САЙТ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНИНА






БИБЛИОТЕКА СВЯТЫХ ОТЦОВ И УЧИТЕЛЕЙ ЦЕРКВИ:


Феофан Затворник
Августин Блаженный
Анастасий Синаит
Антоний Великий
Афанасий Великий
Василий Великий
Василий Кинешемский
Георгий Задонский
Григорий Богослов
Григорий Нисский
Григорий Синаит
Димитрий Ростовский
Дорофей авва
Древние иноческие уставы
Евфимий Зигабен
Ерм. "Пастырь"
Игнатий Брянчанинов
Илия Минятий
Иннокентий Пензенский
Иннокентий Херсонский
Иоанн Кассиан Римлянин
Иоанн Кронштадтский
Иоанн Лествичник
Иоанн (Максимович) Тобольский и Сибирский
Исаак Сирин
Исаия Отшельник
Кирилл Александрийский
Лука Крымский
Макарий Египетский
Максим Грек
Марк Подвижник
Никита Стифат
Никодим Святогорец
Николай Сербский
Нил Синайский
Оптинские старцы
Паисий Святогорец
Патерики
Древний Патерик
Палладий Еленопольский. "Лавсаик"
Иоанн Мосх. "Луг духовный"
Феодорит Кирский «История боголюбцев»
Григорий Двоеслов «Собеседования о жизни италийских отцов» 1-2
«Собеседования о жизни италийских отцов» Кн. 3
«Собеседования о жизни италийских отцов» Кн. 4
«Евергетин. Том 1» (1)
«Евергетин. Том 1» (2)
«Евергетин (Благолюбие) Том 2 (1)
«Евергетин (Благолюбие) Том 2 (2)
«Евергетин (Благолюбие) Том 3 (1)
«Евергетин (Благолюбие) Том 3 (2)
«Евергетин (Благолюбие) Том 4 (1)
«Евергетин (Благолюбие) Том 4 (2)
«Новый эклогион» (1)
«Новый эклогион» (2)
«Новый эклогион» (3)
Филарет (Гумилевский). «Святые подвижницы Восточной Церкви»
Русские подвижники 18 - 19 веков
Симеон Новый Богослов
Тихон Задонский
Троицкие Листки (19 век)
Е. Попов. Нравственное богословие для мирян
Иоанн Сан-Францисский
Евергетин (Благолюбие)

Том 4 (2)


Здесь можно скачать Евергетин (Благолюбие) Том 4 (2)>>> в формате Microsoft Word (~ 129.9 Kb)

Глава 21: О том, что бесы не имеют понятия о том, что на сердце у человека, ни то, какими страстями мы побеждены, но узнают об этом из наших же слов и дел

Глава 22: О том, какова мера бесстрастия, какие его отличительные свойства и отчего оно возникает в человеке

Глава 23: Когда и как нужно приступать к занятиям богословием, чем содержание духовной премудрости отличается от содержания ведения и при каких условиях ум удостаивается того и другого

Глава 24: Как и откуда ум становится причастником Божьей благодати и восходит к созерцанию и как удерживать эту благодать

Глава 25: Когда Бог оставляет (тебя) и посылает искушение, что нужно делать, чтобы вернуть благодать (Святого) Духа

Глава 26: О том, что созерцание приводит ум в исступление и заставляет забыть о всем земном и что благодать Духа становится для совершенных всем: и пищей, и питием, и одеждой, почему некоторые святые, живя как бы выше законов природы, либо не пользовались ими совсем, либо лишь в самой незначительной степени, ибо их питала благодать

Глава 27: О том, что велико служение священства и потому не нужно его добиваться, но напротив, если тебя к нему призывают, отказываться из благоговения, особенно, если ты был избран стараниями людей, а не по Божьему изволению, и то же самое относится к учительскому служению

Глава 28: О священстве и о том, что недостойно священнодействующий навлекает на себя тягчайшую муку, тогда как священнодействующий достойно и со вниманием пожинает величайшие духовные плоды

Глава 29: О том, что ежедневная Литургия приносит величайшую пользу, поэтому святые отцы так и служили ее, и о том, что во время священной Жертвы соединяется небесное и земное

Глава 30: О том, что не только живым, но и мертвым весьма помогает, когда о них служат Литургию

Глава 31: О том, что после смерти нет прощения грехов, кроме самых ничтожных, но и то после величайших мучений; а наказанный за чародейства не будет прощен никогда

Глава 32: В чем смысл и сила причастия и для чего мы причащаемся

Глава 33: Как и когда нужно приходить причащаться и с каким состоянием совести

Глава 34: О том, что причащаться на каждой Литургии весьма полезно, а причащаться от случая к случаю – вредно и опасно

Глава 35: О том, что если мы находимся под отлучением и не можем причащаться в церковном собрании, то должны выходить из храма вместе с оглашенными

Глава 36: О том, что быть погребенными в церкви благочестивым полезно, а осужденным только усиливает мучение

Глава 37: О том, что пышные похороны весьма вредны для души усопшего и поэтому боголюбивые люди избрали простое погребение как наиболее полезное

Глава 38: О том, что не всякий может учительствовать, но только тот, кого поставил на то Божий промысел, как человека способного и делающего все то, чему учит других, и победившего страсти; и о том, что простой человек должен внимать себе, чтобы, желая укрепить других, не разрушал самого себя; и о том, что это редкость, когда человеком с самого начала руководил Святой Дух и потому он никогда не нуждался в человеческом наставлении и потом смог стать учителем других, и что таким людям следует только удивляться, но не подражать им, ибо нужно учитывать собственную немощь

Глава 39: О том, что кто выносит суждения по внушению Святого Духа, даже если он не священник, на его стороне Божья воля, и не признавать этого нельзя; и о том, что Бог разрешает учить не только священникам, но и тем, кто чист духовно; и о том, что такое «мысленное священство» и как в пустыне в отсутствие священника следует причащаться Святых Тайн

Глава 40: О том, что истинный пастырь должен быть готов вынести любые опасности ради своей паствы, и всегда усердно о пастве помышлять

Глава 41: О тех, кого Бог призвал быть учителями: чем шире они распространяют учение, тем большей благодати удостаиваются; таким надлежит учить других неустанно; а те, кто относится к ученикам небрежно, навлекают на себя страшное наказание; и еще о том, что в монастыре непременно должен быть настоятель, и у него - заместитель, который помогает ему и берет на себя часть его обязанностей

Глава 42: О том, что человеку не следует поучать и обличать тех, кто не находятся в его подчинении, даже если они грешат, кроме случаев, когда они сами просят об этом; и о том, что не нужно защищать их от обидчиков

Глава 43: О том, что не нужно выказывать свою власть над послушниками и приказывать им то, что не относится к их обязанностям, и о том, что благодать сопровождает повеления смиренномудрые и благорассудительные

Глава 44: О том, что творящий благо не должен прерывать своего труда, даже если не все получается совершенным, но приободриться и стараться довести дело до конца

Глава 45: О том, что настоятель должен самых немощных братьев тщательно наставлять, чтобы научить их послушанию, терпению и прочему подвигу, и к новоначальным всегда быть милостивым

Глава 46: О том, что не всем подходит один и тот же подвиг и для этого следует учитывать прошлый жизненный опыт и телесные особенности каждого

Глава 47: О том, что больше всего нужно заботиться и снисходить к немощным, если, конечно, при этом не нарушается заповедь Божия, дабы не было соблазна; и о том, что о свершениях и грехах человека следует судить в зависимости от его крепости и занятий

Глава 48: О том, что человека впавшего в грех и близкого к отчаянию, не следует резко клеймить и обличать, но сочувствовать ему и кротко утешать, чтобы остановить его падение, а также доброжелательно принять оставившего, а потом вновь вернувшегося в монастырь

Глава 49: О том, что настоятель не должен спокойно смотреть на то, как его подчиненные грешат, но обличать их, наказывать и исцелять всеми способами

Глава 50: О том, что, если грешник позорит монашеское братство и не исправится после надлежащего вразумления, его нужно выгонять, и настоятель не должен проявлять чрезмерную снисходительность, ибо он может навредить себе и всем тюкам

    Оглавление   
Глава 21: О том, что бесы не имеют понятия о том, что на сердце у человека, ни то, какими страстями мы побеждены, но узнают об этом из наших же слов и дел


   1. Из Отечника

   Сказал авва Матой (Матонс), что сатана не знает, какой страстью побеждена душа. Он лишь сеет страстные помыслы блуда, осуждения и тому подобные, но что пожнет, не знает, то есть примем мы эти помыслы и исполним ли их на деле. Только когда увидит по телесным поступкам, какой страстью увлеклась душа, той и начинает содействовать.

   2. Из аввы Кассиана

   Брат спросил авву Арсения:
   - Прошу тебя, отче, объясни, почему духи так незаметно проникают в душу, что и общаются с ней так, что совершенно не чувствуешь, влияют на нее и побуждают к тому, чего она не хочет? И каким образом они сочетаются с умом, что ум не может различить без благодати Божией, что происходит от их злонамеренности, а что - от нашего изволения?
   - Не нужно удивляться, - ответил старец, - что дух с духом соприкасается неощутимо, что он не зрим и подходит близко к душе и манит ее наслаждениями. Ведь существует некое подобие и сродство этих духов и человеческой души смысле наличия умственного и словесного начала. Одинаковое определение существует и для человеческой души и для их умной сущности. Поэтому духи и душа могут сопрягаться через помыслы.
   Конечно, при этом не происходит взаимопроникновения сущностей. Такое возможно только для Божества, Которое единственное бестелесно, и есть простая природа в собственном смысле, почему Оно присутствует во всякой умной природе, пронизывая и сущность и ипостась, и охватывает все незримое, исследует все это. Ведь будучи единственным поистине простым и бестелесным, Божество и способно все это произвести.
   Хотя мы и называем ангелов и бесов «духовными природами» и по их подобию так же называем душу, но не предполагаем, что они совершенно лишены телесности. У них тоже есть тело, хотя несравненно более тонкое, чем наше. Как говорит апостол, есть тела небесные и тела земные (1 Кор 15, 40) и еще: Сеется тело душевное, восстает тело духовное (1 Кор 15, 44).
   На основании этого мы совершенно отчетливо представляем, что ни одна сущность не может быть бестелесной в собственном смысле, кроме Бога. Бог потому и может исследовать сокровенное и проходить через все умные сущности, потому что Он один всецело присутствует повсюду и во всем. Поэтому и человеческие помыслы видит только Он один. Как говорит апостол, слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, суставов и мозгов и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него (Евр 4,12-13).
   Царь и пророк Давид говорит: Он создал сердца всех их (Пс 32,15). А Иов восклицает: О, ведающий ум человеков!
   Только Бог, как я уже сказал, может знать наши замыслы, потому что только Он бестелесен в собственном смысле и проходит сквозь всю сущность души. А нечистые духи не обладают такой способностью - постигать наши мысли, не выходящие за пределы нашей души. Они ссылаются только на различные намеки и телесные признаки. Они судят по нашему настроению, нашим высказываниям, нашим пристрастиям. Они видят, к чему мы снисходим и склоняемся, и догадываются, что мы задумали. А наши мысли, пока они еще не вышли из тайников нашей души, духи постичь не могут.
   Даже когда они внушают нам лукавые помыслы, то понимают, приняли ли мы их, только исходя из наших телесных движений, как я уже сказал, и поведения внешнего человека. Например, они внушат кому-нибудь страсть чревоугодия, а потом увидят, что человек все время смотрит на солнце и с нетерпением ждет час обеда, то понимают: человек принял чревоугодное намерение.
   Когда они вложат блуд, то когда увидят, что человек бросает взгляд туда и сюда, с любопытством засматривается, куда не следует или приметят его плотские движения, то поймут, что он не стал мужественно бороться с внушенным помыслом и что стрелы вожделения попали в цель.
   Когда демоны посеют печаль или гнев, то, поселившись в области сердца, по движениям тела увидят, приняла душа этот помысел или нет. Они замечают, что его глаза растерянно бегают, человек меняется в лице: бледнеет от сжатия сердца и отлива крови или, наоборот, краснеет от жара околосердечной крови, распространяющейся по всему телу - все это особенно заметно на лице.
   Лукавые внимательно следят за всем и определяют, каким именно пороком человек побежден и кто какой именно страстью тешится. Если они видят, что мы не мешаем страсти в нас проникнуть, но в молчании и безмолвии показываем благосклонную привязанность к ней, то нет ничего удивительного в том, что бесы, сами обладая воздушными телами, постигают расположение души по телесным признакам. Опытные люди тоже во многих случаях точно устанавливают состояние и расположение внутреннего человека по выражению лица, поведению или физическим проявлениям внешнего человека.
   Следует понимать и то, что если говорить о действии бесов, не нужно считать, что они поселяются и заседают в самой сущности души и произносят устами человека все, что хотят. Это никак невозможно - нечистый дух действует не потому, что проник в душу через какой-то изъян, но потому что воспользовался немощью тела и непосредственно управляет членами тела. Когда способность души воздействовать на члены тела блокируется, нечистый дух приносит с собой в тело невыносимую безмерную тяжесть и таким образом помрачает и истребляет все умные чувства тела. Такое часто происходит, как мы видим, от чрезмерного винопития, высокой температуры тела, от холода в помещении или от длительной болезни.
   Даже когда сатана напал на блаженного Иова и получил власть над его плотью, Господь не позволил ему касаться его души: Вот, он в руке твоей, только душу его сбереги (Иов 2,6), то есть не делай его безумным, поразив обитель души собственной огромной тяжестью. Пусть премудрость и водительное начало ума останутся вне осады, благодаря чему блаженный Иов сможет противостоять сатанинской злобе.
   Итак, хотя нечистый дух и примешивается к грубой материальной плоти и некоторым образом проникает в нее, тем не менее не может точно так же слиться с душой, потому что дух не может отождествить себя с другим духом. Это возможно только Святой Троице, о чем уже говорилось. Просто бесы из-за благосклонности тела наваливаются и начинают осаждать душу.

    Оглавление   
Глава 22: О том, какова мера бесстрастия, какие его отличительные свойства и отчего оно возникает в человеке


   1. Из Отечника

   Старец прожил пятьдесят лет без хлеба и вина и сказал:
   - Я покончил со страстями блуда, сребролюбия и тщеславия.
   Когда авва Авраам услышал, что старец так говорил, пришел к нему и спросил:
   - Правда, что ты так сказал?
   - Правда.
   Тогда авва Авраам задал ему вопрос:
   - Представь, ты вошел к себе в келью и увидел на циновке женщину. Сможешь ли ты не думать о ней, как о женщине?
   - Нет, но я буду бороться с помыслом, чтобы к ней не прикасаться.
   - Ты, - сделал вывод авва Авраам, - не убил страсть, она в тебе живет, хотя и связана. И еще: ты идешь по дороге, видишь камни и черепки, а посреди золото. Может ли твой разум одинаково отнестись к золоту и черепкам?
   - Нет, но я буду сражаться с помыслом, чтобы не взять золото.
   - И эта страсть осталась в тебе, хотя и связана, - сказал Авраам. И еще спросил: - Ты услышал о двух братьях, что один любит тебя, а другой ненавидит и злословит тебя. Если они придут, будешь ли ты одинаково смотреть на обоих?
   - Нет, но я буду сражаться с помыслом и начну благотворить ненавидящему меня.
   - Так что и эта страсть живет в тебе, хотя связана, как и другие, - сказал в заключение авва Авраам. - Страсти остаются жить даже после того, как подвижники их связали.
   2. Сказал старец: «Не может человек стать хорошим, даже если захочет и даже если очень постарается, если Бог не вселится в него. Никто не благ, как только один Бог (Мк 10,18).
   3. Сказал старец: «Если для тебя унижение то же, что и похвала, бедность - что богатство, нужда - что изобилие, ты не погибнешь. Нельзя представить, чтобы человек, добившийся такого отношения к вещам, впал в нечистоту страстей или бесовское заблуждение».
   4. Авва Лонгин сказал авве Акакию: «Женщина тогда понимает, что она зачала, когда прекращается кровотечение. Так и душа тогда понимает, что зачала Духа Святого, когда прекращается истечение из нее низких страстей. А пока она оскверняет себя страстями, может ли она похваляться своим бесстрастием. Отдай кровь и прими Дух».
   5. Один монах, встретив инокинь, сошел с дороги. Игуменья, видя, как поступил брат, взглянула на него и сказала:
   - Правильно ты поступил, чадо, потому что еще немощен. Но если бы ты был совершенным монахом, то даже не заметил бы, что мы женщины.

   2. Из аввы Исаии

   Как сказал авва Исайя, если вы совершаете богослужение, а после страсть все равно действует у вас в сердце, все ваши труды напрасны - Бог не принимает их.
   2. Кто-то из отцов спросил его:
   - Но разве страсти не стучатся извне, отче?
   - Когда идет дождь, - ответил авва, - то семя в земле прорастает, а если семян нет, земля так и остается голой. Таков и подвижник, если исторгнет противоестественное из своего сердца, страсти уже не будут действовать в нем.
   3. Бог хочет, чтобы человек был Ему подобен во всем. Поэтому Он и пришел к нам и пострадал за нас, чтобы низложить нашу неуступчивую природу, пресечь наши желания и упразднить ложное знание, овладевшее нашим сердцем. Только бессловесные животные не могут изменить собственной природы, а человек может.
   4. Когда Бог сотворил человека, то поместил его в Раю - и чувства человека были цельными и обоснованными природой. Но когда человек послушался обманщика, все его чувства повернулись к противоестественному, и человек лишился своей прежней силы.
   5. Господь наш проявил Свою милость к нашему роду. Возлюбив нас, неблагодарных, великой любовью, Он вочеловечился и изменил противоестественное на естественное в Своем святом Теле. Когда мы причащается Его Тела на литургии, то снова возвращаемся в рай. Для возвращения в рай Он дал нам святые заповеди, следуя которым мы можем победить всех, кто пытается выбить нас из нашей славы. Исполняя заповеди, мы возвращаемся к природному состоянию, в котором мы и пребывали изначально.
   6. Существует вожделение, отвечающее требованиям природы. Это вожделение высшего, без которого невозможна любовь к Богу. По этой причине Даниил и был назван мужем вожделений. Бог превратил это природное вожделение в постыдное, стремящееся ко всякой нечистоте.
   7. Ум обладает естественной ревностью, без которой нельзя преуспеть в Боге. Как писал апостол: Ревнуйте о дарованиях больших (1 Кор 12, 31). Враг превратил эту ревность о Боге в противоестественную ревность, из-за которой мы завидуем друг другу, соперничаем и говорим ложь друг про друга.
   В уме существует естественный гнев. Без этого гнева человек не достигнет чистоты - ему нужно гневаться на все, внушаемое дьяволом. Но враг превратил этот гнев в раздражение против ближнего по совершенно безсмысленным поводам.
   В уме существует и естественная ненависть - ненависть к вражде, без которой душе не будет оказан почет. Но враг изменил эту ненависть на противоестественную к ближнему, так что человек начинает совершать гнусные поступки по отношению к ближнему и из-за этого лишается всех прочих добродетелей.
   В уме есть и естественное высокоумие, превозносящееся над враждой, благодаря которому человек не слушает врага и считает для себя зазорным раболепствовать перед низменными страстями. Но враг превратил это высокоумие в превозношение над другими людьми, в оправдание себя перед ближним, из-за чего мы стали врагами Богу и унизили себя перед нашим врагом. Итак, все эти свойства были изначально у сотворенного человека, но когда он вкусил преслушания, они превратились в противоестественные - из-за этого человек стал рабом самых постыдных страстей.
   Кто хочет вернуться к естественному основанию своего существования, должен отсечь все свои плотские желания и совершать подвиг до тех пор, пока не восстановит себя в естественном состоянии. Тогда человека можно будет без лукавства назвать бесстрастным. Такой муж уже унаследовал Царство Божие. Как сказал Спаситель: И не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть (Лк 17, 21).
   8. Бывает, что люди говорят о Царстве, но не работают для него, а некоторые совершают дела Царства, но не обладают ведением и не проявляют осторожности. Мало людей, к которым подходит слово Спасителя: Царствие Божие внутрь вас есть, и трудно их найти. В этих людей вселился Святой дух Божий, и они поистине от Бога родились (Ин 1, 13), по слову апостола Иоанна. Они отринули свой перстный образ и носят образ небесный (1 Кор 15,49), преображаясь от славы к славе, и стяжали Христа в них живущего в вере.
   Их дух, душа и тело непорочно пришли к единству благодаря действию Духа и так пребывают невинно и непостижимо для сознания. Мирный порядок Божий торжествует в их сердцах, и поэтому враги никак не могут им повредить.
   Если ум достигнет созерцания сладости Божества, стрелы врагов не смогут вонзиться в него. Ведь он облекся в броню добродетелей, то есть хранит и защищает себя и не позволяет себе возмущаться чем-либо, но лишь всецело погружается в созерцание.
   9. На пути добродетелей бывают падения и исправления: ведь изменение требует борьбы, в которой бывают отступления и нападения. Вожделение сменяется радостью, труд - отдыхом, насилие - успехом. Так человек продвигается вперед по дороге, пока не достигнет пристанища.
   10. Бесстрастие отдаляет от перипетий борьбы и не нуждается ни в чем, ибо пребывает в Боге, и Бог пребывает в нем. Оно не знает вражды, ни падений, не страдает безверием, не требует труда для его сохранения, не боится страстей, не испытывает вожделения к какой-либо материальной вещи и не страдает от вражды. Велики и бесчисленны славные достижения бесстрастия.
   Пока человек боится какой-либо страсти, он далек от бесстрастия. Пока его сердце осуждает, он чужд бесстрастия. Пока он творит что-либо недолжное, грех в нем еще не умер, и даже работая добродетелям, он еще не живет в мире с ними. В Писании сказано: Кому вы отдаете себя в рабы для послушания, того вы и рабы, кому повинуетесь, или рабы греха к смерти, или послушания к праведности (Рим 6,16).
   11. Итак, мы видим два пути: путь жизни и путь смерти. Кто идет путем жизни, не пойдет дорогой смерти, а кто попытается ходить сразу двумя путями, ни от одного не получит благословения и не сможет отличать один путь от другого, чтобы избегать одного и любить другой.
   Ведь если человек познал сладость славы Божией, он познал и горечь от врага. Если он познал Царство, то познал и нечистоту зловонных грехов. Если познал плод добродетели, то познал и плод зла. Познав добро и зло, человек начинает отличать одно от другого.
   Как можно понять, что сребролюбие - безумие, если не вкусить покоя божественной нищеты? Как познать горечь гневливости, если не стяжать тишины кротости? Как познать мятежность гнева, если не стяжать мира долготерпения? Как познать бесстыдство превозношения, если не стяжать спокойного смиренномудрия. Как познать беспокойство уныния, если не упорядочить свои чувства и не разглядеть Божий свет?
   И прочие страсти человек может распознать, только если стяжает добродетели, этим страстям враждебные и их упраздняющие. Не различая эти страсти, многие простецы думают, что они достигли бесстрастия, хотя их душа еще преисполнена страстей и тело не очистилось от них.
   12. Он же сказал, что вся трудность в том, что бесстрастие у нас только на устах, а в сердце - зло и беззаконие.
   13. Он же сказал: «Если человек не совершает подвиг до смерти ради того, чтобы сделать свое тело таким, как у возлюбленного Иисуса, то он не может с радостью встретить Его, избежав унылого рабства».
   14. Он же сказал: «Не обретший помощи в час битвы не поверит, что будет мир».

   3. Из аввы Марка

   Кто хочет пересечь умное море, тот смиряется, долготер- пит, бодрствует и воздерживается. Без этих четырех добродетелей, сколько бы он себя ни понуждал, он только сердце смутит, но море не пересечет.
   2. Исихия полезна, когда упраздняет зло. Если человек воспримет названные четыре добродетели в молитве, то они станут самой решающей помощью ему в достижении безстрастия.
   3. Ум не может безмолвствовать без тела, ни преодолеть эту преграду без молитвы и безмолвия.
   4. Плоть желает противного духу, а дух - противного плоти (Гал 5,17). Те же, кто живут в Духе, не исполняют желаний плоти.

   4. Из святого Диадоха

   Бесстрастие в том, чтобы не поддаваться бесам, поэтому надлежало бы вам выйти из мира сего, по слову апостола (1 Кор 5, 10). И пока бесы нападают, отражайте их налеты. Так воины, закованные в латы, становятся мишенью врага: постоянно слышат и видят летящие на них стрелы, но не получают ран, потому что их латы непробиваемы.
   2. Те люди благодаря железу необоримы во время битвы. А мы, взяв всеоружие света Святого Духа, надев шлем спасения и облекшись в броню праведности (Еф 6, 13-17), разгромим злобные полки бесов. Для чистоты души требуется не только воздержание от зла, но и усердие в совершении добрых дел, чтобы силой отбросить зло.

   5. Из святого Исаака

   Вопрос: Откуда человек может знать, достиг ли он чистоты сердца, и что такое чистота сердца?
   Ответ: Человек, истинно чистый сердцем, видит во всех людях только добродетели и не замечает в них ничего пошлого и мерзкого. По искреннему чувству и сердечному расположению он почитает другого высшим себя, по совету апостола (Флп 2, 3). На нем исполняется слово пророка: Чистым очам Твоим не свойственно глядеть на злодеяния (Авв. 1,13).
   Чистота - это совершенное забвение и неведение тех способов извращения естественных законов, какие человеческая природа изобрела после преслушания (Адама и Евы) равняясь на мирские вещи. И не только изобрела, но и размножила. Человек должен расстаться с этими способами и исторгнуть из себя все, что противоречит природе, не соприкасаться с ними и не желать их знать. Когда он с этим справится, то будет очевидно, что он воспринял прежние простоту и незлобивость природы и стал, как невинный младенец, только без естественной слабости, присущей такому возрасту.
   2. Вопрос: Но может ли человек достичь такого состояния?
   Ответ: Конечно. Авва Сисой достиг такой меры. Он даже спрашивал у своего ученика про себя, ел он сегодня или нет.
   Еще один отец достиг такой великой простоты и настолько отрешился от всего мирского, что забывался и ел перед святым причастием, шел на службу, не помня, ел он или нет, поэтому ученики следили за ним и водили его на литургию, как младенца. Этот старец и был младенцем для мира, но перед Богом совершенным душой.

   6. Из святого Максима

   Душа чиста, если она освободилась от страстей и непрерывно получает радость божественной любви. Бесстрастие - это мирное состояние души, в котором она не способна на зло. Когда ум совершенно избавится от страстей, тогда он необратимо направится к созерцанию Сущего, став на путь познания Святой Троицы.
   2. Признак высшего бесстрастие - постоянное вхождение в сердце простых понятий о вещах. Ведь у такого человека тело бодрствует даже во сне, и ум, будучи чист, воспринимает смыслы вещей и тем самым подвигается к духовному созерцанию их. А ум, который по небрежению перестал быть чистым, хотя и может представлять себе простые понятия о вещах, воспринимает человеческие страсти и превращает эти понятия в нечистые и лукавые помыслы.
   3. Человек, совершенный в любви и достигший высшего бесстрастия не знает различия между человеком своим и чужим, верным и неверным, рабом и свободным, вообще между мужчиной и женщиной. Возвысившись над тиранией страстей, он вглядывается только в природу всех людей, и одинаково смотрит на всех людей и относится ко всем одинаково. Нет у него ни язычника, ни иудея, нет мужеского пола, ни женского, ни раба, ни свободного, но все и во всем Христос (ср.: Кол 3,11; Галл 3, 28).
   4. Одно дело - отречься от помыслов, а другое - освободиться от страстей. Часто бывает, что человек не испытывает помыслов, потому что не видит перед собой вещей, вызывающих страсти. Все же страсти прячутся в его душе и обнаруживают себя при появлении искушающих вещей. Поэтому, глядя на вещи, следует хранить свой ум и помнить, к чему склоняется твоя страсть.
   5. Та душа совершенна, чья страстная способность целиком устремлена к Богу.
   6. Ум совершен, когда благодаря истинности своей веры он сверхпознаваемым образом сверхпознает Сверхнепознаваемого, и в совокупности обозревая Его создания, получает от Него знание, охватывающее Его промысел и суд, насколько оно доступно людям.
   7. Когда ты не говоришь и не делаешь ничего постыдного в уме, когда ты без зла вспоминаешь своего обидчика или злословившего тебя, когда в час молитвы твой ум становится совершенно нематериальным и безвидным, тогда знай, что ты достиг меры бесстрастия и совершенной любви.
   8. Не думай, что ты уже достиг совершенного бесстрастия, когда перед тобой нет предмета твоей страсти. Вот когда он появится и совершенно не тронет тебя, и ты не будешь об этом вспоминать потом, знай: ты достиг высокого предела. Но и в этом состоянии нельзя проявлять легкомыслия, потому что пока добродетель с тобой, она умерщвляет страсти, а если добродетель оставить в стороне, страсти снова поднимутся против тебя.
   9. Кто в ходе своей жизни и поступков исполняет Божий закон, тот упраздняет в сердце лукавые выводы и приносит в жертву Богу всякое действие неразумных страстей. Этого достаточно для его движения ко спасению, ибо говорит, что духом он стал младенцем.
   10. Кто обучен пророческим словом, тот не только отвергает действия страстей, но и отметает засевшее в душе снисхождение к страстям. Иначе он будет думать, что плотью он воздерживается от зла, а тем временем незаметно для него зло начнет широко действовать в его душе.
   11. Кто от души согласился вести евангельскую жизнь, тот пресек в себе и начало и конец зла: делом и словом взялся за исполнение всех добродетелей, принес Богу жертву хваления и исповедания. Он отрекся от всякого греха, приводимого в действие страстью. Он стал свободен умом от прежней борьбы с грехом, и у него осталась только надежда на будущие блага, и потому его душа питается неистощимым наслаждением.
   12. Сердце чисто, когда оно предоставляет Богу свою память совершенно безвидной, без вмешательства видений, готовой запечатлеть только Его образцы. Именно так святые обретают Божий или, как сказал апостол, мы имеем ум Христов (1 Кор 2,16), который не лишает нас собственной умственной способности, не становится дополнением к нашему уму и не сущностно по ипостаси соединяется с нашим умом, но собственным качеством просвещает способность нашего ума, поощряя его к собственной деятельности.
   13. Иметь ум Христов значит мыслить так же, как и Он, и всегда мыслить о Нем.
   14. Также мы - тело Христово, как сказано: И вы - тело Христово, а порознь - члены (1 Кор 12, 27) не потому, что лишаемся собственного тела, становясь Христовым, и не потому, что тело Христа ипостасно переходит к нам или же претерпевает разделение на члены, но потому, что по подобию плоти Господа мы отдаляем от себя греховное тление.
   15. Как Христос явно был безгрешным по человеческой природе и плотью и душой, так и мы, уверовавшие в Него и духом Его облекшиеся по нашему собственному решению, можем пребывать в Нем, не зная греха.

   7. Из аввы Исаака

   Прежде чем ты вошел в град смирения, если увидишь, что в тебе утихло кипение страстей, не слишком доверяй себе. Враг наверняка устроил какую-нибудь засаду - после затишья жди великой бури. Пока ты еще не проходишь через обители разных добродетелей, тебе рано думать об отдыхе от трудов и избавления от злых помыслов, пока, в конце концов, не достигнешь обители смирения.
   А когда смирение воцарится в твоей душе, и она на все станет спрашивать разрешения, то все будет подвластно тебе, потому что у тебя в сердце установится мир с Богом. А пока ты еще не подошел к смирению, то тебя будут преследовать не только страсти, но и обстоятельства. Ведь поистине, пока мы не смиряемся добровольно, Бог не прекращает нас смирять. Истинное смирение куется искушениями.
   2. Есть два способа распять себя: можно распять тело подвигом, а можно взойти к созерцанию Креста. Первый способ говорит о свободе от страстей, а второй возможен с помощью Духа. Но ум не подчинится Духу, пока тело не начнет слушаться ума.
   Царствование ума - это распятие тела. Ум не станет повиноваться Богу, пока воля не начнет слушаться разума. Кто подчиняет себя, то есть собственную волю, разумной части Души, тому весьма скоро все перейдет в подчинение.
   3. Познавший себя получил знание обо всем сущем. Ведь знание себя равно полноте знания обо всем. А подчинение души Богу подчиняет ей все вещи. Это с трудом допускает новоначальный, младенец по духовному возрасту. В Писании сказано: Горе тебе, земля, когда царь твой отрок (Еккл 10,16)
   4. Очищение тела есть святое расставание с осквернениями плоти. А очищение души - свобода от скрытых страстей засевших в уме, а иначе говоря, нематериальное созерцание происходящее, помимо телесных чувств, в силе Духа, минующее все чувственное.
   5. Новорожденные дети чисты телом и душой, потому что не знают страстей. Но очистить ум могут только те, кто достигли совершенной жизни, воздействием Святого Духа.

    Оглавление   
Глава 23: Когда и как нужно приступать к занятиям богословием, чем содержание духовной премудрости отличается от содержания ведения и при каких условиях ум удостаивается того и другого


   1. Из святого Диадоха

   Духовный смысл переполняет умное чувство: ведь этот смысл происходит от Бога благодаря действию любви, почему наш ум и может без затруднений пребывать в богословских размышлениях. Ведь такой ум уже не страдает от нищеты, которая причиняет заботы, но весьма расширяет свои пределы для различных созерцаний по воле действительной любви.
   Поэтому человек должен всегда ждать с верой просвещения, которое несет только Божья любовь, потому что нет ничего несчастнее ума, который лишен Бога, но судит о Божьих делах. Если человек не просвещен, ему не следует приступать к духовным созерцаниям. Только когда он щедро освятится благостью Святого Духа, может начать говорить о богословии.
   2. Где духовная нищета, там и невежество, но где духовное богатство, там, оказывается, невозможно произнести слово. Ведь душа, преисполненная любви к Богу, желает, совершенно замолкнув, с наслаждением вкушать славу Господа. Поэтому необходимо отыскать некую середину действия и тогда приступать к боговдохновенным речам.
   В этой середине душе даруются славные речи определенного вида. А вот богатство просвящения питает веру говорящего с верой, чтобы учащий богословию первым вкусил плод любви и ведения. Как сказано в Писании: Трудящемуся земледельцу должно первому вкусить от плодов (2 Тим 2, 6)
   3. Наш ум нетерпим к большинству речей во время молитвы, потому что добродетель молитвы требует самоограничения и сосредоточенности, и поэтому он может перейти к богословским рассуждениям только благодаря широте и свободе божественных созерцаний.
   4. Чтобы не позволять уму слишком разговориться или сверх меры окрыляться, будем давать место в основном радости, молитве и песнопению, и станем заниматься чтением Священного Писания. Однако не будем презирать и наблюдения ученых мужей, чья вера выразилась в речах.
   Так поступая, научим наш ум не примешивать свои соображения к словам благодати и не поддаваться тщеславию по пристрастию к восторженности и многословию, но в час созерцания оградим его от любых мнимых видений и постараемся, чтобы почти все его размышления согревались слезами.
   5. В час исихии, когда ум обретет спокойствие и насытится наслаждением молитвы, тогда он преодолевает названные опасности и обновится, как никогда раньше, и без труда приступит к божественным созерцаниям. А так как созерцание будет сопровождаться различением, то ум весьма преуспеет и в смирении.
   6. Богослов, услаждая душу Божьими глаголами и воспламеняясь ими, в определенное время подходит к степени бесстрастия. Как сказано в Писании, слова Господни - слова чистые, серебро, очищенное от земли в горниле (Пс 11,7).
   Сведущий же человек, черпающий знания из опыта, полученного от (сверхъестественной) энергии, возвышается над страстями. Но и богослов, если хранит смирение, обретает познавательный опыт. Опять же сведущий человек, если, конечно, он наделен способностью различения душевной чистоты и не поддается заблуждениям, постепенно удостаивается созерцательной добродетели.
   Оба этих дара не могут одновременно существовать в одном человеке. Но если уж дается один из них, то во всей полноте, чтобы было явлено обилие даров, и смиренномудрие умножалось вместе с рвением к праведности. Поэтому апостол сказал: Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом (1 Кор 12, 8).

   2. Из святого Максима

   Ум, руководящий деятельной жизнью человека, преуспевает в различении, а ум, руководящий созерцательной жизнью, преуспевает в ведении. В первом случае он учит подвижника отличать добродетель от порока, а во втором - делает его причастным смыслам бестелесных и телесных вещей. Такой человек удостаивается благодати богословствовать. Когда, все названное миновав на крыльях любви и себя обретя в Боге, он рассматривает слово о Боге в Духе, насколько это доступно человеческому уму.
   Кто собрался богословствовать, тот не должен искать слова, соответствующие Богу, потому что таких слов человеческий ум не найдет, и не должен исследовать сущности, созданные Богом, но рассматривать Божьи свойства, насколько это удастся ему: вечность, беспредельность, безграничность, благость и премудрость, способность созидательную, промысли- тельную и различающую существующие вещи. Великим богословом будет среди людей тот, кто хотя бы как-то исследует значения этих свойств, а смысл Божественной сущности совершенно непознаваем для всякой рожденной природы.
   Кто презирает наслаждения, тот делает это или от страха, или от надежды, или от ведения и любви к Богу. Удостоившийся ведения Бога и оттого обильно вкушающий наслаждения презирает все наслаждения, возникающие от вожделений.
   Кто желает земного, желает или яств, или удовлетворения подчревия, или человеческой славы, или денег, или всего того, что следует за этим. Если ум не обретет то, что лучше всего этого, и не перенесет на это свое желание, то не сможет презреть все это. Ведение Бога и божественных дел несравненно лучше всего названного.
   Знание божественных вещей, не сопровождаемое благой страстью, не убедит ум презирать материальное. Такое знание - все равно, что простое размышление о чувственной вещи. Мы знаем многих людей, которые очень хорошо знают все человеческие дела, но при этом погрязли в грязи плотских страстей, как свиньи. Те, кто сначала усердно себя очистили и достигли знания, а после впали в небрежение, уподобились Саулу, который удостоился стать царем, но управлял страной недостойно, и поэтому Бог прогневался на него и лишил короны.
   Как простое размышление о человеческих вещах не в силах заставить ум презирать божественные вещи, так и простое знание божественных вещей не может заставить презирать человеческие дела. Ведь истина пока что существует в виде теней и уподоблений. Поэтому необходим блаженный плач святой любви, который связует ум с духовными созерцаниями и убеждает его предпочесть материальному духовное и чувственному умопостигаемое и божественное.
   Человек, который покончил со страстями, и управляется со всем простыми помыслами, не обязательно достиг божественных вещей. Он может не переживать ни человеческое, ни божественное. Такое происходит с людьми, склонными к деятельности, а не к созерцанию. Они не удостоились ведения, но воздерживаются от страстей или потому что боятся адских мук, или потому что лелеют надежду на Царство Небесное.
   Мы ходим верою, а не видением (2 Кор 5, 7) и видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно (1 Кор 13,12) и приобретаем ведение. Поэтому мы нуждаемся в длительных занятиях, чтобы со временем после многих упражнений приобрести твердую привычку.
   Если мы хотя бы ненамного прервем причины страстей и погрузимся в духовные созерцания, но при этом не станем в них всегда проводить жизнь, сделав это своей работой, то весьма легко мы опять впадем в плотские страсти; и от своего созерцания ничего не пожнем, кроме пустого знания, сопряженного с превозношением, за которым последует помрачение ума и его совершенное искажение среди материальных вещей.
   Страсть любви порочна, если занимает ум материальными вещами. Но она похвальна, если приближает его божественным событиям. Ум имеет обыкновение, в каких вещах задерживается, к тем питает желания и любовь. Только это могут быть божественные, умопостигаемые и предназначенные для человека вещи, а могут быть плотские страсти и переживания.
   Бог создал мир видимый и невидимый и сотворил тело. Если так прекрасен видимый мир, то так же прекрасен и невидимый! Если невидимый мир прекраснее, то насколько несравнимо прекраснее обоих миров Бог, их творец! Он прекраснее всего возникшего как Создатель всех благ. Так почему же ум, оставляя самое лучшее из всего, предается самому плохому из всего - плотским страстям. Это можно оправдать только тем, что ум привык иметь дело со страстями с самого своего рождения, а что до Бога, лучшего и превысшего всего, тут он не получил достаточного опыта.
   Когда благодаря длительному подвигу, воздержанию от наслаждений и обдумыванию божественных поступков, мы постепенно разорвем отношения с плотскими страстями, то ум, постепенно преуспевая, обретет широту в божественных областях и все желания направит к Божеству.
   Цель заповедей Христовых одна: освободить ум от неразборчивости и злобы и возвысить его до любви к Богу и ближнему, отчего и происходит свет действительного святого ведения.
   Как только ты удостоился от Бога хотя бы частичного знания, не откладывай в сторону любовь и воздержание. Ибо они очищают страдательную часть души и всегда подталкивают тебя к пути ведения. Это путь бесстрастия в познании и смирении, без которых никто не сможет увидеть Бога, ибо, как сказано, знание надмевает, а любовь назидает (1 Кор 8, 1).
   Сопрягай знание и любовь и тогда не будешь претыкаться от надменности. Как духовный домоустроитель, ты наведешь порядок и в самом себе и среди всех, с тобой общающихся. «Любовь созидает», потому что не завидует, не огорчается на завистников, не показывает зависти на людях и не считает, что она уже постигла все, но если чего-то не знает, то так и говорит, что не знает, без ложного стыда. Вот тогда ум становится кротким, легко преодолевает все трудности и всегда может теперь преуспеть в знании.
   Обычно за знанием следуют надменность и зависть, особенно вначале. Надменность проявляется только внутри, а зависть - внутри и снаружи. Человек внутри себя завидует тем, кто знает больше, а ему завидуют те, кто знает меньше.
   А любовь уничтожает все три порока: гордыню, потому что она не надмевается, внутреннюю зависть, потому что она не завидует, и внешнюю, потому что долготерпит ради блага. Поэтому всякий, кто получил знание, должен присоединить к нему и любовь, чтобы сохранить неуязвимым свой ум при всех обстоятельствах.
   Если человек удостоился благодатного дара ведения, но будет хранить печаль, злопамятство или ненависть к кому-нибудь, то это все равно что тыкать в глаза колючками и шипами. Поэтому ведение непременно требует любви.
   Если верою вселиться Христу в сердца ваши (Еф 3,17) - по слову апостола, то все сокровища премудрости и ведения скрыты в наших сердцах, в которых проявлются в зависимости от очищения каждого из нас исполнением заповедей.
   Это сокровище, скрытое в поле твоего сердца, которое ты еще не нашел по своей лености. Если бы ты его нашел, то продал бы все и приобрел это поле. А пока ты о нем забыл и только бродишь вокруг поля, т.е. выполняешь прихоти тела, все поле заросло терниями и волчцами. Очищай ум от гнева, злопамятства и постыдных помыслов - тогда сможешь увидеть, как Христос вселится в тебя.
   Все сущие вещи умопостигаемы, ибо заключают в себе начало своего познания, а Бог не умопостигаем, потому что ничто из умопостигаемого не может с Ним сравниться. Мы веруем в Бога, рассмотрев перед этим умопостигаемые вещи.
   Знание сущих вещей располагает доказательствами, основанными на естественных отношениях, тогда как Бога можно постичь только через смыслы сущих вещей - без доказательств. Исповедание и вера благочестивых людей, что Бог есть, никак само не доказывается. Ведь вера - это истинное знание, но его начальные положения недоказуемы, а предметная область превышает всякий ум и слово.
   Кто изо всех сил ищет ведения и терпит неудачу, тот терпит ее или по безверию, или из-за неуместных препирательств, сопряженных с надменным отношением к незнающим. Так в древности народ восстал против Моисея. Не желавшие подчиняться закону, поднялись на гору, и против них выступил... Аморей, живший на горе той (Втор 1,44), и поразил их. Поэтому те, кто только напоказ принимают личину истины, не только грешат тем, что подменяют истинное благочестие мнимым, но и страдают от угрызений своей совести.
   А кто не напоказ приобретает знание, но терпит неудачу, пусть не завидует ближнему и не огорчается, но пусть попытается приобрести другие добродетели. Потрудившись душой в телесных добродетелях, он подготовит себя к принятию знания.
   Бог, освободив нас от горького рабства бесов мучителей, (взамен) удостоил человеколюбивым игом богопочитания, которое называется смиренномудрием. Оно укрощает всякую силу дьявола и несет всякое благо своим приверженцам, оберегая его от завистников.
   Верующий боится, боящийся смиряется, смиряющийся становится кроток и привыкает к тому, что у него больше уже не бывает приступов вожделения и гнева. Кроткий соблюдает заповеди, соблюдающий заповеди очищается, очистившись же сияет, а, воссияв, удостаивается сокровищницы тайн - войти в чертог Жениха-Христа.
   Как земледелец, когда собирается пересадить дикие деревья, подыскивает подходящее место и вдруг находит клад, так и всякий смиренномудрый и непритворный подвижник, душой не задерживающийся в густоте материального, обретает клад, как блаженный Иаков. Когда отец спросил его о способе познания:
   - Что так скоро нашел ты, сын мой?
   - Потому что Господь Бог твой послал мне навстречу (Быт 27, 20), - ответил Яков.
   Когда Господь Бог наш дает нам созерцание собственной мудрости, хотя мы этого не чаяли во время трудов, будем считать, что неожиданно нашли духовное сокровище. Опытный аскет - это духовный крестьянин, который копает землю зримых вещей и по благодати находит сокровище в проявлении истинной мудрости.
   Кто правильно с благочестием подходят к сущим вещам и не прибавляют к этому никакого поведения напоказ, те обретают приветствующие их пресветлые созерцания сущих вещей. Они влагают в них точнейшее постижение, о котором говорит закон: войдите и унаследуйте города великие и прекрасные, которые вы не строили, и дома, полные всех благ, которые вы не приумножали, и рвы, пересекающие землю, которые вы не копали, виноградники и оливковые рощи, которые вы не сажали. Кто не для себя живет, но для Бога, исполняется всеми божественными благодатями, которые нельзя было увидеть из-за дерзкого бунта страстей.
   Душа не может подняться до ведения Бога, если Сам Бог по Своему снисхождению не возьмет ее и не вознесет к Себе. Ведь ум не может сам по себе так высоко подняться и принять хоть какой-то божественный свет, если Сам Бог не поможет ему, насколько тот в силах, обрести покой и не просветит его этим божественным светом.
   Кто выполнил предварительное условие и совершил дела праведности, тот обрел безмятежность таинственного созерцания, в котором, воспринимая боголепно смыслы сущих вещей, он избавляется от суеты мыслей вокруг этих вещей.
   Шестой день - это совершенное исполнение всех отвечающих природе практических действий, направленных на утверждение добродетели. Седьмой день - это итог и вкушение всех созерцательных естественных помыслов, несказанное ведение, обусловленное добродетелью. А восьмой - перемещение и переход всех достойных людей к обожению.
   Кто исполнил шестой день, как велит Бог, вручив Богу и дела свои и помышления, кто с помощью Бога завершил все свои дела, кто в постижении миновал все, подвластное обычной природе, и саму ипостась времени, тот вступил в таинственное созерцание веков и порядка вечности. Он непостижимо субботствует в уме, воспринимая и превосходя все сущее.
   А кто удостоился восьмого дня, тот из мертвых восстал, миновав все сотворенное Богом чувственное и мысленное, все слова и помышления и стал уже жить блаженной жизнью в Боге, единственным истинно сущем, так что и сам он стал богом по обожению. Бог - наследие достойных. Кто удостоился этой благодати, уже располагается над всеми веками, временами и областями, ибо его место пребывания - Бог. Как сказано в Писании: Будь мне твердым прибежищем, куда я мог бы укрываться (Пс 70, 3).
   Всем знающим необходимо практическое богатство добродетелей. Кто имеет мешок (то есть ведение и добродетель), то возьми его, также и суму (то есть обилие добродетелей, щедро питающих душу). А у кого нет (то есть ни ведения ни добродетели), продай одежду свою и купит меч (Лк 22,36)
   Вручи, как сказано, свою плоть трудам добродетели и научись мудро сражаться со страстями и с бесами ради мира с Богом. Меч - это, по глаголу Божьему, различение лучшего и худшего, уже вошедшее в привычку.
   А пока мы не очистили разум и не вышли из области всех сотворенных сущностей, неуклонное делание добродетелей еще не вошло у нас в привычку. Но как только мы выполним это требование любви, познаем смысл божественного возвещения. Нужно только верить, что для достойных Бог все учреждает непреложно, поэтому ум, предвосхищая это с помощью любви, черпает в Боге свою силу. А кто еще не отделился от самого себя, не оставил все умопостигаемое и не вступил в область выше всякого постижения, еще не может быть свободен.
   Великий Моисей поставил свою скинию вне стана, то есть выстроил размышление и мысль вне видимых вещей; а чтобы поклониться Богу, вошел во мрак, то есть безвидное и нематериальное место ведения, где пребывал, совершая священнейшие действия.
   Мрак - это безвидное, нематериальное и бестелесное состояние, заключающее в себе образцовое знание сущих Еещей. Внутри этого мрака человек, как новый Моисей, оставаясь в своей тварной природе, познает бессмертное. И тогда, достигнув красоты божественных добродетелей, он становится как легкое для подражания изображение, отразившее в себе исконную красоту. Такой человек выставляет себя для всех, кто хочет подражать добродетели, и тем самым показывает человеколюбие и преизобилие воспринятой им благодати.
   Слово Божие подобно горчичному зерну, которое до пахоты представляется крохотным. Но если землю хорошенько обработать, оно вырастит таким огромным, что величественные смыслы умопостигаемых и чувственных созданий, вроде птиц, укроются в его кроне. Все смыслы могут быть вмещены словом Божиим, а оно само не может быть вмещено ничем из сущих.
   Поэтому у кого есть вера с горчичное зернышко, тот может словом горы передвигать, то есть отдалить власть дьявола, покушающуюся на нас, и поколебать ее до самого основания, хотя привычка ко злу кажется с трудом преодолимой.
   Слово Божие - это манна, дарованная Израилю в пустыне: она удовлетворяет склонности ко всякому духовному наслаждению и меняет свой вкус в зависимости от желания каждого, поскольку обладает всеми качествами пищи, явленной от Духа. Кто рожден свыше Духом от нетленного семени, для того Божье слово становится неложным словесным молоком. А для немощных - мягкой пищей, способной поддержать ослабевшие душевные силы. И твердо пищей для тех, кто уже долгим упорством приучил чувства души к различению добра и зла.
   Божье слово располагает и беспредельным числом других способностей (чтобы их назвать здесь не хватит места). Кто освободился от мирских земных желаний и удостоился многих или всех благодатных даров, тот приемлет все или некоторые из этих способностей, потому что смог, пусть в небольшой мере, проявить верность Богу уже в настоящей жизни. Ведь и величайшее совершенство божественных даров, подаваемых верному рабу Божию, в сравнении с тем, что еще только предстоит открыть в будущей жизни, это лишь малая и незначительная часть.
   Всякое Божье слово не бывает затянутым, но в нем одном всегда сосредоточены различные созерцаемые понятия. Если бы человек, говоря об истине, сказал бы о ней так, что не упустил бы в кратком слове ничего из относящегося к существу вопроса, то это было бы Божье слово.
   Наше человеческое слово, естественным образом происходящее из ума, является вестником скрытых его движений Так же и Божье слово, зная сущность своего Отца, как всякое слово знает сущность породившего его ума, открывает Отца каков Он есть. Никто из возникших не может подойти к Богу кроме как через Бога Слова.
   Центр круга невозможно отмежевать от исходящих из него радиусов, но при этом он не делится на части. Так и тот кто удостоился быть в Боге, в простом и неделимом сообщении воспринимает все смыслы, произошедшие в бытии от Бога.
   Хорошее дело - всегда думать о Боге и стремиться к Нему Нам это заповедано, хотя мы, пребывая в настоящей жизни, и не можем постичь предела глубины Божией. Но если бы нам удалось хотя бы немного погрузиться в Его глубину, мы увидели бы то, что святее всего святого и духовнее всего духовного. Это прообразовательно показал архиерей, который из двора пронес Бога в святая, а оттуда в святая святых, то есть то, что святее любой возможной святыни.
   Если Бог Слово ради нас промыслительно сошел в преисподняя земли («нижняя земли») и взошел выше небес, выше всякого начала, власти и господства и всякого имени именуемого в этом веке или в будущем, сам по природе оставшись совершенно неподвижным, - Он в Себе промыслительно наперед соделал то, что ждет человека. Человек может мысленно рассмотреть, блюдя дружелюбие и ведение, что ждет любящих Господа. Тогда все вещи, имена и ценности окажутся ниже тех, кто обожился по благодати, и потому пребывают в самом Боге!
   Когда возвышается в нас Бог Слово через деяние и созерцание, Он всех привлекает к себе. Он освящает добродетелью плоть и душу, и все, что с ними связано, природу сущих, наши помышления и мысли, и самый состав тела, и наши чувства, подводя под Свое «иго благое».
   Созерцатель божественных вещей пусть старается восходить все выше, следуя за Словом, пока не достигнет места, где Он пребывает. Ибо Он туда влечет, как говорит Екклезиаст, нашу природу, подобно архиерею Ветхого Завета, который внес Его со двора в святая и из святых в святая святых. Так изволил Господь, чтобы мы пошли за Ним по этому же пути.
   Бог Слово становится плотью, когда пользуется грубыми примерами и выражениями, приспосабливаясь к неразумию слушателей, и превращает Божье слово в нравственное поучение. И, напротив, потом делает слово духом, когда излагает таинственное богословие в возвышенных созерцаниях.
   Кто научился копать в себе по примеру ветхозаветных патриархов колодцы ведения деянием и созерцанием, тот на дне находит Христа - Источник жизни, от Которого пить повелевает нам Премудрость, говорящая: Пей воду из твоего водоема и текущую из твоего колодезя (Притч 5, 15). Поступая так, мы напиваемся истинными сокровищами премудрости.
   Апостолы, из-за страха перед иудеями, собрались в Галилее в горнице и сидели, заперев двери. То есть, из-за страха перед духами лукавства они по благодати откровений надежно поднялись на высоту божественных созерцаний и наподобие дверей затворили чувства, чтобы сокровенным образом воспринять Бога Слова, Который явился им сквозь запертые двери, даровал бесстрастие мирное и вдохновенный удел Святого Духа, а также власть над нечистыми духами и раскрыл условные обозначения Своих тайн.
   Белокур и красив лицом - так избражается в Писании великий Давид (1 Цар, 17,42), который жил с радостью в Боге и сиял светом знания. В таких людях совмещается деяние и созерцание: деяние блистает осуществленными добродетелями, а созерцание освящено божественными помыслами.
   Когда человек молится о хлебе насущном, то не всегда восприемлет его во всей полноте, как он есть, но в меру своей готовности. Бог, как Хлеб жизни, по Своему человеколюбию предлагает Себя всем, но не все получают Его одинаково. Кто совершает великие подвиги праведности, тот получает больше, кто уступает этим праведникам, тот получает меньше - каждый получает по заслугам своего ума.
   Бог Слово именуется дверью, которая ведет в ведение тех, кто хорошо прошли весь путь добродетели, отличившись безупречным исполнением дел, и кому открывается ярчайший свет сокровищ премудрости. Ибо Бог есть и путь, и дверь, и ключ, и Царство. Он путь, потому что ведет нас за Собой. Он ключ, потому что открывает достойным людям божественные тайны, и Сам открывается людям. Он дверь, потому что вводит нас в божественную жизнь. Он Царство, которое наследуется и пребывает во всех причастниках.
   Он же свет, жизнь, воскресение, истина. Свет - потому что освящает души, гонит прочь тьму невежества, просвяещает ум для постижения сокровенных тайн и показывает таинства, доступные взору только одним очистившимся. Жизнь - ибо возлюбившим Господа душам дает возможность пребывать в божественном мире. Воскресение - поскольку возносит ум от мертвящих пристрастий к материальному, очищая его от всего тленного и смертного.
   Истина - потому что дарует достойным людям неизменную приверженность к благу, так что душа переходит от силы к силе и от славы к славы, то есть все больше преуспевает, переходя от одной добродетели к другой, и все выше восходит от знания к знанию и не останавливается в своем движении, по слову Писания: Много пришельствова душа моя (Пс 119,6).
   Нам еще долго идти и много знаний еще предстоит миновать, пока мы не придем в дом Божий со гласом радости и славословия празднующего сонма ( Пс. 41, 5). Душа ликует, умом постигая глас ликования, когда преуспевает в божественном созерцании, и узрев ликование, радуется и благодарит.
   Таковой праздник празднуют все, кто восприняли дух благодати в сердце своем, восклицая «Авва, отче».
   Кто очистил свое сердце, тот знает не только смыслы низших вещей, созданных Богом, но в какой-то мере через них видит и самого Бога. Это может состояться потому, что Бог - предельное завершение всех добродетелей.
   Когда человек увидит Бога, Он научит его разуметь и письмена Духа, как некогда Моисеевые скрижали, насколько сердце посвятило себя Богу в делании и созерцании, согласно заповеди, повелевающей сокровенное возрастание.
   Пока человек пребывает в настоящей жизни, он может достичь совершенства в земном состоянии, в своих деяниях и созерцании и отчасти получить ведение, пророчество и залог Духа Святого. Однако все это еще не будет (божественной) полнотой. А вот когда он минует пределы веков, то на последнем рубеже встретится с истиной, самодостаточной и принимающей достойных. Тогда человек обретет уже не часть полноты, но всю полноту благодати через причастие.
   Тогда, как говорит божественный апостол, все спасающиеся придут в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф 4, 13). В этой полноте таинственным образом скрыты все сокровища премудрости и ведения, а то, что отчасти, прекратится (1 Кор 13,10).
   Некоторые спросят, что представляет собой состояние Удостоившихся совершенства в Божьем Царстве. Это есть движение вперед, переход ко всему лучшему или топтание на месте и тождественность самому себе? Как будет вести себя тело и как - душа?
   На этот вопрос можно ответить только предположительно. В телесном мире пища выполняет два назначения - способствует росту организма и поддерживает его нормальное состояние. Пока мы не достигли совершенного телесного возраста, мы едим, чтобы расти, а когда прекращается увеличение размеров тела, то пища уже служит не росту, а поддержанию организма.
   Так и в случае с душой, тут у питании тоже два назначения. Получая его, она все больше преуспевает в добродетелях и созерцаниях, пока, перейдя через все сущее, не достигнет меры полного возраста Христова. А после этого она перестанет питаться тем, что служит росту и развитию, но начнет насыщаться непосредственно тем, что постичь невозможно.
   Нетленная пища будет служить не росту, но поддержанию дарованного человеку богоподобного совершенства. Тогда заявит о себе ее безграничный свет, и душа, всегда равно благополучно с этой пищей соприкасаясь, станет богом по причастию божественной благодати.
   В ней тогда прекратится действие всего умственного и чувственного, и она сама избавится от всех естественных телесных действий, которые послужили обожению, и тогда только Бог будет явлен и в душе и теле, так что от преизбытка Его славы будут преодолены даже естественные человеческие свойства.
   Что до различия между вечными обителями и обещанными благами, то одни говорят, что это просто различные места, другие - что это разные состояния пребывающих в этих обителях в зависимости от количества и качества духовной силы каждого. Если учесть смысл слов Царствие Божие внутрь вас есть (Лк 17, 21) и в доме Отца Моего обителей много (Ин 14, 2), то второе мнение следует назвать более верным.

   3. Из аввы Исаака

   Есть знание, которое предшествует вере, а есть знание, которое рождается от веры. Первое знание - естественное различение вещей, с самого сотворения человека заложенное в его природу. Благодаря этому знанию человек без обучения отличает добро от зла, а обучение только пополняет и расширяет это знание; и нет человека, который не обладал бы этим знанием.
   Кто по своей воле, сластолюбивой и страстной, пытается заглушить и запрятать это знание, тот лишает себя пользы и руководства, которое оно дает. Уничтожив достоинство, которым Бог почтил нашу природу, он становится подобен бессмысленным скотам, у которых нет разумения и различения добра и зла. Поэтому пусть такой человек услышит слова пророка: Человек, который в чести и неразумен, подобен животным (Пс 48, 21).
   А кто хранит это знание и усердно ему следует, тот находит в нем Божий путь и направляется им к вере, отличая добро от зла. Сама природа свидетельствует, что нужно верить в Бога, создавшего все, и словам Его заповедей и выполнять их.
   От этой веры рождается страх Божий, принуждающий человека покаяться и начать трудиться ради Бога. Так человек удостаивается уже духовного знания, которое есть чувство тайны. Не от страха рождается это духовное ведение, потому что страх не имеет собственной природы и потому не может ничего породить; но благодаря трудам покаяния, духовное ведение подается от благодати, залоги которой мы приняли в Крещении.
   От духовного ведения рождается новая вера, основанная на истинном созерцании: она не враждебна первоначальной вере, но, напротив, подтверждает ее. Первая вера - от слушанья, а вторая - от созерцания. Первая познает Бога, а вторая получает откровение. Созерцание надежнее слушанья: когда Иов, победив искушения, удостоился созерцания, он воскликнул, обращаясь к Богу: Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя (Иов 42, 5).

    Оглавление   
Глава 24: Как и откуда ум становится причастником Божьей благодати и восходит к созерцанию и как удерживать эту благодать


   1. Из Отечника

   Авва Арсений говорил: «Если мы ищем Бога, Он явится нам, и если удержим Его, то Он останется с нами».
   2. Брат спросил старца:
   - Что такое возделывание души, чтобы она плодородила?
   - Возделывание души, - ответил старец, - это исихия тела и премногая телесная молитва, и не смотреть на чужие грехи, но только на свои. Если человек устоит в этом, душа его не замедлит принести плоды.
   3. Авва Пимен сказал: «Когда душа удалится от всяких разговоров и споров, человеческой суматохи и шума, на нее снизойдет Божий Дух, и она начнет плодородить, даже если прежде была бесплодной».
   4. Однажды ученик аввы Силуана Захария пошел на послушание и попросил старца:
   - Отче, открой воду и полей сад.
   И старец пошел поливать сад, При этом он закрыл все лицо куколем, так что мог видеть только, куда ступить ногой.
   К нему зашел один брат. Он еще издали заметил авву и понял, чем собрался заняться старец, подошел к нему и спросил:
   - Скажи мне, авва, зачем ты закрыл лицо, когда поливаешь сад?
   - Чтобы мои глаза не видели деревьев, и из-за них мой ум не отвлекался от молитвы.
   5. Брат пожаловался авве Сисою:
   - Я хочу хранить свое сердце, но не могу.
   - Как мы можем хранить сердце, - сказал старец, - если наш язык - как настежь распахнутые ворота.
   6. Братья спросили авву Силуана:
   - Какие подвиги ты совершил, отче, чтобы достичь такого духовного разумения?
   - Я всегда гнал из сердца помысел, который мог бы прогневить Бога.
   7. Как-то авва Сисой сидел у себя в келье. Ученик постучался к нему, и старец крикнул:
   - Уходи, Авраам, и не входи, я занят!
   8. Брат сказал авве Моисею:
   - Я вижу перед собой задачу, но не могу с ней справиться.
   - Пока ты не станешь мертвым, как в могиле, ни с чем не справишься.
   9. Брат задавал старцу вопросы и получил такие ответы:
   Вопрос: Какое делание должно стяжать сердце, чтобы быть обращенным к самому себе?
   Ответ: Таково совершенное делание монаха: внимать Богу всегда, не отвлекаясь.
   Вопрос: Как должен ум изгонять лукавые помыслы?
   Ответ: Сам ум совершенно не может сделать это. Нет у него такой силы, но если впадет душа в помыслы, она тотчас должна прибегнуть с молитвой к своему Творцу, и Он растопит эти помыслы, как воск, потому что Бог наш есть огнь поядающий (Евр 12, 29).
   Вопрос: Но как же отцы Скитские пользовались противодействующим помыслом (имеется в виду острый ответ ума на атаку вражеского помысла)?
   Ответ: Это делание великое и исключительное, требующее больших усилий и не для всех безопасное.
   Вопрос: Почему же «не для всех безопасное»?
   Ответ: Когда помысел войдет в душу и она сможет после длительной борьбы прогнать его, то войдет другой и захватит душу. Таким образом она весь день будет возражать помыслам, и никак не сможет сосредоточиться на созерцании Бога.
   Вопрос: С помощью каких средств можно обратить помысел к Богу?
   Ответ: Если к тебе придет блудный помысел, тотчас отвлеки от него ум и немедленно с усердием вознеси свой ум к небу. Ибо промедление тут означает согласие с помыслом.
   Вопрос: Если во мне возникнет помысел тщеславия, что я, мол, совершил добродетель, разве не должен на это возразить мой собственный помысел?
   Ответ: Всякий раз, когда кто-то возражает помыслу, помысел становится еще более ожесточенным и агрессивным. И этот внешний помысел получает преимущество над тобой, как раз пока ты сражаешься с ним. Тем более что Святой Дух не берет всю борьбу на Себя, ибо Он видит, что ты гордишься, думая, что собственными силами можешь сражаться со страстями. Как тот, у кого есть духовный отец, поручает ему все и остается без собственных забот, и уже не отвечает ни за что перед Богом, так и совершенно предавший себя Богу не должен обращать внимания на свои помыслы, ни возражать им, ни вообще позволять им войти внутрь.
   А если помысел и войдет в тебя, то вознеси его прямо ко Отцу небесному и скажи: «Я не понимаю, что ты говоришь. Вот Отец мой, Он все знает об этом». И продолжай возносить его к небу - он сразу убежит от тебя среди дороги и исчезнет, ибо он не силах войти вместе с тобой к Отцу небесному и предстать перед Ним. Более значительного и более безопасного средства нет во всей церкви.
   Вопрос: Но как же Скитские отцы угодили Богу «противодействующим помыслом»?
   Ответ: Они сделали это в простоте и страхе Божием и потому Бог помогал им. А после им было дано по воле Божией дело созерцания за их великие труды и боголюбие.
   Великий старец, который это объяснял, сказал:
   - Когда я однажды остановился в Скиту, то зашел к одному святому, который давно там жил. Мы поприветствовали друг друга и сели, и больше он ничего не сказал. Я сидел и был погружен в созерцание, а он плел корзины и даже не поднимал глаз, чтобы посмотреть на меня, и не приглашал поесть, хотя сам уже шесть дней ничего не ел, и плел корзины весь день. На следующий день около десятого часа он спросил:
   - Брат, откуда у тебя это делание?
   - А ты откуда о нем узнал - мы ведь с юности научились этому от наших отцов?
   - Я это дело принял не от моих отцов, - ответил скитянин, - но каким ты видишь меня сейчас, так я живу весь свой век: немного рукоделия, немного монашеского делания и по силам очищение помысла и возражение приходящим помыслам. А затем уже был дан мне дух созерцания, хотя я совершенно этого не ожидал, и вообще не знал, что есть у некоторых такое делание
   - А я научен созерцанию с юных лет.
   Вопрос: Каким образом человек должен внимать созерцанию?
   Ответ: Как учат нас божественные писания: Даниил видел Бога как Ветхого днями (Дан 7,13-14), Иезекииль — на колеснице херувимов (Иез 1, 2), Исайя — на престоле высоком и превознесенном (Ис 6,1), Моисей — как Невидимого с терпением великим (Евр 11, 27).
   Вопрос: Как может ум созерцать то, чего никогда не видел?
   Ответ: А разве ты никогда не видел восседающего царя на портретах?
   Вопрос: Должен ли ум мысленно представлять Божество?
   Ответ: Лучше, наверное, мысленно представлять и не потакать нечистым помыслам.
   Вопрос: Но не будет ли это грехом?
   Ответ: Держись того, что пророки видели как историю будущего, чему предстоит совершиться вполне. Как говорит апостол: Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу (1 Кор 13, 12). Слово «тогда» означает, что самый помысел прекратится, и можно будет дерзновенно видеть все.
   Вопрос: Не сведет ли это с ума?
   Ответ: Ни в коем случае, если совершаешь свой подвиг истинно. Я знаю, как было: «Уже неделя прошла, а я не вспомнил ни об одном человеке». Другой сказал: «Как-то я шел по дороге, и увидел, что рядом со мною идут два ангела, один слева, другой справа, а я и не обратил на них внимания».
   Вопрос: Почему же не обратил внимания?
   Ответ: Потому что в Писании сказано: Ни ангел, ни дух не могут отлучить нас от любви Христовой (Рим 8, 38-39).
   Вопрос: Всегда ли может ум созерцать?
   Ответ: Даже если и не может, то когда страсти превозмогут твой помысел, не замедли прибегнуть к Богу в созерцательной молитве. Говорю тебе, что если помысел усовершенствуется в этом, то легче будет гору передвинуть, чем помысел совлечь с той высоты. Заключенный, содержащийся во тьме, когда получает свободу и выходит на свет, уже не хочет вспоминать о тьме. Таким становится и помысел, когда начинает видеть собственное сияние.
   Сказал кто-то из отцов: «Некогда я хотел испытать мой помысел, выйдет ли он из подчинения, если я отпущу его в мир, и отпустил. Он остался там, где и был прежде, не зная, куда дальше идти, пока я опять его не поставил на высоту. Ибо помысел знал, что если он отойдет к мирским вещам и станет беспечным, то его сразу обуздают». Такое делание может выполнить только безмолвие вместе со смирением и молитвой. Постоянная молитва со смирением вскоре приводит ум к истинному преуспеванию.

   2. Из аввы Исаии

   Братья, возьмем за образец возлюбленного Иакова, который во всем слушался своих родителей ради Бога. Получив их благословение, он отправился в Месопотамию. Он пришел в место Вефиль, которое переводится как «Дом Божий», и там лег спать.
   Ночью он увидел во сне: лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; ...ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней (Быт 28,12-13). Такое знамение дается приходящим служить рабом Богу. Им с самого начала показывается образ добродетелей. Однако если они не приложат усилий, то не достигнут Бога.
   Встав ото сна, Иаков положил обет Богу и стал Его рабом. Бог укрепил его, сказав: Я с тобою, и сохраню тебя везде (Быт 28,15). Яков пошел в Месопотамию, чтобы там жениться и завести детей. Увидев Рахиль, он полюбил ее и работал за нее семь лет. Но она не была отдана ему, сперва ему досталась Лия, а за Рахиль он работал еще семь лет, и после этого получил ее, но она долгое время была бесплодна.
   Вот как толкуется эта история. Месопотамия переводится как Междуречье, потому что она находится между двух рек - Тигром и Евфратом. Тигр переводится как «различение», а Евфрат как «смиренномудрие». Лия может пониматься как образ телесных трудов, а Рахиль - как образ истинного созерцания. Такие случаи происходят с человеком, пребывающим в Месопотамии, чтобы благодаря различению совершить телесные труды, противостав коварству врага, а после благодаря смиренномудрию обрести истинное созерцание.
   Рахиль не рожала Иакову детей, пока Лия не родила всех своих чад. Это означает, что пока человек не выполнит все что в ведении делания, истинное созерцание не примет его в свою свободу.
   У Иакова было две жены, но Рахиль он любил больше, чем Лию, потому что Лия была слаба глазами, а Рахиль была очень красивая. Что же означает, что первая жена Иакова имела слабое зрение?
   Пока человек совершает телесные труды, он еще не может увидеть славы истинного созерцания, ибо вражда еще примешана к человекоугодным делом. Но не нужно печалиться. Когда Лия перестала рожать, она привела мужу Зельфу, свою служанку, от которой родился Асир, в переводе «богатство». Когда же Лия перестала рожать, тогда Бог вспомнил и о Рахили.
   Вот как это объясняется. Когда телесные труды присвоят себе человеческие чувства, которые освободятся от страстей, так что уже не будут раболепствовать перед ними, тогда истинное созерцание откроет уму свою славу. Сыны Лии помогали Иакову, но больше всех он любил Иосифа. То есть: телесные труды охраняют человека от врага, но только истинное созерцание соединяет его с Богом.
   Когда Иаков увидел Иосифа, он решил отправиться к своим родителям, ибо понял - родился царь над своими братьями. В дороге он получил радость благословения от Бога, Который сказал: Отныне ты не будешь называться Иаковам, но будет имя тебе: Израиль (Быт 35,10).
   Он назывался Иаковом, пока отражал вражду, до поры, когда удостоился благословения, вырвав свои чувства из рук врагов. Когда же его чувства обрели свободу, то он сразу был назван именем Израиль, то есть «ум, видящий Бога».
   Когда ум сподобляется видеть славу Божества, вражда уже его боится. Исав вышел нехотя к нему навстречу, но смиренномудрие Иакова смягчило его озлобление. Иаков уже не враждовал с Исавом, но пав ниц пред Богом, просил Его стать своим Заступником.
   Злилась вражда, видя этого человека и ту великую славу, которой он удостоился, и ничего не могла сделать с ним, ибо ему помогал Бог. Как сказал Он ему в Писании: Возвратись в землю отцов твоих и на родину твою, и Я буду с тобою (Быт 31, 3).
   Иаков пришел в Иерусалим, название которого переводится как «мир», ибо после всякой войны воцаряется мир. Он приобрел поле в Земле обетованной и поставил жертвенник Богу, сложенный из двенадцати камней - ведь Бог услышал его в день печали и возложил на него труды рабства, с которыми он справился в Месопотамии.
   Все эти и прочие события, происходившие с Иаковом и подобными ему подвижниками, жившими до благодати, стали для нас образцовыми. Они были записаны для нашего наставления, чтобы мы, последовав по стопам подвижников, стяжали бессмертие, которое сохранило их от стрел врага. Они раскинули лагерь под покровом Божиим, молились Ему, прося помощи, не уповая только на собственные труды, и Божий покров стал над ними как неприступная крепость.
   Когда Бог увидит, что ум человеческий полностью повинуется Ему и не ищет никакой другой помощи, кроме Божией, то укрепляет молящегося. Не бойся, червь Иаков, малолюдный Израиль.., - говорит Господь (Ис 41,13-14). И еще: Не бойся, ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему; ты Мой. Будешь ли переходить через воды, я с тобою, - через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя. Ибо Я Господь, Бог твой, Святый Израилев, Спаситель твой (Ис 43,1-3).
   Когда ум услышит такие слова, дарующие дерзновение то не станет уже бояться никакой вражды. Он спросит: «Кто хочет воевать со мной? Пусть выйдет против меня. Кто хочет померяться со мной? Выходи. Вот, Господь - помощник мой Кто причинит мне зло? Вы - как старый плащ, вас сожрет моль!»
   Если ты молод, но не занимаешься телесным трудом и зная о высоких достижениях отцов, не стремишься подражать им, надеясь достичь того же без усилий, то знай: ты ничего не добьешься, пока не приложишь усилий. А когда займешься трудами, то успехи придут сами собой.
   Есть три добродетели, которые, если ум увидит их рядом, то убедится, что достиг бессмертия. Это различение, то есть способность различать вещи, предвидение событий до их наступления и неподатливость к чуждым советам.
   Есть и другие три добродетели, которые постоянно просвящают ум: не знать лукавства другого человека, благотворить причиняющим тебе зло и безмятежное терпение, что бы ни случилось с тобой.
   Эти три добродетели порождают еще три новых, которые больше первых. Неведение лукавства другого человека порождает любовь. Благотворение причиняющим тебе зло приносит тебе мир. Безмятежное терпение всяких случаев с тобой приносит кротость. В этих трех добродетелях почивает Дух Божий.
   Есть еще четыре добродетели, которые очищают душу: молчание, соблюдение заповедей, скорбь по грехам и смиренномудрие.
   Есть и другие четыре добродетели, на которые ум всегда опирается и которые постоянно хранят его: непрестанное молитвенное обращение к Богу, коленопреклонение перед Ним, безоглядный отказ судить других и не слушаться голоса страстей, то есть страстных помыслов. Противостояние забвению сохраняет все эти четыре добродетели.
   Душу омрачают четыре вещи: ненависть к ближнему, унижение его, ропот на него и зависть. Эти четыре вещи совершенно опустошают душу. Она бродит с места на место, жаждет развлечений и материальных вещей вплоть до крохоборства.
   Поэтому, если хочешь стать учеником Иисуса, избегай страстей. Пока ты не отсечешь страсти, ты не сможешь стать обителью Бога и увидеть сладость Его Божества. Он сам сказал: Если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно (Мф 6, 22-23).
   Подумай о том, что пока твой ум не выздоровеет от зла, он не сможет постигать свет Божества. Зло окружает ум, как тюремная стена, и опустошает душу. Как написано в Евангелии: Никто, зажегши свечу, не ставит ее в сокровенном месте, ни под спудом, но на подсвечнике, чтобы входящие видели свет (Лк 11, 33). Спуд - это неправда мира сего.
   Когда ум возражает собственной природе, светильник Божества не может светить в Нем. А когда ум ставится на высокий подсвечник, тогда в нем горит свет Божества; и ум видит всех в доме: кого нужно выгнать, того выгоняет, а с кем у него мир, - оставляет. Поэтому Господь сказал Своим ученикам, чей ум был просвещен: Встаньте, пойдем отсюда (Ин 14,31).
   Куда ведет Господь Своих учеников? Несомненно, Он уводит их ум от дел века сего в покои Своего Царства, поэтому, ободряя их, сказал: Я есмь лоза, а вы ветви. Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе: так и вы, если не будете во Мне (Ин 15,4-5).
   Господь говорит это, обращаясь к оставившим этот мир и избавившимся от страстей. Он говорит, что в таких людях Дух Святой, Он служит им и заботится о них. Как сказано в Писании: Не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас (Мф 10, 20).
   Апостол говорит: А вам Бог открыл это Духом Своим- ибо Дух все проницает, и глубины Божии (1 Кор. 2,10). И еще: Мы имеем ум Христов (1 Кор 2,16). Трудно заподозрить грешника в том, что у него ум Христов. И в другом месте апостол говорит: Мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его (Еф. 5, 30).
   Ты видишь, что Бог требует от человек во всем быть, как Он? В Писании сказано, что Бог привел к Адаму всех животных и показал ему, чтобы он дал имена им. Назвал означает посмотрел, найдется ли среди животных такое же, как он, но Адам не нашел ни одного, потому что их природа не совпадала с человеческой. Тогда Бог взял от ребра его и сотворил женщину, которую Адам назвал женой, ибо Бог взял ее от мужа ее.
   Как Ева, взятая от Адама, была во всем, как он, так и души, оставившие мирское и последовавшие за святой волей Христовой, удостоились стать Его невестами и пребывают в единении с ним, ибо от сущности Его они возродились в Духе, и по природе - часть Его Святого Тела, как говорит апостол: Мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены (Рим 12, 5).
   А если в нас есть что-то от неразумных животных, например, жадность хищников, непостоянство птиц, яд пресмыкающихся, то наши души не станут невестами Христовыми, и мы не будем частью тела Его, ибо мы поступаем, не как Он. Душа, удостоившаяся стать невестой Христовой, как и Он, свободна от всякого извращения природы и знает, что она такова по собственным поступкам. Апостол говорит: Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть (2 Кор 13, 5).
   Видишь, пока человек не достиг делания Иисусова, значит, он не прошел испытания, и его душа не стала, как разумная дева, ожидающая Жениха. Благоразумные девы заранее приготовили (масло для) светильников, а неразумные, у которых не было делания, остались за дверью брачного чертога (Ср.: Мф 25,1).
   Давайте и мы постараемся выполнять делание - тогда Дух Божий будет обитать в нас. Как сказал Господь, если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины (Ин 14,15-17).
   И со слезами сделаем все, что в наших силах, постепенно совершая подвиг, пока не совлечемся дел ветхого человека. Храните себя от всякой погибельной вещи, пока Его любовь не придет к вам и не совлечет с вас образ перстного Адама и не установит Свой святой образ в вашем сердце. По слову апостола, как мы носили образ перстного (Адама), будем носить и образ небесного (1 Кор 15,48).
   Апостол знал, что нет человека без греха со времени преступления Адама и что покаяние может превратить его в безгрешного. Поэтому он велел нам оставить поступки нарушителя заповеди и заняться деланием Господа нашего Иисуса Христа, то есть выполнить Его святые заповеди.
   Христос сотворил милость и претерпел рабство человека, пока не ввел его в сокровенный Рай, передав ему все Свои святые доблести и даровав ему вкушать от древа жизни, которое есть чистота.
   Он сказал следовавшим Ему во всем, которых Он сделал братьями и друзьями, излив Духа Святого на них: Восхожу ко Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему (Ин 20, 17). Также Он изрек, обращаясь к Отцу: Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будет все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино (Ин 17, 20-21). И затем просит, чтобы Ты возлюбил их, как возлюбил Меня.., да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня (Ин 17, 23-24).
   Таковы слова возлюбивших Иисуса и обретших надежду на Него. Их души стали невестами, украшенными всеми добродетелями. Иисус - их святое зерцало, в котором они рассматривают себя, нет ли какого изъяна в их образе, из-за чего они не понравятся Жениху.
   В них постоянно отражается, как в зерцале, слава Жениха, по слову апостола: Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа (2 Кор 3,18). И еще говорит: Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицом к лицу (1 Кор 13,12).
   Он же сказал, что кто умеет переносить порицание и отпускать на свободу волю порицающего его ближнего, дабы не вмешался враг и не возник спор, тот явно делатель Христовых заповедей. Кто бодрствует умом и приникает к стопам Господа в ведении, тот старается всегда отсекать собственную волю, чтобы не быть отлученным от возлюбленного Господа.
   А кто говорит: «Ну и что толку, что я скажу ему», подобен слепому, которого выносят на свет, а он его не видит.
   Посмотрите на видимое солнце: набегают небольшие тучи и закрывают его сияние и тепло. А в духовной жизни это не все понимают, а только стяжавшие ведение. Нетерпение и упреки ближнему смущают разум и не дают ему видеть свет Божий.

   3. Из аввы Марка

   Знай, что во время Крещения мы получаем совершенное очищение грехов в дар от Христа, и нам подается благодать Святого Духа для исполнения всех заповедей. Кто сокровенно получил ее, но не исполняет заповеди, чтобы исправляться от недостатков, тот подвергает себя действию греха.
   Ты спросишь, почему, если святое Крещение освободило нас, мы не видим воздуха свободы, как видят его подвижники? Я отвечу тебе. Наше восприятие помрачает произвол наслаждений и небрежность, с которой подвижники смогли справиться. Я уже говорил, что Христос освобождает человека даром, но человек и после Крещения будет пребывать там, где ему нравится находиться по своей воле, потому что его свободную волю нельзя принуждать.
   Когда мы веруем и исполняем Божьи заповеди, тогда собираем плоды благодати, дарованные нам Святым Духом по мере нашего усердия в исполнении заповедей. По апостолу Павлу, плоды же Святого Духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал. 5, 22-23).
   Ты, человек, во Христа крестившийся, приложи полученную тобой силу к исполнению заповедей и приготовь себя к явлению Духа, и Он явится тебе, как обещал, во время, о котором Он сам знает. Как сказано, Господь есть Дух, а где Дух Господень, там свобода (2 Кор 3, 17). Тогда ты поймешь смысл слов: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк 17, 21).
   Если верующий, хорошо выполняя заповеди в своей жизни, стяжал действие Духа, отвечающее его заслугам, он должен знать, что получил силу для ее исполнения, потому что еще в Крещении ему была дана благодать Духа, причина всех благ и не только тайных и духовных, но и явных добродетелей.
   Пусть никто из добродетельных людей не предполагает, что только своими силами творит благо. Добрый человек, - сказано в Писании, - из доброго сокровища сердца своего выносит доброе. (Лк 6, 45). Сокровище, хранящееся в сердце, - сам Святой Дух, скрытый в сердце верующих.
   В Писании сказано: Подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, найдя, человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет, и покупает поле то (Мф 13, 44). Нужно в точности понимать, что кто со времени Крещения носит в себе сокровенного Христа, по слову апостола (2 Кор 13, 5), тот, отрешившись от вещей мира сего, больше всего хранимого хранит сердце свое, всегда ожидая последнего часа, по слову премудрого Соломона приточника (Притч 4, 23).
   Слова: без Меня вы не можете делать ничего (Ин 15, 5) и не вы Меня избрали, а Я вас избрал (Ин 15,16) относятся к той же самой мысли.
   Очевидно, что нам дарована совершенная благодать Духа для исполнения всех заповедей, и нам не требуется ничего прибавлять к ней, но, напротив, она прибавляет нам сил для возрастания во Христе. Она укрепляет своих делателей до самой смерти, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф. 4,13).
   Мы приняли совершенную благодать, как уже было сказано. Но трудимся мы различно, и благодатный дар открывается нам различно. Так, солнце совершенно, и шлет совершенное, простое и равное для всех тепло, но у каждого восприятие солнечного света свое, насколько его око чисто, - так и Святой Дух.
   Святой Дух в Крещении сделал всех уверовавших способными воспринимать любые благодеяния и дары и дает всем дары с равной честью, но каждому, сколько заслужил исполнением заповедей, чтобы засвидетельствовать благие дела и показать меру веры во Христа. Как сказано, Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» (Гал 4, 6). Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии (Рим 8,16).
   Вопрос: Крестившийся Кого воспринимает сокровенно: Христа или Святого Духа? Ты то говорил, что обитает в нем Христос, то Святой Дух.
   Ответ: Мы приняли в Крещении Святого Духа, но Он называется Духом Божиим и Духом Христовым, поэтому в Духе мы приняли и Отца и Сына.
   Вопрос: То есть Святая Троица именуется Духом?
   Ответ: Святой Дух как ипостась не может носить имя Троицы. Но так как Он неотделим от Отца и Сына, поэтому мы исповедуем в Нем Троицу, по тождеству Божества.
   Как в Отце Сын и Дух, так и в Духе Отец и Сын, не в том смысле, что мы смешиваем три ипостаси, но в том смысле, что они едины по воле и по природе Божества. Таким образом, именуем ли мы Отца, Сына или Духа, каждым этим именем мы именуем Святую Троицу, но только в упомянутом смысле.
   Господь скрыт в Своих заповедях, и ищущие обретают Его в меру исполнения заповедей. Как в чувственном доме происходит с состоянием воздуха, так и в мыслящем уме с божественной благодатью. Когда ты выносишь из дома пожитки, дышать становится легче, а когда вносишь много пожитков, делается душно. Пожитками я называю мебель и припасы. Такими пожитками для ума становится тщеславие и удовольствия. Просторнее в сердце становится, когда оно надеется на Бога. А томится оно, когда надеется на телесные блага.
   Благодать Духа едина и неизменна, но действует она в каждом человеке в зависимости от его воли. Так дождь, напитав землю, придает сочность растеньям - в тех, где сладкий сок, будет сладость, а где горький, там ее прибавится. Так и благодать необратимо воздействует на сердца верующих, но оказывает такое воздействие, какое отвечает добродетелям. Ради Христа голодающему она становится пищей, жаждущему - сладчайшим питьем, мерзнущему - одеждой, труждающемуся - отдыхом, молящемуся - сердечной надеждой, скорбящему - утешением.
   Когда ты узнаешь из божественного Писания о Святом Духе, что Он почил на каждом апостоле или снизошел на пророка, и тот стал действовать, печалиться, гаснуть или гневаться, а также о том, что одни приняли только начаток Духа Святого, другие - всю полноту Его, не думай, что в Духе произошла какая-то перемена, рассечение или отчуждение, но веруй, что Он необратим, как уже говорилось, неизменен и всемогущ.
   Поэтому Святой Дух боголепно дает Своим действием каждому, что нужно, и хранит это, Сам оставаясь таким же, каким был прежде. Словно солнце, Он изливается в совершенстве на крещенных, но каждый из нас, насколько смог избавиться от помрачающих его страстей, их возненавидев, настолько и освящается, а пока он любит страсти и расстается с ними, он помрачает в себе благодать.
   Кто ненавидит страсти, тот уничтожает их причины, а кто привержен этим причинам, того против его воли одолевают страсти.
   Ведение вещей возникает в человеке в зависимости от исполнения заповедей. А познание истины - в меру надежды человека на Бога. Если хочешь спастись и достичь познания истины (1 Тим. 2,4), постарайся всячески превзойти все чувственное, чтобы твоя приверженность Богу держалась только на надежде.
   Если ты собьешься с пути делания заповедей, то невольно увидишь, что начальства, власти, мироправители тьмы (Ср.: Еф 6,12) стали нападать на тебя и пытаться свалить тебя. Их нужно побеждать молитвами. Сохраняй добрую надежду и действуй так, чтобы благодать Божия избавила тебя от будущего гнева. Сначала нужно обрести в своем сердце действующую благодать Святого Духа, а затем по благодатной мере в будущем войдешь в Царство Небесное.

   4. Из святого Диадоха

   Как учит нас Святой и человеколюбиый Дух Божий, существует одно природное чувство души, хотя известны пять телесных чувств для различных потребностей. Природное же чувство души начинает подразделяться, как следствие греховного падения ума, по движениям самой души.
   Одна его часть увлечена страстной стороной души, когда мы с удовольствием воспринимаем житейские блага, а другая следует за рассудительной частью души и часто согласуется с умственными движениями, поскольку наш ум, когда мы целомудренны, стремится восходить к небесной красоте.
   Когда мы привыкнем презирать мирские блага, то сможем стремящиеся к земному душевные желания привязать к разумному отношению к вещам. С этой задачей мы справимся когда причастимся Святому Духу, ибо только Он распоряжается этим. А пока Его Божество энергично не освятит тайники нашей души, невозможно нераздельным чувством, то есть в цельном расположении, вкусить благо.
   Чувство ума - это безошибочное различение, что можно вкушать, а что нельзя. Как телесный вкус, если организм здравствует, легко отличает хорошее от дурного и требует себе только хорошего, так и наш ум, когда начинает двигаться, обретя крепкое здоровье и легкость, может почувствовать божественное утешение. Враг никогда не похитит такой ум.
   Как тело, вкушающее земные наслаждения, никогда не ошибается в чувстве, так и ум.
   Когда ум может похвалиться тем, что он благодаря своей рассудительности встал выше притязаний плоти, тогда он может без ошибки вкушать утешение Святого Духа. Как сказано в Писании: Вы вкусили, что благ Господь (1 Пет 2, 3; Пс 33, 9). Такой ум помнит об этом вкушении, потому что любовь действует в нем неистощимо, и ум непрестанно узнает различие вкусов, по словам святого апостола Павла, молюсь о том, чтобы любовь ваша еще более и более возрастала в познании и всяком чувстве, чтобы, познавая лучшее, вы были чисты (Флп 1,9-10).
   Только Святой Дух способен очистить человеческий ум. Если не войдет Сильный и не заберет похищенное, не обретет свободу заложник. Поэтому нужно всеми средствами, и прежде всего с миром в душе привлекать к себе Духа Святого, чтобы всегда нам предшествовал сияющий светоч ведения.
   Когда Святой Дух станет лучиться непрестанно в тайниках души, ум будет ясно видеть все горестные и мрачные нападения на него беса. Более того бес ослабеет, обличаемый этим святым и преславным светом.
   Поэтому апостол говорит: Духа не угашайте (1 Фес 5 19). Когда человек творит зло или замышляет недоброе, он огорчает Святого Духа и лишает себя этого сражающегося за него Светоча. Сам Святой Дух, вечный и животворящий не может начать гаснуть. Но если огорчить Его, Он отвратится и оставит ум в тяжком и беспросветном мраке невежества.
   Бушующее море может по природе быть усмирено, если его полить маслом, потому что его густота побеждает волнение. Так и наша душа, когда воспринимает густой елей благости Святого Духа, с радостью проясняется. Она радуется, что побеждена лучшим, по слову Давида, но только Богу повинуйся, душа (Пс. 61,6). Ведь Святой Дух осенил ее своей благой и несказанной милостью.
   Поэтому, хотя бесы и пытаются разгневать и разозлить душу, она пребывает в покое, исполненная всяческой радости. Кто этой радости достигает и в ней пребывает, тот непрестанно услаждает собственную душу страхом Божиим. Страх перед Господом нашим Иисусом Христом дарует подвижникам очищение определенного вида. Как сказано в Писании: страх Господень чист, пребывает во век (Пс 18,10).
   Когда ум начинает часто испытывать действие божественного света, то весь становится светлым, так что, вне всякого сомнения, и собственный свет видит полностью. Это происходит, когда сила души устанавливает господство над страстями. А все, что проявляется в душе в каком-то определенном виде: света или огня - происходит от коварного искусства врага. Как ясно учит нас богоглаголивый Павел: Сам сатана принимает вид ангела света (2 Кор 11,14).
   Поэтому не нужно проводить подвижническую жизнь в надежде на свет, чтобы сатана не нашел душу настроившейся на свет и не похитил ее, но мы должны во всем чувстве и возвещении сердца возлюбить Бога всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим (Мф 22, 37). Человек, который был возведен благодатью Божией к совершенной любви, далек от мира, хотя и в мире пребывает.
   Одно - естественная любовь души, а другое - любовь, возникающая в ней от Святого Духа. Первая любовь движима нашей собственной волей и потому зависит исключительно от нашего желания. Из-за этого лукавые духи легко могут лишить нас этой любви - ведь мы не будем силой держаться за наш выбор.
   А любовь к Богу так воспламеняет душу, что все части души несказанно прилепляются к Божией милости, от божественного стремления, при этом в беспредельной простоте душевного расположения. Ум, взволнованный под действием Духа, изливает поток любви и радости.
   Воздух, нас окружающий, когда дует северный ветер, становится чистым, потому что природа этого ветра тонкая и эфирная, а когда дует южный ветер, становится густым, потому что природа этого ветра содержит взвесь и по причине сродства гонит тучи над землей из южных краев. Так и душа, когда в ней действует вдохновение Святого Духа, Духа истины, то душу не покрывает бесовский облачный сумрак, а когда дух лжи начинает сильно ее возмущать, она вся окутывается тучами греха.
   Нам всегда надлежит обращать наше намерение всей нашей крепостью к животворному и очистительному дуновению Святого Духа. Так просвещенный светом ведения пророк Иезекииль видел дух, летевший с севера (См.: Иез 1,4) .Тогда небо над душой будет ясным, и она сможет, не боясь ошибиться, созерцать божественные умозрения: видя в атмосфере света свойства света. Тогда она узнает, что такое свет истинного знания.

   5. Из святого Исаака

   Душа, возлюбившая Бога, может обрести покой только в Боге. Сперва ей надлежит отрешиться от всех внешних привязанностей и после этого она сердцем соединится с Богом. Итак, отрешение от материального предшествует соединению с Богом.
   Хлеб младенцу дают после того, как перестанут кормить молоком. Так и человек, Если он хочет расширить свой ум в божественных предметах, то сначала должен стать чужд всем мирским делам, как младенец, которого отняли от материнской груди.
   Телесное делание предшествует душевному, как Адам сперва был вылеплен из глины, потом Бог вдохнул душу в него. Кто не обрел телесного делания, не может удержать душевного, ибо второе происходит из первого, как колос из обычного зерна.
   Пока ты не приступил к душевному деланию, тебе не получить никаких духовных даров. Как человек, любящий трепать языком, может сохранить разум чистым? Или развращенный человек, у которого трясутся руки, разве может он стать смиренным сердцем и найти покой?
   Пока ум увлекаем чувствами, он питается пищей только этих хищных зверей. И, напротив, как только он сможет привлечь к себе чувства, то начнет питаться пищей ангелов.
   Вопрос: Каково происхождение видений и откровений? Почему некоторые их удостаиваются, хотя большого труда вроде бы к этому не приложили, а некоторые ни одного видения не видели, хотя столько трудились и столько мучений претерпели?
   Ответ: Причины видений многочисленны и различны, и чтобы не называть все, мы укажем только три, благодаря которым видения по Божьему замыслу спасения наставляют людей. Совершенным и святым мужам открывается благодать Духа, которая приносит чистоту в их сердца. Простым и весьма незлобивым она открывается за их откровенность и отсутствие притворства: они точно не будут кичиться тем, что они удостаиваются видений. А тем, кто стяжали пламенное рвение к Богу и совершенно отреклись от мира, благодать дается за то, что они последовали за Богом нагими, забыв обо всем мирском, и отошли далеко от людей.
   Бывает, что из-за одиночества на них нападает робость, их охватывает страх смертный от голода, болезни или по какой-либо иной причине, и он так силен, что они уже на грани отчаяния.
   Тогда Бог нередко посылает им утешение, потому что рядом с ними нет никого, кто мог бы утешить их. Если же его утешают люди, находящиеся рядом или что-то еще из окружения, то он не нуждается в утешении. Такому человеку бывает видение только промыслительно, ради общей пользы. Об этом рассказывал кто-то из отцов, который просил Бога послать ему видение, и тут же услышал: «Тебе достаточно утешения от общения с людьми».
   А вот другой человек, когда был анахоретом, то во время отшельничества постоянно получал утешения от Бога. Потом его поставили епископом, и ему пришлось вращаться в миру, он начал просить об утешении, к которому привык, но ничего не получил свыше..
   Он стал просить в молитвах, чтобы Бог объяснил ему причину, из-за которой он лишен привычного утешения.
   - Может быть, Господи, - спросил он, - из-за того, что я стал епископом, благодать Твоя отступила от меня?
   - Нет, - сказал голос свыше, - просто теперь утешением тебе служат люди, окружающие тебя, и этого с тебя довольно. Тогда ты проводил время в пустыне, и не мог видеть ничего, что бы тебя утешало, и поэтому Я посылал тебе утешение.
   Видение и откровение - это не одно и то же. Видение может называться откровением, потому что в нем показывается прежде скрытое. Всякое видение может быть названо откровением, но не всякое откровение является видением. Откровение обычно воспринимается людьми знающими, силами их ума, благодаря чистоте ума.
   А видение всегда требует образов и картин, как их постигали древние: созерцатель при этом или бодрствовал, или был погружен в глубокий сон, в котором впадал в исступление, и потому он часто не осознавал он удостоился видения во сне или наяву.
   Иногда видения бывают точными и ясными, лицом к лицу, а иногда довольно смутные и неясные. Последние посылаются тем, кто еще не совершенен в подвиге, но уже живет в пустыне вдали от людей. В таком положении им необходимо утешение, ибо никакой другой помощи они там не получат.

   6. Из святого Максима

   Как взошедшее солнце, освещающее мир, и себя показало и осветило все вокруг, так и Солнце правды, воссиявшее в чистом уме, делает видимыми и Себя и смыслы всех вещей и событий, Им произведенных.
   2. Мы познаем Бога не в Его сущности, но в Его великих деяниях и промысле о сущих вещах. В деяниях Божиих, как в зеркале, мы видим Его бесконечную благость, премудрость и силу.
   3. Христос возвестил нам вечные блага и дал залог Духа в сердца наши (2 Кор 1, 22), заповедал быть старательными в жизни: чтобы внутренний человек, освободившись от страстей, начал вкушать благо, удостоившись высоких божественных созерцаний.
   4. Всегда прилагай усилия любви и воздержания, чтобы страстную часть души соблюсти в безмятежности. Тогда светоч твоей души не померкнет.
   5. Гневливое начало души обуздывай любовью, вожделевательное смиряй воздержанием, а разумное окрыляй молитвой, и тогда свет у тебя в уме никогда не погаснет. Любовь и воздержание освобождают душу от страстей, а чтение и созерцание избавляют ум от невежества, а упорство в молитве ставят ум перед Богом.
   6. Бог есть Солнце правды, как сказано в Писании (Мал 4, 2), и Он сияет всеми лучами благости. Душа же или, как воск, если она боголюбива, или, как брение, если сластолюбива. К чему она стремится, такой она и становится.
   От солнца брение сохнет, а воск естественно размягчается. Так и всякая душа, любящая мир и материальное. Если слышит вразумления Божии, будучи, как мы думаем, брением, то ожесточается, как некогда сердце Фараона, и себя обрекает на погибель.
   А боголюбивая душа, как воск, размягчается и воспринимает святые образы как оттиски. Она становится жилищем Божиим в Духе и к естественному добру «по образу» прибавляет и намеренное благо «по подобию».
   7. Бога прославляет тот, кто не только на словах чтит Его, но ради Него претерпевает страдания, предпринимает добродетельные труды, и тогда Господь тоже воздает ему славу, а слава в Боге - это награда за доблесть, с которой человек причащается благодати бесстрастия.
   Всякий, кто прославляет Бога деятельным перенесением страданий ради добродетели, тот сам бывает прославлен Богом через бесстрастное сияние созерцания.
   8. Иисус, когда направлялся на муки, сказал: Ныне прославился Сын человеческий, и Бог прославился в нем. Если Бог прославился в Нем, то и Бог прославит Его в Себе, и вскоре прославит Его (Ин 13,31-32). Из этого очевидно, что за страданиями ради добродетели следуют благодатные дары.
   9. Приблизилось Царствие Небесное (Мф 3, 2; 4,17) - это, я думаю, означает не временной промежуток. Не придет Царствие Божие приметным образом и не скажут: вот, оно здесь или: вот, там (Лк 17,20). Это относится к тем, кто его достойны, что показывают слова: Царствие Божие внутрь вас есть (Лк 17, 21).
   Царство Бога Отца потенциально во всех верующих, а реально в тех, кто посвятили все свое намерение Богу и избрали дальше жить всей душой и телом в Духе. Они и могут сказать: И уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал 2, 20).

    Оглавление   
Глава 25: Когда Бог оставляет (тебя) и посылает искушение, что нужно делать, чтобы вернуть благодать (Святого) Духа


   1. Из святого Диадоха

   Научающая нас богооставленность никогда не лишает душу божественного света. Просто благодать скрывает от ума свое близкое присутствие, чтобы душа, оказавшись в горьком бесовском окружении, стала с великой болью и премногим смирением искать помощи у Бога, узнав через такое испытание, какова вражья злоба.
   Так, если во время кормления дитя ведет себя плохо, то мать оставляет его на короткое время, чтобы он, увидев вокруг себя чужих скверных людей или диких зверей, испугался и со страхом и слезами бросился в материнские объятья.
   Так же по попущению ниспосылается оставленность, и нас, как осужденных, передают во (власть) демонов, коль душа не хочет любить Бога. Но ведь мы не какие-нибудь малодушные дети (да не будет!), но истинные Божьи чада, удостоившиеся за веру Божьей Благодати, смиренно просим у Нее материнского молока, чтобы с помощью Ее благости придти в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова (Еф 4,13).
   Научающая нас богооставленность причиняет великую печаль, смиряет и вызывает в душе некоторое разочарование самим собой и тем самым смиряет, дабы избавить ее от тщеславия, из-за которого она так часто спотыкается. Такая оставленность сразу вызывает в сердце страх Божий, слезное покаяние и великое стремление к молчанию, а лучше молчания больше нет ничего на свете.
   Попущение, когда Бог отвращается от нас, наполняет душу отчаянием, неверием, гневом и ослеплением. Но нам нужно знать, что и в таком случае следует обращаться к Богу.
   В случае оставленности мы должны приносить Богу благодарность с извинением за то, что невоздержанность наших намерений помешала Ему продолжать утешать нас, и Он, как благой Отец, решил научить нас отличать добродетель от порока.
   А в случае отвращения мы должны признать, что до этого грешили не переставая, и поэтому только сильной скорбью можем привлечь Божье внимание к нашему сердцу.
   Также должно знать, что при оставлении, если душа вступает в жестокую борьбу с сатаной, то поскольку это попущение ради назидания, то хотя благодать скрывает свое присутствие, все же она незаметно помогает душе и сражается за нее, чтобы та поняла - только с помощью Божией благодати она смогла победить.
   Благодать поначалу весьма ощутимо присутствует в душе, освящая ее собственным светом. Когда же совершаются подвиги, она по большей части неведомым образом творит свои таинства в боголюбивой душе, чтобы, вселив в нас радость, вывести нас на путь божественных созерцаний как призванных от неведения к ведению. Так во время подвига она оберегает наше ведение от тщеславие.
   О нашем оставлении надлежит нам скорбеть умеренно, только чтобы смириться и подчиниться славе Господа. Но также и радоваться мы должны в меру и в надлежащее время, окрыляясь только благой надеждой. Как слишком многая скорбь повергает душу в отчаяние и безверие, так и чрезмерная радость вырабатывает в душе надменность.
   Младенцам же в духовной жизни скажу: в середине между просвещением и оставлением лежит опыт. Середина между печалью и радостью - надежда. Твердо уповал я на Господа, и Он приклонился ко мне и услышал вопль мой (Пс 39,1) И еще: При умножении скорбей моих в сердце моем, утешения Твои услаждают душу мою (Пс 93,19).

   2. Из святого Максима

   Существует четыре рода оставления. Промыслительное, которое посылается, чтобы спасти оставленных через мнимое оставление. Так, Господь был оставлен Своим Отцом (Мф 27,46; Мк 15, 34). Испытательное - как в случае с Иовом (Иов 1, 12) и Иосифом (Быт 37, 18-28), которое показало первого столпом мужества, а второго - столпом целомудрия. Наказывающее отеческое оставление необходимо, чтобы человек не превозносился умом и сохранил преизбыток благодати, как апостол Павел (2 Кор 12,7). Оставление ради обращения, как, например, в случае с иудеями - им были посланы мучения, чтобы склонить их к покаянию (Иер 25,8-13; 2 Пар 36,6-21; Лк 19,41-44). Все четыре способа спасительны и исполнены божественной благости и человеколюбия.

    Оглавление   
Глава 26: О том, что созерцание приводит ум в исступление и заставляет забыть о всем земном и что благодать Духа становится для совершенных всем: и пищей, и питием, и одеждой, почему некоторые святые, живя как бы выше законов природы, либо не пользовались ими совсем, либо лишь в самой незначительной степени, ибо их питала благодать


   1. Из Отечника

   Как рассказывали про авву Иоанна Колова, однажды он вил веревку из двух мотков, но потом стал вить только из одного и не заметил этого, пока веревка не дошла до стены - настолько его ум был погружен в созерцание.
   Брат пришел, чтобы забрать корзины, которые сплел авва Иоанн. Тот вышел к нему и спросил:
   - Ты зачем пришел, брат?
   - За корзинами, авва.
   Старец вернулся в келью за своим рукодельем, но забылся и сел шить. Брат опять постучался, и когда авва вышел, сказал:
   - Принеси корзины, авва.
   Старец вернулся в келью и опять сел шить. Брат снова постучался. Авва вышел и спросил:
   - Ты зачем пришел, брат?
   - За корзинами, авва.
   Иоанн взял его за руку, ввел в келью и сказал:
   - Если тебе нужны корзины, забирай их и иди - у меня нет времени думать об этом.
   Как-то к нему пришел погонщик верблюдов забрать заказанную работу и идти дальше. Авва вошел в келью, чтобы вынести ему веревки, но, взяв их в руки, забыл о погонщике потому что его разум был неразлучен с Богом. Обеспокоенный погонщик верблюдов опять постучался в дверь. Авва снова пошел за веревкой и опять забылся. Когда погонщик постучался в третий раз, то авва вернулся к себе, бормоча под нос:
   - Веревка-верблюд, веревка-верблюд.
   2. Авва Авраам рассказывал об отце, который был писцом. Однажды к нему пришел брат и попросил переписать книгу, которую принес. А старец был погружен в созерцание и потому писал, пропуская строчки и не ставя знаки препинания. Брат получил книгу, стал расставлять знаки препинания и заметил, что некоторые слова пропущены. Он сказал старцу:
   - Ты, наверное, пропускал строчки, авва?
   - Иди, - ответил старец, - и сначала исполни то, что написано в книге, потом приходи, и я тебе допишу остальное.
   3. Однажды, когда авва Исаак был в келье у аввы Пимена, раздался крик петуха, и авва Исаак спросил:
   - Разве здесь есть петухи, авва?
   - Исаак, - ответил авва, - зачем ты вынуждаешь меня говорить? Только ты и подобные тебе слышат это, а трезвящемуся ни до чего нет дела.
   4. Часто ученик говорил авве Сисою, когда наступал урочный час:
   - Авва, может, поедим.
   - Разве мы еще не ели, чадо? - переспрашивал старец.
   - Нет, отче, - отвечал юноша.
   - Если мы не ели, надо поесть.
   Пояснение блаженного Павла: Старец, преисполненный действия и благодати Святого Духа был свободен не только от чувственного голода и жажды, но и вообще не ощущал, ел он или нет видимую пищу. Ибо Бог питал его непреходящей и неиссякаемой пищей, и он всегда был преисполнен этого яства поэтому и не чувствовал видимого принятия пищи.
   Такой дар от Бога получили многие святые: чувственной пищи они ели совсем мало - и только через длительные промежутки времени. Сам Господь, начальник спасения, причастный человеческой природой божественным дарованием, показал и эту особенность обоженной человеческой природы. В Писании о Нем сказано, что и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал (Мф 4, 2). Очевидно, что сначала Он не голодал, потому что был полон действия Святого Духа, а когда благодать отступила, чтобы дать искусителю зацепку начать битву с Ним, Он проголодался. А прежде Он совершил сверхчеловеческое дело, потому что наша обычная природа не может ничего не есть и не пить не то что сорок дней, но даже неделю.
   Истинность такого объяснения подтверждают слова, которые Он произнес, низвергая злодейство искусителя. Когда искуситель с притворством предложил:
   «Если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами», - тем самым он толкал Его к хуле на Отца: ибо кто, как не Отец, засвидетельствовавший о Нем во время Крещения от Иоанна, подавал Ему пищу духовно сорок дней постившемуся в пустыне и проголодавшемуся только сейчас.
   Итак, даже враг понимал истину и своим невозможным предложением превратить камни в хлебы хотел повести за собой Господа к малодушию и хуле. Но Господь низложил его коварство и обличил его в незнании должного, ответив: - Написано: не хлебом единым будет жить человек. Одним этим ответом Он показал, что не нуждался в пище, пока был питаем божественным словом, и одновременно доказал, что Отец Его праведен, человеколюбив и правдив во всех обетованиях. Думаю, что и этому старцу Дух постоянно приносил пишу незримо, поэтому он совершенно не прибегал к видимому принятию пищи.
   5. Однажды авва Макарий Горожанин отправился нарезать лозы, и братья пошли вместе с ним. В первый же день они предложили ему:
   - Отче, поешь с нами.
   И он поел с ними. На следующий день они опять пригласили его поесть вместе с ними. В ответ он сказал:
   - Это вы нуждаетесь в том, чтобы есть, чада, потому что вы пока еще плоть, а я совсем не хочу сейчас есть, ибо совершенно равнодушен к еде.
   6. Старец пришел к другому старцу и попросил его ученика:
   - Приготовь нам немного чечевицы.
   Ученик приготовил.
   - Окропи нам хлеб соленой водой.
   Ученик так и сделал. Старцы пробыли вместе до шестого часа следующего дня, беседуя о духовных вещах, и ни разу не вспомнили о еде. Наконец, гость снова попросил ученика:
   - Приготовь нам немного чечевицы, чадо.
   - Я приготовил чечевицу еще вчера, - сказал ученик. И старцы принялись за трапезу.
   7. Другой старец навестил одного отца. Тот, сварив немного чечевицы, сказал:
   - Совершим краткое богослужение.
   Один из них прочел всю Псалтирь, а брат его - две книги больших пророков наизусть. И когда наступило утро, гость ушел домой, забыв о еде.
   8. Как рассказывал ученик о своем великом старце, однажды, когда был девятый час, он проголодался и захотел поесть. Мы устроили трапезу, встали на молитву перед едой и пропели два псалма. Тут старец начал читать молитвы наизусть. Наступил вечер, потом утро, девятый час, и только тогда он закончил молитву, потому что его ум все это время созерцал божественные тайны в небесных далях.
   9. Феодор, ставший потом епископом Рососа, рассказывал нам: «Однажды мой знакомый старец пришел ко мне в лавру Пиргиев на святом Иордане, в которой я тогда постоянно жил, и сказал:
   - Брат Феодор, сотвори любовь, пойдем вместе на Синайскую гору, ибо я дал обет помолиться там.
   Я не мог отказать старцу и сказал:
   - Пошли.
   Когда мы переходили Иордан, старец предложил:
   - Брат Феодор, давай принесем покаянный обет, что до Синайской горы никто из нас ничего не будет есть.
   - Право, отче, - ответил я, - боюсь, что не смогу этого выполнить.
   Так как я отказался, то обет дал только старец, и до святого Синая он ничего не вкушал. Когда мы пришли на Синай, он приобщился Святых Тайн и только после этого поел.
   Точно так же мы ходили с Синая в монастырь святого Мины Александрийского - в дороге он ничего не ел, а в монастыре приобщился Тайн и вкусил пищи. Из монастыря святого Мины мы пошли в святой Град Иерусалим, и старец опять ничего не ел по дороге. Во святом храме Воскресения Христа Бога нашего он приобщился Тайн, и после поел. Так что за весь этот трудный и длинный путь старец в дороге совсем не ел, а участвовал в трапезе только три раза: на горе Синай, в монастыре святого Мины и во святом храме Воскресения Христа Бога нашего, ибо благодать Божия его укрепляла.

    Оглавление   
Глава 27: О том, что велико служение священства и потому не нужно его добиваться, но напротив, если тебя к нему призывают, отказываться из благоговения, особенно, если ты был избран стараниями людей, а не по Божьему изволению, и то же самое относится к учительскому служению


   1. Из Палладия

   Лучший из мужей Аммоний, ученик преподобного Памвы, был очень образован. Поэтому в одном городе решили поставить его епископом. Знатные мужи города пришли к блаженному епископу Тимофею и стали просить его рукоположить Аммония в епископы. Тимофей сказал им:
   - Приведите его ко мне, и я рукоположу его.
   Они пошли за ним, взяв с собой подкрепление, чтобы его схватить, но он убежал и спрятался. Когда, наконец, его нашли и схватили, то беглец принялся умолять их не делать этого. Но они не хотели его слушать. Он же стал клятвенно уверять их, что никогда не станет епископом, потому что не может оставить пустыню. Но они не отпускали Аммония. Тогда он на глазах у всех схватил нож и отсек себе ухо до основания и сказал:
   - Теперь вы уже видите, что мне нельзя быть тем, кем вы меня принуждаете стать. Ведь закон запрещает возводить калек в степень священства. Они были вынуждены его отпустить, и он ушел в пустыню.
   Они пошли и рассказали епископу об этом. Тот сказал:
   - Такой закон был в употреблении в ветхозаветные времена А по мне, даже если приведут человека с выдранными ноздрями, я его рукоположу, лишь бы он нравом был достоин.
   Тогда горожане пошли в пустыню и стали снова уговаривать авву Аммония, но даже слушать их не захотел, Тогда отцы города попытались силой привести его к епископу. Тот стал заклинать их:
   - Если вы меня поведете насильно, я откушу себе язык, - тогда они отпустили его и ушли.

   2. Из жития святого Григория Чудотворца

   В то время предстоятелем Амасийской церкви был Федим, от Бога наделенный благодатью предвидения. Он прилагал все усилия, чтобы возвести Григория Великого на высокую степень священства. Он считал, что человек, стяжавший столь великое духовное благо, не должен проводить жизнь без пользы и содействия всей церкви. Григорий Великий угадал намерения епископа и удалился в пустыню.
   Федим пустил в ход все усилия и использовал все возможности, которые у него были, приводил Григорию различные доводы, но не смог убедить святого принять священство. Он, будто тысячами очей зорко смотрел, чтобы не подастся соблазну высокой должности. Оба доблестных мужа прилагали большие усилия: Федим стремился уговорить Григория, а тот сопротивлялся изо всех сил. Федим исходил из того, что Григорий должен посвятить все свои способности служению Богу, а Григорий боялся, что церковное служение станет препятствием созерцательной жизни и что священство - бремя, которое исказит цели его жития.
   Федим, охваченный божественным стремлением исполнить благое намерение, не стал внимать тому, какое расстояние отделяет его от пустыни Григория, и подумал так: сейчас и я, и он стоим перед взором всевидящего Бога, Который взирает на нас. Расстояние между нами не может воспрепятствовать действию Бога. Поэтому можно не возлагать руку на главу Григория, если телом он не может прийти. Федим взял перо и сделал запись о рукоположении, потом прочел молитвы, и после отправил Григорию документ о рукоположении.
   Посвятив Григория Богу в его отсутствие, он назначил его клириком города, который тогда погряз в заблуждениях. Горожан было не счесть, не меньше жителей было в окрестностях, но всего семнадцать человек приняли христианскую веру. Так великий святой невольно принял бремя священнического служения и потом совершил то, что требовалось от его сана.

   3. Из жития святого Амфилохия

   В то время, когда великий Амфилохий уже сорок лет прожил в подвиге, скончался предстоятель Иконийской церкви Иоанн, и промысел Божий, исконный сердцеведец, призвал Амфилохия стать его преемником. Это произошло так Амфилохию предстал ангел Господень и сказал:
   - Амфилохий, отправляйся в Иконийскую митрополию, чтобы стать пастырем Моих овец.
   Но тот не поверил и не стал исполнять повеление. Однако на следующую ночь ему снова было сказано, что делать, но он опять решил забыть о нем, полагая, что это, возможно, бесовское заблуждение. Но когда и на третью ночь ангел предстал перед ним и призвал его к епископскому служению, благородный подвижник, поднявшись с циновки, сказал:
   - Если ты ангел Божий, тогда встанем на молитву.
   Ангел послушался его и, преклонив голову, запел:
   - Свят, свят, свят, Господь Саваоф, полны небо и земля славы Его.
   Затем он взял Амфилохия за руку и повел его в церковь. Как только они подошли к церкви, двери сами собой отворились, великий и несказанный свет озарил весь храм, и собралось, как казалось, множество народа.
   Епископы окружили Амфилохия и повели в алтарь. Ему вручили книгу, которая выглядела, как Евангелие, и сказали:
   - Господь да будет с тобою.
   Один из священнослужителей, который, кажется, был предстоятелем, сказал:
   - Помолимся все, чтобы и его просветила благодать Святого Духа.
   Потом совершили службу, произнесли отпуст и разошлись, а было уже за полночь. Амфилохий, изумленный этими непостижимыми событиями, тоже отправился в свою хижину.
   К утру по дороге ему встретились семь епископов, которые так же, как и он, видели упомянутое явление и были весьма взволнованы этим. Они узнали Амфилохия, вспомнив, как они обращались к нему в этом сонном видении, и сразу же взяли его с собой, отвели в церковь, где уже собрались все епископы и клирики соседних епархий. Епископы рассказали всем собравшимся, как было дело, и Амфилохий единогласно был избран архиереем и поставлен на кафедру Иконийского града.

   4. Из жития святого Григория Акрагантийского

   Великий Григорий, епископ Акрагатийский, когда увидел еще издали епископов, направленных папой на его поиски, понял, что они намерены совершить, и скрылся в честной обители святого Ерма, или Еразма. Эти мужи вошли в монастырь и стали спрашивать, в монастыре ли он, а Григорий убежал в дальний угол сада и спрятался в кустах.
   Настоятель монастыря счел нужным по просьбе пришедших к нему мужей обыскать все закоулки монастыря. Григория нашли в саду, игумен подбежал, взял его за руку и вывел к тем, кто за ним пришли. Он его тащил за руку с руганью и криками, применяя силу, словно тяжкого преступника.
   Как только гости увидели беглеца, то припали к его стопам, облобызали их и сообщили ему все дела, как папе было откровение от Бога, и он совершенно ясно все про него узнал и папе было предназначено рукоположить его епископом Акрагантийским и как папа их послал к нему, чтобы призвать его на служение.
   Святому Григорий нечего было возразить, но лишь повиноваться промыслу Божию и принять благодать архиерейского служения.

   4. Из Отечника

   Однажды отцы решили поставить авву Исаака в пресвитеры. Услышав об этом, тот убежал в Египет, вышел в поле и спрятался в густой траве. Отцы гнались за ним следом. Когда они достигли этого поля, остановились немного там передохнуть, потому что уже стемнело, а осла отпустили пастись. А осел, конечно же, пошел туда, где хорошая трава, и остановился как раз возле старца и уже оттуда никуда больше не уходил. Утром старцы пошли искать осла и обнаружили спящего авву Исаака и были тем весьма удивлены. Они хотели было его связать, но он остановил их словами:
   - Больше я не стану бегать, ибо увидел Божью волю в том, что куда бы я ни побежал, она всюду меня настигнет.
   2. Как-то авва Матой из Раифа пошел в район Магдала. С ним был брат. Епископ пригласил к себе старца и рукоположил его в пресвитера. Когда они вместе обедали, епископ сказал:
   - Прости меня, авва. Я знал, что ты не хочешь этого, но чтобы мне получить твое благословение, я дерзнул сделать это.
   - Мой помысел меньше всего хотел этого, - сказал смиренно авва, - но я скорблю только о том, что буду отделен от брата, который всегда был рядом со мной. Я не смогу все молитвы на службе совершать один.
   - Если ты уверен, что он достоин, я его рукоположу, - сказал епископ.
   - Достоин он или нет, не ведаю, - заметил Матой, - ведаю только одно: он лучше меня.
   И епископ рукоположил и брата. Но за всю свою жизнь они ни разу не прикоснулись к жертвеннику и не совершили ни одной литургии. Старец говорил:
   - Я верю Богу, что это рукоположение мне не будет засчитано за великое преступление, если я не совершаю Литургию. Рукоположение предназначено для непорочных.

    Оглавление   
Глава 28: О священстве и о том, что недостойно священнодействующий навлекает на себя тягчайшую муку, тогда как священнодействующий достойно и со вниманием пожинает величайшие духовные плоды


   1. Из Палладия

   Как-то я пришел к авве Макарию Александрийскому и увидел сидящего на пороге его кельи деревенского священника. Вся его голова была поражена язвами, вроде рака, даже оголился его череп. Но святой Макарий даже видеть его не хотел.
   Тогда я обратился к святому:
   - Прошу тебя, прояви милость к несчастному, хоть немного поговори с ним.
   - Он недостоин исцеления, - ответил святой, - потому что это наказание ему послано свыше. А если хочешь, чтобы он исцелился, уговори его сначала прекратить служить литургии.
   - Но почему? - с удивлением спросил я.
   - Он служит литургию, а сам живет в блуде и за это наказан. Но если у него осталось хоть немного страха, то пусть не входит в алтарь и не позволяет себе такое невероятное презрение к святыне, и Бог исцелит его.
   Я передал слова старца страждущему. Он принял эти слова и стал клятвенно заверять пред Богом, что больше не будет священнодействовать. Тогда старец принял несчастного и спросил:
   - Веришь ли ты, что есть Бог, от Которого ничего не скрыто?
   - Да. И прошу твоих молитв, - ответил несчастный.
   - Терпит ли Бог обман? - спросил старец.
   - Бога невозможно обмануть, господин мой.
   - Если ты, - сказал святой, - осознал свой грех и понял, за что Бог тебя наказал, то исправься и не греши.
   Священник исповедовал свой грех, обещал больше не повторять его и не заходить в алтарь, но стоять в храме вместе с мирянами. Тогда святой возложил на него руки, и через несколько дней больной выздоровел. Раны совсем затянулись, и стали пробиваться волосы. Так былой грешник отправился домой, прославляя Бога и благодаря святого за милость.

   2. Из Григория Двоеслова

   Некого клирика акинской Церкви терзал нечистый дух. Преподобнейший епископ Константин отправил его на лечение к мощам многих мучеников, но тот не исцелялся. Тогда болящего привели к рабу всемогущего Бога Венедикту, который молитвою к Господу Иисусу Христу тотчас изгнал из него нечистого духа и дал ему заповедь:
   - Иди и с этого момента не вкушай мяса и никогда не принимай священного сана, ибо в тот же день, в который безрассудно дерзнешь принять на себя священный сан, снова подпадешь под власть дьявола.
   Клирик вышел здоровым и отправился к себе. Когда же, спустя много лет, все старшие его из списка клириков епархии удалились из сего мира, то он рассудил превзойти в священных степенях младших себя, забыв за давностью времени наставления Божьего человека и принял священный сан, и диавол, прежде оставивший его, тотчас завладел им снова и не переставал мучить до тех пор, пока он не испустил дух.

   3. Из Отечника

   Об авве Марке Египетском говорили, что он тридцать лет не выходил из кельи. Обычно пресвитер приходил к нему и совершал святое Причастие. Дьявол, видя доблестное терпение мужа, измышлял, как бы ввергнуть его в осуждение, и толкнул одного одержимого пойти к старцу и попросить помолиться за него. Одержимый первым делом сказал старцу:
   - От твоего пресвитера воняет грехом, не позволяй ему входить к тебе.
   - Чадо, - ответил ему богодухновенный старец, - нечистоты выбрасывают из дома, а ты принес их ко мне. Написано: Не судите, да не судимы будете (Мф 7,1). Если он грешник, Господь спасет его. Ибо написано: Молитесь друг за друга, чтобы исцелиться (Иак 5,16).
   С этими словами он помолился и изгнал беса из одержимого и отпустил его здоровым.
   Когда пресвитер пришел к нему как обычно, старец принял его с радостью. Благой Бог, видя незлобие старца, явил ему знамение. Когда клирик встал пред святым Престолом, то, как рассказывал сам старец: «Я увидел, как ангел Господень сошел на него и возложил руку на голову священника, и тот стал весь, как столп огненный. Я был изумлен видением, и услышал глас, сказавший мне: «Человече, что ты удивляешься происходящему? Если даже земной царь не позволяет своим приближенным являться к нему неопрятными, но только в великолепном парадном одеянии, то насколько больше божественная сила освящает своими несказанными таинствами клириков, достойных небесной славы?»
   2. К анахорету приходил пресвитер из местного клира и причащал его святыми Тайнами, потому что отшельник никуда не выходил. Некто, навестив анахорета, оклеветал пресвитера. И когда тот как обычно пришел совершить Анафору, отшельник, введенный в соблазн, не открыл ему дверь. Пресвитер постоял и ушел. И тот час же анахорет услышал глас: «Забрали люди суд Мой». Отшельник пришел в исступление и увидел золотой колодец и золотое ведерко на золотой веревке. Вода в колодце была удивительно чиста и прозрачна. Тут он увидел прокаженного, который черпает воду из колодца. Ему тоже захотелось пить, но он не мог подойти к колодцу, из которого пьет прокаженный. Тут снова раздался глас: «Почему ты не пьешь воду? Что тебе до того, что ее берет прокаженный? Ведь он берет ее только для себя». Анахорет очнулся, Он понял смысл видения, позвал пресвитера и велел ему как прежде причащать его.

    Оглавление   
Глава 29: О том, что ежедневная Литургия приносит величайшую пользу, поэтому святые отцы так и служили ее, и о том, что во время священной Жертвы соединяется небесное и земное


   1. Из Григория Двоеслова

   Епископ города Нарнии Кассий, муж весьма благочестивейший, по своему обыкновению ежедневно приносил бескровную Жертву Богу, обливаясь при этом горячими слезами. Через видение одного своего пресвитера он получил следующую заповедь: «Делай, что делаешь; совершай, что совершаешь; да не устанет нога твоя, да не устанет рука твоя; а в праздник апостолов придешь ко Мне, и Я дам тебе награду твою». Спустя семь лет он почил в самый праздник, когда совершил Божественную Литургию, приобщился Святых Тайн, и его душа разрешилась от телесных уз.
   Очевидно, Петр, что если умершим так благотворна Жертва за них, как мы уже говорили об этом в другом месте, то во сколько раз полезнее она живым? Такой путь лучше всех иных, чтобы каждый приносил себе благо, на которое надеется после смерти. Насколько легче уйти из жизни свободным, чем искать свободы в оковах. Мы должны как бы не замечать настоящий мир, потому что он скоро пройдет, и со слезами каждый день приносить Богу святую Жертву Его Тело и Кровь. Только такая Жертва спасает душу от уз вечной смерти.
   Благодаря Таинству мы постоянно вспоминаем смерть Единородного Сына Божия и Его воскресение из мертвых. Кто восстанет из мертвых, тот больше не умрет никогда, и смерть' не овладеет им. Пребывая бессмертным и нетленным, Он вновь приносится за нас в жертву в таинстве святой Евхаристии. Плоть Его разделяется ради спасения всего верующего народа, как и кровь Его. Она изливается теперь уже не в руки неверных, но в уста верных.
   Поэтому мы должны понимать, сколь велика Литургия, если она всегда воспроизводит наше искупление Страданиями единородного Сына Божия. Кто из верных усомнится в том, что в час служения Литургии, когда священник произносит возглас, отверзаются небеса? Во время совершения Таинства Господа нашего Иисуса Христа лики ангелов незримо предстоят перед нами, высокое соединяется со смиренным, и небесное с земным сближается и становится единым.

   2. Из жития святого Евфимия

   Когда лавра великого Евфимия достигла расцвета, и число братьев увеличилось до пятидесяти, каждый монах построил себе келью, и стала ежедневно совершаться Божественная Литургия. А около Лавры жили два священника, Иоанн и Кирион.
   Однажды в первый день после субботы великий Евфимий служил Литургию и приносил бескровную Жертву Богу. Справа от него стоял и прислуживал ему Дометиан с рипидой в руке. И вот он уже собрался было произнести Трисвятое, как вдруг Теревон (из сарацинов) и Гавриил, брат Хрисиппа (первый стоял рядом с алтарем, а второй - в алтаре) - о премногая твоя благодать, Христе, излившаяся на Евфимия - увидели огонь, как бы стекавший с крыши и закрывавший от взоров великого Евфимия и Дометиана, окруженных потоками пламени, и так продолжалось от начала Трисвятого до отпуста Литургии.
   Теревона охватил страх. С дрожью в ногах, побледнев от страха, он покинул алтарь и впредь уже не дерзал входить в область неприступной святыни Алтаря. Так и простоял он всю службу с великим благоговением в притворе. Об этом мне много позднее рассказал анахорет Кириак, слышавший это от самих очевидцев Теревона и Гавриила.

   3. Из Отечника

   Кто-то из отцов рассказывал про авву Маркеллина из Фиваиды, что всякий раз, собираясь на воскресную службу, он готовился к ней, выучивал наизусть какой-нибудь отрывок из Писания и повторял его по дороге в храм. При этом губы аввы не двигались, чтобы никто не заметил ничего, и всю литургию он простаивал, обливаясь слезами.
   «Когда литургия совершается, - говорил святой, - я вижу всю церковь, как в огне. А когда богослужение заканчивается, огонь пропадает».
   2. Об одном епископе рассказывали, что как-то он попал в селение в святой воскресный день и сказал своим диаконам:
   - Найдите сельского священника, пусть он совершит для нас Божественную Литургию и причастит Святых Тайн.
   Они пошли искать и нашли священника, сельского жителя, простого и, как говорится, неотесанного. Епископ благословил его служить Литургию. Они вошли в алтарь, и тут епископ увидел, когда священник встал перед божественным Престолом, его с ног до головы охватил огонь, но он не опалял его.
   После службы епископ зашел вместе со священником в диаконскую и попросил его:
   - Благослови меня, достойный раб Божий.
   - Но разве может епископ брать благословение у священника, которого сам рукоположил? - сказал он. - Ты благослови меня, владыко.
   - Не могу благословить стоявшего в огне и приносившего святые Дары Богу, - ответил епископ. - Во всяком случае больший благословляет меньшего.
   - Да, как же так! - с сельской простотой воскликнул священник, - разве может вообще епископ или пресвитер предстоять Святым Тайнам и не находится в божественном огне?
   Услышав это, епископ изумился его чистоте и простоте и, получив пользу, ушел.

    Оглавление   
Глава 30: О том, что не только живым, но и мертвым весьма помогает, когда о них служат Литургию


   1. Из Григория Двоеслова

   Петр: Итак, чем же можно помочь душам умерших?
   Григорий: Если грехи не очень большие могут быть отпущены после смерти, то большую помощь оказывает душе после смерти священное приношение Спасительной Жертвы. Бывает так, что иногда души умерших сами просят об этом.
   Рассказывали, что один человек попал в плен к неприятелю и был заключен в оковы. Жена его в известные дни имела обыкновение делать жертвоприношение за него. Спустя много времени он возвратился домой и рассказал, что в некоторые дни оковы вдруг спадали с него. Оказалось, что это происходило именно в те дни, когда она приносила жертвы за него. Это подтверждается и другим событием, случившимся за семь лет до этого. Верные и благочестивые мужи рассказывали мне и подтверждают это и сейчас, что когда епископ Панормский Агафон отправился в Рим по приказанию блаженной памяти предшественника моего, то попал в такую свирепую бурю, что потерял надежду на спасение в водовороте волн. Его кормщик по имени Варак, который ныне исполняет должность клирика в той же церкви, плыл за кораблем в лодке. Веревка вдруг лопнула, и Варак исчез в волнах вместе с лодкой, которой управлял. А корабль, на котором находился епископ, после многих опасностей прибило волнами к острову Устиве. Когда же на третий день епископ увидел в море лодку кормщика, оторвавшуюся от корабля, то стал горевать, сочтя его погибшим, и сделал единственное, что могло принести пользу умершему, - велел совершить приношение Спасительной Жертвы всемогущему Богу о спасении души несчастного. По совершении жертвоприношения корабль был приготовлен и поплыл в Италию. Приплыв в Римский порт, епископ встретил кормщика, которого считал погибшим. От нежданной радости он пришел в восторг и стал расспрашивать Барака, как ему удалось выжить в море в течение стольких дней да еще в такую ужасную бурю. Тот рассказал, как долго его носило по бурным волнам в наполненной водой лодке, которой он пытался управлять, как выбирался и садился на ее днище, когда ее переворачивало волнами, и добавил, что спасен был только Божьим Провидением, потому что после стольких дней и ночей в постоянном напряжении и без пищи силы совершенно оставили его. И до сих пор Варак любит вспоминать об этом: «В борьбе с волнами я совсем ослабел. Голова моя вдруг до того отяжелела, что я не понимал, сплю я или бодрствую. Когда меня швыряло в открытом море, мне явился человек и протянул хлеб, чтобы я утолил голод. Как только я съел его, силы возвратились ко мне. Неподалеку показался корабль, который подобрал меня и доставил на берег». Услышав это, епископ спросил, когда это произошло, и с удивлением узнал, что его спасли в тот день, в который пресвитер острова Устивы принес за него Безкровную Жертву всемогущему Богу.
   Петр: О том, что ты рассказал, я тоже слышал, когда был в Сицилии.
   Григорий: Я верю, что так происходит с живыми, чтобы явно показать тем, кто приносит Бескровную Жертву и не знает, какая в Ней заключена сила и какую пользу Она приносит в разрешении грехов (не только живым, но) еще и скончавшимся, если только эти грехи не окажутся непростительными. Рассказ об Иусте показывает, какую пользу приносит святое приношение умершим.
   Прежде чем стать архиереем, я жил в монастыре. Иуст тайно хранил у себя три монеты, вопреки монастырскому уставу. Когда он скончался, то не удостоился законного погребения, хотя перед кончиной и покаялся в грехе. Его тело бросили в отхожее место и вместе с ним, как было решено, и те три монеты, чтобы они послужили ему в погибель. Так я распорядился с согласия братии, которая единогласно подтвердила такое решение.
   Через тридцать дней душа моя стала сокрушаться об умершем брате, и я велел тридцать дней подряд совершать за него литургию, чтобы он освободился от мучений. На тридцатый день он явился во сне своему кровному брату Копиосу. Тот спросил его, куда он попал на том свете. Покойный ответил:
   - До сих пор я страдал ужасно, но теперь мне очень хорошо.
   Копиос сразу же пошел в монастырь и, встретив братию, рассказал им о сновидении. Мы посчитали, и оказалось, что сон был как раз в тот день, когда за него была отслужена тридцатая литургия. Из этого очевидно, что благодаря спасительной Жертве умерший освободился от мучений.
   Петр: Слышать об этом приятно и преисполняет безмерной радости.
   Григорий: Слова умерших подтверждают труды живых и избавляют от страха.

   2. Из жития святого Иоанна Милостивого

   Великий Иоанн убеждал и требовал, чтобы его священники постоянно служили Литургию о усопших. Он настаивал на этом, говоря, что особенно полезно поминать на Литургии попавших в ад, и для вящей убедительности рассказал историю, произошедшую незадолго до этого.
   Как-то персы взяли в плен юношу, увели его к себе, заковали в цепи и посадили в тюрьму, которая назвалась «Забвение», у них был закон, по которому никого из заключенных нельзя выпускать на свободу живым, почему узилище и называлось «Забвением».
   Нескольким заключенным все же удалось бежать из нее. Добравшись до Кипра, они сообщили родственникам юноши, что, по их сведениям, он умер в тюрьме. С тех пор родители трижды в год совершали по нему заупокойную Литургию. Так прошло четыре года.
   Однако на самом деле юноша был жив. Ему тоже удалось бежать и добраться до родного дома. Родители, увидев его, решили, что он не из тюрьмы бежал, а воскрес из мертвых, и смотрели на него с великим изумлением. Они исполнились несказанной радости, что претерпела бы любая душа, увидевшая живым того человека, которого почитала умершим. Родители сказали, что считали, что он умер, и так поминали его и служили о нем заупокойные Литургии трижды в год: на Богоявление, спасительную Пасху и святую Пятидесятницу.
   Как только юноша услышал это, то сразу вспомнил и клятвенно заверил в истинности своих слов, что как раз в такие дни цепи слабели, и он чувствовал облегчение от страданий, а на следующий день опять становились тяжелыми.

    Оглавление   
Глава 31: О том, что после смерти нет прощения грехов, кроме самых ничтожных, но и то после величайших мучений; а наказанный за чародейства не будет прощен никогда


   1. Из Григория Двоеслова

   Господь сказал в Евангелии: Ходите, пока есть свет (Ин 12,35). Также он говорил через пророка: Во время благоприятное Я услышал тебя, и в день спасения помог тебе (Ис 49,8). Апостол, толкуя эти слова, заметил: Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения (2 Кор 6, 2). Соломон сказал: Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости (Еккл 9, 10). Из всех этих свидетельств ясно видно, кто в каком состоянии уйдет отсюда, в том и предстанет перед Судом. Однако следует знать, что усопшие освобождаются от малых и легких прегрешений по молитвам живых, милостыни и приношению священной Жертвы, что творят за них живущие на земле и сами получающие пользу от своих добрых дел и удостаивающиеся от Бога прощения своих незначительных прегрешений.
   Петр: Мне хотелось бы знать, следует ли думать, что отправленные в гееннский огонь будут гореть вечно?
   Григорий: Несомненно, и никаких других ответов невозможно даже представить себе. Как радость праведников, сподобившихся благ, не будет иметь конца, так же бесконечны и мучения лукавых. Сам Господь Истина сказал: И пойдут сии в муку вечную, а праведники - в жизнь вечную (Мф 25, 46). Если истинно обетование праведникам, то, очевидно, также неложна и угроза грешникам. И тех, и других равно ждет вечность. А если кто-нибудь скажет, что Бог благ от природы и человеколюбив и потому не исполнит Своих угроз, то пусть знает, что тем самым он пытается выставить Бога лжецом, о чем даже думать опасно.
   Петр: Но я хочу знать, справедливо ли назначать нескончаемую муху за грехопадения временные и вскоре завершившиеся?
   Григорий: Если бы Судия исследовал не сердца людей, но дела их, тогда ты был бы прав. Конечно, неправедные закончили грешить, но только потому, что их жизнь тоже закончилась. А если бы им было возможно жить без конца, то они бы и грешили без конца. Ведь они никак не хотят отрекаться от греха, пока живут; и очевидно, что они желали бы жить греховной жизнью вечно. Великое правосудие Судии проявляется в том, что он посылает в вечную и нескончаемую муку тех, кто не хочет в этой жизни даже хоть немного прекратить грешить.
   Петр: Но никто из праведников не наслаждается жестокостью; и когда раб грешит, то праведный господин наказывает его только для его же исправления, и только неправедный господин бросит раба в огонь. Если грешники в гееннском пламени не исправляются, то какой смысл им непрестанно гореть?
   Григорий: Всемогущий Бог, будучи благоутробен, не наслаждается мучением несчастных. Но будучи праведен, Он не может откладывать на вечность наказание неправедных. Все неправедные, преданные на вечную муку, истязаемы за собственное беззаконие. Также праведники, пребывая в Боге, увидят в себе благодать, от Него полученную, а в них только муку, которой они сами избежали. Поэтому глядя на то, как они горят, и на их мучение от пламени, они еще будут себя считать должниками божественной благодати, сохраняя благодарность вовеки.
   Петр: Но как святые могут не молиться за грешников, если они видят их горящими?
   Григорий: За врагов своих молятся в то время, когда могут обратить их сердца к плодотворному покаянию и спасти этим обращением. Именно поэтому нам велено молиться за врагов Толкуя эти слова, апостол говорит: (с кротостью наставлять противников) не даст ли им Бог покаяния в познание истины, чтобы они освободились от сетей диавола, который уловил их в свою волю (2 Тим 2, 25-26). А если они уже не могут обратиться от дел беззакония к праведности, то как за них можно молиться. Молиться за них тогда - все равно, что сейчас молиться за диавола и его ангелов, приговоренных к вечной муке. Поэтому и не молятся никогда сейчас святые мужи за людей умерших без веры и за скончавшихся в нечестии, потому что знают, что эти люди преднамеренно определили себя на нескончаемую муку и не хотят обесценивать молитву перед праведным Судией.
   Если живущие сейчас праведники совершенно не сострадают умершим без веры, хотя и не видели их во плоти мучимых в аду, то тем более они не будут сочувствовать беззаконникам, когда увидят их муку, которая ничем не сменится, а себя изъятыми из всякого страдания и тления и всецело прилепившимися к праведности? Когда они волей совершенно прильнут помыслами к решениям Праведного Судии, они даже не посмеют умолять его о том, что не согласно с Его точнейшей и не знающей ошибок волей.
   Петр: Я ничего не могу возразить, потому что ты дал исчерпывающее объяснение. Но хочу знать, почему, если душа бессмертна, о вечном адском пламени говорится как о смерти души?
   Григорий: Слово «жизнь» употребляется в двух значениях, и слово «смерть» тоже нужно понимать в двух смыслах. Одно дело «жизнь» в смысле жизни в Боге, блаженная жизнь, а другое дело «жизнь» в смысле существования, то есть жизнь, данная нам при сотворении, которую мы обрели, когда родились. Поэтому душа и смертна, и бессмертна. Душа становится смертна, когда отвергает блаженную жизнь, и становится бессмертной, когда живет духовной жизнью.
   Естественной жизни лишиться невозможно, даже когда человека осужден на вечную смерть. В вечной смерти он утрачивает не простую жизнь, но блаженную жизнь. Поэтому он все время претерпевает смерть бессмертную, истощение неистощимое и кончину бесконечную.

   2. Из святого Диадоха

   Мы, возлюбив Господа, должны молиться, чтобы в час нашего исхода не владел нами никакой страх. Кто пребывает в страхе, тот не минует быстро и свободно воздушных князей погибели. Ведь робость выдает только зло, оставшееся в душе. Ликующая же от любви к Богу душа в час, когда она призвана в мир иной, сразу проносится мимо всех мрачных отрядов в сопровождении мирных ангелов. Ведь она окрылена духовной любовью без изъяна, которую несет как полноту закона. Прожившие в дерзновении пред Богом жизнь восхищаются вместе со всеми святыми на облаке прямо в обитель Господа. А кто, хотя бы немного робеют в час смерти, остаются вместе с большинством людей под судом, чтобы, будучи испытанными огнем , получили заслуженный своими деяниями удел от Бога и Царя нашего Иисуса Христа.

   3. Из святого Максима (Пояснение к словам св. Диадоха «чтобы, будучи испытанными огнем суда»)

   Стяжавшие совершенную любовь от Бога и на крыльях души в добродетелях, по слову апостола, восхищены на облаках в сретение Господу (1 Фес 4,17) и потому не предстанут на суд А не стяжавшие совершенства, но располагающие свершениями и прегрешениями предстанут на скамье Суда, и огонь испытает их благие и лукавые дела, и если сплав благих дел на весах перевесит, то они будут освобождены от мучений.

    Оглавление   
Глава 32: В чем смысл и сила причастия и для чего мы причащаемся


   1. Из жития святого Арсения

   Святой Арсений однажды рассказал своим ученикам такую историю. Один престарелый монах, весьма дивный своими деяниями, но простой и необразованный, весьма серьезно заблуждался в понимании таинства Божественной Евхаристии. Он говорил и настаивал на том, что божественный Хлеб, которого мы причащаемся не есть само Тело Христа Бога нашего, но образ этого Тела, даваемый нам в пример.
   Когда некоторые старцы об этом узнали, то стали сожалеть о столь нелепом мнении старца. Они пришли к нему и спросили, правда ли, что он так думает. Он сказал, что да, он так думает и никак иначе. Старцы приступили к нему и стали приводить ему множество неотразимых доводов, чтобы его переубедить и заставить понять, что хлеб Евхаристии - истинное тело Христово, а вино Евхаристии - животворная и пречистая Кровь Христова. Они говорили: «Хотя перед нами хлеб и вино, но во время священнослужения после призывных молитв действием Святого Духа они прелагаются в истинное Тело и Кровь Христову, и мы причащается Плоти и Крови Владычней.
   Так как мы, будучи людьми, не смогли бы, словно плотоядные хищники, вкушать окровавленную плоть, Господь, в этом таинстве принимаемый, назначил, чтобы привычный нам хлеб во время Литургии прелагался незримо в само Тело Господа. Возьми, например, Крещение. Мы видим воду, но эта вода благодаря священнодействию исполняется божественного Духа и поэтому не является простой водой. Ведь она возрождает и воссоздает крещающегося и делает его свободным от всякого греха».
   Опытные старцы приводили простецу и многие другие доводы, но он, словно оглох, и совершенно не воспринимал сказанное. Он не доверял словам и требовал доказательств на деле. Старцы понимали, что монах говорит нелепость по своей простоте, поэтому не презрели его, но стали усиленно за него молиться, и он сам присоединился к их молитве. Старцы совсем не хотели, чтобы его труд и пот подвига оказались напрасными.
   Когда наступил воскресный день, они все вместе пошли в церковь. Во время Литургии божественный Хлеб предложения (о, Твоя, Христе, сила и благость!) был видим самому простецу и другим трем старцам, словно Младенец, возложенный на Святой Престол. Затем священник протянул руку, чтобы разъять Младенца на части, и видно было, как ангел спустился с неба, неся в руке нож. Священник заколол лежащего перед ним Младенца, затем излил Его кровь в чашу. Когда священник рассекал Хлеб на малые частицы, то было видно, как Божий ангел отсекает частицы плоти Младенца.
   Когда заблуждавшийся старец подошел к причастию, то явно ощутил вкус сырого окровавленного мяса. Так свыше было исправлено ошибочное суждение старца. Он принес благодарность Богу со слезами, а другие старцы сочли его исправление поводом для великой радости.

   2. Из Отечника

   Об авве Аполле говорили, что у него был ученик по имени Исаак. Он был научен всякому благому делу и стяжал дар безмолвной молитвы благодаря постоянному причащению. Когда он выходил из кельи и шел в церковь, то ни к кому не подходил и ни с кем не разговаривал. Всем он говорил:
   - Все хорошо в свое время.
   А когда звучал отпуст, он спешил в свою келью, будто бежал от огня. Часто он приносил братьям с богослужения лепешку и чашу с вином, а сам ничего не брал из этого, не потому что отвергал дары братьев, но потому что старался удержать безмолвие, обретенное во время службы.
   Как-то он заболел, и братья, услышав об этом, пришли его навестить. Они сели подле него и спросили:
   - Авва, почему ты после богослужения бегаешь от братьев?
   - Я бегаю не от братьев, но лишь от злого бесовского искуса. Если кто долго держит зажженную свечу на ветру, она гаснет. Так и мы, освященные святой Евхаристией, если помедлим и не вернемся сразу в келью, то наш ум помрачится.
   2. Говорили об авве Пимене, что когда он собирался на богослужение, то любил побыть в одиночестве около часа, разбирая свои помыслы и только после этого выходил из кельи.
   3. Брат сражался со своими помыслами об освящении Даров, не веря и сомневаясь, как упомянутый выше старец. Тогда братья позвали его на Литургию, чтобы он рассказал потом, что увидит, а сами упорно молились, чтобы Бог показал ему истину вещей, и он, наконец, избавился от помыслов неверия. Когда служба закончилась, брат рассказал:
   - После чтения Апостола, когда дьякон вышел читать Евангелие, я увидел, как крыша храма разверзлась, стало видно небо, а дьякона со всех сторон обошел огонь. Во время принесения и предложения Даров я увидел разверзшиеся небеса и нисходящий огонь на божественные Дары, а за огнем - множество ангелов и посреди них Младенец. Было два ангела, красоту которых невозможно описать, потому что их сияние было как молния. Все ангелы встали вокруг Престола, а Младенец воссел на престоле. Когда священники подошли, чтобы преломить хлебы предложения, я увидел, как те чудесные двое подошли, взяли Младенца за руки и за ноги, и ножом Его закололи, полностью излив Его кровь в чашу. Затем они разрубили Его Тело и положили, где были хлебы, и было видно, что это не хлебы, а Тело. Когда братья подошли причащаться, я увидел настоящее тело, и так как не мог Его взять в уста, заплакал. Тут я услышал голос:
   «Человек, почему ты не причащаешься? Разве не этого ты просил?».
   «Милостив буди ко мне, Господи, - ответил я, - не могу есть тело».
   «Итак, знай, - сказал голос, - если бы человек мог вкушать тело, то и было бы тело, как ты видел. Но так как человек не может есть тело, Господь и Бог наш учредил хлебы предложения. Если ты уверовал, причастись тоже».
   «Верую, Господи», - сказал я.
   И как только я сказал эти слова, тело, которое лежало у меня в руках, стало хлебом и, воздав благодарность, я причастился Богу. Когда священное таинство было совершено, я увидел, как кровля храма опять отверзлась, и небесные божественные силы сразу вознеслись в небеса».
   Выслушав рассказ брата, монахи умилились, узнав о таком великом даре от Христа, и ушли, благодаря и прославляя Бога.

    Оглавление   
Глава 33: Как и когда нужно приходить причащаться и с каким состоянием совести


   1. Из Палладия

   Блаженного Моисея Мурина одолевал бес блуда. Он уже возложил на себя всевозможные виды мучительных подвигов, но не мог освободиться от страсти. Видя невероятную выдержку святого, великий священнослужитель Христов Исидор из Скита сказал ему:
   - Прекрати тягаться с бесами, брат Моисей, и не так на них наступай. Ведь в подвижнической жизни установлен предел и для битвы с бесами.
   Несокрушимый адамант Христов Моисей ответил ему:
   - Я не прекращу сражаться с бесами, пока не прекратится действие воображения во сне.
   Тогда великий Исидор сказал:
   - Отныне во имя Иисуса Христа у тебя прекратятся непотребные сновидения. Только теперь с божественным дерзновением иди и причастись Святых Тайн.

   2. Из того же автора

   Мы были знакомы со священником на Фивейской горе по имени Евлогий. Когда он приносил Богу святые Дары, то получал такую благодать ведения, что знал мысли каждого из приходящих на богослужение монахов. Так, он часто видел монахов, которые собрались причаститься, и удерживал их со словами:
   - Как вы дерзаете подходить к Святым Тайнам, если разумеете пока только лукавое? Вот ты, например, обдумывал этой ночью непотребные помыслы блуда, а ты размышлял о том, что Божия благодать не видит никакой разницы между грешником и праведником, а ты думал о Дарах, освятят тебя они или нет. Идите и приходите в следующий раз. А пока кайтесь от души, чтобы было вам дано отпущение грехов, и вы стали достойны приобщения Христу. Пока вы не очистите свои помышления, вы не получите права приступить к благодати Христовой.

   3. Из Григория Двоеслова

   Однако, брат Петр, нужно со слезами пред Богом каждый день приносить себя в жертву ради Тела и Крови Христовых. Ибо только Жертва Тела и Крови избавит нашу душу от вечной смерти. Таким образом, нужно приносить жертву Богу с сокрушенным сердцем. Совершая Таинство страстей Господних, мы должны подражать тому, что совершаем. Тогда только Таинство будет истинною жертвою Богу за нас, когда сами себя сделаем жертвою.
   Также должно стараться после молитвы хранить в душе, сколько можем по милости Бога, Его силу и крепость, чтобы потом по легкомыслию не растерять их, а в сердце не вкралось пустое самообольщение и чтобы душа не утратила пользу умиления из-за лени и самонадеянности. Так, Анна удостоилась получить просимое потому, что после слезных молитв в своих мыслях сохранила прежнее намерение. О ней в Писании сказано: И лице ее не было уже печально (1 Цар 1,18). Следует знать, что только тот имеет право на отпущение грехов, кто сначала простит другим грехи против себя самого. Человек не получит дара, пока не изгонит из своей души злобу. Об этом сказал Бог Истина: Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя (Мф 5, 23) и т. д.
   Нужно понимать, что как мы освобождаемся от всех прегрешений принесением дара, точно также возобновляем их в себе злопамятством. По этой причине Бог и не принимает нашего дара.
   Из притчи о рабе мы узнаем, что он задолжал тысячи талантов и был прощен, но с другого раба, такого же, как и сам, стал требовать сто динариев, которые тот был ему должен, и тотчас лишился прощения, и за долг в тысячи талантов его предали на мучение.
   Нам следует жить в мире не только с ближними, но и с далекими от нас. Покоряясь им душой со смирением, мы благодаря своей доброй воле угодим Богу. Когда Создатель увидит, что мы и в самом деле так думаем, то сразу же примет наш дар и освободит нас от греха.

   4. Из жития святого Евфимия

   Как говорили мне отцы, Бог даровал Евфимию, кроме прочих благодатных даров, еще и дар ясно, как в зеркале, видеть, что происходит в душе собеседника, и точно знать, кто с какими помыслами борется, когда побеждает человек, а когда его одолевает бес.
   Святой Евфимий, как рассказывали отцы, говорил некоторым братьям наедине, что часто воочию видит ангелов, сослужащих ему на Литургии и прикасающихся к Святым Дарам и что во время причащения Тела Владычня лица у одних братьев светлеют, а у других мрачнеют, очевидно, от того, что последние оказались не достойны этого света.
   Поэтому он не позволял братьям проявлять легкомыслие, увещевая их словами апостола внимать себе и себя испытывать и только после испытания со страхом причащаться Хлеба и Чаши, зная непременно, что кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе (1 Кор 11, 29). Поэтому священник, когда приступает к принесению Жертвы, предостерегает собравшихся, возглашая Горе имеем сердца. Только получив обещание собравшихся отойти от всего низкого, он дерзает принести Бескровную Жертву. Когда Таинство совершено, священник снова возносит руки к небу и, чтобы показать промыслительное значение Таинства, которое совершается только ради нашего спасения, громко воскличает: Святая Святым. Тем самым он говорит, что я такой же страстный человек, как и вы, и не знаю, что кто делал в жизни, поэтому только говорю вам во всеуслышание, чтобы каждый испытал свою совесть, свидетельствует ли она о святости.
   Если кто найдет в себе злопамятство, ненависть, зависть гнев, гордыню или если окажется, что он страдает бранливостью, сквернословием, отвратительной похотливостью или еще какой-нибудь низменной страстью, то пусть не подходит к Чаше, пока покаянием не очистится от скверн. Святыни ниспосылаются не осквернившимся, но только святым. А те, кто покаялись, дерзайте по совести: Кто обращал взор к Нему, те просвещались, и лица их не постыдятся (Пс 33, 6).

   5. Из Отечника

   Некому святому и прозорливому епископу, когда он преподносил народу Святые Тайны, было открыто: когда люди подходят к чаше, то у одних лица черные, как в саже, а у других словно горят огнем, третьи же - с налитым кровью пылающим взором, и после причастия их целиком охватывало пламя. Иные же подходили светлые, в белых одеяниях и, приняв тело Господне, как свет, становились еще светлее и совершенно чистыми. Среди них были миряне и монахи.
   После богослужения епископ стал молиться, чтобы Бог открыл ему смысл и причину этого явления. Перед ним предстал ангел Господень и сказал: «Ты недоумеваешь от того, что видел? Знай, что светлые ликом, в белых одеждах живут в целомудрии, правде и чистоте. Они кротки, сострадательны и милостивы. Очистив совесть, они принимают Святые Дары, просвещаясь во Христе и становясь совсем светлыми. А у кого лица черные, те делатели блуда и невоздержания, постоянно живут в расточительстве и наслаждениях. А с кровавым взором, словно сгорающие, вершат несправедливость и лукавства, изрыгают ругательства и хулы, поспешны на обман и убийства. Когда такие люди причащаются Тела Владычнего, оно не только не очищает их, но напротив, попаляет, потому что их совесть замарана и совсем нечиста и, не получив помощь покаяния, они дерзают приступить к Тайнам.
   Если ты желаешь им спасения, ради чего и было это тебе открыто, чтобы по лицам ты распознал грехи пасомых тобой людей, помогай им своими поучениями и уговорами; постарайся научить их каяться, сделать их лучше и обратить к Богу, Который ради них умер и воскрес.
   Когда они от всей души покаются и исправятся, тогда благой и человеколюбивый от природы наш Владыка не только простит им грехи, но и удостоит вкушения будущих благ. А тебе будет великая награда, если станешь подражать своему Владыке, Который ради спасения человеков уничижил Себя Самого, приняв образ раба (Флп 2,7).

   6. Из святого Ефрема

   Братья, кто стоят пред земным царем, служа тленному престолу, те со всем почтением и страхом выполняют долг перед своим повелителем. Если они поступают так, то не с большим ли страхом, трепетом и благоговением следует нам стоять пред Царем Небесным? Будем внимать себе, дабы не разглядывать бесстыдными глазами Таинство Владычнего Тела и Крови.
   2. Если Моисей не дерзал испытывать присутствие Бога, то насколько больше должно нам смущаться и со страхом предстоять Ему? В Писании сказано: Я прославлю прославляющих Меня, а бесславящие Меня будут посрамлены (1 Цар 2, 30). Как человек ты пока мыслишь, а Он как Бог ведает глубины твоего сердца и твоих помыслов: И нет твари, сокровенной от Него (Евр 4,13).

   7. Из аввы Исаии

   В час совершения Евхаристии отринь помыслы свои, и пусть твои чувства пребывают в страхе Божием. Только тогда ты будешь достоин Таинства, и Господь исцелит тебя. А если ты не смог оградить себя от помыслов, не подходи к Чаше чтобы не причащаться в суд и осуждение. Святое Причастие - это соединение с Богом.
   А если мы побеждены страстью, гневом, завистью, человекоугодничеством, тщеславием, ненавистью или еще какой-нибудь страстью, то удалились от Бога. Как в таком случае мы смеем говорить о соединении с Богом?
   2. Тот же Авва Исайя сказал: «Горе мне, горе, если я причащаюсь, сохраняя общение с врагами Божьими, то как я приобщусь Богу? Только в суд себе.
   3. Мы говорим: Святая святым. Святые Дары даются не отверженным, а святым. И если я свят, то что общего у врагов Божьих со мной? Горе мне, горе, я ношу Твое имя, называясь христианином, а сам пребываю в рабстве у врагов.

   8. Из святого Варсонофия

   Брат спросил старца:
   - Если у меня ночью во сне были соблазнительные грезы, а наутро - Евхаристия, что мне делать?
   - Нужно подойти к чаше, - ответил святой, - чувствуя себя искалеченным, отринув презрительность и ощущая нужду во враче. Тогда исцелит нас Господь, исцеливший кровоточивую. Возлюбим Господа, чтобы Он и нам сказал: «Оставляются грехи ваши многие, ибо вы много возлюбили».
   И когда идешь причащаться, говори: «Да не будут мне, Владыко, святые Дары сии во осуждение, но во освящение души и тела» - и тогда только подходи со страхом, и сотворит Бог милость Свою на нас».

    Оглавление   
Глава 34: О том, что причащаться на каждой Литургии весьма полезно, а причащаться от случая к случаю – вредно и опасно


   1. Из Палладия

   У пятисот братьев, живших вместе с великим Аполлом, было правилом причащаться Святых и Непорочных Тайн каждый день в девятом часу, а потом во время трапезы слушать поучения старца о божественных заповедях перед кратким сном.
   Авва говорил им, что нужно мысленно очищаться и готовиться каждый день, чтобы постоянно быть достойным принять божественные Тайны в воспоминание спасительной Страсти и благодаря причащению удостаиваться отпущения грехов.

   2. Из того же святого

   Некий блудник египтянин полюбил замужнюю целомудренную женщину и, не добившись взаимности, обратился к колдуну со словами:
   - Примени все свое искусство, чтобы она полюбила меня или чтобы муж бросил ее.
   За это колдун получил от него немало денег, но его колдовство оказалось бессильным против ее целомудренного ума. Все же ему удалось сделать так, что всем вокруг женщина стала казаться лошадью.
   Когда муж пришел домой и увидел, что жена стала лошадью, весьма огорчился. Он пригласил городских священников, показал им жену, но они не могли понять, от чего это. Прошло три дня, а жена ничего не могла есть. Наконец, муж догадался, что ее нужно отвести в пустыню к святому Макарию Египетскому. Он взял ее под уздцы и повел к Божьему человеку.
   Когда до святого осталось немного пути, монахи спросили его:
   - Зачем ты привел сюда лошадь?
   - Чтобы по молитвам святого она была помилована, - ответил несчастный муж.
   - А что случилось с лошадью?
   - Это вам кажется, что это лошадь, но это моя несчастная жена, и я не знаю, что с ней произошло.
   Рабу Христову Макарию была открыта свыше причина произошедшего, и он уже встал на молитву к Богу за несчастную женщину. Иноки ему сказали, что какой-то человек привел с собой лошадь.
   - Вы сами жеребцы, - заметил старец, - и потому смотрите на все жеребцовыми глазами. Это женщина, какой она и была с самого рождения. Это только очи обманутых видят ее в другом обличье.
   Лошадь ввели к нему в келью. Он освятил воду и вылил ей на макушку, а затем прочитал над ней молитву и исцелил. Вдруг все увидели, что она сущая женщина по природе. Святой велел дать ей поесть. А потом сказал в назидание:
   - Никогда не забывай ходить в церковь и причащаться Христовых Тайн. Такое произошло с тобой потому, что ты пять недель не подходила к Непорочным Тайнам.
   Так он исцелил ее тело и душу и попрощался с ними.

   3. Из письма святого Василия Великого кесарийскому патрицию

   Приобщаться каждый день, причащаясь Святого Тела и Крови Христовой, есть дело доброе и полезное. Ибо сам Господь ясно сказал: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную (Ин 6, 54). Кто усомниться в том, что частое причащение Жизни есть не что иное, как преумножение жизни?
   Мы же причащаемся четыре раза в неделю: в воскресенье, четверг, пятницу и в субботу, а также и в другие дни, если совершается память какого-нибудь святого.
   Пояснение Павла Боголюбивого: Сам святой Василий служил Литургию только в эти дни, а не каждый день, потому что у него было слишком много забот.

   4. Из жития святого Евфимия

   В городе Витагаваеоне жил некий Роман. Его брат был благоговейным священником в монастыре святого Евфимия, звали его Ахтавий. Роман во всем был полной противоположностью своего брата: распущенный и изнеженный.
   Один человек позавидовал его богатству и стал злоумышлять, как отнять у него имущество. Сначала ему ничего не удавалась, но так как жадность брала свое и постоянно уязвляла сердце, злоумышленник отправился в Елевтерополь, нанял чародея, чтобы тот наслал неизлечимую порчу на Романа.
   Чародей пустил в ход все свое искусство. Роман, ничего не подозревая, гулял в поле, не задумываясь о том, что молитва могла бы оградить его от всяких козней, лег на землю и заснул. Бог попустил подвергнуть его искушению, чтобы избавить юношу от легкомыслия, пробудить его душу к усердному труду, и потому на короткое время отдал в руки коварного врага. Пока он спал, Бог перенес его в дом, и там сластолюбцу стало совсем плохо. Самые искусные врачи не могли помочь ему. К больному пришли слуги, собрались друзья - все со слезами на глазах ждали неминуемой смерти. Несчастный и сам чувствовал приближение конца, мучаясь от боли. Он едва смог поднять взор и знаками показать, чтобы все вышли из комнаты. Оставшись один, юноша вдруг почувствовал, как боль несколько утихла. Он оглядел стены, как некогда великий Езекия (4 Цар 20,2), и стал молиться с сокрушением сердца: «Боже сил, если я обращусь и буду стенать, тогда спасусь. Призри, Господи, на меня, и изыми меня из настоящей нужды и бедствия». Тут ему пришла на ум мысль позвать Евфимия Великого, который может выступить заступником перед Богом и умолить Его об освобождении от страданий. Страдалец пришел в исступление и увидел стоявшего перед ним седовласого старца в монашеской рясе. Тот посмотрел на него и спросил:
   - Что я могу сделать для тебя?
   Больной со скорбью, смешанной с радостью, спросил:
   - Кто ты, владыко?
   - Я Евфимий, - ответил гость, - которого ты только что позвал. Поэтому не бойся, я просто пришел к тебе. Давай я посмотрю, что у тебя болит, и тогда можно будет назначать лечение.
   Роман показал живот. Евфимий раскрыл ладонь и пальцами, как ножом, рассек чрево по всей длине, нашел болезнь и выдавил ее. Это оказалась косточка с вырезанными на ней какими-то знаками и положил ее на стол. Евфимий провел рукой по разрезу, и шов загладился, не оставив даже следа. Святой открыл Роману, как разворачивались события. Он сказал, что некий человек позавидовал его имуществу, заплатил чародею, а чародей обратился за помощью к бесам.
   - Никакие уловки врага, - сказал Евфимий, - не имели бы власти над тобой, если бы ты сам не распахнул двери дьяволу. Посмотри, сколько прошло времени, а ты ни разу не пришел в церковь, ни разу не приобщился Святых Тайн, жил в лени, совсем забыв о своей бедной душе. Поэтому Бог вверг тебя в такое плачевное состояние. Впредь внимай себе и больше никогда не пренебрегай собственным спасением.
   После этих слов Роман тут же поднялся с постели совершенно здоровым. Опухоль, которая была на животе, спала. Он позвал родных и рассказал им о заступничестве святого и о чудесном рассечении живота ладонью. Потом юноша подробно и без прикрас рассказывал о видении и в честь этого события установил день чудотворения и велел отмечать его каждый год, и этот обычай держится до сего дня.

   5. Из Палладия

   Когда мы обходили старцев пустыни, то навестили и святого мужа по имени Ор, отца многих монастырей, в которых было несколько тысяч монахов. Когда он нас увидел, то обрадовался, облобызал всех, помолился, своими руками омыл нам ноги и потом беседовал с нами, поучая словами божественного Писания, ибо он был человеком, наученным Богом.
   Затем святой Ор велел нам прочесть правило перед причащением, потому что у него был обычай приступать к плотской трапезе после того, как сначала он преподаст душе духовную пищу - причастие Христовых Тайн. Мы все вместе причастились, прочли благодарственные молитвы, а затем он позвал нас на трапезу, и сам ел вместе с нами, все время питая наши души своими поучениями.

   6. Из аввы Кассиана Римлянина

   Когда мы пришли в Скит к авве Серину, мужу святому и богоносному, то много говорили с ним о душеполезных вещах. Между прочим спросили его и об одержимых:
   - Почему у нас презирают одержимых, даже подходить к ним не хотят, боятся их и отворачиваются от них? И почему их никогда не допускают к причастию? Правильно ли делают, когда ссылаются при этом на повеление Господа: Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями? (Мф 7, 6)
   - Если мы веруем, - ответил старец, - что все случается по воле Божией и что скорби и искушения назначаются нам для пользы нашей души, то мы не имеем права презирать никого из страждущих. Напротив, должны сострадать им как членам единого тела и за них всегда горячо молиться Богу.
   Принимать их нужно с великой любовью и милосердием. Апостол учит нас: Страдает ли один член, страдают с ним все члены (1 Кор 12, 26).
   Я не знаю, чтобы наши старцы когда-нибудь запрещали причащать одержимых. Напротив, если было бы возможно, они бы причащали их каждый день. А у вас неправильно поняли Евангельское изречение, ведь оно совсем о другом. Не давайте святыню псам сказано не о святом причастии, но о передаче учения и раскрытии высочайших догматов.
   Когда Святые Дары дают одержимым, они служат вовсе не для питания бесов, но для очищения души и тела и попалению лукавого духа, засевшего в теле. После причастия Святых Тайн нечистый дух бежит от человека, как от испепеляющего огня. Благодаря частому причащению за краткое время, как мы знаем, был исцелен авва Андроник и многие другие.
   Если мы лишаем одержимого причастия, то даем полную власть мучающему его бесу и разрешаем ему беспрестанно еще злее терзать человека, лишившегося помощи свыше, получаемой через причащение Святых Тайн.
   Поэтому нельзя тех, кто невольно подпал под действие бесов, лишать покрова таинственного причастия, но только тех, кто добровольно предал себя греху и потому стал одержим злыми демонами.
   Последние находятся в гораздо более жалком состоянии, потому что они даже не знают, что в них засели бесы. Они даже не замечают их, поэтому и не хотят исцелиться от зла, ими понукающего. Их сердце, жестокое и нераскаянное, только собирает гнев на день гнева и откровения праведного суда от Бога (Рим 2, 5), где червь их не умирает и огонь не угасает (Мк 9,44).

    Оглавление   
Глава 35: О том, что если мы находимся под отлучением и не можем причащаться в церковном собрании, то должны выходить из храма вместе с оглашенными


   1. Из Григория Двоеслова

   Две благочестивые жены знатного рода спасались в собственном доме. Для поддержания их внешней жизни оказывал им услуги один благочестивый муж. Но как в некоторых высокость рода иногда производит унижение духа, и они только потому и считают себя великими в этом мире, что помнят свое высокое перед прочими происхождение, так и вышеупомянутые монахини еще не совсем обуздали свой язык под внешним покровом благочестия. У благочестивого мужа, который доставлял им средства жизни, они часто вызывали гнев своими неосторожными речами. Он долго терпел их выходки, а потом пошел к человеку Божию и рассказал, какие обиды ему приходится выносить от этих монахинь. Услышав это, святой тотчас дал им такую заповедь: «Обуздайте ваш язык. А если не исправитесь, отлучу вас от Церкви». Свою мысль об отлучении он, очевидно, произнес не совсем решительно, и женам показалось, что он их просто запугивает. Поэтому монахини нисколько не исправились, а через несколько дней умерли, и их гробы были поставлены в церкви. Во время Божественной Евхаристии, когда диакон по обычаю возглашал: «Кто не причащается, изыдите», кормилица тех жен, которая имела обыкновение подавать приношение за них Господу, видела, как они вставали из гробов и выходили за дверь. Кормилица не раз видела, как по возглашении диакона покойницы выходили из храма, ибо не могли оставаться в церкви, и вспомнила, что заповедал им еще при жизни Божий человек. Монахини, догадалась она, лишены общения с Церковью за то, что не исправили свой нрав и не сдерживали свой язык. Тогда с глубокой скорбью она рассказала об этом рабу Божию. Святой Венедикт тотчас дал ей просфору из своих рук, сказав:
   - Иди и принеси за них Господу эту просфору, и они не будут более в отлучении.
   Когда сделано было за них это приношение, и диакон провозгласил по своему обыкновению «Отлученные изыдите из церкви!» - покойницы не вышли из храма.
   2. В житии преподобной Матроны, когда упоминается о всепрощающем лобзании между братьями перед причастием, говорится вот что. Преподобная Матрона пришла поступать в монастырь преподобного Вассиана, выдав себя за евнуха. Она была принята в монастыре и долгое время совершала подвиг наравне со всеми остальными, и никто не догадывался, что она женщина. Но потом Вассиан Великий все же узнал о ее тайне благодаря божественному откровению. Он вызвал ее, и поглядев на нее сурово, сказал:
   - Что тебя заставило, злая жена, дерзнуть так оскорбить нас? Чем мы виноваты, что ты нас так искушала и бесстыдно обманывала, таясь столько времени?
   Вразумленная его словами, она поверглась на землю и облобызала стопы настоятеля. С великим смирением, еле слышным голосом женщина сказала:
   - Владыко, я поступила к тебе не потому, что хотела искушать твою паству, но потому что хотела избежать искушений врага и уйти подальше от житейских сетей.
   - Но как, будучи женщиной, ты подходила причащаться, обнажив голову без всякого стыда? - продолжал настоятель. - Как, потеряв всякое смущение, ты лобзалась с братьями во время лобзания мира?
   - Когда я шла причащаться, - отвечала преподобная, - я притворялась, что у меня болит голова, и обматывала всю голову покрывалом, и так приступала к божественным Дарам. А принимать лобзание мира я никогда не отказывалась, но всегда считала, что подхожу к устам не человеческим, а к тем, кто ревностны в ангельском бесстрастии.

   2. Из Отечника

   Старец сказал: «Часто, когда диакон говорил «Возлюбим друг друга», я видел Святого Духа на устах братьев».

    Оглавление   
Глава 36: О том, что быть погребенными в церкви благочестивым полезно, а осужденным только усиливает мучение


   1. Из Григория Двоеслова

   Петр: Прошу объяснить мне, приносит ли какую-нибудь пользу душе, если тела умерших будут похоронены в церкви?
   Григорий: Тем умершим полезно быть погребенными в церкви, за которыми нет тяжких грехов, потому что родственники их ежедневно собираются в эти святые места и, глядя на гробницы, вспоминают и молятся о них Господу. Напротив, если полагаются в церкви большие грешники, то они не только не получают отпущения грехов, но навлекают на себя еще большее осуждение. Чтобы хорошенько представить это, расскажем краткую историю, произошедшую в наши дни.
   Как я слышал, епископ Портуенский благочестивый Филикс, родом из Сабинии, рассказывал об одной монахине, своей землячке. Она предавалась воздержанию плоти, но не удерживала свой язык от дерзости и пустословия. После смерти ее похоронили в церкви. В ту же ночь сторожу было видение - умершую привели к святому алтарю, рассекли на две части, одну половину сожгли, а другую оставили не тронутой, утром он рассказал об этом братии и показал место, где ее сожгли. На мраморе перед алтарем остался след от огня, как если бы ее сожгли вещественным огнем. Тем самым было дано понять, что священные места не помогают избежать суда после смерти тем, кому грехи не будут отпущены.
   2. То же произошло и с хорошо известным нам Валерианом, патрицием из города Брикса, где он скончался. Епископ города, приняв плату, отвел в церкви место для его погребения. Валериан до самой смерти своей вел рассеянную и греховную жизнь, не заботился об очищении от своих пороков. В самую ночь его похорон блаженный мученик Фаустин, в чьей церкви погребли Валериана, явился пономарю и сказал:
   - Пойди, скажи епископу, чтобы он выбросил смрадное тело, которое здесь положил; если же не сделает этого, сам умрет в тридцатый день.
   Но пономарь побоялся сказать епископу о видении, даже после вторичного напоминания. В тридцатый же день вечером епископ лег спать совершенно здоровым и невредимым, утром внезапно был поражен непонятной смертью. Из этого можно понять, какое тяжкое осуждение постигло душу Валериана.
   Очевидно, что если грехи человека тяжкие, он никакой помощи не получит от того, что его похоронят в святом месте. Напротив, он получит еще большее осуждение за дерзость.
   Более того, пострадают и те, кто похоронил его в святом месте.

    Оглавление   
Глава 37: О том, что пышные похороны весьма вредны для души усопшего и поэтому боголюбивые люди избрали простое погребение как наиболее полезное


   1. Из жития святого Ефрема

   Когда святой Ефрем разлучался с телом, то отдал такие распоряжения:
   - Не пойте песнопений над Ефремом, не хороните его в дорогих одеждах, вообще не копайте могилу для моего тела. Я пообещал Богу, что буду жить на правах чужестранцев. Я чужестранец и пришлый, как и все мои отцы. А если какой-нибудь отцелюбивый приготовил многоценную одежду для погребения, пусть лучше продаст ее и раздаст деньги нищим.
   Такие распоряжения святой Ефрем отдал стоявшим у его смертного одра. Один из этих прощавшихся со святым, человек знатный, горячий почитатель преподобного уже приготовил драгоценные и искусно изготовленные одежды, заботясь об облачении тела святого после кончины. Когда он услышал, что заповедал святой, то весьма опечалился, что его желание и вклад в будущее оказались отвергнуты.
   Поэтому он решил не продавать одежду, чтобы пожертвовать деньги нищим, а раздать им цену этой одежды из своей золотой казны. По своему неведению, он полагал, что совершает дело, угодное преподобному Ефрему, словно забыв волю и намерение преподобного - раздать нищим деньги, вырученные от продажи погребальной одежды, а не иначе.
   Но свою ошибку он осознал только после того, как сам пострадал за это. Проявив непослушание, он немедленно был подвергнут каре: его стал бичевать лукавый бес, вселяя в него лукавые помыслы. Ведь за всяким нечестивым деянием следует тяжкое наказание. На глазах у всех он свалился на ложе святого, размахивая руками, вращая глазами, скрежеща зубами и извергая пену, став, как сумасшедший. Так Божий промысел предал его наказанию, чтобы он понял непременность заповеди святого отца.
   Как только умирающий Ефрем, видевший насквозь скрытое просвещением Святого Духа, понял страдание ученика, он все понял и спросил:
   - Теперь ты понял, что всякое страдание - плод греха? Что плохого ты сделал, что дошел до такого страшного наказания?
   Ученик преподобного Ефрема, очнувшись от безумия, признался в своем беззаконии, рассказал, какое непослушание он хотел сотворить и сам обличил себя за немощь своих помыслов. Божественный Ефрем пощадил страждущего и принял его исповедь. Преподобному было достаточно помолиться и возложить руку на голову страдальца, чтобы избавить его от беса.

   2. Из жития святого Иоанна Каливита

   Когда дивный Иоанн узнал через откровение, что кончина его близка, то позвал хозяйку дома, которая была его матерью. И хотя он был ее любимым сыном и столько времени прожил рядом с ней, святой, несмотря на несомненную любовь к нему матери, обуздывал свой язык и сердце и не открыл, кто он.
   - Знайте, - произнес он тихо и смиренно, - все доброе, что вы сделали мне, нищему чужестранцу, вознеслось прямо к престолу Владыки. Помните Его глас: Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф 25 40). Но вот, близок конец моей жизни. Хочу обратиться только с последней просьбой, призывая во свидетели Бога, исследующего сердца всех. Не облачайте моего тела в погребальные одежды и не хороните на кладбище в хорошей могиле. Погребите меня здесь, где я построил своими руками келью, в том рубище, которое ношу.
   Высказав матери свою волю, он потребовал от нее пообещать все исполнить. Она поклялась, не зная, что перед ней родной сын. Иоанн был благоразумен и решил подгадать так, чтобы она дала обещание раньше, чем узнает, кто он. И уже совсем ослабший святой признался родителям, что он их сын Иоанн, которого они искали, и сказал, что признался им в этом только потому, что они уже дали ему клятву - и умер.
   Она сразу же забыла завещание сына, побежденная материнской любовью к нему. Бедняжка принялась немедленно снимать с него рубище и надевать на него дорогие блистательные одежды. И тотчас у нее онемели руки и ноги, потому что сын не допускал, чтобы произошло то, что неправильно. О, горячая его божественная любовь ко Христу! Рубище, знак его страданий, было для него дороже принесенных матерью одежд!
   Отец, когда увидел, что его супруга не может двинуться с места, напомнил ей о завещании сына. Он сразу же снял дорогие одежды и одел сына в рубище - и мать сразу же освободилась от недуга. Так сын оказался мудрее родителей, и так Бог показал, очевидно, что нужно не только детям тщательно хранить заповеди отца и матери, но и родителям - исполнять завещание детей, если оно полностью отвечает Божией воле.
   Славного подвижника похоронили в его хижине, как он и завещал, зная, что смиренная жизнь на земле наследует светлое торжество на небе.

   3. Из жития святого Пахомия

   Как-то святой Пахомий, обходя монастыри, которые основал по благодати Божией, подошел к воротам обители и увидел похоронную процессию. Провожали в последний путь брата, который небрежно провел всю свою жизнь. Братья вышли на проводы и дружно и торжественно пели псалмы. При погребении присутствовали родители, родственники и друзья покойного.
   Увидев святого, монахи поставили носилки на землю и попросили Пахомия помолиться о них и об усопшем брате. Святой прочел положенные молитвы и прошение, обратился к братьям и сказал:
   - Прекратите петь Псалмы.
   Затем он велел собрать одежду покойного, сжечь ее и похоронить тело без положенного псалмопения.
   Родители и родственники покойного были изумлены таким нововведением и принялись умолять святого разрешить им пропеть обычные для такого случая псалмы. Но Пахомий отказал им.
   Все окружили его и спросили:
   - Что это за невиданное правило, отче? Ведь только враги не щадят тела покойного. Нас постигло великое бедствие, оно, как дикий зверь, ворвалось в наш дом, оставив за собой только скорбь и плач. Как-то и твоей святости не подобает так нас унижать. Отмена псалмопения становится для нас позором. Лучше бы он не становился монахом, тогда по крайней мере ты избавил нас от неизбывной скорби.
   Они говорили преподобному и многие другие вещи и умоляли разрешить псалмопение ради души покойного.
   - Братья, - отвечал им Пахомий, - я еще больше вас скорблю об усопшем. Ведь вы только видимую оболочку замечаете и ради нее направляете всю свою заботу, а я думаю о его душе и ради его души, как его духовный отец, отдал такое распоряжение.
   Вы же причиняете душе еще большую боль, думая, что воздаете ей почести. А я, напротив, забочусь о том, чтобы избавить его от бесчестия и доставить ему хоть какое-то оправдание. Поэтому я и считаю, что не нужно прислуживать умершему телу, но только бессмертной душе, которая вновь получит это тело нетленным в Воскресении.
   Если я разрешу торжественные похороны, меня будут осуждать как человекоугодника, что ради того, чтобы произвести впечатление пышностью похорон, я предал благо этой души и закрепил за ней вечные муки.
   Бог, будучи источником благости, требует от нас только дать Ему повод, чтобы излить обильно Свою благость на нас и отпустить нам грехи не только в этом веке, но и в будущем. Господь сказал, что хулящие Духа Святого ни в нынешнем веке, ни в будущем не сподобятся прощения. Этими словами подразумевается, что прощение за грехи в нынешнем веке может состояться и после окончания нынешней жизни.
   Мы удостоились опытным путем узнать божественное врачебное искусство Господа нашего. Поэтому, если мы не будем каждому оказывать должную помощь, мы заслуженно услышим о себе, что мы презрели заповедь. До нашего слуха весьма скоро донесутся грозные слова: «Знайте, презренные, внимательно вглядитесь, и вы сильно изумитесь».
   Поэтому прошу, если вы хотите, чтобы усопший освободился от нависших над ним кар и удостоился отпущения грехов, погребите его без псалмопений. Бог, как благой и многомилостивый, покажет на нем благо, которое вы даже представить в своих просьбах не можете.
   Так скончавшегося брата отнесли на гору без псалмопения, как велел преподобный Пахомий, и там похоронили молча.

   4. Из Отечника

   Когда авва Арсений умирал, то сказал своим ученикам:
   - Не хлопочите о трапезе любви в память обо мне. Если я сам сотворил любовь, то обрету любовь.
   Когда ученики увидели, что он уже при смерти, то пришли в смятение. Но авва Арсений сказал им:
   - Еще не пришел мой час. Когда придет, я скажу вам. А если вы отдадите мои останки кому-нибудь, поведу вас на суд к престолу страшного Судии.
   - Но что же нам делать, - спросили ученики, - если мы не умеем устраивать похороны?
   - Неужели вы не сможете привязать меня за ноги и втащить повыше на гору? - спросил старец.
   Когда он уже готов был закрыть глаза, братья заметили, что он плачет, и спросили:
   - И тебе страшно, отче?
   - Поистине, этот страх пребывает со мной с тех пор, как я стал монахом, - ответил он и с этими словами умер.
   2. Рассказывал кто-то из отцов, что был один отшельник в пустыне под Нилополем, и ему прислуживал верующий мирянин. В городе Нилополе жил один человек, богатый и нечестивый. И вот он умер, и с ним прощался весь город во главе с епископами, с факельным шествием и каждением.
   Прислужник пустынника как обычно ушел в город за хлебом. Когда он вернулся, то увидел, что старца загрызла гиена.
   Он пал ниц перед Богом и сказал:
   - Не встану, Господи, пока не известишь меня, почему нечестивого похоронили со столь великой пышностью, а трудившийся Тебе день и ночь умер столь жалким образом.
   Ему явился ангел Господень и сказал:
   - Этот нечестивец совершил немного добра и получил за него воздаяние на земле, а там к нему уже не будет никакого снисхождения. Подвижник же был человеком, украшенным всякой добродетелью, и прегрешения его ничтожны, и за них он получил воздаяние здесь, чтобы явиться чистым перед Богом.
   Услышав такой ответ, мирянин ушел, прославляя Бога за Его праведные и непостижимые суды.
   3. Рядом с одним усердным и всегда скорбящим братом жил другой. В один из дней, собираясь сходить в крепость, он попросил усердного:
   - Брат, сотвори милость и позаботься о саде, пока я не вернусь.
   - Не беспокойся, - ответил тот, - я позабочусь о нем, как смогу.
   Садовод ушел, а тот подумал про себя: «Смиренный человек, тебе выпала такая возможность помочь брату и позаботиться о саде». Но, встав вечером на правило, он со слезами пел и молился до самого утра и так же провел и весь следующий день, ибо то был святой воскресный день.
   Вечером вернулся сосед и увидел - дикобразы опустошили сад.
   - Да простит тебя Бог, - сказал он, - что ты не присмотрел за садом.
   - Ведает Бог, авва, - ответил тот, - я сделал все, что от меня зависит, и следил, чтобы наш маленький садик принес плоды.
   - Да, да, конечно, брат, но он весь опустошен.
   - Знаю, - заметил молитвенник, - но верю Богу, и наш сад расцветет снова.
   - Тогда пойдем, хоть польем его, - предложил садовник, а тот ответил:
   - Ты иди поливай сейчас, а я потом - ночью.
   А на дворе стояла засуха, и садовод весьма беспокоился, поэтому сказал:
   - Поверь, брат, если Бог не поможет, у нас не будет воды летом.
   - Увы, - сказал брат, вздыхая, - если высохнут родники сада, поистине не будет нам спасения.
   Но «родниками» он назвал слезы молитвы. Когда этот прекрасный подвижник приблизился к смерти, то позвал соседа и сказал:
   - Сотвори любовь, никому не говори, что я болею, но оставайся здесь сегодня. Когда умру, возьми мое тело и брось в пустыне, чтобы его пожрали звери и птицы, ибо я много нагрешил перед Богом и недостоин погребения.
   - Поверь, авва, не соглашается моя душа поступить так.
   - Эта вина на мне, - сказал больной. - Даю тебе слово, если послушаешься и сделаешь так, то я, как смогу, помогу тебе.
   Усердный брат умер в тот же день, и брат поступил так, как он просил, и оставил усопшего без погребения нагим в пустыне, ибо они жили в двадцати милях от крепости.
   На третий день во сне ему явился отошедший ко Господу и сказал:
   - Да помилует тебя Бог, брат, как ты помиловал меня. Поверь, великую милость сотворил мне Господь за то, что без погребения осталось мое тело, сказав: «Ради твоего великого смирения Я велел, чтобы ты был вместе с Антонием Великим». Тогда я попросил и за тебя, и тебе следует уйти из этого места. Оставь чувственный сад и подумай об умном и нетленном саде души. В тот час, когда изошла душа моя, я увидел, что мои слезы погасили огонь, в который меня должны были ввергнуть.

    Оглавление   
Глава 38: О том, что не всякий может учительствовать, но только тот, кого поставил на то Божий промысел, как человека способного и делающего все то, чему учит других, и победившего страсти; и о том, что простой человек должен внимать себе, чтобы, желая укрепить других, не разрушал самого себя; и о том, что это редкость, когда человеком с самого начала руководил Святой Дух и потому он никогда не нуждался в человеческом наставлении и потом смог стать учителем других, и что таким людям следует только удивляться, но не подражать им, ибо нужно учитывать собственную немощь


   1. Из Григория Двоеслова

   У патриция Валентия было имение в Амнийской области. Там у одного крестьянина был сын по имени Онорат, который с младенческих лет так возжелал небесного отечества, что просто сжигал себя постом. Когда он преуспел в подвиге и показал великие способности, его господин, упомянутый Валентий дал ему вольную.
   На земле своего господина в местечке под названием Фруд Онорат основал монастырь, став отцом двухсот монахов. Как-то от скалы, нависавшей над монастырем, оторвался огромный кусок, и покатился по склону горы, угрожая разрушить весь монастырь и погубить братьев.
   Святой, увидев, что может произойти, во весь голос призвал имя Христа и, подняв руку, перекрестил глыбу, - и она тотчас остановилась. И сегодня можно увидеть, как она неподвижно застыла почти на отвесном склоне, потому что святой остановил ее силой Христовой.
   Петр: Хочу спросить тебя, честной отец, этот славный святой, у которого было столько учеников, у кого сам учился?
   Григорий: Я никогда не слышал, чтобы он был чьим-то учеником. Дар Святого Духа не подчиняется никаким законам. Хотя есть правило нормальных человеческих отношений, чтобы никто не становился руководителем, пока сначала сам не научится подчиняться. Ведь как может требовать послушания от подчиненных тот, кто сам не знает, как нужно подчиняться?
   Однако были люди, которых обучил Святой Дух, так что они не нуждались в науке человеческих поучений, но от этого в их душе мудрость наставничества не уменьшалась. Такое случается с мужами совершенными, свобода которых всегда будет служить примером для немощных.
   Нужно внимать, что кто, как Онорат, не преисполнен Святого Духа, но при этом отказывается учиться у кого-нибудь, тот становится потом наставником лжи. А знаки того, что ум преисполнен Духа Божия, весьма ясны: духовная сила и смиренномудрие. Если в каждом помысле они оба всецело присутствуют, то они ясно обозначают присутствие Святого Духа.
   2. Так, известно, что у Иоанна Крестителя не было учителя. Сама Истина, Господь наш Иисус Христос, обучавший апостолов телесно, не призвал его телесно учиться у Него. Он обучал Иоанна духовно, внешне оставляя его свободным.
   3. Так же и Моисей, ведомый по пустыне ангелом, познал заповеди не от человека. Однако эти примеры, как мы уже сказали, заслуживают только уважения более немощных, но не служат предметом для подражания.
   4. Таким был и преподобный отец наш Венедикт. Словно яркая звезда, произойдя от Нурсийской земли, он воссиял над всей римской империей. Будучи еще юным, в расцвете телесных сил, он отверг все мирское с его удовольствиями, как пожухлую траву, и ушел в пустыню, которую местные жители называют Лакк. Там он нашел пещеру, в которой и поселился. Юноша овладел всеми видами добродетелей и потому обрел крепость Святого Духа, Который и возделал его сердце так, что оно стало приносить всем приходящим плоды истинного учения.
   Множество людей из окрестных селений стекались к нему ради духовного наставления. Как свет не может долго скрываться под спудом забвения, но Промыслом ставится на свещницу, чтобы светить всем, так и он был явлен людям.
   Хотя святой жил в пещере, но молниями своих добродетелей, знамениями и великими чудесами, которые Бог творил через него, он смог привлечь к себе многих. Те, кто приходили к нему, нередко просили, чтобы он стал их пастырем. Отшельник принимал их и с помощью Христовой основал двенадцать монастырей в этой области, и в каждом из них было по двадцать монахов. А с ним жило только несколько человек, которым оказались под силу все подвиги.
   Такими же были и главнейшие из отцов: Антоний Великий и Евфимий Великий. Их учителем тоже был не человек, но Бог и их совесть, и они стали вселенскими светочами. Таким же был преподобный Аполло, Даниил Столпник, Алипий и великий Симеон Столпник.

   2. Из жития преподобной Синклитикии

   Блаженная Синклитикия говорила, что весьма опасно, когда человек, не взошедший благодаря деланию к духовным высотам, берется учить других. Как хозяин трухлявого дома, который сдает комнаты чужеземцам, если потолок обвалится, погибнет сам и погубит всех своих гостей. Так же и тот, кто еще себя надежно не утвердил, но стал при этом учить других, подвергает страшной опасности себя и тех, кто к нему ходит.
   Словами он призывает людей к спасению, а на деле обрекает их на погибель. Кто просто много говорит, тот уподобляется человеку, который расписывает стену красками, которые смываются первым же дождем.
   Такая роспись продержится до первых порывов ветра, когда на нее попадут капли дождя. А учение, которое подтверждено делами, не сможет разрушить даже долгий век. Душевная крепость, выкованная делами и закаленная словом, вечно живет для верных.

   3. Из Отечника

   Авва Пимен говорил, что учить ближнего может только духовно здоровый и бесстрастный человек. Что толку строить дом другому человеку, а собственный дом разрушать?
   2. Он же сказал: «Человек, который учит, но не делает того, чему учит, подобен источнику, который всех хочет напоить и омыть, а себя не может очистить, но вся нечистота и грязь остаются в нем».
   3. Как-то авва Серин вместе со своим учеником Исааком пришел к авве Пимену и спросил:
   - Как мне наставлять Исаака, который с удовольствием слушает мои слова?
   - Если хочешь принести ему пользу, - ответил авва, - показывай ему добродетель на деле. Ибо тот, кто внимает только слову, остается бездейственным. А если ты ему покажешь что-нибудь на деле, то в нем это останется.
   4. Сказал авва Иперехий: «Истинно премудр не тот, кто учит словом, но кто наставляет делом».
   5. Старец говорил: «Если в душе есть слово, но нет дела, она подобна дереву, на котором есть листья, но нет плодов. Если на дереве много румяных плодов, то на нем есть и листья. Так и слово подходит только душе, в которой есть благое дело».
   6. Старец сказал: «Если ты видишь, что человек упал в воду и можешь ему помочь, протяни ему посох и спаси его, а ели не в силах вытащить его, оставь ему свой посох. Потому что если протянешь ему руку и не сможешь вытащить, то он затянет тебя с собой, и вы оба погибнете».
   Старец говорил это для тех, кто ввергает себя в искушения, помогая другим сверх своей меры.
   7. Сказал старец: «Нет более убогого зрелища, чем разум, который лишен Бога, но при этом любомудрствует о Боге. Человек, который учит в церкви или в келье, сам должен сперва совершить то, о чем говорит и чему учит. Трудящемуся земледельцу первому должно вкусить от плодов (2 Тим 2, 6).
   8. Один старец говорил о другом, который был преисполнен любви и давал советы монахам и мирянам: «Светоч многим светит, а собственные уста его опаляются».
   9. Сказал авва Орсисий: «Если сырой кирпич положить в основание здания, стоящего около реки, такое здание не простоит и дня. А если кирпич обожжен, то здание будет прочным, как камень. Так и человек, чей плотский помысел и душа его не закалена, как у Иосифа, страхом Божиим, если достигнет власти, сразу потерпит крах.
   Много искушений у тех, кто живет среди людей. Лучше, чтобы человек, зная свою меру, избегал бремени власти. А те, кто утверждены верой, те непоколебимы всегда. Если кто пожелает сказать слово о святейшем Иосифе, то скажет, что тот не был обычным человеком, живущим на земле, ибо претерпел множество искушений в стране, где не было даже следа богопочитания. Но Бог отцов его был с ним и спасал его из всякой беды. И теперь он вместе со своими отцами в Царстве Небесном. А мы, зная свою меру, будем совершать подвиг. Только так мы сможем избежать суда Божия».
   10. Сказал авва Пимен: «Человека, который знает свое место, ничем нельзя смутить».
   11. Он же сказал: «Кто знает свое место, но не придерживается его, как может учить ближнего?»
   12. Брат спросил его:
   - В моей обители живут братья. Повелишь ли, чтобы я отдавал им распоряжения?
   - Нет, - ответил старец. - Сначала делай свой труд, и если они стремятся к духовной жизни, то будут внимательно смотреть на тебя.
   - Но они требуют, чтобы я ими повелевал.
   - Стань для них образцом, - посоветовал старец, - а не законодателем.
   13. Брат спросил старца:
   - Если брат станет рассказывать о том, что происходит вовне, велишь ли, авва, предупредить его, чтобы он избавил меня от таких вестей?
   - Нет, - ответил авва.
   - Почему?
   - Если мы сами не можем это соблюсти, то как мы можем требовать не делать этого от других, если знаем, что сами будем это делать.
   - Как же тогда быть?
   - Если мы будем молчать, - посоветовал старец, - то для ближнего будет достаточно примера нашего поведения.
   14. Авва Петр спросил авву Исайю, что означает выражение «раб Божий». Он объяснил, что пока человек пленен какой-либо страстью, то еще не может считаться рабом Божиим, ибо он раб того, что его поработило (Ср.: 2 Пет 2,19). И пока он одержим страстью, он не может учить тех, кто подвержен тем же страстям. Ибо позор до освобождения от этой страсти учить людей или молить Бога об их исправлении. Ибо как может просить Бога за другого тот, кто сам страдает от той же болезни?
   15. Сказал авва Исайя: «Откуда я знаю, что Бог меня принял, если говорю другому, сделай то или это, а сам еще не покаялся в своих грехах? Пока павший человек находится в покаянии, то ничего не может делать с уверенностью, потому что еще не знает, даровано ли ему прощение. Если человек не чувствует этого в своем сердце, то может услышать это от кого-нибудь другого. Вместо поучений, он будет только бояться и трепетать в ожидании страшного суда Божия.
   Если кто-нибудь попросит объяснить что-то и если ты готов обречь свою душу на погибель, то скажи ему прямо и открыто и возьми на себя все, что ты сказал ему. А если ты не преуспел в духовной жизни, то беги скорее от всякого ответа, иначе погубишь свою душу. Великое дело для человека - оставить свои притязания, жить по воле Божией и, храня слово Божие, учить других своим примером.
   16. Человек Божий авва Нисферой, хотя и удостоился Божьей славы, но никогда ничего не приказывал сыновьям своей сестры, которые жили с ним. Он каждому разрешал поступать по своей воле и не заботился о том, правильно они делают или нет.
   17. Он же сказал о Каине и Авеле, что когда еще не было ни Закона, ни Писания, кто учил их поступать так или иначе? Поэтому если Бог не научит человека, то все труды напрасны.
   18. Он же говорил: «Учить ближнего - это падение души. А пытаться возвести его к лучшим проявлениям природы - великое сокрушение души. Когда собираешься научить ближнего чему-нибудь, сначала подумай о себе: не получится ли так, что ты разрушишь свой дом, созидая чужой. Кто забывает о своих грехах, но думает исправить другого, совершенно лишен сердечной молитвы и не умеет обращаться с просьбами к Богу».
   19. Он же сказал: «Когда учишь, бойся отпасть от того, чему учишь, а если отпадешь, то зачем учить тому же еще кого-то».
   20. Он же сказал: «Горе нам, мы грешим не переставая, а вразумляем и наставляем тех, кто гораздо лучше нас. С бревном в глазу мы обвиняем, как ни в чем не бывало, наших братьев, сердимся и налагаем на них бремена тяжелые и неудобоносимые (Мф 23,4), а сами, как немощные телом, даже подняться до них не хотим. Горе нам, что оставили наше единственное дело и поспешили учить других деятельной добродетели. Горе нам, что другим поручаем труды, а сами снимаем с себя даже собственные обязанности. Горе нам, что мы решаем, что справедливо, что нет, судим и поучаем, но при этом далеки от всякого благого дела».

   4. Из аввы Марка

   Кто без дел считает себя мудрым и произносит поучения, тот обогащается неправедностью, и его труды, по слову Писания, пойдут для чужого дома (Притч 5,10).

   5. Из аввы Исаака

   Не объясняй другому того, чего сам не понял, а то самому будет стыдно. Сравнят твои поучения с твоим образом жизни, и откроется твоя ложь. А если возникнет необходимость произнести хорошую речь, скажи ее так, словно ты ученик, а не наставник, потеряв всякий стыд. Прежде, чем говорить, подумай о себе и увидишь, что от тебя меньше толку, чем от тех, к кому ты собираешься обратиться с речью.
   Доброе дело - учить людей благу и по велению Промысла вести их от неведения к познанию истины. Так поступали Христос и апостолы, и это высокое служение.
   Но если кто почувствует, что от такого образа жизни, от постоянного общения с людьми, его совестливый ум ослабел и уже не созерцает сущие вещи так же ясно, как раньше и что смущен покой сердца, помрачилось знание, то это значит, что ему следует хранить свой разум и отречься от чувственного. А иначе человек, желая исцелить других, погубит свое здоровье и, вместо свободного употребления воли, его постигнет смятение ума. Пусть такой человек вспомнит слова апостола, который сказал: Твердая же пища свойственна совершенным (Евр 5 14). Совершенные - те, чьи чувства здравы и открыты, и потому они могут воспринимать любую пишу, то есть любые вторгающиеся через чувства обстоятельства и не повреждаться сердцем ни от каких встреч с людьми, ибо обучены совершенству, и не обращаться во время этих встреч к уже пройденному, чтобы не услышать, например: Врач! исцели Самого Себя (Лк 4,23).
   Поэтому пусть каждый поразмыслит о себе и сохранит свое достояние. Лучше произносить не чувственные речи, но благим жительством служить людям и учить их примером своих поступков. Когда ты далек от людей, то можешь гораздо лучше облагодетельствовать их, пробуждая у них рвение к благим делам. А что до речей, ты не умеешь произносить их так же, как и они. Господь и обращается к тебе в Евангелии: Если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму (Мф 15,14).

   6. Из святого Варсонофия

   В монастыре, где святой Варсонофий совершал подвиг безмолвия, жил один брат. Когда другой монах сказал ему, что он терпит брань, то в меру своих сил дал советы, хотя сам еще не достиг духовной меры, и брань тотчас перешла на него.
   Пострадавший понял, за что постигла его такая тяжелая кара: он не признался монаху, что сам страдает той же слабостью и не направил его к старцам. Ведь только они одни в силах разрешить вопросы духовной жизни. Он пошел к старцу и рассказал ему, как было дело.
   - Брат, - посоветовал ему святой Варсонофий, - нет другого пути тебе избавиться от брани, кроме как порицать себя за все сказанное - тогда Бог смилостивится над тобой.
   Брат поступил так, как велел старец, осудил себя за произнесенные слова, искренне покаялся, брань тотчас прекратилась, и он воздал благодарность Богу.

   7. Из Патерика

   Амма Феодора сказала: «Учитель должен чуждаться любоначалия и отвращаться тщеславия и превозношения, не доверять лести, не слепнуть при виде даров, не поддаваться гневу; но быть долготерпеливым, кротким, крайне смиренномудрым, отменным в делах, снисходительным, заботливым и благожелательным».
   2. Сказал старец: «Не учи до времени, а иначе покажешь, сколь слабое у тебя разумение».
   3. Он же сказал: «Кто учит других спасению души, должен сперва пожать плод своего собственного учения. Ибо всякий, кто сам не достиг целомудрия, как сможет научить этому другого? И всякий, кого душит сребролюбие, кого жжет демон сребролюбия, как может научить других милосердию? И кто постоянно думает только о сборе и раздаче, купле и продаже, во все дни погружен в земные заботы и на суету убивает целые годы, как может научить других стяжанию будущих благ?
   В любом случае ученики тоже больше обращают внимания на дела, чем на слова. Если учитель оставил небесное и растратил себя на временное и преходящее, само собой разумеется, что его ученики научатся презирать вечное и весь свой помысел отдадут только настоящему. Про таких людей Бог сказал: Что ты проповедуешь уставы Мои и берешь завет Мой в уста твои, а сам ненавидишь наставление Мое и слова Мои бросаешь за себя? (Пс 49,16-17). И еще: Всякий день имя Мое бесславится (Ис 52, 5). Хорошо учить, когда ты сам поступаешь, как учишь, и за твоим словом следует дело, и добродетель видна без слов. И блажен не тот, кто учит, но кто делает и учит».
   4. Сказал старец: «Если ты говоришь кому-нибудь о духовной жизни, говори с умилением и слезами, прочувствовав каждое слово. А если не можешь, то лучше не говори ничего, иначе, намереваясь спасти других, чужими словами погубишь себя».

   8. Из святого Ефрема

   Лучше усердно учиться, чем учить других во вред себе, делая недолжное. Кто себя наставляет, тот и другого наставит. Кто следит за собой и сам постоянно учится, то научит и ближнего.
   2. Не гони брата из-за своего любоначалия. Если не от Бога твой замысел, то он не продержится долго. А если от Бога, то прячь его среди вещей, как Саул, которого Господь потом взял и поставил вождем Своего народа.

    Оглавление   
Глава 39: О том, что кто выносит суждения по внушению Святого Духа, даже если он не священник, на его стороне Божья воля, и не признавать этого нельзя; и о том, что Бог разрешает учить не только священникам, но и тем, кто чист духовно; и о том, что такое «мысленное священство» и как в пустыне в отсутствие священника следует причащаться Святых Тайн


   1. Из Григория Двоеслова

   Святой Венедикт, не будучи священником, во время Литургии дал просфору в жертву за двух умерших отлученных от причастия дев, которые покидали храм всякий раз, когда диакон говорил, чтобы не причащающиеся вышли из церкви. А после жертвы больше уже никто не видел, чтобы во время Литургии эти девы покидали храм.
   Поэтому, Петр, мы без всяких сомнений верим, что как только была принесена за них просфора, они сразу же удостоились прощения и освободились от наказания заступничеством блаженного Венедикта.
   Петр: Дивное дело, что этот честной муж, будучи еще во плоти, мог избавлять души (умерших) от наказания.
   Григорий: А разве, Петр, не во плоти был тот, кому было сказано это обетование: Что свяжешь на земле, то будет связано на небесах; и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах. Относительно связывания и разрешения его наследуют (от Господа) те, кто по вере и нравственности получают священническую власть. Но чтобы перстный человек мог совершать такие дела, для этого Творец неба и земли сходил с неба на землю, чтобы плоть могла судить даже духов. Такой благодати удостоил ее Бог, став плотью ради людей, потому что немощь наша стала выше себя, когда облеклось в нее Могущество Божие.
   Благороднейший муж по имени Филикс, узнав, что незабвенный Экитий не в сане священника, а между тем ходит всюду и ревностно проповедует назидательное слово, однажды обратился к нему с вопросом:
   - Как ты, отче, дерзаешь проповедовать, когда не имеешь ни священного сана, ни разрешения проповедовать от римского папы, в ведении которого состоишь?
   - Я и сам думал, о чем ты спрашиваешь, - ответил святой. - Я открою тебе, как я получил разрешение на проповедь. Однажды ночью во сне мне явился прекрасный юноша, скальпелем коснулся моего языка и сказал: «Я влагаю мое слово в твои уста - иди и проповедуй». С тех пор как я ни стараюсь умолкнуть, но не могу, потому что Бог меня понуждает проповедовать».
   Петр: Мне хотелось бы, отче, узнать, какие подвиги проходил святой муж, удостоившийся такой благодати.
   Григорий: Подвиг, возлюбленный Петр, зависит от дара благодати, а не благодать от подвига, иначе и благодать не будет благодатью. Ибо всякому подвигу предшествует благодатный дар, хотя после этого дары возрастают по мере того, как увеличиваются подвиги. И зачем тебе искать в нем еще большего подвига, когда знаешь, что в этом угоднике Божием непорочная жизнь соединялась с проповедническим усердием? Он горел такой ревностью, присоединяя души к Господу, что управлял несколькими монастырями и в то же время ходил повсюду: по церквам, городам, деревням, даже по домам христиан, возжигая в сердцах своих слушателей любовь к небесному отечеству.
   Когда молва о его проповеди дошла до Рима, некоторые люди, движимые завистью, стали доносить на него Папе:
   «Какой-то неотесанный мужик дерзнул сам себя назначить великим проповедником и наше пресвятое служение, Влады- ко, переписать на себя, присвоив нашу неотчуждаемую собственность. Нужно послать за ним и привести его сюда, дабы объяснить невежде, что в церкви можно делать, а что нельзя».
   Они не прекращали жаловаться на авву Акития до тех пор, пока не убедили Папу послать начальника стражи Иулиана и потребовать от святого не выходить за пределы монастыря.

   2. Из святого Максима

   Сан дьякона получает тот, кто готовит свой ум к святым подвигам и изгоняет из него страстные помыслы. Сан священника - тот, кто просвещается ведением сущих вещей. А сан епископа - усовершенствовавшийся в ведении, поклоняющийся Святой Троице, как принявший миро ведения.

   3. Из жития святого Луки Нового

   Предстоятель Коринфской церкви, отправившись в столицу, по пути зашел в келью преподобного Луки, желая повидаться с ним и получить его благословение.
   Преподобный Лука принял его с большой радостью и, усадив, между прочим спросил:
   - Скажи, Владыко, как нам, поселившимся в горах и пустынях, при множестве наших грехов подходить к страшным божественным Тайнам? Ведь у нас не только храмов нет, но даже священники заходят к нам редко.
   Архиепископ, внимательно выслушав вопрос, сказал:
   - Хороший вопрос ты задал, отче, и спрашиваешь о великом деле. Как говорится, добро - не добро, когда не с добром приходит. Прежде всего у вас должен быть священник. А если по каким-то причинам его нет, то нужно сосуд с преждеосвященными дарами ставить на святой престол, если у вас есть домовый храм. А если простая келья, то на обычную доску, предварительно вычищенную и вымытую до блеска.
   Затем, расстелив плат, на него выложить частицы, и возжегши кадило, прочесть положенные по уставу Псалмы, Трисвятое и Символ Веры, потом трижды совершив земной поклон и сложив руки на груди, принять устами честное Тело Господа нашего Иисуса Христа и произнести «Аминь».
   Пить тогда нужно не воду, а чашу вина, и эту чашу больше не употреблять ни для каких других нужд. А с плата нужно ссыпать оставшиеся частицы обратно в сосуд с дарами, соблюдая предельную осторожность, чтобы ни одна драгоценная жемчужина не осталась и не оказалась на полу.
   Преподобный Лука выслушал святителя и выразил ему премногую благодарность.

    Оглавление   
Глава 40: О том, что истинный пастырь должен быть готов вынести любые опасности ради своей паствы, и всегда усердно о пастве помышлять


   1. Из жития святого Петра Александрийского

   Когда святого Петра оклеветали перед нечестивым Диоклетианом за то, что он многих отторг от веры отцов и привлек к христианству, тиран, преисполнившись гневом, отправил в Александрию пятерых трибунов, вместе с подчиненными им солдатами, отдав им приказ схватить и казнить святого.
   - Если кто из так называемых христиан, - крикнул тиран, - попытается восстать против вас, то не теряйте времени, предайте их мечу.
   Когда посланцы Диоклетиана прибыли в Александрию, то нашли Петра читающим поучение в церкви и передали ему приказ императора. Тот не стал спорить, ни кричать, но спокойно последовал за ними. Когда об аресте Петра узнали жители, весь город пришел в возмущение. Все начало бурлить, и трибуны испугались, что вот-вот начнется восстание, и их растерзают на части. Поэтому они решили поместить святителя в ближайшую от церкви темницу. После этого чуть ли не весь город собрался возле узилища, потому что все так любили своего учителя, что лишиться его для них было таким же горем, как умереть самим.
   Наутро, когда трибуны в сопровождении солдат пришли, чтобы вывести святого из тюрьмы, ибо спешили исполнить приказ, народ окружил их, не давая увести Петра. Люди кричали, что им лучше самим умереть, чем увидеть казнь учителя.
   Трибуны поняли, что им благоразумнее уйти, иначе в случае восстания их не оставят в живых. Посовещавшись с императорскими посланцами, как можно вырвать святого из-под защиты народа, они решили, что следует сделать это силой: вывести его под конвоем, а тех, кто попытается придти к нему на помощь, беспощадно рубить мечами.
   Петр понял, что затеяли трибуны. Он боялся, что из-за него могут погибнуть люди, и принял совсем мальчишеское, достойное его великодушия решение, которое поможет сохранить паству от всяких беды и самому завершить свою жизнь мучеником Христовым.
   Он попросил верного и благоговейного старца известить трибунов, чтобы они стояли ночью у южной стены и ждали. Как только он постучит палкой по стене, ее нужно будет разобрать и взять его, и у них будет повод, чтобы казнить его.
   Когда посланникам сообщили о плане Петра, они весьма обрадовались и поспешили исполнить его: отпустили солдат, привели каменщиков и стали ждать.
   Когда блаженный муж, сидевший в дальней камере, услышал шаги снаружи, то, ничего не говоря своим соседям, постучал в стену, как было условлено, показывая, где нужно долбить. Каменщики на стук разобрали стену, сделав проход, который с улицы остался незаметен. Никто не смог бы увидеть пролом, даже если бы захотел. Как только каменщики приступили к работе, подул сильный ветер, хлынул ливень. Сам промысел Божий управил, чтобы замысел святого сбылся. Звук дождя заглушил стук железа и грохот выламываемых камней, и обитатели соседних домов даже не догадывались, что происходит рядом.
   Когда в стене образовался проход, божественный Петр вылез и сдался тем, кто пришел за ним. Он подражал и в этом божественному Учителю, который во время спасительных Страстей Сам выдал Себя богоубийцам и тем самым помог ученикам скрыться: Если Меня ищете, оставьте их, пусть идут (Ин 18, 8).
   Добрый пастырь положил душу за своих овец. Его схватили те, кому было приказано его убить, отвели на место казни, и там святитель принял мученическую кончину. Он сам встал на колени, воздел руки ввысь и поднял взор к небу, воздавая хвалу Богу. Потом осенил себя крестным знамением и, сказав «Аминь», преклонил голову под меч. Он снял с себя омофор, обнажил шею и дал знак палачам, что готов умереть.
   Посланцы императора, видя, с каким мужеством он принимает смерть, были сражены добродетелью этого человека. У них опустились руки, они не могли смотреть друг на друга, и один сваливал на другого, чтобы тот нанес смертельный удар. Все отказывались привести приговор в исполнение и медлили, крайне восхищенные добродетелью этого мужа. Тогда они придумали, как выйти из положения. Каждый даст пять золотых монет тому, кто согласится стать палачом. Но золота ни у кого с собой не оказалось. Они нашлись только у одного, самого алчного из всех, он одолжил им деньги и затем, чтобы умножить свой капитал, сам отсек божественную главу мученику.

   2. Из жития святого Аврамия

   У святого Аврамия был брат по плоти. Когда тот умер, то оставил после себя семилетнюю дочь. Между тем скончалась и мать ребенка. Тогда знакомые отвели сиротку к ее родному дяде, поистине божественному Аврамию.
   Святой сжалился над малюткой и принял ее с распростертыми объятьями, проявив к ней отеческую любовь. Он построил для нее небольшой дом за стенами кельи. Постоянно играл с ней, стучался в окошко, учил ее, читал вместе с ней Священное Писание, указывая ей в Писании путь спасения и пробуждая в ребенке стремление к духовному подвигу. Старец был, как орел, распростерший крылья над птенцом, которого учил летать, рассекая вместе с ним воздух, и взмывать высоко к вершинам добродетели.
   Хотя она была совсем маленькой, но предалась подвигу и проявила весьма высокую для ее возраста добродетель. Глядя на нее, Авраамий радовался душой и сердцем, радовались и соседи, что девочка в столь юном возрасте проявляла такое усердие к духовным вещам.
   Так и жила девушка, вызывая всеобщее восхищение. Когда ей исполнилось двадцать лет, то некий человек, по одежде монах, но душой мерзкий развратник, стал ходить к блаженному Аврамию, как бы по дружбе, поглядывал на юную девушку нечистым взором и, не знаю как, но сумел влюбить девицу в себя.
   Необузданная страсть завладела ею. Она стала высовываться из окна и разговаривать с ним. В конце концов, она побывала с ним. После этого совесть сразу стала обличать ее. Она раскаялась в своей дерзости и стала страдальчески оплакивать себя:
   - Горе мне, несчастной. Горе мне, я осквернила храм Божий в себе, горе мне, жалкой. Я хуже всех прочих женщин, ибо отвергла обеты, которые дала Богу и предпочла всем свершениям подвига краткое наслаждение. Какими глазами я теперь буду глядеть на небо, если я ослепила их невоздержанным взором любовника? Как я подвигну уста на молитву, если я осквернила их непристойными словами и страстными поцелуями? Подойду ли я дерзновенно к окну и буду ли общаться с Богом, если здесь, нарушив Его заповеди, я, как злая, нечистая, скверная, обесчестила тело и душу! Горе мне! Что мне делать? К кому мне обратиться? Зачем мне жить на земле? Лучше бы я умерла до того, как испытала наслаждение. Я бы принесла в дар смерти телесную чистоту. А теперь на что мне потоки слез? Разве они смогут смыть мою грязь?
   Так час за часом она тяжко страдала. И лукавый, воспользовавшись ее безмерным горем, вверг бедняжку в (полное) отчаяние. Она перестала верить в свое спасение и бежала из пустыни в город Аис, лежавший в двух днях пути от кельи. Она пришла в какую-то корчму, сняла с себя монашескую одежду и надела мирскую и стала отдаваться всякому ищущему наслаждения, за которым следует горе.
   Пока с ней происходили эти события, святому, который совершал подвиг безмолвия в дальней комнате кельи, приснился очень длинный и страшный дракон. Он вылез из своей норы, подполз к его жилищу, проглотил голубку, сидевшую внутри, и вновь скрылся с головой в своей норе.
   Когда Аврамий проснулся от сна, то (долго) не мог прийти в себя от ужаса и растерянности. Он не мог понять, что означает видение, и поэтому стал молиться, чтобы Бог открыл ему смысл сна со всей ясностью.
   На следующую ночь он снова увидел во сне дракона, который так же вылез из норы, подполз к нему, припал мордой к его стопам, разверз пасть и вернул проглоченную голубку, совершенно чистой и нескверной, извергнув ее из глубины своего чрева.
   Увидев это и рассудив, что ему была явлена погибшая душа его племянницы, он исполнился страха и смятения. Он прильнул к двери хижины и стал звать девицу:
   - Мария, деточка моя! Что случилось с тобой? Неужели тебя одолело нерадение? Вот уже два дня как я не слышу, что твои уста возносят хвалу Богу. Ты не подходишь к окну, чтобы услышать поучение, которое, как ты говорила, для тебя слаще меда и сот в устах твоих.
   Он звал племянницу, но ответа не было. Мог ли он предположить, что она тем временем сидит в корчме, среди любовников и шутов? И только теперь он понял, что произошло с его духовной дочерью.
   Сильная боль, пронзившая его душу до самой глубины, с тех пор не давала ему покоя. Он стонал (и задыхался), словно почувствовав едкий дым от огня, и стал молиться, чтобы Бог умудрил ее и вернул к прежнему благоговению. Он два года молился за племянницу, потому что два сновидения означали двухгодичный срок.
   В конце второго года пришел один из его друзей, которого он отправил разыскивать племянницу, и рассказал, где она, чем занимается и как себя чувствует. Аврамий сразу решил не откладывать дела, попрощался со старчеством, с подвигом и безмолвием, монашеской одеждой и обращением - только бы спасти душу из сетей дьявола. Он надел солдатскую форму, положил за пазуху золотую монету, собрал все, что у него было, нанял коня и помчался прямо в корчму. Вот так же некогда мчался и Авраам, чтобы освободить Лота из плена пяти царей.
   Старец привязал коня у корчмы, вошел и сел за стол. Но племянницы нигде не было видно. Его целомудренные очи не могли видеть того, к чему привыкли разнузданные сладострастники. Он думал о том, что применит все свое рвение и пожертвует всем ради спасения погибшей души.
   Святой прикинулся искателем удовольствий, сделав соответствующий вид и вел себя соответствующим образом, хотя душой подобен ангелам и небесным жителям. Аскет притворился, что страстно жаждет Марию. Он подошел к хозяину и сказал:
   - Слышал, у тебя есть девушка, чья красота сводит всех с ума, и ты продаешь ее тем, кто желают получить ее для утех. Я пришел взглянуть не нее.
   Хозяин корчмы, как только увидел у солдата седые волосы, почувствовал жалость к нему. Неужели, подумал он, и в старости люди остаются такими распущенными и похотливыми, что, дожив до седых волос, не могут образумиться. И в то же время ему не хотелось лишиться греховной платы за девицу, и он принялся подзадоривать гостя и разжигать в нем похоть, расхваливая красоту Марии.
   Старец достал из-за пазухи золотую монету, отдал ее хозяину, велел накрыть стол и привести Марию, чтобы поужинать вместе с ней. Хозяин поставил на стол весьма недурной ужин и привел девушку. Она была накрашена, надушена, и движения ее были непристойны. Когда Аврамий увидел такой свою племянницу, его сердце чуть не разорвалось от горя, горькие слезы душили его. Ему стоило огромных усилий, чтобы не разрыдаться и скрыть, что у него было на душе на самом деле, потому что тогда девушка сбежала бы от него.
   Слезы готовы были хлынуть из его глаз, потому что он едва справлялся со своими душевными переживаниями. Веки у него набухли. Ему приходилось постоянно отворачиваться, чтобы скрыть слезы, которые текли по щекам. Он старался изо всех сил, чтобы она ничего не заметила, и стал заигрывать с ней, улыбаться сладострастно, возбуждая в ней блудные мысли, словом, делал все, чтобы пробудить в ней похотливые желания к себе.
   Она подошла к Аврамию и поцеловала его. И в тот же миг она ясно ощутила скрытое благоухание целомудрия подвижника, которое навеяло смутные вспоминания о ее прежней жизни и о небесной благодатной чистоте. Она вспомнила о том, какой духовной высоты она лишилась. Ее глаза наполнились горячими слезами сожаления, в душе она застонала и подумала: «Горе мне, несчастной, горе, как тяжелы цепи греха. Горе мне, что мне теперь делать! Поглоти меня земля сейчас же!»
   Святой Аврамий боялся раскрыть себя - тогда племянница могла бы сбежать. Он решил исключить всякое подозрение и начал вести себя совсем развязно, как опытный соблазнитель. Он спросил:
   - Друг мой, что ты так пригорюнилась? Разве мы встретились, чтобы вспоминать прошлое? - и повернувшись к хозяину крикнул, - Подай нам вина, да поживей, мы хотим повеселиться. Ради этой красотки я продела такой большой путь!
   Старец, который пятьдесят лет не видел женского лица, стал пить дорогое вино с блудницей. В пустыне он не вкушал ни хлеба, ни воды досыта, а в корчме пил вино и ел мясо, поглощал глазами позор и пошлость. Он подражал блаженному Павлу, который очистился и обрил голову, став достойным примером ревности и милосердия, а также обрезал Тимофея, не потому, что считал себя зависимым от иудеев, но для того, чтобы привлечь души верных к богопочитанию.
   Так они ели и пили, касались друг друга, потом удалились в тихую комнату, где их уже ждала постель с мягкими перинами. Аврамий сел на край кровати. Она предложила:
   - Давай, я сниму с тебя обувь.
   Старец попросил ее плотно закрыть дверь.
   Мария заперла дверь, прильнула к святому и нежно его обняла. Аврамий понял, что теперь Мария не уйдет, и тотчас сбросил маску притворства и открылся ей. Святой снял с головы племянницы украшения и, глубоко вздохнув, с горечью сказал:
   - Помилосердствуй, Мария, разве ты не узнаешь меня? Неужели не видишь - я твой родной дядя? Что с тобой произошло, душа моя? Кто увлек тебя в погибель? Где твой ангельский образ девства? Где жизнь, распятая на Кресте? Где слезы умиления? Почему, взойдя на такую высоту добродетелей, ты низверглась в пропасть блуда? Как ты сразу не распознала вражеского нападения? Почему пала так низко, а не повергла врага к своим ногам, торжествуя над ним, хотя я и друг Ефрем за тебя всегда со слезами ходатайствовали и молились о тебе? Зачем ты ушла от нас? Неужели ты так отчаялась? Неужели тебе не известно, что отчаяние - самый жестокий крючок дьявола? Разве тебе было не жалко себя, и ты дерзнула пойти на самое постыдное дело? Встань и яви покаяние за свою дерзость. Неужели ты не знала, как Бог милостив? Он чадолюбивейший Отец наш и всегда собирает нас, как наседка птенцов, под свое крыло, хотя мы так часто пренебрегаем Им. Прошу тебя, вернись на прежний путь. Уважь мою седину. Я так переживал за тебя, мне было так тяжело на душе. Вернись к прежнему образу жизни. Дай мне хоть немного вздохнуть. Не то на старости лет ввергнешь меня в ад, где скорбь неизбывна.
   Так говорил Аврамий племяннице, но это было все равно, что петь глухому. Она склонила голову и только покраснела. Ей было стыдно поднять глаза, и она угрюмо смотрела в пол. Старец догадывался о смятении в ее душе.
   - Почему, чадо, ты не отвечаешь мне? - спросил он. - Разве ты не знаешь, какой я путь проделал ради тебя? Разве не видишь, как я притворялся ради тебя? Надел солдатскую форму, прикидывался похотливым, ел мясо. Ты ведь знаешь, что я никогда не видел ничего, кроме кельи, и не знал ничего, кроме безмолвия? Нет такого человеческого греха, который не пересилило бы божественное милосердие. Нет такой тяжкой раны в душе, которую нельзя было бы прижечь добрым огнем покаяния. На мне беззаконие твое, чадо, я за тебя буду давать ответ Христу. Только пойди со мной, мы вернемся в нашу пустынную келью.
   Выслушав эти слова, девушка с сокрушенной душой пала на пол, как евангельская блудница, к ногам учителя и горько разрыдалась, орошая потоками слез его стопы. Так они сидели некоторое время. Старец предложил племяннице тут же отправиться с ним на гору. Она спросила, что ей делать со своими платьями, золотыми украшеньями, серебряными накидками - всеми этими вещами, без которых она не может обходиться, тем более стоят они дорого, и она к ним привязалась. Божественный Аврамий, следуя заповеди Владыки, повелел все это оставить и следовать только за Богом, чтобы поспешить к истинному богатству будущей жизни.
   Старец взял ее за руку, и они незаметно для всех выскользнули из корчмы. Он посадил ее на коня, а сам пошел пешком, держа гнедого под уздцы.
   Когда они прибыли на гору, то поменялись жилищами. Старец стал жить в хижине, стоявшей за стенами, а племянница - во внутреннем помещении кельи. Ведь она хотела теперь прожить в затворе всю свою жизнь, изглаживая греховные язвы в душе постом, молитвой и слезами. Так постепенно Мария освобождалась от телесных страстей и потому всегда обращала взор в глубину своей души, сурово укоряя совесть, хотя позднее Бог много раз показывал ей, что грехи прощены ей, и украсил ее благодатным даром чудотворений. Аврамий, видя это, радовался сердцем и возносил хвалу Богу.
   Преподобный Аврамий дожил до глубокой старости, разрешился от жития и переселился в вечные обители. А на пятый год после его кончины умерла и племянница. Когда она лежала уже усопшей, ее лицо сияло преображенное благодатью и освещенное лучом свыше, как явный знак достигнутого ей просветления души.

   3. Из жития святого Иоанна Богослова

   Однажды Иоанн Великий, прибыв с Патмоса, побывал в близлежащем городе, даровав душевный мир немалому числу братьев. Там он познакомился с одним юношей. Тот был среднего роста, мил лицом, в нем явно действовал Святой Дух, что выражалось в благородстве, а все его поведение выдавало в нем тонкую душу. Святой Иоанн дал ему благословение и наставил его на подвиги добродетели.
   Однако Иоанну нужно было уходить, чтобы нести благую весть и в другие города. Поэтому он доверил воспитание юноши местному епископу, в присутствии всей церкви объявив о поручительстве и дав епископу многочисленные советы, как обучать и наставлять юношу.
   Епископ охотно согласился и пообещал, что сделает все от него зависящее, чтобы юноша вырос добрым христианином. Иоанн отправился в Ефес, а епископ взял юношу к себе в дом, где обедал вместе с ним, учил его наукам, наставлял в нравственных правилах и потом крестил. Запечатлев его печатью новой жизни во Христе, он решил, что это надежнейшее охранение и можно о нем больше не заботиться.
   Юноша получил свободу, еще не утвердившись в благочестии. Его сразу окружили сверстники, необузданные и невоспитанные в своих порывах. Они стали его толкать ко злу, угощая его вином и зазывая на свои попойки. Что же потом произошло? Весьма тернист путь зла, и кто на него вступил, тот весьма легко, давая себе вроде бы ничтожные послабления, дойдет до крайней степени падения.
   Однажды ночью молодые люди отправились воровать и взяли с собой юношу. А он уже был ослеплен страстью к воровству, лелея в себе надежду на легкую добычу денег и даже ни на миг не вспомнил о том, что он стал христианином. Вскоре их дружная компания превратилась в разбойничью шайку, а его они выбрали атаманом, как самого сообразительного.
   Как-то в город опять прибыл Иоанн Великий и, устроив все по порядку и как следует, спросил епископа, где то наследство, которое он оставил ему ради Христа в присутствии всей церкви.
   Епископ сначала не мог понять, о чем говорит апостол, и подумал, что, может, Иоанн давал деньги, а он забыл. Он был в растерянности: он не помнил, что брал деньги, и не поверить Иоанну тоже не мог. Тогда Иоанн сказал:
   - Я спрашиваю о юноше, ищу душу брата.
   Тут престарелый епископ, тяжело вздохнув, сказал, горестно разрыдавшись и изнемогая духом:
   - Юноша умер.
   - Когда и как и что это была за смерть? - спросил апостол.
   - Он для Бога умер, - ответил епископ. - Теперь он живет не в церкви, а на горе. Сколько мы ни заботились о нем, сколько о нем ни думали, он предпочел нам злодеев.
   Иоанн, услышав это, весьма огорчился.
   - Хорошим же стражем я тебя поставил, - сказал он. - Дайте мне коня, я сам поеду к разбойникам.
   Он вскочил на коня, рванул за узду и погнал его во весь опор, не думая о том, что ему предстоит.
   Когда он, наконец, достиг горы, то поехал медленно, разбойники возникли у него на пути и велели ему остановиться. Он сказал: «Ведите меня к вашему атаману». Атаман, узнав, что пленник - Иоанн, от стыда сбежал и спрятался. А Иоанн, забыв о своей старости и привычке к почтенным движениям, погнался за ним.
   - Что же, чадо, ты убегаешь от отца, - громко крикнул он, задыхаясь от бега. - Пощади хотя бы мою седину. Помилуй и свой юный возраст. У тебе еще есть надежда на возвращение к истинной жизни. Я за тебя буду давать ответ. Остановись, чадо, Христос послал меня к тебе.
   При этих словах юный атаман остановился и стал смотреть пристально в землю, потому что не мог даже поднять взор от стыда. Затем он сложил оружие на земле, и громко заплакал, потом подошел и обнял старца. Заливаясь слезами и тяжко вздыхая, он с надеждой смотрел на своего духовного отца. Разве можно, глядя на такую картину, не растрогаться до глубины души и не разрыдаться?
   Иоанн, как милосердный и чадолюбивый отец объявил о прощении юноши и пообещал, что добьется от судьи полного его прощения. А затем поцеловал его руку и отвел в церковь.
   Он остался с раскаявшимся разбойником, непрестанно совершая молитву, держась самого строгого устава поста и питая юную душу различными поучениями, всякий раз подбирая надлежащее лекарство и отпустил его только после того, как убедился в полном здоровье своего духовного сына. Так святой апостол Иоанн оставил великий образец покаяния в лице юноши и память в сердцах людей о том, каким бывает настоящее человеколюбие и сочувствие.

   4. Из святого Ефрема

   Кузнецы не стыдятся своих прокопченных лиц, слушать стук молотка, тяжелого труда и терпеть жар от огня. Они просто берут медную или железную болванку и благодаря усердию и настойчивости превращают ее в изделия, удобные для употреблении.
   Мы не станем сердиться на ученика, но наставлять, вразумлять, уговаривать, вдохновлять, обличать, проявлять усердие и старание, чтобы с Божией помощью недостойного сделать достойным. За это мы удостоимся надмирной славы.
   За такой подвиг Бог обещал славу, сказав в Писании: Если извлечешь драгоценное из ничтожного, то будешь как Мои уста (Иер 15,19). В другом месте Он сказал, что блажен, у кого потомки в Сионе и родственники в Иерусалиме.
   Следует знать вам, что если кто из вас не повинуется старшему как должно, старший должен переносить немощь новоначального, чтобы, благодаря такой тяготе, закрепить труды своих былых лет.
   Апостол сказал: «Нам, сильным, нужно носить немощи слабых, а не угождать себе. Но каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию.

   5. Из Патерика

   У одного старца был ученик, который сражался с помыслом блуда. Старец утешал его такими словами:
   - Терпи, чадо, ибо это нападает на тебя враг.
   А он отвечал:
   - Я не перенесу битвы, авва, - отвечал юноша, - если не совершу блуд на деле.
   Старец с притворством сказал:
   - Я тоже воюю с помыслом блуда, чадо, давай пойдем, вместе совершим это дело и вернемся в нашу келью.
   У старца была золотая монета, и он ее захватил с собой. И когда они пришли на место, старец сказал ученику:
   - Оставайся тут. Я пойду первым, а потом ты.
   Он вошел, отдал блуднице монету и попросил:
   - Не оскверняй брата, - и блудница дала старцу слово не трогать юношу.
   Когда старец вышел, сказал брату:
   - Входи.
   Когда брат вошел, блудница сказала ему:
   - Подожди, брат. Хоть я и грешница, но есть закон, и мы должны его исполнять.
   Она велела ему встать в стороне и совершить пятьдесят земных поклонов, а сама встала с другой стороны и тоже принялась делать поклоны. После двадцати или тридцати земных поклонов брат раскаялся. «Как это я обращаюсь с молитвой к Богу, а собираюсь сотворить такое богопротивное дело?» - подумал он и сразу ушел, не осквернившись.
   Бог, видя труд старца, избавил брата от блудной брани, и они вернулись в келью, прославляя Спасителя.
   2. Старец сказал: «У наших отцов был обычай заходить в кельи новоначальных братьев, пожелавших совершать подвиг наедине, и смотреть, как они проводят жизнь, чтобы бесы не искушали и не причиняли вреда помыслам монахам. А если кто-нибудь из них весьма страдал от брани, его приводили в церковь, ставили перед ним чашу с святой водой, и все братья подходили и окропляли его, и он тотчас очищался».
   3. Авва Мио рассказал об одном старце, который был рабом с рождения, жил в Скиту и удостоился совершенного дара различения. Каждый год он ходил в Александрию, чтобы уплатить оброк своим господам. Встречая его, они кланялись ему. Старец наливал воду в таз и омывал господам ноги.
   - Отче, зачем ты это делаешь? - говорили они. - Нам неудобно принимать это от тебя.
   - Я не перестал быть вашим рабом, - говорил он в ответ. - И благодарен, что вы меня отпустили на свободу, чтобы я служил Богу. Но я омываю вам ноги, а вы примите этот мой оброк.
   Они не соглашались и спорили с ним. Тогда он сказал: - Если вы не хотите принять этот дар, то я останусь здесь и буду вам служить.
   Они пугались этого и разрешали ему делать то, что он хотел, потом провожали с большими почестями и множеством подарков, чтобы он творил милостыню и молился о них. И он стал в Скиту знаменитым и любимым.

   6. Из святого Ефрема

   Великий вред наносит себе пастырь, когда ночует вне загона. Сон пастыря - радость волкам.

    Оглавление   
Глава 41: О тех, кого Бог призвал быть учителями: чем шире они распространяют учение, тем большей благодати удостаиваются; таким надлежит учить других неустанно; а те, кто относится к ученикам небрежно, навлекают на себя страшное наказание; и еще о том, что в монастыре непременно должен быть настоятель, и у него - заместитель, который помогает ему и берет на себя часть его обязанностей


   1. Из жития святого Пахомия

   Многие приходили к святому Пахомию, чтобы он стал их пастырем, и когда число братьев стало уже очень большим, он постановил, что некоторые должны взять на себе заботу о поступающих братьях, а сам отец, во всем будучи руководим благодатью, дал правила и образцы для всякого монашеского жительства.
   Одним монахам Пахомий определил заниматься рукоделием, чтобы зарабатывать на пропитание, другим - послушания ради всей братии по хозяйству. Он поставил эконома, как второго человека после себя, который должен был обеспечивать благополучное существование и братьев, и чужестранцев.
   Он велел при этом, чтобы все монахи были готовы исполнить любое возлагаемое на них послушание, чтобы у них не было собственной воли в своем сердце, ни в каком ином деле, и тогда они будут плодоносить для Бога, а не для самих себя.
   Когда святой был занят множеством дел или находился в отъезде, эконом как его заместитель брал на себя управление монастырем. Эконом, чуждый высокоумия и самодовольства, в великом смиренномудрии все делал и направлял на созидание и душевную пользу братьев, тем более, что и святой Пахомий сам тоже следил за тем, как братья выполняют свои обязанности.

   2. Из жития святого Ефрема

   Святого Ефрема Бог щедро наградил талантом учительства, и он всегда умудрялся удивительно умело обратить его к душевной пользе братьев, предоставляя им обширный выбор своих поучений. Чтобы объяснить им это, он говорил: «Когда я был еще в отроческом возрасте, то увидел во сне виноградную лозу с крупными гроздьями на ней. Она росла из моего языка и достигала огромной высоты, а ее ветви покрыли почти всю землю. Много птиц сидело на лозе, перелетая с ветки на ветку и насыщаясь ягодами. Но лоза плодоносила еще больше гроздьев и щедро одаривала всех птиц, потому что на ней росли чудесные плоды, и они не убывали, а преумножались, когда их срывали». Это сон, который видел сам Ефрем.
   Некоторые, как они рассказывали, удостоились видеть сны о Ефреме. «Как-то, - вспоминал один из них, - я увидел, как множество ангелов сошло с неба. Они держали в руках свиток, исписанный с внешней и внутренней стороны, и спорили между собой, кому вручить его. Один называл одно имя, другой - иное, и так они ни до чего не могли договориться, перебрав всех благоговейных и целомудренных подвижников. Все же, в конце концов, они пришли к согласию, и сонм ангелов вручил его святому Ефрему.
   После этого видения брат проснулся и в возбужденном состоянии поспешил в церковь и увидел там Ефрема, который произносил полезнейшую проповедь, услаждая слух монахов медом духовных наставлений. И тогда он понял весь смысл увиденного сна и достойно восславил благодать Божию. А Ефрем с тех пор получил от Бога дар произносить пространные и наполненные глубоким смыслом проповеди. Его ум так был объят непрерывными духовными мыслями, что его язык не успевал выражать их. Его проповедь изливалась так свободно, и он так четко мог выразить глубину смысла, что слушатели понимали и хорошо усваивали его быструю речь.
   Однажды, говорят, святой Ефрем даже попросил Бога:
   «Владыко, умерь поток Своей благодати». Его захлестывал бездонный океан поучений. Они в изобилии лились из его уст, не давая языку передышки, который порой даже отказывался служить ему, потому что не успевал за непрерывным потоком его мыслей. Тогда он прекращал говорить, оставаясь наедине с молитвой и слезами.
   Святой Ефрем к тому же придавал огромное значение человеколюбию. Он кормил нищих и щедро помогал беднякам. Никогда не отказывался выступить в защиту обиженных. У него не было никакого имущества, ему самому не хватало самых необходимых вещей. И раб Божий отдавал себе отчет, что единственное, чем он может помочь спасению людей, - это мудрым и разумным словом. Своими проповедями он, как говорили, открывал руки, души и сокровищницы богачей, которые, услышав слово преподобного, щедро помогали нуждающимся.
   Не только слово преподобного преображало души, смягчало их и подвигало к милосердию, но и вся его внешность, его кротость и смирение в обращении с людьми. Даже один его взгляд порой вызывал у человека умиление.
   Итак, в душе преподобного Ефрема произросли все добродетели. Его можно было заслуженно назвать обильным водным источником, лугом, покрытым яркими цветами и кустами роз или новым небом на земле, украшенным множеством ярких звезд. Еще можно сравнить его с садом, подобным цветущему Эдему, всегда радующим глаз, не увядающим, с буйной растительностью, покрытой пышными цветами и сочными плодами. Только этот рай совершенно недоступен и невидим для змея, который строит коварные злые козни против нашего спасения.

   3. Из Отечника

   В Скиту жил старец, трудолюбивый в телесных делах, но не строгий к своим помыслам. Он отправился к авве Иоанну спросить его о том, как избавиться ему от рассеянности. Выслушав его, старец вернулся к себе в келью и забыл, что ему сказал авва Иоанн, и опять пошел к нему. Услышав от него то же самое, отправился в обратный путь. Но когда добрался до своей кельи, снова все из головы у него выскочило. И так много раз приходил и на обратном пути терял все по рассеянности. Встретив старца, он сказал:
   - Ты знаешь, авва, я опять забыл то, что ты мне сказал? Но я решил больше не ходить, чтобы не докучать тебе.
   - Иди и зажги светильник, - посоветовал ему авва Иоанн.
   Он зажег.
   - Теперь принеси другие светильники и зажги их от него.
   Он так и сделал. Авва Иоанн спросил:
   - Потерпел ли первый светильник какой-нибудь ущерб, когда ты зажег от него другие светильники?
   - Нет, - ответил старец.
   - Вот так и Иоанн не терпит ущерба. Хотя весь Скит ходит ко мне за советом, это не мешает мне преуспевать в благодати Христовой. Итак, когда захочешь, приходи ко мне, не раздумывая.
   Так благодаря терпению обоих, Бог избавил старца от рассеянности. Таково делание насельников Скита: ободрять изнемогающих и понуждающих себя, дабы друг друга вести к спасению.

   4. Из святого Ефрема

   Не желай начальствовать над душами, а то превысишь меру бесстрастия, повредишь и себе, и ученикам. А если против твоей воли Бог тебя поставит на это, то позаботься, чтобы творить волю не свою, но Божию, доверившего тебе заботу о словесных овцах. Ведь это большая опасность - презрительно и с небрежением воспринимать подчиненных.
   Нужно, чтобы игумен был весьма образован и бодрствовал ради спасения подначальных. Он должен во всем разбираться и правильно оценивать и походку, и движения, и одежду каждого брата: обличать недостойное и направлять монахов к лучшему, показывать им все, что помогает их спасению, вплоть до мелочей. А нерадивым - напоминать о грозящих карах - тогда мы станем, как стена, и не позволим нерадивости воздействовать на нерадивого. Так, волки, увидев усердие Пастыря, уходят далеко от стада словесных овец.
   Поистине ничто так не ведет душу к спасению и не вдохновляет молодых на труд, как учитель, который делом и словом учит добродетели и советует, по слову Писания: Смотрите на меня и делайте то же (Суд 7,17).

   5. Из аввы Исаии

   Авва Исайя говорил своим монахам: «Смотрите, братья, не пренебрегайте соблюдением моих заповедей. Иначе, простите меня, я не позволю вам оставаться у меня. Ведь если вы соблюдете заповеди тайно и явно, мне отвечать за вас перед Богом. Но если вы их не соблюдете, то с вас спросится не только за ваше собственное нерадение, но и за презрение ко мне. Кто хранит мои заповеди тайно и явно, того и Владыка наш и Бог сохранит от всякого зла и покроет от всякого искушения, приходящего тайно и явно».
   2. Он же сказал: «Если живут у тебя братья, строго следи за тем, слушаются ли они тебя, зная, что тебе придется давать ответ за них перед Богом».

   6. Из аввы Марка

   Кто говорит правильно, тот сам должен слушаться своих слов, как воспринятых от Бога. Ведь истина принадлежит не тому, кто ее высказывает, а Богу, Который творит ее.
   Если тебе поручено руководить братьями, соблюдай требования своей должности - никогда не замалчивай должного из боязни, что тебе начнут возражать.
   Станут тебя слушаться - получишь награду за добродетели твоих подчиненных. А не будут слушаться, прости им этот грех и получишь ту же награду от Бога, сказавшего: Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших (Мф 6,14-15).

    Оглавление   
Глава 42: О том, что человеку не следует поучать и обличать тех, кто не находятся в его подчинении, даже если они грешат, кроме случаев, когда они сами просят об этом; и о том, что не нужно защищать их от обидчиков


   1. Из Отечника

   Однажды Паисий подрался со своим братом, так что они в кровь разбили лица друг другу. При этом был авва Пимен, но ничего не сказал им. Пришел авва Анув, и увидев, до чего дошли братья, спросил авву Пимена:
   - Что же ты позволил братьям так подраться и ничего не сказал им?
   - Они братья, - ответил авва, - сами и помирятся.
   - Ты же видишь, как они лупят друг друга, и надеешься, что после этого помирятся?
   - Положи в своем сердце, что меня здесь не было, - сказал авва Пимен.
   В самом деле старец созерцал Бога и не смотрел на то, что происходит перед ним, будто его и в самом деле тут не было.
   2. Амма Сарра попросила сказать авве Пафнутию:
   - Разве ты делаешь Божье дело, что позволяешь своему брату оставаться в бесчестии и не заступаешься за него?
   - Я делаю Божье дело, - ответил он, - и поэтому у меня ни с кем больше нет никаких дел.
   3. Старца спросили:
   - Хорошо ли вмешиваться в спор братьев?
   - Этого нужно избегать, - ответил старец. - В Писании сказано о праведнике: затыкает уши свои, чтобы не слышать о кровопролитии, и закрывает глаза свои, чтобы не видеть зла (Ис 33,15).
   4. Сказал авва Арсений, что странствующий монах никогда не должен выступать посредником в чужой стране, и тогда он обретет покой.
   5. Однажды авва Макарий пришел к авве Антонию и, поговорив с ним, вернулся в Скит. Отцы вышли его встречать. Начался разговор, и старец сказал братьям:
   - Я сказал авве Антонию, что здесь не могу служить Литургию.
   Отцы сразу перевели разговор на другую тему и не захотели даже узнать, что ответил авва Антоний, и старец тоже ничего не сказал им.
   6. Об этом же говорил один из отцов. Когда отцы видят, что братья забывают спросить о какой-нибудь вещи, которая им необходима, то заставляют себя прямо назвать то, о чем нужно сказать. Но если братья не требуют продолжения разговора, то и не напоминают об этом, чтобы не оказалось, что они говорят, когда их не просят, и впадают в пустословие.
   7. Брат спросил старца:
   - Если рядом со мной живут братья, и я вижу, что они делают что-то неподобающее, велишь ли, чтобы я им об этом сказал?
   - Если они старше тебя или твои сверстники, - ответил старец, - то лучше промолчать, и тебе будет спокойнее. Ты избавишь себя от притязаний и забот.
   - Но что мне делать, отче, если меня возмущают их отношения?
   - Если уже не можешь терпеть, - ответил старец, - то сделай им внушение один раз со смиренномудрием. А если не послушаются тебя, предоставь все это Богу, а о собственной воле забудь. Только не выражай себя и не считай, что твое недовольство непременно угодно Богу. Думаю, лучше тебе промолчать.

   2. Из аввы Исаии

   Братья, если вы выходите вместе на работы, пусть каждый следит за собой, а не за братом, не поучает его и не отдает ему приказаний. Вам сказали, что делать, так пусть каждый то и делает. Но если кто-нибудь попросит: «Братья мои, сотворите любовь и научите меня, как делать мою работу, а то я это не умею», а среди вас найдется тот, кто хорошо знает это дело, то пусть он не лукавит и не говорит, что не знает, потому что это не будет Божьим смирением. У такого человека (возможно) внутри нет Божьей любви - раз его попросили научить брата, а он не захотел, ибо поражен лукавством. Про таких в Писании сказано, что делающие зло истребятся (Пс 36, 9).
    Если ты пойдешь куда-нибудь, чтобы поселиться одному или рядом с теми, кто пришел туда раньше тебя, и увидишь там какое-либо ремесло или дело, наносящее ущерб, вредное и не монашеское, не отверзай уст и не обличай, но, если не обретешь покоя, уйди в другое место, береги свой язык и не осуждай этих людей, ибо это смерть для тебя.

   3. Из аввы Марка

   Кто не в твоем подчинении, не укоряй его за ошибку, это проявление властолюбия, а не совета. Нужно давать советы во множественном числе - тогда они будут всем полезны, потому что в таком случае каждый, исходя из своей совести, найдет в них полезное для себя.
   С теми, кто не признают себя твоими подчиненными, никогда не спорь, даже если они идут против истины, а то вызовешь у них злобу и к божественному Писанию.

    Оглавление   
Глава 43: О том, что не нужно выказывать свою власть над послушниками и приказывать им то, что не относится к их обязанностям, и о том, что благодать сопровождает повеления смиренномудрые и благорассудительные


   1. Из Отечника

   Если человек со страхом Божиим и смирением велит брату что-то сделать, то его слово, произнесенное ради Бога, заставит брат подчиниться и совершить, что ради утверждения ему сказано.
   А если человек приказывает брату не со страхом Божиим, а чтобы показать свою власть, то Бог, видящий скрытое в сердце, не известит брата даже слушать это, не то, что делать.
   Ведь можно со всей очевидностью отличить то, что делается ради Бога и что утверждения собственной власти. Последнее преисполнено гнева и смятения и происходит явно от лукавого.
   2. Один брат обиделся на другого. Тот об этом услышал, пошел и покаялся перед обидевшимся братом. Но он даже дверь ему не открыл. Тогда брат пришел к старцу и рассказал ему об этом. Старец разъяснил ему:
   - В своем сердце ты не найдешь оправдания себе: ты мысленно порицал брата, считая, что он во всем виноват, а себя оправдывал, и потому тот не был извещен отворить тебе дверь. Поступи так, даже если он погрешил против тебя: пойди к нему, положив в своем сердце, что ты погрешил против него, а брата своего во всем оправдывай, и тогда Господь известит его помириться с тобой.
   Брат послушался и поступил так, как старец посоветовал. Он подошел к келье обиженного и постучался. Тот только услышал шаги, сам поторопился к двери, открыл ее и от всей души расцеловал невиновного. С тех пор между ними воцарился прочный мир.
   3. Сказал старец: «Не презирай подчиненного, ибо не знаешь, в тебе Божий Дух или в нем. Подчиненным я называю служащего тебе».
   4. Когда авва Роман умирал, вокруг него собрались ученики и спросили:
   - Как нам дальше управляться со всеми делами?
   - Никогда я не начинал говорить что-либо кому-нибудь из вас, если заранее не заставлю в мыслях ни на кого не гневаться, если слушающий сделает не то, что я велел. Таким образом мы все время жили в мире.

   2. Из святого Ефрема

   Брат, тебе доверена чужая душа? Готовься к битве, предстоит немалая борьба, которая по силам только совершенным мужам, резвись, потому что руководство братом требует великого внимания. Не презирай его, но с уважением общайтесь друг с другом. Иначе из-за твоей пренебрежительности враг вложит в него (лукавые) помыслы за то, что ты уступил нечистому.
   2. Кто преступает пределы чистоты и целомудрия и требует от послушников удовлетворения сладострастия, навлекает на себя ужасно страшное мучение, думаю, не меньшее, чем для распинателей Господа - потому что он дерзнул растлить священный храм Божий, который Святой Дух доверил ему.
   3. Апостол сказал: Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог (1 Кор 3,17). Но и тот, кто слушается такого человека, тоже будет наказан Богом. Что мешает ему подражать целомудренному Иосифу или поревновать блаженной Сусанне?
   Иосиф, хотя и был продан в рабство, не уступил домогательствам своей госпожи, и даже угрозы смерти не могли поколебать боголюбца. Сначала госпожа домогалась юношу, обещая ему даровать множество владений, а когда он не послушался, она стала угрожать пытками и смертью.
   Но Иосиф ни за что не уступил свое целомудрие, но предпочитал смерть мерзостному падению, хотя находился в крайне затруднительном положении. Иосиф во всем слушался своих хозяев, но благочестиво отступил от греха, оставив нам пример (1 Пет 2, 21), как поступать. Так же точно и блаженная Сусанна предпочла смерть греху перед Богом.
   4. Как апостол советует нам, братья, со страхом и трепетом совершайте свое спасение (Флп 2, 12). Весьма сильно враг противостоит тем, кто творит добродетели, пытаясь подловить их на всем. Но если мы будем внимать себе и придерживаться страха Божия, то легко станем попирать врага.
   5. Нужно, чтобы старшие были образцом для младших во всех добродетелях. Не будем давать повода ищущим повода. Господь говорит: Кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном (Мф 5,19).
   И апостол советует нам: Будь образцом для верных (1 Тим 4,12) и еще: если ты начальник..., начальствуй с усердием (Рим 12, 8), и никто да не пренебрегает юностью твоею (1 Тим 4,12).
   Смотри, не злоупотребляй положением учителя: Не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду; и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы (1 Пет 5, 3-4).
   И еще апостол сказал: Будьте подражателями мне, как я Христу (1 Кор 11, 1). А всякая надменность чужда верным, как сказал апостол: Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак 4,6)
   6. Брат, тебя назначили игуменом? Не превозносись, но будь среди братьев, как один из них. Вспомни о своих прежних трудах, когда ты был в послушании, и знай, что братья сейчас через это проходят, поэтому не отмахивайся от них, но всегда приходи им на выручку.
   Кто опекает братьев, обучая их и вразумляя, благоугождает Господу и удостаивается почета. К тому, кто милостив к ближнему, Господь всегда будет милостив. Милостыня, оказанная мужем, - как печать на нем.
   7. Пока человек не проявляет своей власти, кажется кротким и сострадательным. Но получив власть повелевать, он пользуется ею нерассудительно. Отними у него власть, и он не сможет выполнить своих приказов. Вот тогда он познает свою беспомощность, которую прежде не замечал из-за отсутствия мудрости, когда власть помрачила ему разум.

   3. Из аввы Марка

   Игумен должен говорить послушнику, что он должен делать, а если послушник не выполнит поручение, сказать ему, какое зло произойдет от этого. Если тебя поставили наставлять о Господе, а тебя не слушаются, печалься про себя, но внешне не показывай смущения. Благодаря этой внутренней скорби ты не будешь осужден вместе с тем, кто не слушается. А если будешь возмущаться, тебя постигнет то же искушение.
   2. Кто со страхом Божиим вразумляет и наставляет грешника, тот влагает в него добродетель, противоположную его греху. А кто помнит зло и ругается с ненавистью, тот по духовному закону впадает в ту же страсть.
   3. Если человек не послушался тебя с первого раза, не принуждай его и не старайся переспорить. Просто попробуй сам получить пользу, которую он отверг. Твое незлобие будет полезнее тебе, чем его исправление.

   4. Из Патерика

   Авва Макарий сказал: «Если ты порицаешь кого-нибудь и впадаешь при этом в гнев, значит, ты не менее подвержен страсти. А это неправильно - других спасать, а себя губить».

    Оглавление   
Глава 44: О том, что творящий благо не должен прерывать своего труда, даже если не все получается совершенным, но приободриться и стараться довести дело до конца


   1. Из Патерика

   Брат пришел к авве Пимену и сказал:
   - Я засеваю поле и творю с него милостыню, правильно ли я поступаю?
   - Правильно, - одобрил старец.
   Брат ушел, обрадованный, и увеличил милостыню. Когда авва Анув об этом услышал, то сказал авве Пимену:
   - Разве ты не боишься Бога, что говоришь такие вещи брату?
   Старец промолчал.
   А через два дня авва Пимен позвал этого брата и сказал ему в присутствии аввы Анува:
   - Повтори, что ты мне сказал в прошлый раз, а то я тогда отвлекся.
   Брат ответил:
   - Я сказал, что засеваю поле и от его плодов творю милостыню.
   - А я, - сказал авва Пимен, - думал, что ты сказал о своем брате-мирянине. Если ты занимаешься таким делом, то оно не монашеское.
   Услышав это, брат огорчился и сказал:
   - У меня нет другого дела, кроме этого, и я не могу не засевать свое поле.
   Когда брат ушел, авва Анув покаялся перед старцем:
   - Прости меня.
   Авва Пимен простил его и сказал:
   - Я с самого начала знал, что возделывать поле - не монашеское дело, но я сказал так для его помыслов, чтобы воодушевить брата к преуспеванию в любви. А теперь он ушел, огорченный, но делать будет то же самое.
   2. Один старец сказал:
   - Мне ненавистно видеть тщеславие молодых монахов. Они трудятся, а награды не получают, потому что ищут человеческой славы.
   - А я этих монахов понимаю, - возразил ему другой, более опытный, - юноше полезнее тщеславиться, чем быть ленивым. В любом случае, когда он тщеславится, то вынужден воздерживаться, бодрствовать, терпеть холод, умножать любовь и выносить скорби ради похвалы. После же того, как он обретет такой образ жизни, приходит к нему благодать Божия и спрашивает: «Почему же ты трудишься не ради меня, но ради человеков?» И благодать убедит юношу искать славы не человеческой, но Божией.
   Услышав его слова, старец подтвердил:
   - Воистину, это так.
   3. Брат сказал авве Пимену:
   - Я даю брату немного хлеба или что-нибудь еще, а бесы все это оскверняют, и получается, что я делаю это для человекоугодничества.
   - Даже если твоя милостыня оказана для человекоугодничества, ты дал брату то, что ему необходимо, - сказал старец и привел такую притчу.
   - В одном поселке жили два земледельца. Один из них посеял немного непровеянного зерна, а другой ничего не стал сеять и совсем ничего не делал. И вот настал голод. Скажите, кто из них выживет?
   - Конечно, посеявший немного непровеянного зерна, - ответил брат.
   - Вот так и мы, - заметил старец, - сеем мало зерна и то непровеянного, лишь бы не умереть с голоду.
   4. Сказала амма Сарра: «Лучше творить милостыню на глазах у людей, чем не творить ее вовсе. Пусть в начале милостыня совершается из человекоугодничества, но, в конце концов, она угодна Богу».

    Оглавление   
Глава 45: О том, что настоятель должен самых немощных братьев тщательно наставлять, чтобы научить их послушанию, терпению и прочему подвигу, и к новоначальным всегда быть милостивым


   1. Из Патерика

   Авва Агафон любил авву Александра, ибо он был весьма терпеливым подвижником, умеренным в помыслах и очень доброжелательным. Случилось однажды, что его ученики отмачивали лозу в реке. Авва Александр тоже кротко и тихо делал то же самое, но братья пожаловались на него старцу:
   - Брат Александр стоит и ничего не делает.
   Авва Агафон, желая уврачевать их, сказал:
   - Брат Александр, отмачивай лозу лучше, чтобы она стала мягкой, как лен.
   Тот, услышав это, расстроился. Но позднее старец утешил его:
   - Ты думаешь, я не знал, что ты хорошо работаешь? Но я сказал тебе так, брат, чтобы уврачевать их помысел о твоем послушании.

   2. Из святого Ефрема

   Братья, город не сразу строится, и война всегда разворачивается под руководством. Все растет постепенно, чтобы дойти до совершенства. Неопытный в военном деле не может владеть луком или биться в рукопашную так же хорошо, как опытный. И ребенок не может бегать так же быстро, как взрослый.
   Если ты дашь ребенку тяжесть сверх меры, то искалечишь его. И, напротив, если не будешь приучать его к труду, он вырастет ни на что не годным.
   Таким образом, новоначальным нужно руководить рассудительно и не возлагать на него по высокоумию тяжести сверх сил. Но, напротив, не смотреть на него с пренебрежением и презирать его душевные потребности. Как садовник всячески ухаживает за растением, так и ты должен поступать.
   Этот брат - новичок. Поэтому дай ему подвиг по силам и отнесись с пониманием к нему, вспомнив, как ты сам в свое время учился подчиняться старшему. Если он немощен телом, не прогоняй его, но трудись вместе с ним, терпя его неумелость.
   Старайся видеть меру возможностей каждого своего подчиненного и требуй от него только то, что он может, вспоминая слова Господа о духовном сеянии зерен, принесших плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать (Мф 13,8). Каждый угождает Богу в меру своих сил.
   Если у тебя в подчинении юный монах, люби его от души, не налагай на него тяжесть сверх силы - тебе предстоит спасти его душу ради Господа. Когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы (1 Пет 5,4).
   Будь великодушен к новоначальному, ибо для Бога нет ничего невозможного. Но если он не любит смирения, то лишает себя оружия против врагов и потому довольно скоро потерпит крушение.
   Благоразумный игумен не унизит новичка, когда услышит, как он спорит со старшим, но сначала исследует дело во всей точности и со страхом Божиим выступит посредником.

    Оглавление   
Глава 46: О том, что не всем подходит один и тот же подвиг и для этого следует учитывать прошлый жизненный опыт и телесные особенности каждого


   1. Из Отечника

   Как-то один монах, в прошлом римский богач, поселился в Скиту неподалеку от церкви. Был у него раб, который ухаживал за ним. Когда пресвитер увидел, что этот монах ослаб здоровьем, то понял, что до этого он жил в Риме среди удобств и, повинуясь промыслу Божию, поселил его возле скитской церкви. Римлянин прожил в Скиту двадцать пять лет и прославился как прозорливец.
   Когда один из великих египетских отцов услышал о нем, пришел посмотреть на него, надеясь узнать, какой он совершает телесный подвиг. Он пришел к нему в келью, они облобызались и, помолившись, сели. Египтянин заметил, что на прозорливом старце мягкие одежды, и что он подкладывает коврик из шкуры и небольшую подушечку под себя, а его чистые ноги обуты в мягкие сандалии. Увидев это, он был введен в соблазн, потому что в Египте не был принят такой образ жизни, и ко всем предъявлялись суровые требования.
   Прозорливый старец понял, что гость введен в соблазн и сказал слуге:
   - Давай устроим праздничный обед в честь пришедшего аввы.
   Слуга нашел немного овощей и сварил их. Когда настал час обеда, они принялись за трапезу. У старца оказалось и немного вина, которое ему было прописано по его болезни, и они выпили вина. Когда наступил вечер, они прочли двенадцатипсалмие и легли спать. То же самое молитвенное правило они совершили и в полночь. Утром египтянин проснулся и, попросив старца помолиться за него, ушел, не получив никакой пользы.
   Когда египтянин отошел на небольшое расстояние, старец, желая принести ему духовную пользу, послал за ним и позвал его к себе. И когда тот пришел, он принял его с радостью и спросил:
   - Из какой ты страны?
   - Я египтянин, - ответил гость.
   - А из какого города?
   - Я не горожанин.
   - А кем ты был в деревне?
   - Сторожем.
   - И где ты ночевал?
   - В поле.
   - Подкладывал ли ты под себя подстилку?
   - Разве в поле есть подстилки?
   - На чем же ты спал?
   - На голой земле.
   - А чем ты питался в поле и какое пил вино?
   - Разве в поле найдешь еду и вино?
   - Но как же ты не умер с голоду?
   - Я ел сухари, а если были лепешки, то лепешки и запивал их водой.
   - Очень тяжело так питаться, - заметил старец. - А была ли баня в деревне, чтобы помыться?
   - Нет, - ответил египтянин, - но когда нужно было помыться, мы шли на речку.
   Когда старец расспросил обо всем египтянина и узнал все тяготы его прежней жизни, то ради его духовной пользы рассказал ему о своей прежней жизни в миру:
   - Я, смиренный человек, которого ты видишь перед собой, происхожу из великого города Рима и был знатным человеком при дворе императора, - как только египтянин услышал это, раскаялся в своих помыслах и стал внимательно слушать дальше, а старец продолжал. - Я оставил город и пришел в эту пустынь. Я владел великими дворцами и был очень богат, но презрел все это и поселился в этой маленькой келье. У меня были кровати из чистого золота, драгоценные покрывала. Теперь, вместо них, Бог даровал мне эту подстилку и шкуру. У меня была дорогая одежда, а сейчас я ношу простую накидку. На свой обед я расходовал много золота, и взамен Бог даровал мне только то, что ты сейчас видишь: немного овощей и маленькую чашу вина. Мне прислуживало множество слуг, и, вместо них, по милости Божией, мне служит лишь этот старец. Вместо бани я лью немного воды на ноги и ношу по своей немощи сандалии. Вместо струнной музыки, я слышу только двенадцатипсалмие. Ночью совершаю мое правило, вместо грехов, которые творил в миру. Проснувшись, сразу совершаю малое богослужение. А тебя прошу, авва, пусть моя немощь не вводит тебя в соблазн.
   Когда египтянин выслушал его, то вразумился и сказал:
   - Горе мне, от множества скорбей, которые я знал в мирской жизни, попал в место успокоения и получил здесь то, чего там у меня не было. А ты от великого своего успокоения пришел в место скорби и от великой славы и богатства обратился к смирению и нищете.
   И получив великую пользу, египтянин ушел, став другом старца и часто приходил к нему ради духовной пользы. Ибо старец обладал даром различения и был исполнен благоухания Святого Духа.
   2. Как рассказывали об авве Арсении, однажды, когда он жил в Скиту и заболел, то к нему пришел пресвитер, отвел его в церковь, уложил на лавку и подложил подушку ему под голову. Кто-то из старцев пришел навестить его, увидел его лежащим на лавке с подушкой под головой, смутился и сказал:
   - Ну и авва Арсений, даже тут разлегся на лавке.
   Тогда пресвитер остановил его и наедине спросил:
   - Кем ты был у себя в деревне?
   - Пастухом.
   - И как ты проводил время?
   - Во многих тяжких трудах и заботах.
   - А теперь как тебе живется в келье?
   - Несравненно легче.
   - Посмотри на авву Арсения, - сказал пресвитер, - в миру он был приближенным императора. У него были тысячи слуг, препоясанные золотыми поясами, в золотых одеяниях с золотыми орнаментами. Они прислуживали ему, а он возлежал на драгоценных мягких подстилках. А ты, пастух, обрел здесь отдохновение, о котором и думать не мог в миру. А он, наслаждавшийся в миру, здесь никогда не обретет отдохновения. То, что для тебя легко, для него это тяготы.
   Услышав это, старец умилился и принес покаяние:
   - Прости меня, авва, я согрешил. Поистине, это настоящий путь монашеской жизни. Ибо он пришел ко смирению, а я только к отдохновению.

   2. Из святого Ефрема

   Не принуждай старца к работе, потому что он истощил свое тело в подвиге с юности. Достаточно с него совестливого страха Божия. Если человек состарился, творя волю Божию, ему хватает для спасения умного делания и выполнения требований совести.
   2. Воздавай почтение старцам ради Господа и ради самых рассудительных братьев, которые, увидев, какой почет оказывается добродетели, еще больше усилят свое рвение.
   3. Учитывай, брат, меру каждого из своих подчиненных. Ибо Господь сказал, что все приносит свой плод: одно во сто крат, а другое в шестьдесят, иное же в тридцать (Мф 13,8).

    Оглавление   
Глава 47: О том, что больше всего нужно заботиться и снисходить к немощным, если, конечно, при этом не нарушается заповедь Божия, дабы не было соблазна; и о том, что о свершениях и грехах человека следует судить в зависимости от его крепости и занятий


   1. Из Патерика

   Однажды три старца (об одном из них шла дурная слава) пришли к авве Ахилле.
   - Авва, сплети мне сеть, - попросил один из них.
   - Не могу, - отказался авва.
   - Сотвори любовь, - сказал другой, - чтобы мы поминали тебя в нашем монастыре, сплети нам сеть.
   - Нет у меня времени, - был ответ.
   Тогда третий, за кем была дурная слава, попросил:
   - Сплети мне сеть, чтобы она у меня была из твоих рук, авва.
   - Тебе сплету, - сразу согласился он.
   Два первых старца спросили авву наедине:
   - Почему, когда мы просили тебя, ты не захотел сделать ее для нас, а ему сказал: «Сплету»?
   - Вам, - ответил Ахилла, - я отказал, потому что у меня нет времени, и вы не опечалитесь. А если ему не сделаю, он подумает, вот, мол, старец, услышав о моих грехах, не захотел сделать ее для меня - тогда веревка оборвется, то есть он потеряет последнюю надежду. И я ободрил его душу, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью (2 Кор 2, 7).
   2. Однажды отцы (с ними был и авва Пимен) пришли в дом одного христолюбивого человека. Когда они ели, то подали мясо, и все ели, кроме аввы Пимена. Старцы удивились, что он не ест, ибо знали о его даре различения. Когда они встали, то спросили его:
   - Пимен, почему ты так поступил?
   - Простите меня, отцы, - ответил он. - Вы ели, и никому это не было в соблазн. А если бы я ел мясо, то, поскольку за трапезой было много братьев, это нанесло бы ущерб их духовной жизни. Они сказали бы: «Пимен ест мясо, а чем мы хуже?»
   И отцы восхитились его даром различения.
   3. Брат спросил одного из отцов, оскверняется ли человек, если обдумывает нечистый помысел. Отцы стали обсуждать этот вопрос. Одни говорили:
   - Да, оскверняется.
   - Нет, - возражали другие, - иначе мы, простые люди, не сможем спастись. Главное — не совершать грех телесно.
   Брат пошел к самому опытному старцу и спросил его об этом. Старец ответил:
   - С каждого будет спрошено по мере, им достигнутой.
   - Ради Господа, - попросил брат, - разъясни мне твой загадочный ответ.
   - Вот лежит ценная вещь, - ответил старец, - к ней подошли два брата. Один достиг великой меры, а другой малой. Если помысел брата, достигшего совершенства, скажет: «Я хочу, чтобы у меня была эта вещь», то брат сразу отсечет его и не осквернится. А тот, кто еще не достиг великой меры, пусть даже будет продолжать вожделеть эту вещь, охваченный помыслом, не осквернится, если не возьмет ее в руки.

   2. Из святого Ефрема

   Брат, поддерживай немощного, а крепкому брату это от тебя не нужно. Как сказано в Писании, не здоровые имеют нужду во враче, но больные (Мф 9,12). И еще: Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных (Рим 15,1).

    Оглавление   
Глава 48: О том, что человека впавшего в грех и близкого к отчаянию, не следует резко клеймить и обличать, но сочувствовать ему и кротко утешать, чтобы остановить его падение, а также доброжелательно принять оставившего, а потом вновь вернувшегося в монастырь


   1. Из Патерика

   Одного брата оклеветали в монастыре, обвинив в блуде. Он бросил монастырь и ушел к авве Антонию. Затем пришли братья из монастыря, чтобы, как они говорили, исцелить брата, обратив его к покаянию. Они стали обличать его:
   - Ты натворил то-то и то-то.
   Брат оправдывался, что ничего подобного он не делал. При их разговоре присутствовал авва Пафнутий Кефала, который рассказал такой случай:
   - Я видел на берегу реки человека, который по колено завяз в тине. Пришли люди, стали помогать ему и утопили его по шею.
   Авва Антоний сказал тогда об авве Пафнутии:
   - Вот истинный человек, способный исцелить и спасти душу.
   Братья, умилившись словам старцев, покаялись перед братом, и призванные к этому отцами, приняли его обратно в монастырь
   2. Авва Пимен сказал: «Если человек согрешит, но будет отказываться, не обличай его, а то отсечешь у него желание покаяться. Напротив, скажи ему: «Не падай духом, брат, и будь осторожен впредь». Тогда ты пробудишь в его душе раскаяние.

   2. Из святого Ефрема

   Если брат уйдет из монастыря под каким-нибудь предлогом, потом заболеет или просто раскается и вернется в монастырь, не прогоняйте его, напротив, примите обратно, как неотъемлемую часть своего тела. Пусть он согрешил, покинув монастырь, а ты будь милостив к нему ради Господа, который сказал: Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф 25,40).
   2. Заботиться только о себе самом запрещено. Спаситель сказал: Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить (Мф 6, 25) и т. д. И апостол советует: Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других (Флп 2,4). Тем самым он ставил любовь выше всех свершений и дарований (Ср.: 1 Кор 13,1-13).
   3. Хорошее дело - молитва, сопровождаемая постом. Но пост оправдывает только милостыня. Как сказано в Писании: Милости хочу, а не жертвы (Мф 9,13).
   4. Посмотри, как Пророк обличает немилосердных: Не думал оказывать милость, но преследовал человека бедного и нищего и сокрушенного сердцем, чтобы умертвить его (Пс 108,16). И еще: Кого Ты поразил, они еще преследуют, и страдания уязвленных Тобою умножают (Пс 68, 27).
   5. Спаситель повелевает нам быть щедрыми, когда говорит: Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд (Лк 6, 36). Он называет милостивых блаженными: Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф 5,7). Также он заповедал нам произносить в молитве к Богу: И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим (Мф 6,12).
   6. Прими заблуждавшегося и покаявшегося, если он поистине показал чистое и подлинное покаяние. Послушай слова апостола: Вам лучше уже простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью. И поэтому прошу вас оказать ту любовь (2 Кор 2,7-8).
   7. И еще он сказал: Умоляем также вас, братия, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем. Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем (1 Фес 5,14-15).
   8. И Господь не лишил славы блудного сына, но принял его, как воскресшего из мертвых, облек в лучшую одежду, обул и подарил перстень, заколол упитанного тельца, чтобы все радовались воскресению погибшего сына.
   А когда другой брат огорчился, Господь утешил его, уврачевав духовно: Сын мой! ты всегда со мною, и все мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой... был мертв и ожил, пропадал и нашелся (Лк 15, 31-32).
   И ты, брат, сподобившись милости, не презирай ее, но подражай покаявшемуся и вернувшемуся сыну. Припади к отцу твоему со смирением, исповедай ему свое прегрешение ради истины и говори без притворства: Отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим, прими меня в число наемников твоих (Лк 15,18-19).
   С этим умилением и болью припади к нему и, получив прощение, береги себя впредь, со страхом и смиренномудрием работай Господу все дни жизни твоей, памятуя о полученных тобой благодеяниях.
   Не так, чтобы некоторое время проявлять смирение и покорность, а потом весьма скоро нагло и бесстыдно лениво ходить на богослужения и на всенощные бдения. Нельзя сегодня благодарить за трапезу, а завтра поносить повара и трапезария.
   Вспомни слова Пророка: Я ем пепел, как хлеб (Пс 101, 10). Вспомни об уксусе и желчи, которые вкушал ради нас Владыка. И с благодарностью ешь все, что дают.
   Говоря кратко, нельзя сначала смириться, проявить воздержание, благоговение и всякую другую добродетель, а потом предаться невоздержанию и безразличию ко всему, потому что в таком случае ты можешь навлечь на себя страшный гнев за то, что, получив прощение, презрел своего благодетеля. Тогда ты будешь отсечен, как загнившая, неизлечимо больная часть тела, и впредь не получишь возможности для покаяния и исправления. Об этом нас предупреждал Господь: Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобой чего хуже (Ин 5,14).
   Со страхом Божиим постоянно работай ради своего спасения, чтобы восстать после прежнего поражения и удостоиться радости от Господа твоего вместе со всеми благоугодившими Ему.
   9. Если брат, не выдержав брань, уйдет из монастыря, а ты отправишься на его поиски, то, найдя его, мирно поговори с ним, чтобы не прибавить к его страданиям новую боль. Наблюдай каждый за собою, чтобы не быть искушенным (Гал 6,1).

   3. Из Отечника

   У одного старца было двенадцать учеников. Случилось, что один из них, искушаемый дьяволом, пошел в селение и впал в блудный грех с женщиной. Он стал тайком ходить к ней после утрени и возвращался наутро, когда еще было темно. Братья поняли, куда он ходит, понял и авва, но ничего не говорил, чтобы не смутить заблудшего. А так как братья жаловались на согрешившего игумену, то как-то утром авва пошел к келье брата. Тот вскоре вернулся, но когда он уходил из селения, то второпях, вместо своего плаща, надел женский.
   Авва вошел в келью и увидел женский плащ, но сделал вид, будто ничего не заметил, и спросил:
   - Где ты был, брат?
   - Да тут неподалеку, выполнял одно поручение.
   - Не ходил ли ты в селение? - спросил авва.
   - Нет, владыка.
   - Так чей же этот плащ у тебя?
   Когда брат понял, что это плащ женщины, то бросил его наземь к ногам аввы со словами:
   - Прости меня, авва, я больше не буду.
   Авва простил его и наставил:
   - Впредь, чадо, внимай себе. Ибо какая тебе корысть от этой нечистоты, кроме позора и поношения от людей, а в будущем веке - от огня неугасимого, где червь не умирает и огонь не угасает? (Мк 9, 44). Прошу тебя, брат, держись подальше от этой мерзости.
   Брат раскаялся, пал к ногам старца, обливаясь слезами и от всей души прося у Бога прощение. Так, благодаря человеколюбию Божию и великодушному терпению святого старца брат прекратил грешить и стал возрастать в духовной жизни. Он не только показал горячее покаяния, но и благоугодил Богу добрым делами, так что братья, видя его покаяние и преуспеяние, воздали хвалу Богу. Иногда авву просили объяснить, почему он не обличил брата, хотя знал, что тот грешит, но до времени долготерпел.
   - Я видел, - отвечал старец, - как дьявол тянет его за руку и тащит в мир, а я терпеливо держал его за другую руку, чтобы он, изобличенный и опозоренный, не ушел в мир. Бог благоволил своему творению спастись, дьявол отпустил его руку, и он совершенно спасся.
   Пояснение Павла Влаголюбивого: Доброе дело - долготерпение, сопровождаемое молитвой, когда мы проявляем его по отношению к брату, искушаемому нашим общим врагом и уже доведенному до отчаяния. Часто Бог, утешая и милостиво принимая Свое создание, исправляет согрешившего и помогает павшему подняться. А резкость и обличение, когда они не ко времени, могут только еще больше разбередить, а не исцелить раны пострадавших.
   2. С одним братом случилось искушение, то есть он совершил грех. Это произошло в Киновии аввы Илии, он был оттуда изгнан и пошел к авве Антонию на гору, и прожил у него некоторое время. Затем авва Антоний снова направил его в Киновию, откуда он прибыл. Но братья не приняли его, и он вернулся к авве Антонию и сказал:
   - Они не хотят меня принимать, отче.
   Тот послал его вместе с одним из своих монахов и передал насельникам Киновии: «Корабль потерпел крушение в открытом море, потерял управление и с трудом достиг земли. А вы спасшийся корабль хотите потопить?»
   Монастырские братья поняли, что брата прислал авва Антоний и тут же приняли его.

    Оглавление   
Глава 49: О том, что настоятель не должен спокойно смотреть на то, как его подчиненные грешат, но обличать их, наказывать и исцелять всеми способами


   1. Из Патерика

   Как-то авва Макарий Александрийский пришел к авве Пахомию Тавеннскому. Пахомий спросил его:
   - У меня есть бесчинные братья, что с ними делать? Наказывать?
   - Нужно наказывать их и судить по справедливости тех, кто у тебя в подчинении, - ответил авва Макарий, - Только внешних не суди. Ведь в Писании сказано: Не внутренних ли вы судите? Внешних же судит Бог (1 Кор 5,12-13).

   2. Из святого Ефрема

   На бесчинных и нерадивых братьев должен всегда опускаться посох настоятеля. Ведь если они не хотят Божьим страхом обуздать свое сердце, то пусть хоть благодаря посоху воздерживаются от того, что им не полезно. Ведь и раб становится разумнее, когда хозяин у него строгий.

   3. Из аввы Марка

   Кто позволяет послушнику возражать, когда не следует, вводит его в заблуждение сразу же, научая отвергать самые основы послушания.
   2. Не становись двуличным, одним лицом относясь к человеку на словах, а другим - по совести. Священное Писание проклинает таких людей.
   3. Человека, говорящего истину, безрассудные ненавидят, а лицемера любят. Но воздаяние не заставит себя долго ждать, потому что Господь одним решением каждому воздает по заслугам.

    Оглавление   
Глава 50: О том, что, если грешник позорит монашеское братство и не исправится после надлежащего вразумления, его нужно выгонять, и настоятель не должен проявлять чрезмерную снисходительность, ибо он может навредить себе и всем тюкам


   1. Из Отечника

   Авва Даниил рассказывал, что в Скиту при авве Арсении был монах, который воровал вещи у старцев. Авва Арсений поговорил с ним наедине в келье, чтобы спасти его душу и избавить старцев от неприятностей. Он сказал ему:
   - Если тебе нужно что-нибудь, я дам тебе, только не воруй.
   Он давал ему все, что тот хотел: монеты, мелочь, одежду и прочие вещи. Но он продолжал воровать. Видя, что несчастный не оставляет своего дурного обычая, его прогнали со словами: если у брата есть порок, который не вредит общине, его нужно терпеть. Но если брат разрушает душевный покой всех вокруг, его следует гнать, чтобы вместе с ним не погибли и другие.

   2. Из святого Ефрема

   Если тебе вверен новоначальный, то не слишком проникайся к нему сочувствием, сверх того, что требует от тебя Создатель, а то он начнет снимать с себя благое иго Господне и тебя увлечет за собой. Если лодка на этом месте потонула, то нужно побеспокоиться о корабле.
   2. Пусть твои деяния зиждутся на ведении Господа, тогда ты не запутаешься в сетях дьявола. Обычно враг пытается увлечь подвижников привлекательным видом и под видом добра творит зло.
   3. Если ты собрался просить игумена за брата, изгнанного из монастыря за то, что тот развращал нравы в братстве, не пытайся убедить в чем-то игумена, а просто напомни ему о судьбе этого брата. А все остальное - в Божьих руках.
   Ведь, может статься, брат не осознал свою прежнюю злонамеренность и, если при твоем посредничестве его примут в монастырь, и он вновь причинит вред всему братству - ты станешь виновником зла.
   Так искра, попав в амбар, может погубить труд целого года. Каждый должен терпеть ближнего, чего требует от нас простой разум, но не сверх меры. Блажен тот, кто терпит ближнего ради любви Божией. Но горе тому, кого терпят, а он не может образумиться.
   4. Если у тебя есть ученик, и его постоянное небрежение и невнимание рвут твою связь с благочестием, не удивляйся этому и не позволяй, чтобы малодушие пленило твой разум, а то и себе повредишь, и ему не поможешь. Вспомни слугу пророка Елисея.
   А если ученик дойдет до великого зла, вспомни того, кто из апостола стал предателем. Найдется ли еще такой неблагодарный и нечестивый человек, который обвинит учителя в падении ученика, а не злой выбор самого ученика?
   Бог сотворил человека самовластным. Поэтому тем, кто совершали добрый подвиг, уготованы почести и венцы. А преступникам и нечестивцам - наказания и муки.

   3. Из аввы Марка

   Если вред, происходящий от одного, перекинулся на многих, нельзя проявлять долготерпение. Не о своем благе нужно думать, но о благе многих людей, стремящихся к спасению. Добродетель многих заключает в себе больше пользы, чем добродетель одного.
   Конец, и Богу нашему слава! Аминь

БЕСЕДЫ О БОГОПОЗНАНИИ И САМОПОЗНАНИИ ПО УЧЕНИЮ СВЯТЫХ ОТЦОВ:

1. Записи р. Б. Ники
2. О молитве, молитвенном делании и молитвенном трезвении
3. О празднословии
4. О праздномыслии, или о мечтаниях, блуждании и рассеянии ума
5. О помыслах в форме мысленных разговоров (или внутренних диалогах)
6. Что такое «скорбь» по христианскому учению и почему люди тяжело переносят различные скорбные обстоятельства
7. О понятии «счастье» по христианскому учению
8. О прелести, или действиях бесов против людей
9. Таинственные действия Духа Святого у подвижников, сподобившихся стать причастниками Духа и в отношении всех людей
10. Блудная страсть и половая потребность
11. О брачных половых отношениях и воздержании по учениям святых отцов
12. Пьянство и наркомания как страсти телесного сладострастия
13. Страсть сребролюбия и материальные потребности
14. Страсть гнева
15. О праведных реакциях христианина на различные виды злоречий и злых действий
16. О страсти уныние, как лени и праздности
17. О саможалении по учению св. отцов
18. Учения святых отцов на мнение, что смысл жизни заключается в создании семьи
19. О конфликтах в семьях, происходящих от самолюбия и разных страстей
20. Печаль о смерти ближних
21. Предсмертные состояния праведников и грешников
22. Реакции людей на приближение смерти
23. О возвращении души в тело, или о видениях при клинической смерти по христианскому учению
24. О силе любви по учениям святых отцов (1. О естественной любви и самолюбии)
25. Умственная сила. Познавательные низшие способности, или тема о хранении чувств.
На главную Написать нам письмо В начало страницы





Copyright © 2006-2017 ni-ka.com.ua Created & hosted by Dmitry