САЙТ ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНИНА






БИБЛИОТЕКА СВЯТЫХ ОТЦОВ И УЧИТЕЛЕЙ ЦЕРКВИ:


Феофан Затворник
Августин Блаженный
Анастасий Синаит
Антоний Великий
Афанасий Великий
Василий Великий
Василий Кинешемский
Георгий Задонский
Григорий Богослов
Григорий Нисский
Григорий Синаит
Димитрий Ростовский
Дорофей авва
Древние иноческие уставы
Евфимий Зигабен
Ерм. "Пастырь"
Игнатий Брянчанинов
Илия Минятий
Иннокентий Пензенский
Иннокентий Херсонский
Иоанн Кассиан Римлянин
Иоанн Кронштадтский
Иоанн Лествичник
Иоанн (Максимович) Тобольский и Сибирский
Исаак Сирин
Исаия Отшельник
«Духовно – нравственные слова» (пер. П. Величковского)
«Духовно – нравственные слова» (пер. Ф. Затворника)
Кирилл Александрийский
Лука Крымский
Макарий Египетский
Максим Грек
Марк Подвижник
Никита Стифат
Никодим Святогорец
Николай Сербский
Нил Синайский
Оптинские старцы
Паисий Святогорец
Патерики
Русские подвижники 18 - 19 веков
Симеон Новый Богослов
Тихон Задонский
Троицкие Листки (19 век)
Е. Попов. Нравственное богословие для мирян
Иоанн Сан-Францисский
Авва Исаия

Духовно – нравственные слова


(Перевод Паисия Величковского)


Здесь можно скачать Духовно – нравственные слова (Перевод П. Величковского)>>> в формате Microsoft Word (~ 159.3 Kb)

Слово 1. Наставления братиям, которые жили с ним

Слово 2. Об уме по естеству

Слово 3 . Наставление новоначальным братиям

Слово 4. О том, что должно соблюдать во время путешествия келлиотам?

Слово 5. О том, что должно соблюдать тем, которые желают жить в мире между собою

Слово 6. О том, что желающие пребывать в истинном безмолвии не должны быть пытливы и иждивать время в бесполезных занятиях, оставив рассматривание грехов своих

Слово 7. О добродетелях

Слово 8. Блаженного аввы Исаии изречения

Слово 9. Наставление отрекшимся от мира

Слово 10. Продолжение наставлений к отрекшимся мира

Слово 11. О зерне горчичном

Слово 12. О вине

Слово 13. К новоначальным и стремящимся к совершенству

Слово 14. Блаженного аввы Исаии плач и рыдание

Слово 15. Об отречении от мира

Слово 16. О помыслах, которые борют человека, по отречении от мира, особенно удаляющегося в пустыню

Слово 17. О радости души, работающей Богу

Слово 18. О забвении обид

Слово 19. О болезнях душевных

Слово 20. О смирении

Слово 21. О ветвях зла

Слово 22. О покаянии

Слово 23. О делах нового человека

Слово 24. О совершенстве

Слово 25. О бесстрастии

Слово 26. Того же к авве Петру, ученику его

Слово 27. Изречения блаженного аввф Исаии, которые слышал от него авва Петр, ученик его, и вписал в книгу

Слово 28. На слова: «Внемли себе» (Товит. 4, 12)

Слово 29. Его рыдания

Блаженного аввы Исаии монашеские правила

Аввы Исаии главы. О духовном делании и безмолвии

Изречения Аввы Исаии

Повесть весьма полезная. Об искушении, постигшем преподобного Елиссея, ученика аввы Исаии

    Содержание   
Слово 1. Наставления братиям, которые жили с ним



    Желающие жить со мной братие, послушайте меня, Бога ради, умоляю вас. Каждый из вас да пребывает в келлии своей со страхом Божиим. Не пренебрегайте рукоделием вашим ради заповеди Божией. Не будьте нерадивы к поучению вашему и частой молитве. Храните сердце свое от помыслов чуждых, не беспокоясь ни о каком человеке, ни о какой-либо вещи мира сего, но всегда исследуйте, как вам исправить себя и преуспеть (в добродетели), умоляя Бога с болезнованием сердечным и слезами в умерщвлении плоти, дабы Он простил вам согрешения ваши и сохранил вас на будущее время от впадения в те же грехи. Ежедневно имейте смерть пред очами, внимательно размышляя о том, как будете разлучаться с телом, как пройти вам власти тьмы, которые встретят вас на воздухе, как вам предстать пред Богом в тот страшный День Суда, когда будет определяться должное воздаяние каждому за дело, слово и помышление. Ибо «все обнажено и открыто перед очами Его» (Евр.4, 13) Того, Кому должны мы дать ответ. В трапезе и в собрании (церковном) ничего не говорите, разве только по крайней надобности. Читающего псалмы не поправляйте, если он сам о том не спросит. Каждый (по очереди) в свою неделю да приготовляет для прочих потребную пищу со страхом Божиим, не оставляя притом надлежащего попечения о душе своей. Никто отнюдь не должен входить в келлию брата своего (без надобности). Не старайтесь видеться друг с другом прежде определенного времени. Не любопытствуйте ни о том, какие работы сделаны другими, ни о том, кто трудился более, брат ли более тебя или ты более его.
    Выходя на дело (послушания), храните себя от лености и дерзости. Каждый со страхом Божиим да внимает себе, своему делу и сокровенному поучению души своей. Когда отпустится собрание (из церкви) или встанете из-за трапезы, не садитесь для бесед друг с другом, даже о божественных предметах, но каждый да поспешает в келлию свою и там да оплакивает грехи свои. Когда же необходимость потребует сказать что-либо друг другу, и тогда говорите кратко со смирением и благоговением, как бы в присутствии Божием. Не спорьте друг с другом ни о каком предмете, никого не порицайте, никого не осуждайте, не уничижайте ни словом, ни мыслью и отнюдь не ропщите ни на кого, подозревая его в чем-либо с худой стороны. Ложь да не исходит из уст ваших. Не желайте ни слышать, ни говорить того, что не приносит вам (душевной) пользы. Злоба, зависть и ненависть к ближнему да не обитают в сердце вашем.
    2. Да не будет одно в устах ваших, а другое в сердце, ибо «Бог поругаем не бывает» (Гал.6, 7), но равно видит и сокровенное, как явное. Не скрывайте никаких помыслов, смущающих вас, ни скорбей, ни желаний, ни зазрений ваших (касательно ближнего), но все их открывайте авве своему и принимайте с верою то, что от него услышите. Когда решаетесь жить со мною, смотрите не пренебрегайте моими заповедями (иначе я не оставлю вас пребывать со мною). Если вы сохраните их, то я дам ответ за вас Богу, но если не исполните, то от вас потребуется ответ и за ваше нерадение, и за то, что я бесплодно трудился о вас. Кто соблюдает мои заповедания как тайно, так и явно, того соблюдет Господь Бог от всякого зла и защитит его от всякого искушения, и тайного и явного. Умоляю вас, братие, памятуйте непрестанно, для чего вы оставили мир, и заботьтесь о спасении вашем, чтобы отречение ваше (от мира) не было тщетным, и да не посрамитесь пред лицом Божиим и святых Его, которые ради Бога отреклись от мира и подвизались. Знайте, что добродетель заключается в том, чтобы от споров уклоняться, злострадание переносить равнодушно, обучаться смирению, во всяком случае отсекать волю свою, не надеяться на свою правду, но всегда иметь пред очами грехи свои. Поверьте мне, что покой, ослабление и тщеславие погубляют весь труд монашеский.

    Содержание   
Слово 2. Об уме по естеству



    1. Братие! я не хочу оставить вас в неведении о том, что Бог в начале сотворил небо и землю, все видимое и невидимое; потом сотворил человека по образу Своему и по подобию, и, поставив его царем над всею тварью поместил его в раю с чувствами непорочными и сообразными с его естеством. Но после того, как человек послушался обольстителя, все чувства его превратились в противоестественное состояние; (тогда) и сам изринут был от своей славы. Господь же наш, движимый великою любовью, явил милость Свою роду человеческому. «Слово стало плотию» (Иоан.1,14), то есть сделалось совершенным человеком, подобным нам во всем, кроме греха; чтобы посредством святого тела Своего возвратить нас в первобытное естественное состояние. Являя человеку Свое милосердие, Бог возводит его опять в рай, сообщив такую силу желающим следовать стопам Его и повиноваться данным от него заповедям, что они бывают сильны побеждать тех, которые изринули нас из нашей славы. Он предал нам святое учение о Богопочтении и закон чистый, по коему человек мог бы возвратиться в то естественное состояние, в котором первоначально сотворен был Богом. Итак, желающий возвратиться туда, отсекает все свои плотские хотения, дабы возвести ум в прежнее состояние. Есть вожделение (желание, свойственное нашему естеству, без которого любовь к Богу невозможна. По сему Даниил назван «муж желаний» (Дан.9, 23). Это вожделение враг превратил в страстные похотения, чтобы мы вожделевали всяких нечистот. Есть в уме ревность, свойственная естеству, без которой невозможно преуспеяние (в деле) Божием. Посему и Апостол сказал: «ревнуйте о дарах больших» (1Кор.12,31). Но и сия Божественная ревность уклонилась от своего естественного направления в такое, что мы стали восставать от ревности друг против друга, завидовать и лгать.
    2, Уму свойственен также гнев не чуждый естеству; без гнева человек не может иметь чистоты, то есть, если не будет гневаться на все всеваемое в нас от врага. Финеес, сын Елеазаров, подвигнутый сим гневом, пронзил мужа вместе с женою, и ярость Божия отступила от народа своего (Числ.25, 7, 8). Этот гнев превратился в нас в такое состояние, что мы воспламеняемся им на ближних своих за какие либо ничтожные и бесполезные вещи. Есть ненависть духа, сообразная естеству, которая побудила пророка Илию умертвить всех студных пророков, каких он тогда нашел (3Цар.18, 40). Ею и Самуил воспламенился против Агага, царя Амаликского. Без сей ненависти ко врагу не открывается слава души. Но сия ненависть в нас превращена в противоестественное; мы ненавидим ближнего, презираем его, и эта ненависть истребляет все добродетели. Есть возвышение ума над врагами не противное естеству, которое ощутив Иов, поносил врагов своих так: «безчестнии же и похулении, скудни всякого блага, ихже не вменях достойными быти псов моих стад» (Иов. 30, 4, 1). Мы теперь не имеем сего возвышения над врагами (душевными); мы уничижаемся пред ними, тогда как гордо препираемся с ближними, почитая себя праведнейшими их; и такою гордостью мы соделываем себе Бога врагом. Вот с какими свойствами сотворен человек, а он превратил их в гнусные страсти, когда вкусил от запрещенного древа. Возлюбленные братия! исторгнем оные (страсти) из душ наших и возделаем то, что Господь наш Иисус Христос показал нам в Своем святом теле. Он свят и во святых почивает. Будем внимать себе, и постараемся по сил нашей благоугодить Богу тщательным упражнением в добрых делах. Все наши занятия и попечения будем взвешивать и подводить под правильную меру и образец природы, чтобы обрести нам милосердие в день искушения, «грядущих на вселенную» (Лук.21,26). Будем всегда прибегать к благоутробию Божию, дабы Оно помогло нашей немощи, и освободило нас от врагов наших. Ибо Ему принадлежит сила, помощь и власть во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 3 . Наставление новоначальным братиям



    1. Первее всего для нас необходимо смиренномудрие, чтобы быть всегда готовым при каждом слове, которое слышим, или деле,—отвечать: прости; ибо смиренномудрием разрушаются все козни вражии. Ни в каком случае не считай себя за нечто, чтобы избежать смущения в помыслах твоих. Имей лицо, выражающее скорбь, а в обращении с людьми посторонними, — выражающее кротость; да вселится в тебя страх Божий.—Если отправишься в путь вместе с братьями, то удаляйся несколько (от них), чтобы сохранять молчание; и идя путем, не смотри туда и сюда, но поучайся умом своим (полезному), или молись Богу в сердце своем. Куда бы ты не пришел, не будь дерзновен, а во всем будь скромен и стыдлив. На предлагаемую тебе пищу простирай руку, как бы понуждаемый вкушать оную. Будучи юн, не дерзай полагать руку на тело другого. Когда тебе нужно уснуть в каком либо месте, не покрывайся с другим одною одеждою; и прежде нежели уснешь, излей (к Богу) многие молитвы в сердце своем. Если ты изнемог от пути, и захочешь помазаться немного маслом ради труда путного: то часть ног позволь только вымазать себе, стыдясь обнажить их; всего же тела не попускай вымазать, разве в крайней нужде или болезни. Когда находиться в своей келлии, и придет к тебе странник; то и ты окажи ему ту же услугу: вымажь маслом ноги его, и скажи ему с выражением любви: брат! возьми немного масла и помажь свое тело. Если же он не захочет принять сего спокойно, то не докучай ему. Когда же это будет опытный старец: то убеди его, чтобы дозволил всего себя вымазать. Будучи юн, и сидя за трапезой вместе с другим братом, не говори ему: ешь; но вспоминай грехи твои, дабы не есть тебе с услаждением, и руку простирай только к тому, что лежит пред тобою; а что лежит пред другим, к тому не протягивай руки твоей. Ноги твои да будут покрыты одеждою. Колена твои да будут сложены одно с другим. Если же вкушающие с тобою пищу будут странные, то с тихим взором предложи им есть; и когда перестанут есть, скажи им во второй и третий раз: окажите любовь—кушайте еще немного. Во время трапезы не обращай лица твоего к ближнему, не смотри туда и сюда, и не произноси пустых слов. Желая что-либо взять, не простирай к тому руки прежде, нежели скажешь: благословите! Когда пьешь воду, не допускай гортани твоей издавать звук, как это обыкновенно делают простые люди. Если в собрании братий обеспокоит тебя мокрота от кашля; то не извергай ее пред ними, но восстав, извергни оную вне. В присутствии других не простирай (членов) тела твоего (неприлично). Если понуждает тебя зевота, то не отверзай уст своих, и она (скоро) пройдет. Так же не отверзай уст своих и для смеха; ибо это есть признак рассеянной и нерадивой души. Если увидишь у ближнего своего одежду, или пояс, или куколь, или что либо другое; то не пожелай чего-либо из оных, и не устраивай для себя подобных вещей, исполняя свое похотение. Если приобретешь себе книгу, то не заботься об украшении ее: ибо и это есть страсть.
    2. Если в каком либо случай сделаешь погрешность, не прикрывай сего ложью от стыда, но с поклоном проси прощения (у кого должно), и погрешность твоя простится тебе. Если кто скажет тебе жестокое слово, не попусти сердцу твоему вознестись над ним; но скорее старайся сделать ему поклон (испрашивая прощения), прежде нежели воздвигнется страсть (гнева) в душе твоей; ибо гнев возбуждается негодованием. Если в какой либо вещи справедливо, или несправедливо будешь укорен кем либо: то не смущайся сим, но проси прощения, говоря: прости меня, впредь не буду так делать. Все это ведет новоначальных к успеху (в духовной жизни). Если дано тебе какое либо рукоделие, не презирай оного, а занимайся им со страхом Божиим, чтобы и сим не согрешить по неведению. Обучаешься ли какому рукоделию, советуйся с показывающим тебе, и не стыдись часто вопрошать его, говоря: окажи любовь, посмотри, хорошо ли я делаю, или нет. Если позовет тебя брат твой в то время, когда ты занят своим рукоделием, поспеши узнать, чего он желает, и, оставив свое дело, помоги ему. Встав из-за стола по вкушении пищи, иди в келлию и исполняй обязанность свою, а не садись для беседы с теми, от которых не получаешь пользы. Если же старцы начнут беседу из слова Божия, то спроси твоего Авву, как тебе поступить (в сем случае), слушать ли их беседу, или идти в келлию? И как тебе он скажет, так и сделай. - Если он (авва твой) пошлет тебя за каким либо делом (вне монастыря): то спроси его, где велит тебе остановиться, и что для него нужно там сделать, и какое даст тебе повеление, старайся в точности оное исполнить, ни более, ни менее приказанного. По возвращении твоем никому не рассказывай того, что услышишь вне монастыря, и сам не удерживай оного в памяти. Если будешь хранить уши твои, то не согрешишь языком твоим. Если пожелаешь чего либо, а брат, с которым живешь, не хочет сего, то отсеки пред ним волю, чтобы не возникло между вами спора, и брат не оскорбился на тебя.
    3. Согласившись жить вместе с каким-либо братом, будь как пришлец, и не делай ему повелевая ни в каком случай, и не желай быть старшим над ним. Если же будешь жить с несколькими братьями, то не желай равняться с ними в слове. И когда они поручат тебе дело, которого не хочется тебе делать, борись с своею волею, пока не совершишь оное, дабы не оскорбить их, и вместе с тем не погубить твоей обычной покорности, и не нарушить их мирного сожития. Если брат, с которым ты живешь, скажет тебе, чтобы ты сварил для него нечто, спроси его, чего он хочет. Когда же он оставить это на твою волю: то приготовь для него потребное со страхом Божиим. Если живут несколько братий вместе и предлежит какое либо дело, то со всеми и ты делай оное, и не щади своего тела, чтобы не возмутить совести других. Ежедневно утром, когда встанешь от сна, прежде нежели возьмешься за рукоделие, поучайся в слове Божием. Потом, когда начнешь делать что-либо из необходимых вещей, кошницу, или сосуд, или что другое, делай это со тщаниием и без лености. Если случится тебе делать вещь, которая приносит прибыль, то прими в общение с собою и брата твоего, и не будь в этом завистлив. Если же дело будет маловажное, и один другому скажет: иди, брат, делай свое дело, а это я один сделаю, послушайся его; ибо тот есть больший, кто послушает (другого). Если придет к тебе странник, прими его с веселым лицом и приветствием, и с радостно сам сними с него дорожную его ношу. Потом, когда пойдет от тебя, сделай то же. Приветствие твое да будет с кротостью и со страхом Божиим, дабы не причинить ему соблазна (или смущения). Остерегайся спрашивать его о вещах бесполезных для тебя, а лучше попроси его помолиться. И когда он сядет, скажи ему: как ты пребываешь? И после сего более уже ни о чем не спрашивай, а предложи ему книгу для чтения. Если же он изнемог от пути, омой ему ноги и успокой его. Если же начнет он произносить слова неприличные, останови его и скажи ему с любовью: прости меня, я немощен, и не могу сего вместить. Если странник будет нищий, и одеяние на нем грязное, то вымой оное.—Если он будет очень прост (малоспособен), и одежды имеет разодранные, то сшей оные. Если же это будет праздношатающийся и бродяга, а у тебя случатся люди верные, то не вводи его к ним; но окажи ему милость ради любви Божией. Когда же брат Бога ради придет к тебе, и захочет отдохнуть у тебя: не отврати лица твоего от него, но прими его с радостно вместе с верными, пришедшими к тебе. Если он беден, то не отпускай его без какого либо даяния, а удели ему нечто из того благословения, которое послал тебе Бог; и тем покажи, что все, что ты имеешь, не твое, но дары Божии. Если брат положит какую либо вещь у тебя, то не открывай без него, чтобы узнать, что это такое. Если вещь будет дорогой цены, то скажи ему, чтобы он отдал ее прямо в твои руки (для соблюдения).
    4. Если ты во время странствования остановишься у кого-нибудь в доме, а он отлучится и оставит тебя одного; то не поднимай очей твоих, чтобы осмотреть находящееся у него сосуды и домашнюю рухлядь; и не дерзай открыть окно или какой-нибудь сосуд, или книгу; а попроси его, когда он будет выходить, чтобы дал тебе какое либо дело; и если даст, то делай оное со тщанием. Чего сам не видал, и верно не знаешь, того не хвали, и не выдавай за верное, о чем только слышал. Никого не презирай за неприличные поступки. Если выйдешь ради необходимой потребности, (и тогда) не неради о себе, а помни, что Бог взирает на себя. Если в келлии своей станешь на молитвенное правило, то не твори сего дела Божия с небрежением, дабы, вместо благоугождения Богу, не прогневать Его: но стой со страхом Божиим, не приклоняйся к стене, и не переставляй ног своих, стоя на одной и делая облегчение другой, как делают это неразумные. Удерживай сердце твое, чтобы оно не блуждало в хотениях своих, да благоприятна будет Богу жертва молитвы твоей. Если совершаете псалмопение друг с другом, то каждый по чреде должен читать свои молитвы. Если же случится у вас странный брат, то попросите его с любовью, чтобы и он совершил часть молитвословия; скажите ему о сем дважды и трижды, только без спора. В час приношения (бескровной жертвы) сопротивляйся помыслам твоим и чувствам твоим, чтобы стоять со страхом Божиим и достойно причаститься святых таин, и чрез сие получить от Господа исцеление.—Смотри, не оставляй тела своего в небрежении и неопрятности ради тщеславия. Кто же юн, тот пусть оставит тело свое во всяком безобразии; ибо это ему полезно. Юный да не носит красивой одежды, пока не достигнет в возраст мужа; ибо это для него послужит врачевством. Вина да не употребляешь он более трех чаш, и это по требованию крайней нужды. При смехе никогда не обнажай зубов своих. Лице твое да будет обращено вниз от стыдливости. Желая уснуть, да будешь опоясан поясом своим и да приучишь руки свои к тому, чтобы сне не касались наготы тела; ибо тело имеешь многие страсти, которые оно сообщает душе. Сандалии (башмаки) пусть носит только в дороге, и то в нужде, а не в келлии. Когда идешь, руки должен держать сложенными близ пояса, а не размахивать ими, по обычаю людей небрежных. Если идешь ты со старшими, то отнюдь не упреждай их. Если старший остановится и вступит с кем в разговор, то храни должное уважение, и не садись, но стой, доколе он не скажет тебе, что должно делать. Если пойдешь в город, или селение (ради нужды), то держи очи свои опущенными вниз, чтобы чрез них не получить тебе повода к брани в келлии твоей. Во время путешествия не ночуй в том доме, где сердце твое ощущает опасность впасть в грех. Если в каком либо доме пригласят тебя вкусить пищи, а ты узнаешь, что тут же будет женщина, то не оставайся там ни под каким предлогом. Ибо лучше огорчить (отказом) пригласившего тебя, нежели сокровенно прелюбодействовать в сердце своем; и если можно, удержись и от того, чтобы даже не смотреть на одежды женские. Если во время пути женщина скажет: мир тебе!— отвечай ей на сие в сердце твоем, но глазами не смотри на нее. Если идешь в пути со старцем, то никак не допусти его нести ношу, какая будет у вас. Если же вы равные, то несите ее попеременно; но так, чтобы несущий шел всегда впереди.

    Содержание   
Слово 4. О том, что должно соблюдать во время путешествия келлиотам?



    1. Во время путешествия, если между вами случится немощной брат, то пусть он идет впереди, чтобы мог отдохнуть, когда захочет. Если случится так, что в пути будете все младшие, то когда нужно будет садиться за стол, или простирать руку ко блюду, делайте это в одно время, дабы не произвести беспорядка, если приступите прежде назначенного часа, и если один ныне занимал первое место, то на второй день пусть будет первым другой.—Если вопросишь старца о помыслах своих и находишь его верным (и опытным в сем) к сохранению всего, что ты скажешь ему: то открой ему состояние души твоей со всею свободою.—Если услышишь о каком-либо недостатке брата твоего, не передавай сего другому; ибо в этом заключается смерть для души твоей. Если некоторые заговорят о таких помыслах, какие борют тебя, то берегись выслушивать это, чтобы не усилилась в тебе брань. Понуждай себя к частой молитве: ибо молитва есть свет для души твоей. Ежедневно размышляй о грехах своих; если будешь молиться о прощении оных, то Бог простит тебе грехи.—Если кто при тебе начнет порицать брата своего, то не молчи пред ним ради стыда, и не соглашайся с ним, дабы не согрешить пред Богом; но скажи ему со смирением: прости меня брат! я сам окаянен, и то, о чем говоришь ты, есть моя немощь; посему не могу переносить слов твоих.—Если какой-либо брат сделает тебе зло, и начнет кто-нибудь при тебе порицать его, тогда (особенно) храни сердце твое, чтобы не возобновилась в тебе злоба на него; помяни грехи свои пред Богом, если желаешь, чтобы оные простились тебе, и не воздавай злом за зло ближнему твоему. Если идешь с незнакомыми братьями, меньшими тебя, почитай их, как больших. Если остановишься у друга своего, то отдавай им во всем первенство пред собою: пусть они садятся прежде тебя за стол, и прежде тебя простирают руку к питию; не показывай, что они приняты ради тебя; а напротив, им сделай честь, говоря, что принявший оказал мне милость сию ради вас. Если будешь в дороге с каким братом, и случится тебе надобность зайти к другу своему переговорить с ним о потребностях твоих, то открой о том брату, и скажи ему: посиди здесь немного; и если друг твой оставит тебя вкусить пищи, смотри—ни до чего не касайся устами твоими, пока не призовешь брата, дабы и он вместе с тобою был успокоен, и подкрепился пищею.
    2. Если ты пошел в путь со многими братьями, и тебе совестно привести их всех к другу своему, по причине их множества—смотри—не презирай их, и тайно от них не заходи к нему, и не вкушай пищи, оставив их, но посоветуйся с ними же, что тебе делать, и поступи так, как они тебе скажут. Во время путешествия с ними не щади себя, уклоняясь от рабских служений. Если во время странствования пожелаешь зайти к брату, и он откажет тебе в гостеприимстве, а после сам он, или на пути с тобою встретится, или нечаянно придет к тебе, побеседуй с ним как можно благосклоннее и человеколюбивее. Если услышишь, что кто либо тебя злословил, и потом сойдетесь с ним в каком либо месте, или он к тебе придет,— прими его благосклонно и с веселым лицом, и вспомнив о том, что слышал, не спрашивай: для чего он так говорил? ибо написано в Притчах: «благоразумный скрывает оскорбление» (Прит.12, 16). Братия! если вы странствуете и зайдете к бедному брату, то не отягчайте его требованием необходимых вещей; но приготовьте для себя оных столько, чтобы и ему достаточно было, довольствуясь тем, что вы нашли у него гостеприимство и покров. Если случится тебе посетить некоторых знакомых старцев, и с тобою будут другие, старцам незнакомые, то ты в присутствии их не вступай в разговор со старцами, но допусти их побеседовать между собою. Если живут с тобою братья, (руководствуясь твоими советами), то имей тщательное попечение о них, зная, что ты дашь ответ Богу. Если Бога ради удалишься в какое либо место, не заводи сношения с жителями того места, и не сообщайся с ними в беседе: в противном случав, лучше тебе жить с теми, которые соединены с тобою кровью. Если взойдешь на гору для свидания с братией живущею в монастырях, то пребывай у того, к кому прежде придешь, и не переходи от него к другому, не спросив его наперед, согласен ли он на сие, или нет; и если не согласится, не оставляй его дотоле, пока совсем должен будешь возвратиться. —Если возьмешь келлии для проживания, не призывай к себе в содружество многих: довольно для тебя одного брата ради помощи, и да не погубишь плода преуспеяния своего.
    3. Если окажешь благодеяние нищему, то не зови его на поделие, дабы не погубить благодеяния, оказанного ему. Если войдешь в неизвестный тебе монастырь, и там дозволят тебе пребывать в назначенной келлии,—не входи в другую келлию без приглашения. Если ты оставил родственников для жительства в пустыни ради Бога,—не допускай себя увлекаться любовью к ним. Если безмолствуешь в келлии своей, (и в это время) брат попросит у тебя сосуд, для своей потребности, то не откажи ему в сем, дабы не нарушить заповеди в отношении любви к брату. Впрочем, если имеешь оный только для своей надобности и неизлишний у тебя, не отдавай оного, дабы не быть (после) в смущении: лучше погубить один свой член, нежели быть ввержену всему телу в геенну. Если во время пребывания твоего в келлии начнет тебя тревожить сожаление об отце, или матери, воспоминание о брате, или сестре, жалость о детях, или влечете к супруге: то приведи себе на память последний день жизни и суда, в который никто из них не поможет тебе,—и печаль об оставлении их перестанет беспокоить тебя. Если, пребывая в келлии, вспомнишь о ком либо обесчестившем тебя, то от всего сердца твоего помолись Богу, чтобы Он простил его, и отбежит от тебя помысел об отмщении. Если приступаешь к причащению св. Таин, наблюдай за всеми помыслами твоими, чтобы не причаститься в осуждение. Подвергшись ночью искушению страстного мечтания, храни сердце твое, чтобы оно, при наступлении дня, не размышляло о том, какие виды тел были изображаемы мечтанием, чтобы ты не осквернился сим размышлением, услаждаясь оным, и не навлек на себя гнева Божия; напротив, в сокрушении духа, от всего сердца повергнись пред Богом,—и Он поможет тебе: ибо Он многомилостив к немощам человеческим.—Когда пребываешь в каком либо подвиге, не полагайся и не надейся на него в сердце твоем; но скажи помыслу твоему: О, когда бы Бог внял окаянству моему ради злострадания тела моего!—Если кто тебя укорит, не отвечай ему, но в молчании рассмотри, справедлива ли укоризна; если справедлива, то кайся, как согрешивший, и благость Божия умилостивится над тобою.—Если путешествуешь вместе с братиею, и между ними будет такой, к которому имеешь любовь ради Бога, то не разговаривай с ним в присутствии прочих с большею свободою: можешь быть между ними есть немощный брат, который повредится от ревности, и ты понесешь на себе грех его: поелику подал ему повод ко греху. Желая у кого-либо остановиться, не ожидай, чтобы тебя приняли с радостью; когда же примут, благодари Бога. Безмолствуя в келлии своей, если впадешь в болезнь, не упадай духом: но приноси благодарение Богу. Если почувствуешь, что смущается болезнью душа, то скажи ей: эта болезнь не легче ли геенны, в которую ты пойдешь, если не будешь тверд и постоянен в терпении, и таким образом успокоишься. Если зайдешь к братиям, и кто либо из них скажет тебе: я не нахожу спокойствия здесь, и хочу жить с тобою,—ты не позволяй ему сего, дабы не подать многим повода к соблазну. Если же он скажет, что я здесь подвергаюсь душевной смерти от некоторой сокровенной причины, тогда укажи ему другое место, куда отойти, а с собою жить не позволяй.
    4. Если сядешь в келлии на уединение и безмолвие, храни относительно пищи такую меру, чтобы тело имело потребное, и чрез это было способно к отправлению Божией службы. Однако же ничего не ешь с услаждением и вожделением, хорошо ли то, или нехорошо. — Если будет нужда посетить братий, или общежительный монастырь, то ничего из сладкого не давай в сытость телу своему, дабы ты мог свободнее возвратиться в келлии, и оно (тело) не было предателем для тебя. Если демоны будут склонять сердце твое к подвигу, превышающему силы твои, не слушай их: ибо это их обычное коварство—возбуждать человека к тому, чего совершить не может, дабы впал он в руки их, и они возрадовались о нем. Пищу употребляй в день однажды, и давай телу потребное; но так, чтобы вставать еще с желанием пищи, дабы мог ты постоянно пребывать в благочестивом твоем подвиге. Бдения совершай с рассуждением, не отказывая телу в необходимом покое; но со смирением и разумно проходи благочестивый подвиг, чтобы от излишнего бдения не помрачилась душа твоя и вовсе не оставила начатого поприща. Половины ночи достаточно для благочестивого подвига, другую же половину отдели для успокоения тела. Прежде нежели ляжешь спать, два часа проводи в молитве и псалмопении, потом усни; и когда Господь возбудить тебя, встань и со тщанием прилежи молитвам. Если ощутишь леность в теле, скажи ему: неужели ты хочешь успокоения в кратком времени сем, и потом быть навсегда вверженным во тьму кромешную? Понудь себя немного, и скоро придут бодрость и сила. Не вступай в дружбу с теми людьми, которые доставят тебе знакомство еще других людей, дабы суетная слава не послужила тебе во вред. Если ты находишься в монастыре, и имеешь раба своего для послужения себе, то сим наносишь укоризну монашескому чину; если же отдашь его для услуги брату, то грешишь пред Богом; но или возврати его к своим, или дай ему отпускную, чтобы он был свободен. Если он захочет быть монахом, пусть сам это рассмотрит, а с собою не позволяй ему пребывать: ибо это неполезно для души твоей.
    5. Если ты живешь близ знаменитого места, удручая подвигами тело свое Бога ради, и за сие люди начнут удивляться и почитать тебя, то оставь это место, и удались в другое, дабы труд твой не был тщетен. Если ты победил уже тщеславие, то не внимай тому, что говорят люди, но делай все по совести и по Богу.—Отрекшись мира, отнюдь себе ничего не оставляй.—Если придет тебе безвременное желание постранствовать (т. е. побывать там и там), то более обыкновенного удручи тело твое трудом и рукоделием, дабы оно мирно пребывало в своей келлии и питалось своим хлебом.—Если отправишься в город для продажи своих изделий, не спорь о цене, как это обыкновенно делают мирские люди; но продай, как придется, чтобы не погубить плодов, приобретенных в келлии твоей.— Если необходимость заставляет купить что либо, покупай без спора, не говори: не куплю, если не за эту цену; но дай то, что просят; если же не имеешь, отойди в молчании.—Если при сем будут возмущать тебя помыслы, внушая, где же ты возьмешь эту вещь?—скажи им: всячески со мною случилось то, что и со всеми святыми, которые были искушаемы нищетою, доколе не увидел Бог произволения их верным, и не подал им отраду и успокоение.—Если брат положит у тебя какую либо вещь, а тебе будет в ней надобность,—не касайся ее, не испросив (предварительно) у брата твоего позволения.—Когда ты отправишься куда либо, и брат попросит тебя купить нечто для него, то, если можешь, купи и ему.—Если же живешь с другими, то не делай сего без их согласия, чтобы не оскорбить твоих сожителей.—Если по какой либо необходимости отправишься в отечество твое, храни себя от сродственников своих по плоти, не обращайся и не беседуй с ними слишком свободно.— Если у брата взял на время какую либо вещь, то не обращайся с нею небрежно, но скорее старайся возвратить ему в целости. Если это орудие, нужное для какого дела, то, по окончании дела, тотчас и отдай. Если что изломаешь, или испортишь—поправь, или замени новою, лучшею вещью.—Если заимообразно что дашь бедному брату, и он не в состоянии будет возвратить, то не огорчай его, не требуй с притеснением, деньги ли тобою ему даны, или одежда, или что другое.
    6. Если ты придешь в какое либо место для жительства, приобретешь келлии и употребишь издержки на нее, и потом ее оставишь, а после, возвратясь чрез несколько времени, найдешь в ней жительствующим какого либо брата; то не изгоняй его, чтобы не согрешить пред Богом; но поищи себе другую келлию. Если же этот брат добровольно захочешь выйти из твоей келлии, то ты будешь неповинен.—Если ты оставил что в келлии, а он, может быть, употребил для себя, ты не взыскивай обратно с него.—Если переместишься из своей келлии, то не бери с собою находящихся в ней принадлежностей, а оставь оные бедному брату, и где ни будешь жить, всюду Бог будет промышлять о тебе.—Не стыдись открывать старцу все борющие тебя помыслы, если ты хочешь найти отраду и облегчение: ибо для демонов нет большей радости, как когда человек скрывает свои помыслы, лукавые ли они, или благие. Внимай прилежно, чтобы, приступая к причащении Св. Таин, не иметь злобы на брата своего: в противном случае сам себя прельщаешь. Если открывается тебе таинственный смысл слов Св. Писания так, что ты можешь из оного делать иносказательное применение, то делай сие, только смотри, не уничтожай совершенно буквальная смысла и не верь своему разуму более, нежели Священному Писанию: ибо это признак гордости. Если брат, обольщенный учением еретическим, по неразумию отступит от правой веры, и, размыслив, опять к ней возвратится, ты не презирай его; ибо он впал в заблуждение по неведению. Берегись разговаривать с еретиками, под предлогом защищения веры: чтобы беседы их не излили яда в душу твою. Нашедши книгу еретическую, берегись читать ее, чтобы она не наполнила сердца твоего смертоносным ядом; но пребывай в том учении, которому ты научился в Святой Церкви, не прибавляя к оному ничего, и не убавляя. Уклоняйся от «лжеименного разума», который «здравому учению», как говорит Апостол, «противится» (1Тим.6, 20; слич. 1, 10).—Если ты юн и не поработил еще своей плоти трудами послушания, то слыша о великих добродетелях отцев, не стремись к оным, в той надежде, будто легко и удобно можно совершить оные: ибо не приобретешь оных добродетелей, если прежде не будешь трудиться над возделыванием их; когда же потрудишься возделывать оные, то добродетели сами собою придут к тебе.
    7. Всевозможно убегай уныния: ибо оно истребляет весь плод монаха. Если подвизаешься против возмущений и страстей (душевных), то не ослабевай, но повергнись пред Богом и скажи от искреннего сердца: Господи! я не могу противиться сам собою им, умилосердись надо мною, и пошли Твою помощь,—и успокоишься. Если во время пребывания твоего в келлии будут всеваться в сердце твоем семена скверны (т. е. помыслы похоти плотской), то употреби все силы, чтобы они не укоренились и не возобладали тобою. Помни, что тебе соприсутствует Бог, пред Коим открыты все советы сердечные. Говори душе своей так: если ты стыдишься подобных тебе грешников, и боишься, как бы не увидели твоих грехов: сколько более ты должен страшиться Бога, пред Которым все открыто. От сего размышления возбуждается в душе страх Божий, в коем утвердившись, пребудешь непоколебим против всех страстей, как и Писание говорит: «надеющиеся на Господа, яко гора Огонь: не подвижится в век живый во Иерусалиме» (Псал. 124, 1).—Если во время подвига успешно противишься искушенно, и оно заметно расстраивается, слабеет и отступает, то да не порадуется сердце твое; ибо демоны и в бегстве своем часто готовят брань, опаснейшую первой. Они оставляют засаду позади города, и повелевают ей не выступать до тех пор, пока сердце твое, преследуя их бегущих, не надмится высокоумием; тогда уже все вдруг восстают так, что бедная душа, окруженная ими со всех сторон, не находит никакого убежища. И так убежищем твоим и оградою да будет то, чтобы ты прибегал к Богу, и с сокрушенным сердцем испрашивал у Него помощи,—и Он избавит тебя от всех нападений вражеских.—Если будешь молить Бога, чтобы он освободил тебя от искушения, и не будешь услышан, не унывай душою; ибо Он знает более тебя, что тебе полезно. И потому не говори: даруй мне сие, или отдали от меня оное, но молись так: «Господи Иисусе Христе, помоги мне; не допусти меня согрешать пред Тобою. Я уклонился от пути правого, не оставь меня последовать воле своей, не попусти, чтобы я погиб во грехах своих; умилосердись над созданием твоим; не презри меня, ибо я немощен; не оставь меня, «яко к Тебе прибегох, исцели душу мою, яко согреших Ти: пред Тобою вси оскорбляющии мя» (Псал.142, 9; 40 5; 68, 20). И кроме Тебя, Господи, нет для меня другого прибежища. Господи! умоляю Тебя, спаси меня по милосердно Твоему. «Да постыдятся и посрамятся вси восстающии» против меня, «ищущии душу мою, изъяти ю» (Псал.39, 15). Для Тебя возможно все, Господи! и чрез Тебя славим Бога Отца и Святаго Духа во веки веков, аминь». Тогда совесть твоя тайно откроет в сердце твоем, и покажет причину, почему Бог не услышал тебя. От тебя уже будет зависеть быть внимательным к тому, что она скажет, и тщательно исполнить это; ибо невозможно, чтобы Бог не услышал. человека, когда он повинуется Богу: потому что Он недалек от человека; но хотения наши, противные Ему, препятствуют услышать нас.—Никто да не обольщает тебя противным мнением: как земля без семени и воды не может из себя произрастить плода, так и человек не может принести плода духовного без злострадания и смиренномудрия.
    8. Возлюбленнейшие братья! будем пребывать в страхе Божием, храня и соблюдая деятельную силу добродетелей, и не полагая никакого претыкания совести нашей; но будем внимать самим себе в страхе Божием, доколе и совесть вместе с нами не стяжет свободы, и не придет в такое с нами единение, чтобы быть стражем нашим и показывать нам наши преткновения. Если же не захотим повиноваться ей, то она умолкнет и оставит нас, и мы впадем в руки врагов наших, которые уже не пощадят нас, как и Господь научает нас: «Буди увещаваяся, - говорит Он, с соперником твоим скоро дондеже еси на пути с ним, да не предаст тебе соперник судии, и судия предаст тя слузе, и в темницу ввержен будеши. Аминь, глаголю тебе: не изыдеши ттуда, дондеже воздаси последний кодрант» (Матф.5.25, 26). Соперником называется совесть; ибо она сопротивляется человеку, желающему исполнить волю плоти своей.—И если человек не послушает ее внушений, то она предает его врагам. Посему Осия, болезнуя о Ефреме, говорит: «насиловал Ефрем соперника своего, попрал суд, Египта взыскал, и насильно взят во Ассирию» (Осия 5, 11; 7, 11). Взыскивать Египта, значит желать исполнять волю плоти; насильно же быть взяту во Ассирии, значит служить врагам волею, или неволею. Возлюбленные братья! употребим все старание, чтобы не впасть в руки воли своей плотской, чтобы она не отвела нас пленниками в Ассирию, и чтобы не услышать нам оных горестных слов: „Пришел царь Ассирийский в землю Израилеву, и отвел в плен Ефрема и Израиля во Ассирш, и поселил их на Алаи и на Аворе реках Гозанских, и они там находятся даже до сего дня. Тогда послал царь Ассирийский из своих народов для населения земли Израильской, и каждой из них соделал для себя свое изваяние, и служил ему, и они там находятся до сего дня. Сие постигло Ефрема: ибо он насиловал соперника своего (то есть, совесть) и попрал суд" (4Цар. 17.)
    9. Возлюбленные братья! рассмотрите, что постигло тех, которые последовали злым хотениям своим и попрали свою совесть. Не ревнуйте им. возлюбленные, но лучше подражайте всем святым, которые не покорялись греху, противостоя ему даже до смерти, а повиновались совести своей, и наследовали царство небесное.—Каждый из них в свое время провождал жизнь чистую, и имена их навсегда останутся неизгладимыми и незабвенными. Возьмем в пример возлюбленного Иакова, который повиновался родителям своим во всем по Богу. Получив благословенье, он отправился в Месопотамии, чтобы там приобрести детей: ибо не хотел иметь их от дщерей Ханаанских, находившихся в раздоре с своими родителями. Отправляясь туда, он взял жезл свой и сосудец с елеем, пришел на место, называемое Вефиль, что значит дом Божий, и здесь заснул; и увидел ночью в откровении образ лествицы, простирающейся от неба даже до земли, и Ангелов Божиих, восходящих и нисходящих по ней; Господь же утверждался на лествице. Сей пример означает, что тому, кто приступает работать Богу, в самом начале открывается образ добродетелей, над возделыванием коих если он тщательно не будет трудиться, то не возможет приблизиться к Богу. Восстав от сна, Иаков заключил с Богом завет быть рабом Его, и Бог утвердил завета, сказав: «се Аз есмь с тобою, сохраняя тя» (Быт. 28, 15). Тогда, пришел в Месопотамию, с намерением вступить там в супружество, увидел Рахиль, дочь дяди своего, полюбил ее и ради ее работал ему семь лет; но она не была дана ему, прежде нежели взял себе в жену Лию (Рахиль была бесплодна), пока он за нее не провел в работе других семь лет. Название Месопотамии происходит от того, что она находится между двумя реками Тигром и Евфратом. Первая протекаете пред лицем Ассириан, вторая не имеете преград в течении и называется текущею в широту. Тигр есть рассуждение; Евфрат смиренномудрие. Лия есть образ телесных подвигов, Рахиль—истинного созерцания. Это самое исполняется на человеке, пребывающем (в духовной) Месопотамии, когда он подъемлет телесные подвиги с рассуждением, чтобы ими победить врагов—Ассириан, и со смирением восходить к истинному созерцанию.
    10. Но Рахиль не рождала детей, прежде нежели породила их Лия, и прежде нежели сам Иаков поработал в услужении других семь лет. Из сего заключаем, что человек, пока не совершит всякий труд в деятельных добродетелях, не может достигнуть свободы истинного созерцания. Обе супруги принадлежали Иакову; но он любил более Рахиль, чем Лию: ибо «были очи Лиины болезненны, Рахиль же бе добра видом, и красна взором зело» (Быт. 29, 17). Слепота очей первой супруги (Иакова) означает, что человек не может зреть славы истинного созерцания в то время, когда он проходит подвиги деятельной добродетели. Но хотя сии подвиги созерцанием сокращаются и умаляются, но возвращение к ним и после имеет место, что видно из того, что Лия представила мужу своему рабыню Зельфу, и таким образом опять начала рождать, и дала имя сыну рожденному Ассир, что значит: богатство. Потом уже, когда Лия перестала рождать, вспомнил Бог о Рахили; то есть, когда телесными подвигами будут обузданы чувства, и освободится душа от страстей: тогда истинное созерцание открывает уму славу свою. Сыновья Лиины хотя были помощниками Иакову; но он более всех любил Иосифа. Это означает: хотя и деятельные подвиги защищают человека от врага, но соединяет его с Богом истинное созерцание. Как скоро Иаков увидел Иосифа, тотчас захотел возвратиться к родителям своим, потому что узрел, что ему родился тот, кто будет царем между братьями своими. Когда же, как сказано в Писании, Иаков переправил чрез поток все свои ополчения и остался один; тогда получил радость благословения от Самого Господа, Который сказал: «не прозовется ктому имя твое Иаков, но Израиль будет имя твое» (Быт. 32, 28). Иаков назван Израилем: ибо запял боровшегося с ним и сохранил чувства свои, бывшие в руках врагов, почему и соделался достойным благословенья. После освобождения их (т.е. чувств), он назван Израилем, что означает ум, зрящий Бога.
    Когда ум достигнет видения славы Божества, тогда страшатся его враги; и потому хотя вышел к Иакову навстречу Исав, полный ярости, однако смиренномудрие Иакова погасило злобу его, и не было уже более от него нападения. Если же и после того враг еще будет нападать, то подвижник повергается пред Богом, и враг, увидев великую славу, им полученную, не может сделать ему насилия, ибо Бог помогает ему, как и сказано в Писании: «возвратися в землю отца твоего, и в род твой, и буду с тобою» (Быт.31, 3). Наконец Иаков пришел в Салим, купил там поле и воздвигнул жертвенник Богу. Салим есть мир. Сие означает, когда человек победит брань (страстей), в которой защитил его Бог, то достигает мира, сооружает жертвенник из двенадцати камней, и на сем жертвеннике, в наследии приобретенном в земле обетованной, приносит жертву от трудов своих, какие он подъял, находясь в Месопотамии.
    11. Таков был и возлюбленный Богом Моисей, который извел народ из Египта, освободил его из руки Фараона, провел его чрез Чермное море и увидел смерть всех врагов своих. Пославший Иисуса Навина для истребления Амаликов, сам он в это время стоял на вершине горы; Аарон и Ор поддерживали руки его, чтобы оные не опускались, и не нарушилось знамение креста, ими изображаемое.— Когда Иисус Навин возвратился с радостью, истребив Амалика, тогда Моисей устроил наверху горы жертвенник из двенадцати камней, и дал имя горе: «Господь мое прибежище» (Исход 17, 15): ибо Бог ратовал против Амалика рукою тайною. Амалик означает уныние. Когда человек начнет противоборствовать хотениям воли своей, и прибегать к Богу, то сперва нападает на него уныние, и усиливается возвратить его к прежним грехам; но оно прогоняется прилежным размышлением о Боге, рождающимся от воздержания, воздержанно же вспомоществуешь телесный труд, и сими средствами освобождается (духовный) Израиль. Тогда воссылает человек благодарение Богу сими словами: Я немощен и бессилен; но Ты помощник мой от рода в род. Таков был и великий пророк Илия, который тогда только возмог истребить всех студных пророков, противившихся ему, когда устроил жертвенник из двенадцати камней, облил водою собранные дрова и возложил святую жертву, на которую Бог послал огнь, истребивши до конца жертвенник, и все положенное на нем. Тогда Илья приял дерзновение на противников своих, и истребив их совершенно, возблагодарил Бога, говоря: «во всех сих Ты еси». Ибо сказано в Писании, что он «положил лице свое между коленами своими» (3Царст. 18, 42). Если ум не будет бодрствовать прилежно над чувствами своими, и не станет пребывать в трезвении и чистоте, то не может предвкушать блаженства бессмертия, приносящего ему славу, открываемую Богом. И если слуга Ильин внимательно будет смотреть, и увидит, что не восстает ни одна из семи страстей, то приметит малое облако, на подобие человека, износящее воду из моря, что означаете Святаго Духа, упокоевающего душу нашу. Ибо блаженство бессмертия заключается в том, чтобы подвиги наши в доброделаниях были чисты и постоянны, и чтобы мы не возвращались к тем грехам, о прощении коих молились.—Если труды наши и тщание будут благоприятны Богу, то враги наши не возмогут устоять против нас. Ибо, когда они увидят, что мы не повинуемся их воле, то рассыпаются сами собою. «Да призовете,- говорит Илья, имена богов ваших, и аз призову имя Господа Бога моего, и будет Бог, иже аще послушаешь огнем, той есть Бог».—(3Цар, 18, 24). Хотя демоны и насевают в душах наших семена зла, однако не могут привести оные в исполнение самым делом, когда мы сего не хотим. Хотя бы они и всячески усиливались, но человек Божий не слушает их: ибо отвращается от них сердцем своим, успокаивающимся в воле Божьей. «Да призовете, говорит он, имена богов ваших, и аз призову имя Господа Бога моего», но их усилья были тщетны.
    12. Сие написано в пользу нам, да последуем стопам тех, которые, подвизаясь в добродетелях, достигнули блаженства бессмертия, которое сохранило их от всякой стрелы вражьей. Они прибегали к помощи Божьей, и в Нем полагали всю надежду свою, нисколько не уповая на свои подвиги. Божественный покров был для них как град, обнесенный стенами. Зная свою немощь, что они без помощи Божьей ничего не могут совершить, со смиреньем повторяли слова Давидовы: «Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии; аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий» (Псал.126, 1). Когда Бог увидит, что ум человека вполне Ему предался, и кроме Бога не ожидает иной помощи, то укрепляет его, говоря: «Не бойся сыне мой Иакове, рабе мой Израилю, не бойся, яко избавих тя, прозвах тя именем твоим: Мой еси ты. И аще преходиши сквози воду, с тобою есмь, и реки не покрыют тя: и аще сквози, огнь пройдеши, не сожжениися, и пламень не опалить тебе.—Яко аз Господь Бог твой, Святый Израилев, пасаяй тя» (Иса.43, 1. 2). Если ум ощутит помощь сию, дерзаете против врагов своих, говоря: «Кто пряйся со мною; да сопротивостанет мне купно. И кто судяйся со мною; да приближится ко мне. Он Господь Бог поможет ми; кто озлобит мя; се вси вы, яко риза обетшаете, яко молие изъясте вы» (Иса.50, 8, 9). О, когда бы Бог сподобил нас обрестися в числе тех, кои стяжали смиренномудрие, и им сохранились невредимыми от всех стрел вражьих благодатью Бога, Коего сила, слава и царство во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 5. О том, что должно соблюдать тем, которые желают жить в мире между собою



    1. Если вы вместе путешествуете, то обращайте внимание на того, кто из вас послабее, и имейте к нему снисхождение, когда он будет иметь потребность немного посидеть, или вкусить сколько-нибудь пищи прежде назначенного часа.—Если изыдете вместе на (общее) дело, то каждый да внимает себе, а не брату своему. Да не дерзнет кто либо учить другого, или приказывать. Если исправляете какое дело внутри келлии, оставляйте, чтобы каждый делал как хочет. Если кто скажет: прошу вас, научите меня, я сего не знаю, то знающий не противься и не отговаривайся незнанием: ибо такое смирение не по Богу. Если увидишь брата, исправляющего какое дело, не говори, что он не так делает, или портит дело. Если же он будет просить тебя, чтобы ты его научил, ты же не сделаешь, а промолчишь, то сим покажешь, что в тебе нет любви Божией, а лукавство. Если брат недовольно хорошо сварил пищу, не говори, что он худо сварил: ибо в этом заключается смерть для души твоей; но размысли, как для тебя тяжело и скорбно было бы услышать сии слова от другого,—и успокоишься. Если во время псалмопения ошибется кто в каком слове, не поправляй его тотчас, и не смущай; хотя бы он и слово пропустил, не беспокойся. Когда же он попросит тебя, чтобы ты его исправлял, делай это с любовью.—Если будет за столом снедь (пища), которой кто либо от братий по немощи не может употреблять, то таковой не должен говорить: не могу вкушать оной, но пусть понуждает себя Бога ради сколько можно, и Бог успокоит его. — Если вы исправляете вместе какое-нибудь дело, и кто либо из вас по малодушию испортит нечто, не упрекайте его в этом, а показывайте веселый вид.— Если к вам придут братия, не спрашивайте их о вещах бесполезных; в противном случае, они подадут вам повод побеждаться в келлии пленением. Если же кто из них не возможет воздержаться, и скажет кому из вас слово праздное и вредное, то услышавший это, да не открывает его кому либо из братий, дабы не излить в сердца их смертоносного яда. — Если необходимость понудит тебя отправляться за каким либо делом в другое место, не разведывай о том, что не может тебе принести пользы, дабы ты мог возвратиться в келлию свою без вреда. Если и невольно услышишь что либо подобное, возвратись в келлию, не рассказывай братьям.—Если случится вам во время странствования придти в какое либо место, не говорите и не делайте ничего с дерзновением, чтобы там жительствующие получили назидание от вашей скромности и молчаливости. Ибо немощные по слабости сердца своего легко соблазняются; потому что не видят грехов своих.
    2. Божественная помощь, надежда, кротость, благая совесть, отвержение своей воли (и понуждение себя ко всему благому), суть признаки смиренномудрия.— Напротив того, дерзость, любопрение, самомнение, презрение брата, попрание совести, и то, если кто огорчив и смутив брата, говорит: какое мне дело до него? Все эти признаки обнаруживают жестокосердие.—Если в то время, как ты занимаешься рукоделием, придет к тебе в келлию брат, отнюдь не любопытствуй: ты ли более сделал его, или он? Если работаешь с немощным братом, не усиливайся с намерением сделать более, нежели он.— Если делаете какое либо рукоделие, то трудитесь с полным усердием; но не заботьтесь знать, кто более наработал в неделю, ты, или брат твой: ибо таковое изыскание безрассудно.—Если вместе с братиями выйдешь на послушание, не желай, чтобы знали, что ты более всех потрудился. Ибо дело, совершаемое в тайне, Богу благоприятно (Матф.6,4. 18). Если брат скажет тебе грубое слово по малодушию, переноси это с радостью; ибо рассмотрев помыслы свои пред всеведущим Богом, найдешь, что ты сам согрешил.—Если живешь с братиею и стремишься духом к большему воздержанию против других, скажи помыслу твоему: немощной брат, живущий здесь, есть господин мой.—Если ты непременно уже решился жить воздержнее других, то избери себе отдельную келлию, и не огорчай немощного твоего брата. Если к вам придет странный брат, о коем вам известно, что он подвержен какой либо страсти, не выведывайте от него об этом расспросами, пока страсть не обнаружится сама собою и не показывайте, что вы знаете об этом, дабы узнав, брат не оскорбился сим.—Если имеешь нужду в чем либо, а брат твой не догадался сам дать тебе оного, не скорби на него за сие, но с доверчивостью и простотою попроси его так: окажи любовь, брат, дай мне сию вещь, потому что я имею в ней нужду: ибо такова святая чистота сердца. Если же ты не скажешь ему откровенно, но будешь роптать и укорять его в сердце твоем, то сам себя подвергаешь осуждению.—Если между вами зайдет речь о каком либо месте Св. Писания, то знающий это место (Писания) пусть объяснит, по силе своей, брату смиренно, не настаивая на своем мнении, чтобы успокоить брата с любовью. Ибо от нас более требуется то, чтобы смиряться пред братом своим. Помышляй о том судилище, пред коим ты должен предстать, и попекись всеми силами исполнять должное, чтобы не заградились там уста твои, и ты не был осужден, не нашедши себе никакого оправдания в страшный оный час.
    3. Не расспрашивайте с любопытством о временных делах мира сего, дабы не уподобиться отхожим местам, в кои всякий идет для извержения излишеств чрева, от чего оные места всегда наполнены смрадом. Но лучше старайтесь быть чистым храмом, постоянно утром и вечером принося Богу жертву внутреннего человека. Да не будет жертвенник сей никогда без сего фимиама. Всячески старайтесь понуждать себя к молитве, чтобы Господь даровал вам простосердечие и незлобие, и избавил вас от противных страстей, т. е., от лукавства, хитрости бесовской, любопытства, самолюбия и злобы. Зараженные сими страстями, тщетно трудятся, и конец их—погибель. Кто боится Бога и внимает гласу совести, тот от всех страстей отвращается. В ком же нет сего домовладыки, тот достоин всякого сожаления: в храмине (души) его все строится против его воли, и враг насевает в ней то, что хочет; ибо сердце такого человека уже находится не в его власти, а в руках врага.—Если надобность потребуете пойти на поделие, то не презирай один другого, и не оставляй брата твоего, дабы он не мучился упреками совести, оставшись в келлии; но скажи ему с любовью: не хочешь ли, пойдем на такую-то работу? Если же в это время заметишь, что брат твой непокоен духом, или слаб телом, то не должен принуждать его теперь же идти с ним, а лучше, отложив сие дело до другого времени, пусть возвратится он с миром и любовью в келлию свою. Берегитесь прекословить брату своему в чем-либо, чтобы не оскорбить его. Если кто живет единодушно с духовным отцем или братом, тот не должен иметь общения с посторонними: ибо сим упрочивается мир и повиновение. Живя с отцем, или братом, не вступай с кем-либо в тайное содружество, и не пиши скрытно писем, не желая, чтобы о сем знали те, с коими живешь вместе; иначе повредишь и себе и им. Живя с старшим тебя, скрытно и без его совета не благодетельствуй даже нищему. — Если имеешь надобность спросить совета о чем-либо, то советуйся в том, что стужает тебе в настоящее время,—приходят ли к тебе помыслы перемещения, или желаешь научиться какому рукоцелию, или имеешь намерение жить с некоторыми, или отойти от них: о всем этом свободно проси совета, прежде нежели приступишь к самому исполнению. Открывай недуги душевные, болезни телесные, причины их, открывай не как неповинный ни в чем, но как уязвленный, если хочешь получить врачевство для язв твоих. Когда открываешь помыслы свои, открывай оные нелицемерно, не говори одной вещи вместо другой, не показывай, будто бы советуешься ради другого кого; но обнажи истину и будь готов исполнить все то, что будет тебе сказано; иначе будешь обманывать не старцев, с коими советуешься, а самого себя.
    4. Если спрашиваешь у старцев совета против нападения искушений, то не слушай помыслов, кои в сердце твоем будут говорить тебе больше, нежели старцы. Но прежде вопрошения моли Бога, чтобы сотворил с тобою милость Свою, и внушил старцам подать тебе, советы такие, какие полезны. Тогда делай с верою все, что скажут тебе старцы, и Бог тебя успокоит. Если живешь с братиею, и по какой либо причине не обретаешь покоя, или по причине работа, или по причине стеснений, или по недостатку покоя, или терпения, или от уныния, или по желанно безмолвия, или будучи не в силах нести ига, или потому, что не можешь исполнять своей воли, или по недостатку необходимых вещей, или по желанию более строгой жизни и более тесного подвига, или по немощи не можешь понести труда, или по другой какой причине сердце твое будет понуждать тебя оставить сие место, то смотри, не делай сего опрометчиво, и, как бы свергая иго, не выходи с скорбью; также тайно не убегай с чувством огорчения, забыв братолюбие; равно и тогда, когда между вами есть неудовольствие, чтобы не унести с собою памятозлобия на братство, а лучше избери время мирное, чтобы душа твоя оставалась спокойною везде, где ни будешь пребывать.—Причину удаления возлагай на самого себя, а не на братий, с которыми ты жил. Не слушай врага, советующего тебе обвинять братий и притворяться обиженным, чтобы тем избежать поношения, и свое бесчестие прикрыть их порицанием, тогда как ты облагодетельствован ими; ибо таким образом ты соделаешься рабом врага во всяком месте, где ни будешь жить.—Если куда придешь с намерением поместиться для жительства, не тотчас избирай себе келлии, не осмотрев наперед положения места, чтобы впоследствии не открылось для тебя там повода к преткновениям или по причине бесполезных забот, или что видишь предметы вредные для тебя, или славы ради, или от многотрудности, или от оскорбления друзей. Если ты благоразумен, то в продолжение немногих дней узнаешь все, откуда имеет проистекать для тебя жизнь, и откуда смерть.
    5. Если уступишь брату келлию твою на малое время для жительства, то не почитай его чрез это себе подчиненным. Если ты получишь келлию ближнего твоего на несколько дней для обитания; то ничего в ней не ломай, и не строй без позволения того, кто тебе ее уступил. Если ты с кем обитаешь, или путешествуешь, и получишь от него заповедь, то не презирай его ради Бога, и не нарушай этой заповеди ни явно, ни тайно. Если ты безмолвствуешь в келлии, и наложил на себя какое либо правило, например, или употреблять пищу в такой именно час, или чего либо не есть; смотри, отправляясь странствовать, не говори за столом у кого либо: прости меня, я не употребляю сей пищи. Ибо таким образом тщеславие твое предаст труды твои в руки врагов твоих. Господь повелевает нам делать сие тайно, чтобы Отец наш воздал нам явно (Матф.6, 14. 18). Кто любит труды свои, тот хранит их, чтобы они не были тщетны. Если живешь с другим братом вместе, и занимаетесь одним делом внутри и вне келлии, и брат твой позовет тебя, то не говори: подожди немного, пока я окончу свое дело, но тотчас поспеши к нему, чтобы вместе совершать это дело. Всякую погрешность, которую знаешь за другими вне вашей келлии, не держи в устах твоих, чтобы после объявить о том братий; ибо это смерть для души твоей. Если живущие с тобою братия потрудятся в какой либо день более обыкновенного, то успокой их, предложив им вкусить пищу прежде установленного часа, при сем внимая не себе, но суду Божию. Что ни делаешь, имей Бога пред очами твоими. Если где поместишься один, или с теми, кои здесь прежде тебя были, и заметишь там художество, или занятая, кои наносят душе вред, или неприличные монаху, не отверзай уст твоих, чтобы обличать то; но если не обретаешь там покоя, переселись в другое место, и блюди язык твой от злоречия: ибо это для души твоей смерть. Если ты немощен и преклонен к страстям, то не допускай, чтобы кто-либо открывал тебе, как достойному доверия, свои страстные помыслы, ибо это для души твоей пагубно. Если между вами как-нибудь произнесется слово смешное, смотрите, не допускайте, чтобы голос ваш был слышим: ибо где смех, там нет ни благочиния, ни страха Божия, ни внутреннего душевного хранения.
    6. Поелику во дни наши постигает землю гнев Божий, то не смущайтесь, если услышите что либо страшное; но так рассуждайте сами с собою: что это за казни в сравнении с теми, в кои впадем за грехи наши, если не покаемся? Любите друг друга ради Бога; читайте Св. Писание, чтобы исполнять оное; ибо для истинно верующего и малое дело немаловажно. Если сие сохраните в простоте и в разуме, то с радостью достигнете покоя Сына Божия: если же от сего отступите, то тщетно здесь трудитесь, и по исшествии из тела, будете преданы вечному наказанию, по свидетельству Св. Писания. Для того именно, о чем мы упомянули, грядет Господь наш Иисус Христос. Но жестокосердие наше ослепляет нас: ибо мы повинуемся хотениям сердца нашего, и предпочитаем их Самому Богу. Мы любим не Его, а наши, страсти. Я принужден написать вам это; ибо написанного прежде не было достаточно. Итак, любите друг друга, и не пребывайте в необрезании сердец ваших. Краткие дни наши проводите праведно в смирении, в мире, в терпении, в любви, в отсечении воли своей. Если же сего не сохраните, но пребывают между вами рвеше, прете, сварливость, гордость, гнев, порицание, ропот, не послушаете, то во зле иждиваете время ваше, и без всякого сомнения подвергнетесь вечной муке, по отшествии отсюда. Итак, любите братьев ваших святою любовью и храните язык ваш, чтобы безрассудно не произносить слов и не оскорблять других. Господь Бог наш силен подать нам благодать Свою к совершенно благих дел, и хранению, дабы мы могли обрести Его милость со всеми святыми, Ему благоугодившими: ибо Ему слава, честь и поклонение, ныне и всегда и во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 6. О том, что желающие пребывать в истинном безмолвии не должны быть пытливы и иждивать время в бесполезных занятиях, оставив рассматривание грехов своих



    1. Исследование Писаний с пытливостью приводит ко вражде и спору; а оплакивание грехов своих доставляет мир и спокойствие. Монаху, безмолвствующему в келлии, вменяется в грех, когда он вместо рассматривания и оплакиваания грехов своих, обращается к пытливому исследованию Писаний. Кто, не очистив себя от страстей, занимается вопросами: почему то, или то говорится в Писании, тот работает страсти любопытства. Кто же бодрствует, чтобы не быть мысленно пленену, тот непрестанно с сердечным сокрушением повергает себя пред Богом. Кто ищет образа или подобия в Боге, тот «хулит Бога», а кто ревнует почитать Бога, тот любит чистоту в страхе Божием. Кто хранит и исполняет слова Божии, как должник, тот познал Бога. Не стремись к высокому в то время, как испрашиваешь еще помощи (от Бога) да избавит тебя от греха. Дарования Божии приходят сами собою, если найдут место чистым и нескверным. Утверждающийся на собственном разуме и следующий своей воле, плодит в себе вражду к другим и чужд того духа, от коего рождается сокрушение сердца. Кто, читая слова Писания, исполняет их по своему разуму, и с упорством утверждает, что именно так должно их понимать, как он, тот не знает славы Божией и сокровищ Его. Кто же, при рассматривании оных (слов Писания), так говорит: не знаю (так ли); ибо я человек, и воздает славу Богу, в том обитает богатство Божие. Не всякому открывай помыслы свои, но только отцам твоим, чтобы не навлечь скорби сердцу твоему. Храни уста твои, чтобы ближний был у тебя в почтении. Приучи язык твой к словам Божиим, и ложь отбежит от тебя. Кто любит славу человеческую, тот подвергается лжи, а кто отражает ее от себя щитом смирения, в сердце такого человека возрастает вящший страх Божий. Не ищи дружества с славными мира, чтобы не погасла в сердце твоем слава Божия.—Когда кто при тебе порицает и уничтожает брата, своего, или обнаружит злобу на него, не приклоняй к сему уха своего, и не соглашайся, чтобы не постигло тебя то, чего не хочешь.
    2. Простота и смиренное о себе мнение очищает сердце от зла. Кто обращается с братом своим лукаво, тот не избежит печали сердечной. Кто имеет одно в сердце, другое на языке по лукавству, того молитва суетна. С таковыми людьми не обращайся, дабы не заразиться ядом их; а обращайся с незлобивыми и святыми мужами, чтобы соделаться участником их добродетели и чистоты. Не держи в сердце своем злобы ни на кого, иначе труды твои будут тщетны и суетны. Да будет сердце твое пред всеми чисто и ко всем благосклонно, чтобы обрести в себе мир Божий. Как если кто ужален будет скорпионом, то яд разливается по всему его телу и повреждает самое сердце; так и злоба в сердце на ближнего уязвляет душу и отравляет зараженного ею. И так кто желает, чтобы труды и дела его не погибли, тот скоро должен отражать от себя сего скорпиона, т. е. лукавство и злобу. От каковой заразы да избавит нас милость Господа нашего Иисуса Христа, Ему слава и поклонение во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 7. О добродетелях



    Три добродетели, которые всегда охраняют ум и ему необходимы: естественное стремление, мужество и тщание. Три добродетели, кои ум, узрев в себе, удостоверяется, что он близок к совершенству, именно: рассуждение, различающее одно от другого, предусмотрение всего прежде времени, и неколеблемость ничем внешним. Три добродетели сообщают непрерывный свет уму: неведение лукавства какого бы то ни было человека, благотворение нанесшим обиды, и перенесение постигающих скорбей без смущения. От сих трех добродетелей рождаются другие три больших сих: от неведения лукавства других, в человеке рождается любовь; от благотворения оскорбивших—мир, от несмущенного перенесения скорбей — кротость. Четыре добродетели очищают душу: молчаливость, соблюдение заповедей, нищета и смиренномудрие. Ум постоянно имеет нужду в следующих четырех добродетелях: молиться Богу непрестанно, припадая пред Ним и прося Его помощи; ни кого не осуждать, быть глухим и невнимательным ко всем внушениям страстей. Четыре добродетели ограждают душу и избавляют ее от смущения врагов: милосердие, безгневие, долготерпение и забвение обид.
    Четыре добродетели подают юности помощь по Богу: непрестанное поучение, тщание, бдение, и смиренное о себе мнение. Четыре вещи оскверняют душу: хождение в город и нехранение там очей, свободное обращение с женщинами, дружеское знакомство с славными мира, общение и частая беседа с родственниками по плоти. Четыре вещи возбуждают блуд в теле: излишний сон, излишнее употребление пищи, смех и шутки, и украшение в одеждах. Четыре вещи помрачают душу: ненависть к ближнему, уничижение других, зависть и ропот. Четыре вещи соделывают душу бесплодною: перехождение с места на место, попечете и заботы, пристрастие к земным вещам и скупость.
    Четырьмя вещами умножается в нас гнев: когда стремимся удовлетворить пожеланиям, когда последуем собственной воле, когда присваиваем себе право учительства, и когда почитаем себя мудрыми. Три добродетели, с трудом приобретаемые человеком, сохраняют все прочие: сокрушение сердца, плач о грехах своих, и непрестанное размышление о смерти. Три вещи обладают душою, прежде нежели она достигнет некоторой меры совершенства, и они препятствуют уму пребывать в добродетелях, именно: пленение, леность и забвение. Забвение борется с человеком даже до смерти, силится изгладить все его благие помыслы, открывая вход всем помыслам злым, ежечасно разрушает созидаемое человеком.
    2. Вот дела нового и ветхого человека! Кто любит душу свою, тот, чтобы не погубить ее, делает дела, свойственные новому человеку. Кто же в сем кратком течении жизни ищет покоя, тот делает то, что свойственно ветхому человеку; но тем погубляет душу свою. Господь наш Иисус Христос, являя в теле Своем нового человека, говорил: «Любяй душу свою, погубит ю; а иже погубить душу свою, Мене ради, приобрящет ю» (Иоан. 12, 25; Матф.10. 39). Он есть Господь мира, и Им «разорися средостение ограды» (Ефес. 2, 14). Но между тем Он же говорит: «не приидох воврещи мир на землю, но меч» (Матф. 30, 34). И еще: «огня приидох воврещи на землю, и что хощу, аще уже возгореся» (Лук. 12, 49). Это есть тот огнь Божества Его, который возгорелся в душах, последовавших Его святому учению. Тогда они обрели меч духовный, и отсекли все вожделения плоти. После сего Он даровал им радость, сказав: «мир оставляю вам, мир мой даю вам» (Иоан.14,27). Так-то подвизавшиеся спасти душу свою, отсекали свои хотения, и соделались Его овцами, освященными в жертву.—Когда же Иисус Христос явится во славе Божества Своего, то призовет их одесную себя, говоря: «Приидите благословенны Отца л,его, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира» и проч... (Матф. 25, 34). Вот как погубившие души свои в сей кратковременной жизни, не только обретут их во время нужды, но и получат награды, и притом несравненно большие, нежели как ожидали. Напротив, те, кои, исполняя свои похотения, по-видимому блюдут души свои в сем веке, порабощенном греху, и надеясь на суетное богатство свое, небрегут о заповедях Божиих, думая вечно жить в мире сем,—в день же суда познают стыд и слепоту свою; и как козлища проклятые услышат страшный приговор Судии: «Идите от Мене проклятии во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его», и проч. (Матф.25, 41, 42). Тогда уста их заградятся, и не найдут, что отвечать, вспоминая о своем немилосердии. Ибо хотя и скажут: «Господи, когда тя видехомь алчуща, и не послужихом тебе» (Матф.25, 44), но им сказано будет в ответ: благосотворивший единому из сих уверовавших в Меня, Мне сотворил (Матф.25, 45).
    3. Возлюбленные братья! испытаем самих себя, и рассмотрим, соблюдаем ли мы, по силе своей, заповеди Божии, или нет. Все мы обязаны исполнять оные по силе нашей: малосильный, сообразно немощи своей, сильный—соответственно силе своей. Вметавшие дары «в Газофилакию» были богаты; но Господь более возвеселился о двух лептах вдовицы; ибо Он смотрит на произволение души нашей. Не дадим места в сердцах наших нерадению, дабы зависть (врагов) не отлучила нас от Бога; но будем совершать по силам наше служение. Ибо как Он сотворил милость с дочерью Архисинагога, возвратив ее к жизни, как помиловал ту жену, которая, страдая кровотечением, истратила все имение на врачей, прежде нежели познала Христа; как Он подал здравие отроку Сотника, когда сей уверовал в Него; как Он оказал милость жене Ханаанской исцелением ее дочери, и воззвал к жизни Лазаря, друга Своего: точно так Он воскресил и сына бедной вдовы, подвигнутый ее слезами. Как не презрел Он Марии, помазавшей благовонною мастию и оросившей слезами ноги Его, так не отвратился и грешницы, когда она также мазала ноги Его муром со слезами. Как призвал Он Петра и Иоанна из ладьи, сказав: «грядита по мене» (Матф.4, 19), так призвал и Матфея, сидящего у мытницы. Как умыл Он ноги другим ученикам, так умыл оные и Иуде, без всякого различия. Как на Апостолов нисшел Дух Утешитель, так нисшел Он и на Корнилия. Как в Дамаске употребил Ананию для крещения Павла, говоря: «яко сосуд избрана Ми есть» (Деян.9, 15), так в Самарии для крещения евнуха Ефиопского употребил Филиппа. Ибо у Него нет никакого лицеприятия, и никакого различия между малым и великим, между бедным и богатым; но Он взирает на произволение сердца, на веру к Себе, на соблюдение Своих заповедей и на любовь ко всем. И все это служит благим знамением для души при исходе из тела; как и Господь сказал ученикам Своим: «О сем разумеют еси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Иоан. 13, 35).
    4. На ком напечатлено сие знамение любви, от того со страхом отступят враги, весь же сонм Ангелов сорадуется ему. Возлюбленнейшие братия! употребим все силы для стяжания любви, чтобы не удержали нас тогда враги наши. «Ее может, - говорти Господь, град укрытися верху горы стоя» (Матф. 5, 14). О какой горе говорит Он, как не о слове Своем, о коем Он сказал: «Аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет» (Иоан. 14, 23)? Будем усердно прилежать соблюдению слова Его; и труды наши тогда будут для нас как бы градом крепким и огражденным, который будет нас охранять от всех врагов наших дотоле, пока сретим Его Самого. Если получим таковое дерзновение пред Господом, то все враги Его и наши рассыплются пред горою слова Его. От сей-то горы камень, оторвавшись без помощи рук, сокрушил оный образ (виденный Навуходоносором), состоявший из золота, серебра, меди и железа. «Облецытеся, - говорит Апостол, во вся оружия Божия, яко возмощи вам стати противу кознем диавольским яко несть наша брань к крови и плоти, но к началом и ко властем, и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным» (Ефес.6. 11,42). Сии четыре начала, составляющая четверовидный оный образ, знаменуют враждующих против нас врагов, которые сокрушены камнем, т. е., словом Божиим, Сам же камень соделался великою горою, и наполнил собою землю. Возлюбленнейшие братья! да притекаем к сей горе; да будет она нам убежищем, и да сохранит нас от сих четырех властей злобы, чтобы и нам получить радость со всеми святыми, которые соберутся к Нему от четырех концов земли. Каждый за свои дела получит свою степень блаженства. Сильно имя Его святое, если оно пребудет с нами, оно укрепит нас на дела Его, и не попустит врагу обольстить сердце наше, но сохранит нас и укрепит, да возможем, по мере сил наших, понести все приключающееся с нами, ради имени Его святаго, и обрести милосердие с удостоившимися наследовать истинное блаженство. Богу же Отцу, и Сыну, и Святому Духу слава, честь и поклонение, ныне и всегда, и во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 8. Блаженного аввы Исаии изречения



    1. Авва Исаия говаривал: «Иногда вижу себя подобным коню, блуждающему без всадника; кто найдет его, тот и садится на него. Когда же сей оставит коня, тогда схватывает его другой и равным образом восседает на него». Еще говаривал: «Я подобен человеку, коего враги, схватив и связав, ввергли в ров тинный. Если он будет взывать к Господу своему, то враги поражают его ударами, чтобы он молчал». Еще говорил: «Я подобен птичке, привязанной отроком за ноги. Когда он ослабит немного нить, то птичка вспархивает, думая, что освободилась; когда же отрок потянет нить, то опять низвергает оную на землю. Таким я себя вижу. Это я говорю с тем намерением, чтобы никому не быть без заботы о своем спасении до последнего издыхания». Еще говорил: «Если ты дал что взаймы ближнему и не требуешь оного обратно, то подражаешь естеству Иисуса; если же требуешь, подражаешь естеству Адама; если же истязуешь лихвы, то поступаешь против естества Адамова. Если кто укорит тебя за какое-либо дело, сделанное тобою или не сделанное, и ты промолчишь, то являешь себя подобным Иисусу. Если будешь отвечать, возражая: что я сделал, то ты не уподобляешься Ему. Если же воздашь равным за равное, то поступаешь совершенно вопреки Ему. Если приносишь молитвы твои со смиренномудрием как недостойный, то оные благоприятны будут Богу. Если же вознесешься в сердце, помышляя о другом, что он спит или нерадит, то суетен труд твой». Он обыкновенно говаривал: «Смирение не имеет даже языка, чтобы сказать о ком, что он нерадив или горд; не имеет очей, чтобы замечать чужие погрешности; не имеет ушей, чтобы слышать то, что не приносит пользы душе; ни с кем, наконец, не имеет дела, кроме попечения о грехах своих. Таковой со всеми мирен не по причине какой-либо дружбы, но ради заповеди Божией. Без смирения, хотя бы кто много постился, или удручал себя тяжкими подвигами, или старался исполнить заповеди, все труды такового тщетны. Если кто говорит, что он имеет какое-либо орудие, но не употребляет его во время нужды, таковой напрасно имеет оное. Подобен сему и тот, кто говорит, что он боится Бога, и не находит в себе страха Божия в то время, когда необходимо оказать оный обузданием гнева, дерзости, честолюбия, человекоугодия или какой другой страсти, — все усилия такового тщетны».
    2. Господь наш Иисус Христос не прежде восшел на крест, как уврачевал все страсти человеческие, чтобы показать, с какой целью воспринял он человечество. Ибо прежде нежели Он пришел во плоти, человек был слеп, нем, глух, расслаблен, прокажен, хром, умерщвлен всякими страстями, противными естеству. После же, когда Господь снисшел к нам, ради нас, то излил на нас Свою милость: воскресил мертвого, возвратил ноги хромому, глаза слепому, язык немому, слух глухому и воссоздал нового человека, свободного от всякой немощи. И когда был вознесен на крест, повешены были с ним два разбойника, из коих один, висевший по правую сторону, славил Его и молил: «помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» (Лк. 23, 42); другой же, находившийся по левую сторону, хулил Его.
    Ум, прежде нежели воспрянет от сна беспечности, находится в согласии со своими врагами. Когда же Господь наш Иисус Христос возбудит его от нерадения и даст ему силу видеть и рассуждать обо всем, тогда может он взойти на крест. В то время враг начинает (непрестанно) хулить и произносить неподобные слова в надежде, не ослабеет ли ум в подвиге и не возвратится ли опять к прежней беспечности. Здесь сбывается то же, что сказано о двух разбойниках, коих взаимную приязнь разделил Собою Господь наш Иисус Христос, из которых один безрассудно уничижал Его, а другой дотоле молился, пока не удостоился услышать: «истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23, 43). Вот это тот (благоразумный) разбойник, который восхитил рай и вкусил от древа жизни!
    3. Опять говорил он о Святом Причащении, что это такой дар, который составляет и соединяет нас с Богом. Если это так, то где же, спрашивается, у нас сие соединение? Будучи побеждаемы страстями гнева, или зависти, или вражды, или человекоугодия, или честолюбия, или тщеславия, или ненависти, или другими какими-либо страстями, мы далеко отстоим от Бога. Еще говорил: «Когда мы совершаем молитвы наши и какая-либо из сих страстей господствует в сердце нашем, то суетен труд наш и неприятен Богу».
    «Почему же, — возразил некоторый старец, — во время самой молитвы не обуздывается действие страстей?» Он отвечал: «Когда дождь орошает землю засеянную, то она дает растения; если же не засеяна, то не производит оных. И так да тщится каждый исторгнуть из сердца своего злые семена и более не произрастут в нем. Бог хочет, чтобы человек был Ему во всем подобен. Для того Он и пришел в мир, и пострадал, чтобы исправить поврежденное естество человеческое, пресечь (злые) наши хотения и изгнать «лжеименный разум» (1Тим.6,20), возобладавший душами нашими. Прочие животные сохранили свое естество, человек же свое естество изменил. И так теперь как скоты повинуются человеку, так каждый должен себя подчинить ближнему своему Бога ради. Для сего и пришел Господь. Смотри, сколько неразумные животные превосходят людей, опирающихся на свое ведение. Итак, если захочу возвратиться к естественному состоянию, то как скоты покоряются чужой воле, так должен поступить и я, и притом не только по отношению к друзьям, но и к недругам, ибо такова воля Божия.
    Желающий пребывать с пользою в келлии своей и не быть побежденным от душевных врагов, пусть отступит от всего обычного между людьми: никого не порицает, не хвалит, не ублажает, не превозносит своей праведности, никого не обижает, а пусть внимает себе, чтобы не оставить жала помысла вражеского на ближнего в сердце своем.
    Не открывай разума твоего непонимающим, и не объявляй воли своей неразумным. Познай самого себя и убегай того, что для тебя гибельно. Кто надеется на правду свою и последует воли своей, тот не избежит козней вражеских, не найдет себе покоя, не уразумеет своих недостатков и трудно ему получить милость Божию в час исхода своего из тела.
    Глава же и верх всего состоит в следующем: всю твою надежду возложи на Бога и к Нему единому прибегай всем сердцем и всею крепостию твоею, будь ко всем милосерд, оплакивай грехи свои и умоляй Бога о помощи и милосердии».
    4. Еще говорил: «Что касается до учения ближних заповедям Божиим, откуда могу я знать, угоден ли я Богу, чтобы дерзнул предписывать ближнему исполнение того или другого, между тем как доселе сам должен еще оплакивать грехи мои. Ибо кто пал когда-либо, тот должен плакать и дотоле не успокаиваться, пока не познает, что испросил прощения. Желаешь ли узнать, отпущены ли тебе грехи? Да будет тебе признаком то, если в сердце нет более никакого остатка оных. Если же они доселе живут и движутся в памяти твоей и ты нерадишь об этом, то это плохой признак; плачь, болезнуй и трепещи, доколе не испросишь милосердия у Бога. Если кто желает научиться от тебя чему-нибудь, однако не исполняет того, что ты тщательно преподаешь ему, но часто возвращается, докучая о том же, то уклонись от него, потому что он вредит душе твоей. - Бог научает всех желающих повиноваться Ему. - Кто научил Каина и Авеля делать то, воздержаться от сего, тогда как еще не было писаного закона? Человек, не внимающий учению Божию, напрасно трудится в обучении». Еще говорил авва Исаия: «Если кто произносит в присутствии твоем неполезные слова, то не желай слушать его, дабы душа твоя не получила вреда. Не беспокойся, если он оскорбится сим но скажи прямо: «Душа моя не может переносить сего, оставь это, умоляю тебя, ибо я не лучше первого человека, которого создал Бог Своими руками и который был обольщен злой беседой». И потому беги, и не желай слышать, но притом так беги, чтобы тотчас забыть слышанное. Ибо если допустить чему-либо остаться в твоей памяти, то этим воспользуются демоны и причинят вред душе твоей».
    5. Также говорил: «Вижу, что прибыток, честь и желание покоя борют человека до смерти». Еще говорил: «Кто присваивает себе обязанность учить других, тот вредит душе своей; и в то время, как он заботится исправить ближнего и устроить дом (души) его, устрояет разрушение для своей храмины душевной. Блюди, чтобы грехом не очернить невинности, полученной в Крещении, ибо согрешишь ли телом твоим, или украдешь, или на что посмотришь с вожделением, или вкусишь что-либо тайно, опасаясь, чтобы кто тебя не увидел, или если тайно держишь у себя что-либо красивое и драгоценное, то всем сим наносишь бесчестье Сыну Божию». Некто возразил ему: «Отче, неужели эти согрешения такую имеют важность?» Он ему отвечал: «Делающий сие обольщен диаволом не менее того, кто, подкопав стену, украл деньги. Победивший последнего также победил и первого; а кто побеждается в малых вещах, тот побеждается и в великих». Он же говорил: «Хотя бы кто совершил великие знамения и исцеления, стяжал разум (духовный), воскресил мертвых, но если он когда-либо подвергался падениям, то не может быть беспечален, а подлежит покаянию. Если кто удручил великими подвигами тело свое, но, увидев кого-либо, впадшего во все грехи, уничижил его, то нет ему никакой пользы от такого покаяния, ибо он уничижает член Христов, сам оный осуждает, не предоставляя суда Богу.
    6. Говорил еще: «Мы все находимся как бы в больнице: один страдает глазами, другой руками, иной горлом, иной имеет глубокие раны, иной страдает другим каким-либо недугом. Некоторые раны бывают излечены, но они снова могут возобновиться, если человек не воздержится от вредных ему яств; так и прилежащий покаянию, если осуждает, или презирает другого, сим возобновляет свой недуг душевный. Каждый должен заботиться о своих болезнях душевных, и каждый должен оплакивать грехи свои, не зазирая ближнего. Горе душе, не отвращающейся от всякого греха! Когда народ израильский пребывал в Египте, то имел изобилие в пище и питии, но находился в рабстве у фараона. Когда же Бог послал ему помощь через Моисея для освобождения его от рабства фараонова, тогда фараон еще долее отягчил его трудами и скорбями. И хотя был поражаем фараон различными язвами, однако не прежде решился послушаться Моисея (отпустить израильтян), как по прошествии того времени, в которое Бог сказал Моисею: «Еще едину язву Аз наведу на Фараона и на Египтян, и по сих отпустит вы отсюду. Ибо Я поражу всякого первенца» (Исх. 11, 1,с.5). И сказал Господь Моисею: «Глаголи убо отай во уши людем, и да испросит кийждо у соседа, и жена у соседы своея сосуды сребряны и златы, и ризы» (Исх.11,2). Он говорил: «Я читал объяснения (великих) старцев, что под серебряными и золотыми сосудами, равно и одеждами, должно разуметь чувства, бывшие в порабощении у врагов. Если человек не исторгнет своих чувств из-под владычества врагов, и не достигнет того, чтобы они принесли плод по Богу, то не может обрести истинного покоя. Доколе не совершено было все строение скинии, дотоле Бог не осенил оной облаком; когда же она была окончена, тогда осенил. Так точно и на храм (Соломонов) не сходило облако осеняющее, доколе в оном не было все окончено; когда же все было совершено и вознесены были всесожжения, тогда и Бог обонял воню благоухания. Доколе человек не возлюбит Бога от всей крепости своей, от всего помышления своего доколе не прилепится к Нему всем сердцем своим, дотоле Бог не почивает на нем». Еще говорил: «Если ум захочет взойти на крест, прежде нежели уврачует немощь чувств своих то привлекает на себя гнев Божий, ибо приступает к делу, превышающему его меру. Если худые помышления оскверняют тебя и ты не болезнуешь в сердце твоем, но услаждаешься оными, то не подражаешь ветхому Адаму. Если тщательно прилежишь тому, чтобы одолеть грех, подвизаясь, отклоняя все поводы ко греху и испрашивая Божией помощи так: «Господи, избавление меня от греха принадлежит Твоему милосердию, ибо без Твоей помощи я не могу избегнуть из рук врагов моих». Если это ты делаешь и тщательно соблюдаешь, чтобы не оскорблять научающих тебя по Богу, то подражаешь естеству Иисусову, и Он сохранит тебя от всякого зла. Ибо Его слава и царство во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 9. Наставление отрекшимся от мира



    Если ты отрекся от мира и посвятил себя Богу ради покаяния, то не допусти помыслу смущать тебя, представляя, будто бы ты не получишь прощения в прежних грехах. Но и не пренебрегай заповедями Его, возвращаясь к прежним грехам, потому что без сего и прежние твои согрешения не прощаются. До самой смерти храни следующие заповеди и никогда не пренебрегай ими: не употребляй пищи с женщинами и не вступай в близкое содружество с юными. Не спи ни с кем вместе будучи юным, разве только с братом твоим или аввой твоим, и сие делай со страхом Божиим, а не с презрением. Также наедине, одеваясь или раздеваясь, имей осторожность и блюди очи твои. Вина не употребляй более трех чаш и то по крайней нужде, и остерегайся нарушить эту меру ради дружбы. Не живи в том месте, где ты оскорбил Бога согрешением; не оставляй молитвенного правила, чтобы не впасть в руки врагов твоих. Прилежи псалмопению, ибо оно сохранит тебя в чистоте. Люби всякий подвиг телесный — и укротятся страсти. Не угождай себе ни в чем. Оплакивай постоянно грехи свои. Отвращайся лжи, ибо она отгонит от тебя страх Божий. Не открывай своих помыслов пред всеми, дабы это не послужило ближнему претыканием. Открывай свои помыслы отцам твоим, да покроет тебя милость Божия. Руки твои упражняй в труде и рукоделии — и страх Божий будет сожительствовать тебе. Когда увидишь грех брата твоего не к смерти, не уничижай его, чтобы не впасть в руки врагов твоих. Не увлекайся воспоминанием сделанных тобою проступков, дабы не возобновились в тебе грехи твои. Возлюби смирение, и оно покроет тебя от грехов твоих. Не будь спорлив, чтобы не сделаться жилищем всякого зла. Не будь мудр пред самим собою, чтобы не впасть в руки врагов твоих. Преклоняй сердце твое к тому, чтобы оно охотно имело послушание отцам твоим, и благодать Божия будет обитать в тебе. Обучи язык твой говорить: «Прости меня», — и вселится в тебя смирение. Пребывая в келлии своей, тщательно занимайся сими тремя вещами: молитвою, поучением и рукоделием. Так живи, как бы каждый прожитый тобою день был последний в жизни, и не согрешишь пред Богом. Не поблажай чреву, дабы не возобновились в тебе прежние грехи. Во всяком месте и деле избегай уныния и лености, чтобы не быть угнетенным силою врага. Тщательно упражняйся в Божественном поучении, и Бог почиет в тебе. Как загородный разрушенный дом делается местом всякой нечистоты, так и душа ленивого монаха делается жилищем всякой постыдной страсти. Прилежи молитве со слезами, чтобы Божие милосердие совлекло с тебя ветхого человека, обремененного грехами. Труд, нищета, странничество, удручение тела и молчание рождают смирение. Смирением же испрашивается прощение всех грехов. Щедроты Господа Бога нашего сильны укрепить нас к познанию и исполнению Его воли и обретению милосердия со всеми святыми, сохранившими Его заповеди. Аминь.

    Содержание   
Слово 10. Продолжение наставлений к отрекшимся мира


Бог показал святому Апостолу Петру, что ни одного человека не должно почитать скверным или нечистым (Деян. 10, 15). У кого сердце чисто, тот всех людей почитает чистыми, но у кого сердце осквернено страстями, тот никого не почитает чистым, но думает, что все ему подобны. Если скажут о ком, что этот человек добрый, он тотчас воспламеняется гневом в сердце своем. Итак, остерегайтесь порицать кого бы то ни было ни явно, ни в сердце вашем. Чем кто невнимательнее к себе, тем более почитает себя угодным Богу. Но кто старается очистить себя от страстей и беспорядочных действий, тот стыдится возвести очи свои на Небо к Богу, ибо видит себя, что весьма далеко отстоит от Него. Некоторый человек имел двух рабов и послал их на поле жать пшеницу, приказав каждому сжать в один день по семи участков земли. Один из них употребил все свои силы на то, чтобы исполнить повеление господина его, однако же не мог вполне совершить сего дела, ибо оно превышало силы его, а другой предался праздности. Кто, говорил он сам с собою, в состоянии совершить такое дело в один день? И так пренебрегая повелением господина, хотя он тревожился и беспокоился сим, провел весь день без дела, то предаваясь сну, то зевая, то вертясь на все стороны, как вертится дверь на своих крючьях. Когда же наступил вечер, они возвратились к господину. Он, узнав о труде прилежного слуги, похвалил его, хотя дело и не вполне им было совершено; другого же, как беспечного и ленивого презрителя, приказал жестоко наказать и выгнать из дома своего. Так и мы во всяком деле и скорбном подвиге не должны лениться и трудиться рачительно по мере сил наших, и Бог без сомнения дарует нам наследие со святыми Своими. Человек должен непрестанно изливать молитвы пред Богом с великим смирением сердца и удручением тела и ни в каком деле своем не иметь самомнения, что хорошо оное исполняет, не увлекаться похвалами человеческими, не падать духом и не оскорбляться при их порицаниях, вспоминая согрешения свои, чтобы таким образом сердце наше миротворилось в отношении порицающих нас. Остерегайся, чтобы никакое оскорбительное слово против них не исходило из уст твоих; никого не хвали и не порицай. Все выходы души, то есть чувства свои, тщательно затворяй и храни, чтобы чрез оные не повреждалась душа и не проникали в нее слова мирские. Блажен, кто непрестанно оплакивает грехи свои. Аминь.

    Содержание   
Слово 11. О зерне горчичном



    1. Великое таинство заключается в малом зерне горчичном, как объясняют Отцы; почему в научение наше написано: «Подобно есть царствие небесное зерну горчичну, еже всем человек, всея на селе своем; еже малейше убо бысть от всех семян: егда же возрастешь, более всех зелий есть, и бывает древо, яко прилити птицам небесным и витати в ветвех его» (Матф. 13, 31, 32). Если это так, то прилично нам подражать свойствам сего семени. Когда (Писание) называет его самым меньшим из всех семян, то сим показывает, что мы должны возлюбить смиренномудрие, считая себя ниже всякого, и иметь кротость и долготерпение. Его красный (румяный) цвет означает стыдливость и целомудрие, чтобы мы не допускали в плоти нашей ничего порочного. Его острая сила знаменует ненависть к страстям и суетам мира. А что сила его не иначе обнаруживается, как когда оно будет истолчено и истерто,— этим доказывается, что добродетель не принесет никакой пользы, если в возделывании оной не понесем труда и скорби. Оно способствует также для сбережения мяс, чтобы они не портились. И так сим семенем, подобным царствию небесному, которое есть Христос, осыплем расслабленные и умершие наши воли, чтобы они не воссмердели, и не производили в себе червей. Ибо Господь Иисус для того соделался человеком, чтобы мы подражали Ему по мере сил наших, были свободны от забот, и не развлекались попечениями суетного мира. По образу сего семени будем рассматривать себя: подобны ли мы Ему смирением сердца, кротостью души, горячностью любви? Сам же Господь Иисус да укрепит нас милосердием Своим в исполнении Его воли: ибо Его слава и царство во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 12. О вине



    Таинство вина, по отношении к естеству человеческому, так понимается. Мы должны сохранять сердце наше непорочным во всякой святыне, если желаем, чтобы Бог обитал в нем с веселием. Бочка, если не будет вся хорошо вымазана смолою и имеет хотя малые скважины, то вина содержать не может; так и сердце, если не будет ограждено смирением и целомудрием, и не будет чуждо других пороков, то не может быть жилищем Божиим. Ибо невозможно вместе служить Богу и страстям.
    Будем тщательно остерегаться, чтобы не было в сердце нашем вражды, и ненависти: ибо оные удаляют человека от истинного покаяния и благоугождения Богу. В вине первоначально бывает брожение, так и в юности. В вине мало помалу укрощается брожение, и потом оно устаивается, когда кладется в него закваска; так и юношеский возраст по времени укрощается, и приобретает твердость и постоянство, когда оный, оставляя свою волю, окормляется учением отцев и повинуется их наставлениям. Вино, прежде нежели устоится, не вносится в келлии для употребления: так не допускается в общество других тот, коего постоянство не испытано различными средствами. Если вино оставлено будет с виноградными выжимками, то окисает: так и юный (инок), если начнет обращаться с родственниками по плоти, или с противомыслящими, то удобно нарушает заповеди, преданные отцами, и повреждает добрую нравственность. Вино портится, если не будет сокрыто в местах глубоких и подземных: так и все труды юношества суетны, если не охраняются смирением. Вино, которое часто трогают и отведывают, портится: так и человек, который обнаруживает дела свои, погубляет труд свой тщеславием. Если отверстие бочки остается открытым, то в оное набираются мошки или комары, и портят вино: подобным и для души бывает вред от многословия, от разговоров смехотворных и пустых. Вино, выставленное на ветер, теряет свою доброту: так и гордость погубляет весь труд человека. Вино устаивается и получает крепость, будучи сокрыто в месте для сего приличном: так и тот, кто возделывает добродетель, должен пребывать в безмолвии, не считая себя за нечто ни в каком случае.
    2. Все сие наблюдается относительно вина, дабы оно могло нравиться хозяину своему; все сие должен соблюдать по отношению к духовной жизни каждый, желающий благоугодить Богу.—Далее, как нельзя удостовериться в доброте вина, каково оно, если не почерпнуть и не отведают прежде оного: так и человек не должен доверять самому себе, но пребывать в страхе Божием, доколе не предстанет пред Богом, Который оценит все дела его.—Когда в бочке находится хотя малая скважина, то вино вытекает, прежде нежели господин о том узнает, если он небрежен: так и пренебрежете самой малой, по-видимому, вещи или обстоятельства погубляет плод нерадивого человека. — И так, братия, тщательно будем блюстись от всего, что может вредить нам, чтобы Бог излил на нас Свою милость и благодать в день суда; а это Господь исполнит непременно, если сохраним Его заповеди по мере слабых сил наших. Но Господи! Тебе принадлежит всемогущество, и милосердие, и помощь, и покров, и прощение, и долготерпение.—Ибо кто я, исполненный зол, от коих ты меня освободил? Я ничего не имею, чем бы мог Тебе воздать. Грешник я, недостойный ни единого из Твоих дарований. Ты исхитил меня из руки врагов моих, Ты Господь мой и Бог мой. Тебе принадлежит слава, милосердие, защита, помощь и царство во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 13. К новоначальным и стремящимся к совершенству



    1. Вот знамения, которые показал Господь Иисус прежде восшествия на крест. «Шедше, — говорил он, — возвестита Иоанну, яже видеста и слышаста: яко слепии прозирают, хромии ходят, прокаженнии очищаются, глусии слышат, мертвии возстают, нищии благовествуют; и блажен есть, иже аще не соблазнится о Мне» (Лк. 7, 22, 23). Так как Иоанн крестил Господа Иисуса, то сие образно знаменует то, что крещаемому должно исповедать свои деяния. Много знамений, которые Господь сотворил; но слепии прозирают — это означает такой смысл: кто всю свою надежду возлагает на мир сей, тот слеп. Но если он, отринув сию надежду, устремит мысль свою к тому, что обещано в другой жизни, то прозревает. Подобным образом и хромии ходят означает следующее: кто по-видимому стремится к Богу и вместе с тем любит мир сей и мудрования плоти, тот хром; когда же, пренебрегши миром, возлюбит Бога и презрит плоть, тогда начинает ходить прямо. Глух тот, кто, предавшись суетным заботам, нисколько не упражняется в предметах божественных, но когда, оставив все (суетное), исполняет заповеди Божии, тотчас начинает слышать. Кто враждует против ближнего своего, или ненавидит, или завидует, или злословит его, тот прокажен и потому, подобно древним прокаженным, не должен входить в храм Господень; если же он отринет таковые страсти, то от них очистится. Итак, когда слепой прозреет, хромой начнет ходить, глухой слышать и прокаженный очистится, тогда человек, умерщвленный сими страстями во время своего нерадения, воззывается к жизни, обновляется и возвещает чувствам своим, которые были лишены богатства добродетелей, что он прозрел, ходит и очистился; и сие он исповедует пред тем, кем был крещен.
    2. Крещение есть умерщвление плоти подвигами, растворяемыми смиренномудрием и безмолвием. Ибо Иоанн, как говорит Писание, имел одежду из власов верблюжьих, был опоясан кожаным поясом по чреслам и жил в пустыне. Это есть знамение умерщвления плоти подвигами и образ покаяния, которые предварительно очищают человека и соделывают его способным к восхождению на крест. Крест служит предзнаменованием будущего бессмертия, когда им заградятся уста фарисеям и саддукеям. Саддукеи представляют (собою) образ неверия и безнадежия, фарисеи же — злобы, лицемерия и тщеславия. Ибо сказано в Писании: «ниже смеяше кто от того дне вопросити Его» (Иисуса) (Мф. 22, 46). Господь послал Петра и Иоанна приготовить пасху. Это служит нам образом следующего: когда ум увидит себя, что он уже не порабощается никакой страстью, то приготовляется к бессмертию, сосредоточивая чувства свои и соделывая их единым телом питая и содержа их с собою в согласии нераздельно. Еще сказано: Иисус молился и говорил: «Отче Мой, аще возможно есть, да мимоидет от Мене чаша сия» (Мф. 26, 39). Это служит нам наставлением, что ум, желая взойти на крест, должен прилежать многим молитвам, многим слезам, с покорностью повергаться ежечасно пред Богом и испрашивать помощи от Его благости, для укрепления хранения своего, пока Господь приведет его в обновление святое и непобедимое. Во время несения креста должен иметь сообщниками Петра, Иакова и Иоанна, то есть непорочную веру, твердую надежду и пламенную любовь к Богу.
    3. Сладчайший Господь и Бог наш Иисус Христос понес и претерпел все сие за нас и во всем служит нам примером, как говорит Апостол: «Яко разумети Его, и силу воскресения Его, и сообщение страстей Его, сообразуяся смерти Его, аще како достигну в воскресение мертвых» (Флп. 3, 10–11). Он вкусил нас ради желчь, дабы мы отвергли все нечистые вожделения, заградили им все входы, не допуская совершаться им чрез тело, чтобы не погибнуть. Вкусил за нас оцет, чтобы мы погасили в себе гнев и всякое смущение суетное. Он принял заплевания нас ради, дабы мы презирали человекоугодие и славу мира сего. Глава Его была уязвлена терновым венцом за нас, дабы мы с самоукорением переносили все поношения без смущения. Трость, коею бит был по главе нас ради, служит признаком, дабы мы, всегда нося шлем смиренномудрия, попирали всякую гордость вражескую. Прежде пригвождения ко кресту Иисус предан был на биение. Это служит нам наставлением, что мы должны равнодушно переносить от людей всякое оскорбление и обиду. Одежды Его разделены по жребию. Это служит для нас примером, что прежде восшествия на крест мы должны равнодушно переносить потерю вещей преходящих, как вопиет Апостол Павел: «Разграбление имений ваших с радостию приясте, ведяще имети себе имение на небесех пребывающее и лучшее» (Евр. 10, 34). Все сие человек должен исполнить по мере сил своих: иначе он не может взойти на крест с Господом. Далее, поелику в шестой час Он был распят с толикою болезнью сердечною за спасение наше, то мы должны отринуть уныние и малодушие, чтобы умер в нас грех, как и Писание говорит, что крестом убита в нем вражда (Еф. 2, 16). Когда в девятый час возопил Иисус гласом велиим, глаголя: «Боже мой, Боже мой, вскую Мя еси оставил» (Мф. 27, 46), то сим показал, что мы во время борьбы со страстями, терпя скорби, должны взывать со смирением к Богу, и исполнятся надежды. Когда затмилось солнце, тогда Господь испустил дух; из сего разумей, что тогда умер в тебе грех, когда в душе исчезнет всякая надежда на видимые вещи сего мира. И се, завеса церковная раздрася на двое с вышняго края до нижнего (Мф. 27, 51). Это значит, когда ум получит свободу (от страстей), то отъемлется средостение, находящееся между ним и Богом. Сказано: «и камение распадеся, и гроби отверзошася» (Мф.27, 51–52). Сие означает, что по умерщвлении в нас греха уничтожается (всякая) тяжесть и слепота, и все, что утесняет душу нашу, — чувства, приносившие плод смерти, бывают здравы и непобедимы. Он обвит был чистым полотном с ароматами, дабы мы по смерти обрели для себя упокоение во святыне и бессмертии. Положили Его в новом гробе, в котором еще никто не был положен (Ин. 19, 41), и привалили великий камень к отверстию гроба; это служит нам образом в том, что когда ум, освободившись от всех возмущений сего века, субботствует, тогда он находится в новом веке и поучается в предметах новых и нетленных. «Идеже бо аще будет труп, тамо соберутся орли» (Мф. 24, 28). И еще: «Он воскрес во славе Отца Своего, и восшел на небо, седе одесную престола величествия на высоких» (Евр.1,3). Итак, наш долг, по слову Апостола, — презирать земное и искать горнего, где Господь Иисус сидит одесную Бога (Кол. 3, 1–2), если мы воскресли со Христом. Ибо мы умерли со Христом, Который ради святого имени Своего да излиет на нас милосердие Свое. Он понес наши недуги, чтобы очистить грехи наши и сопричислить нас к лику святых Своих. Он живет и царствует во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 14. Блаженного аввы Исаии плач и рыдание



    1. Увы мне! Увы мне! ибо я еще не освободился от огня геенского. Те, кои влекут в оный людей, доселе во мне еще действуют, и все дела их движутся в моем сердце. Те, кои усиливаются ввергнуть меня в пламень огненный, доселе производят свои действия в моем теле, и стараются произрастить (в оном) свои плоды. Мне еще неизвестно, куда я переселюсь отсюда. Еще я не вступил на путь правый. Еще я не освободился от влияния властей воздушных, старающихся обладать мною ради худых дел моих! Еще я не узрел своего Избавителя, который бы пришел ко мне освободить меня от них; но доселе злоба их действует во мне. Еще я не вижу, откуда могу иметь дерзновение пред Судьею! Еще я совершенно не знаю, приговор ли смерти должен быть произнесен о мне, или нет? Я еще не изъят из числа виновных! Преступник заключенный в темницу, не радуется. Тот, кто связан железными оковами, не может исполнять своей воли. —Не руководствует других тот, кто содержится в узах. Находящиеся в болезнях, не может быть спокойным. Не принимает пищи с наслаждением тот, на чьей шее тяготеет цепь. Он уже более не помышляет о том, каким бы образом совершить новые злодеяния; но проводит жизнь в плаче и сетовании о тех преступлениях, в кои он впал, и за которые он мучится достойно. 2. Кто всегда размышляет о тех последних наказаниях, коим должен подвергнуться за грехи свои, того мысль не занята осуждением других; болезнь мук пронзает его сердце; воображение казней не допускает его быть любопытным. Увы, размышление его всегда растворено горестью! Он не укрепляет других против уныния; нет у него попечения о пище. «Если (некоторые) оказывают ему милость: то он не ощущает от сей милости утешения по причине печали, и совершенного сознания себя грешным. Он с гневом (ничего) не отвечает тем, кои осыпают его укоризнами, с терпением переносит все обиды, и почитает себя достойным их; смех далеко отстоит от него; с воздыханием и стенанием воспоминает он о том грозном судилище, пред коим должен предстать; если что слышит, не говорит, что это хорошо, или худо; тяжесть болезни извлекает из очей его множество слез. Если он происходит от благородных родителей, тем более печалится, потому что на суде к стыду своему подвергнется гораздо большему числу зрителей. Представляя это, он не разбирает, кто между людьми добр, кто зол; если вместе с ним влекут других узников, он не обращает на них внимания и не рассуждает с ними, что делать. «Кийждо бо свое бремя понесет» (Гал.6, 5). Когда ведут его на казнь, глаза его устремлены в землю и лице бывает мрачно; никто не дерзает защищать его ради страха мучений: он сам сознает себя достойным осуждения за сделанные им преступления.
    3. И так доколе буду упиваться без вина, пренебрегая тем, что предстоит мне. Ожесточение сердца моего иссушило очи мои. Упоением забот омрачена глава моя. Рассеянность сердца моего довела меня даже до забвения оного нарочного часа. Насилие тела побеждает меня, и боязнь расстроить оное понуждает меня уклоняться с (правого) пути. Я не имею друга, который бы сказал за меня слово; нет у меня ничего, чтобы я мог послать в дар оным гражданам. Слух о моих злых делах соделал то, что они меня не узнают. Когда их я умоляю, то они не слушают меня: ибо видят, что я еще не свободен от недугов моих. Беспрерывно уязвляет меня жало грехов моих, и бремя беззаконий моих тяготеет (надо мною). Не ужасаюсь, как должно, силы огня; а иначе я всячески старался бы, чтобы не быть ввергнутым в оный. Слышу, что мучение для меня неизбежно: ибо я не очистил сердце свое как должно. Язвы тела моего, казавшиеся исцеленными, вновь загнивают; но я не ищу врачевства для них. Закрываю бо раны от взоров человеческих; но и не могу терпеть, когда врач станет очищать их. Он хочет приложить горькие лекарства, но я нетерпелив.—Врач добр, не ищет от меня мзды; но я так ленив, что не хочу приступить к нему. Он сам приходит ко мне, чтобы исцелить меня, и видя что я употребляю пищу вредную для ран, убеждает меня, чтобы я отселе воздерживался от нее; но сладость пищи обольщает мое сердце. Сколько раз ни ем, столько и раскаиваюсь в этом, но раскаяние мое неистинно. Он посылает мне то, что служит для моего выздоровления; но злой обычай не допускает меня принять это. Кратко сказать,—не знаю, что делать! Братия мои! все вы плачьте со мною, да превышающая силы мои помощь Божия низойдет на меня, да управляет мною и научает меня. Ибо Его есть царство, и слава, ныне всегда и во все веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 15. Об отречении от мира



    1. Возлюбленные! будем заботиться о средствах к своему спасению: ибо «время кратко» (Кор. 7, 29). Кто заботится о теле, тот не может (должным образом) заботиться о душ. Как никто не может смотреть одним глазом на небо, а другим на землю; так и ум не может вместе соединить попечение о Божественном и мирском. Когда разлучишься с телом; тогда будешь сожалеть, что столько имел попечения о том, что не приносит тебе никакой пользы. Имей пред очами Бога, Который видит все, что ты делаешь. Бойся Бога, Который зрит всякое помышление твое. Что стыдишься делать в присутствии людей, о том и помышлять считай неприличным. Как древо познается от плода; так и ум, каков есть, познается, чрез помыслы свои. Душа духовно разумная познает себя из рассматривания себя. Доколе ты подвергаешься хотя мало греху, дотоле не почитай себя свободным от страстей. Кто достиг истинной свободы, тот не помышляет уже о соделанных им срамных делах. Итак, не почитай себя свободным, доколе прогневляешь Владыку своего. Там свободы нет, где сердце вожделевает чего-либо принадлежащего миру. Позаботься о своем теле, как о храме Божием, и притом позаботься так, как имеющий воскреснуть и дать ответ Богу. Бойся Бога, Который будет судить каждый твой поступок. Ты, который столько заботишься о исцелении тела своего, когда заболит оно, почему не стараешься доставить ему блаженство по воскресении? Прежде приношения молитв Богу, ежедневно рассматривай, какую страсть ты победил. Как земля без семени и воды не может приносить плода; так и человек не может совершать покаяния без смиренномудрия и удручения тела подвигами. Растения цветут от прикосновения окружающего их воздуха и дыхания ветра; и человек украшается соблюдением заповедей. Таковое соблюдение (заповедей) служит доказательством веры в Бога; а страх Божий состоит в том, чтобы хранить совесть непорочною и невозмущаемою. Когда ты пребываешь в келлии, и начнет возмущать тебя похоть блудная, то ты первые приражения сего помысла отражай, чтобы не увлечься им. Старайся помнить, что тебе соприсутствует Бог, пред очами Коего открыты и самые тайны сердечные.
    2. И потому так говори душе своей: если ты стыдишься подобных тебе грешников, чтобы не увидели тебя грешащим: сколько более ты должна страшиться Бога, Который совершенно зрит сокровенные тайны сердца твоего. Сими словами возбудится страх Божий в душе твоей. Если ты последуешь водительству страха Божия; то никакая страсть не возможет насильно владеть тобою, как говорить Писание: «надеющиися на Господа, яко гора Огонь: не подвижится в век живый во Иерусалиме» (Псал. 124, 1). Кто верует, что он, по исшествии из тела, должен предстать на суд (Божий); тот ни в каком случае не будет осуждать ближнего; потому что сам должен дать отчет Богу во всех делах своих. «Всем бо, - говорит Писание, - явитися нам подобает пред судищем Христовым, да приимет кийждо, яже с телом содела, или блага, или зла» (2 Кор. 5, 10). Кто верует, что уготовано царство для святых, тот блюдется, чтобы не согрешить и в маловажных вещах, дабы быть сосудом избранным. Ибо «подобно, - сказал Господь, царствие небесное неводу» вверженну в море, и от всякого рода рыб «собравшу. Иже егда исполнися, извлекоша и на край, и седше избраша добрыя в сосуды, а злыя извергоша вон» (Матф.13, 47. 48). Кто верует, что тело его воскреснет в день суда, тот должен очистить оное от всякой скверны и порока. Ибо говорит Писание: «Иже преобразит тело смирения нашего, яко быти ему сообразну телу славы Его, по действу, еже возмогати ему» (Филип.3, 21). Ничего нет в мире такого, что бы могло отлучить от любви Божией того, в ком оная обитает. Ибо говорит Апостол: «Кто ны разлучит от любве Божия; скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч» (Рим. 8, 35). О если бы Бог удостоил нас быть в числе тех, коих никакая вещь сего мира не разлучила от любви Христовой; дабы нам вместе с ними получить милость благодатию Господа нашего Иисуса Христа, Коему с Отцем Нерожденным и Духом Святым слава, власть, ныне, всегда и во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 16. О помыслах, которые борют человека, по отречении от мира, особенно удаляющегося в пустыню



    1. По отречении от мира прежде всего представляется трудным подвиг страннической жизни, особенно, когда кто, оставив отечество, один удалится в пустыню, нося с собою совершенную веру, (несомненную) надежду, и твердость души против собственных хотений. Ибо тотчас окружат и будут устрашать тебя таковые помыслы: каким образом будешь ты переносить здесь искушения, крайние лишения, болезни, если подвергнешься оным? Тогда как не будешь иметь никого, кто бы позаботился с тебе, или навестил тебя. А там будет испытывать тебя благость Божия, чтобы обнаружилась твоя ревность и любовь к Богу. Наконец, когда ты будешь один в своей келлии, нападут на тебя самые тяжкие помыслы боязни; они скажут: спасает человека не пустыня, а соблюдение заповедей Божиих, и приведут на память каких либо родственников, и скажут: не Божии ли они рабы? Сверх того укажут на суровость воздушных перемен и немощь тела, чтобы ослабело твое сердце, и ты упал духом. Но если в тебе пребудут любовь и надежда; то злоба (врагов) нисколько не успеет; а напротив (чрез сие) откроется твоя ревность по Богу, (то есть), что ты более любишь Бога, нежели покой плоти. Скорбь пустынная приводит претерпевающих оную к надежде; надежда защищает от врагов, которые воюют на них чрез тело. Ибо не без цели же ты удалился в пустыню; но чтобы рассмотреть самого себя, и приуготовиться к борьбе со врагами твоими, и научиться низлагать каждого из них в свое время; по низложении же их достигнуть покоя бесстрастия.
    2. Я почитаю делом великим и преславным победить тщеславие, и преуспевать в размышлении о Боге. Ибо кто одержим сею страстью тщеславия, тот чужд мира, ожесточается сердцем против святых, и к довершению своих зол, впадает в лукавство, гордость и навык ко лжи. Ты же, христианин, скрывай труды свои и добродетели, и блюди, чтобы язык твой не лишил тебя их, и не предал врагам твоим. Ибо кто действует право (по совести), и чрез покаяние очищает страсти и немощи плоти своей, тот соделывает душу свою драгоценною пред Богом, и делается угодным Ему храмом.—Кто же любит человеческую славу, тот не может быть свободен от страстей, но рвение и зависть обитают в нем. Таковой подвергает душу свою многим искушениям, и сердце его бывает уязвляемо демонами, потому что он не всегда находит возможность удовлетворять своим желаниям; конец же его погибель. Людям смиренным Сам Бог открывает грехи их, чтобы они познали их и покаялись, и если при сем будут иметь плач, растворяемый смиренномудрием, то изгоняют из души своей семь бесов, и питают оную истинною славою и святыми добродетелями. Таковые небрегут о поношениях человеческих; ибо памятованием о своих грехах, как щитом, они защищаются от гнева и льщения, и терпеливо переносят все, что бы с ними ни случилось.—Какое бесчестие может возмутить тех, кои пред лицем Божиим всегда видят грехи свои? Если ты не возможешь понести слов ближнего твоего, но захочешь отвечать ему тем же, то воздвигнутся в сердце твоем возмущения, которые причинят тебе беспокойства, как от того, что слышал, так и от того, что сам вопреки говорил. И ты почтешь блаженными живущих в безмолвном уеденении, и сердце твое будет раздражаться против ближних твоих, как будто бы, в них не было нисколько любви.—И так, постарайся приобресть терпение и любовь: ибо терпением побеждается гнев, а любовью исцеляется печаль. Посему, моли Бога, чтобы Он даровал тебе сии добродетели, коими бы ты мог победить страсть гнева. Если же еще встретится с тобою что либо возбуждающее гнев против ближнего; то гневайся на демонов, а с ближним всегда храни мир, имея в себе плач и смиренномудрие. Кто Бога ради, для сохранения мира, переносит жестокие слова человека грубого и неразумного, тот назовется сыном мира, и может стяжать мир в душе, теле и духе.—Когда же сии три в человеке умиротворятся, тогда ослабеют все враги которые воюют против закона ума,—разрушится рабство плоти, и он назовется сыном мира, и Дух Святый вселится в него и не удалится.
    3. Блаженны те, которые подъемлют труды в разуме! ибо они несут их без всякого отягощения, и избегают козней и хитростей демонов, и особенно тех, которые, внушая боязнь, отклоняют людей от всякого доброго предприятия, и душу упражняющуюся в Богомыслии, склоняют к беспечности, дабы отвлечь ее от такового делания, устрашая многотрудностью.—Но если будет в нас любовь, терпение и воздержание; то они (демоны) не возмогут отклонить нас ни от какого, доброго дела, особенно, если мы будем иметь в мысли, что леность ниспровергает все доброе. Если ты отрекся от мира, и презрел все видимые вещи, то блюдись от демона, наводящего печаль, дабы он представлением крайней нищеты и скорби, не воспрепятствовал тебе достигнуть великих добродетелей, которые состоят в том, чтобы считать себя за ничто, переносить равнодушно укоризны, и радоваться тому, что тебя почитают неспособным ни к какому делу и занятию мира сего. Если ты постараешься достигнуть сего, то приобретешь душе (нетленный) венец и украшение. Ибо не те нищи духом, кои отреклись от мира и терпят только внешнюю нищету; но те, кои оставили всякое зло, и непрестанно алчут и жаждут памятования о Боге. Также не те достигают бесстрастия душевного, кои исключительно прилежат телесным подвигам; но те, кои пекутся о внутреннем человеке, отсекают собственные хотения; они то получать венцы добродетелей. И так, стой на страже сердца твоего, и внимай чувствам, дабы память твоя умиротворилась с тобою от всех мирских помыслов, и не расхищалась разбойниками. Ибо тщательно наблюдающие за своими помыслами, познают какие из них хотят вторгнуться в область души и осквернить ее. Если ты будешь с пламенною ревностью прилежать Божественным заповедям, то приметишь врагов, кои смущают тебя, чтобы ввергнуть тебя в малодушие, представляя трудность и неудобность мест. Ибо они для того сильно смущают ум, чтобы привести его в рассеянность и праздность. Но те, коим известно лукавство (врагов) без смущения пребывают в том месте, которое они избрали, принося благодарение Богу. Так поступают в трудных и скорбных обстоятельствах те, кои заботятся о снискании терпения, великодушия и любви. Напротив, леность, беспечность и празднолюбие заставляют нас искать таких мест, в коих бы могли мы найти покой и славу. Вследствие сего, чувства делаются немощнее, восстает буря страстей, и гордостью и пресыщением губит сокровенное воздержание. 4. Если ум пожелает взойти на крест, прежде нежели уврачуются его чувства от немощи; потому что начал дело выше меры своей, не исцелив прежде свои чувства. Если сердце, против воли твоей, рассеивается и увлекается к совершению того, что ты не хочешь; то знай, что дело твое по естеству ветхого Адама.—Если сердце твое ненавидит грех, и отвращается всего того, что подает повод к согрешению, если разумно памятуешь вечную муку, удалишься от всего того, что влечет тебя в оную, и от души будешь молить Творца своего, чтобы Он помог тебе ни в чем не прогневлять Его, и простершись пред Ним, будешь со многими слезами молить Его так: Господи! Твое дело помиловать меня. Избави меня, Господи, от врагов моих, ибо я так немощен, что без Твоей помощи не могу избежать рук их. Если ты так будешь молиться, тщательно стараясь не огорчать тех, кои руководствуют тебя по Богу, то сие будет по естеству нового Адама, т. е. Иисуса Христа. Ибо, если бы человек и все исполнил, но не стяжал послушания, смирения и терпения, то уклоняется в дела противоестественные. И потому все твое сердце обрати к тому, чтобы повиноваться Богу, так умоляя Его с искренностью: к Тебе, Господи, с молением приступаю, «научи мя творити волю Твою» (Псал. 142, 10); ибо сам я не знаю, что мне полезно. Ты, Господи, сотвори за меня брань с врагами моими: ибо мне неизвестны козни их и ухищрения. Если таким образом будешь молиться от души, и стараться исполнять то, что сообразно с естеством нового человека, Иисуса, то Он не попустит тебе прельститься ни в какой вещи. Если ты соблюдаешь одну только какую либо заповедь, и несовершенно посвятил себя служению Господа; то и Он невполне будет оказывать помощь тебе. Как поле не может само собою очиститься от плевел, и произрастить добрых семян, ни принести вместе с плевелами добрых плодов, ибо сии подавляются плевелами; так и ты не возможешь соблюсти себя от греха и очиститься от плотских похотей, если не получишь Божественной помощи.
    5. Итак, блюди себя от того, что порождает грех. Любостяжание есть злая матерь всех зол. Леностью питается своеволие; рождается гордость и презрение своей обязанности. Сердце, желающее начальствовать, порождает пристрастие к мирским беседам; отсюда происходит то, что начинаешь искать себе неполезного, отверзаешь слух свой людям злоречивым, хочешь слушать пустые речи, с желанием передать оные другим, любишь мирское, учишь тому, чему сам не научился и о чем тебя не спрашивают, оскорбляешь и уязвляешь ближнего твоим языком; за сим последует много и других зол.—Итак, если кто преуспевает, или желает преуспевать (в духовной жизни), тот тщательно да блюдет себя от поводов ко греху, и таким образом грехи сами собою ослабеют. Кто мужественно противоборствует грехам, тот видит и замечает их отраву; но кто презирает подвиг против грехов, тот готовит себе муку. Кто боится немощи тела, тот не достигнет естественного состояния. Кто прибегаете к Богу, и просит Его помощи при всяком труд, тот найдет в Нем покой. Если бы Гедеон не сокрушил водоносов, то не увидел бы света от светильников (Суд. 7, 20); так и человек, если не презрит тела (своего), то не увидит света Божественного. Также Иоиль, жена Хавера Кинейского, если бы не взяла кола кущного, не низложила бы гордости Сисары (Суд. 4, 21). Итак, если ум укрепится и решится последовать любви (к Богу и ближнему), то победит все страсти плотские и душевные. Ибо «любы долготерпит, милосердствует» (1Кор. 13, 4), избегает зависти и гордости, не попускает уму порабощаться тем, что противно естеству. Добрый ум есть глава и владыка души, и не позволяет ей принять что либо противное естеству; ибо показываете ей, сколько огорчений потерпела она чрез это.
    6. Господь наш Иисус Христос, когда на кресте являл милосердие Свое к человеческому роду, то разлучил двух разбойников, среди коих был Он распят. Бывший на левой стороне смутился, видя, что расторгнуто преступное дружество, какое было у него с другим, висевшим на правой стороне; а сей, взирая со смирением и страхом на Иисуса, говорил: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии си» (Лук. 23, 42). Из сего открылось, что они уже более не друзья. Висящий на левой стороне не может убедить друга своего к худому образу жизни. Впрочем те, кои не вступили еще на сей путь смирения и любви, часто падают и восстают, доколе не получат милости Божией, без коей они не могут наследовать спасения. Когда это так, будем подражать вере и смирению благоразумного разбойника. Смирение сделает то, что мы охотно перенесем бесчестие креста. Кто, подъяв крест свой, отделяется чрез Христа от находящихся на левой стороне (т. е. порочных), тот сознает грехи свои, коими оскорблял Бога, исповедует и оплакивает оные, испрашивает прощения и милосердия У Самого Бога, Коему сила и слава, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 17. О радости души, работающей Богу



    1. Во-первых, приветствую тебя и убеждаю к страху Божию, чтобы ты исполнением воли Его стремился к совершенству, и труды твои были не тщетны, но благоприятны Богу. Занимающиеся торговлею, когда приобретает прибыль, радуется, не обращая внимания на то, какие он подъял труды. Женившийся, если жена его успокаивает и себя ведет хорошо, то сердце такового веселится воин, сражающийся за царя своего, презирает смерть, для получения венца. Это дела сего мира преходящего. И если исполняющий дела мирские радуется, когда видит успех в них, то какою радостью должна быть объята та душа, которая предала себя на служение Богу, и тщательно исполняет сие служение. Она, при исходе из сей жизни, узрит Ангелов встречающих ее и радующихся об освобождении ее от властей тьмы. Ибо, когда душа изыдет из тела, то Ангелы ей сопутствуют. Тогда исходят в сретение ей все власти тьмы, и изыскивают, нет ли чего им принадлежащего, за что бы они могли удержать ее. Тогда же защищают ее Ангелы, а несравненно более ее собственные дела, коими она охраняется и ограждается от нападения противных сил, чтобы они не могли касаться. Если благие дела ее одержат верх, то Ангелы сопровождают ее с пением, пока она с веселием не предстанет пред Богом. В то время она забывает все дела мира сего и все труды, какие перенесла. Итак, тщательно будем трудиться в сем кратком поприще жизни, сохраняя наши дела чистыми и непорочными от всякого зла, чтобы освободиться из рук врагов наших, безмерно лукавых и немилостивых.
    2. Блажен тот, в ком ничего для себя не найдут оные противные силы: ибо радость его, и веселие, и покой, и венец—неизреченны. Блага и наслаждения мира сего суетны и скоропреходящи.—Возлюбленные! будем по силам нашим плакать пред Господом, чтобы Он умилосердился над нами по благости Своей, послал нам помощь, с коею могли бы мы противоборствовать нападающим на нас врагам.—Будем внимательны к себе, направляя желание наше к Богу, чтобы Он исхитил нас из рук нечестивых врагов (когда они изыдут в сретение наше). Будем благосклонно принимать бедных, чтобы освободиться от сребролюбия (когда оно изыдет в сретение наше). Всех братий наших будем любить одинаково, отнюдь не питая ни к кому злобы, «не воздавая злом за зло» (Рим. 12, 17); чтобы освободиться от вражды (когда она изыдет нам в сретение). Будем сохранять мир со всеми, как малыми, так и великими; чтобы это сохранило нас от ненависти (когда она изыдет в сретение наше). Будем иметь смирение, во всяком случае прощая ближнему, хотя бы обиды и оскорбления потерпели от него, чтобы быть свободными от гордости (когда она изыдет нам в сретение). Будем воздавать честь ближнему нашему, ни в чем не укоряя его, хотя бы он и поносил нас, и соделаемся чуждыми злословия (когда изыдет оно нам в сретение). Будем презирать наслаждения и почести мира сего, чтобы быть свободными от зависти (когда она изыдет в сретение наше). Обучим язык наш славословию Божию, молитв, и правде, чтобы избавиться от лжи (когда она изыдет нам в сретение). Будем сохранять душу и тело от блуда и нечистоты (когда они изыдут в сретение наше). Все сии страсти удерживают душу во время исхода ее из тела, а добродетели служат ей защитою, если она приобрела их. Кто из мудрых не согласится в подвиге умереть, чтобы только освободиться от всех сих бедствий и зол. Будем исполнять должное по силам нашим, и благодать Господа нашего Иисуса Христа поможет смирению нашему. Ибо Он знает немощь человека, и потому дарует ему пристанище покаяния, доколе он находится в теле, даже до последнего издыхания. Итак, устремляй к Богу все помышления твои, дабы Он сохранил тебя. На мир сей не полагай никакой надежды, чтобы она не погубила тебя, ибо оставишь все земные вещи, и отсюда переселишься. Но что сделаешь ради Бога, то все будет тебе сопутствовать и помогать во время нужды. Возненавидь мирские беседы, чтобы сердце твое узрело Бога. Прилежи частой молитве, дабы просветилась душа твоя. Убегай нерадения, дабы не подвергнуться печали во время воскресения праведных. Храни язык твой, да просветится сердце твое. Не люби лености, и страх Божий вселится в тебя. Будь благосклонен, милостив к неимущим, дабы не постыдиться в присутствии святых. Не увлекайся вожделением яств, дабы не победил тебя Амалик (т. е. страсти). Воздерживайся от ропота, дабы не уязвили тебя (мысленные) змеи! Не люби употреблять вина до упоения, дабы тебе не лишиться Божественного веселия. Люби и почитай благочестивых людей, чтобы чрез них ты мог получить милость Божию. Чти святых людей, и ревность их к благому да поощряет тебя.
    3. Помни царствие небесное, чтобы память (об оном) мало помалу воспламеняла в тебе желание сего (царствия). Содержи в памяти геенну, чтобы ненавистны были тебе дела, влекущие в оную. Ежедневно утром, когда встаешь (от сна), помышляй, что ты должен дать отчет во всех делах твоих, и не согрешишь пред Богом, но страх Божий вселится в тебя. Приготовляй себя к сретению Его, и будешь повиноваться воле Его. В чем преступишь оную, ежедневно приноси покаяние, и не устрашишься в час смерти. Пусть видят братия добрые дела твои, и благая ревность твоя да воспламеняет их. Ежедневно испытывай себя, какую ты страсть в себе победил, и ни в чем не надейся на себя; ибо милость и сила от Бога. Не превозносись верою и святостью своею; но до последнего издыхания пребывай в страхе. Пока жив, не верь себе, доколе не минуешь всех властей темных. Брат! бодрствуй против духа печали; ибо он многие распростирает сети, дабы уловить тебя. Печаль, которая бывает по Богу, приносит радость, и утверждает человека в воле Божией. Ежели помысл говорить тебе: куда убежишь, покаяться не можешь, прощения не получишь, то таковой помысл от врага, который ищет только того, чтобы ты оставил подвиг воздержания, и предался отчаянно. Печаль же, которая по Богу, не ввергает человека в отчаяние, напротив утешает его, говоря: не бойся, обратись к Богу, Который благ и милосерд, и знает немощь человеческую. Мужественно противоборствуй худым помыслам, и убежат от тебя: ибо они угнетают и побеждают робких и ленивых, отводя их от веры в Бога. Кто считает себя за ничто, и сознает свою неопытность и немощь, тот не поблажает своим похотениям, но повинуется Божественной воле.—Кто угождает самому себе, и свое мнение предпочитает мнению прочих, тот сим показывает, что нет в нем страха Божия.
    4. Страх Божий есть хранитель души и защитник ума против всех врагов его. Кто ищет славы Божией, тот старается истреблять в себе всякую нечистоту. Заботящийся о себе в разуме, отсекает страсти. Ибо попечение (в разуме), как негде написано, придет к человеку мудрому. Истончевающий себя (воздержанием) приближается к здравию. Кто побеждает врагов царя своего, тот увенчивается.—Есть страсти, есть и добродетели. Если мы предаемся праздности, то сами соделываемся предателями себя. Труд по Богу бывает помощником добродетели; праздность есть матерь пороков. Долг, стяжавших добродетели, если и падут, не предаваться отчаянию, а восставать по падении. Умеренные телесные труды полезны при возделывания добродетелей. Страсти рождаются от нерадения. Неосуждение ближнего бывает стеною для разумноборющихся со страстями. Порицающий ближнего разрушает сию стену. Воздержание языка означает человека мудрого. Ослабляющий бразды языка показывает, что он далеко отстоит от добродетели. От милостыни рождается надежда; немилостивый чужд добродетели. Благоснисхождение к ближнему есть матерь чистоты; а рассеянность души рождает страсти. Жестокосердие рождает гнев.—Упражнение духовное отвращается земных занятий, «телесное обучение вмале полезно» (1 Тим. 4, 8). Душа ослабевает, когда предается попечениям; исправляется, когда объемлет безмолвие в разуме. Сытость сна возбуждает в теле страсти; а умеренное бдение охраняет сердце. Излишний сон расслабляет душу, умеренное же бдение возбуждает оную к подвигу и укрепляет. Кто проводит время бдения в пустословиях, тот лучше бы сделал, если бы провел оное во сне. Всех страстей спутник есть печаль. Смирение не уязвляет совести ближнего. Слава человеческая мало помалу рождает гордость. Кто любит довольство во всем, тот не имеет духовного разума. Воздержание чрева укрощает страсти; а пристрастие к яствам возбуждает неумеренные пожелания. Украшение тела причиняет вред душе. Размышление о суде Божием побуждает душу к исполнению обязанностей.
    5. Кто попирает свою совесть, тот изгоняет из сердца своего добродетели. Боящийся Бога, бывает прилежен (к добру), а небоящийся Его, предается лености. Кто хранит уста свои и молчит в разуме, того мысль стремится к Богу; а от многословия происходит уныние и раздражительность.—Кто отсекает волю свою пред ближним, тот показывает сим, что он делатель добродетели; а кто исполняет свою волю пред ним, тот обнаруживает свое неразумие. Страх Божий и тайное поучение хранит душу от страстей; а мирские беседы помрачают оную, и отторгают от добродетелей. Пристрастие к земным вещам возмущает ум и сердце, презрение же оных доставляет успокоение. Скрывающий свои помыслы (пред отцами), ищет чести и славы мирской, а открывающий оные свободно отцам, изгоняет их из себя. В дом, в котором отверсты окна и двери, вползают всякого рода змеи; сему дому подобен человек, который трудится, но не хранит трудов своих. Как ржа снедает железо, так честолюбие снедает сердце человеческое. Как плющ, обвившись около виноградной лозы, истребляет плод ее, так тщеславие истребляет труды монаха. Как смирение выше других добродетелей, так чревоугодие гнуснее всех страстей. Конец добродетелей есть любовь, конец же страстей самооправдание. Как червь, подтачивающие древо, повреждает оное; так и злоба, питаемая в сердце человека, снедает оное. Кто повергает душу свою пред Богом, тот без смущения переносит оскорбления от людей. Кто не укоряет себя, тот побеждается гневом. Кто обращается с людьми мирскими, и входит с ними в беседы; тот возмущает и посрамляет душу свою, лишая ее дерзновения в молитве. Кто любит мир сей, тот помрачает душу свою. Кто совершенно презирает и ненавидит мир; тот знает и усвояет истинные блага. Кто с любовью подъемлет труды, тот удобно укрощает страсти, напротив от лености и праздности они рождаются и укрепляются.
    6. Не входи в дела мирские, и душа твоя будет спокойна. Не надейся на свои силы, и помощь Божья будет соприсутствовать тебе. Не питай вражды ни к какому человеку; иначе молитва твоя будет неприятна Богу. Имей мир со всеми, чтобы молитва твоя была благоприятна Богу. Храни очи твои, и сердце твое не узрит зла. Кто смотрит на кого-либо с вожделением, тот совершает прелюбодеяние. Не желай слышать о бедствии того, кто оскорбил тебя, дабы сердце твое не усладилось мщением. Храни уши свои, а иначе сам на себя навлечешь брань страстей. Упражняйся в трудах и рукоделии, дабы нищий мог получить от тебя хлеб: ибо праздность есть смерть и погибель души. Частая молитва истребляет (мысленное) пленение; а всякое нерадение об оной, хотя бы малое, есть матерь забвения. Кто помышляет о близости смерти, тот удобно удерживается от грехов. Кто надеется долго жить, тот будет опутан многими грехами. Кто проводит жизнь свою с мыслью, что он должен дать ответ Богу во всех своих поступках, тот, при помощи Божией, старается очистить себя от всякого греха. Кто же небрежет о сем, говоря: когда еще настанет этот день? тот идет путем греховным. Ежедневно размышляй, где ты находишься и куда (должен) отойти, по исходе из тела, и ни в какое время не пренебрегай душою своею. Взирай на почесть, которую получили все святые,—и соревнование им мало помалу привлечет тебя к добродетели. Размышляй также об уничижении, которому подвергнутся все грешники, и это средство всегда будет охранять тебя от зла.
    7. Что ни делаешь, делай с советом отцов твоих, и всякое время проведешь в спокойствии. Внимай себе: если беспокоит тебя помысл в том, что брат твой скорбит на тебя, то не презирай его, но с покорностью проси прощения у брата, доколе оное получишь. Не будь жесток и суров к брату твоему: ибо все мы терпим насилие от врага. Если ты живешь с другими братьями, то не повелевай ими; но сам трудись с ними вместе, чтобы не погубить мзды своей.—Если демоны будут смущать тебя чрез помысл в отношении пищи и одежды, или чрезмерного недостатка, или поношения; то ничего им не отвечай, но повергнись пред Богом от всего сердца, и Он тебя успокоит. Смотри, не будь небрежен в исполнении молитвенного твоего правила: ибо от сего изливается свет для души. Если ты совершил много добрых дел, то не возносись сим. Опять, если ты сделал много худых дел, то (и тогда) да не снедается сердце твое отчаянием, но решись твердо, чтобы оных более не делать. Если борет тебя блудная страсть, удручай тело свое подвигами, со смирением припадая пред Богом, и обретешь покой. Если борет тебя зависть, то вспоминай, что все мы члены Христовы, и что как честь, так и бесчестие ближнего нам с ним общи, и успокоишься. Если влечет тебя похотение вкусной и многой пищи, вспомни смрад, происходящей от нее,—и успокоишься. Если помысл понуждает тебя сказать что-либо худое о брате твоем, подумай, сколько это вредно для души, и противно Богу, и успокоишься. Если возникнет в тебе гордость, вспомни, что ею истребляются все плоды добродетели,— и успокоишься. Если помысл борет тебя уничижить ближнего, помысли, что Бог (за сие) предаст тебя в руки врагов твоих,—и сей помысл отступит от тебя. Если красота телесная прельщает сердце твое, то помысли, в какой она обратится смрад,—и успокоишься. Если услаждает тебя вожделение женщин, то вспомни о женщинах, уже умерших (и возсмердевших)—и найдешь покой.
    8. Все сии страсти упраздняются рассуждением; рассуждение же невозможно стяжать без упражнения. Более всего необходимо безмолвие; безмолвие рождает подвижничество, от подвижничества рождается познание бедности человеческой и плач; а от сего страх Божий; от страха Божия происходит смирение; от смирения прозорливость, от прозорливости— любовь; любовь же соделывает душу здоровою и бесстрастною. Тогда человек вполне постигает, сколь далеко он отстоит от Бога. Кто желает достигнуть сих свойств добродетелей, тот должен отвергнуть всякую человеческую печаль (Лук. 21, 34), и приуготовляет себя к смерти. Каждый раз, когда молишься, должен рассматривать, что такое отлучает тебя от Бога, и избегает сего; должен возненавидеть временную жизнь; и благость Божия скоро ущедрит тебя всеми сими дарами. Поверь мне, что всякий, употребляющий без внимания пищу и питие и любящий что-либо мирское, не может достигнуть сего, но самого себя прельщает. Почему умоляю всех, желающих чрез покаяние примириться с Богом, воздерживаться от вина. Вино возобновляет все страсти, и изгоняете из души страх Божий. Моли Бога всеусилено, чтобы Он даровал тебе страх Свой, коим мог бы ты победите все страсти, борющие бедную душу твою, и отлучающую оную от Бога. Брат! доколе ты находишься в теле, не буде беспечен, и не доверяй себе, хотя бы чувствовал иногда свободу от страстей. Ибо враги с лукавым намерением на время прекращают нападения свои, чтобы мы ослабили подвиг; тогда они нападают внезапно на бедную душу, восхищают как птицу, и повергают оную в тягчайшие грехи, в сравнении с теми, об отпущении коих она прежде молилась. Итак, будем пребывать в страхе Божием, охотно подъемля труды в возделывании добродетелей, которыми укрощается злоба врагов: ибо труды сии не только хранят нас от страстей и врагов, но и уготовляют душе венцы, прежде исхода ее из тела. Святый Учитель наш Господь Иисус Христос, зная жестокость врагов наших, и соболезнуя о роде человеческом, заповедал нам бдеть, чтобы тати сии не пришли нечаянно, и не застали нас спящими. (Матф.24, 43). Опять, научая своих учеников, говорил: «Внемлите себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пиянством и печальми житейскими, и найдет на вы внезапу день той» (Лук. 21, 34). Поелику Он знал, что противники наши сильнее нас, то научает, что победить их зависит от Его помощи. А чтобы ученики Его не страшились врагов, то Господь предварительно сказал: «Се Аз посылаю вас, яко овцы посреде волков» (Матф.10, 16), и заповедал им ничего не брать на путь. Так как они не имели ничего принадлежащего волкам, то волки и не могли их пожрать. Далее, когда они, сохранив заповедь Его, возвратились невредимыми, тогда Господь сорадовался сему, и благодарил за них Бога Отца. Укрепляя сердце их, говорил им: «Видех сатану, яко молнию с небесе спадша. Се даю вам власть наступати на змию, и на скорпию, и на всю силу вражию: и ничесоже вас вредит» (Лук. 10, 18, 19). Посольство оное было сопряжено со страхом и осторожностью, но когда они возвратились, исполнив заповедь Его, тогда дал им власть и силу.
    10. Сии слова относятся не к одним только ученикам Его, но и ко всем, соблюдающим Его заповеди. Ибо, возлюбив их совершенною любовно, Господь сказал: «Не бойся малое стадо: яко благоизволи Отец ваш дати вам царство. Продадите имения ваша, и дадите милостыню, сотворите себе влагалища неветшающа, сокровище неоскудеемо на небесех» (Лук. 12, 32, 33). Когда же они соблюли и сие слово, то Он сказал им: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам» (Иоан. 14, 27). И опять, возбуждая их к исполнению заповедей, говорит: «аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет: и Отец Мой возлюбит его, и к нему приидем, и обитель у него сотворим» (Иоан. 14, 23). Чтобы отъять от них страх со стороны мира сего, сказал: «в мире скорбни будете; но дерзайте, яко Аз победих мир» (Иоан. 16, 33). Ободряя их, чтобы они не малодушествовали в скорбях и исполняя сердца их радостью, говорит: «Вы есте пребывше со Мною в напастех моих: и Аз завещаваю вам, якоже завеща Мне Отец Мой царство; да ясте и пиете на трапезе Моей» (Лук. 22, 28, 29, 30). Это Он сказал не всем, но тем, кои пребыли с Ним в искушениях. Кто же эти пребывшие со Иисусом во искушениях, как не те, которые мужественно борются со страстями, чтобы победить оные. Так Господь это говорил им, когда шел на крест. Посему тот, кто желает есть и пить на трапезе Господней, должен с Ним взойти на крест. Ибо крест Иисусов есть укрощение всех страстей, до совершенного их истребления.
    11. Итак, блаженный Апостол, победивший оные (страсти), дерзал говорить: «Христови сораспяхся: живу же не ктому аз, но живет во мне Христос» (Галат.2. 19, 2о). Следовательно, Христос живет в тех, которые победили страсти. Посему Апостол, наставляя чад своих, говорит: «Иже Христовы суть, плоть распята со страстьми и похотьми» (Галат.5. 24). В послании к Тимофею, сыну своему, говорит: «аще бо с Ним умрохом, то с Ним и оживем: аще терпим, с Ним и воцаримся: аще отвержемся, и Той отвержется нас» (2 Тим. 2. 11, 12.) Кто же отвергается Его? Тот, кто исполняет плотские свои похотения и наносит укоризну святому Крещению; ибо чрез него даровано отпущение грехов. Но враг наш, по зависти, опять связал нас грехом. Господь наш Иисус Христос, от начала зная злобу врагов, даровал нам покаяние даже до последнего издыхания. Если бы не было дано покаяния, то почти никто бы не мог спастись. Поелику Апостол знал, что есть такие, которые будут грешить после Крещения, то и говорит: «крадый, ктому да не крадет» (Ефес.4, 28). Итак, доколе мы имеем печать Св. Крещения, потщимся изгладить грехи наши, чтобы найти милосердие в последний день, который уже приближается. Ибо вскоре явится Господь, «седяй на престоле славы Своея, и соберутся пред Ним еси языцы» (Матф.25, 31, 32), и каждый просветится светом от собственного своего светильника, который будет держать в руке своей. Если кто не будет иметь елея, того светильник погаснет, и сам он ввержен будет во тьму; а чей светильник будет гореть и светить, тот войдет в царство небесное.
    12. Братия! доколе находимся в теле, постараемся наполнить сосуды наши елеем, с коим бы светильник наш горел и сиял, когда будем входить в царствие Божие. Сосуд есть покаяние, а елей в нем означает совершение всех добродетелей. Светильник сияющий есть душа святая. Ибо душа, сияющая благими делами, войдет в царствие; а душа, омраченная злом, низойдет во тьму. Бдите, братия, и прилежите добрым делам: ибо время приближается. Блажен, провождающий жизнь свою бдительно. Плод уже созрел, и настает жатва. Блажен сохранившей плод свой: ибо придут Ангелы и положат оный в вечную житницу. Горе тем, которые уподобятся плевелам: ибо ожидает их огонь. Достояния мира сего составляют: золото, серебро, дома, одежды, и все это служит только пищею ко греху, а отходя отсюда, мы ничего не можем взять с собою. Наследие же Божие неизреченно, коего «око не виде, ухо не слыша, и на сердце человеку не взыде» (1 Кор. 2, 9). Оно (наследие) даруется тем, кои в кратком сем времени повинуются заповедям Его. Мы получим оное за хлеб, за воду, за одежды, поданные нищим, за человеколюбие, за чистоту тела, за непорочность сердца и за прочие добродетели. Те, которые совершают сии добродетели, находят спокойствие и в сем веке, и бывают в почтении у людей; когда же изыдут из тела, тогда наследуют бесконечную радость. Напротив, предающееся своим (греховным) похотениям, не приносящие в этом покаяния, порабощенные вожделению и обольщенные погрешительною мыслью, уловляются наслаждениями, питают в себе страсти, не страшатся суда Божия, жестоки и бесчеловечны к бедным, и прочими грехами опутываются и оскверняются; таковые (люди) и в сем веке бывают презираемы; когда же переселятся из сего мира, срам и поношение последуют за ними в геенну. А Бог силен сподобить нас того, чтобы мы преспевали в делах Его, воздерживались от всякого дела, и были сохранены во время искушения, имеющего придти на всю вселенную. Ибо Господь наш Иисус Христос не замедлит придти и воздать каждому по делам его: нечестивых пошлет в огнь вечный, благочестивым же разделит награды; и они войдут с Ним в царствие небесное, в коем почиют во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 18. О забвении обид



    1. Святой Апостол заповедал чадам своим (говоря): «Господь близ. Ни о чемже пецытеся, но во всем молитвою и молением со благодарением прошения ваша да сказуются к Богу. И мир Божий, превосходяй всяк ум, да соблюдет сердца ваша и разумения ваша о Христе Иисусе» (Филип.4, 6, 7). И Господь во Евангелии сказал: «Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный» (Матф.6,14). Страшно и грозно слово Господне! Если ты видишь, что сердце твое не ко всем чисто, то блюдись просить чего либо у Бога, дабы тебе не вменилось в укор, когда ты, будучи грешником, и гневаясь на ближнего своего, осмеливаешься говорить испытующему сердца: отпусти мне грехи мои. Таковой молится не умом, а устами в неразумии. Ибо кто желает молиться Богу поистине, в Духе Святом, и с чистым сердцем, тот, прежде нежели приступить к молитве, испытывает душу свою, нет ли в ней неприязни на кого-либо, дабы не обольщать самого себя, не быв услышанным: ибо тогда самый ум не молится, а только сохраняет обычное правило молитвы в известные часы. Почему ежели желаешь вознести чистую молитву, прежде испытай ум свой, и устрой его так, чтобы, когда ты будешь говорить (Господу): «помилуй меня»—и сам ты был милостив к просящему у тебя милости; когда говоришь: «прости меня»,—и сам прощал врагов своих; (когда говоришь): «не помяни согрешений моих»,—и ты не помнил согрешений ближнего твоего; (когда говоришь): «не помяни грехов моих, в кои я впал волею и неволею»,—и сам также не памятовал обид, коими ты оскорблен был. Если сего не будешь исполнять, то всуе будешь молиться: ибо Господь не услышит тебя, как свидетельствует все Писание. Так он заповедал молиться в Евангелии Матфея: «И остави нам долги наша, яко и мы оставляем должником нашим: аще бо отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш небесный» (Матф. 6, 12, 14). И в Евангелии Луки (говорит): «Отпущайте, и отпустит вам» (Лук. 6, 37). И в другом месте научает учеников молиться так: «И остави нам долги» наша, ибо и мы оставляем всякому должнику нашему (Лук. 11, 4).
    2. Я показал тебе всю силу любви, чтобы ты сам прежде делал все то, чего желаешь себе от Бога, и тогда ты получишь прощение в той мере, в какой окажешь оное людям. Итак, смотри, очистил ли ты сердце свое, чтобы не помнить зла ни против какого человека? Ибо Бог взирает на расположение сердца, а не на одни слова, произносимые языком. И потому утверди сердце свое так, чтобы изгладить тебе все обиды добровольным забвением: ибо нет ничего сильнее воли, будет ли она направлена к смерти или к жизни. Итак, блаженны любящие вечную жизнь! они будут свободны от преткновений. Со всяким трудом и старанием надобно прилежать к тому, чтобы отражать враждебные помыслы, прежде нежели они уязвят твое сердце. Ты достигнешь сего, если всегда будешь иметь пред очами грехи свои. Ибо при таком условии, если ты узнаешь, что тебе сделана кем либо обида, то удобнее возможешь изгнать из души своей всякое пожелание мести; если же будешь продолжать гневаться на ближнего своего, то да удержит тебя от сего страх геенны; и когда ты будешь просить себе прощения, он будет тебя обличать так: бедный и жалкий человек! До сего дня Бог долготерпел тебе, не обличая грехов твоих, а ты явно гневаешься на брата твоего и без милосердия объявляешь грехи его; неужели ты надеешься испросить себе у Бога прощения? Поверь мне, ты обманываешься. Итак, если сердце твое будет кротко и готово прощать, то ты обретешь милость у Бога; но если оно будет жестоко к ближнему и бесчеловечно, то не будет иметь никакой силы или внимания у Бога моление твое: прости меня. Я сам крайне беден, и обременен грехами. И когда пишу это, стыжусь себя в сердце своем. Ибо если человек не достигнет естественного состояния по примеру Сына Божия, то все труды его тщетны. Земледелец, когда сеет семена, то ожидает обильного плода; если надежда его обманет, — скорбит, что потерял семена и труды. 3. Апостол Петр, когда его распинали в Риме, просил чтобы повесили его головою вниз. Сим таинством он показал, что противно естеству и обладает человеком. Посему всякий крестившийся обязан распять все, что противно естеству, чем Адам был побежден и низринуть из славы в бесчестие и вечное поношение. Итак, мужественно должно подвизаться и презирать все, что ценится у людей дорого: ибо сие то повергает сынов Адама в рабство, именно: прибыток, честь, покой, слава, украшение тела, и прочее сему подобное, чем питаются чувственный пожелания, которые змий возбудил в Еве. Посему и мы из тех злых помыслов, которые соделывают нас врагами Божиими, познаем, что мы чада Адама. Блажен тот, кто со Христом распялся и умер, и погребен, и воскрес в обновлении жизни, и следует святым стопам Иисусовым, который ради нас соделался человеком, чтобы мы уподоблялись Ему смирением, нищетою, перенесением обид и бесчестия, нисколько не заботясь о теле, и не страшась козней вражиих. Кто, победив страсти, приходит в сие состояние, тот Христов, тот сын Божий и брат Иисуса. Бог да устроит, чтобы мы все были в числе избранных Его, и получили вечные блага о Христе Иисусе, Господе нашем, Коему слава и честь во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 19. О болезнях душевных



    1. Прилично и мне с Пророком Исаиею взывать: «Терппх яко рождающая (дондеже) истреблю и изсушу (их) вкупе» (Исаи 42, 14). Если ты познал себя, если течет в тебе источник Святого Духа, то это служит верным знамением, что враги твои рассеяны и погибли. «Не зде, или онде царствие Божие», говорит Спаситель, «но внутрь вас есть» (Лук. 17, 21). Есть такие, которые говорят о царствии Бокием, но не творят дел царствия. Есть и такие, которые творят (дела царствия Божия), но без должного ведения и рассуждения. Весьма же мало таких, внутри коих есть царствие Божие, как говорит Спаситель. На сих нисходит Дух Святый; на сих исполняется слово Евангелиста Иоанна: «Даде им область чадом Божиим быти, верующим во имя Его: иже не от крове, ни от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася» (Иоанн 1, 12, 13). Таковые свободны от той болезни, которая постигла Еву: «В болезнех родиши чада» (Быт. 3, 16). Таковые не подлежат тому горькому изречению, которое произнесено ко Адаму: «проклята земля в делех твоих» (Быт. 3, 17); таковые приемлют благодать, какую обрела (Преблагословенная) Мария: «Дух Святый найдет на тя, и сила Вышнего осенит тя» (Лук. 1,35).—Ибо как скорби прежде постигли Еву и потомство ее даже до сего дня; так после радость исполнила Деву Марию, и всех благочестивых христиан исполняет доселе. Как из худых своих помыслов мы познали себя чадами Евы, и проклятие, падшее на нее, мы ощутили на себе; так должны познать, что мы сделались сынами Божиими, из благих помышлений Святаго Духа и язв Христовых, если они действительно находятся в нашем теле. Ибо так сказано у Апостола: «Или не знает себе, яко Иисус Христос в вас есть; разве точию чим не искусни есте» (2Кор. 13, 5). Когда же мы носили образ перстного (Адама), то познавали себя сынами его из действий злых помыслов, в нас живущих, которые составляют недуги души (т. е. страсти); те же, которые носят образ небесного, познают из действий Святаго Духа, в них живущего, что они сыны Божии.—Исаия взывает: «Страха ради Твоего, Господи, во чреве прияхом, и поболехом и родихом дух спасения» (Исаия, 26, 18). Опять написано у Екклесиаста: «Яко же кости во чреве раждающия, тако путь духа» (Еккл.11, 5). Как Святая Дева носила во чрев своем Сына Божия, так и приемлющие благодать Святого Духа, зачинают и носят его в сердцах своих по слову Апостола: «Да даст вам (Бог) силою утвердитися Духом Его, во внутреннем человеце. Вселитися Христу верою в сердца ваша: в любви вкоренени и основани, да возможете разумети со всеми святыми» (Ефес.3, 16—18). И опять: «Имамы сокровище сие в скудельных сосудех, да премножество силы будет Божия, а не от нас» (2Кор. 4, 7). Итак, если ты достиг исполнения сего слова: «Яко в той же образ преобразуемся от славы в славу» (2Кор. 3, 18). И: «мир Божий да водворяется в сердцах ваших» (Колос. 3, 15); И: «Христос в вас» (Рим. 8, 10). И: «яко из тмы свету возсияти, иже возсия в сердцах наших, к просвещению разума славы Божией» (2Кор. 4, 6). Если исполнилось на тебе оное слово: «Да будут чресла ваша препоясана и светильницы горящии». И: «вы подобии человеком, чающим Господа своего, когда возвратится от брака» (Лук. 12. 35—36). Да не заградятся уста твоя, не имея что отвечать пред святыми! Если ты, подобно мудрым девам, имеешь елей в сосуд своем, чтобы встретить Жениха, и не быть оставленным вне чертога; если ты знаешь, что дух твой, душа и тело, соединены так, чтобы ты мог явиться без всякого порока в день Господа нашего Иисуса Христа; если совесть тебя уже не обличает и не осуждает; если ты сделался младенцем, по слову Спасителя: «Оставите детей, и не возбраняйте им приити ко Мне: таковых бо есть царство небесное» (Матф. 19, 14); поистине, душа твоя сделалась Его невестою; уже отселе Дух Святый почивает в тебе, когда ты находишься еще в теле. Если же ты не таков, то ожидай скорби и горького стенания: ибо стыд и бесчестие покроют тебя в присутствии святых. Как дева, вставая рано утром, ежедневно заботится только о том, чтобы украсить себя для жениха своего, глядясь в зеркало, она тщательно рассматривает себя, нет ли на лице ее какого либо пятна, могущего произвести в женихе отвращение; так и святые с великим попечением и тщанием ежедневно испытывают дела свои, слова и помыслы, чтобы не нашлось в них чего либо неугодного небесному Жениху. Брат! Употреби с разумом всякий труд, телесный и душевный, чтобы наследовать оную вечную радость, которой редкие обретаются достойными. Это суть те, которые очистили души и чувства свои духовным мечем от всякие скверны страстей (Ефес. 4, 17). Да поможет Бог немощи нашей обрестися в лике святых Его, благодатно Господа нашего Иисуса Христа. Аминь.

    Содержание   
Слово 20. О смирении



    В чем состоит смирение? Смирение состоит в том, когда человек считает себя грешником, не сделавшим ничего доброго пред Богом. Исполняет дело смирения тот, кто хранит молчание, кто считает себя за ничто, кто не спорлив, кто повинуется всем, кто имеет взор поникший, кто тщательно размышляет о смерти, хранит себя от лжи, удаляется от праздных и неполезных бесед, кто не противоречит старшим, кто не настаивает на своем мнении, кто переносит оскорбления, ненавидит покой, охотно несет труды и никого не прогневляет. Брат! всячески постарайся исполнить все сие, чтобы душа твоя не была жилищем всякой страсти, и ты не проводил жизни бесплодной. Да дарует нам Бог принести плоды, достойные вечной жизни. Ему слава во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 21. О ветвях зла



    1. Надобно сказать о ветвях зла для того, чтобы человек познал, что значит страсть, и что отлучает его от Бога, чтобы он испрашивал помощи Божией против каждой страсти и, подкрепляемый Божественною силою, возмог победить оные и изгнать из себя. Страсти суть язвы души, отлучающие оную от Бога. Блажен тот, кто очистился от них. Таковой, как словесная овча приносится в жертву, благоприятную Богу, и услышит оный радостный глас Господа: «добре, рабе благий и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего» (Матф. 25 21). Те, которые хотят исполнять плотские похотения, и не заботятся врачевать себя святым покаянием, чтобы быть чистыми и святыми, (те) окажутся в час нужды обнаженными, не имеющими ризы добродетелей, и ввергнутся во тьму кромешную, где находится диавол, облеченный в одежду страстей, каковы суть: блуд, похоть, сребролюбие, уныние, злословие, гнев, вражда, тщеславие и гордость. Сии суть ветви зла; есть и еще много подобных им, как то: невоздержание, украшение тела, рассеянность, леность, смехотворные слова, бесстыдство, роскошь, попрание совести, небрежение о суде Божием, зависть, ложь, человекоугодие, лжесвидетельство, ложное уверение в знании, дерзкое присвоение себе учительства, желание прибыли, малодушие, нетерпение, ненависть к ближнему; когда кто не укоряет самого себя, любит человеческую славу; когда изыскивает роскошные яства, когда исполняет похотения тела сердцем, подает повод к соблазну, хвалится своим разумом, спорит и препирается, когда следует собственной воле, почитает себя добрым и мудрым, когда почитает брата своего грешным или безумным и уничижает его.
    2. Сии ветви зла растут и усиливаются в бедной и несчастной душе, доколе не отлучат ее от Бога. Это те тягчайшие бремена, коим Адам подклонил хребет, когда вкусил от запрещенного древа. Это те недуги, о коих сказано: «Сей грехи наша носит, и о нас болезнует» (Ис.53, 4); их то Господь наш Иисус Христос умертвил на кресте. Это мехи ветхие, в кои не вливают вина нового. Это те пелены, коими связан был Лазарь. Это те демоны, коих Христос послал в стадо свиней. Это ветхий человек, коего совлещись заповедует Апостол, когда говорит: «Плоть и кровь царствия Божия наследити не могут» (1Кор. 15, 50). И еще: «Аще бо по плоти живете, имате умрети» (Рим. 8, 13). Это суть те волчцы и терния, кои произрастила земля Адаму, когда он изгнан был из рая. Христово же «иго благо и бремя легко есть» (Матф.11, 30). Безгневие, чистота, кротость, благость, духовная радость, воздержание от всех страстей, любовь ко всем, святое рассуждение, непоколебимая вера, терпение скорбей, отлучение от мира, желание исшествия из тела и соединения с Господом Иисусом Христом. Вот те легкие бремена, которые Господь нам повелел носить. Это тот путь, для совершения которого святые перенесли столько трудов и скорбей. Сего никто не может достигнуть, если не совлечется ветхого человека, не освободится от страстей и не стяжет любви: ибо любовь (к Богу) освобождает человека от всех забот и попечений.
    3. Невозможно также, чтобы любовь (Божия) в нас обитала, доколе любим что либо мирское. «Не можете, - говорит Апостол, трапезе Господней причащатися, и трапезе бесовстей» (1Кор. 10, 21). И Исаия: «Кто возвестит вам место вечное? Ходяй в правде, глаголяй правый путь, ненавидяй беззакония и неправды, и руце оттрясаяй от даров; отягчаваяй уши, да не услышит суда крове; смежаяй очи, да не узрит неправды. Сей вселится в высоце пещере камене крепкаго; хлеб ему дастся и вода его верна» (Ис.33,14, 16). Видишь ли, какими почестями и наградами Господь ущедряет тех, кои в сем кратком поприще жизни подвизаются мужественно, и чрез терпение скорбей и умерщвление тела, свергают с себя бремя мира сего. Видишь ли, как Бог помогает в трудах тем, кои отсекают собственные воли и изгоняют все страсти, потому что они свою волю покорили воле Божией. Напротив те, которые следуют своим волям, хотя и начинают духом, но поелику желают исполнять свои хотения, то и не могут противостать врагам, но оканчивают (начатое) плотию, и погубляют труды свои. Посему укоряет их пророк Иеремия, говоря: «проклят (человек) творяй дело Господне с небрежением» (Иер. 48, 10). Видишь, каким образом Бог не оказывает помощи тем, которые хотя предали себя на служение Ему, однако работают и своим страстям; (таковых Бог) оставляет и предает их в руки врагов; и они, вместо чести, которой ищут у людей, впадают в бесчестие и поношение: ибо не противоборствовали врагам (должным образом), и чрез сие не получили помощи Божией к побеждению оных. Подлинно, как и все Писание свидетельствует, что Бог тогда только внемлет человеку, когда сей молит и просит Его, (пребывая в труде и удручении тела. Посему приступим к Его милосердию со всею ревностно, со слезами и злостраданием тела, покоряясь всем людям Господа ради, смиряясь пред братиями нашими, как мудрейшими нас, не воздавая никому злом за зло, ни о ком не помышляя с худой стороны в сердце нашем, но имея со всеми едино сердце и едину душу.
    4. Что же касается до вещей, необходимых для тела, не будем употреблять сих слов: это мое. Тщательно будем хранить сердце свое и наблюдать, куда оно стремится, дабы не помышлять о чем-либо срамном и нечистом. Будем удерживать тело от насыщения, чтобы в нем не возбудились его страсти, чтобы тело покорилось душе, а душа уму; чтобы чрез сие душа могла соделаться чистою невестою, не имеющею никакого порока, и могла призывать своего жениха: «Да снидет брат мой в вертоград свой, и да, яст плод овощей своих» (Песн. Песн.5, 1). Братия! Будем прилежать со всем усердием и тщанием к тому, чтобы получить сие дерзновение, и услышать от Него сии слова: «Хощу, да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною; ибо Я возлюбил их, якоже возлюбил Мя Отец и Ты во Мне и Аз в них» (Иоан.17, 23, 24). Святая, единосущная и безначальная Троица да явит нам милосердие Свое, и да обрящем прощение и отпущение грехов со всеми святыми в день суда. Ибо Ее есть слава и власть во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 22. О покаянии



    1. Авва Исаия был вопрошен: что есть покаяние, или, что значит убегать греха? Он отвечал: два пути (предлежат нам), один (путь) жизни, другой— смерти. Кто идет по одному пути, тот не пойдет по другому. Кто же идет по тому и другому пути, тот еще не решился идти одним путем, посему не принадлежит ни к царствию, ни к мучению, доколе из сей жизни не преселится. Суд принадлежит Богу, равно и милость Ему. Кто желает войти в царствие (Божие), тот совершает дела, вводящие в оное. Ибо царство Божие есть истребление всякого греха. Хотя враги насевают зло, но их семена тогда не произрастают. Если ум вкусит Божественной сладости, то никакие стрелы не могут уязвлять его. Ибо он огражден щитом добродетелей, коим защищается от смущения врагов, и прилежит собственному рассуждению, посредством коего различает пути один от другого, и одного убегает, а другой любит. Если кто познал славу Божию, тот понимает и лютость врага. Кто верует царствие Божие, тому небезызвестна геенна. Кто познал любовь (к ближнему), тот знает ненависть. Кому известна любовь к Богу, тому известна ненависть к миру. Кто познал, что есть чистота, тот гнушается нечистоты. Кому известен плод добродетелей, тому известен также плод зла. Кому Ангелы сорадуются в добрых делах, тот знает, что демоны радуются, когда совершаем их дела. Каким образом возможет кто понять, что значит сребролюбие, если не испытает крайней нищеты Бога ради? Каким образом возможет уразуметь горечь порочной ревности, если не стяжет кротости? Каким образом познает смущение, (происходящее) от гнева, если не познает опытом долготерпения во всех случаях? Как познает бесстудие гордости, если не стяжет кротости и смиренномудрия? Как уразумеет гнусность любодеяния, если не ощутит сладости непорочного целомудрия? Как постигнет низости злословия, не познав своих немощей? Как познает безобразие смеха, не пролив слез в оплакивании грехов? Как познает порок лености, если не приведет своих чувств в правильное состояние и не узрит в себе света Божия?
    2. Всех сих зол глава одна—злоба врага; источник же всех добродетелей—страх Божий. Кто имеете в себе страх Божий, тот в чистоте плодотворит добродетели, и отсекает ветви зла, которые мы выше рассматривали. Возлюбленный брат! Обеими страх Божий, и все время проведешь в спокойствии: ибо страх Божий есть корень всех добродетелей. Доколе кто не стяжет сказанного, дотоле еще не наследник царствия небесного. Итак, постепенно таковой должен пребывать в подвиге, пока не победит каждую из упомянутых страстей; а желающий узнать, проходит ли он дело духовное, или нет, сего признаком служит следующее: доколе «шуйца» совершает дела свои, дотоле еще не умер грех, ниже добродетель десницы почивает в тебе. Ибо в Писании сказано: «не весте ли, яко ему же представляете себе раби в послушание, раби есте, его же послушаете, или греха в смерть, или послушания в правду» (Рим. 6, 16). И еще: «или не знаете себе, яко Иисус Христос в вас есть, разве точию чим не искусни есте» (2Кор. 13, 5). И Апостол Иаков говорит: «аще кто мнится верен быти в вас, и не обуздывает языка своего, но льстить сердце свое, сего суетна есть вера» (Иаков. 1, 26). Всему этому научает нас Дух Святый, чтобы мы удалялись от греха, и более в оный не впадали; ибо в сем состоите покаяние. Грех же не один, но многообразен: весь ветхий человек называется грехом. Посему говорит Апостол: «не весте ли, яко текущии в позорищи, еси убо текут, един же приемлет почесть» (1Кор. 9, 24). Кто же этот текущий, как не борющийся постоянно и мужественно? «Всяк же подвизаяйся, от всех воздержится» (1Кор. 9, 25). Итак, возлюбленные братья! позаботимся о себе. Главнейшее попечение должно состоять в том, чтобы мы с покорностью припадали пред благостью Господа нашего Иисуса Христа, Который силен освободить нас из рук нечестивых врагов наших.
    3. Когда у сего же Аввы спросили: каким образом должно безмолвствовать в келлии? отвечал: тот поистине в келлии безмолвствует, кто со смирением повергаясь пред Богом, тщательно занимается молитвою, и всеми силами отгоняет все нечистые помыслы врага. Ибо в этом состоит бегство от мира.—Когда опять его спросили: что есть мир? Он отвечал: мир есть уклонение души ко греху. Мир есть, когда мы делаем то, что противоестественно. Мир, — когда исполняем вожделения плоти. Мир (значит) то, когда помышляем, что долго еще будем пребывать в сем веке. Мир,— когда прилагаем более попечения о теле, нежели о душе. Мир,—когда величаемся тем, что тленно. Не от себя это я вымышляю, но так говорит Апостол Иоанн: «не любите мира, ни яже в мире, аще кто любить мир, несть любве Отчи в нем: яко все, еже в мире, похоть плотская, и похоть очес, и гордость житейская, несть от Отца, но от мира сего есть. И мир преходит, и похоть его: а творяй волю Божию, пребывает во веки» (1Иоан. 2, 15—17). «Чадца, никто же да льстит вас: творяй правду, праведник есть, творяй грех, от диавола есть: яко исперва диавол согрешает» (1Иоан. 3, 7, 8). «Любы мира сего вражда Богу есть» (Иак.4, 4). Апостол Петр, отвращая чад своих от греха, говорит: «возлюбленнии, молю яко пришельцев и странников, огребатися от плотских похотей, яже воюют на душу» (1Петр. 2, 11). И возлюбленный Господь наш Иисус Христос, ведая, что мир приносит нам тяжесть греховную, доколе не оставим его, укрепляет учеников Своих сими словами: «грядет сего мира князь, и во Мне не имать ничесоже» (Иоан. 14, 30). И еще: «мир весь во зле лежит» (1Иоан. 5, 19). И об учениках Своих говорит: что Он избрал их от мира. Каким образом избрал их от мира, как не отвлекши от всякого действия греховного? Посему каждый, желающий быть учеником Иисусовым, убегает от страстей: ибо если не отвергнет оных, не может быть жилищем Божиим, ни вкушать сладости Божественной. «Светильник телу, - сказал Господь, есть око: егда убо око твое просто будет, все тело твое светло будет: егда же лукаво будет, и тело твое темно» (Лук. 11, 34). Итак, если ум не будет чист и чужд зла, то не может видеть Божественного света. Ибо зло, подобно темной стене, затемняет ум, и соделывает душу бесплодною, как и в Евангелии написано: «никто же светильника вжег, покрывает его сосудом, или под одр подлагает: но на свещник возлагает, да входящии видят свет» (Лук. 8, 16). Под словом одр здесь разумеется неправда мира сего, коею доколе ум удерживается, дотоле в нем не может быть светильника Божественного. Когда же ум будет поставлен на возвышенном «свещнице», тогда вмещается в нем све Божественный; тогда познает он тех, кои находятся в душевном доме его, кого должно изгнать—изгоняет, и с кем иметь мир, того оставляет. Так Господь научал тех, коих ум озарен светом Божественных заповедей: «Но вам глаголю слышащим: любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас, благословите кленущия вы, и молитеся за творящих вам обиду. Биющему тя в ланиту, подаждь и другую, и от взимающего ти ризу, и срачицу не возбрани. Всякому же, просящему у тебе, дай: и хотящаго от тебе заяти, не отврати, и от взимающаго твоя, не истязуй» (Лук. 6, 27—30. Слич. Матф.5, 42).
    4. Сие сказал Господь к тем, кои, отрекшись от мира, оставили все, принадлежащее веку сему, и решились следовать за Спасителем своим. Посему, любя их совершенною любовью, Он говорил им: «восстаните, идеме отсюду» (Иоан. 14, 31). Куда же Он их ведет, когда говорит: «восстаните, идеме отсюду?» Отводит их от попечения сего века к покою царствия своего; почему говорит им: «Аз есмь лоза, вы же рожде. Будите во Мне, и Аз в вас. Яко же розга не может плода сотворити о себе, аще не будет на лозе: тако и вы, аще во Мню не пребудет» (Иоан. 15, 5, 4). Так говорил Он оставившим мир: ибо они имели Духа Святаго, Который обитал в сердцах их. «Не оставлю вас сиры: прииду к вам» (Иоан. 14, 18). Следовательно, кто любит Бога, и желает, чтобы Бог обитал в нем, и не оставил его сирым, должен стараться соблюдать все, что заповедано Иисусом, и тогда Он будет обитать в человеке. Ибо Он недалек от нас; и между Им и нами нет ничего преграждающего, кроме греха. Посему, брат, если ты говоришь о себе, что ты отрекся от мира, а уловляешься делами, принадлежащими миру; то ты невполне отрекся оного, но обольщаешь самого себя. Ибо Господь произнес следующее определение к тем, кои отреклись мира: «любяй душу свою, погубит ю: а иже погубить душу свою Мене ради, обрящетю» (Матф. 10, 39). Каким образом может кто погубить душу свою ради Господа'? (Может), когда отсечет все плотские похотения. Еще: «иже не носит креста своего, и в след Мене грядет, не может Мой быти ученик» (Лук. 14, 27). О каком кресте говорит Он, чтобы мы несли его? О том, чтобы ум тщательно бодрствовал, и прилежал добродетелям.—Не сходит с креста тот, кто борется со страстями, доколе не преодолеет и победит их.— К восстающим (от греховной жизни) говорит Господь:»аще зерно пшенично пад на земли не умрет, то едино пребывает: аще же умрешь, мног плод сотворит» (Иоан. 12, 24). Для утешения же умирающих по подобно зерна, Господь говорит: «аще кто Мне служит, почтит его Отец Мой: и идеже есмь Аз, ту и слуга Мой будет» (Иоан. 12, 26). Как таковые служат Иисусу? Не иначе, как ненавистью и удалением от мирских похотений, и соблюдением заповедей Божиих. Чрез это соблюдение (заповедей) приемлют они дерзновение и говорить Ему: «се мы оставихом вся, и в след Тебе идохом: что убо будет» (Матф.19, 27); Он им отвечаете: «вы, шедши по Мне в пакибытие, егда сядет Сын Человеческий на престоле, славы Своея, сядете и вы на двоюнадесяте престолу, судяще обеманадесяте коленома Израилевома. И всяк, иже оставит дом, или братию, или сестры, или отца, или матерь, или жену, или чада, или села, имене Моего ради, сторицею приимет, и живот вечный наследит» (Матф. 19, 27—29).
    5. Поелику возлюбленный Господь наш Иисус Христос знал, что невозможно уму человеческому взойти на крест, если не уклонится от всякого мирского попечения, то повелел оставлять все, чем ум низводится со креста. Посему Господь запретил (идти в дом) пришедшему к Нему и сказавшему: «иду по Тебе, Господи: прежде же повели ми отвещатися, иже суть в дому моем» (Лук. 9, 61). Ибо, если бы он увидел находящееся в дому своем, то сердце его опять обратилось бы к сему. Посему Господь, отсекая самый корень обращения вспять, возбранил ему идти, говоря: «никто же возложь руку свою на рало, и зря всеять, управлен есть в царствии Божии» (Лук. 9, 62). Когда отец сотворил вечерю для сына своего, и послал слуг приглашать званных; когда всякий, связанный пристрастием к любимым вещам, не хотел придти (на вечерю), Он со скорбью, сказал: «Аще кто грядет ко Мне, и не возненавидит отца своего и матерь, и жену, и чад, и братию и сестр, еще же и душу свою, не может Мой быти ученик» (Лук. 14, 26).—Сими словами показал, что мы не можем достигнуть желаемого царствия, если прежде не решимся возненавидеть все, что привязывает сердце наше к миру. Потом, увещевая нас, чтобы мы утверждались не на одной вере без дел, говорит: «вшед царь видети возлежащих, виде ту человека не оболчена во одеяние брачное» (Матф. 22, 11, 13), повелел его ввергнуть во тьму кромешную. Входят—(на вечерю сию) все носящие имя христиан: извергаются же те, которые не имеют дел соответственных имени.—Апостол зная, что никто не может вместе любить Бога и мире, так писал к Тимофею, ученику своему: «никто же бо воин бывая, обязуется куплями житейскими, да воеводе угоден будет. Аще же и постраждет кто, не венчается, аще не законно мучен будет» (2Тимоф. 2, 4, 5). И утверждая его в том, что труды его не погибнут, говорит: «труждающемуся делателю прежде подобает от плода вкусити» (2 Тим. 2, 6). И к Коринфянам пишет: «не оженивыйся печется о Господних, како угодити Господеви: а оженивыйся печется о мирских, како угодити» (1Кор. 7, 32. 33). Каждый да блюдется, чтобы не услышать оного гласа: «вверзите во тму кромешнюю: ту будет плачь и скрежет зубом» (Матф.25, 30).
    6. Итак, братия, приложим посильное старание, чтобы облечься в одежду добродетелей, и не быть изринутыми вне (царствия Божия). Ибо в оный день (суда) не будет у Бога никакого лицеприятия. Апостол, исчислив пороки, говорит: «яко таковая творящии царствия Божия не наследят» (Галат.5, 21). Те, которые восстали от мертвых дел, и живут по духу, для получения царствия не будут иметь препятствия. Каков же должен быть плод их духа, сие объясняется следующими словами: «плод духовный есть любы, радость, мир, допготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание: на таковых несть закона» (Галат.5, 22, 23). Возлюбленный Господь наш Иисус, показывая нам, что в оный день имеют открыться самые дела каждого, каковы они есть, говорит: «мнози взыщут внити, и не возмогут. Отнележе восстанет дому владыка, и затворит двери; и отвещав речет толкущим: не вем вас» (Лук. 13, 24, 25). Неужели можем сказать, чтобы Бог кого-либо не знал? Да не будет. Почему же говорится: «не вем вас»? потому что толкущие и говорящие: Господи, Господи, отверзи нам, не уразумели добродетелей. О тех, которые имеют веру, но не имеют дел (добрых), опять говорит так: «Аз есмь лоза, вы же рождие. И иже будет во Мне, и Аз в нем, той сотворит плод мног. Аще кто во Мне не пребудет, извержется вон, якоже розга, и изсышет: и собирают ю, и во огнь влагают и сгарает» (Иоан. 15, 5, 6). Те, которые приносят благий плод, очищаются Богом, дабы приносили больше плода. А что Он не любит тех, которые исполняют волю плотскую, показываете это в следующих словах: «не о всем мире молю, но о тех, их же дал еси Мне, яко Твои суть. Аз их избрах от мира» (Иоан.17, 9): «мир любит свое. Отче соблюди их от неприязни: яко от мира не суть» (Иоан. 17,15, 16). Братья! испытаем самих себя; не принадлежим ли мы к миру? Если мы не от мира, то Господь сохранит нас от зла. Ибо Он так говорит: «не о сих же молю токмо, но и о верущих словесе их ради в Мя, да вси едино будут, екоже и Мы едино есмы» (Иоан. 17, 20). И еще: «идеже есмь Аз, и тии будут со Мною» (Иоан. 17, 24). Возлюбленные! Вникните, коликая любовь (Господня) объемлет нас, если подвизаемся в сем мире, и ненавидим хотения плотские: ибо мы будем царствовать с Ним в бесконечные веки. Апостол Иоанн, созерцая оную великую славу, сказал: «вемы же, яко егда явится, подобии ему будем» (1Иоан. 3, 2); если мы соблюдем заповеди Его и сотворим угодное пред очами Его. Еще: «не чудитеся, братие моя, аще ненавидит вас мир. Мы вемы, яко преидохом от смерти в живот, яко любим братию» (1 Иоан. 3, 13, 14). Еще: «Всяк, не творяй правды, несть от Бога, и не любяй брата своего» (ст. 10). Еще: «Всяк творяй правду, от Бога родися. Творяй грех, от диавола есть». Еще: «Всяк рожденный от Бога, греха не творит, яко семя его в нем пребывает: и не может согрешати, яко от Бога рожден есть» (Иоан. 2, 29, гл. 3, 8, 9). (Слич. 3, 8). Итак, братия! утверждаясь на сих свидетельствах (Св. Писания), прибегнем к благости Божией, чтобы Бог умилосердился над нами и подал силы свергнуть тяжелое иго сего мира.—Ибо и враг наш не перестает употреблять все средства для уловления и погубления душ наших; но с нами Господь наш Иисус Христос: Его слова нам служат помощью. Силою их мы сокрушим врага, если сохраним оные (слова). Иначе, кто может противостать врагу? Апостол Петр, научая, что человек не может спастись одною верою без дел, говорит: «подадите в вере, вашей добродетель, в добродетели же разум, в разуме же воздержание, в воздержании же терпение, в терпении же благочестие, в благочестии же братолюбие, в братолюбии же любовь. Сия бо сущая в вас и множащаяся, не праздных, ниже бесплодных сотворят вы в Господа нашего Иисуса Христа познание. Ему же бо несть сих, слеп есть, мжай, забвение прием очищения древних своих грехов» (2 Петр. 1, 5—9), и Иоанн Креститель говорит: «сотворите плоды достойны покаяния. Уже бо и секира при корени древа лежит: всяко убо древо, не творящее плода добра, посекается и во огнь вметается» (Лук. 3, 8, 9). И Господь: «от плода познается древо. Еда объемлют от терния грозды, или от репия смоквы» (Матф. 7, 16). И еще: «не всяк глаголяй ми, Господи, Господи, внидет в царствие небесное: но творяй волю Отца Моего, иже есть на небесех» (стих 21).
    И Иаков говорит: «вера без дел мертва есть, и беси веруют и трепещут. Яко же бо тело без духа мертво есть, тако и вера без дел мертва есть» (Иак. 2, 20, 19, 26). Также Апостол Павел, доказывая своим чадам, что вера требует дел, строго заповедует следующее: «блуд же и всяка нечистота и лихоимство ниже да именуется в вас, яко же подобает святым: и сквернословие, и буесловие или кощуны, яже неподобная, но паче благодарение. Сие бо да весте, яко всяк блудник или нечист, или лихоимец, иже есть идолослужитель, неимать достояния в царствии Христа и Бога» (Ефес. 5, 3—5).
    Утверждая сие, прибавляет: «никто же вас да льстить суетными словесы: сих бо ради грядет гнев Божий на сыны непокоривыя. Не бывйте убо сопричастнщы сим. Бесте иногда тма, ныне же свет о Господе; яко же чада света ходите: плод до духовный во всякой благостыни, и правде и истине: искушающе, что есть благоугодно Богови. И не приобщайтеся к делом неплодным тмы, паче же и обличайте» (Ефес. 5, 6—11). И опять: «Всяка горесть, и гнев, и ярость, и клич, и хула, да возмется от вас со всякою злобою» (Ефес. 4, 31). «Подражатели мне бывайте, яко же и аз Христу» (1 Кор.11, 1). «Елицы бо во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» (Галат. 3, 27).
    8. Братья! рассмотрим себя: действительно ли облеклись мы во Христа, или нет. Христос познается в нас чрез чистоту, ибо Он чист, и обитает в чистых. Каким же образом человек очищается? Ежели он более не делает тех поступков, в кои впадал прежде. Таково благоутробие Божие, что в какой бы час человек не обратился к Нему от грехов своих, Бог приемлет его с радостно, и предает забвению прежние его преступления, подобно описанному в Евангелии «юнейшему» сыну, который, живя блудно, расточил часть наследия своего и дошел до такого состояния, что пас свиней, и пищею их желал насытиться. Наконец, пришедши в себя, он уразумел, что невозможно в грехах найти когда либо насыщения: ибо чем более кто предается им, тем большим возжигается вожделением. Как только мысль о покаянии коснулась (сердца) его, он не отлагал до другого времени, но тотчас, отвергнув волю плоти, возвратился ко отцу своему со смирением. Ибо он был уверен в милосердии отца, и надеялся, что отец не будет истязывать его за содеянные грехи. Посему и отец немедленно повелел дать ему одежду чистоты и залог отеческой любви. Сим примером Господь наш Иисус Христос научил нас, что если желаем возвратиться к Нему, то первее должны оставить пищу свиней, и тогда Он примет нас. Сие сказал Он с тем намерением, чтобы мы не унывали духом и не сомневались в Его милосердии ибо Он Сам знает время, когда просящий достоин получить просимое, тогда услышите его скоро. Итак, от всего сердца обратимся к Нему с молитвою, чтобы не поработил нас грех, и Господь скоро услышит нас, как и Сам говорит: «просите, и дастся вам; ищите, и обрящете, толцыте, и отверзется вам» (Матф. 7, 7). Итак, если чего-либо просим или ищем, или умоляем, то вникнем, чего нам должно просить у Него. Приходивши к другу своему в полночь, говорил: «даждь ми взаим три хлеба: понеже друг прииде с пути ко мне» (Лук. 11, 5, 6). И поелику он не преставал стучаться, то и получил просимое.
    9. Братья! отринем от себя леность, будем подражать сему постоянству в прошении, и получим просимое, если увидит Господь терпение наше. Ибо Он милостив, и ничего другого не желает, как только того, чтобы грешник восстал и обратился. «Аминь глаголю вам», говорит Он, «радость бывает на небеси о едином грешнице кающемся» (Лук. 15, 7). Доколе можем прибегать к Его милосердию, и пользоваться богатством Его щедрот, раскаемся от всего сердца (во грехах своих), пока мы еще находимся в теле. Поприще жизни нашей кратковременно. Если употребим посильный подвиг, то наследуем вечную и неизглаголанную радость; если же обратимся вспять, то будем подобны тому юноше, Который вопросил Господа Иисуса, что ему делать, дабы спастись. Господь отвечал ему: «Вся, елика имаши, продаждь и раздай нищим, и возми крест свой, и гряди во след Мене» (Лук. 18, 22). Сими словами научает нас, что спасение наше заключается в отсечении своей воли. «Юноша, услышав сие, прискорбен бысть, и отыде» (Лук. 18, 23). Ибо ему представилось тяжелым отдать все имущество бедным, но еще тягчайшим носить крест свой. Раздать имение нищим,—это составляет одну (частную) добродетель, хотя и она заключается также в кресте. Ношение же креста есть упразднение всякого греха, откуда рождается любовь, без которой не может быть ношения креста. Впрочем Апостол, зная, что много есть мнимых добродетелей, в коих нет ни любви, ни совершенства, говорит: «Аще языки человеческими глаголю и Ангельскими, любве же не имам, бых (яко) медь звенящи, или кимвал звяцаяй. И аще раздам вся имения моя, и аще предам тело мое, во еже сжещи е, любве же не имам, никая польза ми есть. Любы долготерпит, милосердствуете: любы не завидит: любы не превозносится, не гордится, ни безчинствует, не ищет своих си, не раздражается, не мыслит зла» (1Кор. 13. 1, 3, 4). Итак, кто желает идти путем любви, тот остается беспристрастным для всех людей, как добрых, так и злых, и желание к Богу пребывает в сердце его. Это желание рождает в нем по естеству гнев, который противостоит всему, что насевает враг. Тогда возрастаете в человеке страх Божий, и от страха Божия рождается любовь. Таковой дерзновенно говорит с Апостолом: «Аз не точию связан быти хощу, но и умрети готов есмь за имя Господа Иисуса Христа» (Деян. 21, 13). Блаженна душа, достигшая до таковой любви! (она бывает бесстрастна).
    10. Братья! мы удалились от мира. Рассмотрим себя, в каком мы находимся устроении: ибо Господь Иисус милосерд, и каждому дарует успокоение по мере дел его,—за многие дела многое, за малые— соразмерно малости их. «В дому Отца Моего», говорит Он, «обители многи суть» (Иоан. 14, 2). Ибо хотя одно царство, но каждый найдет в нем свое место по мере дел своих. Братья! будем подвизаться против лености, и свергнем с себя покрывало темы, которое есть забвение, чтобы узреть свете покаяния. Будем подражать Марфе и Марии, кои плакали пред Спасителем, чтобы воскресил Он брата их Лазаря, т. е. ум, связанный многими узами греховными. Марфа означаете удручение тела, а Мария—плачь. Марфа и Мария показывали усердие свое, когда Лазарь спокойно возлежал со Иисусом. Марфа с радостью и прилежанием исполняет свое служение, а Мария, взяв алавастр мира, помазывает ноги Господни. Братья! будем подвизаться по силам нашим, и Бог, по множеству милости Своей, поможет нам. Если мы не сохранили сердец наших (чистыми) так, как отцы наши, по крайней мере постараемся сохраните тела наши от греха по силе нашей, как требует сего Бог; и будем надеяться, что во время глада, имеющего постигнуть нас, обрящем пред Ним милость, как обрели Его все святые. Хотя «ина слава солнцу, и ина—луне, и звезда от звезды разнствует во славе» (1 Кор. 15, 41), однако они находятся на одной тверди. Слава и честь за всепринадлежит Богу во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 23. О делах нового человека



    1. Возлюбленные братья! Тремя вещами отличаются Евреи от других народов: обрезанием, пасхою и субботою.—Ибо так написано в книге Бытия: «Младенец осми дней обрежется вам домочадец, и купленый. Необрезаный же погубится от рода своего: яко завет Мой разори» (Быт. 17, 12, 14). Первый был обрезан Авраам. Чрез сие дан был образ древним относительно нового человека, свойства которого Господь Иисус явил в святом Своем теле.—О сем и Апостол говорил: «О немже и обрезани бысте обрезанием нерукотворенным, в совлечении тела греховного плоти в обрезаны Христове: Спогребшеся Ему крещением, в Немже и совостасте верою действия Бога» (Кол. 2, 11, 12). И еще: «Отложити вам, по первому житию, ветхаго человека, тлеющаго в похотех прелестных: обновлятися же духом ума вашего, и облещися в новаго человека; созданного по Богу в правде и в преподобии истины» (Ефес. 4. 22—24). И еще: «да умерши для грехов, правдою поживем» (1.Петр. 2, 24). Это говорится о обрезании (духовном), и кто сего не соблюдет, тот не обрезан, тот не истинный христианин; потому что он попрал тот завет, который Господь Иисус освятил святою Своею кровно.
    2. Теперь должно сказать о святой Пасхе, о коей Бог так говорит к Моисею: «Сей закон пасхи: всяк иноплеменник да не яст от нея: и всякого раба, или купленого обрежеши его, и тогда да яст от нея. Пришлец или наемник да не яст от нея. В дому едином да снестся» (Исход. 12, 43, 44). «Чресла ваша препоясана, и сапози ваши на ногах ваших, и жезлы ваши в руках ваших» (Исход. 12, 11). Пасха снедается не иначе, как с опресноками и горьким зельем и мясом печеным на огне. Не сказал: препояшьтесь по чреслам вашим, дабы кто не подумал, что дело идет о поясе, но «чресла ваша препоясана да будут»; чтобы мы это разумели по отношении к целомудрию и чистоте. Сапоги же означают то, чтобы мы были готовы с поспешностью избегать всего, что уязвляет и оскверняет совесть, и отвлекает ум от свойственного ему созерцания во святыне. Жезлом означается надежда и мужество стремящихся в землю обетованную. Таковы суть: соблюдающие (духовно) субботу. Кровь агнца знаменует кровь Господа нашего Иисуса Христа, Который соделавшись человеком, пришел к нам, чтобы вести сынов (духовного) Израиля в обещанное наследие неба. Входят сюда те, кои приготовили себя, как должно, и имеют знамение явственно напечатленное на душах их. Кисть иссопная означает злострадание. Ибо повелено снедать пасху се горьким зельем. Брате! тщательно рассмотри себя: обрезан ли ты, и окропил ли ты двери дома твоего кровью непорочного Агнца? Уклоняешься ли ты от всякого земного помысла? Устроил ли ты самого себя так, чтобы без страха тебе войти в землю обетованную?
    3. За сим должно сказать о субботе, которая собственно относится к тем, кои удостоились истинного обрезания, вкусили святой пасхи, как мы сказан и, освободившись от Египтян, увидели всех их потонувшими в Чермном море, и успокоились от горького их рабства. «Шесть дней делай, в день же седмый, суббота, Господу Богу твоему» (Исх. 20, 9, 10). «Всяк, иже сотворить в ню дело, потребится душа» (Исх. 31, 14). Господь наш Иисус Христос Сам соблюл истинную субботу, и научил своих последователей, каким образом должно соблюдать оную. В пяток Он взошел на крест и (своим примером) прежде восшествия на оный показал приготовление к нему, перенесши все бесчестия и поношения, не отмщевая за оные и ни в чем не давая себе послабления, пока в Нем было дыхание, так что когда Он сказал: «жажду», поднесли Ему губу, напоенную «оцтом»; вкусив оного, сказал: «Совершишася, и преклонь главу, предаде дух» (Иоан. 19, 30). И положили Его во гроб, как истинно соблюдающего субботу. Ибо Господь Иисус почил в седьмой день, и благословил его; потому что успокоился от всех дел Своих, коими Он упразднил немощи человеческие. «Вшедый бо в покой Его», говорит Апостол, «и той почи от дел своих, яко же от своих Бог» (Евр. 4, 10). Вот истинная суббота, которую кто не соблюдает, тот не христианин. Ибо Иеремия, оплакивая народ Израильский, говорит: «не носите бремен в день суббот, и не исходите враты Иерусалима, и не износите бремен из домов ваших в день субботний» (Иерем. 17, 21, 22).
    4. Увы мне, бедному! ибо я не сохраняю сих святых заповедей, и ношу тяжкая бремена в день субботами. И если я умер со Христом, и спогребся и субботствовал, то какие это тяжкие бремена ношу? Тяжелое бремя есть гнев, ревность не по разуму, ненависть, тщеславие, зависть, укорение, злословие раздражительность, гордость, дерзость, самомнение, спорливость, самолюбие, зависть. Это душевные бремена; телесные же суть: чревоугодие, излишнее попечете о теле, наслаждение, похоть, расслабление сердца. Все сии, и прочие подобные сим страсти Господь упразднил в теле Святых, умертвив оные в святом Своем теле, как утверждает Апостол, «убив вражду крестом в себе самом» (Ефес. 2, 14, 15, 16). Итак всякий, кто несет тяжелые бремена грехов, нарушает субботу, и не есть истинный Израильтянин, но обольщает сам себя. Он носит только имя, и ничего не получит от Господа Иисуса, Коего отрицается делами, воскрешая то, что Он умертвил, и соделывая то, что Он предал погребению. Явно, что таковой не истинный иудей, но ложный, не обрезан, и не хранит субботы. И потому, когда Господь Иисус приидет в славе Своей, то введет в вечное Свое царство одних только сынов Израиля, то есть одних истинных христиан, обрезанных обрезанием нерукотворенным, но духовным, которых Он избрал из всех народов. «Ослепление бо», говорит Апостол, «от части Израилеви бысть, дондеже исполнение языков внидет» (Рим. 11, 25). И еще: «елицы правилом сим жительствуют, мир на них и милость, и на Израили Божии» (Галат. 6, 16). Видишь ли, что Израильтяне Божии суть те, кои имеют обрезание сердца, и сохраняют субботу, то есть упразднили себя от греха. Тот же Апостол говорит: «не бо иже яве, иудей есть, ни еже яве во плоти, обрезание: но иже в тайне иудей, и обрезание сердца духом, а не писанием» (Римл. 2, 28, 29).
    5. Братья! будем внимательны к самим себе. Доколе будем без пользы трудиться, погубляя труд свой нерадением? Доколе будем повиноваться врагу, который в нас живет, и увлекает нас ежедневно к порокам, отклоняя от добродетели, и не дает нам возвести очей, для созерцания света Божественного. Испытай себя бедный, ты, который крестился во Христа и в смерть Его! Помысли, какую смерть Он подъял за тебя, а ты следуешь ли стопам Его? Покажи мне свои нравы, подобны ли они тому, чей носишь образ? Он безгрешен, и во всем показал в Себе пример для подражания твоего. Он возлюбил нищету, а ты отвращаешься нищеты. Он «не имел, где главы подклонить» (Матф. 8, 20), а ты ищешь пространного и спокойного жилища. Он претерпел всякого рода поношения, а ты никакой укоризны не хочешь переносить. Он не воздавал злом за зло, ты жаждешь мщения. Он не гневался и тогда, когда страдал от других, а ты, обременяя других, гневаешься. Он посреди бесчестия нисколько не возмущался, а ты возмущаешься, не потерпев никакого бесчестия. Он благосклонно призывал к Себе грешников, а ты словами своими уязвляешь даже и друзей. Он переносил обиды благодушно, а ты раздражаешься от малого оскорбления. Он был снисходителен к грешникам, а ты возносишься даже и пред теми, кои лучше тебя. Он предал Себя Самого за оскорбивших Его, чтобы искупить их, а ты оскорбляешь даже тех, которые делали тебе добро. Размысли о том, что Он даровал тебе, и чем ты воздаешь Ему с своей стороны. Познай Его из дел Его, и себя из дел своих. Если ты умер с Ним, то кто же творит в тебе дела сии, т. е. сии грехи?
    6. Возлюбленные! будем тщательно внимать святым Его заповедям, и отвергнемся собственной воли, тогда уразумеем силу оных (заповедей). Если мы любим любящих нас, то что делаем более язычников? Если мы молимся за благотворящих нам, то сие же делают и мытари. Если сорадуемся тому, кто хвалит нас, то и иудеи тоже делали. Итак, что ты делаешь большего, ты, который умер греху и живешь во Христе Иисусе? Если ты любишь только тех, которые повинуются тебе,—что делаешь большего пред грешниками? Не то же ли самое и они делают? Если ты ненавидишь тех, кои тебя не слушают и оскорбляют, то и ты подобен язычнику; напротив, тебе бы надлежало молиться за них, чтобы им даровано было прощение. Если ты огорчаешься на того, кто укорил тебя, то огорчаются сим и мытари. Ты, который крестился во имя Христа, испытай самого себя, и рассмотри, сообразны ли таковые дела имени твоему? Их ли ты принесешь с собою пред Него в день славы Его, для получения венца? Венец дается за победу над теми страстями, которые некогда победил Царь твой, предлагающий Себя Самого в пример тебе. Ибо Сам «Царь царей и Господь господей», когда в оный день даст узреть Себя всем народам в величии, принесет с Собою все знамения, то есть те язвы, которые Он претерпел за нас; ты же ничего подобного Его язвам не принесешь на теле своем. Почему Он скажет тебе: не знаю тебя. Тогда, видя всех Святых, которые охотно шли на смерть ради имени Его, и имеют эти знамения, ты со стыдом будешь стоять в их присутствии. Рассмотри жизнь всех Святых, и увидишь, что они, подвергаясь озлоблениям, сами не мстили за них; кровь всех их вопиеет: отмсти за нас всем живущим на земле. А я, любящий праздность и спокойствие, что скажу в тот день, когда увижу там Пророков, Апостолов и Мучеников и прочих Святых, которые в перенесении обид были мужественны и долготерпеливы, не показывали ни малейшего знака мстительности и гнева, зная, что это происходит не от воли человеческой, но по зависти диавола, который понуждает их делать это. Будучи убиваемы (святые), или каменьями побиваемы, или сожигаемы, или потопляемы, они не гневались на тех, которые это делали; но молились за них, чтобы прощен был им этот грех, зная, кто их понуждает это делать. Итак, испытай себя, возлюбленный, что ты делаешь, и рассмотри помышления твои, что ты имеешь пред Богом. В день оный ничто не может укрыться от Него, Когда наступить оный день, тогда не будет во власти человека, что ему отвечать, но каждый воскреснет, облеченный делами своими, как одеждою, добрые ли они, или злые. Дела будут говорить сами за человека, и укажут ему место (куда должен он идти).
    7. Блажен, кто все старание прилагал к тому, чтобы совлечься дел, влекущих в геенну, и облечься в те, которые приводят в царствие небесное. Ибо, говорит Апостол, «вемы, яко аще земная наша храмина тела разорится, создание от Бога имамы, храмину нерукотворену, вечну на небсех». (2Кор. 5, 1). Время жизни нашей мы тратим на ничтожные дела, а когда постигнет нас последний час, тогда потребуется от нас строгий отчет. Итак, да не будут души наши оставлены в беспечности и расслаблении, но потрудимся со всевозможным тщанием, прилежанием и хранением себя, и ежечасно прибегая к благости Божией с молитвою, да поможет она нам.—Не будем гневаться на братий наших, если они словом, или делом оскорбляют нас по неразумию. Впрочем, если таковые пребудут служителями и сосудами вражиими, то соделываются врагами Божиими, доколе не развеются и не убежат с поприща. Во всех делах, возлюбленные братья, заботьтесь о смирении, чтобы с терпением переносить укоризну, и постоянно понуждайте себя, чтобы отсекать собственную волю: ибо собственная воля губит все добродетели. Кто надлежащим образом и со смирением располагает и управляет своими помыслами, тот с кротостью отсекает собственную волю, удаляется всякой распри и спорливости, как змия. Ибо эта страсть ниспровергаете все здание добродетели, и наводит на душу такой мрак, что она не может видеть света честности. Итаке, удаляйся от сей пагубной страсти, которая вкрадывается (в человека под видом добра) и вплетается в добродетели, доколе не уничтожит оных. Ибо и Господь Иисус не прежде взошел на крест, как отлучив Иуду от среды учеников. И человек, если не истребит сей гнусной страсти, не может благоугождать Богу: ибо из оной (страсти) рождается всякое зло. Кто порабощен сей страсти (спорливости), тот не хочет нести креста своего, а увлекается тщеславием. Наконец все, что ненавидит Бог, обитает в душе человека спорливого и горделивого.
    8. Кто рассматривает грехи свои, тот приближается к смирению. Смирение состоит в том, чтобы отсекать свою волю пред ближним в разуме. Чистота сердца соделывает молитвы Богу приятными. Кому ненавистны собственные страсти, тот пребывает в плаче и слезах. Любовь не судит ближнего. Долготерпение не помнит обидь. Боголюбивое сердце чуждо мщения. Кто любить молчание и безмолвие, тот не огорчается тем, что ему не оказывают повиновения. Душа, любящая нищету, бывает незлобива. Кто господствует над своими чувствами, тот пребывает в мире. Кто кроток, тот все переносит. Милосердие скоро прощает (обиды). Отсечение собственной воли рождает все это, и связывает добродетели любезным союзом мира. Из всего Писания я вижу, что Бог ничего более не требует от человека, как то, чтобы он во всем смирялся пред ближним, отсекал свою волю, и всегда испрашивал помощи Божией, чтобы она сохранила мысленные очи наши от сна забвения, и от греховного пленения; потому что естество человеческое непостоянно и наклонно ко злу.—Богу свойственно миловать нас и укреплять нашу немощь; Богу принадлежит то, что мы обращаемся к Нему; Богу свойственно даровать нам благодать, чтобы мы приносили Ему благодарение; Богу свойственно защищать нас и исхищать из рук вражеских; Богу, наконец, принадлежит честь и слава во веки веков. Аминь.
    Впрочем спорливость порождает следующие страсти: многословие, любопытство, человекоугодие, дерзость, двоязычие (и настойчивость) в слове. Душа того, в ком обитают эти страсти, чужда добродетелей. Если кто не будет заботиться с великим усилием о каждой добродетели, тот не возможет достигнуть покоя Сына Божия.—Итак, братья, будьте внимательны к жизни своей и да не коснит ум ваш в делах злых, дабы не потерять времени, прежде нежели вы достигнете в покой Сына Божия, который (покой) состоит в том, чтобы во всем сохранять смирение, невинность, ни на кого не враждовать и не находить утешения ни в какой вещи, ненавидимой Богом,—а иметь всегда грехи свои пред очами, и для всех дел злых быть мертвыми. Ибо таким образом «неложный Бог» (Тит. 1, 2) будет присущ нам, и Своим милосердием укрепит немощь нашу. Аминь.

    Содержание   
Слово 24. О совершенстве



    1. Кто не стяжет веры в Бога; как сказал некто из отцов, и постоянного стремления к Нему, кто не терпит оскорбление, но воздает злом за зло, кто не удручает себя подвигами, не держится смирения, целомудрия и человеколюбия, не удаляется от мира, не бывает кроток и терпелив, не прилежит с сокрушением сердечным частой молитве, чужд истинной любви, зрит «вспять», и не переносит постигающих скорбей; кто, полагаясь на свои добрые дела и молитвы, не испрашивает ежедневно божественной помощи против искушений, тот не может получить спасения: ибо враги человека злобны и неусыпны. Брат! не презирай и не пренебрегай своею совестью, и отнюдь не доверяй себе, хотя бы казалось тебе, что имеешь нечто доброе пред Богом; ибо нас отовсюду окружают враги. Благоразумное удручение себя подвигами изглаждает следы прежнего нерадения. Обуздания чувств и плач врачует внутренние раны, нанесенные врагами. Совершенная любовь к Богу противостоит мысленному борению врагов. Сокровенная святость, побеждая сокровенные брани, приводит человека в покой Сына Божия, а открытая святость хранит добродетели. Истинный разум соделывает то, что мы прибегаем к Богу во время искушений и, огражденные Его помощью, бываем победителями. Кто не полагается на свои труды, тот наиболее ощущает помощь Божию. Кто с чистым намерением ищет Бога, тот страшится, чтобы не прогневать Его. Кто обличается совестью в каких-либо поступках, тот чужд свободы; а где обличение, там и обвинение; где обвинение, там нет свободы. Если же наконец он приметит во время молитвы, что его не обличает совесть ни в каком злом деле, тогда он истинно свободен, и по воле Божией взошел в святой покой.
    2. Если ты усмотришь, что благие плоды в тебе укрепились и не подавляются никакими плевелами вражескими; если враги отступили от тебя не с коварством, так что ты более уже не борешься с своими чувствами; если облако осенило скинию, «и во дни солнце не ожжет тебе, ниже луна нощию» (Псал.120, 6); и если обретаются в тебе все принадлежности скинии так, что ты управляешь и хранишь ее сообразно воле Божией; то без сомнения приобретена уже тебе Богом победа, и Он Сам осенил скинию, Сам предходит и приготовляет для нее место. Ибо, если не Сам Бог повелит, в каком месте должно поставить ее, то она не может утвердиться непоколебимо, как говорит Писание. Великая опасность еще угрожает человеку, доколе он совершенно не уразумеет себя и не узнает того, что он не в силах освободиться сам собою от того, что возмущает и побуждает к гневу. Итак, должно прибегать со страхом к благости Божьей и непрестанно повторять в памяти Его благодеяния и лобызать святое смирение, чтобы милость Божия никогда не отступила от сердца нашего. Всегда должно представлять пред очи грехи наши, дабы сохранить и соблюсти до конца то, что есть в нас доброго, и не надеяться на себя, пока находимся в рабстве лукавом.
    3. Впрочем, кто судит ближнего, гневается на брата своего, презирает и ненавидит его, или обличает с гневом или порицает его пред кем либо; тот чужд милосердия, которое имели все святые, (чужд) и прочих высоких добродетелей. Ибо все это погубляет труды человека и истребляет благие плоды его. Если кто говорит о себе, что он оплакивает грехи свои, и однако ж от них не совсем удаляется, тот обольщает сам себя. Кто стремится к безмолвию, однако ж не заботится отсекать свои страсти; тот слеп и неискусен в святом созидании добродетелей. Кто оставил попечение о своих грехах, а между тем старается исправлять других; тот поступает беспорядочно и не молится Богу от всего сердца. Ибо, прежде нежели приступишь к сему, должен омыть слезами грехи свои и просить милосердие Божье о прощении оных и даровании твердости и крепости, достаточной к тому, чтобы никогда более не впадать в прежние грехи и не оскорблять Бога ни мыслью, ни словом, ни делом. Блажен, кто так ведет себя на самом деле. Кто истинно приносит покаяние, тот не занимается осуждением ближнего, а только оплакивает грехи свои. Ибо всякому собственные грехи довольно доставляют дела, и не оставляют места заботе о чужих. Кто воздает злом за зло, тот далеко отстоит от истинного покаяния. Кто пленяется желанием славы человеческой, и опутывается мирскими заботами, тот не оплакивает грехов своих искренно. Если плачущий будет говорить о ком либо, что он добр, или зол, то самое это (суждение о другом) служит для него стыдом и укоризною потому, что он мог видеть человека грешнее себя. Ибо, когда мы хотим судить то, что нам не принадлежит, тогда мы обольщаемся и так развлекаемся, что теряем возможность видеть грехи свои.
    4. Если ты, будучи оскорблен, приходишь в негодование, то не имеешь истинного плача. Если ты скорбишь о лишении своих вещей, то нет в тебе страха Божия. Если смущаешься, когда кто ложно обнесет тебя, то нет в тебе страха Божия. Если охотно слушаешь похвалы о себе, то нет в тебе страха Божия. Если во взаимных разговорах хочешь, чтобы слово твое взяло перевес, то нет в тебе страха Божия. Если огорчаешься тем, что словами твоими пренебрегают, то нет в тебе страха Божия. Если ты ищешь дружбы с славными мира, то нет в тебе страха Божия. Ибо все сие показывает, что ветхий человек еще живет в тебе и действует с силою, и что ты еще не противоборствуешь ему посредством истинного плача. Живущим по Богу должно открыть очи ума, чтобы познать самих себя и уразуметь, что тот бывает врагом Богу, кто следует своей воле. Если будешь хранить заповеди Божии, и разумно исправлять дела свои по Его воле; и если уразумеешь, что не можешь благоугождать сообразно Его величию; если будешь иметь постоянно грехи свои пред очами,—то найдешь защиту против злохитрого врага твоего, который силится низложить тебя мнением о своей праведности, и соблюдешь в целости здание, устрояемое плачем покаяния. Тогда ты уразумеешь, что ты познал самого себя, и где ты находишься, и сердце твое не будет возноситься тем, что оно как будто одержало победу. Ибо, доколе человек не предстанет на суд, и не услышит последнего решения, и не познает своего места; дотоле он не может знать, угоден ли он Богу, или нет. Печаль по Богу, уязвляющая сердце, может удерживать чувства в повиновении о трезвении, хранит ум неповрежденным. Но человек никогда не должен доверять себе, но постоянно пребывать в труде, доколе находится в теле. Блаженны те, кои никогда не полагаются на дела свои, но, познав величие Божие и собственную немощь, со страхом покоряются Его воле, как Сам Он хочет, оплакивают себя, других не судят, но предоставляют суд Богу, Судии всех.
    5. Когда кто предал всего себя Богу, и исполнением воли Его достиг совершенства, тогда он будет вписан в книге жизни, и Ангелы засвидетельствуют, что он избежал князей тьмы, и он удостоится быть в числе блаженных духов. Но доколе еще продолжается брань, дотоле человек находится в страхе; и если он сегодня побеждает, то не знает, победит ли он завтра: ибо сердце неспокойно, когда еще не решено сражение. Но кто уже за борьбу получил в награду бесстрастие, тот бывает спокоен; он уже не страшится, разделения оных трех частей, которые соединены миром в Боге, т. е. «душа, тело и дух», как говорит Апостол (1Фессал. 5, 23). Когда сии три части по действию Св. Духа будут составлять одно, то он иболее уже не могут разделяться: ибо «Христос воста от мертвых, ктому уже не умирает: смерть Ем ктому не обладает». (Римл. 6, 9). Ибо смерть Его соделалась для нас спасением; и смертью Его навсегда умерщвлен грех. Его воскресение соделалось жизнью и врачевством от страстей для верующих в Него, дабы они жили в Боге и приносили и плод правды. Не считай себя победителем, когда еще терпишь какое-либо насилие от врагов во сне, или в бодрственном состоянии: ибо «искушение житие человеку на земли» (Иов. 7. 1). Бодрствуем ли мы или спим, враг не перестает нападать на нас. Кто сражается на позорище, тот не воспевает песни победной прежде победы, если он благоразумен; а безрассудный, и падая превозносится, и почитает себя победителем. Посему-то Господь, посылая учеников Своих на проповедь, сказал: «никого же на пути целуйте... Аще в дом внидете, глаголите: мир дому сему. И аще убо будет ту сын мира, в том дому пребывайте» (Лук. 10, 4. 5. 6. 7). И Елисей, посылая Гиезия, говорил ему: «Аще обрящеши мужа, да не благословиши его и аще благословит тя муж, не отвещай ем» (4, Царств. 4, 29). Однако Гиезий не воскресил отрока, не имея соответственных дел сему. Но когда пришел человек Божий, то увидел отрока лежащего на одре, затворив двери за собою и за ним, и подвинул к подвигу все чувства, простираясь седмижды над отроком, то восходя на одр, то нисходя с оного; и когда согрелась плоть отрока по воле Духа Божия, то отверзлись очи его.
    6. Что скажем мы, бедные, которые любим более славу мира сего, нежели славу Божию? Мы которые не размышляем ни о том, каким образом должно сражаться со врагом, ни о том, как достигать истинного покоя, не разумеем долготерпенья Божия, которое попускает плевелам произрастать вместе с благими плодами; и доколе благий плод не вырастет и не созреет, не позволяет восторгать плевелы. Гиезий хотя совершил течение пути, однако не мог воскресить отрока, потому что возлюбил более славу человеческую, нежели славу Божию. Блаженны те очи, кои взирают к Богу со смирением, и разумно заботятся о том, как бы уврачевать язвы свои, омыть слезами грехи, и получить прощенье в оных. Горе тем, кои тщетно тратят время, считая себя безгрешными, попирают свою совесть и не хотят принести покаяния во грехах. Земледелец, если посеянное им семя не принесет плода, скорбит, что потерял издержки и труд. Так и человек, хотя бы узнал все тайны, и имел всякое знание, и совершил многие знаменья и исцеления, и подверг себя различным злостраданиям, однако если не усмотрит в себе плодов любви, то должен быть в великом страхе. Ибо отовсюду его окружают хитрости, козни и лукавство врагов, усиливающихся ввергнуть его в ров погибели, «а любовь николи же отпадает... всему веру емлет, вся уповает, вся терпит» (1 Кор. 13, 8. 7).
    7. О, сколь труден путь Божий! Ибо, как Сам Господь сказал: «узкая врата и тесный путь вводяй в живот, и мало есть их, иже обретают его» (Матф.7, 14). Но мы, ленивые, праздные и преданные удовольствиям плоти, полагаем покой свой в том, чтобы нам не нести ига Того, Кто сказал: «возмите иго Мое на себе, и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем; и обрящете покой душам вашим. Иго бо мое благо и бремя мое легко есть». (Матф 11, 29. 30). Кто из истинно мудрых и боящихся Бога не потщится всеми силами хранить Божественные заповеди и однако, исполнив оные не признает себя недостойным призывать имя Божие? Господь наш Иисус Христос ради нас соделался человеком, да исцелит страсти наши, чтобы мы провождали жизнь по духу, а не по плоти, и для сего же открыл нам волю Отца. Он же, научая учеников Своих, сказал им: «егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко ради неключими есмы: яко, еже должни бехом сотворити, сотворихом» (Лук. 17, 10). Кто увидит змия, или ехидну, или скорпиона, или что-либо другое, имеющее смертоносный яд, тот со страхом убегает, а безрассудная и несчастная душа, видя смертоносные предметы, не убегает, не удаляется, но смело обращается с ними, увлекается ими; и потому она всуе и без плода иждивает все время (жизни своей).

    Содержание   
Слово 25. О бесстрастии



    На пути добродетелей есть падения, есть враги, есть изменение, есть изобилие, есть умеренность, есть бесплодие, есть печаль, есть радость, есть болезнование сердечное, есть утеснение, есть покой, есть преуспеяние, есть понуждение. Ибо мы идем по пути, доколе не достигнем покоя.—Бесстрастие же чуждо всего помянутого, и не имеет ни в чем недостатка: оно в Боге, и Бог в нем. Бесстрастие не имеет врагов, не боится падения, чуждо неверия, безопасно от возмущении, не имеет пожелания какой-либо вещи. Наконец, велики и бесчисленны оного (бесстрастия) дарования. Далеко отстоите от него тое, кто борется се какою-либо страстью. Оно есть та любовь, которую Господь Иисус учил всех иметь. Некоторые неопытные думают, что они достигли бесстрастия, между тем как доселе уязвляются страстями в душе, тело их не совсем очищено от оных, и весьма далеки от добродетели. Умоляю вас, простите меня ради Бога, Коему слава во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Слово 26. Того же к авве Петру, ученику его



    1. Ты пишешь ко мне, что хочешь принести покаяние Богу в грехах своих, если Господь освободит тебя от суетного попечения мира сего. Это говоришь справедливо, ибо невозможно уму, связанному попечениями века сего, служить Богу. «Не можете, — сказал Господь, — Богу работати и мамоне» (Мф. 6, 24). Чрез мамону Господь означил все заботы мира сего. Если человек не оставит оных, то не может служить Богу. Служение Богу требует, чтобы мы, когда почитаем Его, поклоняемся Ему, молимся Ему и прославляем Его, не питали бы в душе ни лукавства, ни ненависти, ни зависти, ни скверного похотения. Ибо все сие наводит на бедную душу такой мрак, что она не может служит Богу чистосердечно и втайне благословлять Его. Сие препятствует ей прибегать к Богу, свято приносить Ему искренние молитвы в сладости любви и с веселием сердца, чтобы получить просвещение от Господа. От сего ум всегда помрачается и не имеет успеха по Богу, потому что не отсекает страстей в разуме, чего не можем достигнуть, если не удалимся от всех попечений мира сего. Ибо душа извне и внутри терпит нападение: извне — от земных попечений для упокоения тела, внутри — от собственных недугов, враждебных добродетелям. Сих внутренних недугов душа не может ни усмотреть, ни уврачевать, если не освободится от внешних забот и попечений. Посему Господь Иисус утверждает, что те не могут быть Его учениками, которые не отрекаются собственной воли. (Внешнее попечение зависит от нашей воли, а внутренняя брань — от внешних действий) Ибо воля владычествует как над внешними, так и над внутренними действиями. Потому Господь повелел отвергнуться оной, чтобы воля не умертвила ума. Тогда ум умерщвляется, когда душа опутывается мирскими делами и заботами, ибо тогда страсти внутри свирепеют и усиливаются. Если душа, повинуясь словам Господа Иисуса, отсечет все свои хотения, то будет презирать все дела мира сего. Тогда воздвигнутый ум будет тверд, отгонит от себя все страсти, тщательно охраняя душу, чтобы она опять не возвратилась к прежнему и не впала в руки врагов.
    2. Душа подобна юной жене, живущей с мужем, которая, если случится мужу ее уйти в дальнюю сторону, отложив страх, начинает небречь о домашних делах. Но когда он возвратится в дом, тогда она, отложив нерадение, тщательно занимается своей должностью по воле мужа, сам же муж заботится о всех необходимых вещах для дома своего. Так и ум, если возбудится к должному вниманию, заботится о душе, постоянно охраняя оную, и, как детей, рождает от нее и воспитывает добрые дела, и в такое приходит с нею согласие, что соделываются оба одним сердцем. Душа подчиняется уму, как жена мужу. Ибо, как говорит Апостол, «глава жене муж» (1Кор.11,3). И еще: «Муж не должен есть покрывати главу, образ и слава Божия сый: жена же слава мужу есть. Несть бо муж от жены, но жена от мужа: ибо не создан бысть муж жены ради, но жена мужа ради. Обаче ни муж без жены, ни жена без мужа, о Господе. Якоже бо жена от мужа, сице и муж женою: вся же от Бога (1 Кор. 11, 7–9, 11–12). Следовательно, когда душа повинуется уму в Господе, тогда они изливают моления к Господу в чистоте, тогда благословляют Бога во святыне сердца, тогда озаряются Богом, тогда соделываются истинными Его поклонниками, каковых ищет Бог. Таковы те, о коих Он говорит: «Вселюся в них и похожду» (2 Кор. 6, 16). Тогда исполняется на них оное (слово): «Аще два от вас совещаста на земли о всяце вещи, еяже аще просита, будет има» (Мф. 18, 19). Итак, хочет Бог, чтобы мы были свободны от всего, что Он упразднил Своим вочеловечением и что нас оскверняет или извне, или внутри. «Будите во Мне, и Аз в вас», — говорит Господь (Ин. 15, 4). Видишь, брат, каким образом желает Он, чтобы мы первее пребывали в Нем добрыми делами, тогда и Он пребудет в нас под условием святости (нашей).
    3. Но скажет кто-либо: «Я пребываю в Нем крещением, дел же совершить не могу». Послушай, возлюбленный брат! Кто воспринял крещение, тот воспринял оное для истребления греха, ибо спогребохомся Ему крещением в смерть, как говорит Апостол, да упразднится тело греховное, яко ктому не работати нам греху (Рим. 6, 4, 6). Христос не может пребывать вместе с грехом. Посему если Христос в тебя вселился, плоть убо мертва греха ради, дух же живет правды ради (Рим. 8, 10). Ибо, как говорит Апостол, мужатая жена живу мужу привязана есть законом; аще ли же умрет муж ея, разрешится от закона мужескаго. Темже убо живу сущу мужу прелюбодейца бывает, аще будет мужеви иному: аще ли умрет муж ея, свободна есть от закона, не быти ей прелюбодейце, бывшей мужу иному (Рим. 7, 2­–3). Итак, кто желает знать, обитает ли в нем Христос, тот пусть узнает это из собственных помыслов. Ибо доколе грех господствует в сердце, дотоле Бог в нем не обитает и Дух Его не находит в оном успокоения. Бог обитает в том человеке, который делает добрые дела, и человек пребывает в Боге, если сердце свободно от греха. Прилепляяйся сквернодейце, говорит Апостол, едино тело есть с блудодейцею; прилепляяйся же Господеви, един дух есть с Господем (1 Кор. 6, 16–17) Под именем любодейцы разумеется всякая страсть. Если душа освободится и избегнет всего, что останавливает ее на воздухе, тогда пребывает в Боге, озаряется Духом Его, и таким образом исполняется над нею сказанное: прилепляяйся Господеви, един дух есть с Господем, Он научает ее, как она должна молиться, поклоняясь Ему непрестанно и прилепляясь к Нему. Таким образом Господь пребывает в ней и упокоивает оную непрестанно, открывая ей почести и неизреченные дарования Свои и ущедряя ее оными, ибо она (душа) возрождается от Него чрез Крещение и дарование Св. Духа.
    4. Подлинно рожденный от Бога не согрешает… и лукавый не прикасается ему (1 Ин. 5, 18). Сам Господь сказал: «Аще не обратитеся, и будете яко дети, не внидете в царство небесное» (Мф. 18, 3). «Яко новорождени младенцы, — говорит Апостол Петр, — словесное и нелестное млеко возлюбите, яко да о нем возрастете во спасение» (1 Пет. 2, 2). Какие дела дитяти? Дитя, если его наказывают, плачет; с радующимся и оно сорадуется; быв укорено, не гневается; похвалами не превозносится. Если вместо Его будут почитать другого, не печалится; если возьмешь у него собственные его вещи, не смущается; если оставят ему наследство, то оно нисколько о сем не заботится; никого не зовет к суду и ни с кем не спорит, ни к кому не питает ненависти, в бедности не унывает, в богатстве не гордится. Если увидит женщину, не вожделевает ее; Ни блудная страсть, ни заботы не обладают им; никого не осуждает, никем не обладает, никому не завидует, не хвалится тем, чего не знает, не осмеивает поступков ближнего, ни к кому не питает вражды, не имеет притворства, не домогается почестей мира, не заботится о собрании богатств, чуждо сребролюбия и дерзости, не спорливо, не учит с честолюбием, не беспокоится, когда снимут с него одежду, и не печалится, не следует собственной воле, не боится голода, не страшится вредных и злонамеренных людей, не опасается змей и диких зверей. Если откроется война или гонение, не ужасается. Таковы те, о коих говорит Господь наш Иисус Христос: «Аще не обратитеся и будете яко дети, не внидете в Царство Небесное» (Мф. 18, 3).
    5. Впрочем, когда младенец несколько взрос и начинает проявляться в нем зло, тогда Апостол исправляет такового сими словами: «Да не бываем ктому младенцы, влающеся и скитающеся всяким ветром учения, во лжи человечестей, в коварстве козней льщения: истинствующе же в любви, да возрастим в Него всяческая, иже есть глава Христос» (Еф. 4, 14–15). И в другом месте говорит: «Млеком вы напоих, а не брашном: ибо не у можасте, но ниже еще можете ныне, еще бо плотстии есте» (1 Кор. 3, 2–3). И еще: «Велико время наследник млад есть, ничимже лучший есть раба, господь сый всех: но под повелители и приставники есть, даже до нарока отча. Такожде и мы, егда тбехом млади, под стихиами бехом мира порабощени» (Гал. 4, 1–3). И еще говорит: «Похотей юных бегай» (2 Тим. 2, 22). Научая же нас избегать такого младенчества, говорит: «Не дети бывайте умы: но злобою младенствуйте, умы же совершени бывайте» (1 Кор. 14, 20). Дела младенцев, требуемые Господом, раскрываются Апостолом в следующих словах: «Отложше убо всяку злобу и всяку лесть и лицемерие и зависть и вся клеветы, яко новорождени младенцы словесное и нелестное млеко возлюбите...» (1 Пет. 2, 1). Уразумел ли, брат, какой смысл заключается в словах Господа нашего Иисуса Христа, когда Он говорит: «Аминь, аминь глаголю вам, аще не обратитеся и будете яко дети, не внидете в Царство Небесное» (Мф. 18, 3)? Сии слова должны приводить нас тем в больший страх, что они произнесены с двойственным утверждением: Аминь, аминь глаголю вам. Аминь есть выражение утверждающего клятвою. Посему Апостол Павел говорит: «Бог, понеже ни единем имяше болшим клятися, клятся Собою, глаголя: воистину благословя благословлю тя» (Евр. 6, 13–14).
    6. Итак, будем рассматривать это слово Господне беспрестанно, тщательно, со страхом и трепетом, заботясь об исполнении оного. Сколько раз враг наш, диавол, ни возбуждал нас против ближнего, или сколько бы сам ближний ни раздражал нас, или огорчал бесчестьем, или вымышлял против нас клеветы, или заводил с нами распри, или не был внимателен к словам нашим, от чего возникает в нас гнев, негодование или ненависть так, что находит на душу помрачение; сколько раз во всех этих случаях мы должны приводить себе на память слова Господа, утверждающего так: «Аминь, глаголю вам: аще не обратитеся и будете яко дети, не внидете в Царство Небесное». Кто, слыша слова сии, не вострепещет? Или кто из мудрых и желающих спасения душе своей не будет изгонять из оной всякое негодование против ближнего? Или кто, боясь огня геенского, не истребит ненависти из сердца своего, чтобы не быть изгнанным из Царствия? Нам предложено краткое слово: «Аще не обратитеся и будете яко дети, не внидете в Царство Небесное». Жестоко определение для тех, кои следуют собственной воле, любят мир и не признают дара Святого Духа, Который, когда нисходит на кого, истребляет в нем воспоминание всякого беззакония, обучает его тому, что прилично Духу: вместо гнева — кротости, вместо вражды — миру, вместо спора — смирению, вместо ненависти — любви, вместо малодушия —долготерпению. Таковы те, кои удостоились возрождения.
    7. Итак, постараемся исторгнуть и истребить из сердца своего страсти, о коих говорил великий Апостол, чтобы прийти в меру дитяти. Ибо те, которые обрезывают и отсекают оные, обыкновенно приходят в меру святую, великую и совершенную. Господь, дунув на лица учеников, сказал: «Приимите Дух Свят» (Ин. 20, 22). Явившись же им близ моря Галилейского, сказал: «Дети, имате ли что снедно зде?» (Лк. 24, 41) Воспоминая, что дуновением духа Он сделал их младенцами, но они возрастом не были младенцами. Писание еще говорит: «Се аз и дети, яже ми даде Бог» (Ис. 8, 18). Понеже убо дети приобщищася плоти и крови, и Той приискренне приобщися техже, да смертию упразднит имущаго державу смерти, сиречь диавола: и избавит сих (Евр. 2, 14–15). Чьей плоти и крови приобщился Он по подобию их? Разве тех, кои истребили в себе всякую злобу, достигли меры святого младенчества и сами сделались совершенными, как говорит Апостол: «Дондеже достигнем вси в соединение веры и познания Сына Божия, в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова» (Еф. 4, 13). И еще: возращение тела творит в создание самаго себе любовию (Еф. 4, 16). Таковым людям говорит Апостол Иоанн: «Пишу вам, юноши, яко победисте лукаваго» (1 Ин. 2, 13). Видишь ли, что младенцы злобою бывают ратоборцами против врага, ибо они совлеклись его оружия, которое есть злоба. Они же соделываются отцами и достигают меры совершенства. И потому вверяются им таинства и откровения, чтобы они достигли премудрости, единения, благости, кротости и чистоты. Таковы те, которые прославляют Христа в теле своем.
    8. Брат! Когда это так и землю великий глад поражает, то потщимся со всевозможным усердием молить Бога, взыщем благости, мужества и постоянства, чтобы завистливый враг не обольстил нас в чем-либо и не склонил отвергнуть скромность и милосердие и предаться преступлениям и всякому злу. Итак, будем взывать с Давидом в прилежной молитве к Богу: «Призри, услыши мя, Господи Боже мой, просвети очи мои, да не когда усну в смерть: да не когда речет враг мой: укрепихся на него. Стужающии ми возрадуются, аще подвижуся» (Пс. 12, 4–6). Если (враги) будут одолевать нас, то да взываем сими словами: «Боже, кто уподобится Тебе; не премолчи, ниже укроти, Боже: яко се; врази Твои возшумеша, и ненавидящии Тя воздвигоша главу. На люди Твоя лукавноваша волею, и совещаша на святыя Твоя. Реша: приидите и потребим я от язык, и не помянется имя Израилево ктому» (Пс. 82, 2–5). Посему, умоляя Святого Духа, (пророк Давид) говорит: «Боже мой, положи я яко коло, яко трость пред лицем ветра. Исполни лица их безчестия… и да познают, яко… Ты един Вышний по всей земли» (Пс. 82, 14, 17, 19). Вот как огражденные верою вооружают сердце свое против врагов, утверждают себя на святом камени, иже есть Христос, и с мужеством душевным говорят: «Обыдоша мя, яко пчелы сот, и разгорешася яко огнь в тернии: и именем Господним противляхся им» (Пс. 117, 12).
    9. Итак, если мы увидим врагов, которые окружили нас своей злобой, то есть унынием и вожделением расслабляют душу нашу или возбуждают в нас гнев против ближнего, когда он сделает нам что-либо неприятное, или прельщают очи наши вожделением красоты телесной, или искушают нас сладостью пищи, или представляют слово ближнего нашего язвительным, или поощряют нас осмеивать слова других или сеять раздоры между братиею, говоря, что этот добр, а этот зол; если таковые враги обыдут нас, да не смущаемся сим, видя коварство их, но паче воззовем, подобно Давиду, с мужеством сердца: «Господь защититель живота моего. Аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое: аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю. Едино просих от Господа, то взыщу: еже жити ми в дому Господни вся дни живота моего, зрети ми красоту Господню и посещати храм святый Его. Яко скоы мя в седегии свлем… покры мя… И ныне се, вознесе главу мою на враги моя» (Пс. 26, 1, 3–6). Таковы-то те, которые возбуждают ум свой от мертвых (дел), которые Апостол называет ночью: несмы нощи, говорит он, ниже тмы (1 Сол. 5, 5). Преданных же лености и небрегущих о себе он обличает, говоря: спящии бо в нощи спят, и упивающиися в нощи упиваются (1Сол.5,7). И еще: день Господень, якоже тать в нощи, тако приидет… и не имут избежати (1 Сол. 5, 2–3) находящиеся в сей ночи. К тем же, кои возбуждают ум от страстей, составляющих ночь, говорит: «Оболкшеся в броню веры и любве, и шлем упования спасения» (1 Сол. 5, 8).
    10. Посему будем бодрствовать умом, охраняясь от мертвых дел и тщательно внимая душе своей на всякий час, чтобы не сделать чего-либо противоестественного. Ибо естество души переменчиво и она подобна железу, которое, быв оставлено в пренебрежении, снедается ржавчиною, а разжигаемое в огне подобно огню, и не может к нему кто-либо прикоснуться. Так и душа, доколе обращается и беседует с Богом, бывает огнем и пожигает врагов своих, которые обыкновенно утесняют ее, нанося ей вред во время нерадения. Итак, душа, подобно железу, обновляется и соделывается чистою и уже более не повреждается никакою вещью сего мира, но успокаивается в правильном естестве своем, которое она получила от Бога. Если же она уклонится от своего естества, то погибает. Земные животные, если погружены будут в воду, умирают, потому что они состоят из естества земного; рыбы же, будучи вынесены на землю, умирают, ибо они принадлежат к естеству водному; птицы находят покой в высоте воздушной, потому что опасаются быть пойманными, когда спустятся на землю, — так и душа находит покой в естественном своем состоянии, но если отступит от своего естества, умирает (духовно). Посему те, которые соделались достойными Бога и получили Божественные дарования, страшатся сетей мира и убегают общения с ним, аки темницы, чтобы не подвергнуться душевной смерти.
    11. Таковая душа не может возлюбить мир, если бы и пожелала, ибо помнит о себе, каковой она была прежде, когда начала пребывать в Боге, и чем заразилась она от мира, и сколь коварно поступил с нею мир. Как враждебный царь, взяв город, входит в оный; граждане, пораженные страхом, отдаются в руки победителя; а он по своей злобе тотчас, ниспровергнув изображения прежнего царя и уничтожив его законы, поставляет свои изображения и свои тяжкие узаконения (и наконец все множество народа заставляет работать себе). Когда же граждане тайно известят о сем законного царя, (прося его), чтобы он пришел к ним на помощь, то сей, воспламенившись гневом, выводит войско против врага, а граждане, узнав о сем, отворяют с радостью врата царю своему, который, вступив и пленив врага, умерщвляет его, восстановляет свои изображения и прежние законы, ниспровергнув изображения и уничтожив законы враждебного царя. Тогда город предается неизглаголанной радости. Царь же пребывает в том городе и укрепляет оный так, чтобы никто более не мог овладеть им. Он обучает своих граждан действовать оружием, чтобы они не боялись никакого врага. Так и душа если после крещения будет побеждена диаволом, то он ее низлагает и опустошает постыдными делами, и, извергнув образ истинного Царя, поставляет свой, и соделывает то, что бедная душа предается нерадению и заботам века сего и впадает во все страсти и пороки. Когда же благость святого и великого Царя Иисуса Христа воззовет к покаянию, то она с радостью отверзает ему двери. Он, вшедши, изгоняет сопротивника, ниспровергает мерзкий его образ, истребляет его непотребные законы, возвращает душе прежнюю свободу, поставляет в ней Свой святой образ, дарует ей святые законы, научает опытности в борьбе со врагом, умиротворяет все ее чувства и потом успокаивается в ней, как в своей собственности. Ибо невозможно душе войти в покой Сына Божия, если она не имеет образа Его. Никакой купец не принимает монеты, не имеющей на себе царского изображения, и царь не приемлет оную в свою сокровищницу без своего изображения. Так и душа, не имеющая образа великого Царя и Господа нашего Иисуса Христа, не одобряется Ангелами, не приемлется самим Царем; она скорее услышит сии слова: «Как ты вошла сюда, не имея Моего образа?»
    12. Далее, знамением образ есть любовь. «О сем разумеют вси, — сказал Господь, — яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин.13,35). Но любовь Его не может быть в нас, когда душа так разделена, что по-видимому и Бога ищет и любит мир. Как птица не может летать с одним крылом, так и душа не может иметь преуспеяния по Богу, если хотя одною стороною наклоняется к миру. И как корабль, не снабженный всеми потребностями, не может переплыть моря, так и душа, имеющая недостаток в какой-либо добродетели, не может переплыть волн страстей. И как морские водолазы, если будут одеваться в пышное платье и носить перчатки и обувь, не могут исполнять своего дела, которое могут совершить только нагие, так и душа не в состоянии преодолеть сопротивных мятежных духов, если не будет обнажена всех забот и попечений мира сего. Как воин, намереваясь вступить в сражение с врагами царя своего, не возможет противостоять оным, если не будет иметь всего потребного оружия, так и человек не в состоянии сопротивляться врагам Христовым, то есть порокам и страстям, если не будет облечен во все оружия добродетелей. Если какая-либо часть стены разрушится, то чрез это место враги могут (легко) проникнуть в город, хотя бы стража и сохраняла врата; таким образом и в духовном здании невозможно подвижнику противоборствовать врагам и достигнуть совершенства, если обладают им страсти
    13. Сие я не сам от себя говорю, но свидетельствует о сем Божественное Писание: «И рече Господь Бог к Ною: тя единаго видех праведна предо Мною в роде сем» (Быт. 7, 1). К Аврааму же: «Благоугождай предо Мною и буди непорочен. И положу завет Мой между Мною и между тобою». (Быт. 17, 1–2) И Исаак, благословляя сына своего Иакова, сказал: Бог же мой да благословит тя и умножит тя (Быт. 28, 3). И в книге Числ сказано: «Иже аще обещается зело обетом, еже очиститися чистотою Господу, да воздержится от вина и сикера, и оцта вина и оцта от сикера да не пиет» (Чис. 6, 2–3). И во Второзаконии: «Аще же изыдеши ополчитися на враги твоя, и да сохранишися от всякаго слова зла, доколе враги твои не будут преданы в руки твои (Втор. 23, 9,14). От сих седьми народов да не оставите жива всякаго дыхания, да не научат вас согрешать пред Господем Богом вашим (Втор. 20, 16, 18). Научая же нас не малодушествовать при виде врагов, когда спрашиваем, как можем уничтожить тех, которые столь многочисленны, говорит: «Не возможеши погубити их вскоре, да не будет земля пуста, и умножатся зверие дивии на тя; но помалу малу, доколе умножишься числом, и погубит Господь Бог твой языки сия от лица твоего» (Втор. 7, 22). Также часто заповедует им Бог: «Да не завещаеши завета с хананеями. Которых я погублю от лица твоего (Втор. 7, 2). Когда Иисус, сын Навин, осадил Иерихон с намерением разрушить его, тогда Бог сказал: «И будет град сей проклят, и вся, елика суть в нем» (Нав. 6, 16). Когда он хотел сразиться с жителями Гая, то Израиль не мог противостоять ему, но бежал от лица его, по причине украденных Ахаром вещей, находившихся под клятвою. Иисус, падши на лицо свое пред Богом, воззвал, говоря: «Отврати Израиль выю свою пред враги своими» (Нав. 7, 8), и я что сделаю? И сказал ему Архистратиг силы Господней: «На тебе клятва, Израиль, потому не можешь ты устоять против врагов твоих» (Нав. 7, 3). Посему не прежде Иисус вступил в сражение, как удалив Ахара из среды народа. Притом видим, что Бог отъял у Саула царство за то, что он, вопреки клятвы, присвоил добычу, приобретенную в войне с Амаликом.
    14. Посему Бог не услышал Израиля, когда Ионафан прикоснулся копьем к меду и поднес оный к устам своим. Екклезиаст, научая, что сила добродетелей может быть сокрушена какой-либо малейшей страстью, говорил, что «мухи умершия згнояют елеа сладость» (Еккл. 10, 1). И Иезекииль говорит: «аще совратится праведник от правды своея, и сотворит неправду… вся правды его, яко сотворил есть, не помянутся» (Иез. 18, 24). И Апостол: «мал квас все смешение квасит» (Гал. 5, 9). Анания же и Сапфира, жена его, когда утаили нечто от цены за проданное поле и солгали, внезапно пали при ногах Апостолов мертвыми. Апостол Иаков говорит: «иже весь закон соблюдет, согрешит же во единем, бысть всем повинен» (Иак. 2, 10). Бог, увещавая нас, чтобы мы к Нему обратились, говорит чрез Иезекииля: «Беззаконник, аще обратится от всех беззаконий своих, яже сотворил… и сотворит суд и правду… вся согрешения его… не помянутся ему, но… жив будет. Еда хотением восхощу смерти грешника, глаголет Адонаи Господь, а еже обратитися ему от пути зла и живу быти ему» (Иез. 18, 21–23). Говорит Господь Бог: «Обращением обратитеся… вскую умираете доме Израилев» (Иез. 18, 31); и Иеремия: «Обратитеся, сынове отступившии, глаголет Господь, и изцелю сокрушения ваша» (Иер. 3, 14, 22). Еще: «Еда падаяй не востает, или отвращаяйся не обратится. Вскую отвратишася людие Мои сии во Иерусалиме отвращением безстудным и укрепишася во произволении своем и не восхотеша обратитися, глаголет Господь» (Иер. 8, 4–5). Обратитесь ко Мне, и Я обращусь к вам (Мал 3, 7). И еще Господь (говорит): «Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный; аще ли не отпущаете… ни Отец ваш отпустит вам» (Мф. 6, 14–15). «Если кто из вас, — говорит Апостол, — впадет в некое прегрешение, вы духовнии исправляйте таковаго духом кротости» (Гал. 6, 1). И Иаков говорит: «Братие, аще кто в вас заблудит от пути истины, и обратит кто его, да весть, яко обративый грешника от заблуждения пути его, спасет душу от смерти и покрыет множество грехов» (Иак. 5, 19–20). Вот как все свидетельства Писания убеждают нас, чтобы мы испытывали самих себя, дабы, прилежа деланию добродетели, не питали злобы или гнева против ближнего, что погубляет все труды наши; и Господь наш Иисус Христос лишит нас Своей помощи во время нападения на нас врагов наших. Он порицает таковых, когда говорит: «Рабе лукавый, весь долг он отпустих тебе, понеже умолил мя еси. Не подобаше ли и тебе помиловати клеврета твоего… И прогневався Господь его, предаде его мучителем, дондеже воздаст весь долг свой. Тако и Отец Мой Небесный сотворит вам, аще не отпустите кийждо брату своему от сердец ваших прегрешения их» (Мф. 18, 32–35). Брат! Рассматривай себя и ежедневно испытывай сердце свое в присутствии Божием, дабы тебе знать, не живет ли в нем негодование, или ненависть на брата твоего, или оскорбление, или зависть, или уничижение ближнего. Если сердце будет заражено таковым ядом, то оно не может благоугождать Богу. Содержи в памяти сии слова Господа: «Тако Отец Мой Небесный сотворит вам, аще не отпустите кийждо брату своему от сердец ваших прегрешения их».
    15. Итак, кто страшится впасть в геенну, изгоняет из сердца своего всякую злобу. Брат! Внимай сердцу твоему и бодрствуй. Ибо враги наши весьма коварны и никогда не спят. Знай, что человек не может делать добра, доколе делает зло; однако может под видом добра делать зло. Посему Господь увещевает нас к бдительности: «Узкая врата, и тесный путь, вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают его. Пространная врата и широкий путь, вводяй в пагубу, и мнози суть входящии им. Внемлите же от лживых пророк, иже приходят к вам во одеждах овчих, внутрь же суть волцы хищницы: от плод их познаете их» (Мф.7, 14, 13, 15–16). Какие же плоды их? Всякого рода грехи, в кои они стараются нас ввергнуть. Однако сии лжепророки не могут обольстить тех, которые любят Бога от всего сердца. «Кто ны разлучит, — говорит Апостол, — от любве Божия; скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч. Известихся бо, яко ни смерть ни живот, ни Ангели, ни начала, ниже силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина тварь кая возможет нас разлучити от любве Божия, яже о Христе Иисусе Господе нашем» (Рим. 8, 35, 38–39). Брат! Приметь, что нет ничего в мире, что могло бы отлучить от любви Божией тех, которые любят Бога от всего сердца. Итак, внимая себе, чтобы не отлучило тебя от любви Его нечто наносящее вред: золото ли, или серебро, или домы, или сластолюбие, или ненависть, или поношение, или язвительное слово, или какой-либо иной яд змия, которым он отравляет сердце наше. Не будем предаваться смущению, но лучше будем обращать взор наш к тому медному змию, который сделан Моисеем, по слову Господню. Ибо Моисей, повесив на древе сего медного змия, поставил его на вершине горы, чтобы всякий ужаленный змеями тотчас, взирая на него, исцелялся. Оный медный змей был прообразованием Господа нашего Иисуса Христа. Поелику Адам послушался врага, то сделался врагом Богу. Господь же наш Иисус Христос соделался по всему совершенным человеком, кроме греха, подобный Адаму ради нас. Далее, оный медный змей хотя и подобен был тому, кто был врагом Божиим, однако он не имеет ни помысла нечистого, ни яда, ни злобы, не пресмыкается, не шипит и не имеет дыхания вредного. Образ сей воспринял на Себя Господь наш Иисус Христос с той целью, чтобы истребить тот яд, который Адам испил из уст змия-диавола. Посему естество, которое было повреждено, восстановлено в первобытное состояние. И рече к Моисею Господь: что сие есть в руце твоей; он же рече: жезл. И рече: поверзи его на землю. И верже и на землю, и бысть змий: и отбеже Моисей от него. И рече Господь к Моисею: простри руку, и ими за хвост. Простер убо руку, взя за хвост, и бысть жезл в руце его (Исх. 4, 2–4). И сказал Господь: возьми жезл, который обращался в змия и, в присутствии Фараона, ударь им по реке Египетской, и вода ее превратится в кровь. И опять, взяв тот же жезл, ударь по Черному морю, и расступится вода его. Также сим жезлом ударь в камень, и истечет из него вода (Исх. 7, 19; 14, 16. Чис.20, 8).
    16. Смотри, каким образом следующий стопам Господа нашего Иисуса Христа, прежде быв змеею и врагом, превращается в жезл, и никакой враг не может сопротивляться ему. Велико сие таинство! И потому если змей изольет в нас яд свой, то мы обратим взоры наши к Распятому на кресте, Который все сие претерпел нас ради, но не изменился, не разгневался на тех, которые наносили Ему столько бесчестья и поношения, ничего не отвечал, но пребывал неподвижным по подобию оного медного змия. Почему если будем испрашивать у Него помощи, то пребудем неврежденными от угрызений невидимых змей. Сила и помощь наша заключается в Нем, как Сам Он свидетельствует. «И якоже Моисей вознесе змию в пустыни, тако подобает вознестися Сыну человеческому, да всяк веруяй в Он не погибнет, но имать живот вечный» (Ин.3,14–15). Говорит: да всяк веруяй в Он, ибо необходимо, чтобы мы приступали к Нему с верою. Ибо и медный змей исцелял уязвленных только тогда, когда они на него взирали. Многие же, по неверию, вознерадев о повелении слова Божия, умирали, будучи ужалены змеями, как свидетельствует Апостол: ни да искушаим Христа, якоже нецыи от них искусиша и от змий погибоша (1 Кор. 10, 9) Брат! Знай, что доселе живут змеи в сердцах тех, которые хотят искушать Господа Иисуса. Кто же эти искушающие? Без сомнения, это те, кои вопрошают о Его заповедях, но не хотят исполнять оных, как сказано в Писании: «И вопроси един от них законоучитель, искушая Его и глаголя: учителю, кая заповедь больши есть в законе; Иисус же рече ему: возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею… и искренняго твоего яко сам себе; в сию обою заповедию весь закон и пророцы висят» (Мф. 22, 35–40). Видишь ли, что те называются искусителями, кои вопрошают (о заповедях) и не исполняют? Они не хотят веровать медному змею, который может их уврачевать от смертоносного угрызения невидимого змея.
    17. Итак, утверждай сердце свое и не говори: «Как я могу соблюдать Его заповеди, будучи человеком грешным?» Ибо кто оставит грехи свои и обратится к Богу чрез покаяние, тот возрождается. «Якоже облекохомся, — говорит Апостол, — во образ перстнаго, да облечемся и во образ небеснаго» (1 Кор. 15, 49). Бог дал человеку власть, как видишь, изменяться чрез покаяние и соделываться посредством оного совершенно новым. Младенец, пока находится в лоне матери, бывает охраняем ею от всякого зла. Если он заплачет, мать подает ему сосец свой; слегка ударяет его по щекам, чтобы он сосал молоко со страхом и не был упрям. Плачущего утешает, обнимает, целует, изъявляет любовь и согревает как свое сердце и утробу, подавая ему сосец свой. Если покажут младенцу золото, или серебро, или драгоценные камни, или какую-либо другую вещь, то он хотя посмотрит на оные несколько, но тотчас укрывается в недро матери и все презирает, чтобы не лишиться сосцов ее. Отец не упрекает его за то, что он ничего не делает, не идет на войну и не сражается с врагами, ибо он мал и бессилен. Хотя и имеет ноги, но не может на них твердо стоять; имеет руки, но не может действовать оружием. Терпеливо заботится о нем мать, пока он вырастет. Когда дитя несколько подрастет и случайно захочет с кем-либо побороться, то хотя и одолеет его, но отец не гневается на него; потому что дитя еще мало. Когда же оно сделается мужем, то открывается в нем сила и охота. И если он преследует врагов отца, то отец вручает ему и вверяет все дела свои как сыну. Если же после всех трудов, подъятых родителями в воспитании его, наступит голод, или моровая язва, или война и сын оставит родителей и не захочет иметь попечения о них во время старости, но вступит в содружество со врагами родителей, тогда они, забыв свою любовь (к сыну), изгоняют неблагодарного сына из дому и лишают его наследства.
    18. Итак, постараемся, брат, пребывать под щитом покаяния и сосать млеко из святых его сосцов, чтобы оно питало и согревало нас. Презрим все видимое, чтобы млеко сие имело сладость в устах наших. Покоримся игу сего обучения, чтобы оно принесло нам врачевство и исцеление. Если будем бороться с врагами нашими и они начнут нас одолевать, как детей, восплачем в объятиях покаяния, чтобы оно подвигло Отца нашего к отмщению врагам, которые нас оскорбляют. Будем отсекать волю сердца нашего и не отяготимся нашим странничеством, чтобы оно защитило и сохранило нас, как Авраама. Вверимся рукам его, как Иаков, чтобы получить благословение от Отца нашего. Отвергнем свои хотения, как Моисей, который под кровом странничества был сохранен от намеревавшихся убить его. Не презрим его, чтобы не навлечь на себя ненависти, подобно Исаву. Будем сохранять чистоту оного, чтобы оно возвысило нас на земле врагов наших. Да будет оно нашим убежищем, как скиния для Иисуса, сына Навина, который, будучи отроком, не выходил из оной. Не оставим в сердце своем места малодушию, чтобы оно не лишало нас наследия в земле обетованной. Возлюбим во всем смирение и труд, дабы мы, подобно Халеву, взошли в землю, кипящую млеком и медом. Отвергнем все преступные пожелания, чтобы не погибнуть, подобно Ахару. Возлюбим упрек совести, которая ежечасно нас возбуждает, чтобы сохранить нас во время искушения, как Раав. Не будем поблажать услаждению гортани ни в каком роде пищи, чтобы оно не погубило нас, как сынов Илии. Сохраним себя чистыми от всякой неправды, как Самуил, коего совесть не упрекала в том, чтобы он сделал какое-либо зло ближнему. Не будем иметь злой зависти к другим, дабы не быть отверженными, подобно Саулу. Будем остерегаться, подобно Давиду, не воздавать ближнему злом за зло, чтобы сие само сохранило нас от всякого зла. Будем воздерживаться от самохвальства и тщеславия, чтобы оно не удалило нас от Отца нашего, как Авессалома. Возлюбим смирение и мужество, чтобы соделаться мстителями врагов Отца нашего, подобно Соломону. Возлюбим во всем лишение, обуздывая члены наши от всех мертвых дел, чтобы стяжать сердце мужественное против врагов наших, подобно Илии Фесвитянину. Не будем сластолюбцами, чтобы не погибнуть, подобно Ахаву. Всеми силами, даже до смерти, будем стараться о том, чтобы не упустить своего святого наследия, подобно Навуфею Израильтянину. Будем послушны во всем отцам нашим по Богу, отсекая свою волю во всех случаях и покоряясь им, чтобы благословение их пребывало с нами, как с Елисеем. Не будем сребролюбивы и лживы ради человекоугодия, чтобы не постигла нас жестокая участь Гиезия. Во всех случаях возлюбим благочестивых мужей более самих себя, чтобы почило на нас благословение, как на суманитянине. Не будем рабами постыдных страстей, дабы не быть истребленными от лица Его, подобно Ахию и Седекии, кои подверглись горькой участи от царя Вавилонского. Возненавидим грех ради спасения души нашей, даже до смерти, чтобы это помогло нам в день нужды, как Сусанне. Не будем желать различных снедей, подобно тем, кои получали пищу со стола Навуходоносора. Возлюбим злострадание со всеми, чтобы возрадоваться, подобно находящимся с Азарием Не будем лукавы и коварны, как вавилоняне, роптавшие против верных служителей Божиих. Будем исполнять (молитвенное) служение свое, подобно Даниилу, не поблажая лености телесной, который лучше желал умереть, нежели оставить молитву, приносимую им ежедневно. Ибо Бог силен и сохраняет от искушений тех, которые любят Его, нечестивых же погубляет. Вера к Богу праведника претворяет диких зверей в агнцев овчих. Благословен Бог покаяния, и благословен Богом тот, кто любит покаяние и подклоняет выю Его воле, доколе по воле Божией не возродится свыше.
    19. Брат! Необходимо человеку великое тщание, рассуждение, бдительность, совершенное отсечение плотской воли и внимательное шествие по пути своему, чтобы не прельститься и не впасть в руки врагов покаяния. Кто считает себя праведным, тот отвергает покаяние. Кто осуждает грешников, тот изгоняет из себя оное. Кто презирает нерадивых, тот разрушает оное. О покаянии написано в Притчах: «Тесны стези дому ея, брашна же леностнаго не яде. Сугуба одеяния сотвори мужу своему. Бысть яко корабль куплю дея издалеча собирает себе богатство» (Притч.31,27, 22, 14). На основании сих слов рассмотрим образ покаяния. Оно, как купец, нагружающий корабль, полагает в оный не один род товаров, но все, из чего надеется приобрести прибыль. Если видит понесшего убыток, тому не подражает, но взирает на тех, кои обогатились. Всякую вещь, приносящую убыток, ненавидит, а доставляющую прибыль снискивает, пока не приобретет своей собственной. Все внимание его устремлено на то, от какой вещи получает прибыль, чтобы опять приобрести оную, и спрашивает тех, кои обогатились и не завидуют ему, за сколько всякую вещь можно продать или купить. Такова душа, которая желает предстать Богу непорочною. Она не довольствуется одним каким-либо делом, но собирает все, от чего надеется получить прибыль, отвергает же все то, от чего опасается потерпеть вред. Посему, любезный брат, соделавшись купцом Господа нашего Иисуса Христа, остерегайся тех вещей, которые душе причиняют убыток. Таковы вещи, наносящие убыток и вред: человеческая слава, гордость, самооправдание, презрение и злоречие, любостяжание, раздор, излишнее попечение о земном. Все это наносит вред купцам Иисусовым и не может быть благоугодным Господу Иисусу. Брат! Тщательно рассматривай самого себя, испытывай свои чувства, чтобы знать, которые из них приносят плод Богу, и которые покоряются греху. Не увлекаются ли глаза твои вожделением? Язык твой не склонен ли к дерзости? Не увлекается ли сердце твое человеческой славой? Не слушают ли уши твои с приятностью злоречивых? Все это причиняет уму вред. Сказано в книге Левит: «Глаголи Аарону: всех, елика аще имут порок на себе, да не принесут Господу, понеже неприятно будет вам» (Лев. 22, 18, 20). Аарон знаменует ум. Поелику враг к делам правды примешивает свою злобу, то прежде приношения повелено рассматривать дело (не имеет ли оно какого-либо порока), чтобы ум не подвергся смерти (духовной). Умереть же ему значит смежить зрение и повиноваться тем, которые желают осквернить чувства его.
    20. Таковое тщательное рассмотрение принадлежит тем, которые истинно любят Господа Иисуса и надеются на Него. Душа их соделалась невестой, украшенной всеми добродетелями. Ибо, как говорит Апостол, «мы же вси откровенным лицем славу Господню взирающе, в тойже образ преобразуемся от славы в славу, якоже от Господня Духа» (2 Кор.3, 18). «Видим убо ныне якоже зерцалом в гадании, тогда же лицем к лицу» (1Кор. 13, 12). Почему души, соделавшиеся чистыми Его невестами, рассматривают самих себя так, как в зеркале, дабы не оказалось какого-либо пятна на лице и чрез это не соделались бы неугодными Жениху своему. Ибо Он ищет дев, то есть душ целомудренных, чистых и не имеющих никакого порока, как сказано в Писании о Ревекке: «девица же бяше доброзрачна зело: дева бе, муж не позна ея» (Быт. 24, 16). И пророк говорит: «Приведутся царю девы в след ея, искренния ея приведутся тебе» (Пс.44.15). Под словом приведутся разумеется вочеловечение Господне, посредством которого приводятся к Богу люди; а слова: «искренния ея» означают прилепляющихся Ему. Возрождение Святым Крещением обновляет их от всякой ветхости; покаяние очищает их и соделывает девами чистыми, совершенно забывшими всякую ветхость (греховную). «Слыши, — говорит Псалмопевец, — дщи, и виждь, и приклони ухо твое, и забуди люди твоя и дом отца твоего; и возжелает царь доброты твоея» (Пс. 11–12). И с удивлением будут взирать на нее все Силы Небесные по причине чистоты, коею украсило ее покаяние и соделало ее единым телом с Господом, и скажут: «Кто сия восходящая… Якоже крин в тернии, тако искренняя моя посреде дщерей» (Песн.3, 6; 2, 2).
    21. Будем стараться всеми силами, чтобы мало-помалу, посредством плача, совлечься деяний ветхого человека, остерегаясь от всех дел пагубных, доколе не стяжем любви Божией, которая отымет от нас образ земной и водрузит в сердце нашем свой святой образ, чтобы мы были достойными Его и чистыми от всякого порока. «И якоже, говорит Апостол, облекохомся во образ перстнаго, да облечемся и во образ небеснаго» (1Кор.15,49). Поелику Апостол верно узнал, что нет никого без греха с того времени, как учинено преступление, и что есть покаяние, которое приводит человека к непорочной чистоте то и увещавает нас оставить деяние преслушавшего заповедь, а совершать дела Господа нашего Иисуса Христа, повинуясь святым заповедям Его. Он, по милосердию Своему, принял на Себя рабство человека, чтобы ввести его в затворенный рай, даровать ему все святые Свои добродетели и дозволить ему питаться от древа жизни которое есть разумение и соблюдение слов Его.
    Оно насаждает в душах верующих мир и тщательно блюдет их; оно заграждает слух их от всякого нечистого внушения злобного змея, приводя им на память горькое рабство, в которое мы впали за непослушание, убеждая нас всегда приносить благодарность Тому, Кто искупил нас Своею драгоценною кровью, истребив на кресте рукописание нашего рабства (Кол.2, 14), назвав их братьями и друзьями (Ин. 15, 14–15; 20,17). Когда Он по любви излил Духа Святого на учеников Своих и утешил сердца их, тогда сказал: «Восхожду ко Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему» (Ин. 20, 17). «Отче… хощу, да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною. Возлюбил еси их, якоже Мене возлюбил еси» (Ин. 17, 24, 23).
    22. Впрочем, дабы показать, что это Он говорит не о всех, но о тех, кои оставили свою волю, и повинуются Его святой воле, и отвергают от себя всякое желание мира сего, Он говорил: «Аз избрах вы от мира: сего ради ненавит вас мир, якоже от мира не суть» (Ин. 15, 19). Видишь ли, что души, которые оставили принадлежащее сему миру, удостоились соделаться невестами Господа Иисуса и пребывать в единении с Ним. Сего ради, говорит Апостол: «оставит человек отца своего и матерь и прилепится к жене своей, и будет два в плоть едину. Тайна сия велика есть: аз же глаголю во Христа и во церковь» (Еф. 5, 31–32). Тот же Апостол говорит: «Быти языком снаследником и стелесником и спричастником обетования его о Христе Иисусе, благовествованием» (Еф.3, 6). Те, которые соделались достойными быть с Ним единым телом, в таковых обитает Дух Святой, Который научает их всему и ходатайствует о них. «Не вы бо будете глаголющии, — говорит Господь, — но Дух Отца вашего глаголяй в вас» (Мф. 10,20). И Апостол говорит: «Нам же Бог открыл есть Духом Своим: Дух бо вся испытует, и глубины Божия» (1Кор. 2, 10). «Мы, говорит он, ум Христов имамы» (1Кор.2,16). Как возможно помышлять о чем-либо греховном, имея ум Христов? Брат! Уразумей сию тайну умом.
    23. Все роды животных, существующих на земле, плодятся, совокупляясь со своим родом, а не с чужим, скот ли то, или дикие звери, или ползающие, или птицы. Для того Бог и привел всех животных к Адаму, чтобы видеть их, находится ли между ними подобное ему. Но он, рассмотрев всех, не нашел ни одного из животных, которое было бы с ним одного естества. Тогда Бог, взяв одно из ребер его, сотворил ему жену: «ибо заимствовал ее от мужа ея» (Быт.2, 21–22). Таинство сие велико в тех, кои соделываются невестами Христа, потому что они бывают причастниками существа Его чрез возрождение, и принадлежат к Святому Его Телу. Так говорит Апостол: «Едино тело есмы о Христе, а по единому друг другу уди» (Рим. 12, 5). И еще: «Зане уди есмы тела Его, от плоти Его и от костей Его» (Еф. 5, 30). Видишь ли, чего он хочет, чтобы человек был подобен Ему во всем. Те, кои походят на скотов, по причине неразумия, или подражают жадности звериной, похищая друг у друга, или неистовству птиц, или ядовитости змей, тех души не могут быть невестами Христовыми, потому что они не подобны Ему делами своими. Брат! Видишь ли, каким образом Он хочет, чтобы человек был Ему подобен, не растлел ничем противоестественным, чтобы чрез сие душа могла быть Его невестой. Так из собственных действий душа познает свои помыслы. Ибо если она совершает добрые дела, то Дух Святой обитает в ней. Благие дела соделывают душу свободной от страстей. Подлинно, не может быть, чтобы Дух Святой не обитал в душе, если она точно такова. «Аще любите Мя, — говорит Господь, — заповеди Моя соблюдите, и Аз умолю Отца и Утешителя даст вам… Дух истины» (Ин. 14, 15–16). И Апостол говорит: «Или не знаете себе, яко Иисус Христос в вас есть; разве точию чим неискусни есте» (2Кор.13,5). Видишь, как не подражающий деяниям Господа бывает отвержен и не может быть Его невестою. И девы все приготовили светильники свои, но те, которые не имели добрых дел, отвергнуты Им. Невод, вверженный в море, собрал и внес в Царство Небесное добрые рыбы. Плевелы росли вместе с пшеницею, но когда наступила жатва, они связаны и брошены в огонь. Смоковницы, не приносившие плода, ввергнуты в огонь. Овцы паслись вместе с козлищами, но овцы поставлены на правую сторону, а козлища на левую. Сеятель посеял свое семя, но только то принесло плод, которое упало на добрую землю. Сребро дано было без лицеприятия, но только удвоенное принесло радость. Все званы были на брак, но не имевшего брачного одеяния приказано было ввергнуть во тьму кромешную. Все признают себя верующими, но не имеющие добрых дел извергаются вон. «Мнози бо суть звани, мало же избранных» (Мф. 22, 14).
    24. Братия! Испытаем самих себя и тщательно рассмотрим дела свои, прежде нежели нам должно будет предстать пред Господом. Не будем следовать тем, которые исполняют плотские хотения сердца своего; а постараемся собрать такое богатство, которое могли бы мы найти в оный час нужды, презрев то, что по необходимости нам должно будет здесь оставить. Обратим внимание на тех, которые с величайшей рачительностью прилежали к собранию оных телесных богатств, как они, оставив их, впали в геенну, ибо не хотели следовать стопам Господа Иисуса, чтобы соделаться достойными Его невестами. И так будем подвизаться со страхом Божиим в слезах, со стенанием и болезнованием сердечным о том, чтобы не подвергнуться такой же постыдной участи. Если восстанет на море буря, (от коей) многие корабли погибнут, а некоторые спасутся, то находящиеся на оных не говорят: «Поелику погибли они, то и мы погибнем», напротив, укрепляют друг друга не малодушествовать, и приносят мольбы Богу, чтобы быть невредимыми. Братия! Поистине великая буря свирепеет в сем житейском море. Будем поощрять себя к трудам и взывать к Господу, чтобы не погибнуть в волнах моря сего. Если не сложим с себя бремени греховного и не совлечемся всякой заботы бесполезной, то не возможем избегнуть потопления. Моисей не прежде воспел песнь Господу, как перешедши море и увидевши смерть тех, кои хотели удержать народ Божий в рабстве; тогда только он воскликнул: «Поим Господеви, славно бо прославися: коня и всадника вверже в море» (Исх. 15, 1).
    25. Итак, если ум сохранит душевные чувства от пожеланий плотских и отделит душу от оных столпом созерцания, тогда Бог, видя непотребство страстей, которые, делая нападение на душу, усиливаются удержать чувства ее во грехе, ниспосылает помощь уму и всех врагов его погубляет и уничтожает, если он непрестанно упражняется в сокровенном поучении о Боге, как сказано в книге Бытия: «Рече Господь к Моисею: что вопиеши ко Мне; рцы сыном Израилевым, и да путешествуют. Ты же возми жезл твой, и простри руку твою на море и расторгни» (Ис.14,15,16). Верен Бог, Который подаст и нам помощь, как и Моисею, и исхитит нас из рук врагов наших, чтобы и мы могли воспеть Ему песнь новую (говоря): «Поим Господеви: славно бо прославися». Впрочем, каким образом возможем воспеть оную песнь, если мы повинуемся врагам нашим и самопроизвольно возвращаемся в Египет, вожделевая прежней пищи и вопия к Аарону: «Сотвори нам боги, иже пойдут пред нами, и введут нас обратно в Египет» (Исх. 32, 1). «Душа наша негодует о хлебе сем духовном» (Чис. 21, 5). Силен Бог послать к нам Моисея, который истребит слитого тельца, коим мы подвигнули Бога на гнев. Может, Бог, ущедривший нас дарованием покаяния, опять обратит нас к Себе и укрепит Моисея, чтобы он молился за нас и говорил: «Аще убо оставиши им грех их, остави: аще ли же ни, изглади мя из книги живота» (Исх. 32, 32). Он воздвигает нам руководителя, подобного Иисусу Навину, в то время, когда нужно истребить сем языков, чтобы ввести нас в землю обетованную и чтобы наш Израиль получил наследие и обитал в оном, наслаждаясь полным блаженством во веки веков. Аминь. Его Самого Господа нашего Иисуса Христа сила, Его помощь, Его покров, Его премудрость и Его хранение; Он в нас к славе и чести Бога Отца и Святого Духа прежде век во веки веков. Аминь. Брат, если разумеешь это, то постарайся исполнить, и Господь поможет тебе в час искушения. Аминь.

    Содержание   
Слово 27. Изречения блаженного аввф Исаии, которые слышал от него авва Петр, ученик его, и вписал в книгу



    1. Отец мой говаривал: «Будь мужествен в исправлении того, что требует исправления. Только чистая душа изливает искренние молитвы к Богу. Страх Божий и утеснение удобно испрашивают прощения во грехах. Тщетны молитвы человека, желающего мщения. Не желай разузнавать о делах и совещаниях времени сего и не передавай спрашивающему тебя об оных. Внимай тем внушениям, которые внутри тебя, и моли Бога, чтобы научил тебя, которого из них ты должен послушать. Остерегайся иметь одно в устах, а другое в сердце. Кто повергается пред Богом с покорностью и со смирением внимает заповедям Его, тот приобретает любовь к Богу и ближнему; любовь же сия изгоняет страсти и смущения. Кто предался безмолвию и молчанию, тот должен ежечасно рассматривать себя, избежал ли он врагов, имеющих сретить нас на воздухе, и освободился ли от них. Ибо доколе человек подлежит их рабству, дотоле он не свободен от них и потому должен подвизаться, пока не испросит милости у Бога. Кого сердце обличает, тот еще далек от милости Божией». На вопрос мой авва Исаия отвечал: «Если хочешь последовать Господу нашему Иисусу Христу, то соблюдай слово Его. Если ты хочешь с Ним распять ветхого человека, то должен удаляться того, что отвлекает тебя от креста, приучай себя равнодушно переносить уничижение, любить оскорбляющих тебя, смирять себя пред всеми, господствовать над своими пожеланиями, хранить молчание и никого не осуждать в сердце твоем. Кто любит безмолвие и молчание, тот должен иметь страх в чаянии явления Божия. Нет страха Божия в том человеке, который повинуется греху, и таковой еще не удостоился получить милость Божию (т. е. прощения грехов).
    2 Худо то, если мы в устах имеем правду, а в сердце — нечистоту и злобу. Если кто не потрудится, даже до смерти, представить тело свое таковым, каково было у возлюбленного Иисуса, тот не возможет сретить Его с радостью и не освобождается от горького рабства. Объясняя это, он взывал: «Горе, горе, горе мне! Чему подверглась душа моя! В какой чистоте она была создана! В каком рабстве ныне находится и какой суетой она опуталась!» Еще говорил: «Умоляю тебя, не давай послабления сердцу своему, доколе ты находишься в теле. Как земледелец дотоле почитает ненадежными плоды своего поля, доколе не соберет оных в житницу, так и ты, «дондеже дыхание мое есть и Дух Божий сущий в ноздрех» (Иов. 27, 3) имеешь, не должен послаблять сердцу своему, потому что находишься в неизвестности, какие соберешь плоды. Так, человек не может знать даже до последнего своего издыхания, какая страсть на него восстанет; посему не должен он оставлять сердца своего в небрежении, доколе дышит, но тщательно испрашивать помощи и милости Божией». Спросил я у него, что есть смирение и как оно приобретается. Он отвечал, что смирение состоит в том, чтобы иметь послушание, отсекать собственную волю, чтобы удручать себя подвигами, возлюбить чистоту сердечную, охотно переносить оскорбления и обид от ближнего. Он говорил, что блажен, кто облекся в нового человека, прежде нежели он удостоился сретить Христа, ибо Апостол говорит: «Яко плоть и кровь Царствия Божия наследити не могут» (1 Кор. 15, 50). Еще говорит: «Идеже бо в вас зависти и рвения и распри, не плотстии ли есте и по человеку ходите» (1 Кор. 3, 3). Еще говорил авва Исаия: оттого угнетают нас враги наши, что мы не познали своих немощей как должно и не возлюбили плача в разуме, ибо оный открыл бы нам грехи наши, которые если бы были нам совершенно известны, то почитали бы себя худшими блудниц. Сии явно грешат, потому что не знают Бога, а мы, которые почитаем себя знающими Бога, не перестаем служить греху. Кто переносит укоризну и отсекает волю свою пред ближним, с тем, чтобы Бог не предал его врагу, тот сим самым показывает, что он наемник. Ибо если бы он (чистосердечно) повергался к стопам Господа Иисуса, то старался бы отвергать собственную волю для того, чтобы не отлучиться от возлюбленного Господа своего. Кто следует своей воле, тот не имеет мира даже с благочестивыми людьми: ибо в сердце его обитают нетерпение, гнев и ссорливость. Кто говорит, что за важное дело, если он это скажет или услышит, тот подобен слепому, который ни внутри, ни вне не видит света. Уразумей это от сего (видимого) солнца, что малый облак, приблизившись, закрывает лучи солнца и теплоту. Это не всем открыто, разве тем, которые имеют разум. Кто тщательно рассматривает грехи свои, тот не будет говорить с кем либо о бесполезном.
    3. Возненавидь все мирское и самый покой телесный, ибо они отвлекают тебя от любви Божией. Кто имеет врага, тот сражается с ним; так и мы должны сражаться с нашим телом, не попуская ему предаваться праздности или покою. Любящий Бога должен рассматривать свои помыслы, плотские ли они или нет? Ибо доколе кто порабощается плотскими заботами, дотоле не может назваться чистым девственником Божиим. Я спросил его, что значит евангельская молитва: да святится имя Твое. Он сказал, что это относится к совершенным, ибо имя Божие не может в нас святиться, когда мы повинуемся страстям. Он повторял изречение древних отцов: отречение от мира есть бегство от тела и размышление о смерти. Еще говорил: где нет мира с ближним, там нет Бога. Кто видит грехи свои, тот видит и мир. Не место истребляет грехи, но смирение. Давид, впавший в преступление прелюбодеяния и убийства, ничего лучше не находил принести в жертву Богу за грех, как только сказанное им: жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50, 19). Нетерпеливость и порицание ближнего смущают ум и не допускают ему видеть свет Божий. Во-первых, всеми силами избегай сих трех страстей: любостяжания, честолюбия и лености, которые, если возобладают душою, то низлагают ее и препятствуют ей преуспевать во благом. Пребывая в келлии, если придет тебе помысл осудить брата, то суди его из рассматривания грехов твоих, считая грехи свои гораздо большими и многочисленными его грехов; а те дела, кои находишь в себе добрыми, не считай их благоприятными Богу. Здравые члены тела заботятся о немощнейших, и доколе не возвратится им здравие, служат им по необходимости, коею с ними соединены. Жестокосердый при оскорблении ближнего говорит, что он нисколько в этом не виноват; а смиренномудрый, слыша порицание брата, возлагает вину на себя. Гордый в сердце своем думает, что он мудр и никогда не оскорблял никого. Тот, в ком есть страх Божий, заботится о том, чтобы не нашлось в нем недостатка в какой-либо добродетели. Если пребываешь в келлии и в молчании изливаешь молитвы твои пред Богом, а между тем сердце твое преклоняется к чему-либо не богоугодному и ты думаешь, что это не есть грех, а только одни помыслы, то знай, что молитвы твои, совершаемые в молчании, не истинны. Если ты веришь, что молитвы сердечные приемлются Богом, то заключай из сего, что и простое сердечное помышление со злобою вменяется тебе в грех пред Богом.
    4. Кто не находит помощи во время брани, тот не может надеяться на приобретение мира. Напрасно учит тот, у кого дела не соответствуют учению. Он говорил о причащении Святых Таин: «Увы мне! Увы мне! Если я сообщаюсь со врагами Божиими, то какое могу иметь общение с Богом? Не в суд ли и осуждение причащаюся? Ибо пред сим произносятся слова: Святая святым» Если я свят, то почему же во мне действует злое?» Когда я спросил его, что есть страх Божий, он отвечал,а что нет страха Божия в том, кто повинуется чему-либо неугодному Богу. Еще я его спросил, кого должно почитать рабом Божиим. Он сказал: тот не может почитаться рабом Божиим, кто работает страстям, но он раб того, кто им обладает. «Горе мне! Горе мне!, — говорил он, — потому что я не позаботился соделаться чистым и святым, дабы мог получить милость Божию. Увы мне, несчастному! Я не подвизался победить врагов своих, чтобы мне царствовать со Христом. Горе мне, бедному, ибо именем Твоим называюсь, Господи, а служу врагам Твоим. Увы! Увы! Услаждаюсь тем, чем гнушается Царь мой, и потому Он не исцеляет меня». Когда я посетил его (говорит авва Петр), и нашел страждущего от сильной болезни, и сожалел о его страдании, то он сказал мне: «Столько удрученный болезнью, я едва могу содержать в памяти оное грозное время; если бы тело мое было здраво, то память об оном (времени) совершенно была бы для меня чужда. Ибо когда тело бывает здраво, то оно наклоннее бывает к возбуждению враждебных действий против Бога. Дерево, ежедневно напаяемое влагою, не иссыхает, но приносит плод. Скорби служат нам пособием к сохранению заповедей БожиихГоре мне! Горе мне! Ибо имею пред собою обвинителей. Как могу сретить Господа моего и святых Его, когда враги мои не оставили у меня ни одного члена, который был бы не осквернен?» Я спросил его, что необходимо для человека безмолвствующего. Он отвечал, что три вещи ему необходимы: постоянный страх, непрестанная молитва и всегдашняя бдительность над сердцем. Человек, посвятивший себя безмолвию и молчанию, должен остерегаться, чтобы не слушать бесполезных слов, ибо оные погубляют труды его. Он рассказывал, что авва Серапион, будучи спрошен некоторым старцем, каким он себя находит, отвечал: «Мне кажется, что я подобен человеку, находящемуся на сторожевой башне, который движением руки показывает приближающимся, чтобы они не подходили к нему». И старец, спрашивавший его, сказал: «А мне кажется, что я подобен человеку, построившему крепость и укрепившему оную железными запорами так, что если кто постучится, то я не слышу его, не знаю его, кто он, или откуда идет, или чего желает, не отворяю ему, пока он удалится». Еще говорил авва Исаия: если кто ищет Господа с болезнованием сердца, внимает себе, не опутывается оковами мирскими и хранит свое сердце, чтобы оно могло предстать пред судилищем Божиим беспорочно, тому Бог внимает и слушает.

    Содержание   
Слово 28. На слова: «Внемли себе» (Товит. 4, 12)



    1. Прилежно внимай себе, и се великим благоговением размышляй о том, что Господь наш Иисусе Христос, будучи Бог, и имея неизреченную славу и величие, соделался человеком ради нас, и «оставил нам образ, да последуем стопам Его» (1 Петр. 2. 21). Ибо «зрак раба приим, смирил Себе» (Филип.2,7, 8), крайним, невыразимым образом, обнищал, претерпел от многих поношения и укоризны, и как сказано: «яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим его безгласен, тако не отверзает уст Своих. Во смиренш суд Его взятся» (Иса.53,7,8), и Он подвергся за нас поноснейшей смерти. Почему и мы ради Его заповеди, и за свои грехи, должны терпеливо и равнодушно переносить, если кто справедливо, или несправедливо оскорбит нас, или нанесет бесчестье. Если кто преследует нас даже до смерти, будем вести себя, как агнцы, ведомые на заколение, не сопротивляясь, не пререкая; напротив в молчании и со смиреньем будем молиться за врагов наших.
    2. Тщательно внимай себе, и почитай великим приобретеньем и спасеньем души твоей то, если ты терпеливо перенесешь ради Господа поношение, бесчестие и огорчение. Помышляй о том, что ты заслуживаешь гораздо тягчайшего наказания за грехи свои. Считай то благодеяньем, что ты удостоился пострадать ради Бога, дабы из числа многих скорбей и поношений Господа твоего, ты, хотя некоторым образом, мог подражать самым унизительным поношеньям, и жесточайшим мученьями Его.—И всякий раз, когда вспомнишь об оскорбляющих и преследующих тебя, не жалуйся на них, но лучше помолись о них Богу, как о виновниках величайших для тебя благ.
    3. Прилежно внимай себе, чтобы ты удалялся желания власти, чести, славы и похвалы, как язвы, смерти и погибели душевной, и как вечной муки. Блюдись думать о себе, что значишь что-либо, или имеешь какую-либо добродетель,—или лучше других, или даже им равен. Совершенно отсекай всякое малое похотение и пожелание плоти. Ни с одним человеком, без крайней нужды, не дозволяй себе свободного обращения, не касайся до чужого тела; ничего, даже самомалейшего не употребляй из пищи, прежде определенного времени, дабы от малых непристойных поступков постепенно не дойти до самых тяжких преступлений.
    4. Прилежно внимай себе, чтобы ты искренне и от души считал себя непотребнейшим из всех христиан, и величайшим грешником, и чтобы душа твоя всегда была смиренна, и пребывала в плаче, и стенании. Всегда молчи, как недостойный и не опытный, и никогда не произноси слов без нужды.
    5. Прилежно внимай себе, и имей всегда пред очами вечный оный огнь, бесконечные муки, и страждущих там грешников, и считай себя более в числе сих, нежели в числе живых.
    6. Прилежно внимай себе, и помышляй, что Господь наш Иисус Христос за нас умер и воскрес, и искупил нас Своею кровью, чтобы ты более жил не для себя самого, но для Господа, «умершего за нас и воскресшего» (2Кор. 5, 15). Итак, представляй себе, что ты всегда находишься пред очами Его, и блюди свое сердце.
    7. Внимай себе прилежно, чтобы всегда с полною готовностью и верою повиноваться воле Бога и Господа нашего Иисуса Христа, хотя бы предлежала жизнь, или смерть, или какая скорбь. Всегда ожидай каких-либо великих и страшных искушений, скорбей, бедствий и смерти, чтобы он не постигли тебя неготовым.
    8. Прилежно внимай себе, чтобы не помышлять ни о каком дел, противном воле Божьей; потому что Бог вездеприсущ. Во всех даже самомалейших делах, т. е. желаешь ли ты сказать что, или сделать, или вступить с кем в какое либо общение, или вкусить пищи, или питья, или уснуть, или что другое сделать; прежде всего рассмотри, согласно ли то с волею Божьею, и взвесь побуждающую к тому причину, и таким образом приступай к оному, чтобы дело твое было по Богу; и тогда будешь иметь великое дерзновение пред Ним.
    9. Тщательно внимай себе, что если кто огорчит тебя в чем либо, (и вследствие сего) будешь раздражаться скорбью, или негодованьем на него, то (в это время) молчи, чтобы не сказать чего либо неприличного, доколе сердце твое не успокоится, и тогда то с кротостью объяснись и примирись с братом. Если будет нужда обличить в чем либо брата, и ты увидишь себя подвигшимся на гнев, и не владеющим собою, то отнюдь ничего не говори, дабы тебе еще более не смутиться; но когда приметишь, что и ты и он находитесь в кротком и мирном устроении, тогда говори не с укором или обличением, но со всяким смирением объясни дело.
    10. Тщательно внимай себе, чтобы не сомневаться в том, что ежедневно предстоит тебе какое либо искушенье, или со стороны смерти, или скорби, или какого либо великого бедствия. И если что из оных постигнет тебя, переноси все это мужественно и без смущенья, помышляя, что «многими скорбьми подобаешь нам вниши в царствие Божие» (Деян.14, 22).
    11. Тщательно внимай себе, чтобы ни в каком деле, или слове, или помышлении не искать своей воли, или покоя, но воли Божьей, хотя бы это дело требовало великого труда: ибо таким образом достигается царствие небесное. Итак, предпочитай ее (Божью волю) всякой мудрости человеческой, и признавай оную полезнейшею всех человеческих разумений: ибо заповедь Божья —есть жизнь вечная.— «Взыскающии Господа не лишатся всякого блага» (Псал. 33, 11).
    12. Бдительно внимай себе, чтобы представляя себя всегда пред Богом, ничего не ожидать тебе ни от кого, но во всем с верою надеяться на Него единого. Если ты имеешь нужду в какой либо вещи,—то моли Бога, чтобы Он тебе даровал оную, если Ему будет угодно. Все, что имеешь, считай полученным не от других людей, но от Бога, и Ему воздавай благодарность. Хотя бы ты имел в чем либо крайний недостаток, не надейся на людей, не скорби, не ропщи ни на кого, но переноси благодушно, и несмущенно, так помышляя в себе: хотя я за грехи свои заслуживаю многих бедствий, однако Бог, если восхощет, можете меня помиловать и даровать мне все необходимое. Если ты будешь иметь такое расположение духа, то Бог пошлет тебе все потребное.
    13. Осторожно внимай себе, чтобы отнюдь тебе ничего не принимать, не уверясь, что это, как приобретенное правдою, даруется тебе от Бога. Таковое даяние принимай с миром; а о чем узнаешь, что оно приобретено неправдою или насилием, или обманом, или притворством, то отринь и отвергни. «Лучше частица малая со страхом Господним, нежели сокровища велия без боязни» (Притч. 15, 16).
    14. Бдительно внимай себе, чтобы со всяким тщанием хранить молчание, при коем с помощью Божией, удобнее ты можешь подвизаться и преуспевать в добродетели.—Если же откроется потребность говорить, рассмотри прежде в себе: уважительна ли эта потребность; когда найдешь, что полезнее говорить, нежели молчать, тогда отверзи уста свои со страхом Божиим и трепетом, и с поникшею головою произноси слова скромно и почтительно. Если с кем либо беседуешь, ради любви поговори немного, и скорее замолчи. Если будешь спрошен, отвечай столько, сколько потребует необходимость, а не более.
    15. Бдительно внимай себе: чтобы сколько воздерживаешься от блуда, столько же обуздывай пожелание очей, слуха, языка и осязания. Очи твои устремляй только на рукоделье твое, а не на посторонние предметы, разве потребует сего благословная нужда. Особенно остерегайся взирать на женщин, или красивых мужчин, без крайней необходимости. Не слушай, что говорят о других. Уста твои без нужды отнюдь ничего не должны произносить.—Брат! если эти наставления ты найдешь полезными, то постарайся исполнить их самым делом, дабы Бог помог тебе и защитил тебя в час искушения. Аминь.

    Содержание   
Слово 29. Его рыдания



    1. Горе нам, предавшимся сластолюбию в сем кратком поприще жизни. Чтобы удовлетворить законопреступной и кратковременной похоти плотской, соделываем себя недостойными сладостнейшего созерцания славы Божьей! Горе нам, яко «тление нетления не наследствует» (1.Кор. 15, 50). И мы, презрев нетление, с безумным неистовством стремимся за тлением. Горе нам, что мы плоть свою, имеющую обратиться в прах и пищу червей, питаем в грехах, не боясь ни огня, в коем будем вечно мучиться, ни червя, никогда не усыпающего. Горе нам, что люди благочестивые почитают и лобызают тело наше, оскверненное нечистотами; между тем как мы «гробы повапленные», и смердим грехом смертоносным! Горе нам, что мы неумеренностью и приятными яствами умножаем в себе семя похоти, и посему возбуждаемся к преступному смешению телесному. Горе нам, что мы не умеем предпочитать тленное нетленному, и презираем Божественную и страшную правду. Горе нам, что мы ленивы и медленны к добру, готовы же и скоры ко злу.—Горе нам, что тело наше, назначенное для вечного света, мы привели к вечной тьме. Горе нам, что Сын человеческий, соделавшийся ради нас человеком, Который есть одной и той же сущности с Богом Отцем, не имеет у нас «где главы подклонить» (Матф. 8, 20); между тем, как лисицы, т. е. лукавые и нечистые духи, устроили в нас свои обиталища.—Горе нам: ибо люди правые сердцем представят пред Судью и души чистые и тела святые, без всякого порока; а мы, имея порочный души и нечистые тела, услышим изречение, подвергающее нас вечной казни.
    2. Горе нам, что мы, будучи исполнены бесчестных и срамных дел, просим чести и славы святых.—Горе нам, что будучи повинны и подвержены многим грехам, мы обращаемся посреди святых и непорочных, как чистые и свободные от греха. Горе нам! будучи исполнены согрешений, мы учим и наставляем тех, кои гораздо лучше нас и превосходят нас. Горе нам, что имея бревно в своем глазе, мы проницательно усматриваем малейшие сучки согрешений братьев наших, и с гневом стремимся исторгнуть оные, как будто в нас нет ничего, требующего поправления. Горе нам! ибо мы возлагаем на братьев наших бремена тяжкие и неудобоносимые, тогда как сами, как бы немощнейшие телом не хотим прикоснуться к оным ниже «перстом». Горе нам, что мы, будучи чужды делания Божественного и монашеского, не стыдимся учить других совершению обязанностей и добродетели. Горе нам, что мы не только забываем прежние грехи, но даже не заботимся истребить настоящие, вновь соделываемые, и не омываем оных слезами. Горе нам! положив помощью Божьею и благодатью основание благого жительства, ныне на сем основании воздвигаем жительство плотское. Горе нам! мы столько уклоняемся в скверные помыслы, что те грехи, кои мы оставили, опять возобновляем их в памяти своей. Горе нам, что мы, употребляя пищу и питье, не предусматриваем, что от излишества их воздвигается в нас брань.— Горе нам! ибо дьявол, всевая в нас помыслы блуда, находить нас готовыми принимать такие мысли, и сим нас уязвляет. Горе нам, что мы вознерадели о Божественных молитвах и о поучении в святых Писаниях, и проводим дни наши в прааднословии и пустых занятиях. Горе нам! ибо столько ослеплены сердца наши, что мы предаемся лености и праздности, тогда как должны бы были прилежать оплакиванию грехов своих. Горе нам! Бог говорит: «душа, яже согрешит, та умрет» (Иезек. 18, 4); а мы не имеем никакого попечения о душе, беспрестанно согрешающей.
    3. Горе нам, что мы тело свое, склонное ко грехам, к нечистым вожделеньям возбуждаем множеством пищи и наслаждениями, допускаем в сердце стрелы нечистого врага посредством очей и скверных помыслов, соделываемся конями неистовыми от прикосновения к чужим телам, и не обращаем никакого внимания на достоинство разумной души нашей, не помним и не страшимся вечной муки. Горе нам, что мы к болезням и недугам телесным довольно внимательны; к болезням и язвам душевным, самым тягчайшим, бесчувственны. Горе нам: ибо главнейшая часть человека, душа, покоряется плоти, которая есть оной раба; часть худшая повелевает лучшею, вместо того, чтобы обоим им согласно служить Творцу своему Богу. Горе нам, что грехи умножаются в нас от злых и нечистых помыслов, а мы не внимаем, что это удаляет нас от Бога и подвергает нападению злобных духов. Горе нам, что мы так несмысленны и неразумны, что домогаемся почестей святых мужей, между тем не хотим подражать делам их. Горе нам, что мы в исполнении Божественных заповедей не оказываем ни страха рабов, ни тщания наемников, ни любви сынов. Горе нам, что мы стараемся и словом и делом снискать благосклонность людей, а нерадим о правде и справедливости. Горе нам, что мы, когда грешим, то стыдимся упрека людей, а о вечном стыде, имеющем постигнуть нас, нисколько нерадим. Горе нам, что мы происшедши от бедных и незнатных родителей, не познаем самих себя; и давши Бога ради обет любить нищету и бесчестье, усиливаемся войти в число людей знатных и богатых. Горе нам, что в мирской жизни, будучи угнетаемы бедностью, хранили умеренность, а ныне, быв позваны к воздержанью, с величайшим усилием ищем насыщения чрева и покоя телу. Горе нам, что боящихся Бога охраняют Ангелы; а тех, кои удаляются от Бога и нерадят о Его заповедях, окружают демоны. Зная это (к сожалению нашему) мы присоединяем себя к обществу демонскому. Горе нам, что мы стараемся угождать богатым и сильным, а бедных и с покорностью приходящих к нам отвращаемся, как толпы докучливой.
    4. Горе нам, что мы судим о людях не по добродетели, но по своему пристрастному мнению. Горе нам, что мы определяем праведное и благое, рассуждаем об оном, и учим; но весьма далеко отстоим от дел праведных и благих. Горе нам, что мы очищаем землю от репейников, терния и прочего зловредного для плодов, а пренебрегаем очищать душу свою страхом Божиим от лукавых и нечистых помыслов, кои губят и истребляют в нас святые плоды добродетелей. Горе нам, что мы предаемся такой и столь долговременной заботе для приобретения чего-либо тленного на земли, на которой мы пришельцы и странники, а не прилагаем (ни малейшего) старания о том, что необходимо для нас при переходе в вечность. Горе нам, что мы, долженствующие дать отчет пред грозным Судьею о всяком деле, о всяком слове праздном, наконец о всех помыслах лукавых и нечистых, проводим все время жизни своей без всякого попечения о сем, как будто ни в чем неповинные, и не подлежащие никакому ответу. Горе нам, что мы не только совершили много нечистого и непотребного, но даже по своему неверию отвергли и презрели обетования Божия. Горе нам, что мы, будучи объяты безрассудным пристрастием к тленному, хотя бы и могли наследовать нетление, живя по учению Евангелия, однако, недугуя привязанностью к земным предметам, лишаемся благ вечных и нетленных. Горе нам, что мы, имея возможность победить всякое сластолюбие, но по самоугодию побеждаемся страстями нашими. Горе нам, что мы стыдимся грешить в присутствии людей, но не трепещем, поступая нечестиво и согрешая пред очами Бога, который зрит сокровенное. Горе нам, что мы не растворяем слов наших солью Божественною, но безрассудно произносим слова неполезные чуждые всякого благоговения. Горе нам, что с людьми беседуем с ласкательством, лестно и лицемерием, и не боимся за сие осуждения. Горе нам, что сонливость и беспечность лишают нас сокрушенья сердечного. Горе нам, что мы хотя и оставили мир, но страстями нашими превосходим людей, живущих в мире. Горе нам, что сами, имея нужду в великом исправлении, весьма жестоко нападаем на тех, кои побеждаются самыми маловажными погрешностями.
    5. Горе нам, если Господь потребует нас на суд, прежде нежели мы покаемся. Горе нам, что мы не обращаем вниманья на смрад, исходящий из чрева нашего, и потому побеждаемся сластолюбием и гордостью. Горе нам, что мы беспрестанно оскверняем души наши нечистыми помыслами, а между тем желаем, чтобы почитали нас и называли святыми. Горе нам, что мы, предавшись суетным вещам, забыли о борьбе со страстями. Горе нам, что мы здесь без страха предаемся грехам, забывая что нас ожидает огнь вечный, тьма кромешная, червь неусыпающий, плач и скрежет зубов, вечный позор пред Ангелами и всеми тварями. Горе нам, что в сей юдоли изгнания и странничества гоняемся за забавами, достойными ненависти, забываем о наслаждениях райских, презирая царство небесное. Горе нам, что, по причине жестокосердия, мы уподобляемся юродивым девам тем, что не заботимся купить елея, коим бы освящались светильники наши, т. е. не оказываем благотворения ближнему. Горе нам, что днем и ночью возносим молитвы ко Христу, говоря: «Господи, Господи» (Матф.7, 21), и не соблюдаем того, что Он заповедал нам. Горе мне, написавшему сии рыдания и не показывающему никакого признака истинного покаяния. Горе тем, кои трудятся для пользы других, а для себя самих не употребляют трудов. Горе нам, что мы чувствуем непрестанные упреки совести нас обличающей; но не стыдимся и не страшимся суда Божия, на коем должны будем отдать отчет во всех своих поступках. Горе нам, что мы исполнены гнусных дел, при всем том услаждаемся похвалами человеческими.
    6. Горе нам, что, предавшись суетным заботам и тщеславию, мы забыли страх Божий. Горе нам, что сердце наше от попечения о суетном, грубеет и расслабевает. Горе нам, что долготерпение Божье ожидает нашего обращения; однако мы не приходим в раскаяние и не исправляемся в своих лукавых делах. Горе нам, что в настоящее время не помним грехов наших, ибо, спустя немного времени, когда душа совлечется тела, с великою горестью будем читать напечатленное в памяти нашей все то, что мы соделали или мыслями, или словами, или делами. Горе нам, коим и Апостол угрожаете сими словами: «Ядый хлеб, и пияй чашу Господню недостойне, суд себе яст и пиет, не рассуждая тела Господня» (1Кор.11, 28, 29); а мы, оскверненные нашими нечистотами, приступаем к великим и страшным Божиим Тайнам, прощая себе то, что производит в нас ночные мечтания и скверные помыслы. Ибо кто соединяется с Богом, имея нечистый помысл, нечистые очи, тело растленное, душу оскверненную; тот подвергает себя многим как телесным болезням, так и душевным недугам, и потом впадет в вечные муки и бесконечный стыд. Горе мне! пишу сие, рыдая горько, но самою вещью не приношу покаяния. Увы мне! говорю истинное, но дел добрых не делаю. Увы мне! учу доброму, а делаю худое. Горе тем, кои грешат, будучи обольщены сладостью вожделения: ибо подвергнутся неизреченной скорби и вечному позору. Горе тем, которые плачут, но не престают грешат, и потому лишают себя пользы, происходящей от плача.
    7. Горе людям, кои наносят ближнему оскорбление и бесчестие: ибо они чужды блаженства любви. Горе завистникам, ибо они соделывают себя чуждыми благости Божьей. Горе человекоугодникам: ибо они не могут угодить Богу. Горе лицеприемникам: ибо они отпали от истины Божьей. Горе гордым: ибо часть их с диаволом отступником. Горе небоящимся Бога: ибо они впадут во многие грехи, и в сей и в будущей жизни будут наказаны. Горе нам, что не можем претерпеть укушения и ужаления блох, мух, комаров и пчел; между тем не стараемся убежать от великого дракона, разверзающего ужасные челюсти свои с намерением поглотить нас, или уязвить своим смертоносным жалом; не удаляемся от него, и даже не просим (от Бога) против него помощи. Горе нам, что диавол уловляет нас сластолюбием, болезнями, нуждами и всеми кознями своими: однако, мы не хотим оставить своих пороков. Горе нам, когда многие уже столько времени отпали от церкви, и стараются ниспровергнуть Православную веру, а мы о сем не проливаем слез, не обнаруживаем никакой сердечной печали, не исправляем ни нравов, ни жизни; но, прибавляя грехи к грехам и неверие к злым делам, чрез что и приготовляем сами себе жесточайшие бесконечные мучения в геенне. Горе нам, написавшим сии рыданья! Хотя и приближается конец миру, но мы не раскаиваемся, не плачем о том, что мы соделали в юности, но во дни горестной старости умножаем бремена грехов большие и тягчайшие. Горе нам, что, не смотря на тяжкие и различные телесные болезни, мы не стыдимся грешить и питать грешные тела наши: а о том и нерадим, что несчастные наши души и тела недугуют смраднейшими грехами и преступлениями. Горе нам, долженствующим пройти сквозь огнь, клокочущий паче волн бушующего моря; прежде, нежели каждый из нас «да приимет, яже с телом содела, или блага или зла» (2Кор. 5, 10). Горе нам, что мы не помышляем об оном мрачном и невещественном огне, о вечном горьком плаче и о скрежете зубов: ибо тогда Бог, отъяв светлость у пламени, оставит в оном огне только жгущую силу и мрак, для большего наказания нечестивых и грешных.
    8. Ах! бедная душа моя! Непрерывная печаль и скорбь стесняет мое сердце; ибо зло помрачило разум, тление побеждено нетлением, ложь заступила место истины, смерть предпочитается жизни, небесное, постоянное и вечное заменено земным, тленным и скоропреходящим, гнусное и достойное ненависти сочтено более сладостным и приятным, нежели истинная любовь и благость Христа. Заблуждение изгнало из души моей истину, вместо радости заступила печаль. Я избрал позорное и бесчестное вместо истинной похвалы и славы. Я предпочел горькое сладкому, возлюбил земное, вместо царства небесного. Враг, ненавидящий всякое добро, излил мрак в сердце мое, и омрачил в уме моем свет ведения. Увы мне бедному и несчастному! ибо диавол, запутав меня в свои сети, низверг с толикой высоты. Я на пути добродетели трудился до изнеможения; но суетными оказались труды мои. Кто не восплачет о моем жребии? Кто не возрыдает о мне, иждившем время в суетных трудах? Кто не исполнится жалости о мне, потерпевшем кораблекрушение в пристанище? «Помилуйте мя, помилуйте мя, о друзи!» (Иов. 19, 21) и с сокрушенным сердцем молите благопотребного и никаким злом непобеждаемого Господа моего Иисуса Христа: может быть, подвигнутый милосердием Своим, Он очистит ум мой от непроницаемого мрака, произведенного диаволом, ненавистником всякого добра. Лишь только взгляну на то, в каком болоте пресмыкаюсь, из коего не забочусь восстать, отъемлется у меня всякая надежда, ибо время жизни моей явно сокращается. Нет болезни больше моей болезни! Нет раны подобной моей ране! Нет печали, равной печали моего сердца: «яко беззакония моя превзыдоша главу Мою» (Псал:37, 5). Язвы мои не суть язвы от меча, и умершие мои не от брани умерли; но стрелы врага вонзились в меня и уязвили моего внутреннего человека. «Углебох в тимении глубины, и несть постояния» (Псал. 68, 2). «Страх, его же ужасахся, прииде ми» (Иов. 3, 25); «покры мя сень смертная» (Псал. 43, 20). Увы мне! Рассмотри душа моя и зри, что значит все настоящее, как оно скоротечно; как быстро проходить и с какою горестью и болезнью; и сколь, напротив, горестнее оных то, что уже приближается и настоит. Душа! помысли, скольких благ и какой надежды ты лишаешься, и каким вскоре подвергнешься мучениям и наказаниям навсегда. Итак, прежде нежели помрачится свет над главою твоею, приступи со смирением к милосердью Божью, проси, умоляй Подателя вечного света, чтобы избавил тебя от всепожирающего пламени и непроницаемой тьмы. Ибо свойственно Его благоутробию отпущать грехи человекам и даровать нам прощение, хотя мы и недостойны Его милосердия, Коему слава, держава во веки веков. Аминь.

    Содержание   
Блаженного аввы Исаии монашеские правила



    Возлюбленный брат! Если ты оставил мир сей и предал себя на служение Богу, то приноси покаяние во грехах своих, и держись благого намерения, которое ты восприял. Не внимай помыслам своим, когда они будут утеснять душу твою и говорить: прежние грехи твои никак не простятся тебе. И сохраняй сии правила:
    1. Остерегайся употреблять пищу вместе с женщиною; не входи в короткое содружество с отроком, и не спи с юношею под одним покрывалом. Когда снимаешь с себя одежду, не смотри на тело свое.
    2. Если будет необходимость употребить вина, то не пей более трех умеренных чаш. Берегись нарушить сие правило ради дружества.
    3. Не совершай с небрежением молитв твоих, установленных в известные часы, дабы не впасть в руки врагов твоих. Сколько можно, более упражняй душу твою в поучении псалмов: ибо это сохранит тебя от нечистой жизни.
    4. Люби труд и скорби, чтобы освободиться от страстей твоих. Не считай себя чем-либо ни в каком деле.
    5. Храни себя от лжи, ибо она изгоняет страх Господень. Не открывай всем благих дел твоих, чтобы не похитил оных враг твой.
    6. Открывай страсти свои отцам твоим, чтобы получить помощь от их совета.
    7. Понуждай себя к рукоделию, и будет обитать в тебе страх Божий.
    8. Не осуждай брата своего, когда он грешит, и не презирай его: ибо (за сие) впадешь в руки врагов твоих.
    9. Не будь настойчив в своем слове, чтобы не вселилось в тебя зло.
    10. Люби смирение, и не полагайся на свой разум. Приучи язык твой произносить сии слова: „прости меня" и вселится в тебя смирение.
    11. Когда сидишь в келлии своей, будь попечителен о трех вещах, именно: о частой молитве, о псалмопении и о рукоделии.
    12. Всегда питай такие мысли в себе: неизвестно, пребуду ли я в этой жизни настоящий день, и исторгнешься из (челюстей) греха.
    13. Не раболепствуй насыщению чрева, чтобы не возобновились в тебе прежние грехи твои. Не скучай трудом; пребывай в псалмопении, и приидет к тебе покой от Бога.
    14. Понуждай себя приносить молитвы с плачем, и Бог умилосердится над тобою, и совлечешься ветхого человека.
    15. Знай, что труд, нищета, уклонение от мира, скорбь и молчание рождают смирение; смирение предохраняете от всех грехов. Смирение состоите в том, чтобы человек почитал себя грешником, а не праведником, чтобы не усиливался настаивать в своем слове, отсекал свою волю, имел взор поникший, переносил обиды и труды, ненавидел честь и покой, и говорил каждому: прости меня; от силы смирения враги обращаются в бегство.
    16. Будь постоянно печален; если же придут к тебе братья, то показывай себя пред ними веселым, чтобы обитал в тебе страх Божий.
    17. Если путешествуешь вместе с братьею, то отставай несколько от них, дабы мог ты хранить молчание; не смотри туда и сюда, но углубляйся мыслью в псалмы, и молись к Богу умом твоим. В какое место ни придешь, не обращайся с жителями оного свободно. Сохраняй скромность и имей почтение ко всем. Не простирай руки без приглашения к тому, что будет предложено пред тобою.
    18. Не покрывайся с другим одним покрывалом. Соверши прилежные молитвы, прежде нежели уснешь, хотя бы ты и утрудился от путешествия.
    19. Не допусти кого-либо, вымазать тело твое маслом, разве только в крайней нужде и изнеможении от пути.
    20. Когда сядешь за стол с братьями, не выбирай лучшую часть из снедей, и простирай руку свою только к тому, что находится пред тобою. Колена твои да будут сложены. Не смотри на другого. Не пей воды с жадностью и так, чтобы при этом происходил звук в гортани.
    21. Если необходимость понудит тебя покашлять и извергнуть мокроту в то время, когда сидишь с братьями, то отойди подалее от них, и тогда извергни оную. Не зевай при людях; и если будет понуждение к тому, то не отверзай уст твоих, и зевание скоро пройдет.
    22. Не открывай зубов твоих для смеха: ибо это показывает, что нет в человеке страха Божия.
    23. Не желай чужой вещи. Если приобретешь книгу, не украшай оной: ибо этим обнаруживается пристрастие.
    24. Если ты согрешил пред кем, не стыдись признаться в этом, не оправдывай себя ложью; признайся в своем проступке и, поклонившись, проси прощения, и простится тебе.
    25. Если кто будет укорять тебя, не гневайся на него, но скажи: „прости меня", впредь не буду".
    26. Не стыдись вопрошать твоего наставника.
    27. Если кто постучится в дверь келлии твоей в то время, когда ты занимаешься работою, оставь твое дело и постарайся успокоить пришедшего.
    28. Не говори ни с кем без нужды и не слушай ни от кого слов неполезных.
    29. Если наставник пошлет тебя куда-либо, спроси у него, как ты должен вести себя в пути, и поступай по заповеди его. Не переноси слов слышанных. Если будешь хранить зрение и слух, то не согрешишь языком твоим.
    30. Если будешь жить вместе с некоторым братом, веди себя по отношению к нему, как странник; не приказывай ему чего либо, не показывай себя пред ним старшим, не обращайся с ним со властно. Если прикажет тебе нечто такое, чего ты не хочешь,—отсеки в этом волю твою, чтобы не оскорбился он, и не нарушился между вами мир. Знай, что повинующийся есть больший.
    31. Если будешь жить с некоторым братом, и он скажете тебе, чтобы ты приготовил пищу,— спроси его: чего он желаете? Если же он предоставит это твоей воле, то приготовь пищу из находящихся у вас припасов со страхом Божьим.
    32. Когда встанешь от сна, прежде нежели коснешься до какого-либо дела, молись и поучайся в слове Божьем: потом безе лености приступай к делу.
    33. Се веселым видом встречай странника и приветствуй его, дабы взаимное свидание ваше не послужило к чему либо неполезному. По приходе его, остерегайся спрашивать его тотчас о неполезном; но попроси прежде помолиться; и когда сядет, скажи ему: любезный брат! как ты пребываешь? и предложи ему какую-либо книгу для чтения. Если он изнемог от пути, предложи ему отдохнуть, и омой ему ноги. Если же он будете рассказывать что-либо неполезное, то скажи ему с любовью: любезный брат! прости меня, я немощен, и не могу переносить сего. Если одежда его будет худа, почини оную. Если он немощен, а платье его будет грязное, то вымой оное. Если он из числа праздношатающихся, а у тебя в это время будут люди благочестивые, то не допусти его взойти к ним, но окажи ему милость, и отпусти его. Если же он беден, то не отпусти его без чего-либо, но дай ему то, что пошлет тебе Бог.
    34. Если брат положит у тебя какие-либо вещи, то ты не пересматривай оных, разве только в его присутствии.
    35. Если кто оставит тебя в келлии своей, а сам выйдет, то не попусти взору твоему рассматривать то, что в ней находится; но когда брат будет уходить, скажи ему: дай мне какое либо дело для занятия, пока ты возвратишься; и что тебе поручит, исполняй тщательно.
    36. Не совершай молитв с леностью и небрежением, ибо таким образом ты подвигнешь Бога на гнев тем, чем думаешь угодить Ему; но стой в молитве со страхом и трепетом, не восклоняясь на стену, не передвигая ног, так, чтобы стоять на одной, а другую протягивать. Сопротивляйся помыслам твоим, и не попускай им, в молитвенное время, увлекаться заботами о плотских делах, дабы молитва твоя была угодна Богу.
    37. Если ты находишься при совершении Литургии, с намерением приобщиться Святых Таин; то наблюдай за помыслами твоими и чувствами твоими, и стой пред всевышним Богом со страхом, чтобы достойно причаститься тела Христова и крови Его, и исцелить свои страсти.
    38. До самой старости не одевайся в красивое платье, и особенно в молодых летах.
    39. Если путешествуешь с старшим тебя, не иди впереди его. Если старший остановится для беседы с кем-либо, то в таком случае будь почтителен, и не садись, но стой, пока не прикажут тебе сесть.
    40. Когда придешь в город или селение, то имей взор поникший, дабы не увидеть тебе чего-либо такого, что послужить поводом к брани в келлии твоей.
    41. Не спи в том месте, где сердцу твоему предстоит греховное прельщение. Не употребляй пищи вместе с женщиною, и, если можно, не смотри даже на платье ее.
    42. Путешествуя с старцем, не попусти ему нести какую-либо ношу. Если вы будете все молодые, то пусть каждый несет какую-либо часть ноши. Если же ноша не велика, пусть каждый несет оную попеременно, и кто несет ее, пусть идет впереди, равно как и немощный, дабы в случае усталости, они могли сесть для отдохновения, тогда сядьте и вы с ними.
    43. Если вопрошаешь старца о помыслах своих, открывай оные свободно, каковы они в тебе есть, но открывай тому, в ком ты уверен, что сохранит твои тайны. Не на того обращай внимание, кто преклонных уже лет, но на того, кто украшен духовным ведением, делами и опытностью, дабы вместо пользы не получить вреда к усилению страстей твоих.
    44. Большую часть ночи старайся употреблять на молитву, дабы просветился ум твой. Внимательно рассматривая согрешения твои, прилежно молись о них пред Богом, и Он простит тебя.
    45. Если кто в присутствии твоем начнет осуждать брата своего, то хотя бы осуждаемый был и из числа тех, кои тебя порицают; однако скажи осуждающему со смирением: любезный брат! прости меня: ибо я грешен и немощен, и повинен тому, о чем ты говоришь; почему не могу сего переносить.
    46. Во время путешествий, братий твоих предпочитай во всем, и если кто из знакомых окажет тебе честь, то скажи: ради вас оказал он мне почтение, и ничего не вкушай ни у кого без собратьев твоих.
    47. Кто требует у тебя чего-либо заимообразно, не отказывай тому.
    48. Сколько можно, реже воспоминай о тех предметах, кои ты оставил из любви к Богу; а более помни смерть и суд, и что никто и ничто из оных в то (грозное) время не поможет подать тебе помощи.
    49. Сидя в келлии твоей, если вспомнишь, что кто-нибудь сделал тебе зло, то встань немедленно и помолись за него в сердце твоем, чтобы простил его Бог: ибо таким образом страсть злопамятства сама собою ослабеет, когда причина оной уничтожится (такою молитвою).
    50. Если хочешь причаститься Тела Христова, то блюлись, чтобы не было в сердце твоем гнева, или ненависти против кого; и если узнаешь, что кто-либо на тебя гневается, то прежде попроси у него прощения, как заповедал Господь наш.
    51. Если во время ночного сна ты был борим страстными и соблазнительными мечтаниями любодеяния; то остерегайся в продолжении дня возобновлять в мысли твоей сии мечтательные образы, дабы сердце твое не осквернилось услаждением оных; но повергнись пред Богом, и Он умилосердится над тобою: ибо знает немощь человеческую.
    52. Если прилежишь строжайшему посту и частой молитве, то не думай, чтобы это одно спасло тебя (от искушений); напротив веруй тому, что Бог помилует тебя, видя удручение твоего тела, и поможет твоей немощи.
    53. Если ты впал в болезнь, не унывай и не упадай духом, но приноси благодарность Богу, что Он печется о пользе души твоей.
    54. Живя (особо) в келлии своей, определи для употребления пищи известную меру и известное время, и не нарушай сего. Давай телу твоему потребное, дабы оно могло пребывать в молитвах и подвигах. Если же вне келлии твоей будет тебе предложена пища лучшая, то не употребляй оной до сытости, чтобы ты мог скорее возвратиться в келлию свою.
    55. Если демоны будут внушать тебе мысль о подвиге, которого ты не можешь понести; то не слушай их: ибо они коварно склоняют сердце человека к подвигам, превышающим силы его, дабы ввергнуть его в уныние и поругаться над ним. Все дела, внушаемые врагами, без сомнения не имеют ни меры, ни порядка.
    56. Однажды в день употребляй пищу и притом не до сытости; впрочем давай телу твоему потребное, для поддержания оного.
    57. Одну половину ночи определи на молитвенное бдение, другую же для успокоения тела. Прежде нежели ляжешь спать, часа два проводи в молитве и славословии; потом дай телу твоему успокоение. Когда почувствуешь леность в теле, в то время, как нужно встать на молитву, скажи ему: неужели ты хочешь наслаждаться покоем в кратковременной сей жизни, а потом подвергнуться вечному мучению? Не лучше ли здесь немного потрудиться, а там со святыми вечно успокоиться? Тогда немедленно отступить от тебя леность, и ощутишь помощь Божью.
    58. Когда ты воспринял монашеские обеты, то дай свободу рабу твоему; когда же и он пожелает принять монашество, не позволяй ему жить с тобою.
    59. Если пойдешь продать рукоделие, то не торгуйся о цене подобно мирским людям; также поступай и при покупки чего-либо. Знай, что скудость в вещах приближает тебя к Богу.
    60. Если брат положит у тебя какой-либо сосуд (для сбережения), и в нем ты имеешь нужду, то не касайся до него, не испросивши прежде позволения у брата.
    61. Если отправишься куда либо для своей потребности, и брат будет просить тебя купить ему нечто; то исполни прошение его; если с тобою будут другие братья, то купи в присутствии их.
    62. Если у кого возьмешь какую-либо вещь на время, то возврати оную, когда исполнишь свою потребность; не удерживай оной дотоле, пока от тебя потребуют; если оную сломаешь, то исправь. Если же что-либо дашь кому на подержание или заимообразно, и узнаешь, что брат оного не может возвратить, то не требуй обратно, особенно, когда в оной вещи не имеешь нужды.
    63. Если ты оставишь свою келлии, а после опять возвратясь, найдешь в ней живущего уже брата, то поищи себе другую келлию; остерегайся выслать из оной брата, чтобы Бог на тебя не прогневался. Если же он сам добровольно пожелает оставить оную, то ты уже не будешь виновен. Если он захочет взять что-либо из келейной принадлежности, не возбрани ему.
    64. Если захочешь выйти из келлии, то не бери с собою из ее принадлежностей, но оставь оные какому-нибудь бедному брату, и Бог пошлет тебе потребное везде, куда ты ни пойдешь.
    65. Ни о чем столько не радуются демоны, сколько о том, когда кто скрывает помыслы пред духовным своим наставником. Не считай себя подобным отцам твоим, если не подражаешь подвигам их.
    66. Храни себя от любостяжания, и от пристрастия к чему либо: ибо это губит плод монашеский.
    67. Если ты борешься с каким-либо искушением, которое тебя утомляет, то не унывай, но повергайся пред Богом, и говори: помоги мне, Господи; ибо я немощен, не могу противиться сей брани; и Он поможет тебе, если только от искреннего сердца будет исходить твоя молитва. Если ты борешься и побеждаешь,—то не тщеславься, и не надейся на себя, но будь осторожен: ибо враг готовит для тебя брань, гораздо опаснейшую первой.
    68. Если молишься Богу, не говори: Господи! отклони от меня сие, даруй мне это, но так говори: Господи Боже мой! Ты знаешь, что мне более полезно, и в сем помоги мне; не попусти, чтобы я согрешал пред Тобою, и погиб в грехах моих: ибо я немощен и грешен; не предай меня врагам моим; ибо я прибегаю к Тебе; Господи! защити меня, ибо Ты крепость моя и надежда моя, и Тебе принадлежит держава, слава, благодать, и благодарение во веки. Аминь.

    Содержание   
Аввы Исаии главы. О духовном делании и безмолвии



    1. Три добродетели всегда охраняют ум: устремление, сообразное с естеством, мужество и бодрствование без лености.
    2. Три добродетели, кои если ум узрит в себе, то с достоверностью может почесть себя достигшим бессмертия: (духовное) рассуждение, различающее многообразные виды страстей, благовременная предусмотрительность всего, твердость духа, никогда не допускающая согласиться с чуждым помыслом.
    3. Три добродетели доставляют непрестанный свет уму: незнание лукавства ни в каком человеке, перенесение всего случающегося без смущения, благотворение врагам. Сии три добродетели рождают другие три гораздо большие оных: от незнания злобы человеческой рождается любовь, перенесение без смущения всего находящегося рождает кротость, благотворение злотворящим приносит мир.
    4. Четыре добродетели, кои очищают душу: молчание, хранение заповедей, утеснение в жизни и смиренное мнение о себе.
    5. Тот же Исаия говорил: «Вижу себя подобным блуждающему коню, не имеющему господина, и первый, кто найдет его, садится на него; когда же сей отпустит его, тогда другой, нашедший его, садится на него».
    6. Блюди себя, чтобы не увлекаться тем, чем ты прежде согрешал, дабы не возобновились в тебе прежние страсти. Люби смирение, и оно покроет тебя от грехов твоих; предай сердце твое в послушание отцам твоим, и благодать Божия будет обитать в тебе; не будь напыщен гордым мнением о себе, дабы не впасть в руки врагов твоих. Приобучай язык твой произносить слова, служащие к миру, и вселится в тебя смирение. Пребывая в келлии твоей, всегда заботься о сих трех деланиях: о рукоделии, о поучении (в Св. Писаниях) и молитве. Ежедневно размышляй: «Этот день дан мне для делания в сей жизни, буду ли иметь его завтра, не знаю?» Поступая так, не согрешишь пред Богом.
    7. При употреблении пищи не порабощайся пресыщением чрева, чтобы не возобновились в тебе прежние грехи. Не предавайся унынию ни в каком труде, чтобы враг не усилил в тебе своих враждебных действий. Мужественно понуждай себя самого к (сокровенному) деланию, и скоро вселится в тебя покой Божий. Понуждай себя ко многим молитвам с плачем, дабы Бог умилосердился над тобою и совлек с тебя ветхого и греховного человека.
    8. Труд, нищета, странничество, перенесение скорбей и молчание рождают смирение; смирению же усваивается прощение всякого греха.
    9. Если же ощущаешь в себе блудную брань, то непрестанно удручай себя бдением, голодом и жаждой, смиряясь пред всеми. Если же сердце твое пленяется красотою телесной и вожделением женщины, то вспомни пагубные последствия (сей страсти) и успокоишься.
    10.Брат! Доколе пребываешь в сей жизни, не поблажай телу своему и не верь самому себе, если и увидишь себя неборимым от страстей. Ибо демоны хитро скрывают самих себя на время, и когда человек вознерадит о своем спасении, то они внезапно нападают на несчастную душу и восхищают оную, как птицу. Если успеют преодолеть ее, то ввергают оную безжалостно во всякий грех. И так будем пребывать в страхе Божием и хранить самих себя, упражняясь во всех деятельных добродетелях, могущих воспрепятствовать наглости врагов. Труды и подвиги сей кратковременной жизни не только хранят нас от согрешений, но и приготовляют душе венцы еще прежде исхода ее из тела. Если мы имеем печать Святого Крещения, то позаботимся возненавидеть грехи свои, дабы обрести милость в День Суда. Будем подвизаться, возлюбленные! Ибо время приближается. Блажен тот, кто днем и ночью имеет в душе сию заботу.
    11. Во время молитвы должно отражать от сердца приражение злого демона посредством благочестивого противоречия, дабы не оказалось в нас, что мы по-видимому беседуем устами с Богом, а сердце наше занимается зловредными помыслами. Бог не приемлет молитвы нечистой и небрежной, особенно от человека, предавшегося священному безмолвию. Ибо Писание всюду свидетельствует о том, чтобы мы хранили чувства души. Если воля монаха покорится закону Божию и сообразно сему закону будет управлять своими действиями, то все движения плотские и душевные, особенно же гнев и вожделение, покорятся разуму. Тогда человек совершает добродетель и правду, обращая вожделение к Богу и Его воле и возбуждая гнев против диавола и греха. Что же кроме сего требуется? Тайное поучение.
    12. Когда ты противостанешь враждебному нападению врагов и увидишь, что они обращаются в бегство, будучи побеждаемы тобою, то не радуйся сердцем своим, ибо злоба духов сих осталась сзади них, то есть они приуготовляют брань жесточайшую первой: поставляют ополчение в засаде, вне города, и приказывают ему пребывать там неподвижно, между тем сами начинают нападение; и если ты мужественно противостанешь, ратуя против их, то бегут от лица твоего как немощные. Если сердце твое надмится тем, что прогнал их, и оставишь город, то некоторые из них восстают позади, иные становятся впереди, и окружают несчастную душу со всех сторон, так что она не находит для себя убежища.
    13. Учитель наш Иисус Христос, зная великую жестокость врагов наших и милосердствуя о роде человеческом, заповедал с горестью сердца, говоря: «Будите готови на всякий час, яко не весте, в кий час тать приидет, да и когда приидет, и обрящет вас спящих» (Лк.12, 39–40. 2Пет. 3, 10). И в другом месте (опять): «Внемлите же себе, да не когда отягчают сердца ваша объядением и пиянством и печальми житейскими, и найдет на вы внезапу день той» (Лк. 21, 34). Итак, стой на страже сердца твоего и внимай чувствам твоим; и если стяжешь память Божию (т. е. молитву), то можешь уловлять татей, окрадывающих душу. Ибо кто строго бодрствует над помыслами своими, тот может распознать, какие из оных (татей) покушаются войти в оную и осквернить ее. Враги смущают ум, чтобы он предался рассеянности и праздности; но те, кои познают коварство их, пребывают несмущенными, моляся Богу.
    14. Если сердце твое развлекается и ты не знаешь, как обуздать его, то знай, что занятие твое, произвольное ли оно или не произвольное, подает ему повод к рассеянности. Если бы Гедеон не сокрушил глиняных сосудов, то не увидел бы света светильников. Так и человек если не удручит подвигами тела своего, то не узрит Божественного Света.
    15.Как в городе, обнесенном стенами, если некоторая часть стены обрушится, то враги, осаждающие город, стремятся к разрушенной части, дабы посредством оной проникнуть во внутренность города, ибо хотя стража находится при вратах, но она не в силах удержать нападения врагов, доколе не исправлена будет поврежденная часть города, так точно и монах, доколе обладает им какая-либо страсть, при всем усилии своем не возможет победить врагов своих и никогда не достигнет совершенства.
    16. Брат! Ежедневно испытывай себя самого, тщательно рассматривая сердце твое в присутствии Божием, нет ли в нем чего страстного, и если есть, то все таковое извергни из него, дабы не постигла тебя злая участь. Итак, внимая сердцу твоему, бдительно наблюдай за врагами твоими, ибо они коварны и лукавы в злобе своей. Пусть будет сердце твое вполне уверено в той мысли, что невозможно делать добра тому человеку, который делает зло. Посему-то Спаситель наш научает нас бодрствовать, сказав: «Узкая врата, и тесный путь вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают его» (Мф. 7, 14).
    17. Итак, внимай себе, дабы какое-либо зло не отлучило тебя от любви Божией. Обуздывай сердце свое и не унывай, говоря: «Как могу сохранить сердце свое, будучи человеком грешным?» Ибо когда человек оставит грехи свои и обратится к Богу, тогда покаяние возрождает его и преобразует его в новую тварь.
    18. Монах должен постоянно и мужественно пребывать в подвиге и благочестивой деятельности, и неусыпно наблюдать над кознями противников, и подобно кормчему должен он преплывать волны, управляясь водительством Божественной благодати и не уклоняясь никогда с правого пути, он должен внимать только себе одному и в мире душевном неразвлеченной мыслью беседовать с Богом умом, свободным от житейского попечения.
    19. Убеждаю тебя (брат), доколе находишься в теле, не оставляй хранить сердце твое. Как земледелец не может быть совершенно уверен в благополучном собрании плодов, пока они растут еще на ниве его, ибо не знает, что случится с ними, прежде нежели они будут внесены в житницу его, так и человек не должен оставлять сердце свое (без попечения), доколе дыхание… «в ноздрех его» (Иов. 27, 3). Поелику человек до последней минуты жизни не может знать, какая страсть будет бороть его, поэтому необходимо ему заботиться о сохранении и спасении своем, даже до последнего издыхания, и всегда взывать к Богу, испрашивая Его помощи и милости.

    Содержание   
Изречения Аввы Исаии



    Авва Исаия говорил: когда на вечери любви братья вкушали пищу, и разговаривали между собою, Пресвитер Пелусийский упрекая их сказал: братья! молчите; ибо я знаю брата, который есть с нами, и пиет те же чаши, а молитва его как огнь восходить к Богу.
    Авва Исаия говорил: ложь рождается от любления славы человеческой; но кто удаляется оной со смирением, в сердце того возрастает страх Божий. Не желай любить славных мира сего, чтобы слава Божья не удалилась от тебя.
    Еще говорил: если ты совершаешь свое молитвенное правило со смиренномудрием, почитая себя недостойным; то служение твое приятно Богу. Когда же гордый помысл взойдет на сердце твое, и ты, приняв оный, вспомнишь о ком-либо спящем, или нерадящем, и осудишь его мыслью, то знай, что суетен труд твой.
    Еще говорил о том, какие свойства имеет смиренномудрый? Смиренномудрый не имеет языка сказать о ком, что он нерадив, или отвечать обижающему; он не имеет очей видеть прегрешенья ближнего; не имеет слуха для слышания слов, неполезных для души его; не имеет рук, чтобы обидеть кого; не имеет никакой скорби, кроме скорби о грехах своих.
    Рассказывали об Авве Исаии: однажды он взял зеленую ветвь, пошел на гумно одного владельца, и говорит ему: дай мне пшеницы. А жал ли ты, Авва? спросил он. Нет! отвечал старец. Тогда владелец говорит ему: как же ты хочешь получить пшеницу, когда сам, не жал? А старец говорит: неужели не получает награды тот, кто не жнет? Не получает, сказал владелец. Так старец и ушел от него. Братья, которые видели это, поклонившись, просили его объяснить им, для чего он сие сделал? Старец сказал им: это я сделал для примера: если кто не будет трудиться, тот не получит награды от Бога.
    Авва Исаия говорил: прежде всего человек должен стяжать веру в Бога, постоянную любовь к Нему, незлобие, не воздавая злом за зло, иметь удручение тела подвигами, смиренномудрие, чистоту, милосердие, ко всем любовь и повиновение.—Еще говорил он: возненавидь все принадлежащее миру и телесный покой; ибо они соделывают тебя врагом Божиим. Как человек, имеющий врага, сражается с ним; так и мы должны сражаться с телом, не давая ему послабления.
    Брат вопросил Авву Исаию: что значит: «да святится имя Твое»? Старец отвечал: это относится к совершенным: ибо невозможно святиться в нас имени Божью в то время, когда обладают нами страсти.
    Еще говорил: более люби молчать, нежели говорить: ибо молчание собирает, а многословие расточает.
    Авва Исаия позвал к себе некогда одного из братий; омыв ему ноги, всыпал горсть чечевицы в горшок, и когда она вскипела, принес ее. Брат сказал ему. Авва! она еще не уварилась. Авва отвечал: не довольно ли для тебя и того, что ты видел огонь? И это великое утешение.
    Он же говорил: Думаю: великое дело победить тщеславие и придти в разум Божий; ибо впадший в лукавые страсти, чужд бывает умиления, ко всем жестокосерд, и к довершению зла, впадает в высокоумие, то есть в гордость, которая есть матерь погибели. Ты же верный раб Христов, совершай в тайно дело свое, и с болезнованием сердечным заботься о том, чтобы, ради человекоугодия, не погубить награды за воздержание твое, ибо делающий что-либо напоказ людям, лишается мзды своей, как сказал Господь.
    Еще говорил: желающему прославиться между людьми, невозможно быть без зависти; а кто имеет зависть, тот не может стяжать смиренномудрия. Таковой предал душу свою врагам, которые вовлекают ее во множество зол, и умерщвляют. Бегай тщеславия, и сподобишься быть причастником славы Божьей в будущем веке.
    Еще говорил: если придет тебе помысл осудить ближнего в каком-либо прегрешении, то прежде помысли о себе, что ты согрешил более его; а те дела, кои ты считаешь добрыми, не верь им, что они благоприятны Богу, и не будешь осуждать ближнего твоего; уничижение самого себя да будет для тебя вместо успокоения.
    Авва Исаия говорил о новоначальных, которые были послушны духовным Отцам: первая краска на багрянице не отмывается. Еще говорил: и молодое дерево достаточно не поливаемое, засыхает: то же случается и с новоначальными послушниками.
    Также говорил: будем помнить о Том, Кто не имел, где главы подклонить. Человек! внимай себе и не высокомудрствуй! Кто Он, и кем соделался ради тебя. Владыка твой соделался странником, не имевшим дома. О, неизреченное Твое человеколюбие, Господи! Сколько Ты смирил себя ради меня! Если сотворивый все словом не имел где главу подклонить, то для чего ты, жалкий человек, заботишься о суетном почто увлекаешься ненасытимым желанием твоим? (Помни сказанное): «вся искушающе, добрая держите» (1Сол. 5. 20). Еще говорил: стяжавший смиренномудрие, возлагает вину брата своего на себя, говоря: я согрешил; презирающий же брата своего, считает себя правым, укоряет брата своего, и досаждает ему. Осуждающий самого себя, никогда никого не будет укорять. Еще говорил: не тот мудр, кто (много) говорит; но тот, кто знает время, когда должно говорить. С разумом молчи, с разумом и говори. Прежде нежели начнешь говорить, подумай, и тогда отвечай должное; не хвались своим разумом, и не возносись, что ты более других знаешь. Конец же всего (благого) состоит в том, чтобы себя укорять, и считать себя худшим всех.
    Авва Исаия говорил: ничего нет полезнее для новоначального, как поношение. Как для сада частая поливка полезна, так для новоначального поношение.—Еще говорил: блаженны трудившиеся с разумом: ибо они успокоились от всякой скорби, и избежали коварства бесовского.—Еще говорил: кто поступает с братом своим коварно, тот не избежал сердечной скорби.
    Авва Исаия говорил: от пяти страстей усиливается блудная брань: от празднословия, тщеславия, многого сна, от украшения себя одеждами, и от пресыщения. Кто хочет избежать брани блудной, тот не должен предаваться сим страстям;—но вместо празднословия, да вооружается псалмопением; вместо тщеславия, да содержит в памяти смирение Христово; вместо многого сна, да ограждает себя бдением; вместо украшения одеждами, да носит рубища; вместо пресыщения, да сохраняет умеренность при употреблении пищи. Ибо страсти подобны цепям, связанным звеньями.
    Тот же Авва Исаия говорил: благоразумный богатый человек скрывает сокровища свои внутри дома; сокровище же, обнаруживаемое, подвергается расхищениюй. Так и монах смиренномудрый и добродетельный скрывает свои добродетели, как богач свои сокровища, и не исполняет воли плотской, но ежечасно себя укоряет, и упражняется в тайном поучении, как сказано в Писании: «Согреяся сердце мое, и в поучении моем разгорится огнь» (Пел. 38, 4). Внимайте, о каком огне говорит Писание: «Бог наш есть огнь поядаяй» (Евр.12. 29). Как огнь растопляет воск, и иссушает тину скверных нечистот; так и тайное поучение иссушает скверные помыслы, (от чего) упраздняются душевные страсти; оно просвещает ум, соделывает мысль светлою и исполняет сердце радости.—Тайное поучение уязвляет бесов и отгоняет злые помыслы: ибо оно просвещает внутреннего человека. Кто тайным поучением себя вооружает, тот бывает укрепляем Богом, приемлет помощь от Ангелов, и от людей бывает прославляем. Тайное поучение и чтение (св. Писания) есть дом души недоступный для врагов, столп неподвижный, пристанище тихое и безмятежное, верно спасающее душу. Много смущает и тревожит бесов то, когда инок вооружает себя тайным поучением, которое заключается в следующей молитве: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, — и духовным чтением в уединении. Сокровенное поучение есть зерцало для ума, светильник для совести. Сокровенное поучение иссушает похоть, укрощает раздражительность, отгоняет гнев, отъемлет печаль, удаляет дерзость, разрушает уныние. Сокровенное поучение просвещает ум, отгоняет леность. Сокровенное поучение рождает умиление, вселяет в душу страх Божий, приносит слезы. Сокровенное поучение усваивает монаху смиренномудрие истинное, бдение благоумиленное, молитву неразвлекаемую; оно отгоняет злые помыслы, уязвляет бесов и очищает тело (от страстей). Сокровенное поучение научает долготерпению, оно причастник воздержанию, вестник геенны. Сокровенное поучение соблюдает ум от мечтательности, возбуждает его к размышлению о смерти. Сокровенное поучение исполнено всех благих дел, украшено всякою добродетелью, чуждо и непричастно всякого скверного дела.

    Содержание   
Повесть весьма полезная. Об искушении, постигшем преподобного Елиссея, ученика аввы Исаии



    Рассказывал нам отец Елиссей следующее: В юности моей от болезни я находился при смерти. Отец мой ежедневно призывал врачей, и прилагал особенное попечение, чтобы они меня исцелили. Врачи, много трудившись, не возмогли исцелить меня от болезни, и наконец сказали отцу моему: сей юноша умрет прежде истечения трех дней. Отец мой, услышав сие от врачей, умилился, со многими слезами он поспешил в церковь Святого Евангелиста Марка, и нашел, как после сам сказывал, в храме монаха весьма старого. Увидев отца моего печальным, (сей монах) сказал ему: что с тобою господин Прокопий, о чем скорбишь? Отвечал отец мой: тот, кто открыл тебе мое имя, откроет и причину печали. Старец сказал: пойдем в дом твой. Пришел в дом наш, старец посетил меня и сказал отцу моему: приведи супругу твою; мать моя была христолюбива и монахолюбива, отец же мой крайне ненавидел монахов. Старец сказал отцу моему: трех заповедей ищет от тебя Бог, и если сохранишь их, то дарует жизнь сыну твоему. Отец мой сказал: свидетельствуюсь Святым Евангелистом Марком исполнить то, что ты мне заповедуешь. Старец сказал: вот пятнадцать уже лет, как ты прелюбодействуешь и блудодействуешь, скверня ложе жены твоей, и за сие Бог посек преждевременною смертью пятерых детей твоих. Второе: юношу сего не сочетай браком, но пусть он вступит в монашество. Третье, с арианами и феодосиянами более не сообщайся. Отец мой сказал ему: сохраню слова твои во все дни моей жизни. Старец помолился, и я выздоровел в продолжении трех дней; после чего я жил три года у отца моего; и отец мой обручил меня с племянницею (Жена Игемона). Когда отец мой приготовлял все нужное к браку, то лютый бес начал тревожить обрученную отроковицу и мучить ее и немилостиво и жестоко. Родители ее и мой отец в продолжении семнадцати месяцев водили ее везде и всюду по церквам, подавая милостыню, даже приводили ее к волхвам и чародеям, но нисколько не успели: девица пришла в худшее состояние. С общего согласия и совета, они приводят ее к отцу Макарию, куда и я пошел с нею, и отец мой. Старец, взяв елей, сотворив молитву над ним, повелел матери ее омыть ее, и потом помазать елеем от главы до ног. Когда она была помазана, то начал бес взывать: горе, горе! и, вышедши из отроковицы, напал на меня и в семь крат сильнее мучил меня. Так я провел тридцать дней, немилостиво мучимый бесом. И вот приходит тот старец, который прежде разговаривал с отцом моим, и исцелил меня от болезни. Отец мой, увидев его, убежал от него. Старец, взяв меня, привел в свою келлию, препроводив всю ночь в молитве и коленопреклонениях, отгнал от меня беса; потом остригши власы главы моей, одел меня в монашеский образ, и поручил меня Отцу Исаии. Сей старец имел другого ученика по имени Петра. Так я прожил у старца девять месяцев! Отец мой, услышав о случившемся со мною, послал четырех слуг с восьмью верблюдами, обремененными всякого рода съестными припасами и овощами, при сем послал и письмо ко мне. Взяв письмо и прочитав оное, я начал плакать. Отец Исаия, увидев письмо в руках моих, встал, вырвал оное из рук моих и разодрал. Когда я за сие вознегодовал, то старец начал меня укорять пред слугами отца моего. С сего часа объял меня бес ненависти, я не мог видеть старца, ни слышать голоса его; я смотрел на него как на скомраха; слова его казались мне стрелами, мечем обоюдоострым. Стоя с ним на молитвах и бдениях, я проклинал его, и от большей ненависти и омерзения, которые я питал к нему, несколько раз вставал ночью, хотя убить его; но боялся и страшился бывшего со мною другого ученика, Петра. Старец не преставал наставлять меня и учить, иногда увещевая, иногда же и угрожая. Когда я шел причаститься Св. Таин то он мне возбранял и отгонял с укоризнами, и отлучал от трапезы меня, говоря: не дам тебе пищи, доколе не скажешь: я согрешил, прости меня. Я же делал все напротив: крал и ел тайно. Когда он стоял на молитве, я сидел; когда он упражнялся в бдениях, я спал; когда он плакал, я смеялся. Столько я был послушлив бесу! Он начал мне показывать в снах неподобный мечтания на старца; а я, окаянный, стал верить этим мечтаниям, и часто наяву видеть то, что прежде представлялось мне во сне я начал верить скверным и нечистым помыслам на старца, истекающим из сердца моего и смущающим меня, и соглашаться с ними. Итак, помыслы смущали меня внутренне, а бесы извне возбуждали меня на ярость, гнев и огорчение. Бес гордости, или, лучше сказать, погибели, соделался моим учителем, и чему он научал меня тайно и сокровенно, то начал я произносить и говорить пред всеми. Сидя говорил я себе от горести: «кто этот льстец и лицемер, низкого происхождения, коего я, будучи такого града и такого рода, сын благородных родителей, кипящих богатством, имеющих столько четвероногих, соделался учеником, или в самой вещи, как раб ему предстою, подаю воду на руки, приготовляю трапезу, как слуга воду ношу, дрова собираю, и как раб ему работаю. Он бы должен мне работать и повиноваться, а не я ему. Сколько горестей, огорчений, скорбей и печали, укоризн и бед я потерпел от него! Сколько он принуждал меня алкать, жаждать, бдеть и лежать на голой земле! Сколько он меня уничижал! сколько зла он мне сделал!» Когда бес внушал мне это, то я более и более предавался гневу, почитая себя обиженным и потерпевшим много зла. Помысл говорил мне: «уйди от сего проклятого и пребывай наедине в келлии, подобно всем отцам: ибо он не монах и не христианин». От таковых помышлений я начал снова видеть сны о старце, будто он играет с женщиною и скачет пред кумирами, и, вверився снам, утвердился в мысли, что старец есть враг Божьи и друг бесам. Вдали от Скита, расстоянием как бы в девяти стадиях, было Еллинское капище, среди которого стоял мраморный кумир. Старец имел обычай каждую субботу выходить из Скита и, сидя в капище, предаваться плачу, были там и гробы язычников. И показывалось мне во сне не однажды, но несколько раз, что старец приносит жертву и поклоняется идолам, а я почитал сны сии истинными. В тот час, в который старец обыкновенно уходил в капище, упредив его, я вышел из келлии и спрятался внутри капища в кустарнике; вижу, идет старец, и впереди его женщина. Когда вошла женщина, вижу, она молится и поклоняется идолу; и когда она окончила молитву, вижу, старец, пришедши, поклоняется идолу, целует жену, и впадает с нею в любодеяние. Потом старец возвратился в Скит, а жена—в луг. Сие семикратно ясно я видел, и твердо уверился в этом; и когда братья приходили к старцу пользы ради, то я, сидя вне келлии говорил им: «братья! сей отец блудник и идолослужитель; почто прельщаетесь, приходя к нему?» Таким образом продолжал я говорить инокам, приходившим к старцу, четыре месяца. Но сколько я ни старался возбранить им приходить к старцу, они, руководимые благодатью Божьею, продолжали ходить к нему. Видя сие, я, несчастный, сокрушался и воздевал на небо руки, говоря: «Господи! даруй мне терпение!» ибо я, окаянный и страстный, думал, что терплю ради правды, и, как делающий добродетель, говорил со вздохом: «слава Тебе, Боже! от какой чести в какое пришел я бесчестие, и чем сделался», и плакал. Старец, видя меня в таком положении, говорил: «чадо доброе! очисти твое сердце, смири твои помышления, возлюби смирение Христово, гнушайся гордости, и внимай себе». Когда он говорил сие, я гневался, огорчался и смущался; слова его казались мне разжженными стрелами, снедающими меня. Когда сидел я с ним за трапезою, то пища казалась мне смрадом, и я гнушался, но до того, что не однажды и не дважды, но и много раз отбрасывал нечто из оной. Помысл внутренне не преставал смущать меня, говоря: «уйди из келлии сего старца, а если можно, и из Скита: ибо, смотря на сего старца, не возможешь спастись». Я говорил сам себе: «за что я терплю таковые страданья? В мире я не делал ни блуда, ни прелюбодейства, ни воровства, ни убийства». Помысл, или, лучше, бес говорил мне: «ты достоин сожаленья: ибо ты оскорбил отца своего, матерь, сродников и друзей; оставил святых отцов, пришел к сему обманщику иночествовать, жительство коего нечестиво, который немилостив и дерзок». Бес, внушая мне сие, находил меня готовым к принятию скверных и злых помыслов; будучи погребен во тьме, я думал что хожу во свете; будучи сатаною, почитал себя монахом, и вместо того, чтобы охуждать и осуждать себя, осуждал раба Божия. Когда я находился в таковой буре от смущенья помыслов, отец мой известил меня письмом, что мать моя умирает, приди увидеться се нею, прежде нежели она умрет.
    И так я сказал отцу Петру: поистине мне нужно пойти повидаться се моею матерью. Брат пошел и сказале обе этом старцу. Старец же, пришедши ко мне, начале говорить: Чадо доброе! Пребывай здесь с терпением Бога ради, и оставь пристрастие к отцу и матери: ибо мы имеем Отца и Матерь, Коего промысл устрояет им и нам полезное. Если же ты преслушаешь меня и пойдешь, то родителям не принесешь никакой пользы, а себе более повредишь; впоследствии много будешь раскаиваться в сем, но без пользы. Впрочем, отступление твое накажете тебя. Услышав сие от старца, и по действию бесовскому, воспламенившись гневом, я отвечал старцу: «обманщик, идолослужитель, блудник и прелюбодей! Хочешь ты соделать меня подобным себе идолослужителем и блудником?» Старец сказал мне: «благодать Божья в устах твоих, чадо!» а я кричал: «обманщик! идолослужитель!» так, что многие из отцев стеклись на голос мой, и все старцы меня укоряли и проклинали. Я же, наущаемый бесом, схватив свою одежду, разодрал ее во гневе сверху донизу и, бросив ее лице старцу, вышел нагой из келлии. Вошедши в келлию одного из старцев, украл у него праздничную одежду и отправился в Александрию. Я нашел матерь свою уже умершею, а отца больным. По истечении трех дней, скончался и отец мой. В то время, как я заботился, размышляя о имении и о прочем богатстве, и раскаивался в том, что принял монашество, приблизился вечер. Когда я лег на постель и помышлял о Ските и об отце Исаии, то се стенанием говорил: «слава Тебе, Христе, Боже мой! Ты избавил меня от сего обманщика, лживого старца». С словом сим я услышал голос, подобно грому говорящий: «пагуба и всегубительство дому Прокопьеву!» Тотчас поднялся ветер, и дом загорелся се четырех углов. Я встал в смущении, и едва мог я и все бывшие в доме, выйти из него: ибо огонь со всех сторон обхватил дом. Стеклись все александрийские жители, но никакой помощи не могли подать: ибо огнь поедал и самые камни. Я стоял посрамленный и стыдился, помышляя о случившемся; и от великой печали и уныния пошел и повергся в церкви святого Мины. Опять бес, приняв подобие мученика, сказал мне: «знай, что виною всего случившегося с тобою был отец Исаия». Опомнившись, я сказал: «поистине этот обманщик есть чародей, и послал бесов попалить дом мой». Утром, встав, пошел к Патриарху и сказал: «Владыко! отмсти за меня идолослужителю отцу Исаии: ибо он своим волхвованием сжег мой дом, и все, что было в доме». Патриарх же сказал мне: «Немы да будут устны льстивый, глаголющия на праведного беззакония» (Псал.30, 19). С произнесением сих слов Патриархом, я увидел мурина, который стал бить меня огненным жезлом и облек меня в железную броню, и я тотчас упал к ногам Патриарха, неистовясь. Тогда Патриарх простер (ко мне) руку, и узы языка моего разрешились. Но я семь месяцев пребыл мучим лютым велиаром, и представлял я собою для всех зрелище, достойное сожаления, так что нужно было меня связывать железными цепями, я себя бил и всех меня окружавших, ел и извержения человеческие. Христолюбивые же люди, сожалея обо мне, облачали меня в одежду: ибо я скитался нагой, терзал тело свое и раздирал одежду, муча себя и толкая встречающихся. От недостатка в пище, от грязи и нечистоты, в которых я лежал и валялся, тело мое покрылось струпами, подобно чешуе: ибо никто не имел попечения обо мне. Христолюбцы города Александрии, увидев некоторых отцов Скитских, привели ко мне, но отцы, видя меня, не узнавали. Тогда христолюбцы сказали: это сын Прокопьев, принявший монашество у отца Исаии. Отцы сказали: окажите любовь, принесите его в Скит. Христолюбцы приискали проводника с верблюдом, дали ему золотую монету и, связав руки и ноги, отправили в Скит. Скитские отцы, собравшись в великую церковь, совершили всенощное бдение, молясь о мне, и помазав все тело мое елеем отгнали от меня беса; однако раны и струпы продолжали меня мучить. Тогда я, недостойный и грешный, рассказал им подробно все, случившееся со мною, всем поведал бедствие мое и умолял, чтобы они явили мне милость, умолили старца принять меня на покаяние и не допустить ко мне нового искушения от беса. Старцы пошли и привели отца Петра, другого ученика старцева, бывшего со мною. Он, увидев меня лежащего, и тело мое, согнившее от ран и струпов (ибо отцы, желая приклонить старца к милости и сожалению, сняли с меня одежду, в которой я был, и нагого положили меня на рогоже), повергся на меня, и не было конца слезам его. А я, недостойный, лежал в трепете, не смея и взглянуть на него. Плакав довольно, о. Петр, встав и взяв некоторых из отцев, пошел и привел отца Исаию. Когда я увидел старца, идущего ко мне, то воззвал: «раб Божий, помилуй меня, прельщенного бесом! Не оставь меня в совершенную радость и веселье душегубительному врагу, ибо довольно я наказан, и чрезвычайно был мучен». Старец, плакав довольно, сказал мне: «чадо, познал ли, что падение бывает наказанием для гордых». Я сказал: «познал, отец мой, познал из того, что случилось со мною, и научился из того, чему подвергся, и уверовал, что Господь правосудно воздает каждому по делам его». Старец, знаменовав меня крестным знамением, сказал: «Бог, содетель всякой твари, да простит мимошедшее, и да исправит будущее». Взявши меня на одр, понесли в келлию, и чрез несколько дней я исцелел благодатью Христовою и молитвами старца. Исполнились на мне слова Пророка: «Броздами и уздою челюсти их востягнеши, не приближающихся к тебе» (Псал. 31, 9). И опять: «Многи раны, грешному» (Псал. 31, 10). Отцы Скита, видя, что все, случившееся со мною, достойно быть написанным, призвали Пиония, искусного краснописца, и приказали мне с точностью и подробностью рассказать ему все. Краснописец, написав сию повесть, поместил оную в первой книге, в коей помещены статьи о мечтаниях и искушениях бесовских. После сего я уже пребывал с отцом Исаиею, во всем повинуясь ему. Богу нашему слава, ныне и присно, и во веки веков Аминь.

БЕСЕДЫ О БОГОПОЗНАНИИ И САМОПОЗНАНИИ ПО УЧЕНИЮ СВЯТЫХ ОТЦОВ:

1. Записи р. Б. Ники
2. О молитве, молитвенном делании и молитвенном трезвении
3. О празднословии
4. О праздномыслии, или о мечтаниях, блуждании и рассеянии ума
5. О помыслах в форме мысленных разговоров (или внутренних диалогах)
6. Что такое «скорбь» по христианскому учению и почему люди тяжело переносят различные скорбные обстоятельства
7. О понятии «счастье» по христианскому учению
8. О прелести, или действиях бесов против людей
9. Таинственные действия Духа Святого у подвижников, сподобившихся стать причастниками Духа и в отношении всех людей
10. Блудная страсть и половая потребность
11. О брачных половых отношениях и воздержании по учениям святых отцов
12. Пьянство и наркомания как страсти телесного сладострастия
13. Страсть сребролюбия и материальные потребности
14. Страсть гнева
15. О праведных реакциях христианина на различные виды злоречий и злых действий
16. О страсти уныние, как лени и праздности
17. О саможалении по учению св. отцов
18. Учения святых отцов на мнение, что смысл жизни заключается в создании семьи
19. О конфликтах в семьях, происходящих от самолюбия и разных страстей
20. Печаль о смерти ближних
21. Предсмертные состояния праведников и грешников
22. Реакции людей на приближение смерти
23. О возвращении души в тело, или о видениях при клинической смерти по христианскому учению
24. О силе любви по учениям святых отцов (1. О естественной любви и самолюбии)
25. Умственная сила. Познавательные низшие способности, или тема о хранении чувств.
На главную Написать нам письмо В начало страницы





Copyright © 2006-2017 ni-ka.com.ua Created & hosted by Dmitry