САЙТ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНИНА






БИБЛИОТЕКА СВЯТЫХ ОТЦОВ И УЧИТЕЛЕЙ ЦЕРКВИ:


Феофан Затворник
Августин Блаженный
Анастасий Синаит
Антоний Великий
Афанасий Великий
Василий Великий
Василий Кинешемский
Георгий Задонский
Григорий Богослов
Григорий Нисский
Григорий Синаит
Димитрий Ростовский
Дорофей авва
Древние иноческие уставы
Евфимий Зигабен
Ерм. "Пастырь"
Игнатий Брянчанинов
Илия Минятий
Иннокентий Пензенский
Иннокентий Херсонский
Иоанн Кассиан Римлянин
Иоанн Кронштадтский
Иоанн Лествичник
Иоанн (Максимович) Тобольский и Сибирский
Исаак Сирин
Исаия Отшельник
Кирилл Александрийский
Лука Крымский
Макарий Египетский
Максим Грек
Марк Подвижник
Никита Стифат
Никодим Святогорец
Николай Сербский
Нил Синайский
Оптинские старцы
Паисий Святогорец
Патерики
Древний Патерик
Палладий Еленопольский. "Лавсаик"
Иоанн Мосх. "Луг духовный"
Феодорит Кирский «История боголюбцев»
Григорий Двоеслов «Собеседования о жизни италийских отцов» 1-2
«Собеседования о жизни италийских отцов» Кн. 3
«Собеседования о жизни италийских отцов» Кн. 4
«Евергетин. Том 1» (1)
«Евергетин. Том 1» (2)
«Евергетин (Благолюбие) Том 2 (1)
«Евергетин (Благолюбие) Том 2 (2)
«Евергетин (Благолюбие) Том 3 (1)
«Евергетин (Благолюбие) Том 3 (2)
«Евергетин (Благолюбие) Том 4 (1)
«Евергетин (Благолюбие) Том 4 (2)
«Новый эклогион» (1)
«Новый эклогион» (2)
«Новый эклогион» (3)
Филарет (Гумилевский). «Святые подвижницы Восточной Церкви»
Русские подвижники 18 - 19 веков
Симеон Новый Богослов
Тихон Задонский
Троицкие Листки (19 век)
Е. Попов. Нравственное богословие для мирян
Иоанн Сан-Францисский
Евергетин (Благолюбие)

Том 3 (2)


Здесь можно скачать Евергетин (Благолюбие) Том 3 (2)>>> в формате Microsoft Word (~ 144.8 Kb)

Глава 27: О том, что не следует заводить дружбы со знатными мира сего

Глава 28: О том, что в монастыре не следует в угоду себе работать больше других братьев

Глава 29: О том, что одного превозношения достаточно, чтобы погубить христианина; и что превозносящиеся своими успехами лишают себя благодати, падают и разбиваются

Глава 30: Откуда рождается хула и чем исцеляется

Глава 31: О том, что дар различения - величайшая из добродетелей, и верующий, чтобы он ни предпринял, должен делать все с рассуждением, а то, что делается без рассуждения и без смысла, если даже и доброе, не приносит никакой пользы, а подчас только вред

Глава 32: О том, что без помощи свыше подвижник не может освободиться от зла, ни снискать добродетели; и о том, что усыновление человека Богу происходит не по делам, но по благодати

Глава 33: В чем причина искушений, какова от них польза и какое между ними различие

Глава 34: О том, как должно противостоять искушениям и что не следует самого себя ввергать в искушения; и когда и при каких обстоятельствах нужно избегать искушения или, напротив, принимать его

Глава 35: О том, что не должно стремиться к чудотворению, но просить об этом смиренно; и что не следует добиваться и требовать благодатных даров, а если удостоишься их, то не превозносись и храни их со всем смирением; что боголюбцы ни чем не уступают чудотворцам и что, кроме чудотворения, есть и другие, еще более великие и благодатные дары, по которым опознаются духовные люди

Глава 36: О том, что любовь выше всех добродетелей; и кто удостоился любви от Бога, тот заботится о пользе и спокойствии ближнего больше, чем о себе

Глава 37: О том, что за ближнего следует полагать свою душу

Глава 38: О том, что стяжавший любовь и смирение о Господе никогда не огорчает ближнего, но всячески ему угождает и улаживает его дела как свои собственные

Глава 39: О том, что кто любит Божьей любовью, тот спешит сотворить благо ближнему, которого он даже не знает

Глава 40: О том, что верующий, продает ли он, покупает или делает нечто подобное, должен всегда иметь перед своими глазами Бога и при этом не допускать, чтобы ближний потерпел ущерб, даже если сам ближний уверяет, что всем с доволен; и о том, что нужно с любовью поддерживать в себе скромность, особенно это относится к молодым, потому что создавать в общежительном монастыре кампании губительно и этого надо остерегаться

Глава 41: Как нужно встречать посетителей, как их приветствовать и беседовать с ними

Глава 42: О том, что когда ревнители воли Божией заходили в гости, многие из отцов, чтобы дать гостям отдохнуть и себе позволяли некоторое послабление в подвиге, не нанося себе тем самым вреда благодаря своему бесстрастию, правда, некоторые из них за это краткое облегчение потом налагали на себя некоторые мучения; и о тех, кто при встрече гостей или в случае прихода нескольких человек не отступает от своего подвига, а если и делает послабление, то лишь самую малость, удостаиваясь похвалы в глазах тех, кто правильно судит; а так же о том, что не нужно равняться на тех, кто на больших встречах понуждает себя сверх меры

Глава 43: О том, что пришедшим в Киновию, даже монахам, не следует позволять без разбору беседовать и селиться с братьями и как братьям должно вести себя с ними

Глава 44: О том, что не следует без разбору сотрапезничать со всеми людьми подряд; и о том, что от спрашивающих, но не выполняющих наставления после первого и второго увещевания нужно отвращаться

Глава 45: О том, что и на чужбине нужно знать, как общаться с посетителями; как ходить и путешествовать вместе с братьями; что странствующим нужно знать, как вести себя в чужих краях и каких правил придерживаться в пути, когда идешь вместе с братьями

Глава 46: О том, что никого из приходящих за милостыней нельзя отпускать ни с чем, но следует с радостью принимать человека, посланного Богом, и подавать ему, что можем; даже если он назойлив, все рано следует терпеть любую его злобу и не гневаться, подражая в этом Богу, ибо Он милостивым воздает нередко гораздо больше; и о том, как в киновиях творить дела милосердия

Глава 47: О том, что монаху не следует ни иметь, ни собирать деньги для раздачи милостыни и какое милосердие ему подобает оказывать

Глава 48: О том, что часто живущие в нищете и оказывавшие милость в меру своих сил, когда стали получать доход, заболели сребролюбием и перестали даже давать прежнюю милостыню

Глава 49: О том, что монах не должен безрассудно принимать милостыню от всех людей, тем более, если он не нуждается в ней; и о том, что принимающий должен отработать подвигом то, что ему дается

Глава 50: О том, что (христианину) следует беречь себя от всего неполезного и чуждого как от губительного

    Оглавление   
Глава 27: О том, что не следует заводить дружбы со знатными мира сего


   1. Из жития святого Арсения

   Арсений Великий стал знаменитым не только среди местных жителей, многие из которых приходили к нему в поисках спасения. Слава о нем распространялась все шире, и немало людей стало пребывать и издалека - всем им хотелось увидеть Арсения и напитаться сладостью его речей. Когда молва о его добродетельной жизни разнеслась повсюду, достигнув слуха множества людей, то к нему стали приезжать даже из Александрии. К ним принадлежал и архиепископ этого города Феофил. Он почел за великое благо отправиться к Арсению, не взирая на трудности далекого пути и прибыл к старцу вместе с начальником города, чтобы услышать столь необходимые душеполезные слова аввы. Помолчав немного, авва сказал:
   - Я скажу вам нечто, если вы пообещаете сохранить это в тайне. - Они, конечно, пообещали, и авва продолжал. - Об одном вас прошу, если услышите, где сейчас Арсений, не ходите к нему.
   Такая просьба не огорчила их, но обрадовала, потому что они поняли его любовь к безмолвию и невиданное смирение.
   Между тем архиепископ пригласил Арсения посетить Александрию, а потом через друга отшельника спросил, откроет ли ему Арсений дверь, если он придет еще раз. Авва передал ему ответ: «Если открою тебе, то вынужден буду открыть многим другим. А после этого мне придется уйти отсюда еще дальше». Когда архиепископ это услышал, то уже больше ни о чем не решался просить авву.

   2. Из Отечника

   В тех краях, где жил авва Ор, был крестьянин по имени Лонгин, отличавшийся великим милосердием. Однажды к нему пришел кто-то из монахов, и крестьянин попросил гостя познакомить его с аввой Ором. Когда монах пришел к старцу, то принялся хвалить крестьянина, рассказывая, как он добр и как много совершает дел милосердия.
   -Да, он добр, - согласился старец.
   Тогда монах попросил:
   - Позволь, авва, придти ему, чтобы увидеть тебя?
   - Чтобы меня увидеть, достаточно войти к нам во двор, - ответил старец.
   2. При императоре Феодосии Юнейшем в предместье Константинополя жил один монах. И вот как-то император, проходя мимо его кельи по дороге, оставил свою свиту, подошел и постучался к нему. Монах открыл дверь и, поняв, кто перед ним, принял его, как принимал всякого вельможу. Когда гость вошел, они помолились и сели. Император принялся расспрашивать о жизни египетских отцов.
   -Они все молятся о твоем спасении, - ответил отшельник.
   - Не перекусить ли нам, - предложил гость.
   - Монах омочил хлеб, налил в блюдце немного масла, насыпал соли и передал ему. Потом налил воды и протянул ему.
   - Ты знаешь, кто я? - спросил гость.
   - Бог тебя знает, - был ответ.
   - Я император Феодосий.
   Старец поклонился ему.
   - Блаженны вы, не имеющие житейских попечений, - сказал император. - Хотя я родился во дворце, воистину никогда не пробывал подобного хлеба и воды, как у тебя. Я получил превеликое удовольствие от твоей еды.
   С тех пор император стал почитать монаха. Тогда старец собрался и вернулся обратно в Египет.
   3. Сказал старец: «Не води знакомства с игуменом и не ходи к нему часто. От этого появится в тебе дерзновение, и ты сам захочешь начальствовать».

   3. Из Исаии Отшельника

   Сказал авва Исайя: «Горе нам, что происходя от бедных и безвестных родителей, мы себе не внимаем, и будучи призваны Богом возлюбить нищету и бесчестие, тщимся сравнивать себя с богатыми и славными. Горе нам, что когда мы встречаемся с богачами и владыками, то стараемся угодить им, а если к нам приходят нищие и просители, то отворачиваемся от них, как от надоевших людей».
   Некогда правитель страны, наслышанный об авве Моисее, пошел в Скит, чтобы увидеться с ним. Монахи сказали о нем авве, и тот оставил келью и ушел в лощину. На пути правитель встретил Моисея и спросил:
   - Не скажешь ли нам, старче, где келья аввы Моисея?
   - А зачем он вам понадобился? - спросил старик. - Он же ненормальный.
   Правитель пришел в церковь и рассказал клирикам:
   - Я наслышан об авве Моисее и пришел, чтобы увидеть его, а по дороге нам встретился старик, шедший в Египет. Мы спросили у него, где келья аввы Моисея, а тот сказал: «Зачем он вам понадобился, он же ненормальный».
   Услышав эти слова, клирики огорчились и спросили:
   - Что же это за старец, дерзающий так говорить о святом?
   - Он был старый, в ветхой одежде, высокий и чернокожий, - сказал правитель.
   - Но это же был сам авва Моисеи, - сказали клирики, - но так как он не хотел беседовать с вами, он вам и сказал так.
    Правитель ушел, получив большую пользу.
   4. Однажды архон (правитель) пришел, чтобы увидеть авву Симона, который, услышав о прибытии высокого гостя, препоясался, подошел к финиковым пальмам и стал очищать их стволы. Увидев его, глашатаи спросили:
   - Эй, старик, где тут живет отшельник?
   - Не было тут никакого отшельника, - ответил он.
   Услышав это, они ушли.
   5. В другой раз еще один архон захотел увидеть его, но клирики заранее предупредили старца:
   - Авва, подготовься, к тебе скоро пожалует наслышанный о тебе архон, чтобы взять у тебя благословение.
   - Ладно, я подготовлюсь, - сказал старец, надел на себя рубище, взял в руку хлеб и сыр, сел в дверях и начал есть.
   Когда архон пришел вместе со своей свитой и увидел жующего старика, отнесся к нему без всякого уважения.
   - Неужели это и есть отшельник, о котором мы так много слышали? - удивленно воскликнул он и тотчас повернул обратно.
   6. Один киновиарх был в чести у людей. Он был духовным отцом двухсот монахов. И вот как-то к воротам его обители пришел Христос под видом нищего и попросил передать авве, что пришел такой-то брат, его сподвижник. Привратник весьма неохотно поднялся к авве и увидел, что тот беседует с людьми. Он немного подождал, а потом заговорил о нищем у ворот, не зная, что это Христос. Но киновиарх с раздражением прервал его:
   - Разве ты не видишь, что я разговариваю с людьми? Не беспокой меня сейчас.
   Привратник ушел. Но Господь продолжал терпеливо ждать, пока о нем вспомнят. Около пяти часов пришел богач, и киновиарх сам вышел встречать его.
   Увидев, как авва встречает богача, Бог, богатый милостью и любящий смиренных, обратился к нему:
   - Авва, мне нужно поговорить с тобой.
   Но тот отправился обедать с богачом, всячески стараясь угодить знатному гостю. После обеда этот заложник множества попечений проводил богача до ворот и вернулся к себе, забыв о нищем и незлобивом Старце.
   Наступил вечер, но благословенный истинный Гость так и не удостоился внимания. Он ушел, сказав привратнику:
   - Передай авве - раз ты избрал славу человеческую, то Я ради твоих прежних трудов и великого твоего образа жизни пришлю тебе утешителей со всех четырех концов земли, и ты будешь других умащать, и тебя будут умащать. А благ моего Царства ты не вкусишь.
   По этим словам и был узнан в нищем Господь Вседержитель.

    Оглавление   
Глава 28: О том, что в монастыре не следует в угоду себе работать больше других братьев


   1. Из жития святого Евфимия

   Евфимий Великий считал совершенно неразумным и вредным для некоторых братьев, особенно юных, выставлять на всеобщее обозрение свой пост, превышающий пост других братьев в монастыре. Это разрушает правила братства и показывает только своеволие и самоуверенность этих людей. О благе поста не должно трубить и не должно придавать своему посту известность и пускать молву, но соблюдать его в тайне.
   Поэтому, говорил преподобный Евфимий, лучше воздерживаться в пище только в такой мере, чтобы не есть досыта. Просто нужно вставать из-за стола, чувствуя легкий голод. А противостоять страстям плотским нужно в тайне, со всех сторон надежно защитив себя оружием добродетелей, а они таковы: смирение, целомудрие, рассуждение, различение и послушание воле Божией. Последняя добродетель поистине подражает Богу.

   2. Из жития святого Пахомия

   Преподобный Пахомий вызвал к себе брата, который не хотел знать правильного пути, но следовал собственной воле и сказал ему наедине:
   -Брат! Господь сказал: Я сошел с небес не волю Свою сотворить, но волю пославшего Меня Отца. И ты будь мне послушен. Я вижу, что тебе завидует враг и многими способами похищает плоды твоего тяжкого труда.
   Соблюдай монастырский устав, - продолжал святой. - Тебя зовут на трапезу не затем, чтобы ты на ней ничего не ел. Приходи и вместе с братьями вкушай в меру, как и они, и хлеб, и вареные овощи, которые дают тебе. Только не насыщай чрево: тогда тело твое взбодрится, и ты уставать не будешь от истощения чрезмерным постом. Лучше поработи себя необходимости поддерживать тело, пока не победишь беса превозношения. Он слишком на тебя насел.
   Брат, услышав эти слова, сначала подчинился совету. Но потом вновь впал в заблуждение. «Разве это так? - спрашивал он сам себя. - Где написано, что нельзя поститься и совершать подвиг?» Так брат опять стал следовать собственным побуждениям, и враг совершенно им овладел.
   Пахомий Великий вызвал Феодора и сказал:
   - Ты знаешь, как я опечален тем, что происходит с нашим братом? Сходи к нему и узнай, чем он сейчас занимается.
   Федор пошел к брату и увидел, что он вроде и молится, но непонятно, какими молитвами. Он пошел и рассказал об этом святому.
   Федор сразу понял, что это было действие врага, и рассудил, как многообразны дьявольские нападения на людей. Он очень был поражен и напуган, когда представил, какого же трезвения должен достичь монах, чтобы противостать злонамеренным козням врага. Когда святой пришел и помолился за брата, всемилостивый Господь исцелил его. И брат, уцеломудрившись, впредь хранил себя, забывая задняя и простираясь вперед (Флп 3,14).
   6. После этого случая божественный Пахомий собрал братьев и сказал:
   - Нам, монахам, для спасения потребно великое трезвение. Я часто слышу, как лукавые бесы похваляются, рассказывая, как они ввели подвижников в заблуждение. Поэтому всегда храните себя и ограждайте себя неприступным именем Христовым. Если будете следовать воле Христовой, враги ничего не смогут с вами сделать. Они станут, как чад и дым, и не будет у них над вами никакой власти, и побегут они от лица боящихся Господа.
   7. Как-то в монастыре Пахомий Великий сидел вместе с другими великими братьями. И вот один брат в тот день сделал две циновки и положил их прямо напротив своей кельи, как раз у того места, где блаженный Пахомий сидел вместе с братьями. Он так сделал, потому что его распирал помысел тщеславия и надеялся, что преподобный похвалит его. Ведь по уставу каждый брат должен делать одну циновку в день, а он сплел в два раза больше.
   Великий святой, обратив на это внимание и поняв, что брат сделал такое напоказ, глубоко вздохнул и сказал сидевшим рядом братьям:
   - Посмотрите на этого брата. Он трудился с самого раннего утра, но весь свой труд отдал дьяволу. Он даже малой части своего труда не оставил в утешение своей душе. Ведь он возлюбил славу человеческую больше славы Божией. Он все свое тело измучил трудом, но душу свою совершенно опустошил поступком ради жажды наслаждения.
   Святой подозвал этого брата и наложил на него епитимию. Он повелел ему пойти к братьям, неся в руках две циновки и, встав в сторонке, попросить: «Братья, помолитесь за мою жалкую душу, чтобы всемилостивый Господь вашими молит вами помиловал ее. Душа моя продала Царство Божие за эти две циновки».
   А когда братья собрались на трапезу, Пахомий Великий велел ему точно так же стоять посреди зала с циновками в руках до тех пор, пока братья не закончат есть. И к тому же велел ему жить в келье в затворе целых пять месяцев и каждый день изготовлять по две циновки, есть один хлеб с солью и чтобы никто из братьев к нему не заходил.

   3. Из Отечника

   Об авве Данииле рассказывали, что, когда варвары вторглись в страну и подошли к Скиту, все разбежались. Он остался один и сказал: «Если Бог обо мне не позаботится, то чего ради я сидел здесь до сих пор?» Авва Даниил прошел мимо варваров, и они даже не заметили его. Тогда он сказал себе: «Воистину Бог позаботился обо мне, и я не погиб. Так что давай, поступай по-человечески, беги так же, как бежали отцы».

   4. Из святого Ефрема

   Брат, если ты живешь в киновии, не отступай от устава и апостольского правила. Даже те упущения, которые кажутся малыми, могут причинить значительный вред. Лучше всего - не впадать в высокоумие, не совершать вовсе дел себялюбия, чтобы не подпасть под осуждение. Лучше поступать так, как поступают другие и быть единодушным во всем с братьями монастыря: в совершении службы, в бдении, рукоделии и в мелких делах. Это величайший признак смиренномудрия.
   Подобным образом и в трапезе нужно участвовать, если ты не болен, а не воздерживаться от еды своевольно. Следуй уставу со всем благоговением и страхом Божьим, даже если, бывает, по преданию отцов едят не один, а два раза в день. Принимай пищу с благодарностью и поступай так, как поступают самые благоговейные из братьев, сохраняя совесть чистой. Тогда вскоре преуспеешь в Господе.
   Может, твой помысел начнет терзать сомнение, что слишком много еды подали. Но вспомним, что не мы распоряжаемся тем, какую еду нам готовят. А если обед окажется бедным и скудным, и твой помысел начнет роптать, то подумай над тем, что Господь славы, вочеловечившись, не счел недостойным для Себя вкушать ячменные лепешки.
   Мыслью о духовном благе нужно отвечать на каждый выпад врага. Его коварства рушатся перед силой Креста. Нужно знать, что он часто придает некоторым братьям-подвижникам великое воодушевление, позволяя им переносить суровые трудности и достигать больших высот аскетической жизни. Но если брат смиренномудр и отрекся от собственной воли, то не будет соблазняться лукавыми помыслами, но тотчас их прогонит или же доложит обо всем игумену и будет повиноваться его наставлениям и советам.
   А брат, живущий особняком и делающий то, что ему угодно, скрывает свою страсть и ни перед кем не распахивает свою душу. Хотя он и так живет отдельно от братьев, но не хочет менять образа своей жизни, чтобы вожделения управляли им как попало. Так он доходит до непременной погибели. Предав себя в руки врагов, он вынужден признать их власть над собой. Ведь он воздвигал основание не на камне, то есть не на смирении и непоколебимой вере, а на песке, то есть человекоугодничестве и превозношении. Поэтому, когда налегли на дом дождь, разлив реки и ветры (Ср.: Мф 7, 26), он рухнул от отчаяния в погибельную бездну.
   Так, когда человек отделит себя от братства, он проходит через искушение множества помыслов. Он воображает продолжительное время, ему оставшееся, долгую жизнь и говорит: «Как это трудно, претерпеть до конца столь суровой образ жизни. Так мое тело истощится до невозможности - я не смогу справиться даже с самыми необходимыми потребностями». Подобные помыслы, как только овладеют человеком, внушат ему беспечность и повергнут в отчаяние. Так человек лишает себя Божьей помощи из-за превозношения и самоугождения.

    Оглавление   
Глава 29: О том, что одного превозношения достаточно, чтобы погубить христианина; и что превозносящиеся своими успехами лишают себя благодати, падают и разбиваются


   1. Из Палладия

   Некий Валент, родом из Палестины, ушел в пустыню и долгое время прожил вместе с нами. Весьма сурово обходясь с собой, он достиг вершин подвига. Но он впал в превозношение, и бес настолько прельстил его, что он думал, что ангелы являются ему и прислуживают ему во всем.
   И вот что произошло с ним однажды вечером. Валент шил котомку, а уже темнело, и уронил иголку. Как рассказывали знакомые, бес зажег светильник, чтобы он смог найти иголку. После этого события несчастный Валент стал еще более заносчивым.
   В другой раз какие-то странники принесли всем братьям плоды. Пресвитер Макарий послал по горсти каждому в келью, в том числе и злополучному Валенту. Но тот ударил и обругал посланца, сказав:
   - Передай своему Макарию, что я не раб ему, чтобы он посылал мне подачки.
   Макарий понял, что Валент в прелести. На следующий день он вызвал его к себе и сказал:
   - Брат Валент! Ты обманут дьяволом. Прекрати так поступать, помолись Богу.
   Но тот не внял предостережению и сказал, что слушаться не будет и советов его никогда не примет. После этого дьявол убедился, что Валент полностью в его власти. Он принял образ спасителя и пришел к нему ночью в мнимом видении вместе с тысячами бесов со свечами, окруженный огненным кольцом, и сам стал в середине кольца будто бы спаситель. Один бес прибыл раньше и сказал Валенту:
   - Христос полюбил тебя за чистоту и высоту твоей жизни и прибыл, чтобы увидеть тебя. Выйди за порог кельи и, созерцая Его издали, пади и поклонись.
   Валент вышел на улицу и увидел полчище свещеносцев и где-то на расстоянии поприща врага Христова и, пав на колени, поклонился антихристу. После этого несчастный совсем очумел и стал преданным рабом дьявола. На следующий день он пришел в храм и в присутствии всех сказал:
   - Мне больше не нужно причащаться. Я сегодня видел Христа.
   Тогда отцы схватили его, заковали в оковы на год и стали беспрерывно молиться за него. Особым отношением и правильным распорядком жизни они избавили его от надменности и совершенно исцелили его, ибо противное изгоняется противным.
   2. Однажды мы с блаженными диаконами Евагрием и Альбином договорились отправиться к преподобным отцам Кронию, Иакову и Пафнугию. Мы хотели узнать у них причины падения отпавших братьев.
   Наделенные даром рассуждения названные светильники сказали обо всем этом так. Все события делятся на два рода: одни происходят по благоволению Божию, другие по Его попущению. Что случается от добродетели во славу Божию, то случается по Его благоволению. А все зловредное, подрывное и шаткое бывает по попущению Божию от легкомыслия и превозношения богооставленных человеков. Если ты мыслишь верно и живешь благочестиво, Бог тебя не оставит. Ты просто не сможешь пасть позорным падением или поддаться бесовской прелести.
   А если люди приступают к добродетели с лукавыми целями, не оставив помыслов человекоугодничества и превозношения, то скорее всего они будут допускать ошибки и падать, потому что их цель была с самого начала распутной. Бог оставляет их, и, как мы понимаем, они исправятся, когда освободятся от своего лицемерия на деле или в намерении. Несчастные иногда грешат намерениями, а иногда и делом. Так, развратник, который дает милостыню девице с позорным намерением на будущее, грешит. Грешит и тот, кто добивается правильной цели, оказывая милость болящим или старым или обедневшим, но при этом жадничает да еще и ропщет. Цель правильная, а вот дело недостойно ее. Ведь нужно подавать милостыню, не думая о бережливости и с радостным лицом.
   Они сказали, что у души может быть много различных способностей. Одни более способны к помощи людям, другие - к строгому подвигу. Но если добро совершается не по-доброму, не в Божьих целях, то каковы бы ни были способности к этому делу, как бы легко ни совершалось служение, оно не только не принесет пользы, но и станет причиной вреда. Кто кичится красотой своей речи, тот приписывает дар красноречия и подаваемое ему ведение не Богу, но только своей природе и своему подвигу.
   Тогда Бог отнимает у этого человека ангела промысла, посланного ради поддержания названной благодати, и оставшимся без всякой помощи человеком овладевает враг. Кто превозносится гибкостью своего ума, впадает в разные несдержанности. И только собачья, даже можно сказать скотская невоздержанность может потом изгнать беса превозношения.

   2. Из жития святой Синклитикии

   Блаженная Синклитикия говорила пришедшим к ней сестрам: «Все мы должны бояться двух страшных вещей: возвращения по малодушию к прежнему состоянию, поддавшись натиску врага, и опасности сойти с нашего поприща под действием дьявольских устрашений. Дьявол будет тянуть нас к себе, назад, если увидит, что душа медлительна и ленива; а если она, как кажется, усердна в подвиге, то станет потихоньку незаметно проникать в нее, пока, в конце концов, совсем не погубит, заставив впасть в гордыню.
   Гордыня - последнее оружие врага. Она превосходит всякое другое средство в борьбе с нами. Даже его самого с неба свергла гордыня. Поэтому этим оружием он и пытается уничтожить самых сильных людей. Воины, один вид которых наводит страх, действуют обычно так: когда они израсходуют все стрелы, но не смогут отразить врагов, тогда достают кованый меч. Так и дьявол, опустошив свой колчан, сверкающим лезвием крайней гордыни рубит подвижника.
   Каковы же первые стрелы врага? Страшны чревоугодие, сладострастие, блуд. Ими он поражает самых юных. За ними следуют сребролюбие, стяжательство и тому подобные страсти. Когда подвижник справится с ними по благодати Божией, тогда лукавый, не находя других средств, внушает ему помысел превозношения и возвеличивает его безудержно, чтобы тот кичился перед братьями. Он заставляет его воображать, будто он понимает то, что многим неведомо, превосходит многих в посте, бдении и прочем подвиге и что множество других его благодеяний даже исчислить невозможно.
   А память о прегрешениях он из ума изглаживает и заставляет предать собственные прегрешения полному забвению, лишь бы человек не смог обратиться к Богу с мольбой об исцелении: «Помилуй меня, ибо Тебе единому согрешил я» (Пс 50, 4). Надменный человек говорит себе, как некогда дьявол.
   Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой. Он представляет себя большим начальником, председательствующим на собраниях, как он поучает и исцеляет других.
   Душа, введенная в столь великое заблуждение, развращается и гибнет, пораженная глубокой язвой. Что же нам делать, если нас захлестывают такие помыслы? Непрестанно вспоминать божественные слова: Я же червь, а не человек (Пс 21,7), я земля и прах. И еще слова Исаии: Вся Праведность наша - как запачканная одежда (Ис 64,6) и проч.
   Если сестра сама себя сделает отшельницей и будет принимать эти душетленные помыслы, пусть вступит в киновию и принудит себя есть не один, а два раза в день. Ведь из-за чрезмерности подвига ее и уловила страсть превозношения. Пусть лучше она сносит укоры и брань со стороны сверстниц, что она не совершила ничего благого, и выполняет всякую службу, которую ей скажут.
   2. Блаженная рассказывала о житиях выдающихся святых, и сестры устремлялись умом к их подвигам и осознавали, что ничего особенного в сравнении со святыми они не совершили. Монахини становились благоразумнее и каждый день говорили: «Чего мы воображаем и превозносимся? Что не пьем вина? Но некоторые, строгие в подвиге, даже воду пили не больше глотка. Ты вот воздерживаешься от масла, не ешь вареное. Но иные подвижницы и хлеба не едят, а утоляют голод лишь зеленью. И в том, что ты ешь только поздно вечером, нет ничего значительного. Некоторые едят только на второй и на третий день. И великим ты сочла, что не моешься? Не забывай, что и многие мирские люди не моются по болезни.
   Ты возгордилась, что спишь на циновке или власянице? Нашла чем гордиться! Иные спят всегда только на голой земле. Даже если и на земле начнешь спать, не прославит это тебя. Есть подвижницы, для которых острые камни становятся ложем, чтобы не испытывать приятность от сна. А некоторые подвижницы всю ночь добровольно висят на опорках. И даже если и совершишь все это и взойдешь к строжайшему подвигу, все равно не высокоумствуй.
   Бесы тоже совершают и делают больше, чем люди. Они вообще не едят, не пьют, не пользуются мирскими вещами и никогда не спят. Даже если ты обитаешь в пустыне, сделав своим жилищем пещеру, не думай, что совершаешь нечто великое. Только такие твои помыслы и деяния могут по благодати Божией исцелить тебя от гордыни. Огонь, сильно разгоревшийся, можно потушить, только если его разметать. Всякая добродетель хочет скрыться, если видит гордыню, какой бы суровый подвиг ты ни взялась совершать. Как бы ни был наточен меч, удары о камень быстро его притупляют. Так и самый напряженный подвиг губит превозношение.
   Поэтому подобает всячески оберегать душу; и свой суровый подвиг, воспламененный огнем гордыни, нужно поскорее перенести в тень. Лучше отсечь всякие излишества, чтобы корень стал крепче и здоровее. Превозношение - худшее из зол. Это очевидно из его противоположности благу смиренномудрия, самому великому благу. Дьявол пытается подражать любой добродетели, но он не знает, что такое добродетель».

   4. Из Отечника

   Сказал авва Исидор: «Если вы совершаете подвиг по закону Божию, то не надмевайтесь, когда поститесь. Если вы постом гордитесь, то какая будет от него польза? Полезнее человеку есть мясо, чем поститься в надменности и кичливости».
   2. Старцы говорили: «Если ты увидишь юношу, который по собственной воле восходит на небо, удержи его за ногу и повергни вниз. Это ему будет полезно».
   3. Три брата как-то пришли к старцу в Скит. Один сказал:
   - Авва, я знаю Ветхий и Новый Завет наизусть.
   - Ты наполнил воздух словами, - сказал старец.
   - А я, - сказал другой, - переписал Ветхий и Новый Завет для себя.
   - А ты, - сказал старец, - наполнил полки свитками.
   - Мой котел зарос сорняками, - сказал третий.
   - Ты отогнал от себя гостеприимство, - сказал старец.
   4. Старец вспоминал: «Как-то я беседовал с одним старцем, а к нему пришла дева и сказала:
   - Отче, я постилась шесть дней в неделю в течение двухсот недель и выучила наизусть Новый и Ветхий Завет. Что мне еще осталось сделать?
   - Принимаешь ли ты после этого унижение за честь для себя? - спросил старец.
   - Нет, - ответила она.
   - А ущерб как выгоду, а странника как кровного родственника и нужду как богатство?
   - Нет, - ответила она.
   - Значит, - сделал вывод старец, - ты не постилась шесть дней в неделю, не выучила Ветхий и Новый Завет и обманываешь сама себя. Иди и трудись, а пока ты не достигла ничего.
   5. Один монах в Фиваиде вел суровейшую аскетическую жизнь. Он постоянно предавался бдениям и молитвам. И постился он довольно сурово - ел только раз в неделю по пятницам вечером немного бобовых стручков и зелень диких трав единственно для того, чтобы только физически не ослабеть. Так он прожил довольно много лет.
   Но изобретатель зла дьявол позавидовал ему и напал на него, чтобы опорочить его гордыней. Лукавый принялся внушать ему помысел зазнайства, чтобы он начал говорить самому себе: «Вот я достиг такой вершины поста и бдения, какой не достигал ни один человек. Так что мне пора бы уже совершать знамения, чтобы и самому воодушевиться на новые подвиги и утвердить людей в вере - они увидят Божьи чудеса и прославят нашего Отца небесного. Попрошу у Бога силы чтобы творить чудеса, ведь Спаситель Сам говорил: Просите и дано будет вам» (Мф 7,7). И монах долго молился, обращаясь к Нему с этой просьбой.
   А человеколюбивый и благой Бог, Который хочет, чтобы все люди спаслись (1 Тим 2, 4), видя его заблуждение и помня его труд и подвижничество, не попустил врагу ввести его в соблазн и низвергнуть в пропасть гордыни, ибо это худшая погибель. Как раз о такой помощи Божией говорится в псалме: Когда он будет падать, не упадет, ибо Господь поддерживает его за руку (Пс 36,24). И монаху пришли на ум слова апостола Павла, который призывал не думать, чтобы мы сами способны были помыслить что от себя . «И если апостол признает себя неспособным, - подумал монах, - то тем более я нуждаюсь в наставлении. Отправлюсь -ка я к анахорету, и что он мне скажет и посоветует, то и приму как руководство от Бога ко спасению».
   Авва, к которому он отправился, был великим и именитым, преуспевшим в созерцании Бога. Он духовно помогал всем, кто приходил к нему ради истинного назидания. Монах вышел из кельи и отправился к анахорету. Когда он вошел к нему в келью, старец увидел двух обезьян, сидевших на его плечах, что его шея опутана цепью, и каждая обезьяна тянет цепь на себя. Увидев это и поняв причину, ибо отшельник был научен Богом распознавать смысл таких видений, он вздохнул и тихо заплакал. После молитвы и обычного лобзания они сели и ничего не говорили целый час: таков был обычай у отцов.
   Затем монах попросил:
   - Отче, помоги мне и дай залог пути спасения.
   - Чадо, - сказал анахорет, - немощен я для этого и сам нуждаюсь в руководстве.
   - Не откажи мне в помощи, мои господин и отец, - умолял гость - Ибо я был вполне извещен о тебе и дал себе слово принять любой твой совет.
   Но тот отказывался, объясняя:
   - Все равно ты меня не послушаешься, и поэтому не дам тебе совета.
   Но юноша продолжал упрашивать его и пообещал:
   - Что ни повелишь мне, послушаюсь тебя, как ангела.
   Тогда старец сказал:
   - Возьми свой кошелек, пойди в город и купи десять хлебов, десять секстов вина и десять фунтов мяса и принеси сюда.
   Монах опечалился, но так как он дал слово анахорету исполнить все, что он скажет, то отправился в город. По дороге у него возникало множество помыслов: «Зачем старцу все это понадобилось, и как я все это куплю? Для мирян будет соблазном, если увидят меня с такими покупками».
   Так он шел (по дороге), весь в слезах и горько рыдая. И от стыда купил хлеб и вино не сам, а через одного человека. И сказал: «Горе мне, убогому! Как же теперь покупать мясо, самому или через кого-нибудь другого?» Со стыдом, но со спокойствием душевным он нашел мирянина, которому отдал деньги, и тот купил ему мясо.
   Монах взял покупки и отнес к старцу. Анахорет спросил:
   - Ты не забыл, что дал мне слово: все, что повелю тебе, исполнишь? Возьми все это, пойди в свою келью и с молитвой вкушай один хлеб, один секст вина и один фунт мяса каждый день. И через десять дней опять приходи ко мне.
   Услышав это, монах не осмелился возразить и ушел, подавленный и весь в слезах: «Я же был великим постником, а он что мне велит? Слушаться его или нет? Если не послушаюсь, прогневлю Бога. Ведь я дал слово сделать все, что старец ни скажет, поэтому приму, как сказанное от Бога. И теперь, Господи, призри на смирение мое и помилуй меня, прости прегрешния мои, ибо сейчас я вынужден поступать вопреки своему всегдашнему стремлению к воздержанию».
   И так в слезах, он пришел к себе в келью и сделал все как велел анахорет. Молитва его стала еще более сильной и когда он садился за еду, то обливал ее слезами и говорил: «Господи, неужели Ты оставил меня?»
   Бог, видя его покаяние и смирение, даровал утешение его сердцу. Монах понял, почему с ним так обошлись, поблагодарил Бога и применил к себе изречение пророка: Вся праведность наша - как запачканная одежда (Ис 64, 6) И еще: Если Господь не созиждет дома... и не охранит города.., напрасно бодрствует страж. Через десять дней он вернулся к старцу, истощенный телом и сокрушенный душой более, чем когда постился целыми неделями.
   Старец, увидев его смирившимся, возрадовался за него. Сотворив молитву, они сели в молчании.
   Затем старец сказал:
   - Чадо, человеколюбивый Бог посетил тебя и не позволил врагу завладеть тобой. Ибо всегда под благими предлогами враг вводит в заблуждение тех, кто пребывает в добродетели, ввергая их в помысел гордыни. Лукавый вынуждает таких людей совершать великую меру подвигов, чтобы затем низринуть их в пропасть. Ибо никакая греховная страсть так не омерзительна пред Богом, как гордыня. И никакое деяние не заслуживает большего почтения, чем истинное смирение. Убедись в этом на примере мытаря и фарисея.
   Всегда опасны обе крайности. Кто-то из старцев сказал, что все крайности от бесов. Иди царским путем, как сказано в божественном Писании, и не уклоняйся ни вправо, ни влево, но держись середины. Вот твое правило вкушения пищи: ешь каждый день, но в меру. А если почувствуешь сильный голод, вкушай пищу не задумываясь: ибо из-за болезни или по какой другой причине можно вкушать пищу раньше времени. И если случится, что ты будешь есть через день, не сочти это чем-то великим. Ибо мы не под законом, а под благодатью.
   Ешь, но не досыта, сдерживай себя, особенно избегай вкусных яств. А простую пищу всегда одобряй. И свое сердце всегда храни в смиренномудрии. Как сказал святой Давид, жертва Богу - дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже (Пс. 50, 19). Он же добавил: Я изнемог, и Он помог мне (Пс. 114, 6). А через пророка Исайю Господь говорил: А вот на кого Я призрю: на смиренного и сокрушенного духам и на трепещущего перед словом Моим (Ис 66, 2). На Господа Бога я возложил упование мое (Пс 72, 28) и смиренно иду своим путем. И Господь выведет, как свет, правду твою и справедливость твою, как полдень (Пс 36, 6).
   Так брат, получив пользу и укрепленный назиданиями, разделил с анахоретом трапезу и ушел, ликуя о Господе и повторяя дорогой: Да обратятся ко мне боящиеся Тебя и знающие откровения Твои (Пс 118, 79). Строго наказал меня Господь, но смерти не предал меня (Пс 117,18). Ибо пусть наказывает меня праведник: это милость; пусть обличает меня: это лучший елей (Пс 140, 5). Он говорил про себя: Возвратись, душа моя, в покой твой, ибо Господь облагодетельствовал тебя (Пс 114,7) и прочее. И так он вернулся в келью и жил по заветам старца, став опытнейшим монахом.
   6. Один брат много лет прожил за селением и ни разу даже не зашел в него.
   - Сколько лет я тут живу, но даже ни разу не заглянул в селение, а вы туда все время ходите, - упрекал он монахов.
   Братья рассказали об этом авве Пимену.
   - Если бы это был я, - заметил старец, - то ночью пошел бы к селению, обошел его вокруг, лишь бы мой помысел не гордился тем, что я не хожу туда.
   7. Старец анахорет, живший в пустыне, решил, что уже совершил все добродетели, и попросил Бога:
   - Господи, покажи, может быть, мне чего-то не хватает, тогда я и это совершу.
   Бог, желая смирить его помысел, сказал:
   - Пойди к такому-то архимандриту, и что он тебе скажет то и делай.
   Бог открыл архимандриту: «К тебе придет анахорет. Вели ему взять кнут и пасти свиней».
   Анахорет пришел, постучался в дверь и вошел к архимандриту. Они облобызались и сели. Отшельник спросил:
   - Скажи, что мне делать, чтобы спастись?
   - А ты исполнишь то, что я тебе скажу? - спросил его архимандрит.
   - Да, исполню.
   - Тогда бери кнут, иди и паси свиней.
   И анахорет пошел пасти свиней.
   А люди, много слышавшие о нем и знавшие его, увидев, что отшельник пасет свиней, начали говорить:
   - Посмотрите-ка на этого великого анахорета, о котором мы наслышаны. Он сошел с ума, одержим бесом и теперь пасет свиней.
   Бог же, увидев смирение, с которым тот терпит поношения от людей, устроил так, что анахорет снова вернулся к себе в келью.
   8. Брат спросил старца:
   - Что делать, авва, меня гнетет тщеславие?
   Ты правильно поступаешь, - ответил старец, - ибо это ты сотворил небо и землю.
   От такого ответа брат умилился и принес покаяние:
   - Прости меня, ибо ничего из этого я не сотворил.
   Старец добавил:
   - Сотворивший это пожил на земле смиренномудренно, а чем тебе, брению, тщеславиться? Что ты совершил, ничтожный?
   9. Старец сказал: «Что я делал неудачно, того я больше не повторял, а что исполнил правильно, над тем после не размышлял. Я иду, забывая заднее и простираясь вперед (Флп 3,14).
   10. Брата одолевал помысел гордыни, который льстил душе. «Ты совершила добродетели». Тогда он, желая победить этот помысел, протягивал руку под котел, висевший на огне, и говорил: «Лучше обжечься, чем превозноситься. Три отрока не сгорели в пламени, но не возгордились сердцем, а с превеликим смирением воспевали Бога в огненной печи: С сокрушенным сердцем и смиренным духом да будем приняты (Дан 3, 30). А ты стоишь без стеснения и превозносишься?»
   Так брат победил беса гордыни.

   4. Из Антиоха Пандекта

   Надменный монах - как дерево без плодов и без корней: оно не устоит под напором ветра. Как если губка порвется, ее можно только выбросить, так и память о гордеце погибнет после его смерти. Как молитва смиренного умоляет Бога, так и молитва надменного гневит Всевышнего.

   5. Из аввы Иоанна Кассиана

   Как заразная и смертельная болезнь поражает не одну часть, но все тело, так и гордыня поражает и губит не отдельный уголок, но всю душу. Остальные страсти, хотя и смущают всю душу, но воюют только против одной, противоположной данной страсти добродетели, стремясь победить ее, а именно: чревоугодие пытается уничтожить воздержание, блуд - целомудрие, а сребролюбие - нестяжание, гнев - кротость, а все виды зла — противоположные им добродетели.
   2. А гордыня, если овладеет несчастной душой, поведет себя как жестокий тиран, который, захватив великий и славнейший город, разрушает его до основания. Подтверждение тому - ангел, павший с неба за превозношение. Он был светом и звался утренней звездой, но из-за высокомерия сделался тьмой и был низвергнут в ад и, вместо небесной славы, унаследовал огнь неугасимый и мучение нескончаемое.
   Помня об этом, убоимся и со всем тщанием будем хранить наше сердце от пагубного духа гордости, повторяя про себя слова апостола всякий раз, когда совершим какой-нибудь добродетельный поступок: Не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною (1 Кор 15,10). Подумаем и о словах Господа, сказавшего: Без Меня не можете делать ничего (Ин 15, 5). И слова пророка: Если Господь не созиждит дома, напрасно трудятся строящие его (Пс 126, 1). И слова апостола Иакова: Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов (Иак 1,17). А что спасение наше бывает по благодати и милости Божией, тому непреложный свидетель -разбойник на Кресте, который не трудами добродетели унаследовал Царствие Небесное, но милостью и благодатью.
   Когда страсти перестают мучить душу, в дело вступает гордыня. Страсти отступили или потому, что нет вокруг причин, вызывающих эти пороки, или бесы коварно затаились, готовясь ввергнуть человека в гордыню. Бес гордыни вдвойне лукав. Он заставляет монаха приписывать себе, а не Богу все успехи, хотя только Бог несет благо и помогает во всяком деле; а если монах не слушается беса, тот толкает молитвенника на то, чтобы он стал высокомерно унижать нерадивых братьев.
   Человек, поддавшийся воздействию гордыни, не осознает, что это бес внушил ему отказаться от Божией помощи. Если он унижает других за то, что они ничего не могут делать, то ясно, что себя он представляет человеком, способным все сделать собственными силами. Но последнее невозможно, потому что Господь сказал: Без Меня не можете делать ничего (Ин 15, 5).
   Поскольку при нашей немощи нас трудно подвигнуть на добрые дела, если нам не помогает Податель всякого блага, то сами мы ничего не в состоянии довести до полного завершения. Кто познал немощь человеческой природы, тот на опыте постиг силу Божию. И кто с Его помощью совершил что-нибудь, тот не станет унижать других, ибо знает, Кто помог ему и Кто освободил его от множества тяжелых страстей. Значит, Господь силен помочь всем, как только изволит, особенно тем, кто ради Него совершают подвиг. Он по неведомым нам Судам Своим не избавляет нас от всех страстей сразу, но от каждой в свое время. Как благой и человеколюбивый врач, Он исцеляет всякую нашедшую на нас кару.
   Если хочешь быть признательным и смиренным и не попасть в рабство страсти гордыни, пристально вглядывайся в суть вещей, где столько (тайн) скрыто от твоего понимания. Когда ты познаешь, сколько самых различных вещей спрятано от тебя, сам удивишься своей простоте и неведению и умеришь свой помысел (высокомерия). Познав таким образом самого себя, ты постигнешь многие великие и дивные дела Божии. Но до тех пор, пока ты считаешь себя знатоком, то не можешь преуспеть в ведении.

    Оглавление   
Глава 30: Откуда рождается хула и чем исцеляется


   1. Из Отечника

   Одного брата терзали хульные помыслы, но он стыдился признаться в этом. Когда он слышал о каком-нибудь великом старце, то шел к нему открыть свои помыслы, но, встретившись с ним, смущался исповедовать их. Часто юноша приходил и к авве Пимену. Старец видел, какие мысли терзают брата, и огорчался, что тот не осмеливается открыть их. И однажды прямо спросил:
   - Ты уже столько времени ходишь сюда со своими помыслами и хочешь открыть их мне. Но когда ты приходишь, то ничего не говоришь и потом уходишь и продолжаешь терзаться. Скажи, чадо, что с тобой?
   Тот ответил, что враг воюет с ним, внушая хульные помыслы на Бога, а ему стыдно в этом признаться. И как только он рассказал об этом, тотчас почувствовал облегчение.
   - Не мучайся, чадо, - посоветовал старец, - и как только придет к тебе такой помысел, скажи: «Я тут не причем. Хула твоя только на тебя, сатана. Душа же моя чужда какой-либо хулы». А всякая вещь, которой душа не желает, недолговечна.
   И монах ушел, исцеленный.
   2. Брат спросил кого-то из отцов о помысле хулы:
   - Авва, мою душу гнетет бес хулы. Сотвори милость, скажи, откуда этот помысел и что мне делать?
   - Этот помысел, - ответил старец, - появляется от оговоров, унижений и осуждений. А лучше сказать, от гордыни, от того, что мы творим свою волю, а о молитве Богу забываем. Да и еще и от гнева и раздражения. Все это признаки высокомерия. Гордыня входит в нас через все названные страсти, а отсюда в нас бывает и хульный помысел. Если он задержится в душе, то бес хулы передает ее бесу блуда и доводит человека до безумного исступления. Если человек не будет трезвиться, то погибнет.

   2. Из святого Анастасия Синаита

   Вопрос: Почему человеческая душа часто высказывает внутренние помыслы: позорные, нечистые и скверные слова, причем, невольно и непреднамеренно?
   Безбожные и хульные слова подчас направлены против Бога и Святых Тайн в час богослужения, молитвы и божественного Причащения. Человек ввергается в малодушие и отчаяние из-за таких безбожных и непотребных вещей, даже перестает считать себя христианином.
   Некоторые даже пытались наложить на себя руки, отчаявшись в своем спасении, вспоминая слова Господа: Если же кто скажет (слово) на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем (Мф 12, 32).
   Ответ: У многих людей хульный помысел возникает от гордости. Бог попускает сатане искушать этих людей, чтобы, смирившись, они пришли к покаянию и избавились от надменного помысла.
   А у благоговейных и боголюбивых людей он возникает по бесовской зависти. Ведь многие даже добродетельные преподобные аскеты пустынножители попадали под воздействие этого помысла.
   Самое худшее в этой битве, что ни один искушенный не решается признаться в таком помысле и старается, чтобы никто не услышал об этом. Он считает, что никто из людей в мире никогда не ведал такой мерзкой хулы.
   Если человек совершает какой-нибудь другой грех, то решается признаться в нем ближнему, но в том порочном помысле сам никогда никому не признается. Человек помнит о нем и думает, что земля поглотит его, разверзшись у него под ногами, или что с неба ниспадет на него всеистребляющий огонь. Поэтому от скорби и отчаяния некоторые люди просто изнемогают и слабеют.
   А некоторые начинают изнурять тело суровым подвигом и многоразличным страданиями, таким образом надеясь освободиться от этого помысла, но никак не могут избавиться от него. Ведь он появляется не по человеческой воле, а невольно, по бесовскому крайне назойливому искушению. Поэтому ни один верный не будет осужден за этот помысел - он ни в чем не виноват.
   Ибо как мы можем и чтить Бога и хулить Его? Даже язычники не хулят богов, которых почитают. Тем более как мы можем хулить Господа нашего, создателя, промыслителя, поклоняемого и славимого нами. Мы же Его призываем, Его же единого Бога и Владыку нашего ведаем и исповедаем, Ему же поклоняемся телом и духом и непрестанно припадаем к Нему. Ради Него мы отреклись от дома, отечества, отцов, матерей, братьев, родных, друзей, жен и детей и даже от самой своей плоти. Ради Него мы распяли самих себя со всеми страстями, похотями и наслаждениями, охотно, с великой радостью переносим и мучения, и гонения, и нищету, и все прочие скорби. Когда же бесы и люди преследуют нас за нашу приверженность истине и готовы нас уничтожить, хулят нас и предают бесчисленным скорбным истязаниям, мы это считаем не тяготой и скорбью, но облегчением и наслаждением. Столь велика наша любовь ко Владыке! Ради Него мы умерли бы не один раз, но столько, сколько потребуется, и это было бы для нас высшим наслаждением.
   Итак, не по своей воле мы поносим и хулим единого нашего Бога, столь чтимого и возлюбленного! Нельзя допустить даже мысли о том, что хула исходит по нашей воле. Не каким-либо нашим действием вызвано искушение, но только бесовским наваждением. Если бы частью нашей воли была хула мы бы произносили хульные речи вслух. А мы знаем, что пусть лучше мы сгорим огнем, чем произнесем хулу.
   Поэтому о том мы должны подумать, что любой грех всегда в нашей воле. Мы добровольно беремся совершить грех, предпочитая повиноваться своим собственным страстям. Поэтому если мы добровольно начнем прислушиваться к появляющимся злым помыслам, то пробудим в себе страсти. А от страстей недалеко и до действий.
   Если хотим противостоять обычным помыслам и избавиться от них, то можем, с Божией помощью применив непрестанную молитву, противостать им и всякой злой скверне. Мы сами хотим поскорее избавиться от глумливого дьявола, и, удостоившись помощи Божией и мужественно выдержав любые подвиги и страдания, обрести свободу. Поэтому, если мы не можем избавиться от хульных мыслей, то это показывает, что они совершенно чужды нашим намерениям и представляют собой не что иное, как обычный сатанинский соблазн.
   Поэтому мы чисты и невиновны перед Богом. Мы будем давать ответ только за добровольно принятые нами страсти и помыслы, которым мы могли поставить препятствие, но не поставили. А за помыслы, которые невольно входят в нас, давать ответ не станем.
   Бес, будучи духом, незримо влагает эти безбожные речи в уши нашей бестелесной души, вопреки всякой ее воле. Более Всего он в этом усердствует, когда мы стоим на молитве, преклонив колени пред Богом и ополчившись против бесов. А часто и во время службы, на которой нам предстоит причаститься святых страшных Христовых Тайн, мерзостный бес желая любыми способами отлучить нас от Бога и помешать нашему сближению с Богом и животворному причастию, внушает нам хулу.
   А мы, зная его коварство, не будем даже задумываться об искушении. Как только появится бес, чтобы внушить нам свою хулу, мы скажем: «Да вернутся все твои усилия на твою главу, лукавый и нечистый. На верх главы твоей да ниспадет твоя хула. Я Господу Богу моему поклоняюсь и Ему единому служу все дни жизни моей. А тебе за твое богохульство будет еще более тяжкое мучение. Ты от Бога отступил да еще и подвигнул против него свой безбожный язык». Вот таким способом, а не каким-либо иным, ты сможешь победить беса хулы.
   Отсюда можно понять, что хульный помысел не наш, но вражеский. Мы ненавидим его, но враг все равно нам себя навязывает и долго не отстает от нас. Если мы всем сердцем и всей душой ненавидим другие помыслы и страсти, то они вскоре перестают нам мешать и исчезают, обратившись в бегство. Помысел хулы ненавистен нам, и несмотря на это, нечистый не отстает от нас, наоборот, старается всеми силами навязать нам его. Из этого явствует, что это не наш помысел, а сатанинское искушение и соблазн. Для вящей убедительности приведем одну древнюю историю.
   Как повествует историк Филон, один из скитских отцов, сильно смущаемый хульным помыслом, исповедал его александрийскому епископу и мученику Петру, который сказал ему:
   - Иди, чадо, подумай о своих прегрешениях, а суд и обвинение за помысел предоставь мне. Не будет осужден за хульный помысел тот, кто от всей души верует в Бога и поклоняется Ему. Все это дьявольское искушение. Дьявол хочет затруднить нам бой против него и разом отвлечь нас от служения и верного почитания Бога. Если хочешь, то я сам расскажу тебе, что претерпел и чему научился.
   Некогда меня тоже весьма смущал хульный помысел Я исповедовал его Божьему служителю Пафнутию, и он сказал:
   «Во времена моего исповедничества в судебной тюрьме Мое тело подвергали различным страшным пыткам. Меня жгли раскаленным железом и жарили на огне. А бес тем временем нашептывал мне всякую хулу.
   Я обратился к нему в гневе и сказал: «О, лукавый устроитель всякого зла! Я всего себя предал на множество мучений, каждое из которых грозит смертью, дабы никогда не отречься от Господа и не похулить Его. А ты шепчешь мне слова хульные? Если похулю Бога моего, как я пролью за Него кровь, предав свое тело на растерзание? Исповедую Господа и перед всеми людьми поклоняюсь Ему. Всем видно, что доброе исповедание и мученичество - это мое. А хула на Бога - это твое, и на тебя обратится». Так блаженный Петр ответил в назидание подвижнику.
   От преподобного Памво я слышал, что он одно время его тоже смущал этот бес. Помолившись Богу, он услышал глас свыше, который сказал ему: «Памво, Памво, не теряйся перед чуждым тебе образом греха, но только о содеянном тобой помышляй, а хулу лукавого беса оставь ему».
   И мы, братья, будем презирать хулу как вещь сатанинскую и нам чуждую. Тогда, презрев ее, мы сможем навсегда забыть, по благодати Божией, об этой хуле. А иначе мы не победим искушение. Прочие страсти и битвы с помыслами упорны и требуют времени и сил, но человек может выстоять и отразить их нападения.
   А этот помысел подобен молнии, летящей стреле и мгновению ока. Он безудержно огибает душу. Нельзя его ни хватить, ни побороть. Поэтому никаких препятствий ему не поставишь, чтобы заткнуть уста бестелесному бесу.

   3. Из святого Максима

   Когда ум начнет преуспевать в любви к Богу, тогда бес хулы сразу же станет его искушать, стараясь внушать ему такие помыслы, какие не под силу изобрести никому, кроме разве одного только беса. Это он делает из зависти к боголюбцу, чтобы заметивший в себе подобные мысли пришел в отчаяние, не дерзая воспарить к Богу в привычной молитве.
   Но глумливый дух ничего не добьется, как бы ни старался, а только сделает нас еще более стойкими в вере. Отражая удары и отбиваясь, мы становимся опытнее и освоившимися в любви Божией. Меч Божий поражает сердце дьявола и сокрушает его стрелы.

    Оглавление   
Глава 31: О том, что дар различения - величайшая из добродетелей, и верующий, чтобы он ни предпринял, должен делать все с рассуждением, а то, что делается без рассуждения и без смысла, если даже и доброе, не приносит никакой пользы, а подчас только вред


   1. Из Отечника

   Авва Антоний говорил: «Есть люди, которые все свое тело истощили подвигом, но так как они не привили себе дар различения, оказались далеко от Бога».
   2. Сказал авва Аммон: «Человек всю жизнь носит с собой топор, но не может срубить дерева. А человек опытный легко срубает любое дерево». И объяснил, что топор - это различение.
   3. Старца спросили:
   - Какое дело монаха?
   - Различение, - ответил он.
   4. Он же добавил, что различение выше всех добродетелей.
   5. Старец говорил: «Заблуждение ума исправляют чтение, бдение и молитва. А пламя вожделения гасят голод, труд и отшельничество. Смятенный дух укрощают псалмопение, великодушие и милость. Но только если все это делается в должное время и должной мере. А что не ко времени и не к месту, то человек быстро бросает, и от этого будет вред, а не польза».
   6. Авва Лонгин спросил авву Лукия о трех своих помыслах. Первым своим помыслом авва Лонгин назвал:
   - Хочу странствовать.
   - Если, - был ответ, - не будешь обуздывать свой язык, то куда бы ты ни пошел, странником не станешь. Так что, сдерживай свой язык и станешь странником.
   - Хочу поститься, - сказал авва Лонгин.
   - Пророк Исайя, - начал авва Лукий, - говорил, что, если даже склонишь голову, как тростник, то и тогда твой пост не примет Бог (Ис.58, 5-7). Поэтому лучше воздерживайся от лукавых помыслов.
   Затем авва Лонгин назвал последнее желание:
   - Хочу бежать от людей.
   - Если прежде не обретешь добродетель среди людей, - сказал авва Лукий, - то не сможешь стяжать ее и в пустыне.
   7. Старец говорил: «Прежде чем сделать что-либо, сначала испытай свое сердце, по Божьей ли воле ты собираешься предпринять это».
   8. Сказал авва Антоний: «Кто кует кусок железа, сначала задается вопросом, что ему нужно сделать: серп, меч или топор, и, представив в своем уме образец, - такой и делает. Так должны поступать и мы: ради какой добродетели мы беремся за труды, чтобы не изнемогать попусту».
   9. Сказал старец: «Что сверх меры, то все от бесов».
   10. Авва Пимен говорил: «Если мы не представляем своего дела наперед, то не сможем исполнить его успешно».
   11. Старец сказал: «Я не сделал ни шага, не убедившись заранее, куда ступит моя нога. Я стоял в раздумье, не шелохнувшись, (и ждал), пока Бог не направит меня».
   12. Он же сказал: «Что бы я ни делал, малое или великое, прежде всего размышлял и представлял, какой плод принесет мой помысел или мое дело».
   13. Говорили старцы, что дело монаха должно сжигать страсти, как огонь дерево.
   14. Брат спросил авву Нисфероя Великого:
   - Какое доброе дело мне сотворить, чтобы я обрел жизнь в нем?
   - Для этого подходит не всякое дело. В Писании говорится, что Авраам был гостеприимен, и Бог был с ним; Илия любил безмолвие, и Бог был с ним; Давид был смиренным, и Бог был с ним. Так что загляни в свою душу. Чего она желает в согласии с волей Божией, то считай необходимым, берись за это, делай и храни свое сердце. Так и спасешься.
   15. Брат спросил старца:
   - Скажи мне слово, как спастись?
   - Постараемся трудиться умеренно и обретем жизнь.
   16. Авва Сисой говорил: «Лучше работать легко и равномерно, чем тяжело и с остановками и передышками».

   2. Из аввы Марка

   Ничего не обдумывай и не делай без цели, согласной с Божьей волей. Кто путешествует без цели, напрасно тратит силы. Когда ум забывает о цели, согласной с Божьей волей, тогда даже добродетельное дело ничего хорошего не приносит.

   3. Из аввы Кассиана

   Когда мы с моим другом святым Германом пришли в пустынь Скит, где жили опытные монахи, и встретились с аввой Моисеем, мужем святым и духоносным, то со слезами попросили его сказать нам слово, которое помогло бы нам достичь совершенства и спастись. Уступив нашим просьбам, старец сказал:
   - Чада мои! Все ремесла и занятия, прежде чем вы займетесь ими, должны иметь цель. Исходя из этой цели, люди определяют, какие дела нужно делать. Только так они достигают искомой цели. Например, пахарь терпит и палящее солнце и суровый холод, со всей душой трудясь на земле. У него цель - не дать траве и сорнякам заглушить поле и потом получить плоды своего труда.
   И воин забывает об опасности сражений и о трудностях походов в чужих краях, но все добровольно терпит, ибо его цель - совершить воинский подвиг, получить награду, а за наградой честь и достойную жизнь. Проще говоря, все, кто посвящают себя какому-либо ремеслу и занятию, сначала ставят себе цель, а после действуют, исходя из цели, пока, наконец, не достигнут задуманного.
   Цель нашего монашеского призвания - чистота сердца, а его завершение - Царство Небесное. Невозможно, чтобы оно вошло в нас, если нет чистоты сердца. И пусть наш ум, все наши помыслы, слова и дела постоянно стремятся к этой цели. Будем же всегда стараться работать ради этого. А если вдруг сердце свернет с прямого пути, то мы сразу возвратимся на него и исправимся, пользуясь целью, как указателем.
   Блаженный апостол Павел, зная это и так поступая, говорил: Забывая задняя и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания (Божия во Христе Иисусе) (Флп 3,13- 14). Ради этой цели будем совершать все дела. Ради этой цели начнем презирать все: отчизну, происхождение, деньги - весь мир, растопчем удовольствия жизни, не станем мстить обижающим нас, не будем гневаться на унижающих и оскорбляющих нас. Но все будем покрывать и терпеть дабы стяжать чистоту сердца. А если забудем о цели, то непременно получится так, что мы начнем блуждать во тьме, и сбившись с правильного пути, только и будем спотыкаться о свои заблуждения.
   Так произошло со многими, которые в начале своего отречения от мира презрели богатство, деньги и все мирское, а потом из-за иголки, гвоздя, стила (пера) или куска папируса ссорятся и раздражаются. Такое гневливое отношение они проявляют к братьям из-за самых жалких материальных вещей, преисполненные жаждой всего самого ничтожного, испытывая пристрастия и наслаждаясь всякими пустяками, о чем не стоит и говорить.
   Они бы не опускались до этого, если бы помнили о цели ради достижения которой презрели вещи мира сего. Будем пренебрегать всем ради любви к Богу и к ближнему. Чтобы стяжать эту любовь, очистим сердце от всякого наслаждения и мирской славы. Кто отдалил себя от пристрастия к материальному и возненавидел всякое наслаждение и мирскую славу, тот будет жить в мире со всеми. Поэтому и в свое сердце он не пускает никакую нечистоту.
   Благодаря чистому сердцу приходит к человеку Царство Небесное. Блаженны чистые сердцем, — сказано в Писании, — ибо они Бога узрят (Мф 5, 8). Мы узнаем из этих слов, что совершенство после отречения от вещей и ухода из мира приходит не сразу, но только после полноты любви к Богу и к ближнему. Эта любовь и дарует сердцу чистоту.
   Нужно делать все, думая об этой любви, презирать всякое наслаждение и славу, с радостью принимать пост, бдение и всякое злострадание и усердствовать в чтении и псалмопении, постигая очищение сердца. Необходимость этого будет видна, когда неотложное дело, согласное с Божьей волей, заставит нас нарушить привычный пост, чтение или иной подвиг. Зачем нужны пост и чтение, если ты навредил себе тем, что с презрением оттолкнул ближнего и огорчил его? Посты и бдения, изучение Писаний и отречение от всего мира - это еще не совершенство, как мы уже сказали, - это только кузница совершенства.
   Ведь совершенство не пребывает в этих добродетелях, Но лишь возникает благодаря им. Напрасно мы привержены посту, бдению, нестяжанию и чтению Писаний, если не питаем любовь к Богу и ближнему. Кто сотворил любовь, тот чист сердцем и несет в себе Бога, и его ум постоянно пребывает с Богом и представляет себе красоту Его.
   2. Нужно знать еще вот что. Если монах не будет изо всех сил и со всем усердием следовать различению и с его помощью проверять размышления, рассуждения вслух и действия то невольно будет, как блуждающий в ночи, и не только упадет в самую мрачную пропасть зла, но и станет спотыкаться даже на прямых и гладких дорогах.
   Различение - это не малая добродетель, а один из самых значительных даров Святого Духа. Этому учит апостол: Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом... иному различение духов. И ниже: Все же сие производит один и тот же Дух (1 Кор 12, 8-11).
   Различение - это твердыня и стольный град прочих добродетелей. Когда в человеке возникает различение, оно учит его уклоняться от всяких упущений и чрезмерностей и всегда следовать царским путем, не уклоняться ни вправо из-за чрезмерных увлечений, кажущихся оправданными, ни влево - по малодушию и расслабленности.
   Различение - око и светильник для души. Оно показывает человеку все так, как оно есть, позволяя четко отделять хорошее от плохого и понимать, какие ловушки расставил нам враг, и отличать их от воздействия Божьего промысла. Различение все делает для того, чтобы человек жил богоугодно, идя сквозь тьму, не блуждая и не спотыкаясь, непроторенной дорогой жизни, следуя за светом, указующим путь и укрепляющим его в добродетелях. Без этого добродетели не могли бы ни возникнуть, ни быть наименованы. А если добродетели утратили свое отличие, то они вовсе уже и не добродетели, но скорее всего будут восприниматься как зло.
   Многие люди изнурили себя постами и бдениями, удалились в пустыню, предались крайнему нестяжанию и оказывали такую безграничную милостыню, что им не хватило всего своего имущества, чтобы удовлетворить необычайную жажду своего добровольного решения, и проявили всякую добродетель, а потом жалким образом пали и докатились до зла. Они пострадали из-за того, что были лишены дара исцеления. Об этом говорили святые, в том числе и Антоний Великий, и с ним согласны и другие отцы церкви. Этому же нас учит и история.
   Саул, ему первому было вверено царство Израиля, был лишен такого дара различения, поэтому помрачился умом и не мог осознать, что прежде всего нужно, как советовал святой Самуил, принести жертву, угодную Богу, и убить Агага, царя Амаликова. Но он пощадил его, решив, что так угодит Богу. На самом деле Саул попрал Божью волю и был свергнут с престола (1Цар.15). Можно было привести и другие примеры из более близкого нам времени.
   Вспомните о старце Ироне, наверняка, вам известном, и о его жалком, достойном мириады слез падении, которое он претерпел на глазах у всех. Пятьдесят лет старец провел в пустыне, придерживаясь крайне строгого поста в еде и сурового воздержания и преследуя более всех прочих здешних пустынников высочайшее пустынножительство и уединение.
   Но после стольких лет подвигов и трудов отшельник впал в страшную опасность из-за того, что в нем не было различения.
   Он стал слушаться собственного помысла и до того довел пост и обособление от людей, что даже на праздник святой Пасхи не пришел в церковь, не желая быть вместе с отцами и братьями и есть вместе с ними вареные бобы и другую пищу, приготовленную на огне и поданную на трапезу. Ему казалось, что общение с братьями - отпадение от намеченной цели и установленных им самим пределов.
   Долгое время он руководствовался только своим собственным произволением и удалялся от отцов. Наконец, он принял беса за ангела света и поклонился ему. Нечистый велел ему в полночь броситься в самый глубокий колодец, чтобы на опыте познать, сколь великой славы сподобился он от Господа за свои премногие добродетели и труды, совершенные ради Бога, и понять, что впредь не угрожает ему никакая опасность.
   Не разобравшись, кто вложил в него такой помысел и, поверив бесовской лжи, как истине, несчастный ночью бросился в колодец. Через некоторое время по Божьему промыслу братья почувствовали неладное. С большим трудом они извлекли из колодца еле живого старца. После этого случая бедняга прожил два дня и на третий умер, причинив безутешное горе братии и пресвитеру Пафнутию. Этот святой отец, движимый человеколюбием, ценя немалые труды покойного и то, сколько лет тот стойко провел в пустыне, не лишил его отпевания, чтобы брат не был причислен к самоубийцам.
   И еще два брата из Фиваидской пустыни (расположенной на другом берегу Нила, где некогда совершал подвиг блаженный Антоний), однажды решили между собой отправиться в самую дальнюю и обширную область пустыни, где никто никогда не селился. Они рассудили так: раз они не будут получать пищу от людей, то их чудесным образом прокормит Господь.
   Они долго блуждали по пустыне и совершенно обессилили от голода. Мазийцы, самое дикое и суровое из всех племен, издали заметили их, сгоревших на солнце и едва живых, по милости божественного промысла сменили привычную им дикость на человеколюбие и принесли монахам пищу.
   Один брат, когда к нему начал возвращаться рассудок, с радостью и благодарностью принял помощь. Восстановив силы, он понял, что эти дикие и суровые люди, всегда готовые пролить человеческую кровь, проявили сострадание к ним, совершенно обессилившим, и принесли еду только потому, что подвиг их к этому Бог. Но второй отказался от еды из-за того что ее принесли люди, и, закоснев в своем безрассудном упрямстве, умер, обессилев от голода.
   Оба положили дурное начало неразумному и гибельному намерению. Однако один из них проявил рассудительность и исправил решение, принятое поспешно и неосмотрительно. Другой же, так и не смог избавиться от безумного упрямства и, лишенный рассудительности, сам обрек себя на смерть, от которой Господь велит отвращаться.
   Что же я могу сказать об аскете, чье имя намеренно не называю, ибо он еще здравствует? Он часто принимал беса за ангела и от него узнавал откровения, постоянно видел сияние в своей келье, как от светильника. Потом лукавый дух велел ему принести в жертву Богу своего сына, который жил вместе с ним в монастыре, чтобы удостоиться столь же великой чести, что и Авраам. Этот замысел так овладел несчастным, что он непременно заколол бы своего сына, если бы тот не заметил остро заточенного меча, которого раньше не было в келье, и вязанку дров для принесения жертвы всесожжения, и не убежал бы, тем самым сохранив себе жизнь.
   Понадобилось бы много времени, чтобы перечислить всех тех, кто стал посмешищем бесов и от добродетели низвергся во зло, потому что был лишен дара различения помыслов. Различение - корень, глава и связь всех добродетелей. Оно только тогда возникает у человека, когда он обретет истинное смирение. А признак истинного смирения в том, чтобы открывать духовным отцам не только наши дела, но и наши помыслы и ни в каком деле не доверять самому себе, но во всем следовать наставлениям отцов и называть добром или злом то, что назовут добром или злом они. Такое делание монаха позволяет ему без вреда идти по жизни, и, преодолев все дьявольские козни, шаг за шагом подняться на самое небо.
   Кто упорядочит свою жизнь рассуждением и разумением происходящего, тот никогда не впадет в бесовский обман. Кто не доверяет суду только своего собственного разума, но во всяком деле следует учению и примеру отцов, тот вскоре с Божьей помощью удостоится благодатного дара истинного различения. Оно учит монахов постоянно избегать чрезмерности как вещи вредной и в еде, и во сне, и в бдении, и во всяком прочем подвиге. Мы знаем людей, которых не могло победить чревоугодие, но сломил чрезмерный пост, и несчастные впали в те же страсти, которым подвергаются чревоугодники, потому что неумеренностью в посте сделали себя расслабленными.
   Вспоминаю, как я и сам из-за неумеренного поста пережил нечто подобное. Я постился так много, что даже совершенно потерял желание есть. Я очень долго ничего не вкушал, потому что даже видеть не мог пищу. Так как я не мог есть, то моим соседям пришлось кормить меня насильно, потому что сам я уже не мог даже глотать. Таким образом, только благодаря принуждению у меня постепенно восстановилось желание есть.
   Точно так же я бодрствовал днями и ночами, и желание спать оставило меня. Думаю, это произошло по бесовскому замыслу - еще много ночей я провел бы без сна, если бы Господь по своему человеколюбию не сжалился надо мной и не даровал мне сон, позволивший прийти в себя и больше не доводить себя до изнеможения. Крайним голоданием и бдением я довел себя до угрожающего состояния, более опасного, чем если бы я ел досыта и спал вволю.

   4. Из святого Максима

   Если хочешь быть праведным, то всему уделяй внимание по достоинству: и душе и телу. Разумное начало души питай чтением, духовным созерцанием и молитвой. Гневливому началу – предпиши духовную любовь, исключающую ненависть. А вожделевательному - целомудрие и воздержание. Плоти же давай пищу и одежду, больше ей ничего не нужно.
   2. Ум действует по природе, когда подчиняет себе страсти, проникает в их суть и направляет к Богу.
   3. Как телу присуще здоровье и болезнь, глазам - свет и тьма, так и душе свойственны добродетель и порок, а уму - ведение и неведение. Не следует все внимание уделять плоти, ей нужно назначить подвиг по силам и весь ум обратить на внутреннее (делание). Телесное упражнение мало полезно, а благочестие на все полезно (1 Тим 4, 8).
   4. Кто еще не может ходить духовным путем, тот не знает, как избавиться от страстных мыслей и все внимание уделяет плоти, предается чревоугодию и невоздержанности. Он сердится, гневается, злопамятствует и тем самым помрачает ум. А если он предается неумеренному подвигу, то совершенно глупеет.
   5. Писание не исключает того, что дано нам в употребление, но только осуждает неумеренность и исправляет бессмысленность. Оно не запрещает есть, не запрещает иметь деньги и правильно ими распоряжаться, но запрещает чревоугодие, сребролюбие и все прочее. Оно не запрещает думать, ибо для этого мы и рождены, но запрещает думать страстно.
   6. Заповеди Господни учат нас благоразумно пользоваться вещами как средствами. Благое и разумное употребление вещей как средств очищает состав души. А чистота душевного состава порождает различение.

   5. Из святого Ефрема

   Прежде, чем взяться за какое-либо дело, поразмысли, чем оно может обернуться. Прежде битвы подумай о противнике. Как сказано в Писании: Рожденный от Бога хранит себя, и лукавый не прикасается к нему (1 Ин 5,18).
   2. Монах! Да не найдет тебя враг делающим что-либо кроме того, к чему ты призван. Тогда он ничем тебя не испугает.

   6. Из святого Исаака

   Отдых и безделье - погибель для души: они вредят ей больше бесов.
   Если твое тело немощно, а ты принуждаешь его к непосильным занятиям, то вносишь в душу одно помрачение за другим, и в ней остается одно смятение.
   А если у тебя крепкое тело, а ты предаешь его отдыху и безделью, то в душе, живущей в этом теле, начинает зарождаться любое зло. Душа забывается, не хочет больше благ и начинает желать только погибельных вещей.
   Когда душа опьянена духовным ликованьем, надеждой на вечность и весельем у Бога, тело уже не чувствует никаких скорбей, даже если и немощно. Оно может выдержать двойную нагрузку и не заметить этого, потому что вместе с душой вкушает духовной пищи и утешения.
   Тело, скорбящее из-за своей немощи и бессилия в исполнении телесных трудов, самой этой скорбью восполняет не сделанные телесные труды, которые без скорби разума сами по себе - что тело без души.
   Кто сердцем скорбит и от чувств свободен, подобен человеку, который своими руками готов принести в жертву единственного сына. Скорбь разума по Богу - почтенный дар, кто претерпевает ее как должно, несет в себе святость.

    Оглавление   
Глава 32: О том, что без помощи свыше подвижник не может освободиться от зла, ни снискать добродетели; и о том, что усыновление человека Богу происходит не по делам, но по благодати


   1. Из аввы Марка

   Сотвори любовь, вспомни, как Господь сказал: Без Меня не можете делать ничего (Ин 15, 5). Бог есть начало всякой добродетели, как восходящее солнце - начало дня. Господь говорит, что прежде всего нужно исполнить все заповеди: Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк 17,10). Поэтому Царство Небесное - не награда за труды, но благодать Господня, подготовленная для верных рабов. Раб не требует свободы как плату за труды и, получив освобождение, остается благодарен господину, чувствуя себя должником. Ведь он принял свободу даром (по благодати).
   2. Христос умер за грехи наши, как сказано в Писании. Он даровал свободу тем, кто служит Ему добром. Он сказал: Хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего (Мф 25, 21). Не тот раб верен, который только знает, что нужно делать, и дальше этого не идет, но тот, кто по послушанию верит дарителю заповедей Христу. Кто чтит Владыку, тот исполняет Его повеления. А кто допускает ошибки и не слушается, получает наказания по заслугам.
   3. Некоторые не исполняют заповедей, но продолжают считать, что веруют правильно. А некоторые исполняют заповеди, но воспринимают Царство как плату за свои труды, и те и другие грешат против истины, полагая, что Владыка - их должник. Также и те, кто не служат Богу верно, не получают свободы.
   4. Если Христос умер за нас (Рим 5,8), по слову Писания, и никто из нас не живет для себя, но для умершего и воскресшего ради нас Господа (Рим.14, 7-8), то мы, конечно, должны служить Ему до самой смерти. Поэтому как мы можем считать, что Бог задолжал нам усыновление?
   5. Христос Владыка и по сущности, и по промыслу. Он из ничего сотворил мир и нас, умертвивших себя грехом, и искупил нас Своей кровью, даровав благодать уверовавшим в Него.
   6. Когда ты слышишь, как в Писании сказано, что каждому воздастся по плодам дел его (Иер 17, 10), то это говорится не о том, что одни дела достойны геенны, а другие - Царства, но о том, что одни - дела неверия, а другие - дела веры. Ибо Христос каждому воздает не как заказчик поденной работы, но как Бог, Творец и Искупитель.
   7. Мы все удостоились купели нового рождения. Поэтому будем приносить Богу благие дела не ради воздаяния, но чтобы сохранить нам дарованную чистоту. Всякое благое дело, которое мы делаем по нашей природе, позволяет нам держаться в стороне от всякого бесовского зла. А усилить свою святость без благодати невозможно.
   8. Воздержанный пусть избегает чревоугодия. Нестяжатель - многостяжания. Безмолвник - многословия. Целомудренный - блуда. Скромный - сребролюбия. Кроткий - возмущения. Смиренномудрый - тщеславия. Послушный - ссоры. Осторожный - притворства. Так и молитвенник пусть остерегается утраты упования на Бога. Бедный - многостяжания. Исповедник - отречения. Мученик - идолослужения.
   9. Как видишь, всякая добродетель, которую мы не оставляем до самой смерти, есть не что иное, как воздержание от греха. Это дело природы, за которое неуместно требовать себе царства. Человек таким образом просто сохраняет достояние своей природы. Христос на Кресте даровал человеку усыновление. Тот, кто творит благо и требует воздаяния, тот не Богу служит, но собственному произволу. Бог дарует грешнику единое воздаяние - способность покаяться и загладить вину.
   10. Некоторые говорят: «Мы не можем творить благо, пока не примем явным образом благодать Духа». Эти люди, всегда добровольно опутывающие себя наслаждениями, требуют благодати, хотя исправление в их власти. Благодать даруется таинственным образом тем, кто крестился во Христа. А действует она по мере исполнения заповедей. Она никогда не перестает помогать нам тайно. И в наших силах - совершать или не совершать благо.
   11. Благодать прежде всего боголепно пробуждает совесть. Поэтому даже злодеи каются и начинают угождать Богу. Затем она, бывает, скрыта в поучении нашего ближнего. Она же посещает наш ум во время духовного чтения, а при изучении порядка природы обучает ум своей истине. Если мы не зароем свой талант и полностью проследим порядок благодати, то наверняка войдем в радость нашего Господа. Тот, кто еще даже не взялся за исполнение заповедей, но уже требует себе благодеяний Духа, подобен выставленному на продажу рабу, который при совершении сделки требует заодно подписать ему вольную.
   12. Божия помощь приходит после совершаемых ради благочестия трудов. Об этом нам сообщает божественный закон и наша совесть. Семя не произрастет без земли и воды; а человек не получит пользы без добровольно взятых на себя трудов и божественной помощи.
   13. Кто праведно покаялся, тот не подсчитывает, сколько у него было грехов и сколько у него теперь заслуг. Он лишь ищет благой милости Божией. Все, что ни есть доброго в нашей природе, мы должны ежедневно возобновлять и совершать. Как мы иначе дадим Богу ответ за все наше прежнее зло? То, что у нас сейчас избыток добродетели и что мы творим добро, это все только в обличение наших прежних грехов, а вовсе не в смысле какого-то воздаяния нам.
   14. Страх Божий вынуждает нас воевать со злом. И когда мы отравляемся на битву, благодать Господня уничтожает зло.
   15. Братья! Наша война временная, а воздаяние и почести вечные. Человек сражается воодушевленно, но не отстает от него враг, беснующийся и нападающий на человека злобно, как никогда. Но Божья благодать не перестает подавать воинам свою любезную помощь, когда человек молитвенно просит о ней от всей души.
   А если кто расслабится и не пошевелится, чтобы призвать ее на помощь, то враг немедленно берет в плен такого оставшегося без благодатной помощи человека. Пусть тогда человек винит сам себя за беспечность. Это все равно, как если бы человек поленился бы протянуть руку и взять кушанье, когда перед ним поставлены обильные яства, и сам оставил бы себя голодным. Таков же точно тот, кто ленится призвать благодать, которая сразу бы преисполнила бы его силы. Такой человек уготовил себе падение и гибель.
   16. Кто трезвится ежечасно и призывает благодать, тот удостаивается воздаяния от нее. Благодать быстро побеждает врага и повергает его под ноги человеку, делая его славным и прославленным. А без благодати сердце никогда не довольно собой. Оно не получает благоговения и не может достойно исповедоваться Господу, как и сделать какое-либо другое благо. Оно будет бедным и нищим, лишившимся блага; поселятся в нем скверные и непотребные помыслы, как филин на развалинах (Пс 101, 7).

    Оглавление   
Глава 33: В чем причина искушений, какова от них польза и какое между ними различие


   1. Из аввы Марка

   Братья! Никакое из случающихся с каждым из нас искушений не бывает несправедливым, но все происходит по праведному суду Божию. Одни страдают из-за собственных зол, другие - из-за ближнего. В Писании говорится, что нас окружает несправедливость, а вся справедливость у Господа, и все решения- от Него. И еще: Что посеет человек, то и пожнет (Гал. 6,7).
   Именно об этом думал святой Давид, когда Семей (2 Цар 16, 11-12, 3Цар.2, 39-40) его притеснял по воле Божией. Он признался, воскликнув, что терпит скорбь ради правды Божией. Об этом он сказал и в Псалме: Знаю, Господи, что суды Твои праведны и по справедливости Ты наказал меня (Пс 118,75). И еще: От всех беззаконий избавь меня, не предавай меня на поругание безумному. Я стал нем, не открываю уст моих, потому что Ты соделал это (Пс 38, 9-10).
   2. Исайя, Иеремия, Иезекииль, Даниил и другие пророки предсказывали народу Божию и языческим народам будущие события, всякий раз объясняя, что они происходят за грехи. Пророки сразу раскрывали причины любого бедствия и всегда заранее предупреждали: за то, о чем вы говорите и начали делать, наступит для вас то-то и то-то.
   3. Признак совершенного мужа - не забывать о своих ошибках. Ведь если сейчас даже явные ошибки иногда трудно осознать, что же тогда говорить об ошибках прошлого. А мы не знаем по большей части о том зле, которое совершили, и потому всякое бедствие приводит нас в смятение.
   4. Мы должны знать, как существа разумные, что Господь наводит на нас беды для нашей же пользы и приносит нам тем самым превеликое благо. Прежде всего мы начинаем находить в себе лукавые помыслы, которые овладели нами незаметно для нас. После этого открытия приходит истинное, не знающее притворства смиренномудрие. Также мы начинаем видеть, сколь суетна надменность. Как сказано в Писании: Делающие беззаконие цветут, чтобы исчезнуть на веки (Пс 91, 8).
   5. Если мы терпим бедствия с верой и благодарностью, мы уже не можем держать в себе скрытое зло. А пока мы не обнаружили и не отдалили от себя это зло, то не сумеем ни отметать восстающие на нас подложные помыслы, ни просить о милости в постигающих нас бедах, ни получить знаки, надежно возвещающие о будущем. Нужно знать, что беды и обличения показывают, что болезнь измеряется не причиной, но только той духовной правдой, которую она позволяет соблюсти.
   6. Мы можем помнить пример из Священного Писания. Кто погибли под развалинами Силоамской башни, те прежде убили и раскачивавших эту башню. Были отведены в Вавилон на семьдесят лет покаяния те, кто прежде сами брали других в плен и учили покаянию.
   Таким образом, наказание превышает преступление. Так воины, уличенные в мародерстве, подлежат наказанию, но претерпевают не такое же зло, какое причинили другим: их не грабят, но наказывают строже. Так и мы бываем наказываемы находящими на нас бедствиями, всегда уместно, как надо ради покаяния; но не тем же самым способом, не в то же самое время, не в тех же самых делах. Это как раз приводит многих к неверию в Божие правосудие - их смущает временная отсрочка и невозможность совместить грех и бедствие.
   7. Вопрос: Перед нами стоит такой вопрос. С нами происходит немало несчастных случаев. Много зла причиняют нам люди, завидующие нам, оговаривающие нас, клевещущие, доносящие, льстящие, обманывающие, обворовывающие, соблазняющие, презирающие, ненавидящие, враждующие, ударяющие, склоняющие ко злу, преследующие. Зло причиняют нам не только другие люди, но и собственное наше тело: оно докучает нам, восстает на нас, требует отдыха, оказывается подвержено множеству болезней. А еще бывают и укусы извне: собак, ядовитых змей и хищных зверей. Что говорить о голоде, землетрясении, морозе, жаре, старости, бедствии, одиночестве и прочих вещах!
   Зло причиняют нам и лукавые духи. Их борьбу с нами изобличил апостол. Они выслеживают все наши дела и все наши слова. И самые помыслы наши они пытаются настичь. Если наш самовластный ум поведет беседу с этими искусительными помыслами и, оставив общую надежду, возбудит помыслы в самом себе, то они и мысли внушат, и на дела подвигнут.
   Итак, спросят меня, если ты хочешь сказать, что все бедствия с каждым человеком случаются по определенной причине, можешь ли ты раскрыть причины, чтобы мы действительно поверили, что мы повинны в наших бедствиях и потому должны терпеливо переносить случающиеся с нами скорби? Ведь иначе на страшном суде мы будем обвинены не только как согрешившие, но и как отказавшиеся от врачевания своих грехов, и наказание нам будет назначено в два раза тяжелее.
   Ответ: Причина любого бедствия - помысел человека. Точнее будет сказать - слова и дела. По той простой причине что словам и делам предшествует замысел, я и отношу все бедствия на счет помыслов. Сначала появляется помысел, а за ним приходят и дела, и мы общаемся с другими людьми уже через дела.
   Есть два способа общения: с любовью и со злобой. В общении с людьми мы можем усвоить и тот и другой способ. За встречей следует бедствие, как говорит Писание: ты поручился за ближнего твоего и дал руку твою за другого (Притч 6, 1). Ибо каждый не только на себя навлекает зло, но и на ближнего, с которым сошелся.
   Вопрос: Мы вполне понимаем этот способ навлечения на себя бед. А какие беды происходят от злобы?
   Ответ: Восприятие беды по злобе происходит вопреки воле, вот так. Человек воспринимает искушения, не желая того: грабитель - от ограбленного им, клеветник - от оклеветанного, обманщик - от обманутого, угнетатель - от угнетаемого, словом, всякий творящий неправду перенимает искушение от того, с кем поступил несправедливо.
   Об этом свидетельствует и Писание: Праведник спасается от беды, а вместо него попадает в нее нечестивый (Притч 11, 8). И еще: Кто роет яму, тот упадет в нее, и кто покатит вверх камень, к тому он воротится (Притч 26, 27). Если наша несправедливость делает очевидной Божью справедливость, согласно апостолу, что тут скажешь? Разве не праведен Бог, наводящий гнев на тех, кого не научили бедствия и кто на эти бедствия только обозлился? Да не будет такого с нами!
   Вопрос: Слава Тебе, Боже наш! Теперь мы верим, что именно так и бывает. Но хотим далее послушать. Итак, скажи нам как беды воспринимаются с любовью?
   Ответ: Восприятие бед с любовью передал нам Господь наш Иисус Христос. Он сначала исцелил немощи нашей души, а потом уврачевал всякую болезнь и всякую немощь, взял грех мира, восстановил природу нашу чистой, подал искупление от смерти всем твердо в Него уверовавшим, завещал богопочитание, научил благочестию, ради любви претерпел зло до самой смерти.
   Господь показал во всем терпение и, благодаря сошествию Святого Духа, даровал нам будущие блага - их же око не видело, ухо не слышало и на сердце человеческое не восходило. Поэтому Он и принял на себя все искушения ради нашего спасения. Его поносили, оскорбляли, на Него клеветали, Его заушали, связывали, предавали, уязвляли, поили уксусом... да что там говорить! Пригвождали, распинали, копьем уязвляли... Он во всем приобщился к нам: плотью и духом и ради нас воспринял страсти. Такой закон Он и передал своим апостолам, пророкам, отцам, патриархам, одних научив еще до Своего Пришествия Святым Духом, а другим указав причащением Его пречистого Тела.
   Разъясняя, как при этом воспринимаются беды, Он сказал: Мужайтесь: Я победил мир (Ин 16, 33). И еще: И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною (Ин 17, 19). И еще: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин 15, 13). Поэтому и святой Павел, подражая Господу, говорил: Ныне радуюсь в страданиях моих За вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь (Кол 1, 24). В этих словах он обозначил восприятие страдания по любви.
   Хотите еще яснее представить, как все апостолы словом, делом и помышлением соединились с нами и в этом общении взяли наши искушения на себя? Помыслом соединились, когда открыли нам Писание и изложили пророков, научили веровать Христу как Искупителю и поклоняться Ему как истинному Сыну Божию, молясь за нас, проливая слезы и умирая за нас. Это что касается помышления.
   Словом же они наставляли и вразумляли нас, обличали наше маловерие и порицали, высмеивали наше невежество и призывали к благочестию, проведывали Христа и отсекали зловерие во всякое время, во всяком месте и во всяком деле. Они не одобряли лжеца, избегали общения с хвастунами, не разговаривали с тщеславным, бранили дерзкого и хвастливого и уничижали лукавого, но сближались со смиренными, жили вместе с благоговейными и учили нас поступать так же.
   В жизни их преследовали и ругали, им приходилось терпеть лишения, скорби, злострадания, тюрьмы и казни. Все это они перенесли ради нас. Так в общении они приняли наши искушения. Скорбим ли мы, скорбим для вашего утешения и спасения (2 Кор 1,6).
   Они восприняли закон от Господа и передали его нам, сказав: Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев (1 Ин 3,16). И еще: Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал 6, 2).
   Итак, мы знаем два способа общения людей и что воздаяние неизбежно, а искушения закономерны. Поэтому не будем любопытствовать, как, когда и почему приходят искушения. Что кому будет избирательным средством, чему надлежит быть непременно и как этому поспособствует вся природа, ведает только Бог. А мы должны верить в Божие правосудие и понимать: у всего, что происходит с нами вопреки нашему желанию, две причины: злоба или любовь. Поэтому нужно терпеть искушения, а не отвращаться от них, чтобы не прибавлять к нашим грехам новые грехи.
   Нужно знать также, что существует три способа богопочитания, благодаря которым человек может спастись. Первый состоит в том, чтобы не грешить, второй - в том, чтобы согрешивший терпел выпавшие ему скорби, третий - в том, что, если он терпеть не может, то по крайней мере скорбел о недостатке терпения. Кого не исправляют необходимые бедствия, неизбежно будут повинны Божьему суду. А если мы плачем и смиряемся, Бог ведает, как Своей всемогущей благодатью изгладить наши грехи.
   Если первое для нас пока неосуществимо, приложим все усилия ко второму. А если и это не будет получаться, усиленно будем думать о третьем, чтобы не отпасть навсегда от спасения.
   Прежде всего прошу вас, братья, строго внимать сказанным словам, чтобы претерпеваемые нами искушения не прошли без пользы и чтобы услышанные сейчас слова не были преданы забвению. Забвение порождается легкомыслием, а они оба - потомки неверия. Всякое скорбное бедствие влагает в разумного человека память о Боге, а тяготы и печаль заставляют очнуться и вспомнить о Боге. Всякая нежеланная боль пусть будет для тебя наставницей в памяти о Боге и не перестанет быть для тебя отправной точкой покаяния.
   Всякая скорбь ради Бога - основополагающее дело благочестия. Ведь истинная любовь познается в беде. Не говори, что ты стяжаешь добродетель без скорби. Не укрепится добродетель в безделье. При всякой горькой скорби думай о том, чем она должна завершиться, и тогда обретешь уничтожение греха. Скорбь готовит благо для людей, а тщеславие и наслаждение - зло.
   Если человек, явно грешивший и не покаявшийся, ничего не претерпел до самой смерти, то знай, что Высший суд будет над ним безжалостным. Как страдающему желудком прописывают для исцеления горчайшую полынь, так и злонравным весьма полезно претерпеть зло. Полынь очищает соками, а страдание - покаянием.
   Если не хочешь страдать, не совершай зла, ибо такие муки непременно следуют за злодейством. Что человек посеял, то и пожинает. Кто по своей воле сеет лукавство, тот поневоле пожинает его. Божие правосудие поистине достойно восхищения. Кто добровольно не берет на себя труды ради истины, тот будет тяжело наказан нежелательными трудностями.
   Знающий волю Божию и не творящий ее по своим силам не хочет малыми муками в будущим избежать больших. Скорбь не всегда преследует человеков за грехи. И угодившие Богу тоже терпят искушения. В Писании та и сказано: Беззаконные будут извержены (Пс 36, 28), и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы (2 Тим 3,12).
   Кто чтит Владыку, тот исполняет все, что Он повелит. А кто не выполняет Его повелений или выполняет их неправильно, тот пусть готовится - придется ему претерпеть заслуженную кару. Любишь учиться? Люби и трудности терпеть. Знание без дела надмевает человека. Искушения, которые вопреки нашим желаниям происходят с нами, промыслительно учат нас любить страдания и невольно влекут нас к покаянию.
   Находящие на людей скорби - порождение их собственных зол. Поэтому если мы с молитвой терпим эти скорби, то видим, как нас опять встречают добрые события. Знамение истинного ведения - терпение скорбей, при котором человек не обвиняет других людей в собственных бедах.
   Осознав, что беды выпадают нам по праведному суду Божию, взыщи Господа и обрети ведение правды. Когда ты поймешь умом, что, по слову Писания, по всей земле суды Господни, то любое событие станет для тебя обучением благочестию. Если ум теряет из виду истинное ведение, он начинает бороться с трудностями, хотя они полезны человеку. Грешная душа не принимает постигающих ее скорбей, но ангелы про нее говорят: Врачевали мы Вавилон, но не исцелился (Мер 51,9).
   В неприятных скорбях удивительным образом скрыта милость Божия: ведь претерпевающий скорби приближается к покаянию и освобождается от вечных мук. Почти невозможно найти человека, благоугодившего Богу без претерпевания искушений. Поэтому нужно благодарить Бога за то, что с нами происходит. Если бы Петр не отчаялся во время ночного лова, то у него не было бы удачи днем (Ин 21, 1-11). Если бы не был Павел ослеплен телесно, то не прозрел бы духовно (Деян. 9, 8-9). Если бы Стефан не был богохульно оклеветан, не узрел бы Бога через разверзшиеся небеса (Деян. 7, 54-60).
   Дело ради Бога называется добродетелью, а неожиданная скорбь - искушением. Бог «испытывал Авраама» не тем, что допытывался, кто он такой, а тем, что посылал ему скорби для его же пользы. Ибо Он знал, кто такой Авраам, еще до его рождения. Бог знает все вещи еще до их возникновения. Но Бог должен был даровать Аврааму первоначальный толчок к обретению совершенной веры.
   Всякая скорбь изобличает уклончивость нашей воли: она то вправо уклоняется, то влево. Поэтому всякая случающаяся скорбь и называется «искушением», она «искушает» людей, выявляя их скрытые желания.

   2. Из Исаака Сирина

   Кто-то из святых говорил, что монах, который не трудится для Господа боголюбезно и не сражается усердно для спасения своей души, но высказывает небрежение к подвигу добродетелей, непременно подвергается, по попущению Божию, самым различным искушениям и претерпевает немощи (Иак 1, 2): чтобы из-за своей большой праздности не уклониться к пороку. Бог потому насылает искушения на беспечных и нерадивых, чтобы они помышляли об этих трудностях, а не о суетных вещах.
   2. Вспоминай о Боге во всякое время и не убоишься искушений. Твоя падшая природа, о, человече, весьма восприимчива к страстям. А в настоящем мире искушений много, и зло не отступает от тебя и захлестывает тебя изнутри, сбивая с ног своими потоками. Только не сходи с места, на котором стоишь. Когда Господь посетит тебя и склонится над тобой, Он освободит тебя и позволит забыть все зло.
   3. Как ресницы растут близко друг к другу, так и искушения там, где людям тесно. Искушения промыслительно устроил Бог в премудрости ради твоей пользы, чтобы ты настойчиво стучался в дверь к Нему. Тогда от страха перед скорбями память о Нем, как семя, проникнет в твой разум. Ты приблизишься к Нему благодаря молитвенным правилам, и твое сердце освятится живой памятью о Нем. А когда ты помолишься, Бог услышит тебя, и ты узнаешь, что Он возносит тебя над искушениями, и почувствуешь, что Создатель укрепляет тебя и хранит.

   3. Из святого Максима

   Всякая появившаяся у нас скорбь дается нам в назидание - либо для изглаживания прежних грехов, либо для исправления от небрежности, либо для отсечения будущих грехов.
   Нужно хорошо усвоить, что искушение происходит именно для этого, и не гневаться, когда тебя бьют, обижают и причиняют еще какую-нибудь скорбь. Сознавая свои грехи, не нужно обвинять того, кто доставил тебе искушение. Ибо сознающий грехи понимает: через этого человека или какого-либо другого он должен испить чашу Божественного Суда, взирать на Бога и благодарить Его, допустившего это искушение, винить только самого себя и принимать наказание охотно, как Давид от Семея.
   2. Неразумный часто просит Бога о милости и об освобождении от тягот, но ниспосланную милость принять не хочет. Ибо Бог милует не так, как человеку хочется, а как врач, знающий, что полезно больным. Вот почему человек впадает в малодушие и смущение, подчас раздражается на людей, а то и хулит Божию волю, порой проявляя неблагодарность и не приемля утешения.
   3. По попущению Божию нас искушают тем, что или распаляют вожделевательное начало души, или раздражают гневливое начало души, или ставят препоны разумному началу души или причиняют телесные болезни, или лишают имущества или же через людей бесы толкают нас ко злу, или же ополчают против нас тех, кто не боится Бога. Через них же искушают нас, когда мы удалились от человеков в пустыню. И через людей искушают, когда мы живем среди людей, как Господа искушали фарисеи.
   4. Глядя на Господа как на пример, отвергнем и те и другие искушения. Почти всякий грех происходит от наслаждения. А всякое упразднение греха происходит от скорбей и страданий. Оно может быть добровольным через наше покаяние или по Божьему замыслу спасения, когда Его промыслом посылаются нам беды: Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы. Будучи же судимы, наказываемся от Господа, чтобы не быть осужденными с миром (1 Кор 11,31-32).
   5. Из искушений одни доставляют нам наслаждение, другие печаль, третьи телесную боль. Все зависит от причины страстей, поселившейся в нашей душе. Лекарство для каждой души Врач подбирает по Своим судам.
   6. Когда на тебя найдет нежданное искушение, не вини никого в нем, но лучше исследуй, от чего оно произошло, и когда поймешь, исправляйся. Благоразумный человек, сопоставляя это врачевание с Божьими судами, благодарно переносит все беды, которые с ним случаются, и никого не обвиняет, но думает только о своих только грехах.
   Неразумный человек не замечает мудрейшего Божьего промысла. Он грешит и получает за это по заслугам. Но обвиняет он в постигшем его зле или Бога или людей. Кто хочет спастись, тот не должен отталкивать от себя целебные снадобья. К ним относятся - страдания и скорби, дающие о себе знать в самых различных обстоятельствах. Кто противится врачеванию, тот не понимает, ни как происходит лечение ни какая польза от этого.
   7. Если твой путь окажется очень мирным, и ты долго не будешь встречать никаких помех, это должно насторожить тебя - слишком далеко отклонился от правой стези, которой шли святые отцы своими натруженными стопами. Но если ты идешь царским путем и приближаешься к Божьему граду, То искушения будут всеми силами противодействовать тебе. Чем больше преуспеваешь, тем больше искушений. Когда же почувствуешь в душе: враги все сильнее борют тебя искушениями, знай - ты стяжал немалую благодатную силу и достиг более высокой степени преуспевания. Бог попускает тебе искушения по силе данной тебе благодати.
   8. Искушение никогда не приходит, пока душа не получит силы больше своей меры и не укрепится благодатью. Подтверждение тому - Сам Господь, Который был искушаем после Крещения, и апостолы, которым только после того, как они приняли Утешителя, было попущено претерпеть искушения. Кто приобщился благу, тому полагается выдержать искушения ради блага. Никакое благо не дается человеку без скорбей.
   9. Благодать предшествует искушению. Она делает его сильным перед человеческим разумом, чтобы он вышел на битву во всеоружии, как воин. А после того, как искушение будет разбито и восторжествует победа, тогда душевное чувство примет благодать и насладится дарованным покоем.
   10. А кто немощен и тем более робок и в делах не скор, пусть не стремится испытать искушения, хотя бы для своей пользы. Если же он попросит об этом Бога, то Он услышит его. Но пусть этот смельчак знает: если он не готов к большим искушениям, то не готов и к великим благодатным дарам. Как не коснется его натиск великих искушений, так пройдут мимо него и величайшие дары.
   11. Когда я говорю об искушениях, то имею в виду не те мирские испытания, которые предназначаются для обуздания зла, и не телесные смятения. Речь идет об искушениях, предназначенных для монахов исихастов (отшельников), взявших на себя подвиг безмолвия. Душа подвижника закаляется и преуспевает по воле Божией в борьбе с этими искушениями, к которым относится лень, медлительность, вялость, уныние, смятение разума, мнительность, временное отчаяние, помрачение помыслов, отсутствие помощи от людей, нехватка самых необходимых вещей и тому подобное.
   12. Во время великих искушений необходимо стяжать два противоположных чувства: радость и страх. Радость, что мы идем Христовым путем, что подтверждают искушения. А страх оттого, что мы, может быть, искушаемся не из-за нашего опыта и успехов, а из-за нашего превозношения. Однако смиренномудрых благодать умудряет, помогая различать и распознавать, какие искушения выпадают для обличения нас и в наказание за превозношение и какие нападения выражают чистую любовь. Тогда человек возрастает в направлении блага и удостаивается еще большей благодати.
   Из этих двух противоположностей человек приобретает твердую надежду на Бога, не вверяя себя больше никому другому, а также сердце смиренное и мертвое для всего видимого. Кроме того, а лучше сказать, благодаря всему этому, он восходит к устремленности и любви к Творцу. Во всех бедствиях скрыто и утешение, пусть недолгое, словно свет, вспыхивающий во тьме, и передышки между сражениями.
   Итак, из-за сердечной надменности человека, то есть по гордыне Бог попускает искушения. Они весьма угнетают душу и вызывают чувство безысходности, возлагая на нее непосильное бремя. Они мощно толкают ее к хуле и прочим грехам. Искушения совершают свои нападения внезапно, действуя грубо и мощно через душевные страсти, телесные болезни и немощи, или через бедствия, причиняемые людьми или другие какие-либо обстоятельства, например, человек падает с высоты и разбивается, попадает в бурю на море, лишается всего имущества и едва не погибает. Такие искушения выше людских силы, и человек после них не скоро приходит в себя.
   Все они выпадают человеку по Божьему попущению за его гордыню. А если искушение сопоставимо с твоими привычками и по силам, то оно дано за твое высокоумие и образ жизни.
   13. Нужно знать еще вот что: когда Бог хочет ввергнуть человека в великую скорбь, то отдает его во власть малодушия. Тогда со всей силой нападает на него уныние, и душа начинает задыхаться, словно в гееннских муках. Человеком овладевает дух исступления, из которого проистекают мириады искушений: смятение, гнев, хула, ропот на судьбу, похотливые помыслы, неуживчивость и тому подобное.
   От всего этого есть только одно утешающее душу врачевание. Это смирение сердца, наступающее благодаря молитве и плачу, а также благодаря тому, что человек повергает себя перед Богом и укоряет себя. Без смирения невозможно освободиться от искушений. Смирение дарует терпение, облегчающее тяжесть скорби и посылающее утешение, умножает любовь к Богу, радость и ликование в Духе Святом.

   4. Из святого Варсонофия

   Брат спросил старца:
   - В Писании сказано: Искуси меня, Господи, и испытай меня (Пс 25, 2); и еще: С великой радостью принимайте.., когда впадаете в различные искушения (Иак 1, 2). А в другом месте: не введи нас в искушение (Мф 6, 13) и молитесь, чтобы не впасть в искушение (Мф 26, 41).Кажется, эти высказывания взаимоисключающие. Прошу тебя, отче, скажи, почему мысли такие различные?
   Старец ответил:
   Брат! Бывает искушение, в нас возникающее, а бывает искушение по попущению Божию. В нас возникшее искушение вредит душе. О нем вопиет апостол Иаков: В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом... (Иак 1,13). А что по попущению Божию, то на пользу душе. Такое искушение испытывает человека, а от опытности - надежда, а надежда не постыжает, как сказано в Писании (Рим 5, 3-4), а тот, кто не постыжен, спасен о Господе.
   Поэтому Искуси меня, Господи, и испытай меня - то слова подвижника, который нацелился быть испытанным искушением. А терпение, как уже сказано, делает человека опытным и доставляет ему другие блага - несомненную пользу и преуспеяние! Ибо такому искушению воля подвижника не содействует, а напротив, сопротивляется. Поэтому человек прилагает собственный труд, чтобы не быть побежденным искушением.
   Слова Не введи нас во искушениеозначают: «Не позволь нам быть искушаемым собственной волей или вожделением», ибо от этого происходит смерть. О нем Спаситель сказал: молитесь, чтобы не впасть в искушение.

   5. Из святого Ефрема

   Когда раздается звук трубы, войско готовится к битве. Но начинается сражение, и не все оказываются бойцами. Много монахов в рясах, но подвижников мало. Опыт монаха бывает явлен в час искушения. Когда выпадает снег, зверь оставляет следы, а когда приходит искушение, сатана подкарауливает монаха.

   6. Из аввы Исаии

   Брат! Во всяком деле тебя подстерегают искушения: угроза смерти, невыносимая скорбь и страшные опасности. Переноси эти искушения охотно и безмятежно, думая о том, что многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие (Деян 14, 22).

   7. Из Отечника

   Сказал авва Антоний: «Никто без искушений не сможет войти в Царство Небесное».
   2. Старец говорил: «Если бы мы больше внимали смиренномудрию, не нуждались бы в наказании. Все страшное происходит с нами из-за нашей гордыни. Если даже апостолу был дан ангел сатаны удручать его, чтобы он не превозносился (2 Кор 12, 7), то сколь более должен нас, превознесшихся, попирать сам сатана, пока мы не смиримся».
   3. Кто-то из отцов спросил авву Сисоя:
   - Я сидел в пустыне, и тут пришел варвар, чтобы меня убить, а я сильней, убивать ли мне его?
   - Нет, - ответил старец. - Предай его воле Божией. Какое бы искушение ни случилось с человеком, он должен осознать его и сказать, что оно случилось за мои грехи, но если благое, то по благоволению Божию.
   4. Кто-то из отцов говорил, что, если ветры не будут раскачивать дерево, оно не станет разрастаться вглубь и укореняться. Так и монах, если не пройдет стойко через искушения, не обретет мужества.
   5. Сказал старец: «Исключи искушения - и не будет святых. Кто бежит от полезнейшего искушения - бежит от вечной жизни».

    Оглавление   
Глава 34: О том, как должно противостоять искушениям и что не следует самого себя ввергать в искушения; и когда и при каких обстоятельствах нужно избегать искушения или, напротив, принимать его


   1. Из жития святого Иоанна Милостивого

   Тринадцать нагруженных кораблей Церкви, предстоятелем в которой был великий Иоанн, попали в страшную бурю в Адриатическом море. Чтобы спасти свою жизнь, моряки выбросили весь груз за борт, а цена ему была не то триста, не то три тысячи фунтов золотом.
   Суда пришли в Александрийский порт пустыми. Моряки, опасаясь гнева Патриарха, скрылись в храме. Когда первосвятитель узнал об этом, воскликнул:
   - Так, это же была Божья воля!
   Он послал им записку, в которой прощал долг. Она начиналась словами Иова:« Господь дал, Господь и взял (Иов 1, 21). Братья, попавшие в беду, вы ни в чем не виноваты. Приходите. О завтрашнем дне позаботится Господь».
   Много горожан собралось у него, чтобы выразить сочувствие. Патриарх вышел к ним и сказал:
   - Не должно вам так унывать из-за опасности, которой подверглись корабли. Я единственный виновник: если бы не Мое высокомерие, я бы не стал подменять Божью прибыль человеческой, и этого бы не произошло. Бог наверняка, желая усмирить мою гордыню, попустил случиться этому несчастью. Бог ведает, что гордыня часто причиняет беду, когда человек не внимает никаким предзнаменованиям. А бедность как сказано в Писании, смиряет мужа. Итак, я виновник двух зол. Первое, что по тщеславию лишился мзды за милость и, второе, что из-за него же стал причиной таких потерь. И теперь на себе чувствую всю вину за страдания стольких душ. Пускай же Бог, хоть не через меня, но только ради попечения о нуждающихся подаст все необходимое. Бог... не отступит от тебя и не оставит тебя (Втор 31 6), сказано в Писании.
   Итак, кто пришел с искренним намерением утешать святого, сам ушел утешенным. А вскоре Бог вернул вдвойне имущество нового Иова, который стал еще великодушнее и щедроподательнее к нуждающимся, чем прежде.

   2. Из жития святого Пахомия

   Один весьма известный брат, совершавший подвиг уединенно, услышал о житии святого Пахомия, пришел к нему и попросил принять его в монастырь. Аскет был принят. А через несколько дней он решил принять мученическую смерть. Тогда повсюду установился мир, Церковь по Божьей милости жила в тишине и благоденствовала, ибо это были времена правления святого императора Константина.
   Аскет часто упрашивал блаженного Пахомия:
   - Помолись, авва, за меня, чтобы мне стать мучеником.
   - Брат, - вразумлял его святой, - терпи монашеский подвиг мужественно и без порока, чтобы совершить житие, благоугодное Христу, и тогда в небесах будешь общаться с мучениками. А помысел о мученичестве не впускай в свое сердца
   Но брат не слушался его и в уединении подогревал в себе желание мученичества и надоедал святому, прося помолиться за него. Великий святой, чтобы избавиться от докучного брата, сказал:
   - Помолюсь я за тебя, если ты так хочешь, и тебя схватят и поведут на муки. Но укрепляйся заранее, а то когда придет час, вместо того, чтобы претерпеть мученичество, ты отречешься от Христа. Поистине, ошибается тот, кто добровольно оставляет свой чин и ввергает себя во искушение, когда Господь наш Иисус Христос велел нам молиться, чтобы не впасть в искушение.
   Прошло два года. Как-то великий святой отправил нескольких братьев в селение вверх по течению, чтобы нарезать лозы для корзин. А на это селение совершало набеги дикое племя влеммиев. Пока братья резали лозу, блаженный муж направил аскета, желавшего мученичества, в селение, чтобы передать монахам еду и деньги. Он наставил его быть осторожным, приводил слова Писания, указав ему скрытое в словах Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения. Мы никому ни в чем не полагаем претыкания, чтобы не было порицаемо служение (2 Кор 6, 2-4).
   Брат взял осла, навьючил на него груз и отправился к братьям. Когда он ехал по пустыне, варвары как раз спустились с горы набрать воды, и он им попался. Они ссадили его с осла, связали, взяли осла с мешками и увели в свой стан в горах.
   Когда варвары увидели аскета, принялись издеваться над ним.
   - Эй, монах, - глумились они, - иди и поклонись нашим идолам.
   Они закололи баранов, совершили возлияния своим богам, привели монаха и стали заставлять его принять участие в идолослужении. Когда монах отказался, они разгневались, обнажили мечи и стали угрожать, что, если он не принесет жертву истуканам, будет убит на месте.
   Тот страшно испугался, увидев обнаженные мечи и злобные лица варваров, поклонился истуканам и ел вместе с ними идоложертвенное мясо. Испугавшись смерти телесной, он умер духовно, отрекшись от Владыки Христа.
   Варвары отпустили его. Он пошел вниз по горной тропе и только тут пришел в себя, осознав беззаконие, лучше сказать, свой позор и, разорвав на себе одежду, принялся бить себя по лицу, исцарапав его в кровь, и в таком виде, в конце концов, вернулся в монастырь.
   Блаженный Пахомий уже знал о том, что произошло с ним, и вышел ему на встречу, глубоко жалея беднягу. Когда брат увидел Пахомия, пал ниц на землю и со слезами и рыданиями воскликнул:
   - Согрешил я перед Богом и перед тобой, отче, что не послушался твоего доброго совета. Если бы я внял тебе, то не претерпел бы такого
   - Встань, несчастный, - сказал блаженный старец, - ты лишил себя таких великих благ, жалкий человек. Тебя воистину ждал венец, а ты отвернулся от него.
   - Владыка Христос, - продолжал Пахомий, - стоял рядом с тобой вместе со Своими святыми ангелами, чтобы возложить на твою голову венец, а ты от Него отрекся, испугался смерти, которой все равно никто из людей не избежит, отрекся от Бога, лишив себя вечной жизни. Что ты теперь скажешь? Что изберешь?
   - Согрешил я, отче, во всем, - сквозь слезы говорил бедняга, - не могу поднять глаз на небо. Погиб я, отче, нет уже у меня никаких надежд на покаяние. Что мне делать, отче? Я не думал, что все так будет.
   Много еще такого говорил брат, горько рыдая.
   - Жалкий ты, горемыка, показавший себя совершенно чуждым Богу, - снова заговорил святой. - Благ Господь и не карает человека Своим гневом, но проявляет только милость и прощает нам грехи, если мы каемся. Ибо не хочет смерти грешника, но только покаяния, чтобы павший не оставался лежать, но вставал. Ты тоже не отчаивайся, потому что есть надежда на спасение. Даже если подрубить дерево, оно снова даст побеги. Если хочешь, делай, что я тебе скажу, и получишь прощение у Бога.
   Брат, проливая горькие слезы, сказал:
   - Впредь буду слушаться тебя во всем, отче.
   Пахомий Великий велел ему удалиться в затвор в уединенной келье и ни с кем не встречаться до самой смерти. Есть через день только хлеб с солью и больше ничего, пить только воду, каждый день плести по две корзины, тогда как по правилам монаху полагается плести только одну, совершать бдение и молиться по мере сил и никогда не оставлять плача по грехам.
   Тот принял эти условия с радостью и удалился в затвор, как и было велено, и исполнял все назначенное ему правило с особой ревностью. Никто с ним не разговаривал всю оставшуюся жизнь, Только святой Пахомий, брат Феодор да еще несколько духоносных старцев. И через десять лет подвига брат почил по благодати Господней ко благу, и великий святой засвидетельствовал, что душа брата обрела покой и спасение.

   3. Из святого Варсонофия

   Некоторые из живущих в монастыре и избавившихся от многих искушений молитвами святых отцов, услышав о нашествии разбойников, хотели уйти из монастыря и спросили великого старца, что делать.
   Тот ответил:
   - Мы уже убедились на опыте, что Владыка и человеколюбец Бог наш избавлял нас от всяких скорбей и искушений. И на этот раз не будем сомневаться, что Он избавит и покроет нас от всякого зла. Итак, все наше заботы и надежду возложим на Него. И где бы вы ни были, уповайте на молитвы святых и не бойтесь никакого зла, но пребывайте, утверждаясь верою Христовою и пойте с пророком Давидом: Господь за меня -не устрашусь: что сделает мне человек и прочее (Пс 117, 6); и еще: Господь сохранит тебя от всякого зла; сохранит душу твою [Господь]. Господь будет охранять выхождение твое и вхождение твое отныне и до века (Пс 120, 7-8). Берегитесь, чтобы не узнали люди, что, возложив надежду на Бога, вы по-прежнему боитесь людей. Это введет их в искушение. Сказано: если я пойду и долиною смертной тени (Пс 22, 4), всякий раз, обращаясь к Богу, повторяйте: Не убоюся зла, потому что Ты со мной (там же). Если это говорите искренне, то чего вы боитесь? Скажите оробевшей душе, чтобы она дерзновенно воспряла: Господь сил с нами, Бог Иакова заступник наш (Пс 45, 8).
   Один брат, услышав такой ответ, спросил старца:
   - Прошу, ответь, авва, должен ли кто-то с такой верой без страха жить там, где много разбойников?
   - Мы всегда должны дерзновенно уповать на Господа, - был ответ. - Он не позволит нам быть искушаемым сверх наших сил. Но так как Он Сам научил нас: молитесь, чтобы не впасть в искушение (Мф 26, 41), то будет преступлением Божией заповеди самим предавать себя на смерть. Если мы живем в мирном месте и слышим о нашествии разбойников, нас это не должно пугать, ибо над нами Божий покров. Бог видит, что мы сами себя не вводим в искушение.
   Если мы молимся, но искушение, такое, как нашествие разбойников или что-нибудь иное, приходит, то не будем теряться. Это произошло ради того, чтобы испытать нас по попущению Божию для нашей же пользы. Так как искушение было нам попущено, будем утверждаться в учении апостола, сказавшего: Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так, чтобы вы могли перенести (1 Кор 10,13).
   А если, внимая слухам, мы переходим с места на место, то нас уже гонит дьявол, не дававший нам жить на одном месте. Если же в точности мы знаем о данном месте, что оно таит в себе опасности, то мы должны проявить осторожность. А если место мирное, а искушение наступает внезапно, Бог видит, что не мы в том виноваты, и осеняет нас покровом по Своей воле.
   Как в горниле испытываются золото и серебро, так и в рушениях испытываются людские души. Прежде искушения не возвеличивай себя, но когда приходит искушение, смотри, хватит ли тебе сил, и если увидишь, что легко можешь пасть, призови Бога на помощь. И Бог избавит тебя от искушения, и ты твердо станешь против греха. Не бойся самого искушения. Испытание не повредит мужественному страстотерпцу, но только сделает его еще более стойким.
   Часто огонь может выдержать только то, что прошло через огонь. Пока кирпич сырой, он легко мнется и крошится. А если его положить в огонь и обжечь, он не пропустит больше никакого огня - кирпичная стена выдержит любое пламя. Любая печь сложена из кирпичей, держит в себе разгоревшийся огонь и не дает ему выйти точно так же, как глиняный сосуд держит воду.
   И ты, брат, противостой искушениям и скорбям, призывая Бога быть тебе поборником. Ты станешь весьма опытным и мужественным. От скорби происходит терпение, от терпения - опытность и так далее (Рим 5, 3-4).
   Когда случится с тобой искушение, сразу не падай духом, но жди радости, которая всегда ближе всего к искушению, и утешай себя надеждой на приближающуюся радость, глядя на пример моряков. Когда поднимается ветер и разразиться свирепая буря, они не отчаиваются в своем спасении, но противостоят натиску волн, ибо ждут улучшения погоды и так преодолевают волнения.
   А когда на море штиль, они готовятся к шторму и со всех сторон укрепляют корабль и сами проявляют бдительность, чтобы, если внезапно налетит шквал, то не застал бы их врасплох и не погубил бы корабль и их самих.
   Так и ты в скорбях должен надеяться на избавление от зла и мужественно проходить через все искушения, не обращая внимания на отчаяние, если таковое вдруг возникнет. А в радости, если она посетит тебя, не становись всецело ее сообщником, а то размечтаешься и забудешь о скорбях. Держи себя в рамках, ожидая скорби, и когда она нагрянет, не пугайся ее как чего-то непредвиденного, но мужественно встреть ее как то, чему и должно было настать. Как сказано в Писании, я был готов и не смутился.

   4. Из святого Исаии

   Чувство благодарности в час искушения отвращает и оставляет позади все находящие искушения.

   5. Из аввы Марка

   Тот, кто хочет без молитвы и терпения победить искушения, не только не отвратит, но еще глубже в них погрязнет.
   2. В час скоби жди приближающееся утешение. А когда ожидание успокоит душу, тогда ты будешь готов легко воспринят и утешение.
   3. Кто принимает настоящие бедствия как обещание последующих благ, тот обрел ведение истины и легко может стать свободным от гнева и печали.
   4. Кто хочет помешать нападению зла, тот должен в молитве примирить с Богом все свои дела, в уме хранить надежду на Него и презирать в меру сил заботу о чувственных вещах.
   5. Когда пришло искушение, не нужно искать, почему, как и из-за чего оно пришло, но терпеть его без печали и злопамятства.
   6. Чужое зло не может ввергнуть нас в грех, если мы сами не думаем об этом зле.
   7. Если тебя обижают, и твое сердце и все внутри ожесточается, не печалься, ибо такое движение души случилось в тебе промыслительно. Лучше с радостью отсекай все вскипающие в тебе помыслы. Знай, что если намеренно ты уничтожишь эти помыслы, то разумеется, уничтожишь вместе с ними и всякое зло и возникшее волнение в душе. А если помыслы в тебе бурлят, то и зло от этого только больше вскипает.

   6. Из аввы Исаака

   Поминай Бога во всякое время, и Бог вспомнит о тебе, когда попадешь в какие-нибудь злые обстоятельства.
   2. Прежде чем начать войну, найди союзников. Прежде чем разболеешься, позови врача. И прежде чем найдут на тебя скорби, молись и в час печалей обретешь Бога как необоримого помощника.
   3. Ноев ковчег был сооружен в мирное время, но деревья для него росли сотню лет. И только в час скорби, когда неправедники погибли, ковчег стал спасением для праведника.

   7. Из Отечника

   Авва Иперехий сказал: «Духовная песнь да будет всегда на устах твоих, и монашеское делание да заглушит тяжесть находящих на тебя искушений. Пусть вдохновляющим примером послужит тебе образ путешественника, который несет тяжелый груз и песнями облегчает тяготы пути».
   2. Старец говорил: «Если найдет на человека искушение, то умножатся и скорби у него, чтобы он роптал малодушно». И рассказал следующее: «В Кельях жил брат. И вот как-то у него случилось искушение. С ним никто не здоровался, не звал к себе в келью. А если ему нужен хлеб, то никто не давал ему. Когда он возвращался с поля, никто его не приглашал в церковь на трапезу любви, которую обычно устраивали. Однажды он вернулся с поля, и в келье не было хлеба. Несмотря на это он продолжал благодарить Бога. Видя его терпение, Господь отъял борьбу искушения против него. И вот кто-то пришел и постучался в его дверь. Это оказался человек, который пришел из Египта и привел верблюда, навьюченного тюками с хлебом. Брат заплакал и воскликнул:
   - Господи, неужели я не достоин еще немного потерпеть скорбь ради имени Твоего!
   А когда искушение прошло, братья начали снова замечать его и звать к себе в келью и в церковь».
   3. Старец пошел продавать свои корзины. Ему встретился бес, выхватил у него корзины и спрятал. Старец встал на молитву и сказал:
   - Благодарю Тя, Боже, что Ты избавил меня от искушения.
   Бес не вынес мудрой благодарности монаха и закричал:
   - Вот твои корзины, злой монах.
   Старец взял корзины и все продал.
   4. Кто-то из старцев сказал о бедном Лазаре: «Мы не видим, чтобы он сотворил какую-нибудь добродетель. Но видим, что он никогда не роптал на Бога за то, что Он не оказывает ему милость, а с благодарностью терпел тяготы и не осуждал богатого. Поэтому Бог и взял его к Себе».
   5. Монах, который готов мужественно переносить, что бы с ним ни случилось, не долго печалится в час искушения. А кто не ждет искушения, сильно болеет.
   6. При пожаре все таскают ведрами воду. А во время искушения нужны слезы.
   7. Вода гасит пламя, разгоревшееся в здании, а слезы - лукавые страсти, возникающие во время молитвы.

    Оглавление   
Глава 35: О том, что не должно стремиться к чудотворению, но просить об этом смиренно; и что не следует добиваться и требовать благодатных даров, а если удостоишься их, то не превозносись и храни их со всем смирением; что боголюбцы ни чем не уступают чудотворцам и что, кроме чудотворения, есть и другие, еще более великие и благодатные дары, по которым опознаются духовные люди


   1. Из Григория Двоеслова

   Григорий: Ты спрашиваешь, Петр, можно ли сейчас найти мужей, способных творить чудеса, подобно нашим отцам. Я знаю, что много их и сейчас в мире, и говорю об этом с уверенностью. Но даже если они и не творят их, то это ничем не умаляет их величие. Ибо их жительство по Богу распознается по их делам, а не по знамениям. Известно ли тебе, что апостол Павел был послан на проповедь как собрат первоверховного Петра. Вспомни, Петр ходил по морю, а Павел в открытом море потерпел кораблекрушение. Их способности творить чудеса на воде весьма различны, но их достоинства на небесах совершенно одинаковы.
   Петр: Не знаю, как думают другие, но я превыше всех чудес ставлю воскрешение мертвых, когда душа возвращается в тело.
   Григорий: Если смотреть на внешнюю сторону чуда, то это. без сомнения, так. Но если взять внутреннюю сторону, то, конечно, обращение грешника назидательным и утешительным словом окажется выше чуда воскрешения умершего тела. Ибо в последнем случае воскресает плоть, которая некогда опять умрет, а в первом - душа, предназначенная к вечной жизни. Предложу тебе два примера: в котором из них, по твоему мнению, выразилось высшее чудо? Лазаря, который, конечно, был из числа верующих, Господь воскресил плотски, а Савла - душою! О добродетелях Лазаря, после его воскресения по плоти, в Писании ничего не сказано. Но что говорится в Писании о добродетелях Павла после его душевного воскресения, того не может даже объять наше слабое воображение: от его проповеди самые жестокие души вставали на путь благочестия; он желал умереть за братьев, смерти которых прежде радовался; обладая полнотою знания всего Писания, он почитал себя ничего не ведающим, кроме Иисуса Христа Распятого. Ради Христа, Которого он до своего обращения преследовал мечом, с радостью терпел избиение палицами. Как апостол он высок, но сам себя называл самым меньшим среди учеников. Он был восхищен и созерцал тайны третьего неба, но движимый любовью, обращает умные очи свои к устроению брачных отношений, говоря: жене муж должную любовь да воздает, такожде и жена мужу. Причастный к созерцанию вместе с сонмами ангелов, он, однако, не пренебрегает думами и заботами о делах иноческих. Он радуется в немощах и благоволит в досадах. Для него жизнь ради Христа и смерть за Христа - приобретение. Живя во плоти, он, однако, весь вне плоти. Вот так жил тот, кто от жизни чувственной обратился к жизни благочестия! Итак, воскрешение мертвого телесно- меньшее чудо, если только в данном случае не оживает и душа, так, чтобы через видимое чудо человек ожил и внутренне, словно после обращения.
   Петр: Если раньше я считал воскресение мертвого чудом несравненно выше всего, то теперь убежден, что оно - гораздо ниже обращения ко спасению.

   2. Из Отечника

   Как сказал Антоний Великий, не должно хвалиться, что ты изгоняешь бесов, ни превозноситься даром исцеления. Не стоит и восхищаться тем, кто изгоняет бесов, умаляя того, кто не может делать этого. Кто стремится получить пользу, пусть изучит подвиг и того, и другого и подражает ему со всей ревностью, не откладывая своего исправления. Ведь творить знамения - не наше дело, но Спасителя, Который говорил Своим ученикам: Тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но тому, что имена ваши написаны на небесах (Лк 10, 20).
   Имена пишутся на небесах, чтобы засвидетельствовать добродетельную жизнь человека. А изгоняет бесов благодать, даруемая Спасителем. Поэтому кто похваляется не добродетелями, но совершенными знамениям и говорит: Господи! и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? Им Спаситель ответил: никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие.(Мф 7, 22-23). Господь не хочет знать путей нечестивых. Нас не осудят за то, что мы не изгоняли бесов или не обладали прозорливостью. Но с каждого на Суде спросят, сохранил ли ты веру и исполнял ли заповеди, как полагается.
   Поэтому не стоит много думать и биться за это, но совершать подвиг так, чтобы угодить Богу добрым обращением, и молиться непрестанно, дабы Господь содействовал нашей победе над дьяволом.
   2. Однажды святой Паламон вместе с учеником своим Пахомием совершал всенощное бдение. Монахи разожгли костер, и какой-то брат, пришедший из другого монастыря и у них остановившийся, встал и сказал Паламону:
   - Если у кого из вас есть вера, пусть встанет на угли и в точности исполнит сказанное в Евангелии.
   Старец, заметив его надменность, запретил ему и сказал:
   - Прекрати безумствовать, брат, и никогда не говори так - ты заблуждаешься.
   Но тот, помраченный гордыней, пошел прямо в огонь, даже не оглянувшись. По Божьей милости и по диавольскому действию он даже не обжегся. Но его безумие перешло все границы, по слову Писания: Превратен путь человека развращенного (Притч 21, 8).
   Затем, все собрались разойтись по кельям, гордец презрительно спросил:
   - Ну, и где же ваша вера?
   Тут бес увидел, что брат глубоко погряз в своем заблуждении и легко ему подчиняется, и обернулся миловидной женщиной в светлом платье. Бес в женском обличье подошел к келье и постучался в дверь. Брат открыл, и она сказала ему:
   - Меня преследуют заимодавцы. Я боюсь наказания, потому что мне нечем вернуть им долг. Прошу, спрячь меня у себя в келье. Бог послал меня к тебе, чтобы ты спас меня.
   Ум у брата был настолько разгорячен, что он даже не сообразил, кто с ним говорит. Несчастный впустил мнимую женщину. А бес, поняв, что монах поддался злу, внушил ему похотливую страсть. Побежденный вожделением, бедняга не устоял и набросился на нее, но только понапрасну хватал руками воздух и затих на полу, безгласный, словно мертвец.
   Через несколько дней, осознав свое безумие, он подошел к святому Паламону и со слезами на глазах сказал:
   - Знаю, что сам стал причиной своей погибели. Ты много меня наставлял, отче, но я не слушался тебя. Прошу, не оставляй меня своими преподобными молитвами. Помоги мне в моем несчастии, а то бес меня совсем погубит.
   Не успел он произнести эти слова, а сострадательный Паламон и Пахомий со слезами выслушать его, как нечистый овладел им. Брат выскочил из кельи и устремился в горы. Гонимый бесом, он прибежал в город Пан. Там диавол вскоре вверг его в горящую печь в бане, и он тут же сгорел.
   3. Как-то в монастырь, находившийся под началом святого Пахомия, пришли подвижники-еретики - во власяницах подвижников, но внутри сущие волки. Встав у ворот, они сказали братьям, что посланы своим духовным отцом к святому, чтобы войти и сказать ему, что если он поистине человек Божий, то он должен без сомнений слушаться Бога. Можно вместе не омочив стоп, перейти реку, чтобы узнать, кто (поистине) обрел большее дерзновение перед Богом.
    Когда братья сообщили об этом Пахомию, он рассердился и сказал им:
   - Да как вы, скажите на милость, вообще могли слушать такие речи? Неужели вам неведомо, что это вражда с Богом. Они чужды, не говоря уже о нашем образе жизни, даже благоразумным мирянам, вообще любым настоящим христианам! Какой закон повелевает нам такое предлагать и такое совершать! Что может быть печальнее такого безрассудного невежества! Оставить плач о своих грехах, думу о том, как избежать вечного мучения, и, рассуждая как дитя, принять такое предложение.
    Братья сказали:
   - Но они же еретики и чужды Богу и потому дерзнули призвать тебя к таким высотам.
   - Да, это предложение еретиков, - заметил святой. - Вы не можете не помнить апостольские слова: Но по упорству твоему и нераскаянному сердцу... предал их Бог превратному уму (Рим 2, 5 и 1, 28). По попущению Божьему они вполне могли пройти по реке, как по суше. Дьявол в этом всегда посодействует, чтобы они утвердились в своем пристрастии к нечестивой ереси. Такое наигранное притворство сделает их веру совсем заблудшей. Мне этого не нужно.
   Поэтому выйдите и скажите им: «Вот что говорит раб Божий Пахомий. Мой подвиг и все мое старание не в том, чтобы уметь пешком переходить реку, летать над горными вершинами или подчинять себе диких зверей. Но в том, чтобы всегда держать в уме суд Божий и проходить мимо дьявольских ловушек с Божьей помощью. Бог повелел наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражию (Лк 10, 19). Это Господь мне даровал, а все остальное приложится.
   Сказав это, святой Пахомий стал увещевать братьев не гордиться собственными успехами, не оглушать себя видениями и не искушать Бога просьбами об этом. Многочисленны уловки дьявола, но все они вредны и опасны для любого человека. Потому Спаситель ответил врагу: Не искушай Господа Бога твоего (Мф 4, 7).
   4. Брат, если ты удостоился благодатного дара, не превозносись. Всякое благо, которое ты получил, дал тебе Бог. Если ты не будешь поступать по воле Его, Он отнимет у тебя Свое достояние и вручит более скромному и смиренномудрому человеку.
   5. О ком-то из отцов говорили, что он семь лет просил у Бога один благодатный дар и получил его. Он пошел к великому старцу и сказал о полученном даре. Когда старец услышал об этом, опечалился.
   - Это великое бремя, - сказал. - Иди и еще семь лет проси, чтобы Бог взял этот дар обратно, ибо он не полезен тебе.
   Брат пошел и молился семь лет, пока дар не был взят у него.
   6. Одному старцу Бог за великое смирение даровал прозорливость. И одаренный стал понимать, что на уме у тех, кто приходит к нему, и взмолился, чтобы Бог отнял у него этот дар. Более того он пошел к великому старцу и попросил его:
   - Потрудись со мной, чтобы этот дар был у меня отнят.
   И так, каждый в своей келье, они молились Богу об этом. И был глас старцу:
   - Забираю этот дар у тебя, но ты получишь его обратно, как только пожелаешь.
   7. Одному брату явился дьявол, превратившийся в ангела света, и сказал:
   - Я Гавриил и послан к тебе.
   - Может быть, ты послан к другому? - спросил его брат. - Ибо я недостоин, - и дьявол тут же исчез.
   8. К авве Лонгину привели однажды одержимого.
   - Разве я смогу вам помочь? - спросил авва. - Лучше пойдите к авве Зинону.
   Авва Зинон принялся выгонять беса из одержимого, и тот закричал:
   - Авва Зинон, неужто ты думаешь, что я выхожу из-за тебя? Это авва Лонгин там молится сейчас, чтобы изгнать меня. Я так боюсь его молитвы, что выхожу. А на тебя я бы и внимания не обратил.
   9. Женщина, заболевшая раком груди, услышала об авве Лонгине и стала искать случая, чтобы увидеть его. А жил он в девяти милях от Александрии. Так случилось, что, когда она разыскивала его, авва как раз собирал хворост у взморья. Больная увидела старца.
   - Авва, не знаешь ли, где живет раб Божий авва Лонгин? - спросила она, не догадываясь, что перед ней сам старец.
   - И зачем тебе этот мошенник? Не ходи к нему - он преступник, и зачем он тебе?
   Женщина сказала ему о своей беде. Старец перекрестил больное место и отпустил ее с такими словами:
   - Иди спокойно - Бог исцелит тебя. А от Лонгина не будет никакой пользы.
   Женщина пошла домой, поверив старцу, и по дороге внезапно исцелилась. Потом, когда она рассказала людям, как было дело, и назвала приметы старца, то узнала, что это и был сам авва Лонгин.
   10. Однажды в Скит пришел бесноватый. Братья стали молиться о нем в церкви, но бес оказался слишком силен и не выходил. Клирики сказали:
   - Что тут поделаешь? Никто не может изгнать его – только авва Виссарион. Но если мы попросим авву, то по своему смирению он не пойдет в храм. Давайте поступим так. Рано утром авва придет в храм. А мы еще раньше посадим на его место болящего, который в это время будет спать. Когда старец войдет, встанем на молитву и скажем ему: «Разбуди брата»
   Так они и сделали. Когда старец пришел утром, они встали на молитву и сказали ему:
   - Разбуди брата, авва.
   Старец сказал спящему:
   - Ну-ка, давай уходи.
   И бес тотчас оставил одержимого, и человек исцелился навсегда.
   11. Мирянин вместе с сыном пошел к авве Сисою на гору аввы Антония. По дороге его сын умер. Но мирянин не отчаялся, принес его к старцу, с непоколебимой верой пал с сыном на руках ему в ноги, чтобы получить благословение. Затем отец положил ребенка к ногам старца, встал и вышел из кельи.
   Старец, думая, что ребенок совершает земной поклон, сказал ему:
   - Встань и иди, - он не знал, что тот умер. Вдруг ребенок встал и вышел.
   Отец, увидев это, изумился. Войдя в келью, он совершил поклон перед старцем и сказал, что произошло с мальчиком. Когда старец услышал это, разволновался - он не ожидал этого, тогда ученик чудотворца попросил отца ребенка никому об этом не рассказывать до смерти старца.
   12. Брат спросил старца:
   - Почему некоторые видят откровения и созерцают ангелов?
   - Чадо, блажен, кто постоянно созерцает свои грехи, потому что всегда в трезвом уме.
   13. Брат сказал:
   - Отче, несколько дней назад я видел, как один монах изгнал беса из другого.
   На это старец ответил:
   - Мне не хотелось бы изгонять бесов и исцелять страсти, я только хочу и молю Бога, чтобы не вошел в меня бес. Вот поэтому очищаюсь от нечистых помыслов и в этом я велик. Если кто очищает свое сердце от нечистых помыслов и неленостно совершает свое служение, то удостоится пребывать вместе с отцами-чудотворцами небесного Царствия.
   14. Некий брат отрекся от мира вместе со своим родным отцом, и они стали жить в одном монастыре. Через некоторое время брат услышал, что его отец исцелил одержимого бесом. Он пошел и сказал об этом великому старцу, что он весьма расстроен этим:
   - Авва, мой отец преуспел и беса из брата изгнал, а я живу в небрежении и не преуспеваю.
   Старец на это ответил:
   - Право, чадо, преуспевание не в том, чтобы изгонять бесов или исцелять больных. Ибо это делает не человек, а Божия сила и вера немощного. И многие, не понимая этого, из-за совершенных ими исцелений впали в гордыню и погибли. А я говорю: если человек придет к истинному смирению, то большего успеха не нужно и желать, ибо человек не лишится его. Однажды смиривший свою душу долу, не может пасть, потому что он уже ниже всех на земле. А признак этого — радость, когда тебя бесчестят.
   15. Как говорил авва Питирион, ученик аввы Антония, кто хочет изгонять бесов, должен прежде этого покорить свои собственные страсти. Кто становится выше страстей, тот изгоняет бесов. За каждой страстью: гневом, похотью или скорбью - следует родственный ей бес, ей угождающий. Поэтому кто ставит преграду страсти, тот изгоняет беса, который следует за этой страстью.
   16. Один анахорет прожил во внутренней пустыне около тридцати лет, питаясь только плодами малоа, и как-то сказал сам себе, что напрасно погубил столько лет своей жизни. «Я провел тут много лет, не ел ничего, кроме этого злосчастного малоа, не было у меня ни одного видения и ни одного чуда, какие творили тут монахи до меня. Брошу-ка я все это и пойду в мир».
   Когда он так думал, ему явился ангел Господень и спросил:
   - От чего у тебя такие сомнения?
   И монах поведал ему все, что изложено выше. Тогда ангел спросил:
   - А какое чудо хотел бы ты сотворить, которое было бы выше стойкости и мужества, которые даровал тебе Бог? Кто укрепил тебя столько лет стойко провести на этом месте, питаясь только плодами малоа? Так что терпи и умоляй Бога даровать тебе смирение.
   Так воодушевленный ангелом, анахорет остался в пустыне и стойко продержался в ней до скончания своих дней.

    Оглавление   
Глава 36: О том, что любовь выше всех добродетелей; и кто удостоился любви от Бога, тот заботится о пользе и спокойствии ближнего больше, чем о себе


   1. Из Палладия

   Египтянин по имени Серапион, по прозвищу Сидоний, потому что надевал на себя один только синдон (тонкая бумажная или льняная ткань и все, что сделано из нее: платье, простыня, покрывало), своими подвигами достиг высшей ступени добродетелей. Он превзошел всех в нестяжательстве. Серапиону даже в келье не сиделось спокойно. Отказавшись от житейской суеты, он не обзавелся и никаким имуществом, жил, переходя с места на место, ел, что попадется и то не каждый день. Так протекала его жизнь, и не было у него ничего, кроме синдона, прикрывавшего бренное тело.
   При посредничестве одного известного подвижника, Серапион продал себя в каком-то городе одному язычнику актеру за двадцать номизм. Получив деньги, он спрятал их. Новообращенный раб во всем служил актеру и его жене и брал на себя все заботы по дому, трудясь со всем усердием и аккуратностью, ничего не требуя, кроме хлеба и воды. Он частенько обрекал свои уста на молчание, прилежно изучая божественное Писание.
   Так Серапион провел в услужении немало времени, и день за днем они вели беседы о христианстве. Так сначала он привел к вере актера, потом его жену, а там и весь его дом. Когда они крестились, то перестали выступать на зрелищах и потянулись к боголюбивой жизни. Новообращенные хвалили своего наставника и говорили:
   - Мы даем тебе свободу, потому что ты освободил нас от самого позорного рабства.
   Тут он признался им:
   - Так как вы по милости моего Бога и при вашем желании через меня спасли свои души, то открою вам тайну. Я египтянин, был свободным подвижником. Увидев, в каком глубоком заблуждении вы живете, сжалился над вами и решил продать себя вам, чтобы вы, освободившись от своих ужасных грехов, спаслись. Бог сотворил то, что Он хотел. А я отправляюсь в путь дальше, чтобы помогать другим людям.
   С этими словами он вернул им золото (которое они заплатили за него). Но они отказались взять деньги и попросили его раздать бедным то, что стало залогом их спасения. Но подвижник сказал:
   - Раздайте сами, потому что золото ваше, а мне не пристало раздавать чужие деньги.
   Тогда они взяли золото, а его стали просить остаться с ними, обещав, что впредь станут любить его, как отца и владыку их душ.
   Они долго уговаривали Серапиона, но так и не уговорили. Наконец, они попросили его навещать их хотя бы раз в год. Блаженный старец охотно согласился. Затем он отправился к лакедемонцам и там узнал, что кто-то из первых лиц города впал в манихейскую ересь и весь дом его, а на людях притворялся добродетельным и благоговейным. Тогда при посредничестве одного человека Серапион продал себя в рабство ему. Через два года он отвратил его и его семейство от ереси и воцерковил их. Попрощавшись с ними, подвижник отправился странствовать по вселенной, неся людям благо в меру своих сил.

   2. Из жития святого Иоанникия

   Иоанникий Великий, отправившись из Эфеса в Кантурию, встретил по дороге монахинь: мать и дочь. Дочь по молодости лет страдала от мучивших ее дурных помыслов, а мать своими увещеваниями старалась всячески умирить разжжение ее плоти.
   При встрече, почувствовав душой, как страдает девушка, он подозвал ее и сказал, чтобы она положила ему руку на шею. Когда она прикоснулась к нему, он стал молиться, чтобы девица освободилась от досаждающего ей зла, которое перешло бы на него, и она избавилась от плотской брани и вернулась к монахиням, с которыми жила прежде. А в святом поднялась ужасающая брань.
   Как только он понял, что гнусные помыслы толкают его к злым поступкам, то в первой попавшейся пещере отыскал большого змея и отдал себя на съедение ему, а если б и не съел, то хотя бы коснулся его. Он думал - лучше умереть, чем погубить благородную душу похотью.
   Отдав себя во власть ползучей твари, старец тотчас освободился от змеиного семени - лукавых помыслов. С тех пор, какое бы плотское желание ни досаждало ему, он тотчас лишался сил и тем самым отталкивал мысленного змия. Так подвижнику была дарована стойкость против всякой твари, видимой и невидимой.

   3. Из жития святого Евфимия

   Когда божественный Евфимий был на пороге смерти, он позвал учеников и сказал:
   - Отцы и братья, мои возлюбленные о Господе чада! Я отхожу последним путем моих отцов, и ваш долг - доказать свою любовь ко мне соблюдением заповедей. Ибо истинная любовь прежде всего - узы, связывающие добродетели в их совершенстве. Как соль для пищи, так и любовь для добродетелей. Без любви нельзя достичь ни одной добродетели, и всякая добродетель надежно узнается по любви и смиренномудрию.
   2. Смиренномудрие возводит знающего меру человека к высоте свершений, а любовь объемлет крепко все эти свершения и не позволяет человеку упасть с этой высоты. Любовь выше всех добродетелей, как показывает пример Самого Владыки и нашего Создателя. По любви к нам Он смирил Себя и стал, как мы. Мы обязаны всегда исповедоваться Ему и петь ему славу. Сколь позволяют силы, будем заботиться о тех, кто попал в беду.
   3. Любовь - это печать души. Как сказал Господь наш, даруя заповедь ученикам: По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собой (Ин 13, 35). Кто эти «все»? Ясно, что речь идет не только о людях, но прежде всего о силах справа и слева, то есть об ангелах и бесах, обступающих человека в час смерти.
   4. Когда противники увидят, что душа возносится под покровом любви, то в страхе отступят от нее, и тогда возрадуются вместе с ней все святые силы. Будем совершать подвиг, возлюбленные, чтобы всеми нашими силами стяжать такую любовь. Да не завладеют нами враги!
   5. Если ты совершаешь рукоделие, а брат тебя позовет, сперва спроси, что он хочет, а, узнав, совершай это дело наравне с ним, а о своем забудь. Если за работу положена плата, раздели ее с братом, чтобы он не позавидовал тебе. А если дело небольшое, и один скажет другому: «Иди, делай свою работу, брат, а с этим я один справлюсь», то следует послушаться его. Кто слушается брата, тот велик в подвиге.
   6. Если ты пойдешь куда-нибудь, чтобы устроиться там, наметишь себе келью, построишь ее от начала до конца, станешь дать в ней, а потом оставишь свою постройку брату, а потом вскоре вернешься, то не выгоняй его. Лучше найди себе другую, чтобы не погрешить против Бога. Если брат сам уйдет, тогда ты будешь не виноват. А если ты оставил в келье свои вещи, а брат испортил их, ничего за них не спрашивай с него.
   7. Когда уходишь из кельи, смотри, не бери то, что нужно брату. Оставь все ради его нищеты, а Бог даст тебе все, что надо, куда бы ты ни отправился. Если ты живешь в одной келье с братом, а помысел внушает тебе быть умереннее в еде, скажи помыслу: «Этот немощный брат - мой владыка». Если же ты стремишься к большему воздержанию в еде, то построй себе отдельную маленькую келью и не доставляй огорчений немощному брату».

   4. Из Отечника

   Как-то старец пришел к авве Иоанну, который был скопцом от рождения, и авва Иоанн сказал ему:
   - Когда я жил в Скиту, главным для меня были дела души, а рукоделие - второстепенным. А для нынешних монахов дела души стали второстепенными, а второстепенные - основными.
   - Какое же это дело души, которое для нас теперь стало второстепенным? - спросил брат. - И какое второстепенное дело теперь считается основным?
   - Все, что делается по Божией заповеди, - это дело души, - ответил старец. - А работать и копить средства для самого себя следует считать делом второстепенным.
   - Разъясни мне это, - снова попросил брат.
   - Вот, ты услышал, - ответил старец, - что я заболел, и тебе нужно меня навестить. А ты говоришь про себя: «Но тогда я должен буду бросить мою работу и пойти к старцу? Нет, лучше сначала закончу свое дело, а потом пойду к нему. Потом у тебя находится еще какой-нибудь повод остаться и никуда не ходить. Или брат попросит тебя: «Не откажи помочь мне брат». А ты думаешь: «Что же это, мне нужно бросить свое дело и идти работать вместе с ним?» Но если ты не пойдешь помогать ему, то презришь заповедь Божию, которая и есть дело души, а делать будешь только вспомогательное дело, каким и является твое рукоделие.
   2. Сказал авва Антоний, что от ближнего - жизнь и смерть. Если обретаем брата, Бога обретаем. Если вводим брата в соблазн, то погрешаем против Христа.
   3. Сказал авва Иоанн Колов:
   - Невозможно построить дом сверху вниз, но только с основания до крыши.
   - Что означают твои слова? - спросили его.
   - Основание - это ближний, которого тебе надлежит приобрести прежде всего. В любви к ближнему заключаются все заповеди Христовы.
   4. Брат спросил старца:
   - Почему в наше время некоторые трудятся по всем правилам монашеской жизни, но не получают благодати древних отцов?
   - Тогда у них была любовь, - ответил старец, - и каждый увлекал за собой ближнего в высоту. А сейчас любовь охладела, и каждый тянет своего ближнего вниз. Поэтому мы и не получаем благодати.
   5. Сказал авва Агафон: «Если бы я смог найти прокаженного и отдать ему свое тело и взять его, это было бы наслаждением для меня. Ибо в этом совершенная любовь».
   6. О нем же рассказывали, что однажды он отправился продавать свои изделия в город и увидел на площади больного чужестранца, не знавшего, к кому бы обратиться за помощью. Старец пошел вместе с ним и остался в комнате, которую тот снимал. И с продажи своего рукоделия он оплачивал комнату, а оставшиеся деньги тратил на нужды больного. И так он оставался с ним четыре месяца, пока больной не выздоровел. Только после этого спокойно вернулся в свою келью.
   7. Как-то авва Агафон пошел в город, чтобы продать свои изделия, и увидел прокаженного, лежавшего у дороги. Тот спросил его:
   - Куда ты идешь?
   - В город, продавать рукоделья, - ответил старец.
   - Сотвори любовь, возьми меня с собой, - попросил больной.
   Авва поднял его и взял с собой в город. Прокаженный сказал:
   - Положи меня там, где ты будешь продавать свои изделия.
   Авва так и сделал. И когда он продал первое изделие, больной спросил:
   - За сколько продал?
   - За столько-то.
   - Купи мне чего-нибудь вкусненького.
   Агафон купил. И второе изделие у него купили. Больной спросил:
   - А эту за сколько продал?
   Старец ответил, и прокаженный попросил:
   - Купи мне то-то и то-то.
   И авва купил. Когда он продал все изделия и хотел уже уходить, больной спросил:
   - Ты уже уходишь?
   -Да.
   Прокаженный сказал:
   - Сотвори любовь, отнеси меня туда, где нашел.
   Старец поднял его и отнес на прежнее место. Вдруг прокаленный произнес:
   - Благословен ты, Агафон, Господом на небе и на земле.
   Авва оглянулся кругом, но никого не увидел - то был ангел Господень, который испытывал его.
   Еще рассказывали о нем, что где бы он ни был, всюду спешил всем услужить. Если он садился в лодку, то первый брался за весла. И если приходил к нему брат, то после молитвы сразу начинал готовить еду, ибо его переполняла любовь к Богу.
   8. В Келлиях был старец по имени Аполлос. Если его звали на работу, он с радостью шел, приговаривая: «Со Христом сегодня поработаю для души».
   9. Авва Феодор из Энатонского монастыря рассказывал: «В молодости я жил в пустыне. Как-то я пошел в пекарню, чтобы испечь два хлеба для себя, и там увидел брата, который готовил тесто, но ему некому было помочь. Я забыл о своем деле и помог ему.
   Когда хлеб был готов, пришел еще один брат, и ему я тоже помог испечь хлеб. Тут пришел третий, и я поступил так же. Итак, кто бы ни приходил, я всем помогал и испек шесть хлебов. И только потом, когда никого не было, я испек два хлеба и для себя».
   10. Сказал авва Антоний: «Я никогда не предпочитал собственную выгоду пользе брата».
   11. Авва Петр рассказывал, что однажды авва Макарий пришел к анахорету и увидел: старец болен. Он спросил, что принести ему поесть, так как у него не было помощников. Анахорет попросил сладостей. Авва Макарий не поленился сходить в Александрию и принести ослабевшему брату то, чего ему хотелось. И удивительное дело, авва Макарий об этом никогда никому не рассказывал.
   12. Авва Иосиф рассказывал об авве Агафоне, что у него был нож, которым он резал лозу. Но когда к нему пришел брат и похвалил нож, старец не отпустил гостя, пока тот не взял нож в подарок.
   13. Говорят, авва Пимен жил в Скиту вместе с двумя родными братьями. И младший часто причинял всем неприятности.
   Авва сказал другому брату:
   - Этот малый совсем нас извел. Давай уйдем отсюда.
   И они ушли, оставив брата одного. Когда младший понял, что они больше не вернутся, и увидел, что они уже далеко, с воплями побежал за ними.
   Авва Пимен сказал:
   - Подождем его, ведь он, наверное, устал.
   Брат догнал их, покаялся перед ними и сказал:
   - Как же вы ушли и бросили меня одного?
   - От тебя одно горе, - сказал старец, - поэтому мы ушли.
   - Простите меня, я пойду с вами, куда угодно.
   Старец, увидев его незлобивость, сказал:
   - Возвращаемся, брат, ведь он поступал так не по своей воле - его заставлял дьявол, - и они вернулись на прежнее место.
   14. Однажды сарацины напали на авву Сисоя и его брата и ограбили их, забрав у них все, даже одежду. Монахи пошли в пустыню, чтобы найти чего-нибудь съедобное. Старец увидел (засохший) верблюжий навоз. Старец разломал его - в нем оказались зерна овса. Одно зерно он съедал, а другое откладывал.
   Брат увидел, что он что-то жует, спросил с обидой:
   - Разве любовь в том, что ты нашел что-то и ешь один, а про меня забыл?
   - Я не обидел тебя, брат. Твоя доля у меня в руке, - и разжал кулак с зернами.
   15. Говорят, авву Пафнутия было невозможно уговорить выпить вина. Однажды он шел по дороге и наткнулся на шайку разбойников, которые пили вино. Атаман был знаком с аввой и знал, что тот не пьет вина. Но увидев, что старец очень устал, атаман наполнил чашу вином, взял в руку меч и грозно сказал:
   - Если не выпьешь - убью.
   Старец, зная, что должно исполнить Божью заповедь и спасти ближнего, взял чашу и выпил. Атаман тут же покаялся перед ним, сказав:
   - Прости меня, авва, что оскорбил тебя.
   - Верую Богу, - сказал старец, - что благодаря этой чаще Он проявит на тебе Свою милость и в этом веке и в будущем
   - Верую Богу (и обещаю), что отныне не буду злодействовать.
   Так старец, отвергнув свою волю ради Господа, сделал всю шайку своими братьями.
   16. У одного высокопоставленного аристократа, молодого, привлекательной наружности, был замечательный друг. А у этого друга была молодая жена. Друг часто приглашал аристократа к себе в дом и вместе с женой угощали его. И женщина, сама не понимая причину, стала думать о нем, мысли о госте настолько завладели ею, что она начала сохнуть и слегла в постель.
   Муж пригласил врачей. Осмотрев ее, они сказали, что физически она совершенно здорова, тут что-то душевное. Муж принялся подробно расспрашивать ее, чтобы всеми способами найти причину ее недуга, и с трудом убедил ее сказать правду.
   - Видишь ли, господин мой, - сказала она, - ты по любви ко мне или по своей простоте приводишь в дом молодых людей, а я женщина и влюбилась в твоего друга.
   После этих слов муж успокоился. Через несколько дней аристократ, как обычно, зашел к ним, и муж рассказал ему о жене. Услышав это, аристократ заверил его, что у него и в мыслях ничего о ней не было и весьма скорбит по этому поводу.
   - Не печалься, друг мой, - сказал он, - Бог поможет.
   Аристократ пошел, обрил голову и изуродовал лицо так, что утратил всю свою красоту, и стал похожим на больного проказой. Потом зашел к ним, показал свою голову и сказал:
   - Посмотрите, как поступил со мной Господь.
   Она, увидев, что из прекрасного он стал безобразным, изумилась. А Бог, видя его поступок, и ее избавил от душевных мук и от прежних помыслов. Аристократ попрощался с ними и ушел и больше никогда не приходил в их дом.
   17. Как-то старец заболел в Скиту, и захотелось ему свежеиспеченного хлеба. Об этом услышал один подвижник. Он взял плащ, сухари и отправился в Египет. Там он поменял сухари на свежий хлеб и принес старцу. Когда монахи увидели горячий хлеб, удивились.
   Больной даже не стал его есть, сказав, что для него это все равно, что питаться кровью брата. Но старцы убедили его, сказав: «Ешь ради Господа, чтобы жертва брата не оказалась напрасной». Только после этих слов старец взял этот хлеб.
   18. Подвижник встретил одержимого, который не мог поститься. И от любви к Богу, которая, как сказано в Писании, никто не ищи своего, но каждый пользы другого (1 Кор 10, 24), подвижник потребовал, чтобы бес вышел из этого человека и вошел в него. И Бог услышал его мольбу. А монах, в которого переселился бес, решил еще строже и настойчивее быть в посте, молитве и подвиге. И самое великое дело, благодаря его любви к ближнему Бог уже через несколько дней освободил подвижника от лукавого.
   19. Был один монах, а немного ниже, в десяти милях от него, жил другой. И сказал ему помысел: «Пригласи своего брата, чтобы он пришел и взял у тебя хлеба». А затем подумал: «Чего я из-за хлеба буду заставлять моего брата идти десять миль. Лучше сам отнесу ему половину хлеба». И взяв хлеб, он направился в келью старца.
   Но дорогой брат споткнулся о камень и разбил палец на ноге, из которого сильно пошла кровь. От резкой боли он закричал, и к нему спустился ангел небесный и спросил:
   - Почему ты плачешь?
   - Я разбил палец, - ответил он, - очень больно.
   - И из-за этого ты плачешь? Не плачь. Ибо все твои шаги, которые ты делаешь ради Господа, будут засчитаны, и станут твоей наградой пред лицом Господа. Знай, что я соберу потерянную тобой кровь и отнесу к Господу.
   Монах поблагодарил ангела и пошел к брату. Отдав ему половину хлеба, он рассказал о Божьем человеколюбии и вернулся к себе.
   На следующий день он взял другую половину хлеба и направился к другому монаху. Но тот проявил такое же рвение и пошел к этому же брату. Они встретились на пути, и монах, который первый сотворил благо, спросил:
   - У меня было сокровище, и ты собрался его похитить?
   - Разве где-нибудь написано, что тесный путь выдержит только тебя? Позволь и мне пойти вместе с тобой
   Во время разговора внезапно явился им ангел Господень и сказал:
   - Ваш спор, как благоуханное дуновение, вознесся к Богу.

    Оглавление   
Глава 37: О том, что за ближнего следует полагать свою душу


   1. Из святого Палладия

   В книге Ипполита, заставшего еще апостолов, я нашел (поучительный) рассказ. В Коринфе жила одна девушка, благородная, прекрасная и добродетельной жизни. В годы гонений на нее донесли судье, который был идолопоклонником, что она якобы хулит императоров и идолов. К тому же доносчики рассказали о ее красоте, зная, что безбожный судья помешан на женском поле, и ему будет приятно об этом знать.
   Когда девушку привели к мерзостному палачу, от ее красоты в нем разгорелась неудержимая страсть. Он пустился на всякие хитрости, но ничего не добился. Тогда он подверг неприступную девушку истязаниям. Но ничто не могло заставить ее отказаться от исповедания Христа. Взбешенный судья отправил ее в блудилище, повелев хозяину приносить ему за нее тридцать монет ежедневно.
   Подлый развратник, продав ее за поденную плату на постыдное занятие, принялся рассказывать о ней всем, чтобы как можно больше людей пожелало получить беднягу за деньги. Но она говорила приходившим к ней развратникам, что у нее язва в тайном месте, которая сильно смердит, и она опасается, что ее возненавидят, если будут иметь с ней дело Девушка просила дать ей несколько дней, а потом все могут делать с ней все, что хотят, даром.
   После таких убедительных доводов от нее отставали. Тогда она обратила свои молитвы к Богу и долго с горькими слезами просила Его избавить ее от искушения. Сердцеведец Бог ведал, что она всей душой хранит чистоту, и пробудил любовь к ней у прекрасного юноши, который полюбил ее всей душой. Господь удостоил его божественным рвением, что смельчак был готов отдать за нее все, даже свою жизнь.
   Он явился в блудилище под видом развратника поздно вечером и заплатил хозяину за нее пять монет со словами:
   - Дай мне эту девицу на всю ночь, - заперся с ней в укромном месте и сказал, - Я спасу тебя.
   Он принес ей свою рубашку, плащ и исподнее. Мужская одежда преобразила ее до неузнаваемости.
   - Теперь, - сказал он, - прикрой лицо краем одежды и выходи.
   Она, перекрестившись, так и сделала. Девушка вышла из дома, и никто не остановил ее. Она была спасена.
   Наутро все узнали, что произошло. Юношу привели к безжалостному судье, и тот отдал его на съедение зверям. Так смельчак приял мученический венец, потому что совершил подвиг, чтобы спасти душу свою и блаженной и приснопоминаемой девы.
   2. Во времена нашествия неистовых вандалов многие местности в Италии были опустошены. Вся Калабрия стала полностью необитаемой. Жители в большинстве были взяты в плен и отправлены в Африку. Епископ города Нолы Павлин раздавал пленным и нищим все, что ему удавалось достать как предстоятелю церкви.
   Когда он раздал все имущество, которое у него оказалось, без остатка, к нему пришла вдова и сказала, что ее сын захвачен в плен зятем короля вандалов, и она просит человека Божия об одной милости: по воле Господа внести выкуп за освобождение сына.
   Почтеннейший епископ со всем старанием и охотой стал искать средства. Но никто ему ничего не давал даже в долг. Вернувшись ни с чем, он ответил вдове:
   - Жено, мне нечего тебе дать. Я отдаю себя в твою власть как раб, чтобы ты встретилась со своим драгоценным сыном, а я, вместо него, могу быть в рабстве.
   Когда женщина услышала такие слова из уст святого мужа, то сочла их насмешкой, а она не получила даже сострадания. Но этот ученый и острый умом муж, увидев ее растерянность, заверил убитую горем мать, что все сказанное им - правда, и пусть она не боится продать его в рабство, чтобы вызволить сына.
   Они вдвоем отправились в Африку. Когда зять короля проезжал мимо, женщина подошла к нему и стала умолять его о встрече с любимым сыном. Но варвар, ослепленный высокомерием, не то чтобы выполнить просьбу, но даже и слушать ее не хотел.
   Вдова подошла к нему ближе и сказала:
   - За своего сына я отдаю тебе вот этого человека. Только окажи мне милость, отпусти моего единственного сына.
   Тогда варвар, взглянув с улыбкой на стоящего рядом Павлина, спросил, какому ремеслу тот обучен. Человек Божий ответил:
   - Ремесла не знаю, но умею хорошо ухаживать за садом.
   Услышав это, варвар сразу взял себе Павлина, а женщине вернул сына. Обретя друг друга, мать и сын сразу отправились домой, прочь подальше от Африки. А Павлин получил работу - ухаживать за садом.
   Его хозяин нередко приходил в сад, потому что ему нравилось разговаривать с новым садовником о различных предметах. Он понял, что его раб - человек мудрый. Поэтому, забыв обо всех своих давних друзьях, он стал часто с ним встречаться, получая незабываемое наслаждение от его речей. Павлин готовил каждый день своему господину трапезу, собирая кодимент и прочие благоуханные травы и запекая их в тесте но и не забывал о работе в саду.
   Так продолжалось весьма долго. И вот как-то во время разговора Павлин сказал:
   - Подумай о том, что ты будешь делать, ибо к тебе перейдут полномочия твоего государя. Ведь в ближайшие дни король непременно умрет.
   Королевский зять, услышав это, очень разволновался, потому что любил тестя больше всех на свете. Он не мог не сказать об этом королю. Тот потребовал позвать раба. Зять сказал:
   - Это он каждый день готовит мне завтрак в саду. Я принесу то, что он готовит, чтобы ты узнал, кто тебе это говорит.
   Когда король сел обедать, Павлин принес собранный им кодимент и другие травы. Когда епископ вошел, король увидев его, вдруг задрожал. Подозвав зятя, он сказал:
   - Ты открыл мне тайну. Теперь спроси, правда ли то, что ты слышал. Прошлой ночью я видел во сне князей, собравшихся за столом, чтобы меня судить. Среди них я видел и его, и он взял мой бич, которым я вершил суд. Спроси его, кто он такой. Я не могу поверить, что человек в столь великом достоинстве может быть простым мирянином.
   Зять короля отвел Павлина в сторону и спросил:
   - Кто ты?
   Человек Божий ответил:
   - Я раб твой, которого ты взял в обмен на сына вдовы.
   Тот рассердился и стал заклинать его ответить правду:
   - Я спрашиваю, не кто ты теперь, а кем ты был в своей стране?
   Человек Божий вздохнул и из уважения к произнесенному заклятию и не смея противиться, признался, что он епископ.
   Когда хозяин это услышал, то весьма испугался. Смиренномудро он поклонился ему со словами:
   - Проси у меня, чего пожелаешь, чтобы вернуться к себе на родину с великими дарами.
   - Если ты и вправду хочешь сделать для меня благое дело, то прошу об одном - отпусти всех пленников из моего города.
   После этого сразу начались поиски пленников из Нолы.
   Королевские люди прошли через всю Африку, погрузили жителей Нолы на корабли, выдав им пропитание на дорогу, только бы уважить просьбу достопочтенного Павлина, и, наконец, попрощались с ним самим и его согражданами. Вскоре король вандалов умер, выронив из рук бич, как и предсказал Павлин.
   3. Однажды лангобарды схватили одного дьякона и посадили его в темницу, собираясь казнить в ближайшее же время. Когда день уже клонился к вечеру, Санктул, человек Божий, живший среди лангобардов, стал их умолять, чтобы они смилостивились над дьяконом, но они не послушали его.
   Благоговейнейший муж понял, что диакону уже не избежать смерти. Тогда он попросил их выдать дьякона ему на поруки. Они сказали в ответ:
   - Мы можем отдать его тебе, но с одним условием: если он убежит, в тот же час ты будешь казнен.
   Почтенный муж охотно согласился с таким условием и взял дьякона под свою ответственность.
   В полночь, когда все лангобарды спали, погрузившись в глубокий сон, Санктул разбудил дьякона и сказал:
   - Скорей вставай и беги. Освобождает тебя всемогущий Бог.
   Дьякон, вспомнив о его обещании, сказал:
   - Никак не могу бежать, отче. Если убегу, тебя казнят за меня.
   Но Санктул продолжал его уговаривать:
   - Вставай и иди, всемогущий Бог освобождает тебя. А я в руке Его. Он властен над моей жизнью. Произойдет то, что Он попустит.
   Тогда дьякон выполнил повеленное ему, а Санктул лег спать, притворившись обманутым.
   Когда рассвело, пришли к нему лангобарды и спросили, где тот, кого он взял на поруки. Благоговейнейший Санктул сказал:
   - Дьякон, видимо, решил бежать.
   - Ты хорошо знаешь, что тебе за это полагается.
   Раб Божий мужественно ответил:
   - Да, знаю
   - Ты хороший человек, - сказали они, - поэтому мы не будем убивать тебя, подвергая множеству мучительных пыток. Ты получаешь право сам выбрать вид казни.
   На это Божий человек ответил:
   - Я в руках Божиих. Какой смертью Он попустит мне умереть, такой меня и убивайте.
   Варвары посовещались и решили отсечь ему голову.
   Жившие в тех краях лангобарды узнали, что Санктул, которого они премного почитали за его святость, приговорен к казни. Будучи людьми грубыми, они восприняли это как должное, и все собрались на казнь, как на праздник. Столпившись на площади, они стали ожидать исполнения приговора. Санктула вывели, и стали выбирать из толпы мужа, который превосходил бы других телесной мощью, чтобы он уж точно мог отсечь голову одним ударом.
   Санктул стал просить, чтобы ему дали хотя бы немного времени для молитвы. Получив такое право, он пал ниц на землю и стал молиться. Молился он долго, и избранный палач подошел и стал толкать его ногой:
   - Поднимайся, вставай на колени и подставляй шею.
   Санктул сделал, как было велено. Головорез обнажил меч, размахнулся изо всех сил, чтобы нанести удар, но его рука застыла в воздухе, и он замер в таком положении.
   Собравшиеся лангобарды были совершенно ошеломлены и сразу обратились с молитвой к Богу. Они окружили святого и попросили его встать, помолиться и исцелить палача. Санктул встал и сказал:
   - Я не стану молиться за него, пока не поклянется мне, что больше никогда не будет своей рукой убивать христиан.
   Палач, подавленный мучительным ожиданием, поклялся, что никогда впредь не казнит ни одного христианина. Тогда святой велел ему опустить руку - она у него сразу ожила, и палач вернул меч в ножны.
   Увидев это, лангобарды убедились в святости Санктула и стали предлагать ему в дар овец и коров и захваченные ими трофеи. Но человек Божий ничего не принял, но попросил о других дарах:
   - Если вы хотите сделать мне добро, то подарите всех ваших пленников, и тогда я буду за вас молиться.
   Они согласились и отпустили вместе с ним всех пленников. Так исполнился вышний промысел - Санктул, предав на смерть себя одного, избавил от смерти многих.
   4. Когда блаженный Савва был еще молод и жил в монастыре, называемом Флавианы, тамошний пекарь попал под дождь и вымок до нитки. А была зима, солнце на небе не показывалось, и одежду нельзя было повесить посушить, и поэтому он положил ее сушиться в печь. Потом он занялся другими хлопотами, а про одежду в печи забыл. Но тут как раз настало время печь хлеб. Пришел Савва с монахами. Они замесили тесто, растопили печь, а пекарь и не вспомнил про одежду.
   Только когда пламя разгорелось, он понял, что горит его одежда. Но к печи уже нельзя было подойти близко, так бушевало в ней пламя. По малодушию сердце его охватило глубокое горе.
   Савва не мог спокойно смотреть на горевавшего брата. Вся душа его загорелась состраданием к бедняге, с не меньшей силой, чем огонь в печи. Он не подумал о своем собственном теле, ни о бушующем пламени, перекрестился и полез прямо в печь - огонь в ней тотчас погас, и Савва вынес одежду, оставшись совершенно невредимым. Жар в топке замер перед ним, как некогда перед отроками, на этот раз уступив скорее не перед благочестием, а перед братолюбием.

    Оглавление   
Глава 38: О том, что стяжавший любовь и смирение о Господе никогда не огорчает ближнего, но всячески ему угождает и улаживает его дела как свои собственные


   1. Из Отечника

   Сказал авва Агафон, что он не просто подавал милостыню, но всегда заботился о том, чтобы милостыня дошла до того, кому он подает. Он считал, что выгода брата для него самая большая прибыль.
   2. В Келлиях жили два брата. Один из них, уже престарелый, сказал молодому:
   - Будем жить в одной келье, брат.
   - Я грешник, - ответил молодой, - и не смею пребывать вместе с тобой, авва.
   - Почему нет, разве есть препятствия? - спросил старец, который был чист душою и не хотел слышать, что в монахе могут возникнуть блудные помыслы.
   Брат попросил:
   - Дай мне неделю, а после мы решим.
   Через неделю старец снова пришел к нему, а молодой, желая испытать его, сказал:
   - Авва, я впал на этой неделе в великое искушение. Я пошел в селение по монастырским обязанностям и пал с одной женщиной.
   - Для этого есть покаяние, - сказал старец.
   - Разве?
   - Я возьму на себя половину греха, - сказал старец.
   - Теперь, - сказал молодой, - мы можем жить в одной келье.
   И так они пожили вместе до самой кончины.
   3. Три брата как-то пошли на жатву. Они взялись убрать урожай на шестидесяти участках. Но один брат в первый же день заболел и вернулся к себе в келью. И сказал один брат другому:
   - Видишь, наш брат заболел. Ты понемногу понуждай свой помысел, и я понемногу буду понуждать свой - и так верю, что по молитвам нашего болеющего брата мы справимся и с его частью.
   Завершив труды, они решили пойти за платой и позвали с собою больного:
   - Приходи, брат, получи свою долю.
   - Разве мне положена доля, - удивился тот, - если я не участвовал в жатве?
   - Жатву мы закончили благодаря твоим молитвам, - ответили они, - поэтому приходи и забирай свою долю.
   Они долго спорили, ибо больной отказывался брать плату, а те не уступали ему и требовали, чтобы он ее взял. В конце концов, они пошли к великому старцу, чтобы он их рассудил.
   - Отче, - обратился к нему больной, - мы втроем пошли на жатву. Но в поле я в первый же день заболел, сидел в келье и ни одного дня не работал. А теперь братья понуждают меня, чтобы я пошел и получил плату за то, что ничего не делал.
   Тогда его братья сказали:
   - Отче, нам троим нужно было убрать урожай с шестидесяти участков. Если бы нас было трое, мы бы не смогли с этим справиться. Но по молитвам брата мы со всем быстро упрвились вдвоем. Поэтому и говорим ему: Получи свою долю, но он отказывается.
   Услышав это, старец удивился и сказал своему ученику.
   - Ударь в било, чтобы собралась вся братия.
   Когда все собрались, старец сказал:
   - Братья, послушайте сегодняшнюю тяжбу, - и рассказал как все было.
   Монахи рассудили, что брат должен получить свою плату и может делать с ней все, что хочет, но брат ушел, огорченный их решением до слез.
   4. Говорили старцы, что каждому следует стать родным человеком для ближнего своего и во всем ему сострадать: радоваться вместе с ним и плакать вместе с ним. Нужно так к нему относиться, как будто его тело - твое. Ведь в Писании сказано: Мы... составляем одно тело во Христе (Рим 12, 5). И еще: У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа (Деян 4, 32).
   5. Старец узнал, что его сосед по келье пал со служанкой, которая приносила ему все необходимое, но не стал обличать, а молча плакать и больше молиться за него, попросив и его самого за него помолиться. Он сказал ему, что много согрешил и хочет одного: освободиться от грехов до своей кончины. Согрешивший удивился и стал молиться и каяться вместе с ним. Потом не согрешивший старец был призван Богом и в час смерти открыл соседу, что не грешил.
   6. Рассказывал старец: «Мы слышали о согласии неких четырех святых пресвитеров, которые подали друг другу руку, поклявшись, что они проживут единой душой и одно время в веке сем и вместе же окажутся на небесах, веруя обещанию Владыки: Если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного (Мф 18,19).
   Трое из этих ревнителей подвига жили в безмолвии в пустыне, а четвертый служил им, снабжая их всем необходимым. Потом двое почили во Христе и, уйдя из этой жизни, попали в место покоя, а на земле остались двое: исихаст и послушник. По козням лукавого беса послушник впал в блуд. И одному прозорливому старцу было открыто, что двое почивших просили, чтобы Бог отдал послушника на растерзание льву или другому дикому зверю, чтобы он, омыв грех своею кровью, попал туда же, где они пребывают и чтобы их союз не нарушился.
   И вот послушник, как обычно, пошел на свое дело и когда направился к исихасту, ему на дороге встретился лев, приготовившийся растерзать его. Исихасту было открыто, что грозит послушнику. Он тотчас встал на молитву, умоляя Бога спасти брата. И тут же лев остановился. Между тем два старца, уже почившие, просили Бога: «Молим тебя, Владыко, попусти ему быть растерзанным, чтобы он был с нами в этом блаженстве, и не внемли, Святый, просящему за него на земле».
   А в это время старец в келье длительной молитвой изо всех сил со слезами умолял Бога помиловать брата и избавить от пасти льва. Бог услышал его вопль и сказал отцам сущим на небесах: «Справедливо будет послушать старца, живущего на земле. Ибо вы здесь в тишине, свободны от трудов и тягот жизни. А тот старец изможден телесным трудом и битвами с духами лукавства. Поэтому справедливо одарить его, а не вас».
   И лев тотчас оставил послушника. И когда счастливец вошел в келью, то увидел, что старец оплакивает его. Он рассказал святому все, что с ним случилось, и исповедал ему свой грех. Осознав, что Бог его пощадил, он покаялся и в скором времени достиг прежней меры. Они умерли в один день и упокоились во Христе. Одному прозорливому святому было открыто, что четверо пребывают в одном месте, согласно правдивым словам Господа нашего Иисуса Христа.
   7. Два брата отправились на рынок продавать свое рукоделие. Один из них только чуть отошел в сторонку от брата, как тут же впал в блуд. Когда же они вновь встретились, брат сказал:
   - Пойдем обратно в келью.
   - Не пойду, - ответил согрешивший.
   - Отчего же, брат?
   - Когда ты ушел, я впал в блуд.
   И тот, не желая потерять брата, сказал:
   - А у меня, когда я отошел от тебя, произошло то же самое. Пойдем, покаемся усердно, со многими трудами, и Бог простит нас.
   По возвращении они рассказали о своем грехопадении старцам, которые дали им заповеди покаяния. И один из них каялся ради другого, как если бы сам тоже согрешил. Бог, видя его труд, спустя несколько дней явил одному из старцев, что ради великой любви невиновного брата грех прощен и другому.
   8. Однажды брат пришел к старцу и сказал:
   - Мой брат изводит меня тем, что все время порывается уйти в мир.
   - Терпи, брат. Бог видит труд твоего терпения и остановит его. Брата не заставишь остаться, прибегнув к суровым мерам, ибо бес беса не изгоняет. Его остановит только доброе отношение. Ведь и Бог возвращает к Себе людей, даруя им утешение.
   И старец рассказал ему такую историю: «В Фиваиде жили два брата. Один, который вел войну с блудным искушением, сказал:
   - Уйду в мир.
   - А я тебя не отпущу, брат, - сказал другой, - не позволю, чтобы погибли твои труды и твоя девственность.
   Но тот и слушать не хотел.
   - Я не успокоюсь, если не уйду, - говорил он. - Или иди со мной и потом вернемся назад вместе, или оставь меня, и я буду жить в миру.
   В недоумении брат пошел и рассказал об этом великому старцу. Тот посоветовал:
   - Иди вместе с ним, и Бог ради твоих трудов не даст ему пасть.
   И братья направились к людям. А когда они пришли в село Бог, увидев труд любви к брату, избавил искушаемого от похотливой брани, и тот сразу сказал:
   - Давай лучше вернемся в пустыню, брат. Я так подумал про себя: ну, согрешу, а какая мне от этого польза?
   И они вместе вернулись, и никто из них не получил вреда.
   9. Авва Агафон сказал: «Я никогда не ложился спать, если держал что-либо против кого-нибудь и не допускал, сколько было в моих силах, чтобы кто-нибудь отходил ко сну, имея что-нибудь против меня».
   10. Авва Исаак говорил: «Я никогда не входил в келью с помыслом о брате, который бы беспокоил меня. И сам старался, чтобы и брат не вошел в келью, имея помысел обо мне».
   11. Как-то авва Иоанн вместе с братьями отправились в путь из Скита, а была ночь, и проводник их заблудился. Братья сказали авве Иоанну:
   - Что делать? Брат сбился с дороги. Так мы можем зайти далеко и погибнуть.
   Старец ответил:
   - Если я скажу ему, он огорчится и не будет знать, куда деться от стыда. Лучше поступим так. Я притворюсь, что мне плохо, и скажу, что не могу дальше идти и лучше мне посидеть здесь до рассвета.
   Так он и сделал. Братья сказали:
   - Мы дальше не пойдем и останемся с тобой.
   Так они просидели до утра и не ввели брата в соблазн.
   12. В Египте, это было еще до прихода братии аввы Пимена, жил старец. Он обладал даром ведения и был весьма почитаем. Когда пришел из Скита авва Пимен с братьями, то ученики оставили своего старца и перешли к авве Пимену, который этим был крайне огрочен.
   Он сказал братьям:
   - Что нам сделать для того великого старца, когда его ученики причиняют нам скорбь: они оставили его и пришли слушать нас, никчемных? Как нам выручить его?
   И он велел:
   - Приготовьте немного еды, возьмите мех с вином, мы пойдем к нему и отобедаем вместе. Тогда, наверняка, успокоим его.
   Они взяли еду и отправились в путь. Когда постучались в дверь кельи старца, им открыл ученик и спросил:
   - Кто вы?
   - Передай авве, - ответили они, - Пимен просит благословения у тебя.
   Когда ученик сказал об этом старцу.
   - Уходи, мне не до тебя, - ответил старец.
   Но они остались стоять на жаре и сказали:
   - Мы не уйдем, пока не удостоимся увидеть старца.
   Старец, заметив их смирение и терпение, умилился и впустил их. Они вошли и устроили трапезу вместе с ним. Во время трапезы старец сказал:
   - Хотя я не раз слышал о вас, но ваши дела воистину сказали о вас в сто раз больше.
   И с того дня стал их другом..
   13. Авва Пимен сказал: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин 15,13). Ибо если кто слышит оскорбления и может ответить ему тем же, но старается не отвечать; или если ближний наносит ему вред, а он терпит и не мстит обидчику; тот полагает свою душу за ближнего.
   14. Кто-то из старцев пришел к авве Лоту на малый луг в Арсеноите и попросил у него келью, и авва Лот дал. Старец был немощный, и авва сам ухаживал за ним. А когда кто-нибудь приходил к Лоту, то он просил гостей навестить и немощного. Старец же всем пересказывал мысли Оригена, чем весьма огорчал авву, ибо старцы могли подумать, что тут все мыслят так же, но и прогнать старца не мог, опасаясь нарушить заповедь.
   Тогда авва Лот встал и пошел к авве Арсению и поделился с ним своими мыслями. Авва Арсений посоветовал:
   - Прогонять не надо, но скажи: «Ешь, пей все, что от Бога получаешь, но речей таких не веди». Если он захочет, то исправится, а если откажется, попроси оставить это место, и на тебе не будет вины.
   Авва Лот вернулся к себе и поступил, как советовал авва Арсений. Старец выслушал его, но исправляться не захотел и стал просить:
   - Ради Господа, уведи меня отсюда, я не могу переносить жизнь в пустыне.
   Он ушел, и все проводили его с любовью.
   15. Один брат ухаживал за больным старцем. Как-то у старца лопнул нарыв и потек зловонный гной. Помысел сказал брату: «Уходи, ты не сможешь вынести эту вонь».
   Тогда он взял кувшин, налил в него воды, которой мыл больного, и ответил помыслу: «Если я захочу уйти, то буду пить эту воду». Помысел сказал: «Не уходи и не пей это зловоние». И брат продолжал усердно трудиться, ухаживая за больным. А Бог, видя усердие брата, исцелил старца.
   16. Братья в Скиту сидели и готовили волокна для веревок. Один из них, ослабевший от подвига, все время кашлял и сплевывал мокроту и нечаянно чихнул на брата. Тот по внушению помысла хотел сказать: «Не чихай на меня». Но он победил помысел и сказал про себя: «Если хочешь, чтобы я съел эту мокроту, тогда можешь сказать ему. Поэтому лучше не ешь и не говори ему ничего».
   17. Брат спросил авву Сисоя:
   - Если мы идем по дороге, а проводник заблудился, нужно ли говорить ему об этом?
   - Нет, - ответил старец.
   - Но тогда мы все вместе с ним заблудимся?
   - Я знаю братьев, которые ночью отправились в путь и проводник сбился с дороги. Их было двенадцать, и все знали что заблудились, но каждый боролся сам с собой, чтобы не сказать об этом. Когда рассвело, проводник понял, что он потерял дорогу, и сказал:
   - Простите меня - я сбился с пути.
   - Мы знали, но молчали, - ответили они.
   Когда он это услышал, удивился и сказал:
   - Братья, до самой смерти вам властвовать над собой и не преслушаться, - и прославил Бога.
   А ушли они в сторону от дороги на двенадцать миль.
   18. Старец сказал, что смиренномудрие сильнее всякого могущества. Как рассказывал кто-то из отцов, два епископа, жившие по соседству, как-то поссорились. Одни из них был богатым и могущественным, а другой смиренным. Могущественный искал, как можно повредить слабому. Тот когда услышал об этом, сказал клирикам, прекрасно понимая, что будет дальше:
   - Мы победим благодатью Божией.
   - Владыко, да кто же может победить его!
   - Потерпите, чада, - сказал епископ, - и увидите милость Божию.
   Он выждал некоторое время, и когда в епархии первого епископа праздновался день святых мучеников, он созвал клириков и сказал:
   - Следуйте за мной, и делайте то, что буду делать я, и мы победим его.
   - А что нужно будет делать? - спросили его.
   Смиренный пришел к могущественному и после молебна, а там собрался весь город, пал в ноги епископу вместе со всеми своими клириками и воскликнул:
   - Владыко, прости нас, рабов твоих.
   Тот изумился и тут же сам раскаялся, ибо Бог изменил его сердце - упал ему в ноги ему и сказал:
   - Ты владыка и отец.
   И с тех пор между ними воцарилась великая любовь.
   Потом смиренный епископ сказал своему клиру:
   - Не говорил ли я вам, чада, что мы победим Христовой благодатью? Так и вы, если враждуете с кем-нибудь, поступайте так же и победите благодатью Господа нашего Иисуса Христа.
   19. Старца спросили, что такое смирение.
   - Оно в том, - ответил он, - что если брат погрешит перед тобой, ты простишь ему раньше, чем он попросит у тебя извинения.
   20. Брат спросил другого старца:
   - Что такое смиренномудрие?
   - Смиренномудрие в том, - ответил он, - что ты делаешь благо тому, кто причиняет тебе зло.
   - А если, - спросил брат, - ты не достиг еще этой меры, как тогда поступать?
   - Нужно просто уйти молча, - был ответ.
   21. Один египетский старец всегда говорил: «Нет пути короче смирения».
   22. Авва Зинон вспомнил один рассказ, который он слышал от Блаженного Сергия, игумена Педиады: «Как-то я отправился в путь вместе со святым старцем и несколькими братьями, и мы заблудились - куда идти, неизвестно. Мы оказались среди хлебного поля и потоптали колосья. Случилось так, что в поле работал крестьянин, он разгневался и стал нас бранить:
   - Какие вы монахи! Разве вы боитесь Бога? Если бы страх Божий был у вас перед глазами, вы бы так не делали.
   Святой старец сразу же предупредил нас:
   - Ради Господа, ничего не говорите.
   Он стал успокаивать крестьянина со всею кротостью:
   - Твоя правда, чадо. Был бы у нас страх Божий, мы так не поступили бы. Но ради Господа, прости нас, - мы согрешили.
   Крестьянин был изумлен его незлобивостью и смирением. Он быстро подошел к нам, бросился в ноги старца и произнес:
   - Прости меня ради Господа и возьми с собой.
   В заключение блаженный Сергий добавил: вот что может сотворить с Божьей помощью кротость и добрая воля святого! Он спас душу, созданную по образу Божию, которая для Него дороже мириад миров со всем их достоянием.

   2. Из святого Ефрема

   Если возникнет спор между двумя братьями, победный венец достанется тому, кто первым извинится. Будет увенчан и второй, если не отложит извинения на потом, но со тщанием поспособствует делу примирения.

   3. Из святого Варсонофия

   Брат спросил старца:
   - Бывает, я прошу извинения в присутствии кого-нибудь и тогда слегка краснею, чувствуя в себе тщеславие. Следует ли мне стараться приносить извинения только наедине, чтобы одолеть тщеславие или сразу, как только необходимо?
   - Сразу, как только необходимо, - сказал старец.
   2. Брат спросил:
   - А должен ли я просить прощения у нижестоящих? Или я должен просто словом успокаивать их, а иначе понемногу начну тщеславиться тем, какой я смиренный?
   - Бывает, - ответил старец, - что великие и почтенные люди задолжали ничтожным и незаметным и отдают долг, но они же не тщеславятся, а просто поступают, как нужно поступать. Так и ты, задолжал ли низшему или высшему, кайся перед ним. И не будет в тебе тщеславия, если ты осознаешь это как должное. Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? (Мф 16, 26).

   4. Из аввы Исаии

   Будь внимателен к себе. Если помысел уязвляет тебя, внушая что брат обижен на тебя, не оставляй этот помысел в столоне. Приноси перед братом покаяние, открыто вырази сожаление, пока он тебя не простит. Смотри, не будь жестокосерден к брату, ибо всех нас сталкивает вражда.

   5. Из святого Диадоха

   Равнодействующая святого ведения немало заставляет нас огорчаться, когда от раздражения мы кого-то оскорбим и сделаем своим врагом. Она не перестанет уязвлять нашу совесть, пока после многих извинений мы не вернем прежнее расположение оскорбленного нами человека.
   Это высочайшее умиление, даже если кто-то из мирских людей неправедно на нас разгневается, заставит нас обратить внимание прежде всего на себя, все вспомнить и обо всем подумать. Ведь это мы стали преткновением для кого-то из говорящих мирское.
   От этого и ум наш стал беден на созерцание. А средоточие ведения, поскольку всецело принадлежит любви, не позволяет разуму расшириться для постижения божественных созерцаний, пока мы не примем с любовью даже того, кто понапрасну на нас гневается.
   А если он не захочет с нами мириться и может быть даже не захочет вообще нас слушать, то мы будем вынуждены представить себе особенности его личности с такой силой душевного воображения, как будто он перед нами. Тогда в глуби- Не сердца мы исполним закон любви. Нужно, говорили отцы, чтобы те, кто желают стяжать ведение Бога, прозревали в сво- ем разуме нераздраженным помыслом и лица тех, кому доста- вили ненужное раздражение.
   Когда такое произойдет, наш ум сможет не только беспрепятственно богословствовать и в этом продвигаться вперед, но и взойти к любви к Богу с великим дерзновением, то есть беспрепятственно перейти от вторичного к первичному.
   Согласно апостолу Иоанну, кто любит брата своего, тот любит Бога, а кто не любит брата своего, тот не любит Бога . Очевидно, кто огорчает брата своего, тот огорчает Бога, который сказал: Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф 25, 40). Поэтому угождающий брату своему угождает Богу.
   Вы знаете, возлюбленные братья, что когда мы не огорчаем ближнего, мы услуживаем Богу. Мы не даем никому предлога или повода обидеться на нас обидой ненапрасной или напрасной. А иначе наша молитва не будет принята, будет она что негодная овца.
   Скажем: когда один молится, а другой проклинает, услышит ли кого Господь? И еще: если один строит, а другой разрушает, будет ли толк? Зачем эти труды?

   6. Из святого Максима

   Тот настоящий друг, кто в скорбных и тяжелых обстоятельствах, искушениях и бедах, в час испытания берет на себя все страдания ближнего, будто они собственные, без страха и волнения.
   Верный друг - это надежный покров. Когда у друга все хорошо, он дает благие советы и от души помогает в любом деле. А когда другу плохо, он от всей души берет тяготы на себя и с состраданием выходит на битву.
   Только строгие хранители заповедей и настоящие сотаинники Божиих судеб не оставляют друзей, попавших в искушения по попущению Божию.
   Кто презирает заповеди и не посвящен в божественные судьбы, тот, когда другу хорошо, наслаждается вместе с ним. Но если выпадает другу искушение и злострадание, он оставляет его а, бывает, и переходит на сторону врага.

    Оглавление   
Глава 39: О том, что кто любит Божьей любовью, тот спешит сотворить благо ближнему, которого он даже не знает


   1. Из жития святого Николая

   Некий муж из преславного и богатого превратился в бесславного и бедного и не видел из этого совершенно никакого выхода, потому что лишился самых необходимых вещей. И увы, до чего только не доводит нищета! Своих дочерей (а их у него было три и довольно привлекательных) он вознамерился отдавать за деньги всем желающим ради похотливых целей и на заработанные таким путем средства покупать пропитание себе и детям. Трудно даже вообразить себе, что человек может решиться на такое, если только не от превеликой нужды и отчаяния.
   Однако Бог так управил, что слух о бедном отце семейства дошел до дивного Николая. И посмотрите, каким великим состраданием и благоразумием наделен был святой.
   Он даже в мыслях не допускал, чтобы пойти к несчастному отцу и хотя бы накоротке обсудить с ним это дело, как и вообще показывать свою щедрость, ибо так поступают только малодушные люди, когда оказывают милость. Ибо он знал, как это тяжело тем, кто прежде был богат и славен, а теперь познал нужду. Такие люди стыдятся даже своей памяти и гонят от себя прочь всякую мысль о своем былом благоденствии.
   Чтобы исключить всякое честолюбие и исполнить евангельское слово: да не знает левая рука, что делает правая, святой Николай не пожелал, чтобы облагодетельствованный стал свидетелем благодеяния. Ибо он был крайне далек от того, чтобы искать людской славы. Любое свое благодеяние он скрывал так же, как иные стараются всячески скрыть свои неблаговидные поступки. Итак, святой взял мешочек золота и глубокой ночью подошел к дому несчастного мужа, через окошко бросил его внутрь и поспешил к себе домой, стараясь остаться незамеченным.
   Наутро, когда отец семейства проснулся, увидел денежный мешочек, развязал шнурок и, увидев золото, пришел в крайнее изумление. Сначала он подумал, что это сон. Может быть, то, что он видит, вовсе и не золото. Бедняга принялся вертеть его в руках, внимательно разглядывать и все же убедился, что это (настоящее) золото. Он удивлялся, улыбался, недоумевал и проливал горячие слезы радости. Затем, придя в себя, так как некому было рассказать о своем счастье и разгласить произошедшее событие, он обратился со слезами благодарности к Богу.
   Прежде всего он позаботился уничтожить самый повод к тому задуманному греху перед Богом. Одну из дочерей, самую старшую, он решил сразу выдать замуж, выделив ей достаточное количество золота в качестве приданого. Об этом узнал дивный Николай Угодник и понял, что отец семейства действует по его замыслу, и потому нужно, чтобы брак и другой дочери уничтожил всякий повод ко злу. Ночью, тайно, чтоб никто не видел, он вновь подбросил через окошко точно такой же мешочек с золотом.
   Утром отец встал и опять нашел золото точно в таком же мешочке и был потрясен сильнее прежнего. Пав ниц и обливаясь слезами, он воскликнул: «Боже, Творяший милости и Управитель нашего спасения! Как прежде Ты вочеловечился ради моего преслушания, так и теперь ради моих детей Ты исторг меня из сетей супостата. Есть среди людей ангел и подражатель Твоей благости, покажи мне, кто он, этот избавитель от гнета нищеты и освободитель от моих гнусных замыслов. Теперь по Твоей милости я и вторую дочь выдам замуж за честного человека, и она не станет добычей дьявола, не будет приносить деньги, отягощенные великим преступлением».
   Сказав это, он велел готовить свадьбу и второй дочери, надеясь, что и третья не будет обделена, поэтому сразу отдал дочери приданое. Он уже обрел дерзновение о младшей дочери по примеру старших, стал уже тщателен и внимателен, и все ночи не спал, чтобы застать доброго подателя богатства. Кто бы ни проходил мимо, он весь напрягался, силясь понять, кто это и почему ему было дано золото. Так он бодрствовал, ожидая нового появления благодетеля.
   Вот и в третий раз Божий слуга Николай глубокой ночью направился в знакомое место. Он едва слышно подошел к дому и через то же окошко опустил в завязанном мешочке равное прежнему количество золота и поспешил домой. Отец семейства, услышав стук упавшего мешочка, сразу понял, что снова приходил знакомый ему податель богатства. Он выскочил из дома и погнался за ним. Догнав незнакомца и узнав его в лицо, он пал ему в ноги, ибо святой Николай был человеком известным в городе и своей добродетелью, и знатностью рода. Отец лежал в его ногах, называя его избавителем, помощником и спасителем душ, оказавшихся на краю гибели.
   Все это он говорил со слезами благодарности и горячей верой. А святой был огорчен тем, что о его поступке стало известно. Он наклонился к нему и принялся умолять его никогда до конца своих дней никому не рассказывать о произошедшем, чтобы не сделать его милосердие предметом молвы.

   2. Из Отечника

   Старец послал своего ученика в Египет, чтобы тот пригнал верблюда, на котором можно было бы возить корзины. Когда брат пригнал верблюда в Скит, навстречу ему вышел другой старец и сказал:
   - Если бы я знал, что ты идешь в Египет, я бы тебя попросил привести верблюда и мне.
   Брат пошел и рассказал об этом своему авве, и тот сказал:
   - Возьми верблюда и отдай старцу и скажи: «У нас еще ничего не готово, поэтому возьми верблюда для своих нужд». А сам вместе с ним сходи в Египет и приведи верблюда для перевозки наших изделий».
   Брат пошел к старцу и сказал:
   - Мой авва говорит, что у нас еще ничего не готово. Бери верблюда для своих нужд.
   Старец взял верблюда и навьючил на него корзины. Когда они прибыли в Египет и разгрузили верблюда, брат взял верблюда и сказал старцу:
   - Помолись за меня.
   - А ты куда? - спросил старец.
   - В Скит, чтобы привезти наши корзины.
   Старец, умилившись, принес покаяние со слезами:
   - Простите меня, ибо ваша великая любовь лишила меня плода добродетели.
   2. Как рассказывали, один брат как-то сплел корзины и приделал к ним ручки и тут услышал, что сосед говорит:
   - Не знаю, что делать, пора собираться на рынок, а у моих корзин еще нет ручек?
   Тогда брат открепил ручки от своих корзин и отдал ему.
   - Вот, возьми, они у меня лишние, - сказал он, - и прикрепи к своим корзинам.
   Так он оставил свое дело и помог брату.
   3. Два брата, собрав лен, стали делать из него веревки, не смыкая глаз. Один из них работал не очень умело, и у него часто волокно рвалось и выпадало из веревки. Это стало раздражать другого монаха, и у него появился помысел против неловкого брата, потому что у того не все получается. Но, желая победить свой гнев и не огорчать брата, когда тот не справлялся с волокном, он обрывал его и у себя. Так оба вновь востанавливали волокно, не огорчая друг друга, и первый не знал, что делает второй.

    Оглавление   
Глава 40: О том, что верующий, продает ли он, покупает или делает нечто подобное, должен всегда иметь перед своими глазами Бога и при этом не допускать, чтобы ближний потерпел ущерб, даже если сам ближний уверяет, что всем с доволен; и о том, что нужно с любовью поддерживать в себе скромность, особенно это относится к молодым, потому что создавать в общежительном монастыре кампании губительно и этого надо остерегаться


   1. Из жития святого Пахомия

   Был голод, и у братьев, учеников Пахомия Великого, не осталось муки, и ее невозможно было достать нигде во всем Египте. Тогда святой велел одному брату обойти все города и села, найти муку и купить на сто монет.
   Брат обошел много мест и добрался до города под названием Ермоф. Там он встретил одного знатного господина, к тому же весьма благоговейного и богобоязненного, которому было вверено обеспечивать народ хлебом и который был наслышан о житии святого Пахомия и его братии.
   Брат из монастыря святого Пахомия подошел к нему и попросил продать ему муки на сто монет. Тот ответил:
   - Поистине, брат, - ответил господин, - была бы у меня я бы у детей своих отнял и отдал вам, ибо наслышан о Вашей богоугодной и добродетельной жизни. Послушай, что тебе скажу. У меня есть общественного запасы зерна, и начальник его не затребовал. Хочешь, возьми, сколько тебе нужно, кроме меня об этих общественных запасах никто не знает. После помола зерна, будь совершенно уверен - ты сможешь вернуть мне мукой сполна.
   - Нет, - сказал брат, - мне не хотелось бы так поступать. Что будет, если я не смогу вернуть то количество, которое взял? Лучше продай мне зерна на сто монет, а потом после помола на эти деньги и купишь себе муки. Так будет надежнее.
   Знатный господин ответил, что может продать не только на сто, но и на двести монет, только бы иноки помолились за него. Но монах сказал, что денег у него таких нет. Тогда господин предложил: он отгрузит ему весь хлеб, а потом монахи вернут деньги за дополнительную часть.
   Итак, на корабль погрузили тринадцать артавов муки, когда во всем Египте не набралось бы и пяти. Брат поплыл в монастырь, преисполненный радости.
   Когда великий святой услышал, что прибыл корабль, груженный хлебом, и узнал, каким образом он был приобретен, велел передать: «Ни зерна не вносите в монастырь, и пусть покупатель на глаза мне не показывается, пока не вернет хлеб на место. Он совершил полное беззаконие, взяв хлеба на двести монет, ибо я не велел ему так поступать. Снедаемый страстью стяжательства, он продал нас в рабство, сделав должниками, с алчностью злоупотребив человеколюбием продавца и во всем действовал по закону излишества. А если бы случилось то, что обычно случается с людьми, и корабль потерпел бы крушение, что бы нам оставалось делать? Разве тогда не стали бы мы все рабами господина?
   Поэтому, брат, если ты так действовал, продай всю эту муку окрестным мирянам по той цене, по которой купил.
   А продав ее, возьми все золото и отнеси продавцу. А уже после мы купим хлеба на наши сто монет. Брат так и сделал, и больше из монастыря его уже никуда не отпускали. Ему пришлось сидеть за монастырскими стенами, а на это послушание поставили другого.
   Но этот брат, как-то получив от башмачника много сандалий и другие вещи на продажу, выручил денег гораздо больше чем говорил башмачник, и принес их ему. Башмачник посмотрел, посчитал цену кожи и труда своих рук, прибавил стоимость работы за день по пятьдесят лепт. Когда он увидел, что денег в три раза больше, пошел к великому святому и сказал:
   - Поистине, отче, доброе дело ты сделал, что поставил на такое ответственное послушание этого брата. Но помысел у него еще мирской.
   Великий святой спросил, что неправильно сделал брат.
   - Я дал ему сандалии и другие вещи, чтобы он продал, и сказал, за сколько все это продать. А он продал дороже и принес мне в три раза больше денег, чем я велел.
   Услышав это, великий святой вызвал брата и спросил:
   - Почему ты так поступил?
   - Я называл покупателям такую цену, которую назначил брат. А они мне говорят: «Нам не нужно чужого, твой товар стоит дороже. Я смутился и сказал: «Это правильная цена, за нее мне и велели продавать товар. Но сколько дадите, столько и давайте. Они и дали столько, сколько сочли нужным, а я не пересчитывал деньги».
   Святой, выслушав его оправдания, сказал:
   - Ты очень согрешил, потому что любишь излишества. Скорее иди и отдай покупателям лишние деньги. А потом возвращайся, кайся в своем грехе, сиди в монастыре и занимайся своим делом. А это послушание тебе не полезно.

   2. Из Отечника

   Рассказывали, что однажды авва Пимен и его братья изготавливали фитили, но работа вдруг встала из-за того, что они не могли купить льна. Друг аввы рассказал об этом какому-то купцу. Но авва Пимен ни у кого ничего не хотел принимать, чтобы ни для кого не стать обузой.
   А купец, желая, чтобы у старца была работа, сделал вид будто ему нужны фитили, и привел верблюда для обмена на все фитили. Брат пришел к авве Пимену, рассказав, что сделал купец, и стал хвалить его:
   - Видишь, авва, он даже без нужды взял фитили, чтобы у вас была работа.
   Когда авва Пимен услышал, что купец взял фитили без нужды, сказал брату:
   - Иди, верни ему верблюда и забери фитили назад. Если ты не принесешь их, Пимен уже не будет жить вместе с вами. Ибо я не чиню несправедливостей никому, и если человеку не нужен наш труд, не следует наносить ему ущерб ради нашей выгоды. Брат пошел и с большими трудами убедил купца расторгнуть сделку. А иначе старец бы от них ушел. И когда старец увидел фитили, обрадовался, словно обрел великое сокровище.
   2. Брат спросил авву Пистамона:
   - Что делать, если мне тягостна мысль, что нужно продавать свое рукоделие?
   - Авва Сисой и другие старцы, - напомнил авва, - продавали свое рукоделие, ибо торговля не вредит душе. Когда продаешь что-нибудь, называй цену товара только один раз. А если хочешь немного снизить цену, то это твое право. Тогда в душе у тебя будет покой.
   Выслушав его, брат спросил:
   - Если у меня есть другой доход, ты все равно велишь мне думать о рукоделии?
   - Откуда бы ты ни получал необходимое, не оставляй своего рукоделия. Делай, сколько можешь, только без суеты.
   3. Как говорили про авву Агафона и его ученике, когда они продавали изделие, то называли цену один раз и брали плату молча и со спокойной душой. А когда они приходили купить что-нибудь то, какую бы цену им ни называли, платили молча. Даже слова ни проронив, они покупали то, что им нужно.
    Пояснение Павла Евергетиноса:
   Этому мы можем только удивляться, но не подражать. Велика была надежда старца на Бога и бесстрастие. Кто стяжает такую же надежду и бесстрастие, сможет совершать тот же подвиг.

   3. Из аввы Исаии

   Если ты отправился в город продавать свое рукоделие, никогда не спорь о цене, как мирские люди, ибо если хоть раз поддашься, растратишь все умения, которым научила тебя келья.
   Если покупаешь что-нибудь необходимое, не спорь, что, мол, не могу столько дать. Если вещь тебе требуется, можешь и потерпеть некоторое стеснение, а если денег у тебя нет, молча пройди мимо.
   Если будут смущать тебя помыслы: где бы тебе раздобыть деньги на эту вещь, скажи им: всех святых Бог испытывал нищетой, пока не убедился, что выбор их верен и не предоставил им свободу действий.

   4. Из святого Ефрема

   Не входи в келью брата, не постучавшись, а иначе смутишь его.
   2. Не связывай себя клятвой перед братом, но добивайся согласия с ним в страхе Божием.
   3. Великое прегрешение монаху - вступать в сговор с кем- либо; возмездием будет скорбь и раскаяние.

   5. Из святого Варсонофия

   Брат спросил старца:
   - Хорошее ли дело - подружиться со сверстником?
   - Хорошее дело — вообще никогда не дружить ни с кем из сверстников, - был ответ. - Ибо привязанность не дает прийти плачу. Не дружи ни с кем, кто мешает прийти плачу. Пользы от этого не будет, а вред получишь большой. Никто не может стяжать какое-либо благо без премногого плача и труда. Обучи свои глаза никогда никого не разглядывать. Иначе они преисполнят все твое сердце ужасающей дерзости, а такая дерзость загубит все плоды монашеского делания.
   - Скажи мне, отче, - спросил брат старца, - какую меру нужно блюсти в братской любви?
   - Одно дело, - ответил тот, - любовь отцов к своим чадам, а другое дело - любовь братьев к братьям. Любовь духовных отцов к своим чадам не заключает в себе ничего плотского и вредоносного. Ибо их укрепляет духовное разумение, и в своих словах и делах они всегда стараются принести всецелую пользу молодым. Любя, они не замалчивают ошибки любимых, но духовным словом обличают их и наставляют. О них и сказано в Писании: обличай, запрещай, увещевай (2 Тим 4, 2), как твой Авва часто и делает, а ты еще не осознаешь этого.
   Если твой авва, любя тебя, не молчит о твоих ошибках, то ясно, что его любовь к тебе духовна. Каждый любит своего ближнего в меру, им достигнутую. Мера совершенной любви — после любви к Богу любить и ближнего, как самого себя.
   Молодые люди должны быть осторожными во всем, ибо дьявол часто сбивает их с толку. Вот они встретятся и начнут разговаривать друг с другом о душевной пользе. Но вскоре их беседа переходит на другое: шутки, дерзости, смех, осуждение и на множество других зол. Так исполняется на них апостольское слово: Начав духом, теперь оканчиваете плотью (Галл 3, 3). Поэтому юные и падают, что любят неразумно и привязываются друг к другу.
   Мера любви друг к другу должна быть таковой: не оговаривать друг друга, не злобствовать, не уничижать, не искать своего, не предпочитать собственное спокойствие пользе брата, не любить за телесную красоту и телесные благодеяния, не селиться вместе без крайней нужды, чтобы дело не дошло до губительной дерзости, которая уничтожает, как я уже сказал, все плоды монаха, превратив его в сухое дерево.
   Поэтому пусть юные монахи хранят себя и остерегаются дерзости и празднословия, стремясь щадить и своих братьев. Бойся неуместного сближения с другими, чтобы не попасть самому в ловушку и не увлечь за собой и братьев. Таковых постигнет пророческое предупреждение: Горе тебе, который подаешь ближнему твоему питье с примесью злобы твоей (Авв 2, 15). И апостол говорил,- Худые сообщества развращают добрые нравы (1 Кор 15, 33). Как раз такой должна оставаться мера братской любви друг к другу.

    Оглавление   
Глава 41: Как нужно встречать посетителей, как их приветствовать и беседовать с ними


   1. Из Палладия

   Как-то мы отправились из Иерусалима в Египет и зашли к великому авве Аполле. Братья из его общины вышли за ворота встречать нас с песнопениями, как они обычно встречают монахов, поклонились нам до земли и облобызали. Они сопровождали нас до самого монастыря аввы, следуя позади нас с песнопениями, пока не подошли к обители.
   Авва Аполло, услышав пение, вышел навстречу, как он всегда встречал всех приходящих к нему братьев, первый поклонился до земли и облобызал нас. Введя нас в монастырь, он совершил молитву и своими руками омыл нам ноги и усадил отдохнуть. Таков был его обычай встречать гостей.
   Он сказал своим ученикам, что перед приходящими братьями нужно совершать поклон по примеру великого Авраама, ибо ради братьев они совершают поклон перед Богом. Когда ты видишь брата, то видишь Бога, и нужно стараться, чтобы брат вкусил всяческий покой по примеру блаженного Лота, на гостеприимство которого ангелы не могли не откликнуться.

   2. Из Отечника

   Старец сказал: «Если к тебе идут, и ты завидел их еще издали, прежде чем выйти к ним, встань на молитву и произнеси: «Господи Иисусе Христе, избави нас от оговоров и поношений». И затем мирно вводи их в монастырь.
   2. Авву Петра, ученика аввы Лота, спросили:
   - Когда я сижу в келье, на душе у меня мир. А если заходит ко мне брат, говорит мне слова, поверхностные для меня, моя душа смущается.
   Авва Петр ответил:
   - Как говорит авва Лот, мою дверь открывает твой ключ.
   - Что означают эти слова? - спросил брат.
   - Заходит к тебе человек, - ответил старец, - а ты спрашиваешь: «Как живешь? Откуда пришел? Как дела у братьев? Помогают ли они тебе?» Так ты открываешь дверь своему брату и слушаешь то, чего слушать не хотел.
   - Все так и бывает, - сказал монах. - А что делать, когда приходит брат?
   - Скорбь учит всему. Где нет скорби, там не усвоишь осторожности, - сказал старец.
   - Но когда я в келье, эта скорбь со мной. Но когда кто-нибудь приходит ко мне или я выхожу из кельи, то уже не чувствую в себе никакой скорби.
   - Это случается, - заметил старец, - потому что ты не властвуешь над скорбью, а просто пользуешься ей. Если она признает свою власть над тобой, то больше не оставит тебя.
   3. Сказал старец: «Если придет к тебе брат, смахни скорбь с лица и сокрой ее в сердце, пока не попрощаешься с братом — тогда опять пусти скорбь на лицо, ибо от тебя будут бежать бесы, видя, что скорбь неразлучна с тобой».

   3. Из святого Ефрема

   Если придет к тебе монах или мирянин, не хлопочи сверх силы, чтобы его принять, а то после его ухода будешь раскаиваться, что уже потратил то, что тебе необходимо. Потчуй его тем, что послал Господь. Лучше ставь овощи, но с любовью, чем дорогую еду со скорбью. Доброхотно дающего любит Бог (2 Кор 9, 7).
   - Говорю я это тебе, брат, не затем, чтобы отвратить тебя от гостеприимства, но чтобы твоя жертва была благоприятной и непорочной. Как сказано: Будьте страннолюбивы друг ко другу без ропота (1 Петр 4, 9)
   2. Смотри, монах, желая угодить тем, кто мыслит мирское, ты утратишь монашеское житие. Поэтому со страхом Божиим совершай все свои дела. Все, что человек делает ради Господа, засчитывается ему в прибыль. Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то, и другое (1 Кор 6,13).
   3. Возлюбленный, если ты приглашаешь кого-то в свою келью, постарайся, чтобы он ушел от тебя, ничем в твоей келье не введенный в соблазн. Поэтому ничего не делай без страха Божьего, а иначе покажешь ему образец неподобающего дела. Как говорит апостол: Не подавайте соблазна ни Иудеям, ни Эллинам, ни церкви Божией(1Кор 10, 32).
   4. Почитай всех людей не потому, что ожидаешь от них воздаяния, но ради Господа. Человекоугодник хлопочет, чтобы многим угодить. А боящийся Господа не преткнется, потому что свет заповедей освещает ему путь.

   4. Из аввы Исаии

   Если придет к тебе брат с чужбины, то с радостью на лице приветствуй его. Возьми у него вещи и с радостью донеси их до кельи. А когда провожаешь его, тоже неси его вещи. Приветствуй его со всею кротостью и страхом Божиим, чтобы не причинить ему недолжного.
   Усади его и не приставай с расспросами. Это тебе не полезно. Пусть лучше он помолится, и этого будет довольно. После этого дай ему книгу, чтобы было у него делание. А если он придет уставшим, вымой ему ноги, чтобы облегчить ему усталость.
   Если он начнет говорить нечто неподобающее, попроси с любовью: «Прости меня, я немощен, и такой разговор выше моих сил». А если он начнет просить милостыню, а у тебя есть еще люди, не приводи его к ним, сам найди для него все необходимое ради Божией любви.
   Если этот брат странник Бога ради и зашел к тебе отдохнуть, не отвращай своего лица от него, но прими с радостью вместе с другими пришедшими людьми. Даже если ты нищ, не провожай его с пустыми руками, но поделись с ним частью пожертвований, которыми одарил тебя Бог. Ты знаешь: все, что у тебя есть, не твое, но Бог дал в пользование.
   Всем приходящим к тебе верным подавай все необходимое с радостью в очах. Когда они завершат трапезу, скажи им еще раз или два раза: «Сотворите любовь, немного поешьте».
   Если ты поешь вместе с братьями, то каждый из вас пусть споет свою молитву как надо. А если среди вас монах, пришедший с чужбины, попросите его с любовью, чтобы он вместе с вами участвовал в молитве. Говорите ему так до третьего раза, но не спорьте.
   Если к вам придут братья, вообще не спрашивайте их ни о чем, что слушать вредно, как я уже говорил раньше, а то они уйдут, а вы останетесь в своей келье, отягощенные помыслами. А если кто-то из ваших гостей не смог сдержаться и сказал одному из вас что-то вредное для души, не следует допускать, чтобы слышавший пересказывал это кому-нибудь еще из братьев, а то он наполнит душу брата смертельным ядом.
   Не расспрашивайте о делах века сего, а то станете как отхожие места, в которые все заходят, чтобы опорожнить свое чрево, от чего зловония там премного. Станьте, напротив, Жертвенником Божиим, в чистоте совершая внутреннее богослужение, воскуряя ладан утром и вечером, чтобы не оставался ваш жертвенник не окурен каждением (Ср. Пс.140,2).
   Всегда понуждайте себя пред Господом во всяком молении, дабы Господь даровал вам простоту и незлобивость и избавил вас от противоположного: хитроумия, бесовской изворотливости и любопытства и тому подобных вещей, которые разрушают все ваши созидательные труды.
   Итак, если человек разумно боится Бога и если его слух повинуется совести его, как велит Бог, то всему названному он сам обучится втайне. А если нет в его внутреннем доме хозяина, и дом его всегда в руках чужой прихоти и говорит человек все, что хочет, то этому несчастному даже сердце его перестало подчиняться, подпав под власть врагов.
   Если какой-нибудь брат с чужбины придет к вам, а вы заподозрите, что он притворщик, не пытайтесь разговорить его и поймать на слове - он своими речами сам выдаст свой порок.

   5. Из святого Варсонофия

   Сказал старец: «Если кто-нибудь войдет к тебе в келью или ты войдешь к кому-нибудь, и он попросит вместе стать и помолиться, отказывайся со словами: «Прости меня». Только на третий раз, если он будет настаивать, со всяческим смирением соверши то, что он тебе велит. И ты тоже приглашай до трех раз, а если человек не пожелает остаться, попрощайся с ним. Спорить - это одно зло.
   Так же и о всякой вещи. Если тебе понадобиться что-нибудь взять у другого или попросить чем-либо попользоваться, проси до трех раз. Если брат откажет, разойдись с миром и не заставляй его. Вот истинный путь Божий.
   Не полезно монаху расспрашивать своих гостей о ком- либо другом. Пойми, из-за этих расспросов ум отвлекается от молитвы и беседы с Богом, впадает в болтовню и оговоры, а затем в чрезмерные душевредные излишества и становится пленником страстей. Нет ничего лучше, чем молчать или отвечать кратко.

    Оглавление   
Глава 42: О том, что когда ревнители воли Божией заходили в гости, многие из отцов, чтобы дать гостям отдохнуть и себе позволяли некоторое послабление в подвиге, не нанося себе тем самым вреда благодаря своему бесстрастию, правда, некоторые из них за это краткое облегчение потом налагали на себя некоторые мучения; и о тех, кто при встрече гостей или в случае прихода нескольких человек не отступает от своего подвига, а если и делает послабление, то лишь самую малость, удостаиваясь похвалы в глазах тех, кто правильно судит; а так же о том, что не нужно равняться на тех, кто на больших встречах понуждает себя сверх меры


   1. Из Отечника

   Несколько отцов пошли к авве Иосифу в Панефо, чтобы спросить его о том, как встречать братьев, приходящих к ним в гости: нужно ли снисходить к ним и Разрешать им вести себя, как дома.
   И прежде чем успели его спросить, старец сказал своему Ученику:
   - Следи за тем, что я сейчас буду делать, и молчи.
   Старец положил две подушки, одну справа, другую слева от себя, и сказал гостям:
   - Садитесь.
   Они сели. Тогда он вошел в келью в одежде нищего и вышел, пройдя мимо них. И опять вошел в келью в своей обычной одежде, потом вышел и, вернувшись, снова сел между ними.
   Они удивились тому, что делает старец. Он спросил:
   - Вы поняли, что я сделал?
   - Да, - сказали гости.
   Он спросил:
   - Изменился ли я от того, что надевал одежду нищего?
   - Нет.
   - Я всегда оставался собой, - сказал авва, - Первая одежда не изменила меня и вторая не повредила мне. Вот так же и мы должны поступать, принимая братьев издалека, по слову святого Евангелия: Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу (Мф 22, 21). Когда у нас гостят братья, сделаем так, чтобы они чувствовали себя, как дома, а когда мы наедине с собой, скорбь постоянно должна пребывать в нас.
   Услышав рассуждение старца, они удивились, ибо он им сказал то, что было в сердцах их еще прежде, чем они задали вопрос, и прославили Бога.
   2. В Скиту была дана заповедь: «Поститесь всю эту неделю». И в это время к авве Моисею пришли братья из Египта, и он им сварил немного еды. Когда соседи увидели дым костра, то сказали клирикам:
   - Смотрите, Моисей нарушил заповедь и сварил еду.
   - Когда он придет в храм, - сказали клирики, - мы ему укажем на это.
   Когда наступила суббота, клирики убедились в великом подвиге аввы Моисея и сказали ему перед братией:
   - Авва Моисей, ты нарушил человеческую заповедь, но Божию исполнил.
   3. Брат пришел к авве Пимену через две недели после Че- тыредесятницы и, открыв ему свои помыслы и получив от старца успокоение, сказал:
   - Недавно я сдерживал себя, чтобы не прийти к тебе сегодня.
   - Почему? - спросил старец.
   - Я подумал, что, может быть, на Четыредесятнице мне не откроют.
   Авва Пимен ответил:
   - Мы научены запирать не деревянную дверь, но только дверь своих уст.
   4. Брат пришел к одному отшельнику, и когда он побеседовал с ним и отдохнул у него, то на прощание сказал:
   - Авва, прости меня, что заставил тебя нарушить правило.
   - Мое правило, - ответил старец, - в том, чтобы успокоить тебя и отпустить с миром.
   5. Говорили об одном старце, что он жил в Сирии, недалеко от дороги через пустыню, а его делание было таково: всякий раз, когда мимо проходил монах из пустыни, приветливо встретить его и услужить ему.
   И вот как-то появился анахорет. Старец подбежал к нему и пригласил отдохнуть. А тот отказался.
   - У меня пост, - сказал он, - и я не могу нарушать его раньше положенного времени.
   - Не презри чадо свое, - с грустью сказал старец, - прошу тебя, если хочешь, давай вместе помолимся.
   Они помолились. Отшельник остался весьма доволен его гостеприимством, и старец отпустил путника с глубокой благодарностью.
   6. Авва Кассиан рассказывал: «Однажды мы пошли из Палестины в Египет к одному отцу. Он гостеприимно встретил нас. Мы спросили его:
   - Почему когда мы принимаем гостей, то обычно не сохраняем правило нашего поста, которое соблюдали в Палестине.
   - Пост всегда со мной, - ответил он. - А вы не можете остаться со мной навсегда. Пост полезен и необходим, но он в вашей власти. А исполнить любовь неукоснительно требует закон Божий, поэтому я принимаю вас, а в вашем лице Христа и обязан со всем усердием служить вам. Но как только я вас провожу, то снова возобновляю правило поста. Могут ли поститься сыны чертога брачного, когда с ними жених? Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься» (Мк 2,19-20).
   7. Авва Кассиан добавил: «Мы пришли к другому старцу, и он предложил нам поесть. Мы насытились, но он просил нас еще поесть. И когда я сказал, что больше не могу, он заметил:
   - Сегодня шесть раз приходили ко мне братья, и я всякий раз кормил их. Предлагая им трапезу, я тоже ел вместе с ними, но все еще голоден. А ты поел только один раз и уже так сыт, что более не можешь?
   (Пояснение Павла Благолюбивого: Пусть читатель обратит внимание на точность и строгость старца. Даруя утешение гостям и обедая вместе с ними, он только притрагивался к блюдам, но не насыщался ими. Из того, что он ел шесть раз в день, но не был сыт и не удовлетворял свое чрево, ясно, что он только вкушал осторожно и понемногу. Так он мог сотрапезничать со всеми гостями и при этом себе не навредить и другим принести большую пользу).

   2. Из Патерика

   Два брата пришли к старцу, а у того был обычай есть днем. Но, увидев братьев, он обрадовался и сказал, что пост приносит награду, но кто ест ради любви, тот исполняет сразу две заповеди: отрекается от собственной воли и дает утешение братьям во имя любви.
   2. Говорили об авве Макарии, что когда случалось ему есть вместе с братьями, он ставил себе предел. Он говорил себе:
   - Если окажется на трапезе вино, пей ради братьев, но за каждую выпитую чашу проводи в келье целый день без воды.
   Братья предлагали ему вино, чтобы он набрался сил, и старец с радостью принимал, но зато потом мучил себя за это. Его ученик, зная правило аввы, говорил братьям:
   - Ради Господа, не давайте ему вина, иначе он будет истязать себя в келье.
   Узнав об этом, братья больше не предлагали ему вина.
   3. Авва Силуан и его ученик Захария отправились в путь и по дороге зашли в монастырь. Перед дорогой им предложили немного перекусить. Когда они вышли из монастыря, ученик увидел родник у дороги и хотел напиться из него.
   - Захария, - остановил его старец, - сегодня пост.
   - Но разве мы сегодня не ели, отче? - спросил ученик.
   - То, что мы ели, было долгом любви к братьям, - ответил старец. - А теперь мы соблюдаем свой пост, чадо.
   4. Об авве Серине говорили, что он много трудился и ел только два сухаря в день. Когда к нему пришел его соученик авва Иосиф, который тоже был великим аскетом, авва Серин сказал:
   - У себя в келье я соблюдаю свой порядок совершения подвига, но если выхожу, то снисхожу к немощам братьев.
   - Великая добродетель не в том, - заметил авва Иосиф, - чтобы в своей келье сохранять принятый порядок, но в том, чтобы сохранять его вне кельи.
   5. Как-то монахи из Скита пришли к амме Сарре. Она поставила перед ними плетеное блюдо с овощами. А они пропускали хорошие овощи, а ели только плохие.
   - Узнаю людей из Скита, - заметила амма.
   6. Как-то принесли пожертвование на гору аввы Антония, и там оказался книдский сосуд с вином. Один из старцев взял этот небольшой сосуд и чашу, принес к авве Сисою и предложил ему. Сначала они выпили по одной чаше, потом выпили по второй. Старец протянул авве и третью, но тот не принял ее, сказав:
   - Хватит, брат, разве ты забыл, что есть сатана?
   Если этот старец после длительных подвигов только раз позволил себе вина и не только не превысил меру, но и не побоялся прямо отказаться от предложенной ему чаши, признавшись, что опасается вражеской брани, хотя и был бесстрастнее самых бесстрастных, то насколько больше мы, принимая на каждой трапезе вино и разные яства, чтобы не говорить, что часто набиваем желудок до сытости, поскольку часто нас принуждают съесть и выпить больше обычного, обязаны считать такое требование для себя явным вредом и душевной погибелью, и не внимать ему и тем более подчиняться. Иначе мы настолько привыкнем к насыщению, уже не сможем отстать от него, не сможем различать, что сверх нашей меры, и начнем прибавлять все больше и больше по чужим просьбам; и, в конце концов, перегрузим баржу ума через край. А если судно перегружено, то оно даже без всякого дуновения ветра, окажется на краю гибели.
   6. Об авве Сисое Фивейском говорили, что он не ел хлеба, а на праздник Пасхи братья стали упрашивать его разделить с ними трапезу.
   - Могу только одно из двух, -сказал авва, - съесть артос или те блюда, которые вы приготовили.
   - Тогда съешь артос, - сказал они. Он так и сделал.
   7. Один боголюбивый епископ каждый год приходил к отцам в Скит. Однажды его брат, привел к себе в келью, поставил перед ним хлеб и соль и сказал:
   - Прости, больше мне нечего предложить.
   - Желаю тебе, чтобы когда я приду на следующий год, то у тебя не нашлось бы и соли, - сказал гость.
   8. Однажды Келлии пожертвовали молодого саидского вина, и каждому брату выделили по чаше. Но один брат (чтобы не пить вина) решил спрятаться в (старом) погребе, но его стена обвалилась. Братья сбежались на шум и, увидев, что постройка не выдержала, принялись ругать брата:
   - Какой тщеславный, так тебе и надо.
   Но авва вступился за него.
   - Оставьте в покое моего духовного сына. Он сделал доброе дело и, слава Богу, жив. Этот погреб был построен во времена моей молодости, чтобы вся вселенная узнала, что он рухнул из-за чаши вина.
   9. Сказал старец: «Покуда ты молод, беги от вина как от змия, а если тебя принудят пить на трапезе любви, выпей чуть и отставь чашу. Даже если заклинать тебя будут позвавшие тебя сотрапезники, отвратись от их слов. Ведь часто сатана принуждает монахов и даже пресвитеров подталкивать юных братьев к винопитию и многоядению. Не слушай их: вино и женщины отдаляют от Бога.
   10. Как-то в Скит пришел один старец, и его сопровождал некий брат. Когда они решили творить подвиг каждый уединенно, старец говорит брату: «Давай вкушать трапезу вместе, брат». А было это утро в начале недели. Они поели, и разошлись на подвиг.
   Наконец, наступила суббота. С утра старец отправился к брату и говорит ему: «Может быть, ты проголодался, брат, давай поедим». Брат ответил: «Нет, я каждый день ем, потому не голоден». Старец сказал ему: «А я, брат, с того времени не ел, и как могло быть иначе?» Услышав такое, брат умилился и получил великую пользу.
   (Пояснение Павла Благолюбивого: Ты видишь, что старец и самого себя наедине карал за любое малое послабление и брата наставлял, чтобы он по мере сил стал ему подражателем в этом, но и укреплял его в его немощи. А то он мог бы, сразу взяв на себя такой подвиг и не справившись, впасть в пренебрежительное отчаяние или же от своих неудач начать осуждать старца. А так он смирялся, взирая на то, сколь велика сила старца).

    Оглавление   
Глава 43: О том, что пришедшим в Киновию, даже монахам, не следует позволять без разбору беседовать и селиться с братьями и как братьям должно вести себя с ними


   1. Из жития святого Пахомия

   Один исповедник по имени Дионисий, эконом Тирской церкви, был другом святого Пахомия. Он прослышал, что святой Пахомий не разрешает приходящим из других монастырей общаться со своими учениками и велит им находиться в определенном месте за воротами монастыря. Друг, весьма опечаленный этим, пришел к святому и взволнованно сказал:
   - Ты неправильно поступаешь, авва, что не ко всем братьям относишься равно.
   Святой Пахомий дал ему ответ, отмеченный величайшим долготерпением и кротостью:
   - Бог весть, что никогда я не хотел огорчить или презреть чью-то душу. Как бы я посмел сейчас такое совершать и раздражать Господа, в немногих словах все об этом сказавшего: Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф 25,40).
   - Прими то, о чем я тебя извещу, отче, - продолжал святой. - Я так решил не для того, чтобы унизить приходящих сюда. Просто в нашем монастыре много новичков, которые совсем не знают, что такое монашеский образ жизни. Среди них есть просто дети и столь велика их простота, что они не могут даже отличить правое от левого. Поэтому я пришел к тому, что полезнее братьям жить отдельно, а гости будут также находиться отдельно.
   Такое разделение нужно считать, напротив, честью, оказанной отцам и братьям. В час молитвы мы все вместе, а после этого каждый пребывает в отведенном ему месте и проводит время в безмолвии. А я с Божьей помощью каждому могу услужить в его духовных нуждах.
   Когда пресвитер Дионисий услышал эти слова, то стал извиняться и кланяться, осознав, что святой Пахомий все совершает по Божией воле. Переживая в себе сладость защитительной речи святого Пахомия, он с радостью отправился к себе.

   2. Из святого Варсонофия

   Брат задал старцу вопрос:
   - В наш монастырь приходят люди, как миряне, так и духоносные отцы, и говорят вещи, полезные душе. Я остаюсь с ними, слушаю их и расспрашиваю о тех предметах, которые мне необходимо знать. Одобряешь ли ты это?
   - Истинный ученик Христа, - ответил старец, - не должен ни в чем проявлять своей власти. Не нужно самому решаться на какое-то дело. Даже если тебе кажется, что ты получаешь пользу от бесед с гостями, ты противопоставляешь себя заповеди, которая велит все совершать по заповеди. Неужели отцы сказали не все, что тебе нужно знать? Если пришли люди и говорят слово, угодное Богу, спроси своего авву со смирением: «Авва, велишь ли ты, чтобы я остался и послушал или чтобы я ушел?» Что он скажет, то и делай, и будет тебе покой. А если тебе нужно спросить о чем-то неотложном монаха или мирянина, сначала спроси у аввы. Если он одобрит, то спрашивай, что хотел. Итак, задавай вопросы только тогда когда авва скажет тебе: спрашивай».
   - А если, - спросил брат, - у меня нет вопросов, но случится мне с кем-нибудь разговаривать, и он напрямую задаст мне вопрос, как тут велишь действовать?
   - Когда ты встречаешься с кем-нибудь, ограничивай речь приветствием и скажи: «Помолись за меня, сейчас я должен исполнить поручение», - и иди прочь. А если спросят тебя о чем-либо, если знаешь ответ, скажи кратко и иди, а если не знаешь, скажи «не знаю» и тоже иди. А если вспомнил, что кто-то из соседей или знакомых лучше тебя сможет ответить на вопрос, покажи, как к нему пройти.
   - А если я буду сидеть или трудиться, а человек ко мне подсядет и заведет разговор, что делать тогда?
   - Если он увидит тебя просто сидящим и подойдет, попроси у него благословения и сам его благослови, скажи: «Помолись за меня», - и удались. А если он тебя будет удерживать, желая поговорить, скажи ему: «Прости, мне заповедано ни с кем не разговаривать без ведома аввы. Я скажу ему и сделаю так, как он повелит». А если ты трудишься и кто-то придет и сядет рядом, опять же сошлись на ту же самую заповедь аввы и спокойно завершай работу.
   - А почему тогда авва Исайя велел, поприветствовав брата, спросить его о том, как его дела, а после сидеть рядом с ним молча?
   - Авва Исайя сказал это старцу, достигшему великих лет жизни и великой меры, - ответил он. - А ученик, во всем точно слушающийся старца и желающий стать истинным монахом, должен хранить себя от всех таких встреч. От них же происходит презрение, расслабленность, неподчинение и ужасающая дерзость. Скажи: «Иоанн об этом ничего не думает». И пусть тебя не коснутся хлопоты кого-либо из пришедших людей.
   2. Брат спросил:
   - Помысел говорит мне: «Прекрати раз и навсегда все встречи и будешь свободен». А другой помысел говорит: «Прекращай постепенно, чтобы не озадачивать тех, кто тебя знает» Скажи мне, что лучше?
   - Если сразу прекратишь все встречи, - ответил старец, не будешь знать забот, а если изволишь понемногу прекращать встречи, то все вокруг начнут недоумевать и размышлять о тебе. Ты дашь каждому предлог сказать: «Раньше он со мной разговаривал, и я буду с ним опять разговаривать». А помысел будет у них подозрительный: «Наверное, он что-то имеет против меня, что перестал со мной разговаривать?» Принимай решение, и Бог прямо направит твои пути».
   3. - У меня послушание - в больнице, - сказал брат. - В монастырь приходят немощные, и им нужно больничное лечение. Авва благословил меня снабжать их всем необходимым. Поэтому я вынужден с ними встречаться. Не получатся ли так, что тут я поступаю по своей воле?
   - Итак, - ответил старец, - приходят немощные, потому что им нужно лечение. Если ты говоришь обо всем авве, то ты тут ни при чем. Тебе дано повеление, и ты выполняешь его не по своей воле. Однако нужно быть внимательным, не пользоваться этим как предлогом и не вступать ни с кем в беседы, не встречаться дольше положенного, допуская только самые необходимые слова. Пусть бывает нужно спросить пришедшего о каком-то деле или торговле. Так ты, бывало, не только о необходимом спрашивал, но растягивал беседу так, что Дальше некуда. Смотри, не давай повода злой воле. Храни это и обретешь покой.

   3. Из святого Ефрема

   Брат! Господь поставил тебя пастырем. Не вводи в паству хищных волков, а то ничего не останется от паствы, и будешь подсуден за это Первопастырю. Отдаляй от овец своих всякое, что таит в себе не пользу, а вред и погибель.

    Оглавление   
Глава 44: О том, что не следует без разбору сотрапезничать со всеми людьми подряд; и о том, что от спрашивающих, но не выполняющих наставления после первого и второго увещевания нужно отвращаться


   1. Из Отечника

   Авва Макарий сказал братьям, пришедшим к нему и спросившим, как спастись: «Братья мои возлюбленные, будем по мере сил избегать встреч с мирскими людьми, и от этого получим величайшую пользу. Беседа с ними по большей части лишь о продаже и купле, женах и детях, скотине и прочих вещах. Такие встречи отдаляют мысли от Бога. И не будем сотрапезничать с ними.
   Ведь если даже беседа с ними отдаляет помыслы от Бога, то насколько вреднее есть и пить вместе с ними? Я говорю это не потому, что они нечисты, вовсе нет. Но они едят один или два раза в день любую пищу, включая мясо убитых животных, мы же воздерживаемся от мяса и вкусных яств и едим только раз в день. Если они видят, что мы едим вдоволь, сразу же осуждают нас и говорят: «Вот, монахи пресыщаются». Они даже не задумываются, что мы, как и они, облечены плотью.
   А если они увидят, что мы воздерживаемся в пище, сразу осуждают нас такими словами: «Смотри, они постятся напоказ, человекоугодники». Злословя нас, они губят свои души. А если заметят, что мы едим, не вымыв рук, или у нас замарана одежда, говорят: «Какие монахи неряхи». А если увидят, что мы едим, вымыв руки, говорят: «Посмотрите, как они брезгливы». Так из-за нас они губят себя, и мы виноваты в их погибели.
   Убегая, будем избегать их трапез! Пусть лучше они нас бранят, чем хвалят! Их брань приносит нам венцы, а их похвала ввергает в погибель.
   Какая мне польза в том, чтобы угождать людям и гневить Господа Бога моего? Об этом свидетельствует божественный апостол, сказавший: Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым (Гал 1, 10). Итак, помолимся пред Господом так: «Иисусе Боже наш, исторгни нас и освободи от похвалы и поношения их». И не будем ничего совершать ради угождения им. Ибо ни их похвала не способна ввести нас в Царство Небесное, ни их поношение не может закрыть для нас вечную жизнь, но скорее, напротив, поможет этому. Да ведаем, возлюбленные, что за всякое праздное слово мы дадим ответ (Мф 12, 36). Поэтому будем бежать от праздного слова, как от змеи».
   2. Братья пришли к авве Антонию и попросили его:
   - Скажи нам слово, как спастись.
   - Вы слышали, что сказано в Писании? - сказал старец. - Этого вам (вполне) достаточно.
   - Но мы хотели бы услышать от тебя слово о спасении, отче.
   - В Евангелии сказано: Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую (Мф 5, 39).
   - Мы не можем исполнить это, - воскликнули братья.
   Тогда старец сказал им:
   - Если не можете обратить другую, то хотя бы терпите, когда вас ударили.
   - Мы и этого не можем.
   - Если даже этого не можете, - сказал он, - то не воздавайте злом за зло.
   - Мы и этого не можем.
   Старец тогда позвал своего ученика и велел ему:
   - Приготовь им немного горячей похлебки, ибо они больны. Если вы этого не можете и того не хотите, то что мне с вами делать?
   От отца:
   Ты видишь, что святой, не теряя времени на вопросы сразу же со всей определенностью отправил их прочь. Он не позволил им даже оставаться рядом с ним, тем более задерживаться, потому что пользы им от этого не было бы, а ему они только мешали бы всецело обратиться к Богу.
   Если этот верховнейший из отцов, бесстрастнейший из бесстрастных так оберегал себя, то насколько больше следует нам хранить себя, избегая тех, кто приходит к нам с тем только, чтобы поговорить и разведать о спасении. Ведь они никогда не согласятся хотя бы чем-нибудь поступиться ради заповеди Божией или сделать то, что им кажется болезненным. Поэтому если им сказать раз и два, а они не начнут исправляться, от них нужно бежать без оглядки. Нельзя открывать им легкий доступ к нам. Может быть, тогда они устыдятся, образумятся и с отвращением отнесутся к своей болезни. Они сами будут нам благодарны и перестанут досаждать нам.
   А мы примером произошедшего с ними освободим не только их, но и многих других, приобретших мирские желания с опорой на мирские рассуждения, от неизлечимого недуга мирской жизни и сами станем свободными не только от назойливых посетителей, но и от того немалого вреда, который мы могли бы получить, если бы наша немощь позволяла беседовать с кем угодно без разбора.

    Оглавление   
Глава 45: О том, что и на чужбине нужно знать, как общаться с посетителями; как ходить и путешествовать вместе с братьями; что странствующим нужно знать, как вести себя в чужих краях и каких правил придерживаться в пути, когда идешь вместе с братьями


   1. Из аввы Исаии

   Если ты отправился на чужбину и гостишь в чьем-нибудь доме, а хозяин уйдет и оставит тебя одного, не поднимай глаз и не рассматривай обстановку и ничего не открывай: ни окно, ни кувшин, ни книгу. Когда хозяин уходит, скромно попроси: «Дай мне немного работы до твоего возвращения». И что он тебе поручит, то и делай без уныния.
   Если услышишь разговоры с улицы, не обращай на них внимания и не пересказывай их хозяину, когда тот вернется. А то повредишь и себе, и ему.
   2. Если ты молод, никогда не носи красивых плащей. Не смейся и не обнажай своих зубов. Пусть твое лицо будет смиренно обращено долу. Когда попадаешь в чужие края, обувай сандалии. А когда находишься в келье, то не пользуйся ими, Разве что во время болезни. Когда идешь по дороге, держи руки на поясе и не размахивай ими, как мирянин, и не верти головой туда-сюда. Внимай помыслу своему и обращайся к Богу в сердечной молитве.
   3. Если ты пришел в город или селение, твои глаза должны быть постоянно обращены долу, иначе потом в келье может подняться против тебя брань. Если по пути женщина скажет «Мир тебе», отвечай ей только в своем сердце и не отрывай глаз от земли. Даже края женской одежды, если можешь, ты не должен видеть.
   4. Если идешь вместе с братьями, держись от них подальше, чтобы хранить молчание. Когда идешь вместе со старшими, никогда не опережай их. Если вы вместе со стариком должны нести корзину, то не позволяй ему нести ее - делай это один. А если вы оба молоды, то несите понемногу попеременно, и кто несет, пусть идет впереди. Там, где останешься на ночлег, не проявляй дерзости, но будь стыдлив совершенно во всем.
   5. На чужбине не ночуй в доме, где, как подсказывает сердце, есть опасность греха. Если захочешь поесть где-нибудь и узнаешь, что за трапезой будет женщина, вообще не садись за трапезу. Лучше огорчить хозяина, чем тайно соблудить в своем сердце. Когда ляжешь спать, не накрывайся одним плащом с другим человеком. И прежде чем лечь, соверши много молитв.
   6. Если вы вместе идете по дороге и с вами болящий, позвольте ему идти впереди, чтобы он мог, если устанет, присесть отдохнуть.
   7. Если вы в дороге вместе с братом, и ты по делу завернешь к другу, попросив брата подождать, а тебя пригласят на трапезу, позови и брата, чтобы он тоже поел и отдохнул вместе с тобой.
   8. Когда с тобой еще несколько человек и неудобно такое количество вести к другу, не пренебрегай ими и тайно не ешь у друга, позабыв о них. Обсуди с ними, как в таком случае лучше поступить и что они скажут, то и делай со смирением. А когда идешь с ними, не приписывай себе никакого значения, то есть не уклоняйся от рабского служения им.
   9. Если ты отправляешься на чужбину с братьями, с которыми не знаком, то даже если они моложе тебя, почитай их как первых. Когда твой любезный друг примет вас всех вместе всегда пропускай их вперед: и на омовение, и к трапезе, даже и виду не подавай, что он принимает их ради тебя. Всю честь отдай им и скажи: «Ради вас милость оказана и мне».
   10. Если идешь вместе с братьями, а среди них окажется такой, к которому питаешь особую о Господе любовь, не веди дружеских бесед только с ним у всех на виду, не то среди других может оказаться духовно немощный, которого начнет снедать зависть, и ты понесешь ответственность, потому что дал место его греху.
   11. Когда пойдешь к кому-нибудь, не жди, что они будут тебе особенно рады. Благодари Бога, что они приняли тебя.
   12. Если ты захочешь вместе с братьями навестить нищего брата, не введите его в еще большую нужду своими требованиями. Купите все, что сами собираетесь поесть, так, чтобы еще и ему осталось. Сами ешьте как можно меньше - вам достаточно и того, что он предоставил свой кров.
   13. Когда входишь в келью монаха, которого не знаешь, сиди там, куда он тебя посадил, и не заходи в другую комнату, пока тебя не пригласят.
   14. Если вы идете по дороге, не упускайте из виду заботу о том, кто немощен среди вас: может быть, ему нужно сесть немного отдохнуть, а может быть, поесть раньше положенного времени.
   15. Находясь на чужбине, не будьте дерзостны ни в каком деле, куда бы вы ни пришли. Тогда ваш пример будет полезным. Особенно важно молчать и тайно, и явно. Дерзость и все прочие страсти оказываются в немощном человеке из-за бездействия его сердца, потому что он не видит свои грехи.
   16. Когда ты безмолвствуешь в своей келье и назначил себе есть в определенный час или не есть вареного, или что-нибудь еще в подобном роде, то на чужбине смотри, не говори никому из сотрапезников: «Прости меня, я этого не ем». Тогда весь твой труд полностью отдашь в руки врагов, и он обернется для тебя одной суетой. Владыка и Спаситель твой велел делать все в тайне, а Отец твой... воздаст тебе явно (Мф 6, 6).
   17. Любящий свои труды хранит их, чтобы они не погибли

   2. Из Отечника

   Как-то авва Исидор отправился к авве Феофилу, архиепископу Александрийскому. Когда он вернулся в Скит, братья его спросили:
   - Как тебе понравился город?
   - Поистине, братья, - был ответ, - я не видел там ни одного человеческого лица, кроме архиепископа.
   Браться испуганно спросили:
   - Неужели всех поглотила земля, авва?
   - Нет, - ответил авва, - но меня не смог победить помысел хотя бы взглянуть на кого-либо.
   При этих словах все удивились вниманию и строгости старца. Постараемся и мы хранить наш взор от парения.
   2. Как-то в Келлиях был праздник, и братья ели в церкви. Был там брат, который сказал служителю:
   - Я не ем вареное. Только соль (сухари с солью).
   Служитель подозвал другого брата и сказал во всеуслышание:
   - Вот, тут брат не ест вареное. Принесите ему соль.
   Тогда встал один старец и сказал ему:
   - Для тебя было бы сегодня полезнее есть мясо в келье, чем слышать такое о себе перед всем народом.
   3. Один брат в Скиту, который не ел хлеба, пришел к великому старцу. В это время у старца оказались и другие гости, и старец приготовил для них небольшое угощение. Когда они принялись за трапезу, аскет взял только моченые теревинфы и ел их.
   Когда все встали после трапезы, старец отвел его в сторону и сказал:
   - Брат, если приходишь к кому-нибудь, то не показывай своего образа жизни. И если хочешь всегда придерживаться принятого тобою порядка, сиди в келье и никуда не ходи.
   Брат, вразумленный словом старца, стал на братских встречах вести себя, как все.
   4. Старец советовал: «Если ты пришел куда-либо, не показывай своего образа жизни, что ты не ешь оливковое масло, жареное или вареное. Отказываться можешь только от вина, если опасаешься брани, даже если некоторые станут тебя порицать, пусть тебя это не трогает».
   5. Брат спросил старца:
   - Когда я нахожусь на трапезе любви с отцами, что мне делать?
   - Вместо поста, - ответил он, -утверди безмерную молитву со смирением.
   - Но как я могу есть, слушать разговоры и молиться?
   - Усилие все превозмогает, - сказал старец, - и если хочешь быть монахом, всегда этого придерживайся. У кого другое отношение, тот не монах.

    Оглавление   
Глава 46: О том, что никого из приходящих за милостыней нельзя отпускать ни с чем, но следует с радостью принимать человека, посланного Богом, и подавать ему, что можем; даже если он назойлив, все рано следует терпеть любую его злобу и не гневаться, подражая в этом Богу, ибо Он милостивым воздает нередко гораздо больше; и о том, как в киновиях творить дела милосердия


   1. Из жития святого Григория Двоеслова

   Блаженный Григорий, написавший жития Италийских святых в виде диалога, бывший архиереем Римским, до своего святительства был монахом и игуменом монастыря святого Андрея, именуемого Клиоскером.
   Однажды он сидел в своей келье и переписывал рукописи. К нему пришел нищий. Как истинный раб Христов, Григорий позвал своего послушника и велел дать нищему денег. Тот исполнил все, как было сказано.
   Но вскоре тот же нищий снова пришел к святому и попросил:
   - Будь милостив ко мне, раб Бога Вышнего. Нужда моя велика, а ты дал мне мало.
   Григорий позвал своего послушника и сказал:
   - Пойди, брат, и дай ему еще шесть монет.
   Брат так и сделал. Нищий, теперь уже получив двенадцать монет, ушел.
   Но вскоре появился снова в такой же день и сказал:
   - Помилуй меня, раб Бога Вышнего, не откажи еще раз в подаянии, ибо слишком велики мои потери.
   И на этот раз Григорий позвал того же своего ризничего и велел ему:
   - Дай ему, брат, еще шесть монет.
   - Поверь, отче, - сказал послушник, - в ризнице не осталось больше ни одной монеты.
   Тогда блаженный Григорий сказал:
   - Нет ли у тебя какой-нибудь вещи, одежды, чтобы хоть что-то дать ему?
   - Честный отче! - взмолился ризничий, - Нет у нас других сосудов, только серебряное блюдо, на котором одна богачка, как у них принято, прислала нам угощенье.
   Тогда пойди и отдай ему это блюдо.
   Тот сделал так, как велел святой, а брат, забрав такое подаяние, ушел.
   Когда святой Григорий стал папой Римским, то по обычаю пап он однажды велел ризничему назначить двенадцать человек, которые будут обедать у него. Тот так и сделал, но когда все пришли на трапезу, то гостей оказалось тринадцать.
   Блаженный муж подозвал своего ризничего и спросил:
   - Я велел тебе позвать двенадцать человек, почему ты не послушался и позвал тринадцать?
   Тот перепугался и сказал:
   - Поверь, честный владыко, их двенадцать.
   И правда, тринадцатого видел только папа.
   Пока все ели, папа смотрел, как тринадцатый гость пристроился на самом крае скамьи. И вдруг лицо его начало меняться. То он казался седым, то совсем юным. Когда все стали из-за трапезы, блаженный папа попрощался со всеми, а тридцатого, в котором узрел нечто дивное, удержал за руку и повел в кабинет.
   - Заклинаю тебя величием силы Божией, скажи, кто ты? - спросил папа, - И каково твое имя?
   - Почему ты спрашиваешь мое имя? Это странно! - ответил незнакомец. - Ведь Я тот нищий, который пришел к тебе в монастырь святого апостола Андрея, и ты дал мне двенадцать монет и серебряное блюдо, в котором блаженная Сильвия, твоя матерь, прислала тебе угощение.
   Знай, что с того самого дня, когда ты проявил ко мне такое великодушие, Господь предназначил тебя стать предстоятелем Своей Церкви, за которую Он и кровь Свою пролил, и взойти на кафедру первоверховного апостола Петра, добродетели которого ты и подражаешь, ибо великий Петр, как и ты, раздавал все свое имущество приходящим в простоте сердца, в чем бы те ни нуждались.
   - А откуда ты знаешь, что Господь назначил мне стать папой?
   - Я ангел Господа Вседержителя, потому знаю. Господь тогда послал меня к тебе, чтобы испытать твердость твоего убеждения, человеколюбив ли ты и не творишь ли милостыню напоказ.
   Блаженный Григорий, услышав эти слова, испугался, потому что никогда прежде не видел ангелов. Раньше он внимал ему как человеку и просто беседовал с ним. Ангел сказал:
   - Не бойся, Господь послал меня быть около тебя, пока ты в нынешнем житии. О каком бы деле ты ни попросил, через меня эта просьба будет передана Господу.
   Услышав его слова, святой пал ниц, воздавая поклонение Господу и говоря при этом:
   - Если за такое незначительное проявление милости, которого я даже не заметил, Всемилостивый Господь показал на мне такое множество щедрот, что даже Своего ангела послал, чтобы он пребывал вместе со мною всегда, то сколь великой славу удостаиваются те, кто блюдут Его заповеди и творят правду? Истинно сказано: милость превозносится над судом (Иак. 2 13) и благотворящий бедному дает взаймы Господу (Притч 19,17).

   2. Из Григория Двоеслова

   Божий человек Вонифатий, ставший епископом и еще в детстве прославившийся величайшими по силе знамениями от Бога, выходил из дома одетым, а возвращался иногда без плаща, а то без рубашки. Если он видел на улице нищего, то снимал с себя одежду и одевал бедняка. При этом ему хотелось, чтобы это видели только очи всесильного Бога, ибо надеялся на награду только от Его Единого.
   В детстве мать наказывала его за такие поступки, говоря, что это несправедливо, когда самим одеть нечего, а он раздает все нищим. Однажды она вошла в свою житницу, где хранился запас зерна на весь год, и увидела, что сын раздал почти всю пшеницу бедным. Она пришла в отчаяние, начала терзаться и оплакивать пропажу почти годового запаса.
   Тут пришел благочестивый отрок Вонифатий и принялся утешать ее, как умел. Но поскольку он не знал, как еще можно ее успокоить, то попросил ее выйти из житницы, где осталось совсем мало зерна.
   Когда она вышла, он прямо на этом месте стал на молитву. Через некоторое время он позвал мать - пшеницы оказалось в закромах гораздо больше того годового запаса, который заготовила мать. Она изумилась, увидев это чудо. Убедившись, насколько действенна молитва отрока, с тех пор она сама разрешала ему раздавать хлеб.

   3. Из того же святого

   В это время, когда по всей Кампании свирепствовал жестокий голод, святой муж раздал бедным все из своего монастыря, так что в кладовой не осталось ничего, кроме небольшого количества масла в стеклянном сосуде, и иподиакон по имени Агапит стал просить у него немного масла.
   Святой муж, решивший раздать все на земле, чтобы сохранить все на небе, повелел дать просителю то небольшое количество масла, которое оставалось. Монах, надзиравший за кладовой, хоть и слышал приказание, но не исполнил его.
   Когда же спустя немного времени монаха спросили, исполнил ли он приказание, он отвечал, что не дал масла, потому что если бы отдал его просителю, ничего бы не осталось для братии.
   Тогда разгневанный святой Венедикт приказал выбросить за окно тот стеклянный сосуд, в котором было немного масла, дабы в монастыре ничего не оставалось, - за непослушание. Так и сделали. А под этим окном находился большой утес, усыпанный острыми камнями.
   Таким образом, выброшенный стеклянный сосуд упал на камни, но остался совершенно невредим, как будто его и не бросали, так что и сам он не разбился и масло не пролилось. Святой муж приказал поднять сосуд и, так как он был невредим, отдать просителю. Собрав братию, он обличил перед всеми недоверчивость и гордыню непослушного монаха.
   Затем святой Венедикт со всей братией стал молиться. А в этом месте, где он молился с братией, стояла пустая закрытая бочка. Во время молитвы крышка бочки начала подниматься от того, что в ней появилось масло, и стало неожиданно прибывать.
   Сдвинули и сняли крышку, но прибывающее масло полилось чрез край и потекло на пол. Как только раб Божий Венедикт увидел это, тотчас прекратил молитву, и масло перестало литься на пол.
   Тогда неверующему и непослушному брату он дал новое наставление - научиться иметь веру и смирение. А брат, спасительно вразумленный, устыдился, потому что достопочтенный отец чудесами доказал силу всемогущего Бога, о которой говорил в своих наставлениях.

   4. Из жития святого Евфимия

   Евфимий Великий и его братия однажды оказались в тяжелой нужде, от которой долго страдала новая Лавра. И как раз в это же время случилось так, что в Лавру зашло множество армян, где-то не менее четырехсот человек. Они шли из Святого Града на Иордан, но сбились с пути, потому что среди них не было никого, кто знал бы дорогу.
   Как только святой увидел их, задумался над тем, как устроить их на отдых после долгой дороги. Он позвал поставленного им самим лаврского эконома Дометиана и велел приготовить трапезу. А тот начал перечить в ответ, что нужда, мол, еще не кончилась и братии едва ли хватит еды на день. Но преподобный, дерзновенно уповая на Бога, который ниспослал бедной вдове пищу в изобилии за ее добрую волю (3Цар.17, 15-16), велел Дометиану отправиться в амбар.
   - Какими бы ни были человеческие помыслы, - сказал святой, - божественная благодать все может сверх ожидания управить.
   Дометиан пошел в амбар и начал было открывать дверь и сразу увидел (о, неизреченны чудеса Твои, Христе Боже!) - по Божьему промыслу и премудрости вся комната наполнена хлебом до потолка. Он даже дверь не смог открыть - так много всего лежало внутри! Эконом созвал всех братьев, чтобы они помогли ему. И когда открыли дверь, то увидели немыслимое множество хлеба, преизобилие вина и елея, сравнимое своим обилием разве что с безграничным благочестивым желанием Евфимия оказывать милость всем.
   При виде этого, постигнув силу Божественной благодати, Дометиан пал в ноги великому святому, попросил прощения и принес горячее раскаяние за свою былую мелочность.

   5. Из жития святого Маркиана

   На освящение храма во имя святой мученицы Анастасии строительством которого с закладки самого первого камня руководил великий Маркиан, как и следовало ожидать, собрался весь город, во главе с императором, придворными и патриархом. Вдруг к нему подошел нищий и протянул руку, чтобы получить хоть что-нибудь на пропитание. Святой муж, хотя душа его всегда была переполнена добротой и человеколюбием, на этот раз не нашел у себя ничего за пазухой. Он стал искать место, где его не увидят людские взоры. И как назло, на этот раз на нем оказался только хитон, хотя обычно он надевал под него рубашку.
   Поняв, что у него нет ничего с собой, божественный муж, хотя он мог бы с легкостью и без всяких извинений отвергнуть просьбу нищего (так как Бог свидетель, что подать было нечего), разволновался, что огорчит Бога, если не отдаст ту единственную одежду, которая была на нем. Святой Маркиан снял хитон и отдал нищему, оставшись только в столи (исподнее) и фелони, которые едва прикрывали тело.
   Святой муж делал все, чтобы люди этого не заметили. Когда все священнослужители вошли в алтарь, Маркиан преподал благословение первому священнику, и тот стал совершать Божественную Литургию. А сам Маркиан кутался в фелонь, чтобы никто не заметил его наготы.
   Однако все стоявшие в алтаре и сам архиерей, глядя на святого Маркиана, видели невероятное и необъяснимое чудо, поверить которому могли только очевидцы: на Маркиане сверкала огнем царская риза, расшитая золотом. Ее блеск становился еще ярче, когда Маркиан брал в руки божественное тело, чтобы преподать его верным.
   Одни смотрели на это чудо молча, другие перешептывались. Одни восхищались, другие завидовали. Несколько человек подошло к архиерею Геннадию, думая, что он не видит этого и что ему об этом непременно нужно сказать, и принялись наперебой хулить Маркиана и клеветать на него.
   Патриарх ответил, что тоже все видит, но не знает, как это объяснить и испытывает недоумение. Когда литургия завершилась, патриарх подозвал Маркиана и наедине спросил о ризе, сказав, что она больше подходит царям, чем (простым) иереям. Святой крайне изумился, пал в ноги патриарху и, заливаясь слезами, начал все отрицать. Он сказал, что это обман зрения и что даже допустить саму мысль, что у него может быть драгоценная риза, для него безумие.
   Патриарх счел слова Маркиана разумными и, поняв, что будет уже нелепо верить своим глазам, протянул руку и скинул фелонь и столи. И о чудо, видимое и названное. На святом не было золотого хитона, который только что все видели. Он стоял нагим, без священнических одежд, и было видно, что он наг и что его покрывает лишь незримый золотой хитон добродетелей.
   Тогда изумился архиерей, изумились и все хулители святого. Единым голосом из всех уст был прославлен Бог и Его служитель. Ведь святой служитель алтарей был сама щедрость, и своими руками он построил много великих храмов, исцелил немало людей, позаботился о несчетном количестве нищих. Его труды стали очень известны, и мы еще скажем о них. Так для всех стало очевидным не только его человеколюбивое отношение к нуждающимся, но и то, каких великих и благодатных дарований удостаиваются возлюбившие милосердие.
   Ночью этот дивный муж ходил по площадям и переулку града и помогал хоронить умерших. Если кто-нибудь умирал от голода, и некому было о нем позаботиться, то увидеть такого человека было для Маркиана великой радостью. Он омывал его и облачал, готовя к погребению, как близкого родственника.
   Совершив все приготовления, он обращался к умершему, как к живому:
   - Теперь иди, брат, облобызаемся во Христе на прощание.
   И казалось бы, лишенный всех чувств мертвец слышал его слова. Он вставал, и о небывалое чудо, лобызал Маркиана. Не он, но промысел Христов показывал, что принято служение Маркиана. Затем покойник снова становился покойником, и в этом не было никакого сомнения.

   6. Из жития святого Феодосия Киновиарха

   Великий Феодосий раздачей милостей одерживал победы над нуждой бедняков и терпел поражения, потому что величина милостей никак не могла успеть за его намерениями. Ведь его намерения всегда оставались под водительством неиссякаемой щедрости Духа Святого. Последующее повествование расскажет, как это происходило в жизни.
   Премного сострадая любому человеку, который попал в нужду, он еще большее сострадание проявлял к тому, кого постигло несчастье и чью нищету усугубляла еще и тяжелая болезнь. А многие тогда болели лихорадкой, самой страшной из всех постигающих человека болезней.
   Был он оком для слепых, ногой для хромых, одеждой для нагих, кровом для бездомных. Всем больным он был врачом, заступником, слугой, помощником. Он становился всем для всех по своему неистощимому человеколюбию. Раны он омывал, язвы очищал. Он лобызал прокаженных со всей любовью, не опасаясь заразиться. Он так мудро всех утешал и увещевал кротко сносить все бедствия, что его называли общим пристанищем, общим врачеванием, общим потчеванием гостей, общей казной. Как это сказано прекрасно и в согласии с истиной! Все могли сподобиться его заботы, получив то, в чем сильно нуждались.
   В его монастыре нельзя вспомнить, чтобы кем-то пренебрегли или о ком-то забыли. Феодосий считал, что самый простой, самый маленький человек заслуживает еще большей заботы, ибо Христос самым явным образом пребывает и в самых скромных людях.
   Никого из приходящих в монастырь не прогоняли, всем уделяли внимание, ибо каждый человек почитался как достойный человеколюбия и милости. Можно вспомнить, что каждый день за трапезу у Феодосия садилось больше ста человек. Если так велик источник человеческой милости, обильно текущий, то насколько более велик источник Божественной милости. Очевидно, что он не просто превелик в своем изобилии, но и бесконечно превосходит всякую мыслимую нами милость. Об этом мы сейчас и расскажем.
   Бог карал землю. Карал голодом. И этот голод был не кратким и не таким, чтобы поражал одни места, а другие щадил. Никто и нигде не мог уклониться от его бича. Такие мучения люди получили как кару за их зло, за плоды деяний их, как сказал пророк Михей1. Когда наступил праздник Ваий, множество бедняков и крестьян пришли праздновать прямо к монастырю, соблюдая принятый обычай, но в то время скорее понуждаемые голодом. Кто служили на кухне, не знали, что и делать при виде такого множества народа. Они попытались поделить всю еду на небольшие части и выдавать ее мерой, чтобы благодаря бережливости и точности еды хватило всем. Мера составляла один фунт и не более.
   Когда великий Феодосий подошел и увидел, что множество людей осаждает монастырские ворота, то сразу вспомнил, как Иов думал и говорил: Странник не ночевал на улице: двери мои я отворял прохожему (Иов. 31, 32). Обладая милосердием Иова и проникшись чувством сострадания, он отдал распоряжение убрать весы в сторону, и сказал, что нужно открыть монастырские ворота и всех пустить внутрь. Также он позаботился и о том, чтобы устроить трапезу на радость гостям.
   О величие Божиих чудес! Малого количества еды хватило на то, чтобы накормить множество народа, как прежде пятью хлебами было накормлено пять тысяч человек (Мф 14, 21) Все утолили голод, и все коробы были забиты остатками хлеба. Монахи, думавшие, что ничего у них не осталось, увидели, сколько у них еще запасов, что они получили больше, чем отдали и что по молитве чрево бедняков стало для них обильнее урожая садов и полей.
   Так воздает Бог за доброе намерение благотворить нищим. Он не только преподал неиссякаемое изобилие за великодушное намерение, но и показал святого мужа дивным и всеми воспеваемым, не обманувшимся в своей надежде. Бог удостаивает славой тех, кто всегда прославляют Его своими делами.
   В другой раз был праздник в честь Пресвятой Девы Богородицы, торжественно справляемый. На него собралось столько народа, что даже негде было всех разместить. А в монастыре тогда еды не было, только один хлеб, которым и пришлось бы угощать всех. Но Господь, прежде наполнявший монастырские закрома и отверзающий Свою неутомимую и щедрую руку и насыщавший все живущее, и теперь наполнил трапезу яствами, точнее исполнил желание чрева всех гостей. Мириады собравшихся ели досыта, а остатки складывали себе в котомки, чтобы отнести домой, а из других остатков монастырские служители накрыли еще немало трапез.
   Как-то великий Феодосий увидел, что египтяне сошлись на праздник освящения большого монастыря, и их было столько, что даже воды бы им не хватило в монастырском колодце. Но они наелись досыта и унесли еду с собой, чтобы было что поесть по дороге.
   Кто видел эти дивные события, тот обрел точное свидетельство, что Бог, прежде оросивший пустыню манной для ведомых Моисеем евреев, теперь даровал пропитание и для Феодосия. Кто, как мы уверились, живет во Христе, совершает великое и дивное, подавая в изобилии пищу множеству мужей. Глядя на толпы спешивших к монастырю людей, невозможно было не понять бесхитростным умом, что действует здесь сам Господь, некогда благословивший пять хлебов и досыта накормивший тысячи.

   7. Из жития святого Иоанна Милостивого

   Как-то к блаженному Иоанну пришли те, кому была вверена раздача милостыни, и сказали, что какие-то девушки, прилично и богато одетые, явились вместе с нищими и попросили милостыню, нужно ли давать им ее? Кротчайший святой посмотрел на них сурово и сказал:
   - Вы слуги и работники не смиренного Иоанна, а самого Христа. Поэтому слушайтесь Его повелений - просящему у тебя дай (Мф 5,42). А если вы хотите служить кому-то другому, кто повелит вам все разузнавать и исследовать образ жизни просящих и их состояние, знайте, что ни Христос, ни смиренный Иоанн не нуждаются в любопытных слугах. Если бы вы раздавали свое имущество, еще было бы какое-то извинение вашей бережливости. Но вы раздаете не свое, но Богово. Поэтому всегда должны хранить Божии повеления.
   - А если вы, - продолжал авва Иоанн, - по своему неверию боитесь, что множество расходов превысит церковные доходы, то я не захочу больше общаться с вами за ваше неверие. Я точно знаю, что даже если весь мир одновременно сойдется в Александрию и будет просить милостыню, то их просьбы никогда не превысят неиссякаемого изобилия Божьих богатств.
   Такими разумными увещеваниями святой Иоанн исцелял Всякое неверие. Величие его намерений изумило всех присутствующих. Далее святой Иоанн рассказал такую историю.
   «Когда мне было пятнадцать лет, я жил на Кипре. Однажды ночью я увидел сон: передо мной предстала дева дивной, невыразимой красоты, в блистательных одеждах, на голове венок из оливковых ветвей. Она подошла ко мне и очень сильно ткнула меня пальцем в бок. И тут я увидел, что это происходит не во сне, а наяву - она стоит передо мной (живая), я спросил, кто она, откуда пришла и почему не дает мне спать. Она посмотрела на меня кротким и радостным взглядом и сказала:
   - Я первая из дочерей Великого Царя. Если кто подружится со мной, я могу заступиться за него перед Царем. Нет ни у кого большего дерзновения к Нему, потому что я убедила Его сойти с небес на землю и принять (человеческую) плоть. Сказав эти слова, она исчезла. Я пришел в себя и стал обдумывать увиденное и понял, что имя этой девы - Милость. Благодаря Милости наш Господь не счел недостойным сойти на землю и сделаться подобным людям.
   Встав с одра, я пошел прямо в церковь. Уже брезжил рассвет. По дороге мне встретился муж, у которого не было даже одежды, он замерзал от утреннего холода. Я снял с себя плащ и отдал ему, сказав себе, что так и нужно поступать, если неложным было видение. Не успел я войти в церковь, как ко мне подошел какой-то человек, облаченный в светлые одежды, протянул мне мешочек со ста золотыми и сказал:
   - Друг, возьми эти деньги.
   Я взял их с радостью, но вскоре почувствовал раскаяние. Тогда я вернулся назад, чтобы отдать ему деньги, которые мне были совсем ни к чему, но тот бесследно исчез. Тогда я понял, что видение было не мнимым, но совершенно истинным. Из этого случая я понял, что после того как я подал милостыню, то как и было обещано, Христос воздал мне сторицей. И потом, совершая дела милосердия мириады раз, я все время убеждался в этом. Я даже говорил себе: «Прекрати, до каких пор ты будешь искушать Неискусимого?» Столь очевидны были и доказательства веры. А малодушные люди теперь пришли, чтобы отвлечь меня и показать меня сообщником своего неверия и призвать быть немилосердным».
   Кто-то из иноземцев, узнав о великой благости святого, задумал искусить того, кто был выше всякого искушения. Он оделся в рубище и стал ждать около больницы, потому что святой два-три раза в неделю навещал немощных. Он подошел к нему и печальным голосом попросил:
   - Владыко, сжалься над пленником.
   Тот повелел казначею выдать ему шесть монет.
   Мнимый попрошайка взял деньги, переоделся, подошел снова и попросил. Святой Иоанн велел ему дать милостыню.
   Казначей шепнул патриарху:
   - Но это тот же самый, который только что получил шесть монет, разве ты не узнаешь его?
   Когда притворщик и в третий раз пришел за деньгами, казначей стал делать знаки патриарху, что это тот же самый человек. Но патриарх сказал слова, достойные вечной памяти:
   - Дай ему двенадцать монет, может, это мой Господь испытывает меня.
   В другой раз, когда великий святой направился в церковь, к нему подошел кто-то из знатных, ограбленный ворами и дошедший до крайней нищеты. Этот человек попросил помощи, и патриарх сразу распорядился выдать ему пятнадцать фунтов золота. Но тот, кому было поручено выдать деньги, то ли не так услышал, то ли решил, что у Церкви денег мало и их нужно приберечь, если патриарх не знает, как нужно экономить деньги, и выдал просителю только пять фунтов.
   Когда патриарх выходил из церкви, какая-то богатая вдова вручила ему бумагу, в которой святейшему отписывалось пятьсот фунтов золота. Наделенный Божией благодатью, он догадался, что все произошло не так, как он сказал. Он позвал своих помощников и спросил, выдали ли они тому человеку пятнадцать фунтов или нет.
   Они стали лгать, что все сделали так, как было велено. Тогда святой Иоанн послал за просителем и узнал от него что тот получил только пять фунтов. Тогда он показал им бумагу вдовы и сказал: «Бог с вас взыщет теперь тысячу фунтов золота. Если вы выдали человеку пятнадцать фунтов, тогда эта вдова пожертвовала Богу тысячу пятьсот фунтов. Чтобы на деле уверить вас, неверных, позовите эту боголюбивую жену.
   Когда она пришла и принесла обещанное золото, патриарх спросил:
   - Скажи, именно столько денег ты собиралась пожертвовать?
   Она поняла, что от него не утаилось то, чему свидетелем была только она одна. Вдова с печалью в голосе рассказала:
   - Поистине, владыка, когда я составляла бумагу, я отписала тысячу пятьсот фунтов. Но через несколько дней я развернула эту бумагу, и увидела, что слово «тысяча» непонятно как исчезло. Из этого я рассудила, что Божья воля есть на то, чтобы я пожертвовала только пятьсот фунтов.
   Когда служители это услышали, то их охватил страх, пронзивший им всю душу. Они пали к ногам святого, прося отпустить им грех преслушания. Святой, преподав благословение, отпустил их с миром.
   У блаженного Иоанна был обычай читать жития святых, более других преуспевших в совершении милостыни и тем прославленных, чтобы идти по их следам. Как-то ему попалось житие святого Серапиона Сидонского. Патриарх не переставал восхищаться этим мужем и рассказывать истории из его жизни. Серапион, например, встретив нищего, снял с себя омофор и отдал ему. А потом, увидев еще одного нищего, замерзавшего на улице, отдал ему свой стихарь. Наконец, он сел, будучи уже наг, сжимая в руках Евангелие. Какой-то человек подошел к нему и спросил:
   - Кто тебя лишил одежды?
   - Вот это, — ответил Серапион, показывая на Евангелие.
   А потом он продал и Евангелие и вырученные деньги раздал нищим. Когда ученик спросил его:
   - Где наше маленькое Евангелие?
   - Поверь, чадо, - ответил он, - я послушался Господа, говорившего мне в том Евангелии: продай имение твое и раздай нищим (Мф 19, 21). Он не велел щадить, как я понимаю, и той книги, в которой это написано.

   8. Из жития святого Алипия

   Добродетель милостыни так расцвела в душе великого Алипия, что всякий раз, когда он подавал, то радовался больше получателя милостыни. Как-то раз к нему приблизился нищий и стал просить об одежде. Алипий, нисколько не задумавшись, снял с себя плащ и положил его на уступ колонны. А нищий взял плащ и отправился, прославляя Бога за сбывшийся на нем (Божий) промысел. Святой Алипий остался стоять на улице, дрожа от холода, пока кто-то из его слуг, тогда приводивших в порядок дом, не заметил его и не поспешил принести какую-то одежонку.

   9. Из Отечника

   Брат увидел авву Нисфероя, который накинул на себя два коротких плаща, и спросил его:
   - Если придет нищий и попросит у тебя плащ, какой ты отдашь ему?
   - Лучший, - ответил авва.
   - А если потом другой нищий попросит у тебя, что ты ему отдашь?
   - Отдам последний, пойду, сяду в какое-нибудь укромное место, пока Бог не пошлет мне одежду и не укроет меня. Ибо я ничего не прошу у людей.
   2. Старец жил вместе с братом по правилам общежительной киновии. И был он милостив. Когда настал голод, и люди начали приходить к их дверям и просить милостыню, старец подавал всем. Брат, увидев, как тот поступает, сказал:
   - Отдай мне мою долю хлеба, а со своей делай, что хочешь
   Старец поделил хлеб и продолжал творить милостыню только из своей части. Многие приходили к старцу, слыша что он подает всем. Бог, видя это, благословил хлебы его. Брат съев свой хлеб, сказал старцу:
   - Так как у меня уже мало хлеба, авва, возьми меня обратно в киновию.
   - Как повелишь, так и сделаю, - сказал старец, и они опять стали жить и есть вместе.
   К ним по-прежнему приходило много просителей, и никто не уходил с пустыми руками. Однажды брат вошел в келью и увидел, что хлеб кончился. Пришел нищий, и старец велел брату подать ему милостыню. Брат сказал:
   - У нас больше нет хлеба, отче.
   - Войди внутрь и поищи, - сказал старец.
   Тот вошел и, увидев противень, полный горячих хлебов, испугался, взял хлеб и подал нищему. Тут брат осознал веру и добродетель старца и прославил Бога.
   3. Некий манихей отправился навестить своих соратников, но вечер застал его посреди пустыни. Он даже не знал, где переночевать. А в том месте жил один православный анахорет, который знал этого манихея, видел его и понимал, к какой ереси тот принадлежит. Манихей, не зная, где голову преклонить, все же боялся обратиться к анахорету, думая, что тот не пустит его к себе за иноверие, но, понуждаемый обстоятельствами, подошел к двери и постучался. Старец отворил и, увидев его и узнав, принял с радостью, накормил и показал место, где тот может спокойно заснуть. Ночью манихей, размышляя о милосердии старца, подумал: «Надо же, этот человек не был пристрастен ко мне, хотя знал, кто я, и так позаботился, чтобы я отдохнул. Поистине, он человек Божий».
   Встав утром, он пал в ноги ему и сказал:
   - С сего дня я православный, - и до конца дней своих оставался у старца.
   4. Авва Феодор Фермийский попросил авву Памво:
   - Скажи мне слово.
   Тот подумал, тяжело вздохнул и сказал:
   - Иди, Феодор, и будь милостив ко всем. Ибо милость твоя обрела дерзновение перед Богом.
   5. У одного монаха из Фиваиды был от Бога благодатный дар служения, так что каждому приходящему человеку он делал то, в чем гость нуждался. Как-то в одной деревне он раздавал милостыню, и к нему подошла женщина за милостыней в ветхом платье. Заметив, как она одета, он раскрыл кулак, чтобы подать ей много. Но пальцы его сжались в кулак, и он дал ей самую малость. Потом к нему подошла другая женщина, хорошо одетая. Увидев, как она одета, он лениво стал доставать несколько монет, но пальцы его захватила довольно много монет.
   Затем он расспросил об обеих женщинах и узнал, что та, которая была одета хорошо, была из благородных людей, обеднела, и надевала прежние богатые одежды только чтобы не вызывать упреков. А вторая хотела получить побольше, и поэтому надела на себя ветхое.

   10. Из святого Исаии

   Если оказываешь милость нищему, не зови его помочь тебе в трудах, иначе не зачтется тебе оказанное ему твое благодеяние.

   11. Из аввы Варсонофия

   Брат спросил старца:
   - Отче, если меня брат попросит о каком-нибудь деле, а я сомневаюсь, действительно ли ему это нужно, как я могу оказывать ему милость с радостью и весельем? Тогда я окажу ему милость через силу, а душа моя останется жестокой и немилостивой.
   - Если, - ответил старец, - ты знаешь, что брат просит, потому что нуждается, подавай ему с радостью, подавая от Бога и в этом твое веселье. А если узнаешь, что нет у него в том нужды, не подавай ему, а скажи: «Авва заповедовал мне не подавать никому, кто не нуждается». И это не будет жестоко.
   2. Брат спросил:
   - Если я подаю человеку по его нужде и вижу, что меня гложет жадность, как бы не передать ему лишнее, в таком случае что мне делать? Подать больше необходимого, чтобы избавиться от жадности или постараться не подавать меньше того, сколько нужно. И если угождение человекам, тщеславие или простой стыд перед людьми велят подавать больше, чем надобно, то должен ли я давать меньше необходимого для одоления страсти или ровно столько, сколько необходимо, ради исполнения заповеди?
   - Если жадность терзает тебя и не хочет, чтобы ты благотворил ближнему, - сказал старец, - поступай, как позволяет твое состояние. Если у тебя много средств, подай ему чуть больше, чем нужно. А если мало, то подай в точности столько, сколько необходимо. А если тебя борет помысел подавать из тщеславия или человекоугождения, не давай ни больше ни меньше необходимого, но соблюдай точность: дай столько, сколько нужно.

    Оглавление   
Глава 47: О том, что монаху не следует ни иметь, ни собирать деньги для раздачи милостыни и какое милосердие ему подобает оказывать


   1. Из жития святой Синклитикии

   Блаженная Синклитикия говорила, что аскету не следует стремиться к материальным благам, чтобы подавать милостыню. Это дело мирян - выражать милосердие в пожертвованиях. Им подобает подавать милостыню не для того, чтобы накормить голодных, но чтобы они научились любви и товариществу.
   Ведь Бог, ведающий всеми богатствами богачей, властен напитать любого нищего. Как обрезание крайней плоти символически показывало снятие покрова с сердца1, так и милостыня предназначена для того, чтобы вложить в людей любовь друг к другу. А в ком любовь возникла по божественной благодати, тому милостыня не нужна.
   Я говорю это не за тем, чтобы оболгать милость, но чтобы показать всю чистоту и высоту нестяжания. Ведь меньшее не Должно препятствовать большему. Немного сил тебе нужно приложить, мало совершить, но все в одно вместишь, если на правишь свою любовь к большему.
   Ты несешь крест. Ты должен сказать свободно: Вот, мы оставили все и последовали за Тобою (Лк 18, 28). Прими те благодерзновенный язык апостолов и скажи: Серебра и золота нет у меня (Деян 3,6). И мирянам не подавай милостыню попросту и безрассудно, но подражай Аврааму и в этом и проявляй свое человеколюбие. Праведный Авраам, принимая гостей, прибавил к угощению и намерение. Он, как сказано в Писании, сам встал, прислуживал и позвал жену и всех домашних слуг. Поистине, эти люди удостоились награды милости, оказавшись во втором ряду.
   Господь, сотворив вселенную, распределил живущих на ней по двум рядам. Одним, живущим по чести, Он предназначил брак, ради деторождения, а другим передал образец чистоты ради святости жизни, сделав их ангелоподобными. Первым Он оставил законы, чтобы все расплачивались за все, а вторым сказал: Мне отмщение, Я воздам (Рим 12,19). Первым он велел возделывать землю (Быт 3, 23), а вам, вторым, не заботьтесь о завтрашнем дне (Мф 6, 34). Мирские владыки тоже дают своим слугам различные труды. Одних они посылают в поле, чтобы они возделывали землю и обеспечивали прирост населения, а других, если они покажут себя умелыми и прекрасными, берут в свои покои на служение. Так и Господь учинил место в мире для всех, избравших честной брак, а самых лучших из них, как сподобившихся праведного намерения и возлюбивших чистоту, поставил на служение Себе.
   Такие люди чужды всех земных дел: ведь они удостоились участия в трапезе Владыки. Они не думают об одежде, ни о чем материальном. Они во Христа облеклись и обрели Его как первого своего промыслителя. Их призвание состоит в том, чтобы отречься от жизни и помышлять о смерти.
   Как мертвые ничего не делают для своего тела, так и мы. Все, что совершается для тела, совершали и мы, когда были младенцами. А теперь, согласно апостолу, мир для нас распят, мы для мира (Гал.6,14), и той же душой живем. Покажем в себе добродетели и по велению разума будем творить милостыню, ибо блаженны милостивые душой (Мф 5,7).
   В другом месте Писания говорится, что с вожделением взирающий на красоту и уже до всякого дела совершил грех (Мф.5,28). Поэтому ясно, что милостыня должна прежде окрепнуть в разуме. Намерение производит действие, даже если телесная нужда мешает его осуществить на деле.

   2. Из жития святого Арсения

   Когда Арсений Великий, оставив мирскую жизнь, совершал подвиг среди Скитских монахов, воспитанный им Аркадий взошел на императорский престол после кончины своего отца Феодосия. Аркадий отправил Арсению приветственное письмо, написанное любезно и осмотрительно, в котором просил преподобного о молитвенной помощи в принятых им обязанностях, чтобы Бог управил его власть, как Ему это угодно.
   Аркадий сделал Арсению самый дружеский подарок: все доходы, собираемые в Египте. Обоснованием было то, что Арсений будет раздавать все эти средства нищим и помогать святым храмам и монастырям, нуждающимся часто в самых необходимых вещах. Так писал Аркадий, в конце письма попопросил быстро прислать ответ.
   Арсений, получив такое письмо, не стал писать ответ, но передал императору устно: «Распределять деньги никак мне не подобает. Я умер для мира, а у мертвого здесь нет никаких дел».
   Пришедшим к нему монахам Арсений сказал: «Памятуйте братья, что наш враг дьявол употребляет множество всяких уловок, пытаясь ввести нас в заблуждение, и под предлогом гостеприимства и любезной помощи приходящим
   Братьям заставляет нас есть и пить со всеми гостями, говоря, что такова настоящая любовь.
   Так понемногу, незаметно он отвлекает нас и низвергает в рабство чреву и премного пакостит возникающими от этого пристрастиями и наслаждениями. Другим же он внушает мысль о милостыни и пожертвованиям нищим и влагает в них страсть к деньгам, доводя их до сребролюбия».

   3. Случай из странствий святого Иоанна Богослова

   На острове Патмосе, куда сослали апостола Иоанна, правителем был Мирон. Иоанн исцелил его сына Аполлонида, страдавшего от беса Пифона (злой дух прорицатель), и много любви оказал Мирону и всему его дому, так что все они уверовали и крестились.
   Мирон принес Иоанну много денег и сказал:
   - Возьми это, учитель, и раздай нищим.
   - Твое намерение правильное, - сказал апостол, - но я знаю, что нужно мне быть послушным Богу, а не деньгам, мне вручаемым. Поэтому никак не могу принять их. Лучше ты своими руками раздай их тем, кто нуждается.
   Мирон стал помогать нуждающимся, и Господь наполнил его дом всяческим достатком. Видя употребление денег на благое дело, все возрадовались.

   4. Из аввы Марка

   Брат! Писание говорит: Искупи грехи твои правдою и беззакония твои милосердием к бедным (Дан 4, 24). Ты меня спросишь:
   - У меня нет денег, потому что я навсегда отрекся от имущества. Как я буду благотворить нищему?
   Я тебе отвечу:
   - У тебя нет денег? Но у тебя остались желания. Отрекись того, что тебе желанно, и за счет этого сделай благо. Даже если ты не можешь трудиться руками, телесно, трудись своим праведным намерением.
   Если брат погрешит против тебя, прости ему по слову Господа, и будет тебе за это великая милость. Если мы ищем прощения у Бога, мы должны со всем усердием прощать любого человека: прощайте, и прощены будете (Лк 6, 37).
   Большое дело, когда человек раздает деньги нищим. Но будет гораздо выше, если вы оказываете милость ближнему, прощая ему грехи. Ведь душа по природе намного выше тела.
   Мы попросили прощения у Бога и получили его. Почему же мы не хотим простить ближнего. Мы уподобляемся тому лукавому рабу, которому господин простил долг в десять тысяч талантов, а он не простил своему должнику сто динариев. Господин справедливо сказал ему: Злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя (Мф 18, 32-33).
   И, разгневавшись, - сказано в Писании, - государь его отдал его истязателям, пока он не отдаст ему всего долга (Мф 18, 34). Далее Господь говорит: Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его (Мф 18, 35). А в другом месте, обращаясь к тем, кто приняли от Него множество великих благодеяний, но оказались немилостивы и не сострадательны, Он говорит, оплакивая их: Горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение (Лк 6, 24).
   Человек бывает богат и без денег, изобилуя словом, знанием или еще какими-либо способностями, каких нередко удостаиваются люди. Пусть он принимает этот дар и отдает тому, кто его не имеет. А если он немилосерден к ближнему, То горе ему, что принял этот дар, потому что он уже получил свое утешение.

   5. Из святого Диадоха

   Что более подобающее и во всем полезное для нас, познавших путь истины, чем не сразу же продать все свое имущество и вырученными деньгами распорядиться по заповеди Господа (Мф. 19, 21; Мк. 10, 21; Лк. 18, 22). Недопустимо, ссылаясь на исполнение других заповедей, не слушаться этого спасительного повеления.
   Итак, да будет у нас прежде всего благая беспечность, а после незлоумышляющая нищета, которая мыслью находится выше всякой неправды и правосудия, да не будет в нас больше материи, в которой разгорится пламя излишества.
   Тогда осенит нас смиренномудрие, которое больше всех прочих добродетелей, и прижмет нагими к груди, как мать держит в объятьях любимое дитя, которое по младенческому неразумию сняло с себя все одежды и далеко их забросило, потому что дитя радуется, по своему великому незлобию, наготе больше, чем даже самым красочным одеждам.
   Хранит, - сказано в Писании, - Господь простодушных; я изнемог, и Он помог мне (Пс 114, 6). Господь требует от нас творить милостыню тем, что у нас есть, а не тем, чего нет.
   А если то, что я мог бы раздавать многие годы, за краткое время со страхом Божиим я должным образом раздам, то разве кто-то осудит меня, если ничего у меня не осталось? Пусть он знает, что не нужно позорить Бога из-за своего сребролюбия и заставлять Его ждать, пока человек сумеет распорядиться своим имуществом. Пока человек долго собирается подать милостыню, тем временем нищие голодают и мерзнут без одежды.
   Лучше такое оправдание отвергнуть ради благого служения. Не нужно неразумно кичиться своим богатством. Если мы возненавидели естественное стремление помогать другим, то мы собственную душу возненавидели. Если мы не радуемся, когда раздаем свои деньги, то уничижаем нашу душу тем, что не делаем никакого блага.
   Если нам хватает денег, то мы тем более должны радоваться, что раздаем их, ибо в нас действует благо, когда мы с радостью на лице выполняем Божье повеление. Но когда раздадим все, тогда нас постигнет беспредельная печаль и смирение что мы не совершаем ничего, воистину достойного. Тогда душа обратится к самой себе в великом смирении. Ведь то благо, которое она теперь не может приобретать себе каждый день милостыней, она будет приобретать трудолюбивой молитвой, терпением и смиренномудрием.
   Нищий и бедный восхвалят Тебя, Господи. Никому Бог не преподаст дара богословия, если человек сам не будет готов к тому, чтобы отказаться от всего своего имущества ради Евангелия Божия. Бог возвестил: по благости Твоей, Боже, Ты готовил необходимое для бедного и прибавил: Господь даст слово: провозвестниц великое множество (Пс 67,11-12).

   6. Из аввы Кассиана

   Некоторые во зло перетолковали сказанное в Писании: Блаженнее давать, нежели принимать (Деян 20,35) и исказили смысл изречения в пользу жажды сребролюбия, считая, что блаженнее богатеть своевольно, чтобы из большего богатства раздавать нуждающимся. Они не усвоили поучения Господа: Продай все имущество и раздай нищим, и обретешь сокровище на небе, и тогда следуй за Мной (Мф. 19, 21). Пусть знают они, что не отреклись еще от мира и не достигли монашеского совершенства, ибо они постыдились принять поденную нищету ради Христа и апостолов, чтобы служить себе и другим не богатством, а трудом своих рук.
   Если они хотят на деле исполнить свое монашеское призвание и вместе с апостолом прославиться, то, отказавшись от своего ветхого богатства, пусть совершают подвиг вместе Павлом, в гладе, жажде и наготе. Тогда они пробегут поприще совершая добрый подвиг.
   Если бы святой апостол считал, что сохранение ветхого богатства необходимо для совершенства, он бы не презирал его ценности. Сам же он себя называет человеком знатным и римским гражданином и не отказывается от этого.
   И кто в Иерусалиме продавали свои дома и поля, приносили цену проданного и полгали к ногам апостолов (Деян. 4 34), те не делали бы этого, если бы рассудили, что апостолы одобрят питаться на сохраненные деньги, а не плодами своих трудов и пожертвованиями со стороны язычников.
   Со всей ясностью об этом учит только что названный апостол Павел. В Послании к Римлянам он говорит: А теперь я иду в Иерусалим, чтобы послужить святым, ибо Македония и Ахаия усердствуют некоторым подаянием для бедных между святыми в Иерусалиме (Рим. 15, 25-27), ибо польза от этого им будет.
   Апостол Павел часто и в узах бывал, и в тюрьмах и нес на себе все издержки путешествий и поэтому, как и следует думать, был в затруднении зарабатывать необходимое для себя своими руками. Поэтому он говорит в своем поучении, что получал необходимое от братьев из Македонии: Недостаток мой восполнили братия, пришедшие из Македонии (2 Кор. 11,9).
   И к Филиппийцам он пишет: Вы знаете, Филиппийцы, что в начале благовествования, когда я вышел из Македонии, ни одна церковь не оказала мне участия подаянием и принятием, кроме вас одних. Вы и в Фессалонику раз и два присылали мне на нужду (Флп 4,15-16). Так что говорить другое будет после этих слов только тот, кто дошел до крайнего безумия.

   7. Из святого Исаака

   Когда в душе положишь пределы, чтобы милостью созидать ее, приучи душу свою не искать оправдания в других делах, чтобы не оказалось, что одной рукой ты трудишься, а другой - лишаешь себя заработанного.
   Там нужна была бережливость, а здесь нужна широта сердца. Если милостивый не возвысится над понятием справедливости, то он еще не совершенен в милости. Именно, не только знакомым людям нужно оказывать милость, но и с радостью претерпевать несправедливость от других людей и быть милостивым к ним тоже.
   Когда милость одержит победу над правосудием, тогда человек увенчается уже не венцами мирской праведности, но венцами совершенных евангельских добродетелей. Отдать нищим свои средства, одеть нагого, возлюбить ближнего как самого себя, никого не обижать, не лгать - все это предписывал и Ветхий Закон.
   А совершенное Евангелие говорит: Всякому просящему у тебя давай, и от взявшего твое не требуй назад (Лк 6, 30). И не только неправду в отношении имущества и прочие внешние неурядицы нужно терпеть с радостью, но и саму душу полагать за друзей своих. Таков милостивый, Он не только подаянием милует своего брата, но и сдерживается, когда тот упрекает его, чтобы не огорчить сердце брата.
   Если хочешь стяжать милостивое сердце, сначала при- Учи себя презирать все вокруг, чтобы ум не был увлечен тяжестью вещей и не покидал отведенные ему пределы. Точно определить, милостиво твое сердце или нет, можно по тому, как ты переносишь несправедливое отношение к себе.
   Если ты поистине милостив, то когда у тебя отнимают что-то несправедливо, ты не скорбишь внутри, не рассуждаешь вслух о внешнем ущербе. Напротив, ты хочешь состраданием избыть зло обидчиков, как ярость вина укрощается обилием воды, и показать великую милость, воздавая благом за обиду. Так поступил и блаженный пророк Елисей по отношению к тем, кто пришли его поработить.
   Стоя на молитве, он ослепил их, показав сущую в нем Божью силу. Когда же он дал им поесть и попить и отпустил то тем самым проявил милость к ним (См 4 Цар. 6, 8-23).

   8. Из святого Максима

   Не только по раздаче денег узнается расположение любви, но, что гораздо выше, по распространению слова Божия и телесному служению.
   2. Тот, кто подлинно отрекся от мирских вещей и нелицемерно служит ближнему по любви, тот быстро освобождается от всякой страсти и становится причастником божественной любви и ведения.
   3. Кто любит Бога, тот непременно любит и ближнего. Такой человек не может удерживать у себя деньги, но только управляет ими боголепно, подавая каждому нуждающемуся.

   9. Из святого Варсануфия

   Брат спросил старца:
   - Что такое сострадание и как оно возникает в человеке?
   - Сострадание в том, чтобы миловать попавшего в нужду. А тому, кто бережет свое своеволие, не сочувствуй. Оно возникает в человеке от того, что он помнит, как помиловал его Бог, и тогда он сам милует ближнего.

   10. Из Отечника

   Один человек принес деньги старцу и попросил взять для своих нужд, но тот не принял их, сказав, что довольствуется своим рукоделием. Но гость продолжал настаивать, говоря, что этими деньгами можно будет помогать нуждающимся.
   Старец ответил:
   - Это для меня станет двойным позором: я возьму то, в чем не нуждаюсь, а раздавая другим, начну тщеславиться.
   2. Сказал старец: «Если ты даешь милостыню, а помысел терзает тебя, что дал много, не внимай сатанинскому внушению. Но по возможности живи в нищете и смирении, чтобы тебе самому могли подавать милостыню. Тот, кто подаст тебе, возрадуется, поняв, что сделал доброе дело. А ты сам, ничего не имея и проводя время в нищете, достигнешь величайшего смирения. Ты осознаешь, что не совершил ничего доброго, никому даже не оказал помощи и сам нуждаешься в заповеданном. Так жили отцы наши, так авва Арсений обрел Бога».

   11. Из святого Ефрема

   Лучше монах нищий, который безмолвствует со смиренномудрием, чем богатый монах, налево и направо раздающий милостыню с превозношением и надменностью.
   2. Послушаем, братья, слова: Имея одежду и пропитание, будем довольны тем. А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствия и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие (1Тим 6,8-10).

    Оглавление   
Глава 48: О том, что часто живущие в нищете и оказывавшие милость в меру своих сил, когда стали получать доход, заболели сребролюбием и перестали даже давать прежнюю милостыню


   1. Из Отечника

   Пресвитер Скита авва Даниил рассказывал: «Сорок лет назад, когда я был молод, то пошел в Фиваиду и спустился в имение, чтобы продать свое рукоделие. А в имении был человек по имени Евлогий, по ремеслу каменотес, занимавшийся этим делом смолоду. Из заработанных денег он часть раздавал бедным и соблюдал пост до вечера.
   В тот вечер он пришел в имение и по своему обыкновению взял меня вместе с братьями и устроил на ночлег. Вернувшись к себе, я оценил добродетель этого мужа и начал поститься целыми неделями, прося Бога подать ему больше средств, чтобы он мог больше помогать другим. Три недели у меня во рту не было ни росинки, и я свалился с ног, едва живой, от такой аскезы. Кто-то в священническом облачении подошел ко мне и спросил:
   - Что с тобой, Даниил?
   - Владыко, - отвечаю, - я дал слово Христу не вкушать хлеба, пока Он не услышит мои молитвы о каменотесе Евлогии и не подаст ему благословение, чтобы он благотворил многим другим.
   - Это не будет правильно, - сказал небесный гость.
   - Но Господи, - воскликнул я, - даруй ему, чтобы через него все прославили имя Твое святое.
   - А вот это уже точнее. Если хочешь, чтобы Я даровал это ему и просишь за его душу, чтобы она спаслась множеством милостыней, Я дарую ему то, что ты просишь.
   - Из моих рук взыскуй его душу, - попросил я.
   Тут я увидел себя в храме Воскресения в Иерусалиме, на Святом Гробе сидит Отрок, а справа от Него - Евлогий. Отрок посылает за мной кого-то из предстоящих Ему и обращается ко мне:
   - Ты друг Евлогия?
   - Да, Владыко, - воскликнули все.
   - Ты отвечаешь за своего друга, - спросил Отрок.
   - Да, Владыко, только дай ему то, в чем он нуждается, - говорю я и вижу, что за пазухой у Евлогия много денег, и чем больше их берут, тем больше их за пазухой становится.
   Проснувшись, я понял, что был услышан, и прославил Бога.
   Между тем Евлогий вышел на работу, ударил по скале - послышался глухой звук. Он ударил еще раз и увидел небольшое углубление. Еще раз ударил - и обнаружил пещеру, и в ней полным-полно денег. Евлогий изумился и подумал: «Если я их возьму, правитель об этом услышит, придет и отберет их у меня да еще и накажет. Лучше я пойду в другую страну, где никто меня не знает». Он продал мулов, на которых возил камни, и ночью перенес деньги к реке. И бросив свое доброе дело, которое он творил каждый день, погрузил деньги в лодку и отправился в Византий. Там тогда правил император Иустин Старший. Евлогий отдал много денег императору и его вельможам и стал епархом священных преторий. Он купил большой дом, который и сейчас называется «домом Египтянина».
   Через два года во сне я опять увидел, как Отрок сидит в храме Святого Воскресения. «Но где же Евлогий?» Только я это подумал, как увидел эфиопа, который тащил Евлогия далеко от Отрока. Я проснулся и воскликнул: «Горе мне грешнику! Погубил я свою душу». Я взял суму и пошел в имение продавать свое рукоделие. Я ожидал увидеть Евлогия, наступил вечер, но никто ко мне не подошел, чтобы дать мне ночлег в доме. Мимо проходила старушка, и я спросил ее:
   - Смилуйся, матушка, дай мне три сухарика, я сегодня совсем не ел.
   Она пошла и принесла немного вареной еды и предложила поесть. Сама села рядом и начала говорить полезные речи:
   - Господин авва, разве ты не знаешь, что ты молод и тебе не полезно ходить в имение? Разве ты не знаешь, что монашеская схима требует безмолвия? - и тому подобные слова.
   - Что ты мне говоришь, ведь я пришел продать свое рукоделие?
   - Даже если ты пришел продать рукоделие, не задерживайся тут допоздна. Если хочешь быть монахом, возвращайся сейчас же в Скит.
   - Ты права, - сказал я. - Но подожди еще немного, скажи, где тот человек, который жил в этом имении - он боялся Бога и давал приют странникам?
   - Увы! - отвечала она. - Что тут говорить, господин авва? В наших краях был каменотес, и он много делал добра чужестранцам. И Бог, видя его доброту, даровал ему благодать, и сейчас он, как я слышала, стал патрицием.
   Когда я услышал это, то подумал: «Я виновник его гибели». Я сел на корабль и поплыл в Византий. Выяснив, где дом Евлогия Египтянина, я сел напротив ворот, ожидая, пока он появится. И тут я увидел, как он приближается с великой пышностью.
   - Помилуй меня, я хочу тебе что-то сказать наедине, - крикнул я ему, но он не обратил на меня внимания, а его телохранители побили меня. Но я забежал вперед и снова крикнул, и меня опять побили. И так я провел четыре недели и никак не мог с ним встретиться. Тогда, пав духом, я отошел и бросился ниц перед иконой Пресвятой Богородицы с рыдаем и обратился к Спасителю: «Господи, или сними с меня долг дружбы, или я уйду в мир». И произнеся это в уме, я заснул. И вот был шум великий и раздался голос:
   - Идет Августа.
   И перед Ней шли тысячи и тьмы небесных воинств. Я воскликнул:
   - Помилуй меня, Владычице.
   Она остановилась и сказала мне:
   - Что ты хочешь?
   - Я друг Евлогия епарха, - сказал я. - Повели, чтобы Бог освободил меня от этого долга.
   - Не Мне это решать, а тебе.
   Проснувшись, я подумал про себя: «Умру, но не отступлю от этих ворот, пока не встречусь с ним». Я опять пришел к воротам. Когда епарх проходил мимо, я снова окликнул его. Тогда ко мне подбежал привратник и стал меня избивать, пока не упал я на землю пластом. Пав духом, я сказал себе: «Пойду в Скит, и если Бог изволит, Он спасет Евлогия».
   На пристани я увидел корабль из Александрии. И только я поднялся на борт, как от упадка сил заснул, и во сне увидел себя в храме Святого Воскресения и Отрока, сидевшего на Гробе и сурово смотревшего на меня, так что от страха я задрожал, как лист, и не мог открыть рта. И само сердце мое, казалось, вот-вот остановится. Отрок сказал:
   - Ты не хочешь отвечать за дружбу?
   Он отдал повеление двум из предстоящих Ему. Они взяли меня за шиворот и подняли, а Отрок сказал:
   - Не проси дружбы свыше сил и не перечь Богу.
   А я висел в воздухе и не мог открыть рта. Но тут услышал голос:
   - Августа идет.
   Увидев Ее, я приободрился. Я пал ниц перед Ней и сказал с дрожью в голосе:
   - Помилуй меня, Владычице мира.
   - А теперь что ты хочешь? - спросила она.
   - Я вишу в воздухе, отвечая за дружбу с Евлогием.
   - Я буду просить за тебя, - пообещала Она. Вижу - Она подошла и облобызала стопы Отрока, Который сказал мне:
   - Больше не делай этого.
   - Не буду, Господи, я просил об этом для того, чтобы он стал угодным Тебе, а не неугодным, - ответил я и добавил. - Согрешил, Владыко, прости меня.
   Отрок велел меня отпустить и сказал:
   - Возвращайся в свою келью. А каким образом я верну Евлогия в прежнее состояние, не пытайся узнать.
   Я проснулся в великой радости, свободный от обязанностей дружбы и отправился в путь, благодаря Бога.
   Через три месяца я услышал, что император Иустин скончался, и к власти пришел Иустиниан. Через некоторое время против него восстали Ипатий, Дексократ, Помпий и епарх Евлогий. Первые трое были обезглавлены, и все их имущество разграблено. Евлогию удалось ночью бежать из Константинополя. Иустиниан приказал казнить его, где бы его ни обнаружили. А беглец вернулся в свое имение, переодевшись простым селянином.
   Окрестные жители пришли, чтобы посмотреть на него и сказали ему:
   - Хорошо, что ты к нам зашел. Мы слышали, что ты стал патрицием.
   - Разве? - переспросил он. - Если бы я стал патрицием, то неужели бы вернулся к вам? Нет, это был другой Евлогий из Египта. А я ходил по Святым местам.
   Он образумился и сказал сам себе:
   - Смиренный Евлогий, вставай, бери кирку и иди работай. Здесь нет дворцов. И хорошо, что ты не лишился головы. И взяв инструменты каменотеса, поднялся на гору, где нашел деньги, надеясь, что там, может быть, остались хоть сколько-нибудь. Он долбил скалу до шести вечера, но ничего не нашел и принялся вспоминать пышные процессии, лесть, роскошь и пиры. А потом стал твердить себе: «Вставай, смиренный Евлогий и трудись. Ты здесь египетский крестьянин».
   Через некоторое время святой Отрок и Владычица наша Богородица вернули ему прежнее духовное состояние. Ибо Бог праведен и не забывает о прежних трудах человека.
   Между тем и я пришел в это место продать рукоделие. Наступил вечер, и каменотес по своему прежнему обыкновению пригласил меня к себе. Когда я увидел его, покрытого каменной пылью, тяжко застонал и со слезами произнес: Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро (Пс 103, 24). Кто бог так великий, как Бог [наш]? Ты- Бог, творящий чудеса (Пс 76,14-15). Из праха поднимет бедного, из брения возвышает нищего ( Пс 112, 7). Господь делает нищим и обогащает, унижает и возвышает (1 Цар. 2,7). Как непостижимы судьбы его и неисследимы пути Его (Рим 18, 33).
   Он привел меня в дом, налил воды в лохань, омыл мне ноги, как и другим гостям по своему обычаю, и накормил. Когда мы поели, я спросил:
   - Как идут дела, авва Евлогий?
   - Помолись за меня, господин авва, ибо я смирен, и у меня нет никакого имущества.
   - Лучше тебе не иметь и того, что сейчас у тебя есть, - сказал я.
   - Почему, господин авва, разве я тебя чем-то ввожу в соблазн? - спросил он.
   - Чем ты только не вводил меня в соблазн! - и рассказал ему все, как было. Мы оба заплакали, и он попросил:
   - Помолись за меня, авва, чтобы Бог давал мне только самое необходимое и помог исправиться.
   - Поистине, чадо, не ожидай от Христа, что тебе будет даровано что-либо из того, что есть в земном мире, кроме этой трудовой кирки, - сказал я и, попрощавшись, ушел.
   Евлогий продолжал работать каменотесом и принимать странников до самой смерти. Даже когда ему исполнилось сто лет, он не отступил от своих правил, и Бог давал ему силы чтобы пройти свой жизненный путь до конца.

    Оглавление   
Глава 49: О том, что монах не должен безрассудно принимать милостыню от всех людей, тем более, если он не нуждается в ней; и о том, что принимающий должен отработать подвигом то, что ему дается


   1. Из Отечника

   Как-то в Раиф прибыл богатый чужестранец и раздал братьям милостыню по номисме каждому. Не забыл он послать монету и одному исихасту, жившему в Раифе в уединенной келье. В ту же ночь старцу приснилось поле, заросшее тернием, и кто-то сказал ему: «Выходи жать поле, которое подало тебе милостыню».
   Наутро исихаст послал за христолюбивым благодетелем, который дал ему номисму, и, вернув ему золотую монету, сказал:
   - Брат, возьми свою монету, ибо мне не по силам справиться с чужими сорняками - мне бы только убрать свои.
   2. Сказал старец: «Совершенные подвижники вообще ни от кого не принимают милостыни сразу. Средние не говорят никогда, что им что-то нужно. А если кто-то от себя даст, принимают как посланное от Бога. А мы немощные даже не можем обеспечить себя необходимым нам, и потому будем просить с великим смирением, всегда порицая себя».
   3. Сказал авва Макарий: «Если мне хватает своего имущества, а мне принесут еще что-нибудь, особенно если это делает мирянин, то я ничего не возьму, ибо знаю, что оно совершается по внушению дьявола. А если у меня нет чего-нибудь нужного и не раз и не два помысел требует найти это, то Бог, ведая мою нужду, посылает мне это через кого-нибудь, как Даниилу во рву со львами помог пророк Аввакум.
   Если я заработаю на то, что мне нужно, серебро или медных монет, но не трачу их и жду, что кто-нибудь даст мне это даром, то уподобляюсь Иуде Искариоту, который оставил дарованную ему благодать и погряз в жажде сребролюбия.
   Мы слышали о брате бедном и нуждающемся, что когда ему принесли еды сколько нужно, а после другой человек тоже ему принес что-то, он не принял и сказал: «Уже напитал меня Господь, а больше мне не нужно».
   4. Сказал авва Форта: «Если Бог желает, чтобы я жил, Он знает, как управить мою жизнь. А если не желает, то зачем мне такая жизнь». Он не от всех принимал милостыню, даже когда был прикован болезнью к постели. Он говорил: «Если человек мне что-то приносит, но не ради Бога, а по человеческой обязанности, то если я это принимаю, то поступаю несправедливо по отношению к этому жертвователю, ведь мне нечем ему отплатить, и от Бога я не получаю награды».

   2. Из Палладия

   Мы знавали великого подвижника Виссариона, насколько он был кроток и как велико было его умиление. Как-то мы сидели и беседовали, слушая его душеполезные и спасительные наставления, и пришел авва Милий, который, облобызавшись со старцем, сказал:
   - Такой-то наш благодетель, постоянно навещавший нас в этой пустыни, умер. Но как при жизни он наилучшим образом распоряжался своим имуществом, так и после смерти наилучшим образом уже все управил. Он передал свое поместье женскому монастырю, который опекает Илия Подвижник, и собрал в нем уже триста подвижниц.
   Услышав эти слова, старец заплакал и принялся бить себя по лбу.
   - Горе мне, грешнику! - воскликнул он. - Он столько радости принес дьяволу, причинил страшный вред подвижницам и растерял все свою награды! А ты говоришь, что он наилучшим образом все управил?
   Мы попытались спорить и говорить, что великая награда в том чтобы помогать подвижницам, Христу обручившимся и Ему единому работающим.
   - Поверьте мне, чада, - возразил старец, - со мной то же самое было. Я видел авву Герасима, о котором упомянуто в житии Евфимия Великого. Пришел в Иерусалим, помолился и на обратном пути (а было мне двадцать пять лет) услышал о его смерти. Слушая, как лев скончался с ревом на его могиле, я был поражен в самое сердце любовью к Богу. Тотчас я раздал свое имущество, оставив за собой только одно имение, чтобы разместить там скит великого монастыря в Александрии.
   Я отправился и предал себя в волю аввы Исидора Пилусиота. Я сказал ему: «Авва, я желаю, по Божьему велению, отречься от мира. Я раздал все свое имущество, оставил себе только одно именье ради подвижниц. Но его хочет купить богатый человек, императорский наместник, и он мне предлагает за него семьдесят фунтов золота. Продавать имение или нет?» Старец ответил: «Если он оценил имение в семьдесят фунтов, уступи ему за пятьдесят, а вырученное золото раздай подвижницам, и получишь большую награду. Если ты отдашь им имение, то ввергнешь их в великое смятение и суетные занятия и так доведешь до скверны блуда».
   Я не послушался старца, но вернулся к себе и подписал Дарственную на имение. Подпись я ставил в присутствии Александрийского папы, всего клира, градоначальника и свирелей. Вручив монахиням бумагу, я без промедления вернулся в скит.
   Через шестнадцать месяцев вижу во сне, что я оказал Вифлееме и стою перед священной пещерой. Пещера наполнена дивным несказанным светом, а мужи в священных одеяниях воспевают Жену, облаченную в багряницу. Ее красоту невозможно передать. В изумлении и в страхе от этого ужасающего видения я хотел бежать, но один из святых мужей, самый величественный, подошел ко мне, сурово на меня взглянул и сказал строгим голосом: «Скажи, Евстафий (это было мое мирское имя), чем ты оправдаешься за подвижниц? с того дня, как ты передал им имение, они гневают Господа! Велено мне умертвить тебя, если тотчас не исправишь свою ошибку». Я в страхе ответил: «Господи, я отдал им имение вместе с рабами и скотиной не для того, чтобы гневить Бога».
   Тогда царственная Жена отверзла Свои святые уста и сказала тихим голосом: «Мы принимаем твое намерение, чадо, но в твоем намерении дьявол нашел свой удел. Враг человеческий поразил их душу и тело. Бог Промыслитель мог бы низвести и даровать им реки золота, но это им не полезно. Кто отрекся от мира ради Царства небесного, должны в труде и тяготе, великом смирении и нищете неотступно прилежать Богу, а не в роскоши, тщеславии и богатстве».
   Протянув руку, она указала на прежнего моего собеседника : «Это Иоанн Креститель, наставник монахов. Кто хочет стоять вместе с ним, должен подражать его добродетелям». И, повернувшись ко мне, добавила: «Иди и исправляй свой грех, а Я тебе помогу». Святому Предтече она сказала, взглянув на него: «Иоанне, запечатай сердце его, чтобы он не счел морокой сказанное ему». Иоанн Креститель протянул руку и запечатал мое сердце. И я тотчас проснулся, взял посох, собрал немного хлеба на долгую дорогу и отправился к авве Исидору. Когда я рассказал авве о видении, он спросил: «Разве ты не знал, что если имение возделывать, то нужно нанимать работников? В монастырь подвижниц тогда заход» мужчины, и дьявол поражает тогда и тех, и других. Монахи вообще не должны заниматься земными заботами, тем более женщины».
   Вместе со старцем я отправился к подвижницам. Мы вошли в храм, помолились, а потом позвали стариц и сказали им: «Что нам делать? Скоро придет императорский чиновник, он отберет имение и передаст его патриарху». Они ответили: «Что вы знаете, будет добрым и нужным, то повелите, и мы исполним». Я говорю: «Не могу возразить императорскому чиновнику. Если хотите, то до его прихода продадим имение здешнему властителю, и все деньги достанутся вам. А он уже будет разговаривать с чиновником». Старицы ответили: «Хорошо вы сказали, так пусть и будет».
   Я тотчас отправился продавать имение, и продал его императорскому наместнику за шестьдесят фунтов, а всех рабов отпустил на свободу. Взяв золото, я вернулся в обитель и положил его перед алтарем. Затем мы, как и договаривались, отправились в дорогу вместе с аввой Исидором. Я сказал старцу: «Я едва не погиб, отче. Правильно говорили отцы: «Женщинам не твори милостыни». Старец ответил: «Не говори так, чадо, ты ошибаешься. Истину говорю тебе, что кто может и желает творить милостыню, всячески должен помогать подвижницам. Он получит большую награду, чем если помогает слепым, прокаженным, хромым и калекам. Ведь эти женщины - самая немощная часть общинного тела. Подвижницы отреклись от мира ради Бога и стали нищими, но они не могут, в отличие от нас, ходить и продавать изделия своего ремесла, они не могут справиться со всеми делами в монастыре, а выходить за стены монастыря они не смеют.
   Если одна из них выйдет за ворота обители, тотчас все охотники зол направят на нее свой взгляд, словно на показавшуюся лань, и полетят в нее стрелы отовсюду. Избежать всех стрел - дело трудное и быть может невыполнимое, а получить рвение - потеря немалая. Даже если превозмочь тяжкую рану и вырваться из рук охотников, бежать будет тяжко. И даже если стрела выйдет из раны, то тот участок, который был поражен из-за твоего невнимания, начнет гнить, особенно если не начать лечить его сразу - пойдет зловоние и гной, как возвещал об этом пророк (Пс.37,6).
   Поэтому тот, кто может послужить им ради Бога и избавить их от необходимости выходить за стены монастыря получит стократную награду от Бога в сравнении с теми, кто милосердствует к прочим нищим и немощным. Точно также тот, кто прислуживает монахам, голодающим Бога ради, получает свыше великое и несравненное воздаяние. Кто принимает пророка, во имя пророка, получит награду пророка (Мф 10 41). И еще: Кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды, во имя ученика.., не потеряет награды своей (Мф 10, 42). Только нужно быть внимательным и не подавать монастырю, будь то женскому или мужскому, как попало. Ведь это может тех, кто решил жить по воле Божией, подтолкнуть к суетным увлечениям, помыслам и смутам. Полезно им это не будет, а вред самый значительный.
   А кто хочет им послужить и даровать им покой, пусть подает то, что не отвлечет от усердия в духовной жизни: хлеб, муку, уксус, мелкие деньги, одежду шерстяную и льняную или что-нибудь еще, что от нас труда не потребует, а им необходимо в повседневных нуждах. Тогда служение их Богу возрастет, потому что ничто не будет отвращать их от думы и помышления о Боге».

    Оглавление   
Глава 50: О том, что (христианину) следует беречь себя от всего неполезного и чуждого как от губительного


   1. Из Отечника

   Однажды авва Агафон шел вместе с несколькими учениками. Один из них увидел зеленый стручок на дороге и спросил старца:
   - Отче, не разрешишь ли поднять его?
   Старец посмотрел на него с недоумением, весьма смущенный такой нелепой просьбой брата, и спросил:
   - Как, разве ты его туда положил?
   - Нет, - ответил брат.
   - Как же ты можешь взять то, чего не клал?
   2. Об авве Зиноне рассказывали, что как-то по дороге в Палестину, утомившись, он сел поесть возле огуречной грядки. А помысел начал внушать ему: «Возьми да и съешь огурчик, разве от этого убудет?» Авва же в ответ сказал: «Воры идут в ад. Вот прямо сейчас и подумай, сможешь ли ты вынести адские муки?» Тогда, поднявшись, он простоял под раскаленным солнцем пять дней и обгорел до черноты. После этого он сказал себе: «Я не могу вынести адских мук». А помыслу ответил: «Если не можешь их вынести, не воруй и не ешь краденого».
   3. Авва Исаак сказал:
   - Я знаю брата, который жал пшеницу на поле и, захотев съесть колосок, спросил хозяина: «Могу ли я съесть колосок пшеницы?» Тот, услышав это, восхитился строгостью брата, сказал: «Поле все твое, отче, бери, сколько хочешь».
   4. Брат пришел к авве Агафону и попросил:
   - Позволь мне жить при тебе.
   И вот как-то он шел по дороге, увидел кусок селитры и взял его. Старец спросил:
   - Откуда у тебя селитра?
   - Она валялась на дороге, и я взял ее.
   - Если ты пришел, чтобы жить у меня, почему бы тебе не положить ее там, где взял? - сказал старец и велел ему отнести селитру обратно.
   5. Один отец рассказывал об авве Иоанне Персидском, что тот по своей великой благодати дошел до глубочайшего незлобия. Он жил в Аравии Египетской. Как-то авва одолжил у одного брата золотую монету и купил пряжу, чтобы работать. Другой брат пришел и попросил:
   - Авва, подари мне немного пряжи, чтобы я соткал себе сорочку.
   Авва отдал ему пряжу с радостью. Пришел еще один брат и попросил:
   - Дай мне немного пряжи, я сотку себе платок.
   Старец и с ним поделился. Так он отвечал на все просьбы в простоте и с радостью. Затем пришел заимодавец и попросил вернуть долг. Старец сказал:
   - Я тебе сам принесу ее.
   Но ему неоткуда было взять денег. Тогда он пошел к монастырскому эконому авве Иакову и попросил дать ему монету, чтобы вернуть брату. Когда он шел, то нашел золотник на земле, но даже не прикоснулся к нему, но только сотворил молитву и вернулся в свою келью. Брат вновь пришел и потребовал вернуть монету. Старец сказал:
   - Обязательно верну.
   Он опять отправился к эконому, и вновь увидел монету на земле, и помолившись, опять вернулся. Третий раз брат пришел и стал уже упрекать его. Старец сказал:
   - Прости меня в последний раз, я отдам монету.
   Должник встал, пошел той же дорогой и опять увидел, что монета по-прежнему лежит на своем месте. Сотворив молитву, он взял ее, пришел к авве Иакову и сказал:
   - Авва, когда я шел к тебе, то нашел монету на дороге. Будь любезен, сообщи всем в округе, может быть, ее потерял кто-нибудь. Если хозяин найдется, то я отдам ее.
   Когда старец ушел, авва Иаков стал всем говорить о монете но за три дня не нашлось никого, кто бы потерял монету.
   Тогда старец говорит авве Иакову:
   - Если никто не потерял монету, то отдам ее брату, ибо я должен ему. Когда я шел к тебе за милостыней, чтобы отдать долг, то нашел ее.
   Авва Иаков поразился тому, что должник, найдя монету, не взял ее сразу и не отдал заимодавцу. И самое удивительное было в авве Иоанне то, что если кто-нибудь приходил одолжить у него какую-нибудь вещь, он не сам ему ее выносил, а говорил брату:
   - Иди в мою келью и бери то, что тебе нужно.
   Когда брат возвращал эту вещь, авва Иоанн опять же говорил ему:
   - Положи ее на место.
   А если взявший не возвращал вещь, то он ему ничего не говорил.
   6. Один святой подвижник по имени Филагрий жил в Иерусалимской пустыне. Он трудился изо всех сил, чтобы заработать себе на хлеб. Однажды, когда подвижник стоял на рынке и продавал свое рукоделие, кто-то потерял свой кошелек, где лежала тысяча монет. Старец нашел кошелек и остался стоять на том же месте, сказав про себя: «Потерявший наверняка придет сюда». И этот человек пришел со слезами. Старец отвел его в сторону и отдал кошелек. Тот не хотел его отпускать, прежде чем он не возьмет вознаграждение. Но старец ничего не хотел брать. Тогда хозяин кошелька стал кричать:
   - Посмотрите на человека Божия и на его поступок.
    Но старец скрылся в толпе и ушел из города, чтобы его прославляли.
   7. Брат нашел на дороге дрова, выпавшие из вязанки, которую вез верблюд, и принес их в келью. Авва спросил его:
   - Где ты их взял? - спроси авва.
   - Подобрал на дороге.
   Старец сказал ему:
   - Если их туда занес ветер, можешь внести их в келью, а если нет, то вернись и положи, где взял.
   Брат послушался и отнес дрова на дорогу.

БЕСЕДЫ О БОГОПОЗНАНИИ И САМОПОЗНАНИИ ПО УЧЕНИЮ СВЯТЫХ ОТЦОВ:

1. Записи р. Б. Ники
2. О молитве, молитвенном делании и молитвенном трезвении
3. О празднословии
4. О праздномыслии, или о мечтаниях, блуждании и рассеянии ума
5. О помыслах в форме мысленных разговоров (или внутренних диалогах)
6. Что такое «скорбь» по христианскому учению и почему люди тяжело переносят различные скорбные обстоятельства
7. О понятии «счастье» по христианскому учению
8. О прелести, или действиях бесов против людей
9. Таинственные действия Духа Святого у подвижников, сподобившихся стать причастниками Духа и в отношении всех людей
10. Блудная страсть и половая потребность
11. О брачных половых отношениях и воздержании по учениям святых отцов
12. Пьянство и наркомания как страсти телесного сладострастия
13. Страсть сребролюбия и материальные потребности
14. Страсть гнева
15. О праведных реакциях христианина на различные виды злоречий и злых действий
16. О страсти уныние, как лени и праздности
17. О саможалении по учению св. отцов
18. Учения святых отцов на мнение, что смысл жизни заключается в создании семьи
19. О конфликтах в семьях, происходящих от самолюбия и разных страстей
20. Печаль о смерти ближних
21. Предсмертные состояния праведников и грешников
22. Реакции людей на приближение смерти
23. О возвращении души в тело, или о видениях при клинической смерти по христианскому учению
24. О силе любви по учениям святых отцов (1. О естественной любви и самолюбии)
25. Умственная сила. Познавательные низшие способности, или тема о хранении чувств.
На главную Написать нам письмо В начало страницы





Copyright © 2006-2017 ni-ka.com.ua Created & hosted by Dmitry