему же дивишься, видя, что святые мужи страдают от различных болезней, терпят нищету, печали и бывают презираемы?
   3.105. Пресвитеру Адриану.
    При всяком горестном для нас событии весьма полезно и крайне необходимо благодарить Бога, Промыслителя и Судию человеческой жизни. Ибо, если при всяком печальном обстоятельств окажемся благодарными, то, без сомнения, сподобимся наград, уготованных победоносным мученикам.
   3.108. Пресвитеру Евриклу.
    Враги наши демоны людям благочестивым и добрым, когда изнемогут они телом, не страдания только дают чувствовать, но даже внушают им хульные и ропотливые помыслы на Промысл Божий. Да и извне насылают к ним, конечно, под предлогом посещения, людей добрых, а большею частью худых, кото-рые, как бы в утешение страждущим, говорят что-либо дурное, или приятное и смешное и отвлекают ум от праведных судов Божиих. Посему, если, как пишешь, бываешь ты поражен частыми и многими те-лесными недугами, скорбями и различными нуждами, то как мужественный подвижник нимало не малодушествуй, но во много крат увеличь обычную для тебя благодарность и принимай охотно тех, кто беседуете о терпении, о незлобии и многообразном домостроительстве нашего Владыки, хвали и проси чаще об этом с тобою беседовать. А кто осмеливается говорить о чем-либо мирском, гнилом, земном и неполезном для души, тех гони и отсылай от себя дальше, чтобы они, опутав душу, как сетью, грязными своими речами, не причинили самого великого вреда тебе, борющемуся с болезнью и одром.
   3.115. Кириаку.
    Все, что ни встретится тебе прискорбного и горестного, принимай без всякого ропота, покланяясь Всесовершенному; потому что без Владычного суда не постигает нас никакая болезнь и ничто, обыкновенно нас изнуряющее и опечаливающее. Ибо сказано: «во обличениих о беззаконии наказал еси человека, и истаял еси яко паучину душу его» (Пс.38, 12).
   3.121. Председателю Вериму.
    Хотя, как говоришь, нет у тебя дерзновения и ты нечист, однако же не ввергайся в безнадежность, потому что имеешь дерзновение в крови Иисуса Христа, Сына Божия. Он принял смерть за людей нечестивых, нечистых и не имеющих дерзновения. И Он же обещает, говоря у Пророка Исаии: «и видет в той день», когда восхощет Благий Бог соблаговолить к тебе, исповедующемуся со слезами, «упокоить от болезни» прегрешений твоих и «от работы жестокия, ею же работал еси» в студодеянии демонам (Ис. 14, 3). И еще говорит: «воскреснут мертвии» (Ис. 26,19),— не телесно, и не тогда только, во всеобщее воскресение мертвых, но и духовно, еще ныне и здесь, воскреснут те, которые погибельно упокоеваются на земле и погребены в многоразличных пороках. Ибо, приняв «начаток Духа» Святаго, как написано, «воздыхаем, всыновления чающее», и по Крещении «избавлены телу нашему» (Рим. 8, 23), то есть свободы телу, порабощенному и утружденному грехом. Потому что «тварь», говорить Апостол,— «свободится от работы истления в свободу славы» (21), нетления, вечности, неизменяемости, радости и увенчания.
   3.140. Монаху Феодору.
    Не надобно огорчаться тем, что с тобой приключается, но лучше во многих скорбях благодушествовать. Для того,— говорит Бог,— «озлоби тя и гладом замори тя», чтобы напитать тебя манною ведения и напоследок оказать тебе благодеяние (Втор.8, 3).
   3.144. Пресвитеру Феоклу.
    Чему удивляешься, когда даже единодушные с тобою и бывшие прежде твоими друзьями порицают и крайне укоряют тебя? Приведи себе на память непобедимого Иова. Приведи себе на память всех святых, переносивших всякую скорбь. И что говорю? Вспомни, что Сам Владыка всяческих, Христос от собственных рабов Своих претерпел столько обид, презрение, поругание, осмеяние, оплевания, уничижения, бесчинства, заушения, тысячи оскорблений и, наконец, поносную смерть. Вспомни Любомудрствующего сим неизреченным любомудрием и перестань скорбеть. Знай же, что, кого угодно Богу спасти, того будет Он устрашать, приводить в ужас, ввергать в различные печали, чтобы не было ему времени вдаться в гордыню. Как, слагая свои полезные изречения, говорит о сем благодатный и многоопытный Сирах: «любяй сына своего, участите ему раны» (Сир. 30, 1). Мы же, по искренней вере своей, без сомнения, сыны Всевышнего Бога. И Он наказует, но не умерщвляет, низлагает, но не губит нас, потому что и купина, горевшая некогда огнем, «не сгараше» (Исх. 3, 2).
   3.151. Монаху Агафоподу.
    Всегда надлежит возводить взор к небу. А особенно, когда мы в горестных обстоятельствах, должно нам благодарить Бога, укрепляющего наши силы. Ибо и блаженный Давид говорит: «благословлю Господа на всякое время» (Пс. 33, 1). И святый Исаия от лица нашего взывает: «благословлю» и прославлю «Тя, Господи, яко разгневался еси на мя, и отвратил еси» лице Твое от мене, и потом «помиловал мя еси», помог мне и утешил меня (Ис. 12, 1). Ибо Господь в точности знает и видит, сколько худого внушают нам нечистые демоны. Так говорит Он Моисею: «уведех болезнь их и озлобление», каким озлобляют их Египтяне (Исх. 3, 7). Но выжидает и долготерпит Он к нашей пользе. Выжидает, чтобы во много крат умножить награду за наше терпение. Выжидает, чтобы более возросли и увеличились щедроты Его к нам, бедным, и побуждает сим более быть неотступными пред Ним в молитвах и прошениях, чтобы научились мы не от вращать от Него взоров и не забывать даже тогда, когда приходим в беспечальное, мирное и не возмущаемое бранями состояние, чтобы скорбию усвояли мы себе Благодетеля, чтобы, утешаемые, прибегали к Человеколюбивейшему Христу, чтобы, утружденные, к Нему приближались и, имея нужду в помощи, обращались к Могущему подать оную. Посему всем сердцем и с усердием должны мы прибегать к Нему без всяких жалоб или ропота, но во всякой скорби ограждаясь благою надеждою.
   3.156. Монаху Евгению.
    «Тир» значит затруднительность или скорбь. Но после затруднения и скорби, насылаемых на нас демонами, когда перенесем их великодушно, увидим возрождающееся для нас лучшее, упокоевающее нас от предшествовавшего труда состояние, которое дарует нам Бог свыше. Таково-то, думаю, псаломское из-речение: «дщи Тирова с дары» (Пс. 44, 13). Потому что большую часть Божественных дарований примечаем зарождающимися в душе после затруднения и скорби.
   3.176. Монаху Анастасию.
    Не желай, чтобы в скором времени перестали тебя озабочивать искушения и скорби, но терпи и жди, когда угодно сие будет промышляющему о тебе Христу, который премудро устраивает дело твое. И смотри: не в первую, не во вторую и не в третью, но «в четвертую стражу» (Матф. 14, 25) минующей уже ночи, предстает Господь страждущим от бури, волн и безмерного страха. Когда же соблаговолит Он приблизиться к кораблю твоему и взойти в него, немедленно настанут для тебя тишина, мир, радость, веселие. Только ты не охлаждай в себе прекрасного чаяния и неослабно возводи взор ко Христу. При наступлении искушений и среди испытания не убивай в себе благой надежды, но надейся.
   3.177. Монаху Анастасию.
    Припомни, что сказал Господь: «придите в пусто место», свободное от искушений, и там «почийте мало» (Марк. 6, 31), а не много. Потому что после этого упражняясь, конечно, не в пустой, но в исполненной искушений и скорбей жизни, вы будете испытываемы, угнетаемы и изнуряемы.
   3.178. Монаху Анастасию.
    Предшествовавшее время проводил ты в пустыне и в безмятежности, вовсе не поражаемый ничем для тебя неприятным, потому что Промысл еще не приготовил тебя к подвигам добродетели. Теперь же, находясь среди поприща на месте ратоборства, падаешь духом, колеблешься и сильно жалуешься. Не слышал ты разве, что без трудов и потов невозможно соплести венцов? Не слышал ты разве, как у Пророка Иеремии возлюбленный Богу Иерусалим, разумею душу твою, наказуется немощью и язвою (Иер. 6, 8)?
   3.199. Пресвитеру Нилу.
    «Человека не имам, да егда» назнаменует Ангел, «ввержет мя в купель» врачевания (Иоан. 5,7), сказал Господу состарившийся, лежа при Овчей купели, расслабленный. Итак, поскольку он многие годы с верою и терпением по собственной воле, в благом уповании, мужественно боролся с великим недугом и великодушно переносил оный, благодаря, исповедуя падения свои, памятуя падения давние так же, как недавно случившиеся, и столько времени не имея человека, то сподобился того, что Бог, соделавшийся Человеком, лучше же сказать, Человеколюбцем, в купели Своих щедрот исцеляет всякий его недуг, душевный и телесный, и руководит его к горнему граду.
   3.206. Диакону Иринею.
    Видел я однажды, что настоятель сильно бил отрока, и поскольку отрок, по нежности возраста, очень боялся ударов, то после каждого удара с жалобным гласом кидался к нещадно бившему и с ласкою обнимал наносившего с гневом удары. Посему и мы, может быть, так же должны вести себя пред Богом, наказующим нас искушениями и бедствиями, или, лучше сказать, к Нему прибегать в горестном состоянии и искать отрады в Божием суде и Промысле; потому что Бог лучше нас знает, что полезно для нас. Посему будем говорить Ему словами Писания: «помилуй нас, Господи, помилуй нас, яко по многу исполнихомся уничижения» (Пс. 122, 3), «быхом язвени весь день» (Пс. 72,14), «яко исполнися зол душа наша, и живот наш аду приближися» (Пс. 87, 4). «Господи, в скорби помянухом Тя» (Пс. 26, 16), «не отврати лица Твоего» от нас (Пс. 26, 9); но умилосердись над нами, Владыка, преклонись на милость. «Приклони ухо Твое к молению моему» (Пс. 87, 3), «воздвигни силу Твою и приди во еже спасти нас» (Пс. 79, 3), когда и как угодно Тебе, единый Сильный.
   3.225. Адриану.
    Просив многократно у Бога и не получив просимого, не изнемогай и не приходи в отчаяние, но, возобновив свои прошения пред Богом, неотступно приступай ко Владыке; потому что при нужде дерзновенная неотступность предпочитается стыдливой уклончивости. Ибо «за безочство» его дано ему будет «елика требует», как сказал Господь (Лук. 11, 8).
   3.233. Модесту.
    Если когда, пришедши в сознание, что сделанное тобою предосудительно, испустишь глубокий вздох, то знай, что сподобился ты Божия посещения и Божией помощи. А поскольку ты говоришь, что страшишься и трепещешь грядущего свыше Судии, то скажу тебе и я, добрейший, что не отчаиваться должно, а более с терпением пребывать в молитвенном служении Богу, во бдении и в твердом уповании, и надеяться, что спасешься. Посему, как сказано, не должно отчаиваться, особливо потому что страшный человекоубийца весьма радуется и веселится, и сильнее нападает, когда видит души, склонные к отчаянию.
   3.240. Александру.
    Знай, что чем больше болеешь ты плотью, и чем более разнообразные скорби и наказания посылает на Тебя Господь, тем в большей мере оказывается Он простирающим к тебе искреннюю любовь.
   3.244.
    Если желаешь войти в небесное царствие, то желай себе скорбей; ибо, кто не имеет скорбей, тот никак не войдет в него, потому что врата узки (Матф.7, 14).
   3.263. Князю Феодориту.
    Те, кто не хотят спастись послушанием и верою слову, по неизреченной некоей Божией благости уцеломудриваются скорбными и тяжкими бедствиями. Перенести же с кротостью и любомудрием какое-либо тяжкое и неожиданное бедствие выше всех преуспеяний и даже самой милостыни.
   4.10. Лириану.
    Говоришь, что некогда желал ты не бояться ни одного человека, а бояться только Бога. Посему, если так желательно тебе преуспеть в этом, отрекись от всего земного и временного, и вовсе ничего не имей у себя. И даю тебе слово, что никого не будешь бояться: ни консула, ни градоначальника, ни исполнителя казней, ни грабителей, ни морских разбойников, ни князя, ни царя, ни самых демонов, ни миродержителя диавола.
   4.27. Иподиакону Виталию.
    О том, что всякий человек, по демонским помыслам отпав от добродетели и вринувшись в худую жизнь и самый порочный навык, без сомнения, чувствует утомление и утруждение, послушай, что неоднократно говорит пророчество: «гоними быхом, трудихомся», не смогли отдохнуть (Плач. Иер. 5, 5).
   4.28. Иподиакону Виталию.
    Сказано: «иже издалеча, помяните Господа, и Иерусалим да взыдет на сердце ваше» (Иер. 51, 50). Иерусалимом же называю мирное состояние души. Бывшие прежде далекими от Господа, по причине худого расположения, прилепитесь ныне к Нему благою надеждою, верою и молитвою. Сказано: «помянух Господа, и возвеселихся» (Пс. 76, 4). Ибо во время тесноты и глубокого душевного отчаяния воспомянутый Бог не только утоляет печали, но и производит веселие, не-изреченным утешением утешая сердце, отягченное бременем искушений и малодушествующее от великой тяжести скорбей. Посему прекрасно сказано: «помяните», ибо «несть в смерти» погибельной «поминаяй» Иисуса Христа (Пс. 6, 6,).
   4.34. Евсигнию.
    Нет бедствия, которое бы могло не уступить Божью изволенью. Немедленно по единому мановенью благого Владыки вина разрешается и исчезает неудобоизлечимый струп. Ты только не ослабевай, умоляя со слезами человеколюбивейшего Спасителя Христа и посевая в себе добрые надежды. А если будешь малодушествовать, то утратишь великое спасение. Посему мужайся и крепись, не расстраивая благонадежности в сердце, и не забывай горнего, славного и пребогатого отечества, чтобы, возлюбив чуждое и самое бедное жилище, не подвергнуться опасности лишиться великого спасения.
   4.36. Монаху Иоанну.
    Если в настоящее время демоны мучат тебя различными искушениями, и ввергают в тяжкую печаль и безотрадность, и даже в окончательное бъдствие — отчаяние и безнадежность, то приведи себе на память различные Божии о тебе смотрения, заступления, немало важные тебе вспомоществования и многие благотворения до принятия тобою монашеского образа. Ибо такое воспоминание восстановит готовую уже к падению душу, паче укрепит, и возбудит к надежде, и ободрит, и отразит врагов, руководящих к отчаянию. Сверх сего обязан ты размыслить так: Господь, прилагавши о мне попечение прежде, когда я не служил еще Ему, кольми паче будет ныне промышлять о мне, подаст мне помощь, окажет мне большие благодеяния, управит мною, трудящимся и угождающим Ему и служащим Его милосердью по мере силе.
   4.37. Градоначальнику Конону.
    Если Господь привел тебя из небытия в бытие, то Тем паче возможет исправить тебя, уже существующего, но истлевшего от греха и совратившегося в неестественное для тебя состояние. Ибо сего и хочет Владыка, если только хочешь и ты. Нет порока, которого бы не истребляли спасительный слезы покаяния. И это без труда познаешь, приведя себе на мысль и приняв во внимание Господню уду, из глубины несказанной порочности извлекшую оного мытаря — эту неудоболовимую добычу — уду, соделавшую брение золотом, пленника учинившую доблестным воином и списателем Божественного Евангелия. Как же Господь спас блудницу? Как разбойника соделал достойным рая? Как волхвов и чародеев сотворил добрыми проповедниками Своего пришествия в мир сей? Как ел и пил с мытарями и грешниками, по милосердию желая принести им пользу и обратить их? Как хулителям, ругателям и гонителям даровал благодатный дар славословить Всесовершенного и богословствовать, заставил их и головы свои положить за Истину, убедил жить не для себя самих, но единственно для Бога и, живя еще в тленном теле, подражать жизнью небесным Ангелам, и все видимое почитать за уметы? Как сидящих во тьме и сени смертной, по причине их сластолюбия, лукавства и по произвольному пребыванию в пороках, извел на свет, побудил возгнушаться беззаконием, заставил свергнуть с себя всякую нечистоту, всецело преобразил в любителей непорочности и благочестии и даровал им Божественные сокровища Божественных Таинстве? Посему, все это и подобное тому содержа в мыслях, никогда не отчаявайся, человек, во спасений: но, хотя диавол будет вовлекать тебя в безотрадность и безнадежность, ободряй сам себя, утешай скорбного, вразумляй утомленного, подкрепляй и ободряй себя и не преставай успокаивать собственное сердце свое, указывая на Человеколюбца, потому что имеем Владыку, Который не человеконенавистник, но душелюбец, и приобрели мы положившего душу Свою за нас Господа и Спасителя Христа, великого врача душ и телес, Который превыше всякой болезни и всякой немощи, неисцелимой для всех человеков, и все превосходит крепостью, и препобедил всю силу зла. Потому нимало не будем отчаиваться, многогрешная душа моя, достойная вечного мучения.
   4.40. Авксентию.
    Будучи прекраснейшим твореньем человеколюбивейшего Бога, Который хочет всем человекам спасенья, не ропщи, не отчаивайся, но надейся улучить спасенье, никак не переставая сам делать добро и никогда чего-либо видимого не предпочитая спасенью души, ибо для самых маломощных немаловажно взойти хотя на одну ступень лествицы добродетелей и стать пока хоть сколько-нибудь выше земли.
   4.41. Лесвию.
    Не отчаивайся в перемене на лучшее и не угашай этот ясный светильник — доброе чаянье и крепкую надежду души на Бога. Ибо, если знаешь, что и Лазарь воскрешен из мертвых, и верные жены «прияша от воскресения мертвых своих живыми» (Евр. 11, 35), то и сам, без сомненья, укрепившись надеждою, возможешь освободиться от мертвости в гробнице греха.

    Оглавление   
О славолюбии, тщеславии и гордости


   1.166. Трибуну Софронию.
    Род человеческий весьма легко превозносится до высокомерия. Посему для обуздания мудрования его потребны многие крепкие удила. Но, поискав, найдешь в разных местах Божественного Писания много служащего к обузданию и усмирению неразумных страстей.
   1.313. Комиту Ириму.
    Узнаю, что весьма желаешь ты занять так называемую (но не в действительности такую) недосягаемую и самую высокую кафедру епархов. Познай же потому, блистательнейший муж, что мала, ничтожна, малодневна и ни чем не отлична от весенних цветов эта смешная и позорная слава, воздаваемая тебе людьми, но велик и тяжел последующий за нею стыд. Посему, если не хочешь быть постыженным, то не желай и быть прославленным этою непрочною, легко уничтожаемою и умаляемою славою.
   2.46. Монаху Леониду.
    Теперь всего лучше сказать тебе словом Иеремии: «людие буии и не имущии сердца» (Иер. 5, 21)! Устыдиться надлежало тебе худых дел, тщеславия и пустословия, а ты рукоплещешь при этом, и другими своими дерзостями надмеваешься, и даже увеселяешься, над всеми превозносишься, сам себя восхваляешь, щедро прославляешь себя. Но «посрамися,— говорит святой Пророк, от лица Божия,— и возми безчестие твое» (Иезек. 16, 52), чтобы тебе, пришедши в чувство, познав себя самого и осудив свою негодность, приобрести возможность просветиться. Потому что познание грехов есть утро души, а осуждение их — начало спасения.
   2.50. Подвижнику Викентию.
    В какой, как это видно, мере удручаешь тело свое многотрудным и суровым образом жизни, в такой же и даже большей мере смиряй сердце свое, в ничто вменяй и уничижай себя, чтобы, когда найдет себе доступ в тебя тщеславие, не пожать тебе вместо пшеницы крапиву и чтобы не погибли труды твои.
   2.109. Никандру столпнику.
    «Не хваляй себе, сей искусен, но егоже Бог восхваляет» (2 Кор. 10,18). «И возносяйся,— сказано,— смирится» (Лук. 14, 11). Но ты, не преуспев ни в одном похвальном деле и вознесши себя на высокий столп хочешь достигнуть тем величайших похвал. Будь внимателен к себе, чтобы тебя, которого и здесь в настоящее время без меры хвалят тленные люди, к сожаленью, сверх чаяния там не признал окаянным нетленный Бог, потому что здесь не по достоинству упивался ты человеческими рукоплесканиями.
   2.110. Никандру столпнику.
    Ни с чем не сообразно — телом стоять на высоком столпе у всех на виду и в славе, а помыслами увлекаться долу, не хотеть и подумать о чем-нибудь достойном небесного, и в эти дни беседовать только в сладость с женщинами. Ибо прежде с усердием обращал ты речь свою к мужам, а теперь большею частью принимаешь к себе жен. Итак, поскольку Писание дает приговор змею ползать по земле и есть всегда землю (Быт. 3, 14), то смотри, чтобы тебе не исполнить на себе этот приговор, по земле пресмыкаясь мыслью и питаясь всегда земными речами. Да и ничто не сделалось настолько земным, как по земле пресмыкающееся тщеславие.
   2.121. Монаху Евлисию.
    Множество учиненных нами вследствие нашей бесчувственности предосудительных дел часто влечет за собою худшее из всех зол — тщеславие и кичливость. А кто всегда украшен всеми добродетелями, тот соделает себя чуждым неразумного, глупого и пустого тщеславия и суетной кичливости.
   2.234. Военачальнику Кандидиану.
    Спрашивал ты у меня письмом, почему монахи, когда в мантии, вскидывают ее на левое плечо, обнажая весь левый бок, а миряне, когда носят плащи, оставляют для всех открытым правый бок тела? Поэтому слушай. Монахи повинуются Господу, Который сказал: что «творит десница твоя, да не увесть шуйца» (Матф. 6, 3). То есть добрые дела, какие постоянно делаешь, да будут скрыты от гибельного тщеславия и человекоугодия (ибо делание добра для этой цели подлинно есть шуйца). И потому монахи справедливо преуспеяния свои скрывают от людей, а недостатки свои имеют обычай объявлять при всех. Миряне же тщеславны, любят делать все напоказ, забывают о том, что возводит взор к Богу, подобно змеям, пресмыкаются около земного и временного, тысячи худых своих дел скрывают и выставляют на вид, что упражняются в какой-либо одной добродетели, например, в целомудрии, в подаянии милостыни, в посте. Почти для всякого человека добродетель эту делают явною, повсюду ее выказывая, величаясь ею, производя шум пузырями гордости и хвастливо о ней рассказывая и проповедуя, делу малому придавая величие, получая от людей бесполезную награду — ничтожные похвалы и славу, но лишаясь воздаяний небесных. И прекрасно о таковых сказано в Евангелии, что «восприемлют мзду свою» (Матф.6, 2), потому что получают ее здесь, напрасно превозносимые похвалами.
   2.247. Епарху Вакху.
    Не видишь ли, что у розы есть иглы? Поэтому не смущайся, узнавая, что за цветом и блеском мирской знаменитости следуют тысячи несчастий, опасностей, болезней, печалей и различных злоумышлений и внутри и вне. И чем более приближаешься к царским домам, тем больше ожидай переворотов и бурь. Потому что ближе к небу — ближе к грому, говорит народная пословица.
   2.261. Пресвитеру Феодору.
    Не оставайся в незнании Подателя чистоты, похвального дерзновения и небоязненности. Пока действует Господь, будешь охраняем и соблюдаем от злоумышлений и бурь и для всех покажешься страшным, славным, блистательным и ограждаемым Божественною благодатью, и, никого не страшась, устрашишь всех демонов и злых людей. Если же начнешь тщеславиться и гордиться, отступить от тебя Господь, не захочет помогать тебе. И тогда познаешь свою низость, трепеща и боясь даже собственной тени своей, впадая в страсти телесные и от всего робея и ночью, и днем. Ибо говорит Давид: «положил еси твердая его страх» (Пс.88, 41), потому что, как оставленный Богом, не смеет он уже пользоваться правом учить с дерзновением.
   3.52. Колорвасию.
    Кто не заботится о делании доблестных дел в подражание Христу, а домогается того, чтобы красиво вы-ражаться, тот подобен человеку, предпочитающему каменный хлеб, которым не напитается, а скорее сокрушит свои зубы.
   3.70. Диакону Таписку.
   Ведение легко надмевает человека. Потому и Апостол говорит: «да не превозношуся», как превознеслись некоторые, «дадеся ми пакостник», который предостерегает меня, «да не превозношуся» (2 Кор. 12, 7).
   3.71. Диакону Таписку.
    Люди весьма ненавидят тех, которые у них домогаются себе славы. Посему славолюбивый подобен любодейной деве, которая, гоняясь за своими возлюбленными, за то более и бывает ими ненавидима, что неистово их любит.
   3.195. Монаху Юлиану.
    Поскольку, исполненный несказанного тщеславия, не находишь ты времени заглянуть в глубину души своей и, по причине твоей кичливости, увидеть скрывающегося в тебе змия, то скажу тебе нечто немногое, если только можешь слышать и если не отнять у тебя мысленный слух, как некогда отсечено было плотское ухо раба архиереева в Иерусалиме. Ибо и ты стал не сыном, а непотребным рабом и отроком мысленного Первосвященника, погрузившись в безрассудство и суетность. Посему знай, что есть некие демоны, скрывающееся где-то внизу во тьме, близкой и приятной им. И из такого-то лукавого и готового на зло полчища, по Божию попущению, посылается наподобие передового или соглядатая, один обольстительный и искусный на зло демон и входит посредством мысли в душу, как некий страшный тать или как обвившийся около дерева ядовитый змей. А под сим разуметь нам должно гнев, по написанному: и «гнев Божий взыде на ня» (Пс. 77, 3). Ибо, если демон сей найдет человека не взирающим всегда к Богу, не противящимся коварному и скитающемуся помыслу, рассеянным, кружащимся или услаждающимся суетным самомнением и превозношением и колеблющимся, то прокрадывается он уже в уста и на язык тщеславного, не медлит, не затрудняется нанести вред этому человеку, подобно воронам, уносимому мыслью. Ибо, обратившись к прочим демонам, этот гу-битель и убийца берет с собою и других. И, таким образом соединившись вместе, они ополчаются на бедного делателя тщеславия, доводит душу его до наготы и запустения, надмив его самохвальством и расточив все плоды его, какие долгое время с трудом и утомлением собирал он. Так что и бдение, и пост, и милостыню, и возлежание на голой земле, и прочие блага губит он из-за ненавистного тщеславия и высокомерия, чему подвергся некогда и оный фарисей, почитавший се-бя одного праведным и восстававший на мытаря, который, по Божию приговору, за смирение оправдан паче него (Лук. 18, 10). Посему уловляемый тщеславием человек не может, подобно тебе, уже быть в мире ни с самим собою, ни с ближним; потому что скоро впадает в грусть, раздражение, гнев, неистовство, смятение, печаль, бесчестие, умолчу о прочем, чтобы не все сразу выставлять на позор.
   3. Монаху Юлиану.
    Если кто из болезнующих злым недугом тщеславия хочет избежать рук зловреднейшего и злейшего полчища демонов, пусть наложит узду на собственные свои уста, потому что язык многих тщеславных довел до гибели.
   3.197. Монаху Юлиану.
    Если замолчу я, то заговорят самые дела. Посему, как же пишешь мне, что в тебе вовсе нет тщеславия? Пока не зажжешь огня, не появится дым. Посему, как же, сам гневаясь на братий, если не почитают тебя и не льстят тебе, говоришь, что ни кичливость, ни высокоумие, ни бренная слава, ни самомнение не во-дворяются на широте сердца твоего?
   3.198. Монаху Юлиану.
    Когда хвалят тебя демоны, внушая тебе мысли, что велики твои бдения, велико твое воздержание, велики твои подвиги, не хвали себя сам и не услаждайся их похвалами, и не соглашайся с ними, но паче негодуй на них и гневайся, говоря по Писанию: «уклонитеся от мене» (Пс. 118, 115) волки и душегубцы, отступите от меня виновники и делатели всякого порока и лукавства, будьте всегда вы прокляты и ненавидимы. Да проклянет вас проклявший человекоугодие, матерь всего недозволенного и бесчинного. Да проклянет вас во всякое время, на всяком месте, во всяком деле, да будут прокляты и исчадия утробы вашей, то есть порождения тщеславия. «И рекут еси людие: буди, буди!» (Второз. 27, 16 и пр.)
   4.3. Монаху Орсисию.
    Более свирепых ветров, волнующих море, душу приявшего священный сан обуревает страшный утес — тщеславие. Посему паче всего борись с тщеславием и не предавайся беспечности, как человек не боящийся потерпеть от него никакого вреда. Постись, воздерживаясь не только от хлеба, вина, мяса и других каких-либо снедей и питий, но гораздо более от помыслов, от слышания и разговора о чем-либо худом и вредном, от раздражительности, от зависти, от смехотворства и от подобных тому непристойностей.

    Оглавление   
О смиренномудрии, надмении и самомнении


   1.320. Комиту Феодоту.
    Подражая своему Владыке, божественные Ангелы любят смиренномудрие. Посему, когда монах надмевается высотою жития своего, возлюбит гордыню и неразлучно пребывает в ней, Ангелы оставляют высокомерного и стоят от него вдали, не желая уже помогать ему, покрывать, охранять и защищать его, как прежде. Вселукавые же демоны немедленно приходят и, окружив лишившегося блаженного охранения, ввергают надменного в блуд, или воровство, или убийство, или прелюбодеяние, или иное запрещенное дело. Ибо из всех грехов больший грех есть гордость. За нее изобретатель всего худого, диавол, низвержен с неба на землю. А сказано сие мною потому, что спрашивал ты у меня: «Почему иные из избравших жизнь подвижническую в скором времени увлекаются в не-позволительные поступки и страшные падения?» Хорошо возлюбить хорошее и постоянно держаться этого. Но всего лучше скромный образ мыслей о себе. И Христос, Господь, Бог и Владыка всяческих, живя по плоти с человеками, всем нам указал сие и заповедал ревновать о сем, говоря: «научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете твердый покой душам вашим» (Матф. 11, 19).
   2.7. Чтецу Астерию.
    Желаю преуспевать тебе не в самомнении, но в деле доброго жития и Боговедения.
   2.57. Монаху Аэтио.
    Поскольку не ради смиренномудрия, но из тщеславия ты занимаешься чтением, то и не оставляет тебя искушение блудной мысли. Потому что неблагоразумному нет пользы жить в довольстве, а кичливому — всегда читать и наслаждаться высокою речью. Ведение слишком надмевает суемудренного и безрассудного и столько же вредит высокомерному, сколько вино — больному горячкою. Посему, пока не спадет надмение души, не перестает демон осмеивать и обличать надменного. Но если угодно видеть тебе его как можно скорее удаляющимся от тебя, то поспеши прибегнуть к незыблемому столпу смиренномудрия и, вооружившись бдениями, долгими молитвами и пением псалмов, своими очами увидишь гибель врага.
   2.96. Монаху Евтропию.
    Если хочешь войти в святилище небесного Иерусалима, то восходи, преуспевая в имеющей многие виды добродетели и в смиренномудрии, «уготовляя в сердце своем» так называемый у блаженного Давида восхождения (Пс. 83, 6) в «плачевной юдоли» человеческой жизни. А что жизнь человеческая исполнена вопля и плача, ясно познаешь, видя, как плачут младенцы, едва выходя из матерней утробы, и как снова оплакивается бедный человек по смерти. Посему добродетелью и смиренномудрием восходи в оное святилище, а не падениями и гордостью.
   2.101. Монаху Евмафию.
    Когда кто-то из братий, прежде полного очищения от скверн и не усовершенствовавшись в образ жизни, берется учить других, тогда демоны, смеясь над ним, подают друг другу знаки, так говоря и рассуждая: будет он в свое время нашею добычей, осмаливаясь подавать советы, вопреки Господней воле. Поэтому, пока мы еще зелены и не приобрели зрелого плода, не пожелаем давать советы и учить других, чтобы не сделаться нам игрушкою демонов.
   2.275. Адъютору Траяну.
    Если предварительно, как пузырь, раздавишь ты высокое о себе мнение, почитая себя землею, пеплом, дымом, сеном, червем, как учить Писание, то и похвалы не приведут тебя в надменность, и оскорбления не выведут из себя.
   2.301. Доместику Димитрию.
    Не будем ожидать, чтобы нас прежде приветствовали, и уже после этого отвечать на приветствие. Это признак ума надменного и безрассудного. Напротив того, первые всегда будем приветствовать и друга, и врага, чтобы за сие и Бог нас восхвалил, и люди одобрили, называя нас приветливыми. Ибо и Апостол повелевает нам «друг друга честтю больша себе» творить (Филип. 2, 3). Неисполнение сего, разумею обычай предупреждать других приветствием, расторгло много дружеских связей, причинило многие вражды. А тщательное исполнение прекратило долговременные брани, уничтожило непримиримые вражды, теснее связало между собою искренних друзей и увеличило взаимную привязанность.
   2.318. Диакону Филикиссиму.
    Не желай, чтобы дела во всем исполнялись согласно с твоим собственным намереньем, особливо когда ты высокомерен, упрям и самоугодлив и твое убежденье не есть уже несомненно угодное Господу. Посему не желай, чтобы все, тобою делаемое, выходило по твоему изволению, чтобы не впасть в безумие и нечаянное умоповреждение. Но если бережешь сам себя и высоко ценишь благоугодный Спасителю мир, то предоставь лучше, чтобы всякое дело делалось, как устраивает Господь. Тогда окажешься любомудренным и утишишь сердечную бурю.
   3.54. Монаху Вириму.
    Если хочешь не впасть во всякий грех, то прежде низложи, до основания сокруши и искорени в себе суетную надменность.
   3.109. Пресвитеру Евриклу.
    Обыкновенно ничто не делает нас столько благодушными и радостными, как учение истинного любомудрия презирать все видимое и стремиться к вечным, то есть будущим благам, и ничего человеческого не признавать прочным: ни здравия, ни бодрости и силы телесной, ни плотского удовольствия, ни богатства, ни могущества, ни почестей, ни наслаждений, ни всего, подобного тому.
   3.120. Схоластику Алкивиаду.
    Пишешь ты мне, что весьма любишь смиренномудрие и желаешь узнать способ, как достигнуть такой богочтимой благодати. Посему, если угодно тебе избежать этого пустого и богопротивного надмения гордыни, и соделаться обладателем блаженного дара, то не оставляй в небрежении ничего, содействующего сему, но охотно упражняйся во всем, что служит к усовершенствованию в том. Ибо душа обыкновенно уподобляется тому, чем бывает занята, и что всегда делает, то и отпечатлевает на себе, тот вид и принимает на себя. Посему и наружность, и одежда, и поступь, и седалище, и пища, и постель — словом сказать, все да будет у тебя доведено до умеренности, а также и речь, и телесное движение, и беседа с ближним да клонятся больше к скромности, а не к надмению. Будь добр и кроток перед братом, незлобив перед противниками, человеколюбив и сострадателен к уничиженным. Будь готов успокоить и утешить больных, посетить всякого человека, когда он в страданиях, трудах, скорбях. Вообще никого не презирай, в разговоре будь приятен, в ответах — ласков, во всем благожелателен, для всех доступен.
   3.135. Монаху Димитрию.
    Много имеешь залогов Божиего попечения о тебе и до принятия на себя иноческого образа, когда, не совершив еще ни одного доброго дела, тысячекратно был ты облагодетельствован, утешен и охранен Богом. Посему, содержа сие в благопризнательном помысле, смири свою мысль о себе, избегай общения с теми, которые, и по вступлении в иноческую жизнь любят гордость, надувают щеки, высоко поднимают грудь и проводят время в пересудах, говорят всегда о житейском, порочностью последних дел своих затмевают все, что прежде сделано ими худого, и привлекают к себе оного лукавого духа с семью лютейшими духами, чтобы, по евангельскому слову, соделалось последняя горша первых (Матф. 12, 45). Поэтому сам сокруши сердце свое, как сказал Давид: уничижил я себя пред Господом Богом моим и пред людьми, верующими в Него. Ибо «не вознесеся сердце мое, ниже ходих в великих, ниже в дивных паче мене» (Пс. 130, 1). Но боялся уподобиться людям жестокосердым и невежественным, которые забыли дела Господни и не помнили благодеяний и чудес, которые Господь показал и соделал им в бедственные для них дни (Пс. 77, 12).
   3.136. Схоластику Нилу.
    Иные и будучи мирянами, живя в свете, по словам твоей учености, приобрели имя правдивых, всегда постятся, не моются, спят на голой земле, большею частью посвящают себя бдению, молитве и защите людей угнетенных и вовсе никогда не испытывают демонских искушений. Сие потому, что у диавола совершенно нет о них и заботы, но больше, каждый, так сказать, час направляет и изощряет он обоюдуострый меч тьмочисленных искушений против избравших иноческую и безмолвную жизнь. Посему-то миряне не испытывали еще воздвигнутых на нас демонских браней, не ощущали еще нападения какой-либо духовной рати, не подвергались еще нашествию бесплотных варваров. Не приступали еще к ним невидимые борцы, не приближались еще к ним жестокие, угрюмые и темные полчища сопротивников. Не делал еще на них нашествия царь ассирийский. Не подвергались они еще испытанию, не приводились еще в колебание и сотрясение, не были еще омрачены и приоснены, как сказал Господь Иову о змие, что «осеняются древеса велика» (Иов. 40,17). То есть некие чудные мужи, преисполненные добродетели и Божественного ведения, приводятся диаволом в смущение, в смятение, просеиваются, потрясаются, пронзаются до глубины, угрызаются его устами, получают в лицо удары хвостом, терпят от него тысячи поруганий, приводятся в затруднение, доходят до мрачной мысли покинуть свои скинии, желают расторгнуть союз с плотью, посредством которой лукавый усиливается властвовать над нами. Нужно ли говорить больше? Почти еще не слыхали они и имени многобедственной и многотрудной добродетели и гадают уже о себе, что они совершенные подвижники, победители всех сопротивных сил, исполнители всякого евангельского устава, совершители прево-сходнейшей деятельности, сведущие во всякой духовной мудрости, так что более вовсе не имеют нужды в обучающих. А потому начинают наконец многих порицать, злословить предстоятелей, осмеивать и очернять монахов и всегда с охотою беседовать о чужих делах. Но великий грех — уязвленному многими беззакониями не обращать внимания на свои грехи, а любопытствовать и говорить о том, что есть худого в других. Они же всеми недовольны, всех, часто и доблестных, уничижают, всем жалуются, во все ввязываются, где и не спрашивают их, а иных начинают и учить, сами еще не научившись. Потому таковых уподобить должно малым детям, которые обещаются деревянным мечом избить всех варваров, как сам ты неоднократно говаривал иным. Сии, как и мы, юные нравом, кажутся мне еще подобными самому глупому ребенку, который хвалится, что в точности узнал все искусство земледелия, потому что, взяв широкий горшок, вложил в него немного земли, примешал навоза, посеял небольшое число зерен, полил водою и, напоив обильно, чрез некоторое время увидел, что малые эти семена пустили ростки и зеленью покрылся горшок, стоявший на дворе родительского дома. Он тотчас приходит в радость, несказанно веселится и повторяет всякому, с клятвою и смехом говоря: опытен я в полевых работах и совершенный земледелец. А между тем не имеет и понятия о трудах, с какими земледельцы удобряют и пашут поля. Не известно ему о расхищении семян птицами. Не знает он скорбей при бездождии и засух от жары, неоднократно постигающих земледельца в продолжение одного и того же времени года. Не знает он еще скорбей, бывающих, когда посеянное подрастет, от вторжений домашнего скота, или диких ослов, или других животных, или похищения людьми, или потоптания зверями, или побития градом, или запаления колосьев. У ребенка нет еще сведений о том, что нужно вне дома на поле бодрствовать и трезвиться, и стеречь свою ниву. Вовсе не знает он, а слыхал только о том, что такое саранча, ржа, гусеница. Да, такие по-детски рассуждающие мужи весьма еще похожи на ребенка, у которого есть в пристани лодка и которому случилось для забавы проплыть около берега, и он хвалится этим, подобно плававшим по всем страшным морям. Сказав же теперь это, думаю, не слегка коснулся я нашего самомнения.
   3.153. Монаху Евтению.
    Не исполнилось еще и пятнадцати лет, как подвизаешься в иноческой жизни, и ты представляешь себя совершенным, предполагаешь о себе, что ты превосходнее уже доблестно подвизавшихся старцев. Уже «птенцы суповы высоко парят» (Иов. 5, 7)! Уже думаешь о себе, что победил все искушения и, не видев еще вовсе никакой тени искушения, не узнав еще и того, что такое борьба с демонами, не положив еще и начала ратоборству с диаволом, осмеливаешься уже безрассудно презирать и осуждать опытных во бранях братий.
   3.209. Пресвитеру Пелегрину.
    На любящих привлекать к себе внимание, после того, как приобретут они уважение, обыкновенно посылает Бог великое бесчестие и посрамление. Ибо следствием того, что человек неразборчиво вдается во многие неосторожные собеседования и восхищается временною приятностью, бывает то, что надолго овладевается он помыслами гнева, неудовольствия и похотливости.
   3.256. Филиппу.
    Не будем никогда превозноситься над нерадивым и хвалиться, если, по-видимому, имеем и чистое тело. Напротив того, ты, сегодня духовный, бойся, чтобы на утро не оказаться плотским. А земной человек, переменившись, сделается небесным. Ибо когда, поступая праведно, превознесешься над согрешившим, он немедленно оправдается более тебя. Посему смотри, человек, да не когда «и ты искушен будеши» (Гал. 6, 1); ибо, может быть, ты никогда и не подпадал тому, чем обуревается он.

    Оглавление   
О бдении


   1.26. Иподиакону Тимофею .
    Писал ты мне, что желательно тебе узнать, какую пользу приносить человеку бдение. «Ибо вижу,— го-воришь ты,— что многие порываются на бдение, а по моему мнению, пребывать в бдении — дело излишнее, потому что Бог «наложи сон» на Адама (Быт. 2, 21) и спать, без сомненья, мне надобно, так как Бог «благих моих не требует» (Пс. 15, 2)». Что вначале происходило с Адамом чувственно, то давало проразумевать умом постигаемую тайну. Ибо первый Адам означал Адама второго, то есть Господа нашего Иисуса Христа, Который имел опочить человеческою смертью на Кресте, чтобы из святого Его ребра, прободенного копьем и источившего кровь и воду, была создана духовная невеста Его, то есть вселенская Церковь. Сказать же: спать мне надобно, потому что Бог наложил на человека сон, как бы предписывая тебе законом недеятельность и леность, есть нечто крайне скотоподобное и не свойственное одаренному человеческою и разумною душою.
    И тебе, при таком скотском и неразумном предприятии, что остается наконец, разве только, лежа на постели своей, блеять, или мычать, или реветь по-ослиному, когда другие люди во время своих бдений, как сказал ты, порываются песнословить Бога, возобладав над сном и свергнув с себя самоуправную его власть? Ибо тебе, принявшему такое неразумное намеренье, прилично все время жизни проводить в сонливости и называться уже не живым человеком, но погребателем мертвых, похоронившем в живом тел на конечную погибель мертвую душу, и не смотреть более на свет человеческий, но, подобно выкидышу, перейти из тьмы во тьму. И действительно сбудется над тобою написанное: «Человек, почтенный образом Божьим, не разуме, приложися скотом несмысленным, и уподобися им» (Пс. 48, 13).
    Но если угодно тебе узнать пользу бдения, полюбопытствуй услышать, что сказал всякую ночь орошавший ложе слезами: «предварих в безгодш и воззвах» (Пс. 118, 147), исповедуясь тебе и песнословя Тебя, «полунощи востах» (62), не кем-то другим побуждаемый и насильно привлекаемый отрясти от себя сон, но сам себя усердно возбуждая к славословью Творца. Потому что оно, как признал я, было для меня сладостнее сна, так как велика от него польза, и для пребывающих во бдении делается оно виною многих вечных благ.
    Ибо, во-первых, открывая Богу случившаяся с нами в предшествовавший день паденья в делах или словах, облегчаемся от скорби о них, как бы от тяжкого бремени, лежавшего на раменах души. И огнем бденья обращаем в пепел богатство диавола, сжигая его, как терния, потому что обогащается он в продолжение дня нашими паденьями. А потому негодует и «рыкает» уже на нас вселукавый, когда видит, что проводим мы время во бдении, и с любовью и тщательностью предаемся оному.
    Ибо в великий ущерб и в смятение ввергаем его, когда с каждым днем делаем более явным то, что лишается он и не имеет в руках приобретения, доставляемого ему нашими грехами. А во-вторых, и его самого, многоглавого и всезлобного зверя, невидимо на нас нападающего и готового растерзать или поглотить нас, обуздывает и связывает неусыпная молитва и ослабляет мышцы злобы его. А нам она помогает сподобиться небесных щедрот изливающейся чрез края и обильнее моря текущей в благодеяние нам благодати.
    После же сего и мы делаемся уже впредь более медленными на падения, потому что бдение напечатлевает в нас боголюбивые помыслы, производит в нас отвращение от мирской суетности и научает отдалять от себя вредное. Потому что бдение по Богу, застигнув нас ночью одинокими и свободными от беспокойств, причиняемых стечением людей, и от старания вести совещания и иметь свидания с друзьями, подобно сердобольной матери, воспользовавшись сим случаем, как бы в какой то стране, не оглашаемой никаким шумом, но исполненной безмолвия, трезвения, тишины и полного мира, прижав нас к себе, отверзает свои сокровища премудрости, досточестных советов и Божественных озарений, и тайно наполняет ими недра души нашей.
    И если трезвенно сохраним все нам дарованное, то мы блаженны и треблаженны. И что говорю — ты-сячекратно познают то на себе таинники и питомцы прекрасного бдения, вожделевающие бряцалом языка своего ударят в Давидовы гусли, «и в гортани их», как говорит Пророк, воспевающие «возношения Божия» (Пс. 149, 6). И «гортань мой не разуму ли поучается» (Иов 6, 30)? Как на тьму, так и на свете, указываю, псалмами освещая и осиявая унылость ночи, и предваряют «очи мои ко утру, поучатися словесем» Господним (Пс. 118, 148 ), и, украшаясь багряницею пламенеющих помышленш, умоляю пршти ко мн премудрость свыше. Ибо, когда пребываем во бдении, неизреченно посещает нас благодать Господня и несказанно является нам, и возводит к доступному для нас созерцанию ее и уподоблению ей священные умы, насколько позволительно, священнолепно к ней припадающие.
   1.27. Иподиакону Тимофею.
    Тысячекратно мы блаженны, когда сохраним все, что приобрели бдением. Если же и случится утратить нам малую, или и значительную, часть, то и оставшегося для младенцев разумом достаточно будет к достижению спасения. Ибо нередко и птицелов, изловив в поле сто горлиц и с радостью заперев их, а потом по невнимательности потеряв третью часть, или даже половину, глядя на оставшихся птиц, утоляет печаль свою о птицах, скрывшихся тайно, и утешает свое сердце тем, что не с пустыми руками возвращается к себе в дом, но и теперь несет часть своей добычи, получив для себя и пользу на будущее время, научившись тщательно беречь пойманное.
   1.28. Иподиакону Тимофею.
    Величайшее благо есть бдение для решившихся стрясти с себя сон, этого соседа смерти. Тем более, что и Сам Владыка пребывал во бдении и усваивал оное в домостроительство по плоти, как говорит и Лука, что Иисус «бе обноще в молитве Божии» (Лук. 6,12), научая нас самым делом следовать стопам Учителя. Почему и сказал: «Бдите и молитеся, да не внидете в напасть» (Матф. 26, 41). Также Павел и Сила, не незная выгод бденья, «в полунощи» славили «Бога» (Деян.16, 25). И Давид говорит: «Бдех и бых, яко птица, особящаяся на зде» (Пс. 101, 8), то есть окрыленная, не по земле ползущая, но пребывающая «на зде» (на кровле) и на высоте добродетели. Ибо вместо рук моих молитвенным воплем языка обнимал я невидимые стопы человеколюбивого Бога, и бренное сердце мое сделалось серебряною или золотою драгоценностью. И снова жертвенником Господним стал я, смиренный человек, потому что благодать зажгла во мне угли ведения и возносить Богу благоуханную жертву.
   1.29. Иподиакону Тимофею
    Вижу, брат, что ты по внутреннему человеку с головы до ног покрыть великою проказой, от которой не сможешь и очиститься, если дух твой не будет «от нощи утренневать» к Богу (Ис. 26, 9), просвещающему нас Божественными заповедями, оживотворяющему умерщвленных нераденьем и ниспосылающему росу высшей премудрости, которая исцеляет «всяк» душевный «недуг и всяку язю» (Матф. 4, 23). «Роса бо, яже от Тебе,— говорит Писание,— исцеление им есть» (Ис. 26,19). И еще говорит Бог: «И буду ему яко же роса, и процветет яко крин» (Ос. 14, 6). Сия-то роса, и ныне снизойдя в твое распаляемое сластолюбьем сердце и восшумев благоведренным ветром и неким весенним и тонким веяньем, поколеблет твое пламя, как некогда в вавилонской печи, и даст тебе прохладу и спасет тебя, соделывая истинно любомудрым и убеждая не спать уже много, но усердно пребывать во бдении.
   1.30. Иподиакону Тимофею
    Как живому существу надобно непрестанно переводить дыханье, так постоянно надлежит сильно желать прекрасного бденья и пребывать в нем, в псалмах и песнопеньях подражать неусыпности сладкопевного соловья, когда целую ночь сидит он на яйцах, не прекращая своего сладкопения. Если так поступаешь, то враг не утерпит долго оставаться при тебе, примечая, как ты сокрушаешь и уничижаешь его, и каждую ночь язвишь жалами неусыпной молитвы.
   1.31. Иподиакону Тимофею
    Прекрасно, ничем не развлекаясь и не паря мыслью, пребывать в ночной молитве. Если же по какому-либо искушению случится, что нападут на тебя какие-нибудь срамные помыслы, никак не прекращай сего прекрасного занятия, бдения, но пребывай и состаревайся в таком деле, и непременно в надлежащее время соберешь плоды премудрости. Если же кому то угодно роскошествовать и упиваться в праздности, и ласкать ложе свое, угождая сну, а не Богу, то пусть видите, какие вредоносные и гнусные помыслы от дебелости сей возникают в сердце, и потом предается своим грезам и ожидает своего паденья и гибели. Ибо не соглашусь теперь сказать что-либо иное, кроме истины, а именно, что все плотские нравом извергнуты будут из царствия.
   3.114. Диакону Иордану.
    Христос, Владыка всяческих, желая научить нас бдению и молитве, «бе обнощь» (Лук. 6, 12), молясь телесно. Да и Павел и Сила «в полунощи» (Деян. 16, 25) славили Бога. И Пророк говорит: «полунощи востах исповедатися Тебе о судебах правды Твоея» (Пс. 118, 62). Потому дивлюсь, как же ты, почивая и храпя целую ночь, не чувствуешь над собою суда совести? Поэтому, хотя бы теперь соблаговоли отрясти мертвящий сон и со тщанием внять молитве и псалмопению.
   3.276. Диакону Анастасию.
    Не знаешь, может быть, хотя часто об этом читал, что мужу советодательному не годится спать целую ночь. Ибо не должен всю ночь лежать, как мертвый тот, кто исследует Божественные советы и ожидает Господа, когда придет Он с небес и потребует у нас отчета. Поэтому не зная, что читал, спишь без сытости от вечера и до утреннего появления солнца на восток, храпя и не движась с места. Посему, по крайней мере отныне превозмоги свою леность и поспеши отрясти неразумный сон и вкусить Божественной сладости молитвы и псалмопения, избери себе лучший жребий, приведи себя в прекраснейшее состояние, возжелай силою Боголюбивой рачительности препобедить и сокрушить силу нерадения и несказанного разленения. Ибо навык навыком обыкновенно пере-иначивается. Не выставляй мне на вид самовластия привычки. Ибо, если неповоротливость и леность обратились в природу, то тем паче рачительность и трезвенность могут так же соделаться природою. Призови на помощь себе Бога, и, без сомнения, услышит Он и даст дарование силы и беспрепятственное шествие путем добродетели. Ибо Господь творит чудеса даже преестественно. Хотя объявшие тебя и превозобладавшие тобою леность и бессилие и полагают по видимому препятствие, но укрепляющая тебя сила окажется могущественнейшею.

    Оглавление   
Письма на разные темы


    Каждый судит по себе
   1.32. Эконому Зосиме.
    Прелюбодей всякого человека почитает прелюбодеем, а также и тать (вор) думает, что все тати; но муж целомудренный, святой и боголюбивый рассуждает, что все святы и праведны. И ты, с давних лет известный порочною жизнью, полагаешь, что все порочны и никуда не годны, и всем на всех ежедневно клеве-щешь, будто бы они развратны, грубы и весьма худы.
   2.123. Монаху Елпидию.
    Сказано: «вся чиста чистым» (Тит.1, 15). Неверным же, преданным страстям, грехолюбивым, оскверненным все кажется нечистым и лукавым и все влечет их на грех — пища ли, питие ли, одежда ли место ли, время ли, лицо ли. И поступок, и беседа, и взгляд, и осязание, и обоняние, и слух, и вкус,— короче сказать, всякая вещь, всякий вид, всякое движение понуждает таковых ко греху, вызывает на беззаконие. И напротив того,— верных, чистых, благоговейных, здравомыслящих все побуждает к благодаренью Бога и к неумолчному песнословию, руководствует ко всякой правде и научает совершенному благочестью.
    О том, чему уподобляется любовь к людям
   1.292. Трибуну Евифию.
    Спрашиваешь меня, почему любовь к соплеменному назвал я псом? Потому что она действительно пес, часто с неистовством терзающий всякую жестокость, всякое лукавство и упрямство, всякую надменность и необщительность. Посему любовь к людям есть пес, достойный не порицания, а скорее похвалы.
    Об устройстве храма
   4.58. Епарху Олимпиодору.
    Пишешь ко мне: поскольку готовишься воздвигнуть величественный храм в честь святых мучеников и Самого Христа, прославленного их мученическими подвигами, трудами и потами, то «не будет ли весьма прилично поставить в святилищ иконы, а стены с правой и с левой стороны наполнить изображениями всякого рода ловли животных, чтобы видны были растягиваемый по земле сети, спасающееся бегством зайцы, серны и другие животные, поспешающие за ними ловцы и ревностно преследующие их со псами, а также закидываемые в море мрежи, пойманные всякого рода рыбы и руками рыбарей извлекаемый на сушу; сверх сего сделать всякого рода лепные изображения из гипса для услаждения очей в дому Божием; да и в месте общего собрания верных изобразить множество крестов и всякого рода птиц, скотов, пресмыкающихся и растений?» А я на письмо это скажу, что детское и приличное маловозрастным дело — обольщать око верующих сказанным выше. Зрелому же и мужественному смыслу свойственно во святилище на восточной стороне храма изобразить только Крест. Ибо единым спасительным Крестом спасается человеческий род, и повсюду проповедуется надежда людям отчаянным. А святой храм и здесь, и там пусть наполнит рука искуснейшего живописца историями Ветхого и Нового завета, чтобы и те, которые не знают грамоты и не могут читать Божественных Писаний, рассматривая живописные изображения, приводили себе на память мужественные подвиги искренно послуживших Истинному Богу и возбуждались к соревнованию достославным и приснопамятным их доблестям, по которым обменяли они землю на небо, предпочтя видимому невидимое. В месте же общего собрания верных, разделяемом на многие храмины, почитаю необходимым каждую храмину снабдить водруженным в ней честным крестом, а все излишнее оставить. Советую же тебе и умоляю тебя пребывать в неослабных молитвах, в непоколебимой вере и в подаянии милостыни, а также сожительницу свою, детей и все достояние осенять, покрывать, украшать и приводить в безопасность смиренномудрием, неоскудевающим упованием на Бога, поучением в Божественных словах, сострадательностью к единоплеменным, человеколюбием к слугам и исполнением всех заповедей Господа нашего Иисуса Христа.
    О чудесной помощи мучеников
   4.59. Силентиарию Илиодору.
    В том и другом месте в разные времена ежедневно совершаемыми чудесами Господь призывает к твердой вере маловерных и неверных, а паче приумножает веру и надежду верующих и делает степенным и непоколебимым образ их мыслей. И я из тысяч чудес намереваюсь теперь рассказать тебе одно чудо нашего победоносного мученика Платона, который не только в нашем отечестве, но и во всяком городе и во всякой стране просящим через него у Бога что-либо подает готовую благодать и оказывает дивную силу. В горе, называемой Синаем, где Моисей принял от Бога закон, обитали монахи: и тамошние, и пришельцы — а в числе их пребывал некто, родом Галатянин, вместе с сыном своим, возлюбив уединенную жизнь, долгое время совершая там подвиги пустынного жития. И в один день внезапно вторглись на гору какие-то варвары, язычники по вере и люди отчаянные; без труда захватывают они, каких нашли, монахов и сына старца Галатянина, делают их пленниками и, связав им назад руки, совершают с ними много длинных переходов по пустыням, гоня их голодных и нагих, не снабженных никакою обувью, по оным безотрадным, безводным и негладким местам, заставляя бежать насильно и по принуждению, и изнуряя неизведанным ими страхом. Старец же, один скрывшись в какую-то потаенную пещеру, истекал слезами, не вынося утраты боголюбивого сына, умолял Владыку Христа преклониться на милость, по ходатайству их соотечественника — мученика Платона. В то же время и сын, связанный в плену, просил Бога по молитвам того же святого мученика умилостивиться над ним и совершить чудо. Молитвы того и другого: и отца в пещере горы, и сына в плену — были услышаны. И вот Платон наш, представ внезапно сидящим на коне и ведущим другого оседланного коня, является бодрствующему отроку, который узнает его, потому что часто видал изображение святого на иконах. Мученик немедленно приказывает ему, встав из среды всех, взять коня и сесть на него. И когда уже, подобно паутине, разрешились на отроке узы, он, освободившись по молите и восстав по мановению Божию, едет на коне смело и, радуясь, следует за путеводствующим святым мучеником. Вскоре оба: и святый Платон, и юный монах — как бы окрыленные, достигают жилища, в котором молится и плачет старец, и победоносный мученик, спасши скорбящему сердцем отцу любимого сына, делается невидим. Так и во всяком месте приснопамятные и достославные подвижники Владыки Христа для вопиющих через них к Богу могут совершать всякое необычайное и чудное дело. Сие же написал я тебе как любящему и всегда ненасытимо готовому чтить память треблаженных мучеников.
    О гонениях на Иоанна Златоуста
   3.174. Бывшему консулу Севиру.
    Некоторые епископы, уязвившись завистью к высокой добродетели Иоанна, епископа Константинопольского, отложив страх Божий, восстали на богодухновенного мужа, на сей в подлинном смысле светильник целого мира, и заставили самого благочестивейшего царя, как простодушного, уступить их наветам и изгнать в заточение небесного человека. Посему, так как царь по увлечению согласился с сими зложелательными пас-тырями, губителями по нравам, то справедливо взывал Пророк: «простре руку свою с губителем» (Ос. 7, 5). Впрочем, по заточении праведника, большая часть восставших потерпела наказание от Бога. И с плачем и воплем они исповедали, что много согрешили против сего святого человека.
   3.238. Царю Аркадию.
    Несправедливо послал ты в изгнание предстоятеля Византии Иоанна, это великое светило вселенной, по край-нему легкомыслию вняв убеждениям не здраво мудрствующих епископов. Поэтому, лишив Вселенскую Церковь сего неповрежденного и чистого учения, не проживешь без скорбей.
    Об общении с людьми
   2.319. Диакону Филикиссиму.
    Кто благодушно благодарит Всеблагого Бога за то, что другие люди имеют пред Ним дерзновение и благоугождают Ему, и почитает брата как бы собственным своим членом, тот сам присваивает братнее дарование и, за свое добротолюбие восхитив венец ближнего, делает его своим. Ибо похвала ближнего ничуть не повредит тебе, но даже прославит тебя, если только сохранишь здравый образ мыслей. Посему, если ближний твой и вступит в дом богатых и будет почтен, не завидуй, но веселись. И если заслужит одобрение людей могущественных, радуйся. Делая это, благоугодишь Спасителю всех.
   3.125. Схоластику Сосиклу.
    Поверив премудрому Соломону, не только сам «не учащай вносити ногу твою к другу твоему», но устрой так, чтобы и друг редко вносил к тебе ногу свою, «да не когда насыщся тебе, возненавидит тя» (Притч.25, 17). Изредка, по временам, иметь свидания с другом почитаю весьма безопасным. Сие и любовь делает более сильною, и сказанное с течением дней представляет более полезным и приятным, а также честь и уважение, какие приличны истинным друзьям, сохраняет непоколебимыми, прочными и неоскорбляемыми.
   3.186. Монаху Проватию.
    «Вино новое — друг нов», как говорит один премудрый (Сир. 9, 13). Никто не должен, не выждав продолжительного времени и без испытания, как только возникнет привязанность, просто и как случилось, вверяться кажущемуся другу. «Но аще обетшает вино», говорит премудрый, тогда уже, только тогда, испием «его с веселием». Ибо, когда найдем в таком человеке многие признаки благорасположения и свидетельства неизменной любви, тогда совершенно приблизим его к себе и, не запинаясь уже, будем его хвалить. А «иже аще благословит», сказано, и встретит рукоплесканиями «друга» своего «утро», то есть нимало не медля, и едва только приблизится тот к нему, не испытав еще дружбы его, «от кленущаго ничим же разнствовати возмнится» (Притч. 27,14). Потому что неблаговременною похвалою и необдуманным благословением вызывает диавола приступить к новому другу, и обнаружить, что вероятно, кроющееся в нем лицемерие, и посредством испытания обличит, что он не искренний, но ложный друг.
   3.249. Приску.
    О плотском родстве и свойстве в такой мере надлежит забыть подвижнику, чтобы никогда нимало не возмущаться воспоминанием о сем. Или не знаешь, что сильная приверженность к родным по плоти есть сатанинский силок? Посему, если умер ты для мира, если отрекся от растленной жизни, если вписался в небесное воинство, вступил в небесный чин и небесное жительство, то нет у тебя ничего общего с земными и не должно быть привязанности к родным по плоти. Если же, как говоришь, имеют они нужду в помощи, то, как чужим каким-нибудь беднякам, если можешь, делай добро и им, но не имей к ним земного пристрастия, чтобы не оказалось, что ты всецело остаешься плотским, земным и невеждою.
   3.286.
    Возлюбив уединение, будем избегать связей с людьми бесполезными; потому что вредно и тлетворно для мирного состояния сожительство с нашими ближними. Как пребывающее в заразительном воздухе подвергаются всяким болезням, так и вступающее в связи с различными людьми, без сомнения, делаются причастными их порокам.
    Об оставлении познаний, ненужных для спасения
   3.24. Грамматику Асклипию.
    Если прежде добрых дел займемся исследованием каких-либо бесполезных и неудоборазрешимых вопросов, то, как скудоумные, подвергнемся заблуждениям и козням. Ибо время каждого коротко и судят нас по делам, а не по ведению недоведомого. Поэтому не перестанем доискиваться того, что должно нам делать, чтобы улучить вечную жизнь. А если, в это краткое время занявшись неудоборазрешимыми и бесполезными вопросами, употребим на то все дни настоящей жизни, то, запутавшись в них, отойдем отсюда с пустыми руками, как благовременно сказали Пророки, оплакивая погибель нашу: «где книгочий» (Ис 33, 18)? где многомудрые советники и учителя; «како быша в запустение, исчезоша», погибоша за самомнение и за «беззаконие свое, яко соние востающаго» от ложа своего (Пс.72, 19-20)? Посему, прежде нежели можно будет приложить к тебе эту плачевную песнь, оставив буйные вопросы приличные забавляющимся отрокам, послушайся Великого и Истинного Учителя, Который взывает: «ищите прежде царствия Божия и правды»(Матф. 6, 33). Потому что всему свое время: здесь время делать дела праведные, а в будущем веке — принять воздаянье. Посему, чтобы не подвергнуться козням, будем лучше исследовать и делать правду, чтобы, подобно неким самым знаменитым путникам, неся с собою напутствование добрых дел, как в город какой войти нам в царствие Божье. Потому что Бог, по причине создания Им мира, явен для благопризнательных, ибо о Нем свидетельствует вся Его тварь. Посему не дадим себя в обман, не сделаемся чуждыми вечной жизни, предав забвенью Бога, Его заповеди и суды и занявшись какими-либо маловажными вопросами и бесполезными речами, не стоящими ника-кого вниманья, как чем-то великим и неизреченным.
    О стремлении к начальствованию
   3.9. Достохвальному Плутарху.
    Говорят, будто в древности Афиняне молились о том, чтобы не увидеть кого-либо из близких друзей возведенным в начальники. Потому что получивший власть, во-первых, совращается в гордость, понуждается не знать ни себя, ни друзей, не владеть уже собственными своими помыслами, уклоняясь и уносясь туда и сюда и делая то, что ни к чему не служить. А потом всеми почти бываеть он ненавидим, все строят ему козни и без труда уловляют его, и близок он ко всякой страшной опасности и ко всякой беде, впадает в непреодолимые бедствия. Потому и я молюсь теперь, чтобы тебе не получить начальства, которого домогаешься, а мне не потерять искреннего, приятного и доброго друга.
   3.126. Диакону Траяну.
    Если не в состоянии ты сам за себя дать отчета Богу, то как же, человек, заботишься о том, чтобы поручено тебе было начальство над душами других и попечение о них?
    О знамении себя крестом
   2.295. Комиту Евстохию, заведующему выдачею подарков.
    Если часто чело свое и сердце запечатлеваешь ты знамением Владычного Креста, то с трепетом побегут от тебя демоны; потому что крайне боятся они сего блаженного знамения.
   3.237. Епископу Филохристу.
    Если хочешь изгладить напечатлевшиеся в памяти твоей худые припоминания и приражения неприязненного, принимающего на себя многие виды, то ночь и день будь всегда вооружен воспоминанием о Спасителе нашем и усердным призыванием досточтимого Его имени, как можно чаще запечатлевая и чело, и грудь знамением Владычного креста. Ибо, как скоро произносится имя Спасителя нашего Иисуса Христа, и печать Господнего креста полагается на сердце, на челе и на других членах, несомненно сокрушается сим сила врага, и в трепете бегут от нас лукавые демоны. А также и поучение в словах Святого Духа истребляет все, чем питаются худые помыслы, порождая духовный огонь, по написанному: «и в поучении моем разгорится огнь» (Пс. 38, 4). Сей-то огнь, согревая ум, приводит его в такое состояние, что молитва делается усиленною, и с разумением приносит он прошения свои Богу.
    О попечении о вдовах
   2.259. Комиту Асклепиаду.
    Не будем пренебрегать истинными вдовицами, ибо весьма печется о них Бог. Великого Илию послал Он к вдовице, и слезу вдовы наинской осушает Сам Владыка всяческих Иисус, воскликнув ей: «не плачи» (Лук.7,13). И Иаков повелевает «посещати сирых и вдовиц в скорбех их» (Иак. 1, 27).
    О почтении родителей
   2.196. Младшему председателю Иоанну.
    «Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будете»,— узаконил Господь (Второз. 5, 16). Посему, если возможно, и на одно мгновение не оставляй родителей, чтобы без их попечения, заботливости и ухода не встретиться с людьми зловредными и самому на себя не накинуть петлю. Ибо много, особливо между людьми молодыми, найдется неразумных, сластолюбивых, делателей беззакония, вместилищ всякой скверны, которые великий вред причиняют приближающимся к ним. Поэтому избегай заразы и нечистоты таких людей, с любовью буде всегда при своих родителях, более всех почитай их, веди себя по их наставлениям, ограждаемый их молитвами. Ибо, хотя станешь оказывать им всякая услуги, но никак не будешь в состоянии родить их для себя вновь.
   3.86. Гигантию.
    Если чтишь Бога, то почитай и родивших тебя. Если боишься Бога, то в продолжение всей жизни бойся отца и матери. Ибо в закон говорите Господь: «кийждо человек отца своего и матере своея да боится» (Лев. 19, 3).
    О сохранении тайн
   2.148. Доместику Хилону.
    Изображая непостоянство, нетвердость, смутность и шаткость именно твоего сердца, говорит Сирах: «коло колесничное утроба буяго» (Сир. 33, 5). Если хочешь обнаружить теперь истину и увидеть свидетельство того, что не намерен ты сохранять когда-либо тайну, но готов немедленно всем объявить и рассказать то, что тебе вверено, и будешь называть имена людей,— то слушай теперь, что Сирах говорит: услышал «буй» слово и поболел, «якоже» болит «рождающая от лица младенца» (19,11). Но всего более служит признаком буйства — выставлять на позор, разносить туда и сюда и без всякого приличия обнаруживать то, что друзьями вверено нам тайно и наедине. Посему, избавившись от болезней, какими страда-ешь, сделайся, наконец, мудрым, твердым и хранителем тайн даже до смерти, устроив устам своим и неудержимому языку прочную «дверь» и самую крепкую «Фавору» (28, 29) и наложив на них печать прекрасного молчания. Ибо в таком случае возможешь озариться светом Божественного ведения и вразумите тебя Писание, говоря: «Мудрость человека просветит лице его» (Еккл. 8,1). И еще: «слышал ли еси слово, да умрет с тобою: не убойся, не расторгнет тебе» (Сир. 19, 10) слово, сказанное тебе как тайна.
    О вере приметам и волхвовании
   2.138. Скорописцу Никандру.
    Неоднократно говорил я тебе и теперь повторяю, что, если Аполлоний Тианский совершал что-либо волхвованием, вовсе не заключало это в себе никакого небесного благодеяния и не приносило ни малой пользы душе. И, по мненью людей мудрых и благочестивых, которые жаждут благ небесных, нетленных и непрекращающихся, все это ничем не отличается от по-дарка горсти ячменя. Посему не дивись делам чародейства и не приходи от сего в смятение, но освободи себя от страшливости и детского образа мыслей.
   2.141. Лукию Трибуну.
    Сколько людей не раз ловили воронов силками и сетью, и пойманные вороны не знали о себе, что сделаются добычею ловца и будут взяты? А тебе, как говоришь, эти вороны предвещают будущее? Вороны, которые совсем не знали о том, что поставлены им силки и не ведали о своей погибели оказываются предведущими и пророками небывалого? Поэтому оставь птицегадание. Некоторые были внимательны к этому, как достойные такого заблуждения, замечали полеты воронов, описывающих спереди и сзади и над головою круг и уклоняющихся в стороны, а также замечали крики воронов. Однако, очевидно, что лукавые демоны летают вместе с воронами и, чтобы заблуждающегося человека привести к догадке, дают птицам такой полет. А потому, отпав от веры во Христа Спасителя и подвергшись неизбежным опасностям, они, хотя и питали добрые надежды,— именно поверив прекрасным приметам, показанным воронами,— после тысячи утрат, потерь и мучений напоследок прекратили жизнь худою и проклятою кончиною. «Рода бо неправеднаго лютая окончания»,— говорит Писание (Прем. Сол. 3, 19). Посему, если хочешь избежать опасности сделаться добычею демонов, не делай таковых наблюдений над полетом и криком птиц, над встречами всякого рода животных, разумных или неразумных, над тем, что позвали тебя назад в остановили, и над всеми пустыми приметами — одним словом, ни за чем не наблюдай, только за грехом. Потому что полезно его одного остерегаться и удаляться непрестанно. Желательно же нам, чтобы знал ты и сие: с некоторыми людьми, по эллинскому обычаю наблюдавшими эти душевредные приметы, нередко случалось то самое, что они предугадывали, но не по силе и предвещанию жалких воронов, или свиней, или псов, или людей, но по суду Бога, наказывающего их за неверие и посмеивающегося оному. Ибо сказано: «даст ти Господе по сердцу твоему» (Пс. 19, 5): и будет с тобою так, как ты ожидал, и окружу тебя бедствиями, печалями и скорбями, которых ты боялся, поверив худой примете, чтобы обольщенные, со временем пришедши в познание своего суемудрия и прибегнув к доброму по-каянью, прекратили мерзкие наблюдения и, предав наконец дела свои Божью Промыслу, во всем возводили душу свою к Богу.
   2.195. Магистриану Илиону.
    Если Бог запретил делать зло и делающих зло ввергает в геенну огненную, то будет ли Он содейс-твовать поступающим худо? Посему не говори, что Бог внимает людям развращенным, нечистым, сгнившим в своих начинаниях, и человека предает смерти, а коня, бегущего по ристалищу, усмиряет. Да не будет сего! Не Божие это дело. Злым демонам свойственно содействовать в этом. Ибо чародеи, сделав изображения каких-либо святых и какими то обаяниями связав нечистую силу, зарывают в землю позади изображения, и когда хотят или жену довести до прелюбодеяния, или мужа убить, или коней усмирить, постятся проклятым и мерзким постом, совершают бдения пред таким изображением, зажегши свечи и светильники, бодрствуют, призывая демонов, пока не домогутся их явления, и иное приводят в исполнение, а большею частью не успевают в своем деле. Итак, остерегайся их, чтобы не попасться в сети.
    О перемене мест монахами
   1.289. Монаху Венусту.
    Монах, который без большой нужды, только по своему малодушию, по нетерпеливости и по каким-либо человеческим и немощным помыслам переходит с места на место, думая странствованием уменьшить число душевных помыслов, хотя место и переменит, однако же сердечной скорби, смущения своего и искушения нимало не уменьшит и не убавит, но еще больше увеличит их, даст им больше пищи, силы, способов действия и разнообразия. Посему не нерадиво и не беспечно будем совершать жизненный путь. Ибо, несомненно, дадим отчет в делах своих.
   2.55. Иларию, монаху из схоластиков.
    Наконец-то, прекратив свое странствование, решился ты подражать сему древнему мужу, после того как встретился с ним при Ехинадах! Ибо кто из благомыслящих одобрит это — ходить всюду, не знать себе покоя, без большой и неотвратимой какой-либо нужды толкаться туда и сюда, бегать с места на место, подобно зайцам менять одно ложе на другое? Посему пребывай в монастыре безвыходно и неподвижно, упражняясь в безмолвии, и наблюдай, когда придет смерть, чтобы, по добром разрешении, вечно возвеселиться тебе у ног Христовых.
   2.61. Монаху Афанасию.
    Возвращайся скорее в монастырь, из которого так худо вышел, чтобы, оставшись надолго вне этой ограды, не сделаться тебе пищей мысленных зверей. А если ты скажешь, что оставил обитель в чаянии какой-либо высшей добродетели, то припомни сказавшего: «есть путь, иже мнится мужу прав быти, последняя же его приходят во дно адово» (Прит. 14,12). Ибо сатана неизведавших на опыте его злые ухищрения всегда большею частью уловляет чем-либо благовидным.
   2.70. Монаху Демокриту.
    Если часто пересаживаемое растение, хотя и обильно поливать его, в состоянии будет принести плод, то и ты, ходя туда и сюда, гоняясь за тенями и ветрами, пытаясь узнать всякое место и нигде не находя себе покоя, сможешь произрастить плод правды.
    Наставление новоначальным монахам.
   3.262.
    Юному должно приобучать себя к тихости телесных движений, к благообразию в одежде, к мерности и чинности в голосе, к безмятежному вкушению пищи и питии и при скудости, к молчанию пред старейшими, к внимательному слушанию при мудрейших, к любви равных, к готовности с любовью давать совет младшим, к удалению от людей дурных, плотских и вмешивающихся не в свое дело. Он должен мало говорить, а больше думать, не употреблять смелых выражений, не вести излишних разговоров, не быть склонным к смеху, украшаться стыдливостью, не разговаривать с женщинами, взор потуплять долу, а душу возносить горе, избегать прекословия, не домогаться учительского достоинства, не ценить высоко почести, оказываемый людьми, особенно же не знающими, что подлинно досточестно, но стараться заслужить одобрение людей благоразумных, этой лучшей из всех похвалы. А преуспев, должен он приобучить себя к тому, чтобы искать похвалы только от Бога. И если сделается способным учить и приносить пользу другим, то пусть делает сие ради награды, отложенной у Бога, как дело, которое обязан исполнить пред Богом и которое от Бога вознаграждается вечными дарами.
    О том, откуда произошел тост «будь здоров!»
   2.299. Схоластику Клеонику.
    Иные говорят, что, когда после потопа изобретено было вино, некоторые, не в меру испив цельного вина, умерли. Потому другие, признав лучшим пить в меру и притом вино, растворенное водою, и употребив таковое питие, остались живы. Но не пившие еще виноградной влаги из страха смерти спрашивали уже выпивших, живы ли они? И так как те отвечали: «Да, живы»,— то, радуясь, каждому из оставшихся живыми их близких приговаривали: «Жив'и! жив'и!» Посему с этого времени и до ныне сохранился обычай приговаривать пьющим: «Будь здоров». Сие сказано мною в ответ на вопрос твой.
    О служении господам
   2.238. Паписку Оскородулис.
    Все те рабы, которые искренно служат господам своим по плоти, приимут воздаяние от Бога. Те же, которые нерадивы, небрежны, высокомерны и ленятся служить, как надлежит, не получив от Бога никаких благ, будут еще наказаны.
    О порицателях
   2.185. Диакону Зенону.
    Ничто не постыжает так нападающих и порицающих, как с кротостью и скромностью совершающееся исправление порицаемых. Ибо такая прекрасная перемена в порицаемых бывает посрамлением для порицающих.
    Об учении монахиней в церкви мужчин
   2.111. Монахине Феодосии.
    Хочешь или не хочешь, но по телу ты женщина. Поэтому перестань учить в церкви мужей, потому что Апостол ясно признал это «срамным» (1Кор. 14, 35), хотя и тысячекратно будешь утверждать, что ты далека от свойственного женам состояния и по утверждении в себе девственного образа мыслей, стала тверже мужей.
    О принятии даров от богатых людей
   2.83. Монаху Онисиму.
    Если богатый в настоящей жизни думает, что щедростью к тебе вполне воздает благодарность Богу, то обязан он не твоей дожидаться просьбы, а паче тебя просить и умолять, чтобы соблаговолил ты принять его дар. Посему, зная низость души этого че-ловека, как беснующегося, не удостаивай его и слова.
    О попущении Божием порочным прославляться от людей
   1.71. Диакону Помпию.
    Что находишь странного, видя, что человек самый порочный и нечестивый превозносится похвалами, не-законно прославляется и имеет большую силу у властвующих? Вспомни, что возглашает Писание: «вдан» нечестивый «в высоты велики» (Еккл. 10, 6), то есть попущено ему возвыситься в мнении этого мира. Попущено же не без суда, но чтобы, оказавшись до крайности превознесенным и ниспадшим оттуда, потерпел он неисцельное сокрушение.
    О желании смерти чистой души
   2.81. Монаху Кириаку.
    Иной еще в теле может быть со Христом, по сказанному Апостолом: «живу не ктому аз, но живет во мне Христос» (Гал.2, 20). А тем паче — совлекшись этой плоти, как пишет опять тот же Апостол: «желание имею разрешитися, и со Христом быти» (Фил. 1, 23). Ибо душа, как Богом вдохновенная в некое чудное Его создание, есть нечто умопредставляемое и стремится к умопредставляемому. Посему, обременяемая земным телом по причине смертности, справедливо желает она ныне освободиться посредством смерти и беспечально, небоязненно пребывать с Владыкою, отрешившись от смертного для бессмертного и непреложного, чтобы по нынешнем разрешении, в воскресении, воспринять собственное свое тело нетленным и бессмертным, оживотворенным Святым Духом, и вместе с ним жить в непрерывном веселье, блаженстве и безгрешности. Ибо должен ты быть восстановленным в естество чистое, или в состояние Божественное, нестареющее, беспечальное, свободное от всякой заботы.
    О различных состояниях людей и о падениях по нерадению
   2.82. Монаху Кириаку.
    Бывают у людей состояния и положения столь чистые, что один занимает место солнца, другой — луны, третий — звезды. И видишь, что иной человек нередко более Соломона прославлен был мудростью свыше, а впоследствии за усыпление, за ослабление внимательности оставлен Богом, отвергает благоговение и страх пред Всесовершенным и впадает в нечестие и в великие грехи, так что можешь сказать: совратилось солнце, сверх чаяния впал в дела непозволенные! Ибо нередко бывает подобное сему. И люди ревност-ные иногда впоследствии за нерадение лишаются охранения Святым Духом, и идет на них войною Навуходоносор, разрушает город сатанинскими орудиями, а царя, разумею ум, ослепляет, как Седекию, отроков заключает в узы и отводит в иносказательный Вавилон, а святыню Давида и Соломона и прочих царей — все, что было в сокровищницах сердца с великим трудом и тщанием приобретено, собрано и уготовлено, берет с собою, и храм Господень сожигает, и готов попрать нечистыми ногами. И слышу, как, сетуя о сем, взывает Псалмопевец: «помилуй мя, яко мнози борют мя с высоты демоны, попраша мя весь день» (Пс. 55, 2. 3); «яко возвел еси враги на» главу мою (Пс. 65,12). И Иеремия оплакивает душу, которая прежде за преуспеяния свои властвовала, а теперь по праву войны взята, «бысть под данию» (Плач. Иер. 1, 7), служа диаволу грехами. Впрочем, к тому кто и впал в такие бедствия, если не до конца вознерадит о себе по малодушию, но, покаявшись, обратится к Господу и мужественно возобновит прежние благочестивые деяния, снова возвращается Владычняя благодать, и о нем изречет пророческое слово: обращуся и «возставлю скинию Давидову падшую и раскопанная ея»: и преуспеяния, и Божественные дарования и внутреннее ведение «возставлю и возгражду» (Ам. 9,10), «и будет слава последняя паче первыя, глаголети Господь Вседержитель» (Аг. , 10). Сие написал я в ответ на то, что заключалось в письме твоем.

БЕСЕДЫ О БОГОПОЗНАНИИ И САМОПОЗНАНИИ ПО УЧЕНИЮ СВЯТЫХ ОТЦОВ:

1. Записи р. Б. Ники
2. О молитве, молитвенном делании и молитвенном трезвении
3. О празднословии
4. О праздномыслии, или о мечтаниях, блуждании и рассеянии ума
5. О помыслах в форме мысленных разговоров (или внутренних диалогах)
6. Что такое «скорбь» по христианскому учению и почему люди тяжело переносят различные скорбные обстоятельства
7. О понятии «счастье» по христианскому учению
8. О прелести, или действиях бесов против людей
9. Таинственные действия Духа Святого у подвижников, сподобившихся стать причастниками Духа и в отношении всех людей
10. Блудная страсть и половая потребность
11. О брачных половых отношениях и воздержании по учениям святых отцов
12. Пьянство и наркомания как страсти телесного сладострастия
13. Страсть сребролюбия и материальные потребности
14. Страсть гнева
15. О праведных реакциях христианина на различные виды злоречий и злых действий
16. О страсти уныние, как лени и праздности
17. О саможалении по учению св. отцов
18. Учения святых отцов на мнение, что смысл жизни заключается в создании семьи
19. О конфликтах в семьях, происходящих от самолюбия и разных страстей
20. Печаль о смерти ближних
21. Предсмертные состояния праведников и грешников
22. Реакции людей на приближение смерти
23. О возвращении души в тело, или о видениях при клинической смерти по христианскому учению
24. О силе любви по учениям святых отцов (1. О естественной любви и самолюбии)
25. Умственная сила. Познавательные низшие способности, или тема о хранении чувств.
На главную Написать нам письмо В начало страницы





Copyright © 2006-2017 ni-ka.com.ua Created & hosted by Dmitry